Без фонетических умений нельзя научить детей тест: Развитие фонетических умений у учащихся начальных классов.

Содержание

Не умеют вырезать и завязывать шнурки. Учитель — о проблемах современных первоклассников

Сложный 2020-й подходит к концу. Одиннадцатиклассники остались без выпускных, первокурсники ушли на дистант, не успев ничего понять про студенчество, а шестилетки так и не попали на занятия по подготовке к школе — «допы» закрыты на неопределенный срок. Но так ли они вообще нужны? Вместе с Евгенией Наумовой, учителем начальных классов и психологом, разбираемся, какими навыками должен на самом деле обладать будущий первоклассник.

Главное и полезное за неделю в рассылке «Мела»

Помнится, в моём детстве не было никаких специальных «подготовок к школе»: мы просто ходили в детский сад, кто-то читал хорошо, кто-то не очень, считали тоже все по-разному. Но все, так или иначе, поступили в школу (а многие её даже хорошо окончили!).

Для успешного обучения в 1-м классе, действительно, важнее то, какими знаниями об окружающем мире владеет ребенок, как умеет общаться с людьми и справляться со своими эмоциями. Например, я как учитель начальных классов и детский психолог, жду от моих учеников не умения выполнять фонетический разбор слова и чтения на скорость. Для меня важнее психологическая готовность ребенка к школе и умение завязывать шнурки. Помочь ему в этом вы можете сами — без специальных подготовительных курсов.

1. Представления ребенка об окружающем мире — вот что поможет на первых уроках почувствовать себя успешным. Важно знать времена года (возможно, и месяцы), их основные признаки, дни недели, их очередность. Фамилию, имя свое и родителей, домашний адрес, хотя бы один номер телефона близкого человека наизусть — обязательно!

2. Очень важно, чтобы ребенок умел ориентироваться в пространстве: право — лево, верх — низ. Поиграйте с ним в игру «Найди клад». Спрячьте, например, игрушку и координируйте его действия: пять шагов влево, три шага вправо, один шаг вперед, два шага назад. Двигательная память поможет ребенку запомнить быстрее. Составляйте игровые маршруты на бумаге — хорошо помогают графические диктанты на листе в клетку, когда в итоге получается какой-то рисунок. При регулярном повторении ребенок быстро научится ориентироваться в пространстве.

3. Ребенок должен уметь группировать предметы по понятиям: стул, стол, шкаф — мебель; ложка, тарелка, вилка, стакан — посуда; юбка, брюки, футболка — одежда. Используйте термины в быту: это расширит словарный запас ребенка, научит его быстро объединять предметы в группы.

4. Ребёнок должен быть самостоятельным: уметь одеваться и раздеваться, аккуратно складывать одежду, завязывать шнурки. Это значительно облегчит ему жизнь, снизит количество стрессовых ситуаций, когда нужно быстро переодеться на физкультуру или прогулку. Чем самостоятельнее будет ученик, тем легче пройдет адаптация в 1-м классе.

Уже в школе в идеале ребенок сам должен собирать портфель: сориентироваться в предметах и учебниках ему по силам, поверьте. Родителям достаточно уточнить у первоклассника, приготовил ли он на завтра математику, русский язык и чтение. Не проверяйте портфель при ребенке, доверяйте ему. Лучше сделать это так, чтобы он не знал: это значительно повысит его самооценку и внутренний уровень самоконтроля. Не все получится с первого раза, но это нормально, не переживайте.

5. Крайне важно, чтобы будущий первоклассник умел вежливо общаться с окружающими, соблюдал субординацию, умел делиться вещами, договариваться с друзьями, смог выйти из конфликта или избежать его. Некоторым ребятам стресс от ссоры с одноклассником может испортить весь день. Всем этим навыкам можно и нужно учиться в семье в дошкольном возрасте.

6. Ребенок должен уметь аккуратно раскрашивать картинки, не выходя за границы, «без дырочек». В будущем это поможет соблюдать границы строки, высоту и ширину букв.

Не надо заранее учить его писать буквы! Лучше купите побольше раскрасок и цветных карандашей (не фломастеров!)

Это поможет натренировать руку, а буквы правильно и красиво его научат писать в школе. Можно упражняться в горизонтальной, вертикальной, косой штриховке. Следите за правильным положением карандаша в руке: он должен лежать на среднем пальце, кончик его смотрит на правое плечо (у правшей), а не в сторону или вверх. Мелкую моторику развивают лепка, пазлы, лего. Наблюдаю проблему последних лет — неумение вырезать ножницами. Пусть ребенок вырезает картинки из журналов, тренирует руку и глазомер.

7. Хорошо бы научиться считать до 10–20 и обратно. Посчитайте вилки, чашки, игрушки. Состав числа, как правило, знают не все дети, но учатся этому в школе достаточно быстро (например: 6 — это 1 и 5, 2 и 4, 3 и 3). Состав чисел в пределах 10 нужно просто запомнить, это позволит быстро решать примеры. Сложение и вычитание на пальцах можно заменить линейкой. Обычно этому тоже учат в школе.

8. Большинство детей приходят в школу читающими. Но скорость чтения — это не самое главное. Важно, чтобы ребенок читал правильно, не заменял буквы, не читал по догадке (начало слова правильно, а конец придумал), понимал прочитанное (!). Скорость нарабатывается достаточно быстро, а невнимательное автоматизированное чтение исправлять сложно. Ребёнок читает только слоги? Ничего страшного, в определенный момент слоги сольются в слова. Ежедневная кропотливая работа непременно даст свои плоды. Купите книгу, в которой слова разделены на слоги, пусть ребенок сам её выберет.

А ещё создавайте положительное восприятие книги и чтения: читайте сами, подавайте ребенку пример!

Сложно полюбить книги, если вокруг никто не читает. Хорошо, если ребенок умеет определять количество звуков в слове и произносить их по отдельности. Это должны уметь даже нечитающие дети. Начните с односложных слов («кот», «дом», «сын»), переходя к более сложным («мама», «дочка»). Это умение облегчит выполнение звукового анализа слов в начале 1-го класса.

9. Сходите к логопеду (или пообщайтесь с ним в зуме). Важно, чтобы ребенок не только правильно произносил звуки, но и не нарушал лексико-грамматическую структуру предложений. Специалист сможет это определить и даст рекомендации по устранению. В ежедневном общении вы можете помочь ребенку красиво выражать свои мысли, правильно строить фразу, отвечать на вопросы полными ответами, не начинать ответ с «потому что» и «ну». Подавайте ребенку правильный пример.

10. Играть, играть и еще раз играть! Подготовка к школе, кружки после детского сада, репетиторы отнимают у ребенка детство. Я всегда просто умоляю родителей моих будущих первоклассников, чтобы они не мешали детям играть. Но не в компьютерные игры, а в обычные куклы, машинки, настольные игры, лего. Наигранным детям легче учиться, контролировать свое поведение, у них выше саморегуляция, они понимают, что урок — для учебы, а перемена — для отдыха.

11. Научите ребенка справляться с эмоциями. Сосчитать до 10, глубоко вдохнуть и выдохнуть несколько раз поможет успокоиться и справиться со стрессом.

12. Создавайте позитивный образ школы: на уроках будет интересно, учительница будет веселой, узнаешь много нового, появятся новые друзья, научишься красиво писать и быстро читать.

Все дети разные, кто-то созревает быстрее, кто-то — чуть медленнее, но это не значит, что ваш ребенок не соответствует каким-то стандартам или не справится с учебой. Не стоит волноваться заранее: дети это чувствуют и подсознательно тоже начинают переживать. Я всегда говорю родителям моих будущих первоклассников: «Главное — уметь завязывать шнурки, а остальному научим!»

Ответы на часто задаваемые вопросы в школе английского Coshco

1. Мы работаем по своей специально созданной системе обучения. Каждый шаг, который совершается в процессе обучения, продуман так, чтобы он являлся основой для следующего шага. Таким образом, изучая новое, мы повторяем и закрепляем изученное.
Материал отобран так, чтобы не изучать ничего лишнего, но изучить достаточно для того, чтобы говорить, писать, читать, понимать речь на слух и общаться на английском языке.
Мы создали свои учебные пособия и другие дидактические материалы, которые входят в стоимость обучения.

2. Мы – реалисты и поэтому не обещаем невозможного:

— мы не обещаем научить вас ДУМАТЬ на языке, потому что нельзя научить тому, чего не может быть В ПРИНЦИПЕ: человек НЕ ДУМАЕТ на языке. С помощью языка он оформляет продукт мыслительной деятельности.
Но! Мы научим вас формулировать свою мысль и с помощью иностранного языка легко и естественно.

— мы не обещаем вам, что за урок вы выучите 100 слов, но те слова, которые вы выучите, вы запомните НАВСЕГДА и сможете ими ПОЛЬЗОВАТЬСЯ.

— мы не обещаем вам, что через месяц вы свободного заговорите по-английски, но каждый урок в нашем Центре – это огромный шаг вперед к овладению языком.

— мы не обещаем вам, что вы выучите язык «легко и быстро», как ребенок. На это есть несколько причин, и первая – вы НЕ ребенок. Процесс изучения языка взрослым человеком происходит совсем не так, как у ребенка. Но даже если не брать в расчёт этот факт, то, скажите, есть ли у вас свободные 5-7 лет 24 часа в языковой среде? Ведь именно столько времени ребенок «быстро» обретает свой родной язык. А хотите ли вы говорить речью 5-летнего ребенка?

— мы не обещаем научить вас разговорному языку без грамматики, потому что именно грамматика превращает набор слов в связную человеческую речь. Но мы объясняем грамматику логично, понятно и интересно. Именно поэтому вам будет легко ей пользоваться для того, чтобы ваш английский язык стал РАЗГВОРНЫМ.

Мы реалисты, поэтому мы не заманиваем в школу обещаниями желаемого, но, увы, невозможного. Но мы профессионально делаем все возможное, чтобы вы хорошо заговорили по-английски.

Русский язык в школе и как его нормально преподавать

Предмет «Русский язык» в школе — плачевное зрелище с не менее грустным результатом. Я это говорю не только как эксперт по обучению, дидактике или психологии, но и сугубо с практической стороны, как руководитель компании, в которой почти все сотрудники должны уметь хорошо писать для тех или иных целей.

Как только нам нужно найти сотрудника с навыками копирайтинга — всё, труба дело, процесс затянется не на один месяц: сейчас вот вакансию «пишущего» пиарщика не получается закрыть уже больше года! Подавляющее большинство кандидатов не в состоянии хорошо написать ни служебную записку, ни заметку, ни деловое письмо.

Они не могут понятно описать ситуацию или план действий, выстроить структуру документа, да и просто однозначно сформулировать предложение. Они не знают никаких правил стилистики и принципов удобочитаемости, из-под их клавиш выходит сущий кошмар. С выпускниками журфака и филфака ситуация не сильно отличается (разве что стилистических ошибок чуть меньше, ну и способность «лить воду» лучше развита).

Но вернёмся в школу, где всё начинается. Всё начинается ещё в первом классе (а точнее при подготовке к школе), где форма начинает доминировать над содержанием, соответствие стандартам над самовыражением, а ФГОСы над здравым смыслом.

Для того, чтобы человек реально владел письменным языком, а не просто умел писать под диктовку без ошибок, система обучения должна измениться буквально во всём, начиная с самого понимания целей обучения. Согласитесь, от муштры орфографии и пунктуации мало толка, если человек всё равно не может ничего толком написать.

Изначально я хотел написать про это небольшую статью из нескольких разделов, но с чего бы я ни начинал, текст стремительно раздувался до размеров отдельной статьи. После решительных действий количество разделов было сокращено до семи, а каждый из них был ужат в размер не больше страницы (по этой причине подразделы «что же делать» поместились только в первых трёх). Но всё равно получился «лонгрид», так что стоит сходить налить себе чаю перед тем, как погружаться в безрадостные подробности проблем преподавания русского языка.

1. Крупные неприятности из-за мелкой моторики

Даже официальная статистика заболеваемости среди школьников показывает фантастическую эффективность учебного процесса в формировании сколиозов и ухудшения зрения. Львиная доля влияния в этом деле — это письменная работа за партой. Всё предельно просто: нагрузка на функциональные системы (зрение, нервную систему, мышцы спины и пр.) оказывается слишком сильной и слишком внезапной.

Посмотрите на первоклассника, который делает упражнение в прописях: вся поза напряжена, спина искривлена, часть мышц в перманентом спазме, пальцы побелели, сжимая ручку. Такая нагрузка, вместо тренировки и развития возможностей, просто-напросто разрушает организм. Это как если неотягощённого спортивной подготовкой человека внезапно заставить бежать полумарафон — ни о какой пользе для здоровья речи быть не может.

Будет проще понять, насколько сложной и напряжённой для ребёнка является работа в прописях, если вы проделаете простенький эксперимент: попробуйте несколько минут выполнять письменные задания левой рукой (если вы левша — правой, если вы амбидекстр — эксперимент не получится). Через несколько минут стараний вы обнаружите, что руку сводит, всё тело напряжено, спина искривлена, и эти ваши усилия всё равно тщетны — получается как курица лапой.

Когда дети сталкиваются с этим каждый день, помимо проблем со здоровьем, это приводит к утомляемости, разрушению учебной мотивации и стойкой неприязни ко всяким письменным заданиям. Вполне естественно, что если какое-то дело чрезмерно сложно и утомительно, то заниматься им не хочется. Не говоря уже о том, что повторение крючков в прописях и так не слишком интересное для большинства людей дело.

ЧТО ЖЕ ДЕЛАТЬ?

Как ни странно, чтобы быстрее достигнуть результата, стоит меньше упирать на выведение букв и закорючек, а обратить внимание на более естественные и интересные для детей дела. Ну и, конечно, общую физическую нагрузку: именно здоровый тонус мышц должен поддерживать позвоночник в естественном положении.

Посмотрите, как тренируются профессиональные спортсмены: кроме занятий по своей дисциплине они занимаются множеством «не имеющих отношения к делу» вещей, от плаванья до переворачивания грузовых покрышек на скорость в условиях высокогорья. Такая разносторонняя нагрузка активно развивает общую координацию, адаптационные возможности организма и компенсируют «однобокость» профильной спортивной нагрузки.

Существуют сотни техник и способов рисования разными инструментами — от монотипии до граффити. Можно вышивать, лепить из пластилина или глины, выжигать, вырезать, собирать мозаику, вязать крючком, делать модели из бумаги — всё это и десятки других заданий тренируют способность контролировать движение рук и пальцев с точностью до десятых долей миллиметра.

Чем разнообразнее виды деятельности, в ходе которых тренируется мелкая моторика и глазодвигательная координация, тем это интереснее для детей и эффективнее для обучения. Ведь когда человеку что-то искренне интересно, он старается делать это максимально хорошо и продуктивно, использует каждую минуту.

Что важно, такой подход к подготовке к письму даёт не только замечательные результаты в плане развития мелкой моторики, но и развивает умение концентрироваться на деле, ориентацию на результат, кругозор, изобретательность, позитивное отношение к учёбе и жизни в целом — одни плюсы! И когда дело доходит собственно до письма, прописей и всего остального — такой ребёнок справляется с заданиями с первого раза и без особого труда.

2. Каллиграфия или смерть

Как известно, в школе любой способ написания букв, кроме правильного письменного — вне закона. Не предполагается, что дети будут что-то писать, пока они не освоят по прописям «правильный» способ написания букв и не отработают их соединения. Это спорная идея с нескольких точек зрения.

Во-первых, такая «высокая планка» точности, эстетичности и соответствия стандартам, которая ставится перед первоклассником с первого дня школы, напрочь отбивает мотивацию стараться. Ещё бы — заметный прогресс можно будет увидеть только через несколько месяцев, а дети, в силу возрастных особенностей, живут «здесь и сейчас». Ребёнку трудно, результат не радует — такой учебный процесс приносит лишь стресс.

Во-вторых, школьная стратегия подразумевает много-много-много терпеливых рутинных повторений одних и тех же действий, что для многих детей противоестественно. Очередной удар по живому интересу и мотивации, очередной повод «закручивать гайки» чтобы через слёзы получить результаты сомнительной ценности. Знаю, что встречаются дети, которых это увлекает, но большинство детей чистописанием занимаются сугубо из-под палки.

В-третьих, такая долгая обязательная прелюдия, как освоение «правильного» слитного письма, долго не позволяет использовать письмо по прямому назначению: для фиксации идей и общения. Очередная аккуратно исписанная строчка не несёт никакого смысла, ценности, позитивных эмоций для ребёнка. Когда человек не видит отдачи от усилий, мотивация стремительно улетучивается.

Последствия всего этого очень предсказуемы: с одной стороны, дети не любят писать, с другой — дети приучаются писать «что сказали» и не умеют писать «из головы».

ЧТО ЖЕ ДЕЛАТЬ?

Начну с того, что принятый стандарт слитного письма пришёл к нам из далёкого прошлого и сама его целесообразность на данный момент вызывает вопросы.

Но даже если принять его как данность, то «лобовая» стратегия для освоения этого способа письма не слишком продуктивна. Дело в том, что этот сложный навык состоит из десятков компонентов: когда пишешь, одновременно нужно контролировать и форму и размер букв, и соединения между ними, и отступы между строками, и переносы. Освоить всё это одновременно невозможно.

Традиционный подход подразумевает последовательно-механическую тактику: одно за другим, долго и мучительно осваивать написание каждой буквы, каждого соединения. Выше уже было обоснование, почему это не очень хорошая идея. Вместо этого можно просто-напросто быстро освоить и начать использовать произвольные печатные буквы, и вот почему это имеет смысл.

Используя печатные буквы, ребёнок может намного быстрее начать писать что-то осмысленное, видеть результат своей работы. При этом он попутно будет осваивать навыки, нужные для слитного письма: делать строку ровной, соблюдать одинаковый размер букв, делать интервалы между словами, не залезая на поля, переходить на следующую строку и пр.

Писать печатными буквами до тех пор, пока они не станут достаточно «послушными» и процесс их написания не станет автоматическим, быстрым, точным — это не только гуманно, но и эффективно в плане формирования в целом навыка письма (я имею в виду и каллиграфию, и грамотность, и владение письменным языком в целом).

Следующий этап — постепенная «подмена» печатных букв письменными. Не обязательно заменять сразу все, этот процесс может длиться и несколько месяцев в фоновом режиме. Буквы по-прежнему могут писаться раздельно. Главное, что постепенно буквы будут выглядеть всё лучше и лучше, а ручка будет всё быстрее скользить по бумаге. Во многих случаях буквы начнут сами соединяться, а оставшиеся ребёнок, при желании, может начать соединять хоть в один момент без какого-либо труда.

И самое главное: на каждом этапе формирования навыка слитного письма нужно использовать письменную речь на практике. Кривые печатные буквы, часть из них зеркально, скачет размер? Ребёнок может написать только одно-два слова за раз? Значит, уже можно делать этикетки, писать фразы в комиксах, придумывать подписи для рисунков, решать простые кроссворды, писать записки и таблички. Больше содержательных заданий, меньше нудятины!

3. Где ты, йожык? Фонетический разбор и его друзья

Если вы уже забыли, о чём идёт речь, то фонетический разбор — это запись звукового состава слова, например, слово «ёжик» нужно записать как [й’ожык]. Изучают эту тему в первом же классе, собственно, подразумевается, что она должна помочь в освоении орфографии.

Фонематический слух (то есть умение дробить слово на звуки, правильно выделять их), безусловно, очень сильно влияет на точность записи слова. И когда дети пишут «кабуто» вместо «как будто» или «чилавег» вместо «человек», становится понятно, что они как-то не так воспринимают слова. Но пытаться развить этот самый фонематический слух через фонетический разбор — это просто какое-то изощрённое издевательство над детьми, а заодно над их родителями и здравым смыслом. Учить первоклассников, которые недавно выучили алфавит, писать [щ’ас’т’й’э], [ч’итыр’э], [ос’ин’] для того, чтобы они эффективно осваивали навыки грамотного письма — это как младенца-ползунка ставить на пуанты, «чтобы он сразу красиво ходил».

Вообще школьная программа — очень странная вещь: исходя из здравого смысла очень сложно предположить, какие нововведения в ней закрепятся на долгие годы, а какие будут лишь сезонной модой и останутся «региональным экспериментом». Фонетический разбор в началке в том виде, в котором он существует — очевидно негодная идея, но по необъяснимой причине он укоренился в ней на десятки лет и каких-то подвижек в этом не просматривается.

ЧТО ЖЕ ДЕЛАТЬ?

Начнём с того, что фонематический слух вполне хорошо развивается по мере самого обычного чтения абсолютно любых текстов. В обычной повседневной речи многие слова звучат скомкано и искажённо, например, вместо слова «человек» в большинстве случаев мы говорим что-то больше похожее на «чеэк». Но, читая, ребёнок проговаривает слова (неважно, вслух или про себя) развёрнуто, в соответствии с их буквенным отображением.

Когда ребёнок что-то пишет, он тоже активно анализирует фонетику слова и подбирает буквы, чтобы отобразить её. Да, сначала он делает кучу ошибок — но со временем он запоминает всё больше нюансов написания конкретных слов, всё лучше преобразует звучание в написание. «Детские» ошибки постепенно исчезают и без всякого фонетического разбора.

Есть и простые способы, как более интенсивно развивать фонетический слух. Например, когда мы поём, то звуки звучат более развёрнуто, не «комкаются», это даёт лучше расслышать многие слова, запомнить их «звуковой образ». Когда учимся выговаривать скороговорки, то фокусируемся на звуках и чеканим их. А если слушаем аудиосказки в исполнении профессиональных чтецов, то получаем образец речи, где каждое слово, каждый звук «как на ладони».

Помимо фонетического разбора первоклассников и дошкольников учат и другим абсолютно неуместным вещам: умению отличать гласные от согласных, делить слова на слоги и прочие «полезности». Проблема в том, что если ты ещё не умеешь толком читать, то научиться этому довольно сложно, на это может уйти много времени и усилий. Парадокс в том, что эти умения никак не помогают научиться читать или писать. Ирония в том, что у ребёнка, который уже умеет читать и писать, на освоение этих премудростей уходит минут 15.

4. Это вам не по клавиатуре клацать!

Навыки набора на клавиатуре настолько очевидно необходимы для обучения и для работы и вообще для жизни, что тут как бы и обсуждать нечего. Казалось бы, научите ребёнка слепому десятипальцевому набору, и это будет одна из немногих вещей в школьной программе, которые реально пригодятся в жизни. К тому же, очевидно, что освоение слепой десятипальцевой печати замечательно развивает координацию движений, моторику, концентрацию внимания.

Но это только вершина айсберга. Использование компьютера даёт возможность не только освоить навык скоростной печати. Оно помогает быстрее и лучше овладеть письменной речью за счёт того, что вносит вариабельность в занятия, даёт возможность использовать новые возможности, причём даже без каких-то специальных приложений и сервисов для учёбы. При работе с текстом на компьютере, в отличие от обычного письма ручкой, можно:

  • Дорабатывать текст сколь угодно долго, меняя формулировки, порядок слов, обороты и так далее, чтобы добиться наилучшего результата.
  • Работать над одним и тем же текстом всем вместе, одновременно редактируя его.
  • Переписываться в режиме реального времени.
  • Перепроверять себя и исправлять ошибки, не оставляя исправлений и «грязи».
  • Пользоваться автоматической проверкой орфографии, которая будет мгновенно отмечать вероятные ошибки. Во-первых, такая обратная связь об ошибках мгновенна, во-вторых — абсолютно лишена момента социального взаимодействия. Автоматическая проверка в психологическом плане воспринимается совсем по-другому, чем замечание от человека: вообразите, что у вас за спиной кто-то стоит и указывает вам на каждую опечатку — заметно больше стресса, чем при автоматической проверке, так ведь?

Это только пять возможностей, которые лежат на поверхности, и для каждой из них можно разработать десятки вариантов использования в занятиях.

«Но ведь только при рукописном письме ребёнок запоминает моторный образ слова!»

Во-первых, освоение навыков печати на клавиатуре никак не мешает осваивать и традиционное рукописное письмо. Во-вторых, в реальной жизни ребёнку предстоит использовать именно набор на клавиатуре, и чтобы грамотно писать, должны формироваться какие-то другие механизмы запоминания, не связанные исключительно с выведением букв ручкой на бумаге.

«Но это вредно для осанки и зрения!»

Опять же, во-первых, работа за компьютером не создаёт нагрузки большей, чем обычная работа за партой. Во-вторых, ребёнок, который умеет быстро печатать, может за компьютером проводить меньше времени, чем тот, кто печатает кое-как.

На всякий случай, ещё раз для тех, кто, прочитав про аргументы в пользу компьютера на уроках русского, чуть не разлил чай на клавиатуру: я не предлагаю прекратить учить рукописному письму, речь лишь о том, что давно пора наряду с этим системно работать за компьютером.

5. Паника вокруг грамматики

Главной добродетелью в школьном русском языке является что? Правильно — умение писать без ошибок! Это считается главной целью обучения — чтобы «деревянный» и «оловянный» обязательно были с двойной «н», а «Классная работа» было написано с новой строки с большой буквы. Дети боятся сделать ошибку — её подчеркнут красной пастой и снизят оценку, и это превращает и без того сложный пока для них процесс письма в ещё более стрессовое и неприятное дело.

Вы наверняка сталкивались с людьми, которые немедленно поправляют окружающих, неправильно, по их мнению, поставивших ударение в слове, сделавших какую-то другую речевую ошибку. «Правильно не тортЫ, а тОрты!», «Нет слова «нету», неграмотно так говорить!» Насколько с таким человеком хочется общаться? Аналогично — желания что-то писать, думая, что учитель только и ждёт, чтобы начать орудовать в твоей тетради красной ручкой, тоже больше не становится.

Учителя и методисты, конечно же, изо всех сил пытаются помочь детям писать без ошибок. Для этого они в заданиях используют однообразные тексты из одних и тех же «пройденных» слов, которые пишутся по «пройденным» правилам, используется колоссальное количество заданий типа «вставь букву» или «диктант». Это делает процесс обучения ещё более унылым. Разница между нормальной, творческой письменной речью и вот такой «школьной нагрузкой» — примерно как между игрой на детской площадке и тюремной прогулкой по кругу с руками за спиной.

Такая практика сложилась исходя из давно устаревшего понимания целей обучения русскому языку. В реальной жизни нужен и востребован навык письменно излагать мысли, делать тексты удобными, функциональными, интересными, содержательными — в общем такими, чтобы они хорошо работали. В школе учат лишь одному: писать безошибочно. Сразу скажу: я обожаю грамотность, но дидактически убийственно насаждать её таким образом.

«Так что же, учителю безропотно терпеть «виласепет» и «кабуто»?»

У многих взрослых, которые сами учились в рамках традиционного подхода, есть прямо-таки фобия ошибок, мол «если сразу не научить правильно, не искоренить ошибки — то так и будет навсегда!» Поэтому даже получив трогательную открытку от ребёнка-детсадовца «зднём рожения!», они не могут удержаться от того, чтобы не перечислить ему сразу же все орфографические ошибки, а то и заставить переписать всё правильно (а может, и не один раз). Не будем говорить о том, что это противоречит всем нормам вежливости и является для ребёнка ужасным примером того, как надо принимать подарки (хотели бы вы, чтобы к вашим подаркам так относились?)

Что интересно — все нормально относятся к тому, что на этой открытке что-то неровно вырезано, криво приклеено, что рисунок далёк от совершенства и т. п. Взрослый не скажет «Если не объяснить ему, что важно вырезать ровно — то он всегда будет вырезать криво!» или «Если не объяснить, что пропорции этого котика на рисунке неестественны, то он всегда будет так рисовать!» Как-то само собой разумеется, что сначала это будет делаться не безупречно, но с каждым разом всё лучше и лучше. Примерно то же самое касается и грамматических ошибок: они, естественно, будут, и совсем не обязательно их сразу же пытаться искоренить любой ценой.

6. Диктат диктовки

«Колосится золотистая рожь, купается в тёплых лучах ласкового осеннего солнца» — мало что может конкурировать по скуке с традиционными текстами для упражнений по русскому. Методистам важно, чтобы в тексте были нужные по программе слова, а то, что текст не вызывает у учеников только зевоту — проблема исключительно учеников.

Как известно, школьные задания обязательно должны строиться на «идеологически выверенных» нейтральных текстах, которые никак своим содержанием не будут отвлекать детей от главного: зазубривание правил и грамотного написания слов. Главный тип заданий, как и в докомпьютерную эпоху — вставлять пропущенные буквы, расставлять запятые и писать под диктовку.

«Умение не делать грамматических ошибок» фактически приравнивается в школьном обучении к «умению писать», между тем, первое не составляет даже 10% от второго. Часто видели в учебниках русского задания вроде «сделайте этот текст более структурированным и простым для понимания», или «найдите фактические противоречия в тексте», или ещё что-то, имеющее отношение к реальному умению писать? Ну то есть такому умению, когда в реальной жизни про человека говорят «он умеет хорошо писать»?

Нет конечно, ведь всем известно, что вполне достаточно и того, чтобы дети зазубрили словарные слова «аппарат», «вестибюль» и «парашют»! Ну и что, что при наборе на компьютере или телефоне неправильное написание будет тут же подчеркнуто и программа предложит правильный вариант — вдруг они попадут на необитаемый остров и будут писать мемуары углём на бересте.

«Но ведь в школьной программе есть сочинения!»

Начнём с того, что школьные сочинения в том виде, как они есть, никто в здравом уме не будет добровольно ни писать, ни читать, ни обсуждать. Это абсолютно мёртвый, подчиняющийся стандартным требованиям ФГОС текст, не предназначенный ни для какой функциональной задачи, кроме как получения оценки. Единственное, чему можно научиться с помощью этого вида работ — это лить воду и высасывать из пальца очевидные вещи. Заяви в сочинении авторскую позицию, не соответствующую «линии партии», ну там, что тебе было скучно читать Толстого, или что ты в восторге от предприимчивости Чичикова — тебе конец!

А видели темы школьных сочинений, которые бы вызывали у детей какие-то мысли, эмоции, дискуссии? Которые были бы актуальными, а не скопированы из методичек десятилетней давности? Темы, про которые детям хотелось бы написать своё мнение? Вряд ли, ведь это всё может отвлекать детей от главной цели — освоения грамотности — а также развивать в них крайне опасное вольнодумство!

Особую пикантность ситуации придаёт тот факт, что для содержательного понимания большинства произведений, по которым школьники пишут сочинения, нужно быть, как минимум, половозрелым человеком, а желательно и с каким-то опытом отношений. Всю «любовную» мотивацию, терзания и страдания героев школьник может воспринимать примерно с той же степенью сопереживания, как беспокойство утки осенью накануне сезонной миграции.

7. А что писать-то?

Такой вопрос: какие тексты полезно уметь писать современному человеку, что и зачем он в принципе будет писать? Вероятно, он должен уметь писать деловые письма, излагать и обосновывать своё мнение. Можно предположить, ему нужно будет написать курсовую и дипломную работы во время обучения в вузе. Заявку на грант или на стажировку. Сопроводительном письмо к резюме. Инструкцию типа «как оформить пропуск» или «условия доставки». Объяснительную, какие-то разъяснения для кого-то. Да, расписку, соглашение и даже простенький договор набросать неплохо бы уметь. Ещё бывает очень полезно уметь написать пост, заметку или прямо целую статью.

Все эти тексты объединяет то, что они не относятся к художественному стилю. Это официально-деловой, публицистический, научный стили, их гибриды и разновидности. Художественный текст — это про самовыражение, творчество и эстетику, а всё перечисленное — это функциональные тексты. Электронные письма должны быть понятны и убедительны, инструкции должны быть составлены так, чтобы с первого прочтения их можно было выполнить правильно, сопроводительные письма к резюме должны приводить к приглашению на встречу, а письменное соглашение должно корректно и полно описывать то, о чём договорились на словах.

Наверное, 90% выпускников школ не умеют даже близко писать такие тексты, ведь в школе они читают и пишут почти исключительно художественные тексты (или их стилистическую имитацию)! Впрочем, надо отметить, что писать художественные тексты выпускники тоже не умеют, такой цели и не ставится: и смысла в этом особого нет, и достичь такого было бы проблематично.

А вот научить базовым навыкам создания прикладных, функциональных текстов, напротив, было бы и вполне посильно, и очевидно актуально для реальной жизни. Но эти тексты практически полностью выпадают из школьной программы, даже простейшая задача вроде «напишите заявление в произвольной форме» большинство подвергшихся школьному, да и высшему образованию, ставит в тупик.

Двигаемся дальше. Если хотя бы 10% выпускников в состоянии что-то выразить письменно, то рассчитывать найти среди них людей, которые в состоянии полноценно работать с текстом (владеют приёмами редактирования, улучшения удобочитаемости, могут исправить речевые и стилистические ошибки) почти невозможно. Среди множества причин такого положения вещей отмечу две, на мой взгляд, примечательные.

Во-первых, освоение умений работать с текстом затруднено тем, что писать учат исключительно в тетради, где, в отличие от компьютера, быстро и просто редактировать текст очень сложно. Считается, что если предложение написано без грамматических ошибок — то в дальнейшем редактировании смысла нет, для сочинения или изложения вполне сгодится.

Во-вторых, в школе учат не коротко и понятно излагать мысли, а, напротив, лить воду и генерировать как можно больше текста из самой пустячной мысли. Например, если предложение можно сократить в два раза и убрать лишний деепричастный оборот, полностью сохранив содержательность — то со «школьной» точки зрения делать это бессмысленно. Ведь нужно написать «текст на две страницы на такую-то тему»! Успешным считается школьник, который умеет витиевато и развёрнуто излагать даже очевидные мысли красивым почерком и без грамматических ошибок.

***

Можно и дальше разбирать разные проблемы школьного «русского языка», однако все они вытекают из одной ключевой вещи: принятая цель и концепция изучения этого предмета.

Возьмём аналогию с освоением устного языка. Вспомните оратора, которого вы с интересом слушали, про которого вы бы могли сказать «вот, этот человек умеет выступать, умеет понятно объяснить!» Дело в дикции? В том, что он все ударения верно ставит? В высокой скорости речи? В грамматически правильном порядке слов? Это всё хорошие вещи, но их явно недостаточно, чтобы быть интересным, эффективным оратором.

Аналогично язык письменный: красивый почерк и знание всех правил грамматики не являются достаточными для того, чтобы человек мог эффективно использовать его в жизни, поэтому они и не должны быть единственной и центральной целью образования.

Источник:  newtonew.com

3 причины бросить учить английский на уровне Intermediate / Хабр

За четыре года в стенах нашего офиса двадцать человек начинали учить английский, и только двое дошли до уровня advanced. За тысячу академических часов они перепробовали занятия в группе, индивидуальные консультации, оксфордские учебники, подкасты, статьи на Medium, даже смотрели «Кремниевую Долину» в оригинале. Стоило ли это таких усилий? Всё очень неоднозначно. Здесь я приведу мысли о том, какой уровень полезно освоить программисту, и когда стоит прекратить целенаправленное изучение.

Международная классификация выделяет шесть ступеней владения английским. Как и в программировании, здесь сложно провести четкую черту между upper-junior и pre-middle — границы весьма условны. Однако, большинство курсов строят обучающую программу именно на основе этих ступеней. Взглянем на каждый этап в контексте разработки:


A1 (elementary)

Самый быстрый и легкий уровень. Здесь вы знакомитесь с базовой фонетикой, учитесь правильно читать и произносить слова. Закрытый-открытый слог и всё такое. Почему-то многие программисты этим пренебрегают, путая акцент и правильное произношение.

Разработчики любят коверкать слова. Прислушайтесь к своим коллегам и сразу поймете, что весь профессиональный жаргон строится на искаженном произношении английских слов.

На этой ступени сделайте над собой усилие и научитесь разделять правильный вариант произношения и принятый среди коллег.



— Ключ
— э кей!

A2 (beginner)

Происходит знакомство с базовыми конструкциями и порядком слов.
Убедитесь, что все интерфейсы и среда разработки переключены на английский. Тогда вы перестанете испытывать дискомфорт, осваивая новые интерфейсы, вам будет понятно, за что отвечают пункты меню, и о чем говорят системные оповещения.

Вы начнете осваивать составные существительные, это поможет правильно называть переменные. Ваш код станет читабельнее, его будет не так стыдно кому-то показывать.


B1 (intermediate)

Английский — это такой “прокси-язык”, который используется для коммуникации между людьми, для которых он не является родным. Поэтому на английском вы будете общаться не только с машиной, но и со всем мировым IT-сообществом.

Здесь вы начнёте читать документацию в первоисточнике, ведь независимо от того, откуда пришла технология, (Ruby, например, изобрели в Японии) документация будет на английском. В этом непростом деле придется полагаться на электронные переводчики, но по крайней мере вы научитесь пользоваться ими эффективно.

На этом этапе вы сможете написать связное сообщение или инструкцию о том, как работает ваш код, или как пользоваться софтом. Научитесь делать релевантные поисковые запросы не только по ключевым словам, но и на человеческом языке. Сможете запостить issue на github, задать вопрос на stackoverflow, написать в техподдержку вендора.

На этом можно остановиться, серьёзно

Добравшись до последней страницы в учебнике Inetrmediate, закройте его и не беритесь за следующий. На первый взгляд, в этом нет логики, так как пройдена лишь половина курса, но давайте посмотрим правде в глаза.

Во-первых, если вы работаете в российской компании, то для общения с коллегами английский не нужен, а на переговоры с иностранными заказчиками вас вряд ли позовут. В работе на отечественный рынок нет ничего плохого.

Во-вторых, к этому моменту вы освоите всю необходимую грамматику и заработаете нормальный несгораемый запас слов и фраз. Этого будет хватать для того, что я описал выше. В остальных случаях есть гугл-транслейт. Кстати, навык использования электронных переводчиков сильно недооценен. Чтобы понимать, где программа выдает вам лажу, желательно знать английский на уровне intermediate.

Самая главная причина в том, что вы и так неизбежно застрянете на этом уровне. Для этого даже название есть — Intermediate Plato. Эффект плато наблюдается у всех, а преодолевают его единицы, которым хватает мотивации и воли. Бороться с этим практически бесполезно.

Всё дело в том, что до этого момента вы повышали осведомленность — что-то слушали, читали, узнавали, запоминали, но это не привело к нужному результату. По мере продвижения ваши действия несут всё меньше пользы, потому что не нарабатывается навык.

Наработка навыка требует постоянного повторения одних и тех же действий. Для этого в английском есть упражнения, но их эффективность ограничена. Можно упорно раскрывать скобки и подставлять слова в пропуски, но к живому общению между людьми это не имеет никакого отношения.

Выходит, что вам постоянно продают контент, массу разной информации, как что-то делать. Это никак не поможет прокачать скилл. Чтобы прочувствовать этот момент, возьмем популярную серию учебников New English File — больше чем у половины книжек в названии присутствует слово intermediate (Pre-intermediate, Intermediate, Intermediate Plus, Upper-intermediate). Каждый последующий учебник содержит всё меньше новой информации. Издатели продают вам иллюзию, что повторив материал четыре раза, вы чудесным образом окажетесь на уровне advanced. В действительности, учебники и курсы мало кому помогают выбраться из состояния плато. Издателям выгодно учить вас неэффективно, создавая ощущение, что еще чуть-чуть — и вы заговорите не хуже нейтив спикера.

И последнее, но не по важности — если на оттачивание навыка нет времени, или не получается придумать, как это делать, то английский вам не нужен. Не истязайте себя только потому, что ваши друзья, коллеги или родственники записались на курсы. Без английского можно построить отличную карьеру, стать техдиром или открыть успешный бизнес. Если на английский нет времени, значит, что вас устраивает ваша жизнь. Потратьте свои деньги на что-то другое.

МЕТОДИЧЕСКИЕ УКАЗАНИЯ ПО ВЫПОЛНЕНИЮ САМОСТОЯТЕЛЬНОЙ РАБОТЫ СТУДЕНТОВ

1. ты был? (А) Где (Б) Откуда (В) Куда

ЭЛЕМЕНТАРНЫЙ УРОВЕНЬ. ОБЩЕЕ ВЛАДЕНИЕ Субтест 1. Лексика. Грамматика Инструкция по выполнению теста Время выполнения субтеста 60 минут. Тест включает 100 позиций. При выполнении теста пользоваться словарём

Подробнее

ИЗУЧАЕМ РУССКИЙ ЯЗЫК С НУЛЯ

ИЗУЧАЕМ РУССКИЙ ЯЗЫК С НУЛЯ a) Урок b) c) Урок Да, это окно. Да, это книга. Да, он [Андрей] дома. Да, она [газета] здесь. Да, она [Анна] студентка. Нет, это не море. Это озеро. Нет, это не вода. Это сок.

Подробнее

МОДУЛЬНЫЙ КОНТРОЛЬ 1 (ПФ, I семестр)

Мой любимый друг 1. Вчера я рассказал преподавателю. 2. Это друзья. 3. 18 лет. 4. Я всегда на день рождения дарю книгу. 5. Мы занимаемся в одной группе. 6. Я объяснил, почему я купил этот компьютер. 7.

Подробнее

Как сказать «хочу» и «могу»

Как сказать «хочу» и «могу» Прослушайте аудио урок с дополнительными объяснениями В этом уроке у нас две темы: мы с вами что-то хотим и что-то можем. В каждой из этих тем есть несколько глаголов и вариантов,

Подробнее

Двадцать шестое апреля, среда

Повторение мать учения Дома нужно повторять то, что мы делаем на уроке. Если мы не повторяем, то в одно ухо влетает, а из другого уха вылетает. Какое сегодня число? Сегодня двадцать шестое апреля. девушка

Подробнее

Четвёртое октября, вторник

провинция из провинции Шаньси где? здесь куда? сюда Почему ты приехал сюда? Потому что я люблю русский язык. долго Как долго вы учите русский язык? Что вы будете делать, когда вы будете свободно говорить

Подробнее

2016 학년도 1 학기노어문법 I 중간고사

2016 학년도 1 학기노어문법 I 중간고사 출제교수 : 문성원 2016년 4월 21일 3,4 교시 러시아어과학년학번 : 이름 : А. 주어진단어를변화시켜문장을완성하세요. (* 필요한경우전치사를넣으세요.) 1. синяя тетрадь Я купила. В сумке лежит. Я пишу упражнения. 2. один мой хороший друг

Подробнее

ЭКЗАМЕН ПО РАЗГОВОРУ I, II I СЕМЕСТР

ЭКЗАМЕН ПО РАЗГОВОРУ I, II I СЕМЕСТР Монологи: 1. О себе 2. Моя семья 3. Моя подруга (мой друг) 4. Мой обычный день и выходные 5. Мои интересы и мое свободное время 6. Моя группа 7. Моя учеба и мои планы

Подробнее

РУССКИЙ ЯЗЫК КАК ИНОСТРАННЫЙ

МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования «МОСКОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ СТРОИТЕЛЬНЫЙ УНИВЕРСИТЕТ»

Подробнее

Седьмое ноября, вторник

Почему я вас так давно не видела? Я была (где?) Я получала испанскую визу. получать давать Испания испанский испанская (виза) нужен Мне нужна испанская виза. 3 мне Какое сегодня число? Сегодня седьмое

Подробнее

Задание Москва больше (Киев).

ТЕСТ 1. «РОДИТЕЛЬНЫЙ ПАДЕЖ» Вариант 1 1. У меня нет (брат, сестра). 2. В моей комнате нет (телефон, телевизор). 3. Я думаю, завтра не будет (дождь, снег). 4. У него не было (виза). 5. На этой улице нет

Подробнее

2 (второе) ноября, понедельник

9 часов 3 минуты 9:03 девять ноль три Как? Так. Я видела вашу фотографию. Я поставила like. Я видела, что вы почти все на facebook. видеть Я тоже хочу спать. У моей невестки был день рождения. Я живу очень

Подробнее

Двенадцатое апреля, суббота

Они поздно встали? Нет. Мы поздно вышли. выход вход Они идут. Настя заболела. забыть Он пошёл в посольство. идти он шёл она шла они шли он пошёл Он спит. Он проспал. У Веры есть её номер телефона. Какое

Подробнее

Колво. Час. Образцы речевых моделей

Программа по русскому языку и развитию речи Средняя группа дошкольного периода (3-4 года) Звуки и Фонетика. Графика. Грамматика буквы 1 3 4 Слова, отвечающие на вопросы Кто? Что? Начальная работа над смысловым

Подробнее

Вариант 1. МОДУЛЬ «РУССКИЙ ЯЗЫК»

Вариант 1. МОДУЛЬ «РУССКИЙ ЯЗЫК» СУБТЕСТ 1. ЛЕКСИКА. ГРАММАТИКА Инструкция к выполнению субтеста Время выполнения теста — 15 минут. Тест включает 25 позиций. При выполнении теста пользоваться словарём

Подробнее

МЕТОДИЧЕСКИЕ УКАЗАНИЯ

Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования «Горно-Алтайский государственный университет» МЕТОДИЧЕСКИЕ УКАЗАНИЯ для обучающихся по освоению дисциплины:

Подробнее

Семнадцатое июля, пятница

Они ещё что-то покупают. Они ещё ничего не купили. Мы говорим о вас. Как вы думаете, почему? Потому что мы опаздываем. Фея Мы видели Фею в магазине. В пятницу урок начинается в 12:20. Кажется, я один или

Подробнее

СОДЕРЖАНИЕ. Урок Это Иван. Он тут. Это Анна? Анна дома?

СОДЕРЖАНИЕ Урок 1………………. 3 Это Иван. Он тут. Это Анна? Анна дома? Гласные (а, о, у, э, и, ы). Согласные (л, м, н, п, б, ф, в, т, д). Понятие о глухости звонкости. Ритмика слова, слогоделение,

Подробнее

Пятнадцатое ноября, вторник

Месяц назад моя соседка пригласила свою подругу жить в нашей квартире. Вчера её подруга переехала в общежитие. Когда её подруга жила у нас, они никогда не убирали квартиру, было очень грязно. Я тоже не

Подробнее

Тридцать первое мая, суббота

Они хотят переехать на новую квартиру. Они хотят найти новую квартиру. Они ищут новую квартиру. переезжать переехать искать найти Они не придут? Нет, не придут. Да, не придут. 9 часов 5 минут = 5 минут

Подробнее

Тридцатое мая, понедельник

Я рада вас видеть. Я тоже рад вас видеть. Мы рады вас видеть. У меня есть сюрприз. Сегодня у нас новые студенты. Я не знаю их. Вы знаете их? Нет, мы не знаем их. Мы спрашиваем. (спрашивать) Как тебя зовут?

Подробнее

Двадцать шестое сентября, понедельник

Как вы провели выходные дни? = что вы делали и где вы были в выходные дни проводить провести (время) «Икеа» — это магазин. Я ходила в магазин «Икеа», я купила подушки и одеяло. (Где вы были? = Куда вы

Подробнее

Двадцать третье января, вторник

(у кого?) проблема (с чем? с кем?) У Анны проблема с визой. в последнее время Что интересного у вас было в последнее время? Ничего интересного. Петропавловская крепость Я ходила туда. прорубь Я не видела,

Подробнее

Прошедшее время в китайском

Прошедшее время в китайском Прослушайте аудио урок с дополнительными объяснениями В китайском языке очень простая грамматика, а дело с временами обстоит намного проще, чем во многих других языках. Очень

Подробнее

Horošo 2 CD:n kuullun ymmärtämistehtävät

Horošo 2 CD:n kuullun ymmärtämistehtävät Kappale 3. Tehtävä 10/3 Työkirja 2 Во что ты любишь играть? Конечно, в футбол, но зимой я играю в хоккей. У нас в семье все играют, но в разные игры; мама играет

Подробнее

На старт! Внимание! Марш! За работу!!!

A I. Скажите, какой перевод правильный? «Добро пожаловать» это «Happy journey»? 1. Добро пожаловать! 2. Приятного аппетита! 3. Спокойной ночи! 4. Счастливого пути! 5. На старт! Внимание! Марш! 6. С днём

Подробнее

Девятнадцатое сентября, понедельник

Где вы были в выходные дни? Я никуда не ходила. Я читала рассказ. Как назывался этот рассказ? «Что я люблю» куча времени = много времени Я читала книгу. Я читала учебник. Как вы отдыхали в выходные дни?

Подробнее

СОДЕРЖАНИЕ. Элементарный уровень

СОДЕРЖАНИЕ Предисловие…4 Элементарный уровень Часть 1. Как вы знаете слова…7 Часть 2. Как вы знаете грамматику… 11 Часть 3. Как вы умеете читать…52 Часть 4. Как вы умеете слушать…61 Часть 5.

Подробнее

南京航空航天大学 2018 年硕士研究生入学考试初试试题 ( A 卷 )

科目代码 : 243 科目名称 : 俄语 ( 学硕 ) 南京航空航天大学 2018 年硕士研究生入学考试初试试题 ( A 卷 ) 满分 : 100 注意 : 1 认真阅读答题纸上的注意事项 ;2 所有答案必须写在答题纸上, 写在本试题纸或草稿纸上均无 效 ;3 本试题纸须随答题纸一起装入试题袋中交回! 分 ЭКЗАМЕНАЦИОННЫЕ РАБОТЫ ПО РУССКОМУ ЯЗЫКУ ЧАСТЬ

Подробнее

ЧАСТЬ 1 ЧТЕНИЕ (30 баллов, 50 минут)

ЧАСТЬ 1 ЧТЕНИЕ (30 баллов, 50 минут) Прочитайте следующие микротексты и подчеркните ответ, соответствующий содержанию прочитанного. Микротекст 1 — Антон, скажите, пожалуйста, все факультеты МГУ находятся

Подробнее

Двадцать первое сентября, среда

ждать Мы ждём Завтра будет двадцать второе сентября, четверг. Послезавтра будет двадцать третье сентября, пятница. сколько? один два три какой? первый второй третий, третье, третья Я ходил в университет

Подробнее

9 Урок. Новые слова. химия, -ии ž география, -ии ž физика, -и ž. история, -ии ž биология, -ии ž. рисование, -ия s

9 Урок Новые слова перемена, -ы ž на перемене сейчас потом химия, -ии ž география, -ии ž физика, -и ž физкультура, -ы ž история, -ии ž биология, -ии ž обществоведение, -ия s рисование, -ия s черчение,

Подробнее

Двадцать четвёртое мая, суббота

Нельзя научить говорить на иностранном языке, можно только научиться. учить научить учиться научиться Я буду приносить рассказы о том, как люди учат иностранные языки. обязательно Какое сегодня число?

Подробнее

Четырнадцатое ноября, понедельник

на прошлой неделе оптика Я ходил в оптику. Я не вижу без очков. мне не видно контактные линзы срочно Мне нужно срочно Можно срочно? срочный ремонт срочная химчистка Я скоро поеду в Китай и закажу очки

Подробнее

Устные упражнения. Урок 21

Устные упражнения. Урок 21 1. -Здесь, кажется, был телефон? -Здесь, кажется, была школа? -Нет, здесь не было телефона. -Нет, здесь не было школы. 1. Здесь, кажется, был кинотеатр? 2. Здесь, кажется, было

Подробнее

Двенадцатое (the 12th) сентября (of September)

Сколько? 9 девять Правильно? Правильно. Мы проверяем. проверять Мы проверяем вместе. Я тоже человек. Здесь 10 человек. Почему здесь 10, а не 16 (шестнадцать) человек? Где ещѐ 6 человек? Я не знаю. Мы не

Подробнее

СБОРНИК УПРАЖНЕНИЙ (Часть I)

МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ УКРАИНЫ ХАРЬКОВСКАЯ НАЦИОНАЛЬНАЯ АКАДЕМИЯ ГОРОДСКОГО ХОЗЯЙСТВА О.Л. ЛУБЯНАЯ, Т.А. ПЛОТНИКОВА, Ю.В. УСОВА СБОРНИК УПРАЖНЕНИЙ (Часть I) (приложение к учебному пособию) «Русский

Подробнее

Двадцать шестое сентября, понедельник

Где народ????? Куда вы ходили в выходные дни? (= Где вы были в выходные дни?) В пятницу мы ходили на стадион смотреть хоккей. Мы опоздали на стадион, потому что у нас нет / не было машины. Если Чжу говорит,

Подробнее

Двадцать седьмое сентября, вторник

бояться + кого? чего? 2 Вы боитесь меня? Мы исправляем ошибки в домашнем задании. Маленький мальчик мешает заниматься своей старшей сестре. Учительница похвалила одну свою ученицу. хвалить похвалить +

Подробнее

Чем отличаются американский и британский английский

Те, кто жалуется на сложности изучения немецкого, даже не знают, как им повезло — ведь им приходится учить только один язык. Конечно, в немецкоговорящих странах есть различные диалекты, но тот, кто выучил стандартный литературный немецкий (Hochdeutsch) не будет испытывать проблем и будет без труда понят жителями Германии, Австрии или Швейцарии.

Сложность для тех, кто изучает английский — в том, что в этом языке нет стандарта. Учить приходится два варианта: британский английский и американский (даже если не учитывать австралийский, индийский, южноафриканский диалект и т. д.). Несмотря на взаимное межкультурное влияние, складывается впечатление, что лексика, орфография и произношение британского и американского английского с каждым годом различаются все сильнее.

Чтобы придерживаться какого-то одного варианта и, что важнее, быть правильно понятым, необходимо знать, какие слова различаются по смыслу и произношению в Америке и Великобритании. Это важно не только для просто общения, но и для того, чтобы избежать неловких ситуаций.

К примеру, если женщина из Лондона скажет жителю Нью-Йорка: «I have left my child’s dummy in the pram and his nappy in the boot», ответом ей будет лишь озадаченный взгляд. Если же житель Нью-Йорка скажет ей: «You have nice pants», она легко может счесть это оскорблением.

В Британии детская соска называется dummy, в Америке — pacifier, подгузники в первом случае — nappies, во втором — diapers. Детскую коляску британцы называют pram, американцы — baby carriage. То, что для британцев boot (багажник) — для американцев trunk. В Америке слово pants означает брюки, тогда как в Британии — нижнее белье (трусы).

Ниже приведены примеры основных различий между двумя языками, а также некоторые упражнения.

Различия в написании

В том, что касается орфографии британского английского (BrE) и американского (AmE), можно сказать, что в американцы придерживаются более экономичного и фонетического написания. Непроизносимые буквы пропускаются, а слова пишутся ближе к своему звучанию. Самый очевидный пример — отсутствие буквы u в таких американских словах, как color, neighbor, honor и т. д.

Сравните также слова traveling, jewelry и program с их британскими эквивалентами — travelling, jewellery и programme. Однако, это правило действует не всегда. Вы могли бы подумать, что в Америке пишется skilful, а в Британии — skillful, но на самом деле все наоборот!

Упражнение 1

Какие из следующих слов написаны на американском английском, а какие — на британском? Можете ли вы привести второй вариант написания?

Образец: AmE — mustache : BrE — moustache

  • airplane, cheque, theatre, tyre, defense, woolen, pajamas, gaol

Различия в произношении

Конечно, внутри обеих стран существуют собственные региональные варианты произношения, но следующие слова произносятся по-разному большинством американцев и британцев. Различия, в основном, состоят в звучании гласных или ударении.

Упражнение 2

Можете ли вы указать, как произнес бы следующие слова американец, и как — британец?

  • vase, route, ballet, address (noun), ate, buoy, tomato, advertisement, garage, leisure

Различия в лексике

Процент слов, которые используются только в одной из стран, очень мал, но проблема для изучающих английский — в том, что эти слова входят в число самых употребляемых. Многие слова используются только американцами, но большинство британцев их понимает, другие же могут вызывать трудности.

К примеру, британцы знают, что biscuits американцы называют cookies, а flat — apartment, но не многим известно, что такое alumnus (выпускник колледжа или университета) или fender (щиток от грязи над колесом автомобиля). В свою очередь, американцы знают, что yard (двор) в Британии называется garden, а truck (грузовик) — это lorry, но привычные для британцев слова plimsolls (кеды) или off-licence (винный магазин) ничего им не скажут.

Упражнение 3

Из списка ниже выберите пары слов, имеющие одинаковое значение, и отнесите их к американскому или британскому английскому.

Образец: AmE — cookie = BrE — biscuit

closet queue vacation fall bonnet sweets
thumb tack lift bill caravan flashlight subway
postman baggage movie drapes underground luggage
hood elevator cupboard mailman torch check
line curtains film candy gas autumn
petrol drawing pin holiday trailer    

Различия в грамматике

Грамматика британского и американского английского почти одинакова, однако и здесь есть некоторые интересные вариации, например, в некоторых формах глаголов. В АЕ прошедшее время глагола fit — fit; в BrE — fitted. Американцы говорят I’ve gotten to know her well; британцы — I’ve got to know her well. В BrE часто используется Present Perfect там, где в AmE скорее использовалось бы Past Simple.

Например, при употреблении слов just или already, британцы, скорее всего, скажут I’ve just seen him или I’ve already done it, а американцы — I just saw him или I already did it.

Еще один пример — американцы гораздо чаще согласуют собирательные существительные с глаголом. В стандартном AmE правильно будет The team is playing well this season, в то время как в BrE приемлемо сказать: The team are playing well. То же касается и таких слов, как government, committee и т. д. В американском — The government is…, в британском — The government are…

Упражнение 4

Следующие предложения типично американские. Как сказал бы их британец?

  • Do you have any siblings?
  • It is important that she be told.
  • The jury has not yet reached its decision.
  • Go fetch your book.
  • He dove into the water.
  • You must come visit me real soon.

Употребление слов

Между AmE и BrE есть бесчисленное множество интересных нюансов, которые относятся к употреблению слов. В AmE есть полезный предлог through, который означает «по, включительно». Например, The exhibition is showing March through June. Его эквивалент в BrE — from March to June, но понять это можно двояко.

Продлится ли выставка до начала июня или до конца? Чтобы избежать недоразумений, лучше сказать, например: The exhibition is showing from March to the end of June.

Еще один пример: для американцев число billion содержит 9 нулей (миллиард). Для большинства британцев в нем 12 нулей (триллион). Что же касается самого нуля, в AmE больше распространено слово zero, в то время как в BrE — nought. Американцы скорее произнесут число 453 как four hundred fifty three, а британцы почти всегда — four hundred and fifty three. И это лишь малая часть!

Упражнение 5

Для кого больше характерны следующие предложения — для американца или британца?

  • I’ll try and visit you on the weekend.
  • Please write me when you arrive.
  • Call me as soon as you get there.
  • Most everyone has a telephone and a refrigerator these days.
  • If you make a mistake, you’ll just have to do it over.
  • He was born 3/27/1981.
  • The soccer team won two to nothing (2-0).
  • She arrived at twenty of two.
  • The secretary said, «Mr. Clinton will see you soon.»

Заключение

Вполне очевидно, что для тех, кто не является носителем языка, будет весьма сложно разделить эти два диалекта. Лучшее, что можно сделать в этом случае — приобрести хороший справочник. Мы можем порекомендовать на эту тему две книги:

  • Practical English Usage, M. Swan (1995), Oxford University Press
  • The Right Word at the Right Time (A guide to the English language and how to use it) (1985) Readers Digest

Ответы

Упражнение 1 — Написание

AmE — BrE

  • airplane — aeroplane
  • check — cheque
  • theater — theatre
  • defense — defence
  • woolen — woollen
  • tire — tyre
  • pajamas — pyjamas
  • jail — gaol*

* Теперь в Британии также больше распространено слово jail, но и gaol вполне допустимо (произносятся они одинаково).

Упражнение 2 — Произношение

В большинстве случаев американцы и британцы ставят ударение одинаково. Например, все говорят pencil и relax, cinema и consider, но в следующих словах ударения ставятся по-разному:

  • ballet — BrE — ballet — AmE
  • address — BrE — address * — AmE
  • garage — BrE — garage — AmE
  • advertisement — BrE — advertisement — AmE

Есть слова, которые различаются по звуку ударной гласной. Их трудно проиллюстрировать, не прибегая к фонетическим символам, которые знакомы далеко не всем. Поэтому они приведены в сравнении с распространенными словами, содержащими тот же звук.

  • vase: как в слове cars (BrE) — как face (AmE)
  • route: как shoot (BrE) — как shout * (AmE)
  • buoy: как toy (BrE) — как французское имя Louis (AmE)
  • ate: как let (BrE) — как late (AmE)
  • tomato: как tomarto (BrE) — tomayto * (AmE)
  • leisure: как pleasure (BrE) — первая гласная как в слове she (AmE)

* Некоторые американцы произносят эти слова так же, как британцы.

Упражнение 3 — Лексика

AmE — BrE

  • closet — cupboard
  • vacation — holiday
  • fall — autumn
  • thumb tack — drawing pin
  • flashlight — torch
  • subway — underground
  • baggage — luggage
  • movie — film
  • drapes — curtains
  • elevator — lift
  • hood — bonnet
  • mailman — postman
  • check — bill *
  • line — queue
  • candy — sweets
  • gas — petrol
  • trailer — caravan

* В Англии bill — это счет, который вы просите у официанта в ресторане. В Америке он называется check, тогда как bill — это банкнота.

Упражнение 4 — Грамматика
  • AmE — Do you have any siblings?
  • BrE — Have you got any brothers or sisters?
  • AmE — It is important that she be told. *
  • BrE — It is important that she is told.
  • AmE — The jury has not yet reached its decision.
  • BrE — The jury have not yet reached their decision.
  • AmE — Go get your book.
  • BrE — Go and fetch your book.
  • AmE — He dove into the water.
  • BrE — He dived into the water.
  • AmE — You must come visit me real soon.
  • BrE — You must come and visit me really soon.

* В AmE гораздо чаще используется сослагательная форма, чем в BrE.

Упражнение 5 — Употребление слов

Это было задание с подвохом, так как на самом деле все эти предложения с большей вероятностью скажет американец, чем британец! Вот их британские эквиваленты:

  • AmE — I’ll try and visit you on the weekend.
  • BrE — I’ll try to visit you at the weekend.
  • AmE — Please write me when you arrive.
  • BrE — Please write to me when you arrive.
  • AmE — Call me as soon as you get there.
  • BrE — Ring me (phone me) as soon as you get there.
  • AmE — Most everyone has a telephone and a refrigerator these days.
  • BrE — Almost everyone has a telephone and a fridge these days.
  • AmE — If you make a mistake, you’ll just have to do it over.
  • BrE — If you make a mistake, you’ll just have to do it again.
  • AmE — He was born 3/27/1981.
  • BrE — He was born on 27/3/1981.
  • AmE — The soccer team won two to nothing (2-0).
  • BrE — The soccer team won two-nil (2-0).
  • AmE — She arrived at twenty of two.
  • BrE — She arrived at twenty to two.
  • AmE — The secretary said, «Mr. Clinton will see you soon.»
  • BrE — The secretary said: «Mr Clinton will see you soon.»

Последняя пара предложений различается лишь пунктуацией.

Как говорят сами англичане, ничто так не разделяет британцев и американцев, как… английский язык. А вы как считаете?

Читаем дальше:

Что вы не знали о происхождении английского языка

Деловой этикет в Британии

Деловой этикет в США

Почему чтение не является естественным процессом

Меня часто спрашивают, почему Национальный институт детского здоровья и развития человека (NICHD) проводит и поддерживает исследования в области чтения, учитывая, что NICHD является частью Национального института здоровья, федерального агентства. в котором особое внимание уделяется фундаментальной биомедицинской науке и исследованиям, связанным со здоровьем. Основной ответ заключается в том, что обучение чтению имеет решающее значение для общего благополучия ребенка. Если подросток не научится читать в нашем обществе, ориентированном на грамотность, надежда на полноценную и продуктивную жизнь уменьшается.Короче говоря, трудности с обучением чтению являются не только проблемой образования, но и серьезной проблемой общественного здравоохранения.

NICHD занимается изучением нормального развития чтения и трудностей чтения в течение 35 лет. Исследователи, поддерживаемые NICHD, изучили более 10 000 детей, опубликовали более 2 500 статей и написали более 50 книг, в которых представлены результаты 10 крупномасштабных лонгитюдных исследований и более 1 500 более мелких экспериментальных и поперечных исследований.Многие сайты лонгитюдных исследований начали исследования в начале 1980-х годов с детьми детского сада, прежде чем они начали обучение чтению, и изучали детей с течением времени. Исследователи изучали некоторых детей в течение 15 лет, а несколько сайтов следили за подростками в течение как минимум 5 лет. Дополнительные исследовательские центры присоединились за последние 3 года, чтобы изучить влияние различных программ обучения чтению детей в детском саду и 1-м классе. В большинстве исследовательских центров междисциплинарные исследовательские группы изучают когнитивные, лингвистические, нейробиологические, генетические и учебные факторы, связанные с ранним развитием чтения и трудностями чтения.1

Исследование чтения и научная традиция

Исследование NICHD в области чтения сосредоточено на трех основных вопросах: (1) Как дети учатся читать на английском (и других языках)? Какие важные навыки, способности, среда и обучающие взаимодействия способствуют беглому чтению текста? (2) Какие дефициты навыков и факторы окружающей среды препятствуют развитию чтения? (3) Для каких детей какие методы обучения наиболее полезны, на каких этапах развития чтения? Прежде чем обобщить результаты, связанные с этими вопросами, я хотел бы объяснить процесс исследования NICHD.

Во-первых, исследовательская программа NICHD по чтению основана на научных традициях и научных методах. Программа основана на систематических, лонгитюдных, полевых исследованиях, перекрестных исследованиях и лабораторных экспериментах, которые могут быть публично проверены и воспроизведены. Во-вторых, исследование объединяет количественные и качественные методы для повышения полноты, воздействия и экологической достоверности данных. Однако использование качественных методов исследования требует такой же научной строгости, как и количественные исследования.В-третьих, исследовательская программа NICHD по чтению является лишь одной из многих программ, посвященных изучению развития чтения и трудностей. Управление исследований и усовершенствований Министерства образования США, Управление специальных образовательных программ и Канадский исследовательский совет оказали поддержку многим выдающимся исследователям чтения (обзор исследований см. в Adams 1990).

Совокупная работа исследователей, финансируемых из федерального и частного источников, проливает свет на то, как дети развивают навыки чтения, почему некоторым детям трудно научиться читать и что можно сделать, чтобы помочь всем читающим достичь мастерства.Хотя многое еще предстоит узнать, многие результаты пережили тщательное изучение, повторение и расширение.

Критическая роль фонематического восприятия

Как дети учатся читать по-английски? Чтение — это результат декодирования и понимания (Gough et al., 1993). Хотя это звучит просто, научиться читать гораздо сложнее, чем думают люди. Чтобы научиться декодировать и читать печатный английский язык, дети должны знать, что произносимые слова состоят из отдельных звуковых частей, называемых фонемами.Вот что подразумевается под осознанием фонем .

Восприятие фонемы и фонема — это не одно и то же. Когда педагоги оценивают навыки распознавания фонем, они просят детей продемонстрировать знание звуковой структуры слов без каких-либо букв или письменных слов . Например, «Какое слово останется, если убрать звук /k/ из cat ?» «Какие звуки вы слышите в слове большой ?» Для оценки фонетических навыков детей просят связать звуки (фонемы) с буквами .Таким образом, развитие фонематических навыков зависит от развития восприятия фонем.

Почему знание фонем имеет решающее значение в начале чтения и почему это трудно для некоторых детей? Потому что, чтобы читать алфавитный язык, такой как английский, дети должны знать, что письменные варианты правописания систематически представляют произносимые звуки. Когда подростки понимают это самостоятельно или под прямым руководством, они усваивают алфавитный принцип. Однако, если начинающие читатели испытывают трудности с восприятием звуков в произносимых словах, например, если они не могут «слышать» звук /at/ в fat и cat и понимают, что разница заключается в первом звуке, они трудности с декодированием или произнесением новых слов.В свою очередь, развитие беглости чтения будет затруднено, что приведет к плохому пониманию, ограниченному обучению и малому удовольствию.

Мы начинаем понимать, почему у многих детей возникают трудности с развитием восприятия фонем. Когда мы говорим друг с другом, отдельные звуки (фонемы) в словах слушатель не слышит сознательно. Таким образом, никто никогда не получает никакой «естественной» практики понимания того, что слова состоят из более мелких, абстрактных звуковых единиц.

Например, при произнесении слова мешок ухо слышит только один звук, а не три (как в /b/-/a/-/g/).Это потому, что когда произносится мешок , фонемы /a/ и /g/ складываются в начальный звук /b/. Таким образом, акустическая информация, представляемая ушам, отражает перекрывающийся пучок звуков, а не три отдельных звука. Этот процесс обеспечивает быструю и эффективную коммуникацию. Подумайте, сколько времени потребовалось бы для разговора, если бы каждое из произнесенных нами слов было сегментировано в соответствии с лежащей в их основе звуковой структурой.

Однако природа задала здесь загадку: что хорошо для слушателя, не так хорошо для начинающего читателя.Хотя разговорный язык цельный, начинающий читатель должен обнаружить швы в речи, отделить звуки друг от друга и узнать, какие звуки (фонемы) сочетаются с какими буквами. Теперь мы понимаем, что определенные системы мозга восстанавливают звуки из произнесенных слов, и точно так же, как и при обучении любому навыку, дети понимают распознавание фонем с разными способностями и опытом.

Развитие автоматизма и понимания

На начальных этапах развития навыков чтения крайне важно научиться узнавать фонемы и фонематическим навыкам и , отрабатывая эти навыки с текстами.Дети также должны приобрести беглость и автоматизм в декодировании и распознавании слов. Учтите, что читатель имеет ограниченное количество внимания и памяти. Если начинающие читатели читают слова кропотливо и неэффективно, они не могут запомнить прочитанное, не говоря уже о том, чтобы связать идеи со своими фоновыми знаниями. Таким образом, конечная цель обучения чтению — дать детям понять и получить удовольствие от того, что они читают, — не будет достигнута.

Исследование чтения, проведенное NICHD и другими, показывает, что для «смысла» требуется нечто большее, чем знание фонем, фонетика и беглость чтения, хотя это необходимые навыки.Хорошие понимающие связывают идеи, представленные в печати, со своим собственным опытом. Они также разработали необходимый словарный запас, чтобы понять смысл читаемого контента. Хорошие понимающие умеют обобщать, предсказывать и разъяснять прочитанное, и многие умеют задавать себе наводящие вопросы, чтобы улучшить понимание.

Лингвистическая гимнастика

Программные исследования за последние 35 лет не подтвердили мнение о том, что развитие чтения отражает естественный процесс — что дети учатся читать по мере того, как учатся говорить, посредством естественного воздействия грамотной среды.Действительно, исследователи установили, что некоторые аспекты обучения чтению крайне неестественны. Рассмотрим лингвистическую гимнастику, связанную с извлечением фонем из речи и применением их к буквам и буквенным рисункам. В отличие от того, чтобы научиться говорить, начинающие читатели должны сознательно понимать, что означают символы в системе письма, которую они изучают (Liberman 1992).

К сожалению для начинающих читателей, письменные алфавитные символы произвольны и создаются по-разному в разных языках для представления элементов разговорного языка, которые сами по себе являются абстрактными.Если бы обучение чтению было естественным, не существовало бы значительного числа культур, которым еще предстоит разработать письменный язык, несмотря на наличие богатой устной речи. И если обучение чтению происходит естественным образом, то почему в нашем грамотном обществе так много неграмотных детей и взрослых?

Несмотря на веские доказательства обратного, многие преподаватели и исследователи придерживаются точки зрения, что чтение является почти инстинктивным, естественным процессом. Они считают, что явные инструкции по распознаванию фонем, фонике, структурному анализу и стратегиям понимания прочитанного не нужны, поскольку навыки устной речи предоставляют читателю основанную на значении структуру для расшифровки и распознавания незнакомых слов (Edelsky et al.1991, Гудман 1996).

Однако научные исследования просто не подтверждают утверждение о том, что контекст и аутентичный текст являются показателем навыков декодирования. Чтобы угадать произношение слов из контекста, контекст должен предсказывать слова. Но содержательные слова — самые важные слова для понимания текста — можно предсказать по окружающему контексту только в 10–20 % случаев (Gough et al., 1981). Вместо этого стратегия выбора для начинающих читателей состоит в том, чтобы декодировать буквы в звуки все более полным и точным образом (Adams 1990, Foorman et al.1998).

Более того, мнение некоторых сторонников целого языка о том, что опытные читатели замалчивают текст, отбирая только части слов и просматривая несколько строк для расшифровки незнакомых слов, не согласуется с имеющимися данными. Джаст и Карпентер (1987), среди прочих, последовательно демонстрировали, что хорошие читатели редко пропускают слова, и читатели смотрят прямо на большинство содержательных слов. Действительно, в отличие от общепринятого мнения, менее опытные читатели зависят от контекста при распознавании слов.Процессы распознавания слов опытными читателями настолько автоматизированы, что им не нужно полагаться на контекст (Станович и др., 1981). Хорошие читатели используют контекст для общего понимания, но не для распознавания незнакомых слов. Нравится нам это или нет, но алфавитный шифр необходимо расшифровывать, а для этого требуются надежные навыки декодирования.

Научные доказательства, опровергающие идею о том, что обучение чтению является естественным процессом , настолько значительны, что Станович (1994) писал: вся наука о поведении.. . . Идея о том, что научиться читать так же, как научиться говорить, не принимается ни одним ответственным лингвистом, психологом или когнитивистом в исследовательском сообществе (стр. 285–286).

Почему у некоторых детей возникают трудности с обучением чтению

Хорошо читающие владеют фонематическим языком, понимают принцип алфавита, быстро и бегло применяют эти навыки, обладают сильным словарным запасом, синтаксическими и грамматическими навыками и связывают чтение со своим собственным опытом .Трудности в любой из этих областей могут препятствовать развитию чтения. Кроме того, обучение чтению начинается задолго до того, как дети поступают в школу. Дети, у которых с рождения есть стимулирующий опыт грамотности, имеют преимущество в развитии словарного запаса, понимании целей чтения и развитии понимания концепций печати и грамотности.

И наоборот, дети, подверженные наибольшему риску неумения читать, поступают в детский сад и в начальные классы без такого раннего опыта.Часто многие плохо читающие не всегда участвуют в языковой игре, которая развивает понимание звуковой структуры и языковых моделей. Они имеют ограниченное воздействие на чтение перед сном и чтение на коленях. Короче говоря, дети, выросшие в бедности, дети с ограниченным владением английским языком, дети из семей, где уровень и практика чтения у родителей низкие, а также дети с нарушениями речи, языка и слуха, подвергаются повышенному риску неумения читать.

Однако многие дети с сильным опытом устной речи, интеллектом от среднего до выше среднего и частым взаимодействием в раннем возрасте с занятиями по обучению грамоте также испытывают трудности с обучением чтению.Почему? Программные лонгитюдные исследования, в том числе исследования, проведенные при поддержке NICHD, ясно указывают на то, что дефицит в развитии навыков понимания фонем не только предсказывает трудности в обучении чтению, но также оказывает негативное влияние на овладение чтением. В то время как осознание фонем необходимо для адекватного развития чтения, этого недостаточно. Дети также должны развивать фонетические понятия и свободно применять эти навыки в тексте. Хотя существенные исследования подтверждают важность понимания фонем, фонем и развития скорости и автоматизма при чтении, мы меньше знаем о том, как дети развивают стратегии понимания прочитанного, а также семантические и синтаксические знания.Учитывая, что некоторые дети с хорошо развитыми способностями к декодированию и распознаванию слов испытывают трудности с пониманием того, что они читают, крайне важно провести дополнительные исследования в области понимания прочитанного.

От исследований к практике

Научные исследования могут стать основой для начального обучения чтению. Из исследований мы знаем, что чтение — это языковая деятельность. Чтение не развивается естественным путем, и многих детей необходимо непосредственно и систематически обучать определенным навыкам декодирования, распознавания слов и понимания прочитанного.Мы также узнали, что дети дошкольного возраста значительно выигрывают от того, что им читают. Имеющиеся данные убедительно свидетельствуют о том, что педагоги могут способствовать развитию чтения, предоставляя детям дошкольного возраста инструкции, которые развивают печатные концепции, знакомство с целями чтения и письма, соответствующий возрасту словарный запас и навыки понимания языка, а также знакомство со структурой языка.

Веские доказательства показывают, что многим детям в 1-м и 2-м классах и старше требуются подробные инструкции для развития необходимых навыков распознавания фонем, фонетики, правописания и понимания прочитанного.Но для этих детей этого будет недостаточно. Молодежь, испытывающая трудности с обучением чтению, должна обучаться каждому из этих основных навыков и интегрироваться в текстовые форматы чтения, чтобы обеспечить достаточный уровень беглости, автоматизма и понимания.

Выход за рамки предположений

Можно надеяться, что научные исследования помогут начать обучение чтению, но это не всегда так. К сожалению, многие учителя и администраторы, которые могли бы извлечь пользу из исследований, чтобы направлять методы обучения чтению, еще не верят в то, что исследования могут дать информацию для их преподавания.Есть много причин для этого недостатка веры. Как указала Мэри Кеннеди (1997), учителям трудно применять исследовательскую информацию, когда она плохого качества, не имеет авторитета, труднодоступна, передается непонятным образом и непрактична. Кроме того, отсутствие согласия в отношении развития и обучения чтению среди лидеров образования не сулит ничего хорошего для роста доверия. Бремя получения убедительной и практической информации лежит на чтении исследователей.

Большинство великих научных открытий были сделаны благодаря желанию и способности ошибаться. Исследователи и учителя могли бы служить нашим детям гораздо лучше, если бы у них хватило смелости отказаться от предположений, когда они не работают. Что, если предположение о том, что чтение является естественным занятием, каким бы привлекательным оно ни было, было неверным и не помогало нашим детям читать? Фундаментальная цель науки состоит в том, чтобы проверить наши убеждения и интуицию и сказать нам, где находится истина. В самом деле, образование наших детей слишком важно, чтобы определять его чем-либо, кроме самых веских объективных научных данных.Наши дети не заслуживают меньшего.

Почему миллионы детей не умеют читать и что может сделать лучшее обучение: NPR

Джек Сильва ничего не знал о том, как дети учатся читать. Что он действительно знал, так это то, что многие студенты в его районе боролись.

Сильва — директор по академическим вопросам государственных школ города Вифлеем, штат Пенсильвания. В 2015 году только 56% третьеклассников успешно прошли государственный тест по чтению.В том же году он решил что-то с этим сделать.

«На самом деле это было похоже на то, как если бы вы посмотрели на себя в зеркало и сказали: «Какие 4 из 10 учеников не заслуживают того, чтобы научиться читать?» «, — вспоминает он.

Вифлеем не исключение. По всей стране миллионы детей борются. Согласно Национальной оценке образовательного прогресса, 32 процента четвероклассников и 24 процента восьмиклассников не умеют читать на базовом уровне. Менее 40 процентов являются опытными или продвинутыми.

Одним из оправданий, которое педагоги уже давно предлагают для объяснения плохого чтения, является бедность.В Вифлееме, маленьком городке в Восточной Пенсильвании, который когда-то был быстро развивающимся сталелитейным городом, живет множество бедных семей. Но в Вифлееме тоже есть шикарные дома, и когда Сильва изучил оценки по чтению, он увидел, что многие ученики в более богатых школах тоже не очень хорошо читают.

Сильва не знал, что делать. Начнем с того, что он не знал, как школьников в его округе учат читать. Поэтому он поручил выяснить это своему новому директору по ликвидации неграмотности Ким Харпер.

Теория неверна

Харпер посетила день повышения квалификации в одной из начальных школ округа с самой низкой успеваемостью.Учителя говорили о том, как учащиеся должны атаковать слова в рассказе. Когда ребенок подходил к незнакомому слову, учитель просил его посмотреть на картинку и угадать.

Самое главное, чтобы ребенок понял смысл рассказа, а не точные слова на странице. Итак, если бы ребенок подошел к слову «лошадь» и сказал «дом», учитель сказал бы, что это неправильно. Но, вспоминает Харпер, «если бы ребенок сказал «пони», это было бы правильно, потому что пони и лошадь означают одно и то же.

Харпер был в шоке. Во-первых, пони и лошадь не означают одно и то же. А что делает ребенок, когда нет картинок?

Этот совет начинающему читателю основан на влиятельной теории о чтении, которое в основном говорит, что люди используют такие вещи, как контекст и визуальные подсказки, чтобы читать слова.Теория предполагает, что обучение чтению является естественным процессом и что при достаточном знакомстве с текстом дети поймут, как работают слова.

Тем не менее ученые со всего мира провели тысячи исследований того, как люди учатся читать, и пришли к выводу, что теория неверна.

Один большой вывод из всех этих исследований заключается в том, что чтение не является естественным; мы не запрограммированы читать с рождения. Люди становятся опытными читателями, когда узнают, что письменный текст — это код звуков речи. Первоочередная задача начинающего читателя — взломать код. Даже опытные читатели полагаются на расшифровку.

Итак, когда ребенок доходит до слова, которого он не знает, его учитель должен сказать ему, чтобы он посмотрел на все буквы в слове и расшифровал его, основываясь на том, что этого ребенка учили тому, как буквы и комбинации букв представляют речь. звуки.Не должно быть никаких догадок, никакого «понимания сути».

И все же «этот непродуманный подход к распознаванию слов, основанный на контекстуальном угадывании, закреплен в материалах и справочниках, используемых учителями», — написала в статье 2017 года известный эксперт по чтению Луиза Моутс.

Метод контекстуального угадывания — это то, чему многие учителя в Вифлееме научились на своих программах подготовки учителей. Чего они не узнали, так это науки, которая показывает, как дети на самом деле учатся читать.

«Мы никогда не занимались исследованиями мозга, — говорит Джоди Франкелли, куратор отдела раннего обучения в Вифлееме. «Мы никогда, никогда не смотрели на это. Никогда».

Воспитателям нужно образование.

Изучение науки чтения

Трейси Милхейм пробует новый урок со своим классом детского сада в начальной школе Линкольна в Вифлееме, штат Пенсильвания. Эмили Хэнфорд/APM Reports скрыть заголовок

переключить заголовок Эмили Хэнфорд/APM Reports

Зимним днем ​​в начале марта 2018 года группа учителей, в основном первоклассников и второклассников, сидела рядами в конференц-зале штаб-квартиры школьного округа Вифлеема.Мэри Доу Донекер, консультант по вопросам образования из организации Step-by-Step Learning, стояла перед аудиторией и выкрикивала слова:

«Назовите мне первый звук, который вы слышите в «Юнис»?»

«Тыуу…» — ответили учителя.

Нет. «/Y/, /y/, прежде чем вы доберетесь до /oo/», — объяснил Донекер. «Как насчет «Шарлотты?»

Это был урок по науке о чтении. С 2015 года округ Вифлеема инвестировал около 3 миллионов долларов в обучение, материалы и поддержку, чтобы помочь своим учителям и директорам начальных классов изучить науку о том, как работает чтение. и как следует учить детей.

На уроке учителя много времени уделяли звуковому строю английского языка.

Поскольку отправной точкой для чтения является звук, для учителей крайне важно иметь глубокое понимание этого. Но исследования показывают, что это не так. Мишель Босак, которая преподает английский как второй язык в Вифлееме, говорит, что когда она училась в колледже, чтобы стать учителем, ее почти ничего не учили тому, как дети учатся читать.

«Это были очень широкие классы, расплывчатые классы и что-то вроде урока детской литературы», — сказала она.«Я не чувствовал себя готовым учить детей читать».

Босак был в числе первых учителей Вифлеема, посетивших новые, основанные на естественных науках занятия, которые проводились в виде серий в течение года. Для многих учителей занятия были посвящены как разучиванию старых представлений о чтении — например, этой идее контекстуального угадывания, — так и изучению новых вещей.

Первоклассница Кэнди Мальдонадо думала, что учит своих учеников тому, что им нужно знать о буквах и звуках.

«Мы писали письмо в неделю», — вспоминает она. «Итак, если буква была «А», мы читали книги об «А», мы ели что-то с «А», мы находили что-то с «А». »

Но на этом все. Она не думала, что вникание в детали того, как слова состоят из звуков и как буквы представляют эти звуки, имело такое большое значение.

Основная цель состояла в том, чтобы познакомить детей с большим количеством текста и заинтересовать их чтением. Она понятия не имела, как дети учатся читать. Просто так — каким-то образом — они делают: «Почти автоматически.

Мальдонадо проработала учителем более десяти лет. Ее первой реакцией после того, как она узнала о науке чтения, был шок: почему меня этому не учили? Потом чувство вины: а как насчет всех детей, которых я учила все эти годы? ?

Кристина Шолль, учитель первого класса начальной школы Линкольна, использует учебную программу, в которой уроки фонетики для всего класса под руководством учителя сочетаются с занятиями в малых группах. Эмили Хэнфорд/APM Reports скрыть заголовок

переключить заголовок Эмили Хэнфорд/APM Reports

Кристина Шолль, учительница первого класса начальной школы Линкольна, использует учебную программу, в которой уроки фонетики для всего класса под руководством учителя сочетаются с занятиями в малых группах.

Эмили Хэнфорд/APM Reports

В классе детского сада в начальной школе Калипсо в Вифлееме в марте 2018 года учитель-ветеран Лин Венейбл собрала группу из шести учеников за небольшим U-образным столом.

«Сегодня мы начнем делать то, чего раньше не делали», — сказала она детям. «Это абсолютно новый продукт».

Дети писали отчет о питомце, которого они хотели. Они должны были записать три вещи, которые мог сделать питомец.

Маленький мальчик по имени Куинн неправильно написал слово «барк». Он написал «бок». Орфографические ошибки подобны окну в то, что происходит в мозгу ребенка, когда он учится читать. Венейбл побудил его произнести слово целиком.

«Какой первый звук?» — спросил его Венейбл.

«Бах», сказал Куинн.

«Этот у нас есть. Это «б». Теперь, какой следующий звук?»

Куинн знал значение слова «кора». Ему нужно было выяснить, как каждый звук в слове представлен буквами.

Венейбл, которая работает учителем в начальной школе более двух десятилетий, говорит, что раньше думала, что чтение просто «понравится» детям, если они будут знакомиться с достаточным количеством печатного текста. Теперь, благодаря науке обучения чтению, она знает лучше.

«Мои дети успешны, счастливы и верят в себя», — сказала она. «В моей комнате нет ни одного ребенка с таким выражением лица, как «Я не могу этого сделать». »

В конце каждого учебного года школьный округ Вифлеема проводит тест для первоклассников, чтобы оценить навыки раннего чтения.

В 2015 году, до начала нового обучения, более половины первоклассников округа сдали тесты ниже эталонного балла, а это означает, что большинство из них направлялись в первый класс, рискуя не уметь читать. В конце 2018 учебного года, после научно-обоснованной подготовки, 84 процента детсадовцев достигли контрольного балла или превысили его. В трех школах это было 100 процентов.

Сильва говорит, что он в восторге от результатов, но осторожен. Ему не терпится посмотреть, как справятся детсадовцы, когда они доберутся до государственного экзамена по чтению в третьем классе.

«Возможно, в первом иннинге мы добились хоумрана. Но здесь еще много игры», — говорит он.

Эмили Хэнфорд — старший корреспондент APM Reports, группы документальных и журналистских расследований в American Public Media. Она является продюсером аудиодокументального фильма Hard Words, , из которого адаптирована эта история.

Понимание дислексии и как помочь детям, у которых она есть

Каждый ребенок учится и развивается в своем собственном темпе, и чтение ничем не отличается от развития других навыков.Детям часто бывает трудно читать в тот или иной момент. Но если обучение чтению становится постоянной борьбой, из-за которой ребенок отстает от своих сверстников, возможно, у него расстройство обучения, известное как дислексия.

Что такое дислексия?

Дислексия чаще всего связана с трудностями в обучении чтению. Это влияет на способность ребенка распознавать и манипулировать звуками в языке. Дети с дислексией с трудом расшифровывают новые слова или разбивают их на управляемые фрагменты, которые они затем могут произнести.Это вызывает трудности с чтением, письмом и правописанием. Они могут компенсировать это заучиванием слов, но у них будут проблемы с распознаванием новых слов, и они могут медленно вспоминать даже знакомые.

Дислексия не является отражением интеллекта ребенка — на самом деле она определяется как разрыв между способностями учащегося и его достижениями. Некоторые подростки с дислексией могут не отставать от своих сверстников, прилагая дополнительные усилия, по крайней мере, в первых нескольких классах. Но к третьему классу или около того, когда им нужно уметь быстро и бегло читать, чтобы не отставать от своей работы, они сталкиваются с проблемами.

С помощью и стратегиями компенсации своей слабости в декодировании учащиеся с дислексией могут научиться читать и преуспеть в учебе. Но дислексия — это не то, из чего человек вырастает.

Насколько распространена дислексия?

Подсчитано, что каждый пятый ребенок страдает дислексией, и от 80 до 90 процентов детей с нарушениями обучаемости страдают ею. Салли Шейвиц, доктор медицинских наук, содиректор Йельского центра дислексии и творчества, отмечает, что многие дети остаются недиагностированными, поскольку трудности в школе ошибочно связывают с интеллектом, уровнем усилий или факторами окружающей среды.

Хотя раньше эксперты говорили, что дислексия чаще встречается у мальчиков, чем у девочек, текущие исследования показывают, что она одинаково влияет на мальчиков и девочек.

Признаки дислексии

Молодой человек с дислексией может:

  • Проблемы с изучением даже простых рифм
  • Задержка речи
  • Проблемы с выполнением инструкций
  • Повторите или опустите короткие слова, такие как и, а, но
  • Трудно отличить лево от права

В школе дети с дислексией чаще:

  • С трудом произносят новые слова
  • Низкая беглость речи по сравнению с другими детьми их возраста
  • Менять местами буквы и цифры при чтении (читать видел как было , например)
  • Трудно делать заметки и записывать слова с доски
  • Борьба с рифмовкой, ассоциацией звуков с буквами, последовательностью и порядком звуков
  • Спотыкается и с трудом пишет даже обычные слова; часто они произносят их фонетически ( hrbr вместо гавань )
  • Избегайте призывов читать вслух перед одноклассниками
  • Усталость или разочарование от чтения

Дислексия поражает детей и вне школы.Дети с дислексией также могут:

  • Трудно расшифровать логотипы и знаки
  • Борьба при попытке выучить правила игры
  • Имеют трудности с отслеживанием многошаговых инструкций
  • Борьба с умением определять время
  • Находите особенно сложным изучение другого языка
  • Становятся невероятно расстроенными, что может повлиять на их настроение и эмоциональную стабильность

Социальные и эмоциональные последствия дислексии

Дислексия влияет не только на чтение — она также может влиять на ребенка в социальном плане.«У человека с дислексией, у которого есть трудности с подбором слов, могут возникнуть проблемы с экспрессивной речью», — говорит Скотт Безсилко, исполнительный директор подготовительной школы Уинстона, которая специализируется на обучении детей с нарушениями обучаемости. «Это имеет социальное влияние, в дополнение к вашим трудностям с чтением и письмом, из-за которых вы чувствуете себя не очень хорошо».

Дети с дислексией, особенно те, кому еще не поставили диагноз, часто страдают от низкой самооценки, потому что беспокоятся, что с ними что-то не так, и их часто обвиняют в том, что они недостаточно стараются научиться читать.«Большая часть нашей работы с детьми-дислектиками заключается в том, чтобы помочь им заново открыть для себя, что они умны и способны, — отмечает Бесжилко, — потому что они перестали верить в себя».

Как диагностируется дислексия?

Если ваш ребенок не соответствует требованиям к чтению, как родители, вы можете попросить школьный округ провести оценку и поделиться результатами с вами. Оценка проверит интеллектуальные способности вашего ребенка и навыки чтения, чтобы увидеть, есть ли пробелы в успеваемости.Следует также исключить другие потенциальные причины, такие как факторы окружающей среды или ухудшение слуха.

После этого школа должна дать рекомендации о том, как они могут поддержать вашего ребенка и улучшить обучение.

Если вы недовольны качеством оценки, вы также можете получить частную оценку у психолога, нейропсихолога, специалиста по чтению, логопеда, педагога или школьного психолога. Эта внешняя оценка также может быть использована для защиты вашего ребенка и получения приспособлений и услуг, которые могут ему понадобиться.

Когда следует обследовать ребенка?

Дислексия может начать проявляться в раннем возрасте, и существуют дошкольные тесты, которые оценивают осведомленность ребенка о звуках, из которых состоят слова, и способность придумывать слова. Тем не менее, Мэтью Крюгер, доктор философии, директор Центра обучения и развития в Институте детского разума, предлагает подождать, пока детям не исполнится по крайней мере шесть лет и они не получат формального обучения чтению, чтобы получить формальную оценку.

Но д-р Шейвиц отмечает, что, как только разрыв между интеллектом и навыками чтения становится очевидным — а данные показывают, что его можно увидеть в первом классе — это хорошая идея — обратиться за помощью. Школы иногда рекомендуют родителям подождать до третьего класса, чтобы увидеть, действительно ли их ребенок нуждается во вмешательстве, но доктор Шейвиц утверждает, что раннее вмешательство важно не только для того, чтобы помочь детям наверстать упущенное, но и для того, чтобы повысить их хрупкую самооценку, которая повреждена. продолжающейся борьбой в школе и сравнениями со сверстниками.

Как помочь детям с дислексией

Диагноз дислексии не означает, что ваш ребенок никогда не научится читать. Доктор Крюгер говорит, что есть ряд программ, которые могут помочь, включая следующие функции:

.
  • Мультисенсорное обучение навыкам декодирования
  • Повторение и повторение навыков
  • Интенсивность вмешательства, т. е. больше, чем вытаскивание из класса один раз в неделю для дополнительной помощи
  • Обучение в небольшой группе или индивидуальное обучение
  • Обучение навыкам декодирования
  • Слова прицела для сверления
  • Обучение стратегиям понимания, чтобы помочь детям понять смысл того, что они читают

Программы чтения, которые помогают детям с дислексией, включают:

Др.Крюгер отмечает, что традиционное репетиторство может быть контрпродуктивным для ребенка с дислексией, особенно если это не положительный опыт. «Если ребенку не нравится чтение справки, это бесполезно», — отмечает доктор Крюгер. «И это не лечение источника проблемы, слабости декодирования».

Вместо этого д-р Крюгер подчеркивает, что один из наиболее важных способов помочь детям с дислексией — сделать чтение более удобным для них. Частично это можно сделать, отмечая даже небольшие победы и достижения, меньше сосредотачиваясь на исправлении своих ошибок.

Приспособления для детей с дислексией

Дети с доказанной дислексией имеют право на размещение в школе. «Дислексия крадет у человека время, — объясняет доктор Шайвитц, — а приспособления возвращают ему время». Размещение может включать:

  • Дополнительное время на тестах
  • Тихое место для работы
  • Возможность записи лекций
  • Возможность давать устные, а не письменные ответы (при необходимости)
  • Исключение устного чтения в классе
  • Освобождение от изучения иностранного языка

Другие способы поддержки ребенка с дислексией

Один из лучших способов поддержать ребенка с дислексией или любого ребенка, который испытывает трудности, — это поощрять те занятия, которые ему нравятся и в которых он чувствует себя хорошо, будь то музыка, участие в спортивной команде или что-то еще, что помогает укрепить его уверенность в себе. .

Чтобы подчеркнуть, что дислексия не является признаком интеллекта, также может быть полезно поговорить об успешных людях, таких как Вупи Голдберг и Стивен Спилберг, у которых также была диагностирована дислексия.

Другие средства, которые могут помочь вашему ребенку с дислексией, включают:

  • Прослушивание аудиокниг как альтернатива чтению
  • Печатать на компьютере или планшете вместо письма
  • Приложения, которые могут сделать обучение увлекательным, превратив декодирование в игру
  • Использование линейки, чтобы помочь детям читать по прямой, что поможет им сосредоточиться

Эмоциональная поддержка

Дислексия может привести к разочарованию, смущению, избеганию и низкой самооценке в результате трудностей с выполнением задач, которые кажутся естественными для других.Демистификация расстройства обучения с вашим ребенком может помочь ему развить инструменты и устойчивость, необходимые для управления им, как в школе, так и в социальных обстоятельствах. Вот некоторые вещи, которые вы можете сделать, чтобы помочь:

  • Обсудите конкретные проблемы, возникающие в результате дислексии: «Знаете, как вам трудно читать знаки или списывать записи с доски? Это дислексия».
  • Признайте его усилия и отметьте тяжелую работу, даже если ошибки все еще есть: «Я знаю, как трудно было это домашнее задание по чтению.Я так горжусь тем, как сильно ты старался».
  • Помогите ему осознать свои сильные стороны: «Ты продемонстрировал такое спортивное мастерство и командную работу на футбольном матче прошлой ночью, и ты забил отличный гол!»
  • Борьба с негативным внутренним диалогом: если ваш ребенок начинает говорить что-то вроде «Я просто глупый», не игнорируйте его. Вместо этого ознакомьтесь с этими идеями, как помочь детям, которые слишком строги к себе.

Можете ли вы научить детей читать онлайн?

Когда ребенок учится читать, он участвует в невероятно сложном когнитивном процессе, который требует расшифровки, запоминания, идентификации, понимания и мотивации.Это означает, что учителя должны привнести тонкое понимание науки, которая лежит в основе этого когнитивного процесса, в обучение грамоте, а также учитывать особые навыки и потребности каждого учащегося.

Дистанционное обучение значительно повысило ставки, сообщает Бенджамин Херольд для Education Week , поскольку учителя пытаются преобразовать педагогику грамотности, которая часто опирается на личное взаимодействие между учителями и учениками, в стратегию, которая может работать с помощью видеоконференций — задача это часто усугубляется ненадежным доступом в Интернет или нехваткой книг, которые можно отправить домой по почте.

Например, в начальной школе Джойнер в штате Миссисипи воспитательница детского сада Джессика Эверетт отвечает за обучение 31 ребенка чтению из дома, согласно недавней статье на The 74 . В обычный год она может «поручить учащимся формировать буквы с помощью ершиков, пластилина и LEGO», но в этом году она обеспокоена тем, что «она не сможет помочь им установить такие же связи между буквами, звуками и словами, не находясь рядом». лично, в ее классе, направляя их внимание и предлагая практические уроки.

Срочность реальна: чтению лучше всего научиться в очень раннем возрасте, когда развивающийся ум очень восприимчив к языку, поэтому значительная задержка в развитии беглости чтения может быть неустранимой. А раннее обучение, как неоднократно показывают исследования, связано с более поздней успеваемостью в школе, меньшим количеством оставшихся в школе, эмоциональным и социальным благополучием и снижением случаев преступности среди несовершеннолетних — все это в конечном итоге влияет на продуктивность взрослых.

«Сложите все это, и американская система K-12 вот-вот приступит к масштабному эксперименту с невероятно высокими ставками для целого поколения юных читателей», — заключает Герольд из Education Week .

В неизведанные воды

Хорошие учителя чтения обычно полагаются на ряд проверенных стратегий, чтобы их ученики привыкли к сложности чтения. Многие используют подходы к декодированию, такие как фоника, уроки на основе текста, чтение по выбору, интерактивное чтение вслух, индивидуализированная обратная связь и мультисенсорные подходы, такие как отслеживание букв или манипулятивное чтение, например игры со словами или карточки для построения предложений.

Но перед лицом кризиса даже ветераны-педагоги внезапно оказались в неизведанных водах.Без ежедневного доступа к своим ученикам в классе им приходится импровизировать с непроверенными техническими инструментами, многие из которых были разработаны как дополнительные, а не как основные для обучения грамоте.

«Скорее всего, многие преподаватели будут пробовать мешанину из программ и цифровых приложений для раннего обучения грамоте, — пишет Херольд об ограниченном наборе вариантов, — многие из которых не продемонстрировали никаких доказательств эффективности, и почти все из которых являются лучшими. подходит в качестве дополнения к обычному обучению в классе — в качестве основного учебного пособия.

Некоторые инструменты даже убирают важные проблемы из процесса обучения чтению, думая за детей. Как поделилась с Education Week Хизер Шугар, профессор грамотности из Университета Западного Честера, «частью обучения чтению является борьба».

Учителям с учащимися, страдающими дислексией или другими трудностями при чтении, может быть сложнее научиться читать в условиях дистанционного обучения. Подход Ортона-Гиллингема, например, основан на мультисенсорном подходе к обучению фонетике, но без личного руководства внимательного преподавателя может быть трудно использовать аудиальные, визуальные и тактильно-кинестетические подходы, которые являются неотъемлемой частью обучения. упражняться.

Линза на основе силы

Нелл Дьюк, профессор грамотности, языка и культуры Мичиганского университета, соглашается с тем, что самая большая трудность заключается в асинхронности времени, в частности в отсутствии «непосредственного присутствия учителя». Рабочие листы, инструкции, книги и видео не могут адекватно заменить личное посредничество учителя, когда учитель корректирует или тренирует в данный момент. «Мы просто не знаем, как добиться существенного прогресса в обучении детей в раннем возрасте без прямого контакта и взаимодействия», — говорит она.

Но Дюк считает, что синхронное обучение может хорошо работать в видеоконференциях. «Вы все еще можете обучать фонетике по видеоконференции. Вы по-прежнему можете слушать, как дети читают, и использовать полученную информацию для планирования будущих занятий. Вы все еще можете работать над большей фонологической осведомленностью. Вы по-прежнему можете читать им и делать интерактивное чтение вслух», — говорит она.

Эверетт, воспитательница детского сада, приспособилась и теперь думает о своих родителях как о своих «учителях» дома; она находится в постоянном контакте с ними, чтобы объяснить не только свои планы уроков, но и исследования, лежащие в основе ее мультисенсорного подхода к обучению.Другой эксперт по грамотности указывает на функции опроса в системах управления обучением как на новый способ поддерживать взаимодействие, которое так важно при обучении грамоте, а другой учитель рассказывает, как она использует Flipgrid для интерактивного чтения вслух.

Тем временем учителя, работающие с учащимися с дислексией, импровизируют в синхронном и асинхронном обучении и видят успехи своих учеников. Документ-камеры могут обеспечить крупные планы интерактивных уроков с объектами и трассировкой, а доски для сухого стирания и виртуальные доски могут работать для направленного правописания.

Однако то, что это можно сделать, не означает, что это то же самое или столь же эффективно. Уловка для учителей, говорит Дюк, состоит в том, чтобы изменить свое мышление. «Ключ в том, чтобы не относиться к дистанционному обучению с точки зрения дефицита. Вероятно, это вредно для здоровья и, конечно же, непродуктивно постоянно сосредотачиваться на том, что эти удаленные обучающие контексты не могут сделать».

Выход за рамки традиционных книг

По словам Дюка, для учителей также важно отказаться от предвзятых представлений о том, что такое текст.

«Образование, как правило, имеет сильный книжный уклон», — говорит она. Но когда сложно доставить книги в детские дома и в руки, а тем более одну и ту же книгу в руки каждому ребенку в классе, вы должны расширить свое представление о том, что квалифицируется как текст. По ее словам, онлайн-журналы и веб-сайты могут функционировать как текст, а дети могут писать и читать тексты друг друга, а учителя могут даже писать свои собственные. «Я знаю, что это звучит как много работы, но иногда может быть быстрее написать текст самостоятельно, чем найти именно тот текст, который подходит для нашей темы обучения», — говорит она.TextProject, сайт, который предлагает высококачественные тексты для учащихся в открытом доступе, а также руководства для учителей, также предлагает альтернативы.

Учителя должны помнить, что взаимодействие — это самое важное, и что, в частности, при чтении вслух ценность заключается во взаимодействии вокруг книги — разговоре, обсуждении, обмене идеями — а не в самой книге.

Отбросьте фиксацию с помощью тестов

Что касается общей картины, Дюк предостерегает от зацикливания на бенчмаркинге перед лицом дистанционного обучения, когда эти бенчмарки в некотором роде искусственны.«То, как мы решаем, что представляет собой чтение в 3-м классе, — это некая комбинация членов сообщества и учителей на уровне штата, [которые] собираются вместе с кучей тестовых заданий и решают, какой процент этих тестовых заданий дети должны правильно выполнить в этом возрасте». она сказала. «Для нашего общества [во время COVID-19] было бы совершенно законно решить, что у нас другой набор стандартов, [и] мы собираемся сосредоточиться на продвижении каждого ребенка вперед, но мы не собираемся сосредотачиваться на доведение каждого ребенка до социально сконструированного эталона, который мы выбрали до пандемии.

Также первостепенное значение имеет развитие знаний о содержании, которое тесно связано с долгосрочным успехом детей в чтении. (Обратитесь к известному бейсбольному эксперименту, чтобы убедиться в том, что базовые знания оказывают сильное влияние на понимание прочитанного.)

Педагоги не должны упускать из виду тот факт, что, каким бы разрушительным ни был этот исторический момент, он может дать замечательную информацию о развитии и обучении грамотности в раннем возрасте. Шугар, профессор Западно-Честерского университета, сказал об этом Education Week следующим образом: «Мы использовали технологии ради использования технологий, не имея на самом деле сознательного плана «зачем».Сейчас самое время подумать о том, как мы действительно используем эти очень мощные инструменты».

Развенчание мифов о дислексии

Важно знать о некоторых популярных заблуждениях и мифах, связанных с дислексией и неспособностью к обучению на основе речи. Мы выделили некоторые из наиболее распространенных мифов и предоставили альтернативное понимание.

  • Миф: Умные люди не могут быть дислектиками или неспособными к обучению.
    Факт: Дислексия и интеллект НЕ связаны.Многие люди с дислексией очень умные и творческие люди, которые во взрослом возрасте совершат удивительные вещи.

  • Миф: Дислексии не существует.
    Факт: На протяжении 30 лет документально подтверждались научные доказательства и исследования, доказывающие существование дислексии. Это одна из наиболее распространенных проблем с обучаемостью у детей.
  • Миф: дислексия встречается редко.
    Факт: Исследование Национального института здравоохранения США показало, что дислексией страдают 20%, или 1 из каждых 5 человек.У некоторых людей могут быть более легкие формы, в то время как у других это может быть более тяжелое течение. Дислексия является одной из наиболее распространенных причин трудностей с чтением у детей младшего школьного возраста, потому что только 1 из 10 лиц с дислексией соответствует требованиям IEP и специального образования, которое позволит им получить помощь в чтении, в которой они нуждаются.

  • Миф: дислексия встречается очень редко.
    Факт: Международный фонд дислексии утверждает, что от 15% до 20% населения имеют нарушения обучаемости, связанные с речью, причем дислексия является наиболее распространенной из них.По оценкам Министерства здравоохранения и социальных служб США, 15% населения США страдает дислексией.

  • Миф: дислексию можно перерасти.
    Факт: Дислексия — это проблема на всю жизнь; однако ежегодный мониторинг фонологических навыков с первого по двенадцатый класс показывает, что инвалидность сохраняется и во взрослом возрасте. Хотя многие дислектики учатся читать правильно, они могут продолжать читать медленно и не автоматически.

  • Миф: дислексия — это универсальный термин.
    Факт: Исследования показали, что дислексия — это специфическая неврологическая неспособность к обучению, которая характеризуется трудностями с точным и/или беглым распознаванием слов, а также плохими способностями к правописанию и декодированию. Также могут возникнуть другие вторичные проблемы с чтением и пониманием словарного запаса.

  • Миф: дислексия является врожденной, неизлечимой и постоянной.
    Факт: Хотя дислексия является пожизненной неспособностью к обучению, раннее и эффективное вмешательство может помочь учащемуся не отставать и сохранить свой уровень в школе, а также свести к минимуму негативные последствия дислексии, такие как низкая самооценка.

  • Миф: По оценкам, распространенность дислексии составляет от 4 до 8% всего населения в англоязычных странах.
    Факт: Статистика, подобная этой, никогда не может быть достоверной, потому что каждая англоязычная страна имеет свои собственные критерии идентификации. Все, что можно знать наверняка, это то, что в каждой англоязычной стране значительный процент населения имеет трудности с чтением и правописанием, которые варьируются от легких до серьезных. Например, этот процент в Соединенных Штатах составляет от 15% до 20%.Наиболее распространенной из этих проблем с обучаемостью является дислексия.

  • Миф: невозможно диагностировать дислексию.
    Факт: Такие специалисты, как логопеды, прошедшие углубленную подготовку, могут точно диагностировать дислексию уже в возрасте 5 лет.

  • Миф: дислексию нельзя диагностировать до третьего класса.
    Факт: Специалисты с обширной подготовкой могут точно диагностировать дислексию уже в возрасте 5 лет.Чем раньше будет поставлен диагноз, тем быстрее ваш ребенок сможет получить помощь и тем больше у вас шансов предотвратить повторные удары по его самооценке. Родители должны знать о предупреждающих признаках риска дислексии до 3-го класса. Следует отметить, что сочетание семейного анамнеза дислексии и симптомов затруднений в разговорной речи может помочь выявить уязвимого ребенка еще до того, как он/она начнет формальное школьное обучение.

  • Миф: Дислексия может быть точно диагностирована психологом-педагогом или «специалистом по дислексии» с помощью специальных тестов.
    Факт: Часто трудно поставить диагноз дислексии, потому что практически невозможно научно отличить ее от других нарушений обучаемости, хотя предупреждающие признаки дислексии следует тщательно отслеживать и регистрировать. Часто такие специалисты используют в письменном отчете такие фразы, как «у ребенка есть определенные недостатки в фонологическом развитии», вместо того, чтобы говорить «у ребенка дислексия». Однако не теряйте надежды! Дислексию можно распознать, и раннее вмешательство поможет свести к минимуму ее негативные последствия.

  • Миф: дислексия — это медицинский диагноз.
    Факт: Дислексия не считается медицинской проблемой и не проверяется врачами, поскольку они не обучены чтению, письму и проверке правописания. Не существует таблеток или лекарств, которые могли бы вылечить дислексию, и ничего общего с дислексией не покрывает медицинская страховка, потому что это не медицинская проблема.

  • Миф: дислексия — это специфическая слабость мозга. Это генетически обусловленная неврологическая проблема с осознанием фонем и навыками обработки (способность обнаруживать и обрабатывать мельчайшие воспринимаемые звуки речи).
    Факт: Фонематическая осведомленность необходима только при обучении чтению и правописанию и предполагает использование алфавитного кода. Исследования показали, что эта способность не часто приобретается у детей. Обычно учащиеся нуждаются в систематическом обучении фонетике, чтобы научиться читать и обрабатывать. Некоторым людям эта способность научиться распознавать фонемы и манипулировать ими сложнее, чем другим, из-за нормальной генетической изменчивости, а не из-за слабости мозга. (Источник: дислектики.org.uk)

  • Миф: фМРТ Исследования сканирования мозга показывают, что мозг дислексиков работает иначе, чем мозг недислексиков.
    Факт: При сканировании мозга человека, которому трудно читать, когда он пытается читать, сканирование будет выглядеть иначе, чем у человека, у которого нет проблем с чтением. Когда первого человека затем научат правильно читать, его сканирование будет выглядеть точно так же, как и у второго человека.

  • Миф: дислексия вызвана отсутствием обучения фонетике.
    Факт: Усиленное обучение фонетике не поможет ребенку с дислексией. Дети с дислексией способны обучаться фонетике; у них просто проблемы с его применением. Вот почему трудности с фонетикой и произношением слов являются хорошим предвестником дислексии.

  • Миф: Дети, которые не узнают, как читать с помощью встроенных фонетических инструкций к 7 или 8 годам, и остаются фонологически неосведомленными, скорее всего, страдают дислексией. Дети, которые продолжают бороться с чтением, несмотря на традиционное лечение («не ответившие на лечение»), имеют самую тяжелую форму дислексии.
    Факт: Неумение читать чаще связано с характером обучения, чем с характером ребенка. У ребенка не разовьется дислексия, потому что у него проблемы с чтением. Есть много причин затруднений при чтении. Если ребенок страдает дислексией, он будет демонстрировать многие другие тревожные признаки. (Источник: dyslexics.org.uk)

  • Миф: Недостаток фонологических способностей у дислексиков компенсируется одаренностью в художественной/визуально-пространственной сфере.
    Факт: Систематические исследования и расследования не нашли доказательств в поддержку этой теории, хотя она может быть и утешительной.

  • Миф: люди с дислексией не умеют читать.
    Факт: Неверно. Большинство детей и взрослых с дислексией умеют читать, даже на базовом уровне. Дети с дислексией, вероятно, достигнут определенного уровня способности к чтению с неспособностью выйти за пределы уровня чтения 3-го класса. Несмотря на то, что их обучают фонетике, им будет очень трудно произносить незнакомое слово. Правописание является одним из классических сигналов тревоги, предупреждающих родителей и учителей о серьезной основной проблеме.Дети не могут понять основной код английского языка и не могут разобрать или реконструировать (с правописанием) слова, используя коды (буквы).

  • Миф: дети с дислексией никогда не будут хорошо читать, поэтому лучше научить их компенсировать это.
    Факт: Люди с дислексией могут стать потрясающими читателями при соответствующем вмешательстве. Важно тестировать ребенка в начале его/ее школьной карьеры, чтобы выявить любые проблемы и попытаться предотвратить серьезные трудности с чтением еще до того, как они начнутся.

  • Миф: Каждый ребенок, у которого проблемы с чтением, страдает дислексией.
    Факт: Дислексия является наиболее распространенной причиной трудностей с чтением, но ни в коем случае не единственной причиной. Дислексия вызывает трудности не только в чтении, но и в правописании, речи и запоминании. Если ребенок страдает дислексией, помимо проблем с чтением у него будут другие тревожные признаки.

  • Миф: если ребенок с дислексией будет читать вслух 20 минут в день, это улучшит его или ее чтение.
    Факт: Чтение вслух не поможет ребенку произнести незнакомые слова. Вместо этого он будет продолжать пытаться запомнить форму слова и использовать картинки и контекстные подсказки, чтобы попытаться угадать его, что не поможет его развитию чтения.

  • Миф: если вы не научите ребенка с дислексией читать к 9 годам, ему уже слишком поздно учиться читать.
    Факт: Никогда не поздно улучшить навыки чтения, письма и правописания человека с дислексией.

  • Миф: люди с дислексией видят вещи наоборот.
    Факт: Дислексики не видят вещи задом наперёд, потому что дислексия не является проблемой для глаз. Дислексия может привести к тому, что люди перевернут определенные слова из-за их путаницы при различении между левым и правым и их трудностей с пониманием прочитанного.

  • Миф: дислексия — это проблема со зрением: люди с дислексией видят слова наоборот, а буквы наоборот.
    Факт: Это было доказано исследованием профессора Веллютино из Университета Олбани.Он попросил американских студентов с дислексией и без нее воспроизвести ряд еврейских букв, которых никто из них никогда раньше не видел. Учащиеся с дислексией смогли выполнить задание так же точно, как и учащиеся без дислексии, показав, что их дислексия не повлияла на их зрение.

  • Миф: Любой ребенок, который переворачивает буквы или цифры, страдает дислексией.
    Факт: До определенного момента считается нормальным, когда дети меняют местами буквы и цифры, и на самом деле это довольно распространенное явление.Однако, если это не прекращается после двух лет обучения письму, это становится предупредительным признаком дислексии.

  • Миф: дети с дислексией видят вещи задом наперед (т. е. пишут буквы и слова наоборот), а переворачивание является неизменным признаком инвалидности.
    Факт:  Многие маленькие дети переворачивают буквы, когда учатся писать. Хотя детям с дислексией действительно трудно прикреплять соответствующие ярлыки или имена к буквам и словам, нет никаких доказательств того, что они действительно видят буквы и слова наоборот.

  • Миф: Зеркальное письмо является симптомом дислексии.
    Факт:  Написание в обратном порядке и перестановка букв и слов часто встречаются на ранних стадиях развития письма как у детей с дислексией, так и у детей без дислексии. У детей с дислексией есть проблемы с называнием букв (т. е. с запоминанием и быстрым доступом к названиям букв), но не обязательно с их копированием. Поскольку многие люди ошибочно полагают, что перестановка букв определяет дислексию, дети, которые не переворачивают буквы, часто остаются недиагностированными.

  • Миф: Интеллект и умение читать связаны, поэтому если кто-то плохо читает, он не может быть очень умным.
    Факт: Между дислексией и IQ нет абсолютно никакой связи. Дислектики могут иметь высокий, средний или низкий IQ.

  • Миф: дети с дислексией просто ленивы. Они должны стараться больше.
    Факт: Исследования с помощью технологии функциональной магнитно-резонансной томографии ( фМРТ ) показали, что люди с дислексией используют разные части своего мозга при чтении и работе с языком.Люди с дислексией демонстрируют ненормальную работу мозга при чтении: недостаточная активность в одних областях и повышенная активность в других, что, согласно исследованиям, объясняет трудности, с которыми они сталкиваются при извлечении смысла из печатного слова. Полученные данные свидетельствуют о том, что люди с дислексией не плохо обучены, не ленивы и не глупы, а имеют врожденную аномалию мозга, которая не имеет ничего общего с интеллектом. Отсутствие осведомленности об этом расстройстве среди учителей и родителей часто приводит к тому, что ребенка заклеймят как «ленивого».’ Если учащиеся с дислексией не получают должного вмешательства и/или приспособлений в классе, они часто испытывают трудности в школе, несмотря на то, что они умны, мотивированы и тратят часы на выполнение домашних заданий как в учебе, так и в эмоциональном плане.

  • Миф: одаренные дети не могут быть дислектиками или иметь трудности с обучением.
    Факт: Многие дислектики имеют очень высокий IQ и добились выдающихся результатов в своей жизни. Многие известные писатели, исследователи, актеры и актрисы, политики, спортсмены и другие представители самых разных профессий страдают дислексией.

  • Миф: Если оставить ребенка у себя (т. е. задержать его в оценке), это улучшит его академические трудности.
    Факт: По данным нескольких учреждений (например, Министерства образования США, Американской федерации учителей и Национальной ассоциации школьных психологов) и их обширных исследований, удержание не приносит никакой пользы, поскольку оно никогда не улучшало успеваемость учащегося. борьба.

  • Миф: приспособления — это костыль, и ребенок, для которого они сделаны, станет ленивым.
    Факт: Проживание не является преимуществом; это попытка уравнять правила игры, будь то стандартизированный тест и/или домашнее задание. Даже с некоторыми приспособлениями, такими как дополнительное время на тест, медленный читатель все равно будет ощущать те же временные ограничения, что и обычный читатель.

  • Миф: Большинство учителей знают тревожные признаки дислексии, поэтому они могут предупредить родителей, если у их ребенка появятся симптомы.
    Факт: Человек с дислексией часто сталкивается с трудностями при посещении школы.Часто многие школьные учителя не имеют формальной подготовки. Поскольку существует так много различных типов и степеней неспособности к обучению, которые потенциально могут быть в классе в данное время, одному учителю трудно быть экспертом и удовлетворять все потребности учащихся (т. неспособность к обучению и нормально развивающиеся). Поэтому было бы неплохо иметь всю информацию, чтобы обучить учителей вашего ребенка, чтобы они могли получить соответствующие приспособления в классе.

  • Миф: Дислексия в равной степени распространена среди девочек и мальчиков.
    Факт:  Это была сложная задача (и несколько движущаяся цель). Честно говоря, может быть даже трудно определить распространенность дислексии; некоторые говорят, что 1 из 5, другие говорят, что от 5 до 17%. Нарушения чтения у мальчиков исторически выявлялись чаще, чем у девочек, но прошлые исследования показали, что такая идентификация была предвзятой, а фактическая распространенность расстройства была почти одинаковой для обоих полов (Shaywitz, Shaywitz, Fletcher, & Escobar, 1990).Совсем недавно было обнаружено, что нарушения чтения действительно чаще встречаются у мальчиков (Quinn & Wagner, 2015). Кроме того, с помощью фМРТ исследователи обнаружили различия в анатомии мозга мальчиков с дислексией по сравнению с девочками и предостерегли, используя мужские модели поведения мозга для женщин (Evans, Flowers, Napoliello, & Eden, 2013).

  • Миф: Государственные школы не признают существование дислексии.
    Факт: Некоторые школы могут пытаться отрицать существование дислексии, несмотря на 30 лет исследований и неопровержимые доказательства, однако по мере того, как все больше людей, включая родителей и педагогов, узнают, насколько распространена дислексия, все больше состояний начинают проходить общегосударственные законы о дислексии.Эти законы могут потребовать от школ проверять детей на дислексию. В других штатах требуются курсы в колледжах, предназначенные для обучения людей дислексии.

  • Миф: Школы проверяют детей на дислексию.
    Факт: В большинстве государственных школ учащихся не обследуют на наличие дислексии, потому что федеральное финансирование не требует от них поиска причины проблем детей. Однако школа может проверить ребенка с дислексией, чтобы определить, соответствует ли он требованиям для получения специального образования, чего он часто не делает.

  • Миф: если ребенок не имеет права на услуги специального образования или IEP, то у него нет дислексии.
    Факт: Дислексия бывает различной степени: легкой, умеренной, тяжелой и глубокой. Большинство детей с дислексией не будут получать специальные образовательные услуги, если они не считаются тяжелыми или глубокими. Хотя это остается верным, даже дети с легкой дислексией могут легко отставать в школе.

  • Миф: Только дети с IEP могут получить проживание в классе.
    Факт: Дети с планами 504 могут получить те же условия в классе, что и дети с IEP. Кроме того, учителя могут предоставлять классные комнаты любому учащемуся, независимо от того, есть ли у этого учащегося IEP или план 504 или нет.

  • Миф: В бюджете образования недостаточно денег для оплаты проживания или дополнительной подготовки учителей.
    Факт: Большинство классных помещений ничего не стоят и не требуют специальной подготовки учителей.

  • Миф: Учителя не могут приспособиться к ребенку с дислексией, потому что они не могут изменить учебную программу.
    Факт: Адаптация не меняет учебный план. Адаптация — это небольшое изменение в том, как учитель представляет новые идеи, заставляет учащихся практиковать новые навыки или тестировать новый предметный материал. Приспособления изменяют методы обучения, а не учебный материал.

  • Миф: Нечестно со стороны учителя создавать приспособления для одного ребенка с дислексией в классе, если эти приспособления не предоставляются каждому ученику.
    Факт: Справедливый подход к обучению означает обеспечение каждого учащегося тем, что ему нужно для достижения успеха. Учащийся должен быть готов использовать приспособления, созданные для него, чтобы добиться успеха, поэтому, в конечном счете, ребенок с приспособлениями, созданными для него, все равно должен работать так же усердно, чтобы добиться успеха, как и любой другой ученик.

  • Миф: если учитель не считает правильность правописания ребенка с дислексией, то этот ребенок никогда не научится правописанию.
    Факт: Ребенок с дислексией не может научиться писать по буквам традиционным способом, поэтому отметка за правописание не научит его писать по буквам.Их необходимо обучать правописанию с использованием альтернативных методов, таких как подход Ортона-Гиллингема. Работы студента-дислектика должны оцениваться только по содержанию, а не по орфографии.

  • Миф: Некоторые школы неохотно используют слово на букву «Д» и не разрешают своим учителям произносить слово «дислексия» в кампусе.
    Факт: Некоторые школы неохотно используют термин «дислексия», потому что он стал табу «чрезмерно усердных и требовательных родителей»; однако по мере того, как все больше школ узнают о дислексии и о том, насколько она распространена на самом деле, все больше начинают распознавать ее и искать предупреждающие признаки у учащихся.

  • Миф: Большинство специалистов по чтению и ресурсам хорошо обучены дислексии и методам ее лечения.
    Факт: К сожалению, это не так. Недавние аспиранты со степенью магистра чтения не посещали курсов по дислексии. Кроме того, большинство литературных тренеров и специалистов по ресурсам также не проходили обучение дислексии.

  • Миф: Большинство специалистов по чтению знают последние исследования дислексии.
    Факт: К сожалению, недавние исследования показали, что в большинстве колледжей не преподают науку о чтении, включая раннее выявление детей с риском неудачи в чтении, ежедневную тренировку лингвистических и устных навыков, неявное обучение звукам букв и слогам, и обучение фонетике в последовательном порядке, который, как показали исследования, будет наиболее полезным для учащихся, а не более разбросанный подход.

  • Миф: Специалисты по чтению всегда могут сказать, у кого дислексия, а у кого нет.
    Факт: Большинство педагогов не обучены дислексии и не в состоянии распознать предупреждающие знаки.

  • Миф: данные исследований близнецов показывают, что дислексия вызывается унаследованными дефектными генами.
    Факт: Не существует однозначного способа диагностики дислексии, поэтому невозможно найти достоверное научное исследование. «Исследование близнецов» содержит несколько статистических ошибок и допущений, которые делают его недействительным.

  • Миф: Дислексию можно вылечить или помочь с помощью специальных упражнений на равновесие, рыбьего жира, очков с затемненными линзами, упражнений для зрения, магического письма НЛП, лепки глиняных букв, лекарств для улучшения внутреннего уха, тренировки примитивных рефлексов, окклюзии глаз ( прошивка) и др.
    Факт: Ни одно из этих средств не было признано эффективным на основании веских научных данных.

Главная проблема дислексиков — фонетика

Узнавание подростком звуков букв и слов тесно связано с тем, насколько хорошо ребенок умеет читать.

Это один из главных результатов нового комплексного метаанализа результатов более чем 235 исследований нарушений чтения.

Дислексия и более легкие варианты расстройства тщательно изучались в течение последних трех десятилетий.

Исследователь Моника Мелби-Лервог из отдела специального образования Университета Осло говорит, что результаты этих исследований не полностью совпадают. Поэтому она и ее коллеги попытались прояснить несколько вещей.

Их обзор предполагает, что адекватные навыки связывания звуков с письменными символами, которые мы используем для них, могут быть предпосылкой для обучения эффективному чтению.Этот вывод кажется универсальным для разных алфавитных языков.

Звуки и буквы

Исследователь Моника Мелби-Лервог (Фото: UiO)

Мелби-Лервог говорит, что слабые фонетические навыки являются основным камнем преткновения для детей с дислексией. В этом корень их других трудностей с изучением языка.

Слова можно разбить на части, чтобы проверить фонетическое восприятие ребенка, что означает проверку того, насколько он осознает звучание слов и букв.

«Если я произнесу слово «кошка», сможет ли ребенок понять, что оно начинается на звук «к» и заканчивается на звук «т»? Большинство детей усваивают это автоматически, но детям с дислексией трудно хранить и запоминать эти знания», — говорит Мелби-Лервог.

Последствия плохого чтения часто бывают серьезными для формального образования детей и, таким образом, влияют на их профессиональную и личную жизнь. Для двух-пяти процентов норвежцев трудности достаточно серьезны, чтобы поставить диагноз дислексии.У других есть более легкие проблемы, которые, тем не менее, мешают их развитию чтения.

Эти дети изо всех сил пытаются понять связь между письменным языком и тем, как должны звучать буквы и слова. Обучение чтению предполагает взлом этого кода.

Дислексия связана с языком, а не с памятью 90 907

Мелби-Лервог и ее коллеги обнаружили, что наиболее серьезной проблемой детей с дислексией являются языковые проблемы, а не проблемы с памятью, как предполагалось в некоторых более ранних исследованиях.

«Была дискуссия о том, могут ли языковые проблемы быть связаны с проблемами кратковременной памяти, но в нашем исследовании мы не нашли никаких подтверждений этому», — говорит Мелби-Лервог.

Это заблуждение объясняется тем, что дети с дислексией часто плохо справляются с задачами на кратковременную память, которые включают в себя запоминание лингвистической информации.

Они плохо справляются, потому что с трудом формируют когнитивные репрезентации произносимых слов и букв. Иными словами, выполнение детьми-дислектиками таких заданий связано с языковыми навыками, а не с навыками памяти.

Специализированные учебные работы

Мелби-Лервог и его коллеги утверждают, что любая модель развития чтения должна учитывать важность фонематических репрезентаций, когда мы учимся читать.

Исследователи обнаружили, что дети с дислексией демонстрируют большой дефицит в задачах фонематического восприятия, и что эта проблема эффективно улучшается с помощью обучения фонематическому восприятию с помощью таких задач, как упомянутая выше задача «кошка».

Мелби-Лервог говорит, что важно начинать рано.

«Когда дети впервые начинают учиться читать в школе, у одних учеников возникает больше проблем, чем у других», — говорит Мелби-Лервог.

Этим детям нужно помочь как можно раньше. По ее словам, вместо того, чтобы ждать, пока этим детям исполнится восемь или девять лет, нужно вмешаться, когда они учатся в первом или втором классе, что означает, что им шесть или семь лет.

Время двигаться дальше

Проанализировав более 200 исследований, Мелби-Лервог говорит, что пришло время изменить направление исследований дислексии.

Она считает, что нет необходимости в дополнительных исследованиях, сравнивающих различия между детьми с дислексией и без нее в любой момент времени.

«Есть так много доказательств из прошлых исследований по этому поводу, и мы многое знаем о том, как дети учатся читать».

Мелби-Лервог утверждает, что теперь исследователи должны сосредоточиться на вмешательствах и эффективном лечении.

«Пора двигаться дальше», — заключает она.

Научные ссылки
Внешние ссылки
Связанный контент

Неправильное использование школьных скрининговых тестов

Отборочные тесты, предназначенные для выявления учеников, нуждающихся в дополнительной помощи в чтении, используются для ранжирования школ.Кроме того, учеников специально готовят к тестам, чтобы максимально увеличить их баллы, утверждает норвежский эксперт по чтению.

Практическая математика в начальной школе

Эксперты расходятся во мнениях относительно необходимости использования практических занятий для обучения математике в норвежских начальных школах.

Акустика, а не целое слово, лучше всего подходит для обучения чтению

Теперь, когда наступило лето, у меня есть предложение, как родители могут подарить своим маленьким детям волшебство чтения ко Дню труда: возьмите книгу Зигфрида Энгельмана «Научите своего ребенка читать в 100 простых уроков .Моя жена и я использовали его некоторое время назад с нашей тогдашней 4-летней дочерью, и после всего лишь 20 уютных минут за ночь маленькая девочка, которая в День памяти могла узнать на бумаге только слова нет и стоп и имена ее самой и членов ее семьи, когда переворачивались листья, могли читать простые книги.

Мы с женой не особенно прилежные учителя. Книга работала, довольно просто показывая нашей дочери, шаг за шагом, как произносить слова. Вот и все.И все же в мире образования метод Энгельмана считается спорным.

Книга Энгельманна, которую он написал в соавторстве с Филлис Хэддокс и Элейн Брунер, была впервые опубликована в начале 1980-х годов, но основана на работах конца 1960-х годов. Именно тогда Энгельманн принял участие в спонсируемом правительством проекте Follow Through, в сводном отчете которого сравнивались девять методов обучения чтению и отслеживались результаты 75 000 детей от детского сада до третьего класса. Результаты, хотя некоторые критики на протяжении многих лет отвергали их по методологическим соображениям, были ясны: подход, который оказался наиболее эффективным, был основан на фонетике — обучении детей тому, как произносить слова, буква за буквой, вместо того, чтобы поощрять учащихся распознавать слова как слова. отдельные фрагменты, также называемые системой целых слов.В частности, наиболее успешный подход дополнял базовую акустику жестко заданным форматом, подчеркивающим повторение и участие учащихся, что часто называют «прямым обучением». Как я ранее объяснял для NPR, результаты были особенно впечатляющими среди детей из бедных семей, в том числе чернокожих.

В дошкольном учреждении Университета Иллинойса в Урбана-Шампейн, которое Энгельман руководил вместе с исследователем в области образования Карлом Берейтером, начиная с 1964 года, прямое обучение на основе фонетики помогло даже 4-летним детям понять звуки, слоги и рифму, так что они пошли в детский сад, читая так же хорошо, как 8-летние.Аналогичные результаты были получены и на девяти других сайтах по всей стране. Прямое обучение аналогичным образом повысило успеваемость учащихся, начиная с Хьюстона в 1970-х годах и в Балтиморе и Милуоки в конце 1990-х — начале 2000-х годов.

В 2001 году учащиеся преимущественно чернокожего округа Ричмонд, штат Вирджиния, имели ужасные результаты по чтению — чуть менее 40 процентов учащихся третьего класса сдали государственный тест по чтению. Спустя четыре года, после того как округ перешел на заочную форму обучения, ее прошли 74 процента третьеклассников.Напротив, в 2005 году в богатом округе Фэрфакс, где учителя пренебрежительно относились к методу обучения чтению, основанному на фонетике (обычным является отказ от него как от безличного «тренируй и убивай»), только 59 процентов чернокожих третьеклассников округа, сдавших этот тест, сдали его. , несмотря на шикарное финансирование школы.

Одно исследование показало, что только 15 процентов занятий для учителей начальной школы предлагают уроки прямого обучения. Многие специалисты настаивают на том, что дети лучше учатся читать по-английски, используя метод целых слов.Идея состоит в том, что английская орфография настолько нерегулярна, что неэффективно пытаться научить детей связывать звучание букв с написанием слов.

Среди специалистов в области образования сформировалась школа мысли, основанная на идее, поддержанной психолингвистами Кеном Гудманом и Фрэнком Смитом, о том, что люди не ассоциируют в уме буквы со звуками, что реальное чтение — это своего рода изящная догадка, основанная на контекст. Но исследователи снова и снова подвергали это суждение глубокому анализу, как это показал несколько лет назад Марк Зайденберг в своей замечательной книге «Язык со скоростью взгляда ».

Некоторые педагоги также считают, что одинаковое обучение чтению всех детей по заданной программе слишком механистично для разношерстного студенческого контингента с разными навыками и пристрастиями, и что обучение чтению должно происходить через «открытия» и «исследования». ” Этот подход часто называют «сбалансированной грамотностью», при котором учителя представляют класс с общими стратегиями, но подталкивают учеников помогать друг другу учиться читать в «кружках чтения» или с помощью увлекательных текстов самостоятельно, с периодическими проверками учителя. .Общее ожидание состоит в том, что учащиеся будут удивляться чтению, используя различные индивидуальные пути. Звучит неплохо, и дети из забитых книгами домов часто могут справляться с этой системой, но опять же, метод Энгельманна работал на детях любого происхождения. Он предназначен для.

Как описывает Зайденберг в своей книге, по всей стране лагеря фонетики и целословия снова и снова сталкивались друг с другом, так что в одних округах используется один метод, а в других — другой, а во многих — попеременно между двумя.Некоторые, конечно, комбинируют подходы. Но, учитывая выводы Энгельманна, это движение туда-сюда похоже на колебания врачей между пенициллином и постельным режимом. Пенициллин является клиническим и универсальным; постельный режим позволяет импровизировать и чувствовать себя хорошо.

Учителя государственной школы моей дочери, когда ей было 4 года, прекрасно разбирались в своем деле, тем не менее сказали мне, что школьный округ не считал детей возраста моей дочери «готовыми» к чтению. Пришло время для книги Энгельмана.

Процесс был совсем не сложным; это было радостно. Сначала нужно было выучить некоторые буквенно-звуковые соответствия, такие как звук « их» вместо i . Но особенно ловко было наблюдать за основным скачком — от p-i-g к пониманию того, что буквы соответствуют звукам, которые вы связываете вместе в поросенок . По методу Энгельмана дети начинают с последовательного произнесения звуков: « р », « ih », « g », а затем их просят «быстро произнести», после чего после нескольких предварительных писков и попсы, они попадают в «свинью».»

Далее в книге показаны слова, которые рифмуются: большой , копать , парик . Это намекает им на тот факт, что слова могут отличаться только одним звуком, что имеет решающее значение для подтверждения того, что часть « ig » означает « ihg », а не отдельное « ih », а затем « g ». ». В книге буквы представлены с некоторыми сокращениями — черточки над гласными для обозначения долгих букв, немые буквы напечатаны меньше (мы назвали их «глупыми буквами»).

А как насчет слов с неправильным написанием? Книга втягивает их медленно, но неуклонно. Многие из наиболее распространенных слов неправильные — сказал , я , имею , вы — поэтому дети много тренируются с ними в чтении отрывков.

Leave a Reply

Ваш адрес email не будет опубликован.