Психосоматика у детей как лечить: Психосоматические симптомы у детей

Содержание

Психосоматические проблемы у детей | услуги психолога, психотерапевта детского развивающего Центра Август

Психосоматическое расстройство — это заболевание, которое появляется в результате взаимодействия  психических и физиологических факторов. Физиологическое функционирование организма зависит от психологической напряженности, которая либо вызывает заболевание, либо ухудшает ранее существовавшее заболевание у человека (ребенка).


Причины психосоматических расстройств

Точная причина развития психосоматического расстройства неизвестна. Но существуют ряд факторов, которые связывают с возникновением психосоматических симптомов:

● Генетическая склонность.
● Нерегулярные биологические условия: изменение метаболизма глюкозы, уровень аминокислот в сыворотке крови и т. д. может вызвать психосоматическое расстройство.
● Влияние стресса: люди, которые испытывают стрессовые события, такие как травма, частые болезни, страх, депрессия, гнев, чувство вины, отсутствие безопасности и другие сложные ситуации, восприимчивы к психосоматическому расстройству.
Источники  стресса у детей и подростков, влияющие на возникновение психосоматических расстройств:
  • нагрузка в школе,
  • семейные проблемы,
  • проблемы со сверстниками,
  • хронические заболевания или инвалидность у родителей,
  • переезды, смена школы, города, страны,
  • психическое расстройство у родителей,
  • сложности с адаптацией.

Распространенность психосоматических жалоб у детей и подростков составляет от 10 до 25%. Соматический симптом и связанные с ним расстройства одинаково распространены среди юношей и девушек

, но чаще встречаются среди девочек-подростков, чем мальчиков-подростков.


Симптомы

Важно понимать, что дети с психосоматическими расстройствами не являются симулянтами, они действительно больны, их симптомы реальны. Чаще всего физические симптомы подменяют собой тревогу, страх и агрессию. При психосоматических заболеваниях формируется ситуация, в которой физическая боль и страдание менее опасны, чем ощущение собственной тревоги, страха, чувства беспомощности.

Психосоматические симптомы —  это клинические симптомы, не имеющие основной патологии.  В педиатрической практике наиболее часто встречаются: 

  • боль в животе,
  • энурез,
  • головные боли,
  • боль в груди,
  • усталость,
  • боль в конечностях,
  • боль в спине,
  • затрудненное дыхание,
  • кожные проблемы (сыпь, зуд, экзема).

Признаки, указывающие на вероятность психосоматической основы симптомов

  • симптомы напоминают расстройства нервной системы (паралич конечности, глухота  или слепота, дрожь, напоминающая приступ), 
  • неопределенность, расплывчатость симптомов (усталость, головная боль или тошнота),
  • непоследовательность симптомов,
  • одновременное наличие множественных симптомов,
  • внезапное появление симптомов на фоне хорошего здоровья без видимой причины,
  • ребенок испытывает излишние тревогу и беспокойство по поводу своего симптома, по серьезности не соответствующие ситуации; чрезмерное беспокойство о симптомах,
  • забота о здоровье становится центром внимания жизни ребенка.

 

Диагностика
  • Органическая этиология (причины) симптомов должна быть исключена.  Проводятся необходимые исследования и тесты.
  • Консультация в области психического здоровья для дальнейших оценки и лечения. Психотерапевты беседуют с детьми и членами семьи, чтобы попытаться определить основные психологические проблемы или проблемные семейные отношения.


Лечение
  • Психотерапия
  • Программа реабилитации
  • Иногда препараты для снятия симптомов (назначает психиатр или невролог)


Психотерапия

обычно сочетается с программой реабилитации, целью которой является помочь детям вернуться к нормальной жизни. 
Реабилитация может включать физиотерапию, которая имеет следующие преимущества:

  • лечит физические симптомы, такие как снижение подвижности или потеря мышц, вызванные соматическим симптомом или связанным с ним расстройством,
  • это заставляет детей чувствовать, что что-то конкретное делается для их лечения,
  • это позволяет детям активно участвовать в лечении

Лечение психосоматических заболеваний в Санкт-Петербурге,выявление причин

В современном понимании, психосоматические заболевания возникают в результате взаимодействия психологических и физиологических факторов, когда ваше внутренее состояние и ваш мозг начинает думать,что вы больны.

Организм — это целостная система, поэтому выделение психосоматических заболеваний достаточно условно. В то же время, их отграничение отражает значимость психологических факторов в их развитии.

ЛЕЧЕНИЕ ПСИХОСОМАТИЧЕСКИХ ЗАБОЛЕВАНИЙ ДОСТУПНО В ФИЛИАЛАХ:

Лечение психосоматических заболеваний в Приморском районе

Адрес: г. Санкт-Петербург, Приморский район, ул. Репищева, 13

Лечение психосоматических заболеваний в Петроградском районе

Адрес: г. Санкт-Петербург, Петроградский район, ул. Ленина, 5

Лечение психосоматических заболеваний в Красногвардейском районе

Адрес: г. Санкт-Петербург, Красногвардейский район, Новочеркасский пр., д.33 корп.3

Лечение психосоматических заболеваний во Всеволожске

Адрес: г. Всеволожск, Октябрьский пр-т, 96 А

На сегодняшний день в классификацию психосоматических расстройств входят:

  • Ревматоидный артрит;
  • Эссенциальная артериальная гипертензия;
  • Язвенный неспецифический колит;
  • Бронхиальная астма;
  • Нейродермит;
  • Язвенная болезнь желудка и двенадцатиперстной кишки.

Некоторыми исследователями в этот список добавляются сахарный диабет и ишемическая болезнь сердца.

Психосоматические заболевания. Причины и лечение.

Существует большое количество отражающих взгляд определенной школы на природу человеческой психики концепций возникновения психосоматических заболеваний. Практически все они сходны в том, что люди переживают эмоции не только в душе, но и в теле. Каждое эмоциональное проявление сопровождается определенными изменениями в теле: напряжением мышц, выработкой гормонов, сменой частоты дыхания и сердцебиения. Нередко телесное переживание эмоций вступает в противоречие с психологическими установками, в результате чего может возникнуть и закрепиться патологическое состояние.

Лечение психосоматических заболеваний.

Тесное сотрудничество психотерапевтов медицинского центра «Династия» с врачами соматической медицины позволяет составить индивидуальный план, чтобы производить лечение психосоматических заболеваний, провести полную диагностику состояния пациента с использованием современного диагностического оборудования и выявить мишени для последующей терапии, ведь очень часто заболевание является последствием какой-либо травмы, которую вы получили ранее и последствия которой не прошли.

Сочетание психотерапии и медикаментозного лечения зарекомендовало себя как наилучший способ преодоления этих недугов, позволяющий значительно облегчить страдания и вернуть радость жизни.

Приём ведут врачи:

Выберите филиал“Династия” на Новочеркасском пр-те, Красногвардейский район“Династия” на Ленина, Петроградский район“Династия” на Репищева, Приморский район“Династия” во ВсеволожскеВыездная служба

Стоимость лечения психосоматических заболеваний:

Наименование услуг  Цена в рублях
Санкт-Петербург Всеволожск
Консультация психолога от 3000 от 2500
Консультация психиатра от 3500 от 3000
Консультация психотерапевта от 3500 от 4000
Консультация сексолога 4500 4500
Консультация нарколога от 3000 от 4000
Сеанс семейной психотерапии от 3500 от 3500
Сеанс групповой психотерапии 1800
Заключение психиатра для справки 1000 1000
Психодиагностическое обследование (2 часа) 6000-7000 6000-7000
Тест Векслера 5000
Психотерапевтический консилиум
11000
11000
Психиатрическое освидетельствование перед сделкой 9000 9000
ПСИХИАТРИЧЕСКИЙ СТАЦИОНАР
Стандарт (4-х местная) 5500
Стандарт+ (2-х местная) 7000
Полулюкс (2-х местная) 7800
Люкс (2-х местная) 8500
Премиум (1-местная) 10000

ЗАПИСЬ НА ЛЕЧЕНИЕ ПСИХОСОМАТИЧЕСКИХ ЗАБОЛЕВАНИЙ

Ваша заявка отправлена

Менеджер свяжется с вами для уточнения деталей

Мы ценим ваше обращение в наш медицинский центр «Династия»

Детская психосоматика. Альтернативное лечение детских болезней

З амечали ли вы, что после того, как вы допустили неправильный поступок в отношении своего ребёнка, ухудшалось состояние его здоровья? Я – да. Неоднократно замечала, что благополучие малыша напрямую связано с поведением и мировоззрением его родителей. Да и у взрослого человека «все болячки идут из головы». Есть целая наука о связи между психологическим состоянием и состоянием здоровья – психосоматика.

Самая актуальная и полезная информация для современных родителей — в нашей рассылке.
С нами уже более 30 000 подписчиков!

Её родоначальник – немецкий доктор Иоганн Христиан Август Хайнрот, он первым использовал этот термин в 1818 году. Получается, что понятию «психосоматика» уже 200 лет. И всё это время о нём спорят педагоги, врачи и родители. Сейчас уже многие специалисты уверены, что если хроническое недомогание возникло вследствие психических факторов – стрессов, чувства злобы, гнева, зависти, вины и т.д. – это психосоматический недуг. Его нужно не лечить лекарствами, а найти причину, проработать её, и болезнь уйдёт.

Так почему же всё-таки болеет малютка? Ребёнок, в силу незрелости сознания, ещё не может отдавать полного отчёта за свои действия, значит, искать причину болезни бутуза надо в маме и папе. Дети крайне чувствительны, и часто негативное поведение отца и матери принимается ими на свой счёт. Если у крошки хроническое заболевание, без конца повторяющийся недуг, годами не дающий покоя – это повод задуматься о своём поведении. Предлагаю вам ознакомиться с некоторыми выводами специалистов по психосоматике.

Если у ребёнка есть проблемы с кожей, то, возможно, его близкие слишком сдержаны в эмоциях, не хватает физического контакта. Может быть, вы стесняетесь выражать свои чувства на людях? Постарайтесь расставить приоритеты.

Есть такая неприятность, как рахит. Вспомним, как проводится профилактика развития рахита: создаются условия дома и на улице, когда ребёнок купается в лучах солнца. А что даёт солнышко? Витамин Д, конечно, а ещё оно ласково греет, и в солнечную погоду и настроение радостное. Значит, станьте таким солнышком для своей крошки – дарите радость, любовь, ласку, чувство защищенности. По психосоматике рахит – признак того, что именно эти первоначальные потребности вашего карапуза не удовлетворены.

Малыш мучается с носиком и не может нормально дышать? Возможно, вы не даёте ему это делать. Ослабьте хватку. Осталось только разобраться, чем именно вы «душите» дочь или сына: тиранией, излишним контролем, или непомерной надоедающей любовью?

Хронический кашель – невысказанная агрессия или протест. На протяжении долгого времени человечек живёт с тем, что ему категорически не нравится, но у него нет возможности высказаться, что именно его напрягает в сложившейся обстановке.

Почти у всех мам за спиной есть горький опыт привыкания к саду и одно из проявлений – нескончаемые детские простуды в первые несколько месяцев. Во многих семьях сложилась своеобразная традиция: дошкольник дома – всё хорошо, только в сад – заболели. Это уже реакция на детский сад: непринятие резкой смены коллектива, тревога, страх, депрессия, в связи с переменой образа жизни, отсутствием мамы рядом, вынужденным привыканием ко всему чужому. Как результат – снижение иммунитета, вот и объяснение изматывающих простуд малыша. Причём чем нелюдимее ребёнок, тем сильнее страдает его самочувствие. В таком случае, думаю, необходимо начать с малого: попробовать ходить в развивающие центры, чаще гулять и играть на детской площадке, то есть научить чадо налаживать контакт с малышнёй. Постепенное увеличение времени самостоятельного пребывания в обществе детворы сократит неврозы крошки по поводу нового коллектива, его психика придёт в норму, и самочувствие не будет портиться при каждой смене обстановки.

Если вы столкнулись с отитом – разберитесь, может, «ваше будущее» что-то не хочет слышать от самых любимых людей? Скорее всего, это реакция организма (в данном случае, ушей как органа слуха) на то, что расстраивает и ранит детское сердечко – скандалы и ссоры в семье. Вот и реакция на стресс: слух ограничивается, чтобы сохранить психику. Это очень болезненная тема. Когда нашей дочери было 8 месяцев, я заметила, как она зажимает ушки ручками, когда я повышаю голос. Малышка отказывалась слушать, как мама и папа ругаются. Тогда, ещё особо не вдаваясь в азы психосоматики, я уже поняла, как больно для дочки слышать негатив, и сделала выводы.

Получается, что прежде чем бросаться лечить малыша, необходимо понять: а, может, это мы, взрослые, ведём себя не так? Как видите, в психосоматике нет ничего сложного. Стоит лишь разобраться в корне ситуации, и, возможно, бегать в аптеку, как на работу, не понадобится.

Разумеется, психосоматика – не панацея от всех болезней. Но она может существенно улучшить физическое и психическое состояние как ребёнка, так и взрослого. А самое главное – изучая эту науку, вы укрепите отношения в семье. Ответственность за всё, что происходит с нашим наследником, мы несём сами, поэтому необходимо помнить: наши дети зависят от нас и наших поступков. Пусть они видят правильный пример, получают хорошее воспитание в разумной любви и заботе и растут здоровыми счастливыми людьми.

Быстрая регистрация
Получите 5% скидку на первый заказ!

А у вас есть пример действия психосоматики? Поделитесь в комментариях!

Лечение нейродермита с точки зрения психосоматики


6 марта 2020

Психосоматика рассматривает заболевания как следствие психологических и эмоциональных проблем. Здесь имеют значение:

  • Личностные особенности человека. Это может быть повышенная тревожность, мнительность, замкнутость и пр.
  • Жизненные обстоятельства. Некоторые ситуации способствуют старту заболевания. Чаще всего это случаи, которые приводят к затяжным стрессам.
  • Отношение самого человека к заболеванию. Это эмоциональный настрой, который также влияет на течение болезни.
  • Вторичные выгоды от заболевания. Во многих случаях болезнь помогает привлечь внимание со стороны окружающих.

Нейродермит в психосоматике рассматривается как реакция кожи на те или иные внутренние состояния человека. Считается, что у генетически предрасположенных людей эмоции могут спровоцировать проявления заболевания: зуд, покраснения и сыпь на коже.

Причины нейродермита в психосоматике

Основной причиной нейродермита в психосоматике выступают психологические факторы. Кожа рассматривается как своеобразный барьер и ассоциируется у человека с личными границами. На этой границе осуществляется контакт с окружающим миром, который может быть приятным, нейтральным, болезненным. И в качестве угрожающих факторов здесь выступают не только физически травмирующие воздействия (ультрафиолет, низкая температура и пр.), но и психологическое влияние со стороны окружающих.

В связи с этим психосоматика нейродермита на лице или других частях тела в качестве причины болезни определяет нестабильное состояние нервной системы в результате частых стрессов. Болезнь вызывают душевные травмы и проблемы, в том числе те, что возникли еще в детстве часто как недостаток родительского тепла.

По мере взросления болезнь усугубляется и уже влияет на отношения человека с окружающими. С психологической точки зрения человек с кожными проблемами закомплексованный, сдержанный и очень эмоциональный.

Психосоматика нейродермита у ребенка

В детском возрасте нейродермит может развиваться из-за потребности во внимании, чаще всего от матери. Провоцирующими факторами также выступают постоянные стрессы из-за напряженных ситуаций в семье. В подростковом возрасте кожные заболевания выступают следствием проблем в общении со сверстниками, например, если ребенка не принимает коллектив.

Еще нейродермит у ребенка могут провоцировать:

  • состояние обиды;
  • низкая самооценка;
  • постоянные упреки и недовольство родителей;
  • ощущение вины из-за семейных конфликтов.


В детском возрасте влияние психики очень сильное, поэтому даже медикаментозное лечение может давать лишь кратковременный эффект. Это показывает важность применения психотерапии.

Психосоматика нейродермита у взрослых

Симптомы нейродермита при психосоматике – это скорее признаки, которые могут указывать на психологическую природу заболевания. Для взрослого с таким диагнозом свойственны следующие характеристики:

  • человек не способен «проживать» позитивные моменты;
  • имеет завышенные ожидания;
  • наличие пассивной жизненной позиции с невозможностью отстаивать свои границы;
  • болезненная реакция на критику и неодобрение окружающих;
  • постоянное напряжение, мнительность и осторожность;
  • пессимистичность и раздражительность;
  • обидчивость;
  • неприятие себя, раздражение и злость при неудачах.


Что можно сделать

Поскольку на заболевание в большей степени влияют психологические факторы, лечением должен заниматься соответствующий специалист – психотерапевт. Самостоятельная работа со своим состоянием очень редко приводит к хорошим результатам, поскольку требуются серьезная подготовка, знания и опыт. Со специалистом лечение будет эффективным и более быстрым.

Как избавиться от нейродермита на фоне психосоматики:

  1. В первую очередь пройти полное обследование, чтобы исключить другие возможные причины заболевания, например, аллергические.
  2. Привести в норму состояние пищеварительной системы, поскольку нарушения пищеварения усугубляют течения болезни.
  3. Обратиться за помощью к психотерапевту. Он поможет пересмотреть жизненные позиции, найти причины психологических проблем, углубиться в свою психику и разобраться со всеми страхами. В случае с детьми психотерапевт работает и с ребенком, и с родителями. Детям важно чувствовать и понимать, что родители всегда его поддержат и они на его стороне.

В качестве психотерапевтических техник в лечении могут применяться медитации и ведение дневника эмоций. Чтобы не допустить рецидива нейродермита, если он возник как следствие психологических нарушений, необходимо работать именно с психикой.


Лекарства помогают только на какое-то время. Если не справиться с психологическими проблемами, болезнь будет возвращаться. В рамках терапии психотерапевт придерживается следующей общей схемы:

  1. Сначала необходимо определить исходную ситуацию, которая вызвала появление нейродермита.
  2. Конкретизировать эмоцию, возникшую в той ситуации. Это может быть горе, гнев, стыд, вина – у каждого человека эмоция будет своя.
  3. Подобрать психологические техники, которые помогут проработать эмоцию.
  4. Скорректировать эмоциональное состояние, выработать у пациента новые формы реакций на провоцирующие факторы.

Плюсы работы с психотерапевтом здесь и в том, что улучшается состояние не только кожи, но и организма в целом, поскольку психика может влиять и на другие органы. Например, тревожность часто выступает причиной сразу нескольких заболеваний. Проработав такую эмоцию, человек ослабляет ее влияние на организм в целом.

Поэтому лечение нейродермита при психосоматике с помощью психотерапии эффективно при любой локализации кожных симптомов: на руках, ногах, лице и пр. Кроме психотерапевта с пациентом могут работать дерматолог, невролог и аллерголог. Так удается воздействовать на все возможные причины нейродермита и добиться длительной ремиссии.


6 марта 2020

Автор статьи: врач-дерматолог Мак Владимир Федорович

Психосоматика заикания у взрослых, помощь психотерапевта в лечении

 

Симптомы заикания впервые были описаны еще до нашей эры. На разных исторических этапах его изучения, заикание имело разное название. Одно из них – косноязычье.

При этом определении заикания подразумевалась сложность восприятия речи с запинками, нежели анатомо-физиологические основы нарушений темпа и плавности речи.

За последнее десятилетие наука заметно продвинулась в понимании речевой патологии, стали понятны многие закономерности возникновения, развития и течения заикания. Наличие симптома часто только сигнал о заболевании, которое может быть не связано с непосредственным местом симптоматики: так, речевые спазмы могут свидетельствовать о высокой тревожности человека, а никак не о поражении лицевых мышц.

Что такое психосоматика

Психосоматика (от греческих слов «душа» и «тело») – направление в медицине, изучающее влияние психологических факторов на возникновение и течение телесных (соматических) заболеваний.

Очень популярно мнение, что заикание возникает при несоответствии получаемой эмоционально-психологической нагрузки и возможностями и способами ее переработки.

Так, на стрессовый фактор при начале заикания у ребенка указывают около 70% опрошенных родителей. Эмоциональный фон немаловажен и при проявлении заикания и логоневроза у взрослых. Связь запинок с волнением отмечают 92% заикающихся взрослых. Взрослея, заикающийся человек понимает закономерность: болеет тело, а причины – в душе.

У детей с заиканием часто поставлен диагноз: логоневроз или логофобия, что прежде всего указывает на нарушенное психологическое здоровье, влекущее за собой речевую симптоматику в виде спазмов, задержек и остановок речи.

Поэтому первой инстанцией, к кому следует обратиться для преодоления заикания, является врач-психотерапевт.

Работа врача-психотерапевта при лечении заикания

Качественная, грамотная и своевременная психотерапия при заикании определяет успешность лечения как в детском, так и в зрелом возрасте. Курс психотерапии всегда подбирается индивидуально и назначенному лечению должен предшествовать первичный прием. Существует много легенд про чудесный гипноз и магические аутотренинги. Поверьте, к современной психотерапии эти методы отнести нельзя! Все манипулятивные техники, когда сам заикающийся человек не принимает активное участие, не приведут к стойкому результату.

Преодоление заикания невозможно без грамотного логопеда, желательно с медицинским образованием, опытом и стажем работы с заикающимися людьми. Так при одномоментной работе логопеда и психотерапевта достигается восстановление речи у детей дошкольного возраста за 3 недели.

Не знаете, что делать, если вы заикаетесь? Запишитесь на бесплатную консультацию по телефону 8 (812) 244-98-27 или через форму на сайте.


Как лечить психосоматику | Институт повышения квалификации и переподготовки международной академии психологических наук

23rd Апрель , 2019

Многие современные заболевания напрямую связаны с нашей психикой и образом жизни. Это особенно актуально для взрослых людей. Как же лечить психосоматические заболевания у взрослых? Какие виды психотерапии следует использовать?

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Лечение психосоматических заболеваний – трудный и длительный процесс, который требует комплексных видов терапии и профессионализма врача. А также успех лечения зависит от самого больного.

Как лечить психосоматику

Для каждого человека необходимо подобрать индивидуальную программу лечения, исходя из образа жизни и мышления. Даже если два человека имеют одинаковые причины возникновения заболевания – их лечение может быть разным.

Психотерапевт должен учитывать все особенности человека и грамотно составить курс лечения. Бывает такое, что в выбранный курс приходится вводить корректировки в процессе лечения. Особое внимание необходимо обращать на характер человека, причины возникновения заболевания и её тяжесть.

Лечение таких заболеваний напрямую зависит от желания больного, потому что в большей степени – это работа с головой и эмоциями. Если человек не желает делиться своими переживаниями – ничего не получится.

Особенности психосоматических заболеваний у детей

Специалисты, изучающие психосоматику заболеваний, выяснили, что даже младенцы подвержены возникновению психосоматических расстройств. А некоторые и вовсе утверждают, что проблемы могут закладываться еще в период внутриутробного развития, имея зависимость с состоянием матери во время беременности.

Как показывает практика, особенно подвержены психосоматическим заболеваниям нежеланные дети. Они чаще всего появляются на свет недоношенными и могут иметь отклонения в развитии. Для лечения таких детей чаще всего применяются нетрадиционные виды терапии, что указывает на психосоматику.

Во время жизни в животе у мамы, как и в первые месяцы жизни для детей наиболее важным фактором является состояние матери. Все прекрасно знают об эмоциональной связи матери и ребенка, которая сохраняется на всю жизнь и служит энергетическим каналом. Ребенок ощущает на себе влияние каждой эмоции матери. Поэтому негативные эмоции во время беременности – тревога, беспокойство, злость влияют не только на нервную систему девушки, но и на её ребенка.

Но ошибочно полагать, что с уменьшением связи матери и ребенка, он менее подвержен стрессам. Более взрослые дети тоже подвержены психосоматическим заболеваниям. Они могут возникать в результате недостатка внимания со стороны взрослых, которое им необходимо.

В результате социализации, когда ребенок идет в детский сад или школу. Причиной заболеваний может стать неправильное воспитание – гиперопека или деспотизм взрослых, а также конфликты вокруг ребенка.

Очень часто происходят такие ситуации, когда родители забывают о своем ребенке, занимаясь личными проблемами и выяснением отношений друг с другом. Часто такое случается в период развода родителей. Ребенок в таком случае как никогда нуждается во внимании, которого, к сожалению, не получает.

Простудные заболевания также могут иметь связь с психосоматикой

Если, например, ребенок не любит ходить в детский сад, ему не нравится там находиться, и домой он возвращается грустным – это может привести к частым простудам.

Родители, которые предъявляют много требований к своему ребенку, также могут повлиять на его психическое развитие.
Живя в быстром ритме требовательных родителей, ребенок понимает, что единственный способ остановиться и отдохнуть – это болезнь. Поэтому малыш часто подвержен мигреням и плохо себя чувствует. В таком случае выход очень прост – необходимо давать ребенку больше отдыхать.

Есть определенные группы заболеваний, которые вызваны психосоматическими расстройствами. Это простудные заболевания, проблемы с горлом, аллергии, проблемы с кожей, кишечником и даже онкология.

Опытные специалисты после короткой беседы с ребенком способны определить причины его заболеваний, потому что каждая трудность или проблема, с которой столкнулся малыш, влияет на его физическое самочувствие.

Часто родители замечают, что их ребенок часто болеет, и обычно страдает именно заложенностью носа, его дыхание затруднено. Опытный специалист сразу станет искать причины в его отношениях с родителями. Они, в буквальном смысле слова, могут мешать ему дышать полной грудью. Это может проявляться в гиперопеке и высоких требованиях к малышу.

Ни один ребенок не хочет расстраивать своих родителей, поэтому он старается делать все, чтобы оправдать возлагаемые на него надежды. Вследствие этого ребенок лишается собственной жизни и свободы.

Также распространенная жалоба родителей – у ребенка болит горло, и часто пропадает голос. Причина тоже лежит на поверхности. Либо ребенку не дают выражать свое мнение, либо постоянно его критикуют. Это может быть вызвано негативными установками родителей и взрослых, например, «так нельзя говорить», «как тебе не стыдно» и так далее.

Анемия или сниженный уровень гемоглобина может быть вызван однообразием и скучной жизнью ребенка. Родителям следует добавить в его жизнь ярких красок и эмоций. Также причиной анемии может быть неуверенность в себе и своих силах, такие страхи тоже вызывают недостаток металла – железа – в крови.

Кишечные расстройства могут возникать у детей, которые погружены в собственный мир, замкнуты и стеснительны. Также в животе живет чувство страха, поэтому стоит обратить внимание на то, чего боится ребенок, если проблемы желудочно-кишечного тракта – его постоянные спутники.

Проблемы с кожей тоже имеют психосоматические причины. Но они могут быть различны и индивидуальны, например, чтобы найти причину аллергии, родителям стоит обратить внимание, на какой именно продукт она возникает. Поэтому в случае с кожными проблемами нужна более детальная диагностика.

Как лечить психосоматику у детей

Перед началом лечения необходимо провести диагностику заболевания. Это доставляет некоторые сложности, потому что родители иногда даже не догадываются о связи физического здоровья с эмоциональными проблемами ребенка. Многие врачи лечат симптомы, даже не пытаясь выяснить причины заболеваний.

Особенно актуально задуматься о психосоматических причинах, если заболевания обостряются и повторяются из раза в раз. К сожалению, к этому нередко приходят тогда, когда случай уже запущен и требует гораздо более сложного, длительного и комплексного лечения.

Врачи в Европе уже заметили эту закономерность. Поэтому они стараются объяснить родителям об эмоциональных причинах заболеваний их детей и направить их на консультацию к психологу. Таким образом, врачи не теряют времени, что облегчает дальнейшее лечение и сокращает период реабилитации.

В России, конечно, тоже к этому стремятся, но пока не так активно, как этого бы хотелось. Поэтому ответственность за психоэмоциональное состояние ребенка должны взять на себя родители. Важно понимать, что недостаточно просто выяснить причины заболеваний, но также необходимо построить правильную схему решения проблем, найти взаимосвязь между телом и душой и решить, что с этим делать. Только комплекс знание поможет устранить причины заболеваний и сделает Вашего ребенка здоровым.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

В процессе лечения родители, врачи, психологи и сам ребенок должны действовать сообща. Педиатр должен подобрать медикаментозное лечение, психолог – проконсультировать ребенка и подобрать свои методы, а родители всегда быть рядом и оказывать поддержку и быть опорой. Также стоит обеспечить уют в доме, создать атмосферу спокойствия и тепла.

Если ребенку не нравится ходить в детский сад, то стоит подумать о нем и дать ему больше времени в привычной для него обстановке – продлить декретный отпуск. Если же такой возможности нет, попробуйте сначала отводить ребенка в сад на несколько часов, постепенно увеличивая длительность его нахождения там.

Также ни в коем случае нельзя допускать истерик ребенка в детском саду. Если он плачет и хочет к родителям – оптимальным вариантом будет приехать и забрать его домой. Это подарит малышу чувство безопасности, а родители проявят заботу и покажут, как ценят и любят его.

Залог успешного воспитания – доверие и дружба родителей с ребенком и ребенка с родителями. Готовность откладывать дела ради любимых членов семьи, способность выслушивать и сопереживать – это то, чего в какой-то момент не хватает всем людям, а особенно детям. Но нужно приложить все силы, чтобы не допустить этого в Вашей семье. Ребенок всегда должен понимать, что он любим, даже если его поступки кажутся Вам неправильными. Все можно объяснить спокойным голосом и аргументами.

Такая комплексная работа всегда приводит к положительным результатам, если все принимают участие и выкладываются по максимуму.

Лечение психосоматики на примере хронического ринита

Откуда берут начало корни хронического ринита

На первый взгляд насморк и насморк, где-то можно прочитать что человечество делится на несколько типов, один из них-человек-слизь, таких людей насморк и сопровождает в жизни. Кто-то начнёт советовать людям с постоянным насморком сократить количество потребляемых молочных продуктов.

Бытует мнение, что молоко и все его производные способствуют повышенному образованию слизи в организме, сюда же можно отнести картофель (возможно из-за крахмала, в нём содержащегося). Рекомендуется прожить без молочных продуктов 7-14 дней и посмотреть на разительные перемены, которые произойдут с организмом и с какой легкостью начнёт дышать нос.

Срок конечно не великий, почему бы и не попробовать, возможно результат действительно будет. Но, как и все физические болезни, хронический насморк конечно же болезнь, ещё и доставляющая дискомфорт, это все проявления более глубоких проблем, разобравшись с которыми, не придётся отказывать себе в стакане ряженки или тарелке творога.

Насморк-иммунитет или психосоматика?

Заболев, даже правильнее выразиться в данном случае, засопливев, человек сразу начинает пичкать себя лекарствами, антибиотиками, спреями и всевозможными аптечными разностями. Но лучше остановиться на секунду и спросить свой организм, какую информацию он пытается человеку донести, какой закон Вселенной он нарушает?

Или может быть какую-то ситуацию не может отпустить. А ведь между нервными напряжениями, обидами, стрессами и болезнью существует очень тесная взаимосвязь. Хотя даже потому, что любой стресс всегда отнимает у организма много затрат, и если не брать в расчёт психосоматика, то элементарно простое таких затрат снижается иммунитет.

Но человеческий иммунитет в спокойном, гармоничном организме способен противостоять любым инфекциям и сквознякам, а вот в состоянии стресса-нет.

Насморк, давление, головная боль и прочее-это вторичный результат, нужно же искать первопричину, которая всегда кроется в голове. Такие эмоции как боль (душевная, имеется ввиду), обида, страх, ненависть и подобные вредные, но очень сильные и разрушительные эмоции приводят к тому, что человеческий мозг даёт сигнал надпочечникам на выработку адреналина (как известно адреналин вырабатывается именно надпочечниками), и если в малой дозе и в положительных эмоциях адреналин для организма это встряска и польза, то в больших дозах грозит человеку нарушением работы внутренних органов и неприятных физических последствий.

Многие психологи и психотерапевты сходятся во мнении, что хронический насморк-это невыплаканные слёзы. Слёзы годами скапливаются из обид и страхов, недостатка внимания и любви. А на детях такие эмоции сказываются особенно сильно, даже обратить внимание на то, что в семьях, где постоянные скандалы, дети болеют гораздо чаще.

За физическим недугом всегда скрыты эмоциональные переживания и потрясения. Физические проявления — это знак человеку, где он что-то делает не правильно, что-то можно изменить. Но человек конечно же эти знаки игнорирует.

Игнорировать не стоит

Проигнорировать знаки-значит усугубить положение. А лучше подумать, какие обиды копились и складировались годами в уголках разума, засоряя организм? И просто взять и искренне простить себя, освободится от этого груза, отпустить его, простить всех кто когда-то обидел, ну какой в них смысл? До чего же пустая трата времени обижаться! А если бы человек знал какая это трата энергии и жизненных сил, наверное тогда обид стало бы меньше.

Перед тем, как лечить психосоматику, важно понять

• Все в человеке взаимосвязано, любые физические заболевания вызваны негативным мышлением, неправильным образом жизни отсутствием физической активности. Но все можно изменить, изменив свое мышление на позитив.

• Существуют психологические проблемы, с которыми сталкиваются все люди. А также существует множество способов их решать, которыми стоит воспользоваться.

• Психосоматические заболевания давно стали спутниками нашей жизни, поэтому стоит знать о них и вовремя распознавать у себя и своих близких.

• Необходимо изучать психосоматику и повышать уровень психологической грамотности. Это позволит помочь себе без помощи специалистов. Особенно актуально для людей, которым сложно делиться своими переживаниями с посторонними людьми.

• Решить проблемы со здоровьем помогает переформулирование проблемы в цель, которую нужно достичь. Например, проблема близорукости часто связана с неуверенностью в себе и недостатком решительности. Поэтому, станьте смелее, поверьте в себя, и добивайтесь своих целей. Позвольте себе захотеть увидеть мир!

• С лечением психосоматических заболеваний нельзя медлить. Чем раньше Вы выясните причину, тем легче её устранить. Действуйте прямо сейчас!

• Главное помнить, что каждое действие Вы совершаете ради себя и своего блага. Любите себя.

Главное, что должен усвоить каждый человек – идеал жизни – гармоничное существование в обществе без конфликтов с самим собой. Любите каждую клеточку своего тела, и оно отблагодарит Вас здоровьем и энергией. Помните, что все проблемы из головы. Анализируйте свои эмоции и думайте о себе. Позвольте себе брать паузы и отдыхать, если Вам этого хочется. Слушайте себя и будьте здоровы!


Психосоматика пищеварения – боли в животе, гастрит и язва от стресса

Часто встречающаяся ситуация в жизни. Вот люди, которые питаются примерно одинаково, но один страдает язвой двенадцатиперстной кишки – ЯБДК, – а другой вполне здоров. Один человек болеет гастритом и постоянным несварением, у него находят хеликобактер пилори при обследовании, а другой – в порядке.

Язвенную болезнь желудка и ЯБДК врачи относят к психогенным заболеваниям, так как есть связь с состоянием нервной системы, психики и приступами болезни. Говоря языком психотерапии, это настоящее психосоматическое заболевание. Какие же факторы из душевной жизни влияют на развитие психосоматики органов пищеварения?

Стресс и психосоматика желудка и кишечника

Французский физиолог Ганс Селье разработал теорию стресса, изучая больных разными заболеваниями, раненых. Он обнаружил одинаковые симптомы при совершенно разных поражениях организма и болезнях, описал синдром, который вызван разными повреждающими агентами. В результате им была развита теория стресса, для которой важен уровень действия стрессовых факторов и продолжительность их действия. В его экспериментах с лабораторными крысами была установлена причинно-следственная связь стресса и язвенной болезни. То есть, если обычная крыса в клетке подвергается регулярному стрессу – она заболевает, страдают органы пищеварения. Психологическое тестирование и наблюдение пациентов распространяет теорию возникновения психосоматических болезней ЖКТ и на людей.

Устойчивость к стрессу у разных людей весьма различается. И самое важное – сильное воздействие стресса производит возникновение психосоматических реакций только в том случае, если организм не может реагировать адекватно на конкретный стрессовый фактор.

Стресс возникает по самым разным причинам – в результате семейных проблем, потери работы, разлуки с близким человеком, потери близкого вследствие его смерти. Развод, измена – все это приводит к сильному стрессу. Все неприятности и авральная работа на предприятии также могут быть причиной развития психосоматики пищеварения – язвенных болезней желудка и двенадцатиперстной кишки, также известен синдром раздраженного кишечника – СРК, который мучает пациентов частыми поносами, несварением, болями в животе. Но не всегда стресс приводит к болезням ЖКТ.

Сила стрессового фактора может быть велика, и человек справляется. Но только в течение какого-то ограниченного времени – затем, для продолжения сопротивления неприятностям и столкновениям с серьезными проблемами нужен серьезный отдых, восстановление. Смена обстановки. Так действуют животные – получив какое-то повреждение или ранение – они прячутся и стараются отдохнуть в неподвижности при минимальной активности. У человека, бывает, и нет времени, чтобы заметить эту усталость. Бывает, что нет условий, чтобы отдохнуть.

Для противостояния стрессам человеку очень важно поддерживающее окружение, благоприятная обстановка в отношениях с друзьями и членами семьи. На деле же чаще друзья – это первые конкуренты, а конкуренты не могут оказать поддержки. В семье также может быть нарушена структура и функционирование – особенно если психологические проблемы делают домашнюю жизнь дополнительным стрессовым фактором и человек не получает отдыха дома – и на работе его достают стрессы, и дома он не отдыхает.

Почему стресс приводит к поражению органов пищеварения – болезням желудка и кишечника.

Когда человек сталкивается с резким появлением проблем в жизни – это может быть связано с работой, с отношениями, — он как биологический организм, готовится к борьбе. Железы вырабатывают гормоны стресса, сердце, что называется, наполняется кровью – появляется готовность к борьбе. Или, наоборот, человек должен убежать и спрятаться. Желудок и кишечник, да и вся пищеварительная система как бы отключается, ей не до того, чтобы переваривать пищу.

Если речь идет о животном, то после драки оно отдыхает. Человек же, в зависимости от своего характера, может бессознательно продолжать бороться после драки, особенно после неудачной схватки, и даже если сознание принимает изменившиеся условия, что угрозы нет, древние отделы мозга могут не спать и продолжают командовать выработкой гормонов, которые заставляют организм отвечать на стресс. Стрессогенным фактором становится сама психика, в глубине которой битва, переживание потери, травматические воспоминания – продолжают оставаться реальными.

Привычные диагнозы в случаях длительного стресса это синдром раздраженного кишечника, хронический гастродуоденит – воспаление двенадцатиперстной кишки, дискинезия желчевыводящих путей – это нарушение поступления желчи из желчного пузыря в кишку, язвенная болезнь.

Сопутствующими стрессу факторами являются нарушения сна – бессонница, круговорот мыслей, беспокойный сон с пробуждениями, кошмарами.

Если длительность стрессового фактора превышает ресурсы организма, то наступает нервное истощение, вегето-сосудистая дистония, повышенная потливость, чувство слабости, так называемый синдром хронической усталости. То есть перечисленные симптомы и болезни являются чистого вида психосоматикой. Особенно, если объективно, в сравнении с нормальными реакциями окружающих, человек вроде бы должен справиться, но – не получается.

Итак, психосоматика пищеварения, связанная с воспалением слизистой желудка – гастритом, ЯБЖ и ЯБДК, синдром раздраженного кишечника – требуют психотерапии, специальных психотерапевтических методов саморегуляции, а иногда – применения психотропных препаратов, которые может назначить только врач психотерапевт.

Психотерапия при психосоматических болезнях ЖКТ

Психотерапия при психосоматике желудка и кишечника состоит в том, чтобы отключить стрессовый режим организма – переваривать пищу нормально, восстанавливать слизистую желудка и кишечника, здоровую микрофлору – можно только в покое, а не в напряжении.

Приемы психотерапии состоят в гипнозе, обучении аутогенной тренировке, в тренинге и разработки копинг-стратегии.

Если диагностирована ЯБДК, ЯБЖ или СРК – необходимо принять то лечение, что назначит гастроэнтеролог. И прямиком бежать к психологу или психотерапевту.

Что будет делать психотерапевт, как он с вами будет лечить психосоматику пищеварительного тракта?

Основное внимание будет уделено выделению всех стрессовых факторов, которые оказывают воздействие. Стресс от дисфункциональных отношений в семье, от конфликтов на работе – это как раз область психотерапии. Психотерапевт может проработать с вами проблемы вашего поведения и отношений. Внутренние конфликты – это также стресс, особенно если достаточно долгое время человек не может принять какого-то важного решения.

Приемы психологического саморегулирования – это специальная тренировка, упражнения вас научат делать самостоятельно, применяя как раз для того, чтобы снизить ответ организма на стресс.

Большую пользу в настраивании организма на правильную антистрессовую волну приносят занятия йогой, восточными холистическими искусствами, боевыми искусствами, есть и русские национальные практики.

Когда при психосоматике желудка и кишечника следует обращаться к психотерапевту

1. Вы долго лечитесь у гастроэнтеролога и нет результатов – в стрессовых ситуациях язва и колит возвращаются

2. Вы чувствуете, что психосоматические болезни желудка и кишечника – это ваши переживания и стрессы, но не понимаете какие именно и не знаете как с ними совладать

3. Если нарушается пищеварение и вас беспокоят боли, вздутия, понос или спазмы в кишечнике и желудке

4. Если вы курите и не можете бросить, но хотите бросить курить

5. Если ваше настроение плохое и подавленное более месяца

6. Если вы наряду с желудочными и кишечными симптомами — боли, нарушение пищеварения, расстройство желудка чувствуете усталость или напряжение, плохой сон или бессоницу

Если следовать современному взгляду на ЯБДК и ЯБЖ, то обращение к психотерапевту следует сразу после посещения врача гастроэнтеролога и диагностики ЭГДС

Какие болезни ЖКТ требуют консультации, а порой и помощи психотерапевта

Часто вам скажут – вы нерегулярно и неправильно питаетесь и к тому же – курите. Поэтому гастрит и язва. Но психосоматику никак не списать со счетов, если вы истощены стрессом и не отдыхаете, как бы хорошо вы не питались, гастрит и язва весьма вероятны.

Психосоматика: симптомы и методы лечения

Дети и психосоматические расстройства: взгляд детского психотерапевта

Дело Тии:

Первоначальная оценка

Тии было 14 лет, когда больница общего профиля направила ее в CAMHS. Она страдала от изнурительных язв во рту, которые начали появляться, когда она была малышкой. С начала полового созревания у нее появились мигренозные головные боли, сопровождающиеся рвотой и болями в животе. В ее обращении подчеркивалось, что ее отец был алкоголиком и находился под залогом в ожидании судебного слушания по делу о сексуальном насилии.Ее мать страдала от хронического заболевания, поражающего ее иммунную систему, с плохим прогнозом. Впервые я встретил Тию и ее мать с моим коллегой-психиатром для первичной оценки. Затем я встречался с Тией наедине в течение трех недель для проведения специализированной психотерапевтической оценки.

Клиническая картина

Тиа пришла в клинику одна. Она представлена ​​как приятная, но растерянная девочка-подросток. Она провела большую часть своих сеансов, описывая свои страдания от изнурительных мигреней и болезненных язв во рту, объясняя, что, несмотря на несколько биопсий, сделанных за эти годы, ее язвы во рту остались невыявленными.Когда у нее вспыхнули язвы во рту, слизистая оболочка ее рта болела, но не болела, она не могла есть и требовала, чтобы ее пища была пресной и жидкой, как у ребенка. Когда у нее не было обострений язв во рту, Тиа страдала от мигрени, из-за которой она не могла открыть глаза по крайней мере неделю. Ее лечили различными лекарствами, но они давали лишь временное облегчение. Она считала, что врачи бесполезны, потому что они не обнаружили у нее ничего плохого, и ей не нужна психотерапия.

В глазах Тии люди были бесполезными, ненадежными и ненадежными

Дома и в школе отношения Тии были нарушены, в основном лишены близости и характеризовались неустойчивыми связями. В тех редких случаях, когда она говорила об аспектах своей семейной жизни, она рассказывала с небольшим аффектом воспоминания из детства и недавний опыт домашнего насилия, необъяснимое отсутствие ее жестокого и алкоголичного отца и неприятие ее матери.В школе Тия плохо посещала занятия отчасти из-за повторяющихся язв во рту и мигрени. Когда она была в состоянии присутствовать, у нее повторялись вспышки гнева, хотя она никогда не могла вспомнить, чтобы они были. Она постоянно ссорилась со сверстниками, несколько раз ударила кого-то по лицу, что вызвало кровотечение из носа и привело к ее временному исключению из школы. Казалось, она действительно не могла вспомнить ни один из этих случаев, и точно так же с большим трудом могла описать свои внутренние ощущения и чувства.Я приписал это высокому уровню диссоциации и алекситимии — затруднениям в переживании, выражении и описании эмоциональных реакций — что является общим признаком психосоматических расстройств. В глазах Тии люди были бесполезными, ненадежными и не заслуживающими доверия взглядами, которые, как мне казалось, давали ей ложное ощущение автономии и силы. Тем не менее Тию также, казалось, искалечила ее глубокая пассивность и инфантильная потребность во внимании и заботе, которые ее тело выражало через соматические симптомы.

Теоретические предположения

Я пришел к следующим выводам после оценки ее на предмет психотерапии.Отношения Тии с ее опекунами серьезно подорвали ее врожденную и фундаментальную потребность в привязанности. Ее мать была эмоционально отстраненной и невыразительной и, я думаю, расстроенной и озабоченной собственной травмой и трудностями. Отец Тии был чрезвычайно жестоким человеком, неспособным сдерживать собственную агрессию и разочарование. Этот эмоциональный климат и отсутствие сдерживания приводят к тому, что части личности Тии становятся отщепленными и диссоциированными. Ее неспособность выразить собственную архетипическую примитивную агрессию создала внутреннее давление, с которым она не могла справиться.Тиа применила ряд изощренных средств защиты, чтобы защитить себя от этого внутреннего давления и от своей внешней реальности. Однако на другом уровне эти защиты значительно препятствовали ее развитию и, таким образом, ставили под угрозу ее процесс индивидуации. Мигрень Тии, казалось, мешала ей думать о своих невыносимых переживаниях. Они заставили ее закрыться и ничего не принимать. Кроме того, ее мигрени и язвы во рту мешали ей принимать пищу, физическую и психологическую, и не позволяли ей словесно выражать свое горе и ярость по поводу своей реальности.

Эволюция терапии

Тиа использовала свою терапию, чтобы передать свои диссоциированные чувства через поведение, в котором она поменяла местами роли взрослого и ребенка. Она относилась ко мне как к ребенку, болезненно отвергая и бросая меня, заставляя меня чувствовать себя заброшенным и изолированным ребенком, у матери которого совсем не было на нее времени. Ее неприятие и оставление меня выражалось в ее непоследовательном и непредсказуемом посещении терапии или в отказе от любых моих размышлений. В самом начале терапии она сказала мне, что не любит думать о своих чувствах, предпочитая, по ее словам, «отмахиваться от них», что, как мне кажется, отражает глубину ее психосоматического расщепления.

Примерно через три месяца после начала терапии у Тии быстро всплыли трудности с поддержанием связи и проблема регулирования ее близости и дистанции со мной. То, как Тия относилась ко мне, иллюстрировало множественные затруднения в ее отношениях со взрослыми и, параллельно с этим, замешательство в отношении собственного тела. Казалось, что часть ее самой иногда нуждалась в заботе, но в то же время отвергала заботу, которой она, казалось, жаждала. Тиа активно демонстрировала мне, насколько она была оторвана от своих чувств и оторвана от них, и разыгрывала в терапии со мной фрагментарные и лишенные отношений опекуна и ребенка.Она могла регулировать близость только физическими средствами, а не психологическими. Казалось, что в младенчестве Тиа чувствовала заботу только в плане поверхностного внимания к ее физическим потребностям и никогда не испытывала никакого психологического и интуитивного ощущения того, что забота о ней держится в мыслях опекуна. В этом контексте соматические симптомы Тии вызвали контакты с врачами, которые, в свою очередь, дали ей что-то вроде опыта взрослых, заботящихся о ее физических потребностях. Таким образом, она пассивно и беспомощно лежала на кушетке врача, пока у нее изо рта брали биопсию, что, возможно, символизировало ее неспособность использовать слова, чтобы сформулировать беспомощность и эмоциональное пренебрежение, которые она испытывала по отношению к своим опекунам.Когда врачи не находили ничего плохого, она критиковала их, считая их бесполезными.

Неспособность Тии вспомнить свои вспышки гнева высветила ее склонность к диссоциации, когда она сталкивалась с психическим расстройством. Что наиболее важно, любая стрессовая ситуация, с которой она сталкивалась, сопровождалась изнурительными мигренями и болезненными язвами во рту, которые мешали ей говорить или есть. Это также отражалось в том, что после сеанса продуктивной или творческой терапии Тиа часто пропускала следующий сеанс, как будто чтобы стереть любое появившееся понимание и возможность дальнейшего понимания.Ее невысказанная фрустрация и подавленный гнев были чувствами, которые я уловил на наших сеансах (мой «контрперенос»). Разбираясь в своих реакциях на то, как она относилась ко мне с неприятием и отказом, я понял ту часть Тии, которая чувствовала себя глубоко разгневанной, подавленной и униженной из-за своего стремления к надежной привязанности. Эта отколовшаяся или диссоциированная часть ее отчаянно нуждалась в выражении, но Тия не могла себе этого позволить. Похоже, это было связано с ее чувством стыда, что, если она почувствует или выразит какую-либо агрессию, ее отвергнут и накажут, что очень важно для Тии.Чтобы справиться со своей тревогой, у нее выработалось параноидальное сопротивление сближению со мной, как если бы я был ее жестоким отцом или ее враждебной и отстраненной матерью. Это новое понимание позволило мне переносить трудности и продолжать думать о ней, а также продолжать замечать и сдерживать ярость и отчаяние, которые Тиа приносила на свои сеансы, но которые она не могла обработать. Я чувствовал, что важно не упускать Тию из виду, главным образом потому, что боялся, что если я это сделаю, она не найдет ту часть себя, которая стремится к выражению и нуждается в интеграции.

Я понял ту часть Тии, которая чувствовала глубокую злость, разочарование и унижение

Когда сеансы терапии стали для нее важны, Тиа стала меньше меня отвергать. Ее посещаемость улучшилась, и она стала более восприимчивой к моим размышлениям, что свидетельствует о том, что она ценила постоянство моего присутствия. На этой второй фазе ее терапии я начал понимать, что, хотя Тиа, возможно, стремилась к сочувствию и настройке со мной, ее подозрения и страхи проистекали из ее травматического прошлого опыта покинутости и эмоциональной депривации со своими опекунами.Это значительно затрудняло для нее глубокое и полное использование наших терапевтических отношений. Хотя Тиа, казалось, хотела установить доверительные отношения, было очевидно, что для нее психологический контакт сам по себе был элементом страха, возможно, потому, что он нес обещание любви, безопасности и комфорта, которое в конечном итоге не могло быть выполнено, и это напомнило ей о внезапном нарушения младенчества, которые она пережила со своими опекунами (Hedges, 1997). Имея в виду эту проблему, я видел свою задачу с Тией в том, чтобы повысить ее способность взаимодействовать со мной, сначала уважая ее потребность в ограниченной эмоциональной близости, а затем обращая пристальное внимание на ее уровни терпимости, которые она сообщала телесно и не- вербально, например, сидя неподвижно на краю своего сиденья, или ложась в постель с мигренью, или через вспыхивающие язвы во рту — признак психического расстройства.

Примерно через два года терапии два раза в неделю начали всплывать воспоминания о сексуальном насилии со стороны ее отца. Тиа вспомнила, что когда она была маленьким ребенком, ее мать ушла на работу, оставив ее дома на попечении отца. Она вспомнила своего отца, «всегда выглядевшего сонным», и вспомнила, что он ласкал ее и заставлял ласкать его. Сначала она думала, что ситуация приятная, но со временем ее отец стал более оскорбительным. Боясь того, что он может сделать с ней и ее матерью (в результате домашнего насилия), Тиа держала рот на замке и ничего не сказала матери.Когда ей удалось раскрыть свою мать, ее уволили и не восприняли всерьез. При воспоминании о сексуальном насилии со стороны ее отца и отказе и покинутости ее матери к Тии вернулись мигрени. Ее глаза были закрыты, она описала красные огни вокруг себя и увидела вулканы и потоки лавы, заливающие ее. На последующих сеансах она впервые начала соприкасаться со своими чувствами и призналась в чувстве вины, стыда и гнева. Соматические симптомы Тии постепенно исчезли, и к концу ее терапии, хотя ее язвы во рту все еще обострялись, эти эпизоды были немногочисленны и редки.Ее мигрени полностью исчезли, а посещаемость школы увеличилась. С ростом ее эмоционального репертуара у Тии больше не было вспышек гнева в школе, поскольку теперь она могла выразить словами свои чувства, а это означало, что ее могли понять другие. Казалось, она больше не полагалась на свое тело, чтобы рассказать о своем дискомфорте и страданиях.

Заключение

Взаимоотношения тела и разума Тии стали раздробленными в результате опыта ее опекуна и младенца.Из-за отсутствия эмоционально доступного взрослого разума, который мог бы дать ей «мыслящую кожу», телесные ощущения Тии не смогли превратиться в мыслимые эмоции. В результате этой неудачи ее разум не смог развить способность преобразовывать необработанные психические события в символические мысли: другими словами, понимать себя. Психотерапия два раза в неделю в течение двух лет позволила восстановить ранние паттерны привязанности в рамках сдерживания терапевтических отношений, дав Тии возможность с помощью своего терапевта подумать о своем теле и содержании своего разума, чтобы чтобы облегчить ей реинтеграцию того, что откололось.

Книги по медицине и здравоохранению @ Amazon.com

Это необходимая книга для всех детских психиатров, педиатров и других медицинских работников, занимающихся лечением детей и подростков. доктора Шоу и Демасо редактируют том, который предлагает замечательный сборник основных клинических тем. Начиная с общих рекомендаций по оценке, в книге рассматриваются основные диагностические категории, а затем даются подробные описания психических проблем при различных медицинских и хирургических расстройствах.Методы лечения, основанные на фактических данных, изложены на его страницах. Этот учебник станет стандартом, по которому будут оцениваться все другие тома, охватывающие эту клиническую популяцию. — Томас Н. Уайз, доктор медицинских наук, профессор психиатрии и поведенческих наук, Медицинская школа Университета Джона Хопкинса,

Поздравляем всех авторов и двух редакторов с этим исчерпывающим и своевременным учебником по детской психосоматике. Он заполняет столь необходимый пробел в этой области. Всеобъемлющая, практичная и основанная на фактических данных, эта новая работа обязательна к прочтению всеми практикующими врачами, заботящимися о физическом и психическом здоровье детей.— Томас Ф. Андерс, доктор медицинских наук, почетный профессор Калифорнийского университета в Дэвисе M.I.N.D. Институт, бывший президент Американской академии детской и подростковой психиатрии

Психосоматическая детская психиатрия — одна из самых сложных областей медицины. Этому учебнику удается предоставить практикующим врачам все необходимые инструменты для успешной работы в этой области и предоставить детям, родителям и педиатрам столь необходимую поддержку и помощь в преодолении наложения между психическими и детскими заболеваниями.Авторов следует поздравить с отличным вкладом. — Ханс Штайнер, доктор медицинских наук, почетный профессор психиатрии, Стэнфордский университет, Школа медицины

Психосоматическая медицина была недавно признана Американским советом по психиатрии и неврологии в качестве узкой специализации, что послужило толчком к созданию первого всестороннего отредактированного тома по детской психосоматике ведущих американских и зарубежных специалистов. Учебник детской психосоматической медицины представляет собой научный, авторитетный, основанный на фактических данных обзор в этой области, предназначенный для удовлетворения потребностей широкого круга специалистов, включая психиатров, педиатров, психологов, медсестер, студентов-медиков и социальных работников, работающих с детьми в медицинские установки.

Примечательны основные главы по часто игнорируемым, но критически важным темам, таким как педиатрическая паллиативная помощь, синдром Мюнхгаузена по доверенности и расстройства питания у детей. Также представлен подробный обзор темы психофармакологии у физически больного ребенка, а также освещение ключевых юридических и судебно-медицинских вопросов детской психосоматики.

Со множеством таблиц со ссылками на психофармакологические средства; шаблоны оценки; и блок-схемы, иллюстрирующие пошаговые прагматические подходы к боли и соматоформным расстройствам, Учебник предлагает клиницистам всесторонний, основанный на эмпирическом опыте обзор вопросов оценки и лечения детей и подростков с соматическими заболеваниями.

С обратной стороны обложки

Психосоматическая медицина была недавно признана Американским советом по психиатрии и неврологии в качестве узкой специализации, что побудило ведущих американских и зарубежных специалистов-практиков создать первый всеобъемлющий отредактированный том по детской психосоматике. Учебник детской психосоматической медицины представляет собой научный, авторитетный, основанный на фактических данных обзор в этой области, предназначенный для удовлетворения потребностей широкого круга специалистов, включая психиатров, педиатров, психологов, медсестер, студентов-медиков и социальных работников, работающих с детьми в медицинские установки.

Примечательны основные главы по часто игнорируемым, но критически важным темам, таким как педиатрическая паллиативная помощь, синдром Мюнхгаузена по доверенности и расстройства питания у детей. Также представлен подробный обзор темы психофармакологии у физически больного ребенка, а также освещение ключевых юридических и судебно-медицинских вопросов детской психосоматики.

Со множеством таблиц со ссылками на психофармакологические средства; шаблоны оценки; и блок-схемы, иллюстрирующие пошаговые прагматические подходы к боли и соматоформным расстройствам, Учебник предлагает клиницистам всесторонний, основанный на эмпирическом опыте обзор вопросов оценки и лечения детей и подростков с соматическими заболеваниями.

Об авторе

Ричард Дж. Шоу, MB, BS, профессор психиатрии и педиатрии отделения детской психиатрии Медицинской школы Стэнфордского университета, Пало-Альто, и медицинский директор Консультационная служба детской психиатрии в Детской больнице Люсиль Паккард в Пало-Альто, Калифорния. Дэвид Р. ДеМасо, доктор медицины, главный психиатр, председатель отделения психиатрии и Леон Айзенберг, заведующий кафедрой психиатрии Детской больницы Бостона и профессор психиатрии и педиатрии Гарвардской медицинской школы в Бостоне, Массачусетс.

Психосоматические расстройства у детей: причины, симптомы и лечение

Психосоматические расстройства у детей возникают из-за неправильного управления эмоциями. Когда дети не могут контролировать свои эмоции, они могут выразить свои проблемы вовне посредством физического расстройства.

Эта проблема существует не только у детей. У взрослых также могут развиться те же расстройства и по тем же причинам. Таким образом, люди могут страдать психосоматическими расстройствами на протяжении всей жизни, от детства до старости.

Внимание к симптомам и обращение за профессиональной помощью могут помочь свести к минимуму как физический, так и психологический ущерб.

Каковы причины психосоматических расстройств у детей?

В случае детей  отсутствие или недостаточность управления эмоциями может привести к развитию этих расстройств. Когда проблема затрагивает детей, они погружаются в набор эмоций, возникающих из-за этой проблемы.

Но как они могут выразить словами то, что с ними происходит? Многие дети не знают, как выразить словами то, что они чувствуют.Другие не чувствуют, что другие слушают их, когда они слушают.

Если это происходит, проблема остается в психике ребенка. Рано или поздно организм малыша проявляет проблему через физические симптомы.

Эти расстройства реальны, как и их осложнения. Лечение не так просто, как назначение лекарств. Это также включает в себя обнаружение и лечение лежащей в основе психологической проблемы.

«У детей отсутствие или недостаточность управления эмоциями может привести к развитию этих расстройств»

Симптомы психосоматических расстройств у детей

Трудно отличить расстройства физического происхождения от расстройств, вызванных психологическими проблемами.Очень важно быть внимательным. Если нет, то мы можем основывать решение исключительно на физической точке зрения, игнорируя при этом психологическую.

У детей проявляются следующие психосоматические симптомы:

  • Пищеварительный аппарат : При диарее, рвоте и болях в желудке.
  • Дыхательный аппарат : Астма или внезапные приступы, при которых дыхание прерывается или ускоряется.
  • Кожа : Псориаз или экзема, вызывающие различные кожные заболевания.
  • Головная боль, боль в животе или боль в других частях тела.

Что касается возможного психологического происхождения, то существует множество ситуаций, которые могут привести к физическим расстройствам. Любое событие, которое ребенок не может понять или усвоить и которое приводит к возникновению у него вышеперечисленных симптомов .

Родители должны быть особенно внимательны во время таких событий, как: разлука или развод, рождение младших братьев и сестер, новые школы, издевательства и т. д.Если дети очень требовательны к себе, родители также должны обратить внимание на симптомы .

Очень важно определить, как долго у вашего ребенка проявляются симптомы.  Также важно, чтобы родители задавались вопросом, произошло ли что-то важное, что могло повлиять на их ребенка.

«Величайшая ошибка в лечении болезней состоит в том, что есть врачи для тела и врачи для души, хотя их нельзя разделить»
–Платон–

Что делать при психосоматических расстройствах у детей?

Чудесных решений проблем такого типа не существует, но есть определенные рекомендации, которые могут оказаться полезными:

  • Научите своих детей управлять своими эмоциями.  Вы никогда не ошибетесь, если поможете своим детям узнать свои эмоции. Дети должны научиться выражать эти эмоции здоровым способом.
  • Спросите своих детей, как прошел их день. Став взрослыми, повседневные занятия и общение ваших детей могут показаться незначительными. Тем не менее, они могут быть жизненно важны для ваших детей. Проявление заботы о дне ваших детей может дать вам подсказки о том, что их беспокоит.
  • Найдите источник проблемы. Выясните, как долго продолжается дискомфорт, когда он становится более интенсивным и когда исчезает. Могут быть моменты, когда симптомы вашего ребенка исчезают, например, когда ребенок чувствует себя далеко от источника проблемы.
  • Позвольте своим детям выразить себя. Поначалу им может быть нелегко, но важно, чтобы ваши дети хотя бы знали, что вы готовы их выслушать. Однако будьте осторожны, чтобы не приставать к своим детям с вопросами. Скорее предложите выслушать, когда им это нужно.
  • Не сердитесь, если ваши дети не могут объяснить, что происходит. Если они не могут выразить свои чувства словами, гнев только усугубит ситуацию.

Наконец, не забывайте, что вам может понадобиться помощь психолога. Психосоматические расстройства обычно появляются, когда дети достигают предела своей эмоциональной выносливости.

Не отказывайте ребенку в помощи, в которой он нуждается, и не исключайте необходимости приема лекарств, назначенных педиатром.

Консультация по психическому здоровью с физически больными детьми и подростками Ричард Дж. Шоу

Оценка психического здоровья и лечение подростков с соматическими симптомами и заболеваниями обычно ставит перед клиницистами уникальные и часто сложные задачи. Клиническое руководство по детской психосоматической медицине является единственным полным текстом по данной теме, описывающим интегративный подход к поведенческим проблемам со здоровьем у детей и подростков, которые физически больны, имеют эмоциональные заболевания, маскирующиеся под соматические заболевания, и имеют сопутствующие эмоциональные и физические состояния, которые осложняют управление каждым.Он объединяет информацию о консультационном взаимодействии или психосоматической работе с детьми в краткое руководство, которое предоставляет практикующему врачу практические способы организации ключевых вопросов, возникающих при психиатрическом консультировании с физически больными детьми, и содержит набор уникальных шаблонов, помогающих ориентироваться. клиническая оценка и управление.

Авторы предлагают практический метод консультирования по вопросам психического здоровья в медицинских учреждениях и охватывают темы, не включенные в стандартные учебники по детской психиатрии и психологии, такие как приверженность лечению и трансплантация органов.Обзорные главы включают практический подход к процессу консультаций и практические рекомендации по оценке. В последующих главах рассматриваются конкретные клинические ситуации, от бреда и расстройств настроения до трансплантации органов и рака. В дополнительных главах рассматриваются вопросы, связанные с лечением и вмешательством: как индивидуальная, так и семейная психотерапия, включая стратегии выживания для членов семьи; психофармакология; и методы, такие как медицинский гипноз, чтобы помочь детям подготовиться к процедурам.Среди других полезных функций книги: — Шаблоны с конкретными вопросами как для общей психиатрической оценки, так и для конкретных вопросов, таких как оценка перед трансплантацией, приверженность лечению и соматоформные расстройства — Интенсивное освещение педиатрической оценки боли и лечения, включая использование дополнительных психиатрические препараты для лечения детей с хронической болью. Уникальные соображения, адаптированные к каждой теме, такие как симптомы тревоги, связанные с конкретными физическими состояниями, и стратегии ухода в конце жизни для больных раком. Рассмотрение юридических и судебно-медицинских вопросов, включая согласие, конфиденциальность и оценку. для родительских способностей — множество справочных таблиц, включая психофармакологические препараты, применяемые в широком диапазоне состояний, с показаниями, дозами и побочными эффектами, а также блок-схемы, описывающие пошаговые подходы к лечению боли и соматоформных расстройств

Это практическое руководство будет полезно широкому кругу специалистов, работающих с ци. детей и подростков в медицинских учреждениях.А поскольку психосоматическая медицина недавно получила статус узкой специализации Американского совета по психиатрии и неврологии, она предлагает отличный ресурс для сдачи экзаменов.

Академия консультационной психиатрии

О SIG

Педиатрическая консультация-связь («Peds C-L») SIG была основана в 2005 году как Подкомитет детской и подростковой психосоматической медицины Комитета по образованию Академии. Подкомитет под сопредседательством д. Мэриленд Пао и Сьюзен Теркел были поставлены задачи по созданию сети/наставничеству и расширению членства в консультационно-связной детской психиатрии (C-L), а также по содействию обучению и обучению педиатрической C-L на ежегодных собраниях Академии и других национальных организаций.

В связи с изменениями в структуре управления Академии в 2009 году Подкомитет детской и подростковой медицинской помощи был преобразован в Специальную группу по детской психосоматической медицине, и ему было поручено удовлетворять образовательные потребности членов Академии по вопросам педиатрии. С изменением названия Академии в 2018 году название нашей SIG также изменилось на Педиатрическую консультационно-связную SIG.

За последние девять лет члены нашей детской психиатрии участвовали в ежегодных собраниях Академии, предоставляя плакаты, семинары и симпозиумы по различным темам в Peds C-L.За это время эта область значительно расширилась после публикации в 2006 г. Клинического руководства по детской психосоматической медицине Ричардом Шоу, MBBS (членом Академии) и Дэвидом ДеМасо, доктором медицины; и 2010 Учебник детской психосоматической медицины , написанный теми же авторами, с несколькими участниками из Академии.

Дополнительные образовательные ресурсы по детской C-L включают библиографию и учебный шаблон, доступные в Интернете и в печатном виде:

Пао М., Баллард Э.Д., Раза Х., Розенштейн Д.: Детская психосоматическая медицина: аннотированная библиография.Психосоматика 2007; 48(3):195-204

Уокер А., Пао М., Нгуен Н.: Детская психосоматическая медицина: создание шаблона для обучения. Психосоматика 2012; 53(6):532-540

Ворота Peds C-L SIG

  1. Сотрудничайте и поддерживайте детских психиатров, практикующих консультационно-связную психиатрию, и поощряйте их членство в ACLP.
  2. Расширьте членство в ACLP и координируйте свои действия с детскими психиатрами C-L, которые работают в Комитете физически больных детей Американской академии детской и подростковой психиатрии (AACAP).
  3. Продолжать подавать педиатрические материалы C-L для программы ежегодных собраний ACLP.
  4. Сотрудничать с другими группами SIG ACLP в части участия в программе ежегодных собраний и других образовательных ресурсах.
  5. Расследовать развитие связи с Педиатрической SIG Американской нейропсихиатрической ассоциации.
  6. Создание сети исследований педиатрического C-L.
  7. Определить ресурсы и критерии для получения награды ACLP за педиатрические исследования C-L.

Как присоединиться к SIG

Члены ACLP: Чтобы присоединиться к нашей группе SIG, вам просто нужно обновить свой профиль членства в ACLP — в разделе «Подписки на группы по интересам» в нижней части страницы вашего профиля установите флажок «Педиатрическая консультация-связь».Подождите 24 часа, пока ваше членство вступит в силу.

Если вы не являетесь членом ACLP, , пожалуйста, отправьте электронное письмо с указанием вашей сферы интересов, вашего полного имени и названия организации, а также номера телефона на адрес [email protected] (ссылка для электронной почты включает CC для сопредседателей SIG). ).

Мы призываем всех наших членов SIG также стать членами Академии консультационной психиатрии . Для детского психиатра C-L или другого психиатра Академия является важным ресурсом для консультационных психиатров, включая тех, кто ведет детей и подростков со сложными заболеваниями.Ежегодные собрания ACLP — это отличное место, чтобы узнать последнюю клиническую информацию и результаты исследований, пообщаться и получить вдохновение, а также встретиться с другими детскими психиатрами, которые сталкиваются с теми же клиническими и административными проблемами, что и мы. Членство в ACLP включает подписку на журнал Академии Psychosomatics. См. «Преимущества членства» для получения дополнительных преимуществ и «Присоединяйтесь к ACLP» для получения информации о приложении.

Психосоматическая медицина: новые тенденции и перспективы — Полный текст — Психотерапия и психосоматика 2000, Vol.69, № 4

Развитие произошло во всех аспектах психосоматической медицины. Среди факторов, влияющих на индивидуальную уязвимость ко всем типам заболеваний, в недавних исследованиях были выделены следующие: недавние и ранние жизненные события, хронический стресс и аллостатическая нагрузка, личность, психологическое благополучие, отношение к здоровью и поведение. Что касается взаимодействия между психологическими и биологическими факторами в течении и исходе болезни, наличие психиатрических (DSM-IV), а также субклинических (диагностические критерии психосоматических исследований) симптомов, болезненного поведения и влияния на качество жизни – все это необходимо. быть оцененным.Профилактика, лечение и реабилитация соматических заболеваний включают рассмотрение психосоматической профилактики, лечение психических заболеваний и ненормального поведения при болезни, а также использование психотропных препаратов у больных соматическими заболеваниями. За последние 60 лет психосоматическая медицина обратилась к некоторым фундаментальным вопросам, способствуя развитию других смежных дисциплин, таких как психонейроэндокринология, психоиммунология, консультационная психиатрия, поведенческая медицина, психология здоровья и исследование качества жизни.Психосоматическая медицина может также обеспечить всестороннюю систему координат для некоторых текущих вопросов клинической медицины (феномен соматизации, увеличение числа таинственных симптомов, потребность в благополучии и качестве жизни), включая ее новый диалог с разумом и телом. и альтернативная медицина.

© 2000 S. Karger AG, Базель

Введение

Термин «психосоматика» был введен Хайнротом в 1818 году, но только в 1930-х годах была основана современная психосоматическая медицина [1].Оно возникло в результате слияния двух концепций, имеющих древнюю традицию в западной мысли и медицине: концепции психогенеза болезни и концепции холизма [1]. Идея психогенеза характеризовала первую фазу развития психосоматической медицины (1930–1960) и привела к концепции психосоматического заболевания (физическое заболевание, которое, как полагают, вызывается психологическими факторами, такими как пептическая язва). Несмотря на раннюю критику [2], психогенный постулат действительно обладал значительным соблазном ввиду своей объяснительной силы, особенно в области, в которой тогда доминировали психоаналитические исследователи.Виткоуэр [3] вспоминал пятидесятые годы как характерные для «чрезвычайного волнения, которое пронизывало ежегодные съезды Американского психосоматического общества; собрания были многолюдными, доклады принимались с энтузиазмом, присутствовали представители нескольких ведущих фондов. Создавалось впечатление, что произошел прорыв в медицине. Мы полагали, что болезни, ранее считавшиеся неясными по происхождению, нашли объяснение, и перспективы лечения их психотерапией предстали блестящими» [3], с.312]. Однако эти большие надежды не выдержали проверки научными данными. Постепенно терапевты ушли из этой области [3], и казалось, что психосоматическая медицина охвачена глубоким кризисом. Энгель, Липовски и Киссен заслуживают похвалы за то, что в шестидесятые годы заложили основу для ее возрождения при более подходящих ориентирах.

Engel [4] разработал многофакторную модель болезни, позже включенную в рубрику «биопсихосоциальная» [5]. Это позволяет рассматривать болезнь как результат взаимодействия систем на клеточном, тканевом, организменном, межличностном и экологическом уровнях.В результате изучение каждой болезни должно включать человека, его тело и окружающую его среду как неотъемлемые компоненты общей системы [5]. Различные вовлеченные социальные факторы могут варьироваться от социально-экономического статуса (например, бедности, лишения питания, потери социальной поддержки) до токсического воздействия окружающей среды [6, 7], что представляет собой истинно экологическую точку зрения. В этих условиях психосоциальные факторы могут способствовать, поддерживать или изменять течение болезни, даже если их относительный вес может варьироваться от болезни к болезни, от одного человека к другому и даже между двумя разными эпизодами одного и того же заболевания у одного и того же человека. .Эти компоненты могут влиять на предрасположенность к заболеванию, активируя различные пути ЦНС [8]. Такие дисциплины, как психонейроэндокринология и психоиммунология, изначально возникшие из психосоматических исследований, нацелены на раскрытие сложного баланса между эмоциями и болезнью [9, 10, 11].

Липовски внес неоценимый вклад в определение масштабов, миссии и методов психосоматической медицины [12]. Он выделил три взаимосвязанных аспекта: (1) это научная дисциплина, занимающаяся изучением взаимоотношений биологических, психологических и социальных детерминант здоровья и болезни; (2) он воплощает целостный подход к медицинской практике, и (3) он включает в себя консультационно-связную психиатрию [13].И Энгель, и Липовски [1, 4] подвергли критике устаревшее понятие психогенеза, поскольку оно несовместимо с доктриной мультикаузальности, которая составляет основной постулат современной психосоматической медицины.

Киссен лучше определил термин психосоматика. «Кажется возможным, что болезнь, обычно считающаяся «психосоматической», может быть «непсихосоматической» у некоторых людей. Точно так же болезнь, обычно не считающаяся «психосоматической», может быть психосоматической у некоторых людей» [14], с.40]. Таким образом, он разъяснил, что относительный вес психосоциальных факторов может значительно варьироваться от одного человека к другому в рамках одного и того же заболевания, и подчеркнул основной концептуальный недостаток рассмотрения болезней как однородных объектов. Вместо того, чтобы спрашивать: «Какие психологические факторы вызывают какие болезни?», Киссен предложил спросить: «Кто те пациенты в данной популяции больных, для которых психосоциальные переменные имеют первостепенное значение?».

Рост и развитие консультационной психиатрии во всем мире [15] придало сильный клинический импульс психосоматическим исследованиям и практике.Однако в то же время это усилило психиатрическую коннотацию области. До семидесятых годов психосоматическая медицина была единственным местом исследований на стыке медицины и наук о поведении. Однако в те годы поведенческая медицина развивалась [16] как междисциплинарная область, объединяющая поведенческие и биомедицинские знания, относящиеся к здоровью и болезни. Это предоставило место для все большего числа психологов, занимающихся фундаментальными лабораторными исследованиями нейронных и гуморальных систем, контролируемых мозгом, висцеральным обучением и другими аспектами поведения, которые приводят к практическим применениям, имеющим медицинское значение [17].Его основное внимание уделяется нездоровому поведению и факторам риска (таким как курение и злоупотребление алкоголем), лабораторным доказательствам воздействия стресса, висцеральному обучению и поведенческой терапии в медицинских учреждениях [17].

Последнее десятилетие стало свидетелем всплеска интереса к другой родственной дисциплине, относящейся к категории психосоматической медицины, имеющей тот же холистический, биопсихосоциальный оттенок, что и психосоматическая медицина [18]. Однако концепция медицины разума и тела неразрывно связана с концепцией альтернативной терапии [19].В отличие от психосоматической медицины, которая всегда была маргинальной для широкой публики, медицина разума и тела чрезвычайно успешно сделала ключевые психосоматические понятия, такие как затмение пациента [20], исцеляющее партнерство [21] и забота о себе, первичными. уход [22] популярный. Около трети американцев используют альтернативные медицинские методы лечения (определяемые как вмешательства, которые не преподаются широко в медицинских вузах и обычно не доступны в больницах), и этот процент растет (с 33.с 8% в 1990 г. до 42,1% в 1997 г.) [23]. Кроме того, большое количество врачей либо ссылаются, либо практикуют некоторые из наиболее известных форм альтернативной медицины, такие как иглоукалывание и фитотерапия [24].

Что такое психосоматическая медицина?

Психосоматическая медицина обеспечивает всеобъемлющую основу для целостного (биопсихосоциального) рассмотрения ухода за пациентами, включая:

(1) роль психосоциальных факторов в воздействии на индивидуальную уязвимость ко всем типам заболеваний;

(2) взаимодействие психосоциальных и биологических факторов в течении и исходе болезни;

(3) применение психологической терапии для профилактики, лечения и реабилитации физических заболеваний.

Эта схема, модифицированная по сравнению с той, что первоначально была предложена Липовски [1], поможет выделить области, в которых психосоматическая интеграция может иметь важные клинические и исследовательские последствия. Появление медицины разума и тела и ее сложные отношения с психосоматической медициной и поведенческой медициной делают необходимым пересмотреть цели и методы психосоматической медицины после обзоров Липовски в 1977 [13] и 1986 [1].

Психосоциальные факторы, влияющие на индивидуальную уязвимость

Предполагается, что ряд факторов модулирует индивидуальную уязвимость к болезням.

Недавние жизненные события

Представление о том, что события и ситуации в жизни человека, которые значимы для него или нее, могут сопровождаться ухудшением здоровья, было распространенным клиническим наблюдением. Например, Bram [25] в 1927 г. рассмотрел 3343 случая экзофтальмического зоба. В 85% случаев он выявил «явный анамнез психической травмы как возбудителя болезни». Эти клинические наблюдения, однако, имели существенные недостатки: события могут быть следствием, а не причиной болезни (из-за ее коварного развития), и больные могут фактически не переживать больше событий, предшествующих болезни, а просто припоминать больше из них, в течение некоторого времени. усилие после смысла».Внедрение структурированных методов сбора данных (и особенно полуструктурированных исследовательских интервью с высокой межэкспертной надежностью) и контрольных групп стало поворотным моментом в исследованиях в этой области [26]. Использование этих методов, например, позволило обосновать связь между жизненными событиями (дискретными изменениями в социальной или личной среде субъекта, которые должны быть внешними и верифицируемыми, а не внутренними или психологическими) и эндокринными состояниями [27, 28, 29]. , 30, 31].В отношении болезни Грейвса полученные доказательства довольно убедительны, поскольку они основаны на независимых исследованиях, в которых были получены сопоставимые результаты с использованием аналогичных и надежных методов в разных странах. Стрессовые жизненные события могут по-разному влиять на механизмы регуляции нейроэндокринно-иммунных функций [32, 33, 34]. В рамках многофакторной системы отсчета стрессовые жизненные события последовательно связаны с несколькими медицинскими расстройствами. В таблице 1 представлены медицинские расстройства, связь между которыми была выявлена ​​в контролируемых исследованиях [11, 26, 27, 28, 29, 30, 31, 32, 33, 34, 35, 36, 37, 38, 39, 40].

Таблица 1

Медицинские расстройства, связанные со стрессовыми жизненными событиями в контролируемых исследованиях

Хронический стресс и аллостатическая нагрузка

Изменения в жизни — не единственный источник психологического стресса. Незначительные и давние жизненные ситуации не следует слишком легко отбрасывать как незначительные и незначительные [41], поскольку хронические повседневные стрессы могут оцениваться человеком как обременительные или превышающие его или ее способности справляться с трудностями. Кроме того, ряд факторов может модулировать психологическую реакцию на стресс [42], таких как социальная поддержка [43] и личность [44], и действовать, усиливая воздействие стрессовых обстоятельств или предлагая защиту от их неблагоприятных последствий [45].

McEwen и Stellar [36] предложили формулировку взаимосвязи между стрессом и процессами, ведущими к заболеванию, на основе концепции аллостатической нагрузки: стоимость хронического воздействия флуктуирующего или усиленного нервного или нейроэндокринного ответа, возникающего в результате повторяющихся или хронических воздействий окружающей среды. вызов, на который человек реагирует как на особый стресс. Он подчеркивает скрытую стоимость хронического стресса для организма в течение длительных периодов времени, что действует как предрасполагающий фактор к последствиям жизненных изменений [36].С аллостатической нагрузкой связаны четыре ситуации: частый стресс, неспособность адаптироваться к повторяющимся однотипным стрессорам, неспособность выключить аллостатические реакции после прекращения стресса и неадекватные реакции, запускающие компенсаторные повышения в других аллостатических системах [46]. Важное новое направление исследований включает использование сопутствующих биологических показателей аллостатической нагрузки, таких как гликозилированные белки, маркеры коагуляции/фибринолиза и иммунные маркеры [47]. Джонстон-Брукс и др.[48], например, связали плотность домохозяйства как хронического стрессора окружающей среды с сердечно-сосудистой реактивностью как маркером аллостатической нагрузки и обнаружили связь с медицинскими заболеваниями у детей. Поэтому возникла необходимость сочетания психометрических и биологических показателей в лабораторных исследованиях, связанных с психонейроэндокринологией заболеваний человека [49, 50].

Ранние события жизни

Роль факторов раннего развития в предрасположенности к заболеванию была частым объектом психосоматических исследований [51].Из-за трудностей сбора ретроспективной информации большое значение приобрели психосоматические исследования на животных моделях [52, 53]. Такие события, как преждевременное отделение от матери, постоянно приводили к развитию физиологической уязвимости [52]. Это может отражать повышенную активацию гипоталамо-гипофизарно-надпочечниковой оси (ГГН): на самом деле лишение детеныша животного от материнского лечения в течение длительных периодов времени приводит к увеличению концентрации иммунореактивного КРГ в срединном возвышении и экспрессии мРНК КРГ в паравентрикулярной области. ядро [54].Это привело к гипотезе о том, что ранние неблагоприятные жизненные события (например, разлука) или травматические события в детстве (например, сексуальное насилие) могут сделать человека более уязвимым к последствиям стресса в более позднем возрасте из-за долговременных изменений в содержащем КРГ гормоне. нейронные цепи [55]. Это может иметь важные последствия для расстройств, вызванных HPA, таких как депрессия [55] и болезнь Кушинга [56]. Аналогичная гипотеза была предложена в отношении секреции пролактина [57]. Последнее десятилетие стало свидетелем всплеска интереса к связи физического и сексуального насилия в детстве с медицинскими расстройствами [58], пионерами которого стал Энгель [59] в 50-х годах в отношении хронической боли.Приводит ли сексуальное насилие через нейроэндокринные механизмы к развитию физиологической уязвимости или влияет на болезненное поведение [60] или и то, и другое, является исследовательским вопросом, который может быть решен только путем надлежащей психосоматической интеграции.

Личность

Представление о том, что личностные параметры могут влиять на уязвимость к определенным заболеваниям, преобладало на первом этапе развития психосоматической медицины (1930–1960 гг.) «психосоматические заболевания».Эта гипотеза не была подтверждена последующими исследованиями [1]. Однако значительное внимание привлекли два личностных конструкта, которые потенциально могут повлиять на общую уязвимость к болезням. Один из них касается взаимосвязи между ишемической болезнью сердца и так называемым паттерном поведения типа А. Люди, проявляющие этот паттерн, демонстрируют некоторые или все характеристики, перечисленные в таблице 2 [61]. За последние три десятилетия было проведено большое количество исследований патогенетической роли поведения типа А при ишемической болезни сердца [39, 62, 63, 64].Были использованы различные методы оценки, и результаты были довольно противоречивыми; враждебность и срочность оказались двумя ключевыми компонентами [62, 63]. Существенная проблема заключается в том, что определение поведения типа А состоит из смеси состояний и признаков, которые нельзя отнести к устойчивым аспектам личности [61]. Тем не менее, большая часть литературы, по-видимому, указывает на то, что существует модель поведения, связанная с ишемической болезнью сердца, хотя это не относится ко всем случаям и не может быть легко идентифицировано [62, 65].

Таблица 2

Характерные черты поведения типа А

Другой психологический конструкт — алекситимия. Это понятие было введено Сифнеосом [66] для описания бедной фантазийной жизни с вытекающим отсюда утилитарным мышлением и характерной неспособностью использовать подходящие слова для описания эмоций. Характерные черты алекситимии приведены в таблице 3 [61]. Было обнаружено, что торможение эмоционального выражения и, в частности, пожизненная склонность к подавлению гнева связаны с повышенным риском различных проблем со здоровьем, как с использованием алекситимии [66], так и подобных [67, 68] психологических конструкций.Выводы, касающиеся рака, были получены в результате исследования, в котором было обнаружено, что женщины в возрасте до 50 лет, у которых впоследствии был диагностирован рак молочной железы, демонстрировали значительно более высокий уровень подавленного гнева, чем те, у которых, как выяснилось, были доброкачественные опухоли [69]. Однако, несмотря на успехи в нашем понимании взаимосвязи между мозгом и иммунной системой [9, 10], преждевременно делать вывод о существовании связи между подавленными эмоциями и раком. Черты личности могут быть связаны с течением рака, поскольку клеточные механизмы, участвующие в прогрессировании и метастазировании опухолей, отличаются от тех, которые инициируют трансформацию клеток [70].В исследовании [71] было обнаружено, что рецидивы рака молочной железы значительно реже встречались у женщин, реагирующих на болезнь отрицанием или борьбой, чем у женщин, демонстрирующих стоическое принятие или чувство беспомощности или безнадежности. Несмотря на более чем два десятилетия исследований, алекситимия до сих пор остается противоречивой концепцией, особенно в ее оценке [72], психофизиологических коррелятах [73] и отношениях с другими аффективными компонентами [74, 75, 76, 77, 78].

Таблица 3

Характерные черты алекситимии

Психологическое благополучие

Позитивное здоровье часто рассматривается как отсутствие болезни, несмотря на то, что полвека назад Всемирная организация здравоохранения определяла здоровье как «состояние полное физическое, психическое и социальное благополучие, а не только отсутствие болезней или физических дефектов» [79].Ryff и Singer [80] отмечают, что исторически исследования в области психики отдавали предпочтение психологической дисфункции, и что здоровье приравнивается к отсутствию болезней, а не к хорошему самочувствию. Исследования психологического благополучия показали, что оно является результатом взаимодействия нескольких взаимосвязанных измерений [80], как описано в таблице 4. Имеются веские доказательства [81, 82, 83] того, что психологическое благополучие играет буферную роль в преодолении стресса. при стрессе, оказывает благоприятное влияние на течение болезни и имеет важные иммунологические и эндокринные коннотации.Например, поддержание психологического благополучия после начала рака молочной железы подразумевает более длительное время выживания [84], тогда как ухудшение самочувствия имеет тенденцию сокращать время выживания [85]. Другие примеры могут быть связаны с ролью оптимизма и стиля преодоления в исходе трансплантации [86], тревогой и надеждой в ходе медицинских расстройств [87] и взаимосвязью между удовлетворенностью жизнью и кардиологическими переменными [88, 89].

Таблица 4

Критерии психологического благополучия

Отношение к здоровью и поведение

Растет понимание того, что определенные личностные привычки, такие как курение сигарет, употребление алкоголя и диета, богатая холестерином и насыщенными жирами, могут иметь значительное влияние на здоровье.Убеждения о рисках, связанных с определенным поведением, наносящим ущерб здоровью, не обязательно связаны с отсутствием такого поведения, связанного с риском для здоровья. В исследовании поведения молодых людей в отношении здоровья в 8 странах Европы [90] те, кто больше употреблял алкоголь и курил, были в такой же степени осведомлены о негативных последствиях этого вредного для здоровья поведения, как и люди, которые им не занимались. С другой стороны, убеждения о положительном влиянии поведения, направленного на защиту здоровья, такого как диета с низким содержанием жиров, физические упражнения, меры безопасности и участие в профилактических осмотрах (например,грамм. тестирование на рак молочной железы или простаты) были тесно связаны с их практикой [90]. Это служит примером психосоматической сложности как вредного, так и укрепляющего здоровье поведения [91].

Психосоциальные корреляты медицинских заболеваний

Психосоциальные и биологические факторы взаимодействуют различными способами в ходе медицинских заболеваний. Их различное влияние определяет уникальное качество переживаний и отношение каждого пациента к любому данному эпизоду болезни [92].

Психические расстройства

Потенциальная связь между медицинскими расстройствами и психическими симптомами варьируется от чисто случайного возникновения до прямой причинной роли органических факторов — будь то соматическое заболевание или медикаментозное лечение — в развитии психического расстройства. Последнее часто относят к категории органических психических расстройств, ключевой особенностью которых является разрешение психических расстройств при специфическом лечении органического состояния [93].Психосоматическая медицина стала пионером в изучении этой клинической области (включая делирий и деменцию), которая до 80-х годов в психиатрии в значительной степени игнорировалась [94]. Большая депрессия стала чрезвычайно важным источником сопутствующей патологии при соматических расстройствах [95, 96]. На самом деле депрессивное настроение может влиять на то, как человек переживает патологический процесс и на его или ее взаимодействие с окружающими, в том числе с медицинским персоналом. В частности:

(1) Было обнаружено, что наличие депрессивных симптомов в сочетании с хроническими заболеваниями влияет на качество жизни и социальное функционирование и приводит к увеличению использования медицинских услуг [95, 96].

(2) Было обнаружено, что депрессия влияет на комплаентность. Многие случаи «самоубийства по умолчанию» в медицинской популяции (т. е. преднамеренное игнорирование лечебных, диетических и других мероприятий, необходимых для поддержания жизни или предупреждения прогрессирования патологии) могут маскировать большое депрессивное расстройство [97]. Примеры включают пациентов с диабетом, которые прекращают принимать инсулин, тех, кто возобновляет напряженную работу после инфаркта миокарда, и тех, кто отказывается от хронического гемодиализа [97].

(3) Исследования показали, что депрессия может повышать восприимчивость к медицинским заболеваниям [95, 96].Доказательства особенно впечатляют при сердечно-сосудистых заболеваниях [98]. Клиническая депрессия, по-видимому, является независимым фактором риска ишемической болезни сердца [99] и влияет на уровень смертности после инфаркта миокарда [100]. Предполагается, что депрессия также является маркером тяжести заболевания, т. е. при гипофизарно-зависимой болезни Кушинга наличие депрессии ассоциировалось с тяжестью клинических проявлений [101], а также имело прогностическое значение (пациенты с большей вероятностью рецидивировали после успешная микроаденомэктомия гипофиза, если во время операции у них была депрессия) [102].

(4) Функциональные медицинские симптомы чрезвычайно распространены в медицинской практике. Их связь с депрессией была последовательной, независимо от дизайна исследования [103]. У депрессивных пациентов, как правило, больше соматических симптомов, чем у людей без депрессии, а соматизаторы склонны к большей депрессии, чем пациенты с соматическими заболеваниями [103]. Случай депрессии иллюстрирует важность выявления и лечения сопутствующих психиатрических заболеваний в условиях соматического заболевания.

Психологические корреляты

В настоящее время основное внимание в психиатрии уделяется оценке симптомов, приводящих к синдромам, идентифицируемым с помощью диагностических критериев (DSM) [104].Однако появляется понимание того, что субклинические психические симптомы могут оказывать значительное влияние на качество жизни и иметь патофизиологические и терапевтические последствия [105, 106, 107, 108]. Это особенно относится к условиям соматического заболевания, когда большинство психологических симптомов не могут быть отнесены к подходящей рубрике в соответствии с психиатрическими диагностическими критериями [82]. Особенно показателен случай враждебности. Значительный объем данных свидетельствует о патогенетической роли гнева, враждебности и раздражительности при соматических заболеваниях [44, 107].Большая часть этих данных связана с враждебностью как фактором риска сердечно-сосудистых заболеваний [109]. Например, в проспективном исследовании прогрессирования атеросклероза сонных артерий циничное недоверие и гнев в дополнение к ранее установленным факторам риска (например, концентрации холестерина липопротеинов низкой плотности в сыворотке крови, курению) предсказывали исход [110]. Связь между низким уровнем серотонина и враждебностью и гневом [111] может обеспечить нейробиологическую основу для этих неблагоприятных эффектов.Фактически серотонин может влиять на такие факторы, как активация макрофагов, ингибитор активации плазминогена, активация тромбоцитов, цитокины и активность естественных клеток-киллеров [112]. Аналогичные рассуждения можно сделать и о психологическом состоянии, характеризующемся комплексом сдачи, беспомощностью и безысходностью, деморализацией [113], что, как установлено, способствует возникновению болезни, к которой индивид был предрасположен. Такое субсиндромальное состояние не может быть отождествлено с психиатрическими категориями [114].Как деморализация, так и раздражительность могут быть частью, в сочетании с усталостью, другого психологического состояния, обозначенного как жизненное истощение, которое оказалось независимым фактором риска инфаркта миокарда [115]. К сожалению, некоторые психосоматические конструкты, связанные с такими психологическими характеристиками, как раздражительность и деморализация, не привели к созданию оперативных инструментов, с помощью которых можно было бы дифференцировать психосоциальные аспекты медицинских заболеваний. Это привело к разработке международной группой исследователей набора диагностических критериев для психосоматических исследований (DCPR) [61].Эти критерии направлены на выявление алекситимии, поведения типа А, фобии болезни, танатофобии, беспокойства по поводу здоровья, отрицания болезни, функциональных соматических симптомов, вторичных по отношению к психическому расстройству, стойкой соматизации, конверсии, реакции годовщины, раздражительности и деморализации. В этом выпуске [116] эти критерии оказались более подходящими, чем критерии DSM-IV, для выявления психологического дистресса в медицинской популяции. Концептуальная модель, лежащая в основе DCPR, лишена патогенетического значения (в отличие от некоторых других психосоматических конструктов) и подчеркивает разнообразие связанных соматических и психических реакций, которые люди предлагают в жизненных ситуациях (психосоматические синдромы).Психосоматические исследователи обычно пытались продемонстрировать, что определенная психологическая характеристика «х» более распространена в состоянии «а», чем в состоянии «б». Даже когда они обнаруживают значительную разницу с помощью надежных статистических и психометрических методов, это не означает, что каждый пациент с «а» также имеет «х» и что пациент с «б» может не иметь признаков «х». Это их ассоциация, а не их специфика, которая может иметь значение. Bjorntorp [117], например, предположил, что избыточное производство андрогенов у женщин, как это происходит при синдроме поликистозных яичников, может быть связано с физиологическими и психологическими характеристиками, которые обычно обнаруживаются у мужчин.Такая психосоматическая комбинация (женщина-андроид) может обусловливать повышенный риск развития артериальной гипертензии, инсулиннезависимого сахарного диабета и сердечно-сосудистых заболеваний, что было обнаружено и в эпидемиологических исследованиях в общей популяции [117]. Каждый компонент этой психосоматической комбинации, взятый сам по себе, не обязательно приведет к одному и тому же рискованному состоянию. Таким образом, DCPR нацелены на перевод психосоциальных характеристик, наблюдаемых при различных медицинских заболеваниях, в диагностические критерии, которые могут иметь клиническое (прогностическое и терапевтическое) значение и изучаться при различных заболеваниях.

Болезненное поведение

Липовски замечает, что как только человек осознает симптомы соматического заболевания, «или если врач сказал ему, что он болен, даже если симптомы отсутствуют, тогда эта информация, связанная с заболеванием, дает начало психологическому ответы, которые влияют на переживания и поведение пациента, а также на течение, терапевтический ответ и исход данного эпизода заболевания» [97]. Изучение поведения при болезни, определяемого как то, как люди переживают, воспринимают, оценивают и реагируют на свое состояние здоровья [118], дало важную информацию о пациентах [119].Клинически это было переведено в концепцию Пиловского об аномальном болезненном поведении, определяемом как сохранение неадекватного способа восприятия, переживания, оценки и реагирования на свое состояние здоровья, несмотря на то, что врач дал ясную и точную оценку ситуации и необходимо соблюдать меры, если таковые имеются, с возможностью обсуждения, переговоров и разъяснений, основанных на адекватной оценке всех соответствующих биологических, психологических, социальных и культурных факторов [120].Две основные формы ненормального болезненного поведения (подтверждение болезни и отрицание болезни) имеют несколько общих клинических проявлений в клинической практике. Они варьируются от ипохондрии и боязни болезни [119] до отрицания болезни [121, 122] и несоблюдения режима лечения [123, 124]. В последние годы возрос интерес к оценке восприятия пациентами последствий болезни [125, 126]. Интеграция измерений психопатологии болезненного поведения, таких как Шкалы отношения к болезни Келлнера [119] и Опросник поведения при болезни Пиловского [120], с теми, которые связаны с восприятием пациентов, представляется важной задачей современных психосоматических исследований.

Качество жизни

Качество жизни, особенно при хронических заболеваниях, становится предметом все большего числа публикаций. Хотя нет ни точного, ни согласованного определения качества жизни, исследования в этой области ищут в основном два вида информации: функциональное состояние человека и оценку здоровья пациента [127]. Эта концепция исходит из того факта, что одних показателей статуса болезни недостаточно для описания бремени болезни и что субъективное состояние здоровья (т.грамм. благополучие, деморализация, трудности с выполнением личных и семейных обязанностей) столь же значима, как и у клинициста, когда речь идет об оценке исходов [127, 128, 129, 130]. Концепция качества жизни в значительной степени основана на классической психосоматической концепции болезни: «Как человек переживает патологический процесс, что он для него значит и как это значение влияет на его поведение и его взаимодействие с окружающими, — все это неотъемлемые компоненты болезни». рассматривается как общая человеческая реакция» [131].К сожалению, исследователи, занимающиеся вопросами качества жизни, похоже, отказываются от психосоматических исследований, не используя методологические знания, полученные этой дисциплиной в последние десятилетия [132]. Неудивительно, что качество измерений качества жизни часто довольно низкое [133].

Применение психологических методов лечения медицинских заболеваний

Психологические вмешательства при лечении больных включают использование психотерапевтических стратегий, психофармакологических вмешательств и профилактических стратегий.Их могут выполнять различные медицинские работники (психиатры, психологи, медсестры, врачи первичной медико-санитарной помощи). В 70-е и 80-е годы особенно подчеркивалась роль консультационно-связной психиатрии [134]. Его роль в оказании психиатрической помощи в больницах общего профиля, в образовании и исследованиях по-прежнему значительна [135], однако его потенциал, вероятно, переоценен. В то же время важность взаимодействия психиатрических, психосоматических или поведенческих медицинских служб с первичной медико-санитарной помощью постепенно возрастает [136].Другой ценный источник сотрудничества был выявлен в медико-психиатрических отделениях для лечения пациентов, которым требуется неотложная стационарная помощь и которые не могут адекватно лечиться ни в стандартном психиатрическом отделении, ни в медико-хирургических отделениях больницы общего профиля [137].

Психосоматическая профилактика

В многофакторной системе координат рассмотрение роли стрессовых жизненных событий, аллостатической нагрузки и поведения, наносящего ущерб здоровью, позволяет проводить важные профилактические мероприятия.Двумя важными причинами аллостатической нагрузки являются изоляция и отсутствие контроля в рабочей среде [46]. Теорелл [138] продемонстрировал эффективность программ по улучшению способности справляться с трудными жизненными ситуациями, особенно в рабочей среде, и по противодействию одиночеству среди пенсионеров. Было показано, что ряд психологических методов лечения эффективен при вредном для здоровья поведении, таком как курение [139].

Лечение психиатрической заболеваемости

Имеются данные [95, 96, 140, 141], что психические расстройства и особенно большая депрессия часто не распознаются и не лечатся в медицинских учреждениях, что имеет широко распространенные пагубные последствия для человека и общества.Было обнаружено, что лечение сопутствующей психиатрической патологии, такой как депрессия, фармакологическое или психотерапевтическое, благоприятно влияет на исход и соблюдение режима лечения [95, 96]. Однако психические расстройства у больных соматическими заболеваниями могут потребовать стратегий лечения, отличных от тех, которые одобрены в клинической психиатрии. Использование психотерапевтических стратегий (когнитивно-поведенческая терапия, процедуры управления стрессом, кратковременная динамическая терапия) в контролируемых исследованиях привело к существенному улучшению либо качества жизни, либо совладания, и/или течения болезни при ряде медицинских расстройств. , как указано в таблице 5 [139, 142, 143, 144, 145].Примеры этих стратегий связаны с вмешательствами, которые увеличивают социальную поддержку и улучшают способность справляться с проблемами у пациентов с раком молочной железы [84], лимфомами [146] и злокачественной меланомой [147]; лечение депрессии с помощью когнитивно-поведенческой терапии при сахарном диабете 2 типа [148] и когнитивно-поведенческое управление при некардиальной боли в груди [149]. Иногда вмешательства были такими же простыми, как описание стрессовых переживаний, например, при астме и ревматоидном артрите [150].

Таблица 5

Медицинские состояния, при которых кратковременная психотерапия оказалась эффективной в рандомизированных контролируемых исследованиях [151, 152].Эти ингредиенты могут также применяться в обычной медицинской практике. В пионерском исследовании [153] небольшое индивидуальное внимание и обучение (чего ожидать в послеоперационный период) со стороны анестезиолога привели к значительно более низкой потребности в послеоперационной анальгезии и более короткому пребыванию в стационаре по сравнению с контрольной группой, подвергшейся рутинный послеоперационный уход, как обычно. Таким образом, неспецифические терапевтические ингредиенты из таблицы 6 могут использоваться со специфическими эффектами и не требуют узкоспециализированной подготовки.

Таблица 6

Неспецифические терапевтические ингредиенты, которые являются общими для большинства форм психотерапии

Осведомленность о неспецифических ингредиентах не должна, однако, приводить к выводу, что все психотерапевтические вмешательства дают одинаковые результаты у больных со здоровьем. Например, было обнаружено, что эффекты релаксации превосходят внимание и обучение при подготовке к операции [154]. Маркс [155] показал, как определенные когнитивно-поведенческие стратегии могут с помощью различных методов приводить к общему терапевтическому изменению (повышение чувства контроля), которое имеет первостепенное значение при аффективных и тревожных расстройствах.Астин и др. [156] рассмотрели значение конструкции контроля для здравоохранения. Поскольку болезнь часто приводит к чувству потери контроля, обретение чувства мастерства может помочь пациентам справиться с болезнью. Однако несколько исследований показывают, что важно сопоставлять стратегии контроля со стилями и предпочтениями пациентов [156]. В результате в условиях соматического заболевания должны быть доступны различные психотерапевтические техники, направленные на усиление контроля.

Улучшение психологического благополучия с помощью специфической психотерапевтической стратегии, определяемой как терапия благополучия [157, 158], является еще одной областью интереса ввиду защитного эффекта благополучия в отношении жизненных невзгод [85].Вполне возможно, хотя это еще предстоит проверить, что терапия благополучия может быть особенно ценной для пациентов, болезнь которых привела к потере. В этом контексте потеря относится не только к фактически утраченным частям тела и функциям, но и к лишению личностно значимых потребностей и ценностей, таких как самооценка, безопасность и удовлетворение [131].

Lipowski [92] выделил шесть стадий болезни: восприятие симптомов, принятие решения, медицинский контакт, острое заболевание, выздоровление и реабилитация, хроническое заболевание или инвалидность.Можно предположить, что применение психотерапевтических техник может следовать за этими стадиями и быть специально приспособлено для них [159].

Лечение ненормального поведения при болезни

В течение многих лет ненормальное поведение при болезни рассматривалось в основном как выражение личностной предрасположенности и считалось, что оно не поддается лечению психотерапевтическими методами. В настоящее время имеются доказательства как психотерапевтического, так и фармакотерапевтического характера, чтобы оспорить такую ​​пессимистическую позицию [103, 160, 161].Например, несколько контролируемых исследований по психотерапии [162, 163, 164, 165, 166] показывают, что ипохондрия является излечимым состоянием. Предоставление точной информации и использование простых когнитивных стратегий, таких как прояснение как предыдущих ошибочных коммуникаций с врачами, так и общих психофизиологических реакций (фактически пациенты могут быть неспособны отнести соматические симптомы к тревоге), лежат в основе лечения ипохондрических пациентов [103]. Применение этих простых предложений привело к значительным улучшениям в контролируемых исследованиях, связанных с функциональными медицинскими расстройствами [103].Корреляция между ненормальным поведением при болезни и здоровыми привычками может иметь значение в профилактических усилиях. Действительно, в нескольких исследованиях было обнаружено, что люди с ипохондрическими страхами и убеждениями хуже заботятся о своем здоровье, чем контрольные субъекты [167]. Они могут быть настолько огорчены своей верой в невыявленное или запущенное заболевание, что поведение, которое может принести пользу в отдаленном будущем, кажется им неуместным.

Применение психотропных средств у больных соматическими заболеваниями

Помимо применения психотропных средств для лечения сопутствующих психиатрических заболеваний при соматических заболеваниях (например,грамм. применение антидепрессантов у пациентов с большой депрессией), в ряде двойных слепых плацебо-контролируемых исследований получены данные о том, что психотропные препараты могут благоприятно влиять на течение и исход ряда заболеваний [168, 169, 170], таких как язвенная болезнь и хроническая боль. Психосоматические исследования, такие как те, которые касаются взаимосвязи между нейротрансмиттерами и функциональными медицинскими расстройствами [171], могут пролить некоторый свет на лежащие в их основе механизмы. Ввиду растущего осознания патогенетической роли стрессовых жизненных ситуаций (приводящих к нарушению регуляции оси HPA) новая фармакологическая стратегия может быть предложена недавней доступностью антагонистов рецепторов CRH [172].Могут ли эти агенты обеспечить снижение психофизиологической активации, превосходящее то, которое вызывается бензодиазепинами при функциональных медицинских расстройствах [168], безусловно, вопрос, заслуживающий изучения.

Выводы

За последние 60 лет психосоматическая медицина обратилась к некоторым фундаментальным вопросам здоровья и болезней. Многие из этих вопросов были решены задолго до преобладающей в настоящее время медицинской ориентации. Такие дисциплины, как психонейроэндокринология, психоиммунология, консультационная психиатрия, поведенческая медицина, психология здоровья, а также исследования качества жизни, произошли из психосоматической области.Несмотря на то, что теперь они могут претендовать на полную автономию, их психосоматические связи имеют решающее значение для их сбалансированного развития. Например, изменение вредного для здоровья поведения во имя общественного здоровья без психосоматической системы координат может сделать психологию здоровья и поведенческую медицину подверженными риску «принудительного хелсизма», который включает в себя непрошенные вторжения и рьяную пропаганду, которые вряд ли повлекут за собой значительное влияние [173].

В настоящее время концепция трансляционных исследований (постоянный диалог между клиницистами и фундаментальными учеными) получила широкое распространение.Психосоматическая медицина как область исследований стала пионером трансляционных исследований. Стратегии исследования, которые исследователи использовали для решения психосоматических вопросов (например, какие жизненные ситуации с большей вероятностью повышают риск заболевания? Каковы опосредующие психологические пути и механизмы, с помощью которых психосоциальные факторы могут воздействовать на организм? болезни на психологические функции человека?) находились под сильным влиянием господствовавшей атмосферы интереса и успехов в науках о поведении.С другой стороны, расцвет исследований в области неврологии предлагает психосоматической медицине беспрецедентные возможности для обновления своего научного фона [112].

Критическая оценка текущих достижений в области клинической медицины, вероятно, выделит несколько областей, в которых психосоматический подход потенциально может принести пользу. К ним относятся:

(1) Соматизация. Тенденция переживать и сообщать о психологическом дистрессе в виде соматических симптомов и обращаться за медицинской помощью [1] является широко распространенным клиническим феноменом, который может охватывать до 30–40% пациентов.Это вполне может быть самым дорогостоящим сопутствующим заболеванием [174]. Почти половина всех обращений за первичной медицинской помощью приходится на четырнадцать общих соматических симптомов [175], но только 10–15% случаев вызваны органическим заболеванием в течение 1 года.

(2) Таинственные симптомы. Значительной части проблем, с которыми сталкивается врач первичной медико-санитарной помощи, не может быть присвоена подходящая диагностическая рубрика [176]. И когда это последнее принимает форму функционального медицинского расстройства, оно, по-видимому, не предотвращает чрезмерное обращение за медицинской помощью и терапевтическую неудовлетворенность [103].Возникла потребность в новых подходах к амбулаторной помощи, охватывающих биологические, психологические и социальные аспекты заболеваний человека [177]. Неудивительно, что в последнее десятилетие наблюдается всплеск использования альтернативной медицины и лежащих в ее основе моделей [18, 19, 20, 21, 22, 23, 24].

(3) Качество жизни. Необходимость учитывать функции в повседневной жизни, продуктивность, выполнение социальных ролей, интеллектуальные способности, эмоциональную стабильность и благополучие стала важной частью клинических исследований и ухода за пациентами [127, 128, 129, 130, 131, 132, 133].Это стало особенно важным при хронических заболеваниях, когда излечение невозможно, а также распространяется на членов семьи, ухаживающих за хронически больными пациентами, чье эмоциональное бремя становится все более и более очевидным [178, 179], и медицинских работников [180, 181]. Пациенты все больше и больше осознают эти проблемы. Их трудности в преодолении соматических заболеваний и их психологических последствий действительно привели к развитию нескольких ассоциаций пациентов.

Также все больше внимания уделяется укреплению здоровья, а не простой профилактике заболеваний [182].Коммерческий успех книг по альтернативной медицине и положительным практикам говорит о восприимчивости широкой общественности к этим сообщениям о профилактике здоровья и альтернативных медицинских моделях [83]. Два десятилетия назад Рейзер [183] ​​предвидел успех восточной медицинской теории и практики в западном мире и определил психосоматику как наиболее подходящую площадку для встречи двух медицинских моделей. В самом деле, психосоматические исследования, накопленные за последние десятилетия в связи со сложными биопсихосоциальными явлениями [184, 185], представляют собой идеальные условия для проверки чрезвычайно гетерогенной смеси терапевтических практик, являющихся частью альтернативной медицины.

Как предложил Виткоуэр [3], для достижения своих целей психосоматическая медицина должна быть полностью включена в медицинскую практику и, следовательно, должна быть посвящена своему собственному «растворению». Мы еще очень далеки от этого [186].

Благодарность

Эта статья была частично поддержана грантами от Ministryo dell’Università e della Ricerca Scientifica e Tecnologica (Рим, Италия) для G.A.F. и Н.С.

Авторское право: Все права защищены. Никакая часть данной публикации не может быть переведена на другие языки, воспроизведена или использована в любой форме и любыми средствами, электронными или механическими, включая фотокопирование, запись, микрокопирование или любую систему хранения и поиска информации, без письменного разрешения издателя. .
Дозировка препарата: авторы и издатель приложили все усилия, чтобы гарантировать, что выбор препарата и дозировка, указанные в этом тексте, соответствуют текущим рекомендациям и практике на момент публикации. Тем не менее, в связи с продолжающимися исследованиями, изменениями в правительственных постановлениях и постоянным потоком информации, касающейся лекарственной терапии и реакций на лекарства, читателю настоятельно рекомендуется проверять вкладыш в упаковке для каждого лекарства на предмет любых изменений в показаниях и дозировке, а также для дополнительных предупреждений. и меры предосторожности.Это особенно важно, когда рекомендуемый агент является новым и/или редко используемым лекарственным средством.
Отказ от ответственности: заявления, мнения и данные, содержащиеся в этой публикации, принадлежат исключительно отдельным авторам и участникам, а не издателям и редакторам. Появление рекламы и/или ссылок на продукты в публикации не является гарантией, одобрением или одобрением рекламируемых продуктов или услуг или их эффективности, качества или безопасности.Издатель и редактор(ы) отказываются от ответственности за любой ущерб, нанесенный людям или имуществу в результате любых идей, методов, инструкций или продуктов, упомянутых в содержании или рекламе.

Психическое здоровье детей и подростков

Детская психиатрическая помощь

Наша программа детской и подростковой психиатрии получила признание за ведущие исследования, обучение и клиническую помощь. Здесь произошло много открытий в области детской и подростковой психиатрии.

Например, наши сотрудники обнаружили первые гены, идентифицированные для синдрома дефицита внимания и гиперактивности (СДВГ) и аутизма. Мы также помогли создать один из самых успешных в мире подходов к расстройствам пищевого поведения. Каждый день наши пациенты и их семьи получают пользу от проводимых здесь исследований передовых лекарств и методов лечения.

 

Выдающаяся забота о детях всех возрастов

Наши специалисты лечат младенцев, детей и подростков с большинством видов психических расстройств — от шизофрении и депрессии до нервной булимии.

Общая детская и подростковая психиатрическая клиника
Для детей в возрасте от 3 до 18 лет с симптомами депрессии, беспокойства и других проблем, не встречающихся в других наших специализированных клиниках

Общая детская психофармакологическая клиника
Для детей с широким спектром эмоциональных и поведенческих расстройств

Детская клиника аффективных и тревожных расстройств
Для пациентов с первичными аффективными и тревожными расстройствами, такими как депрессия, биполярное расстройство и генерализованное тревожное расстройство

Программа детской психосоматической медицины
Для детей и подростков со сложными и сопутствующими медицинскими и психическими расстройствами

Клиника дошкольных поведенческих проблем
Для детей в возрасте от двух до четырех лет, которые демонстрируют деструктивное поведение, агрессивность, самонасилие и другие серьезные поведенческие проблемы

Рефрактерная программа СДВГ
Для сложных презентаций СДВГ

Программа лечения нарушений развития нервной системы
Для пациентов с аутистическим расстройством или другими распространенными нарушениями развития

Служба детской нейропсихологии
Для младенцев, детей младшего возраста, детей школьного возраста и подростков с нарушениями развития нервной системы, обучения, регуляции эмоций и соматическими заболеваниями

Терапия взаимодействия родителей и детей (PCIT)
Совместная работа родителей и детей для уменьшения разрушительного, агрессивного, неуступчивого и оппозиционного поведения у маленьких детей

Клиника развития родителей и младенцев
Для младенцев и малышей до двух лет, имеющих проблемы с поведением, трудности в общении между матерью и ребенком, проблемы со сном или приемом пищи и другие проблемы развития

Неотложная детская психиатрия

Программа детской судебной психиатрии
Экспертиза по гражданским и уголовным делам

Программа детской травматологии
Для педиатрических пациентов, перенесших травматический опыт, начиная от стихийных бедствий и заканчивая насилием в семье или в обществе
Для детей с широким диапазоном эмоциональных и поведенческих расстройств

Специализированные программы для подростков

Наши службы для подростков предназначены для удовлетворения клинических потребностей детей в возрасте от 12 до 18 лет в сотрудничестве с родителями, опекунами, школами и учреждениями социальных служб для обеспечения непрерывности ухода и последующего наблюдения.Подросток может иметь право на лечение, если у него проявляются признаки длительной грусти, странного поведения, суицидальных мыслей, самоповреждающего поведения, неконтролируемого гнева и агрессии, а также нарушений в еде, сне и способности выполнять повседневные действия.

Наши специалисты будут сотрудничать с вашими поставщиками медицинских услуг. В нашу команду входят сертифицированные психиатры, лицензированные клинические терапевты, психиатрические медсестры с передовой практикой (APN), а также терапевты, занимающиеся рекреацией и экспрессией.

Чтобы быстро реагировать на ваши потребности, обученный специалист по поведенческому здоровью доступен для конфиденциальной, бесплатной оценки и направлений 24 часа в сутки, 7 дней в неделю.

Добро пожаловать в нашу локацию в Харви. Вы также можете записаться на прием прямо сейчас, позвонив по телефону 708-915-6411.

Мы предоставляем широкий спектр индивидуальных и специализированных групп для удовлетворения потребностей наших пациентов и их семей.

Это учреждение обеспечивает консультирование, обучение и управление лекарствами с более высоким уровнем поддержки, чем традиционные амбулаторные услуги.У IOP есть трех- и четырехчасовые сеансы, доступные утром или вечером, с понедельника по пятницу.

Расширенные услуги диагностики и лечения

Точный диагноз жизненно важен для обеспечения наилучшего лечения.Поскольку наши психиатры и психологи позаботились о столь многих детях с различными типами расстройств, они являются экспертами в диагностике даже редких и необычных проблем. Они умеют выявлять проблемы у очень маленьких детей, даже у младенцев, а также у детей старшего возраста и подростков.

Наша психиатрическая служба предлагает все современные подходы к диагностике и уточнению психических, психологических и неврологических заболеваний у детей — от аутизма и синдрома дефицита внимания с гиперактивностью (СДВГ) до черепно-мозговых травм и нарушений обучаемости.Наша группа специально обученных детских психологов умеет определять, как различные заболевания и расстройства влияют на мышление ребенка. Они используют новейшие тесты для оценки интеллектуального функционирования ребенка, языковых навыков, двигательных способностей и других когнитивных и поведенческих функций.

Мы предлагаем самые передовые подходы к лечению, в том числе:

  • Последние достижения в области психофармакологии, которые могут уменьшить или свести к минимуму симптомы, связанные со всеми типами проблем, такими как депрессия и тревога
  • Новейшие подходы в когнитивной и поведенческой терапии, которые могут помочь детям изменить деструктивное поведение и мысли
  • Проверенные семейные методы лечения, в которых участвуют родители ребенка, братья, сестры и другие близкие
  • Психотерапия или «разговорная» терапия, направленная на то, чтобы помочь детям справиться со сложными проблемами
  • Поведенческая терапия для лечения стойко дисфункционального или деструктивного поведения
  • Координированное лечение психических заболеваний, связанных со сложными медицинскими проблемами, такими как черепно-мозговая травма и судорожные расстройства

Каждый план лечения мы разрабатываем с учетом конкретных индивидуальных потребностей ребенка.То, что лучше всего работает для вашего ребенка, может отличаться от того, что работает для другого ребенка. Многим детям помогает комбинация подходов к лечению, например, поведенческая терапия плюс медикаментозное лечение.

Почему выбирают нас

У нас давняя и выдающаяся репутация в оказании помощи детям всех возрастов — от младенчества до позднего подросткового возраста — почти со всеми типами проблем с психическим здоровьем.Поскольку большинство наших клиницистов также являются исследователями, они в курсе последних достижений в области диагностики и лечения и как можно быстрее передают их нашим пациентам.

Наши эксперты узнают о новых методах лечения за несколько месяцев до того, как о них сообщат в СМИ. В результате они могут дать сбалансированный совет о том, будет ли новое лечение работать для вашего ребенка. Очень часто наши клиницисты занимаются передовыми достижениями.

Многие из наших детских и подростковых психиатров и психологов получили многочисленные награды за свой опыт и сочувствие.Их исследования были опубликованы в крупных медицинских и психиатрических журналах, и их приглашали выступить на многих национальных и международных конференциях.

Однако самое большое значение для нас имеют награды, полученные от наших пациентов и их семей — открытки, письма и фотографии, говорящие нам, что мы изменили их жизнь. Все наши сотрудники считают, что жизненно важной частью эффективного ухода является умение хорошо общаться с пациентами и их семьями.

Наши психиатры и психологи быстро реагируют на звонки детских педиатров и других клиницистов, которые хотят обсудить симптомы или лечение ребенка.

Наши психиатры обычно помогают клиницистам в сообществе определить наилучшее лекарство или дозировку для несложных проблем, таких как простой СДВГ и депрессия. По возможности лучше, чтобы лечение ребенка проходило в знакомой обстановке и у знакомых опекунов. Если проблема серьезная, наши специалисты могут организовать прием ребенка в ближайшее время.

Все наши планы лечения осуществляются в сотрудничестве с местными школами семьи, педиатром и социальными службами.Основная часть нашей работы заключается в том, чтобы обращаться к общественным организациям, чтобы помочь детям получить необходимую им помощь. Это может означать встречу с учителем ребенка, чтобы обсудить эффективные подходы в классе. Или это может включать помощь родителям в поиске специализированных детских садов, арт-терапии, биологической обратной связи или других необходимых услуг рядом с домом.

Одним из уникальных аспектов нашей программы является наша долгая история наблюдения за детьми на протяжении всей их жизни.Наши самые маленькие пациенты — младенцы, у которых проявляются проблемы с привязанностью, едой, сном и другим поведением.

Наши самые старые пациенты — подростки с поведенческими проблемами, проблемами с вниманием, депрессией, беспокойством и другими проблемами, которые мешают нормальному функционированию.

Наша работа – помогать детям и подросткам.Чтобы сделать это успешно, нам нужно очень тесно сотрудничать с семьей каждого пациента. Мы рассматриваем родителей ребенка как ключевых членов нашей клинической команды. Без помощи родителей наши планы лечения не могли быть успешными. На самом деле, многие из наших планов лечения включают родителей, братьев и сестер в терапевтические сеансы.

Наши клиницисты получили бесчисленное количество грантов от Национальных институтов здравоохранения и других организаций для тестирования новых подходов к лечению многих заболеваний.В результате наши пациенты часто получают доступ к новым методам лечения до того, как они становятся общедоступными в других местах.

Бесплатная, конфиденциальная оценка и рекомендации

Чтобы быстро реагировать на ваши потребности, квалифицированный специалист по психическому здоровью доступен 24 часа в сутки, 7 дней в неделю.

Записаться на прием можно по телефону:

  • Мемориал Ингаллса по телефону 708-915-6411
  • Комер Детский 773-702-6169

Наш персонал по оценке и направлению оценивает каждого человека, чтобы определить его или ее потребности в поведенческом здоровье, и выдает направления на основе этих потребностей.

Leave a Reply

Ваш адрес email не будет опубликован.