Кризис это в психологии определение: Теория и практика психологии кризисных ситуаций — Психология и право

Содержание

Понятие психологического кризиса

Кризисная психология и кризисная психотерапия — это новые области науки и практики, поэтому ключевые понятия, такие как кризис и кризисное состояние, пока еще не имеют четких дефиниций. К тому же, в клинической теории кризиса эти понятия обычно связываются с травматическим или катастрофическим событием, а в кризисном психологическом консультировании наряду с этим используется представление о кризисе как о состоянии, характерном для критических периодов в естественном течении человеческой жизни. Это последнее понимание кризиса заимствовано из психологии развития.

Таким образом, психологическое и клиническое определения кризиса различаются. Психологи понимают кризис как острое эмоциональное состояние, возникающее при блокировании целенаправленной жизнедеятельности человека, как дискретный момент развития личности*. Характерно то, что человек не может преодолеть кризис способами, известными ему из прошлого опыта.

В клинической теории кризиса это понятие используется для обозначения такой реакции на опасные события, которая переживается как болезненное состояние. Такое понимание кризиса, сужая границы понятия, оказывает влияние на формирование критериев кризисного состояния. Например, в клинической теории кризиса одним из основных критериев считается наличие в недавнем прошлом ситуации, опасной для здоровья или жизни человека. Однако, если мы будем определять кризис как состояние экстремального напряжения сил для преодоления принципиально новых препятствий, понимание кризисной помощи и представление о тех, кто в ней нуждается, станет более широким.

Обычно человек может самостоятельно преодолеть кризисное состояние. В начале кризиса усиливаются напряжение и тревога, затей активизируются стратегии решения проблем. Для разрешения кризиса и облегчения состояния используются все психологические и физические ресурсы. В этот период человек восприимчив к самой минимальной помощи и может извлечь значительную пользу из простой поддержки и выслушивания. Поэтому кризисное состояние не входит в категорию болезненных нарушений, это — нормальная реакция человека на аномальные события.

В процессе преодоления кризиса человек может приобрести новый опыт, расширить диапазон адаптивных реакций. С другой стороны, в том случае, если человек склонен реагировать на кризис дезадаптивными реакциями, кризис может углубиться, а болезненное состояние — усилиться. Развитие клинических симптомов вызывает новые дезадаптивные реакции, которые могут принять катастрофический характер и привести к тяжелым нарушениям психики, смерти или суициду.

Негативные изменения в результате кризиса (осложненные кризисы). Многие негативные изменения мыслей, чувств, поведения и физического состояния в кризисном состоянии по симптомам соответствуют категориям международной классификации психических болезней (здесь и далее — МКБ-10). Очень часто характер изменений таков, что мы не можем говорить о каком-то конкретном заболевании; изменения проявляются в комплексе, специфичном для разных групп расстройств.
Рассмотрим эти группы в порядке категорий МКБ-10.

  • Депрессивный эпизод (32)
  • Рекуррентное депрессивное расстройство (33) Социальные фобии (40.1)
  • Специфические (изолированные) фобии (40.2) Смешанное тревожное и депрессивное расстройство (41.2)
  • Реакция на тяжелый стресс и нарушение адаптации (43) Бессонница неорганической природы (51.0) Ночные ужасы (51.4)
  • Кошмары (51.5)
  • Отсутствие или потеря полового влечения (52.0)
  • Сексуальное отвращение и отсутствие сексуального удовлетворения (52.1)
  • Вагинизм неорганической природы (52.5) Тревожное расстройство личности (60.6) Хроническое изменение личности после пережитой экстремальной ситуации (60.2)
  • Расстройство сексуальных отношений (66.2)

Конечно, на почве пережитой кризисной ситуации могут возникнуть (или обостриться) и иные нарушения. Фактически все категории МКБ-10 так или иначе соотносятся с рассматриваемой темой, поэтому предложить единый универсальный рецепт кризисной психотерапии не представляется возможным. В каждом конкретном случае приходится проводить тщательную индивидуальную диагностику и индивидуально составлять план терапии, включающий в себя комбинацию разнообразных приемов, не только тех, о которых идет речь в следующих разделах пособия, но и многих других.

Затяжной, хронический (осложненный) кризис приводит к социальной дезадаптации, невротическим и психосоматическим расстройствам, суицидальному поведению. Ниже перечислены и описаны основные типы кризисов.

Травматические кризисы вызываются экстремальными ситуациями, приводящими к серьезным негативным последствиям, то есть ситуациями угрозы потери здоровья или жизни (природные и техногенные катастрофы, дорожные аварии, нападения, несчастные случаи и т. п.). Подобные события, независимо от их результатов, существенно нарушают базовое чувство безопасности человека и могут приводить к развитию болезненных состояний — травматического и посттравматического стресса, других невротических и психических расстройств.

Кризис целостности спровоцирован угрозой целям или системе ценностей, «перекрытием» источников жизненного смысла (блокада жизненных целей, представление о невозможности самоактуализации, разрыв между «должным» и «сушим», между собственной жизнью и жизнью окружающих). Результирующая всех этих воздействий выражается в утрате жизненного смысла, интереса к жизни, перспективы, а следовательно, и стимулов к деятельности. Возникают феномены отчуждения и безнадежности. Появляется отрицательное эмоциональное отношение к жизни: от ощущения ее тягостности, мучительности до отвращения. Подобные состояния могут возникать как в итоге длительного ряда жизненных трудностей, так и под действием острых, одномоментных тяжелых психотравм. Любое изменение в жизни означает потерю некоторых аспектов привычных представлений о собственном «Я» и объекте, неизбежно влекущую за собой их постоянное тестирование и ревизию. Такой кризис трудно выявить. Обычно при таком кризисе чаще обращаются к друзьям или родственникам, а не к профессиональным психотерапевтам.

Кризис «пересадки корней» — это ситуация, когда человек как бы переходит в иную культурную, информационную и коммуникативную среду. Для многих людей этот кризис связан со вступлением в брак. Многое зависит от качества «почвы», на которую они попадают.

Кризис лишения представляет собой наиболее частый тип, он связан с утратой близкого человека. Реакция на утрату особенно тяжела, когда отношения с утраченным человеком были сложными и ничего уже не исправить. Это событие может вызвать травматический кризис, если оно неожиданно, если смерть безвременна и трагична. Но даже если это событие естественно и закономерно, оно заставляет страдать и горевать об умершем, по-другому увидеть свою собственную жизнь и изменить систему ценностей.

Ситуационный кризис — это некая утрата, не связанная с потерей близкого человека. Эмоционально значимой утратой, вызывающей переживания, могут оказаться события, не столь трагичные на первый взгляд: разрушение Советского Союза, разрушение социалистической системы (не только для людей старшего поколения), кража, особенно кража из личного жилища, утрата невинности, измена, гибель домашнего животного.

Кризисы становления. На разных этапах жизни люди могут переживать психологические кризисы, оказываясь перед необходимостью выдержать новые испытания, связанные с взрослением и достижением социальной зрелости. Без этого невозможна социализация, поскольку по мере превращения ребенка во взрослого требования к нему и его ответственность возрастают. Вот несколько примеров таких испытаний: поступление в школу, экзамены, первая работа, безработица, смена работы или специальности, эмиграция.

Кризисы развития и кризисы жизни

Эти кризисы связаны с особенностями человеческого существования и постоянными изменениями в жизни человека. Появление новых качеств, физиологических и психологических, зачастую требует перестройки всего организма и личностных изменений, что само по себе может быть трудным и болезненным. С точки зрения статистической нормы, кризисы развития считаются нормативными, однако каждая конкретная история жизни имеет свою вариацию кризисных периодов. Приведем ряд примеров подобных кризисов.

Половое созревание. Период физиологического и психологического взросления может быть кризисным периодом, поскольку подросткам трудно контролировать свои эмоции и сексуальное влечение. Свойственное возрасту стремление к независимости от родителей порождает множество конфликтов. С этим периодом часто связана первая любовь, которая также может привести к кризису, особенно если чувства безответны. Хотя первая влюбленность далеко не всегда надолго сохраняет свою интенсивность, многие ее «жертвы» знают, что ощущение потери при разрыве может быть таким же сильным и оставлять не менее болезненный след, как и при расставании с близким человеком, с которым проведена большая часть жизни.

Начало супружеской жизни. Процесс адаптации партнеров к нуждам и потребностям друг друга сопровождается напряжением, которое может привести к кризису отношений. Часто кризис в начале совместной жизни означает не утрату взаимных чувств, а необходимость научиться жить вместе.

Отцовство и материнство. Беременность, рождение ребенка требует осознания разницы между состояниями «только мы вдвоем» и «мы — семья», ответственности и заботы о ребенке. Этот период также связан с сильным напряжением, которое может привести к серьезному кризису у обоих супругов, к кризису семьи.

Обособление детей от родителей, уход из родительского дома. Родители могут переживать стресс, чувствовать себя ненужными, что тоже иногда приводит к кризису. Кризис становится еще серьезней, если дети не хотят поддерживать близкий контакт с родителями. Тогда изоляция, которой так боялись родители, становится реальностью.

Болезнь. Тяжелое заболевание, в результате которого человек становится частично или полностью нетрудоспособным, — это сильный стресс, который ведет к кризису. С началом заболевания для некоторых людей заканчивается жизнь, к которой они привыкли. Больному необходимо смириться с инвалидизацией, но это нелегко. Его близкие люди, с другой стороны, сталкиваются с необходимостью приспособить свою жизнь к произошедшим изменениям и заботиться о нем.

Самопроизвольное или искусственное прерывание беременности. Выкидыш, который обычно происходит в течение первых трех месяцев беременности, может быть серьезным ударом, особенно если супруги хотят иметь ребенка. Проблема усложняется, если у женщины и раньше были выкидыши или трудности, связанные с беременностью. Искусственное прерывание беременности на ранних стадиях также может привести к кризису, поскольку женщина может испытывать сильное чувство вины, даже если она решила или добровольно согласилась сделать аборт. Решение сделать аборт уже само по себе может быть причиной многочисленных серьезных проблем в зависимости от того, как было принято это решение: самой женщиной либо под давлением мужа (других людей).

Менопауза может привести к многостороннему кризису у женщины, ее мужа, к кризису их отношений. Многие женщины воспринимают потерю способности к деторождению как однозначный признак того, что определенная фаза жизни заканчивается. Они могут переживать депрессивные состояния. Гормональные изменения также вызывают физический дискомфорт, что усугубляет проблемы.

Очень важный кризис — это кризис середины жизни в 35—45 лет, делящий жизнь пополам, он переживается обычно весьма болезненно. Он связан с утратой смысла жизни, когда меняются работа, друзья, личная жизнь. Идет обесценивание того, чего человек достиг. К этому периоду накапливаются противоречия.

Если в 30 лет приходится существенно корректировать свои жизненные планы, отказываться от свойственных молодости нереалистических притязаний и опускаться на грешную землю, то в 40 лет все гораздо глубже и сложнее. Может показаться, что жизнь проходит незаметно и совсем не так, как хотелось. Занимаешься не своим делом. Живешь рядом не с теми людьми. Все вроде бы благополучно, но все катастрофически не так. Мужчины и женщины несколько по-разному переживают этот кризис.

Достигшему жизненного апогея мужчине вдруг начинает казаться, что у него остался последний шанс сделать свое дело, такое, которое без него не сможет никто. У сорокалетнего мужчины нередко появляются увлечения на стороне. А у женщины, которая находится с ним рядом, в это же время приближается собственный кризис. Она уже не нужна практически взрослым детям, многие из них просто вылетают из гнезда, оставляя родительский дом пустым. У нее обычно нет таких профессиональных успехов, как у мужа. Ей трудно спрятаться в работу, быстро найти себе достойное профессиональное занятие. Она все чаще разглядывает себя в зеркале, и ее выводы неутешительны. Мужчина в 40 лет тоже начинает предъявлять претензии к своей внешности: ему не нравится лишний вес, намечающаяся лысина. Страхи мужчины связаны с роковым, как ему кажется, снижением потенции. Мужчина, переживающий этот кризис, становится непредсказуемым даже для самого себя.

Следующий серьезный кризис — это кризис предпенсионного возраста, когда человека ожидает автоматическое изменение его социального статуса. Те люди, которые хотели бы, чтобы их оставили на работе, начинают работать даже лучше, чем их коллеги, пребывающие в кризисе среднего возраста. Открывается второе дыхание. Примерно лет в 65 или чуточку позже, когда постепенно закончится активная трудовая деятельность, будет еще один возрастной кризис. Главной задачей станет необходимость принять свое прошлое, свою жизненную историю, принять все, что успел в этой жизни сделать. Не отвергать, не стыдиться, не обвинять себя и других, а принять.

Последний кризис — это «узелковый период». Он не имеет временных рамок. Условно — это когда человек собирает вещи в узелок и хранит их, готовясь к смерти. Он существует как бы в двух мирах. Некоторые больше себе позволяют, стремятся получить то, чего у них не было. Отсюда поздняя любовь, творчество, большая свобода.

Кризис по определению означает «развилку на дороге» или поворотную точку. Это подразумевает напряженное, тревожное состояние, которое не может переноситься индифферентно. Кризис ограничен во времени: что-то должно измениться, нельзя оставаться в кризисе постоянно. Решение любого кризиса невозможно без решимости на какое-либо действие.

Кризис в жизни — это всегда неприятно. Человек выбивается из привычного ритма. Кризис — это не тупик, а некие противоречия, которые накапливаются у человека.

Все жизненные кризисы подобны матрешке. Тяжело, когда человек не выходит из очередного кризиса, а накапливает их. Множественные кризисы, к сожалению, достаточно обычны и с высокой вероятностью вызывают очень серьезные проблемы. Прежде чем завершится приспособление к первому стрессору, дальнейшее развитие кризиса требует расходования ресурсов, которые и без того уже достаточно истощены. Многочисленные трагические события не обязательно ведут к психологическим нарушениям, но повышают их вероятность больше, чем одиночный кризис.

Каждый кризис характеризуется индивидуальным и, присущим и только ему признаками, соответственно, используются разные виды помощи и выбираются разные профилактические мероприятия. Интервенция, или вмешательство в кризис, осуществляется по определенным принципам, исходя из особенностей данного кризиса.

В отличие от травматических кризисов, когда серьезная психологическая травма связана с травматической ситуацией, кризисы развития и жизненные кризисы разворачиваются в течение определенного периода.

В типичных случаях продолжительность психологического кризиса ограничивается сроком от одной до шести недель. Благоприятный исход психологического кризиса способствует повышению адаптационного уровня индивида, включая его способность противостоять кризисам в будущем.

Негативный исход кризисного состояния ведет к суицидальному поведению либо к патологической дезадаптации индивида, выражающейся в возникновении очерченных психопатологических состояний и расстройств.

Можно условно выделить следующие стадии таких кризисов:

  1. развитие кризисной проблематики;
  2. пик проблемы;
  3. кризис.

1. Развитие кризисной проблематики. Можно описать два варианта такого развития:

  • накопление нерешенных, второстепенных проблем в конце концов достигает кризисной точки. Незначительная последняя проблема обычно является той каплей, которая переполняет чашу терпения;
  • человек ожидает важного, центрального события, которого невозможно избежать на самом деле или по его представлениям.

В процессе приближения этого события развивается кризис. В качестве примеров можно привести приближение важного экзамена, который необходимо сдать, чтобы продолжить обучение; тяжелую болезнь с предполагаемым смертельным исходом; наступление менопаузы; период, когда дети покидают родительский дом; выход на пенсию.

На стадии развития кризиса человек постоянно думает о том, что проблема усугубляется, он вспоминает о ней часто и непроизвольно; как следствие, могут возникать тревожные симптомы: ощущение, что «сердце ушло в пятки», сильное сердцебиение, расстройства сна. Приближающееся событие принимает неясное очертание в виде непреодолимого барьера или неотвратимой угрозы.

2. Пик проблемы. Страх перед тяжестью проблемы может быть настолько сильным, что, когда она достигает своего пика, у человека не остается психологических ресурсов. Решающая ситуация — экзамен, смерть, развод, побег из дома, потеря работы и т. д. — оказывает громадное давление на человека, который уже исчерпал большую часть психологических сил.

3. Кризис (после события). Поскольку для кризиса характерно ощущение невыносимости происходящего, человек напрягает все свои силы, чтобы каким-то образом изменить ситуацию, разрешить проблему всеми известными способами. Если же кризисная ситуация приобрела травмирующий характер, последующий кризис похож на травматический. Кризис — «поворотный пункт»*, он может привести или к разрешению проблемы, приобретению нового опыта, развитию личности, или к развитию болезни, регрессии, стагнации.

Кризис в психологии: понятие, типы и проявления

Содержание:

  1. Понятие кризиса в психологии
  2. Типы жизненных кризисов
  3. Проявление кризиса

Понятие кризиса в психологии

Определение
Резкая смена условий, переход к получению нового опыта и так называемый переломный момент в психологии принято называть кризисом.

Психологический кризис может быть обусловлен двумя группами причин:

  • внутренними,
  • внешними.

У каждого человека есть представления о себе, о других людях и об окружающем мире, поэтому резкая смена представлений приводит человека в состояние кризиса. Качественный прыжок может осуществляться постепенно, но на осознание сложившейся ситуации и адаптацию к новым условиям затрачивается внутренняя энергия. Со временем запасы истощаются и наступает кризис. В этом изменения могут не носить объективный характер и быть вызваны саморефлексией индивида, сменой представлений о себе и кардинальной корректировке взглядов. У человека может возникнуть потребность в какой-то новой модели поведения, которая для него не свойственна, и процесс вхождения в новую роль довольно травматичен. Неизвестность, непривычность, неуверенность побуждают мысли постоянно блуждать, страх нарастает и закрепляется за новыми ситуациями. Поэтому даже положительные внутренние изменения нередко чреваты возникновением стресса, потому что они также обозначают начало некого нового этапа.

Внешние условия представить проще – это может быть разговор с кем-то, какая-то ситуация в повседневной жизни, воздействие окружения или смена обстоятельств. Человеку необходимо соответствовать своей роли в глазах общества и это сковывает от реализации собственных желаний. Когда человек заменяет отжившие роли, полный решительности и считая себя независимым от чужого мнения, всегда есть риск быть непонятым и отвергнутым, что способствует кризису.

Типы жизненных кризисов

Кризис могут вызывать самые разнообразные жизненные ситуации, тем более что многое зависит от личностных особенностей. Поэтому выделяют следующие типы кризисов:

  • возрастные кризисы личности;
  • кризисы, связанные со здоровьем;
  • кризисы развития;
  • кризис приоритетов;
  • кризис самостоятельности;
  • кризис самореализации;
  • кризис жизненного опыта.

Чаще всего встречаются возрастные кризисы, что связано с потребностью соответствовать представлениям общества о поведении, уровне развития и дохода, внешнем виде в определённом возрасте. После такого кризиса человек качественно пересматривает свою жизнь, меняет взгляды и роли в обществе, становится более рациональным и осознанным. Если это связано с отсутствием должного уровня самореализации – человек набирает обороты в сфере саморазвития. Такой кризис не обязательно связан с возрастом, он может быть вызван распадом семьи, увольнением или переездом. Любая ситуация, где создаётся иллюзия отхода на несколько шагов назад может вызвать кризис.

Часто невозможность самостоятельно обслуживать себя при проблемах со здоровьем ставят человека перед чертой, за которой начинается новая жизнь. В некоторых случаях человек не только теряет мобильность и сpамоконтроль, но и возможность выполнять старые функции и играть старые роли в обществе. Коренным образом изменяется уклад и стиль жизни, что не может остаться без изменений в психике.

Кризис может вызвать неопределённость в отношении с окружающими или другие проблемы коммуникации. В этом случае меняются межличностные роли, структура отношений, привычный стиль жизни и круг общения.

Кризис потери самостоятельности подразумевает необходимость иметь определённого рода автономность для человека. Потеря автономии может быть связан с возникновением ситуаций, когда человек вынужден менять привычную роль, что доставляет дискомфорт и требует пересмотра своей жизни. Иногда человек просто не может избежать смены ролей – его увольняют, он теряет интерес к своей привычной деятельности, он выходит на пенсию или его отвергают друзья и родители. Это даёт почву для появления жизненного кризиса и его последствий, которые блокируют возможность самореализации.

Человек также может оценивать свои ошибки как фатальные и сильно себя корить по этому поводу, что провоцирует кризис жизненных ошибок. Причём это могут быть как фатальные ошибки, так и что-то неосуществимое, но некогда задуманное.

Проявление кризиса

Примечание
Кризисное состояние может сопровождаться как апатией и отрицанием происходящего, так и острой реакцией – повышенной тревожностью, напряжённостью, чувством одиночества, беспомощностью, ярко выраженным пессимистичным настроением.

Для кризиса характерны не только внешние изменения и изменения в поведении, происходит перестройка с точки зрения психофизиологии, предполагающая изменение процессов мышления, познания, снижение внимания и степени запоминания информации. Могут отмечаться: учащённое сердцебиение, проблемы с дыханием, слабость в теле, ощущение постоянной усталости.

Когда человек сконцентрирован на себе и своих проблемах, ему становится сложно общаться с другими людьми – постоянное ощущение тревоги и запутанности не позволяет сконцентрироваться на проблемах других людей. В таком состоянии кажется, что выхода нет и это никогда не закончится, а за помощью обращаться страшно и бесполезно. В состоянии кризиса постоянно кажется, что время идёт слишком быстро, а решение нужно принять прямо сейчас.

Понятие кризиса в психологии

Жизнь полна удивительных историй, замечательных происшествий, интересных поворотов судьбы. Она дана человеку для того, чтобы он успел сделать что-то полезное для себя и для общества. Однако суровые будни чреваты появлением различного рода проблем, стрессовых ситуаций и кризисов. Они постигают абсолютно каждого человека на том или ином этапе его жизни. Но что такое кризис? Как он проявляется? Что означает понятие кризиса в психологии?

Понятие кризиса

Часто человек сталкивается с моментом, когда его начинает волновать какая-то проблема. Чувство волнения постоянно усиливается и не покидает его, негативные мысли продолжают беспрерывно посещать его сознание. Зачастую такая проблема возникает по причине перемены, которая послужила толчком для перехода на новый жизненный этап. С этой переменой он не согласен и не готов мириться. Такое состояние именуется кризисом.

В психологии кратко дано определение данного понятия. Психологическим кризисом называется эмоциональное состояние человека, вытекающее из стрессовой ситуации, связанной с нежелательными переменами в жизни. Более развернутая расшифровка определения кризиса в психологии гласит, что кризис – это состояние тяжелого переходного изменения в ощущениях человека, вытекающее из пережитого стресса, связанное с болезнью или полученное в результате душевной травмы. Кризис также определяется эмоционально значимым событием или радикальным изменением статуса в личной жизни, который негативно отражается на моральном самочувствии человека.

Разновидности кризиса в психологии

Существует классификация переживаемых человеком кризисов, которые отличаются по своей форме, источникам возникновения переживаний и этапам его жизненного развития. Так, психология в кризисах жизни проводит разграничение по трем основным направлениям:

  • Невротические кризисы. Основываются на возрастных изменениях и могут быть порождены в сознании человека даже без изменения внешних условий или влияния внешних факторов на его психоэмоциональное состояние. Как правило, свое начало невротические кризисы берут еще в детстве, когда устанавливаются первичные коммуникации с окружающим социумом и средой обитания. Такой вид переломного момента в жизни предопределяет, по сути, необоснованное ничем ощущение безвыходности ситуации, чувство попадания в тупик. Это влечет дезадаптацию личности или, попросту говоря, отшельничество.

  • Кризисы развития. Иначе именуются, как возрастные кризисы. В психологии современности выделяют ряд граничных возрастных этапов, на которых меняется человеческое эмоциональное и психологическое состояние, варьируется восприятие происходящего и отношение к окружающему миру. Изменения формы, длительности и остроты таких переломных моментов зависят напрямую от конкретной личности индивидуума и его типологических особенностей, а также от социальных условий пребывания и педагогического воздействия. Некоторые специалисты считают проявление в психологии кризиса возрастов абсолютно нормальным явлением, поскольку так формируется личностная и характерная составляющие человека, как социальной единицы. Но многие видят в этом злокачественное проявление, которое мешает человеку нормально адаптироваться к общению со сверстниками в детстве и юношестве и находить коммуникации в зрелом возрасте.
  • Травматические кризисы. Психология детей, подростков, взрослых и людей преклонного возраста не застрахована от негативного влияния на сознательные процессы таких внешних факторов, как трагические жизненные ситуации. Аварии, стихийные бедствия и другим катастрофические события дают мощнейший толчок для возникновения вытекающей из стрессового состояния депрессии и длительного кризисного процесса стагнации.

Возрастной кризис

В системе жизненных переломных моментов весомую нишу занимает именно кризис развития. Возрастные кризисы в психологии принято разделять на девять этапов.

  • Этап 1 – кризис новорожденности. Подразумевает нестабильность всех уровней физиологического и психоэмоционального состояния младенца. Привыкший к налаженным процессам в утробе матери, он не готов моментально после рождения перестроиться на другую сферу обитания. Психология возрастного кризиса у детей грудничкового возраста самая мягкая и легко переживаемая, поскольку трудности выражаются больше в физической перестройке организма грудничка.
  • Этап 2 – годовалый кризис. Предполагает становление малыша, открытого для первых воспитательных процессов. Он учится сидеть, ходить, говорить, перестраиваться с грудного молока на взрослое питание. Это своеобразный стресс для ребенка, ведь он переходит границу первого года своей жизни.
  • Этап 3 – трехлетний кризис. Проявляется у деток по-разному, но, в основном, определяется крайним упрямством, капризами и своеволием. В этот период жизни малышу свойственно периодически отказываться от еды, которую он не любит, оказывать сопротивление при укладывании спать, не хотеть самостоятельно одеваться и убирать игрушки.
  • Этап 4 – дошкольный кризис. Возрастная психология у ребенка 7 лет основана на формировании у него социального ощущения своего «я». В это время малыш начинает подражать взрослым, манерничать, говорить о своих желаниях. Это уже не тот младенец, который способен лишь выговаривать отдельные слова и беззаботно играть в рассыпанные по полу игровые атрибуты. Возрастная психология кризиса 7 лет предполагает отхождение ребенка от раннего детства и утерю детской наивности и непосредственности. В это время родителям становится сложнее контролировать свое чадо, ведь малыш начинает больше времени проводить вне дома, со своими сверстниками, в школе. Процесс адаптации к новым условиям жизни, знакомство с большим количеством новых людей, с одноклассниками и учителями становятся непривычными для ребенка 7 лет. Психология кризиса этого времени для детского сознания определяется первыми проявлениями ребенком собственного «я».
  • Этап 5 – кризис 13 лет или пубертатный кризис. Психология подросткового возраста предполагает начало личностного развития ребенка, становление его психоэмоционального развития. Данный период сопровождается быстрыми изменениями не только в моральном плане, но и в физическом. Поэтому этот возраст по-другому называют переходным.
  • Этап 6 – юношеский кризис. Происходит у подростка при достижении 17 лет, когда он, вроде бы, уже и не подросток, но еще и не взрослый. На данном этапе встает вопрос о выборе своего будущего, связанный с окончанием общеобразовательного обучения и необходимостью поступления в ВУЗ, определения своей профессии. Часто молодые люди не могут справиться со своими желаниями и своими предпочтениями, им сложно понять, чего они хотят от жизни, кем мечтают стать, поэтому и возникает переломный кризисный момент.
  • Этап 7 – 30-летний кризис. В психологии возраста отдельное место занимает период зрелости, который знаменуется подведением первых жизненных итогов. Если мужчинами он приветствуется, то женщины желают оттянуть момент тридцатилетия как можно дальше.
  • Этап 8 – кризис 40 лет. Данный период жизни переносится женщинами еще болезненнее, нежели предыдущий. Они начинают чувствовать себя не такими красивыми, как раньше, поэтому часто пребывают в унынии. Но не только дамы переживают этот этап с трудом. Для мужчин сорокалетие является первым звоночком в постепенном угасании былых сил во всех физиологических отношениях, а ведь физическая сила и здоровье – чуть ли не главное достоинство каждого мужчины.
  • Этап 9 – кризис возраста за 50. В то время, когда пятидесятилетний человек должен подводить итоги проделанной в жизни работы и осуществленным мечтам, ему, к сожалению, приходится осознавать факт того, что большая половина жизни уже прожита, что не вернуть уже те счастливые моменты, которые так радовали его раньше, что не стать уже моложе и здоровее, что не получится уже сделать всего того, что можно было осуществить в молодости.

Психология кризисов жизни по годам на примере людей различных возрастных категорий раскрывает особенности и формы проявления эмоциональной нестабильности и перестройки человека на фоне возрастных изменений его организма.

Как это происходит у мужчин

Кризисные моменты проявляются по-разному у людей разных полов, возрастных групп, социальных слоев населения. Например, психология возрастного кризиса у детей существенно отличается от взрослых, разнятся между собой и формы перенесения переломных жизненных моментов у мужчин и женщин. Когда наиболее часто наступает переломный момент в жизни мужчины? Чем он обоснован?

Кризис в психологии мужчины зачастую происходит с наступлением его сорокалетия. Сороковые «роковые» — так трактуют для мужчины период, когда к нему приходит осознание того, что он уже не тот молодой и бойкий красавец, полный здоровья и сил. Дело в том, что мужчина по своей сути – добытчик. К своим сорока годам он подводит итоги прожитой наполовину жизни и оценивает сложившуюся ситуацию. Если к этому времени он достиг вершины своей карьеры, осуществляет успешно свою трудовую деятельность, является финансово обеспеченным и способным содержать свою семью человеком – он счастлив. Но мужчине постоянно нужна эмоциональная подпитка. Ему хочется, чтобы им восхищались, благодарили за его труд, говорили ему, какой он «молодец». Частая проблема, возникающая у мужчин ближе к сорока годам – это поиск «зрителя». Ведь жена, давно привыкшая к его достижениям в профессиональном плане и прожившая с ним двадцать лет, воспринимает его заработок, как должное и не считает это чем-то особенным. А мужчина жаждет, чтобы его ценили, он требует постоянного внимания. Дело в том, что представитель сильной половины должен ощущать себя могущественным и всевластным, а жена ему этого ощущения уже не предоставляет.

Именно поэтому так часто мужчины после сорока начинают искать себе молодых красоток, которые восхищаются их положением в обществе, их достижениями, их статностью.

Помимо чувства моральной и эмоциональной неудовлетворенности, дают свои первые «звоночки» признаки ректальной дисфункции. Мужское либидо – это его крепость, его вера в себя, его гордость самим собой. И тут вдруг, казалось бы, без видимых причин начинают проявляться первые сигналы возрастного сопротивления организма. Мужчина при этом становится раздражительным, он теряет веру в себя, постоянно думает об этом и начинает мыслить негативно. Именно тогда и проявляется у представителей сильного пола форма кризиса возраста.

Психология многих мужчин устроена таким образом, что его «достоинство» — это главное доказательство того, что он действительно мужчина. Когда по каким-то причинам оно перестает работать, как раньше, ему кажется, что жизнь закончилась, что все очень плохо, что виновата в этом жена, сотрудники на работе, весь белый свет. Именно на эту возрастную категорию приходится по статистике наибольшее количество бракоразводных процессов, потому как «альфа-самцы» объясняют все свои беды невниманием, холодностью и безучастностью своих жен, находят любые зацепки для того, чтобы устроить скандал и обвинить женщину в том, что она где-то ошиблась. Хотя дело тут исключительно в мужчине и в его кризисном состоянии «роковых» сороковых.

Как это происходит у женщин

Если говорить о женщинах, их кризисная стадия начинается лет на десять раньше, чем у мужчин. В возрасте 30-35 лет к представительницам прекрасной половины обычно начинают приходить мысли о том, что полжизни уже прожито, а цели и мечты, которые были надуманы еще в далеком юношестве, так и не нашли своего претворения в жизнь. Зрелые красавицы начинают метаться в собственных сомнениях. В этот период многим из них свойственны плохое настроение, падение духа, депрессивное состояние. Все это в совокупности порождается кризисом среднего возраста. Как он проявляется?

  • Потеря уверенности в себе. Представительницам слабой половины человечества трудно быть довольными собой, когда терзают какие-либо сомнения. Они подкрадываются незаметно, но нарастают с молниеносной скоростью и мощной силой. Неуверенность в своей неотразимости, в своих силах, в своей нужности семье загоняют женщину в тупик и обостряют кризисное состояние.
  • Недовольство внешним видом – одна из самых страшных женских фобий. Причиной такого состояния является потеря юношеской красоты и очарования, появление мимических морщин и набор лишнего веса. В этом возрасте многие женщины особо страдают от комплекса неполноценности, зачастую совершенно необоснованно.
  • Осознание начала процесса старения – панический страх овладевает женщинами, когда они «разменивают» четвертый десяток жизни. Многим из них кажется, что они уже совершенно непривлекательны для мужчин, что уже не могут пользоваться среди них успехом. Происходит постоянное сравнение себя с молодым поколением юных красавиц. Тем самым производится анализ своих возрастных изменений и усиливается состояние депрессивной стагнации.
  • Ощущение ненужности – если дама в свои тридцать еще не состоит в браке, в ее сознании поселяется страх вечного безбрачия. Она смотрит на окружающих девушек-коллег, подруг, знакомых, которые успешно вышли замуж и давно являются счастливыми женами, и ее охватывает ощущение тотального уныния и эмоционального дискомфорта. Ей хочется любви, внимания, ласки, заботы, и (что наиболее важно) штампа в паспорте.
  • Чувство невыполненного долга. Любая представительница женского рода обладает материнским инстинктом. Это заложено природой, которая не выбирает, кому дарить счастье стать мамой, а кому нет. В основном, все женщины мечтают стать мамами, растить деток себе на радость. Но нынешняя современность настолько сурова, что девушки, будучи молодыми, целеустремленными, высоко себя оценивающими, часто отказывают мужчинам, которые желают связать с ними свою жизнь. Сначала они отталкивают от себя потенциального мужа, а потом плачут в тридцать лет о том, что до сих пор нет супруга, который смог бы подарить возможность стать счастливой мамой. На самом деле, этот период переживается женщинами очень и очень болезненно. Это, пожалуй, один из пиковых моментов кризиса тридцатилетия женщины.

Кризис в отношениях

Отношения между мужчиной и женщиной, их плотская связь, страстные чувства, эмоции и любовь являются неотъемлемой частью жизни каждого представителя человечества. Абсолютно все люди на определенном отрезке своей жизни желают любить и быть любимыми. Как итог, между молодыми людьми противоположных полов завязываются любовные, сексуальные, партнерские отношения, которые, как ни странно, тоже могут претерпевать кризис.

Психология отношений основана на многих факторах совместного времяпрепровождения. Зачастую, еще не будучи мужем и женой, молодые люди претерпевают кризисную фазу своего совместного проживания или существования, которая заканчивается расставанием. Что же это такое?

Кризис отношений – это период в жизни пары, когда одну из сторон перестает устраивать ход совместного существования. Это момент, когда партнерам уже не хочется жить так, как прежде, хочется перемен и перенаправления любовной связи в другое, новое и более приятное русло. Но часто молодые люди не находят консенсуса, недопонимают друг друга, скандалят и приходят к единственно верному выходу – расставанию. Это и есть кризис отношений. Его очень сложно преодолеть, если молодые люди утратили интерес друг к другу. Поэтому легче не допустить наступление кризисной фазы в отношениях, нежели пытаться что-то изменить тогда, когда обоим это уже не нужно.

Семейный кризис

Психология отношений пары, не состоящей в браке, отличается от таковой у женатых людей. Хотя между этими двумя видами взаимоотношений есть много общего, характер их психоэмоционального и душевного состояния отличается. Психология семейных кризисов более многогранна и широкомасштабна, чем не расписанных официально молодых людей, поскольку у намного больше обязанностей и ответственности друг перед другом. Женатые люди имеют совместное имущество, совместных детей, связаны законом и официальными брачными узами. Поэтому им морально и материально намного сложнее переживать кризис семейной жизни.

Семейная психология предусматривает множество факторов, провоцирующих возникновение переломных моментов в жизни супругов. В чем проявляется накал супружеских страстей:

  • Сокращение уровня половой активности и физического влечения друг к другу.
  • Потеря стремления нравиться друг другу.
  • Появление ссор на почве воспитания детей.
  • Расхождения во мнениях, потеря общих взглядов, интересов, ценностей.
  • Недопонимание чувств друг друга.
  • Взаимная раздражительность от действий или разговоров в семейном кругу.
  • Проявления эгоизма.
  • Потеря потребности делить свои радости и успехи со своей законной второй половиной.
  • Отношения жены с матерью мужа.
  • Отношения мужа с матерью жены.
  • Недовольство жены по поводу того, что (по ее мнению) муж ничего не может в жизни добиться.
  • Недовольство мужа по поводу того, что его жена вечно вся в делах, не находит времени, чтобы уделить ему внимание, не следит за собой (или делает это слишком рьяно, при этом тратит львиную долю семейного бюджета).

Нередко проявление переломных моментов выступает в виде кризисов семейной жизни по годам. Психология современности отсчитывает период возможных спадов в отношениях, начиная с двух-трех месяцев после дня бракосочетания и заканчивая двадцатипятилетием совместной жизни. Основными граничными датами считаются полгода, год, дата рождения первенца, пятилетие, десятилетие жизни в браке. Это своеобразные этапы перестройки и психологической переориентации, переоценки ценностей одного или каждого из супругов. Плюс, описанные ранее возрастные переломные моменты отдельно у мужчин и женщин также способствуют разграничению в супружеской паре семейных кризисов по годам.

Психология финансового кризиса и ее влияние на человека

Еще одним видом является момент финансовой несостоятельности. Наверное, каждый представитель современного общества хоть раз бывал в ситуации, когда он попадал под сокращение или сам увольнялся с работы, когда он попадал в финансовую зависимость от родителей или супруга. Моменты безденежья часто становятся причиной развития кризисного состояния у любого представителя социума на ранних или поздних этапах его жизни. С ними так же сложно бороться, как и с возрастными или семейными кризисами. Но стоит обратить внимание на то, что все это поправимо, что любую негативную ситуацию можно преодолеть, чтобы не допустить пагубных последствий от воздействия кризисного угнетения.

Чем чреват кризис для человека

Наступление переломного момента, развивающегося в нежелательном русле, провоцирует появление множества отрицательных факторов и негативных последствий для человека. Это могут быть:

  • Моральное угнетение.
  • Состояние меланхолического диссонанса.
  • Депрессия.
  • Стрессы.
  • Нервный срыв.
  • Развитие алкоголизма.

Очень важно уметь выходить из проблемных ситуаций и не допускать развития перечисленных поведенческих моделей. Ведь каждая из них в совокупности может привести к очень неприятным последствиям, даже к мыслям о суициде.

Как бороться с житейскими кризисами

Чтобы побороть в себе всепоглощающее ощущение ведомости на поводу у кризисного влияния, необходимо уметь мыслить конструктивно и незамедлительно действовать. Если сидеть, сложа руки, добиться чего-либо сложно.

Во-первых, необходимо найти причину проблемы. Поиск и нахождение источника всех бед поможет быстрее с ними справиться.

Во-вторых, нужно проанализировать ситуацию объективно, попытаться взглянуть на нее со стороны. Возможно, увидев положение вещей в другом свете, удастся разглядеть и свои оплошности, спровоцировавшие семейный кризис, или увидеть разрешение ситуации в предопределении какого-то конкретного выхода из нее.

В-третьих, нужно быть лояльным к себе. Придирки к своей внешности, к своим возрастным изменениям должны восприниматься людьми проще. Старение – это естественный процесс. Нужно ознаменовывать его не переживаниями, а попытками прожить каждый момент жизни достойно и счастливо. Тогда не будет необходимости искать пути преодоления кризиса.

ВОЗРАСТНОЙ КРИЗИС • Большая российская энциклопедия

  • В книжной версии

    Том 5. Москва, 2006, стр. 582-583

  • Скопировать библиографическую ссылку:


Авторы: И. С. Кон

ВОЗРАСТНО́Й КРИ́ЗИС (кри­зис раз­ви­тия), пе­ре­ход к ка­че­ст­вен­но но­во­му эта­пу жиз­ни, свя­зан­ный с оп­ре­де­лён­ным воз­рас­том че­ло­ве­ка. В. к. – мо­мент на­ру­ше­ния рав­но­ве­сия, по­яв­ле­ния но­вых по­треб­но­стей, пе­ре­строй­ки мо­ти­ва­ци­он­ной сфе­ры лич­но­сти и воз­ник­но­ве­ния свя­зан­ных с лич­но­ст­ны­ми но­во­об­ра­зо­ва­ния­ми про­блем адап­та­ции. Вы­де­ля­ют кри­зис но­во­ро­ж­дён­но­сти (до 1 мес), кри­зис од­но­го го­да, кри­зис 3 лет, кри­зис 7 лет, под­ро­ст­ко­вый кри­зис (11–12 лет), юно­ше­ский кри­зис, кри­зис се­ре­ди­ны жиз­ни (35–45 лет) и др.

Со­глас­но Л. С. Вы­гот­ско­му, у ре­бён­ка В. к. воз­ни­ка­ют при сме­не од­но­го ста­биль­но­го воз­рас­тно­го пе­рио­да дру­гим и обу­слов­ле­ны пре­ж­де все­го раз­ру­ше­ни­ем при­выч­ной со­ци­аль­ной си­туа­ции раз­ви­тия и воз­ник­но­ве­ни­ем но­вой си­туа­ции, со­от­вет­ст­вую­щей но­во­му уров­ню пси­хич. раз­ви­тия ре­бён­ка. В. к. про­яв­ля­ют­ся в по­ве­де­нии как не­по­слу­ша­ние, уп­рям­ст­во, не­га­ти­визм. По Э. Эрик­со­ну, пе­ре­ход к но­вой фа­зе раз­ви­тия воз­мо­жен толь­ко на ос­но­ве раз­ре­ше­ния гл. про­ти­во­ре­чия, свой­ст­вен­но­го пре­ды­ду­щей фа­зе, и про­те­кает в фор­ме «нор­ма­тив­но­го кри­зи­са», ко­то­рый внеш­не на­по­ми­на­ет па­то­ло­гич. яв­ле­ния, но фак­ти­че­ски вы­ра­жа­ет нор­маль­ные труд­но­сти рос­та. Эрик­сон раз­де­лил че­ло­ве­че­скую жизнь на 8 эта­пов, ка­ж­до­му из ко­то­рых со­от­вет­ст­ву­ет свой нор­ма­тив­ный кри­зис.

Пси­хо­ло­гия раз­ви­тия 1-й пол. 20 в., за­ни­мав­шая­ся пре­им. дет­ст­вом и юно­стью, обыч­но мо­де­ли­ро­ва­ла про­цесс раз­ви­тия по об­раз­цу он­то­ге­не­за, счи­тая его фа­зы и В. к. бо­лее или ме­нее все­об­щи­ми, ин­ва­ри­ант­ны­ми. Изу­че­ние со­ци­аль­ных фак­то­ров раз­ви­тия и воз­ник­но­ве­ние пси­хо­ло­гии взрос­ло­сти вне­сло в эту схе­му су­ще­ст­вен­ные кор­рек­ти­вы. Напр., кри­зис се­ре­ди­ны жиз­ни, изу­чен­ный Д. Ле­вин­со­ном и Г. Ши­хи, ко­ре­нит­ся не в пси­хо­фи­зио­ло­гии, а в из­ме­не­нии ро­ле­вой сис­те­мы лич­но­сти, свя­зан­ном с дос­ти­же­ни­ем пи­ка профессиональной карь­е­ры, воз­ник­но­ве­ни­ем но­вых про­блем в се­мей­ной жиз­ни, пе­ре­смот­ром жиз­нен­ных це­лей и др.

По­ня­тие В. к. в совр. пси­хо­ло­гии раз­ви­тия свя­за­но с по­ня­ти­ем сен­зи­тив­но­го пе­рио­да, ко­гда че­ло­век от­ли­ча­ет­ся по­вы­шен­ной чув­ст­ви­тель­но­стью (сен­зи­тив­но­стью) к фак­то­рам, воз­дей­ст­вие ко­то­рых имен­но в дан­ный мо­мент раз­ви­тия име­ет важ­ные не­об­ра­ти­мые по­след­ст­вия, а так­же с по­ня­ти­ем «со­ци­аль­но­го пе­ре­хо­да» ин­ди­ви­да или груп­пы лю­дей из од­но­го со­ци­аль­но­го со­стоя­ния в дру­гое (напр., из уча­щих­ся в ра­бо­таю­щих). Не­ред­ко это оформ­ля­ет­ся спе­ци­аль­ны­ми «об­ря­да­ми пе­ре­хо­да». Струк­ту­ра жиз­нен­но­го пу­ти и вре­мя на­сту­п­ле­ния важ­ней­ших жиз­нен­ных со­бы­тий и со­от­вет­ст­вую­щих им со­ци­аль­ных пе­ре­хо­дов, а сле­до­ва­тель­но и В. к., ме­ня­ют­ся из по­ко­ле­ния в по­ко­ле­ние, от куль­ту­ры к куль­ту­ре. В. к. кон­крет­но­го че­ло­ве­ка не за­да­ны жё­ст­ко, а за­ви­сят от его жиз­нен­но­го пу­ти, по­во­рот­ных со­бы­тий в раз­ви­тии лич­но­сти.

10. Психологический кризис, его признаки, причины и разновидности

Психологический кризис — состояние, при котором невозможно дальнейшее функционирование личности в рамках прежней модели поведения, даже если она целиком устраивала данного человека. Понятие кризиса часто используется в психотерапии. Это кризисы психологического состояния людей, которые проявляются в стрессах, страхах, чувстве неуверенности и т. д.

Существуют 4 основных признака психологического кризиса: изменение отношения к другим появление дистанцированности, потеря безопасности и опоры в жизни, изменение чувства времени время бежит, жизнь проходит мимо, а я не успеваю жить и ощущение физического спада. Кроме основных признаков есть ещё и побочные — депрессия, недовольство своей жизнью, потеря работы или смысла жизни, утрата близких отношений и т.д.

Признаки кризиса

Повышенная утомляемость, раздражительность, вспышки гнева, замкнутость, плохая успеваемость, агрессивность или, наоборот, излишняя застенчивость, повышенная тревожность ребенок играет роль шута среди сверстников, выбирает в друзья старших детей, заискивает перед воспитателями, учителями, старается им угодить, чрезмерно вежлив, низкая самооценка.

Причинами кризисов могут быть такие психотравмирующие ситуации как:

• Смерть близкого человека

• Расставание с родителями, с семьей

• Возрастные кризисы

• Резкая смена профессии или уход на пенсию

• Тяжелые заболевания

• Понижение или повышение социального статуса

• Женитьба, замужество, рождение детей

• Переживание ситуации насилия

Виды психологических кризисов.

Первый тип кризиса — кризис удовольствия. Связан он с невозможностью получить желаемое удовлетворение и состоит в отбрасывании всего негативного, в уходе из реальности. Включаются механизмы психологической защиты, и человек как бы замирает, впадает в летаргический сон. Так психика защищается от непосильных переживаний. Выход из этого кризиса — в межличностных отношениях, в общении, в эмоционально теплой атмосфере, в новых знакомствах, смене круга общения.

Второй тип кризиса — фрустрация — возникает в том случае, если нет средств для удовлетворения сильной потребности. При этом для преодоления внешнего препятствия человек выбирает некие формы поведения и идет к желанной цели. Выход из кризиса — поиск новых поведенческих форм, возможно — пересмотр цели и отказ от нее.

Третий тип кризиса — ценностный, в его основе — борьба мотивов. Человек включен в многообразные отношения, реализуемые разными видами деятельности, каждая из которых имеет свои мотивы. Борьба отношений выступает как борьба мотивов. Выбор мотива связан с системой ценностей данной личности.

Четвертый тип кризиса — целостный кризис, или кризис воли и творческого процесса. В структуре сознания человека выделяются теоретическая и практическая составляющие. Теоретическое сознание — это полет нашей творческой мысли, в нем работают ценности и мотивы. Практическое сознание переводит на практический язык, ставит на реальную основу планы теоретического сознания.

11. Принципы и методы кризисного вмешательства

К. в. представляет собой относительно новую дисциплину, осн. задачей к-рой является оказание временной неотложной эмоциональной помощи пострадавшим в результате психол. и физ. травмы. Изнасилование, жесткое обращение с детьми или супругом супругой, попытка самоубийства, семейные конфликты, разбойное нападение, грабеж и ночная кража со взломом — все это может стать источником мощного и необычного стресса в жизни чел.

Принципы:

Безотлагательность

Действия специалиста по К. в. должны быть направлены на снижение уровня кризиса с первых минут встречи с пострадавшим. Действовать надо немедленно! Со временем кризис усугубляется и потребуется более длительный срок, прежде чем станут заметны рез-ты вмешательства.

Контроль

Жертвы кризиса часто плохо контролируют себя и ситуацию, в к-рой оказались. Именно поэтому, а тж в целях безопасности специалист по К. в. должен взять на себя контроль ситуации и поведения жертв кризиса. Это следует делать быстро и до тех пор, пока будет сохраняться необходимость.

Иногда это занимает всего неск. мгновений, а иногда длится долго. В случае, если жертве кризиса не будет оказана своевременная поддержка, это может привести к тяжелым расстройствам. Способы овладения ситуацией и поддержания контроля зависят от конкретных обстоятельств и творческого потенциала специалиста по К. в. Его внешний облик, рассаживание клиентов, необычные вопросы, изменение интонации, свист или др. резкий звук, работа в паре с др. специалистом, даже особая манера вести себя — все это помогает контролировать ситуацию. Без должного контроля практически невозможно оказать действенную помощь жертвам, да и сам специалист по К. в. может оказаться в опасности.

Оценка

Почему жертва оказалась в критической ситуации именно в это время Какие обстоятельства способствовали кризису Какие попытки предпринимала жертва или ее окружение для разрешения стрессовой ситуации Специалист по К. в. должен быстро и точно оценить ситуацию, учитывая личностные особенности пострадавших для того, чтобы разработать эффективные меры преодоления кризиса. Получаемая информ. должна быть макс. точной и иметь практ. значимость. Следует концентрироваться лишь на недавних событиях.

План действий

Действия специалиста по К. в. могут помочь жертве, но могут и причинить вред. Следовательно, план вмешательства должен быть тщательно продуман. Наиболее значительных и устойчивых рез-тов можно достичь лишь в том случае, когда специалисту по К. в. удается помочь жертвам кризиса самим проработать свои проблемы. Задача специалиста заключается только в том, чтобы помочь жертве вернуться к докризисному уровню функционирования. Главное отличие К. в. от психотер. состоит в том, что К. в. призвано помочь взять проблему под контроль, а не разрешить ее. Эффективное К. в. значительно повышает вероятность успешного разрешения проблем в будущем.

Предоставление справочной информации и направление к специалистам

Крайне важно при необходимости своевременно направить жертву к соотв. специалистам или в общественные орг-ции для получения дополнительной помощи, что, к сожалению, делается далеко не всегда. Известно много случаев, когда по этой причине в целом вполне квалифицированное К. в. потерпело неудачу. Получение жертвой адекватной дополнительной помощи возможно лишь при условии тщательного планирования и хорошего знания специалистом всех возможных ресурсов. Собрав соотв. сведения еще до начала К. в., специалист сможет предоставить жертве исчерпывающую информ. по данному вопросу.

Последующее наблюдение

Действенность К. в. обеспечивается по-разному, в т. ч. путем диспансерного наблюдения за бывшей жертвой кризиса. С помощью телефонного звонка удается выявить новые проблемы, напр. отсутствие транспорта и невозможность добраться до рекомендованного агентства по оказанию помощи или к.-л. иные трудности, устранив к-рые специалист закрепляет рез-ты своей работы по К. в.

Кризисное вмешательство методы:

1. Рассмотрение неопробованных способов решения кризисной проблемы.

2. Выявление неадаптивных установок, блокирующих оптимальные способы разрешения психологического кризиса.

3. Коррекция неадаптивных установок.

4. Активизация установки на разрешение кризисной ситуации.

Кризисы (личностные, возрастные, кризисы отношений)

Каждый человек представляет свой жизненный путь по-разному. Одни люди стремятся реализовать себя в семье, другие — в одиночестве, третьи — в работе, продвинуться по карьерной лестнице. На каком-то жизненном этапе переосмысление своей жизни и переоценка ценностей ждет каждого из нас. Этот этап закономерный эволюционный процесс развития личности в целом.

В процессе общения с клиентом, мы разбираем каждую ситуацию отдельно и выясняем типы кризиса, проводим несколько встреч и решаем, как дальше бороться с возникшим кризисом.

В течение жизни человек проживает множество ролей: профессиональные, семейные, социальные. Взгляд на свое место в мире меняется, что влечет за собой изменение ориентации направлений для достижения своих намерений и переоценку ценностей. Помощь в преодолении кризиса может оказать опытный психолог, который имеет опыт и знает специфику течения процессов в разных направлениях.

Личный кризис неминуем у человека, который переживает переоценку ценностей. Очень нелегко дается ему это время. Задача любого человека — сделать верные выводы и извлечь правильные уроки. Чувство спокойствия и гармонии на данном отрезке жизни исключено. Душевный баланс теряется, проявляется эмоциональный дискомфорт, настолько большой, что может вылиться в душевное расстройство. Поэтому нельзя забывать о том, что каждый кризис в жизни часто олицетворяет собой новую точку отсчета и дает человеку шанс выбрать новый жизненный путь.

Когда вы столкнулись с кризисом, подумайте о том, что не каждый кризис является тупиком, что это очередной этап развития, взросления человека. Это то, что помогает обрести себя, принять и понять других людей.

Можно ли определить, присутствует ли в данный момент в вашей жизни кризис? Как пережить кризис без разрушительных последствий? Как не потерять себя и выйти на новый этап личностного развития? Как обрести внутри себя точку опоры и начать все сначала? Мы разберем основные кризисы, которые возникают и могут возникать у любого человека: возрастные кризисы, кризис семейных отношений, личностный кризис.

Возрастные кризисы, кризис среднего возраста: лечение, консультация

Возрастные кризисы — особые, относительно непродолжительные по времени периоды перехода в возрастном развитии к новому качественно специфическому этапу, который приводит к резкими психологическими изменениями. Возрастные кризисы обусловлены, прежде всего, разрушением привычной социальной ситуации развития и возникновением другой, которая более соответствует новому уровню психологического развития человека.

Форма, длительность и острота протекания возрастных кризисов может заметно различаться в зависимости от индивидуально-типологических особенностей человека, социальных и микросоциальных условий, особенностей воспитания в семье, педагогической системы в целом. Каждый возрастной кризис это и изменение мировоззрения человека и перемена его статуса по отношению, как к обществу, так и к самому себе.

Научится воспринимать себя, нового, с позитивной точки зрения — вот то, главное, что поможет преодолеть психологические трудности возрастных кризисов.

Кризис семейных отношений, обращайтесь к психологу

Семейные отношения представляют собой особую форму взаимодействия, при которой люди сближаются до уровня близких родственников и при этом неизбежно сталкиваются с рядом противоречий и конфликтов. Проблемы присутствуют даже в самых крепких семейных узах. Необходимость совместно строить быт, планировать бюджет, решать возникающие трудности сплачивает людей и одновременно сильно отдаляет друг от друга. Как подобное возможно?

Дело в том, что в семейных отношениях постоянно задействуются чувства людей, они неосознанно вынуждены подстраиваться друг под друга. Чем характеризуется кризис семейных отношений? Какие события часто приводят к нему? Попробуем разобраться.

Личностный кризис, кризис личности

Личностный кризис – это определенный период жизни человека, когда приходит осознание того, что в какой-то определенной сфере жизни (будь то работа, семья или что-то другое) он уже достиг всего, чего мог достичь и никаких качественных перемен при этом не происходит. Это осознание ставит человека в тупик, может вызвать длительный стресс и даже депрессию.

Однако стоит понимать, что кризис – это начало каких-то изменений, чего-то нового и более качественного. И чем быстрее человек справиться с кризисной ситуацией, тем быстрее придут эти изменения. Вот несколько советов о том, как же справиться с проблемой личностного кризиса, получив от нее максимум пользы для своего дальнейшего развития.

В нашем кабинете приём ведёт опытный психолог — Лисиченко Зоя Александровна, которая имеет высшее медицинское и психологическое образование и более 10 лет практики в области психологической помощи. При лечении панических атак, страхов применяются эффективные методы: когнитивно — поведенческая терапия, гештальт-терапия, лечебный транс, нейролингвистическое программирование.

Вы можете записаться на приём психолога-психотерапевта любым удобным способом, по телефону или оставив сообщение на нашем сайте, и мы проконсультируем Вас по всем вопросам и договоримся о первом сеансе. Приём пациентов в нашем кабинете носит конфиденциальный характер, количество сеансов определяется индивидуально.

новое понимание и трактовка – тема научной статьи по психологическим наукам читайте бесплатно текст научно-исследовательской работы в электронной библиотеке КиберЛенинка

ОБЩАЯ ПСИХОЛОГИЯ, ПСИХОЛОГИЯ ЛИЧНОСТИ, ИСТОРИЯ ПСИХОЛОГИИ

DOI 10.24411/1813-145X-2019-10421

УДК 159.9

В. А. Мазилов https://orcid.org/0000-0001-9968-7153

Кризис психологии: новое понимание и трактовка

Работа выполнена в соответствии с государственным заданием № 25.8407.2017/8.9

Статья посвящена анализу и обсуждению классической проблемы методологии психологической науки. С 70-х гг. XIX столетия, с тех пор как психология устами Вильгельма Вундта заявила о самостоятельности и научности, постоянно высказываются мнения, что в психологии кризис. Первым был Ф. Брентано (1874 г.). Новизна подхода, реализуемого в настоящей статье, заключается в том, что подвергается анализу содержание самого термина «кризис», выясняется значение, в котором он используется. Анализируя метафору кризиса, автор приходит к выводу, что кризис может пониматься и реально понимается как различающиеся варианты этой метафоры. Показана роль работ В. И. Ленина и Л. С. Выготского, предложивших определенную трактовку кризиса («акушерскую»).

На основании материалов, приведенных в статье, можно сделать вывод о внутреннем, глубинном, неблагополучии современной психологии, что и интерпретируется традиционно как кризис. Как становится ясно из приведенного материала, центральным звеном в этом «клубке» нерешенных современной психологией методологических вопросов является проблема предмета психологической науки. Это «главное звено в цепи событий», и начинать работу по разрешению кризиса психологии стоит именно с него. В настоящей статье показано, что возможно использование устоявшегося термина «кризис» применительно к психологии в другом значении этого греческого слова — юридическом. Вслед за философом Джорджо Аганбеном мы полагаем, что возможно использование другого значения слова кризис — «суд». Применительно к нашему разговору это означает «суд над психологией». Утверждается уровневый характер кризиса, выделяются три уровня. Первый уровень — поверхностный — отражает закономерности любого развития, включающего в себя, как хорошо известно, и литические и критические этапы. Второй — мезоуровень — касается «основных парадигм». Третий уровень — самый глубокий — связан с ограниченным пониманием самого предмета психологии.

Ключевые слова: психология, наука, кризис, предмет науки, уровни кризиса, психологическое сообщество.

GENERAL PSYCHOLOGY, PERSONALITY PSYCHOLOGY, PSYCHOLOGY HISTORY

V. A. Mazilov

Crisis of Psychology: New Understanding and Rendering

The article is devoted to the analysis and discussion of a classical problem in psychological science methodology. From 70-s of the XIX century since the psychology declared independence and scientific character by Wilhelm Wundt’s lips, opinions are constantly expressed that there is a crisis in psychology. F. Brentano (1874) was the first. The novelty of the approach realized in the present article is that the content of the term «crisis» is exposed to the analysis, the meaning in what it is used is investigated. Analyzing a crisis metaphor, the author comes to the conclusion that the crisis can be understood and really is understood as differing options of this metaphor. Here is shown the role of V. I. Lenin and L. S. Vygotsky’s works who offered a certain interpretation of the crisis («obstetric»).

On the basis of the materials given in the article it is possible to draw a conclusion on internal, deep, trouble of modern psychology, as it is traditionally interpreted as a crisis. It becomes clear from the given material, the central link in this «ball» of unresolved methodological questions of modern psychology is the problem of a psychological science subject. It is «the main link in a chain of events», and it is worth beginning work on resolution of the psychology crisis with it. In the present article it is shown that the use of the long-held term «crisis» in relation to psychology is possible in another meaning of this Greek word — legal. Following the philosopher Giorgio Aganben we believe that it is possible to use another meaning of the word crisis — «court». In relation to our conversation it means «trial of psychology». The-level nature of the crisis is approved, three levels are allocated. The first level — superficial -reflects regularities of any development including as it is well known, both lytic and critical stages. The second — mesolevel — concerns «the main paradigms». The third level — the deepest — is connected with limited understanding of the psychology subject.

Keywords: psychology, science, crisis, object of science, crisis levels, psychological community.

© Мазилов В. А., 2019

Большая часть из нас одиноко, подобно кротам, копают в собственных норах и опасаются недоброй встречи, прикасаясь к «подземным ходам» других. В науке самого высокого и универсального интереса каждый упорно говорит своим языком, следует только собственной терминологии; короче, силится прежде всего стать оригинальным между другими, вместо того, чтобы искать общего и связующего.

И. Фихте-младший, 1847

Нет такого кризиса, на который ученый мир не ответил бы семинаром…

Пол Сэмюэлсон

По нашему глубокому убеждению, у науки психологии светлое и прекрасное будущее, что полностью соответствует оценкам многих выдающихся ученых. Не подлежит никакому сомнению, что психология — это фундаментальная наука. Для того чтобы сделанные в разное время прогнозы о перспективах психологической науки оправдались, должны быть выполнены некоторые условия. Хорошо известно, что психологическая наука накопила значительное количество самого разнообразного материала. Это и теории, и концепции разного уровня, материалы многочисленных теоретических и эмпирических исследований, обобщения и гипотезы, технологии и методики исследования, методы обработки и интерпретации полученных данных. Реальное богатство материалов, которым располагает психология, зачастую не полностью осознается представителями научного сообщества. Происходит это потому, что массив накопленных данных воспринимается представителями психологического сообщества как недостаточно упорядоченный, соотнесенный между собой, категоризованный. Можно думать, что в психологии до сих пор выполнено недостаточно обобщающих работ, в которых было бы показано сходство значительного числа проведенных исследований, выделено и обозначено общее, объединяющее разные подходы. Короче говоря, в современной психологии недостаточно представлен необходимый методологический анализ накопленных знаний, что выступает существенным препятствием на пути интеграции в психологии.

Первые строки аристотелевского трактата, написанные в 322 г. до н. э., по-прежнему звучат актуально: «Признавая познание делом прекрасным и достойным, но ставя одно знание выше другого либо по степени совершенства, либо потому, что оно знание о более возвышенном и удивительном, было бы правильно по той и другой причине отвести исследованию о душе одно из первых мест. Думается, что познание души много способствует познанию всякой истины, особенно же познанию природы» [3, с. 371].

В качестве введения в проблему приведем высказывание, которое представляется весьма показательным. Честно говоря, автор настоящих строк собирался писать на совсем другую тему. Но высказывание коллеги, прочтенное в интернете, заставило внепланово обратиться именно к этой проблеме. «Пока методологи дискутируют о кризисе психологии в терминах прошлого века, разразился настоящий, очевидный кризис, рискующий подорвать доверие к основным открытиям психологической науки. Примеры множатся день ото дня». Это высказывание, как уже было сказано, представляется показательным. Настоящую статью можно рассматривать как развернутый ответ: статья имеет целью показать, что дискуссии о проблеме кризиса актуальны и это важнейший вопрос методологии. А вопросы, кажущиеся автору приведенной цитаты «настоящим кризисом», порождены как раз нерешенностью основных методологических вопросов.

Для начала выясним, что имеется в виду, какие «примеры множатся». Многие эксперименты, которые считались классическими в психологии, на которые ссылались и к результатам которых апеллировали, при попытке их воспроизвести не дают результатов, полученных ранее. Иными словами, воспроизводимость результатов экспериментов в психологии сильно оставляет желать лучшего. Опять же АРА регулярно эти вопросы обсуждает. Феномен известный. Обратим внимание, что здесь «под вопросом» оказываются лучшие, можно сказать, знаковые психологические исследования. Масла в огонь подливают высказывания известных специалистов, что, оказывается, само классическое исследование было организовано не безупречно.

Вначале скажем про эксперименты и воспроизводимость. Как мы полагаем, чем известнее эксперимент (то есть чем более он известен широким массам — популярная литература, фильмы, передачи — и, тем самым, потенциальным испытуемым), тем меньше надежд на хорошую воспроизводимость результатов. Потом полезно учитывать, что оценка знаковых психологических исследований далеко не объективна. Как нам представляется, очень точно эту ситуацию описал канадский психолог П. Н. Иванов: «…западные идеологи решили, что исследования, намекающие на, порой, не самые «возвышенные» проявления человеческой сущности, следует считать политически некорректными. Психологи тут же послушно признали «неэтичными» классические Йельский эксперимент Милгрэма и Стэнфордский эксперимент Зимбардо. И записали в своих регуляциях запрет на дезинформирование испытуемых о целях экспериментов. Теперь этические нормы в Канаде учат, что психолог «…не должен допускать «неполного информирования» или

даже временнопозволить испытуемому подумать, что исследование, или его часть, имеет цель отличную от формально задекларированной…» (Принцип № III. 23) [26]. Американский Этический Кодекс Психологов требует того же (секция 8.07 Deceptionin Research) [28]. Влиятельный американский журнал «Нью-Йоркер» откровенно рассказал читающей публике о том, как, казалось бы, научное понятие «аутизм» менялось под влиянием «общественного мнения» — требований пациентов, жалоб инициативных групп, давления юристов, и пр. [27]» [10, с. 21].

Происходит это, как нам представляется, по причине недостаточного высокого статуса психологии в общественном сознании. Приведем пример. Настоящее психологии не впечатляет. Не случайно не стихают разговоры про схизис, кризис, другие проявления неблагополучия в этой науке. Пока — по выражению известного английского нейрофизиолога Криса Фрита -психология находится «внизу». Дадим ему слово: «Как у всякого другого племени, у ученых есть своя иерархия. Место психологов в этой иерархии — в самом низу» [23, с. 17]. Оставим эту оценку на совести видного представителя нейронауки, обратимся к анализу симптомов неблагополучия.

Помехой для повышения статуса является как раз кризис в психологии, о котором в этой статье и пойдет речь. Забегая вперед, скажем, что в основе не слишком лучезарного нынешнего положения психологии похоже, все же находится кризис, начало которого можно увидеть еще в позапрошлом веке. И тогда окажется, что все взаимосвязано: и методология, и результаты экспериментов и их воспроизводимость.

Вернемся к методологическому кризису психологии. В вышеприведенной цитате, которая спровоцировала появление настоящей статьи, есть еще один существенный мотив. В высказывании содержится упрек ретроградам-методологам, которые «толкут воду в ступе», рассуждая про кризисы, но ищут их не там, да еще и архаическую лексику используют.

Впрочем, про методологов и методологию разговор впереди.

Итак, повторим: то, что связано с методологическим кризисом, сегодня наиболее актуально и стратегически важно.

Когда возник кризис? Сама научная психология была провозглашена Вундтом в 1874 г., когда был полностью опубликован его труд, обосновавший «новую область в науке» [30]. Придется признать удивительный факт: даты появления кризиса и рождения научной психологии совпадают. В том же 1874 г. другой видный психолог, профессор Венского университета Франц Брентано писал в «Психологии с эмпирической точки зрения»: «Не столько в разнообразии и широте мнений,

сколько в единстве убеждений испытывает сегодня психология острую нужду. И здесь мы должны стремиться приобрести то же, чего — одни раньше, другие позже — уже достигли математика, физика, химия, физиология; нам нужно ядро признанной всеми истины, которое в процессе взаимодействия многих сил затем быстро обрастет новыми кристаллами. На место пси-хологий мы обязаны поставить психологию» [4, с. 11]. Отсутствие единства и есть главный симптом кризиса. Получается, что психологий много, но нет единой психологии. Таким образом, можно говорить о кризисе, сопровождавшем само рождение научной психологии.

«Греческое слово «кризис» (krisis — поворотный пункт, решение, исход), как известно, означает «тяжелое переходное состояние какого-либо процесса», «резкий, крутой перелом». Иными словами, кризис — термин оптимистический: имплицитно представляется, вот пройдет кризис и все будет по-новому, все будет лучше. Поэтому любовь к термину «кризис» означает всего лишь выраженную неудовлетворенность психологов нынешним состоянием своей прекрасной науки и стойкую надежду на перемены к лучшему в самом ближайшем будущем. А нетерпение — вполне извинительное состояние, возникающее при избыточной мотивации» [4, с. 11].

Н. Н. Ланге использовал термин кризис в значении «резкий, крутой перелом». В своей работе он говорит, что психология делает крутой резкий поворот (от ассоциативной психологии).

Поскольку работа Н. Н. Ланге имела большой резонанс, остановимся на ней более подробно. «Кто знаком с современной психологической литературой, с ее направлениями и тенденциями, особенно в отношении принципиальных вопросов, не может, я думаю, сомневаться, что наша наука переживает ныне тяжелый, но крайне плодотворный кризис. Этот кризис, или поворот (начало которого можно отнести еще к 70-м гг. прошлого столетия (19-го. — В. М.), характеризуется, вообще говоря, двумя чертами: во-первых, общей неудовлетворенностью той прежней доктриной или системой, которая может быть названа вообще ассоциационной и сенсуалистической психологией, и, во-вторых, появлением значительного числа новых попыток углубить смысл психологических исследований, причем обнаружилось, однако, огромное расхождение взглядов разных психологических направлений или школ» [11, с. 69].

Отметим также, что Н. Н. Ланге создал метафору, которая до сих пор используется очень широко и активно. Приам, сидящий на развалинах Трои.

Не будем полемизировать с позицией Н. Н. Ланге. Отметим, что не было единства во времена широкого распространения ассоциационизма, как и не было При-

ама, сидящего на развалинах. Иными словами, не было у психологии в прошлом Золотого века, и Приам не сидел на развалинах, ибо был убит Неоптолемом, согласно Вергилию, в алтаре храма Зевса до того, как Троя была разрушена.

Обычно в работах, посвященных методологическому кризису, предпринимается подробный обзор мнений по поводу кризиса. Мы не будем в рамках настоящей статьи приводить этот материал, так как это привело бы к резкому увеличению объема статьи. Интересующихся отошлем к нашим публикациям, где такого рода исто-рико-методологический анализ проведен [18, 19-21].

Здесь же обратим внимание лишь на некоторые моменты.

Вероятно, никогда не было столько публикаций по проблеме кризиса, как в 20-е гг. ХХ столетия. Про кризис психологии писали М. Я. Басов, П. П. Блонский, Л. С. Выготский, В. А. Вагнер, А. Р. Лурия, С. Л. Рубинштейн, Б. Г. Ананьев и многие другие. Список заведомо и далеко не полон. Стоит отметить, что каждый из авторов имел свой особый взгляд на кризис, его причины, течение, пути и способы разрешения. Ситуация была динамичной, многими авторами были высказаны различные версии. Многим авторам принадлежит несколько диагнозов, сделанных в разное время. В этом отношении, можно полагать, очень многое зависело от склонности психолога к методологическому анализу. У более склонных таких различных диагнозов было несколько. К примеру, можно говорить о четырех версиях кризиса и его ближайших причинах в работах Л. С. Выготского (1925, 1927, 1931, 1934). Чаще всего, цитируется самый известный его диагноз из «Исторического смысла психологического кризиса», но и другие никто не «отменял». У А. Р. Лурии, сподвижника «моцарта психологии» и в значительной степени продолжателя его дела, тоже по меньшей мере четыре диагноза кризиса (1925-1932) и др. Налицо удивительное многообразие методологических поисков и их «разнонаправленность». В двадцатые годы сложилась ситуация, которая способствовала разработке методологических проблем. Искреннее желание создать новую науку, известный энтузиазм 20-х гг.. Несомненный факт кризисного состояния психологии в 1920-е гг. заставил психологов многократно анализировать его причины, источники и движущие силы. Психологи пытались выявить факторы, осложняющие его течение в российских, советских условиях. Все это стимулировало интерес к выявлению оснований психологии. Острое ощущение необходимости построения новой психологии (все авторы, писавшие о кризисе, были удивительно единодушны в одном — они утверждали, что новая психология еще только должна родиться, пытались вычислить

или угадать наиболее характерные черты новой психологии) способствовало формированию представления о том, что могут быть выявлены и описаны закономерности формирования психологической теории. Разумеется, попытки обнаружить причины кризиса в мировой психологии предпринимались и зарубежными авторами, среди которых стоит назвать К. Бюлера (1927), К. Левина (1931) и др. (В рамках настоящей публикации нет возможности рассмотреть данный вопрос, поэтому отсылаем читателя к подробному анализу различных диагнозов кризиса, поставленных в 1920-1970-е гг. [18, 20, 16].)

Выскажем следующее соображение. Дополнительным фактором (к общей атмосфере обновления и творческого поиска, что было характерно не только для психологии, не только для науки, но и для культуры в целом) явилось желание «вписаться» в перемены, так сказать «живя и большевея»… В двадцатые годы в советской России, а затем в СССР было важно использовать любую возможность доказать и показать, что автор находится на марксистских или марксистско-ленинских позициях. Обратим внимание, что у В. И. Ленина имелся опыт анализа кризиса в современной физике. Речь идет о работе «Материализм и эмпириокритицизм» (1908) [13].

«Суть кризиса современной физики состоит в ломке старых законов и основных принципов, в отбрасывании объективной реальности вне сознания, то есть в замене материализма идеализмом и агностицизмом. «Материя исчезла», — так можно выразить основное и типичное по отношению ко многим частным вопросам затруднение, создавшее этот кризис» [13, с. 272-273].

«Если теория физики становится все более и более натуральной, то, значит, независимо от нашего сознания существует «натура», реальность, «отражаемая» этой теорией, — именно таков взгляд диалектического материализма» [13, с. 272-273].

«Одним словом, сегодняшний «физический» идеализм точно так же, как вчерашний «физиологический» идеализм, означает только то, что одна школа естествоиспытателей в одной отрасли естествознания скатилась к реакционной философии, не сумев прямо и сразу подняться от метафизического материализма к диалектическому материализму. Этот шаг делает и сделает современная физика, но она идет к единственно верному методу и единственно верной философии естествознания не прямо, а зигзагами, не сознательно, а стихийно, не видя ясно своей «конечной цели», а приближаясь к ней ощупью, шатаясь, иногда даже задом. Современная физика лежит в родах. Она рожает диалектический материализм. Роды болезненные. Кроме живого и жизнеспособного существа, они

дают неизбежно некоторые мертвые продукты, кое-какие отбросы, подлежащие отправке в помещение для нечистот. К числу этих отбросов относится весь физический идеализм, вся эмпириокритическая философия вместе с эмпириосимволизмом, эмпириомонизмом и пр. и т. п.» [13, с. 331-332]. Приношу извинения за цитируемый избыточный натурализм, созданный пером классика марксизма-ленинизма. Он и в пору написания этого труда особенно в выражениях не стеснялся.

Таким образом, был создан биологически-ориентированный, точнее акушерский, образ кризиса и его разрешения. Не будем обсуждать здесь точность этой метафоры.

Обратим внимание, что сходные мотивы можем найти у классика психологии Л. С. Выготского в его «Историческом смысле психологического кризиса» (1927 г., опубл. в 1982 г.) [5]. Сами формулировки смысла кризиса, данные Л. С. Выготским, хорошо известны, не будем здесь их приводить. Отметим, что в этой работе Л. С. Выготский использует аналогичную метафору. Классик психологии пишет: «Самый факт, что теоретическая психология, а после другие дисциплины выступали в роли общей науки, обусловлен, с одной стороны, отсутствием общей психологии, а с другой — сильной потребностью в ней и необходимостью временно выполнять ее функции, чтобы сделать возможным научное исследование. Психология беременна общей дисциплиной, но еще не родила ее» [5, с. 297].

Остановимся на этой метафоре чуть подробнее, тем более, что она получила очень широкое распространение. В своей работе «Исторический смысл», которую мы только что вспоминали, содержится замечательное утверждение: все слова психологии суть метафоры, взятые из пространств мира [5]. Это относится, обратим внимание, не только к терминам, обозначающим собственно психические явления, но и к вспомогательным терминам, характеризующим способы изучения, условия исследования и т. д. Везде метафоры.

Вернемся к акушерской метафоре. Она конкретна и понятна. Обратим внимание на тот момент, что она ориентирует на скорое получение результата. Этот результат будет в обозримом будущем, когда появится новое. Это очень хорошо соответствует революционному нетерпению — получить все и быстро («Беременна — это временно»).

В том случае, если такая метафора применяется к другому процессу, который протекает медленнее, требует создания специальных условий и т. д., возможны недопонимания и сложные ситуации. Собственно говоря, это один из частных случаев, когда мы имеем дело с созданием моделирующих представлений, позволяющих нам понимать сложные процессы и явления [16].

Метафора кризиса в ее биологической или, если угодно, акушерской трактовке, как нам представляется, может вводить в заблуждения. История психологии свидетельствует, что очень важно найти именно адекватные моделирующие представления, точно отображающие существенные свойства моделируемого.

В заключительной части настоящей статьи будет предложена альтернативная трактовка понятия кризис, основанная на другом значении этого древнегреческого слова.

Поскольку мы не обсуждаем здесь историю содержательных трактовок кризиса, выдвинутых различными авторами от Ф. Брентано (1874) до наших дней, различных смыслов кризиса и рецептов выхода из него [17-21], предложим в рамках настоящего текста лишь наше видение проблемы.

По нашему мнению, кризис возник в середине XIX столетия и по времени совпал с началом зарождения научной психологии как самостоятельной науки. Провозглашение предметом физиологической психологии непосредственного опыта (в вундтовском варианте научной психологии был реализован проект, соответствующий представлениям о естественной науке И. Канта) повлекло за собой отказ от понятия души как предмета психологии. В работах немецкого психолога М. Дробиша психология впервые становится эмпирической дисциплиной. Здесь необходимо пояснение. Дело в том, что в XVШ в., к примеру, Христиан Вольф говорит об эмпирической психологии, но это чисто философская психология, основанная на рассуждении. Эмпирического там только то, что результаты рассуждений сравниваются с данными опыта, так сказать проходят проверку на соответствие жизни. Мориц Дробиш (1802-1896), который в 1842 г. в «Эмпирической психологии» начинает использовать опыт как эмпирический материал для анализа, по праву должен считаться создателем эмпирической психологии в точном смысле этого слова.

Для большей точности заметим, что Вундт понятие души не отрицал и даже использовал в своих построениях за рамками физиологической психологии, но свою роль это понятие утратило. Хочется подчеркнуть, что отказ от «души» был результатом самоопределения психологов. Никакого внешнего, или идеологического давления первоначально не было. Сами психологи посчитали, что так будет удобнее. И их можно понять: успехи естественной науки вызвали у психологов чувство сродни зависти. Они захотели быть «как все» (представители естественных наук). Душа есть единственный и неизменный подлинный предмет психологии с древних времен и до наших дней. И по-видимому, таковой она и должна оставаться, особенно учитывая, что предмет имеет сложную структуру [17, 16]. Как

можно полагать, душа должна оставаться «недостижимым» (по крайней мере в настоящее время) идеалом психологии, ибо это предмет психологии во всей его сложности и полноте. Для души отсутствуют в настоящее время адекватные моделирующие представления (во всяком случае такие, которые выдерживали бы критику). И правы те, кто настаивает на том, что есть дух, наличие которого в структуре души несомненно [16].

Мы полагаем, что в стремлении стать независимой наукой были введены дополнительные ограничения, которые существенно обеднили рождающуюся психологию. Выделение психологии было во многом декларативным, преждевременным и неподготовленным. Платой за провозглашение психологии научной, самостоятельной и независимой явилась целая цепь неоправданных ограничений, которые мешали и мешают нормальному развитию психологии.

Таким образом, кризис на самом глубоком уровне заложен конструктивно и не преодолен до сих пор. Ниже будут приведены рассуждения классиков отечественной психологии С. Л. Рубинштейна и М. С. Роговина, согласно которым становление психологии есть длительный процесс, включающий различные этапы. Это и есть процесс ликвидации конструктивных дефектов.

В конце этой статьи будет предложена новый вариант трактовки самого понятия «кризис». Забегая вперед, отметим, что, на наш взгляд, более удачной является трактовка кризиса как суда, основанная на другом значении слова «кризис». Таким образом, кризис психологии превращается в суд над психологией, то есть выявление и обсуждение методологических оснований психологии, чем методология на протяжении последних полутора столетий и занимается, периодически обнаруживая кризисы в развитии психологической науки.

Полагаем, что кризис нельзя рассматривать как простое явление, уплощенно. Было показано, что кризис в психологии целесообразно рассматривать как многоуровневый. С нашей точки зрения, необходим уровневый подход к проблеме кризиса психологии. Полезно выделение трех основных уровней. Это позволяет удовлетворительно решить вопрос о том, является кризис перманентным или локальным, потому что, на наш взгляд, справедливы оба заключения — речь при этом идет о разных уровнях.

По нашему мнению, глубинный кризис научной психологии существует с момента ее возникновения, он не преодолен до сих пор. Первым, кто зафиксировал кризис еще в 1874 г., как уже упоминалось, был Франц Брентано.

Можно выделить следующие уровни кризиса психологии.

Первый — поверхностный. Этот уровень отражает закономерности любого развития, включающего в себя, как хорошо известно, и литические и критические этапы. Кризис на этом уровне — нормальный, естественный этап в развитии любого подхода, наравления, «локальный» кризис, который и возникает, и преодолвается относительно легко.

Второй уровень — уровень «основных парадигм». Еще Вундт — создатель научной психологии — заметил в «Основах физиологической психологии», что психология «занимает среднее место между естественными и гуманитарными науками». Итория психологии в XX столетии может быть уподоблена движению «маятника»: периодические обострения кризиса — не что иное, как разочарование в возможностях свести всю психологию к ее «половине» (естественно-научной или герменевтической). Иными словами, когда для части нучного сообщества становится очевидной несостоятельность очредной попытки решить вопрос о целостности психологии ценой «логического империализма» той или другой из двух полунаук (по изящному выражению Л. Гараи и М. Кечке), возникает впечатление, что психология вновь в кризисе.

И наконец, третий, самый глубокий уровень, связан с ограниченным пониманием самого предмета психологии. На этом уровне кризис не преодолен до сих пор (со времен В. Вундта, Ф. Брентано и В. Дильтея). Истоки кризиса, на наш взгляд, можно обнаружить в трудах ученых середины XIX столетия, которые обеспечили психологии статус самостоятельной науки. Обстоятельства выделения были таковы, что ценой, которую психология заплатила за свою научность и самостоятельность, стало ограниченное понмание ее предмета. С одной стороны, сказалось противопоставление физиологии (в результате психическое утратило «энергетические» определения), с другой — разделение психики на «высшую» и «низшую» лишило ее неразрывной связи с миром культуры (в результате психическое в значительной степени утратило характеристики «духовного»). Перманентным (не преодоленным до сих пор) он является на третьем, глубинном уровне (связанном с пониманием предмета психологии) [18, с. 207].

Дальше в рамках настоящей статьи речь будет идти исключительно про глубинный уровень кризиса, существующий уже почти полтора столетия.

Что свидетельствует о том, что кризис с тех пор не преодолен? Приведем несколько аргументов:

— Психология пока не стала самостоятельной наукой. Вундт заявил о том, что физиологическая психология стала самостоятельной наукой, независимой

от философии в 1870-е гг. Признание независимости и самостоятельности психологии современниками

B. Вундта было лишь авансом, так как хорошо были видны конструктивные недостатки его системы физиологической психологии. Это хорошо известно, не будем здесь приводить подробности [17], но отметим авторитетное свидетельство С. Л. Рубинштейна. Он подчеркивал, что становление новой психологической науки «не может быть стянуто в одну точку»: «Это длительный, еще не законченный процесс, в котором должны быть выделены три вершинные точки: первая должна быть отнесена к тому же ХУ1-ХУН вв. или переломному периоду от XVII к XVIII в., который выделил Энгельс для всей истории науки; вторая — ко времени оформления экспериментальной физиологической психологии в середине XIX столетия; третья -к тому времени, когда окончательно оформится система психологии, сочетающая совершенство методики исследования с новой, подлинно научной методологией» [22, с. 77]. Как нам представляется, ключевым моментом в данном высказывании — глубоком и верном — является следующее: «когда окончательно оформится система психологии, сочетающая совершенство методики исследования с новой, подлинно научной методологией». Необходимо признать: третья «вершинная точка» еще не достигнута. Следовательно, реляции о научной и самостоятельной психологии были несколько преждевременными. Как нам уже приходилось писать, феномен нетерпения в психологии наблюдается довольно часто. При высокой мотивации хочется достичь всего и сразу. Впрочем, шутки в сторону. Итак, психология пока что не то, за что себя выдает.

Таким образом, задачи — если психология желает продолжать двигаться по этому пути — перед психологией, согласно С. Л. Рубинштейну, встают следующие: 1. Оформить систему психологии. 2. Разработать совершенные методики исследования. 3. Создать научную методологию психологии — полезно знать, какие задачи стоят перед этой научной дисциплиной. Можно смело заключить, что в данных направлениях многое делается. В рамках этого текста, разумеется, нет возможности предпринять обзор достигнутого за прошедшие десятилетия. Именно эти задачи, в первую очередь, пытался решитьв своей эпохальной работе «Основы общей психологии» (1940, 1946) сам

C. Л. Рубинштейн. Не случайно эта книга за прошедшие десятилетия не только не утратила своего значения и популярности, но и получила статус фундаментального исследования. Но в полном объеме эти задачи до сих пор не решены. И они не могут быть решены, пока не будет достигнуто обязательное предварительное условие. Это условие состоит в том, что в научной пси-

хологии — как она себя позиционировала — предмет был задан слишком узко. Иными словами, в психологии представлена неадекватная трактовка предмета.

Процитируем другого авторитетного специалиста -М. С. Роговина. Он пишет в докторской диссертации (обратим внимание, это уже 1968 год): «Совершенно несомненно, что в наши дни психология переживает период бурного развития, как экстенсивного, так и интенсивного. Налицо все большее преобладание тонкого лабораторного эксперимента, использование математически выверенных методов обработки этих экспериментов. Такая тенденция, несомненно, прогрессивна в своей основе, ибо нет и не может быть иного пути превращения в действительно научную дисциплину того пестрого конгломерата отдельных фактов, наблюдений и умозрительных теорий, который представляла традиционная психология». По Роговину, процесс этот пока далеко не завершен: психология еще не стала «действительно научной дисциплиной», хотя уже, вероятно, не «пестрый конгломерат»… Автор диссертации предупреждает: «Основная опасность заключается в том, что разрываются внутренние связи между отдельными областями психологии, утрачивается единство предмета и его понимания». Дорогой читатель, не напоминает ли это классические симптомы кризиса психологии? Только тогда психология была еще «на подъеме», такие тенденции видны были только очень наблюдательным специалистам, проницательности и прозорливости которых не мешал общий энтузиазм, вызванный прогрессом психологии, засвидетельствованным XVШ Международным психологическим конгрессом в августе 1968 г. в Москве.

И обратим внимание еще на один момент. Все, о чем было написано выше, имеет самое непосредственное отношение к мировой психологии. Правда, мировая психология об этом, судя по всему, не догадывается. Это проблема, тем не менее, интернациональная. Тот факт, что в различных проектах перестройки психологии в век глобализации [6-8, 14-15] об этом не говорится вообще, свидетельствует только о большей методологической беспечности и отсутствии склонности размышлять о кризисе.

О том, что психология до сих пор не стала полноценной самостоятельной наукой, свидетельствует и то, что в настоящее время не определен ее статус. Как известно, согласно классификациям Б. М. Кедрова и Ж. Пиаже, психология занимала особое место среди других наук. В настоящее время ее почему-то относят к социогуманитарным наукам, хотя не ясно, какова аргументация и обоснование [16].

О том же свидетельствует недостаточный интерес психологов к фундаментальным методологическим проблемам психологии. В первую очередь, это отно-

сится к проблеме предмета психологической науки [15-17].

Неопределенность статуса психологии

в совокупности с недостаточным вниманием к исследованиям предмета психологической науки, по сути, закрывает дорогу к организации эффективных междисциплинарных исследований. Между тем для психологии это жизненно важно, так как, согласно исследованиям А. Л. Журавлева, междисциплинарность в психологии неизбежна, принципиально междисциплинарными, по сути, являются попытки понять природу психического [9, 17].

Об этом же свидетельствует и недостаточное внимание к проблеме объяснения в психологии. В психологии отсутствует в настоящее время сколь-нибудь приемлемая теория объяснения, доминирует представление о том, что объяснение должно быть причинно-следственным. В результате в психологических исследованиях реально используется лишь интерпретация, но не объяснение как таковое [17, 14].

В современной психологии оказались разорванными необходимые связи между составляющими психологического знания, о чем предупреждал в 1968 г. М. С. Роговин. Мы уже приводили эту цитату, напомним — «разрываются внутренние связи между отдельными областями психологии, утрачивается единство предмета и его понимания». Подчеркнем, что особенно страдают необходимые связи между философской психологией, научной и практико-ориентированной [17, 21]:

— Необходим теоретический анализ предмета. В первую очередь, он предполагает выявление функций, которые должен выполнять этот конструкт в структуре психологического знания и, соответственно, характеристики предмета [16, 14, 17].

— До тех пор, пока мы не понимаем сущности психологического фактора, необходимо использовать понятие «совокупный предмет». Помня о закономерностях понимания психических феноменов, стоит отдавать себе отчет в том, что при поиске «клеточек» или единиц предмета, мы неизбежно порождаем неадекватные модели. При использовании совокупного предмета мы получаем возможность использовать нередуктивные способы объяснения. Возможно, тогда результаты психологических экспериментов будут получать адекватное нередуктивное объяснение [17, 16].

— Вполне возможно, что для построения междисциплинарного предмета психологии понадобится методологический опыт М. М. Бахтина, идеи многоло-сия, полифонизма и диалога [16].

— Очень важно, как представляется, хорошо понимать, что современная психология нефинальна, чрез-

вычайно далека от своего более или менее законченного состояния. Нет сомнений, что в ближайшие десятилетия она изменится весьма существенно [17, 24].

— Процесс становления психологии подлинной наукой идет крайне медленно. Это понятно, так как основным механизмом является стихийная интеграция. Направленная интеграция, коммуникативная методология практически не используются. Процесс становления не направляется, не координируется. Эти функции вполне могли бы выполняться философией психологии, но эта сфера психологии практически пока не сформирована и поэтому не функционирует [17].

— Необходимая работа по упорядочению и систематизации психологического знания в сколь-нибудь широких масштабах и не планируется и не проводится. Вместе с тем в содержании современного психологического знания имеется достаточное количество мифов. Это означает, что многие выводы строятся не на результатах анализа проведенных исследований, а на данных рассуждений или просто предполагаемых, вымышленных ситуаций. Неплохо было бы очистить содержание науки от посторонних данных. Проводя инвентаризацию данных, полезно было бы обращать внимание скорее на сходства, совпадения, нежели на расхождения и различия. Это способствовало бы в значительной степени реализации интегра-тивных тенденций в психологии.

Можно полагать, сказано достаточно. Не подлежит сомнению, что список моментов, свидетельствующих о внутреннем глубинном неблагополучии современной психологии, может быть расширен и продолжен. Важно, что отмеченные «нестыковки» и «недоработки» обычно и интерпретируются как частные и конкретные проявления методологического кризиса. Как становится ясно из рассмотрения материала, центральным звеном в этом клубке нерешенных современной психологией методологических вопросов является проблема предмета психологической науки. Как говорил один из не слишком популярных сегодня отечественных философов, которого мы уже вспоминали в тексте настоящей статьи, это «главное звено в цепи событий». Начинать работу по разрешению кризиса психологии стоит именно с него.

И в заключение коснемся еще одного значимого для темы настоящей статьи момента. Речь идет о метафоре кризиса. Как мы уже видели, в силу ряда причин, в нашей психологии в трактовке собственно кризиса возобладала биологическая или акушерская ориентация — кризис как болезнь или роды…

Мы предлагаем другую версию трактовки самого термина «кризис». Джорджо Агамбен, современный итальянский философ, в работе «Пилат и Иисус» обосновал новую трактовку слова «кризис» применительно

«Суд по-гречески — krisis (от слова krino, означающего, если исходить из этимологии, «разделять, разрешать»). Помимо юридической составляющей, в этом термине также сходятся медицинское значение (krisis как решающий момент в развитии болезни, когда врач должен «рассудить», выживет ли больной или умрет) и теологическое значение (Страшный суд: en етега kriseos, «в Судный день» — это предостережение несколько раз слетает с уст Иисуса в Посланиях Павла: en emerai ote crinei, «в день, когда, по благовествованию моему, Бог будет судить», Рим. 2:16)» [1, с. 26].

Представляется, что трактовка кризиса как «суда» куда более уместна. В свое время, когда мы анализировали литературу по проблеме кризиса психологии в начале двадцатого столетия, ни один из нескольких десятков авторов (а многие предлагали по нескольку вариантов диагноза в разное время — скажем, Л. С. Выготский предлагал четыре диагноза, А. Р. Лурия — тоже четыре) не пришел к выводу, что пациент «скорее мертв». Наоборот, в текстах сквозило, что кризис разрешится вот-вот, буквально в самое ближайшее время. Суд ничего подобного не обещает. Суд еще длится.

Как пишет Агамбен, «Именно мир событий должен судить мир правды, бренное царство должно выносить приговор царству Вечному. И потому особенно важно досконально рассмотреть летописи этого решающего столкновения, этого исторического krisis, который в каком-то смысле все еще продолжается» [1, с. 28].

В этом случае использование термина кризис никого не обижает и не задевает. Мы пытаемся выяснить подлинные возможности психологии и найти шаги к увеличению ее могущества как фундаментальной науки. Суд должен помочь понять, что нужно делать, в том числе и сегодня.

Но вообще-то возможен еще один вариант трактовки кризиса. Он также основан на этимологии этого слова. Получилось так, что прошедшие почти полтора столетия в значительной степени насытили рассуждения о психологии самыми разными эмоциями. А. В. Юревич, на наш взгляд, очень удачно назвал этот феномен «методологическими эмоциями». Кому-то кризис в традиционном его понимании кажется слишком сильным выражением, сильно сгущающим краски. Кому-то представляется, что слово кризис (опять же, в традиционном понимании) негативно влияет на образ психологии в глазах общественности. К сожалению, точными данными мы не располагаем. Социология психологии (заметим в скобках, что многолетние призывы А. В. Юревича к созданию в нашей науке социологии психологии, развертыванию исследование в этой сфере пока не привели к ощутимо значимым результатам) не располагает данными, какая часть психологи-

ческого сообщества считает, что кризис есть, какая, что его нет и т. д. Нельзя не отметить, что наличие таких данных (как и других) существенно изменило бы ситуацию в науке, сделав прогнозы развития психологии куда более точными… Однако, вернемся к обсуждению возможных значений этого древнегреческого слова. Заглянув в интернет, находим следующую информацию. «Считается, что в русском языке слово заимствовано, возможно из немецкого языка. Оно появилось в русском языке в первой половине XVIII в. Немецкое krisis — кризис, греч. krisis — переломный момент, поворотный пункт, исход, кризис. Дословно греческое krinein решать от krn — разделять, просеивать, отсеивать, определять, судить. Просеивать, отсеивать — значит очищать. Словарь Вебстера относит нас к немецкому rein английскому pure очищенный. Индоевропейские истоки punati he cleanses, он чистит, очищается, искупает вину. Поэтому возможен, и в этимологических словарях приводится такой смысловой аспект первичного значения слова кризис как новый, свежий. В данном контексте кризис — это очищение, отказ от старого и формирование нового [9]. И, как утверждает только что цитированный словарь, «кризисы — это признак жизни, только у мертвых нет кризисов. Кризис — это не грянувшее зло, кризис — это неизбежный этап для отбрасывания плохого и приобретения нового хорошего. Хотите развития к лучшему — готовьтесь к кризисам. Не любите кризисы? Тогда оставайтесь в прошлом, где вам самое место» [9]. В каждой шутке, как хорошо известно, есть доля шутки…

Поэтому, возможно, тем, кому не нравится сложившееся традиционное понимание и трактовка кризиса, может быть, придется по душе более мягкая, нейтральная, можно сказать, экологическая трактовка кризиса как очищения и отказа от старого, отжившего.

Аристотель писал, начиная трактат «О душе»: «Признавая познание делом прекрасным и достойным, но ставя одно знание выше другого либо по степени совершенства, либо потому, что оно знание о более возвышенном и удивительном, было бы правильно по той и другой причине отвести исследованию о душе одно из первых мест. Думается, что познание души много способствует познанию всякой истины, особенно же познанию природы» [3, с. 371]. И, заметим, он не имел иллюзий, что все будет получаться гладко и быстро, ибо несколькими строками ниже заметил: «Добиться о душе чего-нибудь достоверного во всех отношениях и безусловно труднее всего» [3, с. 371].

Библиографический список

1. Агамбен, Дж. Пилат и Иисус [Текст] / Дж. Агамбен ; пер. с итал. М. Лепиловой ; послесл. А. Скидана. — М. : Grundrisse, 2014. — 126 с.

2. Алексеев, Н. Г. О психологических методах изучения творчества [Текст] / Н. Г. Алексеев, Э. Г. Юдин // Проблемы научного творчества в современной психологии / под ред. М. Г. Ярошевского. — М. : Наука, 1971. — С. 151-203.

3. Аристотель. Сочинения : в 4 т. — Т. 1 [Текст] / Аристотель. — М. : Мысль, 1975. — 550 с.

4. Брентано, Ф. Избранные работы [Текст] / Ф. Брентано. — М. : Дом интеллектуальной книги ; Русское феноменологическое общество, 1996. — 176 с.

5. Выготский, Л. С. Собрание сочинений [Текст] / Л. С. Выготский. — М. : Педагогика, 1982. — Т. 1. — 488 с.

6. Журавлев, А. Л. Прогноз развития психологической науки и практики к 2030 г. [Текст] / А. Л. Журавлев, Т. А. Нестик, А. В. Юревич // Психологический журнал. -2016. — Том 37. — № 5. — С. 55-74.

7. Журавлев, А. Л. Психологическая наука в глобальном мире: вызовы и перспективы [Текст] / А. Л. Журавлев, И. А. Мироненко, А. В. Юревич // Психологический журнал. — 2018. — № 2. — С. 57-70.

8. Журавлев, А. Л. Глобальные вызовы и будущее психологии: развитие психологической науки и практики в цифровом обществе [Текст] / А. Л. Журавлев, Т. А. Нестик, А. В. Юревич // Психологическое знание: Современное состояние и перспективы развития / под ред. А. Л. Журавлева, А. В. Юревича. — М. : Институт психологии РАН, 2018. — С. 698-713.

9. Журавлев А. Л. Особенности междисциплинарных исследований в современной психологии [Текст] / А. Л. Журавлев // Теория и методология психологии: пост-неклассическая перспектива / под ред. А. Л. Журавлева,

A. В. Юревича. — М. : ИПРАН, 2007. — С. 15-32.

10.Иванов П. Н. Артикль «the» или образование без идеологии [Текст] / П. Н. Иванов // Взаимодействие академической и практико-ориентированной психологии в сфере образования : материалы II Национальной научно-практической конференции с международным участием / под науч. ред. проф. В. А. Мазилова. — Ярославль : РИО ЯГПУ, 2019. — С. 20-22.

11.Кризис [Электронный ресурс] // Экономический словарь. — URL: http://dictionary-economics.ru/word/ (дата обращения 22.07.2015)

12.Ланге, Н. Н. Психический мир: Избранные психологические труды [Текст] / Н. Н. Ланге ; под ред. М. Г. Ярошевского. — М. : Институт практической психологии, Воронеж : НПО «Модэк», 1996. — 368 с.

13.Ленин, В. И. Полное собрание сочинений [Текст] /

B. И. Ленин. — Т. 18. — М., 1968. — 526 с.

14.Мазилов, В. А. Психология: взгляд в будущее [Текст] / В. А. Мазилов // Психологический журнал. -Т. 38. — 2017. — № 5. — С. 97-102.

15.Мазилов, В. А. Прогресс на фоне кризиса [Текст] /

B. А. Мазилов // Вопросы психологии. — 2017. — № 6. —

C. 107-116.

16.Мазилов, В. А. De anima: Предмет психологии и границы его постижения [Текст] / В. А. Мазилов // Высшее образование сегодня. — 2019. — № 6. — С. 60-70.

17.Мазилов, В. А. Методология психологической науки: история и современность [Текст] / В. А. Мазилов. — Ярославль : РИО ЯГПУ, 2017. — 419 с.

18.Мазилов, В. А. Кризис психологии: существовала ли Троя? [Текст] / В. А. Мазилов // Международна научна школа «Парадигма». Лято-2015 : в 8 т. — Т. 4: Психология: сборник научни статии / под ред. А. В. Берлов, Л. Ф. Чупров. -Варна : ЦНИИ «Парадигма», 2015. — С. 194-211.

19.Мазилов, В. А. Кризис научной психологии: XXI век [Текст] / В. А. Мазилов // Проблемы педагогики и психологии: Научное периодическое издание межвузовского консорциума (Армения). — 2015. — № 3. — С. 138-152.

20.Мазилов, В. А. Кризис психологии: троянские мотивы [Текст] / В. А. Мазилов // Философия и/или новое инте-гративное знание — 4 : материалы Всероссийской научной конференции (Ярославль, май 2015 года) / под ред.

A. В. Азова. — Ярославль : Изд-во ЯГПУ, 2015. — 247 с. -С. 76-97.

21.Мазилов, В. А. Кризис в психологии: конструктивная роль [Текст] / В. А. Мазилов // Актуальш проблеми психологи : збiрник наукових праць 1нституту психологи iменi Г. С. Костюка НАПН Украши. — К. : Фенжс, 2016. — Т. XII. Психолопя творчосп. — Випуск 22. — 364 с. — С. 168-184.

22.Рубинштейн С. Л. Философские корни экспериментальной психологии [Текст] / С. Л. Рубинштейн // Рубинштейн С. Л. Проблемы общей психологии. — М. : Педагогика, 1973.

23.Фрит, К. Мозг и душа: Как нервная деятельность формирует наш внутренний мир [Текст] / Крис Фрит ; пер. с англ. П. Петрова. — М. : Астрель : CORPUS, 2010. — 335, [1] с.

24.Шадриков, В. Д., Мазилов, В. А. Общая психология [Текст] : учебник для академического бакалавриата /

B. Д. Шадриков, В. А. Мазилов. — М. : Юрайт, 2015. — 411 с.

25.Шадриков В. Д. Внутренний мир человека. [Текст] / В. Д. Шадриков. — М., 2006. — 386 с.

26.Canadian Code of Ethics for Psychologists // Canadian Psychological Association, 2000.

27.Chapin, S. Seeing the Spectrum: a new history of autism // The New Yorker. — 2016. — Jan. 25. — P. 65-69.

28.Ethical Principles of Psychologists and Code of Conduct // American Psychological Association, 2003.

29.Jung K. G. Die Bedeutung von Konstitution und Vererbung fur die Psychologie // Ges. Werke. Bd. 8, 1967, S. 418-423.

30.Wundt W. Grundzuge der physiologischen Psychologie. Leipzig: Engelmann, 1874. XII, 870 S.

Reference List

1. Agamben, Dzh. Pilat i Iisus = Pilat and Jesus [Tekst] / Dzh. Agamben ; per. s ital. M. Lepilovoj ; poslesl. A. Skidana. -M. : Grundrisse, 2014. — 126 s.

2. Alekseev, N. G. O psihologicheskih metodah izuchenija tvorchestva = About psychological methods of creativity studying [Tekst] / N. G. Alekseev, Je. G. Judin // Problemy nauchnogo tvorchestva v sovremennoj psihologii / pod red. M. G. Jaroshevskogo. — M. : Nauka, 1971. — S. 151-203.

3. Aristotel’. Sochinenija : v 4 t. — T. 1 = Aristotle. Compositions: in 4 v. — V. 1 [Tekst] / Aristotel’. — M. : Mysl’, 1975. -550 s.

4. Brentano, F. Izbrannye raboty = Selected works [Tekst] / F. Brentano. — M. : Dom intellektual’noj knigi ; Russkoe fe-nomenologicheskoe obshhestvo, 1996. — 176 s.

5. Vygotskij, L. S. Sobranie sochinenij = Complete works [Tekst] / L. S. Vygotskij. — M. : Pedagogika, 1982. — T. 1. -488 s.

6. Zhuravlev, A. L. Prognoz razvitija psihologicheskoj nauki i praktiki k 2030 g. = The forecast of psychological science and practice development by 2030 [Tekst] / A. L. Zhuravlev, T. A. Nestik, A. V. Jurevich // Psihologicheskij zhurnal. — 2016. — Tom 37. — № 5. — S. 55-74.

7. Zhuravlev, A. L. Psihologicheskaja nauka v global’nom mire: vyzovy i perspektivy = Psychological science in the global

world: challenges and prospects [Tekst] / A. L. Zhuravlev, I. A. Mironenko, A. V. Jurevich // Psihologicheskij zhurnal. -2018. — № 2. — S. 57-70.

8. Zhuravlev, A. L. Global’nye vyzovy i budushhee psi-hologii: razvitie psihologicheskoj nauki i praktiki v cifrovom obshhestve = Global challenges and future of psychology: development of psychological science and practice in digital society [Tekst] / A. L. Zhuravlev, T. A. Nestik, A. V. Jurevich // Psi-hologicheskoe znanie: Sovremennoe sostojanie i perspektivy razvitija / pod red. A. L. Zhuravleva, A. V. Jurevicha. — M. : Institut psihologii RAN, 2018. — S. 698-713.

9. Zhuravlev A. L. Osobennosti mezhdisciplinarnyh issle-dovanij v sovremennoj psihologii = Features of cross-disciplinary researches in modern psychology [Tekst] / A. L. Zhuravlev // Teorija i metodologija psihologii: postneklas-sicheskaja perspektiva / pod red. A. L. Zhuravleva, A. V. Jurevicha. — M. : IPRAN, 2007. — S. 15-32.

10.Ivanov P. N. Artikl’ «the» ili obrazovanie bez ideologii = The Article «the» or education without ideology [Tekst] / P. N. Ivanov // Vzaimodejstvie akademicheskoj i praktiko-orientirovannoj psihologii v sfere obrazovanija : materialy II Nacional’noj nauchno-prakticheskoj konferencii s mezhdu-narodnym uchastiem / pod nauch. red. prof. V. A. Mazilova. -Jaroslavl’ : RIO JaGPU, 2019. — S. 20-22.

11.Krizis = Crisis [Jelektronnyj resurs] // Jekonomicheskij slovar’. — URL: http://dictionary-economics.ru/word/ (data obrashhenija 22.07.2015)

12.Lange, N. N. Psihicheskij mir: Izbrannye psihologiches-kie trudy = Mental world: Selected psychological works [Tekst] / N. N. Lange / pod red. M. G. Jaroshevskogo. — M. : Institut prakticheskoj psihologii, Voronezh : NPO «Modjek», 1996. — 368 s.

13.Lenin, V. I. Polnoe sobranie sochinenij = Complete set of works [Tekst] / V. I. Lenin. — T. 18. — M., 1968. — 526 s.

14.Mazilov, V. A. Psihologija: vzgljad v budushheePsychol-ogy: prospection [Tekst] / V. A. Mazilov // Psihologicheskij zhurnal. — T. 38. — 2017. — № 5. — S. 97-102.

15.Mazilov, V. A. Progress na fone krizisa = Progress against the background of crisis [Tekst] / V. A. Mazilov // Vo-prosy psihologii. — 2017. — № 6. — S. 107-116.

16.Mazilov, V. A. De anima: Predmet psihologii i granicy ego postizhenija = De anima: Subject of psychology and border of its comprehension [Tekst] / V. A. Mazilov // Vysshee obrazovanie segodnja. — 2019. — № 6. — S. 60-70.

17.Mazilov, V. A. Metodologija psihologicheskoj nauki: is-torija i sovremennost’ = Methodology of psychological science: history and present [Tekst] / V. A. Mazilov. — Jaroslavl’ : RIO JaGPU, 2017. — 419 c.

18.Mazilov, V. A. Krizis psihologii: sushhestvovala li Troja? = Crisis of psychology: was there Troy? [Tekst] / V. A. Mazilov // Mezhdunarodna nauchna shkola «Paradigma». Ljato-2015 : v 8 t. — T. 4: Psihologija: sbornik nauchni statii / pod red. A. V. Berlov, L. F. Chuprov. — Varna : CNII «Paradigma», 2015. — S. 194-211.

19.Mazilov, V. A. Krizis nauchnoj psihologii: XXI vek = Crisis of scientific psychology: the XXI century [Tekst] / V. A. Mazilov // Problemy pedagogiki i psihologii: Nauchnoe periodicheskoe izdanie mezhvuzovskogo konsorciuma (Armeni-ja). — 2015. — № 3. — S. 138-152.

20.Mazilov, V. A. Krizis psihologii: trojanskie motivy = Crisis of psychology: Trojan motives [Tekst] / V. A. Mazilov // Filosofija i/ili novoe integrativnoe znanie — 4 : materialy Vse-rossijskoj nauchnoj konferencii (Jaroslavl’, maj 2015 goda) / pod red. A. V. Azova. — Jaroslavl’ : Izd-vo JaGPU, 2015. — 247 s. -S. 76-97.

21.Mazilov, V. A. Krizis v psihologii: konstruktivnaja rol’ = Crisis in psychology: a constructive role [Tekst] / V. A. Mazilov // Aktual’ni problemi psihologii : zbirnik naukovih prac’ Institutu psihologii imeni G. S. Kostjuka NAPN Ukraini. -K. : Feniks, 2016. — T. HII. Psihologija tvorchosti. — Vipusk 22. — 364 s. — S. 168-184.

22.Rubinshtejn S. L. Filosofskie korni jeksperimental’noj psihologii = Philosophical roots of experimental psychology [Tekst] / S. L. Rubinshtejn // Rubinshtejn S. L. Problemy ob-shhej psihologii. — M. : Pedagogika, 1973.

23.Frit, K. Mozg i dusha: Kak nervnaja dejatel’nost’ formiruet nash vnutrennij mir = Brain and soul: how nervous activity forms our inner world [Tekst] / Kris Frit ; per. s angl. P. Petrova. — M. : Astrel’ : CORPUS, 2010. — 335, [1] s.

24.Shadrikov, V. D., Mazilov, V. A. Obshhaja psihologija = General psychology [Tekst] : uchebnik dlja akademicheskogo bakalavriata / V. D. Shadrikov, V. A. Mazilov. — M. : Jurajt, 2015. — 411 s.

25.Shadrikov V. D. Vnutrennij mir cheloveka = Man’s inner world [Tekst] / V. D. Shadrikov. — M., 2006. — 386 s.

26.Canadian Code of Ethics for Psychologists // Canadian Psychological Association, 2000.

27.Chapin, S. Seeing the Spectrum: a new history of autism // The New Yorker. — 2016. — Jan. 25. — P. 65-69.

28.Ethical Principles of Psychologists and Code of Conduct // American Psychological Association, 2003.

29.Jung K. G. Die Bedeutung von Konstitution und Vererbung fur die Psychologie // Ges. Werke. Bd. 8, 1967, S. 418-423.

30.Wundt W. Grundzüge der physiologischen Psychologie. Leipzig: Engelmann, 1874. XII, 870 S.

Определение кризиса в трилогии — Информация о психологии

— Тимоти Лайонс

Определение кризиса в трилогии — это азбука кризиса. В нем говорится, что кризис состоит из трех отдельных частей. Первая часть, А, — это событие, происходящее с клиентом, которое вызывает у него тревогу или стресс, а затем перегружает его настолько, что он не может справиться. Одним из примеров этого может быть случай, когда кто-то понес убытки в результате катастрофического события. Недавно я видел людей, которые потеряли дома во время пожаров в северной Калифорнии, и они были максимально напряжены.Другим примером является человек, который потерял работу и не может оплачивать свои счета. В небольшом округе, в котором я живу, есть много людей, у которых это произошло, и они доведены до состояния кризиса в это время

Трилогия определения кризиса

Шаг 2

Вторым шагом в трилогии определения кризисного события является буква Б, обозначающая восприятие этого события человеком. У человека, который перегружен, это восприятие не помогает ему справиться, например, в случае человека, потерявшего свой дом в результате пожара.Этот человек видел, как горят их дома. Они потеряли любимца семьи и не могли видеть свет. Они думали, что по страховке так же не заплатят и они никогда не смогут перестроиться. В случае с человеком, который потерял работу, они были очень обеспокоены тем, что они также потеряют свой дом, но потому что они не могли себе этого позволить. Они просто знали, что ни от кого не получат помощи и что их выпустят всего через несколько дней. Это был конец очереди для них, и они и их дети будут голодать.

Шаг 3

Кризис в третьей части трилогии определяется как перегрузка, или С, из-за несостоятельности обычных методов преодоления. Это происходит, когда в случае с человеком, потерявшим дом, он не смог рационально обдумать свое положение. Обычно они были уравновешены и могли ясно видеть вещи. В этом случае непреодолимое напряжение вывело нормальные механизмы из равновесия, и они были неспособны рассматривать событие каким-либо рациональным образом. Они были в кризисе.В случае человека, потерявшего работу, он, как правило, мог бы использовать работу и некоторые сбережения в качестве резервной копии на случай, если что-то случится. Теперь у них не было работы, и на этот нормальный распорядок дня больше нельзя было рассчитывать, и человек был не в состоянии каким-либо образом помочь своей семье встать на ноги.

Определение кризиса в Трилогии является ключом для сервисного работника, который помогает им понять, как вывести клиента из кризиса и вернуться к нормальному уровню функционирования.Это делается путем понимания того, как клиент воспринимает событие, и помогает ему изменить это восприятие, чтобы он снова мог функционировать и расти благодаря этому событию. Это самая важная помощь, чтобы вернуть клиента в некризисный режим.

Кризис смысла и субъективное благополучие: опосредующая роль устойчивости и самоконтроля среди одаренных взрослых

Behav Sci (Базель). 2020 янв; 10(1): 15.

Институт психологии Инсбрукского университета, Иннрайн 52, 6020 Инсбрук, Австрия; десять[email protected]; Тел.: +43-512-507-56043

Поступила в редакцию 13 ноября 2019 г.; Принято 22 декабря 2019 г.

Лицензиат MDPI, Базель, Швейцария. Эта статья находится в открытом доступе и распространяется на условиях лицензии Creative Commons Attribution (CC BY) (http://creativecommons.org/licenses/by/4.0/).

Abstract

Смысл жизни положительно связан с психическим и физическим здоровьем, а кризис смысла представляет собой болезненное экзистенциальное состояние, определяемое как ощущаемое отсутствие смысла.Более раннее исследование показало, что взрослые с высокими академическими достижениями в основном испытывают экзистенциальное удовлетворение, в то время как интеллектуально одаренные взрослые имеют непропорционально высокий риск кризиса смысла, который может ослабить их потенциальную реализацию в жизни. Чтобы раскрыть основные механизмы того, как экзистенциальный кризис влияет на психическое здоровье одаренных взрослых, в этом исследовании исследуется продольная связь между кризисом смысла и субъективным благополучием через два посредника: самоконтроль и устойчивость.Модель множественного посредничества была протестирована на лонгитюдных данных (два измерения) двух одаренных групп: интеллектуально одаренных взрослых (HIQ; N = 100; 55% женщин) и взрослых с высокими академическими достижениями (HAA; N = 52; 29% женщин). ). Результаты предполагают групповые различия: у HIQ был более высокий кризис смысла и более низкий самоконтроль, чем у HAA. Устойчивость HIQ (но не их самоконтроль) и самоконтроль HAA (но не их устойчивость) опосредовали связь между кризисом смысла и субъективным благополучием.Эти результаты дают начальное представление о различных психологических потребностях одаренных взрослых и их различных путях к субъективному благополучию. Эти идеи могут быть применены в будущих исследованиях одаренности, программах развития талантов или консультировании, чтобы помочь одаренным людям реализовать свой потенциал. Таким образом, HIQ может извлечь особую пользу из поддержки своей способности справляться с невзгодами, в то время как HAA может извлечь особую пользу из укрепления своей силы воли для изменения нежелательных эмоций, поведения и желаний.

Ключевые слова: кризис смысла, смысл жизни, субъективное благополучие, устойчивость, самоконтроль, одаренность, множественный анализ опосредования, интеллектуальная одаренность, высокие достижения, академически успешные взрослые

1. Введение

Экзистенциальный аспекты здоровья вызывают растущий интерес в научных кругах и широкой общественности [1,2,3,4]. Смысл жизни имеет хорошо задокументированные преимущества для психического и физического здоровья [2,5]. Его можно описать двумя измерениями: осмысленностью и кризисом смысла [2,6].Переживание осмысленности основано на признании своей жизни последовательной, значимой, направленной и принадлежащей [7]. Положительная оценка этих компонентов чаще всего происходит бессознательно, тогда как ощущение отсутствия смысла в жизни происходит сознательно и известно как кризис смысла [2,7].

Люди, страдающие от кризиса смысла, часто считают свою жизнь разочаровывающе пустой и бессмысленной. Они чувствуют себя дезориентированными, испытывают депрессию и суицидальные мысли [7,8].Причем это экзистенциальное состояние связано с повышенной тревожностью, негативным аффектом и пессимизмом, с одной стороны, и снижением жизнестойкости, мотивации, удовлетворенности жизнью, надежды, саморегуляции и самоэффективности, с другой [7,8]. ,9,10]. Кризис смысла часто вызывается критическими жизненными событиями (например, неудачей, болезнью, смертью, разводом или потерей работы), связанным с потерей чувства связности в жизни и приводит к сомнению цели жизни [2,7, 11].

Две преимущественно используемые категории для классификации человека как одаренного — это одаренность как потенциал и одаренность как проявленный талант или достижение [12,13,14].Лица, представляющие первую категорию (одаренность как потенциал), обладают выдающимся высоким интеллектом (IQ ≥ 130) и относятся к категории интеллектуально одаренных [12,14,15]. Благодаря высокому интеллекту эти люди обладают высоким потенциалом успеха в жизни, но лишь в сочетании с благоприятным окружением и социально-психологическими переменными [16]. Лица, представляющие вторую категорию (одаренность как проявленный талант), достигли мастерства или необычайно высоких результатов в определенной области (например,г., академическая успеваемость) и помечаются как отличники [13,14]. Академическая успеваемость и когнитивные способности связаны между собой от умеренной до сильной [17,18]. Однако лишь половину дисперсии академических достижений можно объяснить когнитивными способностями [18], остальная часть дисперсии приходится на другие факторы, такие как личность, мотивация и социально-психологические переменные [19,20]. В это исследование были включены представители обеих категорий, чтобы выявить их специфические психологические групповые потребности.

Несколько ученых [14,21,22] утверждали, что интеллектуально одаренные и достигающие высоких результатов люди имеют пересекающиеся характеристики, но представляют собой разные одаренные группы. В соответствии с этим предположением недавние исследования показывают, что интеллектуально одаренные взрослые имеют более низкое субъективное благополучие и значимость, чем взрослые с высокими академическими достижениями или контрольная группа [14]. Более того, поперечное исследование выявляет непропорционально высокий риск кризиса смысла среди интеллектуально одаренных взрослых, в то время как большинство академически успешных взрослых испытывают чувство смысла [23].Сообщаемая частота кризиса смысла среди интеллектуально одаренной группы (15%) была почти в четыре раза выше, чем среди академически успешных групп или контрольной группы из общей популяции [23]. Эти результаты подчеркивают, что взрослые с высокими академическими достижениями склонны испытывать экзистенциальное удовлетворение, в то время как интеллектуально одаренные взрослые склонны к экзистенциальной фрустрации. Это особенно тревожно, если учесть, что смысл жизни интеллектуально одаренных взрослых предсказывал их субъективное благополучие в лонгитюдном исследовании [24].Большое количество исследований с участием интеллектуально одаренных людей предполагает аналогичную склонность к психосоциальным проблемам, таким как уязвимость к аффективным расстройствам и заболеваниям, связанным с иммунитетом [25], проблемы с идентичностью, компульсивность [26], низкое чувство когерентности [27], боязливый стиль привязанности [28] и ощущение себя другим [29].

Принимая во внимание эти данные о психосоциальных проблемах у некоторых одаренных людей, остается неясным, влияют ли негативные психологические состояния (например, кризис смысла) на их благополучие напрямую или существуют другие основные механизмы, которые приводят к снижению их благополучия и потенциальная реализация.Таким образом, я предполагаю, что кризис смысла снижает субъективное благополучие одаренных взрослых за счет сокращения их ресурсов психосоциальной адаптации (например, устойчивости и самоконтроля).

Устойчивость относится к способности справляться с невзгодами и быстрее восстанавливаться после них и связана с психологическим благополучием [30,31,32]. Устойчивые люди лучше подготовлены к тому, чтобы справляться с критическими жизненными событиями, проблемами и демонстрировать адаптивное поведение [30,31,32,33]. Однако стресс, депрессия, тревога или кризис смысла могут снизить устойчивость [8,34,35].Luthar [36] предполагает, что люди с высоким интеллектом имеют повышенную чувствительность к стрессорам, что может снизить их устойчивость. Учитывая ранее упомянутую тенденцию к психосоциальным проблемам среди интеллектуально одаренных людей (например, аффективные расстройства, низкое чувство связности или низкое чувство смысла), я предполагаю, что их устойчивость может быть существенно нарушена, когда они сталкиваются с кризисом смысла, который, в свою очередь, предполагается, что это снижает их субъективное благополучие.

Самоконтроль относится к способности подавлять или изменять внутренние реакции и прерывать нежелательные мысли, чувства и поведение [37,38,39].Восприятие личного контроля связано с психическим и физическим здоровьем, психологическим благополучием, позитивной адаптацией, успехами в учебе, высокой успеваемостью и меньшей реактивностью к стрессорам [40,41,42,43,44,45,46,47]. Способность регулировать свои реакции тесно связана с мотивацией, которая, в свою очередь, связана с достижением цели и, согласно теориям целей, приводит к более высокому благополучию [48,49,50]. Недавнее лонгитюдное исследование показывает, что самоконтроль усиливает положительную связь между чувством смысла и субъективным благополучием среди интеллектуально одаренных взрослых [51].Более того, в этом исследовании подчеркивается, что субъективное благополучие взрослых с высокими академическими достижениями тесно связано с самоконтролем [51]. С учетом этих предположений и того факта, что самоконтроль ухудшается в стрессовые жизненные периоды [52], я предполагаю, что кризис смысла снижает самоконтроль и, в свою очередь, субъективное благополучие у интеллектуально одаренных и академически успешных взрослых.

Как устойчивость, так и самоконтроль могут поддерживать активный, самостоятельный образ жизни, который может помочь одаренным людям реализовать свой потенциал.Однако критические периоды жизни могут привести к ухудшению обоих ресурсов [8,34,35,52]. Учитывая ранее упомянутые результаты, которые предполагали групповые различия [14,23], я предлагаю групповые различия, при которых интеллектуально одаренные взрослые имеют более высокий кризис смысла, более низкую устойчивость и самоконтроль, чем академические достижения (гипотеза 1). Кроме того, это исследование направлено на то, чтобы выяснить, приводит ли кризис смысла к снижению субъективного благополучия за счет снижения как устойчивости, так и самоконтроля у (а) интеллектуально одаренных и (б) академически высоких достижений взрослых (гипотеза 2). ).Более того, я предполагаю, что интеллектуально одаренные взрослые могут идти по другому пути к субъективному благополучию, чем взрослые с высокими академическими достижениями (гипотеза 3).

2. Методы

2.1. Участники

Продольные данные двух одаренных групп — интеллектуально одаренных взрослых (HIQ) и академически успешных взрослых (HAA) — были собраны с помощью онлайн-опроса в рамках более крупного исследовательского проекта при двух временах измерения (t1 и t2, с с отставанием в четыре года).Этот лонгитюдный план исследования позволил изучить долгосрочные эффекты смысла жизни на переменные, связанные с психическим здоровьем, то есть лежащие в основе опосредующие эффекты кризиса смысла на субъективное благополучие.

Группа HIQ (N = 100) представляет упомянутую ранее категорию «одаренность как потенциал» [12,13,14]. Участники были набраны через австрийское и немецкое общество высокого IQ Mensa. Условием для членства в Mensa является документально подтвержденный IQ 130 или выше. Во время измерения 1 148 членов Mensa приняли участие в онлайн-исследовании, и 102 из них дали согласие на то, чтобы с ними связались для последующего исследования.Четыре года спустя эти 102 человека были приглашены по электронной почте для участия в последующем исследовании, и 100 человек приняли участие во время измерения 2 (уровень отсева между t1 и t2: 32%). Все последующие анализы основаны на данных 100 интеллектуально одаренных взрослых, принимавших участие в обоих измерениях. Пятьдесят пять процентов из них были женщинами (M , возраст = 43 года, SD = 9). 83 % были немцами, 16 % — австрийцами и 1 % имели другую национальность.

Группа ГАА (N = 52) представляет упомянутую ранее категорию «одаренность как проявленный талант» [12,13,14].До t1 все участники этой группы получили докторскую степень sub auspiciis praesidentis rei publicae , что является наивысшей возможной академической наградой, которую студент может получить в докторантуре. уровень в Австрии. Чтобы претендовать на эту награду, все классы — от средней школы до высшего образования — должны быть отличными, и учащийся должен окончить школу с отличием с отличием на каждом уровне образования. На момент измерения 1 в онлайн-исследовании приняли участие 92 взрослых с высокими академическими достижениями, и все они дали согласие на то, чтобы с ними связались для последующего исследования.Четыре года спустя они были приглашены по электронной почте для участия в последующем исследовании, и 52 из них приняли участие во время измерения 2 (коэффициент отсева между t1 и t2: 43%). Все последующие анализы основаны на данных этих 52 взрослых с высокими академическими достижениями, которые участвовали в обоих измерениях. Все они были австрийцами и 29% женщин (M , возраст = 57, SD = 14).

Апостериорный анализ мощности (G*Power) [53] был проведен для изучения мощности исследования на основе размеров выборки двух групп.Результаты показали достаточную статистическую мощность для обнаружения по крайней мере средних эффектов для обеих групп (HIQ: 1 — β = 0,99; HAA: 1 — β = 0,87).

2.2. Показатели

Во время измерения 1 кризис смысла оценивался по пяти пунктам из опросника «Источники смысла и смысла жизни» (SoMe; немецкая версия: LeBe) [6,7]. Вопросы оценивались по шестибалльной шкале Лайкерта от 0 (полное несогласие) до 5 (полное согласие). Внутренняя согласованность была хорошей для кризиса смысла (α HIQ = 0.95; α HAA = 0,78).

Через четыре года, во время измерения 2, были оценены три другие переменные (субъективное благополучие, устойчивость и самоконтроль). Субъективное благополучие измеряли с помощью индекса благополучия ВОЗ-5 (ВОЗ-5) [54]. Пять пунктов оценивались по шестибалльной шкале Лайкерта от 0 (никогда) до 5 (все время). Шкала измеряет субъективную оценку благополучия, основанную на положительном настроении и жизненной силе. ВОЗ-5 продемонстрировал хорошую внутреннюю согласованность в этом исследовании (α HIQ = 0.82; α HAA = 0,80). Устойчивость оценивалась с использованием короткой немецкой версии шкалы устойчивости (RS-13) [31,32]. 13 пунктов были оценены по семибалльной шкале Лайкерта от 1 (не согласен) до 7 (согласен) и измеряли способность людей справляться с невзгодами и восстанавливаться после них. Возможные баллы варьируются от 13 до 91, причем более высокие баллы указывают на более высокую устойчивость. Внутренняя согласованность в текущем исследовании была хорошей (α HIQ = 0,81; α HAA = 0,89). Самоконтроль измерялся с помощью короткой немецкой версии шкалы самоконтроля (SCS-KD) [37,55].13 пунктов оценивались по пятибалльной шкале Лайкерта от 1 (полностью не согласен) до 5 (полностью согласен). Шкала измеряет способность подавлять или изменять свои внутренние реакции и способность прерывать нежелательное поведение. SCS-KD показал хорошую внутреннюю согласованность (α HIQ = 0,85; α HAA = 0,86).

2.3. Анализ данных

Для проверки трех гипотез я использовал пакет IBM Statistical Package for the Social Science (SPSS; версия 24). Сначала я проанализировал описательную статистику и альфа Кронбаха всех мер.Коэффициенты корреляции r = 0,10–0,29 интерпретировали как слабый эффект, коэффициенты r = 0,30–0,49 – как умеренный эффект, а коэффициенты r ≥ 0,50 – как сильный эффект [56]. Во-вторых, я использовал MANCOVA для проверки групповых различий в наблюдаемых переменных. В-третьих, я использовал PROCESS (версия 3.1), макрос для SPSS, разработанный Hayes [57] для проведения множественного анализа посредничества (модель номер 4). Включение посредника дает лучшее понимание лежащих в основе механизмов, влияющих на связь между независимой и зависимой переменной [58].Кроме того, множественный анализ медиации позволяет одновременно исследовать несколько медиаторов, при этом сообщают об эффектах каждого медиатора, контролируя при этом все другие предложенные медиаторы [57]. Я протестировал несколько моделей посредничества для обеих групп, с кризисом смысла в качестве независимой переменной, субъективным благополучием в качестве зависимой переменной, устойчивостью и самоконтролем в качестве медиаторов (см. Ресурсы).

Множественная посредническая модель, иллюстрирующая связь между кризисом смысла и субъективным благополучием через устойчивость и самоконтроль.Стрелка, отмеченная буквой c, обозначает общий эффект, а стрелка, отмеченная буквой c’, обозначает прямой эффект.

Переменные центрированы по среднему значению, чтобы свести к минимуму мультиколлинеарность. Я применил метод начальной загрузки, рекомендованный Проповедником и Хейсом [59], 5000 повторных выборок с заменой. Начальная загрузка имеет несколько сильных сторон [57,59]. Во-первых, он обеспечивает надежную оценку косвенных эффектов. Во-вторых, он обладает большей мощностью и лучшим контролем ошибок типа I, чем альтернативный анализ посредничества. В-третьих, бутстрэппинг создает распределение с использованием наблюдаемых данных для оценки статистических эффектов и поэтому рекомендуется для анализа с небольшими размерами выборки.В-четвертых, бутстрэппинг не требует стандартной нормальности выборочного распределения [57,59]. В соответствии с рекомендацией Hayes [57], косвенный эффект интерпретируется как значимый, когда верхняя и нижняя границы 95% процентильных доверительных интервалов, основанные на 5000 бутстрэп-выборок, не содержат нуля [57,60]. Этот подход предполагает, что 95% доверительного интервала содержит истинное значение параметра [57].

3. Результаты

3.1. Описательная статистика и предварительный анализ

Надежность шкалы, корреляции и описательная статистика (среднее значение и стандартное отклонение) для всех наблюдаемых переменных показаны в .Корреляционный анализ выявил сильную отрицательную связь между кризисом смысла и тремя другими положительными психологическими конструктами (субъективное благополучие, устойчивость и самоконтроль) среди ГАА. Сильные положительные ассоциации были обнаружены между субъективным благополучием, устойчивостью и самоконтролем. Картина корреляций была аналогичной среди группы HIQ. Альфа Кронбаха была хорошей, в диапазоне от α = 0,78 (для кризиса смысла среди HAA) до α = 0,95 (для кризиса смысла среди HIQ).

Таблица 1

Корреляции Пирсона, средние значения, стандартные отклонения и достоверность.

9 HAA HAA
Переменные 1 2 3 4 9
Haa HAA HAA HiQ HAA
1. CoM T1 (0,95) (0,78)
2. SWB T2 −0.50 ** −0,76 ** (0,82) (0,80)
3. RES T2 -0.52 ** -0.52 ** -0.80 ** 0.58 ** 0.67 ** (0.81) (0.89)
4. SC T2 -0.26 * -0.53 ** -0.53 ** 0.31 ** 0.65 ** 0.37 ** 0.56 ** (0,85) (0,86)
М 1,48 0,40 13,53 16,60 69,40 73,75 3,12 3,67
SD-1,38 0.65 4.41 4.41 4.21 9.38 9.38 10.60 0.65 0.60
0-5 0-5 0-25 0-25 13 91 13–91 1–5 1–5

Чтобы проверить гипотезу 1, я применил MANCOVA для проверки групповых различий с точки зрения наблюдаемых переменных и включил демографические данные (возраст и пол) как ковариаты.Результаты выявили значительный общий эффект групповой переменной (Wilks-Lambda = 0,869, F (4,145) = 5,443, p <0,001, η 2 = 0,131) и возраста (Wilks-Lambda = 0,930, F (4,145)). = 2,735, p = 0,031, η 2 = 0,070). Данные выявили значительные интерсубъективные эффекты кризиса смысла (F (1,148) = 10,865, p = 0,001, η 2 = 0,068) и самоконтроля (F (1,148) = 14,383, p < 0,001, 7 9029). 2 = 0,089), а устойчивость (F (1,148) = 2.029, p = 0,156, η 2 = 0,014) и субъективное благополучие (F (1,148) = 2,471, p = 0,118, η 2 = 0,016) не имели интерсубъективных эффектов. Таким образом, HIQ показал более высокий кризис смысла и более низкий самоконтроль, чем HAA. Не выявлено групповых различий по устойчивости или субъективному благополучию.

3.2. Множественный анализ посредничества

Чтобы проверить гипотезу 2, я провел множественный анализ посредничества, чтобы проверить, опосредуют ли устойчивость и/или самоконтроль отрицательную связь между кризисом смысла и субъективным благополучием среди обеих одаренных групп (см. Ресурсы).представлены основные результаты анализов. В соответствии с рекомендацией Hayes [57] коэффициенты пути приводятся в нестандартизированной форме, а коэффициенты специфических непрямых эффектов медиаторов дополнительно приводятся в полностью стандартизированной форме.

Таблица 2

Коэффициенты траектории множественного посреднического анализа, стандартные ошибки и 95% процентильные доверительные интервалы, предсказывающие субъективное благополучие среди интеллектуально одаренных взрослых (N = 100) и академически успешных взрослых (N = 52).

1,49
Интеллектуально одаренные взрослые
(N = 100)
Взрослые с высокими академическими достижениями
(N = 52)
Путь Коэфф. SE LLCI ULCI Коэфф. SE ООО ULCI
-1.60 -1.60 -1.60 -2.15 -1.04 -1.04 -4 0.90 0.59 -6.09 -3.72
Direct Effect (C ‘) -0.84 -0.84 -1.43 -1.43 -0.24 -0.24 -3.59 -3.43 -5 -1.75 -1.75 -1.75 -1.75 -1.75 -1.75
a1 -3,55 0,59 -4,72 -2,39 -13,00 1,37 -15,75 -10,25
a2 -0,12 0,05 -0 .22 -0,03 -0,49 0,11 -0,71 -0,27
б1 0,19 0,05 0,10 0,28 0,01 0,06 -0,10 0,12
B2 0.59 0.59 0.58 0.58 -0.56 — 0.39 0.73 0.73 0.73 0,93 3,85 3,95
Косвенный эффект A1B1 -0.69 0,20 -1,12 -0,35 -0,15 0,95 -2,24
Косвенный эффект A2B2 -0,07 0,08 -0,26 0,06 — 1.16 0.56 0.56 -0.25
* Косвенный эффект A1B1 -0.22 -0.22 -0.22 -0.34 -0.34 -0.12 -0,02 -0 — 0,15 -0.36 0,23
* Косвенный эффект A2B2 -0,02 0,03 -0,08 0,02 -0,18 0,08 -0,36 -0,04

Частично в соответствии с Согласно предположению, результаты указывают на косвенное влияние кризиса смысла на субъективное благополучие через устойчивость при контроле самоконтроля среди группы HIQ. Однако, вопреки гипотезе 2, самоконтроль не опосредовал связь между кризисом смысла и субъективным благополучием в группе HIQ.Таким образом, два интеллектуально одаренных человека, которые различались на одну единицу в пережитом ими кризисе смысла, по оценкам, различались на -0,69 единицы в своем переживаемом субъективном благополучии в результате тенденции тех, кто находился выше в кризисе смысла, испытывать меньшую устойчивость. что, в свою очередь, приводит к снижению субъективного благополучия. Прямое влияние кризиса смысла на субъективное благополучие было статистически значимым. На общую модель множественного посредничества приходилось 40% различий в субъективном благополучии среди группы HIQ.

Как и было предложено и аналогично группе HIQ, результаты предполагают косвенное влияние кризиса смысла на субъективное благополучие, однако, через самоконтроль среди HAA при контроле устойчивости. Однако устойчивость не опосредовала связь между кризисом смысла и субъективным благополучием в группе HAA. Эти результаты частично подтверждают гипотезу 2. Таким образом, два человека с высокими академическими достижениями, которые различались на одну единицу в пережитом им кризисе смысла, оценивались как отличающиеся на -1.16 единиц в своем переживаемом субъективном благополучии в результате тенденции тех, кто находится выше в кризисе смысла, испытывать меньший самоконтроль, что, в свою очередь, приводит к снижению субъективного благополучия. Прямое влияние кризиса смысла на субъективное благополучие было статистически значимым в группе HAA. Модель множественного посредничества объяснила 66% различий в субъективном благополучии в группе HAA.

Результаты подтвердили гипотезу 3, которая предполагала групповые различия в отношении медиаторов: кризис смысла снижал устойчивость HIQ и самоконтроль HAA, что, в свою очередь, снижало их субъективное благополучие.

4. Обсуждение

Это исследование было направлено на выявление лежащих в основе психологических механизмов (например, устойчивости и самоконтроля), которые опосредуют связь между кризисом смысла и субъективным благополучием у одаренных людей. Несколько ученых [14,21,22] рекомендовали проводить различие между различными аспектами одаренности. На основании этой рекомендации я проанализировал лонгитюдные данные представителей «одаренности как потенциала» (группа HIQ) и представителей «одаренности как проявленного достижения» (группа НАА), чтобы выявить специфические психологические потребности этих групп.

Группа HIQ сообщила, как и ожидалось в гипотезе 1, о более сильном кризисе смысла и более низком самоконтроле, чем группа HAA. Эти результаты согласуются с выводами ученых, которые предположили экзистенциальные проблемы [14, 23], более низкую психосоциальную адаптацию среди HIQ [25, 26, 27, 28, 29] и групповые различия между HIQ и HAA [14, 23].

В соответствии с гипотезой 2 кризис смысла снижал субъективное благополучие обеих одаренных групп за счет снижения их ресурсов психологической адаптации.Кроме того, результаты выявили групповые различия по медиаторам в соответствии с гипотезой 3. Устойчивость HIQ (но не самоконтроль) опосредовала связь между кризисом смысла и субъективным благополучием. Таким образом, их сниженная способность справляться с невзгодами снизила их субъективное благополучие. Учитывая эти данные, можно предположить, что у интеллектуально одаренных людей отсутствуют проблемно-ориентированные копинг-стратегии, что, в свою очередь, приводит к снижению их субъективного благополучия.Эти результаты подтверждают предположение Лутара [36] о том, что люди с высоким интеллектом обладают повышенной чувствительностью к стрессорам, что, в свою очередь, снижает их способность восстанавливаться после невзгод.

В соответствии с гипотезой 3 результаты показали противоположные результаты в отношении медиаторов в группе HAA. Самоконтроль (но не устойчивость) опосредовал связь между кризисом смысла и субъективным благополучием. Таким образом, кризис смысла уменьшил способность ВГА задерживать нежелательные эмоции, поведение или желания.Эта негибкость сознательно реагировать на стимулы (внутренние или внешние) и отсутствие фокуса осознания — когда они страдают от отсутствия смысла — в свою очередь, снижали их субъективное благополучие. Эти результаты согласуются с недавним лонгитюдным исследованием, которое предполагает тесную связь между самоконтролем и субъективным благополучием среди взрослых с высокими академическими достижениями [51].

Результаты этого исследования показывают, что отсутствие смысла может снизить положительный эффект устойчивости среди HIQ и самоконтроля среди HAA.И устойчивость, и самоконтроль являются полезными ресурсами, способными помочь одаренным людям жить счастливой и полноценной жизнью. Таким образом, HIQ может особенно выиграть от поддержки их способности справляться с невзгодами, в то время как HAA может особенно выиграть от укрепления их силы воли для изменения нежелательных эмоций, поведения и желаний. Ученые и практики могут применять эти результаты, например, в тренингах по развитию талантов, будущих (интервенционных) исследованиях или консультировании одаренных людей.Тем не менее, это первые результаты, и поэтому необходимы повторные исследования, чтобы сделать более достоверные выводы. Кроме того, в будущих исследованиях можно было бы изучить, могут ли одаренные люди извлечь пользу из тренингов устойчивости, которые улучшают стратегии преодоления проблем, или тренингов саморегуляции, которые улучшают их способность откладывать удовлетворение [38,45].

Кроме того, результаты подчеркивают, что группы используют разные механизмы психологической адаптации при столкновении с критическими жизненными событиями (например, кризисом смысла), что подтверждает предположение о том, что эти две группы имеют пересекающиеся характеристики, но на самом деле являются отдельными группами [14,21,22]. ].Учитывая эти результаты, я призываю ученых проводить различие между различными аспектами одаренности, например, интеллектуальной одаренностью и высокими достижениями в будущих исследованиях.

Одной из сильных сторон этого исследования является его лонгитюдный дизайн, который позволил изучить множественные опосредующие ассоциации между отсутствием смысла и субъективным благополучием с течением времени. Продольный дизайн позволяет более точно прогнозировать эти связи, чем поперечный дизайн. Двух измерений было достаточно для проверки предложенных моделей множественного посредничества.Тем не менее, в будущих исследованиях можно было бы рассмотреть большее количество измерений, что позволило бы получить больше информации об определенных долгосрочных эффектах смысла жизни на благополучие и психическое здоровье одаренных людей. Вторая сила заключается в разнообразии двух одаренных групп, что позволило провести анализ конкретных психологических потребностей. Несмотря на эти сильные стороны, следует учитывать некоторые ограничения. Во-первых, сообщаемые связи могут быть не причинно-следственными, а зависеть от дополнительных, не оцененных конструктов. Во-вторых, выборка включала две заранее отобранные одаренные группы: (а) члены общества Mensa с высоким IQ и (б) академические достижения, получившие докторскую степень sub auspiciis praesidentis rei publicae , что может поставить под угрозу обобщаемость результатов на других. (неотобранные) одаренные люди.Кроме того, большинство участников были немцами или австрийцами, что может поставить под угрозу обобщаемость результатов для других национальностей. В-третьих, данные основаны на самоотчетах 152 участников. Таким образом, существует риск выборочного припоминания данных и завышения или занижения данных. Однако в ходе многочисленных исследований было показано, что оцениваемые шкалы являются надежными и валидными мерами [6,7,31,32,37,54,55].

5. Выводы

Результаты этого исследования способствуют более полному эмпирическому пониманию смысла жизни, счастья и роли лежащих в основе опосредующих механизмов (т.е., устойчивость и самоконтроль) среди интеллектуально одаренных взрослых и взрослых с высокими академическими достижениями. Выявленные групповые различия дают ценную информацию о различных психологических потребностях и потребностях развития одаренных людей. Повышение осведомленности об экзистенциальных и психологических потребностях одаренных людей и включение этих потребностей в программы развития талантов, консультирование и исследования будущей одаренности могут помочь одаренным людям раскрыть свой потенциал и жить полноценной и счастливой жизнью.Всеобъемлющие программы развития талантов, которые сочетают в себе развитие интеллектуальных навыков, экзистенциальных и психологических потребностей, могут способствовать росту одаренных людей, что, в свою очередь, имеет множество преимуществ для общества, например, инновации, конкурентное преимущество, эффективность или прогресс в наука [61].

Благодарности

Я благодарю всех участников, посвятивших свое время и энергию участию в этом исследовании и журнале Mag. Matthias Zehentner, MA, за его ценный отзыв.Кроме того, я хотел бы поблагодарить Университет Инсбрука за присвоение мне степени доктора философии. стипендия.

Финансирование

Это исследование стало возможным благодаря присуждению автору стипендии Talent Austria Doctoral Research Scholarship OeAD-GmbH при поддержке Федерального министерства науки и исследований Австрии и Австрийского центра исследований и поддержки одаренных и Талантливый.

Конфликт интересов

Автор заявляет об отсутствии конфликта интересов.

Каталожные номера

1.Антоновский А. Здоровье, стресс и преодоление. Джосси Басс; Сан-Франциско, Калифорния, США: 1979. [Google Scholar]2. Шнелл Т. Психология жизни. Спрингер; Берлин/Гейдельберг, Германия: 2016. [Google Scholar]3. Селигман, член парламента, Чиксентмихайи М. Позитивная психология: введение. Являюсь. Психол. 2000;55:5–14. doi: 10.1037/0003-066X.55.1.5. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]4. Йоман Р., Бейли К., Мэдден А., Томпсон М. Оксфордский справочник значимой работы. Издательство Оксфордского университета; Оксфорд, Великобритания: 2019.[Google Академия]5. Чекерда К., Баник А., Парк К.Л., Лущинская А. Значение жизни и физического здоровья: систематический обзор и метаанализ. Психология здоровья. 2017; 11:387–418. doi: 10.1080/17437199.2017.1327325. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]6. Шнелл Т., Беккер П. Der Fragebogen zu Lebensbedeutung und Lebenssinn (LeBe). Руководство. Хогрефе; Геттинген, Германия: 2007. [Google Scholar]7. Шнелл Т. Источники смысла и вопросник смысла жизни (SoMe): связь с демографией и благополучием.Дж. Поз. Психол. 2009; 4: 483–499. doi: 10.1080/17439760

1074. [Перекрестная ссылка] [Академия Google]8. Шнелл Т., Герстнер Р., Крампе Х. Кризис смысла предсказывает суицидальные наклонности в юности независимо от депрессии. Кризис. 2018; 39: 294–303. doi: 10.1027/0227-5910/a000503. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]9. Дамасио Б.Ф., Коллер С.Х., Шнелл Т. Источники смысла и смысл жизни в анкете (SoMe): психометрические свойства и социально-демографические данные в большой бразильской выборке. Акта Расследование.Псикол. 2013;3:1205–1227. doi: 10.1016/S2007-4719(13)70961-X. [Перекрестная ссылка] [Академия Google] 10. Ханфстингль Б. Эго- и духовное превосходство: актуальность психологической устойчивости и роль возраста. Эвид. Дополнение на основе. Альтерн. Мед. 2013;949838:1–9. doi: 10.1155/2013/949838. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]11. Schmitz E. Sinnkrisen, Belastung, Lebenssinn — Psychologische Perspektiven, Konzepte und Forschung. В: Петцольд Х.Г., Орт И., редакторы. Sinn, Sinnerfahrung, Lebenssinn в психологии и психотерапии.Группа I: Sinn und Sinnerfahrung — Interdisziplinäre Perspektiven. Издание Сириус; Билефельд, Германия: 2005. стр. 123–155. [Google Академия] 12. Виртвайн Л., доктор философии. Тезис. Марбургский университет; Марбург, Германия: 2010. Mehr Glück Als Verstand? Zum Wohlbefinden Hochbegabter. [Google Академия] 13. Прекель Ф., Фок М. Hochbegabung. Ein Lehrbuch zu Grundlagen, Diagnostik und Fördermöglichkeiten. Хогрефе; Геттинген, Германия: 2013. [Google Scholar]14. Поллет Э., Шнелл Т. Бриллиант: Но зачем? Значение и субъективное благополучие в жизни интеллектуально одаренных и академически успешных взрослых.Дж. Стад Счастья. 2017;18:1459–1484. doi: 10.1007/s10902-016-9783-4. [Перекрестная ссылка] [Академия Google] 15. Рост Д. Х. Handbuch Intelligenz. Бельц; Вайнхайм, Германия: 2013. [Google Scholar]16. Штернберг Р.Дж. Модель одаренности WICS. В: Штернберг Р. Дж., Дэвидсон Дж. Э., редакторы. Представления об одаренности. Издательство Кембриджского университета; Нью-Йорк, штат Нью-Йорк, США: 2005. стр. 327–342. [Google Академия] 17. Дири Дж. Дж., Стрэнд С., Смит П., Фернандес К. Интеллект и образовательные достижения. Интеллект. 2007; 35:13–21.doi: 10.1016/j.intell.2006.02.001. [Перекрестная ссылка] [Академия Google] 18. Роде Т.Е., Томпсон Л.А. Прогнозирование академических достижений с помощью когнитивных способностей. Интеллект. 2007; 35:83–92. doi: 10.1016/j.intell.2006.05.004. [Перекрестная ссылка] [Академия Google] 19. Рейс С.М., Маккоуч Д.Б. Неуспеваемость одаренных учеников: что мы знаем и куда идем? Подарок. Чайлд В. 2000; 44: 152–170. doi: 10.1177/001698620004400302. [Перекрестная ссылка] [Академия Google] 20. Шнайдер В. Одаренность, опыт и (исключительная) производительность: перспектива развития.В: Хеллер К.А., Мёнкс Ф.Й., Штернберг Р.Й., Суботник Р.Ф., редакторы. Международный справочник одаренности и таланта. Эльзевир Наука; Оксфорд, Великобритания: 2000. стр. 165–177. [Google Академия] 21. Виртвайн Л., Рост Д. Х. Сосредоточение внимания на повышенной возбудимости: исследования с интеллектуально одаренными и академически талантливыми взрослыми. Личный. Индивид. Отличаться. 2011;51:337–342. doi: 10.1016/j.paid.2011.03.041. [Перекрестная ссылка] [Академия Google] 22. Вок М., Келлер О., Надь Г. Профессиональные интересы интеллектуально одаренных и успешных молодых людей.бр. Дж. Образ. Психол. 2013; 83: 305–328. doi: 10.1111/j.2044-8279.2011.02063.x. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 23. Феттер Б., Шнелл Т. Смысл жизни против интеллекта? Анализ трех качеств значения среди одаренных взрослых. В: Баттяни А., редактор. Логотерапия и экзистенциальный анализ: Труды Института Виктора Франкла в Вене. Том 2. Спрингер; Берлин/Гейдельберг, Германия: 2020 г., в печати. [Google Академия] 24. Феттер Б., Шнелл Т. Перекрестный анализ между смыслом жизни, самосостраданием и субъективным благополучием среди одаренных взрослых.Внимательность. 2019;10:1294–1303. doi: 10.1007/s12671-018-1078-x. [Перекрестная ссылка] [Академия Google] 25. Карпринский Р.И., Кинасе Колб А.М., Тетро Н.А., Боровский Т.Б. Высокий интеллект: фактор риска психологической и физиологической повышенной возбудимости. Интеллект. 2018;66:8–23. doi: 10.1016/j.intell.2017.09.001. [Перекрестная ссылка] [Академия Google] 26. Ланг М., Матта М., Паролин Л., Морроне К., Пеццути Л. Когнитивный профиль интеллектуально одаренных взрослых: анализ шкалы интеллекта взрослых Векслера. Оценка.2019;26:929–943. doi: 10.1177/10731733547. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 27. Stålnacke J., Smedler A. Психосоциальный опыт и адаптация среди взрослых шведов с превосходными общими умственными способностями. Дж. Образ. Подарок. 2011; 34: 900–918. doi: 10.1177/0162353211424988. [Перекрестная ссылка] [Академия Google] 28. Дейкстра П., Барелдс Д. П. Х., Роннер С., Наута А. П. Интимные отношения интеллектуально одаренных: стиль привязанности, конфликтный стиль и удовлетворенность отношениями среди членов общества Mensa.Брак Фам. 2017; 53: 262–280. doi: 10.1080/01494929.2016.1177630. [Перекрестная ссылка] [Академия Google] 29. Виттманн М. Магистерская диссертация. Университет Инсбрука; Инсбрук, Австрия: 2019. Über Das Erleben Einer Hochbegabung. [Google Академия] 30. Раттер М. Психосоциальные невзгоды: риск, устойчивость и восстановление. С. Афр. Дж. Чайлд. Подросток Мент. Здоровье. 1995; 2: 75–88. [Google Академия] 31. Лепперт К., Кох Б., Брелер Э., Штраус Б. RS-13 Resilienzfragebogen. Клин. Диагн. оценка 2008; 1: 226–243. [Google Академия] 32.Вагнильд Г.М., Янг Х.М. Разработка и психометрическая оценка шкалы устойчивости. Дж. Нурс. Изм. 1993; 1: 165–178. [PubMed] [Google Scholar] 33. Нейхарт М. Риск и устойчивость у одаренных детей: концептуальная основа. В: Нейхарт М., Рейс С.М., Робинсон Н.М., Мун С.М., редакторы. Социально-эмоциональное развитие одаренных детей: что мы знаем? Пруфрок Пресс; Сент-Пол, Миннесота, США: 2002. стр. 113–122. [Google Академия] 34. Бэк Х.С., Ли К.У., Джу Э.Дж., Ли М.Ю., Чхве К.С. Надежность и валидность корейской версии шкалы устойчивости Коннора-Дэвидсона.Психиатрическое расследование. 2010;7:109–115. doi: 10.4306/pi.2010.7.2.109. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]35. Петршак Р.Х., Джонсон Д.К., Гольдштейн М.Б., Малли Дж.К., Риверс А.Дж., Морган К.А., Саутвик С.М. Психосоциальные буферы травматического стресса, депрессивных симптомов и психосоциальных трудностей у ветеранов операций «Несокрушимая свобода» и «Иракская свобода»: роль устойчивости, поддержки подразделений и социальной поддержки после развертывания. Дж. Аффект. Беспорядок. 2010; 120:188–192. doi: 10.1016/j.jad.2009.04.015. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 37. Тангни Дж. П., Баумейстер Р. Ф., Бун А. Л. Высокий самоконтроль предсказывает хорошую адаптацию, меньше патологий, лучшие оценки и успех в межличностных отношениях. Дж. Личное. 2004; 72: 271–324. doi: 10.1111/j.0022-3506.2004.00263.x. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 38. Меткалф Дж., Мишель В. Анализ горячей/холодной системы задержки удовлетворения: динамика силы воли. Психол. 1999; 106:3–19. doi: 10.1037/0033-295X.106.1.3. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 39.Вос К.Д., Баумайстер Р.Ф. Понимание саморегуляции. В: Baumeister RF, Vohs KD, редакторы. Справочник по саморегулированию: исследования, теория и приложения. Гилфорд; Нью-Йорк, штат Нью-Йорк, США: 2004. стр. 1–9. [Google Академия]40. Дакворт А.Л., Селигман М.Е. Самодисциплина превосходит IQ в прогнозировании успеваемости подростков. Психол. науч. 2005; 16: 939–944. doi: 10.1111/j.1467-9280.2005.01641.x. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]41. Хофманн В., Луманн М., Фишер Р.Р., Вос К.Д., Баумайстер Р.Ф. Да, но счастливы ли они? Влияние черты самоконтроля на эмоциональное благополучие и удовлетворенность жизнью. Дж. Личное. 2014; 82: 265–277. doi: 10.1111/jopy.12050. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]42. Моффит Т.Е., Арсено Л., Бельский Д., Диксон Н., Хэнкокс Р.Дж., Харрингтон Х., Хаутс Р., Поултон Р., Робертс Б.В., Росс С. и др. Градиент детского самоконтроля предсказывает здоровье, богатство и общественную безопасность. ПНАС. 2011; 108: 2693–2698. doi: 10.1073/pnas.1010076108. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]43.Бандура А. Самоэффективность: осуществление контроля. Фриман; Нью-Йорк, штат Нью-Йорк, США: 1997. [Google Scholar]44. Хан С.Э. Влияние локуса контроля на ежедневное воздействие, преодоление и реакцию на рабочие межличностные стрессоры: дневниковое исследование. Личный. Индивид. Отличаться. 2000; 29: 729–748. doi: 10.1016/S0191-8869(99)00228-7. [Перекрестная ссылка] [Академия Google] 45. Мишель В. Зефирный тест: овладение самоконтролем. Блеск Корпорация; Нью-Йорк, штат Нью-Йорк, США: 2014. [Google Scholar]46. Нота Л., Сореси С., Циммерман Б.J. Саморегулирование и успеваемость и устойчивость: лонгитюдное исследование. Междунар. Дж. Образ. Рез. 2004;41:198–215. doi: 10.1016/j.ijer.2005.07.001. [Перекрестная ссылка] [Академия Google] 47. Скиннер Э.А. Воспринимаемый контроль, мотивация и преодоление. Мудрец; Ньюбери-Парк, Калифорния, США: 1995. [Google Scholar]48. Де Риддер Д., Гиллебаарт М. Уроки, извлеченные из самоконтроля черт в благополучии: обоснование рутины и инициации как важных компонентов самоконтроля черт. Психология здоровья. 2017; 11:89–99.doi: 10.1080/17437199.2016.1266275. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]49. Эммонс Р.А. Личные стремления: подход к личности и субъективному благополучию. Дж. Личное. соц. Психол. 1986; 51: 1058–1068. doi: 10.1037/0022-3514.51.5.1058. [Перекрестная ссылка] [Академия Google] 50. Михалос А.С. Удовлетворение и счастье. соц. индик. Рез. 1980; 8: 385–422. doi: 10.1007/BF00461152. [CrossRef] [Google Scholar]51. Феттер Б., Шнелл Т. Использование одаренности: продуктивность, осмысленность и самоконтроль как ресурсы для счастливой жизни среди одаренных взрослых.Передний. Психол. 2019;10:1972. doi: 10.3389/fpsyg.2019.01972. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]52. Оатен М., Ченг К. Стресс на экзаменах снижает самоконтроль. Дж. Соц. клин. Психол. 2005; 24: 254–279. doi: 10.1521/jscp.24.2.254.62276. [CrossRef] [Google Scholar]53. Фол Ф., Эрдфельдер Э., Ланг А.Г., Бюхнер А. G* power 3: гибкая программа статистического анализа мощности для социальных, поведенческих и биомедицинских наук. Поведение Рез. Методы. 2007; 39: 175–191. doi: 10.3758/BF03193146.[PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]54. Brähler E., Mühlan H., Albani C., Schmidt S. Teststatistische Prüfung und Normierung der Deutsche Version des EUROHIS-QOL Lebensqualität-Index und des WHO-5 Wohlbefindens-Index. Диагностика. 2007; 53:83–96. doi: 10.1026/0012-1924.53.2.83. [Перекрестная ссылка] [Академия Google] 55. Бертрамс А., Дикхойзер О. Messung dispositioneller Selbstkontroll Kapazität. Eine deutsche Adaptation der Kurzfassung der Self-Control Scale (SCS-K-D) Diagnostica. 2009; 55: 2–10. дои: 10.1026/0012-1924.55.1.2. [Перекрестная ссылка] [Академия Google] 56. Коэн Дж. Статистический анализ мощности для поведенческих наук. Эрлбаум Ассошиэйтс; Хиллсдейл, Мичиган, США: 1988. [Google Scholar]57. Хейс А.Ф. Введение в посредничество, модерацию и условный процесс. Анализ: подход, основанный на регрессии. 2-е изд. Гилфорд Пресс; Нью-Йорк, штат Нью-Йорк, США: 2018. [Google Scholar]58. Рукер Д.Д., Проповедник К.Дж., Тормала З.Л., Петти Р.Е. Анализ медиации в социальной психологии: современные практики и новые рекомендации. соц.Личный. Психол. Компас. 2011;5:359–371. doi: 10.1111/j.1751-9004.2011.00355.x. [CrossRef] [Google Scholar] 59. Причер К.Дж., Хейс А.Ф. Асимптотические стратегии и стратегии повторной выборки для оценки и сравнения косвенных эффектов в моделях с несколькими посредниками. Поведение Рез. Методы. 2008; 40: 879–891. doi: 10.3758/BRM.40.3.879. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 60. Мемон М.А., Чеа Дж.Х., Рамайя Т., Тинг Х., Чуа Ф. Вопросы анализа посредничества и рекомендации. Дж. Заявл. Структура Экв. Модель. 2018;2:2590–4221.[Google Академия] 61. Weilguny WM, Resch C., Samhaber E., Hartel B. Weißbuch Begabungs-und Exzellenzförderung. ОЗБФ; Зальцбург, Австрия: 2011. [Google Scholar]

Frontiers | Кризис развития первого года: происхождение культурного действия

«Отношение между ребенком и действительностью с самого начала есть общественное отношение. В его смысле новорожденный человек является в высшей степени социальным существом [sic]».

Л. С. Выготский

Введение

Под первым годом жизни следует понимать определенный период развития или особый психологический возраст, включающий стабильный период развития с определенными фазами и критический период.Этот период имеет свое содержание и структуру, совершенно отличные от содержания более поздних психологических возрастов. Психологический возраст не может определяться только хронологическими рамками, а должен анализироваться по проявлениям развития каждого ребенка с нормальным и аномальным развитием (Виготский, 1984).

Согласно концепции культурного развития, введенной Л. С. Выготским в психологию, психологическое развитие не может быть сведено ни к биологическому развитию, ни к физиологическим процессам, ни к неврологическому созреванию (Леонтьев, 2009; Лисина, 2009).Психологический возраст – это период онтогенетического развития, характеризующийся правильным проявлением активности и личности ребенка. Центральная и вспомогательная линии развития существуют в направляющей деятельности эпохи. Психологический возраст включает в себя специфическую руководящую деятельность, которая приводит к постепенному приобретению новых психологических образований (Эльконин, 1995). Новые психологические образования могут быть получены в результате постоянной совместной деятельности взрослого и ребенка. Такая совместная деятельность происходит в условиях конкретных социальных ситуаций развития.Новые психологические образования возникают в критический период и отражают кризис развития. Новые психологические образования — это качественные характеристики деятельности и личности ребенка, которые появляются в конце возраста и знаменуют собой критический период, как переход в следующий возрастной период (Выготский, 1984; Обухова, 2006). По Божовичу (1981, с. 130, 131), «новые психологические образования возникают как специфическая последовательность, характеризующая периоды центральной линии их онтогенетического развития.Мы полагаем, что изучение этой последовательности нового психологического образования в младенчестве еще не завершено.

В каждом случае психологического развития социальная ситуация развития может быть отрицательной или положительной по отношению к направляющей деятельности ребенка. Социальные ситуации развития можно понимать как действия взрослого, направленные на ребенка в каждый период развития. Эти действия могут быть благоприятными или неблагоприятными для управления деятельностью психологического возраста (Соловьева, Кинтанар, 2020).

Vigotsky (1984) писал, что проблема психологического возраста является центральной проблемой психологических исследований и психологической оценки. Задачей возрастной психологии является изучение содержания каждого психологического возраста в положительных и отрицательных социально-органических условиях развития.

Психологическое развитие начинается с возможности первоначального культурного общения взрослого и ребенка в своеобразной социальной ситуации развития.Согласно культурно-исторической перспективе в психологии взрослый является представителем культурного опыта, который должен перейти от него к ребенку (Обухова, 2006; Ильенков, 2009). Деятельность ребенка с самого начала не является индивидуальной деятельностью, а представляет собой акт коммуникативного сотрудничества со взрослым. Деятельность взрослого, направленная на ребенка, является своеобразным источником культурного развития ребенка.

Каждый психологический возраст можно изучать и оценивать с точки зрения социальных ситуаций развития, направляющей деятельности, новых психологических образований, центральных и дополнительных линий развития, кризиса возраста как моста к следующему периоду развития.В таблице 1 представлена ​​структура каждого психологического возраста.

Таблица 1. Структура психологического возраста.

Конкретное содержание психолого-нейропсихологической оценки стабильных и критических периодов развития является одной из существенных проблем психологии развития у детей с оптимальным и трудным развитием (Соловьева, Кинтанар, 2016).

Цель статьи — описать содержание кризиса первого года жизни как психологического феномена и предложить психологические и нейропсихологические показатели для качественной оценки хода психологического развития в конце первого года жизни.Основные понятия, введенные Выготским (1984) и его последователями (Леонтьев, 1984, 2003; Эльконин, 1980, 1995; Лисина, 2009), используются в качестве теоретического обоснования для уточнения наших представлений.

Содержание первой психологической эпохи

Пересмотрим структуру первого психологического возраста. Руководящая деятельность в этот период может быть понята как деятельность по общению взрослого с ребенком. Общение — это не естественное выражение индивидуальной жизни ребенка, а вид культурной деятельности, имеющий свои мотивы, цели, средства, результаты и операции (Лисина, 2009).Этот вид деятельности должен постепенно формироваться из внешнего уровня социального общения во внутренний уровень деятельности ребенка. Божович (1981) подчеркивает, что сознание младенца в начале первого года жизни представляет собой в основном эмоциональные компоненты, связанные с непосредственными взаимодействиями.

С чего начинается это общение, ведь очевидно, что ребенок рождается без какого-либо культурного общения и даже язык появится в результате развития в конце первого года жизни, в случаях возможного развития? Как можно превратить некоторые виды рассеянных непосредственных взаимодействий, связанных с эмоциями ребенка, в осмысленный процесс собственной культурной деятельности?

Культурная коммуникация начинается с ясного выражения коммуникативного замысла.Обычно это намерение можно заметить между концом первого месяца и третьим месяцем жизни ребенка. С пятимесячного возраста такое сложное общение с заметным выражением детской улыбки, обращенной к лицу взрослого, может закрепляться (Баженова и др., 2007).

Исходное намерение на общение, представленное в виде комплекса анимации, включает в себя четыре существенных элемента, которые можно выделить в ситуации общения взрослого и ребенка.Мы предлагаем оценивать эти элементы следующим образом:

1 Обмен взаимным зрительным контактом между взрослым и ребенком.

2 Общее неспецифическое телесное возбуждение и движения рук и ног ребенка по направлению к взрослому.

3 Улыбка ребенка в ответ на улыбку взрослого.

4 Неспецифическое голосовое выражение ребенка в ответ на действия и речь взрослого.

Все эти четыре элемента должны проявиться одновременно и в присутствии взрослого, вместе со всей ситуацией совместного общения со взрослым.Отдельные движения, такие как звуки или даже улыбка как реакция на физиологическое удовлетворение, не являются показателями анимационного комплекса. Наличие указанных компонентов анимационного комплекса можно выявить только в ситуации общения взрослого и ребенка, поэтому психологическую оценку в этом возрасте следует проводить только в присутствии близкого взрослого в ситуации близкого аффективного общения. На рис. 1 представлен наглядный пример такой ситуации.

Рис. 1. Комплекс оживления в первые месяцы жизни.

Все эти элементы соответствуют известному анимационному комплексу, введенному в литературу Лисиной (1986, 2009). Анимационный комплекс можно определить как показатель начала коммуникативной деятельности ребенка с должным намерением; это намерение становится осознанным к концу первого года жизни. Периоды продолжительности анимационного комплекса могут составлять несколько минут и выражены преимущественно между вторым и восьмым месяцами жизни ребенка.После этого исчезает анимационный комплекс, открывающий путь к смене средств общения взрослого и ребенка и характеризующийся включением предметов и первым проявлением слова или «автономной речи» по Выготскому (1982).

Понятие анимационного комплекса необходимо для идентификации начала коммуникативной деятельности как собственной деятельности ребенка (Лисина, 2009). При коммуникативном выражении ребенок превращается в субъекта собственно деятельности.Выготский писал, что новорожденный ребенок есть самое социальное существо и что весь процесс развития следует понимать как процесс «индивидуализации» детской психики. Такая позиция противоречит традиционному пониманию развития как процесса «социализации» (Piaget, 1976). Видными психологами прошлого века были предложены разные линии психологического развития: «индивидуализация» (Витготский) и «социализация» (Пиаже, 1976). Эти позиции можно обозначить как две общие парадигмы: парадигму культурно-исторического развития, основанную на собственно деятельности психологического субъекта, и парадигму конструктивизма, основанную на биологическом созревании как признаке естественной эволюции. ).

Коммуникативная деятельность — единственный вид деятельности, обеспечивающий положительное усвоение общекультурного опыта в течение первого года обучения. Отсутствие этой деятельности может иметь негативные последствия в психическом развитии, такие как отсутствие в критический период появления речи, отсутствие действий с предметами, отсутствие самостоятельных движений, направленных к цели.

Очень важно подчеркнуть, что общение никогда не начинается автоматически с ребенка, а является результатом усилий взрослого по обеспечению социального совместного общения.По Виготскому (1984), психологические функции ребенка изначально разделены между взрослым и ребенком. Вот почему функции ребенка с самого начала являются социальными и лишь позднее становятся индивидуальными.

Важно помнить, что нет коммуникативной деятельности ребенка без коммуникативной деятельности со взрослым. В то же время эта деятельность должна носить позитивный аффективный характер. Равнодушие взрослого вызывает равнодушие ребенка, а их негативное отношение вызывает негативную реакцию ребенка.

В табл. 2 показано содержание первого психологического возраста по общей возрастной структуре.

Таблица 2. Содержание первого психологического возраста.

Коммуникативная деятельность и ее мозговая организация на первом году жизни

Взрослый организует жизнь ребенка; взрослый решает, когда двигаться, нести, кормить, купать, спать, когда идти гулять или когда играть. Взрослый устанавливает цели общения ребенка, дает разные предметы, предлагает словесное определение предметов и ситуаций.Конформация функциональных отношений между союзами нервных механизмов может быть организована только в результате культурной деятельности, направленной на заранее установленные цели. Мозг человека является источником не психологических функций, а функционального уровня реализации культурной деятельности человека, которому соответствуют функциональные системы (Анохин, 1980) или функциональные органы в период активной жизни ребенка (Леонтьев, 2000). Функциональные системы человека являются результатом не только естественного созревания, но и культурной деятельности (Бернштейн, 2003; Мачинская, 2012), которая возникает как совместная деятельность под руководством взрослого.

Параметры структуры психологического возраста могут служить предложением качественной оценки психологического развития ребенка. Содержание направляющей деятельности может быть использовано для изучения и оценки мозговых механизмов, участвующих в этой деятельности.

Коммуникация как вид человеческой деятельности не может основываться только на одной изолированной «области» развития или только на одной зоне мозга или на одной нейронной сети (Gazzaniga, 1993; Bassett and Gazzaniga, 2011; Dehaene, 2015).Каждая культурная деятельность требует функциональной организации и участия всей центральной нервной системы, включающей три функциональных блока: блок общей активации мозга, блок обработки сенсорной внешней и внутренней информации и блок программирования и управления (Luria, 1969). Возрастная нейропсихология намерена обнаружить и проследить формирование таких «факторов» в разные периоды онтогенетического развития (Соловьева, Кинтанар, 2016). Первый период онтогенетического развития — это возраст совместного эмоционально-аффективного общения взрослого и ребенка (Соловьева и др., 2016).

В состав совместной коммуникативной деятельности входит социальная потребность, выраженная в конкретных мотивах: взрослый, организовавший общение ребенка. Средствами или операциями этого общения являются телесные движения, движения глаз, вокализация и мимика ребенка. Все эти средства требуют участия различных уровней иерархической организации мозга, включая корковые, подкорковые и корково-подкорковые отношения. В этом смысле бесполезно говорить об изолированных областях двигательного развития, развития личности и развития речи, поскольку общение включает в себя движения, выражения и вокализации.Отсутствие общения приводит к резкому застою в психическом развитии ребенка не только в первый год, но и в последующие периоды развития.

Коммуникативная деятельность взрослого и ребенка начинается с анимационного комплекса. Появление этого комплекса может служить показателем появления новой функциональной системы, включающей разнообразные механизмы системной и иерархической организации мозга, или, по теории Лурии (1973), три функциональных единицы.

Во-первых, анимационный комплекс требует общей неспецифической активации коры; общая активация включает в себя необходимые механизмы эмоциональной активации в виде аффективного влечения и вовлечения ребенка в процесс общения. В этой общей активации принимают участие все подкорковые структуры ствола мозга и лимбические цепи (Luria, 1973).

Во-вторых, анимационный комплекс включает в себя процессы восприятия всех модальностей: слуховой (голос взрослого), зрительной (лицо взрослого) и тактильной (нежное прикосновение взрослого).Такое восприятие гарантирует формирование сложных полимодальных образов и сохранение значимой информации. В этом восприятии принимают участие задние зоны коры головного мозга.

В-третьих, весь эмоциональный комплекс одушевления направлен на взрослого, являющегося мотивом данной коммуникативной деятельности. Движения глаз ребенка и контакт со взглядом взрослого — центральный механизм этого комплекса. В этом случае участвует блок программирования и регуляции движений, чтобы глаза ребенка могли более длительное время концентрироваться на лице взрослого.Лобные доли с зонами регуляции движений глаз, а также всего уровня программирования движений обеспечивают этот процесс. Существенное участие переднелобных (орбитальных) отделов обеспечивает связи с лимбическим контуром и таламической системой, что также обеспечивает связи передней коры со всеми задними зонами мозга и зонами обработки сенсорных модальностей (Безруких, Фарбер, 2000; Безруких и др. , 2009).

Этот пример показывает, что нет оснований говорить о каждой части мозга или о каждом когнитивном процессе изолированно, например, о двигательных реакциях, восприятии и речи, как если бы они были самостоятельными изолированными функциями (Глозман, 2009; Ахутина, Пилаева, 2012).Лурия (1973) высказал мнение, что было бы большой ошибкой думать, что каждая единица мозга работает отдельно для некоторых видов когнитивных функций, но общее участие всех единиц гарантирует сложную деятельность человека.

Действия аффективной коммуникации между взрослым и ребенком обеспечивают зрительный устойчивый контакт, направленный на культурную цель. Важным показателем этого устойчивого контакта является улыбка ребенка, направленная на улыбающееся лицо взрослого. Именно эту детскую улыбку заметил Выготский (1984) и подробно изучил его последователи (Лисина, 2009).

Функциональная организация мозга начинается вместе с оживлением комплекса в первые месяцы жизни ребенка. Отсутствие или позднее появление анимационного комплекса означает также отсутствие или позднее появление функциональной организации мозга.

Коммуникация позволяет гарантировать социальную потребность в новых переживаниях и впечатлениях, например, в обмене контактами с другими. Согласно Томаселло (2013), эту необходимость следует признать основной потребностью человека. Эта социальная необходимость является основным отличием развития человеческого ребенка от высших обезьян, как это было показано в различных экспериментах (Tomasello, 2013).Томаселло (2013) предлагает называть эту необходимость эмпатией. Мы согласны и считаем, что эмпатия является результатом ранней и правильной организации взрослой детской системы общения, начиная с комплекса анимации.

Четыре элемента содержания комплекса анимации могут быть явно связаны с элементами функциональной организации мозга. В таблице 3 представлена ​​связь между элементами комплекса анимации (Лисина, 2009) и функциональными единицами мозга согласно концепции Луриа (1973).

Таблица 3. Анимационный комплекс и блоки мозга.

По табл. 3 можно оценить широкое участие центральной нервной системы в анимационном комплексе. Очень важно, чтобы все эти мозговые механизмы работали одновременно, а не как изолированные процессы. Эти функциональные компоненты мозга, поддерживая анимационный комплекс, дают начало блоку устойчивой общей активации мозга, блоку сенсорного восприятия, блоку программирования и управления.Выход из строя любого из этих элементов может привести к дезорганизации всей функциональной системы позитивно-аффективного общения со взрослым с различными возможностями негативных последствий для настоящего и будущего психологического развития.

В то же время эти четыре элемента анимационного комплекса могут служить индикаторами проявления направленной деятельности ребенка. Их можно назвать как индикаторами психологического развития, так и первым проявлением конформации функциональной системы коммуникативного действия с нейропсихологической точки зрения.Комплекс анимации является положительным показателем первого коммуникативного действия и первой функциональной системы с ее четкими мозговыми механизмами.

Эти показатели зависят только от действий и отношения взрослого к ребенку; позже ребенок проявляет все большую инициативу и направляет свои установки и коммуникативные действия на других людей и предметы. Активность положительного аффективного общения вызовет в дальнейшем важные изменения в познавательной и аффективной «картине мира» ребенка (Леонтьев, 1984).

Зона ближайшего развития превратится в зону актуального развития целей и выражений общения. В конце первого года ребенок будет осознавать свои коммуникативные цели. В этом случае у ребенка были бы согласованные коммуникативные действия, направленные на осознанные цели аффективного общения: достать, показать, поделиться, обладать и т. д. Коммуникативная деятельность ляжет в основу следующей руководящей деятельности: действий с предметами культуры.

Две фазы развития коммуникативной деятельности на первом курсе

Психологическое развитие ребенка в течение первого года претерпевает изменения; постепенно «появляются первые сенсорные обобщения, ребенок начинает пользоваться элементами слов и предметов» (Божович, 1981, с. 132). Центральная линия психологического развития аффективных представлений начинает сопровождаться вспомогательной линией практического использования предметов. Попробуем понять, как это происходит.

По мнению Лисиной (2009), коммуникативная деятельность ребенка обладает следующими чертами, характерными для этого периода развития:

1 Эмоциональное внимание и интерес ко всем действиям взрослого.

2 Эмоциональная реакция на каждый контакт и действие взрослого по отношению к ребенку.

3 Инициатива ребенка следовать и вовлекать в общение взрослого.

4 Чувствительность ребенка к положительному отношению взрослого, которое он проявляет к другим лицам, предметам и ребенку.

Детальный анализ этих особенностей коммуникативной деятельности ребенка первого года жизни позволяет установить две различные фазы. Постепенно ребенок начинает обращать внимание не только на лицо взрослого, но и на предметы и игрушки, которые взрослый использует и показывает ребенку, и называет в устной речи. Отсутствие и наличие культурных объектов с культурным смыслом и возможность их использования в понятных практических ситуациях определяет различие между фазами развития коммуникации.По Лисиной (1986), можно выделить две фазы развития общения ребенка и взрослого.

Первую фазу психологического развития в раннем возрасте можно охарактеризовать как «общение в личных ситуациях». Первым показателем этой деятельности является комплекс оживления, основанный на обмене зрительным контактом и длительном контакте взрослого и ребенка, обмене улыбками с вокализацией, общем двигательном возбуждении ребенка на появление и коммуникативные действия взрослого.Такое общение является первой направляющей деятельностью культурного развития ребенка. В случаях положительной социальной ситуации развития, когда взрослый в состоянии обеспечить и начать это общение, оно начинается в конце первого-второго месяца жизни ребенка. Позитивная социальная ситуация развития предполагает постоянные коммуникативные действия взрослого по отношению к ребенку. Общение взрослого всегда вербально-эмоционально-экспрессивное, тогда как общение ребенка только эмоционально-экспрессивно.Все движения ребенка входят в содержание этого личного аффективного невербального общения со взрослым. В рамках этой деятельности взрослый представляет и пытается положить в руки ребенка различные привлекательные предметы и игрушки. Предметы интересны ребенку не сами по себе , а только как предметы, которыми владеет взрослый.

Культурный предмет и возможность касания и перемещения предметов открывает новые качественные возможности для развития ребенка.

Вторая фаза первого года жизни протекает как «практическое общение», организованное между взрослым и ребенком. В этот период ребенок уже может самостоятельно сидеть и может начать самостоятельно исследовать предметы и манипулировать ими. Ребенок начинает увлекаться появлением новых предметов и начинает манипулировать ими. Создается даже впечатление, что ребенок «одержим» предметами (Лисина, 2009). Ребенку нужна постоянная помощь и участие взрослого, чтобы знать, что делать с разными предметами.Ребёнку также нужен взрослый, чтобы поделиться аффективным общением и подтверждением собственного практического намерения. Аффективное общение остается руководящей деятельностью эпохи, но в эту деятельность уже вводились новые средства. Эти средства являются культурными объектами, предлагаемыми и используемыми взрослыми и адресованными ребенку. Практическая инициатива и направленность взрослого является необходимым условием дальнейшего психологического развития каждого ребенка в человеческом обществе.

Аффективное общение в практических ситуациях предполагает различные социальные ситуации для сотрудничества.Каждый взрослый должен сознавать необходимость постоянных полезных предложений совместных действий с ребенком. Подходящими ситуациями для этих совместных действий могут быть следующие: прогулка, выбор и переодевание, любование цветами и животными, пользование ложкой, игра с игрушкой. Время, которое взрослый проводит с ребенком, должно быть направлено на цели позитивного эмоционального общения и инициативы по констатации практического использования предметов культуры повседневной жизни.Необходимо отметить, что первые манипуляции с предметами начинаются раньше, чем ребенок начинает говорить и раньше, чем ребенок начинает ходить, так что манипуляции с предметами культуры являются второй линией развития ребенка, после линии совместного аффективного общения. Выготский (1982) был прав, когда писал, что эмоции — это альфа и омега всего процесса развития.

Объекты культуры – это не просто физические объекты, имеющие размеры и размеры. Каждый объект культуры является продуктом истории человечества и постоянного производства и использования объектов (Обухова, 2019).Социальная ситуация развития первого года жизни должна состоять из действий взрослого, обеспечивающих как аффективную, так и практическую вовлеченность ребенка в совместную реализацию коммуникативных и простых практических действий. Изменение этой ситуации развития приводит к застою в развитии ребенка в виде отсутствия активности, направленной к цели.

Все формы детской инициативы должны быть одобрены взрослыми. Социальная инициатива и позитивное одобрение являются основой социальных мотивов деятельности и основой мотива совместной деятельности и взаимопомощи (Томаселло и др., 2005). Tomasello (2013) утверждает, что высшие обезьяны не стремятся помогать друг другу или другому участнику действия, в то время как 9-месячные дети с положительным развитием проявляют мотивацию к помощи и сотрудничеству. Согласно теории деятельности, мотивы деятельности возникают как ранее установленные и как общие цели одной и той же деятельности (Леонтьев, 1984).

В случае коммуникативной деятельности мотивы общения могут выступать как заранее установленные цели общения.Например, взрослый может направить внимание ребенка на интересный объект, например на луну в небе. В этом случае луна является целью общения взрослого с ребенком. Позже ребенок искал луну на небе и показывал ее взрослому. В данном случае луна была мотивом общения ребенка.

Чтобы обеспечить осмысленное отношение ребенка к предметам культурного мира, взрослый должен привнести смысл во все совместные действия.Цели этих действий превратятся в осознанные намерения и осознанные цели общения ребенка.

Содержание сознания ребенка к концу первого года жизни будет включать собственные цели позитивного общения. Кризис первого года жизни начинается, когда ребенок бессознательно начинает хотеть пользоваться и владеть самостоятельно все новыми и новыми интересными предметами. Ребенок даже начинает проявлять неприятие помощи взрослого.

Содержание кризиса первого года

Кризис развития в конце первого года обучения является результатом всего процесса развития коммуникативной деятельности в двух его фазах.Этот кризис служит показателем положительных качественных изменений в деятельности и личности ребенка. Кризис выражается стремлением ребенка к самостоятельной локомоции, артикуляции первых слов, совершению действий с культурными предметами и игрушками. Этот последний пункт является центральным новым психологическим образованием первого возраста развития. Если проявления локомоции и артикуляции хорошо известны в психологии, то выявлению и стимулированию развития действий с предметами посвящено очень мало исследований (Соловьева и др., 2018, 2020).

Основная особенность содержания кризиса состоит в том, что ребенок начинает пользоваться предметами согласно их культурной функции и начинает делать это хорошо и самостоятельно.

Это основное новообразование первого психологического возраста и выражение кризиса первого года. При этом социальная ситуация развития никогда не должна пониматься как естественный контекст развития, как это утверждается в большинстве публикаций. Мы предлагаем технически понимать социальную ситуацию развития как действия взрослого по отношению к ребенку в каждый период развития.

Использование предметов в культуре следует отличать от простого манипулирования и исследования предметов и игрушек. Манипуляции могут выполняться каждой рукой отдельно, ребенок может перемещать предмет без вокализации или без присутствия и эмоциональной поддержки взрослого; отсутствуют признаки правильных действий с предметом, так как ребенок может взять его в рот, уронить предмет, просто потрогать без использования и т.д. В случае появления собственно культурных мероприятий основные дифференциальные признаки следующие:

1 Движения глаз и концентрация взгляда на предмете.

2 Использование обеих рук в скоординированных движениях для выполнения правильных действий с предметом.

3 Намерение артикуляции слов для этого объекта или действия.

4 Совместное использование со взрослым или направление действия с предметом по отношению к взрослому с надеждой на одобрение или согласие взрослого.

Отличие манипулирования от действий с предметами культуры, направленных на установленную цель, имеет существенное значение для правильной организации развития ребенка в период кризиса первого года жизни.Каждый взрослый должен дать возможность ребенку пользоваться разнообразными культурными объектами с помощью, ориентировкой и устным объяснением предметов, действий и ситуаций. Взрослый продолжает быть представителем культурного опыта и должен делиться этим опытом с ребенком. На рис. 2 показана манипуляция, а на рис. 3 представлен пример первого культурного действия в жизни ребенка.

Рисунок 2. Манипуляции с игрушкой (см. сноску 1 к тексту).

Рис. 3. Действие с объектом (см. сноску 1 к тексту).

На основании такого утверждения мы можем подтвердить, что ребенок принимает участие в акте культурного общения. Согласно Эко (2005), акт культурной коммуникации начинается, когда участник может распознать объект своей коммуникации. Мы полагаем, что такая позиция может быть полезна для понимания не только антропологических и семиотических ситуаций, но и начала общения на ранних стадиях развития.В случае культурного развития взрослый вместе называет предмет ребенку, показывая при этом правильное действие с предметом. В дальнейшем ребенок может узнавать предмет вместе со словесным названием и соответствующим действием. С каждым действием ребенка знакомит взрослый, но ребенок должен активно выполнять действие с помощью взрослого. По Леонтьеву (2009), развитие ребенка есть приобретение человеческих действий, как части культурной истории человечества.

По табл. 4 можно заметить, что социальная ситуация развития может способствовать, но может и препятствовать психологическому развитию ребенка.Недостаточно быть с ребенком, необходимо еще и действовать, чтобы обеспечить благоприятное психологическое развитие. Оценка социальной ситуации развития может быть полезной для разработки рекомендаций для родителей и учреждений по преодолению возможных трудностей развития (Соловьева, Квинтанар, 2020). С кризисом первого года начинается следующий психологический период, в котором возникает системная структура сознания; это происходит, когда значение исторических и культурных объектов становится значением для ребенка (Выготский, 1984).В табл. 4 представлено психологическое содержание кризиса первого года жизни.

Таблица 4. Содержание кризиса первого года.

Обсуждение и заключение

Психологическая и нейропсихологическая литература обычно представляет психологическое развитие как синоним физического или физиологического созревания, в то время как психологическая оценка развития ребенка обычно сводится к оценке движений, поз и рефлексов как прогрессивных автоматических изменений в течение первого года жизни (Gesell and Amatruda, 1980). ; Катона, 1988; Войта, 2005; Бейли, 2015).В некоторых предложениях по оценке умственное развитие сводится к естественному прогрессу психомоторики (Bayley, 2015). Нередко различные нарушения развития понимаются лишь как результат поражения головного мозга или дефицита созревания, т. е. выставляются как собственно внутренние трудности ребенка, а не как результат отсутствия совместной деятельности взрослого и ребенка (Pelayo et al. др., 2016).

Выготский (1984) и его последователи (Леонтьев, 2000, 2003, 2009) предложили другой способ мышления.Ребенок с трудностями или без них всегда социален и всегда является членом социальной общности. В то же время психология в очень редких случаях изучает, что на самом деле делает это сообщество с ребенком и как оно обеспечивает психологическое развитие. В этом пункте наша позиция, как и позиция последователей Выготского, радикальна: действия взрослого по отношению к ребенку являются источником психологического развития, но также и источником застоя ребенка. Срок взаимодействия недостаточен для понимания причин развития.Социальные взаимодействия повсюду в обществе. Наоборот, термин активность — это точный термин для обозначения того, что делает взрослый и что делает ребенок. Взаимодействие — это общее слово, а деятельность — точный конкретный термин, полезный для психологических исследований.

Некоторые недавние исследования показали важность развития действий с культурными объектами в следующем психологическом возрасте. Во многих случаях нарушения речи связаны с отсутствием разнообразия собственно культурных действий с предметами.В то же время постепенное введение и развитие возможности использования предметов и игрушек служат основой для положительного появления вербального выражения и понимания у детей с нарушениями развития (Borges, 2020; Borges et al., 2020a,b). Такая важность помогает нам оригинально рассматривать возможности воздействия и коррекции развития в случаях затруднений или рисков.

Концепция социальной ситуации развития, предложенная Виготским (1984), помогает нам понять руководящую роль организованной деятельности и ориентации на общение и манипулирование в течение первого года жизни.В последующие периоды развития методологическая связь оценки и коррекции трудностей должна учитывать социальную ситуацию развития (Соловьева, Кинтанар, 2020). Организация психологического развития всегда должна вести к психологическому развитию (Соловьева, Кинтанар, 2014, 2015; Веракса, Шеридан, 2018).

В статье представлено содержание первого кризиса как результата постепенного психологического развития в течение первого психологического возраста.Кризис первого года включает в себя появление первых слов или намерений на произношение слов, которые следует понимать иначе, чем исходное коммуникативное намерение, проявляющееся в анимационном комплексе первых трех месяцев. С точки зрения Божовича (1981, стр. 132), центральным новым психологическим образованием первого года обучения являются «аффективные представления» или «мотивированные представления». Мы можем назвать это аффективной и мотивированной репрезентацией намерения к общению.Еще одним элементом содержания первого года жизни является стремление к самостоятельному движению (ходьбе) к предметам, в том числе и к взрослому. Третьим и центральным элементом кризиса является появление культурного действия с предметами (ложка как прототип). Действия ребенка еще не точны, но намерение их действия очень ясно. Весь комплекс собственных намерений на слова, ходьбу и действия с предметами можно принять за главную самостоятельность ребенка. Ребенок выражает неосознанную необходимость использования предметов культуры самостоятельно.При этом коммуникативные цели ребенка осознаны, он может уже просить посторонней помощи и выражать свою потребность жестами, движениями, мимикой и, что немаловажно, собственными самостоятельными словами, которые могут иметь автономную фонетическую структуру. и автономное значение (Выготский, 1982, 1984).

В период кризиса ребенок готов к изменению социальной ситуации развития и руководящей деятельности через овладение собственно культурными действиями с должным культурным смыслом, опосредованным устной речью как «психологическим средством в превосходстве» (Выготский, 1982). ).Понимание содержания первого психологического возраста и показателей кризиса послужит основой для правильной клинико-психологической оценки и организации коррекционных мероприятий. Содержание новых психологических образований, их раннее или позднее появление в каждом психологическом возрасте должно стать предметом глубоких психологических и нейропсихологических исследований. «Вероятно, в ближайшем будущем нейропсихологическое исследование корковых функций у новорожденного ребенка [детей] и в раннем возрасте позволит не только уточнять отклонения, но и знать, как устранить их в соответствующее время и как обеспечить индивидуальные программы. для оптимального развития ребенка» (Скворцов, 1995, с.93).

Заявление о доступности данных

Оригинальные вклады, представленные в исследовании, включены в статью/дополнительный материал, дальнейшие запросы можно направлять соответствующему автору.

Заявление об этике

Письменное информированное согласие было получено от законного опекуна/ближайших родственников несовершеннолетнего (несовершеннолетних) на публикацию любых потенциально идентифицируемых изображений или данных, включенных в эту статью.

Вклад авторов

Статья является результатом исследований и практики автора, посвященных психологии развития в соответствии с культурно-исторической концепцией развития ребенка.Оба автора внесли свой вклад в статью и одобрили представленную версию.

Конфликт интересов

Авторы заявляют, что исследование проводилось при отсутствии каких-либо коммерческих или финансовых отношений, которые могли бы быть истолкованы как потенциальный конфликт интересов.

Примечание издателя

Все претензии, изложенные в этой статье, принадлежат исключительно авторам и не обязательно представляют претензии их дочерних организаций или издателя, редакторов и рецензентов.Любой продукт, который может быть оценен в этой статье, или претензии, которые могут быть сделаны его производителем, не гарантируются и не поддерживаются издателем.

Сноски

Каталожные номера

Ахутина Т.В., Пилаева Н.М. (2012). Преодоление неспособности к обучению. Выготско-лурианский подход. Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Издательство Кембриджского университета.

Академия Google

Анохин П.К. (1980). Problemas Clave De La Teoría Del Sistema Functional. Москва: Науч.

Академия Google

Бейли, Н. (2015). Испанская адаптация шкал Бейли для развития младенцев и детей младшего возраста , 3-е изд. Мадрид: Pearson Education SA

Академия Google

Баженова В., Строганова А., Дуссард-Рузвельт А., Посикера А. и Поргес В. (2007). Физиологические реакции 5-месячных младенцев на улыбающиеся и пустые лица. Междунар. Дж. Психофизиол. 63, 64–76. doi: 10.1016/j.ijpsycho.2006.08.008

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Бернштейн, Н. (2003). Búsquedas Actuales En La Fisiología Del Proceso Nervioso. Москва: Смысл.

Академия Google

Безруких М. и Фарбер Д. (2000). Физиология развития ребенка: теоретические и прикладные аспекты. Москва: Российская академия образования.

Академия Google

Безруких М., Мачинская Р. и Фарбер Д. (2009).Структурно-функциональная организация развивающегося мозга и формирование когнитивных функций в онтогенезе ребенка. Гул. Физиол. 35:658. дои: 10.1134/s036211970

24

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Борхес, К. (2020). Análisis De Las Acciones Objetales Y Simbólicas En Situaciones De Juego Libre Y Acompañado. Tesis Para Obtener El Grado De Maestría En Diagnóstico Y Rehabilitación Neuropsicológica. Мексика: Автономный университет Пуэблы.

Академия Google

Борхес К., Соловьева Ю. и Кинтанар Л. (2020a). Efectos дель juego де роли sobre ла Interiorización де acciones objetales у simbólicas en preescolares. Куад. Испаноам. Псикол. 20, 1–15. doi: 10.18270/chps..v2020i1.3308

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Борхес К., Соловьева Ю. и Кинтанар Л. (2020b). Valoración де acciones objetales у simbólicasen niños preescolares мошенник Problemas ан эль desarrollo. Ред. Psicol. Cиенц. Комп. Единая акад. Cиенц. Jurídicas Soc. 11, 81–98. doi: 10.29059/rpcc.20201215-118

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Божович Л.И. (1981). «Периоды формирования личности в онтогенезе», Учебник по возрастной и педагогической психологии , под ред. И.И. Ильясова и В.Ю. Лиаудиса (Москва: МГУ), 129–138.

Академия Google

Дехане, С. (2015). La Conciencia En El Cerebro. Буэнос-Айрес: редакторы Siglo XXI.

Академия Google

Эко, У. (2005). Tratado De Semiótica General. Мексика: Дебольсильо.

Академия Google

Эльконин Д. (1980). Психология Juego. Мадрид: Пабло дель Рио.

Академия Google

Эльконин Д.Б. (1995). Психологическое развитие в младенчестве. Москва: Академия педагогических и социальных наук.

Академия Google

Газзанига, М.С. (1993). Эль Церебро Социальное. Мадрид: Редакция Alianza.

Академия Google

Гезелль, А., и Аматруда, К. (1980). Diagnostico Del Desarrollo Нормальный Y Ненормальный Del Niño. Буэнос-Айрес: Пайдос.

Академия Google

Глозман, Дж. М. (2009). Нейропсихология младенчества. Москва: Академия.

Академия Google

Ильенков, Э. (2009). Школа должна научить думать. Москва: Московский психолого-социологический институт.

Академия Google

Катона, Ф. (1988). «Клиническая неврология развития и нейроабилитация при вторичной профилактике пре- и перинатальных повреждений головного мозга», в Early Identification Of Infants With Developmental Disabilities , eds PM Vietze and HH Vaughan (Philadelphia, PA: Grune & Stratton), 121– 144.

Академия Google

Леонтьев А. Н. (1984). Actividad, Conciencia, Personalidad. Мексика: Картаго.

Академия Google

Леонтьев А.Н. (2000). Лекции по общей психологии. Москва: Смысл.

Академия Google

Леонтьев А. Н. (2003). Формирование психологии деятельности. Москва: Смысл.

Академия Google

Леонтьев А. Н. (2009). Психологические основы развития ребенка и учебно-учебной деятельности. Москва: Смысл.

Академия Google

Лисина М.И. (1986). Проблемы онтогенеза общения. Москва: МГУ.

Академия Google

Лисина М.И. (2009). Формирование личности ребенка в общении. Москва: ПИТЕР.

Академия Google

Лурия, А. Р. (1969). Высшие корковые функции человека. Москва: МГУ.

Академия Google

Лурия, А. Р. (1973). Основы нейропсихологии. Москва: МГУ.

Академия Google

Машинская, Р.(2012). Зачем психологу «Социальный мозг»? Культ. История Психол. 8, 103–109.

Академия Google

Обухова Л. Ф. (2006). Психология Del Desarrollo Por Edades. Москва: Высшее образование.

Академия Google

Обухова Л. Ф. (2019). «П.Я. Гальперин и Дж. Пиаже», в La Metodología Formativa En La Psicología Histórico Cultural , редакторы Ю. Соловьева и Л. Кинтанар (Мадрид: GIUNTI-EOS), 75–90.

Академия Google

Пелайо, Х., Соловьева Ю., Кинтанар Л., Меза В. и Арсе Р. (2016). Предложение по психомоторному развитию новорожденных с малой массой тела по А.Р. Концепция Лурии. Психология. Россия 9, 152–162. doi: 10.11621/pir.2016.0412

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Пиаже, Дж. (1976). Речь и мышление младенца. Исследование логики младенца. Буэнос-Айрес: Гуадалупе.

Академия Google

Скворцов И. А. (1995). Детство нервной системы. Москва: Академия.

Академия Google

Соловьева Ю., Гарсия М., Абундис С. и Кинтанар Л. (2020). Caracterización де лас acciones objetales у ла producción словесный ан ла edad preescolar Menor. Псикол. Студия 25:e45979. doi: 10.4025/psicolestud.v25i0.45979

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Соловьева Ю., Гарсия М., Кинтанар Л. и Абундис С. (2018). Valoración де ла actividad objetal en una nuestra de niños mexicanos де 13 52 месяцев. Ред. Psicol. Cиенц. Комп. Единая акад. Cиенц. Jurídicas Soc. 9, 80–94. doi: 10.29365/rpcc.20181207-72

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Соловьева Ю. и Кинтанар Л. (2014). «Principios y objetivos para la corrección y el desarrollo en la neuropsycología infantil», in Prevención Y Evaluación En Psicología , eds H. Patiño and V. López (Mexico: Manual Moderno), 61–74.

Академия Google

Соловьева Ю. и Кинтанар Л.(2015). Качественный синдромный анализ по нейропсихологической оценке у дошкольников с синдромом дефицита внимания с гиперактивностью. Психология. Россия 8, 1–12. doi: 10.11621/pir.2015.0309

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Соловьева Ю. и Кинтанар Л. (2016). «Анализ синдрома в случаях проблем десарролло и апрендизэ: siguiendo a A.R. Лурия», в «От нейронауки до нейропсихологии: исследование человеческого мозга» , Vol. II, ред. Д.Ф. Да Силва, Дж. Х. Авила, Х. Гойс, Х. Леонель, Н. Феррейра, Ю. Соловьева и др. (Барранкилья, COL: Corporación Universitaria Reformada), 387–414.

Академия Google

Соловьева Ю. и Кинтанар Л. (2019). Методология Formativa En La Psicología Histórico Cultural. Мадрид: GIUNTI-EOS.

Академия Google

Соловьева Ю. и Кинтанар Л. (2020). «Концепция социальной ситуации развития Виготского для оценки развития», в Актуальных проблемах культурно-исторической психологии , под редакцией Т.Сизикова, Н. Попова, О. Дураченко (Новосибирск: Новосибирский государственный университет), 91–105.

Академия Google

Соловьева Ю., Пелайо Х. и Кинтанар Л. (2016). «Neuropsicologia de la temprana infancia», в De Las Neurociencias A La Neuropsicologia: El Estudio Del Cerebro Humano , Vol. I, ред. Д. Ф. Да Силва, Дж. Х. Авила, Х. Гойс, Дж. Леонель, Н. Феррейра, Ю. Соловьева и др. (Барранкилья, COL: Corporación Universitaria Reformada), 415–444.

Академия Google

Томаселло, М., Карпентер М., Колл Дж., Бене Т. и Молл Х. (2005). Понимание и разделение намерений: истоки культурного познания. Поведение. наук о мозге. 28, 675–735. doi: 10.1017/s0140525x05000129

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Веракса, Н., и Шеридан, С. (2018). Теория Выготского в дошкольном образовании и исследованиях. Лондон: Рутледж, Тейлор и Фрэнсис. дои: 10.4324/9781315098203

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Выготский Л.С. (1982). Избранные сочинения , Vol. 2. Москва: Педагогика.

Академия Google

Выготский Л.С. (1984). Избранные сочинения , Vol. 4. Москва: Педагогика.

Академия Google

Войта, В. (2005). Мозговые мозговые изменения. Diagnostico y Tratamiento , 2-е изд. Мадрид: Мората.

Академия Google

Кризисное консультирование — IResearchNet

Существует множество определений того, что представляет собой кризис, достаточных для того, чтобы привести человека на консультацию.Ричард К. Джеймс и Берл Э. Гиллиланд определили кризис как восприятие события или ситуации как невыносимой и выходящей за рамки имеющихся у человека ресурсов и механизмов выживания. Если человек не получит облегчения, кризис может вызвать серьезные аффективные, когнитивные и поведенческие нарушения. Кризис одновременно универсален и идиосинкразичен. Независимо от того, насколько человек устойчив, если продолжительность и интенсивность кризиса достаточно серьезны, никто не застрахован от разрушения.Кризис также уникален, потому что то, что один человек может успешно преодолеть, другой не может, даже если обстоятельства практически одинаковы.

У большинства людей кризисы ограничены во времени и длятся от 6 до 8 недель. По истечении этого времени люди должны восстановить чувство равновесия. Однако это не означает, что последствия кризиса устранены. Это просто означает, что люди должны восстанавливать способность функционировать изо дня в день. Если разрешение кризиса не будет продолжено или ему будут препятствовать, проблемы, вытекающие из кризиса, могут стать повсеместными.Проблемы перейдут из острого состояния в хроническое, при котором человек постоянно рискует вернуться в непрерывный цикл кризиса. Если это произойдет, человек окажется в транскризисном состоянии.

История кризисного консультирования

Только за последние 60 лет кризисное вмешательство превратилось в самостоятельную область с конкретными теориями и методами. Новаторская работа Эриха Линдеманна с выжившими после пожара в Кокосовой роще Бостона в 1942 году и продолжение этой работы Джеральда Каплана составляют большую часть основы для кризисного вмешательства.Два исторических события 1970-х годов отмечают рождение и эволюцию кризисного вмешательства как клинической специальности. Первой была война во Вьетнаме и тяжелая психологическая травма, которую вынесли из нее ветераны. Вторым было женское движение, разоблачавшее насилие в семье во многих его формах. Стало ясно, что никто не застрахован от тяжелых эмоциональных переживаний и психологического дисбаланса, которые могут возникнуть в результате воздействия травмирующих событий.

Существует множество факторов, влияющих на рост кризисного вмешательства как клинической специализации.

  1. Самоубийство . Возможность иметь дело с суицидальными клиентами существует всегда и распространена во всех возрастных и расовых/этнических группах. Возникшее в результате раннее исследование Эдвина Шнейдмана о причинах самоубийств и методах вмешательства при суициде стало одним из зародышей, из которых выросло плодородное поле кризисного вмешательства.
  2. Кризисные линии . Появление телефонных кризисов и горячих линий, а в последнее время и Интернета, сделало услуги по охране психического здоровья доступными для огромного числа людей, которые в противном случае не смогли бы или не захотели воспользоваться услугами по охране психического здоровья.Простота доступа, постоянная доступность, отсутствие затрат и анонимность звонящего сделали кризисную линию наиболее часто используемой формой кризисного вмешательства в мире.
  3. Межличностное насилие . Открытие того, что неучтенных или заниженных случаев межличностного насилия происходит больше, чем считалось ранее, привлекло внимание консультантов к этой большой группе людей, находящихся в кризисе. Межличностное насилие имеет далеко идущие последствия для выживших, которые происходят задолго до самого исходного инцидента и формируют основу для того, что можно назвать транскризисными состояниями.
  4. Злоупотребление психоактивными веществами и наркомания . Рост злоупотребления психоактивными веществами и шведский стол как рецептурных, так и запрещенных наркотиков являются благодатной почвой для личного, межличностного и общественного кризиса.
  5. Посттравматическое стрессовое расстройство . За последние четыре десятилетия посттравматическое стрессовое расстройство (ПТСР) стало считаться серьезной проблемой психического здоровья. В мире, где стихийные бедствия и антропогенные травмирующие события происходят ежедневно, консультанты осознали, что эти события оставляют за собой длинный и широкий след остаточного стресса.
  6. Психически больные на улицах . С появлением психотропных препаратов в 1960-х годах считалось, что в мире психических заболеваний произошел важный поворотный момент. Считалось, что антипсихотические препараты позволят заменить крупные частные государственные психиатрические больницы общественными психиатрическими клиниками и домами на полпути с менее строгими ограничениями. К сожалению, этого не произошло. Негативные побочные эффекты антипсихотических препаратов и отсутствие надлежащего наблюдения заставляют хронически психически больных прекращать прием лекарств.Психотические симптомы быстро проявляются и усугубляются, когда люди употребляют алкоголь или запрещенные наркотики. У этих клиентов с «двойным диагнозом» могут быть очень серьезные и жестокие психотические разрывы с реальностью. Они также могут стать значительной частью бездомного населения. В результате полицейские управления стали невольными участниками общественного бизнеса по охране психического здоровья, поскольку они пытаются сдерживать этих психически больных людей. Действительно, одна из самых больших групп профессионально подготовленных специалистов по кризисному вмешательству — это специально обученные полицейские, работающие в составе групп кризисного вмешательства.

Теории кризисного вмешательства

Теория кризисного вмешательства находится в зачаточном состоянии. До сих пор упор делался на помощь людям в восстановлении после кризисных ситуаций, а не на развитии теории. Однако ряд экспертов в этой области осознали этот недостаток и начинают строить теоретические модели для понимания кризисного вмешательства. Их исследования сосредоточены на включении и использовании контекстуальных вопросов, влияющих на реакцию людей в кризисных ситуациях. Эти исследователи объединяют идеи из системных, адаптационных, межличностных и экологических подходов, чтобы понять кризисное вмешательство.

Теория кризиса систем основана на взаимосвязях между людьми и событиями и на том, как они взаимно взаимодействуют друг с другом, когда возникает кризис. Кризис зависимости, его усугубляющее воздействие на семью наркомана и благоприятная тактика семьи, позволяющая удерживать систему в дезадаптивном гомеостазе, — классический пример теории систем в действии. Кризисное вмешательство обычно означает разрушение и разрушение старой системы путем непосредственного противостояния поведению, поддерживающему ее.

Теория адаптации исходит из того, что кризис поддерживается неадекватным поведением. Точно так же, как неадаптивное поведение усваивается, оно может быть забыто, и его могут заменить новые, более конструктивные модели поведения, которые в большей степени подкрепляют человека. Избитая жена, которая, в конце концов, бросает оскорбительные отношения и уходит в приют, получает образование и становится финансово и эмоционально независимой от своего жестокого и контролирующего супруга, является примером теории адаптации в действии.

Теория межличностных отношений основана на вере в то, что пока люди верят, что их референт самооценки находится в других, они не могут избежать кризиса. Устанавливая или восстанавливая локус самооценки внутри себя, люди могут получить или восстановить контроль над своей жизнью и предпринять соответствующие действия для преодоления кризиса. Убитые горем родители мертвого ребенка, осуждающие Бога или врачей, остаются застрявшими в своем горе и не могут мобилизовать свои собственные внутриличностные ресурсы для преодоления травматического события.Восстановление личного контроля — одна из главных осей, на которых вращается кризисное вмешательство.

Экологическая теория выходит за пределы закрытых систем, таких как семья, школа или место работы, и проникает в окружающую среду в целом. Модель человеческого развития Ури Бронфенбреннера является краеугольным камнем этого влияния. Экологическая теория имеет дело с многогранным воздействием крупномасштабных природных и техногенных катастроф, таких как ураганы, землетрясения, взрывы и аварии на ядерных реакторах, а также последствиями этих событий не только для самих людей, но и для окружающей среды. .Экологическая теория призывает к кризисному вмешательству в массовом масштабе множеством способов, направленных на удовлетворение психологических и физических потребностей выживших, а также на восстановление самой окружающей среды.

Типологии кризисов

Кризисы можно разделить на четыре типа. Хотя они пересекаются, каждый из них имеет уникальные характеристики, отличающие его от других. Понимание этих характеристик может расширить возможности консультантов по оказанию надлежащего вмешательства.

Кризисы развития возникают, когда события нормального потока и течения человеческого роста нарушаются резким сдвигом, который вызывает ненормальную реакцию. Окончание колледжа, женитьба, первый ребенок, смена работы или выход на пенсию — все это ключевые ориентиры развития, которые требуют кардинальных изменений в том, как человек действует, и могут вызвать кризисное событие. Культурные различия могут играть большую роль в том, рассматриваются ли эти проблемы развития как кризисы или нет.

Ситуационные кризисы возникают, когда происходит необычное событие, которое человек не может предсказать или контролировать.Автомобильные аварии, изнасилования, стрельба, внезапные болезни, неожиданная смерть ребенка или супруга, потеря работы и развод — все это примеры непредвиденных, внезапных и сильных травмирующих событий, которые далеки от нормального функционирования. Эти кризисы, как правило, не имеют культурной составляющей. Кризис жертвы насильственного преступления является кризисом независимо от культуры.

Экзистенциальные кризисы — это те внутренние конфликты, которые сопровождают такие важные человеческие вопросы, как радость, счастье, любовь, ответственность, целеустремленность и самооценка.Экзистенциальные кризисы возникают, когда люди внезапно осознают, что какой-то важный внутриличностный аспект их жизни никогда не будет реализован. Обнаружение того, что карьера в высшей бейсбольной лиге выходит за рамки навыков после отличной студенческой карьеры, никогда не рисковать и не ввязываться в приключения, прежде чем оказаться прикованным к постели артритом, и анализ своей жизни как бессмысленной на смертном одре — это примеры кризисов самоцели. и самооценка.

Системные кризисы распространяются на большие слои населения и окружающую среду.Стихийные бедствия, такие как ураган Катрина и цунами в Индонезии, наносят ущерб всем частям экологической системы на обширных географических территориях. Они приводят к смерти и травмам, а также к потере основных человеческих потребностей, таких как пища и кров. Инфраструктурные услуги разрушены, а средства занятости потеряны, потому что предприятия, на которых работали люди, больше не существуют. Природные и техногенные катастрофы, такие как взрыв в Федеральном здании Оклахома-Сити, теракты 11 сентября и массовые убийства в школах, не только затрагивают непосредственных жертв, но и оказывают психологическое воздействие на людей во всем мире через широкое освещение в СМИ.В результате виды психологического вмешательства, применяемые к этим областям кризиса, имеют тенденцию сильно отличаться от тех, которые используются в обычном курсе психотерапии.

Базовое кризисное вмешательство

Кризисное вмешательство нацелено на временные аффективные, поведенческие и когнитивные искажения, вызванные травмирующими событиями, и помогает людям распознавать и корректировать свое восприятие, чувства и поведение, чтобы приблизиться к более нормальному докризисному функционированию. Кризисное вмешательство основано на парадигме равновесия/неравновесия, состоящей из четырех стадий: (1) нарушение равновесия из-за травмы, (2) краткая терапия, нацеленная на травму и нарушение равновесия, (3) работа клиента с травмой и (4) и восстановление равновесия.

Модели кризисного вмешательства

Теперь консультанту доступно множество моделей кризисного вмешательства. Вероятно, наиболее распространенной является модель равновесия/неравновесия, в которой люди рассматриваются как находящиеся в состоянии неравновесия по сравнению с их докризисной способностью справляться с трудностями. Его цель состоит в том, чтобы использовать прежние механизмы выживания клиента или новые механизмы преодоления, созданные консультантом, чтобы помочь клиентам восстановить равновесие и взять под контроль неадекватные реакции. Чаще всего он используется при раннем вмешательстве, когда человек вышел из-под контроля, дезориентирован, эмоционально растерян и неспособен функционировать.

Конкретной адаптацией этой модели кризисного вмешательства является шестиэтапная модель, предложенная Ричардом Джеймсом и Берлом Гиллилендом. В этой модели шаги не обязательно функционируют как отдельные объекты. Скорее, некоторые этапы могут быть транспонированы или объединены в плавно протекающий процесс. Всеобъемлющие шесть шагов представляют собой постоянную и динамичную оценку аффективных, поведенческих и когнитивных функций, предложенную Риком Майером. Эта непрерывная оценка позволяет консультантам оценивать прошлые и настоящие ситуационные кризисы клиентов с точки зрения их способности справляться с ними, реакции на личную угрозу, количества летальных исходов, степени мобильности, а также типа и объема прямых действий, необходимых консультанту.Модель с шестью шагами можно условно разделить на две основные категории: исследование и действие. На первых трех этапах исследования (т. е. определение проблемы, определение потребностей в безопасности и оказание немедленной физической и психологической поддержки) консультант будет делать акцент на исследовании и оценке путем присутствия, сопереживания, непредвзятости, заботы, уважения. , и подлинный. Тем не менее, консультанты могут также стать конфронтационными, директивными, напористыми и направляющими, когда возникают явные угрозы безопасности клиента или других людей.На вторых трех этапах (т. е. изучение альтернатив, составление планов и получение обязательств) консультант будет делать акцент на том, чтобы действовать, участвуя во вмешательстве на недирективном, совместном или директивном уровне в соответствии с оцененными потребностями консультанта. клиента и наличие поддержки со стороны окружения и механизмов преодоления. Вполне вероятно, что вторые три шага будут иметь более высокую степень вовлеченности консультанта, его ответственности, предоставления информации, руководства и директивности, чем это обычно наблюдается при типичном консультировании.

Навыки кризисного консультирования

Чтобы иметь дело как с кризисными, так и с транскризисными состояниями, от консультанта требуются различные навыки, которые не вписываются в то, что можно было бы ожидать от более традиционного терапевта. В отличие от традиционной долгосрочной терапии создание лекарства или продвижение клиента к более самореализованному поведению не является конечной целью. Ближайшая и первостепенная цель кризисного работника состоит в том, чтобы сдержать ситуацию, стабилизировать клиента, остановить эскалацию эмоционального дисбаланса и дезорганизации и, как ожидается, вернуть клиента к докризисному функционированию, насколько это возможно.Такое вмешательство, как правило, будет иметь очень ограниченный срок, который может измеряться минутами, часами или днями, а не неделями, месяцами или годами. После стабилизации клиент при необходимости может быть направлен на длительную терапию, целью которой являются системные изменения и улучшение функционирования.

Способность использовать точные навыки слушания и ответа; оценивать, синтезировать, диагностировать, исследовать альтернативы; планировать и решать проблемы – все это так же важно при кризисном вмешательстве, как и при традиционной терапии.Однако у кризисного работника обычно мало времени, поддержки или ресурсов для выполнения этих действий. Из-за быстро меняющихся условий и неустойчивой атмосферы, окружающей кризис, работник должен быть чрезвычайно адаптивным. Иногда, когда клиенты явно выходят из-под контроля, кризисное вмешательство является гораздо более директивным и закрытым, чем традиционная терапия. Вполне вероятно, что высказывания о обладании или «я», в которых используются утверждения, положительное подкрепление, установка ограничений и ответы «здесь и сейчас», используются гораздо чаще, чем в обычном консультировании.То же самое можно сказать и о закрытых вопросах, на которые клиентам предлагается ответить «Да» или «Нет», чтобы определить степень их физической подвижности, психологического равновесия, личной безопасности и потенциальной летальности по отношению к себе или другим.

Каталожные номера:

  1. Бронфенбреннер, У. (1979). Экология человеческого развития. Кембридж, Массачусетс: Издательство Гарвардского университета.
  2. Figley, CR (ред.). (1985). Травма и ее последствия: исследование посттравматического стрессового расстройства. Нью-Йорк: Бруннер/Мазель.
  3. Финклехор, Д. (1984). Сексуальное насилие над детьми: новая теория и исследования. Нью-Йорк: Свободная пресса.
  4. Fujimura, L.E., Weis, DM, & Cochran, JR (1985). Самоубийство: динамика и последствия для консультирования. Журнал консультирования и развития, 63, 612-615.
  5. Джеймс Р.К. и Гиллиланд Б.Е. (2004). Стратегии кризисного вмешательства (5-е изд.). Пасифик-Гроув, Калифорния: Брукс/Коул.
  6. Майер. Р. А. (2002). Оценка сортировки для кризисного вмешательства. Пасифик-Гроув, Калифорния: Брукс/Коул/Уодсворт.
  7. Охберг, Ф. М. (ред.). (1988). Посттравматическая терапия и жертвы насилия. Нью-Йорк: Бруннер/Мазель.

См. также:

Кризис идентичности (Определение + примеры)

У вас когда-нибудь был кризис идентичности?

Если вы думаете, что сами не сталкивались с подобным, возможно, вы видели его в кино или на телевидении. Может быть, звезда вашего любимого телешоу берет эпизод, чтобы «бунтовать» и принять совершенно новый образ. Но кризисы идентичности не только для телевидения.Это настоящее явление в психологии!

Что такое кризис идентичности?

Кризис идентичности возникает во время психосоциального развития. Во время кризиса подросток часто борется с ожиданиями, которые возлагают на него родители, учителя или общество. «Кризис» разрешается только после того, как человек почувствует себя более уверенным в том, кто он есть.

Как долго длится кризис идентичности?

Кризис идентичности можно красиво осветить в телесериале или двухчасовом фильме, но так бывает не всегда.Кризис личности может длиться годами.

Кто придумал термин «кризис идентичности?»

Немецко-американские психологи Джоан и Эрик Эриксон ввели термин «кризис идентичности» и разработали «Этапы психосоциального развития» Эриксона. Работа Эриксона вдохновила многих в области психологии, побудив других глубже изучить кризисы идентичности и типы кризисов, которые они могут испытать.

Почему возникает кризис идентичности?

Прежде чем Эриксон написал свою теорию психосоциального развития, он изучал Фрейда.Наряду со «Стадиями психосексуального развития» Фрейд был известен своей теорией эго, суперэго и ид.

Эриксон переопределил роль эго в своей работе. Он считал, что эго делает гораздо больше, чем просто посредник между внутренним и внешним миром человека. Эго, по Эриксону, имеет решающее значение для самосознания человека и его восприятия окружающего мира. Эго человека помогает сформировать личность человека, когда он исследует и понимает свое место в мире.

Кризис идентичности на стадиях психосоциального развития

Так когда же все это происходит? Эриксон считал, что кризис идентичности происходит в подростковом возрасте (12-18 лет). Человек, переживающий кризис идентичности, находится на пятой стадии психосоциального развития и уже пережил четыре «кризиса». Если они успешно завершили эти этапы, они доверяют миру и имеют уверенность, чтобы действовать и принимать решения самостоятельно. Если они не завершили эти этапы успешно….кризис идентичности может ударить немного сильнее.

Пример кризиса идентичности

В возрасте от 12 до 18 лет подростки начинают осознавать, что они занимают большее место в мире. Они понимают важность усердной работы и успеха… но ради чего? Роль человека определяет его цели и то, ради чего он готов работать. Если эта роль не определена, подростку может быть трудно принимать решения о том, над чем он хочет работать во взрослой жизни и как он хочет вести себя в средней и старшей школе.

Итак, они вступают в кризис: идентичность против смешения ролей. Эриксон заметил, что на этом этапе подростки, казалось, боролись с двумя идентичностями: профессиональной идентичностью и сексуальной идентичностью.

Если человек завершит этот этап, он почувствует себя уверенным в том, кто он есть и в своем месте в мире. Однако до тех пор, пока этап не будет завершен, подросток может чувствовать себя некомфортно из-за того, кто он есть, и действовать, чтобы выполнять определенные роли.

Идентичность, молодость и кризис: контекст для этой теории

Эриксон писал о кризисе идентичности в конце 60-х.Он собрал все свои работы, посвященные кризису идентичности, в книгу под названием «Идентичность, молодость и кризис». Если вам интересно узнать больше о подходе Эриксона к кризису идентичности, я предлагаю посмотреть здесь.

Это книга, которую вы можете взять и прочитать только одну главу. Книга представляет собой просто сборник его работ на протяжении всей его карьеры. В то время как одни обсуждают идеи психологии эго, другие обсуждают людей, принадлежащих к разным группам, и кризис их идентичности. 1960-е годы стали поворотным моментом в американской истории для женщин и меньшинств.В это время происходили сексуальная революция и Движение за гражданские права. Общество начало менять свое представление о том, кто женщина или афроамериканец в американском обществе.

С 1960-х годов многое изменилось. То, как женщины, меньшинства, ЛГБТ и т. д. формируют свою идентичность, изменилось. Но хотя общество возлагает на эти группы людей разные ожидания, одно остается неизменным. Все подростки должны изучить и принять идентичность, если они хотят завершить этот этап и двигаться дальше в своем психосоциальном развитии.

Две стадии кризиса идентичности Эриксона

Эриксон считал, что кризис идентичности состоит из двух частей: формирование идентичности и интеграция идентичности.

Формирование идентичности — это процесс, в ходе которого человек осознает свою идентичность и начинает навешивать на нее ярлык. Может быть, они сомневаются в своей сексуальности. Может быть, они смотрят на свой биологический пол, и это влияет на то, какую профессию они хотят выбрать. В процессе формирования личности человек может открывать себя.(Или они так думают.) 

Интеграция личности пытается подтвердить то, что человек обнаружил. Во время интеграции идентичности подросток включает то, что он обнаружил, в свою повседневную жизнь. Может быть, они начинают встречаться с людьми противоположного или того же пола. Или они отказываются от хобби ради деятельности, которая будет поддерживать их будущую карьеру.

Будем надеяться, что процессы формирования личности и интеграции пройдут гладко. Подросток обнаруживает свою индивидуальность, включает ее в свою жизнь и чувствует уверенность в своем месте в мире.В других случаях они чувствуют себя некомфортно, и позже им приходится заново исследовать свою личность.

Джеймс Марсия и теория статуса идентичности

Джеймс Марсия рассмотрел эту идею и сформулировал собственную теорию, вдохновленную Эриксоном. Теория статуса идентичности Марсии рассматривала четыре стадии формирования идентичности. Эти этапы можно разбить на исследование подростком своей идентичности и на то, насколько уверенно он себя чувствует в этой идентичности.

Распространение идентичности — это то, с чего начинают большинство людей.Они не исследовали свою идентичность и не уверены в своей идентичности. Здесь предстоит проделать большую работу.

Возможно, подросток выбирает личность без особых исследований. Они вступают в стадию выкупа личных данных. После интеграции идентичности в свою жизнь они могут обнаружить, что их идентичность не так надежна и что необходимы дополнительные исследования.

После того, как подросток глубже изучил свою личность, он может войти в стадию моратория на личность.Они еще не привержены и не уверены в своей идентичности, но они провели некоторое исследование и открыты для другого опыта.

К концу кризиса личности подросток должен находиться на стадии достижения личности. Они знают, кто они. Они знают, что хотят делать со своей жизнью. Они преданы делу и уверены в себе из-за высокого уровня исследования и опыта, над которым они могут размышлять. По словам Эриксона, на этом этапе завершается этап «Идентификация против смешения ролей», и они готовы перейти к следующему этапу развития.

Антикризисное управление | Психология Вики

Оценка | Биопсихология | Сравнительный | Познавательный | Развивающие | Язык | Индивидуальные различия | Личность | Философия | Социальные |
Методы | Статистика | Клинический | Образовательные | промышленный | Профессиональные товары | Мировая психология |

Промышленность и организация  : Введение : Персонал : Организационная психология : Род занятий: Рабочая среда: Индекс : Краткое описание


Кризисное управление является аспектом кризисного вмешательства и представляет собой систематическую попытку избежать организационных кризисов или управлять теми кризисными событиями, которые действительно происходят (Pearson & Clair, 1998).Кризис — крупное непредсказуемое событие, которое угрожает нанести ущерб организации и ее заинтересованным сторонам. Хотя кризисные события непредсказуемы, они не являются неожиданными (Coombs, 1999). Кризисы могут затронуть все слои общества — бизнес, церкви, образовательные учреждения, семьи, некоммерческие организации и правительство, и вызваны широким спектром причин. Хотя определения могут сильно различаться, три элемента являются общими для большинства определений кризиса: (а) угроза для организации, (б) элемент неожиданности и (в) короткое время принятия решения (Seeger, Sellnow & Ulmer, 1998). ).

Существует четыре типа организационных кризисов: внезапные кризисы, такие как пожары, взрывы, стихийные бедствия, насилие на рабочем месте и т. д.; Тлеющие Кризисы, проблемы или вопросы, которые начинаются с малого и могут быть исправлены или предотвращены, если кто-то обратит внимание или осознает возможность возникновения проблем; Причудливый, как палец в ресторане Wendy’s Chili, единственный в своем роде кризис; и кризисы восприятия , такие как давняя проблема, с которой Proctor & Gamble сталкивалась с их бывшим корпоративным логотипом, который включал полумесяц и звезды, которые критики назвали бы символами поклонения дьяволу, призывая к бойкоту продукции P&G. .(Смит и Миллар, 2002 г.)

Практика антикризисного управления включает в себя попытки устранить технологические сбои, а также разработку формальных систем связи для предотвращения или управления кризисными ситуациями (Бартон, 2001), и является дисциплиной в более широком контексте управления. Кризисное управление состоит из навыков и методов, необходимых для оценки, понимания и преодоления любой серьезной ситуации, особенно с момента ее возникновения до момента начала восстановительных процедур.

Антикризисное управление состоит из методов, используемых для реагирования как на реальность, так и на восприятие кризисов, таких как план антикризисного управления. Кризисное управление также включает в себя установление показателей для определения того, какие сценарии представляют собой кризис и, следовательно, должны запускать необходимые механизмы реагирования. Он состоит из связи, которая происходит на этапе реагирования в сценариях управления чрезвычайными ситуациями.

Связанные термины «управление чрезвычайными ситуациями» и «управление непрерывностью бизнеса» фокусируются, соответственно, на быстром, но кратковременном реагировании на «скорую помощь» (например,грамм. тушение пожара) и более долгосрочные этапы восстановления и восстановления (например, перенос операций на другое место). Кризис также является аспектом управления рисками, хотя, вероятно, будет неверным сказать, что управление кризисными ситуациями представляет собой провал управления рисками, поскольку невозможно полностью снизить вероятность возникновения катастроф.

Антикризисное управление иногда называют управлением инцидентами, хотя некоторые отраслевые специалисты, такие как Питер Пауэр, утверждают, что термин кризисное управление является более точным [1]

Основа антикризисного управления и планирования антикризисного управления

Министерство бизнеса, предпринимательства и регуляторной реформы Соединенного Королевства (2008 г.) описывает кризис как «ненормальную ситуацию или даже восприятие, выходящее за рамки повседневного бизнеса и угрожающее работе, безопасности и репутации организации.Департамент выступает за то, чтобы предприятия относились к планированию антикризисного управления с таким же вниманием, как и к другим бизнес-планам.

«… Кризис следует рассматривать как проблему оперативного управления, которая просто решается в экстремальных обстоятельствах. Структура реагирования на кризис обычно основывается на существующих управленческих структурах и обязанностях. Она также должна отражать (или улучшать) ) существующие линии связи, как внутри компании, так и с другими организациями, которые могут быть затронуты.Этот подход, если он будет разработан совместно с операционными менеджерами, подтвердит право собственности на планы и подготовит предложенную структуру для практической реализации» (Великобритания, 2007 г.).

В течение следующих пяти лет 83 процента компаний столкнутся с кризисом, который негативно скажется на прибыльности компании 20 и 30 процентов, согласно новому исследованию Oxford-Metrica, независимого консультанта по рискам, стоимости, репутации и управлению (Аон, 2006). Антикризисное управление — это процесс, с помощью которого организация управляет более широким воздействием, таким как отношения со СМИ, и позволяет ей начать восстановление.

Независимо от размера пострадавшей организации основные цели или преимущества антикризисного управления обычно включают:

1. Способность оценивать ситуацию изнутри и снаружи организации так, как ее могут воспринимать все заинтересованные стороны.
2. Методы прямого действия (действий) для сдерживания вероятного или предполагаемого распространения ущерба.
3. Более эффективный способ быстрого запуска этой части или частей управления непрерывностью бизнеса.
4. Повышение организационной устойчивости для всех заинтересованных сторон.
5. Соблюдение нормативных и этических требований, в т.ч. корпоративная социальная ответственность.
6. Намного лучше управление серьезными инцидентами или любыми инцидентами, которые могут стать серьезными.
7. Повышение осведомленности персонала об их роли и ожиданиях в организации.
8. Повышение способностей, уверенности и морального духа в организации.
9. Усовершенствованное управление рисками в той мере, в какой очевидные риски будут идентифицированы, снижены (где это возможно) и с помощью антикризисного управления и управления непрерывностью бизнеса – как подготовлено.
10. Защищенная и часто улучшенная репутация значительно снижает риск судебных разбирательств после мероприятия.

Модели и теории, связанные с антикризисным управлением

Кризисное управление Модель: Успешное преодоление кризиса требует понимания того, как справиться с кризисом до того, как он возникнет. Гонсалес-Эрреро и Пратт создали четырехэтапную модель процесса управления кризисом, которая включает в себя: управление проблемами, планирование-предотвращение, кризис и посткризисный период (Gonzalez-Herrero and Pratt, 1995). Управление антикризисным планированием: Ни одна корпорация не ожидает, что столкнется с ситуацией, которая приведет к значительным сбоям в их бизнесе, особенно с тем, что стимулирует широкое освещение в СМИ. Общественный контроль может привести к негативным финансовым, политическим, правовым и государственным последствиям. Планирование антикризисного управления имеет дело с обеспечением наилучшего реагирования на кризис. (12Управление, 2007) Планирование на случай непредвиденных обстоятельств: Заблаговременная подготовка планов на случай непредвиденных обстоятельств в рамках плана антикризисного управления является первым шагом к обеспечению надлежащей подготовки организации к кризису.Команды кризисного управления могут отрепетировать кризисный план, разработав смоделированный сценарий для использования в качестве тренировки. В плане должно быть четко указано, что единственными людьми, которые могут публично говорить о кризисе, являются назначенные лица, такие как официальный представитель компании или члены кризисной группы. Первые часы после кризиса являются самыми важными, поэтому важно работать быстро и эффективно, и в плане должно быть указано, как быстро должна выполняться каждая функция. При подготовке заявления как внешне, так и внутренне, информация должна быть точной.Предоставление неверной или искаженной информации имеет тенденцию иметь неприятные последствия и значительно усугубит ситуацию. План действий в непредвиденных обстоятельствах должен содержать информацию и рекомендации, которые помогут лицам, принимающим решения, учитывать не только краткосрочные, но и долгосрочные последствия каждого решения. (12Управление, 2007) Планирование непрерывности бизнеса: Когда кризис, несомненно, вызовет значительные сбои в работе организации, план обеспечения непрерывности бизнеса может помочь свести сбои к минимуму.Во-первых, необходимо определить критические функции и процессы, необходимые для поддержания работы организации. Затем каждая критическая функция и/или/процесс должны иметь свой собственный план действий на случай, если одна из функций/процессов прекратит работу или выйдет из строя. Проверка этих планов на случай непредвиденных обстоятельств путем репетиции необходимых действий в моделировании позволит всем участникам стать более чувствительными и осознать возможность кризиса. В результате в случае реального кризиса члены команды будут действовать быстрее и эффективнее.(12 менеджеров, 2007)

Теория структурно-функциональных систем: Предоставление информации организации во время кризиса имеет решающее значение для эффективного антикризисного управления. Теория структурно-функциональных систем рассматривает сложности информационных сетей и уровней управления, составляющих организационную коммуникацию. Структурно-функциональная теория определяет информационные потоки в организациях как «сети», состоящие из членов и «звеньев». Информация в организациях течет по схемам, называемым сетями (Infante, Rancer, & Womack, 1997). Теория распространения инноваций: Другая теория, которую можно применить к обмену информацией, — это теория распространения инноваций. Разработанная Эвереттом Роджерсом теория описывает, как инновации распространяются и передаются по определенным каналам в течение определенного периода времени. Распространение инноваций в общении происходит, когда человек сообщает новую идею одному или нескольким другим. В своей самой элементарной форме этот процесс включает: (1) инновацию, (2) лицо или другую единицу внедрения, которая обладает знаниями или опытом использования инновации, (3) другое лицо или другую единицу, которая еще не имеет знание инноваций и (4) канал связи, соединяющий два подразделения.Канал связи — это средство, с помощью которого сообщения поступают от одного человека к другому (Infante et al., 1997).

Истории успеха антикризисного управления

Тайленол (Johnson & Johnson): Осенью 1982 года убийца добавил 65 миллиграммов цианида в некоторые капсулы тайленола на прилавках магазинов, убив семь человек, в том числе троих в одной семье. Johnson & Johnson отозвала и уничтожила 31 миллион капсул на сумму 100 миллионов долларов. Приветливый генеральный директор Джеймс Берк появлялся в телевизионной рекламе и на пресс-конференциях, информируя потребителей о действиях компании.Быстро была внедрена защищенная от несанкционированного доступа упаковка, и продажи тайленола быстро вернулись к почти докризисному уровню (Dezenhall, 2004). Компания Johnson & Johnson снова столкнулась с подобным кризисом в 1986 году, когда женщина из Нью-Йорка умерла 8 февраля после приема капсул тайленола с добавлением цианида. Джонсон и Джонсон были готовы. Быстро и плавно отреагировав на новый кризис, компания немедленно и на неопределенный срок отменила всю телевизионную рекламу тайленола, установила бесплатную телефонную горячую линию для ответов на вопросы потребителей и предложила возмещение или обмен покупателям, купившим капсулы тайленола.В конце недели, когда в магазине была обнаружена еще одна бутылка испорченного Тайленола, производителю потребовалось всего несколько минут, чтобы выпустить общенациональное предупреждение о том, что люди не должны использовать это лекарство в форме капсул (Rudolph, 1986). Продукты питания Одвалла: Когда сочли, что яблочный сок Odwalla стал причиной вспышки кишечной палочки, компания потеряла треть своей рыночной стоимости. В октябре 1996 года вспышка бактерий E. coli в штатах Вашингтон, Калифорния, Колорадо и Британская Колумбия была связана с непастеризованным яблочным соком, произведенным производителем натуральных соков Odwalla Inc.Сообщалось о 49 случаях, включая смерть маленького ребенка. В течение 24 часов Одвалла провел совещание с представителями Управления по санитарному надзору за качеством пищевых продуктов и медикаментов и штата Вашингтон; установлен график ежедневных брифингов для прессы; разослал пресс-релизы, в которых сообщалось об отзыве; выразили раскаяние, обеспокоенность и извинения и взяли на себя ответственность за всех, кто пострадал от их продукции; подробные симптомы отравления кишечной палочкой; и объяснил, что потребители должны делать с любыми затронутыми продуктами. Затем Одвалла с помощью консультантов разработал эффективные термические процессы, которые не навредят вкусу продуктов, когда производство возобновится.Обо всех этих шагах сообщалось через тесные отношения со средствами массовой информации и через полностраничные объявления в газетах (Dwyer, 1998). Mattel: Компания Mattel Inc., крупнейший производитель игрушек в стране, столкнулась с более чем 28 отзывами продукции, а летом 2007 года, помимо проблем с экспортом из Китая, за две недели столкнулась с двумя отзывами продукции. Компания «делала все возможное, чтобы донести свое сообщение, заслужив высокие оценки потребителей и розничных продавцов. Хотя они были расстроены ситуацией, они были признательны за реакцию компании.В Mattel сразу после того, как федеральные чиновники объявили об отзыве в 7 утра, отдел по связям с общественностью из 16 человек должен был позвонить репортерам в 40 крупнейших СМИ. Они посоветовали каждому проверить свою электронную почту на наличие пресс-релиза с описанием отзывов, пригласили их на телеконференцию с руководителями и запланированные выступления на телевидении или телефонные разговоры с исполнительным директором Mattel. Генеральный директор Mattel Роберт Эккерт дал 14 телеинтервью во вторник в августе и около 20 звонков отдельным репортерам. К концу недели Mattel ответила более чем на 300 запросов СМИ в США.только С.» (Goldman and Reckard, 2007).

Уроки антикризисного управления

Бхопал: Катастрофа в Бхопале, когда плохая коммуникация до, во время и после кризиса унесла тысячи жизней, иллюстрирует важность включения межкультурного общения в планы кризисного управления. По данным тематических исследований базы данных Trade Environmental Database Американского университета (1997 г.), местные жители не знали, как реагировать на предупреждения о потенциальных угрозах со стороны завода Union Carbide.Руководства по эксплуатации, напечатанные только на английском языке, являются крайним примером бесхозяйственности, но свидетельствуют о системных препятствиях для распространения информации. Согласно собственной хронологии инцидента Union Carbide (2006 г.), через день после кризиса высшее руководство Union Carbide прибыло в Индию, но не смогло оказать помощь в оказании помощи, поскольку правительство Индии поместило их под домашний арест. Символическое вмешательство может быть контрпродуктивным; Стратегия антикризисного управления может помочь высшему руководству принимать более взвешенные решения о том, как им следует реагировать на сценарии стихийных бедствий.Инцидент в Бхопале иллюстрирует трудности с последовательным применением стандартов управления к многонациональным операциям и перекладывание вины, которое часто происходит из-за отсутствия четкого плана управления. Ford и Firestone Tire and Rubber Company: Спор между Ford и Firestone разгорелся в августе 2000 года. В ответ на заявления о том, что протекторы их 15-дюймовых шин Wilderness AT, радиальных ATX и ATX II отделялись от сердечника шины, что приводило к ужасным, зрелищным авариям, Bridgestone/Firestone отозвали 6 .5 миллионов шин. Эти шины в основном использовались на Ford Explorer, самом продаваемом внедорожнике в мире (Ackman, 2001).

По словам экспертов по кризисным ситуациям, две компании на раннем этапе совершили три серьезные ошибки. Во-первых, они обвинили потребителей в том, что они неправильно накачивают шины. Затем они обвинили друг друга в неисправных шинах и неисправной конструкции автомобиля. Затем они очень мало говорили о том, что они делают для решения проблемы, которая привела к гибели более 100 человек, пока их не вызвали в Вашингтон для дачи показаний перед Конгрессом (Warner, 2002). Эксон: 24 марта 1989 года танкер, принадлежащий корпорации Exxon, сел на мель в проливе Принца Уильяма на Аляске. Exxon Valdez пролил миллионы галлонов сырой нефти в воды у Вальдеса, убив тысячи рыб, птиц и морских выдр. Были загрязнены сотни миль береговой линии и нарушены нерестилища лосося; многочисленные рыбаки, особенно коренные американцы, лишились средств к существованию. Exxon, напротив, не реагировала быстро в отношении средств массовой информации и общественности; генеральный директор Лоуренс Роул не стал активным участником усилий по связям с общественностью и фактически избегал участия общественности; у компании не было ни плана коммуникаций, ни команды по связям с общественностью для обработки этого события — фактически, компания не назначала менеджера по связям с общественностью в свою управленческую команду до 1993 года, через 4 года после инцидента; Exxon открыла свой медиа-центр в Вальдесе, место слишком маленькое и слишком удаленное, чтобы выдержать натиск внимания средств массовой информации; и компания действовала оборонительно, отвечая своей публике, иногда даже возлагая вину на другие группы, такие как береговая охрана.Эти реакции также произошли в течение нескольких дней после инцидента (Pauly and Hutchison, 2005).

Кризисное управление государственным сектором

Корпоративная Америка — не единственное сообщество, уязвимое перед опасностями кризиса. Будь то стрельба в школе, кризис в области общественного здравоохранения или террористическая атака, в результате которой общественность ищет утешения в спокойном, твердом руководстве избранного должностного лица, ни один сектор общества не застрахован от кризиса. В ответ на эту реальность были разработаны и адаптированы политика, стратегии и практика управления кризисными ситуациями в различных дисциплинах.И международную группу, и страны, находящиеся в этом положении, обвиняют в том, что они мало что делают для решения этой проблемы. Кроме того, высокие цены на питание вынуждают многих людей есть еду за пределами досягаемости, а проблема продовольственного кризиса улучшила ситуацию.

Школы и антикризисное управление

После резни в средней школе Колумбайн, терактов 11 сентября 2001 года и стрельбы в университетских городках, включая бойню в Технологическом институте Вирджинии, образовательные учреждения всех уровней теперь сосредоточены на урегулировании кризисных ситуаций.

Национальное исследование, проведенное Университетом медицинских наук Арканзаса (UAMS) и Научно-исследовательский институт детской больницы Арканзаса (ACHRI) показал, что многие школьные округа имеют серьезные недостатки в своих планах действий в чрезвычайных ситуациях и при стихийных бедствиях (The School Violence Resource Center, 2003). В ответ Ресурсный центр организовал комплексный набор ресурсов для помощи школам в разработке планов кризисного управления.

Планы управления кризисными ситуациями охватывают широкий спектр происшествий, включая угрозы взрыва, жестокое обращение с детьми, стихийные бедствия, самоубийства, злоупотребление наркотиками и бандитизм – и это лишь некоторые из них (Государственные школы Канзас-Сити, 2007 г.).Аналогичным образом планы направлены на обращение ко всем нуждающимся в информации аудиториям, включая родителей, СМИ и сотрудников правоохранительных органов (Департамент образования Вирджинии, 2002 г.).

Было разработано большое количество разнообразных программ, посвященных обучению реагированию на кризисные ситуации для школ. Доктор Джон Дадли, консультант по вопросам образования, который помогал школьным округам по всей стране готовиться к школьным трагедиям и реагировать на них (Crisis Management, 2003), разработал такую ​​учебную программу.Доктор Дадли предполагает, что существуют планы, стратегически разработанные с учетом различных уровней готовности к кризису:

Уровень I
Этот тренинг предназначен для недавно организованных школьных групп реагирования на кризисные ситуации, а также для школьного персонала и членов сообщества, которые не знакомы с существующими школьными группами реагирования на кризисные ситуации. В центре внимания этого обучение проводится на тему гибели студентов и сотрудников.

Уровень II
Это обучение предназначено для существующих школьных групп реагирования на кризисные ситуации и сосредоточено на реагировании на школьные кризисы, не связанные со смертью.

Уровень III
Этот тренинг посвящен общению и разговорам с учащимися и персоналом во время школьных трагедий.

Уровень IV
Этот курс посвящен теме «Насилие в школе: предотвращение и реагирование».

Уровень V
Этот тренинг предназначен для школьных групп реагирования на кризисные ситуации, которые реагировали на смерть учеников или сотрудников. Уровень VI
Этот тренинг предназначен для руководителей школьных кризисных групп и администраторов школ.

Уровень VII
Этот тренинг предназначен для школьных групп реагирования на кризисные ситуации и посвящен модернизации протоколов реагирования на кризис, а также подготовке к реагированию на пандемию, поразившую школы. (Кризисное управление, 2003).

Правительство и антикризисное управление Исторически правительство на всех уровнях — местном, государственном и национальном — играло большую роль в управлении кризисом. Действительно, многие политические философы считали это одной из основных ролей правительства.Аварийные службы, такие как пожарные и полицейские управления на местном уровне, а также Национальная гвардия США на федеральном уровне, часто играют неотъемлемую роль в кризисных ситуациях. Чтобы помочь координировать связь на этапе реагирования на кризис, Федеральное агентство США по чрезвычайным ситуациям (FEMA) в рамках Министерства внутренней безопасности управляет Национальным планом реагирования (NRP). Этот план призван объединить общественное и частное реагирование, предоставив общий язык и наметив цепочку подчинения при мобилизации нескольких сторон.Он основан на предпосылке, что инциденты должны обрабатываться на самом низком организационном уровне. NRP признает частный сектор ключевым партнером в управлении инцидентами внутри страны, особенно в области защиты и восстановления критически важной инфраструктуры. (Краткий справочник, 2006 г.) NRP является дополнением к Национальной системе управления инцидентами, которая действует как более общий шаблон для управления инцидентами, независимо от причины, размера или сложности. (Краткий справочник, 2006 г.) FEMA предлагает бесплатное онлайн-обучение по Национальному плану реагирования через Институт управления чрезвычайными ситуациями ([2]).Общий протокол оповещения (CAP) — это относительно новый механизм, облегчающий кризисную коммуникацию в различных средах и системах. CAP помогает создать согласованный формат экстренного оповещения, чтобы охватить географически и языково разнообразную аудиторию с помощью как аудио, так и визуальных средств.

Выборные должностные лица и антикризисное управление

Исторически политика и кризис идут рука об руку. Описывая кризис, президент Авраам Линкольн сказал: «Мы живем среди тревог, тревога омрачает будущее; мы ожидаем новой катастрофы с каждой прочитанной газетой.”

Антикризисное управление стало отличительной чертой современного управления. Во времена кризиса сообщества и члены организаций ожидают, что их общественные лидеры сведут к минимуму воздействие кризиса, в то время как критики и бюрократические конкуренты пытаются воспользоваться моментом, чтобы обвинить действующих правителей и их политику. В этих экстремальных условиях лица, определяющие политику, должны каким-то образом создать ощущение нормальности и способствовать коллективному обучению на основе опыта кризиса (Boin, A., Hart, P.и Стерн, Э., 2005).

Перед лицом кризиса лидеры должны решать стратегические задачи, с которыми они сталкиваются, политические риски и возможности, с которыми они сталкиваются, ошибки, которые они совершают, ловушки, которых им нужно избегать, и пути выхода из кризиса, которые они могут выбрать. Необходимость в управлении становится еще более значительной с появлением 24-часового цикла новостей и все более и более разбирающейся в Интернете аудитории с постоянно меняющимися технологиями. (Бойн А., Харт П. и Стерн Э., 2005).

Общественные лидеры несут особую ответственность за защиту общества от неблагоприятных последствий кризиса. Специалисты по антикризисному менеджменту отмечают, что лидеры, которые серьезно относятся к этой ответственности, должны будут заниматься всеми фазами кризиса: стадией инкубации, началом и последствиями. Затем кризисное лидерство включает в себя пять важнейших задач: осмысление, принятие решений, осмысление, завершение и обучение. (Бойн А., Харт П. и Стерн Э., 2005 г.)

Краткое описание пяти аспектов кризисного лидерства включает:

1) Осмысление можно рассматривать как классический этап оценки ситуации при принятии решения.
2) Принятие решения — это как акт принятия решения, так и реализация этого решения.
3) Создание смысла относится к кризисному менеджменту как к политической коммуникации.
4) Прекращение кризиса возможно только в том случае, если общественный лидер правильно решит вопрос об ответственности.
5) Обучение, относится к фактическому обучению от кризиса ограничено. Авторы отмечают, кризис часто открывает окно возможностей для реформ в лучшую или худшую сторону. (Хеллслот, 2007) JP

Примеры организационных кризисов

Вымогательство
взяточничество
HOSTILY THAROVER
Террористическая атака
Нарушение авторских прав
ФАГОРМАЦИЯ
Информация Саботаж
Информация Саботаж
Бомбардировка на рабочем месте
Природные бедствия, что разрушает Организационное отделение
Компьютерная катастрофа
Сексуальные домогательства
Природные бедствия, которые нарушают продукцию / услугу
Представительский похищение
бойкот
Убийство на производстве
Злонамеренные слухи
Утечка опасных материалов
Взрыв завода
Нападение на персонал
Нападение на клиентов
Отзыв продукции
Контрафакция
Стихийное бедствие, разрушившее штаб-квартиру корпорации
Стихийное бедствие, устранившее основных заинтересованных лиц

См. также

Каталожные номера

12Управление.«Строгость и актуальность в управлении». Проверено 11 октября 2007 г. [3] Акман, Д. (2001). Форбс. Получено 14 октября 2007 г. из [4] Андерсон, К. (2004). Существенная информация. Получено 6 октября 2007 г. из [5]. АОН. (2006). АОН. Получено 7 октября 2007 г. из [6]. Бартон, Л. (2001). Кризис в организациях II. Цинциннати: юго-запад. Информационный центр Бхопала. Корпорация Юнион Карбайд. ноябрь 2006 г. [7] Боин, А., Харт, П., и Стерн, Э. (2005). Политика антикризисного управления: общественное руководство под давлением.Нью-Йорк: Издательство Кембриджского университета.

Бородзиц, Эдвард П. 2005. Управление рисками, кризисами и безопасностью. Западный Суссекс, Англия: John Wiley and Sons Ltd.

Кумбс, В. Т. (1999). Постоянная кризисная коммуникация: планирование, управление и реагирование. Таузенд-Оукс, Калифорния: Sage Publications, Inc. «Кризисное управление.» Великобритания, Департамент делового предпринимательства и нормативно-правовой реформы. Октябрь 2007 г. [8] Кризисное управление. (2003). Кризисное управление. Получено 15 октября 2007 г. из [9].

Дэвидсон, С.(1986). Время. Получено 7 октября 2007 г. из [10]. Дезенхолл, Э. (2004). США сегодня. Получено 8 октября 2007 г. из [11]. Дуайер, С. (1998). — Хадсон, у нас проблема! — Неспособность Hudson Foods справиться с программой кризисного управления. Получено 12 октября 2007 г. из [12]. Голдман, А., и Рекард, Э. (2007). Лос-Анджелес Таймс. Получено 13 октября 2007 г. из [13]. Гонсалес-Эрреро, А., и Пратт, С.Б. (1995). Как справиться с кризисом до или в любое время — это удар. Связи с общественностью Ежеквартально, 40, 25-30. Хеллслот, И.(2007). Политика антикризисного управления: общественное лидерство под давлением А. Бойна, П. ‘т Харта, Э. Штерна и Б. Санделиуса. Журнал непредвиденных обстоятельств и антикризисного управления, 15 (3), 168-169.

Инфанте, Д., Рансер, А., и Вомак, Д. (1997). Теория построения коммуникаций (3-е изд.). Проспект Хайтс, Иллинойс: Waveland Press. Государственные школы Канзас-Сити. Канзас-Сити, Канзас. (2007). Кризисное управление. Проверено 15 октября [14].

Мэсси, Дж. Э. (2001). Управление организационной легитимностью: Коммуникационные стратегии для организаций в условиях кризиса.Журнал делового общения, 38, 153-182. Поли, Дж. Дж. И Хатчисон, Л. Л. (2005). Моральные басни практики связей с общественностью: дела Tylenol и Exxon Valdez. Журнал этики СМИ, 20(4), 231-249. Пирсон, К.М. и Клэр, Дж.А. (1998). «Переосмысление антикризисного управления». Обзор Академии Менеджмента, 23, 59-76. Краткое справочное руководство по национальному плану реагирования. Май 2006 г. Версия 4.0 [15] Рудольф, Б. (1986). «Преодоление катастрофы». Время. Получено 6 октября 2007 г. из [16]. Ресурсный центр школьного насилия.(2003). Ресурсный центр школьного насилия. Получено 14 октября 2007 г. из [17].

Сигер, М.В., Селлноу, Т.Л., и Улмер, Р.Р. (1998). Коммуникация, организация и кризис. Коммуникационный ежегодник, 21, 231-275. Тематические исследования торговой базы данных по окружающей среде: катастрофа в Бхопале. Американский университет. Январь 1997 г. [18] Департамент образования Вирджинии. (2002). Справочник ресурсов для антикризисного управления в школах Вирджинии. Получено 15 октября 2007 г. из [19].

Уорнер, Ф. (2002). «Как оставаться свободным в трудной ситуации.«Быстрая компания». Получено 15 октября 2007 г. из [20].

Дальнейшее чтение

Смит, Ларри и Миллар, Дэн, доктор философии, 2002 г., антикризисное управление и коммуникации; Как получить и сохранить контроль, второе издание, Сан-Франциско, Калифорния, Международная ассоциация деловых коммуникаторов.

Бартон, Л. (2007). Кризисное лидерство сейчас: реальное руководство по подготовке к угрозам, стихийным бедствиям, саботажу и скандалам. Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: McGraw-Hill.

Смит, Ларри и Миллар, Дэн, доктор философии, 2002 г., Before Crisis Hits: Building a Strategic Crisis Plan, Washington, DC, AACC Community College Press Бородзич, Эдвард П.2005. Управление рисками, кризисами и безопасностью. Западный Суссекс, Англия: John Wiley and Sons Ltd. Рабочая тетрадь по антикризисному менеджменту. Управление служб безопасности и управления рисками. Государственные школы округа Фэрфакс. Октябрь 2007 г. [21] Дезенхолл, Э. (2003). Прибей их!: Противостояние громким атакам на знаменитостей и бизнес. Амхерст, Нью-Йорк: Книги Прометея. Дезенхолл, Э., и Вебер, Дж. (2007). Управление ущербом: почему все, что вы знаете об антикризисном управлении, неверно. Портфолио в твердом переплете. Эриксон, Пол А.2006. Планирование реагирования на чрезвычайные ситуации для корпоративных и муниципальных менеджеров, второе издание. Берлингтон, Массачусетс: Elsevier, Inc.

Финк, С. (2007). Антикризисное управление: планирование неизбежного. Backinprint.com. Национальный план реагирования. Министерство внутренней безопасности, Федеральное агентство по чрезвычайным ситуациям. Сентябрь 2007 г. [22] Ульмер, Р.Р., Селлноу, Т.Л., и Сигер, М.В. (2006). Эффективная кризисная коммуникация: переход от кризиса к возможностям. Таузенд-Оукс, Калифорния: Sage Publications.

Внешние ссылки

Что означает кризис психологии для будущего науки

В 1998 году психологи нашли подтверждение дразнящей теории: у всех нас есть ограниченный запас умственной энергии для самоконтроля и принятия решений.Сопротивление искушениям или принятие трудных решений со временем истощают эту энергию.

Сила воли подобна мышце, говорят они. Когда он устает, мы менее сосредоточены; мы поддаемся искушению и принимаем необдуманные решения, которые впоследствии причиняют нам боль. В оригинальном эксперименте 1998 года использовались печенье с шоколадной крошкой, редис и невозможная викторина, чтобы элегантно проиллюстрировать это. Участники, которым сказали есть редис и отказаться от печенья, отказались от викторины быстрее, чем люди, которым разрешили есть печенье.

За прошедшие годы эта теория была проверена в сотнях рецензируемых исследований с бесчисленным количеством заменителей шоколада, редиски и викторины. Ученые показали, как ослабление силы воли может повлиять на нашу способность держаться за руку, лишить нас мотивации помогать нуждающимся и даже негативно повлиять на спортивные результаты.

Это огромное количество исследований помогло истощению эго, как его называют психологи, и его ответвлению усталости от принятия решений стать основой для бестселлеров, выступлений на TED и бесчисленных лайфхаков.В эпоху, когда искушения и решения обрушиваются на нас с невероятной скоростью, это стало вдохновляющей концепцией. Если мы знаем, как работает система, мы можем ее обыграть: президент Обама, как известно, не выбирает себе костюмы, опасаясь, что это может истощить его способность принимать решения.

Но вся теория истощения эго может оказаться на грани краха.

Дэниел Энгбер из Slate сообщает о предстоящем исследовании в журнале Perspectives on Psychological Science , которое обнаружило в тесте с более чем 2000 участников в более чем 20 лабораториях «нулевой эффект истощения эго: нет признаков того, что человеческая воля работает». как это было описано, или что эти сотни исследований вообще многого стоят.»

Как сотни рецензируемых исследований могли быть настолько ошибочными? Возможно, это можно объяснить, и это потрясает исследователей до глубины души.

Каждый раз, когда ученые проводят эксперимент, есть вероятность, что они найдут ложноположительный результат. Но вот что пугает: теперь психологи понимают, что их институты устроены так, что более вероятно ложноположительные результаты попадут в публикацию, чем неубедительные результаты.

«Теперь мы узнаем, что в опубликованной литературе так много предвзятости, что метаанализам нельзя доверять», — Симин Вазире, профессор психологии и главный редактор журнала «Социальная психология и наука о личности», говорит мне.

Это привело к болезненному периоду самоанализа для психологии, оставив исследователей сбитыми с толку и даже напуганными. Что, если более фундаментальные результаты исследований — результаты, которые послужили толчком для написания книг, руководств по самопомощи и бесчисленных статей — не выдерживают критики? Теряет ли психология свою ценность как наука?

«Любая хорошая наука всегда должна смотреть на свои методы, на свою статистику, но в более широком смысле — на свои институты»

Майкл Инзлихт, профессор психологии в Университете Торонто, является соавтором готовящейся статьи об истощении эго.Хотя он не готов обсуждать это подробно («Я не думаю, что разумно говорить об этом, пока люди не смогут сами прочитать статью», — говорит он мне по электронной почте), он пояснил, что результат не будет означать абсолютная смерть теории истощения эго. «Для обоснования такого утверждения потребуется еще несколько таких массовых сбоев репликации», — говорит он.

Но помимо гибели теории, для Инцлихта результаты представляют собой нечто большее и более печальное.Он работал над истощением эго большую часть десятилетия. Его исследования были опубликованы в ведущих журналах. «Я в темном месте», — пишет он в недавнем сообщении в блоге. «Неужели я все эти годы гонялся за клубами дыма?»

В зависимости от того, кого вы спросите, этот момент является либо кризисом для науки, либо революцией, чтобы привлечь исследователей и журналы к большей ответственности за надуманные выводы.

Для психологов проблема не исчезнет в ближайшее время. И решения непростые.Но есть шанс, что этот огонь будет очистительным — и психологическая наука выйдет из этого периода сильнее, эффективнее и надежнее.

Кризис психологии выходит далеко за рамки этой теории

ВинтажMedStock/Getty Images

Это не просто истощение эго.

В последние годы психологи были вынуждены пересмотреть многие из самых известных и влиятельных научных открытий.

За последнее десятилетие в литературе начали появляться исследования, предполагающие, что важные открытия в психологии могут быть результатом предвзятости экспериментаторов. В одной статье психологи показали, что стандартные статистические методы могут быть использованы для того, чтобы практически любой эффект казался значительным. Не ищите доказательств дальше, чем когда Журнал Личности и Социальной Психологии опубликовал результаты, свидетельствующие о том, что люди способны к предвидению, что, по мнению большинства ученых, невозможно.

Затем стало очевидно, что эти проблемы были не только на периферии науки, но и заразили некоторые из самых знаменитых открытий в этой области.

В 2012 году социальный прайминг — влиятельная теория, объясняющая, как подсознательные сигналы влияют на наше поведение, — не прошел тест на репликацию. Теория приобрела популярность после того, как эксперимент 1996 года показал неожиданный эффект: участники, решившие словесную головоломку, заполненную фразами, относящимися к пожилым людям, фактически начали вести себя по-другому.Исследователи зафиксировали, что после викторины они шли к выходу медленнее.

Подобно истощению эго, предварительный эксперимент вдохновил многих ответвлений. Один популярный тест показал, что, когда человек держит в руках холодный напиток во время разговора, он или она может воспринимать другого человека как более холодного человека. Другой тест показал, что если интервьюеры несут тяжелую планшетку во время разговора с кандидатом на работу, они думают, что кандидат настроен более серьезно.

Такие выводы заставляют удивляться загадочности и сложности человеческого мозга.Они заставляют нас задуматься о нашей свободе воли. (Именно подобные теории привели меня в колледже к специальности психология.)

Теория социального прайминга не обязательно ошибочна. Но когда исследователям не удалось воспроизвести результат медленной ходьбы с более чем удвоенным числом участников, это поставило под сомнение как выводы, так и способность психологии их надежно проверить. Особенно настораживало то, что в тесте репликации экспериментаторы обнаружили результат — участники шли медленнее — когда им сказали, что это вероятный результат.

Кризис обострился в августе прошлого года, когда группа психологов под названием Open Science Collaboration опубликовала в журнале Science отчет с доказательствами всеобъемлющей проблемы: когда 270 психологов попытались воспроизвести 100 экспериментов, опубликованных в ведущих журналах, только около 40 процентов исследования держались. Остальные либо потерпели неудачу, либо дали неубедительные данные. Более того, реплики, в которых работал с , продемонстрировали более слабые эффекты, чем исходные работы.

Как экспериментаторы искажают свои эксперименты

Сочетание факторов вынуждает научные журналы публиковать исследования, которые могут преувеличивать их выводы.

«В конце концов, после того, как уродство закончится — и я не ожидаю, что это конец — наука в конечном итоге станет лучше»

Во-первых, предвзятость публикации. Основная идея здесь заключается в том, что журналы обычно принимают статьи с положительным заключением. Ученый может провести два эксперимента: один работает, другой нет.Тот, который работает, подается в журнал; тот, который не остается в ящике стола. (Исследование, опубликованное в Журнале экспериментальной политической науки , находит доказательства того, что неопубликованные исследования воспроизводятся более надежно, чем опубликованные.)

Еще есть p-hacking, ряд статистических методов, которые ученые могут использовать, чтобы их результаты казались более значимыми, чем они есть на самом деле. (Значение p — это критерий статистической значимости.) Один пример: исследователи могут прекратить сбор данных, когда их результаты достигнут статистической значимости.Это было бы похоже на подбрасывание монеты, выпадение трех орлов подряд, а затем заключение, что подбрасывание монеты всегда заканчивается орлом.

Опрос 2000 психологов, проведенный в 2012 году, показал, что такая тактика является обычным явлением. Пятьдесят процентов признались, что сообщают только об исследованиях, которые оказались успешными (игнорируя неубедительные данные). Около 20% признались, что прекратили сбор данных после того, как получили ожидаемый результат. Большинство респондентов считали свои действия оправданными.

Эти исследователи поддаются тому, что известно как предвзятость подтверждения: наша человеческая склонность хотеть видеть мир таким, каким мы его предсказываем.Они не обязательно пытаются обмануть. Они просто люди и не застрахованы от теорий, о которых читают лекции.

Многие из этих «p-хаков» затем приводят к проблеме недостаточно мощных исследований — исследований с размерами выборки, слишком маленькими, чтобы быть действительно надежными. Проще говоря, чем менее мощное исследование, тем больше шансов, что оно найдет результат, который не соответствует действительности.

По иронии судьбы, одной из жертв маломощных исследований может стать мегапопулярная теория силовых поз. В 2010 году эксперимент с 42 участниками показал, что людей можно заставить чувствовать себя более сильными, если они позируют с открытой, экспансивной позой.Теория вдохновила на выступление TED, которое было просмотрено более 32 миллионов раз. Это привлекательная, удобоваримая идея: один странный трюк, чтобы почувствовать себя сильнее!

Но, подобно истощению эго и социальному праймингу, эффекты поз силы не удалось воспроизвести с более крупными пулами субъектов.( Пояснение: Тест репликации поз силы действительно показал, что участники чувствовали субъективное ощущение силы. Но тест не смог обнаружить гормональный и поведенческие изменения, которые сделали оригинальную статью блокбастером.)

Смысл тиражирования не в том, чтобы пристыдить исследователей, а в том, чтобы сделать науку лучше

Раньше психологи считали эти чернильные пятна полезными инструментами. Они пошли дальше. Ламберт / автор

С проектом Open Science Collaboration и другими подобными крупномасштабными проектами воспроизведения психологи не отправляются подтверждать или опровергать отдельные выводы. Скорее, они задают вопрос: в чем разница между экспериментами, которые можно воспроизвести, и теми, которые нельзя воспроизвести?

Ответ на этот вопрос является ключом к решению основной проблемы дисциплины.Если психология обнаружит, что ей придется начинать с нуля, оценивая свои гипотезы, по крайней мере, она сможет сделать это более методологически обоснованным способом.

«Мы никогда не хотим оказаться в ситуации, когда каждое отдельное исследование, каждое, должно иметь пять прямых повторений», — говорит Санджай Шривастава, психолог из Орегонского университета, который ведет блог о проблемах в этой области на своем веб-сайте The Hardest. Наука. «Мы хотим знать, в конечном счете, каковы признаки здоровой науки?»

Августовское исследование репликации уже начало указывать на ответы.

«Я думаю, что у психологии большой потенциал… но я не уверен, что у нас есть еще много ответов»

Одна вещь, которую узнают ученые, заключается в том, что исследования с более высокой статистической мощностью (в зависимости от размера выборки) с большей вероятностью воспроизводятся. «Если я выйду и увижу другое исследование, и никто не проведет репликацию, у меня будет больше доверия, если исследование будет иметь более высокую силу», — говорит Шривастава.

Исследования, которые дают очень значимые результаты, с большей вероятностью воспроизводятся, чем те, которые едва значимы.И прямые взаимно-однозначные эффекты воспроизводятся с большей вероятностью, чем сложные взаимодействия.

История кризиса репликации стала немного сложнее на прошлой неделе, когда группа психологов из Гарварда опубликовала критический анализ проекта репликации, также в Science.

Газету возглавлял гарвардский психолог Дэниел Гилберт (вы узнаете его по рекламным роликам Prudential), который обычно бросал вызов движению репликации. Короче говоря, его проблема заключалась в том, что в процессе попыток воспроизвести эксперименты Open Science Collaboration внесла достаточно ошибок, чтобы сделать повторения бессмысленными.И вдобавок ко всему, Гилберт и его соавторы утверждали, что «воспроизводимость психологической науки довольно высока».

Горстка исследователей, с которыми я разговаривал, сочла этот аргумент неубедительным: если гарвардские авторы хотели доказать, что большее количество повторений и более строгое соблюдение протоколов увеличивает скорость повторения, им следовало провести эксперименты.

Но это говорит о том, что даже наука об оценке науки является предметом горячих споров.

И чтобы было ясно, неудачная репликация не означает, что первоначальное исследование было неверным.Возможно, новый эксперимент не совсем точно воссоздал условия первого. Но тогда возникает вопрос: должны ли эксперименты быть настолько чувствительными, чтобы они терпели неудачу при небольших корректировках?

«В психологии [чем в других науках] повторение часто сложнее, потому что мы склонны изучать вещи, которые не всегда поддаются непосредственному наблюдению», — пишет мне по электронной почте Ингрид Хаас, профессор психологии и политологии. Такое поведение, как любовь, дружба, храбрость и доверие, часто приходится выуживать у участников психологических экспериментов с помощью ролевых игр.Эти сценарии чрезвычайно чувствительны к изменениям в культуре и контексте, и их трудно воссоздать.

Психология становится скромнее

(Архив Халтона / Getty Images)

За движением репликации стоит искреннее желание быть более прозрачным и скромным в отношении научных выводов.

«Я думаю, что у психологии большой потенциал, — говорит Вазире, — и я думаю, что мы улучшаем ее как инструмент для ответов на действительно важные вопросы, но я не уверен, что у нас еще есть много ответов.»

Помните, она психолог и редактор журнала.

Вазире не единственный, кто так думает. Я слышал ту же фразу от нескольких психологов: ученым не нужно доверие публики только потому, что они носят лабораторные халаты. Они хотят заработать. (Исключением был Гилберт, который считает кризис воспроизводимости преувеличенным. «Среднему человеку не легче оценить научное открытие для себя, чем он может представлять себя в суде или делать операцию на собственном аппендиксе», — писал он мне.)

Брайан Носек, соучредитель Центра открытой науки в Университете Вирджинии и координировавший дублирующий документ в Science, , считает, что ответом на проблемы науки является прозрачность.

«Прозрачность делает доступными методологию, данные и процесс, которые использовались для получения научного утверждения», — пишет мне по электронной почте Носек, который был ведущим автором августовского отчета о репликации. «Это означает, что любой может оценить и подвергнуть критике исследование.Исследователи, желающие быть прозрачными, сигнализируют о том, что они открыты для проверки, а исследования, выдержавшие проверку, могут оказаться более надежными». «Людям нужна определенность, а наука редко дает ее»

Самым большим изменением, к которому призывают Носек и его коллеги-единомышленники, является предварительная регистрация дизайнов исследований. Обычно исследователям не нужно никому рассказывать о своих экспериментальных проектах, пока они не опубликуют результаты. Это открывает двери для всех упомянутых выше ухищрений и предубеждений.

«Предварительная регистрация ограничивает мою гибкость как исследователя, так как я не могу проводить множество анализов и исследований и сообщать только о подмножестве, которое соответствует моим предвзятым представлениям о том, что должно произойти», — объясняет Носек. Регистрация затруднит ученому выборку данных, чтобы они выглядели хорошо. Это также облегчит повторение тестов другими лабораториями.

Уже вносятся изменения. Все больше и больше журналов требуют предварительной регистрации экспериментов и более интенсивно рассматривают дизайн исследований.

«Вообще я пессимистка», — говорит мне Барбара Спеллман, бывший редактор журнала «Перспективы психологической науки», . «Но я действительно думаю, что в конце концов, после того, как уродство закончится — и я не ожидаю, что это конец — наука в конечном итоге станет лучше».

Журнал Вазира Социальная психология и наука о личности уделяет больше внимания статистической мощности, предлагая исследователям публиковать больше данных, которые были исключены в окончательной статье.«По мере того, как мы узнаем все больше и больше о том, какие виды исследований и результатов с большей вероятностью будут воспроизведены, мы лучше понимаем, как оценивать представленные материалы», — говорит она.

Итак, как мы должны оценивать психологические заявления?

Фото Fox Photos/Getty Images

«Любая хорошая наука всегда должна смотреть на свои методы, на свою статистику, но в более широком смысле — на свои институты, на то, как она думает о доказательствах», — говорит Шривастава.

Также важно помнить: проблемы репликации не ограничиваются психологией. Аналогичные испытания прошли биология и медицина. Психология просто имеет привилегию быть очень популярной наукой для широкой аудитории: ее выводы легче вписать в нашу скучную повседневную жизнь.

Это также относительно молодая наука. Основополагающей работе Фрейда едва исполнилось 100 лет, и даже сейчас она считается больше похожей на литературу, чем на науку. Что мы будем знать через столетие, что заставит наши нынешние знания выглядеть причудливыми?

Вернее всего о кризисе психологии написано в заключении августовского отчета журнала Science. «Людям нужна определенность, а наука редко дает ее», — говорилось в нем. «Как бы нам ни хотелось, чтобы это было иначе, отдельное исследование почти никогда не дает окончательного решения за или против эффекта и его объяснения».

Этот период самоанализа не только для психологов. Это также для писателей, которые сообщают о своих выводах, и для публики, которая следит за новостями психологии. Нам нужно стать более скептичными, и нам нужно поместить отдельные части исследования в более широкий контекст.Мы должны подумать, прежде чем прыгать, чтобы превратить психологические выводы в «новости, которые вы можете использовать».

«Вы хотите искать сходящиеся линии доказательств», — говорит Шривастава об оценке психологических заключений. Интересен опрос, который показал, что люди счастливее всего в кругу друзей. Этот вывод становится более убедительным, когда эксперимент обнаруживает тот же эффект. Когда эти эксперименты воспроизводятся — и в точности, и в новых контекстах — это еще лучше.

«Чего следует избегать, так это того, что вы только что нашли кучу паттернов, которые можно сложить вместе в историю», — говорит он.(Это верно для всех жанров журналистики.) Все линии доказательств должны выдержать проверку тиражированием.

Сейчас тревожные времена для психологии, но есть и повод для оптимизма. В течение этого времени переоценки, возможно, придется переписать некоторые учебники, и некоторые эго будут сильно уязвлены. Но психология будет иметь более прочную основу.

«Для ясности: я влюблен в социальную психологию», — пишет Инзлихт. И вы должны быть честны с теми, кого любите.

Leave a Reply

Ваш адрес email не будет опубликован.