Подростковая агрессия психология: Подростковая агрессия. Причины, особенности, диагностика, профилактика и советы

Содержание

Подростковая агрессия как социально-психологическая проблема современности Текст научной статьи по специальности «Психологические науки»

ПОДРОСТКОВАЯ АГРЕССИЯ КАК СОЦИАЛЬНО-ПСИХОЛОГИЧЕСКАЯ ПРОБЛЕМА СОВРЕМЕННОСТИ

© Каневская Ж.О.*, Кириллова Л.С.*

Ставропольский государственный педагогический институт, г. Ставрополь

В статье обозначена актуальность подростковой агрессии как социально-психологической проблемы современности, рассмотрены причины и особенности проявления подростковой агрессии в исследованиях отечественных ученых, обозначены факторы влияющие на интенсивность агрессивных проявлений.

Ключевые слова агрессия, агрессивность, подростковый возраст, подросток.

Напряженная, неустойчивая социально-политическая и экономическая обстановка, сложившаяся в настоящее время в нашей стране, обусловливает рост различных отклонений в личностном развитии и поведении подрастающего поколения. Среди них особую тревогу вызывает не только прогрессирующая отчужденность, повышенная тревожность, духовная опустошенность детей, но и их цинизм, жестокость, агрессивность [7]. Наиболее остро этот процесс проявляется на рубеже перехода ребенка из детства во взрослое состояние — в подростковом возрасте.

Проблема агрессивности подростков затрагивает все общество в целом, вызывала и вызывает глубокое беспокойство среди родителей, психологов, педагогов, как в отечественной, так и в зарубежной психологии. Так как, во-первых, агрессия является неотъемлемой частью динамической характеристики активности и адаптивности человека. Во-вторых, личность в социальном плане должна обладать определенной степенью агрессивности [2]. В норме она может оказываться социально приемлемым и даже необходимым качеством. В противном случае, это приводит к ведомости, конформности, подавленности, пассивности поведения, особенно в подростковом возрасте.

Чтобы точнее понять сущность подростковой агрессии, необходимо знать, чем характеризуется подростковый возраст. Подростковый возраст -это период жизни человека от 11-12 до 14-15 лет. В этот самый короткий по астрономическому времени период подросток проходит великий путь в своем развитии: через внутренние конфликты с самим собой и с другими, через

* Доцент кафедры Общей педагогики, дошкольного и начального образования, кандидат педагогических наук.

* Старший преподаватель кафедры Общей педагогики, дошкольного и начального образования, кандидат педагогических наук.

внешние срывы и восхождения он сможет обрести чувство личности. Стремление быть взрослым вызывает сопротивление со стороны действительности. Никакого места в системе отношений с взрослыми ребенок еще занять не может, и он находит свое место в детском сообществе. Для подросткового возраста характерно господство детского сообщества над взрослым. При общении со сверстниками осваиваются нормы социального поведения, нормы морали, устанавливаются отношения равенства и уважения друг к другу.

Центр жизни из учебной деятельности переносится в деятельность общения. Общение у подростков становится одним из ведущих видов деятельности. Однако в существующей сложной экономической ситуации, резкого расслоения общества, наблюдается возрастание эмоционально-психического напряжения подростков, которое проявляется в отгороженности, закрытости, повышенной конфликтности, немотивированной мнительности, уходе в виртуальный мир, агрессивности. Вследствие чего, подростки не умеют общаться и дружить друг с другом, «слушать и слышать» другого, не умеют анализировать свои переживания и говорить о них [1]. Отсутствует культура общения, отсюда следствие — развитие комплекса неполноценности, депрессии, социальной апатии, и естественно агрессивности. В связи с чем современные подростки ведут себя вызывающе, заносчиво, демонстративно, часто агрессивно, конфликтуют, или наоборот — стараются быть незамеченными, испытывая чувство стеснения, замкнутости.

Обратимся к рассмотрению понятия агрессивности как психологического термина. Чтобы понять сущность агрессии нужно найти точное определение данного термина. Многие исследователи определяют агрессию как любую форму поведения, которая нацелена на то, чтобы причинить кому-то физический или психологический ущерб. В словаре А.В. Петровского говориться, что слово «агрессия» обозначает насильственное нарушение прав другого лица и оскорбительные действия или обращение с другими людьми, равно как и дерзкое, ассертивное поведение. В этом определении представлены весьма разнообразные действия, но все они обозначаются словом «агрессия» [9]. Под агрессией следует понимать любую форму поведения (действие, поступок), побуждаемого намерением причинить ущерб путем физических или вербальных операций любому живому существу, в том числе действия, направленные против самого себя.

Тема агрессии становится одной из актуальных, начиная с шестидесятых годов сначала на Западе, а затем и в нашей стране. Сегодня в средствах массовой информации эту тему называют «интригующей», а сам двадцать первый век — «веком беспокойства о насилии» [5]. В анализе психологической и социально-философской литературы, посвященной проблеме человека, агрессивность выдвигают на первый план многих исследований. Большинство специалистов настаивают на том, что в качестве агрессии может рассматриваться не только поведение, включающее в себя намеренное при-

чинение вреда живым существам, а еще и как «действие человека, характеризующееся демонстрацией превосходства в силе или применение силы к другим людям…» [9].

В современной научной литературе имеется значительное количество работ, посвященных проблеме исследования подростковой агрессивности. В центре внимания исследований находятся такие аспекты, как механизмы усвоения и закрепления агрессии, условия ее проявления, индивидуальные и половозрастные особенности агрессивности, способы предотвращения агрессивного поведения (К. Бютнер, Л.В. Зубова, М.А. Исаева, О.В. Кобзе-ва, Ю.Б. Можгинский, А. Налчаджян, А.А. Реан, Т.Г. Румянцева, Ф.С. Сафу-анов, Л.М. Семенюк, Е.В. Тарасова, А.А. Ушанова, И.А. Фурманов и др.).

Проблема индивидуально-личностных особенностей агрессивности подростков раскрывается в основном в контексте исследования различных форм отклоняющегося поведения (С.А. Беличева, А.И. Долгова, М.И. Ени-кеев, В.Н. Кудрявцев, В.В. Лунеев, А.Р. Ратинов, Д.И. Фельдштейн и др.).

С каждым годом увеличивается количество работ по данной тематике. Такой неослабевающий интерес вызван общим ростом агрессивного проявления, как на индивидуальном, так и на социальном уровне, особенно среди несовершеннолетних.

По мнению М.Л. Мельниковой наиболее сенситивным периодом в плане проявления агрессивности является подростковый возраст. Это обусловлено рядом причин: во-первых, к данному возрасту уже сформированы и являются достаточно устойчивыми свойства личности, в числе которых и агрессивность, оказывающие влияние на возникновение соответствующей формы поведения; во-вторых, эмоциональная чувствительность и неуравновешенность, свойственные подростковому возрасту, обусловливают характер импульсивных действий, в числе которых и агрессивные; в-третьих, именно в этом возрасте внешняя детерминация в виде модели агрессивного поведения, как наиболее успешной формы активности среди сверстников имеет высокую значимость [8].

В подростковом возрасте ребенок в силу наличия специфических особенностей внутреннего психического развития и внешних условий проявляет агрессивность, которая по уровню выраженности превышает, согласно представлениям психолога С.Н. Ениколопова, агрессивность взрослых [6].

Среди основных причин возникновения и проявления агрессивности у подростков ученые считают следующие: перестройка прежних отношений к окружающему миру и самому себе, приобретающие форму Психологического кризиса (Д.И. Фельдштейн), необходимость самоутверждения (Н.Г. Самсоно-ва), принятие агрессии в подростковых сообществах, в которых она выполняет демонстративную функцию (Е.В. Первышева), защита себя и других (В.В. Лебединский, О.С. Никольская, Е.Р. Баенская, М.М. Либлинг), конфликты между уровнем притязаний и реальным положением подростка в обще-

стве (А.А. Реан, С.Н. Ениколопов). Таким образом, причины проявления агрессивности и ее роль в поведении подростка разнообразны, однако исследованиями (Л.Т. Семенюк, А.А. Реан, И.А. Фурманов) также подчеркивается и тот факт, что к 14-15 годам интенсивность агрессивных действий и частота их проявлений должна снижаться, уступая место неагрессивным способам разрешения конфликтов. Также должен происходить переход к более социализированным формам проявления агрессивности: от физической формы к вербальной, косвенной и к негативизму. В исследованиях последнего десятилетия наличие данной тенденции также просматривается.

Наравне с тем, что учеными подчеркивается снижение уровня агрессивности к старшему подростковому возрасту, отмечается также, что во внешнем проявлении агрессивности происходят качественные сдвиги в сторону вербальных форм агрессии. Так в работе М.Л. Мельниковой было обнаружено, что подростки с просоциальными формами поведения проявляют агрессию в скрытой (косвенной) форме и через негативизм. Бурминской Т.В. было обнаружено, что к 14-15 годам на первое место выходит вербальная форма агрессии и негативизм, а выраженность физической агрессии снижается [4].

В случае высокой интенсивности агрессивности подростков, преобладании в поведении физических форм агрессии, можно говорить о социальной дезадаптации и нарушении процесса социализации в целом. При этом усиление агрессивных проявлений может быть вызвано рядом факторов, которые можно разделить на три области: личностные факторы (темпера-ментальные, конституционные и характерологические свойства), семейные факторы (неэффективные приемы родительского воспитания, психопатология родителей, жестокое обращение с ребенком и невыполнение родительских обязанностей), внесемейные факторы (социальное отвержение, присоединение к группе девиантных сверстников, социальная депривация, показ насилия в СМИ).

Согласно И.В. Бойко на увеличение интенсивности агрессивности наибольшее влияние оказывают следующие факторы: общее социальное неблагополучие, включающее в себя плохие семейные взаимоотношения, отсутствие одного или двух родителей, алкоголизм, конфликтность в семье, авторитарные методы воспитания с элементами насилия, влияние малых отрицательных групп улицы, приводящее к увлечению наркоманией, токсикоманией, алкоголем, раннему вступлению в половую связь [3]. Отметим, что данные факторы редко существуют один от другого, обычно они множественны и сложным образом взаимодействуют между собой, предопределяя агрессивное поведение подростков.

Таким образом, проблема подростковой агрессии является сложным социально-психологическим явлением, для изучения которого применяется множество различных подходов. На основе обобщения российского и зарубежного опыта по изучению проблемы подростковой агрессивности можно

выявить, что агрессивность рассматривается как личностное свойство, основу которого составляет направленность личности, определяющее систему отношений личности к себе, другим, труду и обществу в целом.

Список литературы:

1. Анникова Л.В., Аббасов Д.И. Средства массовой информации как механизм формирования индивидуального сознания // Сб. науч. статей по матер. 78-й науч.-практ. конф. преподавателей и студентов СТГАУ — 2014. -С. 3-7.

2. Белоцерковец Н.И., Каневская Ж.О. Особенности коррекции агрессивного поведения детей младшего школьного возраста средствами досуго-вой деятельности // Обучение и воспитание: методики и практика. — 2014. -№ 16. — С. 203-208.

3. Бойко И.В. Проявление агрессивности несовершеннолетних осужденных женского пола // Вопросы психологии. — 1993. — № 4. — С. 27-30.

4. Бурминская Т.В. Взаимосвязь особенностей развития личности подростков и форм агрессивных реакций: автореф. дис. … канд. психол. наук. -Ставрополь, 2004.

5. Гончаров В.Н. Социокультурные аспекты информатизации общества // Сб. конф. НИЦ Социосфера. — 2014. — № 1. — С. 58-62.

6. Ениколопов С.Н. Понятие агрессии в современной психологии / С.Н. Ениколопов // Прикладная психология. — 2001. — № 1. — С. 60-72.

7. Колосова О.Ю. Социально-философские аспекты глобализации // Система ценностей современного общества. — 2014. — № 36. — С. 130-134.

8. Мельникова М.Л. Когнитивно-поведенческая оценка агрессивного поведения подростков // Психологические проблемы развития и существования человека в современном мире: сб. науч. тр. — Екатеринбург: Урал. гос. пед. ун-т., 2008. — С. 8-18.

9. Словарь / под. ред. М.Ю. Кондратьева; ред.-сост. Л.А. Карпенко; под общ. ред. А.В. Петровского // Психологический лексикон. Энциклопедический словарь в 6 т. — М.: ПЕР СЭ, 2006. — 176 с.

Статья на психологии на тему «Подростковая агрессия. Пути решения» (7 класс)

Статья на тему:

«Подростковая агрессия. Пути решения»

Подготовила:

педагог – психолог

МОУ «Школа №22 г. Донецка»

Ахметвалеева А.М.

Донецк, 2020г.

Семья и воспитание – мост, по которому ребенок переходит из одного возраста в другой. Этот мост родители начинают строить с раннего детства. Чем он прочнее, тем быстрее и легче ребенок «перемахнет» через трудности в подростковом возрасте.

Проявления подростковой агрессии зависят, как мы видим, от стиля взаимоотношений между ребенком и родителями на предыдущем возрастном этапе развития ребенка. Детство от рождения и до 12-13 лет (возраст условный) является этапом наработки отношений. А уж то, что наработали, ярко высвечивается именно в критический период, т. е. он является своеобразным маркером, детектором отношений. Недаром говорят, что человек, да и отношения людей, проверяются в критическую минуту. Вот этой «минутой» и становится подростковый возраст.

Причины подростковой агрессии

1. Ребенок не родился подростком!

2. Хуже подросткового кризиса его отсутствие

3. Агрессию нужно принять, но не игнорировать

Как распознать подростковую агрессию?

Обычно под агрессией мы понимаем любое деструктивное поведение. Но ошибочно полагать, что это только физические проявления. Понаблюдайте за своим ребенком, есть ли в поведении что-то из нижеперечисленного.

  1. Физическая агрессия: крайнее проявление агрессии и жестокости, это как раз драки и физические столкновения с кем-либо.

  2. Раздражение: грубость и вспыльчивость.

  3. Вербальная агрессия: все словесные выражения гнева и раздражительности. Ребенок при любой острой ситуации (или даже, казалось бы, на ровном месте) кричит, угрожает, прибегает к шантажу («уйду из дома», «выпрыгну из окна»).

  4. Косвенная агрессия, направленная на объект, жертву: злобные шутки, троллинг, сплетни.

  5. Ненаправленная агрессия: топает ногами, кричит в толпе.

Особенности подростковой агрессии: спусковые крючки

Психологи выделяют ряд факторов, они, как питательная среда для микробов. Ищите их в семье, личной жизни (а у подростка она уже есть!), в душевном состоянии, во внешних обстоятельствах (стресс, переутомление, болезнь, неправильное питание и режим дня).

  1. 11Ребенок проявляет агрессию, когда страшно: что его не любят, не понимают, что он один в этом мире.

  2. 2Когда не видит другого способа самоутвердиться, привлечь внимание.

  3. В противоположность предыдущему пункту: гиперопека и повышенный контроль.

  4. Неуверенность в себе.

  5. Подросток агрессивен, если в доме неблагоприятная эмоциональная среда, если агрессивное поведение – норма для членов семьи.

  6. Агрессивная медиа-среда: чрезмерное увлечение компьютерными играми, в том числе.

Что делать, когда подросток проявляет агрессию?

Отвечать подростку агрессией на агрессию – самый разрушительный для нервов и отношений путь. Подросток живет в состоянии борьбы, ему даже это не столь затратно, как родителю. А вот родитель может дорого заплатить за неудачный метод: нервами, общим здоровьем, настроением. В первую очередь это ощутит родитель авторитарного склада: ребенка уже не перекричишь. Он сам это уже умеет делать. Поэтому подростковый период – шанс и время для родителей обдумать тот факт, что ребенок уже переходит в другую возрастную категорию и надо искать новые формы общения с ним, надо признать, что нельзя вести себя как раньше, не считаясь с ним. Если авторитарный родитель этого не признает, неприятные последствия не заставят себя ждать.

На сегодняшний день социальные психологи предлагают самые работающие способы совладания с подростковой агрессией:

  • Принять агрессию как неизбежное проявление подросткового возраста и относиться к ребенку снисходительно; перетерпеть, не скатываясь в полное подстраивание (делай что хочешь, только не кричи, не круши). Рассматривать ребенка и его вспышки на этом этапе как проявление сложного периода и относиться с сочувствием – он часто сам не ведает, что говорит и творит. Не принимать близко к сердцу все резкие слова и не строить на их основании пессимистические выводы о дальнейших отношениях и жизни подростка в целом. Понимать, что подросток разбалансирован и через десять минут будет жалеть о своей несдержанности, но внешне это не покажет. Одним словом, относиться к несдержанности и агрессии как к слабости, демонстрируемой ребенком в период болезни. 

  • Пробовать направлять агрессию, как энергию, в разные сложные виды деятельности, начиная со спорта и иностранных языков, и заканчивая ремеслами. Этот метод является и профилактическим, и терапевтическим одновременно. И надо сказать, что при общей рассеянности и незаинтересованности подростка учебой, то, что ее не касается и проводится не в школе, может вызывать интерес и вовлеченность. Метод хорошо работает в семьях, где родителям или одному родителю удалось сохранить контакт с ребенком.

  • Хорошим и эффективным способом снижения агрессии и поиска взаимопонимания с подростком является договорной метод. Прописанный на бумаге и даже когда-то заверенный третьим лицом (психологом, к примеру), где четко оговаривается предмет договора, обязанности сторон, их ответственность за нарушение. Этот способ дает подростку понимание того, что он стоит почти на одной доске с родителем, с ним считаются и спрашивают с родителей наравне с ним. 

Как бороться с подростковой агрессией:

советы родителям

Бороться – не совсем верное в данном случае слово, но родители употребляют именно его. Бороться надо не с ребенком. Это не война. Подростковый период – сложное время для всей семьи. Время, когда над собой нужно, прежде всего, работать родителям. Научиться не отвечать криком на крик подростка, найти в себе внутренние ресурсы оставаться спокойными и мудрыми. Так вам удастся корректировать и поведение ребенка.

Профилактика подростковой агрессии
  1. Позвольте подростку решать быть самостоятельным, проявлять инициативу. Не диктуйте, как поступить, а спросите, чем вы можете помочь.

  2. Сделайте так, чтобы в семье уровень агрессии был максимально низким.

  3. Хорошо, если у подростка будет увлечение, хобби. Например, спорт или занятия танцами, которые направляют энергию подростка в мирное русло. Хвалите его за достижения и старание, поддерживайте. Даже если вам занятие кажется пустяковым.

  4. Поговорите с подростком о его жизненных целях. Только не через нотации, пусть это будет доверительная беседа. Расскажите, каким подростком были вы: отличная терапия – признать «ты и я: мы с тобой одной крови».

  5. Выстраивайте доверительные отношения.

Журнал «Психология образования в поликультурном пространстве»

Выпуск №32 (4) (2015) 161 стр.

Оглавление выпуска журнала

Япарова О.Г.

ОСОБЕННОСТИ ПРОЯВЛЕНИЯ ЖИЗНЕСТОЙКОСТИ У ПОДРОСТКОВ С РАЗНЫМ УРОВНЕМ АГРЕССИВНОСТИ

Yaparova O.G.

THE PECULIARITIES OF TEENAGERS’ VIABILITY WITH DIFFEREN LEVELS OF AGGRESSION

Ключевые слова:

жизнестойкость; подростки; агрессивность; viability; adolescents; aggression

Аннотация:

В статье рассматриваются особенности проявления жизнестойкости у подростков с разным уровнем агрессивности. Определяется актуальность выдвинутой проблемы. Выявляются различные компоненты жизнестойкости у подростков с высоким, средним и низким уровнем агрессивности. Указывается взаимосвязь данного конструкта с различными переменными, например, целеустремленностью, смыслом жизни, креативностью, высоким уровнем социально-психологической адаптированности и общим психологическим благополучием. В статье подчеркивается важность исследования жизнестойкости в подростковом возрасте, поскольку в этом возрасте наиболее четко проступают все особенности психической сферы ребенка. Указывается на особую социально-психологическую проблему современности — детскую жестокость и агрессивность. Описываются факторы, влияющие на рост подростковой агрессивности, такие как глобализация, уровень агрессивности общества, нормы агрессивного поведения в культуре определенного общества, общее социальное неблагополучие. Подчеркивается значимость модели агрессивного поведения как наиболее успешной формы активности среди подростков. В статье дается характеристика испытуемых, описывается процедура исследования. Дается анализ проведенных методик. В анализе приводятся примеры ответов испытуемых, доказывающих особенности проявления жизнестойкости подростков с высоким, средним и низким уровнем агрессивности. Показано, что у подростков с высоким уровнем агрессивности проявляется такой компонент жизнестойкости, как принятие риска, у подростков со средним уровнем агрессивности проявляется такой компонент жизнестойкости, как вовлеченность, у подростков с низким уровнем агрессивности — контроль. Автор указывает на практическую значимость проведенного исследования. Суть коррекционного воздействия заключается в развитии всех компонентов жизнестойкости у подростков с разным уровнем агрессивности.

Annotation:

The article discusses the characteristics of viability among adolescents with different levels of aggressiveness. Various components of viability specific to teenagers with high, medium and low level of aggressiveness are identified. The article indicates the interrelation of this construct with such variables as sense of purpose, meaning of life, creativity, high level of socio-psychological adaptation and general psychological well-being. The article emphasizes the importance of the research on adolescent viability, because this age is most clearly characterized through all the features of the child’s psychic sphere. The article also points out a specific socio-psychological problem of our time — children’s cruelty and aggressiveness. There are factors that affect the growth of teenage aggression, for example globalization, aggressiveness level in the society, cultural norms of aggressive behavior and social instability in general. The article also stresses the significance of the aggressive behavior model as the most successful form of activity among teenagers. The article provides characteristics of the research subjects, describes the research procedure and analyses used methods. The analysis shows the examples of the subjects’ answers, which prove the peculiarities of the viability expression among adolescents with high, medium and low levels of aggressiveness. It has been indicated that adolescents with high level of aggressiveness demonstrate such component of viability as risk-taking, adolescents with a medium level of aggressiveness demonstrate involvement and adolescents with a low level of aggressiveness demonstrate control. The author points out practical significance of the study. The essence of the remedial influence lies within the development of all viability components in adolescents with different levels of aggressiveness.

Список литературы:

  1. Богомаз, С.А. К проблеме взаимосвязи смыслов жизни с целеустремленностью и жизнестойкостью человека [Текст] / С.А. Богомаз, Т.Е. Левицкая // Третья Всерос. науч.-практ. конф. по экзистенциальной психологии: материалы сообщений; под ред. Д.А. Леонтьева. — М.: Смысл, 2007. — С. 122-125.

  2. Гладких, А.Г. Связь жизнестойкости с различными видами интеллекта [Текст] / А.Г. Гладких // Психология XXI века: материалы X Междунар. межвузовской науч.-практ. конф.; под ред. Б.В. Чеснокова. — СПб., 2007. — С. 208-209.

  3. Ениколопов, С.Н. Понятие агрессии в современной психологии [Текст] / С.Н. Ениколопов // Прикладная психология. — 2001. — № 1. — С. 60-72.

  4. Каневская, Ж.О. Подростковая агрессия как социально-психологическая проблема современности [Текст] / Ж.О. Каневская, Л.С. Кириллова // Психология и педагогика: методика и проблемы практического применения. — Новосибирск: ООО «Центр развития научного сотрудничества», 2015. — № 42. — С. 7-11.

  5. Леонтьев, Д.А. Тест жизнестойкости [Текст] / Д.А. Леонтьев, Е.И. Рассказова. — М.: Смысл, 2006. — 63 с.

  6. Махнач, А.В. Психологическая диагностика кандидатов в замещающие родители: Практическое руководство [Текст] / А.В. Махнач, А.М. Прихожан, Н.Н. Толстых. — М.: Изд-во «Институт психологии РАН», 2013. — 219 с. (Фундаментальная психология — практике).

  7. Мельникова, М.Л. Когнитивно-поведенческая оценка агрессивного поведения подростков [Текст] / М.Л. Мельникова // Психологические проблемы развития и существования человека в современном мире: сб. науч. тр. — Екатеринбург: Урал. гос. пед. ун-т., 2008. — С. 8-18.

  8. Психология подростка. Полное руководство [Текст]; под общ. ред. А.А. Реана. — СПб.: Прайм — ЕВРОЗНАК, 2008. — 504 с.

  9. Рассказова, Е.И. Жизнестойкость как фактор совладания со стрессом в контексте психического здоровья [Текст] / Е.И. Рассказова // Вестник Московского университета. Серия 14: Психология. — 2006. — №1. — С. 104.

движущая сила или разрушительная ярость? ❗️☘️ ( ͡ʘ ͜ʖ ͡ʘ)

На чтение 9 мин.

– Не мог бы ты вынести мусор, пожалуйста! – просит мама своего 13-летнего сына.

– Нет, мне не хочется сейчас!

– Но я хочу, чтобы это было сделано немедленно!

– Позже!

– Нет, сейчас!

– Почему это должен делать я?

– Я очень злюсь. Пожалуйста, просто сделай то, о чем я тебя просила!

– Вечно ты на меня орёшь! Вы меня постоянно ругаете!

Читайте также: Почему нельзя подавлять естественную агрессию у детей

Мама в такой момент обычно расстраивается, потому что она старалась без агрессии объяснить ребёнку, чего она от него ждёт. Он же реагирует злостью.

Вряд ли найдется предмет более чувствительный для семьи, чем агрессия: что это вообще такое? Кто ведёт себя агрессивно? И если да, то как часто и когда? Что делать, если кто-то агрессивен по отношению к кому-то? И как справляться со своей агрессией? Что именно делает людей агрессивными?

Эти вопросы занимают нас на всю жизнь, ведь агрессия – наш постоянный спутник. Мы сталкиваемся с этим в общественной жизни, на дорогах, а также в нашей собственной семье. И, конечно, мы сами иногда бываем агрессивны. Иногда агрессия нас пугает, а часто и провоцирует конфликты э. У агрессии плохая репутация, потому что она доставляет нам дискомфорт и иногда превращается в психологическое или физическое насилие. Но всегда ли она отрицательна? И не могли бы мы конструктивно использовать силу агрессии, чтобы справиться со своей жизнью?

Агрессия в период полового созревания: врожденное влечение или результат разочарования?

Чтобы ответить на некоторые из этих вопросов, сначала нужно определить, что такое агрессия на самом деле. Термин происходит из латинского языка и означает что-то вроде приближения, приближения, нападения. Общеприменимого определения агрессии нет. Происхождение, значение и функция человеческой агрессии до сих пор являются предметом дискуссий в специализированных кругах. Три основных теоретических подхода к объяснению и определению заключаются в следующем:

1. Агрессия как врожденное побуждение: психоаналитическая модель.

Согласно теории Фрейда, существует врожденное побуждение к агрессии, также известное как побуждение к смерти. Это проявляется в деструктивном и деструктивном поведении по отношению к другим. Влечение к смерти противоположно либидо (= половому влечению), но считается частью эроса (= влечения к жизни). Стремление к агрессии служит для уничтожения других объектов и людей, в первую очередь для обеспечения собственного выживания и сохранения вида, но оно также вызывает негативное поведение.

Читайте также: Детская агрессия в Сети: как интернет открывает все тайное в наших детях

2. Агрессия в ответ на фрустрацию: гипотеза фрустрации-агрессии.

Согласно «гипотезе фрустрации-агрессии» Долларда/Миллера, человеческая агрессия всегда возникает как реакция на фрустрацию и отторжение, если только она не может быть обработана или компенсирована другим способом. Люди воспринимают оскорбления, применение силы, оскорбления, социальную изоляцию, унижение, стыд, деградацию, несправедливость, бедность, сложные условия жизни как крайне разочаровывающие.

3. Агрессия как усвоенное поведение: объяснение, основанное на теории обучения.

Третья теория состоит в том, что агрессивному поведению обучаются так же, как и другим формам поведения. Ребенок смотрит на «агрессивное» поведение взрослых или братьев и сестер, а затем использует его, когда это может оказаться полезным или когда он считает это «уместным». Согласно этой теории, агрессивное поведение используется тем чаще, чем больше с его помощью достигается чувство успеха. Школьник, например, узнает, что ему будут уделять больше внимания в классе, если он будет явно агрессивным. Таким образом, его поведение служит определенной цели и снова появится в случае сомнений, если окажется полезным и ребенок не научится другим способам привлекать внимание.

Кроме того, существуют биологически обоснованные терапевтические подходы, объясняющие агрессию как результат нейрохимических процессов в мозге, а также этнологические попытки объяснений, которые используют культурные условия в качестве оправдания агрессивного поведения.

По-прежнему существуют разногласия по поводу того, является ли агрессия врожденной или усвоенной. Однако в настоящее время существует консенсус, что за агрессивным поведением стоят определенные мотивы или потребности. Например, потребность в большем внимании, справедливости, безопасности. Поэтому агрессивное поведение используется для достижения определенной цели. Часто это происходит рефлекторно и бессознательно.

Однако определенные типы агрессии также приветствуются в определенных сферах общества, например, в политических дебатах, в компаниях, а также на спортивных соревнованиях или в военных ситуациях. Когда злость используется бессознательно или сознательно для достижения определенной цели, это также называется инструментальной агрессией.

Почему современные люди порой ведут себя агрессивно:

Агрессивное поведение часто способствует выживанию, особенно в чрезвычайных ситуациях.

Часто служит защите собственной жизни и жизни потомства.

Оно служит достижению определенных целей и, при необходимости, отстаиванию собственных интересов против воли других.

Часто является компенсацией разочарования.

Определенные формы агрессивного поведения социально желательны в определенных сферах нашего общества.

Кстати агрессивное поведение не всегда должно быть активным. Существует также пассивная агрессия: она характеризуется тем, что вместо того, чтобы делать то, что должно быть сделано, человек просто воздерживается от этого. Неспособность оказать помощь может быть проявлением пассивной агрессии. Или когда кто-то обесценивает проблемы, которые пытается решить кто-то другой.

Пассивную агрессию определить труднее, чем активную, и, следовательно, ее трудно контролировать. Люди, которые не осмеливаются четко заявить о своем гневе и злости, склонны к ней: они прибегают к другим менее оскорбительным средствам. Они действуют исподтишка или коварно. Люди, которые испытывают от кого-то пассивную агрессию, реагируют на нее гневом, обидой или чувством крайней беспомощности. К сожалению, это часто происходит между детьми и родителями.

Читайте также: Хлопнул дверью: 5 причин, почему подростки уходят из дома

Почему подростки иногда бывают агрессивными

Если предположить, что агрессивное поведение в первую очередь используется для достижения собственных целей и интересов или для удовлетворения определенных потребностей, возникает вопрос, какие цели на самом деле преследуют подростки. Поэтому родители должны знать самые важные пожелания и потребности, свойственные детям этого возраста:

1. Подростки хотят большей свободы

Дети часто чувствуют себя ограниченными и контролируемыми. Чтобы сохранить или расширить эту свободу, они иногда становятся агрессивными, громкими или даже злыми.

2. Подростки хотят внимания

Хотя они часто хотят отстраниться и решить для себя, когда с кем и о чем говорить, они все же зависят от внимания своих родителей. Иногда для его привлечения можно использовать агрессивное или бунтарское поведение.

3. Молодым людям нужен авторитет и эмоциональное присутствие родителей.

Агрессивное поведение, в частности, выманивает отцов из их сдержанности и вынуждает их занять определенную позицию или проявить присутствие. Мятежный, шумный юноша просит (часто бессознательно!) внимания своего «сильного», преданного отца.

4. Молодые люди хотят, чтобы их оставили в покое.

Это не противоречит вышеупомянутому стремлению к вниманию. Им нужны не только забота и поддержка, но и достаточно времени и места для себя. Если они часто чувствуете беспокойство и угрозу своему личному пространству, то часто реагируют раздражительно, то есть «агрессивно» в самом широком смысле.

5. Подростки хотят определять для себя, что они делают, а что не делают.

Однако они могут делать это лишь в очень ограниченной степени, потому что, во-первых, они должны выполнять определенные обязанности (обязательное школьное обучение!). Во-вторых, потому что они еще не достигли совершеннолетия и им не разрешено принимать определенные решения. Это может разозлить подростков.

6. Подростки хотят, чтобы с ними обращались справедливо.

Поскольку дети очень внимательно наблюдают за взрослыми и к тому же очень чувствительны, они обращают большое внимание на то, с ними обращаются лучше, хуже или так же, как с другими сверстниками или братьями и сестрами. Это приводит к раздражающим дискуссиям о том, кто и когда последний вытирал стол или какой мобильный телефон подарили лучшему другу на день рождения его родители. Озабоченность «упустить что-то» – главный приоритет для молодых людей! Если после этого они действительно почувствуют, что с ниии обошлись несправедливо, это может очень быстро их расстроить и сделать агрессивным.

7. Молодые люди хотят отстаивать свои интересы.

Ребёнок хочет пойти к другу с ночёвкой, а родители против? Тогда гневная реакция на это не редкость. Подросток чувствует себя ограниченным в своих правах и возможностях – и это делает его «агрессивным» в самом широком смысле!

8. Дети хотят, чтобы их уважали.

Агрессивное поведение помогает добиться большего уважения со стороны других. Особенно среди юношей, достигших половой зрелости, иногда случаются стычки или даже драки. Здесь играет роль не только тестостерон, но и глубокое чувство незащищенности. Тем, кто в достаточной мере уверен в себе и спокоен, такие «игры мачо» не нужны.

9. Подросткам нужно дистанцироваться от родителей.

Это не означает, что они больше не любят своих родителей, а просто хотят стать более независимыми от них. Это включает в себя определенное здоровое расстояние. Чем теснее и сложнее были узы раньше, тем большую дистанцию должен создать молодой человек. Это происходит путем объявления родителей (которые, возможно, до сих пор всегда были для него супер-героями) глупыми. Если этого недостаточно, агрессивное, недружелюбное или пренебрежительное поведение определенно помогает держать родителей на расстоянии.

10. Подростки хотят, чтобы их слышали и воспринимали.

Даже если дети намеренно скрывают от родителей некоторые вещи и не всегда очень охотно предоставляют информацию, они придают большое значение тому, что то, что они говорят, зарегистрировано и принято взрослыми. Если они чувствуют, что их не слушают должным образом или что не принимают всерьез их аргументы и пожелания, то реагируют либо внутренней замкнутостью и покорностью, либо «агрессией».

11. Молодые люди хотят чувствовать себя принятыми и ценными.

Конечно, эта основная человеческая потребность не теряется даже в период полового созревания. Подростки также рады положительным отзывам, дружеским и ободряющим словам и «гордости в глазах» отца или матери. Однако, если всего этого не происходит и молодой человек не чувствует себя достаточно ценным, это может повлиять на его самооценку. Кроме того, отсутствие признательности делает его беспомощным, грустным и злым. Скрытое агрессивное отношение может указывать на (ощущаемое им!) отсутствие признательности.

Поэтому очень важно реагировать не на агрессию, которая является всего лишь следствием, а искать причину, по которой она возникла.

Читайте также: Когда милый мальчик становится агрессором: почему подростковый период меняет отношения между матерью и сыном

«Косвенная» подростковая агрессия выгоднее прямой

Позволю себе указать на некоторые неточности в представленной здесь версии исследования. Данные неточности вполне себе способствуют формированию у обывателя (формирующего, чего уж там, большинство читателей научпопа) искаженных представлений о взглядах научного сообщества на те или иные вопросы.

Понимаю, что информационные потоки в науке ныне столь интенсивны, а занятость учёных (особенно если это учёные с мировым именем, как в данном случае), что уследить за всем с необходимой научной педантичностью просто невозможно. Может, это обыкновенные неточности перевода, порожденные разницей между грамматическими особенностями английского и русского. Но для этого и существуют комментаторы! По крайней мере, это едва ли не самое полезное из всего, что они могут сделать, и уж, наверно, САМОЕ полезное из всего, что обычно здесь делают. Но я — вполне рядовой себе человек, поэтому время у меня есть. Естественно, и в моей корректировке могут быть неточности, это ведь лишь моё личное видение. Итак.

>могла закрепиться под действием полового отбора, если она повышала шансы на успех в конкуренции за партнеров

Не «могла закрепиться, если повышала», а «закрепилась бы, если бы повышала».

>Результаты в целом соответствуют гипотезе о подростковой агрессии как адаптации, развившейся под действием полового отбора

Корректнее будет «Соответствуют твердо установленному и принятому в научном сообществе факту о подростковой агрессии как адаптации, развившейся под действием полового отбора.»

>Многие психологи допускают, что повышенный уровень агрессии у подростков может быть адаптацией, повышающей (или повышавшей в прошлом) шансы на успех в конкуренции с представителями своего пола за статус и доступ к потенциальным партнерам противоположного пола

Честнее и откровеннее будет «Научное сообщество знает, что повышенный уровень агрессии является адаптацией, повышающей […]»

>В пользу этого предположения свидетельствуют многочисленные факты и теоретические построения

«Этот факт доказан огромным количеством воспроизводимых свидетельств»- так правильнее.

>В такой ситуации, согласно теории, оба пола будут и проявлять разборчивость, и конкурировать за особо ценных партнеров.

А вот тут, учитывая последующую информацию о наличии в науке наблюдаемых свидетельств, это видится мне даже немного противоречивым, конфузом. Как по мне, корректнее будет «Фактически, в такой ситуации оба пола будут проявлять […]»

>У людей, по-видимому, тоже.

Ну «по-видимому»-то зачем? ИМХО, лишнее.

>Впрочем, вопрос о том, эффективна ли агрессия как средство повышения приспособленности у современной молодежи, остается открытым.

Неясность. О прямой или косвенной говорится? Обречение на провал прямой, как подмечено (правда, не очень ярко для обывателя) в статье, вписывается в тот факт, что подростковая агрессия — это адаптация, развившаяся под действием полового отбора: поправка на наличие в обществе последствий прямой агрессии (административные и уголовные санкции… социальные нормы, одним словом. Тут всё очевидно, думаю. Спортсменами с солидным гонораром и фанатами ведь далеко не все из прямых агрессоров становятся.)

А про косвенную — факт (для сапиенсов), как я уже указывал.

>В подобных исследованиях очень много «подводных камней»: трудно учесть все значимые факторы, трудно объективно оценить ключевые параметры, трудно определить направленность причинно-следственных связей, порождающих обнаруженные корреляции.

Для кого? Для мракобесов, живущих глубоко под водой? У них просто мозг недостаточно развит, и с этим ничего не поделаешь. А так — вполне себе тривиальная причинно-следственная связь. Эволюционное наследие. Просто у низших животных нет таких умудрённых надстроек психики (как следствие — социальных норм, социального контекста (о чем, кстати, в статье, к счастью, упоминается), такого уровня интеллекта (косвенная агрессия — вполне себе творческий процесс) Тот, кто травит (креативно), чувствует себя уверенно (не говоря уже о наличии воображения и высокого уровня интеллекта, применимого, помимо процесса организации травли и всего прочего, и в карьере), соответственно, имеет больше шансов на успех. Тот же, кого травят, чаще всего эмоционально подавлен.

Так что не знаю, о каких подводных камнях именно для МИРОВОГО НАУЧНОГО СООБЩЕСТВА идёт речь.

>Проверялось два предположения: о том, что агрессия по отношению к сверстникам повышает успешность в личной жизни (гипотеза 1), и о том, что у жертв такой агрессии успешность снижается (гипотеза 2).

«Искались очередные доказательства двух научных фактов: о том, что агрессия по отношению к сверстникам повышает успешность в личной жизни , и о том, что у жертв такой агрессии успешность снижается.» — так корректнее.

>Мужчины думают, что женщины предпочитают мужчин, склонных к агрессивному поведению в конфликтной ситуации

Ну, если имеется в виду косвенная агрессия, то мужчины правильно думают. Интриганство, подсиживание, порицание, словесная травля и т.д. Если же Вы о прямой агрессии, то указывайте.

>В целом полученные результаты хорошо укладываются в рамки эволюционно-психологических представлений, согласно которым склонность к подростковой агрессии является адаптацией, повышающей приспособленность (успешность) агрессора и снижающей приспособленность его конкурентов.

Более точно «…Хорошо согласуются с тем фактом, что склонность к подростковой агрессии является адаптацией, повышающей приспособленность (успешность) агрессора и снижающей приспособленность его конкурентов», опять-таки.

>в частности, подростков не спрашивали об их сексуальной жизни и оценивали «приспособленность» только по тому, встречаются ли они с кем-то.

Понятно же, что науке (такой, как логика) очевидно: раз НЕ встречается, то и секса нет. Единственный, крайне маловероятный вариант — те, кто встречается, при этом не имеют секса с теми, с кем встречаются. Но даже в этом случае: даже банальные романтические прогулки — это уже не нуль, обозначающий активность тех, кто даже НЕ встречается.

Не позволю себе утверждать, что учёный с мировым именем допустил логическую оплошность. Скорее всего, просто невнимательность.

>прежде чем вопрос можно будет считать решенным.

Для научного сообщества этот вопрос уже давно решён. Возможно, Вы нечаянно пропустили словосочетание «просвещения масс» после слова «вопрос»

А в целом статья хорошая, порадовала.

Полезная литература / КонсультантПлюс

Полезная литература:

1. Бандура, А. Подростковая агрессия [Текст]: изучение влияния воспитания и семейных отношений / А. Бандура, Р. Уолтерс; пер. с англ. Ю. Брянцевой, Б. Красовского. — М.: Апрель Пресс: ЭКСМО-Пресс, 2000. — 509 с. — ISBN 5-04-004214-0.

2. Волков, Б.С. Психология подростка: [Психология развития]: учеб. пособие / Волков Б.С. — М.: Пед. о-во России, 2001.

3. Ворошилин С.И. Аддиктивное рисковое поведение как проявление снижения инстинкта самосохранения // Суицидология. 2013. Том 4. N 1(10). С. 61 — 68.

4. Гилинский, Я.И. Социология девиантного (отклоняющегося) поведения [Текст]: учеб. пособие / Я.И. Гилинский, В.С. Афанасьев. — СПб.: СПб филиал ИС РАН, 1993. — 167 с.

5. Евсикова Е.В., Максимова Е.И. Актуальные проблемы усовершенствования законодательства Российской Федерации в сфере предупреждения административных правонарушений несовершеннолетних // Ученые записки Крымского федерального университета имени В.И. Вернадского. Юридические науки. 2016. N 1. С. 94 — 109.

6. Жарков, А.Д. Технология культурно-досуговой деятельности, 1998.

7. Забрянский, Г.И. Механизм формирования антисоциальных подростковых и юношеских групп [Текст] / Г.И. Забрянский // Криминологи о неформальных молодежных объединениях. Проблемы, дискуссии, предложения. — М., 1990. — С. 46 — 55.

8. Замотаева, О.Н. Ценностные основания девиантного поведения подростков [Текст]: дис. … канд. филос. наук / О.Н. Замотаева. — Саранск, 2004. — 169 с.

9. Захарова, Е.А. Гуманистические подходы к процессу преодоления девиантного поведения подростков в педагогических исследованиях России, США, Канады [Текст]: дис. … канд. психол. наук / Е.А. Захарова. — М., 2005. — 190 с.

10. Звягина, Е.В. Педагогические условия предупреждения и преодоления асоциального поведения подростков на основе ценностных ориентаций [Текст]: автореф. дис. … канд. пед. наук / Е.В. Звягина. — Магнитогорск, 2006. — 22 с.

11. Змановская, Е.В. Девиантное поведение личности и группы [Текст]: концепции девиантного поведения, основные формы поведенческих девиаций, психологический анализ групповых девиаций, девиации в правоохранительной среде, диагностика и коррекция девиантного поведения / Е.В. Змановская, В.Ю. Рыбников. — М.: Питер, 2010. — 349 с.

12. Ковалева, А.И. Концепция социализации молодежи [Текст]: нормы, отклонения, социализационная траектория / А.И. Ковалева // Социологические исследования. — 2003. — N 1. — С. 109 — 114.

13. Кондратенко, В.Т. Девиантное поведение у подростков [Текст] / В.Т. Кондратенко. — Минск, 1988. — 207 с.

14. Лелюх В.Ф. Проблемы девиантности и социально-правовой адаптации молодежи. Улан-Удэ, 1999.

15. Лисеенко В.И. Кондуктор — союзник пассажира: методы профилактики падений пассажиров в общественном транспорте // Перспективные направления развития автотранспортного комплекса: сборник статей Международной научно-производственной конференции. Под общей редакцией В.В. Салмина. 2016. С. 23 — 30.

16. Личко, А.Е. Психопатии и акцентуации характера у подростков [Текст] / А.Е. Личко. — Л., 1977. — 67 с.

17. Личность: Мифы и реальность: Альтернатив. взгляд. Систем. подход. Инновац. аспекты / В.С. Мухина. — 2. изд., испр. и доп. — Москва: Прометей, 2010. — 1088 с.

18. Любцова, А.А. Зацеперы, руферы, диггеры — проблема мегаполиса, пути решения. М.: 2013. 18 с.

19. Масалев, Б.Г. Досуг: методология и методика. М., 1995.

20. Менделевич, В.Д. Психология девиантного поведения [Текст]: учеб. пособие / В.Д. Менделевич. — М.: МЕДпресс, 2001. — 427 с.

21. Психология современного подростка [Текст] / под ред. Д.И. Фельдштейна. — М.: Педагогика, 1987. — 240 с.

22. Селиванова, О.А. О неформальных объединениях безнадзорных подростков [Текст] / О.А. Селиванова, Ю.А. Щепина // Педагогика. — 2005. — N 10. — С. 49 — 52.

23. Семенюк, Л.М. Психологические особенности агрессивного поведения подростков и условия его коррекции [Текст] / Л.М. Семенюк; ред. Д.И. Фельдштейн; Акад. пед. и соц. наук; Моск. психол.-соц. ин-т. — М.: Ин-т практ. психологии, 1996. — 96 с.

24. Семикашева, И.А. Социально-психологическая идентичность подростков — участников территориальных группировок [Текст] / И.А. Семикашева // Девиантология: хрестоматия / авт.-сост. Ю.А. Клейберг. — СПб.: Речь, 2007. — С. 64 — 77.

25. Столин, В.В. Самосознание личности. М.: МГУ, 1983. 284 с.

26. Тачина, С.В. Особенности девиантного поведения подростков: социологический анализ [Текст]: дис. … канд. социол. наук / С.В. Тачина. — Екатеринбург, 2003. — 191 с.

27. Тугушева, А.Л. Представления о социальной успешности и личностное самоопределение юношества: автореф. дис. … канд. психол. наук. Самара, 2007. 24 с.

28. Федеральный закон от 29.12.2010 N 436-ФЗ (ред. от 29.06.2015) «О защите детей от информации, причиняющей вред их здоровью и развитию» / [Электронный ресурс] — Режим доступа. — URL: www.base.consultant.ru (дата обращения: 21.03.2017).

29. Федунина Н.Ю. Принципы психологической профилактики травматизма на транспорте (на примере феномена зацепинга) // Психологическая наука и образование. 2016. Том 8. N 1. С. 96 — 104.

30. Якимович, О.В. Особенности гуманистических черт характера подростков [Текст]: автореф. дис. … канд. психол. наук / О.В. Якимович. — Л., 1990. — 16 с.

Агрессия подростков (Курсовая работа) — TopRef.ru

Агрессия подростков

Содержание

Введение

  1. Агрессия как психологический феномен

    1. Понятие агрессивности и агрессии, основные теоретические подходы

    2. Причины агрессии, ее виды и механизм действия

  2. Общая характеристика подросткового возраста

    1. Основные психологические особенности подростков

    2. Подростковый кризис

  3. Агрессивное поведение у подростков

    1. Специфика агрессии в подростковом возрасте

    2. Методы профилактики и коррекции агрессивного поведения у подростков

Заключение

Список литературы

Введение

Проблема агрессивности одна из самых значительных проблем современной психологии.

Тревожным симптомом является рост числа несовершеннолетних с девиантным поведением, проявляющихся в асоциальных действиях (алкоголизм, наркомания, нарушение общественного порядка, хулиганство, вандализм и др.). Усилилось демонстративное и вызывающее по отношению к взрослым, поведение. В крайних формах стали проявляться жестокость и агрессивность Резко возросла преступность среди молодёжи. Появляются всё новые виды отклоняющегося поведения: подростки участвуют в военизированных формированиях политических организаций экстремистов, в рэкете, сотрудничают с мафией, занимаются проституцией и сутенёрством. По сравнению с недавним прошлым, возросло число тяжких преступлений, обыденное сознание фиксирует увеличение конфликтов и фактов агрессивного поведения людей. Мы являемся свидетелями изменения всей социальной структуры общества, интенсивных процессов расслоения населения по имущественному признаку, по отношению к различным формам собственности. На почве социальных противоречий возникают межгрупповые и межличностные конфликты.

Кроме того, проблема агрессивности мало изучена теоретически.

Эта проблема имеет давнюю историю. Многие исследователи в нашей стране и за рубежом занимались проблемой агрессии, но к одному знаменателю не пришли, так как она сложна и многогранна и, следовательно, одного решения быть не может. В центре внимания исследователей оказались такие аспекты проблемы: биологические и социальные детерминанты агрессии, механизмы ее усвоения и закрепления, условия, определяющие проявления агрессии, индивидуальные и половозрастные особенности агрессивного поведения, способы предотвращения агрессии.

Вопросы, связанные с человеческой агрессивностью, затрагиваются во многих психологических исследованиях. Наличие чрезвычайно высокой концентрации агрессии в обществе и отсутствие однозначного и адекватного научного определения этого сложного феномена делают проблему исследования агрессивности одной из наиболее актуальных проблем современного мира, важной теоретической и практической задачей.

Агрессивность формируется преимущественно в процессе ранней социализации в детском и подростковом возрасте, и именно этот возраст наиболее благоприятен для профилактики и коррекции. Этим и объясняется актуальность темы агрессии подростков.

Цель настоящей работы – дать по возможности полную характеристику агрессии в подростковом возрасте.

Для решения поставленной цели в работе ставятся следующие задачи:

  • Дать определение понятиям «агрессия» и «агрессивность»

  • Рассмотреть и дать критический анализ основным теориям и концепциям человеческой агрессии

  • Выяснить причины возникновения и механизм действия агрессии у подростков

  • Определить основные особенности подросткового возраста и их влияние на появление агрессивного поведения

  • Выявить факторы, влияющие на подростковую агрессию

  • Предложить технологии и методы профилактики и коррекции агрессивного поведения у подростков

1. Агрессия как психологический феномен

    1. Понятие агрессивности и агрессии, основные теоретические подходы

В психологии термин «агрессия» трактуется по-разному. Многие авторы исследования агрессивности предпочитают ей давать негативную оценку. Но так же существует и точка зрения на агрессию с позитивной стороны.

Выделим основные определения агрессии в соответствии с основными психологическими теориями и концепциями агрессии и агрессивного поведения:

  • Под агрессией понимается сильная активность, стремление к самоутверждению.(Bender L.)

  • Под агрессией понимаются акты враждебности, атаки, разрушения, то есть действия, которые вредят другому лицу или объекту. Человеческая агрессивность есть поведенческая реакция, характеризующаяся проявлением силы в попытке нанести вред или ущерб личности или обществу. (Delgado H.)

  • Агрессия – реакция, в результате которой другой организм получает болевые стимулы. (Buss A.)

  • Агрессия – физическое действие или угроза такого действия со стороны одной особи, которые уменьшают свободу или генетическую приспособленность другой особи. (Uilson) 1

  • Агрессия – злобное, неприятное, причиняющее боль окружающим, поведение.2

Имеющиеся определения можно условно разделить на 2 большие группы:

1. Представление об агрессии как мотивированных действиях, нарушающих нормы и правила, причиняющих боль и страдания. В этом плане различаются преднамеренная и инструментальная агрессия. Инструментальная агрессия — та, когда человек не ставил своей целью действовать агрессивно, но «так пришлось» или «было необходимо действовать». В данном случае мотив существует, но он не осознается. Преднамеренная агрессия – это те действия, которые имеют осознанный мотив – причинение вреда или ущерба3.

2. Агрессия как акты враждебности и разрушения (поведенческая составляющая). Р. Бэрон и Д. Ричардсон4 дают такое определение: агрессия- это любая форма поведения, нацеленного на оскорбление или причинение вреда другому живому существу, не желающего подобного обращения.

По мнению этих авторов:

— агрессия обязательно подразумевает преднамеренное, целенаправленное причинение вреда жертве;

-в качестве агрессии может рассматриваться только такое поведение, которое подразумевает причинение вреда или ущерба живым организмам;

-жертва должна обладать мотивацией избежания подобного обращения с собой;

Из отечественных психологов эту точку зрения разделяют Т.Г. Румянцева и И.Б. Бойко. Они рассматривают агрессию как форму социального поведения, которое реализуется в контексте социального взаимодействия, но поведение будет агрессивным при двух условиях: когда имеют место губительные для жертвы последствия, и когда нарушаются нормы поведения5.

В 1939 г. Долларом была предложена теория фрустрации — агрессии, в которой утверждается что6:

  • Фрустрация всегда приводит к агрессии в какой-либо форме.

  • Агрессия всегда является результатом фрустрации.

В свете теории социального научения, предложенной Бандурой, агрессия рассматривается как некое специфическое социальное поведение, которое усваивается и поддерживается в основном точно так же, как и многие другие формы социального поведения. Теория социального научения рассматривает агрессию как социальное поведение, включающее в себя действия, “за которыми стоят сложные навыки, требующие всестороннего научения”7. Например, чтобы осуществить агрессивное действие, нужно знать, как обращаться с оружием, какие движения при физическом контакте будут болезненными для жертвы, а также нужно понимать, какие именно слова или действия причиняют страдания объектам агрессии. Поскольку эти знания не даются при рождении, люди должны научиться вести себя агрессивно.

Итак, рассмотрев все основные теоретические концепции агрессии, мы примем за рабочее следующее обобщающее определение этого явления:

Агрессия — это любая форма поведения, нацеленного на оскорбление или причинение вреда другому живому существу, не желающему подобного обращения.

Это определение подчеркивает, что агрессия — это модель поведения, а не эмоция или мотив. Хотя агрессия часто ассоциируется с негативными эмоциями — такими как злость; с мотивами — такими как стремление навредить или оскорбить. Конечно, эти факторы оказывают огромное влияние на агрессивное поведение, но их наличие не является необходимым условием для подобного поведения.

Необходимо разграничивать понятия «агрессия» и «агрессивность». Агрессия- это поведение (индивидуальное или коллективное), направленное на нанесение физического, либо психологического вреда или ущерба. Агрессивность – относительно устойчивая черта личности, выражающаяся в готовности к агрессии, а так же в склонности воспринимать и интерпретировать поведение другого как враждебное. В силу своей устойчивости и вхождения в структуру личности, агрессивность способна предопределять общую тенденцию поведения.

Индивидуальные детерминанты агрессии имеют постоянный характер, они устойчивы. Человек склонен «тиражировать» удачные модели поведения, что в последствии закрепляется в довольно устойчивые черты личности, поэтому склонных к насилию лиц редко удается переделать с помощью широко используемых средств: усиления мер, увеличение срока наказания и т.д. Агрессия для них является средством достижения целей, а потому вполне приемлема. Она глубоко укоренилась в их личностной структуре и как модель поведения чрезвычайно устраивает, поэтому вряд ли они с готовностью откажутся отвечать ударом на удар. Ключом к решению этой проблемы может быть психотерапия, направленная на повышение уровня уверенности в себе, формирование более зрелого взгляда на жизнь и отношения с другими людьми.

Нервная основа реактивной агрессии и ее развитие в подростковом возрасте

2.1. Теоретические основы

Реактивная агрессия по определению возникает при отсутствии заранее спланированного намерения, в отличие от проактивной агрессии, которая носит целенаправленный или инструментальный характер (Dodge & Coie, 1987). Существуют также ключевые различия в когнитивных процессах, лежащих в основе реактивной и проактивной агрессии; реактивная агрессия, как правило, связана с плохой регуляцией эмоций и исполнительным контролем, тогда как проактивная агрессия в большей степени связана с бездушными и бесчувственными чертами, характеризующимися отсутствием эмпатии, чувством вины и поверхностным аффектом (Frick & Viding, 2009).Поведенческие модели агрессии, т.е. Модель общей агрессии (Anderson & Bushman, 2002; см. также Allen, Anderson, & Bushman, 2018) и модель I 3 («I-cubed») (Finkel & Hall, 2018; Finkel & Slotter, 2009; Slotter & Finkel, 2011) обеспечивают теоретические основы для изучения агрессии, на основе которых можно тестировать конкретные модели и которые можно использовать в качестве руководства для интерпретации литературы по нейровизуализации реактивной агрессии. Эти модели направлены на учет индивидуальных различий в восприимчивости к реактивной агрессии, поскольку они принимают во внимание различные факторы, которые могут увеличивать или уменьшать вероятность того, что ситуация спровоцирует реактивную агрессивную реакцию.

Модель общей агрессии (Allen et al., 2018; Anderson & Bushman, 2002) рассматривает роль широкого круга личностных и ситуационных факторов, включая социальные, когнитивные, биологические, связанные с развитием и факторы окружающей среды, в отношении агрессии. Факторы, связанные с личностью, относятся к индивидуальным различиям в чертах, например. черта гнева, когнитивные искажения и нарушение исполнительных функций. Ситуационные факторы включают такие компоненты, как фрустрация, провокация, социальный стресс и социальное неприятие.Каждый из этих составных факторов считается модификатором вероятности агрессивной реакции, опосредуя когнитивные и аффективные процессы, такие как оценка аффекта и принятие решений. Благодаря повторному воздействию эти факторы создают структуры знаний, формирующие агрессивные «личности», в свою очередь влияющие на вероятность агрессии человека.

Точно так же теория I 3 (Finkel & Hall, 2018; Slotter & Finkel, 2011; см. также Perfect Storm Theory; Finkel, 2014) фокусируется не на одной «коренной» причине агрессии, а на множестве влияющих факторов. факторы.Теория I 3 предлагает организационную модель агрессии, согласно которой вероятность агрессивной реакции определяется кульминацией взаимодействующих эффектов трех всеобъемлющих факторов (см. рис. 1): подстрекательства (стадия 1), побуждения (стадия 2) и Торможение (стадия 3). Подстрекательство является необходимым первым шагом в процессе агрессии и относится к ситуациям или обстоятельствам, которые могут спровоцировать агрессивный импульс у некоторых людей, например. цель-препятствие или отторжение сверстниками.Стадия 2 модели — импульсивность. Это факторы, которые определяют силу агрессивного импульса и включают как личностные (например, личность, установки и убеждения), так и ситуационные (например, температура, боль) факторы. Суммарное значение факторов Подстрекательства и Побуждения определяет склонность человека к агрессии. Заключительный этап модели, торможение, относится к таким факторам, как тормозной контроль и функция лобных долей, которые могут служить для преодоления склонности к агрессии.

Нейронная основа реактивной агрессии и ее развитие в подростковом возрасте (ось y ) определяется чистой силой взаимодействия между Факторами Подстрекательства (ось x ) и Факторами Импеллентности. Агрессивное поведение проявляется только тогда, когда сила склонности к агрессии превышает силу факторов торможения, показанных здесь как пороги поведения.Взято из Финкель и Холл (2018). Перепечатано из Current Opinion in Psychology, 19, Finkel & Hall, The I3 Model: метатеоретическая основа для понимания агрессии, 125–130, Copyright (2018), с разрешения Elsevier.

Рисунок 1. I 3 Модель агрессии: Склонность к агрессии (ось y ) определяется чистой силой взаимодействия между факторами Подстрекательства (ось x ) и Факторами побуждения. Агрессивное поведение проявляется только тогда, когда сила склонности к агрессии превышает силу факторов торможения, показанных здесь как пороги поведения.Взято из Финкель и Холл (2018). Перепечатано из Current Opinion in Psychology, 19, Finkel & Hall, The I3 Model: метатеоретическая основа для понимания агрессии, 125–130, Copyright (2018), с разрешения Elsevier.

Обе модели предоставляют подробную структуру факторов на нескольких уровнях анализа (например, социальном, когнитивном, биологическом), взаимодействие которых может привести к агрессивной реакции. Кроме того, в модели I 3 проводится важное различие между факторами, связанными с риском агрессивной реакции (например,грамм. черта нарциссизма или враждебных размышлений) и связанные с устойчивостью (например, способность к сдерживанию контроля). Однако, как отмечают авторы (например, Finkel & Hall, 2018), эти модели агрессии в настоящее время представляют собой «метатеории», то есть рамки общего назначения, закладывающие основу «истинных предположений», а не фальсифицируемых утверждений. Более того, хотя эти теории признают важность как развития, так и нейробиологических основ агрессивного поведения, в настоящее время отсутствуют конкретные модели развития нейронных основ восприимчивости к реактивной агрессии.Согласно известному нейроконструктивистскому подходу к расстройству развития (Dekker & Karmiloff-Smith, 2011; Karmiloff-Smith, 1998) и связанной с ним «причинной модели» расстройства развития (Morton & Frith, 1995), атипичное поведение следует понимать как возникающее из-за взаимодействие между генами, окружающей средой, мозгом, познанием и поведением во времени развития. Применительно к реактивной агрессии мы утверждаем, что важно понимать контекст, в котором когнитивные процессы, связанные с агрессией (т.грамм. эмоциональная реактивность и регуляция). Как обсуждается ниже, подростковый возраст является ключевым временем для развития нейронных основ таких процессов и, как таковой, может представлять собой «чувствительный период» для появления как адаптивных, так и неадаптивных паттернов реакции на триггеры агрессии. В следующем разделе мы рассмотрим нейронные схемы, участвующие в возникновении и регуляции реактивной агрессивной реакции, прежде чем обсуждать эти схемы в связи с типичным и атипичным развитием.

2.2. Нейронные основы

Исследования на животных предоставили полезную основу для изучения нейронных основ реактивной агрессии. Большая часть этих исследований была проведена с использованием исследований поражений у грызунов и нечеловеческих приматов (подробные обзоры см. в Bartholow, 2018; Nelson & Trainor, 2007). У взрослых самцов грызунов поражения переднего гипоталамуса (Kruk, 1991) и медиальной миндалины (Vochteloo & Koolhaas, 1987) приводили к снижению агрессии, причем аналогичные эффекты были обнаружены и у нечеловеческих приматов (e.грамм. поражения гипоталамуса, Lloyd & Dixson, 1988). Это говорит о том, что эти регионы имеют решающее значение для ответа на агрессию. Напротив, электрическая стимуляция переднего гипоталамуса у самцов грызунов (Kruk, 1991; Kruk et al., 1984), вентромедиального гипоталамуса у нечеловеческих приматов (Lipp & Hunsperger, 1978) и миндалевидного тела у самцов грызунов (Potegal , Hebert, DeCoster, & Meyerhoff, 1996), все они увеличили число видоспецифичных видов агрессивного поведения, например вокальные проявления доминирования у приматов.Кроме того, электрическая стимуляция переднего гипоталамуса или околоводопроводного серого вещества (PAG) у кошек индуцировала защитное агрессивное поведение, отражающее естественно вызванное поведение, проявляющееся в ответ на угрозу (Siegal, Roeling, Gregg, & Kruk, 1999). Ряд областей префронтальной коры также был вовлечен в сеть агрессии, особенно орбитофронтальная кора (OFC). Повреждения OFC у самцов крыс и доминирующих макак-резусов приводили к повышенной агрессии (De Bruin, Van Oyen, & Van De Poll, 1983; Machado & Bachevalier, 2006), что позволяет предположить, что эти области могут регулировать агрессию посредством функции ингибиторного контроля.

Исследования поражений и травм головного мозга у человека дали в значительной степени результаты, аналогичные результатам, опубликованным в литературе на животных. Поражения орбитофронтальной коры (ОФК) у людей связаны с высоким уровнем реактивной агрессии у лиц, у которых выявлена ​​«приобретенная социопатия» (например, Blair, 2001). Исследования пациентов с поражениями OFC также сообщают о взрывных и импульсивных вспышках агрессии (Anderson, Bechara, Damasio, Tranel, & Damasio, 1999; Blair & Cipolotti, 2000).Аналогичным образом, в обзоре литературы по лобным травмам головного мозга повреждение головного мозга при фокальной ОФК было специфически связано с повышенным уровнем агрессии по сравнению с другими областями лобной травмы головного мозга (Brower & Price, 2001). Кроме того, поражение соседней вентромедиальной префронтальной коры (vmPFC) было связано с повышенным агрессивным поведением у ветеранов по сравнению с ветеранами с поражениями других областей и здоровым контролем (Grafman et al., 1996). Повышенная агрессия, возникающая после удаления или повреждения OFC и vmPFC, следовательно, предполагает, что эти области регулируют агрессивную реакцию, так что более высокая активация в таких областях, как OFC и vmPFC, будет сильнее подавлять агрессивную реакцию (Davidson, Putnam, & Larson, 2000). .

В рамках нейровизуализации человека были получены некоторые совпадающие данные, обнаруженные в исследованиях агрессии на животных и исследованиях повреждений человека. Было обнаружено, что взрослые с повышенным уровнем реактивной агрессии обладают гиперреактивностью, особенно в пределах миндалевидного тела, при просмотре отрицательно валентных или угрожающих изображений, например. злые лица (Nomura et al., 2004) по сравнению с нейтральными лицами. Напротив, метаанализ исследований фМРТ с использованием парадигмы просмотра эмоциональных лиц у типичных людей показал, что сердитые лица не оказывают существенного влияния на миндалевидное тело (Fusar-Poli et al., 2009). Скорее, злые лица выборочно активировали островковую кору. Миндалевидное тело, островковая кора и гипоталамус (участвовавшие в исследованиях на животных) являются частью лимбической системы, одной из старейших эволюционных систем, и отвечают за обработку угроз и значимости (Adolphs, 2008). Кроме того, нейровизуализационные исследования обнаружили увеличение активности vmPFC/OFC во время агрессии у типично развивающихся взрослых (Lotze, Veit, Anders, & Birbaumer, 2007), но снижение активности у лиц с высоким уровнем реактивной агрессии (Blair, 2004; см. также эту статью для всестороннего обзора роли миндалевидного тела и OFC в реактивной агрессии).

Таким образом, в целом, агрессивная реакция, по-видимому, зависит от лимбических областей, а именно от миндалевидного тела, гипоталамуса и ПАГ (например, Panksepp, 2005), при этом префронтальные области (прежде всего OFC и vmPFC) играют в значительной степени регулирующую роль. Однако человеческая реактивная агрессия — сложное явление, которое может быть вызвано несколькими предшествующими триггерами, широко концептуализированными как угроза, провокация и разочарование (Gilam & Hendler, 2017). Хотя вызываемое поведение (например, удары) может казаться одинаковым в разных контекстах, лежащие в основе нейрокогнитивные процессы и субъективные переживания, вероятно, различаются.Действительно, конструкционистские концепции эмоций (например, Barrett & Satpute, 2017; Lindquist & Barrett, 2012) утверждают, что определенные эмоциональные переживания конструируются из мозговых сетей, которые кодируют набор более базовых операций, например. внутренние и внешние ощущения, знания, основанные на прошлом опыте, и понимание текущего контекста. Поэтому имеет смысл рассмотреть, как внешне похожие реактивно-агрессивные реакции могут возникать как следствие различных триггеров и лежащих в их основе сетей.

Из трех ключевых предшествующих процессов угроза привлекла наибольшее внимание в контексте реакции «замри, беги или борись». Считается, что эта «защитная» агрессия опирается на нейронную сеть, отделимую от нейронной сети «хищнической» агрессии, которая более тесно связана с активной агрессией (Haller, 2017). Считается, что реакция «борьбы» частично опосредована системой угроз ствола мозга (Bartholow, 2018; Blair, 2001), взаимодействующей с нисходящим контролем, опосредованным префронтальной корой (Davidson et al., 2000). В соответствии с литературой по животным об угрозах и реактивной агрессии (например, Potegal et al., 1996), парадигмы угроз, используемые в нейровизуализации человека, например. просмотр стимулов, сигнализирующих об угрозе, таких как испуганные лица, или индуцирование угрозы с помощью условного рефлекса страха, выявили повышенную активность миндалевидного тела (Buchel, Morris, Dolan, & Friston, 1998; Morris et al., 1996; Whalen et al., 1998), островок и дорсолатеральная префронтальная кора (Schienle et al., 2002).

Нейронная схема, опосредующая путь от фрустрирующего события к агрессивной реакции, отличается от таковой при угрозе, поскольку в недавних исследованиях были задействованы передняя поясная кора (ACC), островковая кора и вентральная префронтальная кора (Abler, Walter, & Erk, 2005; Ю, Моббс, Сеймур, Роу и Колдер, 2014 г.).В то время как угроза обычно сигнализирует о непосредственной опасности, агрессия разочарования обычно возникает, когда цель заблокирована (Berkowitz, 1989; Dollard, Doob, Miller, Mowrer & Sears, 1939). Например, Аблер и соавт. (2005) попросили участников принимать простые решения влево/вправо в ответ на предъявленные стимулы, чтобы выиграть денежное вознаграждение. Правильные ответы давали участникам 60% шанс на получение награды; однако в 40% правильных испытаний участники не получали вознаграждения, несмотря на правильный ответ, что вызывало разочарование.Результаты показали повышенную активность в вентральной префронтальной коре и передней части островка во время пропущенного вознаграждения (т. е. фрустрирующих испытаний) по сравнению с вознаграждением (т. е. не фрустрирующими) испытаниями. Однако стоит отметить, что это исследование не смогло отделить нейронные реакции, связанные с отказом от вознаграждения, от тех, которые связаны с субъективным опытом фрустрации.

Несколько иной подход был использован Yu et al. (2014), используя парадигму, модулирующую уровень субъективной фрустрации.Типичные взрослые участники просто реагировали влево/вправо на предъявленные стимулы (стрелки, указывающие влево или вправо), чтобы пройти заранее определенное количество этапов, завершить испытание и получить вознаграждение. Чтобы вызвать разочарование, в некоторых испытаниях прохождение участников испытания блокировалось на одном из разных этапов, и впоследствии участник терял награду за это испытание. Дизайн позволял исследователям манипулировать близостью вознаграждения, а также усилиями, затраченными на получение вознаграждения в тот момент, когда участник был заблокирован.И более близкая близость, и большие затраченные усилия были независимо связаны с более высоким уровнем фрустрации, о котором сообщали сами пациенты, а также с активацией в областях, вовлеченных в реактивную агрессию, а именно в миндалевидном теле, ПАГ и передней части островка.

Наконец, провокация относится к подстрекательству человека к агрессии, обычно посредством несправедливого обращения, такого как «кражи» оппонентами заработанных баллов у участника (например, парадигма агрессии с вычитанием баллов, Cherek, Moeller, Schnapp, & Dougherty, 1997) или несправедливые денежные «наказания» со стороны оппонентов (т.грамм. Парадигма агрессии Тейлора, Тейлор, 1967). Парадигма агрессии Тейлора также манипулирует уровнем провокации, вызванной изменением степени несправедливости в наказаниях противника; противники с высоким уровнем провокации будут последовательно наказывать очень несправедливыми предложениями, в то время как противники с низким уровнем провокации будут последовательно наказывать менее несправедливыми предложениями. Преимущество использования этих парадигм при изучении реактивной агрессии заключается в том, что они позволяют участникам дать агрессивный ответ, поэтому нейронные основы как предшествующего процесса (провокации), так и агрессивного ответа могут быть измерены независимо друг от друга.Этого не так легко достичь с помощью парадигм угрозы или разочарования. Нейровизуализационные исследования взрослых образцов обнаружили как перекрывающиеся, так и различные нейронные активации во время сегментов провокации и агрессии парадигм (Krämer, Jansma, Tempelmann, & Mϋnte, 2008; Pincham, Wu, Killikelly, Vuillier, & Fearon, 2015; Repple et al. ., 2017), предполагая, что нервная активация предшествующего процесса (провокация) может подготавливать человека к агрессивному ответу (Repple et al., 2017).

Например, Repple et al. (2017) использовали парадигму агрессии Тейлора у здоровых взрослых, при этом участники могли взять от своего противника от 10 до 100 центов в качестве наказания. Поведенчески участники выбрали более суровое наказание для противника с высокой провокацией по сравнению с противником с низкой провокацией. Во время стадии провокации высокие по сравнению с низкими провокациями выявили повышенную активацию в ростральной ППК (рППК), медиальной ПФК (мПФК) и таламусе. Однако на стадии агрессии сравнение высокой и низкой провокации выявило повышенную активность в rACC, mPFC и OFC, островковой коре, дорсолатеральной префронтальной коре и вентролатеральной префронтальной коре.Как dlPFC, так и clPFC связаны с контролем и управлением когнитивными процессами (Levy & Wagner, 2011; Elliot, 2003), что предполагает повышенное вовлечение регуляторных областей на стадии агрессии.

Вместе эти исследования составляют основу нейронной модели реактивной агрессии в отношении как предшествующих процессов, так и агрессивной реакции. Исследования идентифицируют «сеть агрессии», включающую лимбическую (миндалевидное тело, гипоталамус, островковую, передне-окклюзионную и периакведуктальную серую сферу; e.грамм. Panksepp, 2005) и области префронтальной коры (например, OFC и vmPFC; Davidson et al., 2000), при этом PAG действует как возможный интерфейс между областями эмоциональной реактивности (лимбической) и регуляцией эмоций (PFC) через функциональные и структурные связи (Benarroch , 2012). Однако эта «сеть агрессии» основана на исследованиях взрослых, поэтому может не отражать функционирование развивающегося мозга подростка. В следующем разделе будет обсуждаться структурное и функциональное созревание нервной системы, лежащей в основе этих процессов в подростковом возрасте.

Реляционная агрессия и почему дети ею занимаются

Реляционная агрессия — это коварный тип травли, который часто остается незамеченным взрослыми. Подростки и подростки, проявляющие агрессию в отношениях, часто могут запугивать, контролировать и манипулировать другими — и все это незаметно для родителей, учителей и других взрослых. Некоторые дети настолько искусны в этом типе издевательств, что никто никогда не заподозрит их в причинении вреда другим.

Исследования предподросткового и подросткового возраста в Северной Америке показывают, что девочки, как правило, более агрессивны в отношениях, чем мальчики, особенно в пятом-восьмом классах.Однако, хотя агрессия в отношениях или эмоциональное издевательство иногда называют феноменом «злой девчонки», это разрушительное поведение не ограничивается одним конкретным полом.

Признаки реляционной агрессии

Хотя тактика, используемая при реляционной агрессии, варьируется от одного человека к другому, есть некоторые общие особенности поведения, на которые следует обратить внимание:

  • Удар в спину
  • Киберзапугивание или оскорбление других в сети
  • Установление правил для всех, кто хочет быть частью социальной группы
  • Исключение и изгнание других
  • Формирование клик
  • Запугивание других
  • Оставлять оскорбительные или оскорбительные сообщения на мобильных телефонах, в социальных сетях, на столах и в шкафчиках
  • Высмеивать других за то, кто они, как они одеваются или как они выглядят
  • Распространение слухов или участие в сплетнях
  • Использование давления сверстников, чтобы заставить других принять участие в издевательствах 

Почему это происходит

Одна из основных причин, по которой подростки и подростки проявляют агрессию в отношениях, заключается в том, чтобы установить и поддерживать социальный статус.Они могут использовать эмоциональное издевательство, чтобы изолировать жертву, чтобы повысить свой социальный статус. Такое поведение мотивируется множеством других факторов, включая все, от зависти и потребности во внимании до боязни конкуренции.

Скука

Подростки-хулиганы любят рассказывать пикантные истории или делиться негативной информацией. В результате подростки создают волнение в своей жизни, распространяя слухи, делясь секретами или устраивая драмы.

Этим подросткам нравится внимание, которое они получают за знание чего-то, чего не знают другие.И им нравится побеждать своих конкурентов пикантной историей, которая портит репутацию другого человека.

Давление сверстников

Некоторые дети идут на компромисс со своими ценностями или принципами, чтобы соответствовать группе или получить признание. Они могут распространять слухи или сплетни, чтобы почувствовать себя частью группы или стать более популярными.

Подростки и подростки могут участвовать в групповых издевательствах или подвергать остракизму другого человека, чтобы быть принятыми сверстниками. Часто они делают это из страха потерять свое социальное положение в группе.

Низкая самооценка

Реляционная агрессия иногда является прикрытием низкой самооценки. Например, хулиган может чувствовать себя неуверенно в своей одежде или внешности и нападать на других прежде, чем сможет напасть на них. В других случаях подростки и подростки запугивают других, потому что они ошибочно полагают, что это заставит их чувствовать себя лучше.

Конкурс

Некоторые дети запугивают других просто из зависти. Возможно, они считают, что другой человек лучше выглядит, умнее или популярнее.Какой бы ни была причина, дети часто нацеливаются на кого-то, чтобы сделать их менее желательными для других. Часто они используют такие тактики, как слухи, пристыживание шлюх и обзывания, чтобы выставить другого человека в плохом свете.

Приобретенное поведение

Иногда дети сплетничают и плохо говорят о других, потому что это выученное поведение. Будь то телевизионная программа, старший брат, родитель или даже учитель, дети часто моделируют свое поведение на основе того, что они видят и переживают в своей жизни.

Эмоциональные эффекты реляционной агрессии

Родители и педагоги нередко недооценивают влияние реляционной агрессии. Но для тех, кто находится на принимающей стороне, это так же болезненно, как и любой другой вид издевательств. На самом деле, многие дети сообщают, что травля в отношениях так же вредна, как и физическая агрессия.

Разница в том, что, в отличие от физического насилия, реляционная агрессия не оставляет ран и шрамов, что делает ее потенциально более коварной.В некоторых случаях жертвы эмоциональной травли проявляют больше признаков дистресса, чем жертвы физической травли.

Жертвы реляционной агрессии часто испытывают:

  • Проблемы с учёбой
  • Депрессия
  • Трудности в построении здоровых дружеских отношений
  • Расстройства пищевого поведения
  • Чувство отверженности, неадекватности и непривлекательности
  • Низкая самооценка
  • Суицидальные настроения

Если вы заметили какие-либо из этих качеств у своего ребенка, отнеситесь к ним серьезно.Не спешите отмахиваться от них, как от обычных подростковых перепадов настроения. Копните немного глубже и узнайте, что происходит. Вы также можете поговорить с их педиатром или найти консультанта, который специализируется на проблемах издевательств.

Если у вашего ребенка есть суицидальные мысли, он может обратиться в Национальную линию помощи по предотвращению самоубийств по телефону 1-800-273-8255 , чтобы получить поддержку и помощь от квалифицированного консультанта. Если им угрожает непосредственная опасность, позвоните по номеру 911.

.

Что делать

Реляционная агрессия — сбивающий с толку и болезненный опыт для каждого члена семьи.Но есть несколько вещей, которые вы можете сделать, чтобы помочь подростку справиться с реляционной агрессией. Всегда старайтесь найти время, чтобы выслушать своего ребенка. Будьте ободряющими, терпеливыми и чуткими.

Напомните ребенку, что в происходящем нет его вины. Обсудите тот факт, что, хотя они не могут контролировать то, что делают или говорят другие люди, они могут контролировать свою реакцию. Рассмотрите возможность консультирования, чтобы помочь им выразить свои чувства и научиться здоровым навыкам преодоления трудностей.

Кроме того, пусть их осмотрит ваш семейный врач или педиатр, если вы заметите какие-либо признаки депрессии или если они выражают мысли о самоубийстве.Эти вещи никогда не следует игнорировать.

(PDF) Функции агрессии у подростков мужского пола

ФУНКЦИИ НАСИЛИЯ 991

отчеты преступника (биномиальные тесты) и сравнение 8 пунктов

отчетов жертв (критерий хи-квадрат), ps < 0,05, с незначимым

тенденция в том же направлении для сообщений жертв о том, что голову жертвы

бьют, сжимают или тянут, а жертву избивают

вверх.На рис. 1А также показано, что мальчики значительно чаще

сообщали о получении хотя бы какой-либо травмы, чем девочки, но не

значительно чаще, чем девочки сообщали о каком-либо страхе

мальчиков. Преступники значительно чаще сообщали о том, что

причиняют вред и страх мальчикам, чем девочкам. Мальчики не чаще, чем девочки, сообщали о том, что они стали жертвами нефизической

агрессии со стороны

мужчин, но отчеты преступников с большей вероятностью включали

хотя бы один случай нефизической агрессии со стороны мужчин, чем

мужчин с мужчинами. женская нефизическая агрессия.Неожиданно некоторые не-

элементы физической агрессии были значительно менее распространены в

агрессии мужчин к мужчинам, чем в агрессии мужчин к женщинам: пытались

ограничить действия человека, вели себя очень ревниво, угрожали

«сбросить» (перестать дружить), если человек не сделал того, что хотел преступник

, и отказался позволить человеку сбросить преступника. Эти

элементы, по-видимому, описывают попытки контролировать поведение другого человека

или представить уверенность в себе в отношениях.

Рисунок 1А также показывает, что, вопреки нашему прогнозу, сообщения жертвы и преступника об агрессии между мужчинами существенно не различались. Хотя жертвы сообщали об избиениях значительно реже

, чем преступники (9% против 27% соответственно), «ограничить» действия потерпевшего

жертвы сообщали значительно чаще, чем преступники

(8.77% против 3,57% соответственно), X2(1, N = 452) = 5,29,

p < 0,05. Напротив, девочки значительно чаще сообщали о

случаях мужской физической и нефизической агрессии, чем

мальчиков о совершении такой агрессии по отношению к девочкам по

по каждому пункту.

Сообщения жертв и преступников об агрессии между мужчинами

пришли к согласию относительно того, имели ли место какие-либо травмы, но, в соответствии с нашим прогнозом

, сообщения жертв с меньшей вероятностью, чем сообщения преступников

, содержали некоторый страх и указывали на меньший страх ( 0.89 против 1,78),

t(345) = 5,50, p < 0,001, и травма (1,04 против 1,42), t(379) = 2,54,

p < 0,05. Что касается агрессии между мужчинами и женщинами, сообщения о жертвах с большей вероятностью включали страх и травмы и указывали на большее количество страха (1,15

против 0,20), t(365) = 7,58, p < 0,001 и травмы (0,67 против 0,20). 0,09),

t(405) = 7,09, p < 0,001 (см. рис. IA).

Во всех отчетах самым распространенным уровнем близости были друзья

(41.от 7% до 59,6% отчетов). Незнакомцы были значительно более

вероятны, чем близкие (т. е. «ваши лучшие друзья-мужчины»), вовлечены в физическую агрессию между мужчинами

(28,8% против 22,0%, соответственно; отношение шансов 1,69). , X 2 = 5,58, p < 0,05, тогда как близкие

чаще, чем незнакомцы, были вовлечены в агрессию между мужчинами и женщинами

(29,8% против 14,5% соответственно; отношение шансов 3,22), )(2 (1,

N = 468) = 31.12, р < 0,001. Нефизическая агрессия дала

подобных паттернов.

Исследование 2

Исследование 1 ограничивалось данными о распространенности. Возможно, различия в сообщениях возникли из-за того, что несколько мальчиков напали на многих девочек, или

девочек могли встречаться со старшими мальчиками, так что мы занижали выборку обоих членов

пар по отношению к доле студентов, состоящих в парных отношениях —

кораблей. В исследовании 2 студенты сообщали о частоте агрессивных

актов, а также о том, сколько раз и сколько преступников или жертв

были вовлечены.Мы также добавили вопросы о сексуальной агрессии.

Метод

Участниками были 426 разных учащихся (49,9% мужского пола)

классов 1-го класса 9 из 13 школ, описанных выше. Их средний возраст составлял 17,1

лет

(SD

= 1,07 года). Анализ эффектов временных рамок в этой выборке

опубликован в Hilton et al. (1998). Процедура была идентична той, что использовалась в

исследовании 1, и анкета включала те же нефизические и физические

вопросы и оценки страха и травм, описанные там.Были добавлены восемь пунктов, касающихся

сексуального принуждения за последние 12 месяцев, адаптированных из Обзора сексуальных переживаний (Koss & Oros, 1982): нежелательные сексуальные прикосновения;

применял силу для поцелуя или прикосновения в сексуальных целях; лгал, много спорил, угрожал бросить

девушку, напоил девушку или накачал ее наркотиками, или применял силу, чтобы

девушка вступала в половую связь; и действительно занимались сексом с применением силы. Анкеты девочек

спрашивали, сколько раз выполнялось каждое действие (0, 1, 2, 3-6 закодировано как 4.5,

больше

перекодировано как 7) и сколько мальчиков совершили каждое действие (0, 1, 2, 3,

больше

перекодировано как 4) на четырех уровнях близости: незнакомец, друг, свидание («парень с которым вы

встречались») и устойчивый («постоянный парень»). Мальчики ответили на

сопоставимых вопросов о преступлениях против девочек.

Результаты и обсуждение

О каждом типе

агрессии: нефизической, 82 сообщило больше детей (жертв), чем мальчиков (преступников).2% против 62,7%; физические, 54,7%

против 20,3%; половые — 49,5% против 13,7% соответственно; все

X2S(1, N = 426) > 20,3, пс < 0,001. Девочки значительно чаще, чем мальчики, сообщали о каждом из 26 пунктов,

, все X2S (1, N =

426) > 4,52, ps < 0,05. Также имело место взаимодействие пола и

вида агрессии (нефизической, физической, сексуальной), F(2,

423) = 6,20, p < 0,01, такое, что разница жертва-насильник

была наибольшей для сексуальной агрессия (отношение шансов = 6.19), X2(I, N =

426) = 63,24, p < 0,001, и наименьшее для нефизической агрессии

(отношение шансов = 2,75), 2(2(1, N = 426) = 20,64, p < 0,001. Разница между жертвой и

преступником была больше для серьезного физического насилия

, чем для незначительного насилия (9,16 против 3,28), все X2S(1, N = 426) > 24,

пс < 0,001. разница была связана с серьезностью

насилия, расхождения в сообщениях были меньше для менее серьезных (но

более распространенных) действий.

Девочки также сообщали о значительно более высокой частоте агрессии, чем мальчики: нефизической, 1,16 против 0,41; физический, 0,29

против 0,05; половые — 0,44 против 0,06 соответственно; все

ts(424) > 6,10, ps < 0,001, и для каждого пункта в отдельности все

ts(424) > 2,59, ps < 0,01. Девочки значительно чаще, чем 90 008 90 005 мальчиков, сообщали о страхе (49,8% против 14,4%), 2(2(1, N = 393) = 54.56,

p < 0,001 и травмы (32,0% против 8,4%), X2 (1, N = 405) = 34,93,

p < 0,001. Девочки также сообщали о большем страхе (1,19 против 0,22),

t(403) = 7,71, p < 0,001, и травмах (0,69 против 0,14), t(403) = 6,40,

p < 0,01, что соответствует для умеренных и больших размеров эффекта, Cohen's

d = 0,71 и 0,82 соответственно.

Девочки сообщили о большем количестве виновных, чем мальчики сообщили о жертвах

каждого типа агрессии: нефизической, 3.53 против 1,88; физический

кал, 1,95 против 0,40; половые — 2,63 против 0,49 соответственно; все

ts(424) > 5,63, ps < 0,001. Независимо от распределения

правонарушителей среди мальчиков, если эти выборки взяты из

одной и той же популяции, среднее число правонарушителей должно равняться

среднему числу жертв. Это половое различие, таким образом,

предполагает, что либо мальчики занижают уровень агрессии по отношению к девочкам, либо

девочки непропорционально подвергаются виктимизации со стороны мальчиков, не посещающих

1

классы первого класса.

Чтобы проверить, можно ли объяснить результаты тем, что девочки подвергаются

виктимизации со стороны мальчиков старшего возраста, мы сравнили девочек в возрасте 15 или 16 лет

(n = 49) с мальчиками в возрасте 18 лет и старше (n = 62). Девочки сообщили

Практика замечать счастливые лица снижает агрессию у подростков

Что нового в психологии?

Психологическая служба Pendleton, LLC занимается просветительской работой с общественностью в области исследований и лечения психологических проблем.В этой колонке вы найдете анонсы публичных презентаций и семинаров по выбранным темам, а также другие веб-ресурсы и статьи по выбранным темам.

Тренируйтесь замечать счастливые лица, чтобы снизить агрессию у подростков

Скачать в формате PDF

Драки среди юношей и девушек часто начинаются с комментария или взгляда. Выглядит в частности, некоторые молодые люди часто интерпретируют их как враждебные: «Он просто ищет драки». На самом деле исследования показали, что склонные к насилию молодые люди чаще, чем другие люди, читают враждебность на лицах своих сверстники.Недавно группа исследователей из Великобритании решила проверить, может научить агрессивных подростков распознавать положительные выражения лица и затем посмотрите, какое влияние такое обучение может оказать на их поведение в сверстники.

В своем первом эксперименте исследователи создали серию молодых взрослых мужские лица на компьютере, так что одно и то же лицо медленно трансформировалось слева направо от счастливого выражения к гневному выражению. Затем они заплатили волонтерам возрастом От 18 до 30 лет в Бристольском университете в Англии, чтобы посмотреть на каждую группу лиц и оценивайте каждого из них либо как счастливого, либо как сердитого в континууме.Для каждого участника они обозначили «точку баланса», где счастливое лицо переключилось на сердитый. Затем они снова представили тот же набор лиц каждому участнику, но некоторые участники получили словесную обратную связь (например, «Это счастливое лицо»), что переместило счастливое обозначение на одно лицо дальше по континууму. так что лицо, которое участник раньше считал злым, теперь называлось счастливым исследователь. После нескольких презентаций лиц обе группы участников снова попросили оценить лица вдоль континуума. Результаты. Те, кто получил обратную связь, увидели больше счастливых лиц, чем те, кто ее не получил, и они также набрали более низкие баллы по шкале гнева, чем другая группа.

В следующем эксперименте приняли участие 46 несовершеннолетних правонарушителей (в том числе 13 девочек) в возрасте от 11 до 16 человек прошли одинаковую подготовку с одинаковыми наборами лиц. После получения точки баланса для счастливых/сердитых лиц каждого участника, они были разделены на две группы. Одна группа получила обратную связь, которая изменила удовлетворенность пометить одно лицо как сердитое, а другая группа получила обратную связь, изменив одно на другое. сердитое лицо к счастливому.Подростки также вели дневники в течение нескольких дней обучения, а сотрудники оценивали свою агрессивность во время исследования и в течение другого через две недели. Результаты. Мало того, что подростки в «Pro Happy» состояние сдвигают их оценки в сторону счастливых лиц, их поведение в течение следующего две недели было менее агрессивным, чем у другой группы, по оценке себе и персоналу!

В своем последнем эксперименте эти умные исследователи еще раз потребовали добровольцев из кампуса колледжа и провел некоторых из них через то же самое обучение, но на этот раз без словесной обратной связи.Вместо этого они назначили один группу к задаче на рабочую память, где каждому участнику было представлено лицо который был обозначен сердитым и спросил, является ли лицо (всегда сердитым лицо) было таким же, как и представленное двумя лицами ранее (всегда счастливое лицо). Эта процедура требовала большего внимания к счастливым лицам. Затем они снова показывали весь набор лиц, и точка баланса счастья/злости была пересчитано. Результаты. Просто обращаю внимание на предыдущее счастливое лицо сместили точку баланса в сторону счастья, а участники оценили себя ниже по шкале гнева, чем в другой группе.

Вместе эти результаты подтверждают идею о том, что враждебные реакции на других люди начинают с того, как мы интерпретируем сигналы от этих людей, в данном случае лица выражения. Если вы настроены видеть гнев, вы, скорее всего, увидите его. даже если его нет. Хорошая новость заключается в том, что такие эффекты прайминга могут быть изменены либо путем получения отзывов от других о неоднозначном выражении лица выражениями или просто обращая больше внимания на лицо другого человека. Возможно, такое обучение следует добавить в программы лечения несовершеннолетних. правонарушители.

Цитаты

Пентон-Воак, И.С.; Томас, Дж.; Гейдж, С.Х.; Макмерран, М.; Макдоналдс.; Мунафо, М. Р. 2013. Растущее признание счастья в двусмысленных выражениях лица снижает гнев и агрессивное поведение. Психологические науки , Vol. 24, страницы 688-697.

Экранное насилие и поведение молодежи | Педиатрия

Насилие в средствах экранного развлечения (например, на телевидении, в кино, видеоиграх и Интернете), определяемое как изображения персонажей (или игроков), пытающихся нанести физический вред другим персонажам (или игрокам), встречается повсеместно.Рабочая группа по медиа-насилию и жестоким видеоиграм рассмотрела многочисленные метаанализы и другие соответствующие исследования за последние 60 лет, уделяя особое внимание исследованиям жестоких видеоигр. В соответствии с обзором каждой крупной научной организации Рабочая группа нашла убедительные доказательства краткосрочных вредных последствий, а также доказательства долгосрочных вредных последствий. Подавляющее большинство лабораторных экспериментальных исследований показало, что экспозиция в средствах массовой информации, связанная с насилием, вызывает усиление агрессивных мыслей, гневливых чувств, физиологическое возбуждение, враждебные оценки, агрессивное поведение и десенсибилизацию к насилию, а также снижает просоциальное поведение (например, помощь другим) и эмпатию.Тем не менее, для более полного понимания потенциального долгосрочного вреда от разоблачения насилия в СМИ, эта область крайне нуждается в дополнительных высококачественных лонгитюдных исследованиях с большой выборкой, которые включают проверенные меры воздействия на насилие в СМИ и меры других известных видов насилия. факторы риска. Кроме того, несмотря на то, что было проведено несколько высококачественных интервенционных исследований насилия в СМИ, необходимы более масштабные исследования с более всесторонними и долгосрочными оценками, чтобы полностью понять долгосрочные последствия и предоставить информацию для разработки инструментов, которые помогут уменьшить связанные с этим проблемы. с агрессией и насилием.Доказательства того, что экранные СМИ с насилием представляют собой причинный фактор риска повышенной агрессии, убедительны. Современные социально-когнитивные теории социального поведения обеспечивают полезную основу для понимания того, как и почему возникают эти эффекты.

Подростки тратят ∼9 часов в день на использование различных развлекательных медиа, включая телевидение, Интернет, компьютерные и видеоигры (включая те, в которые играют на портативных устройствах, таких как мобильные телефоны). 1 В частности, возросла популярность видеоигр: некоторые подростки сообщают, что они играют ≥40 часов в неделю. Огромное количество часов, которое некоторые молодые люди проводят за видеоиграми, заставило политиков, родителей, учителей и исследователей усомниться в потенциальном негативном и положительном влиянии видеоигр на игроков. Таким образом, в нашем отчете освещаются не только исследования, связанные с жестокими видеоиграми, но также и исследования, связанные с другими типами экранных медиа с насилием.

Мы с самого начала решительно заявляем, что видеоигры не являются «плохими» по своей сути. Есть много потенциальных познавательных и социальных преимуществ игры в видеоигры; некоторые получили эмпирическую поддержку. 2 Хорошо продуманные видеоигры являются отличными учителями (сильно мотивируют, увлекают и реагируют на навыки игрока). Однако жестокие видеоигры также могут оказывать негативное влияние на игроков.

Некоторая дополнительная предварительная информация полезна для предоставления контекста для текущего обзора.Во-первых, необходимо уточнить термины «агрессия» и «насилие» в понимании ученых-бихевиористов. Агрессия определяется как любое действие, направленное на причинение вреда другому лицу, мотивированное тем, чтобы избежать причинения вреда; Насилие — это крайняя форма агрессии, которая может причинить серьезный физический вред, например, травму или смерть другому человеку. Не всякое агрессивное поведение является насильственным, но любое насильственное поведение является агрессивным. Влияние агрессивных СМИ на агрессивное поведение было предметом интенсивных общественных дебатов и, в меньшей степени, научных дебатов.Хотя дебаты являются здоровым компонентом научного процесса, подавляющее большинство ученых, изучающих медиа-эффекты, педиатры и все основные научные отчеты согласны с тем, что доказательства, подтверждающие теоретически обоснованные гипотезы, связывающие агрессивные СМИ с агрессивным и насильственным поведением, значительно более объемны и убедительны. чем редкий противоречивый вывод. 3 , 4 Наука представляет собой кумулятивный процесс, и поэтому не ожидается, что доказательства будут единообразно и неизменно поддерживать или опровергать какую-либо гипотезу.Таким образом, тот факт, что в некоторых исследованиях не удается найти влияние воздействия средств массовой информации на соответствующие результаты, такие как агрессия, следует рассматривать наряду со многими исследованиями, в которых сообщается о таких эффектах. С логической точки зрения, если мы признаем, что воздействие насилия в семье, школе и обществе может нанести вред детям, как показывают исследования, 5 , 6 , кажется непоследовательным предполагать, что воздействие насилия в СМИ не будет иметь вредных последствий. 7 Точно так же, если мы согласимся с тем, что видеоигры могут обучать позитивному поведению, снова кажется непоследовательным предположение, что видеоигры не могут также обучать негативному поведению.

Также важно понимать, что ни один отдельный фактор риска не заставляет ребенка или подростка вести себя агрессивно или жестоко. Наоборот, именно накопление факторов риска и относительное отсутствие защитных факторов приводят к агрессивным и насильственным действиям. 8 , 10 Мы не утверждаем, что насилие в СМИ является единственным или, в большинстве случаев, даже основным причинным фактором риска агрессивного или насильственного поведения среди молодежи.Тем не менее, исследования последовательно поддерживают гипотезу о том, что это один из факторов риска и что он не самый маленький из них. Важно отметить, что это один из немногих факторов риска, который можно изменить без особых затрат для родителей или общества в целом.

Начиная с классического исследования Альберта Бандуры о куклах Бобо, 11 , в котором показано, что дети будут имитировать физические нападения на неодушевленные предметы, которые они видят по телевизору, теории социального обучения обеспечили убедительную теоретическую основу для понимания насильственных медиа-эффектов. 12 Большое количество доказательств показывает, что агрессивные СМИ могут усилить агрессию. 12 Действительно, влияние экранного насилия на усиление агрессивного поведения было рассмотрено и подтверждено многочисленными крупными научными организациями, включая Американскую академию педиатрии, Американскую академию детской и подростковой психиатрии, Американскую медицинскую ассоциацию, Американскую психиатрическую ассоциацию. , Американская психологическая ассоциация, Главный хирург США, Общество психологических исследований социальных проблем и Международное общество исследований агрессии. 13 Комплексный метаанализ показал, что воздействие жестоких видеоигр усиливает агрессивные мысли, гневные чувства, физиологическое возбуждение, враждебные оценки и агрессивное поведение, а также снижает просоциальное поведение (например, помощь другим) и эмпатию (рис. 1). 12 Недавний мета-анализ также показал, что воздействие жестоких СМИ усиливает враждебные оценки (т. е. суждения о враждебных действиях или намерениях других). 14 Отчет Американской психологической ассоциации за 2015 год, подготовленный группой экспертов по детскому развитию и методам метаанализа, показал аналогичные результаты. 15 Воздействие на агрессивное поведение проявляется после кратковременного однократного воздействия (как в лабораторных экспериментах) и после повторного воздействия в течение длительного времени (как в лонгитюдных исследованиях) (рис. 2). Эти эффекты проявляются у мужчин и женщин всех изученных возрастов как в западных, так и в восточных странах. 12  

РИСУНОК 1

Мета-анализ 381 эффекта исследований жестоких видеоигр с участием 130 295 участников, опубликованных в 136 статьях об агрессивных мыслях (k = 95, N = 24 533), чувствах гнева (k = 62 , N = 17 370), физиологическое возбуждение ( k = 29, N = 1906), агрессия ( k = 140, N = 68 313), просоциальное поведение (например, помощь 4; k 9013; k 9013; = 23, N = 68 313) и эмпатии и/или десенсибилизации ( k = 32, N = 8528), 12 наряду с метаанализом 37 независимых исследований с участием 10 410 участников связь между насильственным освещением в СМИ и враждебными оценками. 14 Горизонтальные полосы с заглушками представляют собой 95% доверительные интервалы.

РИСУНОК 1

Мета-анализ 381 эффекта от исследований жестоких видеоигр с участием 130 295 участников, опубликованных в 136 статьях об агрессивных мыслях (k = 95, N = 24 533), чувствах гнева (k = 62, N = 17 370), физиологическое возбуждение ( k = 29, N = 1906), агрессия ( k = 140, N = 68 313), просоциальное поведение (например, 9013; k = 23, N = 68 313) и эмпатия и/или десенсибилизация ( k = 32, N = 8528), 12 наряду с метаанализом 37 независимых исследований с участием 10 410 участников о связи между насильственным освещением в СМИ и враждебными оценками. 14 Горизонтальные полосы с заглушками представляют собой 95% доверительные интервалы.

РИСУНОК 2

Влияние жестоких видеоигр на агрессию в экспериментальных исследованиях ( k = 45, N = 3464), поперечных исследованиях ( k = 81, N = 59 336) и продольных исследованиях исследования ( k = 14, N = 5513). 12 Горизонтальные полосы с заглушками представляют собой 95% доверительные интервалы.Рис. 2 лонгитюдные исследования ( k = 14, N = 5513). 12 Горизонтальные полосы с заглушками представляют собой 95% доверительные интервалы.

Тот факт, что жестокие видеоигры усиливают агрессивные мысли, гневные чувства и физиологическое возбуждение, может помочь объяснить, почему они также могут усиливать агрессивное поведение.Это 3 пути к агрессии, предложенные несколькими социально-когнитивными моделями обработки информации (рис. 3) 16 , 17 : люди, которые (1) имеют агрессивные идеи и мысли, (2) злятся и (3) ) физиологически возбуждены и подвержены стрессу, особенно склонны вести себя агрессивно. Жестокие СМИ также усиливают враждебные оценки. 16 , 17  

РИСУНОК 3

Репрезентативная модель социально-когнитивной обработки информации: модель общей агрессии. 16  

РИСУНОК 3

Репрезентативная модель обработки социально-когнитивной информации: модель общей агрессии. 16  

Жестокие СМИ также могут уменьшить чувствительность людей к насилию, делая их менее чувствительными к боли и страданиям других. Десенсибилизация — это нормальное и защитное явление, которое возникает автоматически с течением времени в ответ на тяжелые переживания, такие как солдаты, убивающие врагов на войне, или хирурги, выполняющие операции.В случае десенсибилизации к насилию в СМИ процесс, скорее всего, будет постепенным и бессознательным, происходящим в результате повторного представления насилия как необходимого, оправданного и забавного. 18  

Воздействие насилия в СМИ влияет не только на агрессивное поведение. Хотя большинство исследований было сосредоточено на влиянии медиа-насилия на агрессию, исследователи недавно изучили другие последствия, например, насильственной игры в видеоигры.Насилие в играх часто тесно связано с другими игровыми механиками и темами, которые могут привести к пагубным последствиям. Некоторые из этих эффектов, по-видимому, связаны, в частности, с агрессивной игрой в видеоигры, тогда как другие могут быть связаны с высоким потреблением медиа в целом. Например, проблемы с вниманием стали важным направлением исследований негативных последствий экранных медиа у детей и подростков. 19 В одном лонгитюдном исследовании количество просмотров телевизора в возрасте 1 и 3 лет предсказывало проблемы с вниманием в возрасте 7 лет. 20 Авторы других исследований аналогичным образом выявили снижение способности к вниманию у молодых людей после продолжительного просмотра телевизора и привычной игры в видеоигры. 21 , 23 Недавние исследования показывают, что воздействие средств массовой информации с насилием может также мешать успеваемости 24 и изучению иностранного языка. 25 Этот вывод согласуется с данными, свидетельствующими о том, что воздействие средств массовой информации на экране, особенно средств массовой информации с насилием, связано с нарушениями исполнительного контроля и что этот эффект предсказывает высокий уровень импульсивной агрессии. 26  

Другое исследование показывает, что видеоигры в жанре экшн приводят к улучшению базовой обработки зрительных ощущений, избирательного зрительного внимания и некоторых более высоких когнитивных навыков. 27 Хотя многие видеоигры в жанре экшн содержат насилие, насилие не является необходимой характеристикой для создания таких улучшений. Например, некоторые игры с вождением автомобиля и детские игры (которые сохраняют быстрый темп, необходимость выделять цели среди отвлекающего беспорядка и необходимость принимать быстрые и точные решения) приводят к аналогичным эффектам, несмотря на отсутствие в них насилия. 28  

Для решения оставшихся научных вопросов, связанных с этой темой, мы считаем, что есть 2 основных и в некоторой степени взаимосвязанных потребности, каждая из которых требует крупномасштабных, многоцентровых, предпочтительно многонациональных, долгосрочных исследований. Первый представляет собой крупномасштабное (т. е. не менее 50  000 участников) исследование развития, которое включает в себя самые современные измерения всех известных основных факторов риска и устойчивости детей и подростков к развитию склонности к агрессивному и насильственному поведению.Исследование должно охватывать одну и ту же большую выборку детей от раннего возраста (например, 2 года) до раннего взросления (например, 30 лет) и должно включать известные биологические, экологические и социальные пренатальные и постнатальные факторы, влияющие на развитие здоровых , продуктивные взрослые (по сравнению с нездоровыми, непродуктивными, антисоциальными взрослыми). Исследование должно включать избыточную выборку из групп высокого риска. Мы подчеркиваем необходимость современных мер, поскольку предыдущие крупномасштабные долгосрочные исследования детского развития включали слабые и/или неполные измерения привычек к средствам массовой информации.Работа такого обширного масштаба, несомненно, потребует многоцентровых, финансируемых из федерального бюджета усилий, подобных тем, которые в настоящее время предпринимаются учеными, финансируемыми Национальным институтом здравоохранения, для изучения нейронных основ употребления наркотиков и связанных с ними расстройств в подростковом и раннем взрослом возрасте. 29  

Во-вторых, такое же крупномасштабное, многоцентровое, многолетнее исследование необходимо для дальнейшей разработки и проверки мер воздействия в СМИ, чтобы выяснить, что работает, а также предоставить более эффективные варианты, основанные на фактических данных, для реализации лицами, определяющими государственную политику, и потребителями.За последние 40 лет было проведено несколько исследований по вмешательству в средства массовой информации, некоторые из которых продемонстрировали многообещающие результаты в снижении агрессивного или насильственного поведения в будущем. Например, вмешательство, встроенное в четырехэтапное лонгитюдное исследование с выборкой из более чем 1600 подростков в Германии, выявило устойчивые эффекты 5-недельного вмешательства, направленного на снижение использования насилия в СМИ и содействие пониманию процессов, связывающих насилие в СМИ с агрессивными мыслями. , чувства и поведение. 30 Участники, включенные в группу вмешательства, в меньшей степени использовали средства массовой информации с насилием в течение 30 месяцев после вмешательства, и в течение 18 месяцев после вмешательства вмешательство оказало косвенное влияние через снижение насилия в средствах массовой информации на агрессивное поведение.Однако по-настоящему крупномасштабных (например, 20 000 детей), долгосрочных (например, 30 лет) интервенционных исследований, которые были бы специально направлены на изменение медиа-диеты детей и подростков, как с точки зрения содержания, так и количества и результатов, не проводилось. которые включали другие известные факторы риска и устойчивости для долгосрочного развития, а также обширные оценки достижений среднего возраста, как хороших, так и плохих.

Самый распространенный вопрос, который мы слышим от педагогов и политиков («Являются ли видеоигры хорошими или плохими для детей и подростков?»), слишком упрощен.Скорее, полезнее думать о здоровой медиа-диете, которая включает в себя свойства, аналогичные диете здорового питания: умеренность в количестве, потребление большего количества полезного и меньшего количества вредного контента и учет возраста потребителя. . 31 Педиатры имеют уникальную возможность начать консультировать родителей по вопросам здорового диетического питания. Посещения медицинских работников, которые относительно часто происходят в первые несколько лет жизни, представляют собой идеальные возможности для обсуждения того, как родители должны помочь детям справиться с обилием средств массовой информации, с которыми они столкнутся, и почему это важно.Важно, чтобы педиатры, политики и педагоги знали, какие средства массовой информации потребляют дети. Лучший способ сделать это — смотреть, играть и слушать медиа, которые потребляет молодежь. Таким образом, мы рекомендуем, чтобы педиатры, воспитатели и другие специалисты, работающие с детьми, предложили родителям сделать это, желательно в то же время, когда их дети занимаются с ними. Не менее важно и то, что педиатры и другие специалисты, работающие с молодежью, должны предложить родителям вести постоянный диалог со своими детьми о том, что они видят и слышат. 32 Педиатрам и другим специалистам, работающим с семьями, также полезно порекомендовать родителям рассмотреть вопрос об установлении ограничений по времени и содержанию электронных носителей, которые потребляют их дети. Американская академия педиатрии рекомендует не проводить время у экрана для детей младше 18 месяцев и 1 час экранного времени в день для детей младше 5 лет; для детей в возрасте 6 лет и старше должны применяться последовательные ограничения на время использования экрана и типы медиа, и медиа никогда не должны заменять адекватный сон или физическую активность. 13  

Доктора Андерсон и Бушман составили рукопись; Доктора Ибарра и Бартолоу критически отредактировали рукопись; Доктора Кантор, Кристакис, Койн, Доннерштейн, Брокмайер, Джентиле, Грин, Хьюсманн, Хаммер, Крахе, Страсбургер, Уорбертон и Уилсон критически рассмотрели рукопись; и все авторы одобрили окончательный вариант рукописи в представленном виде.

Анализ, выводы и рекомендации, содержащиеся в каждом документе, являются исключительно продуктом отдельной рабочей группы и не являются политикой или мнением, а также не представляют одобрения Children and Screens: Institute of Digital Media and Child Development или American академия педиатрии.

ФИНАНСИРОВАНИЕ: Это специальное приложение «Дети, подростки и экраны: что мы знаем и чему нам нужно научиться» стало возможным благодаря финансовой поддержке организации «Дети и экраны»: Институт цифровых медиа и детского развития.

Агрессия у подростков — 830 слов

Детская агрессия является важным расстройством для изучения из-за ее влияния на будущее поведение, личность и отношение детей.Расстройство связано с несколькими негативными последствиями, которые подростки проявляют в подростковом возрасте. Например, это было связано с насилием, употреблением наркотиков и злоупотреблением психоактивными веществами, воровством, антиобщественным поведением и вандализмом. Если детская агрессия не выявляется и не устраняется достаточно рано, она переходит в подростковый и взрослый возраст.

Примеры расстройств, возникающих в результате неспособности распознать и лечить детскую агрессию на раннем этапе, включают расстройство поведения и оппозиционно-вызывающее расстройство.Агрессивное поведение варьируется от незначительных эмоциональных нарушений до деструктивного физического поведения. Характеристики агрессии у детей включают издевательства, насилие, словесные оскорбления и физические драки.

Учителям и родителям важно различать агрессию и начало подросткового возраста. Например, начало подросткового возраста характеризуется распространением слухов, ложью и горячими спорами. Эти черты приводят к подростковой преступности, если они не выявлены и не устранены достаточно рано.Благодаря правильному наблюдению и мониторингу легко отличить случаи детской агрессии от случаев подросткового возраста.

Жестокое и антиобщественное поведение сохраняется у детей, страдающих от детской агрессии. Расстройство легко идентифицировать, потому что жертвы обычно демонстрируют вызывающее поведение по отношению к взрослым, а также открытое и постоянное нарушение правил. В тяжелом состоянии детская агрессия характеризуется вандализмом, употреблением наркотиков и психоактивных веществ, нападениями, насилием и воровством.Агрессия у детей вызывается несколькими факторами, в том числе семейными и личными факторами, ранними социальными взаимодействиями и рисками, возникающими в подростковом возрасте.

Личные и семейные факторы играют решающую роль в развитии антиобщественного поведения у молодых людей. Например, дети, которые растут среди родителей с плохим темпераментом и негативными личностями, подвергаются высокому риску развития схожих темпераментов и установок. Кроме того, плохой контроль, неадекватное родительское руководство и низкий уровень надзора являются общими факторами, которые способствуют прогрессированию детской агрессии в подростковом и взрослом возрасте.Дети, проявляющие признаки агрессии, обычно получают негативную реакцию со стороны родителей, учителей и сверстников. Эти реакции влияют на то, как они обрабатывают социальную информацию при создании личной идентичности.

Например, они учатся применять агрессивные и насильственные методы при решении проблем и разрешении конфликтов. Такие дети сталкиваются с многочисленными проблемами, которые мешают их обучению и успеваемости в школе. Прогрессирование детской агрессии в подростковом возрасте увеличивает риск злоупотребления наркотиками, неуспеваемости в школе и антиобщественного поведения.Факторы, усугубляющие симптомы, включают неблагополучные семьи, давление со стороны сверстников и бедные районы. Например, район, характеризующийся широко распространенным насилием и употреблением наркотиков, может подтолкнуть подростков к насилию и злоупотреблению наркотиками.

Существует несколько программ вмешательства и стратегий для борьбы с детской агрессией. Индивидуальная терапия и программы группового вмешательства являются эффективными методами вмешательства. Программы лечения обычно направлены на изменение поведения жертв.Одной из наиболее эффективных стратегий вмешательства является когнитивно-поведенческая терапия.

Этот подход оказался эффективным для снижения агрессии и искоренения антиобщественного поведения среди подростков. Другой используемый подход – усиление участия родителей в жизни подростков. Это включает в себя родительское руководство, усиленный родительский контроль и надлежащий надзор. Программы, ориентированные на участие родителей, включают обучение, направленное на улучшение навыков общения и отношений с проблемными подростками.

Когнитивно-поведенческие программы вооружают подростков механизмами, которые помогают им изменять свое поведение и точно интерпретировать социальную информацию. В случаях, связанных с подростками из групп риска, используются интенсивные и комплексные профилактические программы. Такие программы предполагают раннее выявление и устранение агрессивного поведения. Примером может служить программа Anger Coping, которая помогает подросткам справляться со своим гневом и связанными с ним поведенческими проблемами. Кроме того, программа помогает молодежи найти лучшие способы справляться с трудными ситуациями в различных социальных контекстах.

Родители и учителя должны применять эффективные процедуры вмешательства для борьбы с агрессией у подростков. Для учителей и родителей важно вознаграждать подростков, когда они следуют инструкциям. Они не должны сосредотачиваться только на наказании за нарушение правил. Подростки заслуживают того, чтобы их уважали и к ним прислушивались. Игнорировать признаки агрессии у детей нецелесообразно. Тем не менее, родители и учителя должны сохранять спокойствие и позитивный настрой в таких случаях.

Подростки нуждаются в любви, заботе и внимании, особенно если они переживают трудные времена.Еще один совет по работе с агрессивными подростками — выработать эффективные команды и правила поведения. Наказание и вознаграждение должны быть сбалансированы. Наказание должно следовать за нарушением правил и команд, в то время как вознаграждение должно следовать за соблюдением правил и контрактов поведения. Регулярное общение с подростками — эффективный метод выявления проблем и решения их до того, как они достигнут опасного уровня.

Родители должны пользоваться надлежащими каналами решения проблем, чтобы подростки чувствовали заботу и любовь.Например, наказание должно быть назначено с точки зрения изменения поведения, а не с точки зрения расплаты за проступок. Наконец, подростков следует обучить многочисленным приемам релаксации, которые они могут использовать в ситуациях, вызывающих возбуждение и гнев. Кроме того, их следует научить вести переговоры со сверстниками и критически мыслить.

Это эссе об агрессии у подростков было написано и представлено вашим сокурсником. Вы можете использовать его для исследовательских и справочных целей, чтобы написать свою собственную статью; тем не менее, вы должны цитировать его соответственно.

Запрос на удаление

Если вы являетесь владельцем авторских прав на эту статью и больше не хотите публиковать свою работу на IvyPanda.

Запросить удаление

Нужен пользовательский образец Эссе , написанный с нуля
профессиональный специально для вас?

A Mixed-Met» Джедидии С. Савард

Изображения

Джедидия С. Савард, доктор психологических наук, в 2017 году окончила программу PsyD по клинической психологии в Антиохийском университете, Сиэтл

Диссертационный комитет

Марк Рассел, Ph.Д., председатель комитета

Стивен Кертис, доктор философии, член комитета

Элиза Мурроучик, доктор философии, член комитета

Ключевые слова

подросток, агрессия, гнев, биологическая обратная связь, кейс, смешанные методы, школьная психология

Тип документа

Диссертация

Аннотация

Подростковый гнев, агрессия и вспышки агрессии — это социальные проблемы, серьезно влияющие на каждого из нас. Индивидуальное терапевтическое управление патологическим гневом лечится по-разному, в зависимости от теоретических ориентаций практикующих и уровней компетентности.Популярные психологические индивидуальные и групповые методы лечения гнева и агрессии у подростков сосредоточены в первую очередь на когнитивно-поведенческих методах, которые справляются с симптомами гнева. Когнитивно-поведенческая терапия, основанная на фактических данных, часто требует, чтобы клиенты самостоятельно идентифицировали возникающие предпосылки гнева без посторонней помощи; такие методы лечения используют заранее определенные стратегии, чтобы помочь клиенту снизить эмоциональную напряженность до приступа гнева или агрессии. Однако когнитивные реакции на эмоциональные потрясения, вызванные появлением гнева, могут аннулировать чувствительность и осознание, необходимые для запуска желаемой или заранее определенной техники деэскалации.Физиологическим предшественником гнева является увеличение частоты сердечных сокращений, которое можно определить с помощью персонального пульсометра. Использование систематической непрерывной биологической обратной связи с частотой сердечных сокращений в предшествующем управлении гневом не может быть найдено в опубликованных исследованиях до разработки этого исследования. В этом многоцелевом эмпирическом исследовании с использованием смешанных методов оценивалась эффективность рутинного самоконтроля частоты сердечных сокращений для улучшения выявления антецедентов гнева у подростков и последующего уменьшения их проявлений гнева и агрессии.В исследовании приняли участие пять подростков; они регулярно контролировали частоту сердечных сокращений и сопоставляли их с колебаниями эмоционального состояния. Используя объективные оценки, выполненные участником-подростком, классными руководителями и родителями, исследователь измерил пять базовых показателей. Во время интервью после лечения подростки, учителя и трое родителей высказали свое мнение о терапевтическом процессе. Индивидуальный и перекрестный анализ объективных и субъективных данных подтвердил гипотезу о том, что проявления и переживания гнева могут уменьшаться с помощью терапии биологической обратной связи по частоте сердечных сокращений.

Leave a Reply

Ваш адрес email не будет опубликован.