Антимюллеров гормон показатели: Антимюллеров гормон как показатель репродуктивного здоровья женщин с ожирением и сопутствующим синдромом поликистозных яичников

Содержание

Овариальный резерв и аутоиммунные заболевания щитовидной железы | Григорян

Среди эндокринных расстройств у женщин репродуктивного возраста лидирует патология щитовидной железы. Субклинический гипотиреоз может приводить к нерегулярности менструального цикла, синдрому «хронической» ановуляции, ассоциации гипотиреоза с бесплодием, что свидетельствует о влиянии тиреоидного статуса на рост и созревание фолликулов [1]. Данное наблюдение привело к рекомендациям в назначении препаратов тироксина желающим забеременеть женщинам при уровне тиреотропного гормона (ТТГ) от 2,5 мкМЕ/мл и выше [2]. Однако результаты клинических исследований, касающихся данного вопроса, противоречивы. Так, исследование Reh и соавт. показало отсутствие различий в частоте наступления беременности и родов в программах экстракорпорального оплодотворения (ЭКО) при выборе порогового значения ТТГ 2,5 или 4,5 мкМЕ/мл [3], в другом исследовании уровень ТТГ менее 2,5 мкМЕ/мл и уровень антимюллерова гормона (АМГ) более 1,4 нг/мл оказались независимыми предикторами достижения успешной беременности с родами при необъяснимом бесплодии [4]. Выявлена взаимосвязь между наличием аутоиммунной патологии щитовидной железы и снижением фертильности даже при нормальном уровне ТТГ [5, 6, 7], однако результаты также противоречивы.

Целью настоящего обзора, выполненного в рамках гранта РНФ № 17-75-30035, является систематизация современной информации о влиянии аутоиммунной патологии щитовидной железы на репродуктивную функцию женщин. Для понимания методологических подходов к изучению указанной проблемы необходимо коротко остановиться на основных понятиях репродуктивной медицины.

Под овариальным резервом понимают функциональный резерв яичника, который определяет способность последнего к развитию здорового фолликула с полноценной яйцеклеткой и адекватному ответу на овариальную стимуляцию. Овариальный резерв отражает количество находящихся в яичниках фолликулов (примордиальный пул и растущие фолликулы) и зависит от физиологических и патофизиологических факторов. Подавляющее большинство показателей овариального резерва характеризует гормонзависимую стадию роста фолликулов. К ним относятся определение базальных уровней фолликулостимулирующего гормона (ФСГ), ингибина В, эстрадиола, лютеинизирующего гормона (ЛГ), а также ультразвуковое определение числа антральных фолликулов и объема яичников [8]. Однако в последние годы в результате целого ряда исследований установлено, что наиболее чувствительным маркером овариального резерва является сывороточный уровень АМГ, продуцируемого клетками гранулезы фолликулов от преантральных стадий созревания до стадии больших антральных фолликулов [8, 9]. Овариальный резерв наряду с возрастом пациентки, видом протокола контролируемой гиперстимуляции яичников и дозой гонадотропина является одним из важнейших факторов, оказывающих влияние на успех вспомогательных репродуктивных технологий.

Одно из первых исследований, посвященных оценке связи наличия аутоиммунных антител и фертильности, провели Wilson C. и соавт. в 1975 г. [10]. Авторы показали отсутствие зависимости между наличием антитиреиодных антител (АТА) и репродуктивной функцией. Однако спустя 20 лет, в исследовании Roussev R.G. и соавт. [11] частота выявления АТА у больных с бесплодием оказалась равна 8% против 0% в группе контроля.

В 1997 г. Geva E. и соавт. [12] провели исследование, в которое включили 40 больных с идиопатическим (необъяснимым) бесплодием, 40 пациенток с бесплодием вследствие обструкции маточных труб и 40 здоровых, ранее не рожавших женщин. Оценивали уровни АТА к микросомальной фракции тироцитов и к тиреоглобулину (АТ-ТГ). Частота выявления АТА составила 20% в группе идиопатического бесплодия, 17,5% – в группе с патологией маточных труб и только 5% в группе здоровых добровольцев (p<0,05 при сравнении по данному параметру между здоровыми женщинами и обеими группами больных бесплодием).

В дальнейшем такая корреляция была подтверждена: в одном ретроспективном исследовании частота выявления ATA у больных, вошедших в программы ВРТ, составила 19% против 15% в группе контроля [13], в другом исследовании частота выявления аутоантител (включая антитела к тиреопероксидазе (АТ-ТПО) и АТ-ТГ) также оказалась выше в группе больных с бесплодием. В то же время в исследовании 2001 г. Reimand K. и соавт. [14] показали отсутствие различий в частоте выявления АТА в группе женщин с бесплодием и в группе контроля.

В нескольких исследованиях показана ассоциация между выявлением АТА и специфическими причинами бесплодия. Так, Poppee K. и соавт. [15] провели проспективное исследование с участием 438 женщин (средний возраст 32±5 лет) с бесплодием различной этиологии и 100 здоровых женщин, сопоставимых по возрасту. Целью исследования явилось сравнение распространенности аутоиммунных заболеваний щитовидной железы и латентных нарушений ее функции. В 45% случаев основной причиной бесплодия являлась патология у партнерши, из них 11% – эндометриоз, 30% – заболевания маточных труб и 59% – овариальная дисфункция. Мужской фактор имел место в 38% случаев, идиопатическое бесплодие – в 17%. В целом средний уровень ТТГ оказался достоверно выше в группе женщин с бесплодием по сравнению со здоровыми женщинами (1,3 против 1,2 мМЕ/л). Выходящий за нормальные пределы уровень ТТГ встречался в группах одинаково часто. АТ-ТПО чаще определялись у женщин из бесплодных пар, чем у здоровых (14% и 8% соответственно), однако различия не достигали статистической значимости. В то же время в парах с женским фактором бесплодия носительство АТА выявлялось гораздо чаще, чем в группе контроля: 18% против 8%, при этом наибольший процент позитивных по АТ-ТПО женщин наблюдался у больных эндометриозом с бесплодием. В группе пар с бесплодием повышение уровня АТА сопровождалось значимо большей частотой выявления гипо- и гиперфункции щитовидной железы по сравнению с женщинами из той же группы, но с нормальным уровнем АТ-ТПО. Таким образом, в данном исследовании среди женщин с бесплодием значимо чаще встречалась аутоиммунная патология щитовидной железы, причем более всего указанная закономерность была характерна для больных эндометриозом. Аналогичные результаты получили Abalovich M. и соавт. [16] (частота выявления АТА в группе больных бесплодием с эндометриозом 25% против 14% в группе здоровых женщин). Есть также сообщения о большей частоте выявления АТА у больных бесплодием с синдромом поликистозных яичников (СПКЯ) [7, 17] и преждевременной недостаточностью яичников [16].

В таблице 1 представлено сравнение частоты позитивности по АТА у больных бесплодием и у здоровых женщин.

Таблица 1. Сравнение частоты позитивности по АТА у больных бесплодием и у здоровых женщин.

Ссылка

Частота выявления АТА при бесплодии

Частота выявления АТА у здоровых женщин

Уровень значимости различий (p)

Geva et al. [12]

20% (идиопатическое есплодие)

17,5% (трубное бесплодие)

5%

<0,05

Poppee et al. [15]

18% (при женском факторе бесплодия)

8%

<0,05

Abalovich et al. [16]

25% (бесплодие + эндометриоз)

14%

<0,05

Grassi G. и соавт. [18] изучили уровень ТТГ, свободного тироксина, а также уровни антител к микросомам и антител к тиреоглобулину у 149 женщин с бесплодием. В случае отклонения каких-либо из изученных лабораторных параметров от нормы дополнительно проводили ультразвуковое исследование (УЗИ) щитовидной железы и определяли неспецифические аутоиммунные антитела. Несмотря на то что авторы обнаружили более высокую частоту выявления АТА у больных с бесплодием, само по себе наличие такого лабораторного феномена не влияло на вероятность наступления беременности.

Muller A.F. и соавт. [19] в исследовании с участием 173 женщин, которым проводилось ЭКО, определяли уровни АТ-ТПО и ТТГ. В рамках дополнительного исследования случай-контроль также измеряли уровни антикардиолипиновых антител. Целью исследования явилась оценка частоты выкидышей в зависимости от указанных выше параметров. У 54 из 173 женщин наступила беременность (31%), при этом частота достижения беременности у больных, позитивных по АТА, оказалась выше – 48% (12 из 25) против 28% (42 из 148). В группе позитивных по АТ-ТПО больных частота выкидышей составила 33% (4 из 12), в группе сравнения – 19% (8 из 42), однако различия не достигали статистической значимости. Наличие антикардиолипиновых антител в данном исследовании также не было связано с частотой выкидышей. Авторы пришли к выводу, что наличие АТА до беременности, во-первых, не уменьшает вероятность наступления беременности и, во-вторых, не связано с повышением риска выкидышей в программах ЭКО.

Kilic S. и соавт. [20] в исследовании с участием 69 женщин с идиопатическим бесплодием изучили исходы ЭКО, толщину эндометрия и эмбриологические параметры в зависимости от статуса по АТА. В исследование вошли женщины, сопоставимые по возрасту, индексу массы тела (ИМТ), базальному гормональному профилю и протоколу индукции овуляции. В зависимости от результатов тестирования на АТА были выделены три группы: негативные (n=31), позитивные (n=23), позитивные в медикаментозном эутиреозе (n=15). Различий между группами в количестве полученных и оплодотворенных яйцеклеток, толщине эндометрия, характеристиках эмбрионов выявлено не было. Однако частота достижения клинической беременности оказалась статистически значимо ниже в группе больных с наличием АТ-ТПО (p=0,024). В таблице 2 приведено сравнение частоты успешной беременности у больных бесплодием в зависимости от статуса по АТА.

Таблица 2. Частота наступления беременности в программах ЭКО у больных бесплодием в зависимости от статуса по АТА

Ссылка

Позитивные по АТА

Негативные по АТА

Уровень значимости различий (p)

Muller et al. [19]

48%

28%

0,05

Kilic et al. [20]

13,3% (у больных с медикаментозно компенсированным гипотиреозом)

30,4% (у больных с эутиреозом)

41,9%

0,24 (при сравнении групп негативных по АТА и позитивных по АТА)

Несмотря на более чем 40-летнюю историю изучения связи аутоиммунных заболеваний щитовидной железы и фертильности, интерес к этой проблеме не уменьшается до сих пор. В последние годы проведено несколько хорошо спланированных исследований, призванных с учетом доступных на данном этапе развития медицинской науки методов исследования, включая изучение высокочувствительных биомаркеров, установить влияние статуса по АТА на овариальный резерв.

Целью исследования В.А. Гурьевойи соавт. [21] явилось установление овариального резерва у женщин групп риска и значимости факторов, его определяющих. В исследование были включены 174 женщины репродуктивного возраста с нарушенной фертильной функцией, которые составили основную группу, в группу сравнения вошли 30 женщин с ненарушенной репродукцией. На этапе отбора женщины были рандомизированы по возрасту, социальному статусу, роду занятий, месту проживания, соматической и гинекологической патологии. Оценку состояния овариального резерва у женщин сравниваемых групп проводили путем определения уровня половых гормонов в сыворотке крови (ФСГ, ЛГ, эстрадиола и АМГ), а также оценивали ультразвуковые параметры овариального резерва (объем яичников и количество антральных фолликулов). Для определения вероятного аутоиммунного повреждения яичников исследовались АТА. У 8,8% женщин с нарушенной репродукцией было выявлено повышение АТА, средние показатели которого составили 380±111,4 МЕ/мл. У 5,5% женщин со сниженным овариальным резервом был установлен диагноз аутоиммунный тиреоидит, эутиреоидный, и в 30,8% случаев – гипотиреоз.

Pirgon O. и соавт. (2016) [22] изучили овариальную функцию и овариальный резерв у девушек с впервые выявленным хроническим аутоиммунным тиреоидитом (тиреоидитом Хашимото) в состоянии эутиреоза. В исследование случай-контроль вошли 30 девушек (средний возраст 15,1±1,4 г) с высоким титром АТА и диффузной неоднородностью щитовидной железы по данным УЗИ и 30 здоровых сопоставимых по возрасту девушек. Оценивали такие параметры, как уровень антиовариальных антител (АОА), отношение уровней ЛГ к уровню ФСГ (ЛГ/ФСГ), уровни эстрадиола, АМГ, ингибина-В, общего тестостерона, количество антральных фолликулов, объем яичников и длину матки. Различий между группами по таким параметрам, как отношение ЛГ/ФСГ, уровень эстрадиола и ингибина В не было. В то же время уровни АОА, АМГ и тестостерона были достоверно выше в группе больных аутоиммунным тиреоидитом (p=0,02, p=0,07 и p=0,03 соответственно). У девушек с аутоиммунным тиреоидитом уровень АОА положительно коррелировал с отношением ЛГ/ФСГ (p=0,03), уровнями АМГ (p=0,01) и ингибина В (p<0,001). Авторы пришли к выводу, что по результатам всех проведенных тестов у девушек с хроническим аутоиммунным тиреоидитом сохраняется нормальный овариальный резерв. При этом повышение титра АОА, ассоциированное с повышением АТА, требует настороженности в отношении возможности развития преждевременной недостаточности яичников у этих девушек, что планируется оценить в отдаленной перспективе.

Tuten A. и соавт. [23] также изучили влияние статуса по АТА на овариальный резерв. В исследование включили 22 женщины репродуктивного возраста с аутоиммунным тиреоидитом Хашимото в стадии гипотиреоза, получавших терапию тироксином, группу контроля составили 49 здоровых женщин, сопоставимых по возрасту. Авторы показали, что овариальный резерв у больных аутоиммунным тиреоидитом не только не был снижен, но и превышал таковой у здоровых добровольцев (достоверно более высокий уровень АМГ), при этом количество антральных фолликулов у женщин двух групп было сопоставимо. Тем не менее авторы указывают, что АТА ассоциированы с развитием СПКЯ, с наличием которого в латентной стадии и может быть связано повышение уровня АМГ.

Magri F. и соавт. [24] провели крупное исследование с целью изучить зависимость между статусом по АТА и овариальным резервом. В исследование вошли 288 женщин моложе 40 лет с пониженной фертильностью в состоянии эутиреоза. Позитивными по АТА была 55 из них. До проведения контролируемой гиперстимуляции яичников измеряли сывороточные уровни АМГ, ФСГ, ЛГ, эстрадиола, ТТГ. Рассчитывали также отношение между сывороточной концентрацией эстрадиола (E2) в день извлечения яйцеклеток и общей введенной дозой рекомбинантного ФСГ (E2/рФСГ). Сывороточный уровень АМГ достоверно коррелировал со значением отношения E2/рФСГ, общей введенной дозой рФСГ и количеством зрелых (M II) яйцеклеток независимо от статуса по АТА. При низких значениях АМГ наличие АТА не оказывало дополнительного влияния на исходы контролируемой гиперстимуляции яичников, однако при высоких значениях АМГ наличие АТА оказывало существенное воздействие на отношение E2/рФСГ, общую дозу рФСГ и количество зрелых яйцеклеток. Авторы пришли к заключению, что при низком уровне АМГ отмечается плохой ответ на контролируемую гиперстимуляцию яичников независимо от наличия АТА, в то время как при высоком уровне АМГ, свидетельствующем о хорошем овариальном резерве, АТА ухудшают исходы контролируемой гиперстимуляции яичников.

Крупное поперечное ретроспективное исследование N.P. Polyzos и соавт. [25] также посвящено изучению вопроса, приводят ли аутоиммунные заболевания щитовидной железы к снижению овариального резерва. Информация из карт 4894 женщин была взята из архива центра репродуктивной медицины университетской больницы Брюсселя. Оценивали влияние уровней АМГ, свободного тироксина, ТТГ и АТ-ТПО на исход. Судя по уровню АМГ, у 3929 пациенток отмечался нормальный овариальный резерв, сниженный – у 487 и высокий – у 478. Уровни ТТГ и свободного тироксина не различались между группами с разным овариальным резервом. Частота выявления АТ-ТПО среди женщин с низким, нормальным и высоким уровнями АМГ также не различалась (12,1%, 10,3% и 9,8% соответственно, p=0,423). Субклинический или скрытый гипотиреоз также выявлялся с одинаковой частотой в разных группах. При этом у больных с генетическими причинами сниженного овариального резерва частота латентного или субклинического гипотиреоза была достоверно выше, чем в группе с необъяснимым снижением (25% против 3,2%, p=0,002, и 18,8% против 1,6%, p=0,004). При этом гипотиреоз встречался одинаково часто при снижении овариального резерва разной этиологии.

В то же время Saglam F. и соавт. [26] пришли к противоположному результату. В исследование включали женщин репродуктивного возраста (моложе 40 лет), 85 с наличием АТА и 80 здоровых добровольцев. Подробно изучали репродуктивный анамнез (количество беременностей, их исходы), а также в фолликулярную фазу проводили измерение уровней гонадотропинов, стероидов, АМГ и ингибина В. Количество беременностей и живорождений было меньше в группе женщин с аутоиммунными заболеваниями щитовидной железы (p<0,01). Различий в уровнях ФСГ, эстрадиола или ингибина В не было. Однако уровень АМГ оказался достоверно ниже у больных с носительством АТА по сравнению с контролем (1,16±0,17 против 1,28±0,25 нг/мл, p=0,001). Даже после поправки на возраст наличие АТА значимо и независимо определяло более низкий уровень АМГ (множественный регрессионный анализ, t=2,674, p=0,008). Авторы пришли к заключению, что, по всей видимости, аутоиммунные заболевания щитовидной железы предопределяют снижение овариального резерва. Ayesha и соавт. [27] показали, что аутоиммунные заболевания щитовидной железы – наиболее частая аутоиммунная патология у больных с преждевременной недостаточностью яичников.

Weghofer A. и соавт. [28] решили выяснить, что же на самом деле влияет на овариальный резерв: сниженная функция щитовидной железы или ее аутоиммунная патология. В исследование включили 225 больных бесплодием женщин, средний возраст 38,4±5 лет. За нормальный уровень ТТГ приняли интервал от 0,4 до 4,5 мкМЕ/мл и оценили уровень АМГ в зависимости от уровня ТТГ менее 3 или от 3 и более мкМЕ/мл. Также определяли уровень АТА: АТ-ТПО, АТ-ТГ и антитела к тиреоидным рецепторам. Средний уровень АМГ составил 1,3±2,0 нг/мл, средний уровень ТТГ 1,8±0,9 мкЕД/мл. АТА были выявлены у 11,1% больных. У женщин с уровнем ТТГ менее 3 мкМЕ/мл уровень АМГ оказался достоверно выше, чем у больных с ТТГ ≥ 3 мкМЕ/мл (p=0,03). Это различие сохранялось после поправки на статус по АТА и возраст. По мнению авторов, их наблюдение подтверждает тот факт, что овариальный резерв зависит именно от функции щитовидной железы, а не от носительства АТА. В связи с этим они полагают, что с целью увеличения овариального резерва может быть целесообразно назначение тироксина больным с уровнем ТТГ ≥ 3 мкМЕ/мл.

Таким образом, литературные данные независимо от давности проведенных исследований и диагностических возможностей как для выявления аутоиммунной патологии щитовидной железы, так и для определения овариального резерва, противоречивы. В то же время очевидно, что даже выявление корреляции между носительством АТА и снижением параметров, характеризующих овариальный резерв, не доказывает причинно-следственных связей. Авторы, утверждающие существование такой связи, предлагают различные гипотезы патогенеза недостаточности яичников и патологии беременности при аутоиммунных заболеваниях щитовидной железы. Одно из объяснений – субклинический гипотиреоз или неспособность щитовидной железы адекватно ответить на запрос, возникающий при гиперстимуляции яичников или во время беременности [29, 30].

Интересная гипотеза на основании результатов собственного исследования высказана Monteleone P. и соавт. [31]. В проспективное наблюдательное исследование включили 31 пациентку с первичным бесплодием в связи с мужским или трубным фактором с базальным уровнем ФСГ на третий день менее 10 МЕ/л и хорошим ответом на контролируемую гиперстимуляцию яичников (более 3 фолликулов не менее 18 мм в конце цикла стимуляции). Определяли уровни АТА (АТ-ТГ, АТ-ТПО), по результатам больных разделили на две группы: позитивных по АТА (n=14) и негативных по АТА (n=17, группа контроля). В качестве критериев исключения выступали другие аутоиммунные заболевания, СПКЯ и эндометриоз. При выполнении процедур ВРТ в день извлечения яйцеклетки путем тонкоигольной аспирации отбирали образцы фолликулярной жидкости для анализа на уровень АТА. Оказалось, что у больных, позитивных по АТА, они определяются и в фолликулярной жидкости, причем уровень их составляет приблизительно половину от уровня в плазме крови. При этом наличие АТА ассоциировалось со снижением частоты успешного оплодотворения, получения эмбрионов класса А и наступления беременности, а также с увеличением частоты раннего невынашивания. По мнению авторов, АТА могут вызывать антителозависимую цитотоксичность в растущем фолликуле, повреждать созревающую яйцеклетку, снижая ее потенцию к дальнейшему развитию и последующей имплантации эмбриона.

Есть и другие доказательства того, что АТА могут перекрестно реагировать с клетками яичника, в том числе с яйцеклетками. Так, Kelkar R.L. и соавт. [32] показали, что у 5 из 8 женщин с преждевременной недостаточностью яичников и наличием антител к прозрачной оболочке яйцеклетки (zona pellucida) выявлялись АТА, при этом антитела к прозрачной оболочке перекрестно реагировали с антигенами прозрачной оболочки яйцеклеток других видов (овцы, обезьяны, свиньи, мыши), а из других тканей у мышей имели сродство только к щитовидной железе. Следовательно, можно предположить и аффинность АТА к яйцеклеткам.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Таким образом, данные о влиянии носительства АТА на репродуктивную функцию женщин противоречивы, а целесообразность включения их в скрининговое обследование у женщин, получающих лечение в рамках программ ВРТ, дискутабельна. На данный момент нет единого подхода к интерпретации результатов такого тестирования и доказательных рекомендаций относительно изменений лечебной тактики в зависимости от статуса пациенток по АТА. Для ответа на эти вопросы необходимо проведение крупных, хорошо спланированных рандомизированных контролируемых клинических исследований, которые позволят выявить возможные патогенетические связи между снижением овариального резерва и наличием аутоиммунной патологии щитовидной железы, а также сформулировать рекомендации по персонифицированному лечению больных для улучшения репродуктивного здоровья.

ДОПОЛНИТЕЛЬНАЯ ИНФОРМАЦИЯ

Источник финансирования. Работа выполнена в рамках гранта Российского научного фонда «Аутоиммунные эндокринопатии с полиорганными поражениями: геномные, постгеномные и метаболомные маркеры. Генетическое прогнозирование рисков, мониторинг, ранние предикторы, персонализированная коррекция и реабилитация» (Грант РНФ № 17-75-30035).

Конфликт интересов. Авторы декларируют отсутствие явных и потенциальных конфликтов интересов, связанных с публикацией настоящей статьи.

Участие авторов. Все авторы внесли значимый вклад в проведение исследования и подготовку статьи, прочли и одобрили финальную версию статьи перед публикацией.

1. Poppe K, Velkeniers B. Female infertility and the thyroid. Best Pract Res Clin Endocrinol Metab. 2004;18(2):153-165. doi: 10.1016/j.beem.2004.03.004

2. Mintziori G, Anagnostis P, Toulis KA, Goulis DG. Thyroid diseases and female reproduction. Minerva Med. 2012;103(1):47-62. PMID: 22278068

3. Reh A, Grifo J, Danoff A. What is a normal thyroid-stimulating hormone (TSH) level? Effects of stricter TSH thresholds on pregnancy outcomes after in vitro fertilization. Fertil Steril. 2010;94(7):2920-2922. doi: 10.1016/j.fertnstert.2010.06.041

4. Murto T, Bjuresten K, Landgren B-M, Stavreus-Evers A. Predictive value of hormonal parameters for live birth in women with unexplained infertility and male infertility. Reprod Biol Endocrinol. 2013;11(1):61. doi: 10.1186/1477-7827-11-61

5. Krassas GE, Perros P, Kaprara A. Thyroid autoimmunity, infertility and miscarriage. Expert Rev Endocrinol Metab. 2008;3(2):127-136. doi: 10.1586/17446651.3.2.127

6. Geva E, Lessing JB, Lerner-Geva L, et al. The Presence of Antithyroid Antibodies in Euthyroid Patients With Unexplained Infertility and Tubal Obstruction. Am J Reprod Immunol. 1997;37(2):184-186. doi: 10.1111/j.1600-0897.1997.tb00210.x

7. Janssen O, Mehlmauer N, Hahn S, et al. High prevalence of autoimmune thyroiditis in patients with polycystic ovary syndrome. Eur J Endocrinol. 2004;37(2):363-369. doi: 10.1530/eje.0.1500363

8. Боярский К.Ю., Гайдуков С.Н., Чинчаладзе А.С. Факторы, определяющие овариальный резерв женщины // Журнал акушерства и женских болезней. – 2009. – Т.58. – №2. – С.65-71. [Boyarsky CY, Gaidukov SN, Chinchaladze AS. Factors which can predict ovarian reserve. Journal of obstetrics and women’s diseases. 2009;58(2):65-71. (In Russ.)]

9. Jamil Z, Fatima SS, Ahmed K, Malik R. Anti-Mullerian Hormone: Above and Beyond Conventional Ovarian Reserve Markers. Dis Markers. 2016;2016(2):1-9. doi: 10.1155/2016/5246217

10. Wilson C, Elstein M, Eade O., Lloyd R, Wright R. SMOOTH-MUSCLE ANTIBODIES IN INFERTILITY. Lancet. 1975;306(7947):1238-1239. doi: 10.1016/S0140-6736(75)92074-7

11. Roussev RG, Kaider BD, Price DE, Coulam CB. Laboratory Evaluation of Women Experiencing Reproductive Failure. Am J Reprod Immunol. 1996;35(4):415-420. doi: 10.1111/j.1600-0897.1996.tb00503.x

12. Geva E, Lessing JB, Lerner-Geva L, et al. The Presence of Antithyroid Antibodies in Euthyroid Patients With Unexplained Infertility and Tubal Obstruction. Am J Reprod Immunol. 1997;37(2):184-186. doi: 10.1111/j.1600-0897.1997.tb00210.x

13. Kutteh W. Increased prevalence of antithyroid antibodies identified in women with recurrent pregnancy loss but not in women undergoing assisted reproduction. Fertil Steril. 1999;71(5):843-848. doi: 10.1016/S0015-0282(99)00091-6

14. Reimand K, Talja I, Metsküla K, et al. Autoantibody studies of female patients with reproductive failure. J Reprod Immunol. 2001;51(2):167-176. doi: 10.1016/S0165-0378(01)00075-4

15. Poppe K, Glinoer D, Van Steirteghem A, et al. Thyroid Dysfunction and Autoimmunity in Infertile Women. Thyroid. 2002;12(11):997-1001. doi: 10.1089/105072502320908330

16. Abalovich M, Mitelberg L, Allami C, et al. Subclinical hypothyroidism and thyroid autoimmunity in women with infertility. Gynecol Endocrinol. 2007;23(5):279-283. doi: 10.1080/09513590701259542

17. Kachuei M, Jafari F, Kachuei A, Keshteli AH. Prevalence of autoimmune thyroiditis in patients with polycystic ovary syndrome. Arch Gynecol Obstet. 2012;285(3):853-856. doi: 10.1007/s00404-011-2040-5

18. Grassi G, Balsamo A, Ansaldi C, et al. Thyroid autoimmunity and infertility. Gynecol Endocrinol. 2001;15(5):389-396. doi: 10.1080/713602919

19. Muller A, Verhoeff A, Mantel M, Berghout A. Thyroid autoimmunity and abortion: a prospective study in women undergoing in vitro fertilization. Fertil Steril. 1999;71(1):30-34. doi: 10.1016/S0015-0282(98)00394-X

20. Kilic S, Tasdemir N, Yilmaz N, et al. The effect of anti-thyroid antibodies on endometrial volume, embryo grade and IVF outcome. Gynecol Endocrinol. 2008;24(11):649-655. doi: 10.1080/09513590802531112

21. Гурьева В.А., Куракина В.А. Оценка факторов, определяющих овариальный резерв у женщин с нарушенной репродуктивной функцией // Журнал акушерства и женских болезней. – 2012. – Т.61. – №6. – С.76-81. [Gur’eva VA, Kurakina VA. Evaluation factors, determining ovarian reserve in women with reproductive function disorders. Journal of obstetrics and women’s diseases. 2012;61(6):76-81. (In Russ.)]

22. Pirgon O, Sivrice C, Demirtas H, Dundar B. Assessment of ovarian reserve in euthyroid adolescents with Hashimoto thyroiditis. Gynecol Endocrinol. 2016;32(4):306-310. doi: 10.3109/09513590.2015.1116510

23. Tuten A, Hatipoglu E, Oncul M, et al. Evaluation of ovarian reserve in Hashimoto’s thyroiditis. Gynecol Endocrinol. 2014;30(10):708-711. doi: 10.3109/09513590.2014.926324

24. Magri F, Schena L, Capelli V, et al. Anti-Mullerian hormone as a predictor of ovarian reserve in ART protocols: the hidden role of thyroid autoimmunity. Reprod Biol Endocrinol. 2015;13(1):106. doi: 10.1186/s12958-015-0103-3

25. Polyzos NP, Sakkas E, Vaiarelli A, et al. Thyroid autoimmunity, hypothyroidism and ovarian reserve: a cross-sectional study of 5000 women based on age-specific AMH values. Hum Reprod. 2015;30(7):1690-1696. doi: 10.1093/humrep/dev089

26. Saglam F, Onal ED, Ersoy R, et al. Anti-Müllerian hormone as a marker of premature ovarian aging in autoimmune thyroid disease. Gynecol Endocrinol. 2015;31(2):165-168. doi: 10.3109/09513590.2014.973391

27. Ayesha, Jha V, Goswami D. Premature Ovarian Failure: An Association with Autoimmune Diseases. J Clin Diagn Res. 2016;10(10):10-12. doi: 10.7860/JCDR/2016/22027.8671

28. Weghofer A, Barad DH, Darmon S, et al. What affects functional ovarian reserve, thyroid function or thyroid autoimmunity? Reprod Biol Endocrinol. 2016;14(1):26. doi: 10.1186/s12958-016-0162-0

29. Poppe K, Glinoer D, Tournaye H, et al. Impact of Ovarian Hyperstimulation on Thyroid Function in Women with and without Thyroid Autoimmunity. J Clin Endocrinol Metab. 2004;89(8):3808-3812. doi: 10.1210/jc.2004-0105

30. Lazzarin N, Moretti C, De Felice G, et al. Further Evidence on the Role of Thyroid Autoimmunity in Women with Recurrent Miscarriage. Int J Endocrinol. 2012;2012(8):1-4. doi: 10.1155/2012/717185

31. Monteleone P, Parrini D, Faviana P, et al. Female Infertility Related to Thyroid Autoimmunity: The Ovarian Follicle Hypothesis. Am J Reprod Immunol. 2011;66(2):108-114. doi: 10.1111/j.1600-0897.2010.00961.x

32. Kelkar RL, Meherji PK, Kadam SS, et al. Circulating auto-antibodies against the zona pellucida and thyroid microsomal antigen in women with premature ovarian failure. J Reprod Immunol. 2005;66(1):53-67. doi: 10.1016/j.jri.2005.02.003


Как узнать свой «запас яйцеклеток»: 5 вопросов про Антимюллеров гормон

1. Действительно ли с помощью анализа крови на АМГ можно определить запас яйцеклеток у женщины?

Запас яйцеклеток корректнее называть «запас фолликулов» или «овариальный резерв», одним из показателей которого и является Антимюллеров гормон (АМГ). Для определения АМГ достаточно сдать кровь.

2. В какой день цикла надо сдавать кровь на Антимюллеров гормон?

Выработка АМГ не меняется в течение цикла и является маркером, отражающим репродуктивный потенциал женщины. Поэтому анализ крови на Антимюллеров гормон можно сдавать в любой день цикла.
Достаточно не есть два часа перед сдачей крови.

3. Каким женщинам рекомендуется сдавать анализ на Антимюллеров гормон?

Очень важно оценить уровень АМГ до оперативного лечения, если женщина еще хочет стать мамой. Например, по поводу эндометриоза яичников. Ведь самая щадящая операция высококлассного хирурга так или иначе приведет к снижению АМГ. Также нужно узнать уровень этого гормона, если женщина готовится к тяжелому пути химиотерапии и перед этим планирует заморозить свои яйцеклетки. АМГ — не единственный маркер, отвечающий за овариальный резерв. Важны также такие показатели, как ФСГ и ингибин В (сдаются на третий день менструального цикла), и проведение фолликулометрии (УЗИ яичников, делается также на третий день цикла).
.
4. Как результат зависит от возраста?

Возрастных норм нет. Референсные значения Антимюллерова гормона — от 1 до 2,5 нг/мл. С 35 лет у женщин идет естественное уменьшение показателей.

5. При каких значениях стоит бить тревогу и срочно планировать материнство?

Пациентке сложно самостоятельно правильно оценить полученный результат АМГ. Поэтому смотреть расшифровку результата не рекомендуется, ведь бланк в лаборатории может испугать или обнадежить. Понижение Антимюллерова гормона не равно бесплодию. Это лишь повод обратиться к репродуктологу и провести дополнительное обследование. Повышение гормона может являться признаком синдрома поликистозных яичников (поликистоза). Но это тоже не говорит о бесплодии.
Результат анализа всегда оценивается с учетом данных анамнеза, УЗИ и других гормонов, отображающих состояние женского здоровья.

В нашей клинике  вы можете записаться на прием к гинекологу-репродуктологу и  пройти полное обследование.

Берегите себя и будьте здоровы!

Подробная информация по тел.: 8(83147)9-111-9, 8-920-291-29-29.

АМГ Антимюллеров гормон сдать в Одессе: 420 грн.

Антимюллеров гормон(АМГ) — это женский показатель овариального запаса репродуктивного периода, а также мужской индикатор тестикулярной функции в препубертатном периоде.

Вырабатываясь в женском организме АМГ указывает на репродуктивный ресурс, то есть говорит о резерве полноценных яйцеклеток, находящихся в яичниках, и о возможности женщины забеременеть.

Вместе с этим, АМГ, как и тестостерон, нужен для здорового развития внутренних репродуктивных органов у мужчин. Гормон вырабатывается в процессе эмбрионального развития,участвует в регуляции синтеза андрогенов, а при нарушении функции АМГ вызывает у мужчин такие клинические проявления как: паховые грыжи, крипторхизм (нарушением процесса опущения яичка в мошонку) и нарушение репродуктивной функции.

Венозную кровь рекомендуем сдавать утром (натощак), не менее 6–8 часов с момента приёма пищи, допускается употребление воды, накануне избегать пищевых перегрузок.
Женщинам (в комплексе с ФСГ) рекомендуем сдавать кровь на 3–5 день цикла.

Показания для назначения:

  • определение пременопаузы;
  • диагностика и контроль женщин с бесплодием;
  • диагностика крипторхизма у мужчин;
  • диагностика мужского бесплодия;
  • определение овариального резерва;
  • диагностика интерсексуальных признаков;
  • проявление преждевременного полового развития или его задержки;
  • диагностика и контроль гранулематозных опухолей яичников;
  • оценивание функции мужских гонад (любой возраст).

Результаты АМГ у женщин, которые превышают верхнюю границу нормы могут свидетельствовать о синдроме поликистозных яичников или гранулематозных опухолях яичников.

Что касается мужчин, если результат АМГ превышает верхнюю границу нормы, то это может свидетельствовать о антиандрогенной терапии (показатель результативности лечения) или задержке полового развития (могут быть высокие показатели или нормальное).

При пониженном АМГу женщин можно предположить понижение овариального резерва, менопаузу, яичниковую недостаточность (чаще после химиотерапии), а также — ожирение в позднем репродуктивном возрасте.

Пониженный результат АМГ у мужчин может говорить о синдроме исчезающих тестикул, повышенном содержании андрогенов, гипогонадотропном гипогонадизме (недостаточность яичек), синдром персистенции Мюллеровых протоков или преждевременном половом созревании.

Антимюллеровский гормон: показатель тяжести синдрома поликистозных яичников

Цель: Признаки синдрома поликистозных яичников (СПКЯ), включая сонографические аспекты, андрогены, ЛГ и соотношение ЛГ/ФСГ, а также антимюллеровский гормон (АМГ), оценивали в соответствии с их диагностической эффективностью при выявлении различной степени тяжести СПКЯ.

Методы: В период с 2011 по 2013 год в исследование были включены 80 женщин с СПКЯ, диагностированных в соответствии с Роттердамской группой консенсуса по СПКЯ, спонсируемой ESHRE/ASRM, 2003 г., и 48 контрольных групп.Пациентки с СПКЯ, отвечающие всем Роттердамским критериям, были определены как имеющие СПКЯ тяжелой степени (n = 59), в то время как пациенты с олиго-/аменореей и поликистозными яичниками, но без гиперандрогенемии, были определены как имеющие СПКЯ легкой степени тяжести (n = 21). Все пациенты проходили лечение в университетской больнице Эссена, Германия.

Полученные результаты: Самая сильная групповая разница между контрольной группой и пациентами с тяжелым СПКЯ наблюдалась для AMH, показывая скорректированное по возрасту отношение шансов 2.56 [95 % доверительный интервал (ДИ) 2,00–3,27; р < 0,0001]. Анализ рабочих характеристик приемника с поправкой на возраст показал, что площадь под кривой (AUC) 0,88 (95 % ДИ: 0,80–0,95) для AMH и 0,94 (95 % ДИ 0,88–0,98) для подсчета антральных фолликулов существенно не различалась по их показателям. способность различать пациентов с тяжелым СПКЯ и контрольную группу. АМГ показал более высокие оценки AUC, чем андрогены, объем яичников, ЛГ и соотношение ЛГ/ФСГ и AUC 0,80 (95% ДИ: 0,65-0,91) для выявления легкого СПКЯ.

Выводы: Насколько нам известно, это первое исследование, сравнивающее диагностическую эффективность АМГ, сонографические аспекты, андрогены и соотношение ЛГ/ФСГ в соответствии с различными подгруппами СПКЯ с учетом возрастной зависимости АМГ. В случаях, когда вагинальное сканирование невозможно или у пациентов без гиперандрогенемии, АМГ может использоваться в качестве суррогатного параметра в диагностике СПКЯ, превосходящего андрогены и гонадотропины.

Антимюллеровский гормон: показатель тяжести синдрома поликистозных яичников

  • Azziz R, Woods KS, Reyna R, Key TJ, Knochenhauer ES, Yildiz BO (2004) Распространенность и особенности синдрома поликистозных яичников у невыбранных Население. J Clin Endocrinol Metab 89(6):2745–2749

    PubMed Статья КАС Google ученый

  • Michelmore KF, Balen AH, Dunger DB, Vessey MP (1999)Поликистозные яичники и связанные с ними клинические и биохимические особенности у молодых женщин.Clin Endocrinol (Oxf) 51(6):779–786

    Статья КАС Google ученый

  • Rotterdam Группа консенсуса по СПКЯ, спонсируемая ESHRE/ASRM (2004 г.) Пересмотренный консенсус 2003 г. по диагностическим критериям и долгосрочным рискам для здоровья, связанным с синдромом поликистозных яичников (СПКЯ). Hum Reprod 19(1):41–47

    Статья Google ученый

  • Pigny P, Merlen E, Robert Y, Cortet-Rudelli C, Decanter C, Jonard S, Dewailly D (2003) Повышенный уровень антимюллерова гормона в сыворотке у пациентов с синдромом поликистозных яичников: связь с избытком фолликулов в яичниках и к фолликулярной остановке.J Clin Endocrinol Metab 88(12):5957–5962

    PubMed Статья КАС Google ученый

  • Pigny P, Jonard S, Dewailly D (2006) Антимюллеровский гормон сыворотки как суррогатный показатель количества антральных фолликулов для определения синдрома поликистозных яичников. J Clin Endocrinol Metab 91(3):941–945

    PubMed Статья КАС Google ученый

  • Dewailly D, Gronier H, Poncelet E, Robin G, Leroy M, Pigny P, Duhamel A, Catteau-Jonard S (2011) Диагностика синдрома поликистозных яичников (СПКЯ): пересмотр пороговых значений количества фолликулов на УЗИ и уровня АМГ в сыворотке для определения поликистоза яичников.Hum Reprod 26(11):3123–3129

    PubMed Статья КАС Google ученый

  • Jonard S, Dewailly D (2004) Избыток фолликулов в поликистозных яичниках из-за внутрияичниковой гиперандрогении может быть основной причиной остановки фолликулов. Обновление Hum Reprod 10 (2): 107–117

    PubMed Статья Google ученый

  • Fanchin R, Schonäuer LM, Righini C, Guibourdenche J, Frydman R, Taieb J (2003) Антимюллеровский гормон в сыворотке сильнее связан с фолликулярным статусом яичников, чем сывороточный ингибин B, эстрадиол, ФСГ и ЛГ на 3-й день .Hum Reprod 18(2):323–327

    PubMed Статья КАС Google ученый

  • di Clemente N, Ghaffari S, Pepinsky RB, Pieau C, Josso N, Cate RL, Vigier B (1992)Количественный и межвидовой тест на биологическую активность антимюллерова гормона: анализ ароматазы яичников плода. Разработка 114(3):721–727

    PubMed Google ученый

  • Wetzka B, Textor W, Ochsner A, Geisthövel F (2011) Антимюллеровский гормон подтверждает новую классификацию женской функциональной андрогенизации, включая синдром поликистозных яичников.Eur J Endocrinol 165(2):323–330

    PubMed Статья КАС Google ученый

  • Woo HY, Kim KH, Rhee EJ, Park H, Lee MK (2012) Различия в связи антимюллерова гормона с клиническими или биохимическими характеристиками между женщинами с синдромом поликистозных яичников и без него. Endocr J 59(9):781–790

    PubMed Статья КАС Google ученый

  • Нардо Л.Г., Йейтс А.П., Робертс С.А., Пембертон П., Лэнг И. (2009)Взаимосвязь между АМГ, андрогенами, резистентностью к инсулину и базальным фолликулярным статусом яичников у не страдающих ожирением субфертильных женщин с синдромом поликистозных яичников и без него.Hum Reprod 24(11):2917–2923

    PubMed Статья КАС Google ученый

  • Piouka A, Farmakiotis D, Katsikis I, Macut D, Gerou S, Panidis D (2009) Уровни антимюллерова гормона отражают тяжесть СПКЯ, но на них отрицательно влияет ожирение: связь с повышенным уровнем лютеинизирующего гормона. Am J Physiol Endocrinol Metab 296(2):E238–E243

    PubMed Статья КАС Google ученый

  • Dewailly D, Pigny P, Soudan B, Catteau-Jonard S, Decanter C, Poncelet E, Duhamel A (2010) Согласование определений синдрома поликистозных яичников: количество фолликулов в яичниках и концентрация антимюллерова гормона в сыворотке в совокупности с маркеры гиперандрогении.J Clin Endocrinol Metab 95(9):4399–4405

    PubMed Статья КАС Google ученый

  • Илиодромити С., Келси Т.В., Андерсон Р.А., Нельсон С.М. (2013) Может ли антимюллеровский гормон предсказать диагноз синдрома поликистозных яичников? Систематический обзор и метаанализ извлеченных данных. J Clin Endocrinol Metab 98:3332–3340

    PubMed Статья КАС Google ученый

  • Li Y, Ma Y, Chen X, Wang W, Li Y, Zhang Q, Yang D (2012) Различная диагностическая сила антимюллерова гормона при оценке женщин с поликистозными яичниками с гиперандрогенией и без нее.J Assist Reprod Genet 29(10):1147–1151

    PubMed Статья ПабМед Центральный Google ученый

  • Matthews DR, Hosker JP, Rudenski AS, Naylor BA, Treacher DF, Turner RC (1985) Оценка модели гомеостаза: резистентность к инсулину и функция бета-клеток по концентрации глюкозы в плазме натощак и концентрации инсулина у человека. Диабетология 28:412–419

    PubMed Статья КАС Google ученый

  • Jensterle M, Weber M, Pfeifer M, Prezelj J, Pfutzner A, Janez A (2008) Оценка резистентности к инсулину у молодых женщин с синдромом поликистозных яичников.Int J Gynaecol Obstet 102:137–140

    PubMed Статья КАС Google ученый

  • Balen AH, Laven JS, Tan SL, Dewailly D (2003) Ультразвуковая оценка поликистоза яичников: определения международного консенсуса. Обновление Hum Reprod 9 (6): 505–514

    PubMed Статья Google ученый

  • Norris CM, Ghali WA, Saunders LD, Brant R, Galbraith D, Faris P, Knudtson ML, Investigators APPROACH (2006) Модель порядковой регрессии и модель линейной регрессии превосходили модели логистической регрессии.J Clin Epidemiol 59(5):448–456

    PubMed Статья Google ученый

  • Пепе М., Лонгтон Г., Джейнс Х. (2009) Оценка и сравнение кривых рабочих характеристик приемника. Стата J 9(1):1

    PubMed ПабМед Центральный Google ученый

  • Youden WJ (1950) Указатель рейтинга диагностических тестов. Рак 3:32–35

    PubMed Статья КАС Google ученый

  • R Основная команда.R: Язык и среда для статистических вычислений. R Foundation for Statistical Computing, Вена, Австрия ISBN 3-

    1-07-0, URL: http://www.R-project.org/

  • Махран А., Абдельмегед А., Эль-Адави А.Р., Эйсса М.К., Шоу Р.В., Амер С.А. (2013)Прогностическая ценность циркулирующего антимюллерова гормона у женщин с синдромом поликистозных яичников, получающих цитрат кломифена: проспективное обсервационное исследование. J Clin Endocrinol Metab 98(10):4170–4175

    PubMed Статья КАС Google ученый

  • Han X, McShane M, Sahertian R, White C, Ledger W (2014) Предварительное смешивание образцов сыворотки с буфером для анализа является необходимым условием для воспроизводимого измерения антимюллерова гормона с использованием анализа Beckman Coulter Gen II.Hum Reprod 29(5):1042–1048

    PubMed Статья КАС Google ученый

  • Аззиз Р., Кармина Э., Девайли Д., Диаманти-Кандаракис Э., Эскобар-Морреале Х.Ф., Футтервейт В., Янссен О.Е., Легро Р.С., Норман Р.Дж., Тейлор А.Е., Уитчел С.Ф. (2006) Общество избытка андрогенов. Заявление о позиции: критерии определения синдрома поликистозных яичников как преимущественно гиперандрогенного синдрома: руководство Общества по избытку андрогенов. J Clin Endocrinol Metab 91(11):4237–4245

    PubMed Статья КАС Google ученый

  • Уровни антимюллерова гормона в сыворотке здоровых женщин: номограмма в период от младенчества до взрослой жизни | Журнал клинической эндокринологии и метаболизма

    Контекст:

    Антимюллеровский гормон (АМГ) является точным маркером овариального резерва.Однако достаточно большие наборы нормативных данных от младенчества до конца репродуктивной жизни немногочисленны.

    Цель:

    Это исследование представляло собой оценку уровня АМГ в сыворотке здоровых женщин.

    Субъекты:

    У 804 здоровых женщин в возрасте от младенчества до конца репродуктивного периода измеряли уровни АМГ в сыворотке с помощью твердофазного иммунометрического анализа. У всех взрослых были регулярные менструальные циклы. У большинства была доказана фертильность, и ни один из них не использовал оральные контрацептивы до включения в исследование.

    Результаты:

    В общей когорте АМГ обратно коррелировал с возрастом ( r = -0,24; P < 0,001). Возраст, в котором было достигнуто максимальное значение АМГ, составил 15,8 лет. У девочек моложе 15,8 лет сывороточный АМГ и возраст положительно коррелировали ( r = +0,18; P = 0,007). После этого уровни АМГ оставались стабильными ( r = -0,33; P = 0,66), тогда как с возраста 25,0 лет и далее обратная корреляция между АМГ и возрастом ( r = -0.47; P <0,001). В любом возрасте наблюдались значительные межиндивидуальные различия в уровнях АМГ в сыворотке.

    Заключение:

    В младенчестве уровень АМГ повышается, тогда как в подростковом возрасте наблюдается плато до 25 лет. Начиная с 25-летнего возраста уровни АМГ в сыворотке обратно коррелируют с возрастом, что означает, что АМГ применим в качестве маркера овариального резерва только у женщин в возрасте 25 лет и старше. Наша номограмма может облегчить консультирование женщин по вопросам их репродуктивного потенциала.

    Сывороточный антимюллеров гормон (АМГ) вырабатывается исключительно в яичниках человека гранулезными клетками (1). Экспрессия АМГ начинается в первичных фолликулах, как только начинается рекрутирование из пула первичных фолликулов, до ранней антральной стадии, во время которой экспрессия наиболее сильна (1–3). Экспрессия прекращается в фолликулах диаметром от 8 до 10 мм (1). На основании этого паттерна экспрессии было высказано предположение, что АМГ в сыворотке отражает количество рано растущих фолликулов (1). Действительно, у мышей уровни АМГ в сыворотке сильно коррелировали с количеством мелких растущих фолликулов и, что более важно, с количеством примордиальных фолликулов (4).Хотя непосредственная оценка пула примордиальных фолликулов у женщин затруднена, одно исследование с использованием овариэктомии по доброкачественным гинекологическим показаниям подтвердило корреляцию между АМГ в сыворотке и числом примордиальных фолликулов у женщин (5). Кроме того, несколько клинических исследований подтвердили сильную корреляцию между АМГ в сыворотке и количеством антральных фолликулов (АФК) (6–8). АМГ в сыворотке отражает когорту небольших растущих фолликулов и, следовательно, представляет собой показатель размера пула примордиальных фолликулов (6).Кроме того, было показано, что АМГ можно использовать в качестве маркера сниженного овариального резерва (6, 8, 9). Как и в случае с AFC, было показано, что АМГ является лучшим предиктором плохого ответа на контролируемую гиперстимуляцию яичников, чем возраст, сывороточный ФСГ или концентрация ингибина B в сыворотке (10–12).

    Помимо того, что он является маркером овариального резерва, АМГ также был описан как маркер избыточного роста фолликулов при нормогонадотропном нормоэстрогенном ановуляторном бесплодии и синдроме поликистозных яичников (СПКЯ).По сравнению с женщинами с регулярными менструальными циклами у женщин с СПКЯ наблюдались в 2–3 раза более высокие уровни АМГ (13, 14). Хотя АМГ в сыворотке используется в качестве маркера функции яичников в клинической практике, данных о диапазоне уровней АМГ в нормальной популяции недостаточно, и, таким образом, информация о пороговых уровнях нормального диапазона все еще отсутствует. В последнее время несколько исследований были направлены на восполнение этого пробела в знаниях (5, 12, 15–20). Несмотря на то, что были изучены большие когорты, подавляющее большинство женщин, включенных в эти исследования, были набраны в клиниках по лечению бесплодия (12, 15, 17, 18, 20) и, следовательно, могут не представлять женщин с нормоовуляцией.Настоящее исследование уникально тем, что в одной лаборатории измеряются уровни АМГ в сыворотке у большой когорты здоровых женщин, начиная с младенчества и до конца репродуктивного периода. Кроме того, большинство описанных женщин репродуктивного возраста оказались фертильными.

    Материалы и методы

    Субъекты

    Было включено

    здоровых детей, подростков и взрослых женщин. Большинство испытуемых участвовали в более ранних исследованиях в качестве здоровых контрольных субъектов.Для получения подробной информации о стратегии набора и исследуемых популяциях мы ссылаемся на оригинальные статьи (6, 8, 21–25). Все исследования были предварительно одобрены различными местными советами по этике. Все субъекты дали письменное информированное согласие. Здоровых девочек в возрасте до 18 лет набирали в местные начальные и средние школы или в Софийскую детскую больницу перед малой операцией. Взрослые (в возрасте 18 лет и старше) имели регулярные менструальные циклы от 25 до 35 дней или были признаны фертильными.Взрослые не принимали никаких гормонов или оральных контрацептивов в течение последних 3 месяцев до участия. Женщины с доказанной фертильностью родили как минимум на 6 месяцев раньше (24). Сыворотку отбирали случайным образом в течение менструального цикла. У тех взрослых женщин, которые проходили скрининг в раннюю фолликулярную фазу, также измеряли сывороточный ФСГ. У взрослых трансвагинальное УЗИ проводилось на 3, 4 или 5 цикле для оценки АФК.

    Анализы на гормоны

    Все измерения сыворотки проводились в диагностической эндокринной лаборатории в Медицинском центре Эразмус (Роттердам, Нидерланды) (F.H.d.J., Y.B.d.R.). Все образцы хранились при температуре -20°C до анализа. Иммунореактивность АМГ в образцах сыворотки оставалась стабильной после повторных циклов замораживания-оттаивания (4). В более старших когортах (6, 8, 25) АМГ измеряли с помощью ИФА (Immunotech-Coulter, Марсель, Франция) (6) и собственного ИФА (коммерчески доступного как GenII Beckman Coulter, Beckman Coulter, Inc. , Webster, TX) использовали у испытуемых, у которых сыворотка была взята совсем недавно (4). Стандартная кривая анализа Immunotech-Coulter находилась в диапазоне от 0.от 7 до 175 пмоль/л (0,1–24,5 нг/мл). Диапазон стандартов АМГ, использованных во внутреннем анализе, составлял от 0,037 до 5 нг/мл. Чтобы построить номограмму нормальных уровней АМГ, значения, полученные в обоих анализах, должны быть сопоставимы. Следовательно, значения, полученные с помощью анализа Immunotech, были скорректированы с коэффициентом 1,564, чтобы быть сопоставимыми со значениями, измеренными с помощью используемого в настоящее время ELISA. Внутри- и межтестовые коэффициенты вариации в анализе Immunotech-Coulter были менее 5% и 8% и менее 5% и менее 10% в собственном ИФА.Предел обнаружения используемого в настоящее время ELISA, определяемый как среднее значение оптической плотности пустых повторов +2 sd, составлял 6,3 пг/мл. Для анализа уровни АМГ в сыворотке ниже 0,1 мкг/л оценивались как 0,0 мкг/л. ФСГ измеряли с помощью иммунометрического анализа на основе хемолюминесценции (Immulite 2000; Siemens, Лос-Анджелес, Калифорния) с коэффициентами дисперсии внутри и между анализами менее 3% и 8%.

    Анализ данных

    Поскольку образцы были получены от субъектов, участвовавших в разных исследованиях, уровни АМГ сравнивали между включенными в исследование когортами с помощью одномерного ковариационного анализа с поправкой на возраст.Поскольку сыворотку брали в течение фолликулярной и лютеиновой фаз менструального цикла, аналогичный тест использовали для сравнения уровней АМГ, полученных во время фолликулярной фазы, с уровнями, полученными во время лютеиновой фазы.

    Референтные кривые для уровней АМГ в сыворотке в зависимости от возраста были рассчитаны на основе модели линейной регрессии с использованием натурального кубического сплайна, подогнанного по логарифмически преобразованным значениям АМГ. На основе подобранной кривой была рассчитана кусочно-линейная функция, описывающая изменение уровней АМГ с возрастом.Кроме того, мы определили возраст, в котором значения АМГ достигают своего максимального значения, и 95% доверительный интервал этого возраста был определен путем бутстрэппинга 5000 раз. Следовательно, можно выделить две подгруппы: одну с повышенным уровнем АМГ и подгруппу со сниженным уровнем АМГ. В общей когорте, а также в подгруппах были выполнены двумерные корреляции между АМГ в сыворотке и возрастом. Кроме того, была проведена двумерная корреляция между уровнями АМГ в сыворотке и количеством фолликулов.Эта корреляция также проводилась между уровнями АМГ в сыворотке и уровнями ФСГ в образцах, взятых во время ранней фолликулярной фазы.

    Результаты

    Всего было включено 804 здоровых младенца, ребенка, подростка и взрослой женщины. Средний возраст составил 24,6 года. Самому младшему испытуемому было 3,1 месяца, а самому старшему — 46,8 года. Измерение концентрации АМГ с использованием двух ИФА АМГ не привело к значительным различиям [медиана 1,6 (диапазон 0,0–15,5) против 3,3 (диапазон 0,0–18,3) мкг/л; P = 0,11] (6). Не было различий в уровнях АМГ, полученных во время фолликулярной фазы, и уровней, измеренных во время лютеиновой фазы после поправки на возрастные различия (медиана 1,9 против 3,3 мкг/л соответственно; P = 0,08).

    Во всей когорте уровни АМГ в сыворотке обратно коррелировали с возрастом ( r = -0,24; P < 0,001). Естественная функция кубического сплайна объяснила 41% дисперсии log(AMH), указывая на то, что дисперсия AMH на 41% определялась возрастом.Подогнанная кривая показала, что с момента рождения уровни АМГ в сыворотке немного увеличивались до конца полового созревания и, по-видимому, оставались довольно постоянными до тех пор, пока уровни не снизились в возрасте 25,0 лет и далее (рис. 1 и 2). Используя кусочно-линейную функцию, повышение уровня АМГ в детстве и ослабление АМГ в подростковом возрасте не достигло статистической значимости (данные не показаны). Возраст, в котором было достигнуто максимальное значение АМГ, был оценен как 15,8 года (95% доверительный интервал 13.5–20.3). До 15,8 лет сывороточный АМГ и возраст положительно коррелировали ( r = +0,18; P = 0,007). После этого уровни АМГ оставались стабильными, и, следовательно, корреляция между АМГ и возрастом не достигала статистической значимости ( r = -0,33; P = 0,66). С 25,0 лет наблюдается обратная корреляция между АМГ и возрастом ( r = -0,47; P < 0,001) (рис. 2).

    Рис. 1.

    Номограмма АМГ на основе естественной линейной сплайн-интерполяции.Контрольные линии сывороточного АМГ для 10-го, 50-го и 90-го процентилей прогнозируемых значений АМГ против возраста.

    Рис. 1.

    Номограмма АМГ на основе естественной линейной сплайн-интерполяции. Контрольные линии сывороточного АМГ для 10-го, 50-го и 90-го процентилей прогнозируемых значений АМГ против возраста.

    Рис. 2.

    Уровни АМГ в сыворотке (микрограммы на литр) по подгруппам в зависимости от возраста. Референтные линии сывороточного АМГ для 10-го, 50-го и 90-го процентилей прогнозируемых значений АМГ по сравнению с возраст в подгруппе 0–15,8 лет ( левая панель ), 16–25 лет ( средняя панель ) и у женщин старше 25 лет ( правая панель ).

    Рис. 2.

    Уровни АМГ в сыворотке (микрограммы на литр) по подгруппам в зависимости от возраста. Контрольные линии сывороточного АМГ для 10-го, 50-го и 90-го процентилей прогнозируемых значений АМГ по сравнению с возрастом в подгруппе 0–15,8 лет ( левая панель ), 16–25 лет ( средняя панель ) и у женщин старше 25 лет ( правая панель ).

    Подсчет антральных фолликулов у девочек моложе 18 лет не проводился. У 465 женщин в возрасте 18 лет и старше было доступно количество антральных фолликулов. Среднее количество антральных фолликулов составило 13 (диапазон 0–48). АМГ в сыворотке и количество антральных фолликулов положительно коррелировали ( r = +0,67; P <0,001). У 253 взрослых сыворотка была взята в раннюю фолликулярную фазу, и медиана ФСГ составила 6,4 МЕ/л (диапазон 2,0–35,9 МЕ/л). Уровни АМГ и ФСГ в сыворотке отрицательно коррелировали ( r = -0.29; P < 0,001).

    Обсуждение

    В этом исследовании уровни АМГ в сыворотке оценивались у здоровых женщин от рождения до конца репродуктивной жизни в одной лаборатории. Наши данные ясно показывают, что корреляция между уровнями АМГ в сыворотке и возрастом в детстве отличается от корреляции в течение репродуктивной жизни. Уровни АМГ в сыворотке немного повышались в детстве до подросткового возраста и достигали максимума в возрасте 15,8 лет. После этого уровни АМГ оставались стабильными до 20 лет, а с 25 лет уровни АМГ снижались с возрастом.Недавнее исследование на здоровых детях показало повышение уровня АМГ в раннем детстве и затем стабильные концентрации АМГ до раннего взросления (16). Эти результаты были подтверждены номограммой, основанной на ранее описанных уровнях АМГ у детей и взрослых (19). Кроме того, авторы пришли к выводу, что изменение концентрации АМГ в основном определяется факторами, отличными от возраста (19). Действительно, в наших данных дисперсия АМГ на 41% определялась возрастом, и, следовательно, вариации концентраций АМГ также могут определяться вариациями числа продуцирующих АМГ фолликулов или генетической предрасположенностью.

    Наши данные подтверждают ранее описанную корреляцию между уровнями АМГ в сыворотке и уменьшением числа антральных фолликулов у женщин и грызунов (4, 6). В более раннем исследовании было показано, что квадратное уравнение является лучшей моделью для описания снижения значений АМГ в сыворотке с возрастом (17). В наших данных квадратичная модель не могла соответствовать результатам нашей общей когорты. Однако, когда квадратное уравнение было применено к уровням АМГ у женщин в возрасте 25 лет и старше, была получена кривая, аналогичная полученной с помощью модели естественной линейной сплайн-интерполяции (данные не показаны).Следовательно, наши результаты показывают, что АМГ применим только в качестве маркера снижения овариального резерва у женщин после 25 лет.

    Как описано в ранее упомянутых исследованиях (16, 19), мы наблюдали большие межиндивидуальные различия в уровнях АМГ. В общей популяции до 10% женщин репродуктивного возраста страдают СПКЯ (26, 27), который характеризуется повышенным уровнем АМГ (13, 14). В настоящее исследование были включены только женщины с регулярными циклами, что исключило женщин с олигоановуляцией, одной из основных характеристик СПКЯ (27).Кроме того, большинство женщин зачали спонтанно. Тем не менее, женщины с гиперандрогенией и морфологией поликистозных яичников и, следовательно, с СПКЯ в соответствии с критериями Роттердамского консенсуса, также могли быть включены и могли вызвать некоторую вариацию уровней АМГ на верхней границе нормальных значений. Тем не менее, частота случаев СПКЯ у женщин с гиперандрогенией и морфологией поликистозных яичников в нашей когорте исследования оценивалась менее чем в 3% (27–29) и поэтому считалась слишком низкой, чтобы объяснить наблюдаемый диапазон уровней АМГ.Кроме того, аналогичные диапазоны уровней АМГ были описаны у большой популяции бесплодных женщин с нормальной морфологией яичников и подтвержденной овуляцией (30, 31), а также у здоровых добровольцев с регулярными менструальными циклами и без бесплодия или гиперандрогении в анамнезе (5). .

    Вероятнее всего, колебания уровня АМГ могут отражать диапазон репродуктивной способности и возраст менопаузы, который показывает аналогичные большие различия у нормальных женщин в диапазоне от 40 до 60 лет (32). Действительно, было показано, что возраст наступления менопаузы более точно предсказывался по концентрации АМГ в сыворотке, чем по хронологическому возрасту (33).Недавние лонгитюдные когортные исследования показали, что уровни АМГ в сыворотке крови, полученные примерно 10 лет назад, в высокой степени предсказывали возраст перехода в менопаузу (34, 35), предполагая, что АМГ способен предсказывать возраст наступления менопаузы для данной женщины. Следовательно, можно предположить, что в любом возрасте у женщин с уровнем АМГ на верхней границе нормы менопауза наступает в более позднем возрасте по сравнению с женщинами с уровнем АМГ на нижней границе нормы. Однако средний возраст женщин, включенных в эти когортные исследования, составлял 35 и 41 год, при этом межиндивидуальная вариация АМГ меньше, чем в более молодом возрасте, как показывают наши данные.Следовательно, прогноз возраста наступления менопаузы на основе уровней АМГ, измеренных в молодом возрасте, следует интерпретировать с осторожностью, поскольку такой прогноз может быть менее точным. Кроме того, остается неизвестным, происходит ли потеря фолликулов с одинаковой скоростью у всех женщин и одинаково ли исходное количество примордиальных фолликулов, заложенных в течение ранней внутриутробной жизни, у всех женщин. Необходимы дополнительные исследования с длительным наблюдением за часто измеряемыми уровнями АМГ у молодых женщин, чтобы подтвердить, действительно ли АМГ может предсказывать возраст перехода в менопаузу.

    Недавние исследования женщин с регулярной ездой на велосипеде не дали убедительных результатов относительно связи между уровнями АМГ в сыворотке и уровнями ФСГ (6, 36–38). В наших результатах уровни АМГ и ФСГ в сыворотке у женщин старше 25 лет имели отрицательную корреляцию, несмотря на большие межиндивидуальные различия обоих гормонов. Кроме того, обратная корреляция между АМГ и возрастом была сильнее, чем между ФСГ и возрастом, что свидетельствует о том, что АМГ является более точным маркером старения яичников, чем ФСГ (6).

    В заключение, наши результаты подтверждают и расширяют ранее полученные данные об уровнях АМГ на протяжении всей репродуктивной жизни.Мы продемонстрировали повышение уровня АМГ в детстве до достижения максимума в возрасте 15,8 лет. После этого наблюдалось плато до 25 лет. Начиная с 25-летнего возраста уровни АМГ в сыворотке обратно коррелируют с возрастом, что означает, что АМГ применим в качестве маркера овариального резерва только у женщин в возрасте 25 лет и старше. Таким образом, наши данные свидетельствуют о том, что фолликулярная динамика в детском возрасте может отличаться от таковой во взрослом возрасте. Номограмма, построенная по нашим данным, может облегчить консультирование женщин по вопросам их репродуктивного потенциала.

    Благодарности

    При написании данного отчета авторы выполняли следующие функции: S.L.F. отвечает за дизайн исследования, анализ и составление рукописи; J.A.V., I.S. и J.S.E.L. несут ответственность за дизайн исследования, сбор данных, составление рукописи, критическое обсуждение и обзор; C.K.W., A.C.S.H.-K., E.M.R., W.H.M.P., FJB и B.C.J.M.F. несут ответственность за сбор данных, критическое обсуждение и обзор; А.П.Н.Т., Ю.Б.д.Р. и Ф.Х.Д.Дж. отвечают за измерения гормонов, техническую поддержку и критический обзор; и M.J.C.E. отвечает за статистический анализ.

    Краткое изложение раскрытия информации: A.C.S.H.-K. получает финансовую поддержку от Pfizer и Novo Nordisk для проведения клинических испытаний, инициированных исследователями; B.C.J.M.F. получил гонорары и грантовую поддержку от следующих компаний: Andromed, Ardana, Ferring, Merck Serono, Organon, Pantharei Bioscience, PregLem, Schering Plough, Schering, Serono и Wyeth; А.П.Н.Т. консультирует для ANSHlabs; и J.S.E.L. получил гонорары и грантовую поддержку от следующих компаний: Ferring, Genovum, Merck-Serono, MSD, Organon, Schering-Plough и Serono.

    Сокращения

       
    • AFC

    •  
    • AMH

    •  
    • СПКЯ

      синдром поликистозных яичников.

    Каталожные номера

    1.

    WEENEN

    C

    ,

    C

    ,

    Laven

    JS

    ,

    VON Bergh

    AR

    ,

    Cranfield

    M

    ,

    Groome

    NP

    ,

    Visser

    JA

    ,

    Kramer

    P

    ,

    Fauser

    BC

    ,

    Themmen

    AP

    2004

    Паттерн экспрессии антимюллерова гормона в яичнике человека: потенциальные последствия для начального и циклического набора фолликулов.

    Mol Chum Reford

    10

    :

    77

    83

    2.

    770005 2.

    Andersen

    CY

    ,

    Byskov

    ,

    2006

    2006

    EstradioL и регулирование антиморллеровского гормона, ингибин и секреция ингибина-В: анализ жидкости малых антральных и преовуляторных фолликулов человека.

    J Clin Endxrinol Metab

    91

    :

    4064

    4064

    4064

    4069

    4069

    4069

    3.

    AL

    ,

    Visser

    JA

    ,

    Themenmen

    AP

    2002

    Регуляция функции яичников : роль антимюллерова гормона.

    Репродукция

    124

    :

    601

    609

    4.

    4.

    Kevenaar

    ME

    ,

    Meerasahib

    MF

    ,

    Kramer

    P

    ,

    Van de Lang-Born

    BM

    ,

    de Jong

    FH

    ,

    GROOME

    NP

    ,

    NP

    ,

    ,

    AP

    ,

    Visser

    JA

    2006

    Уровни гормонального гормона в сыворотке в сыворотке Отражают размеры первоначального фолликула у мышей.

    эндокринологии

    147

    :

    3228

    3228

    3234

    5.

    La Marca

    A

    ,

    SPADA

    E

    ,

    GRISENDI

    V

    ,

    Argento

    C

    ,

    Papaleo

    E

    ,

    Milani

    S

    ,

    Volpe

    A

    2012

    Нормальный уровень антимюллерова гормона в сыворотке у женщин в целом и связь с репродуктивным анамнезом.

    EUR J Obstet Gynecol Refrod Biol

    163

    :

    180

    184

    6.

    DE VET

    A

    ,

    Laven

    JS

    ,

    De Jong

    FH

    ,

    Themen

    AP

    ,

    Fauser

    BC

    2002

    Уровни антимюллерова гормона в сыворотке: предполагаемый маркер старения яичников.

    Fertil Steril

    77

    :

    357

    362

    7.

    Pigny

    Pigny

    PIGNY

    P

    ,

    JONARD

    S

    ,

    S

    ,

    Robert

    Y

    ,

    DEWIELLY

    D

    2006

    2006

    Сывороточный антимольререйский гормон в качестве суррогата для подсчета антрил-фолликула для определения поликистоза яичниковый синдром.

    J Clin Endcrinol Metab

    91

    :

    941

    945

    945

    945

    8.

    945

    8.

    Van Rooii

    IA

    ,

    BROEKMANS

    FJ

    ,

    TE Velde

    ER

    ,

    Fauser

    BC

    ,

    Bancsi

    LF

    ,

    de Jong

    FH

    ,

    Themmen

    AP

    2002

    Уровень сывороточного гормона анти-Мулариана.

    HUM REPROD

    17

    :

    3065

    3071

    9.

    3071

    9.

    Lie Fong

    S

    ,

    BAART

    EB

    ,

    MARTINI

    E

    ,

    SCHIPPER

    I

    ,

    Visser

    JA

    ,

    Themen

    ,

    AP

    ,

    de Jong

    FH

    ,

    Fauser

    BJ

    ,

    Laven

    JS

    JS

    2008

    Анти-Мюльмон Гормон: Маркер для OCOCYTE Количество, Ооцит качество и качество эмбриона?

    Reprod Biomed Online

    16

    :

    664

    670

    10.

    Fanchin

    R

    ,

    Schonäuer

    LM

    ,

    Righini

    C

    ,

    Guibourdenche

    J

    ,

    ,

    R

    ,

    Taieb

    J

    j

    2003

    Serum Гормон Мюллера более тесно связан с фолликулярным статусом яичников, чем сывороточный ингибин В, эстрадиол, ФСГ и ЛГ на 3-й день.

    VAN ROOIJ

    IA

    ,

    IA

    ,

    BROEKMANS

    FJ

    ,

    Scheffer

    GJ

    ,

    Looman

    CW

    ,

    Habbema

    JD

    ,

    De Jong

    FH

    ,

    Fauser

    BJ

    ,

    Themmen

    AP

    ,

    te Velde

    ER

    2005

    Уровни антимюллерова гормона в сыворотке лучше всего отражают снижение репродуктивной функции с возрастом у нормальных женщин с доказанной фертильностью: продольное исследование.

    Fertil Steril

    83

    :

    979

    12.

    Brouer

    BROER

    SL

    ,

    Дом

    M

    ,

    Opmeer

    BC

    ,

    Fauser

    BC

    ,

    MOL

    BW

    ,

    Broekmans

    FJ

    2011

    АМГ и АФК как предикторы чрезмерного ответа при контролируемой гиперстимуляции яичников: метаанализ.

    Обновление Hum Reprod

    17

    :

    46

    54

    13.

    Laven

    JS

    ,

    MULDERS

    AG

    ,

    Visser

    JA

    ,

    JA

    ,

    Themen

    AP

    ,

    de Jong

    FH

    ,

    Fauser

    BC

    2004

    Концентрация мюллерова гормона в сыворотке крови у нормоовуляторных и ановуляторных женщин репродуктивного возраста.

    J Clin EndCrinol Metab

    89

    :

    318

    318

    323

    14.

    Pigny

    Pigny

    P

    ,

    Merlen

    E

    ,

    Robert

    Y

    ,

    Cortet-Rudelli

    C

    ,

    графин

    C

    ,

    C

    ,

    JONARD

    S

    ,

    S

    ,

    D

    2003

    2003

    2003

    повышенная сыворотка Уровень антиморллеровского гормона у пациентов с поликистовым яичником Синдром: отношение к превышению яичников и фолликулярная остановка.

    J Clin Endxrinol Metab

    88

    :

    5957

    5957

    5957

    5962

    15.

    ALMOG

    B

    ,

    Shehata

    F

    ,

    Suissa

    S

    ,

    Holzer

    H

    ,

    Shalom-PAZ

    E

    ,

    La Marca

    A

    ,

    A

    ,

    S

    ,

    Blazar

    A

    ,

    A

    ,

    Hackett

    R

    ,

    Nelson

    SM

    ,

    Cunha-Filho

    JS

    ,

    ELDAR-GEVA

    T

    ,

    T

    ,

    ,

    EJ

    ,

    Raine-Feenning

    N

    ,

    Jayaprakasan

    K

    ,

    Mcileveen

    M

    ,

    WUNDER

    D

    ,

    Freour

    T

    ,

    Nardo

    LG

    ,

    Balasch

    J

    ,

    Peñarrubia

    J

    ,

    SMEENK

    J

    ,

    гnoth

    C

    ,

    C

    ,

    Godehardt

    E

    ,

    Lee

    Th

    ,

    Lee

    MS

    ,

    LEVIN

    I

    ,

    Gamzu

    R

    ,

    Tulandi

    T

    2011

    Возрастные нормограммы уровня антимюллерова гормона в сыворотке крови у женщин с бесплодием: многоцентровое исследование.

    Fertiter Steril

    95

    :

    2359

    2359

    2363

    , 16.

    Hagen

    CP

    ,

    aksglaede

    L

    ,

    Sørensen

    K

    ,

    Главная

    км

    ,

    Boas

    M

    ,

    Cleemann

    ,

    L

    ,

    ,

    L

    ,

    Holm

    K

    ,

    Goashholt

    CH

    ,

    Andersson

    AND

    ,

    PADERSEN

    AT

    ,

    PETERSEN

    JH

    ,

    Linneberg

    A

    ,

    Kjaergaard

    S

    ,

    Juul

    A

    2010

    Уровни антимюллерова гормона в сыворотке как маркер синдрома яичников при рождении у здоровых женщин2 и у 92 взрослых женщин2.

    J Clin EndCrinol Metab

    95

    :

    5003

    5010

    17.

    Brokekmans

    FJ

    ,

    Visser

    JA

    ,

    Laven

    JS

    ,

    BROER

    SL

    ,

    Themmen

    AP

    ,

    Fauser

    BC

    2008

    Антимюллеров гормон и дисфункция яичников.

    Trends Endocrinol Metab

    19

    :

    340

    347

    18.

    Broik

    SL

    ,

    ,

    ,

    ,

    BW

    ,

    ,

    D

    ,

    D

    ,

    BROEKMANS

    FJ

    2009

    Роль антимеллеровского гормона в прогнозировании результата после IVF: сравнение с антральным фолликулом считать.

    Fertiter Steril

    91

    :

    705

    714

    19.

    Kelsey

    TW

    ,

    REAGE

    P

    ,

    Nelson

    SM

    ,

    Anderson

    RA

    ,

    Wallace

    WH

    2011

    Утвержденная модель сывороточного антимюллерова гормона от зачатия до менопаузы.

    Plos One

    6

    :

    E22024

    :

    E22024

    20.

    Lee

    JY

    ,

    Jee

    BC

    ,

    Lee

    JR

    ,

    Kim

    CH

    ,

    Park

    T

    ,

    yeon

    BR

    ,

    SEO

    SY

    ,

    ,

    WD

    ,

    SUH

    ,

    ,

    CS

    ,

    KIM

    SH

    2012

    Возрастные распределения антимональского уровня гормона и Модели антимюллерова гормона.

    ACTA Obstet Gynecol Scand

    91

    :

    970

    975

    21.

    ADAMS

    JM

    ,

    Taylor

    AE

    ,

    CORELEY

    WF

    ,

    HOLE

    JE

    2004

    Морфология поликистозных яичников с регулярными овуляторными циклами: понимание патофизиологии синдрома поликистозных яичников.

    J Clin Endocrinol Metab

    89

    :

    4343

    4350

    22.

    LeUnissen

    RW

    ,

    kerkhof

    ,

    kerkhof

    GF

    ,

    GF

    ,

    stijnen

    t

    ,

    hokken-koelega

    ,

    acken-koelega

    AC

    2008

    2008

    Жирная масса и аполипопротеин E Генотип влияют на уровень липопротеина в сыворотке в раннем возрасте, тогда как размер при рождении нет.

    J Clin Endxrinol Metab

    93

    :

    4307

    4307

    4314

    4314

    23.

    Murphy

    MK

    ,

    ,

    JE

    ,

    ADAMS

    JM

    ,

    Lee

    H

    ,

    Welt

    CK

    2006

    Морфология поликистозных яичников у нормальных женщин не является предиктором развития синдрома поликистозных яичников.

    J Clin Endcrinol Metab

    91

    :

    3878

    3878

    3878

    3884

    24.

    ROES

    EM

    ,

    Sieben

    R

    ,

    Raijmakers

    MT

    ,

    Peters

    WH

    ,

    Steegers

    EA

    2005

    Тяжелая преэклампсия связана с положительным семейным анамнезом гипертонии и гиперхолестеринемии.

    Гипертония Беременность

    24

    :

    259

    271

    25.

    Scheffer

    GJ

    ,

    BROEKMANS

    ,

    BROEKMANS

    FJ

    ,

    Looman

    CW

    ,

    BlankenSein

    M

    ,

    Fauser

    BC

    ,

    TEJONG

    FH

    ,

    Tevelle

    Er

    2003

    Количество антральных фолликулов у здоровых женщин с доказанной фертильностью лучше всего отражает репродуктивный возраст.

    Hum Reprod

    18

    :

    700

    706

    26.

    azziz

    R

    ,

    CARMINA

    E

    ,

    E

    ,

    ,

    D

    ,

    Diamanti-Kandarakis

    E

    ,

    Escobar-Morreale

    HF

    ,

    Futterweit

    W

    ,

    Janssen

    OE

    ,

    Legro

    RS

    ,

    RS

    ,

    Norman

    RJ

    ,

    RJ

    ,

    Taylor

    AE

    ,

    Witchel

    SF

    2009

    2009

    Андроген Избыток и критерии общества PCOS для поликистового яичника: полный отчет оперативной группы.

    Fertil Steril

    91

    :

    456

    488

    27.

    Brokekmans

    FJ

    ,

    Knauff

    EA

    ,

    Valkenburg

    O

    ,

    Laven

    JS

    ,

    Eijkemans

    MJ

    ,

    Fauser

    BC

    2006

    СПКЯ в соответствии с критериями Роттердамского консенсуса: изменение распространенности ановуляции ВОЗ-II и связь с метаболическими факторами.

    Bjog

    113

    :

    1210

    1217

    1217

    28.

    WA

    ,

    Moore

    VM

    ,

    Willson

    KJ

    ,

    Phillips

    Di

    ,

    Norman

    RJ

    ,

    Davies

    MJ

    2010

    Распространенность синдрома поликистозных яичников в выборке населения оценивалась по контрастным диагностическим критериям.

    Hum Reprod

    25

    :

    544

    551

    29.

    NIDHI

    R

    ,

    R

    ,

    Padmalatha

    V

    ,

    V

    ,

    Nagarathna

    R

    ,

    amritanshu

    R

    2011 R

    2011

    Распространенность синдрома поликистового яичника в индийских подростках.

    J Pediamtr Adolesc Gynecol

    24

    :

    223

    227

    227

    30.

    Nelson

    SM

    ,

    MISW

    MC

    ,

    Wallace

    AM

    ,

    Fleming

    R

    ,

    McConnachie

    A

    2011

    Номограмма снижения антимюллерова гормона в сыворотке: популяционное исследование 9601 пациента с бесплодием.

    Fertil Steril

    95

    :

    736

    736

    741.e1-3

    31.

    Shebl

    O

    ,

    EBNER

    T

    ,

    SIR

    A

    ,

    Schreier-Lechner

    E

    ,

    Mayer

    RB

    ,

    TEW

    ,

    TEW

    G

    ,

    G

    ,

    M

    M

    2011 M

    2011

    Возрастное распределение базальной сыворотки AMH Уровень у женщин репродуктивного возраста и предположительно здоровой когорты.

    Fertil STERIL

    95

    :

    834

    834

    32.

    834

    32.

    TE Velde

    Er

    ,

    Er

    ,

    Pearson

    PL

    2002

    Изменчивость женского репродуктивного старения.

    HUM DESPOD UPDATE

    8

    :

    8

    :

    141

    154

    33.

    фургон Дссилдорп

    J

    ,

    Faddy

    MJ

    ,

    Themen

    AP

    ,

    de Jong

    FH

    ,

    Peeters

    PH

    ,

    van der Schouw

    YT

    ,

    Broekmans

    FJ

    2008

    2008

    2008

    2008

    FJ

    2008

    2008

    2008

    2008

    2008

    2008

    J Clin Endcrinol Metab

    93

    :

    2129

    2129

    2134

    2134

    34.

    Brouer

    SL

    ,

    Eijkemans

    MJ

    ,

    Scheffer

    GJ

    ,

    VAN ROOIJ

    IA

    ,

    DE VET

    A

    ,

    A

    ,

    Themen

    AP

    ,

    Laven

    JS

    ,

    de Jong

    FH

    ,

    TE Velde

    ER

    ,

    Fauser

    BC

    ,

    BROEKMANS

    FJ

    2011

    Антимюллеров гормон предсказывает менопаузу: долгосрочное последующее исследование у нормовуляторных женщин.

    J Clin Endxrinol Metab

    96

    :

    2532

    2532

    2539

    2539

    2539

    2539

    35.

    EW

    ,

    MD

    ,

    LIN

    H

    ,

    GRACIA

    CR

    2012

    Антимюллеров гормон как предиктор времени наступления менопаузы у женщин позднего репродуктивного возраста.

    J Clin Endcrinol Metab

    97

    :

    1673

    1673

    160

    36.

    Rashidi

    BH

    ,

    abediasl

    Z

    ,

    Tehraninejad

    ES

    ,

    Sharial

    M

    ,

    Mahdavi

    A

    2009

    Продолжительность менструального цикла в зависимости от антимюллерова гормона и фолликулостимулирующего гормона.

    J REPROD MED

    54

    :

    315

    318

    37.

    Singer

    T

    ,

    BARAD

    DH

    ,

    Weghofer

    A

    ,

    Gleicher

    N

    2009

    Корреляция антимюллерова гормона и исходного уровня фолликулостимулирующего гормона.

    Fertil Steril

    91

    :

    2616

    2619

    38.

    Wachs

    DS

    ,

    CORFELE

    MS

    ,

    MALCOM

    PJ

    ,

    CHANT

    RJ

    2007

    Концентрации антимюллерова гормона в сыворотке не изменяются при однократном введении фолликулостимулирующего гормона при синдроме поликистозных яичников и у здоровых женщин.

    J Clin Endocrinol Metab

    92

    :

    1871

    1874

    Copyright © 2012 Эндокринное общество

    Тесты на овариальный резерв не могут быть хорошим индикатором фертильности

    Каждая женщина рождается с ограниченным количеством яйцеклеток в яичниках — от одного до двух миллионов.

    По мере того, как вы становитесь старше, количество имеющихся у вас яйцеклеток уменьшается, поэтому некоторые женщины обращаются к тестам на фертильность, чтобы определить количество и качество имеющихся у них яйцеклеток.Однако недавние исследования показывают, что эти тесты могут быть не такими точными и эффективными, как можно было бы надеяться.

    Одним из самых популярных тестов является тест на овариальный резерв, который измеряет антимюллеровский гормон (АМГ). Низкий уровень этого гормона свидетельствует о низком овариальном резерве.

    Чтобы оценить связь между уровнем АМГ и фертильностью, группа исследователей решила проверить, связаны ли низкие уровни этого гормона с бесплодием у женщин в более позднем репродуктивном возрасте.В исследовании, опубликованном в журнале Американской медицинской ассоциации , приняли участие 750 женщин в возрасте от 30 до 44 лет, у которых в анамнезе не было бесплодия. Средний возраст участников исследования составлял 33 года, и все женщины пытались забеременеть в течение трех месяцев или меньше. Исследователи взяли образцы крови и мочи у женщин, чтобы измерить их уровни АМГ, ингибина В и фолликулостимулирующего гормона (ФСГ) (высокие уровни ФСГ обычно указывают на низкий овариальный резерв женщины).Исследователи отслеживали женщин в течение года, чтобы узнать, не забеременели ли они.

    Они обнаружили, что женщины с низким уровнем АМГ имели 84-процентный шанс забеременеть по сравнению с 75-процентным шансом забеременеть у женщин с нормальным уровнем АМГ. Это говорит о том, что сниженный овариальный резерв не связан с бесплодием — по крайней мере, у этих женщин — и что тесты на фертильность, измеряющие уровни АМГ, могут неэффективно определять, насколько на самом деле фертильна женщина.

    Эта новость была в состоянии разочаровать многих женщин, которые полагаются на эти тесты, чтобы узнать больше об их плодородии, и которые принимают решения об их репродуктивном здоровье, основанном на результатах этих тестов.Эти тесты могут быть дорогостоящими, независимо от того, используете ли вы домашний набор для тестирования или идете в кабинет своего врача и сдаете анализ крови или мочи. Во-вторых, некоторые женщины могут принимать решения о том, когда замораживать свои яйцеклетки, основываясь на этих тестах. Если результаты будут неточными, женщина может испугаться и заморозить свои яйцеклетки раньше, чем она должна, и невольно подвергнуться очень трудоемкому, сложному и дорогостоящему процессу, когда в этом не было необходимости.

    С другой стороны, эти тесты также могут дать женщинам ложную уверенность в том, что у них достаточный овариальный резерв, хотя на самом деле это не так.Как показывает исследование, низкий уровень АМГ не коррелировал со способностью женщины забеременеть в течение года. На самом деле, у женщин с низким уровнем АМГ шансы забеременеть были немного выше (84%), чем у женщин с нормальным уровнем гормона (75%).

    Так что же делать женщинам, если эти тесты могут быть не совсем точными?

    Возраст является лучшим показателем фертильности, чем эти биомаркеры, говорят исследователи. Если вам от 30 до 40 лет, вы пытаетесь забеременеть и у вас ранее не было бесплодия, у вас может быть больше шансов забеременеть естественным путем, чем вы думаете.Тем не менее, важно поговорить со своим врачом о ваших репродуктивных планах и возможных вариантах. Он или она может дать вам разумный медицинский совет и сообщить, когда и если может потребоваться тестирование.

    Тем не менее, вы также должны учитывать, что чем вы старше, тем больше времени может потребоваться, чтобы забеременеть. Даже если вы не делаете тест на овариальный резерв, возможно, будет лучше начать попытки зачать ребенка, как только вы и/или ваш партнер примете решение увеличить свою семью.

    Мы строим отношения

    Мы считаем, что поддержание здорового образа жизни является ключом к более долгой и здоровой жизни.Врачи здравоохранения Орландо стремятся наладить отношения с каждым пациентом. Запросите встречу с одним из наших врачей первичной медико-санитарной помощи с офисами, расположенными по всей Центральной Флориде.

    Назначить встречу

    Антимюллеровский гормон: критический фактор женской фертильности и репродуктивного здоровья | Жешовска

    ОБЗОР / ГИНЕКОЛОГИЯ

    Антимюллеров гормон: критический фактор
    для женской фертильности и репродуктивного здоровья

    Маржена Жешовска1, Агнешка Лещ1, Лехослав Путовски1, 2, Магдалена Халабиш3, Иоанна Ткачук-Влах2, 2, Ян Котарски4, Гжегож Полак1, 4

    1Ab ovo Sp.z o.o., Центр семейного здоровья, Люблин, Польша
    2Кафедра гинекологии и гинекологической эндокринологии Люблинского медицинского университета, Польша
    3Кафедра лабораторной диагностики Люблинского медицинского университета, Польша
    41-я кафедра гинекологической онкологии и гинекологии Люблинского медицинского университета, Польша

    Автор, ответственный за переписку:

    Маржена Жешовска

    Ab ovo Sp. z o.o., Центр семейного здоровья, ул. Боциана 6, 20–542 Люблин, Польша

    тел./факс: 81 5277136, электронная почта: [email protected]

    РЕЗЮМЕ

    Антимюллеровский гормон (АМГ) представляет собой гликопротеин, продуцируемый гранулезными клетками преантральных и малых антральных фолликулов. Концентрация АМГ с высокой точностью отражает физиологию яичников, таким образом, выступая в качестве более чувствительного маркера овариального резерва, чем хронологический возраст. Этот гормон играет роль в патогенезе нарушений менструального цикла и фертильности как при ожирении, так и при синдроме поликистозных яичников. Оценка АМГ также может быть полезна при диагностике или мониторинге терапии гранулезоклеточных опухолей яичников.

    Ключевые слова: антимюллеров гормон, фертильность, гинекология

    Ginekologia Polska 2016; 87, 7: 532–537

    ВВЕДЕНИЕ

    Антимюллеровский гормон (АМГ), открытый в 1950-х годах Альфредом Йостом и его коллегами, является важным фактором, участвующим в дифференцировке внутренних половых органов эмбриона [1]. Экспрессия гена AMH, также известного как MIS (Müllerian Inhibitor Substance), приводит к потере мюллеровых протоков во время половой дифференциации в мужской пол [2].У женщин АМГ продуцируется гранулезными клетками в примордиальных преантральных и малых антральных фолликулах и участвует в регуляции фолликулогенеза. Это происходит путем ингибирования процесса рекрутирования зародышевых везикул за счет уменьшения влияния ФСГ на фолликулярный рост преантральных и антральных фолликулов.

    Недавнее создание коммерчески доступных диагностических тестов для измерения концентрации АМГ в сыворотке позволило провести широкомасштабные исследования, направленные на использование АМГ в качестве клинического маркера овариального резерва.Кроме того, его также можно использовать в качестве прогностического фактора в отношении стимуляции яичников гонадотропинами во время стимуляции овуляции.

    Оценка АМГ у женщин, участвующих в программе «Лечение бесплодия путем экстракорпорального оплодотворения», проведенная Министерством здравоохранения, стала одним из критериев отбора для процедур вспомогательной репродукции.

    В данной работе обобщены современные знания о роли и использовании АМГ в гинекологической практике.

    СТРУКТУРА АНТИМЮЛЛЕРОВА ГОРМОНА

    Антимюллеровский гормон представляет собой гликопротеин с молекулярной массой 140 кДа, принадлежащий к надсемейству факторов роста TGF-β. Ген АМГ человека расположен на коротком плече хромосомы 19 и состоит из 275 пар оснований, которые разделены на пять экзонов. Его генный продукт представляет собой предшественник проАМГ из 560 аминокислот. Фрагмент, состоящий из 24 аминокислот, удаляется из проАМГ, после чего молекула гликозилируется. На следующем этапе две идентичные субъединицы проАМГ с молекулярной массой 70 кДа связывают друг с другом сульфидными мостиками.Протеолиз ProAMH приводит к образованию N-концевого фрагмента, называемого «про-областью» (115 кДа AMHN), и С-концевого домена, т.е. «зрелой области» (25 кДа AMHC). С-концевой фрагмент отвечает за биологическую активность белка и связывание с рецептором, но для того, чтобы быть активным, ему требуется N-концевой фрагмент, в отличие от других белков семейства TGF-b [3].

    АМГ действует на два типа рецепторов: АМГ-I и АМГ-II, оба присутствуют в мезенхимальных клетках. AMH не имеет прямого сродства к AMH-I; однако он связывается с AMH-II.Это позволяет осуществить соединение рецептора I и образование большого комплекса, состоящего из димера белка AMH и двух частиц как AMH-RI, так и AMH-RII. Эта комбинация вызывает фосфорилирование тирозина AMH-RI, что приводит к дальнейшим реакциям, в которых белковый комплекс Smad (белки, участвующие в передаче сигнала в клетку после активации TGF-β) транспортируется в ядро, где он регулирует транскрипцию генов (рис. 1). [4, 5].

    Рис. 1.Механизм действия АМГ через рецептор Протеолиз АМГ про приводит к конформационному изменению С-концевого домена, что позволяет связывать АМРГ II. AMH-RII индуцирует связывание с рецептором типа I, который фосфорилируется киназным рецептором типа II. Активированный AMH-RI, в свою очередь, фосфорилирует дополнительные белки Smads. Фосфорилированные специфические рецепторы Smads перемещаются в ядро, где они регулируют экспрессию генов

    АМГ И ФОЛЛИКУЛОГЕНЕЗ

    У самок фетальная экспрессия АМГ наблюдается с 36-й недели беременности.У женщин АМГ продуцируется гранулезными клетками в примордиальных преантральных и малых антральных фолликулах. Продукция АМГ в фолликуле начинается с момента его рекрутирования и продолжается до антральной стадии развития. Наиболее высокий уровень синтеза гормонов наблюдается в гранулезных клетках преантральных и мелких антральных фолликулов (до 4 мм). В более крупных антральных фолликулах (> 8 мм) синтез АМГ медленно снижается, пока не становится неопределяемым [6].

    АМГ ингибирует экспрессию генов и белков цитохрома Р450 в гранулярных клетках ароматазы [7].Снижая влияние ФСГ на рост преантральных и антральных фолликулов, антимюллеровский гормон участвует в регуляции фолликулогенеза, ингибируя тем самым рекрутирование зародышевых пузырьков.

    Информация о влиянии АМГ на фолликулогенез была получена с использованием мышей, лишенных АМГ (нулевой тип). Яичники четырехмесячных нулевых мышей были в два раза больше, чем у мышей дикого типа, содержали меньшее количество зародышевых пузырьков и трехкратное увеличение мелких растущих пузырьков [5].Это было связано с повышенным набором примордиальных фолликулов и их трансформацией в преантральные и антральные фолликулы.

    Нулевые мыши с большим количеством фолликулов также показали более низкие уровни ФСГ, что позволило предположить, что в отсутствие АМГ фолликулы более чувствительны к влиянию ФСГ. В исследованиях на мышах in vitro добавление АМГ к фолликулярной культуре ингибировало ФСГ-зависимый рост фолликулов, что приводило к уменьшению диаметра фолликула [8]. Исследования in vivo на нулевых мышах показали, что больший рост фолликулов происходил при низком и высоком введении экзогенного ФСГ по сравнению с животными дикого типа.Ингибирующее действие АМГ на чувствительность фолликулов к ФСГ может проявляться в процессе селекции фолликулов [5].

    Современные теории предполагают, что АМГ действует как корегулятор стероидогенеза в гранулезных клетках. Как было показано, концентрация АМГ коррелирует с уровнем эстрадиола в жидкости мелких антральных фолликулов. Исследования показали взаимосвязь между полиморфизмом гена АМГ или рецептором АМГ II типа и уровнем эстрадиола в фолликулярной фазе, указывая на роль АМГ в ФСГ-зависимом стероидогенезе в яичниках человека [9].

    В сыворотке обнаруживается

    АМГ, хотя его основная роль заключается в ауто- и паракринном действии на развитие фолликулов. Антральные фолликулы, по-видимому, являются основным источником АМГ в сыворотке из-за большего количества клеток гранулезы. Присутствию АМГ в кровяном русле посвящено множество исследований, посвященных возможности использования гормональной оценки в диагностике эндокринных и онкологических заболеваний.

    АМГ КАК МАРКЕР ЖЕНСКОЙ ФЕРТИЛЬНОСТИ

    В течение жизни женщины сывороточные концентрации АМГ в сыворотке низкие после рождения и в препубертатный период.В период полового созревания концентрация АМГ в крови увеличивается, достигая максимума примерно в возрасте 20–25 лет. По истечении этого времени концентрация гормонов снижается до неопределяемого уровня после менопаузы [10].

    АМГ является хорошим маркером для оценки овариального резерва. У женщин уровни АМГ снижаются с возрастом до появления признаков приближающейся менопаузы, таких как увеличение концентрации ФСГ или уменьшение количества антральных фолликулов. В период менопаузы АМГ становится неопределяемым, что связано с истощением фолликулярного резерва.Таким образом, снижение концентрации сывороточного АМГ может свидетельствовать о физиологическом или патологическом старении яичника [11].

    В течение одного менструального цикла уровни гормонов существенно не изменяются [12, 11], хотя Wunder et al. показали более низкие концентрации АМГ в ранней лютеиновой фазе [13]. Описанная вариация цикла недостаточно значительна, чтобы рекомендовать измерение АМГ в определенные дни менструального цикла.

    Сообщалось, что на различия в концентрации АМГ влияют различные факторы: этническая принадлежность, курение, уровень витамина D и ожирение.Было обнаружено, что у афроамериканок и испанок значения АМГ ниже, чем у женщин европеоидной расы. Кроме того, у курящих женщин уровень антимюллерова гормона ниже, чем у некурящих [14]. Сауэрс и др. показали, что у курильщиков концентрация АМГ снижается быстрее, и у этих женщин возраст менопаузы наступает раньше, чем у некурящих [15]. Показана положительная корреляция между сывороточным 25-гидроксивитамином D и сывороточным АМГ, что может быть связано с наличием связывающего комплекса для витамина D в промоторе гена АМГ [13].Отмечено, что концентрация АМГ и ингибина В ниже у женщин с высоким ИМТ, но без синдрома поликистозных яичников (СПКЯ) [16]. При исследовании женщин с ожирением по сравнению с женщинами с нормальной массой тела наблюдалось снижение уровня АМГ; однако различий между количеством антральных фолликулов на УЗ-изображении не было [17]. Тем не менее, эффективность программ экстракорпорального оплодотворения (ЭКО) у женщин с ожирением также меньше. Механизмы корреляции между ожирением и функцией яичников в отношении продукции АМГ до конца не изучены.Один из механизмов может включать липотоксическое действие на зернистые клетки. В исследовании на мышах, в котором животных лечили диетой с высоким содержанием жиров, наблюдался более высокий процент циклов ановуляции. Кроме того, были отмечены снижение фертильности, накопление липидов, стресс эндоплазматического ретикулума, митохондриальная дисфункция и апоптоз зернистых клеток и короны [18].

    Замечено, что у женщин с синдромом СПКЯ (синдром поликистозных яичников) уровень АМГ в 2–3 раза выше, чем у здоровых женщин с нормальной овуляцией.Все большее число исследований предполагает, что диагноз СПКЯ, который в настоящее время устанавливается с помощью ультразвукового исследования яичников, ановуляторных циклов и гиперандрогенемии, следует заменить измерением АМГ. При проведении метаанализа концентраций антимюллерова гормона у женщин с СПКЯ (пороговое значение АМГ 4,7 нг/мл) полученные чувствительность и специфичность составили 82,8% и 79,4% соответственно [12]. Гистологическое исследование яичников женщин с СПКЯ показало нормальное количество примордиальных фолликулов и двукратное увеличение числа растущих фолликулов.Повышенный уровень АМГ связан с большим количеством преантральных и мелких антральных фолликулов, которые являются основным источником гормона. Высокий уровень АМГ отвечает за ингибирование роста фолликула в процессе выбора доминантного фолликула за счет отрицательной корреляции АМГ и ФСГ, что приводит к олигоовуляции. Антимюллеровский гормон ингибирует синтез ароматазы, которая активируется действием ФСГ на зернистые клетки. Более высокие концентрации АМГ наблюдаются у пациентов с инсулинорезистентностью по сравнению с пациентами с нормальной чувствительностью к инсулину [7].Точно так же у женщин с ановуляцией уровень АМГ выше, чем у женщин с олигоовуляцией, что может указывать на роль АМГ в патогенезе СПКЯ у пациенток с ановуляторными циклами. Высокие концентрации АМГ также были продемонстрированы у девочек-подростков (12–18 лет) с СПКЯ [19], а также у дочерей женщин в возрасте 4–7 лет, страдающих этим заболеванием. Концентрация АМГ у женщин с СПКЯ снижается с возрастом, но отчетливо проявляется после 40-летнего возраста.

    ИСПОЛЬЗОВАНИЕ АМГ В ВСПОМОГАТЕЛЬНЫХ РЕПРОДУКТИВНЫХ МЕТОДАХ

    Уровень АМГ медленно снижается после лечения гонадотропином во время контролируемой стимуляции яичников [20].Это снижение может быть следствием прямого или косвенного негативного влияния ФСГ на секрецию АМГ яичниками. Лечение экзогенным ФСГ повышает уровень эстрадиола, что может быть причиной снижения АМГ, поскольку эстрадиол негативно влияет на регуляцию мРНК АМГ и AMHII в яичнике [21].

    Исследования показали положительную корреляцию между уровнем АМГ в сыворотке крови и количеством полученных яйцеклеток [20]. По-видимому, уровень АМГ до лечения является лучшим прогностическим маркером, чем возраст пациента, уровень ФСГ на 3-й день цикла и уровни эстрадиола или ингибина В.Количество антральных фолликулов (количество антральных фолликулов AFC) на изображении USG положительно коррелировало с концентрацией AMH. Низкие уровни антимюллерова гормона и АФК являются слабыми прогностическими маркерами стимуляции при экстракорпоральном оплодотворении (ЭКО) и считаются эквивалентными параметрами для прогнозирования успеха лечения. Риск отмены цикла ЭКО может быть в 13 раз выше у пациентов с неопределяемым уровнем АМГ, чем у пациентов с уровнем АМГ выше 2,0 нг/мл [22]. Снижение концентрации АМГ не исключает возможности забеременеть, хотя вероятность успеха намного ниже.В исследовании Kedema et al. [23], проведенных в 769 циклах ЭКО/ИКСИ, частота наступивших беременностей была одинаковой и составила 4,4% в двух исследуемых группах. В одной группе больных уровень АМГ был низким (0,2–1,0 нг/мл), во второй группе крайне низким (< 0,2 нг/мл). У женщин старше 42 лет с концентрацией АМГ < 0,2 нг/мл беременность не наступала. Однако анализ, представленный Лукашуком и соавт. [24] обследовали 101 женщину с уровнем АМГ <0,4 нг/мл в течение 188 циклов in vitro и достигли 14 живорождений, сделав процедуру ЭКО седьмой.45% эффективности. Так, низкие концентрации АМГ требуют различных протоколов стимуляции, в частности, коротких и ультракоротких протоколов с высокими начальными дозами гонадотропинов [22].

    Оценка уровня антимюллерова гормона является важным прогностическим фактором риска развития синдрома гиперстимуляции яичников (СГЯ). АМГ является лучшим прогностическим маркером чрезмерного ответа яичников из-за его стимуляции, в отличие от уровня гонадотропина, возраста или ИМТ. Это также более точно, чем количество фолликулов на изображении УЗИ или уровень эстрадиола после введения ХГЧ.Значение 3,5 нг/мл считается пороговым значением, указывающим на высокий риск СГЯ. В циклах экстракорпорального оплодотворения рекомендуется использовать низкие начальные дозы гонадотропинов и протоколы с антагонистом ГнРГ [20].

    В проспективном исследовании Nelson et al. показали, что более высокая частота живорождений связана с более высокими концентрациями АМГ. Однако авторы предполагают, что такая хорошая корреляция может быть связана с большим количеством ооцитов [25]. Другие рандомизированные исследования, проведенные Brodin et al.[26] на 842 женщинах подтвердили сильную положительную корреляцию между уровнем АМГ в сыворотке крови и количеством полученных ооцитов, частотой наступивших беременностей, а также кумулятивным показателем живорождений.

    Кажется, что АМГ является хорошим маркером количественных, а не качественных методов вспомогательной репродукции. Индивидуальный подбор вида протокола стимуляции и доз гонадотропинов в программах ЭКО, исходя из концентрации АМГ, позволяет более безопасно и эффективно использовать экстракорпоральное оплодотворение.

    АМГ КАК МАРКЕР РАКА

    Экспрессия АМГ гранулезными клетками малых антральных и примордиальных фолликулов яичников была предпринята попытка использовать АМГ в качестве маркера рака, происходящего из гранулярных клеток (ГОК, гранулезоклеточные опухоли). Эти опухоли составляют от 3% до 5% всех опухолей яичников. Отмечено, что концентрация АМГ была повышена у 76–93% женщин с опухолевыми клетками, происходящими из зернистых клеток [27]. Кроме того, более высокие концентрации АМГ наблюдались за 16 месяцев до рецидива опухоли.Таким образом, определение уровня гормона является полезным маркером при выявлении рецидивов ГТК, в частности, с использованием сверхчувствительных анализов нового поколения.

    Недавние исследования показывают, что большое количество первичных эпителиальных опухолей яичников происходит из фрагментов фаллопиевых труб или компонентов вторичной системы Мюллера. На основании того факта, что АМГ отвечает за регрессию мюллеровых протоков, была предпринята попытка использовать этот гормон в лечении эпителиального рака яичников.Ингибирование роста эпителиальных опухолевых клеточных линий после инкубации с АМГ было достигнуто в исследованиях in vitro [28].

    Химиотерапия особенно токсична для яичников, поскольку способствует повреждению фолликулов. Показано, что после химиотерапии концентрация АМГ достоверно ниже, чем у здоровых женщин того же возраста, что подтверждает представление о том, что гормон является чувствительным показателем овариального резерва. В зависимости от препаратов и доз, используемых в терапии, уровни АМГ после лечения могут варьироваться.Показано, что уровень гормонов после терапии алкилирующими агентами значительно ниже или практически не определяется по сравнению с другими видами химиотерапии. Повышение АМГ после химиотерапии зависит от типа протокола лечения [29].

    АМГ был идентифицирован как маркер, используемый для классификации пациентов перед процедурами сохранения фертильности перед противоопухолевой терапией. Поэтому важно как можно раньше направлять женщин в лечебные учреждения для лечения бесплодия для выбора подходящих вариантов лечения, таких как криоконсервация полученных эмбрионов, ооцитов или замораживание ткани яичника для последующей трансплантации.

    ИЗМЕРЕНИЕ АМГ

    Первоначальные сообщения об определении концентрации антимюллерова гормона впервые появились в 90-х годах ХХ века. Коммерчески доступные тесты первого поколения были произведены компаниями Diagnostics Systems Ltd. (DSL) и Immunotech Ltd. (IOT). Каждый тест содержал разные типы антител и стандартов, что является причиной различий в сообщаемых уровнях АМГ [30]. Последующий анализ показал сходство уровней АМГ, возможно, в результате улучшения набора. Объединение двух компаний компанией Beckman Coulter привело к внедрению одного теста, AMH Gen II Assay, который содержал антитела из набора DSL и стандарты из набора IOT.Результаты AMH, полученные с использованием теста второго поколения, были примерно на 22–40% выше, чем результаты теста первого поколения; однако они соответствовали друг другу [31]. Дальнейшие исследования опровергают стабильность образцов сыворотки во время хранения, разбавления и даже измерения АМГ [32]. Рустамов и др. отметили, что уровень АМГ, полученный с помощью набора AMH Gen II, был примерно на 20% ниже, чем результаты, полученные с помощью набора DSL. Снижение качества тестов второго поколения (в том числе выпускаемых с 2012 года, комплект AMH Gen II с сертификатом IVD) было продемонстрировано при анализе 8323 образцов.Уровни АМГ, полученные с помощью теста второго поколения Gen II IVD, были на 40% ниже, чем у предыдущего поколения набора Gen II, и на 70% ниже, чем у набора IOT [33]. В ответ на сообщения о точности теста компания Beckman Coulter представила новый протокол оценки АМГ с рекомендацией о предварительной инкубации сыворотки с подходящим буфером (Conference ESHRE, London 2013) перед измерением. Разбавление образца должно было предотвратить ошибки, связанные с эффектом связывания белка комплемента.Кроме того, для повышения стабильности образцов было рекомендовано замораживать сыворотку в течение двух часов после ее сбора.

    Тесты новейшего поколения, такие как Ultrasensitive (2012 г.) и PicoAMH (2013 г.), произведенные AnsLabs, демонстрируют более высокую чувствительность и порог обнаружения, чем AMH Gen II IVD (0,023 против 0,001 против 0,08 нг/мл соответственно), и они могут быть более полезным для выявления низких уровней антимюллерова гормона [34]. Опубликованные данные указывают на необходимость осторожной интерпретации результатов, полученных с использованием набора AMH Gen II.По этой причине представляется невозможным сравнивать результаты, точки отсечения или клинически важные значения, полученные с помощью теста, произведенного разными производителями.

    Введение в сентябре 2014 г. компанией Elecsys (метод ECLIA) Roche первого автоматического теста на АМГ может стать следующим шагом в создании теста, применимого в клинической практике. Производитель установил индивидуальные референтные диапазоны для женщин разного возраста и определил пороговое значение АМГ у пациенток с СПКЯ [35].Определение международного стандарта АМГ могло бы стать важным шагом на пути к созданию теста, полностью пригодного для клинической практики.

    ОБЗОР

    Антимюллеровский гормон с высокой точностью отражает функцию яичников. АМГ является более чувствительным маркером овариального резерва, чем хронологический возраст, и по этой причине он представляется очень полезным при планировании репродуктивной функции у женщин, использующих как естественные, так и вспомогательные репродуктивные технологии. Он также является одним из звеньев патогенеза нарушений менструального цикла и фертильности у женщин с ожирением при наличии и отсутствии СПКЯ.Оценка АМГ может быть очень полезной при диагностике или мониторинге лечения рака яичников, происходящего из клеток гранулезы.

    ССЫЛКИ

    1. 1. Джоссо Н. Профессор Альфред Йост: Создатель современной половой дифференциации. Секс Дев. 2008, 2, 55-63.
    2. 2. Харон К.М., Свитонски М. Genetyka zwierząt. Варшава. ПВН, 2004.
    3. 3. Пепинский Р.Б., Синклер Л.К., Чоу Е.П. Протеолитическая обработка ингибирующего вещества мюллера приводит к образованию трансформирующего фактора роста-β-подобного фрагмента.Дж. Биол. Хим. 1988, 263, 18961–18964.
    4. 4. Skałba P, Cygal A, Dąbkowska-Huć A. Использование антимюллеровского гормона (AMH) на фоликулогенезе. Гинекол пол. 2008, 79, 137–140.
    5. 5. Дурлингер А., Крамер П., Карелс Б. [и др.]. Контроль рекрутирования примордиальных фолликулов с помощью антимюллерова гормона в яичниках мышей. Эндокринол. 1999, 140, 5789–5796.
    6. 6. Джеппесен Дж.В., Андерсон Р.А., Келси Т.В., [и др.] Какие фолликулы производят больше всего антимюллерова гормона у человека? Доказательства резкого снижения продукции АМГ во время отбора фолликулов.Мол Хум Репрод. 2013, 19, 519–527
    7. 7. Гроссман М., Накаджи С., Фаллат М., [и др.]. Мюллеровское ингибирующее вещество ингибирует активность ароматазы цитохрома Р450 в культуре клеток лютеина гранулезы человека. Фертил Стерил. 2008, 89, 1364–1370.
    8. 8. Дурлингер А., Груйтерс М., Крамер П. [и др.]. Антимюллеровский гормон ослабляет действие ФСГ на развитие фолликулов в яичниках мышей. Эндокринол. 2001, 142, 4891–4899.
    9. 9.Кевенаар М.Е., Теммен А.П., Лавен Дж.С., [и др.]. Полиморфизмы рецепторов антимюллерова гормона и антимюллерова гормона типа II связаны с уровнями эстрадиола в фолликулярной фазе у женщин с нормальной овуляцией. Хум Репрод. 2007, 22, 1547–1554.
    10. 10. Lie Fong S, Visser JA, Welt CK, [et al.]. Уровни антимюллерова гормона в сыворотке у здоровых женщин: номограмма в диапазоне от младенчества до взрослой жизни. J Clin Endocrinol Metab. 2012, 97, 4650–4655.
    11. 11. Де Вет А., Ловен Дж., де Йонг Ф. [et al.]. Уровни антимюллерова гормона в сыворотке крови: предполагаемый маркер старения яичников. Фертил Стерил. 2002, 77, 357–362.
    12. 12. Илиодромити С., Келси Т.В., Андерсон Р.А. [и др.]. Может ли антимюллеровский гормон предсказать диагноз синдрома поликистозных яичников? Систематический обзор и метаанализ извлеченных данных. J Clin Endocrinol Metab. 2013, 98, 3332–3340.
    13. 13. Вундер Д.М., Берсингер Н.А., Яред М. [и др.]. Статистически значимые изменения уровней антимюллерова гормона и ингибина в течение физиологического менструального цикла у женщин репродуктивного возраста.Фертил Стерил. 2008, 89, 927–933.
    14. 14. Таль Р., Сейфер Д.Б. Таль Р., Сейфер Д.Б. Возможные механизмы расовых и этнических различий антимюллерова гормона и овариального резерва. Int J Endocrinol. 2013: 818912.
    15. 15. Сауэрс М.Р., МакКоннелл Д., Йосеф М., [и др.]. Отношение курения, ожирения, инсулинорезистентности и изменений биомаркеров яичников к последнему менструальному периоду (FMP) Ann NY Acad Sci. 2010, 1204, 95–103.
    16. 16.Фриман Э., Грасия С., Саммел М., [и др.]. Ассоциация уровней антимюллерова гормона с ожирением у женщин позднего репродуктивного возраста. Ферил Стерил. 2007, 87, 101–106.
    17. 17. Su HI, Sammel M, Freeman E, [et al.]. Размер тела влияет на показатели овариального резерва у женщин позднего репродуктивного возраста. Менопауза. 2008, 15, 857–861.
    18. 18. Wu LL-Y, Dunning KR, Yang X, [et al.]. Диета с высоким содержанием жиров вызывает реакции липотоксичности в кумулюсно-ооцитарных комплексах и снижает скорость оплодотворения.Эндокринол. 2010, 151, 5438–5445.
    19. 19. Siow Y, Kives S, Hertweck P, [et al.]. Уровни сывороточных мюллеров-ингибирующих веществ у девочек-подростков с нормальным менструальным циклом или с синдромом поликистозных яичников. Фертил Стерил. 2005, 84, 938–944.
    20. 20. La Marca A, Sunkara SK. Индивидуализация контролируемой стимуляции яичников при ЭКО с использованием маркеров овариального резерва: от теории к практике. Обновление воспроизведения гула. 2014 20, 124–140.
    21. 21.Баарендс В., Уиленбрук Дж., Крамер П. [и др.]. Экспрессия рибонуклеотиновой кислоты мейзенгера рецептора антимюллерова гормона II типа в яичниках крыс во время постнатального развития, эстрального цикла и индуцированного гонадотропином роста фолликулов. Эндокринол. 1995, 136, 4951–4962.
    22. 22. Райхман Д.Е., Гольдшлаг Д., Розенвакс З. Значение антимюллерова гормона как прогностический показатель исхода экстракорпорального оплодотворения. Фертил Стерил. 2014 101, 1012.
    23. 23. Кедем А., Хаас Дж., Гева Л.Л., [et al.]. Частота продолжающихся беременностей у женщин с низким и экстремально низким уровнем АМГ. Многофакторный анализ 769 циклов. ПЛОС Один. 2013, 16, 8, e81629.
    24. 24. Лукашук К., Куницкий М., Лисс Дж., [и др.]. Вероятность живорождения у женщин с чрезвычайно низкой концентрацией антимюллерова гормона. Репрод Биомед Онлайн. 2013, 28, 64–69.
    25. 25. Нельсон С.М., Йейтс Р.В., Лайалл Х., [и др.]. Подход к контролируемой стимуляции яичников для вспомогательного зачатия на основе антимюллерова гормона.Хум Репрод. 2009, 24, 867–875.
    26. 26. Бродин Т., Хадзиосманович Н., Берглунд Л., [и др.]. Уровни антимюллерова гормона тесно связаны с показателями живорождения после вспомогательной репродукции. J Clin Endocrinol Metab. 2013, 98, 1107–1114.
    27. 27. Рей Р.А., Сабурин Дж., Венара М., [и др.]. Антимюллеровский гормон является специфическим маркером сертоли- и гранулезоклеточного происхождения в опухолях половых желез. Хум Патол. 2000, 31, 1202–1203.
    28. 28.Стивен А., Пирсолл Л., Кристиан Б. [и др.]. Высокоочищенное мюллеровское ингибирующее вещество ингибирует рак яичников человека in vivo. Клин Рак Рез. 2002, 8, 2640–2646.
    29. 29. Peigné M, Decanter C. Уровень АМГ в сыворотке как маркер острых и долгосрочных эффектов химиотерапии на фолликулярное содержимое яичников: систематический обзор. Репрод Биол Эндокринол. 2014, 26, 26.
    30. 30. Берсингер Н.А., Вундер Д., Биркхаузер М.Х., [и др.]. Измерение антимюллерова гормона с помощью Beckman Coulter ELISA и DSL ELISA при вспомогательной репродукции: различия между сывороткой и фолликулярной жидкостью.Клин Чим Акта. 2007, 384, 174–175.
    31. 31. Уоллес А.М., Фэй С.А., Флеминг Р. [и др.]. Многоцентровая оценка нового иммуноанализа антимюллерова гормона Beckman Coulter (AMH Gen II). Энн Клин Биохим. 2011, 48, 370–373.
    32. 32. Рустамов О., Смит А., Робертс С.А. [и др.]. Антимюллеровский гормон: плохая воспроизводимость анализа в большой группе субъектов свидетельствует о нестабильности образца. Хум Репрод. 2012, 27, 3085–3091.
    33. 33.Лукашук К., Людвиковска Б., Лисс Дж., [и др.]. Снижение качества анализов антимюллерова гормона нового поколения. Биомед Рез Инт. 2014, 2014, 165352.
    34. 34. Su HI, Sammel MD, Homer MV, [et al.]. Сравнимость уровней антимюллерова гормона среди имеющихся в продаже иммуноанализов. Фертил Стерил. 2014, 101, 1766–1772.
    35. 35. Гасснер Д., Юнг Р. Первый полностью автоматизированный иммуноанализ антимюллерова гормона. Clin Chem Lab Med. 2014, 52, 1143–1152.

    Что такое тест АМГ и насколько он надежен?

    Тест АМГ традиционно считается надежным индикатором фертильности, или нет? Недавно в средствах массовой информации появились сообщения, которые ставят под сомнение тест AMH, иногда называемый «тестом яичного таймера», и стоит ли его вообще делать.

    Что такое АМГ?

    Антимюллеров гормон, также известный как АМГ, можно измерить с помощью анализа крови. АМГ высвобождается из общего пула яйцеклеток, оставшихся в яичниках.

    Женщина рождается со всеми яйцеклетками, которые у нее когда-либо будут. Количество этих яиц с возрастом уменьшается, как и уровень АМГ. Уровень АМГ у женщины можно сравнить с диапазоном, ожидаемым для ее возраста.

    При тестировании в разные периоды менструального цикла уровень гормонов незначительно различается, поэтому тест можно проводить в любое время.

    Уровни достаточно надежны для большинства женщин во время приема оральных контрацептивов, которые иногда могут искусственно снижать уровень АМГ до 17%.Сообщалось о различиях в результатах в разных отделениях патологии, и это было одной из причин недавней критики теста.

    АМГ очень часто считается «тестом на фертильность», хотя на самом деле это «скрининговый тест». Это полезный индикатор количества оставшихся яиц, а не качества этих яиц.

    Низкий результат АМГ не означает, что человек бесплоден. Это просто один из многих скрининговых тестов, помогающих выявить и устранить проблемы с фертильностью.

    Тест на АМГ полезен, если его проводит опытная лаборатория, но его необходимо интерпретировать в контексте клинической ситуации. Тест показывает, насколько активно вы должны проявлять инициативу в отношении фертильности в сочетании с вашим возрастом.

    Чего не может сделать тест AMH

    Недавно возникли споры о том, кому следует проходить этот скрининговый тест. Женщина, которая проходит тест, даже если она не пытается зачать ребенка, может столкнуться с дилеммой. Результат теста, который не соответствует норме для ее возраста, может вызвать серьезное беспокойство.Большая часть этого беспокойства не нужна.

    Настоящая проблема с обоими АМГ заключается в том, что они не помогают оценить качество яйцеклеток или качество яичников. В этом случае женщине может потребоваться сканирование для оценки качества яичников, а также стимулирующие препараты в виде ЭКО, чтобы увидеть, как реагируют ее яичники.

    Хотя АМГ является хорошим базовым скрининговым тестом, будет много женщин с очень низким уровнем АМГ, но забеременевших в первый месяц попыток.

    Для ничего не подозревающей женщины, которая даже не пыталась забеременеть и обнаруживает тревожно низкий результат, может быть польза.Это должно подчеркнуть важность планирования рождения ребенка.

    Один из рисков получения нормального результата, однако, заключается в том, что женщина может быть ложно уверена, что ее фертильность в порядке, и задержать семью на более длительный срок. Даже женщины в возрасте около 40 лет иногда могут иметь высокие результаты. Но эти яйца существуют уже давно, подвергаясь тому же процессу старения, что и остальные части нашего тела. Поэтому по мере взросления женщине становится все труднее забеременеть и оставаться беременной.

    Чем могут быть полезны результаты АМГ?

    Уровень АМГ может быть полезным инструментом для специалиста по лечению бесплодия, планирующего лечение.Это может помочь клиницистам в выборе дозы и схемы лечения, а также дать представление о вероятном диапазоне количества яйцеклеток, которого женщина может достичь с помощью ЭКО.

    Однако для этой цели также может подойти ультразвуковое сканирование. Врач может предсказать высокое или низкое количество яйцеклеток при ЭКО на основе этих тестов.

    Это не абсолютная наука, так как каждый месяц отличается, и реакция каждой женщины на лечение может быть разной. Главное внимание уделяется не количеству полученных яиц, а их качеству.

    Не существует хорошего теста на качество яиц.

    Результат теста должен быть частью общей оценки шансов женщины на зачатие. Ультразвуковое исследование – очень полезный тест. Овариальный резерв или общее количество яйцеклеток можно определить по количеству исходных фолликулов, видимых на УЗИ. Ультразвук в большинстве случаев подтверждает результаты уровня АМГ.

    Нам действительно нужно поговорить об этих результатах в контексте всех других факторов рождаемости для человека.Сюда включены их планы на будущее:

    • Пытались ли они зачать ребенка?
    • Как долго?
    • Планируют ли они более одного ребенка?
    • У них есть напарник?
    • Должны ли мы рассмотреть возможность заморозки яиц?
    • Есть ли в семейном анамнезе ранняя менопауза?
    • Должны ли они выдвигать свои планы завести ребенка?

    Основное сообщение должно заключаться в том, что AMH — это один из множества битов информации, составляющих изображение.Это не тест на качество яиц, а только на количество. Его должен выполнять кто-то, кто хорошо разбирается в плюсах и минусах теста, чтобы, когда будет получен результат, его можно было сразу же поместить в контекст для вас.

    Мы не можем достоверно предсказать, когда закончатся ваши яйца. Женский возраст является лучшим показателем качества яйцеклеток, чем АМГ. Низкий результат не означает, что ваши плодородные дни закончились. Просто спросите всех женщин, у которых был низкий овариальный резерв и которые теперь держат на руках своих детей.

    Оценка уровня антимюллерова гормона в сыворотке, количества антральных фолликулов и возраста как индикаторов реакции овариального резерва у женщин с диагнозом бесплодие в штате Абиа, Юго-Восточная Нигерия

    Bartimaeus et al.; ЯММР, 31(12): 1-11, 2019; Артикул JAMMR.53970

    10

    5. Окохью Дж.Э., Онух С.О., Икимало Дж.И.

    Сравнение результатов ЭКО/ИКСИ у

    пациенток с синдромом поликистозных яичников или

    трубным фактором бесплодия. Нигер J Clin Pract.

    2013;16(2):207-10.

    6. Омоарегба Д.О., Джеймс Б.О., Лавани А.О.,

    Моракиня О., Олоту О.С. Психосоциальные

    характеристики женского бесплодия в

    третичном учреждении здравоохранения в Нигерии.Энн

    Африка Мед. 2011;10(1):19-24.

    7. Ван Бален Ф., Бос Х.М. Социальные и

    культурные последствия бездетности в

    странах с бедными ресурсами. Ф.В. и V Obst

    Gyn. 2009; 1:106-121.

    8. Дайер С.Дж., Абрахам Н., Мокоена Н.Е.,

    Ламард С.Дж., Ван Дер Спери З.М.

    Психологический дистресс среди женщин

    , страдающих от бесплодия пары, на юге

    Африка: количественная оценка.Hum

    Репрод. 2005; 20:1938-43.

    9. Unuane D, Tournaye H, Velkeniers B,

    Poppe K. Эндокринные расстройства и женское бесплодие

    . Best Pract Rev Clin Endocrin

    Metab. 2011;25(6):861-73.

    10. Валекар У., Лакшми С., Кумар А.Н. Исследование

    параметров овариального резерва у

    бесплодных женщин разных возрастных групп. Inter J

    Reprod Contracept Obst Gyn. 2016;5:

    2116-21.

    11. La Marca A, Grisendi V, Griesinger G. Как сильно

    АМГ действительно варьируется у нормальных женщин? Интер Джей Эндокрин. 2013;1-8.

    Номер статьи 959487.

    12. Faddy MJ, Gosden RG. Математическая

    модель динамики фолликулов в яичнике

    человека. Хум Репрод. 1995;10:770–

    75.

    13. Check JH, Peymer M, Lurie D. Влияние возраста

    на исход беременности без вспомогательных репродуктивных технологий у женщин

    с повышенным содержанием сыворотки в раннюю фолликулярную фазу

    900 -стимулирующий уровень гормонов.Гинеколог

    Обст Инвест. 1998; 45: 217–20.

    14. Умеора OU, Эджикеме Б.Н., Сандей-Адеойе

    I, Умеора MC. Социально-культурные препятствия

    оценке мужского фактора бесплодия в сельской местности

    Юго-Восточная Нигерия. J Obst Gyn. 2008 г.;

    28(3):323-36.

    15. Park HJ, Lee GH, Gong DS, Yoon TK, Lee

    WS. Значение уровней антимюллерова

    гормона у пациенток с высоким риском

    плохой реакции яичников.Clin Exp Reprod

    Мед. 2016;43(3):139-45

    16. Чанг М.Ю., Чанг Ч., Се Т.И., Сун

    Ю.К., Хсу К.Х. Использование подсчета антральных фолликулов до

    предсказывает исход вспомогательных репродуктивных технологий

    . Фертил Стерил.

    1998;69(3):505-510.

    17. Faddy MJ, Gosden RG, Gougeon A,

    Richardson SJ, Nelson JF. Ускоренное

    исчезновение фолликулов яичников в середине

    жизни: значение для прогнозирования мено-

    паузы.Хум Репрод. 1992;7(10):1342–

    46.

    18. Van Dissseldorp J, Lambalk CB, Kwee J.

    Сравнение меж- и внутрицикловой

    вариабельности антимюллерова гормона и

    антрального фолликула считает. Хум Репрод. 2010 г.;

    25:221-27.

    19. Нельсон С.М., Мессоу М.С., Уоллес А.М.,

    Флеминг Р., Мак Конначи А. Номограмма

    снижения уровня антимюллерова гормона в сыворотке

    : популяционное исследование 9601

    пациентов с бесплодием.Фертил Стерил. 2011;95:

    736-41.

    20. Де Вет А., Лавен Дж.С., Де Йонг Ф.Х.,

    Теммен А.П., Фаузер Б.К. Уровни антимюллерова

    гормона в сыворотке крови: предполагаемый маркер

    старения яичников. Фертил Стерил. 2002;77(2):

    357-362.

    21. Барбакадзе Л., Кристешашвили Дж., Хонелидзе

    Н., Цагареишвили Г. Корреляции

    антимюллерова гормона, фолликулостимулирующего

    гормона и количества антральных фолликулов в

    разных возрастных группахИнтер Джей Фертил Стерил. 2015;8(4):393-

    98.

    22. Fleming R, Seifer DB, Frattarelli JL,

    Ruman J. Оценка реакции яичников:

    Количество антральных фолликулов по сравнению с антимюллеровым гормоном

    .

    J Reprod Med Online. 2015;31:

    486-96.

    23. Bancsi LF, Broekmans FJ, Eijkemans MJ,

    De Jong FH, Habbema JD, Te Velde ER.

    Предикторы плохой реакции яичников при

    экстракорпоральном оплодотворении: проспективное исследование

    , сравнивающее базальные маркеры овариального

    резерва.Фертил Стерил. 2002;77:328-36.

    24.

    Leave a Reply

    Ваш адрес email не будет опубликован.