Бьют родители: Что делать, если родители орут на меня матом, бьют, не кормят?

Содержание

Что делать, если родители орут на меня матом, бьют, не кормят?

Вы спрашиваете — «Мел» отвечает

Истории о том, что родители не могут договориться с ребенком на словах и начинают применять силу, все еще не дикость, а скорее обыденность. Но противостоять подобному нужно, и дети тоже могут это сделать. Куда несовершеннолетний может обратиться с жалобой на домашнее насилие и где искать защиты, если дом перестал быть самым безопасным местом, рассказывает юрист Сергей Комаров.

Рассылка «Мела»

Мы отправляем нашу интересную и очень полезную рассылку два раза в неделю: во вторник и пятницу

Вопрос. Что делать, если родители орут на меня, кроют матом и бьют? Прошлым летом две недели не давали есть. Я питался за свои деньги. Есть ли какой-нибудь телефон защиты детей? Фотографии синяков есть, но доказать, что это сделала мама, не могу, так как даже друзьям сказал, что просто подрался на улице.

Ответ. Из описанной ситуации следует, что несовершеннолетний ребёнок подвергается не только физическому насилию, но и психологическому.

Действующей Конституцией РФ, а именно статьей 67.1, установлено, что дети являются важнейшим приоритетом государственной политики России. Государство создает условия, способствующие всестороннему духовному, нравственному, интеллектуальному и физическому развитию детей, воспитанию в них патриотизма, гражданственности и уважения к старшим. Государство, обеспечивая приоритет семейного воспитания, берет на себя обязанности родителей в отношении детей, оставшихся без попечения.

Согласно пункту 2 статьи 9 Федерального закона от 24.06.1999 N 120-ФЗ «Об основах системы профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних», органы и учреждения в пределах своей компетенции обязаны обеспечивать соблюдение прав и законных интересов несовершеннолетних, осуществлять их защиту от всех форм дискриминации, физического или психического насилия, оскорбления, грубого обращения, сексуальной и иной эксплуатации, выявлять несовершеннолетних и семьи, находящиеся в социально опасном положении.

Что делать ребенку, которого бьют дома?

Можно обратиться за помощью по всероссийскому телефону доверия для детей, подростков и несовершеннолетних. Там вам окажут первичную психологическую помощь — на анонимной основе. Также специалисты этой службы могут помочь вам обеспечить полную защиту и восстановить нарушенные права, но тогда придется нарушить анонимность и подключить органы опеки. В случае выявления угрозы жизни и здоровью опека заберет вас у родителей и обеспечит безопасность.

Информация о побоях передается опекой в правоохранительные органы, где решается вопрос о возбуждении уголовного дела, в случае если будет выявлен состав преступления.

Все имеющиеся доказательства (фото и аудио) послужат для формирования доказательной базы, а суд и следственные органы самостоятельно будут решать вопрос о их относимости и допустимости. Вам не стоит думать и переживать о доказательной базе — это работа сотрудников следствия.

Самое главное — не замалчивать ситуацию, подробно и честно рассказать о всех фактах нарушения прав и не бояться попросить помощи.

На страже интересов ребенка стоит громадный государственный аппарат, который в любой момент готов и обязан оказать защиту в случае, когда это необходимо.

Если есть угроза жизни и здоровью

Ссылайтесь на ст. 77 «Семейного кодекса Российской Федерации» от 29.12.1995 N 223-ФЗ. При непосредственной угрозе жизни ребенка или его здоровью орган опеки и попечительства вправе немедленно отобрать ребенка у родителей (одного из них) или у других лиц, на попечении которых он находится.

При изъятии ребенка из семьи орган опеки и попечительства обязан незамедлительно уведомить прокурора, обеспечить временное устройство ребенка и в течение семи дней после вынесения органом исполнительной власти субъекта Российской Федерации либо в случае, если законом субъекта Российской Федерации органы местного самоуправления наделены полномочиями по опеке и попечительству в соответствии с федеральными законами, главой муниципального образования акта об отобрании ребенка обратиться в суд с иском о лишении родителей родительских прав или об их ограничении.

Куда еще можно сообщить

  • В орган прокуратуры — о нарушении прав и свобод несовершеннолетних;
  • В комиссию по делам несовершеннолетних и защите их прав — о выявленных случаях нарушения прав несовершеннолетних на образование, труд, отдых, жилище и других прав, а также о недостатках в деятельности органов и учреждений, препятствующих предупреждению безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних;
  • В орган опеки и попечительства — о выявлении несовершеннолетних, оставшихся без попечения родителей или иных законных представителей либо находящихся в обстановке, представляющей угрозу их жизни, здоровью или препятствующей их воспитанию;
  • В орган управления социальной защитой населения — о выявлении несовершеннолетних, нуждающихся в помощи государства в связи с безнадзорностью или беспризорностью, а также о выявлении семей, находящихся в социально опасном положении;
  • В орган внутренних дел — о выявлении родителей несовершеннолетних или иных их законных представителей и иных лиц, жестоко обращающихся с несовершеннолетними и (или) вовлекающих их в совершение преступления, других противоправных и (или) антиобщественных действий либо склоняющих их к суицидальным действиям или совершающих по отношению к ним другие противоправные деяния, а также о несовершеннолетних, в отношении которых совершены противоправные деяния либо которые совершили правонарушение или антиобщественные действия;
  • В уголовно-исполнительные инспекции — о выявлении состоящих на учете в уголовно-исполнительных инспекциях несовершеннолетних осужденных, нуждающихся в оказании социальной и психологической помощи, помощи в социальной адаптации, трудоустройстве, о выявленных случаях совершения ими правонарушения или антиобщественных действий, нарушения ими установленных судом запретов и (или) ограничений, уклонения несовершеннолетних осужденных, признанных больными наркоманией, которым предоставлена отсрочка отбывания наказания, от прохождения курса лечения от наркомании, а также медицинской реабилитации либо социальной реабилитации или уклонения несовершеннолетних осужденных от исполнения возложенных на них судом обязанностей;
  • В орган управления здравоохранением — о выявлении несовершеннолетних, нуждающихся в обследовании, наблюдении или лечении в связи с употреблением алкогольной и спиртосодержащей продукции, наркотических средств, психотропных или одурманивающих веществ;
  • В орган, осуществляющий управление в сфере образования — о выявлении несовершеннолетних, нуждающихся в помощи государства в связи с самовольным уходом из организаций для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, образовательных организаций или иных организаций, осуществляющих обучение, либо в связи с прекращением по неуважительным причинам занятий в образовательных организациях;
  • В орган по делам молодежи — о выявлении несовершеннолетних, находящихся в социально опасном положении и нуждающихся в этой связи в оказании помощи в организации отдыха, досуга, занятости;
  • В орган службы занятости — о выявлении несовершеннолетних, находящихся в социально опасном положении и нуждающихся в этой связи в оказании помощи в трудоустройстве, а также о несовершеннолетних, оставивших образовательную организацию в установленных Федеральным законом от 29 декабря 2012 года N 273-ФЗ «Об образовании в Российской Федерации» случаях и нуждающихся в этой связи в оказании помощи в трудоустройстве.

Задавайте свой вопрос «Мелу», а редакция найдёт того, кто сможет на него ответить. Пишите в наши соцсети — мы читаем все сообщения на страницах в фейсбуке, «ВКонтакте» и «Одноклассниках». Ещё можно написать нам в инстаграме. Кстати, мы не раскрываем имена, так что вопросы могут быть любыми (не стесняйтесь!).

За помощь в подготовке материала благодарим нашего стажёра Татьяну Назарову. Фото: Shutterstock / snob

Если рядом бьют ребенка. Что делать?

Это не самый простой вопрос. Если мы видим, что преступление (а физическое насилие – это всегда преступление) совершают, скорее всего, посторонние для ребенка люди, мы обязаны вмешаться. В этой ситуации рядом нет родителей, которые могли бы отстаивать интересы ребенка. Если есть возможность – вызываем полицию. Если времени ждать нет, а угроза реальна, стоит вмешаться самим.

Возможно, вы единственный человек, кто сможет в этой ситуации помочь ребенку.

Большинство взрослых поступят именно так, и здесь всё вроде бы понятно.

Сообщить в полицию о регулярном насилии в отношении несовершеннолетнего – также наша обязанность. Если у вас за стенкой регулярно слышны крики, детский плач, звуки, характерные для драки, вы обязаны сообщить в полицию о возможном преступлении в отношении несовершеннолетнего. Даже если насилие совершают родители или другие близкие ребенку люди. И это можно сделать даже анонимно.

Сложнее принять решение, нужно ли вмешаться, если жестокость в отношении ребенка проявляют его родители или близкие люди. Ведь именно они должны отвечать за безопасность и здоровье ребенка, за его психологическое благополучие. Но, к сожалению, у родителей не всегда хватает мудрости, терпения, знаний, душевных сил, чтобы в сложных ситуациях действовать как Родитель – осознанно и с уважением.

Важно понимать, что в большинстве случаев родители любят своих детей и желают им лучшей жизни, чем у них самих. Применение насилия – это, как правило, акт отчаяния, когда других способов заставить ребенка вести себя определенным образом родитель не находит. И тогда всплывают самые примитивные способы, заложенные когда-то в традициях воспитания, – насилие. Дать подзатыльник, надрать уши, поставить на колени в угол – что может быть эффективнее, чтобы показать, кто тут самый сильный?

Этот способ может сиюминутно остановить нежелательное действие ребенка, заставить его подчиниться. Но не изменит его поведение в целом. Большинство детей, которых физически наказывали, например, за порванные вещи, испорченный диван или «двойку» в дневнике, подтверждали, что и потом совершали подобные проступки. И каждый раз были биты за это. Поведение не изменилось. Но дети научились врать родителям, скрывать свои оплошности, прятать дневник. Они усвоили правило «кто сильнее, тот и прав».

Если копнуть еще чуть глубже, становится понятно: чтобы с уважением отнестись к другому человеку, тем более к ребенку, нужно уважать себя. Если человек допускает насилие по отношению к себе или же его детство было наполнено жестокостью и неуважением, сложно ожидать от него другой стратегии решения конфликтных ситуаций.

Что же делать, если рядом с вами мама орет на ребенка и долбит его по голове? С одной стороны, это наверняка уже сложившаяся система отношений, и вмешательство случайного прохожего едва ли изменит ситуацию. Сомнительно, что находящаяся в состоянии аффекта мама станет слушать чьи-то нравоучения. И даже предложение помочь убедить ребенка, скорее всего, она воспримет в штыки.

Но… В этот момент она отвлечется от ребенка, отвечая на чей-то вопрос, и выйдет из состояния истерики. Нарушит привычный стереотип поведения.

Конечно, в этот момент агрессия будет обращена на того, кто вмешался. Но тем меньше ее достанется ребенку. И практически не важно, что у неё спросят: который час или как пройти на улицу Ленина. Важно вывести её из этого состояния. И уже после того, как она ответит, можно в зависимости от ситуации напомнить о том, что побои – это преступление. Тем более в отношении несовершеннолетнего. Или же проявить сочувствие, отметить, как тяжело быть родителем и что иногда просто нет сил поступать правильно.

Но в любом случае, если окружающие начнут транслировать негативное отношение к насилию, родитель будет понимать, что это – не норма. И что он не справился как родитель и ему нужна помощь.

Есть много примеров того, как на наших глазах формируется социальная норма. Например, отношение к спорту и здоровому образу жизни. Еще 15–20 лет назад тех, кто бегает по утрам или следит за своим питанием, были единицы. А сейчас это стотысячные движения бегунов и переполненные фитнес-центры. Не так давно курение было практически нормой для большинства, а сейчас на закурившего на улице окружающие смотрят неодобрительно.

Отношение к насилию в воспитании детей тоже меняется, хотя и гораздо медленнее. Но мы можем внести в это свой вклад осознанной родительской позицией и формированием нетерпимости к насилию.

Про людей. История девушки, которую избивали родители — FONAR.TV

Иллюстрация Иры Карповой для Fonar.tv

Разве так поступают, когда любят?


— Я родилась на Украине, в Бердянске. Это солнечный и тёплый город. Потом меня увезли в холодную-холодную даль — в Якутию (улыбается — прим. Ф.) . Моя мама жила там всю жизнь, так что [переезд] был неизбежен.

Какое твоё первое детское воспоминание?

— Я не знаю, насколько оно правдивое. Я помню, что собирала мозаику. Знаешь, такую, где нужно вставлять фигурки. Я кидала эти фигурки в биологического отца, а он делал вид, что ловит их ртом, будто бы ест. Я спрашивала у мамы, но она такого не помнит. Может, мне это приснилось.

Как я понимаю, тебя воспитывал другой человек, — не родной отец?

— Да, мои родители расстались, там была не очень хорошая ситуация. Меня воспитывал отчим. Они [с мамой] поженились, когда мне было лет пять. Те, кто об этом узнаёт, всегда спрашивают, не хочу ли я найти своего родного отца. Но мне с одним проблем хватает, зачем мне ещё один (смеётся — прим.Ф.) ?

Но отчима ты считаешь отцом?

— Да. Он был всю мою жизнь. Мне мама рассказывала, что, когда они начали встречаться, я называла его Лев. Они попросили называть его папой. А я тогда спросила: если вы поженитесь, возьмёте меня в свою семью? Очень странный вопрос, конечно.

Ева, ты сказала, что тебе хватало проблем с одним отцом…

— Да, много проблем. Так получилось, что у меня отчим страдал от насилия в семье. Его отец сильно избивал его маму и детей. Пока я была маленькой, всё было спокойно. Потом я начала взрослеть, у меня менялись взгляды, родители много работали, часто уставали, у них начали сдавать нервы. Тогда и началось это физическое и психологическое насилие. Отец стал часто бить меня большим ремнём. Бил, в основном, по верхней части бедра. Это очень больно. У меня были такие синяки, больно было даже сидеть. Если я в школе приходила в медпункт, я боялась, что медсестра это заметит, и у меня будут проблемы. Поэтому я говорила, что упала с лестницы.

А с чем это связано? За что он тебя бил?

— Да, за банальное: что-то не сделала по дому. К тому же, у меня были проблемы с учёбой — я не очень хорошо училась, вот за оценки бил. Потом родилась сестра. У нас с ней разница в 11 лет. Получалось так, что я с ней постоянно сидела. Если я хотела погулять, то мне говорили, что я эгоистка, только о себе и думаю. Я была ещё немного пухлым ребёнком, постоянно сидела дома с сестрой. В какой-то момент мне даже стало казаться, что я реально чья-то мать. Мне говорили, что я не заслуживаю того, чтобы меня слушали, что муж будет меня бить, что я вырасту никем. И так каждый день.

Ещё я помню: у отца большие руки, а я маленькая. Когда были какие-то конфликты, он мог схватить меня этими руками за шею и поднять.

Он и с мамой твоей так поступал?

— Он никогда её не бил. Он мог накричать на неё, говорить, что она тупая. Но никогда не трогал. Возможно, потому, что его отец избивал его маму. Он, бывало, замахнётся, но всегда останавливался.

Мама тебя не защищала?

— Редко. Она сама могла меня за волосы потаскать. Выставляла в подъезд в майке и босиком.

Как? За что?

— Ну, она тоже много работала и часто психовала: то я посуду не помыла, то не пропылесосила. Сейчас все причины не вспомнишь. У неё постоянно была какая-то злость. У меня подругу тоже родители били. Но не так, как меня. Мы придумали, что, когда родители бьют, нужно просто спрятаться в угол, [принять] позу эмбриона, а я ещё волосы прикрывала. В этот момент ты как будто пытаешься войти в себя. Скандалы происходили так часто… Это так меня ломало, мне казалось, что я им не нужна. Разве так поступают, когда любят?

Иллюстрация Иры Карповой для Fonar.tv

Что будет, если я прыгну?

— Возможно, я не попадала в больницу по счастливой случайности. Я бы не сказала, что меня били в умеренную силу. Думаю, что у них был какой-то ограничитель, — дальше кулаков, ремня или полотенца [не заходило]. Один раз мама психанула и кинула в меня кресло на колёсиках. Оно не тяжёлое. Не попала.

Родители и с сестрой твоей также поступали?

— Нет.

Как ты думаешь, почему вся агрессия и отца, и мамы сводилась к тебе?

— Сложно понять, если честно. Отец не знал другого воспитания. Он считал, что я понимаю только кулаками, только силой, что мне нельзя ничего объяснить. Меня надо отлупить, и тогда я пойму. Он постоянно так говорил.

Мы с ним обсуждали один случай. Очередной скандал. Он меня бьёт. В какой-то момент я устала от этого. Я стояла, мне было больно, я не плакала и просто сказала ему фразу: «Это всё, что ты можешь мне сделать?»… Он начал бить ещё сильнее…

Ты не могла ни к кому обратиться? К бабушкам и дедушкам? Учителям?

— Бабушка и дедушка уехали, когда вышли на пенсию. Я могла рассказать бабушке, но она ничем не могла помочь. [Она говорила]: просто терпи и всё. Мне кажется, что я вытянула 11 класс лишь на мысли, что скоро это всё закончится. И реально терпела. Уже дошло до того, что мне снилось, как я битой его бью. Такая была ненависть.

[Будучи] ребёнком, ты боишься всего. Вчера был скандал, ты ревела до девяти утра, а потом идёшь в школу. Там никто не знает об этом, никто не интересуется. Мне постоянно хотелось об этом рассказать, но всем было всё равно. Потом ты не знаешь, как они воспримут, ты боишься последствий. Да, мне хотелось, чтобы люди узнали.

Мы жили на четвёртом этаже, я любила смотреть в окно. Постоянно думала: а что будет, если я [тут должен был быть глагол, но мы не можем его привести, так как сотрудники Роскомнадзора могут посчитать его за способ суицида]. Я не [тут должно было быть словосочетание, которое является возможным способом суицида, поэтому по требованиям Роскомнадзора мы его не приводим], ничего такого не делала, но были моменты, когда очень сильно себя кусала, выливала на себя воск от свечи. Не знаю, может, чтобы почувствовать боль? Что-то тяжело стало… (улыбнулась — прим. Ф.).

Даже сейчас я боюсь

Ты переехала в Белгород учиться. Как отразились твои отношения с родителями на твою жизнь здесь?

— На самом деле я была очень запуганной. Я постоянно чего-то боялась. Ходила и смотрела вниз. В какой-то момент я спросила себя: почему я всегда смотрю вниз? Мне настолько непривычно было смотреть вперёд. Я заставляла себя. Я постоянно проговаривала про себя, что мне нужно сделать или спросить. Старалась меньше разговаривать с людьми.

Ситуации, которые ты не прогнозировала, вызывали у тебя стресс?

— Да, я просто могла неделями сидеть дома и думать, как это было ужасно (та или иная непредвиденная ситуация — прим. Ф.) . Помню, у меня было платье. Мы с подругой пошли гулять, мне казалось, что все на меня смотрят. Мне было максимально некомфортно. Я боюсь, что меня осудят. Даже сейчас я боюсь заходить в некоторые заведения. Недавно мой молодой человек пригласил меня в одно городское кафе. Он меня 20 минут уговаривал туда зайти. Я считала, что я слишком плоха для этого места.

Сейчас легче?

— Да, сейчас всё нормально. Благодаря друзьям и поддержке молодого человека я уже не отличаюсь — если можно так сказать — от обычного человека. Здесь мне стало лучше, спокойнее. Но всё же это чувство [беспокойства] долго меня преследовало.

Молодой человек — противоположность отца?

— С парнем мне повезло (улыбается — прим. Ф.). Всё очень сошлось. Я определённо знала, что не хочу таких же отношений, как у мамы с отцом. Я не понимала, как они друг друга любят. Мне казалось, что я белая ворона в семье, никому не нужна. Психологически было тяжело. Когда каждый день говорят, что ты какая-то не такая…

У него [молодого человека] в семье всё по-другому. Я переучиваюсь. Я могу сказать что-то грубое, если я раздражена. Могу накричать. Такое поведение — не окей.

Иллюстрация Иры Карповой для Fonar.tv

Ты боишься, что в тебе тоже есть эта агрессия?

— Да. Раньше было хуже, агрессия проявлялась чаще. Сейчас я понимаю, что обижать людей, которых ты любишь, не хорошо. Даже если ты себя плохо чувствуешь, слово ранит. Я настолько привыкла, что в моей жизни столько агрессии, что она проявляется во мне.

Как ты сейчас общаешься с родителями?

— Когда уехала, то не общалась с отцом. Я дома не была два года, потому что не хотела с ним видеться. Не хотела никак связывать себя с этим человеком. С мамой проблемы мы решили.

Мне некоторые говорят: «Ты уехала, забудь, ты слишком много негатива копишь в себе». А они не понимают. Да, их нет рядом сейчас, но я не могу от них просто так уйти. Я не могу сделать вид, что ничего не было. У меня была нулевая самооценка, от всего трясло. То, что сейчас мне лучше, — заслуга моя и людей, которые мне помогали.

Отец просил прощения за то, что бил тебя?

— В этом году у него умерла мама, моя бабушка. Он очень тяжело переносил это. Он приезжал в отпуск сюда, мы с ним много разговаривали. Он как-то сам пришёл к мысли и попросил у меня прощения. Сказал, что будет меняться. Сам признавал, что сделал мою жизнь тяжёлой. Я впервые увидела, как он плачет.

Когда мы разговаривали, он сказал довольно обидную для меня вещь, что я выгляжу, как человек, у которого нет каких-то проблем. Я объяснила, что мне было очень плохо. Они просто ломали меня. Что меня больше всего убивало, что они делали вид, что ничего не происходит. Просто продолжали жить дальше.

Ребят, вы сломали ребёнку психику! Они даже не смогли мне помочь с травлей в школе. В пятом классе у меня даже случился нервный срыв. Кто-то из девочек принёс в класс каблуки, все стали мерить, я тоже попросила. Я уже говорила, что была полным ребёнком. Одна девочка, которая всегда меня задирала, а потом мы стали подругами (смеётся — прим. Ф.), назвала меня бегемотом. Мне стало так обидно. Я пыталась сдержать слёзы, но у меня происходит так: если я сдерживаю эмоции, то у меня всё резко перерастает в гнев. В общем, я начала её пинать. Дальше я не помнила, что происходило. Мне рассказали, что я села на неё и начала душить. У ребёнка сдали нервы.

Ты простила отчима?

— Сложно сказать, что за такое можно простить. Я начала относиться к нему с пониманием. Видно, что он раскаивается. Я не думаю, что мы навсегда сможем забыть эти обиды. Но мне стало лучше.

***

О чём ты мечтаешь?

— Я хочу, чтобы у меня была возможность помочь родителям финансово. Чтобы они перестали думать о деньгах.

А для себя?

(после продолжительного молчания) Мне хочется развиваться в разных сферах, которые нравятся. Хочу, чтобы всё было спокойно, как сейчас.


От автора

В своей жизни я не сталкивалась с домашним насилием. Те пару раз, когда меня лупили родители, были заслуженными — уж сильно я нашкодила. Да и в школе никто из одноклассников не говорил о жестоком обращении родителей. Возможно, кто-то так же, как и героиня моего материала, боялся сказать правду.

Впервые об этой проблеме я начала задумываться, когда увидела в социальных сетях движения #metoo и #янехотелаумирать. В этом году я попала на семинар Анны Ривиной, которая подробно рассказала о своём Центре по работе с проблемой насилия «Насилию.Нет». Она вместе с другими небезразличными людьми создала сайт для пострадавших, где можно узнать, как распознать насилие и что делать. У проекта есть собственное приложение, с помощью которого человек, подвергающийся домашнему насилию, может нажать на кнопку и три близких человека получат сообщения на телефон, что требуется помощь. В этом же приложении есть карта помощи. Там собраны адреса и телефоны кризисных центров по всей стране. Даже если вы так же, как и я, не сталкивались с домашним насилием, зайдите на сайт, не пожалейте своего времени. От насилия, в том числе и домашнего, не застрахован никто.

К сожалению, на карте помощи проекта нет организаций Белгородской области. Однако в действительности они есть. В Старом Осколе работает кризисный центр помощи женщинам, где оказывают материальную и психологическую помощь. В Белгороде тоже можно обратиться в кризисный центр для женщин. Он находится в Марфо-Мариинском сестричестве милосердия. Здесь предоставят временное жильё и помогут морально справиться с проблемой.

Напоследок, я хочу посоветовать вам посмотреть (если вы ещё не посмотрели) работу команды журналиста Ирины Шихман «Бьёт — значит, любит» (18+). Одна из главных мыслей этих фильмов заключается в следующем: не стыдно говорить о том, что ты — жертва насилия, стыдно быть источником этого насилия.

Нашли опечатку? Выделите текст и нажмите Ctrl + Enter.

Что делать, если за стенкой родители бьют ребёнка | Новости

На маленького мальчика, играющего в уголке подъезда с машинкой, обратили внимание неравнодушные соседи. Как оказалось, ребёнка выставили на лестницу родители, малыш мешал им выпивать в компании приятелей.

На тревожный сигнал сразу выехали сотрудники мобильной службы центра социальной помощи семье и детям “Октябрьский”. Специалисты службы совместно с сотрудниками полиции забрали малыша у сильно нетрезвых и невменяемых родителей. Мальчика поместили в городской социально-реабилитационный центр для несовершеннолетних “Росток”. В отношении матери и отца ребёнка предполагалось начать процедуру по лишению родительских прав. Однако благодаря работе сотрудников “мобильной службы” эти люди одумались и изменили своё поведение. Родители мальчика прошли лечение от алкогольной зависимости, ребёнок вернулся в семью.

Эта история — лишь одна из тех ситуаций, с которыми приходится работать специалистам социальных центров. На их базе созданы “мобильные бригады” — это служба, оказывающая помощь семьям и детям, находящимся в социально опасном положении или в трудной жизненной ситуации.

В состав такой бригады входит несколько специалистов от учреждения: специалист по социальной работе, социальный педагог, психолог и юрист. В случае необходимости с бригадой на вызов выезжают инспекторы районных комиссий по делам несовершеннолетних и защите их прав.

— Чаще всего звонят красноярцы, ставшие свидетелями чьей-то беды — на улице, по соседству, — рассказывает Маргарита Петровская, директор центра социальной помощи семье и детям “Октябрьский”.— Основная цель таких выездов — обеспечить доступность и оперативность социальных услуг для людей, столкнувшихся с проблемами. Служба выезжает даже в отдалённые уголки районов города. Благодаря работе “мобильной бригады” семейное неблагополучие удаётся выявлять на ранних стадиях, что значительно повышает результативность работы и сокращает период восстановления социального статуса семей.

“Мобильная бригада” — это прежде всего профилактика безнадзорности, социального сиротства, правонарушений и жестокого обращения с детьми. Специалисты службы оказывают неотложную помощь несовершеннолетним и их семьям, остро нуждающимся в социальной поддержке.

Иногда женщинам, страдающим от домашнего насилия, не хватает решимости. Так, о скандалах в одной из семей Октябрьского района сообщили соседи. Их напугали крики женщины, плач детей и вопли разъярённого мужчины.

Дебоширом оказался отец семейства, который, как выяснилось, в очередной раз освободился из мест лишения свободы. Мужчина угрожал и кидался на женщину с кулаками. Дети были свидетелями отвратительной сцены и рыдали. Специалисты службы сразу поместили женщину с детьми в социальный центр “Родник”, кроме того, она написала заявление в полицию — дебошир сразу был помещён в следственный изолятор. Теперь мама с детьми находится в безопасности, и у неё есть время, чтобы кардинально разрешить ситуацию.

Всего в этом году в учреждения социального обслуживания населения поступило 55 обращений от жителей города.

Если вы столкнулись со случаем жестокого обращения с детьми или отсутствия должного контроля родителей за ребёнком, можно обратиться по телефонам отделений профилактики безнадзорности учреждений соцобслуживания:

212-34-74 — Центральный район;

201-65-05 — Железнодорожный район;

246-82-23 — Октябрьский район;

220-74-11 — Советский район;

213-18-20 — Кировский район;

233-29-58 — Свердловский район;

266-60-50 — Ленинский район.

Родителей, поднявших руку на ребенка, могут посадить на два года — Российская газета

Госдума рассматривает законопроект, предлагающий ввести повышенную уголовную ответственность за избиение несовершеннолетних. Если идея пройдет, под статью могут попасть горячие родители, схватившиеся за ремень. Или несдержанные няни, силой добивающиеся повиновения от ребенка. Впрочем, эксперты весьма осторожно относятся к подобной инициативе.

Для защиты ребенка авторы проекта предлагают слегка поправить уголовные статьи «Побои» и «Умышленное причинение легкого вреда здоровью». Тогда под них гарантировано будут попадать люди, поднимающие руку на ребенка.

«Средства массовой информации с пугающей периодичностью публикуют факты избиения детей теми людьми, которые, напротив, призваны воспитывать, обучать и защищать несовершеннолетних, — говорится в пояснительной записке. — Среди них родители и нянечки, воспитатели детских садов и учителя школ. Однако по действующим нормам уголовного законодательства они могут получить в качестве наказания всего лишь штраф или иное незначительное наказание». Если же предложение пройдет, то, казалось бы, даже обычная порка за двойку станет опасным делом. Строгому папе придется искать другие методы воспитания. Иначе, как уверяют разработчики, ему будет грозить до двух лет лишения свободы.

«Законопроект направлен на совершенствование уголовного законодательства. Принятие данного законопроекта будет способствовать большей защищенности малолетних граждан», говорится в пояснительной записке.

Сейчас документ отправлен в рассылку для сбора отзывов. Он включен в примерную программу работы Госдумы на декабрь.

Впрочем, правительство инициативу не поддержало. А в Верховном суде страны указали, что документ не учитывает действующие нормы. По мнению экспертов, закон и сегодня позволяет наказывать взрослых за излишнюю жесткость к ребенку.

— В УК РФ есть статьи, устанавливающие ответственность за подобные деяния: это статьи 117 «Истязание» и 156 «Неисполнение обязанностей по воспитанию несовершеннолетнего», — сказал «РГ» эксперт Федеральной палаты адвокатов России, кандидат юридических наук Андрей Некрасов. — Это работающие статьи, по которым суды назначают наказания. В том числе в отдельных случаях — и реальное лишение свободы.

По его словам, документ не только вносит дублирующую ответственность за слишком жесткое воспитание. Он по сути еще и смягчает наказание: два года лишения свободы против существующих сейчас трех. Кроме того, не учтен механизм возбуждения уголовного дела: по указанным в законопроекте статьям дело может быть возбуждено на основании заявления самого потерпевшего. Тогда как малолетний просто физически зачастую не сможет такое заявление подать.

— Важно понимать, что конкретные методы воспитания детей избираются самими родителями, — говорит Андрей Некрасов. — Законом не поощряется и не одобряется применение к детям физического насилия, например, порки, но в современных отечественных реалиях символически отшлепать ребенка за какую-то провинность — не значит совершить противоправное и тем более преступное деяние. В Западной Европе, Скандинавии, Японии, США такое поведение родителей и воспитателей считается недопустимым и влечет существенные негативные последствия для таких лиц, вплоть до лишения родительских прав.

Уголовные дела по подобным преступлениям могут быть возбуждены, если в правоохранительные органы поступят соответствующие заявления, поэтому особую роль здесь играют неравнодушные свидетели: второй родитель, другие родственники, соседи и т.д. «Таким образом, детей от жестокого обращения с ними можно защитить и теми инструментами, которые уже есть в уголовном законе, главное в данном серьезном и деликатном вопросе — не руководствоваться пословицей о соре из избы, который якобы не принято выносить», говорит эксперт.

BTS реакции 18+ — Когда т/и бьют дома родители, и мембер узнал об этом (враги)

                                              

Джин:
— Ты, мелочь, отдавай деньги!
Удар ногой в спину от родной матери, которой нужны деньги лишь на алкоголь. Сворачиваешься клубочком и ждёшь, когда она успокоится и уйдёт. Сил плакать нет. Моральной боли уже не так много, но физическая даёт о себе знать.
Ты не была из богатой семьи, поэтому приходилось подрабатывать в местной кафешке. Мать начала пить, когда умер твой папа. С того момента твоя жизнь больше похожа на ад. Тебе безумно нравилась эта работа, если бы не одно «но» и зовут его Ким Сокджин. Высокий, широкоплечий парень с пухлыми губами, красивой улыбкой и чарующим взглядом. Ты бы по уши влюбилась в этого парня, если бы он не подставлял тебя каждый раз. Мешала ты ему чем-то.
— Т/и, подай мне ту чашку, пожалуйста, — тянешься за небольшой ёмкостью, но с грохотом роняешь на пол. В панике садишься на корточки, засучивая рукава, и быстро собираешь осколки.
— Я всё оплачу! Прости, — извиняешься, но юноша приподнимает твоё личико за подбородок, обращая внимание на себя.
— Что с твоими руками? Кто тебя так? — Сейчас в его глазах нет того желания выпихнуть тебя с твоей единственной работы, есть только его чувства к тебе и душераздирающая боль за то, что кто-то обидел его малышку.
— Никто. Ты опять расскажешь директору, что я накосячила? — недовольно фыркает, слыша такое мнение о себе.
— Не расскажу. Я никогда не рассказывал, дурная. Я только говорил так, хотел привлечь внимание, — опускает голову, собирая осколки. Глупо будет отрицать, что бабочки в твоём животе сейчас бушуют, активно машут крылышками, летая из стороны в сторону.
— Зачем?
— Нравишься ты мне, дура, — улыбается, приближаясь к твоему лицу. Нежно поглаживает по щеке и сминает твои пухлые губы в первом трепетном поцелуе. Мечты сбываются?

Юнги:
Ты ненавидела этот дом и этих людей. Если раньше ты могла простить мать за пощёчину, а отца за то, что он в очередной раз лишает тебя денег и, соответственно, возможности купить себе обед в школе, теперь это переходило все границы. Родители, казалось, ненавидели тебя за каждую мельчайшую провинность: написала тест не на лучшую оценку — получила и по рукам, и по спине ремнем; потеряла телефон, но потом нашла его — лишилась денег на обеды на неделю; испачкала юбку, потому что тебя снова толкнул в лужу Юнги — пришлось ходить в школу в спортивном костюме почти неделю, потому что мать отказалась покупать новую форму, а для очистки старой настояла исключительно на химчистке. Тебе приходилось постоянно носить кофты с длинными рукавами и плотные колготки, чтобы скрыть синяки на руках и ногах, из-за чего Шуга постоянно высмеивал тебя. Но один раз все пошло не по привычному плану.
— Опять одета как пугало, — усмехнулся Мин, когда ты прошла мимо, поправляя спортивные штаны. После вчерашнего падения болело бедро, но еще сильнее болели руки после ударов родителей, так что ты решила просто игнорировать парня, чтобы не нарваться на еще большие неприятности.
— Постой-ка, — ты услышала эти слова и сразу же свернула за первый угол, лишь бы Юнги не успел тебя нагнать. Однако, парень оказался достаточно быстрым, чтобы уже спустя минуту прижать тебя к стене, хватая за запястья и поднимая твои руки вверх. Было слишком больно, и ты всхлипнула, пугая молодого человека, который раньше твоих слез не видел.
— Что такое? — он нахмурился и перевел взгляд на твои руки. Минуту помедлил, а потом опустил их, закатывая рукава форменной рубашки и рассматривая созвездия из синяков. — Т/и, кто это сделал с тобой?
— Какая разница? — ты снова всхлипнула и поняла, что еще мгновение — и ты точно зарыдаешь во всю силу. — Родители.
Юнги тихо выругался, а потом неожиданно прижал тебя к себе, и теперь ты перестала сдерживать слезы, обмякая в руках молодого человека. Шуга же крепко обнимал тебя и думал, что не позволит больше никому обидеть.

Филиал МАОУ «Новоатьяловская СОШ» «Бердюгинская средняя общеобразовательная школа»

 Филиал МАОУ «Новоатьяловская СОШ» «Бердюгинская средняя общеобразовательная школа»

 

 Уважаемые посетители нашего сайта! Данный сайт прекратил свою работу. Посетить новый сайт вы можете поройдя по следующим ссылкам:

http://novoatyalovo.yalobr.ru/?cat=50  — Детский сад «Колокольчик»

http://novoatyalovo.yalobr.ru/?cat=49 — Бердюгинская СОШ

Добро пожаловать на сайт школы села Бердюгино Ялуторовского района Тюменской области!

Официальный сайт школы — источник достоверной и актуальной информации, обеспечивающий открытость, доступность и прозрачность системы образования в каждом учебном заведении, в том числе и в нашей школе.

Надеемся, что вы сможете найти на страницах сайта максимум полезной для себя информации, узнать как можно больше о школе и стать нашими постоянными и заинтересованными читателями и собеседниками.

Дата открытия школы — 25 сентября 1976 г

 

ИНФОРМАЦИОННАЯ СПРАВКА О ФИЛИАЛЕ МАОУ «Новоатьяловская СОШ»

«Бердюгинская средняя общеобразовательная школа»

Юридический адрес 627041 Тюменская область, Ялуторовский район, с. Бердюгино, улица Набережная, д.3
Фактический адрес 627041 Тюменская область, Ялуторовский район, с. Бердюгино, улица Набережная, д.3
Учредитель Муниципальное образование «Ялуторовский район». Функции и полномочия учредителя от имени Ялуторовского района осуществляет Администрация Ялуторовского района
Уполномоченный орган Муниципальное казенное учреждение Ялуторовского района «Отдел образования»
Адрес уполномоченного органа 627010 Тюменская область, г. Ялуторовск, ул. Тюменская, д.23
Режим работы школы: Пятидневная рабочая неделя.  Школа работает в одну смену с 8.00 до 20.00, начало занятий – 8 ч. 30 мин, продолжительность уроков – 40 мин.

Директор филиала : Бондаренко Ольга Владимировна, т. /834535/ 44290,   e-mail: [email protected]

Методист:    Усманова Олеся Тимербаевна         т. /34535/ 44190, e-mail: [email protected]

Педагог-организатор: Бай Наталья Александровна т. /34535/ 44-190, e-mail: [email protected]

Социальный педагог: Бабушкина Татьяна Николаевна, т. /34535/ 44190, e-mail: [email protected]

Библиотекарь: Бабушкина Татьяна Николаевна, т. /34535/ 44190, e-mail:[email protected]

Язык обучения: РУССКИЙ

Контактный телефон/факс: 8(34535) 44190; / 8(34535) 44290

Адрес электронной почты:  [email protected]

Официальный сайт:         http://berdugino.depon72.ru

Сайт Новостного образовательного реестра субъектов РФ: http://www.kremlinrus.ru/

C 2002 года к школе присоединен  Бердюгинский детский сад «Колокольчик» путем реорганизации его в структурное подразделение детский сад «Колокольчик».

В настоящее время детский сад «Колокольчик» является филиалом МАОУ «Новоатьяловская СОШ».

Адрес места нахождения: 627041, Тюменская область, Ялуторовский район, с. Бердюгино, ул. Механизаторов, 10

Контактный телефон: 8(34535) 44-108, электронный адрес:  [email protected] 

Старший воспитатель: Кормина Алевтина Валерьевна

 

 

           КОНКУРС  «КЛАССНЫЙ САМЫЙ КЛАССНЫЙ — 2017 »                                                      

                                          стартует с 01.04.2017 г

Дата размещения: 15.01.2020

родители тебя били в детстве? | Лос-Анджелес

Когда мне было 3,5 года, я занимался балетом, гимнастикой и чечеткой. После балетного сольного концерта, когда я сильно заболел (я был очень болезненным ребенком, родители всегда водили меня к врачу), мой папа очень разозлился на то, что я всегда так сильно болел, и хлестал себя ремнем. Потом мама натерла его китайской мазью.

После этого меня ни разу не ударили, потому что, предположительно, я был образцовым ребенком, а в более позднем возрасте, когда я был немного недобросовестным подростком, я был слишком упрям ​​и упрям, чтобы позволить кому-либо ударить меня.Однажды бабушка подняла ко мне руку, когда я разговаривал по телефону в 5-м классе, я схватил ее за запястье и дал понять, кто сильнее. Сразу хочу сказать, у моей бабушки проблемы. Она совершала действительно жестокие поступки и была психически неуравновешенной. Теперь ей намного лучше, когда у нее действительно есть друзья. Раньше она думала, что нельзя доверять никому, кроме семьи, что было глупо, потому что она даже не разговаривала с половиной своих братьев и сестер / членов семьи, кроме нас.

В любом случае, да, моих родителей было немного, и я был по большей части хорошим ребенком, хорошие оценки, одаренная программа, вовлеченность, yaddy yah… Но мой отец бил моего брата в начальной школе за очень плохие оценки. Но я думаю, что мой отец очень смягчился. Он не бил моего брата много лет … Несколько лет назад я рассказал ему о своей подруге, которую отец ударил по лицу, и мой отец говорил, что родители не должны этого делать. Я не напомнил ему о том, что он делал, хотя -__- ;;

Но я не возмущаюсь. Наверное, потому, что верю в дисциплину. Я бы, наверное, дал своим будущим детям пощечину или задницу, если бы они были непослушными.Но только в возрасте 3-5 лет или любого другого «подходящего» возраста. В противном случае, я думаю, если родители по-прежнему бьют своих детей, когда они становятся старше, это только разжигает ненависть и страх. Хотя я основываю это на людях, которых я знаю, которые были «дисциплинированы», вероятно, названные «жестоким обращением» со стороны родителей.

Какова роль свидетеля, который становится свидетелем того, как родители бьют своих детей? | автор: Райан Фан

Ничего не делать, вероятно, неправильное решение

Из timkraaijvanger на Pixabay

Пару дней назад я ехал домой, припарковался через улицу, где мне пришлось пройти через парк по дороге в мою квартиру.В то время я разговаривал по телефону со своей девушкой, когда увидел пару взрослых и около 10 детей на вечеринке по случаю дня рождения на открытом воздухе — типичная сцена для меня.

Однако чем ближе я подошел, тем громче голоса. Мать кричала на сына, и крик быстро превратился в проклятие. Я слышал крик «бля» не менее пяти раз за десять секунд, и по телефону моя девушка спросила меня: «Райан, что происходит?» Я повесил трубку и сказал, что перезвоню ей.Затем мать начала бить сына и шлепать его, продолжая кричать с ненормативной лексикой: «Что с тобой?» В то время я просто хотел вернуться домой. У меня были дела, и я старался не смотреть в глаза ситуации.

Но я был всего в 10 футах от матери и группы детей, когда мать вышибла дерьмо из ребенка. Это было действительно трудно не заметить — и не только я был поблизости, но и двое других взрослых и около девяти детей.

Никто не вмешался. Никто ничего не сделал. Я хочу сказать, что хотел вмешаться, но серьезно просто не хотел вмешиваться. Я рассказал своей девушке о ситуации и о том, что она меня беспокоит, и она поддержала то же чувство, чтобы не выносить суждения.

Мне вспомнился инцидент в школе в прошлом году. Девочку отстранили, а потом ее мама физически подошла к школе и выбила из нее дерьмо на глазах у всех ее сверстников. Я не видел этого, но слышал об этом, и мои ученики плакали из-за этого весь класс, когда их друга доставили в больницу.

Это заставило меня задуматься — какова роль стороннего наблюдателя, наблюдающего, как родители бьют своих детей?

Я не дурак. Мне хорошо известно, что у многих родителей есть старые методы избиения своих детей. В прошлом году одной из моих учениц пришлось умолять меня перестать звонить ее матери по поводу поведенческих проблем в классе, потому что ее мать била ее каждый раз, когда она слышала, что она сделала что-то не так. Это поставило меня в очень противоречивую с моральной точки зрения ситуацию, когда я был обязан сообщить об этом по закону, но я не совсем уверен, что произошло потом.

В детстве меня редко били. Мои родители ударили меня, может быть, два или три раза, насколько я помню, и все они были вопиющими случаями плохого поведения с моей стороны. Мой старший брат пострадал гораздо больше от того, что я слышал, но мои родители смягчили свою тактику дисциплины, когда я родился их младшим сыном.

Я помню, как однажды, когда мне было 11 лет, я пошел в дом моего американца польского происхождения и сказал ему, что собираюсь сделать ему подарок на день рождения.Ему было 15, а мне 11. Как только мы перестали разговаривать и он закрыл дверь, я собирался уходить, а потом услышал, как он кричал «мама!» на польском, пока его мать кричала на него и выбивала из него дерьмо. Я пошел домой, чувствуя себя ужасно, и его младший брат, с которым я был ближе, сказал мне, что это, по сути, моя вина, что его мама избивала его — она ​​думала, что он просил младшего ребенка (меня) для подарков.

Наблюдая, как мать ругает и шлепает своего ребенка, я не знаю, каким было бы правильное решение.Прежде чем вы это скажете, о вызове полиции не могло быть и речи. Это даже не приходило мне в голову. Я живу в Балтиморе, городе, где проживает большинство чернокожих. Все присутствующие были черными. Для меня не могло быть и речи о том, чтобы вызвать полицию к чернокожей матери, у которой был очень плохой день и которая нарушила мои моральные сомнения в отношении того, как быть родителями, по очень очевидным причинам.

Но мой внутренний ответ по умолчанию «не вмешивайся и ничего не говори» тоже не годится. Это означает, что я был в значительной степени замешан в жестоком обращении с детьми.

Я не дурак. Я знаю, что люди шлепают своих детей. У меня были друзья, которые открыто признавались, что шлепают своих детей, и я не родитель, поэтому я никогда не считал своим правом посягать на чужие дела. Исследовательский центр Pew Research Center обнаружил, что каждый шестой родитель старше 18 лет хотя бы раз шлепал своих детей.

Меня раздражало, как публично мать била и проклинала своего сына. Нет, вероятно, не лучше, что большую часть времени это происходит за закрытыми дверями, но, как сказал Крист Ньюлин, исполнительный директор Национального центра защиты детей,

«Если кто-то оскорбляет ребенка в общественных местах, только представьте себе что происходит за закрытыми дверями.

Дэн Даффи, президент и главный исполнительный директор организации Prevent Child Abuse America, твердо уверен, что «если вы что-то видите, скажите что-нибудь». Многие эксперты и защитники жестокого обращения с детьми говорят, что лучше вмешаться, чем позволить ситуации ухудшиться. Ньюлин выступает за то, чтобы позвонить в правоохранительные органы, как обычно, если бы вы увидели пожар или автомобильную аварию. Другой эксперт, доктор Джеффри Гадере, клинический психолог и профессор поведенческих наук в Колледже остеопатической медицины Туро, советует позвонить, если ребенку грозит неминуемая опасность.

«Вы можете чувствовать себя виноватым из-за того, что можете доставить этому родителю неприятности, или что вы можете сделать ошибку и неверно истолковать ситуацию… Однако подумайте о том, как бездействие может привести к травме, опасности или смерти ребенка. А теперь подумай об этой вине, — сказал Гардере.

Однако все эти действия игнорируют то, что иногда системы, которые должны защищать людей, особенно детей, могут в конечном итоге нанести им вред. Вы должны жить под скалой, чтобы не знать, что недоверие общества к правоохранительным органам находится на рекордно высоком уровне, особенно в городе с большинством чернокожих.Доктор Лолита М. МакДэвид, медицинский директор отдела защиты прав детей в Rainbow Babies and Children’s Hospital, сказала, что это баланс:

«Вы действительно должны признать право родителей наказывать своего ребенка в определенных пределах». Однако в ситуации, когда ребенок «действительно ранен или подвергается нападению, вам все же нужно вмешаться и что-то с этим сделать».

Кристофер Меле в New York Times сообщает о действиях женщины по имени Эрика Берч, которая была в магазине Walmart в Кливленде, штат Техас, где они видели, как мужчина привязал волосы дочери к тележке для покупок.Берч и ее муж поговорили с мужчиной, чтобы заставить его остановиться, а затем вмешались и позвонили в службу 911. Затем полиция разобралась с ситуацией. По словам мужа Берча:

«Вот что не так с Америкой сегодня … Все слишком напуганы, чтобы больше вмешиваться».

Как учитель, я уполномоченный репортер. Я помню, что мне приходилось сообщать своему социальному работнику о различных инцидентах, в том числе о том, что студент открыто говорил о самоубийстве. Студентка очень расстроилась из-за того, что я рассказала кому-то и «солгала» ей, сказав, что все это шутка, но это была моя работа.Но когда я был свидетелем того, как родители били своих детей, я был обычным человеком и сторонним наблюдателем. Если мы считаем, что лучше вмешаться, есть два правила, которые Меле дает для вмешательства:

Профессор Фолушо Отуйелу, доцент кафедры клинической социальной работы из Нью-Йорка, сказал, что он не должен быть злым, суровым или конфронтационным. Она предлагает проявить тепло и дружелюбие и даже спросить родителей, не нужна ли ему помощь. Несмотря на теплый тон, твердо говорите родителям, что ребенок может сильно пострадать и его поведение необходимо прекратить.

Дарлин Симмонс, преподаватель общественного здравоохранения в Центре психического здоровья округа Сент-Пол Рэмси, говорит, что свидетелю нужно лично собраться, прежде чем говорить, и воздержаться от осуждения родителей:

«На самом деле все начинается с того, что никто не является родителем. хочет, чтобы нам сказали, что мы делаем что-то не так или мы плохие родители ».

По сути, все эксперты призывают нас проявлять сострадание и заботу даже в сложной ситуации, используя такие фразы, как «вам нужна помощь?» или «эй, ты в порядке?»

Честно говоря, все эти шаги кажутся хорошими в теории, но в следующий раз, когда я увижу, как родитель избивает своего ребенка, я не знаю, вмешаюсь ли я и вмешаюсь в ситуацию.Я просто не знаю. Каждая ситуация диктует свои потребности, и я оглянулся через две минуты, чтобы проверить, собралось ли собрание — все вместе шли по кварталу, и, к счастью, избиения прекратились.

Я нахожусь в огромной серой зоне морали. Я всегда уважал независимость образа жизни других людей, а когда я стал старше, я стал уважать стиль воспитания детей, потому что это не мой ребенок. Я категорически против того, чтобы указывать другим взрослым, что мне делать, и гордился этим.Когда я проходил мимо ситуации, избегая зрительного контакта, я помню, как подумал: «У меня достаточно собственных проблем».

Я не знаю, что делать, если в следующий раз я стану свидетелем того, как родитель публично ударит ребенка, но, вероятно, можно с уверенностью сказать, что ничего не делать — это, вероятно, неправильное решение.

После школы, чтобы помочь детям и родителям справиться с домашним стрессом.

Создайте организованное пространство, свободное от отвлекающих факторов.

Ключевое значение имеет среда, способствующая продуктивности вашего ребенка.Дениз Л. Мерчант, бывший директор по специальному образованию и основатель Seeds of Advocacy, консультационной фирмы в области образования, предлагает родителям обеспечить «тихое, свободное от отвлекающих факторов пространство».

«Убедитесь, что для ребенка есть подходящая посуда: линейки, бумага, ластики, карандаши и любые другие инструменты, которые могут потребоваться», — говорит Мерчант, добавляя, что родителям также следует учитывать освещение, температуру и шум.

Будь то стол в офисе или в гостиной, применяются одни и те же принципы: «Убедитесь, что поверхности чистые и есть место для ноутбука, ноутбука или всего, что необходимо для выполнения работы», — говорит Рэйчел. Розенталь, владелец профессиональной организационной фирмы «Рэйчел и компания».«Если работа выполняется на кухонном столе, создайте систему, которую можно легко транспортировать, когда нужно подавать ужин».

Возьмите пять для осознанности

Прежде чем приступить к домашнему заданию, Сьюзан Крукс, учитель английского языка в седьмом классе Академии коммуникаций Южной Каролины, рекомендует выделить несколько минут, чтобы расслабиться и сосредоточиться.

«Что, если бы родители начали домашнее задание с пятиминутной практики внимательности?» она спрашивает. «Даже три минуты, чтобы успокоить ум и сделать вдох и выдох, могут действительно помочь задать тон, чтобы начать.

Составьте расписание домашних заданий на бумаге

«Я говорю родителям сначала сесть со своим ребенком и составить на бумаге расписание домашних заданий или повестку дня», — говорит Дженнифер Хови, владелица Учебного центра Хантингтона в Восточном Бойсе, штат Айдахо. . «Планирование всех заданий и проектов помогает студентам наглядно увидеть, что нужно сделать, и, естественно, снимет беспокойство. Задания, которые должны быть выполнены в ближайшее время, имеют более высокий приоритет, чем проекты, которые должны быть выполнены в будущем. Выполнение этих высокоприоритетных заданий придаст импульс и уверенность в том, что вы сможете выполнить задания, которые должны быть выполнены позже.”

Ключевым моментом является размещение этого расписания на бумажном ежедневнике, а не на цифровом устройстве.

«Планировщики из бумаги имеют решающее значение, — говорит Лейганн Шойерманн, специалист по чтению и обучению из Техаса. «Мы знаем, что физически записывая задания и цели, мы все с большей вероятностью будем их отслеживать».

Собирайте маленькие кусочки вместе, чтобы складывать в более крупные проекты

«Проекты с более длительными сроками выполнения и большим количеством компонентов, например, книжный проект для младших школьников или научные эксперименты или исследовательские работы, когда ваш ребенок становится старше, иногда могут быть ошеломляющими», говорит Эмили Левитт, вице-президент по образованию в Sylvan Learning.«Разбейте проекты на более мелкие части, показывая вашему ребенку преимущества разделения обязанностей на несколько дней или недель. Проекты станут более управляемыми, а также, вероятно, приведут к более высоким оценкам — так как у вас будет больше времени для анализа работы и внесения важных корректировок ».

Что им в первую очередь решать: самую легкую или самую сложную задачу? Это зависит от

Как взрослые, мы можем обнаружить, что решение в первую очередь самых ужасных задач может помочь нам справиться со всеми задачами из нашего списка и повысить нашу продуктивность, и этот же подход может работать и с детьми.

«Помните, что у нас ограниченный ресурс времени, внимания и энергии. Человеческая природа откладывает задачи, которые мы не хотим выполнять, и, организовывая порядок домашних заданий, ученики часто откладывают выполнение задачи, которая им меньше всего нравится, но с точки зрения производительности, выполнение этой задачи в первую очередь экономит и управляет энергией лучше всего, — говорит Кетч . «У ученика будет больше шансов получить достаточно энергии, чтобы справиться с предметом, который ему дается легче, тогда как если он откладывает более сложные для себя предметы (естественная реакция в состоянии стресса), у них будет меньше энергии, чтобы справиться с самым сложным. предметы, и это увеличивает стресс.

Но Левитт на самом деле рекомендует обратное.

«Поощряйте своего ребенка начинать с задания, которое кажется простым», — говорит Левитт. «Чувство выполненного долга и уверенности, возникающее в результате избавления от чего-то одного, помогает домашнему заданию оставаться позитивным. Тогда будет легче перейти к более сложной работе ».

Это действительно зависит от вашего ребенка и его предпочтений, поэтому лучше всего попробовать оба способа и посмотреть, какой из них работает лучше.

Дайте вашему ребенку пищу для мозга

«Закажите полезную закуску перед домашним заданием или учебой», — говорит Аманда Рейнек, MSW, менеджер по клиническому использованию в Embrace Families.«Сосредоточьтесь на таких полезных для мозга продуктах, как смузи, хумус и овощи, орехи и цельнозерновые продукты».

Новый сорт, новые вызовы? Обсуди это и задай эти 7 вопросов.

Это начало нового учебного года, поэтому сейчас идеальное время, чтобы «сесть с ребенком, чтобы сформулировать ожидания и подготовить [их] к тому, что грядет», — говорит Левитт.

Вы также можете задать своему маленькому ребенку ряд вопросов, когда он впервые садится за домашнее задание.

Доктор Гвендолин Басс, директор программ обучения учителей в отделе профессионального и последипломного образования Mount Holyoke College, рекомендует задать следующий вопрос:

  1. Прежде чем мы даже приступим к домашнему заданию, скажите мне: чем я могу вам помочь?
  2. Скажите, что вы делали сегодня в школе с этим контентом / заданием / книгой?
  3. Нравится ли вам этот метод решения проблем / книга / проект? Если нет, то чем вы занимаетесь в школе, что вам нравится?
  4. Это выглядит иначе, чем то, что вы принесли домой вчера.Иногда, когда кто-то дает мне что-то новое, я боюсь, что не смогу это сделать. Вы это чувствуете?
  5. Как вы думаете, что учитель хочет, чтобы вы выполнили это задание? Как вы можете работать со своим учителем, чтобы убедиться, что вы понимаете домашнее задание?
  6. Просто сделайте как можно больше, а затем давайте составим список вопросов, которые у вас есть по этому заданию, и вы сможете передать их своему учителю завтра. Какие у вас вопросы?
  7. Что мы можем сделать вместе, когда вы сделаете домашнее задание?

Делайте перерывы каждые 20–50 минут

«Исследования неизменно показывают, что изучение 20–50-минутных сегментов более полезно, чем более длинные сегменты», — говорит Кетч.«Прервите ненадолго что-нибудь, что вряд ли отвлечет вас и создаст препятствие. Например, погуляйте с собакой, а не зайдите в Snapchat ».

Запишите предметы / задачи, с которыми столкнулся ваш ребенок, и сообщите учителю.

«Запишите типы домашних заданий, которые действительно поставили вашего ребенка в тупик», — говорит Мерчант. «Поделитесь этой информацией с учителем вашего ребенка. Могут быть различия в обучении, которые требуют дальнейшего обсуждения, чтобы получить лучшую индивидуальную поддержку.”

Если у вашего ребенка есть IEP (индивидуальный план обучения) или план проживания 504, Merchant рекомендует убедиться, что учитель вашего ребенка применил его надлежащим образом. «Если так, возможно, его необходимо обновить на основе более свежих наблюдений, которыми вы поделитесь с учителями», — говорит Мерчант.

Направляйте их к решениям, но не решайте проблемы за них

«Как родитель естественно хотеть помочь своему ученику, когда вы замечаете, что он испытывает трудности, — говорит д-р Кэт Коэн, основатель IvyWise.«Вместо того, чтобы брать на себя ответственность, как можно раньше поощряйте самостоятельные рабочие привычки. Если ваш ребенок приходит к вам с вопросом о своем домашнем задании, помогите ему найти возможные решения вместо того, чтобы просто кормить его, а затем ответьте. Это может быть так же просто, как поработать с ними, чтобы найти в учебнике или раздаточном материале информацию, которая отвечает на их вопрос, или пошагово проработать сложное уравнение. Обязательно установите четкие границы домашних заданий: задания принадлежат вашему ученику, а не вам, и он должен взять его на себя как можно раньше.

Левитт отмечает, что «Одна из самых важных вещей, которые родители могут сделать для своего ребенка, — это дать им пространство, необходимое для роста, и дать им перерыв, когда они в этом нуждаются, чтобы их умы были открыты для обучения».

Чтобы обеспечить ребенку достаточно места, постарайтесь постоянно проверять, выполнили ли он домашнее задание по мере взросления.

«Постепенно снимите тренировочные колеса и дайте своему ребенку больше независимости», — говорит Левитт. «Прекратите проверять выполнение домашних заданий, особенно по мере приближения к концу средней школы.

Будьте самым решительным защитником своего ребенка и соберите ресурсы, которые могут помочь.

Хотя эта история адресована родителям, которые обычно помогают своим детям с домашним заданием, пожалуйста, знайте, что если вы родитель, который недоступен во время домашнего задания время, в этом нет ничего постыдного. Самая важная вещь — и это касается родителей, которые тоже могут быть рядом каждый вечер, — это, как говорит Райнек, «быть самым решительным защитником своего ребенка».

Это означает сбор ресурсов, которыми вы можете воспользоваться, если ваш ребенок проявит признаки неуспеваемости.

«Кто еще из членов семьи мог бы быть полезен по определенным вопросам?» — говорит Райнек. Создайте такую ​​систему поддержки и при необходимости обратитесь к учителю вашего ребенка и / или школьному консультанту.

Кроме того, если вы испытываете трудности с домашним заданием ребенка, дайте себе немного расслабиться. Это сложно!

«Прошло много времени с тех пор, как большинство из нас пересмотрели алгебру, геометрию или падение Древнего Рима, и даже если это было не так давно, кто сказал, что мы поняли это в первый раз?» Моррисон рассуждает.«Когда детям нужно больше, чем родительская мотивация, чтобы выполнить домашнее задание, родители могут чувствовать, что их ответственность — заново научить себя темам, с которыми их ребенок борется, [но] это нереально. Как мы можем научить их тому, чего мы не понимаем? Мы не можем. Но мы можем связаться с их учителями, сообщить им, что наш ребенок переживает тяжелые времена, и спросить, кто может помочь ».

ЕЩЕ ЛУЧШЕ

Хотите еще таких советов? NBC News BETTER одержимы поиском более простых, здоровых и разумных способов жизни.Подпишитесь на нашу рассылку и следите за нами в Facebook, Twitter и Instagram.

Родители забили ребенка до смерти в «Христианской дисциплине».

Ларри и Кэрри Уильямс приговорили к максимальному сроку тюремного заключения после того, как они были признаны виновными в голодании и избиении Ханы, их приемной дочери, до смерти. Ларри Уильямс получил 28 лет, а его жена Кэрри — 37 лет.

Схема и тактика, которые они использовали для «воспитания» своей дочери, были продвинуты в сомнительной «христианской» книге «, чтобы обучить ребенка, », написанной Ричардом Перлом и его женой.

В мае 2013 года Хана была найдена обнаженной, лежащей лицом вниз и истощенной на заднем дворе. По словам правоохранительных органов, ее смерть была вызвана переохлаждением и недоеданием.

В отчете шерифа говорится, что родители отказали Хане в еде и приказали ей спать в холодной хозяйственной постройке и принимать душ на открытом воздухе из шланга. Они часто били ее и оставляли следы на ногах ребенка. Мать похвалила книгу Жемчуга и подарила копии друзьям. В день смерти Хана была избита 15-дюймовой пластиковой трубкой, рекомендованной г-ном.Жемчуг.

Дисциплинарные техники, преподаваемые Жемчугом, включают:

  • Бей детей пластиковой сантехникой
  • Заставьте ребенка носить пластиковую трубку на шее в качестве напоминания о повиновении
  • Дети «Сват» в возрасте шести месяцев с деревянной ложкой
  • «Тренируют одеяло» детей, ударив их, если они попытаются сползти с лежащего на полу одеяла
  • Бей детей старшего возраста линейками, веслами и ремнями
  • Спустить из шланга дети, получившие травмы при приучении к туалету

Уильямс — третья группа родителей, признанных виновными в убийстве своих детей как последователей Жемчуга.Книги, которые бесплатно выдаются семьям военнослужащих, также регулярно раздают в некоторых церквях.

Майкл Перл, родившийся в 1945 году, окончил Библейский колледж Среднего Юга и проработал в Union Mission в Мемфисе почти 30 лет.

Некоммерческая организация The Pearls «No Greater Joy» приносит 1,6 миллиона долларов ежегодно за счет продажи продуктов и пожертвований, по словам Эрика Экхольма, автора книги «Проповедь добродетели порки», опубликованной в New York Times. The Pearls заявляют, что не получают гонорары, а прибыль используется для министерства.The Pearls утверждают, что их книга разошлась тиражом более 675 000 экземпляров. Nielsen BookScan показывает только 9 500 продаж с 2001 года.

Пол Мазерс, друг семьи другого сторонника Жемчужины, сказал Салону: «Я хочу, чтобы люди встали и сказали Грушам:« Больше ничего. Этого не будет «.

The Pearls сообщили газете Toronto Sun в октябре 2011 года: «Книга предостерегает родителей от жестокого обращения и подчеркивает их ответственность за надлежащий уход за своими детьми, включая их обучение».

Родители Миссури Мэри и Джеймс Маст не могут пойти на похороны своего «демона» 4-летнего ребенка, говорит судья

Предупреждение: в этом отчете есть графические описания насилия

Родители, которые якобы смотрели как их 4-летнюю дочь смертельно избили и окунули в ледяную воду соседи, стремящиеся избавиться от предполагаемого «демона», которым было отказано в разрешении присутствовать на похоронах ребенка.

Мэри Маст, 29 лет, и Джеймс Маст, 28 лет, из Линкольна, штат Миссури, в понедельник не признали себя виновными по обвинению в создании угрозы для детей, связанных с утверждениями о том, что они позволили своим соседям провести «мероприятие религиозного характера», в результате которого девочка смерть, по сообщениям местных СМИ. Новорожденный и двухлетний сын пары были помещены во временную приемную семью после того, как Мачты были взяты под стражу, согласно пресс-релизу шерифа округа Бентон Эрика Нокса.

Соседи Итан Маст, 35 лет (не родственник родителям), и Кортни Аумен, 21 год, были обвинены в убийстве второй степени, трех пунктах обвинения в нападении первой степени и сексуальном насилии в связи со смертью ребенка на прошлой неделе.Обе семьи являются членами одной церкви, личность которой не установлена. По сообщениям СМИ, ни у кого из обвиняемых нет адвокатов.

Должностные лица заявили, что Итан Маст и Аумэн рассказали следователям, что они использовали кожаный пояс и деревянную ложку, чтобы избить ребенка и ее маленького брата, чтобы избавиться от «демона», прежде чем отвезти ее к ближайшему пруду в день, когда температура была едва ниже. выше точки замерзания.

Власти утверждают, что Джеймс Маст сказал следователям, что избиения продолжались около двух недель и что их заставляли совершать «половые акты» с 4-летним ребенком с «посторонним предметом», иначе они будут избиты или « иди к черту.«Они говорят, что Итан Маст и Омен наблюдали за ними по камерам наблюдения внутри дома, но выключили их, когда они подошли, чтобы избить семью, которую они считали« одержимой ». Итан Маст и Омен отрицают обвинения и заявляют, что видеозаписи, на которых пара избивает собственных детей, доказывают их невиновность.

Согласно судебным документам, полученным KRCG, Мэри Маст сказала, что она также окунула свою дочь в ледяной пруд в попытке избавиться от предполагаемых демонов после того, как убедилась, что она тоже была одержима и что ее 4-летний — Старый по сути унаследовал от нее дьявола.Когда ее спросили, почему она позволила этому случиться, Мэри Маст сказала следователям: «Это было великим делом Бога, в котором они нас убедили».

Управление шерифа перечислило обвинения на своей странице в Facebook. «Мэри было предъявлено обвинение в создании угрозы благополучию ребенка первой степени, приведшей к смерти (тяжкое преступление А) и домашнему насилию первой степени (тяжкое преступление А)», — говорится на странице шерифа округа Бентон в Facebook. «Джеймсу предъявлено обвинение в создании угрозы благополучию ребенка первой степени, приведшей к смерти (тяжкое преступление A), и в создании угрозы благополучию ребенка первой степени, приведшей к серьезным физическим травмам (уголовное преступление B).

Оба человека содержатся без залога до слушания по делу о залоге 5 января, сообщает шериф.

Сержант округа Бентон Крис Уилсон исследовал место происшествия и написал в заявлении о вероятной причине, что он спросил отца девушки, «как он мог позволить людям делать это со своей семьей, и он заявил, что им сказали, что в его жене есть« демон »внутри нее. и ее дети закончили бы так же, как она, если бы об этом не позаботились «.

Шериф предупредил, что церковь не мирится с событиями, приведшими к смерти ребенка.«Я получил много писем, звонков и электронных писем с обеспокоенностью по поводу смерти этого ребенка и окружающих обстоятельств действий культа», — написал шериф в пресс-релизе. «Во время интервью со следователями и в средствах массовой информации были некоторые ссылки на Бога и демонов … Проведенное до сих пор расследование показывает, что это единичный инцидент, а НЕ действия культа».

Мертвый ребенок был найден покрытым темно-фиолетовыми синяками и взорванными волдырями в родительском доме 7 декабря.20, хотя неясно, когда умер ребенок. Родители ребенка и ее двухлетний брат и сестра также были избиты соседями и сказали полиции, что им сказали, что их застрелят, если они попытаются вмешаться.

Помогите родителям победить рак!

9 июня 2020 года у нашей матери, Дебры Баркант, диагностировали рак груди 3 стадии. Это нанесло нам огромный эмоциональный урон, поскольку наша мать — основа нашей семьи. Без нее ничего не было бы возможно. После этой ужасной новости у нашего отца, Кейта Барканта, в июле 2020 года была диагностирована неоперабельная злокачественная опухоль головного мозга, даже спустя целый месяц после того, как нашей маме был поставлен диагноз.Эта новость потрясла всех нас. Если вы знаете нашего папу, вы знаете, что он самый щедрый, щедрый человек, который сделает все для любого. Сказать, что последние несколько месяцев были ошеломляющими, было бы преуменьшением.

Мы семья из пяти человек из Тринидада и Тобаго. Мои братья Люк и Зак Барканты и я, Пейдж Баркант, делятся нашей историей от имени наших родителей.

Семейное фото около 2000 года

Мы быстро получили черновик плана лечения для нашей мамы.Это повлечет за собой примерно шесть месяцев химиотерапии (в процессе), за которыми последуют две серьезные операции, лучевая терапия и, возможно, дальнейшая химиотерапия. Наш папа уже начал свое собственное лечение химиотерапией и лучевой терапией, однако будущее его плана лечения на данный момент неясно. Мы рады сказать, что на данный момент мы уже наблюдаем прогресс в лечении обоих родителей, однако мы хотим, чтобы они прошли курс лечения и избавились от рака. Мы не можем представить себе жизнь без одного из наших родителей, тем более без обоих.К сожалению, продолжить лечение без вашей помощи невозможно. Нет слишком маленьких сумм, чтобы их отдать. Мы знаем, что 2020 год для большинства уже был чрезвычайно трудным с экономической точки зрения, поэтому мы просим вас, если вы не можете сделать это пожертвование, поделитесь нашей историей. Мы также хотим поблагодарить каждого из вас, кто так или иначе оказал поддержку. Спасибо вам от всего сердца за звонки, сообщения, молитвы, цветы, еду, все. Мы не можем выразить нашу благодарность за оказанную до сих пор безоговорочную поддержку.-С сердечной благодарностью, Люк, Зак и Пейдж, от имени нашей семьи.

Молодые люди нападают, избивают родителей, которые забирают свою дочь в торговом центре NC

УИНСТОН-СЕЙЛИМ, Северная Каролина (WGHP) — В субботу несовершеннолетние напали на двух жертв в торговом центре Hanes, согласно сообщению для печати Департамента полиции Уинстон-Салема.

В 18:37 полицейские отреагировали на торговый центр 100 Hanes Mall, чтобы помочь не дежурным офицерам в ходе драки с участием группы несовершеннолетних на стоянке перед TGIF.

Предварительное расследование показало, что 34-летняя женщина из Гринсборо и 41-летний мужчина из Гринсборо были в торговом центре и забирали свою дочь, когда между ними и несколькими несовершеннолетними на парковке возле ресторана TGI Fridays вспыхнула драка.

По данным полиции, несовершеннолетние подозреваемые напали на двух жертв и забрали сумочку матери во время нападения.

Никто серьезно не пострадал.

Шериф Бобби Кимбро опубликовал следующее заявление об инциденте:

«За последние несколько недель в торговом центре Hanes и вокруг него произошло несколько инцидентов с применением насилия.

Вчера были избиты мужчина и женщина. Это был отвратительный, достойный сожаления акт насилия. Это было бессмысленно. Это было неуместно, и мне было грустно не только услышать об этом, но и увидеть, как это снято на видео.

Такие действия недопустимы, потому что мы лучше этого и заслуживаем лучшего. Покупатели, которые идут в торговый центр Hanes Mall, чтобы отметить сезон любви и радости, заслуживают большего. Горожане и жители округа Форсайт, которые называют это место своим домом, заслуживают лучшего.

Офис шерифа округа Форсайт вместе с полицейским управлением Уинстон-Салема будет осуществлять патрулирование в районе торгового центра Hanes Mall и вокруг него.

Leave a Reply

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *