Мальчик отлизал девочке в 13 лет: Вожатый в детском лагере

Содержание

Вожатый в детском лагере

Походные лагеря 

Однажды я была в одном из карельских походных лагерей, но не в том, который прогремел на всю страну из-за резонансной трагедии. Там всё устроено так: есть инструктор, который должен обладать всеми туристскими навыками, и есть вожатый, который существует там на птичьих правах, не несёт практически никакой ответственности и является помощником (а бывает, что и помехой) инструктора. Вожатый, кстати, не получает зарплату, это волонтёрская работа. 

Я пошла туда, потому что жаждала испытаний и хотела проверить себя. До этого я была только в походах выходного дня, которые и походами назвать сложно. Поэтому мне было довольно тяжело физически, я оказалась полностью неподготовленным человеком и допускаю, что в каких-то моментах вела себя неправильно. Детям тоже не всегда приходилось легко. Но если ребёнок может показать, что ему плохо, то ты нет.

Считаю, что инструкторы там проходят недостаточную подготовку. Например, в параллельной группе инструктора сняли на третий день, потому что он не справлялся. Одно дело, когда человек сходил в пару походов, прошёл курсы и приехал работать, и совсем другое дело, когда инструктор всю жизнь ходит в походы, работает лесничим и буквально живёт в лесу. Даже такой опытный человек скажет, что лес — это опасно. Вот ты идёшь по тропинке, а рядом может лежать медведь. Ты его даже не заметишь, и он нападёт на тебя со спины. 

Любой поход — это стрессовая ситуация. В лесу в детях вскрывается то, что может и не проявиться в обычном лагере. Становится понятно, кто есть кто. Естественно, это влечёт за собой большое количество конфликтов. Бывают ситуации, когда одними разговорами проблему не решишь. В последней моей смене у нас в отряде было восемь человек, и все мальчики. Пацанам по 13–14 лет, гормоны бушуют, эмоции кипят. На одной из свечек ребята повздорили: этот вскочил, тот вскочил, инструктор между ними. Вот в таких ситуациях инструктор должен разбираться как мужик: обоих за шкирку — и в лес разговаривать.

Это ведь не шутки — мы в лесу одни, а они могут покалечить друг друга. Воспитательные методы наше всё, но иногда ничто не может заменить мужскую силу. 

Я отработала три походные смены и могу сказать, что у нас в лагере техника безопасности всегда находилась на первом месте. Конечно, периодически она нарушается, но лишь по мелочи. На воду мы всегда выходили только в жилетах и касках. О сплавах в тёмное время суток речи даже не шло.

По поводу случившейся этим летом трагедии на Сямозере: я не понимаю, как можно было не зарегистрировать поход. Они ведь были обязаны заранее уведомить специальную службу и МЧС. Как они это провернули с таким большим количеством детей — загадка.

«Когда отец узнал, он пошел с ножом его искать» Спустя многие годы жертвы педофилов рассказывают свои истории: Общество: Россия: Lenta.ru

В июле 2018 года поисковые отряды «Лизы Алерт» нашли в Серпухове и под Белгородом тела двух девочек пяти и девяти лет со следами истязаний. После этого активисты запустили флешмоб #давайнескажеммаме. Сотни россиян признаются, что в детстве стали жертвами сексуального насилия. О том, как это произошло, они пишут в социальных сетях и на страницах «Лизы Алерт». Инициаторы акции уверены: эти признания если и не остановят извращенцев, то уж точно обратят внимание на проблему. И, возможно, заставят людей быть внимательнее как к своим детям, так и к происходящему вокруг.

«Лента.ру» собрала более десятка историй тех, кто в детстве столкнулся с домогательствами. Большая часть рассказов касалась сексуального насилия, в которых фигурировали не только незнакомцы, но и близкие родственники. Некоторые пострадавшие признавались, что благодаря флешмобу впервые смогли высказать пережитое и что их родители до сих пор не знают о случившемся: о том, как родной дядя посадил к себе на колени и запустил руку между ног, как незнакомец поймал на улице и заставлял трогать его, как прохожий показывал свои гениталии…

В прошлом году возросло количество зарегистрированных случаев сексуального насилия над несовершеннолетними. Если в 2016 году было возбуждено 5038 дел, то в 2017-м — уже 7011.

Статистика Следственного комитета

Ольга*, Челябинск

В девять лет я ездила в Анапу в детский санаторий «Маяк». Один из воспитателей (мужчина) рассказывал пошлые анекдоты, приносил порножурналы. Потом подозвал к себе, сказал, что слышал, как в медпункте говорили, что якобы хотят положить меня в изолятор до конца смены, но он может договориться и сам полечит, сделает специальный массаж и даст специальный аппарат. Но это надо держать в тайне. В итоге сделал мне обычный массаж и сказал, что положит на глаза ватные диски со специальным лечебным маслом и даст пососать резиновую трубочку. В общем, понятно, что за трубочка.

Слава богу, я ничего не видела, и до меня дошло, что произошло, спустя несколько лет. Такое предложение он делал еще нескольким девочкам, две из них молчали, как и я. Четвертая была чуть старше — ей хватило ума отказаться от его предложения и пожаловаться.

Самое печальное, что были разборки с воспитателями и директором лагеря.

Нас запугали, что расскажут все родителям, что это позор и нас накажут. Этого для меня было достаточно, чтобы молчать в тряпочку. Хотя сейчас прекрасно понимаю, что это они свои жопы прикрывали.

Елена, Новочеркасск

В моем далеком советском детстве был случай: я сидела на лавочке, подошел незнакомый дядька, жалостливо начал рассказывать, что у него дома больная дочка, ей не с кем играть, а она так скучает, не могла бы я пойти немного ее развлечь. Ну, нас как учили: «Октябрята — добрые ребята». Конечно же, я с готовностью пошла помочь больной девочке.

Дяденька вел меня за руку, оказалось, что он живет совсем близко, в соседнем дворе. Вошли мы в квартиру, и вдруг он как-то насторожился. Оказалось, неспроста: из кухни вышла его жена. Увидев нас, страшно, с истерикой, закричала: «Опять??? Опять???? Гадина, сволочь, тварь!» — и буквально вцепилась ногтями ему в рожу, а мне сказала: «Девочка, иди, пожалуйста, домой». Мужик что-то лепетал, пытался оправдываться, а жена рыдала и орала на него.

Я тогда ничего не поняла и пошла домой.

Дома рассказала маме, она отчего-то жутко испугалась и первый раз в жизни начала меня учить — мол, нельзя никуда ходить с незнакомыми. Мне было уже лет восемь, а мне никогда об этом не говорили, хотя с мамой у нас были очень теплые, близкие отношения.

Сейчас, вспоминая это, я диву даюсь. Вот они, благословенные советские годы! Детей учат помогать слабым, отдавать жизнь за родину, слушаться старших, но совершенно не учат тому, что от старших может исходить угроза!

Жена этого мужика явно знала о его педофильских наклонностях, ибо такие случаи уже бывали. Но ладно жена! Допустим, что она выгораживает своего козла-мужа… Но моя мама! После такого случая, понимая, что в соседнем доме живет опасный извращенец, она пустила все на самотек. Сейчас такое и представить нельзя!

Андрей, Москва

Меня в то время еще не было. Мою старшую сестру увел мужчина, когда ей было четыре года. Бабушка забрала ее из детского сада и оставила на детской площадке на десять минут, чтобы выключить плиту в доме — она готовила ужин. Мужчина подошел к моей сестре и сказал, что надо идти встретить маму с работы, а то у той тяжелые сумки. Сестра легко с ним пошла. Когда бабушка вышла из дома, их во дворе уже не было. Она стала искать сама, потом пришла с работы мама, и только тогда они обратились в милицию (был примерно 1980 год).

Сестру мою нашли уже ночью, к наряду милиции обратился какой-то дедушка, который сказал, что около железнодорожных путей видел мужчину в кровавой рубашке. Сестру нашли, после этого она лежала в больнице несколько месяцев. К ней даже маму не пускали. Мужика того тоже нашли и задержали. Сейчас сестре уже за 40, она почти ничего не помнит из того, что с ней произошло: помнит, как уводил, купил шоколадку и все. Сейчас у нее двое детей и шрамы от ножевых ударов по всему телу ниже пояса.

Родители с этим мужчиной были знакомы, он жил в одном из соседних домов.

Юлия, Московская область

Мне было шесть, когда мои родители развелись. После развода мы уехали, а бабушка осталась одна. Я долгое время не приезжала к ней, но когда мне исполнилось 18, решила навестить. Я рассматривала квартиру, потом пошла к бабушке в комнату (мы раньше спали там), прилегла на кровать, рассматривала обои, потолок.

«Ничего не изменилось с тех пор, как я уехала», — подумала я, и через секунду меня накрыли воспоминания. С ужасом я обратилась к бабушке с вопросами. К сожалению, она все подтвердила.

Мне пять лет, мой папа не верил моей маме и говорил, что она «залетела не от него». Тем утром все было как обычно: каша, игрушки, папа дома. Во время обеденного сна бабушка переодела меня и положила в кровать. На другой кровати лежал папа. Через какое то время бабушка зашла проверить, сплю ли я, и ужаснулась от увиденного. «Я как сейчас помню: ты лежишь без трусиков, а он на тебе голышом. Если бы я тогда зашла попозже, я бы убила его. Он не успел начать, что хотел», — сказала она.

После этих слов мир перевернулся. Я не знала о причине развода. Иногда спрашивала, почему папа не с нами. Мама всегда отвечала, что он нас бросил. Бабушка сказала, что в этот день мама ей не поверила, а меня спрашивать не стала. Через неделю история повторилась, только в этот раз в комнату зашла мама. Я вспомнила, как она кричала, как побежала на кухню и схватила нож, но бабушка ее остановила. Мама вышвырнула отца за порог, и я помню, как она плакала.

В 70 процентах случаев ребенок подвергается сексуальному насилию со стороны родственника или знакомого. При этом подростки становятся жертвами домогательств намного реже, чем маленькие дети, которые зачастую даже не понимают, что происходит, и относятся к этому как к игре.

Мария, Екатеринбург

Меня в детстве пытались поймать не один раз. И в подъезде, и рядом с воинской частью. Один раз даже рядом с дворцом пионеров меня схватил и буквально утащил на стройку, зажав рот, какой-то мужик, как мне тогда казалось (мне было десять лет). Сейчас я понимаю, что это был парень лет 16-18. Что ему было нужно, я так и не узнала. Он попросил деньги, я сказала, что у меня нет.

Тогда он долго смотрел на меня и отпустил, сказав, что если проболтаюсь, он меня убьет.

Дома я никому не рассказала об этом. Не знаю почему. Наверное, не ожидала получить сочувствие или поддержку. И только во сне иногда видела, что я на ватных ногах от него убегаю. А еще я недавно эту ситуацию вспоминала и вдруг поняла, что благодарна этому человеку за то, что он меня отпустил.

Ирина, Ленинградская область

Хорошо знакомый сосед, приличный, казалось бы, человек, пытался увести моего ребенка к себе домой, когда я буквально на секунду отвлекалась. Только с третьей его попытки я осознала, что происходит.

Мне, взрослой тетке, на вопрос «что вы делаете?» он говорил, что просто хотел дать ей конфетку. Я так растерялась. Совсем не знала, что ему сказать. Жалею, что не дала в лоб. Но как дашь в лоб пожилому уважаемому соседу, который всего лишь хотел «дать конфетку»?

Девять из десяти несовершеннолетних не рассказывают о случившемся: дошколята не могут объяснить все словами, а дети постарше боятся и стыдятся.

Данные центра «Сестры»

Виктория, Мурманск

У моей тети был муж, который, когда мы были у них в гостях, иногда проводил своей рукой между моих ног. Я, конечно, в колготках была. Помню, это повторялось на протяжении всего детства, лет до десяти точно. Как будто случайно. Я молчала, так как мне бы не поверили и еще выпороли, что я глупости говорю. Потому что мне и так часто влетало.

Со мной была сестра, на год младше меня, тоже его племянница. Когда мы выросли, я спросила, трогал ли он ее. Она посмотрела на меня как на сексуально озабоченную, скривилась и сказала, что нет. Тетка лет двадцать как развелась, но я ей так и не сказала.

Самый главный вывод, который я сделала: если ребенка не любят, если ему не верят, он никогда ни о чем не расскажет, боясь, что его самого обвинят. Почему он сестру не трогал? Потому что понимал, что Я слабое звено, что МНЕ не поверят. Сейчас думаю, что не у себя дома он мог делать вещи и похуже.

Светлана, Москва

Когда мне было лет шесть-семь, мы часто ходили в булочную-кондитерскую возле дома. После занятий, в одно и то же время. Пока мама стояла в очереди, я всегда висела на перилах за стеклянной дверью, ждала ее, и она видела меня через стекло. Однажды подошел мужчина и познакомился со мной. Расспрашивал, что делаю, где мама, какие сладости люблю, хожу ли в школу. Он не казался страшным или неприятным — обычный взрослый, с ним было интереснее, чем скучать одной на перилах. Встречала его там часто.

Спустя какое-то время (мама говорит, что через месяц, я этого не помню) мы были на детской площадке. Мама болтала с подружкой, я бегала по горкам и качелям. И вдруг подружка говорит ей: «Это не твоя Маруся уходит с каким то мужчиной?» И мама видит, как я за руку с посторонним уже скрываюсь за углом дома! Она кинулась за нами, кричала и успела, а он убежал. Этот человек оказался тем мужчиной возле булочной, поэтому я его не испугалась и спокойно с ним пошла. Он подошел на правах знакомого, сказал, что мама разрешила ему купить мне мороженое, и спокойно увел.

Большинство жертв насилия скрывает факт произошедшего от семьи, либо сами родственники замалчивают инцидент и не обращаются в правоохранительные органы. Лишь около 10-12 процентов пострадавших идут в полицию.

Виктор, Воронеж

Недавно иду вдоль многоэтажки, о чем-то своем ржу про себя, улыбка, как обычно, до ушей. Прохожу мимо подъезда, на лавочке сидят три девочки лет по 10-12. Посмотрев на них, ловлю себя на мысли, что большой дядя смотрит на девочек и улыбается. Я отвернулся и пошел дальше. Метров через десять слышу легкий топот сзади. Меня догнала одна из девочек, говорит: «Здравствуйте!» и протягивает абрикос. Ну я в ответ: «Привет, спасибо!». Взял, пошел дальше, жую абрикос и думаю: «Надо же какая замечательная, добрая девочка! Жаль, не могу ее за это отблагодарить. Ведь если я сейчас куплю на углу девчонкам мороженое и вернусь, меня либо убьют, либо полицию вызовут».

Марина, Москва

Мне семь лет, только пошла в школу. Маме надо было выходить на работу на час раньше, чем мне надо было быть на первом уроке, поэтому в школу я приходила одной из первых. Мама работала поблизости — мне оставалось только обойти здание школы и войти в парадный вход. Утро, все как обычно, меня довели за школу, дальше сама иду обходить. С одной стороны боковая стена школы, с другой гаражи. Навстречу мужчина лет 30… распахивает плащ, берет меня за голову и говорит: «Возьми в ротик, это не больно». Я начинаю выворачиваться, он сильнее, прилагает усилия и уговаривает «помочь ему».

Кадр: фильм «Милые кости»

Я даже не понимала тогда, хорошо это или плохо, в семь лет я даже органа-то не видела никогда. Помню, что долго выворачивалась и выкручивалась, вырвалась каким-то чудом и побежала. Мама об этом так никогда и не узнала. Но впредь я наотрез отказывалась идти в школу так рано и этой дорогой.

В мире с домогательствами в детстве сталкивались 20 процентов женщин и пять-десять процентов мужчин.

Статистика ВОЗ

Алина, Ульяновск

Зимой возвращались с одноклассником из школы, нам было лет по десять. Он где-то нашел огромную сосульку и тащил зачем-то ее домой. Вдруг к нам подходят мужчина и женщина, и мужчина начинает расспрашивать, откуда эта сосулька, где ее взяли, потом стал говорить, что мы ее просто украли, а он из милиции. Сказал, чтобы мы стояли на месте, а он пойдет за машиной и отвезет нас в отдел милиции для разбирательств. Мои родители постоянно проводили со мной беседы о безопасности, но в тот момент был шок, я стояла и ждала, когда нас повезут. Вдруг одноклассник хватает меня за руку и говорит: «Бежим!». Я ему очень благодарна! Он очень быстро бегал, спортсмен нашего класса, всю дорогу до дома он не отпускал мою руку и тянул меня, чтобы я не отставала. Потом, уже около дома, сказал, что он знает всех в милиции (его папа был сотрудником, а мой на тот момент уже не работал там) и такого мужчины нет в милиции. Вот сейчас я понимаю, что могло бы произойти, если бы он не сориентировался вовремя! И это был не город, это сельская местность.

Диана, Москва

Моя мама по вечерам подрабатывала в автошколе уборщицей, а меня часто брала с собой на работу. Мне было пять-шесть лет, я играла на территории автошколы или просто лазила по кабинетам, где было очень много всего интересного. Автошкола была очень хорошей, там работали в основном мужчины, и все ко мне очень хорошо относились, я всем там доверяла.

Я мало что помню о том, как случилась эта ситуация. В моей памяти остался только охранник, который просил меня показать ему свою писю и сам мне показывал свою и просил потрогать ее, я даже один раз ткнула в нее пальцем. Свою показать у меня не получилось, так как на мне был полукомбинезон, но я не очень-то и хотела. Потом пришла моя мама, и я ее очень просила разрешить мне остаться ночевать у дяди. А он стоял рядом и молчал. Я еще думала, почему же он не вступится за меня и не попросит мою маму оставить меня у себя в гостях (у охранников там была своя комната рядом со входом, они работали вахтовым методом). Мама, конечно, не разрешила и увела домой.

То, что это была жуткая ситуация, я осознала наверное лет в 13 или 14, а может, и позже. Не знаю, почему я все это позволила охраннику, почему не испугалась и не убежала. Маме я вообще про это так до сих пор и не рассказала, вообще никому не рассказывала про это. Охранника этого я больше там не видела. Хотя моя мама долго там подрабатывала, до моих 14 лет.

Кадр: фильм «Охота»

Маргарита, Москва

В моем детстве мы жили в чудесном многоквартирном доме, где все друг друга знали. Видимо, потому, что квартиры в этом доме выдавали от одного предприятия. Мне было пять лет! Мы часто бегали с подружками друг к другу в гости, родители были не против. В соседнем подъезде на первом этаже тоже бывали. И жил там старый дед нашей подруги. И однажды этот урод посадил меня к себе на колени и запустил руку мне в трусы! Страх, стыд и полное онемение! Прям парализация! Я так и не рассказала об этом маме, до сих пор не могу. Пишу об этом впервые! И трясет. А прошло уже больше 30 лет!

Екатерина, Москва

Мы возвращались толпой со спортивной секции. Только мы попрощались, как меня хватает взрослый мужик. Мне было восемь лет, и это была зима. Я закричала, на крик среагировали друзья, спросили, что случилось. Он подставил нож к горлу и сказал, что убьет, если я не скажу, что все нормально. Я сказала, и ребята ушли. А тот урод начал меня раздевать, лапать, заставлял трогать его. Сказал, что если мне понравилось, то мы можем встречаться чаще. Я сказала «Да», боялась, что иначе он меня убьет. Пришла домой зареванная и нараспашку. Рассказала родителям, отец взял нож и пошел его искать.

Славу богу, не нашел, иначе бы просто сел. В полицию мы не сообщали и не рассказывали вообще никому. Я потом очень долго шарахалась от взрослых мужчин, даже если просто кто-то просто шел рядом, у меня был дикий страх и ужас. Но больше всего мне было стыдно перед родителями и остальными. Я боялась, что об этом кто-либо узнает.

Если предположить, что минимум десять процентов детей когда-либо сталкивались с сексуальным насилием, то к моменту окончания школы в вашем классе было бы три жертвы педофилов.

Татьяна, Ижевск

1. Мне было лет десять. Гуляли с шести-семилетним братишкой подруги. Нашли за домом немного заржавелые санки. Тут подходит приятный, довольно молодой мужчина, с таким мягким лицом и мягким голосом и начинает убедительно звать «на очень хорошие горки». Мы с Мишкой (так звали моего младшего приятеля) пошли с этим дядей. Он привел нас к детскому саду, был выходной день, и открыл калитку ключом (видно, он там работал). Дальше он повел нас на участок, где была ледяная горка. Дядька сказал, пусть Мишка катается, а меня повел на веранду, чтобы выяснить что-то важное. Поставил меня перед собой и начал снимать мне штаны со словами: «Давай посчитаем, много ли у тебя штанов, не замерзнешь ли на еще лучших горках». Я стала вырываться, тогда он сказал, хорошо, давай попробуем сзади. Мне удалось выпрыгнуть от него в окно, я побежала к Мишке, и мы рванули оттуда.

До сих пор помню, хотя прошло 35 лет, свой ужас, какое-то белесое, серое лицо педофила, его суетливость, волнение, одержимость одной целью и рассерженную, злую походку, когда не удалось.

2. Это было гораздо страшнее первого случая. Мне было лет 11-12. Я была в гостях у той самой подружки, у которой младший брат Мишка. В тот момент в квартире еще находился ее брат Вовка, старше нас на три года. Вдруг он ни с того ни с сего запер свою сестру в туалете и набросился на меня, для начала поцеловав взасос. Я очень испугалась, начала орать что есть мочи. Их кошка, не выносившая крика, меня укусила. Потом он повалил меня на кровать и начал сдирать колготки и трусы, ласково приговаривая, что он «только один разик», что «всех подружек сестры он уже испробовал, сестру испробовал, осталась одна я».

После долгого сопротивления, сил орать у меня не осталось, я только шептала в полной прострации «нет, нет, нет» и упорно натягивала на себя трусы после каждого стягивания. И тут случилось чудо: непонятно как, действительно чудесно, моя подружка освободилась из туалета и пришла мне на выручку. Тут уж во мне вскипела такая злость к Вовке, что он быстро убежал от меня и из-за закрытой двери, смеясь, грозился, что сейчас приведет известного хулигана и они вдвоем нас с подружкой отделают. Мне оставалось только орать на него и плевать в его ненавистную харю через стекло двери. Родителям ничего не рассказала ни о первом, ни о втором разе.

Карина, Москва

Я жила с прабабушкой в хрущевке рядом со школой. Эксгибиционистов встречала раза три-четыре: один был на велосипеде во дворе, другой в кустах, третий в электричке.

Когда я была совсем маленькая, лет семь или меньше, были сексуальные злоупотребления со стороны мужчин. Плавать учил, а сам между ног натирал. Материны ухажеры приставали. После 13 лет были приставания-игры со стороны дяди, который был на пару лет старше меня. С тех пор боюсь воды, проблемы в отношениях с мужчинами, в сексуальной сфере отклонения.

Никому сказать не могла, так как реакция взрослых была неадекватная. Типа, воспитывали, чтоб была сильная девочка, а не мямля, позорили — сама виновата. Мужчин (в прекрасном понимании этого слова) в окружении, к сожалению, не было. Я не припомню, кто бы защитил, доверительно поговорил, объяснил. 

Подруга из благополучной семьи с доверительными отношениями была изнасилована в 13 лет другом. Ей 35 лет, до сих пор проблемы с психикой разгребает.

*Редакция «Ленты.ру» приняла решение изменить имена героев. Мы уверены, что имя и место жительства не имеют принципиального значения. Увы, подобная беда может случиться с любым ребенком, в любом населенном пункте.

*** Обратная связь с отделом «Общество»: Если вы стали свидетелем важного события, у вас есть новость, вопросы или идея для материала, напишите на этот адрес: [email protected]

Маленький мальчик стал секс-символом для миллионов женщин :: Общество :: РБК

Сегодня журнал Glamour опубликовал свою версию рейтинга самых сексуальных мужчин 2010 года.

Конечно, первые места, благодаря безумным фанаткам «Сумерек», достались главным героям фильма — Роберту Паттинсону и Тейлору Лотнеру.

На третьем месте также оказался «вампир» — Иэн Сомерхолдер из сериала «Дневники вампира». Четвертое и пятое места — у Ксавьера Сэмюэля и Келлана Латса, которые также играют в этом сериале.

На шестом месте оказался Джонни Депп – пожалуй, единственный опытный актер и зрелый мужчина из этого списка. Дело в том, что на седьмом месте расположился Джастин Биббер — 16-летний поп-певец из США. Мальчик оказался по нраву миллионам девочек по всему миру, а они составляют большую часть активно голосующей за «рейтинги сексуальности» аудитории.

Налицо резкое «омоложение» женских предпочтений. Ветераны сексуального фронта — Леонардо Ди Каприо, Джуд Лоу и Киану Ривз — вообще не вошли в список.

#Я не боюсь сказать. Истории о пережитом насилии

В Фейсбуке проходит акция, значимость которой трудно переоценить: женщины и девушки рассказывают о том, как они подвергались домогательствам и сексуальному насилию. Многие из них впервые говорят об этом вслух.

Инициатором акции стала украинская социальная активистка Анастасия Мельниченко, написавшая у себя на странице:

Я хочу, чтобы сегодня говорили мы, женщины. Чтобы мы говорили о насилии, которое пережило большинство из нас. Я хочу, чтобы мы не оправдывались — «я шла в трениках средь бела дня, а меня все равно схватили». Потому что нам не нужно оправдываться. Мы не виноваты, виноват ВСЕГДА насильник.

Я не боюсь говорить. И я не чувствую себя виноватой.

За этими словами последовал рассказ активистки о случаях из ее собственной жизни, запустивший лавину подобных признаний в украинской части Фейсбука — под тэгом ‪#‎яНеБоюсьСказати‬.

Анастасия

Я своего «серого волка» встретила в 11 лет. Мы были с подружкой на даче. Её папа приехал с работы, поужинал, выпил и лёг спать. А мы пошли гулять. На остановке — центральное место, где собиралась вся молодёжь — мы общались с компанией, кто-то местный знакомый подружки, кто-то совсем незнакомый. И вот один парень предложил покатать меня на мотоцикле. Радостииии! Конечно, поехали! Куда делись все предостережения родителей никуда не ходить с незнакомцами?! Ну парень-то вроде «свой», из одной компании. Да и милый вообще, обходительный.

Милым он перестал мне казаться уже по дороге, когда начал спрашивать, был ли у меня сексуальный опыт (мне 11 лет, на минуточку) и свернул в лес. Что не грибы мы там будем собирать, я поняла сразу. На какой-то поляне он остановил мотоцикл, развернулся ко мне и начал приставать.

Лена

Первый раз меня пытались изнасиловать в 12 лет. Я оказалась не в не то время не в том месте. Один «взрослый мужчина» меня повалил, начал раздевать и облизывать шею и грудь ( ну или что там у меня было в 12 лет). Я перепугалась и начала что-то бубнила про «не надо –не надо», пищала я достаточно громко, на мой визг появился другой «взрослый мужчина», спугнул первого и помог мне одеться. Он же меня провел до метро.

Ольга

В 15 лет начала ходить в интернет-кафе (дело было давно, дома интернета почти ни у кого не было). Познакомилась с мужчиной за 40 (переписывались), он казался таким умным, давал советы, притворялся другом. Потом узнал адрес интернет-кафе, приехал и начал настаивать, что мы с ним должны, так сказать, уединиться. С какой такой радости? Ну потому что он взрослый и опытный, а я, малолетка, должна его слушаться. Кстати, он не скрывал, что женат, и рассказывал развратные истории о его «приключениях» с несовершеннолетними девочками. Держал за руку, пытался пивом напоить. Я сбежала домой. Помню в 16 лет: уговоры (совмещенные с попытками раздеть) от гораздо старших, чем я, парней по схеме «Ну я же знаю, ты хочешь, ну давай, почему бы нет».

Натали

5 историй из моей жизни, на тему хештега. в период с 7 до 22 лет. в некоторых отделалась легким испугом, в некоторых нелегким, а где и вовсе не испугом.

и да, все это совершают не маньяки, а те, кто ходят рядом каждый день, даже те, кого мы хорошо знаем.

Ольга

У меня есть история изнасилования знакомым. Мне было 24.

Я восприняла это очень обыденно. Испугалась не произошедшего, а того, что он мог меня чем-то заразить. Пошла в больницу, сдала анализы на все, что в принципе существует, сильно дергалась до месячных.

Я никому ничего не сказала. И никто не имел возможности бросить мне «ктотебевиноват». Я отлично справилась сама: «самадура» и «нефигшляться» было самым безобидным в диалоге с самой собой.

А сейчас мне страшно. От того, что самообвинение стало первой реакцией. От того, какие ментальные установки, живущие в моей голове, сделали тогда такое отношение к себе понятным. Правильным. Нормальным.

Инициативу украинок вскоре подхватили и россиянки — под тэгом#янебоюсьсказать в Сети появляются все новые жуткие в своей обыденности истории.

Катя

Мне было 14 с половиной, мы с папой отдыхали в Хаапсалу, снимали комнату в доме у русско-эстонской семьи. Хозяйка дала мне велик, я каталась на нем с утра до ночи, которую (ночь) иногда трудно было опознать, потому что ночи были белые.

И вот однажды вечером, что-то около 11, я летела на велике с пристани домой, когда на дороге увидела солдата. Там был какой-то военный аэродром неподалеку, и довольно часто встречались люди в военной форме, что меня нисколько тогда не тревожило.

Проехать мимо мне не удалось, солдат на лету схватил велик за руль, другой рукой за седло, я и пикнуть не успела, как он уже волок меня в кусты. Волок просто по земле за ноги, вся спина потом была ободрана об кусты и колючки. Отволок буквально метров за 15 от дороги, навалился на меня. Я орала как могла, тогда он схватил меня одной рукой за горло, а другой пытался содрать с меня джинсы. Я хрипела и брыкалась.

Откуда-то нарисовался другой солдат, я попыталась заорать громче. Никакого звука уже не получалось, только хрип. Второй солдат безмятежно спросил первого: что это ты тут делаешь? Первый от неожиданности отпустил мое горло, я снова заорала, и когда первый ослабил хватку, я как-то умудрилась вывернуться. Меня била крупная дрожь, я тряслась и рыдала.

Оксана

Занятно, что он не считал себя насильником, так прямо и сказал «я не насильник же какой, ты только не сопротивляйся», а я сопротивлялась. Поэтому пришлось меня побить головой об стену. В голове сразу прояснилось, никогда ранее я так ясно и хладнокровно не мыслила. Сказала, что согласна, а тем временем достала из кармана перочинный нож и ударила куда-то по ребрам, в живот, помню, боялась, я же могу убить ЧЕЛОВЕКА! Пока чувак приходил в себя, я сочинила легенду, что жду парня из армии и берегу себя для него (нападавший ранее сообщал, что он тока что вот дембельнулся), чувака проняло. Он предложил сделку: он меня не трогает, а я не сообщаю в милицию.

Татьяна

В 19 изнасиловали на свидании в его машине, я была девственницей. Я сопротивлялась, а он поднял кулак, я перестала. Потом перестала к телефону подходить, он долго не понимал, почему.

Елена

Читаешь и думаешь: господи, как же мне повезло, что у меня ничего такого не было. А потом ледяная испарина, и вспоминаешь зимний вечер, заброшенную стройку, заблокированные двери машины, нож у бедра и незнакомого мужчину рядом, который рассказывает тебе, 18-летней, как будет тебя резать, как отрежет грудь, как спрячет — вон там, и снежком присыплет, и никто тебя не найдет. Вспоминаешь, как говорила, орала, била ногами в лобовое стекло, снова говорила, как неожиданно открылась дверь и меня вышвырнули в снег, как шла со стройки на трясущихся ногах и даже не смогла повернуться, чтобы посмотреть номер машины. Даже лицо его вспомнила, не хотела вспоминать. Мне и правда очень повезло. Молодцы, девушки. Не молчите, говорите. А лучше — кричите.

Ляля

ну что. ‪#‎ЯнебоюсьСказать‬ — это неправда, я боюсь. Мне только исполнилось 15, я выглядела взрослее, о сексе я знала из классической литературы и совершенно им не интересовалась. Меня изнасиловал знакомый мальчик, ему было 19 лет, у нас было что-то вроде подросткового романа с поцелуями. Но меня пугало то, как он себя странно вел, и я решила сказать ему об этом. С тех пор я знаю много вещей: что кричать не получается, потому что что-то происходит с горлом и просто не выходит звук, что заломать женщину так, что она не пошевелится, довольно легко даже одному физически неслабому мужчине. Что с первого раза можно залететь. Что постинор не срабатывает и к тому же срывает все внутри. Что аборты нельзя запрещать никогда и никому. Что никто не поверит, включая мою мать («ну мы думали, что ты можешь быть беременна, ты тогда так резко поправилась»). Что по статистике я каждая третья в России. А в реальности каждая вторая. Что дальше уже все равно не так страшно.

Юлия

Для меня очень важно, чтобы говорили. Чтобы слушали. Чтобы не отмахивались. Чтобы верили.

Мне было 10, когда меня попытались изнасиловать в первый раз. Ранним вечером в подъезде у моей подруги; я была скромно одета — обычный советский подросток, школьная форма, бурые колготки в рубчик, длинная куртка. Мне удалось вырваться. Когда я рассказала об этом — родителям подруги, потом своим родным — мне никто не поверил. Меня обвинили во вранье.

Моя сексуальная жизнь началась с изнасилования, но я много лет так не считала, потому что он был хороший знакомый, сын друзей родителей, я сама пришла к нему домой. Я много лет думала, что сама виновата, что я его спровоцировала, а что я не хотела — ну и что. Мне было 14. Ему 26.

Десятки рассказывают о том, как столкнулись с недоверием родителей и близких.

Анастасия

я помню, детство кончилось, когда обожаемый мной, приближённый к нашей семье, человек вдруг стал зажимать меня в лифте, «проверять», как растёт грудь, рассказывать о сношающихся свиньях, придумавая кучу предлогов, чтобы остаться со мной наедине. А родители были и рады, и постоянно отправляли нас в магазин или гараж (господи, как я это все ненавидела).

Длился этот ужас года два. С моих 12 до моих 14. Я очень благодарна за что, что у меня была подруга, с которой я всем делилась, которая все видела и знала (Настя, привет!). Она меня по-настоящему спасала. Я до сих пор никого не ценю больше друзей — понимаете, да?

Рассказала все родителям несколько лет спустя, когда другая «подросшая» девочка из семьи поделилась со мной опасениями. Рассказала и моим родителям, и её, чтобы никто, <*****>, не оставлял их наедине.

Родители задвинули мои рассказ в самый дальний, самый невразумительный отсек памяти и никогда, никогда об этом не вспоминают. Ничего, зато я никогда не забуду.

Тоня

Вечером при нем громко спросила у родителей «мам, когда он уедет?!» на что мама засмеялась «тонь, ты что, так нельзя говорить!»

Оля

Когда много лет спустя я за семейным обедом сказала — мама, тетя, помните? а вот так-то, мои прекрасные, тонкие, чуткие мама с тетей недоуменно переглянулись и переспросили: оля, не может быть, ты, наверное, что-то не так поняла? так вот, больше всего хочется, чтобы все наконец все так поняли.

Благодаря акции многие узнали, что домогательствам и насилию подвергались в том числе их друзья и знакомые, и впервые по-настоящему поняли, насколько это распространенная беда.

Богдан Зробок

Вот ты общаешься с коллегой, пьешь кофе, всё мило. Приходишь домой — а там она с ‪#‎яНеБоюсяСказати‬.

Насилия в этом момент не стало больше. Но мы УЗНАЛИ. Узнали, потому что она решила ПРИЗНАТЬСЯ. Признаться зачастую не для того, чтобы пожалели, а чтобы перестали молчать и ДЕЛАТЬ ВИД, что этого нет.

Нет насилия, нет неравенства, нет ксенофобии.

«Не знал, что так много», «Страшно, что такие масштабы».

Да, страшно. Насилие, оказывается, намного ближе, чем думали раньше. Оно не где-то с кем-то на Плутоне.

И оно может коснуться вообще любого человека.

Спасибо за смелость. Общество обязано стать честнее.

Dmitry Neteta

Все эти истории ‪#‎яНеБоюсьСказать‬ ‪#‎яНеБоюсьСказати‬ читать просто невыносимо. Но чем больше читаю, тем больше убеждаюсь, что говорить об этом необходимо, потому что только публичность таких историй дает возможность осознать масштаб гендерного насилия в нашем обществе.

Масшаб его поистине поражает. В это сложно сначала поверить: практически каждая женщина из числа тех, чьи публикации я вижу в своей ленте регулярно и на чьи обновления я подписан, сегодня рассказали, что в той или иной мере сталкивались не просто с насилием или его разновидностью — физическим насилием, а именно с сексуальными домогательствами.

Yuriy Shishkovsky

Я почитал и ужаснулся, никогда не подозревал, насколько это огромная проблема. Девушки, которые решились рассказать свои истории — молодцы. Тьма боится света, говорить о таком нужно, хоть и страшно…

Lyana Avanesyan

‪#‎яНеБоюсяСказати‬ — мне нечего сказать поэтому, видимо, я счастливый человек. Но сегодня вдруг открылось, что это проблема. Открылось, что не только далекие и не знакомые, но и те, кто на расстоянии вытянутой руки — участники процесса.

Кто, не знает, считает, что его не касается — прочитайте, узнайте, какая она обратная сторона розовых очков и «в каждом есть что-то хорошее».

Искренне сочувствую всем, кому довелось испытать. Открыто призываю не оставаться равнодушными зрителями тех, кто может стать невольным свидетелем. Это не нормально, это не эпизод, в этом не виновата жертва, у этого нет оправдания.

Anna Seryogina

Чтобы понять масштаб проблемы — почитайте истории по хештегу. Посмотрите на их количество.

Это то, что происходит, пока ты идешь на работу, пьешь кофе или развлекаешься с друзьями. Это происходит постоянно.

Не только с девушками — мужчины и мальчики тоже подвергаются насилию. Только молчат об этом еще тише — им ведь даже плакать нельзя. Не «по-мужски».

Когда я обсуждала этот флешмоб с другом, он заявил: «Если у парней спросят о таком, то ни один не расскажет что-то подобное. Никогда».

Но почему? Ведь об этом нужно говорить — иначе как бороться?

Есть девчонки, которых это сломало.

Есть такие девчонки, которые встали, утерлись, и пошли жить дальше — только уже с балончиком и складным ножом в сумке (на тот самый, всякий, случай).

Есть девочки, которые поддержат флешмоб — молча или вслух — но ничего не расскажут. Потому что… да у каждой свои причины.

А знаете, каких девчонок нет? Нет таких, кто не сталкивался бы с насилием, жестокостью и равнодушием толпы хотя бы раз в жизни.

Мне повезло. Рядом всегда были надежные мужчины и смелые подруги.

А той девушке, что сейчас с тобой рядом — думаешь, ей повезло, или?..

И не надо мне про официальную статистику.

Большинство женщин никогда. Ничего. Не расскажут.

Не сразу.

Александра Боярская

Бояться не стыдно. Говорить не стыдно. Страшно молчание, страшно не знать. Страшно, когда твои чувства и страх – пустое место или просто что-то несущественное. Страшно то, что нам всем совершенно одинаково страшно вечером, и это не нелепый флеш-моб, это то, с чем мы живём – все девочки, девушки, женщины – с самого юного возраста и до самого конца. Мужчины, просто знайте об этом

Несмотря на призывы, найти в себе силы поделиться с окружающими смогли не все.

Настя

Читаю ‪#‎Янебоюсясказати‬. Это ппц, товарищи. Подобные эмоции испытывала в последний раз когда смотрела фильм «Земляне». Хочется убиться об стену. Сама пока не могу рассказать ничего 🙁

Анна

А я не хочу и не могу рассказывать это вслух и никакой флэшмоб меня на это не сподвигнет. Только могу сказать всем написавшим — я вас понимаю, я с вами.

Говорить вслух о подобных вещах тяжело — не в последнюю очередь потому, что рядом обязательно найдется кто-нибудь, кто во всем обвинит жертву.

Julia Kolesnik

Это тяжело читать, особенно тяжело читать комментарии формата «сама виновата». В нашем обществе до сих пор считается, что если девушка надела короткую юбку или просто идет поздно вечером домой – то это повод напасть на нее, изнасиловать, оскорбить, напугать или нарушить чувство безопасности любым другим способом. Абсурдно? Но если перефразировать эти комментарии, то получается именно так. Друзья, а вот у меня вопрос, если не дай бог, когда-то случится так, что ваша близкая женщина, девушка, девочка будет подвергнута насилию – вы тоже будете обвинять ее? Она не так оделась? Не тогда шла? Не смотрела в пол, а улыбалась и слушала музыку в плеере? В чем она будет виновата? В том, что ее угораздило родиться привлекательной женщиной? В том, что она красивая? В том, что ее тело привлекательно? В чем она виновата? Перестаньте нести чушь. Если один человек нападает на другого – виноват он. Если один человек нападает на другого, потому что он сильнее физически – он тем более виноват. Нет оправданий таким поступкам. И никогда не будет. Что происходит внутри после таких событий – лучше вам не знать. Что такое заставить себя выйти на улицу снова, что такое снова кому-то верить, что такое не бояться до дрожи к коленках темных переходов, поздних поездок в метро и подворотен. Не сжиматься внутри от каждого пьяного быдла, которое идет мимо и которому может просто что-то не понравиться в тебе. Или еще хуже – понравиться. Почитайте по хештегу #яНеБоюсяСказати истории, их много, и они все похожи – почти под каждой из них найдется человек, выразивший мнение «сама виновата». И это самое противное, мерзкое и гадкое, что я узнала о людях за последнее время.

Реакция окружающих, увы, часто бывает неадекватной не только в комментариях: часто от них невозможно бывает добиться помощи.

Alexeenko Anastasiya

Помню ситуацию, когда мы с подружкой шли по улице, шесть часов вечера (зима правда, темно уже). и нас окружила группка парней плотным кольцом. Я им зубы заговаривать, вижу, в «стене» брешь образовалась — я и вырвалась. Но там же подруга осталась. И вот я бегаю, к прохожим пристаю, прошу помочь. А они на другую сторону улицы переходят. Напоминаю, шесть часов вечера. Людное место, все как раз с работы идут. И переходят на другую сторону. И одна женщина так сочувственно: ты бы лучше сама тикала, пока не поздно… Закончилось все нормально. Подруга у меня тоже мастер убалтывать оказалась. Раздала всем «свой» номер телефона, еще что-то там наобещала, бла-бла-бла.. Но я очень помню, что в тот вечер меня реакция окружающих напугала даже больше, чем собственно эти парни. Ты просто понимаешь, что люди — вот они рядом. А помощи нет.

Тем драгоценнее случаи, когда помощь все же приходит.

Ольга Буткалюк

Ко мне мне когда-то в троллейбусе группа ребят прицепилась, я оправдываться не умею, стояла молчала, отворачивалась. Незнакомая женщина подошла с другой площадки «что ты здесь стоишь, я тебя ищу, нам выходить!» и просто за руку из этого троллейбуса вывела. Я была благодарна очень.

Многие мужчины отреагировали на акцию с явным непониманием.

Валерій Агєєв

Практически под каждым постом ‪#‎яНеБоюсьСказати‬ в комментариях есть минимум один обиженный мужик, прискорбное зрелище конечно

ibigdan

Понимаете, милые девушки, красота — это страшная сила, по легенде она усмиряет даже льва. Влюблённым в вашу красоту мужиком можно вертеть как угодно, и вы с удовольствием вертите, часто ничего не давая взамен. А это не меньшее насилие, чем мужской харрасмент, и души и судьбы вы ломаете с удовольствием, так же как и мужчины-насильники из историй по хештегу. Ломает ведь психологическое насилие, а не движения половых органов.

Несправедливость заключается в том, что вам разрешено как угодно эксплуатировать наш инстинкт размножения, а нам его реализовывать нельзя, пока вы не разрешите, да и то можете передумать в последний момент. Вы получаете безграничную власть над мужчинами, и ваше право на неё защищено законом и мнением общества. Такой перекос и приводит к сексуальным домогательствам — попыткам реализовать инстинкт в нарушение закона.

К счастью, с непонимающими есть кому поспорить.

Linor Goralik

Для меня во флешмобе ‪#‎ЯНеБоюсьСказать‬ (женщины рассказывают о пережитых случаях сексуального насилия) оказались очень важны не только истории женщин, но и реакция огромного числа мужчин, пишущих жертвам слова поддержки и понимания. Естественно, я знаю, что таких мужчин очень и очень много, — я не об этом; просто я глубоко благодарна им за то, что они сейчас говорят все это вслух — и что вступают в споры и дискуссии с теми, кто, мягко говоря, не понимает. Огромное спасибо всем, кто не боится и рассказывает (и на руском, и на украинском — есть хэштэг‪#‎ЯНеБоюсьСказати‬), и всем, кто поддерживает и понимает — вне зависимости от пола. Мне вот все это очень важно читать — и вообще, мне кажется, это очень важная история (и очень непростая, но об этом не сейчас).

Danila Bezmenov

Среди голосов насмешливых придурков слышны голоса многих мужчин, для которых стало откровением количество случаев насилия над женщинами. Это одновременно и печалит и радует.

Обсуждение этой темы важно еще и тем, что позволяет очертить границы дозволенного, замечают и сами мужчины.

Dmitry Butrin

Не знаком с женщинами, у которых нет нескольких таких историй, как рассказывается под тегом ‪#‎янебоюсьсказать‬. полагаю, что их не существует в природе — есть те, кто рассказывают, и те, кто не рассказывают, а тех, кому нечего рассказать — доли процента.

из чего, кстати, неопровержимо следует, что число мужчин на другой стороне таких историй также, в общем, стремится к тем же ста процентам. мы ж не поверим в то, что на другой стороне лишь небольшая кучка гиперактивных и нерефлексирующих слабоумных? если так, им бы пришлось заниматься насилием 17-18 часов в сутки без перерывов на отдых и еду. при таком количестве потерпевших необходимо адекватное число подозреваемых.

и вы скажете — из этого, в свою очередь, следует, что с большой вероятностью и ты в их числе? да. разумеется. я в их числе. я знаю имена тех, кто про меня в состоянии рассказать именно такие истории.

при этом я совсем не чудовище, поэтому же понимаю и то, что практически любой мужчина то же самое про себя знает, все помнит, ничего не вытеснил, не забыл и т.п. исключения, видимо, столь же часты, как случаи святости.

к слову, мужчинам о своем участии в этих историях в роли насильника рассказывать, видимо, сложнее, чем женщинам: во всяком случае, ничьего сочувствия ожидать не следует. утешу коллег только тем, что не участвовать в этом, видимо, все же возможно, хотя и весьма непросто.

Aleksandr Slavskiy

Нет, я никого не насиловал. Хотя про неприятные для девушек приставания — не могу так сказать. Я думаю, конечно, что не был полным мудаком (воспринимал «нет» как отказ сразу же), но меня никто не учил, никто не показывал что можно, а что нет.

Это очень важно обсуждать. Мы мало знаем людей вокруг, я не знаю что не приятно и где та граница за которую переходить не нужно. Мне важно читать такое и понимать где я таки был не прав.

Татьяна Никонова рассказывает, кого можно считать неправым:

Всех, кто свистит вслед женщинам, оскорбляет, не одергивает друзей, унизительно говорящих о женщинах, назойлив до такого степени, что проще дать, чем объяснять, проходит мимо, когда к женщинам пристают, трахает спящую жену или подругу, напаивает новую знакомую, предлагает остаться подруге-студентке переночевать на диване, если у нее нет денег на такси, а затем приходит к ней ночью, уверяет, что среди его знакомых женщин такого не, потому что они осторожные, интересуется, узнав о случаях насилия, не слишком ли с женщиной это часто происходит, требует, чтобы переловили маньяков из подворотен, а не его же друзей и сослуживцев, дает ремня дочери-подростку, раздобывшей красную помаду, но не разговаривает по делу с сыном-подростком, зажавшем одноклассницу в раздевалке, не все мужчины такие, разумная осторожность, провоцирующие действия и виктимное поведение.

Основное ощущение от записей — постсоветское общество стоит в самом начале необходимого, но пока еще бесконечно долгого пути.

Oleg Hüfners

Читать сложно, потому что безысходность. Когда мемориал концлагеря посещаешь — потом выходишь, жрешь в ресторане и радуешься, что всё давно закончилось и все всё поняли. А тут нет. Не закончилось. Не поняли.

Многие пишут о том, как важно обсуждать эту непростую тему с детьми.

Vladyslav Rashkovan

Мой отец учил меня не дергать девочек за косички. И я не дергал, всегда за них заступался. Я учу этому своего 5-летнего сына. Но вижу, что не все папы учат этому же.

Мой отец также учил меня всегда спрашивать при входе в лифт, если в нем есть незнакомая девушка, можно ли войти и поехать в лифте. И я всегда… всегда спрашиваю. Уже много лет. Много раз не разрешали, и я относился к этому с пониманием. Но гораздо чаще — больше смеялись странному вопросу. Я учу свою 11-летнюю дочь никогда не садиться в лифт с незнакомым мужчиной.

Мой отец также учил, что, если ты идёшь по пустой улице, а впереди идёт девушка, то, или остановись, пока она не уйдёт далеко, или перейди на другую сторону улицы — чтобы она не чувствовала и не слышала незнакомые шаги сзади.

И много другому ещё учил…

Папы и мамы, давайте учить с детства своих детей культуре отношений, деликатности, правилам безопасности и тому, что мальчик — это защитник, а не победитель… Чтобы не было таких страшных историй…

Natalia Skripka

Говорите с ребенком про секс. Про строение тела и отличие мальчиков от девочек можно говорить уже лет с 4—5-ти, когда ребенок начинает задавать вопросы. Про секс можно и нужно говорить в 6—7. Если вы считаете, что рано, если вы думаете, что и так вырастет, если вы считаете, что вас воспитали в ханжестве, а теперь вы не знаете, как про это говорить, то сперва сами сходите к психотерапевту и разберитесь с собой. А потом идите и говорите про секс с ребенком. И про возможность насилия расскажите. И про то, что никто не имеет права трогать его интимные места, кроме мамы (лет до 6, потом уже и вам нельзя. И бабушке нельзя, выгоните ее из ванной, ребенок в состоянии помыться сам) и врача в присутствии родителей. И про то, что секс — это не стыдно. И что говорить про него можно.

Это ваша родительская работа. Никто за вас ее не сделает.

У меня все.

Адвокат Мари Давтян знакома с темой не понаслышке, но и ей тяжело оказалось читать записи по тэгу.

Сотни историй, страшных, мерзких. О скольких мы ещё знаем, но молчим, о своих история, о историях наших подруг, наших клиенток.

Я знаю, как много женщин не расскажет, потому что однажды они уже пытались и не встретили поддержки даже от самых близких.

Я знаю, что если есть физическое насилие в семье в отношении жены, то точно есть и сексуальное, но о нем она расскажет в последнюю очередь, а может и не расскажет никогда.

Я знаю, что проще рассказать об этом когда тебе 18, чем когда 13. Да, как поётся, первый опыт борьбы против потных рук приходит всегда слишком рано.

Я знаю, что женщины сталкиваются с угрозой сексуального насилия, как способом давления на рабочем месте, но они молчат, так как эта информация сыграет против них в первую очередь.

Я абсолютно точно знаю, что если с тобой ничего совсем страшного еще не произошло, это тебе тупо повезло. И да, это очень страшно осознать.

Я знаю, что большинство насильников не выглядят как маньяк, а очень часто наоборот выглядят милыми парнями, такими как твой лучший друг, твой брат или сосед. На суде они обычно выглядят как ангелы.

Я знаю, что женщины убитые после изнасилования, пытались сопротивляться

Я знаю, что уголовный процесс для потерпевших от изнасилования = пережить это изнасилование десятки раз снова и снова

Я знаю, что это будет продолжаться, пока общество будет учить женщин как себя вести, вместо того, чтобы учить мужчин не насиловать.

«Мы вдесятером насиловали немецкую двенадцатилетнюю девочку. Боялись только, чтобы наши медсестры не узнали

Светлана Алексиевич родилась в Станиславе (нынешний Ивано-Франковск. – «ГОРДОН»). Работала учителем истории и немецкого языка, журналистом, в 1983 году стала членом Союза писателей СССР. Автор книг «У войны не женское лицо», «Зачарованные смертью», «Цинковые мальчики», «Чернобыльская молитва». Эксперты считают Алексиевич блестящим мастером художественно-документальной прозы.  

Книга «У войны не женское лицо», написанная в 1985 году, стала своеобразным репортажем с фронта. Обычно в книгах о войне говорится о героических подвигах, которые совершают мужчины. Между тем в боевых действиях советской армии принимали участие более миллиона женщин, столько же – в подполье и в партизанских отрядах. Они были летчицами и снайперами, пулеметчицами и зенитчицами. После войны многим из них пришлось скрывать факт пребывания на фронте, поскольку считалось, что женщины в армии вели себя легкомысленно в отношениях с мужчинами.

«Мужчины говорили о подвигах, о движении фронтов и военачальниках, а женщины говорили о другом – о том, как страшно первый раз убить, идти после боя по полю, где лежат убитые… Они лежат рассыпанные, как картошка. Все молодые, и жалко всех – и немцев, и своих русских солдат. После войны у женщин была еще одна война. Они прятали свои военные книжки, свои справки о ранениях – потому что надо было снова научиться улыбаться, ходить на высоких каблуках и выходить замуж. А мужчины забыли о своих боевых подругах, предали их. Украли у них Победу. Не разделили», – написала в предисловии к книге Алексиевич.

Она опросила более 800 воевавших женщин, практически все их интервью вошли в книгу. После ее опубликования к писательнице хлынул поток писем, в которых не только женщины, но и мужчины-фронтовики описывали происходившее с ними во время войны. Часть отрывков из писем читателей, которые не вошли в книгу по соображениям цензуры, напечатал в День Победы сайт «БУКНИК». «Нам казалось, что слова правды послужат не только данью памяти всем, кому не повезло жить в то страшное время, но и станут противоядием от новой лжи, трескучих слов и фальшивого патриотизма, которых сегодня даже больше, чем в годы моей юности. Нам хотелось бы, чтобы люди, которые кричат: «Если надо – повторим!», прочитали, как сами фронтовики описывали свой военный опыт. Честное слово, они не хотели повторять», – написал в предисловии писатель, главный редактор сайта Сергей Кузнецов. 

Если три дня ты рядом с человеком, даже чужим, все равно к нему привыкаешь, его уже сложно убить

Читаю свой старый дневник…

Пытаюсь вспомнить человека, каким я была, когда писала книгу. Того человека уже нет, и даже нет страны, в которой мы тогда жили. А это ее защищали и во имя ее умирали в сорок первом — сорок пятом. За окном уже все другое: новое тысячелетие, новые войны, новые идеи, новое оружие и совершенно неожиданным образом изменившийся русский (точнее, русско-советский) человек.


Я вспоминаю тех девчонок с благодарностью…Фото: bigpicture.ru



Началась горбачевская перестройка… Мою книгу сходу напечатали, у нее был удивительный тираж — два миллиона экземпляров. То было время, когда происходило много потрясающих вещей, мы опять куда-то яростно рванули. Опять — в будущее. Мы еще не знали (или забыли), что революция — это всегда иллюзия, особенно в нашей истории. Но это будет потом, а тогда я стала получать ежедневно десятки писем, мои папки разбухали. Люди захотели говорить… Договорить… Они стали свободнее и откровеннее. У меня не оставалось сомнений, что я обречена бесконечно дописывать свои книги. Не переписывать, а дописывать. Поставишь точку, а она тут же превращается в многоточие…

* * *

Я думаю о том, что, наверное, сегодня задавала бы другие вопросы и услышала бы другие ответы. И написала бы другую книгу, не совсем другую, но все-таки другую. Документы (с которыми я имею дело) — живые свидетельства, не застывают, как охладевшая глина. Не немеют. Они движутся вместе с нами. О чем бы я больше расспрашивала сейчас? Что хотела бы добавить? Меня бы очень интересовал… подыскиваю слово… биологический человек, а не только человек времени и идеи. Я попыталась бы заглянуть глубже в человеческую природу, во тьму, в подсознание.

Я написала бы о том, как пришла к бывшей партизанке… Грузная, но еще красивая женщина — и она мне рассказывала, как их группа (она старшая и двое подростков) вышли в разведку и случайно захватили в плен четверых немцев. Долго с ними кружили по лесу. Но к вечеру третьего дня их окружили. Ясно, что с пленными они уже не прорвутся, не уйдут, и тут решение — их надо убить. Подростки убить не смогут: уже три дня они ходят по лесу вместе, а если три дня ты рядом с человеком, даже чужим, все равно к нему привыкаешь, он приближается — уже знаешь, как он ест, как он спит, какие у него глаза, руки. Нет, подростки не смогут. Это ей понятно. Значит, убить должна она. И вот она вспоминала, как их убивала. Пришлось обманывать и тех, и других. С одним немцем пошла якобы за водой и выстрелила сзади. В затылок. Другого за хворостом повела… Меня потрясло, как спокойно она об этом рассказывала.


Шли мы растерянные, обманутые, никому уже не верящие Фото: hranive.ru



Те, кто был на войне, вспоминают, что гражданский человек превращается в военного за три дня. Почему достаточно всего трех дней? Или это тоже миф? Скорее всего. Человек там — куда незнакомее и непонятнее.

Во всех письмах я читала: «Я вам не все рассказала тогда, потому что другое было время. Мы привыкли о многом молчать…»; «Не все вам доверила. Еще недавно об этом стыдно было говорить…», «Знаю приговор врачей: у меня страшный диагноз… Хочу рассказать всю правду…».

А недавно пришло такое письмо: «Нам, старикам, трудно жить… Но не из-за маленьких и унизительных пенсий мы страдаем. Больше всего ранит то, что мы изгнаны из большого прошлого в невыносимо маленькое настоящее. Уже никто нас не зовет выступать в школы, в музеи, уже мы не нужны. Нас уже нет, а мы еще живы. Страшно пережить свое время…». Я по-прежнему их люблю. Не люблю их время, а их люблю.

В последний день перед пленом перебило обе ноги, лежала и под себя мочилась. Не знаю, какими силами уползла ночью к партизанам

* * *
Все может стать литературой… Больше всего меня заинтересовал в моих архивах блокнот, где я записывала те эпизоды, которые вычеркнула цензура. А также — мои разговоры с цензором. Там же я нашла страницы, которые выбросила сама. Моя самоцензура, мой собственный запрет. И мое объяснение — почему я это выбросила? Многое из того и другого уже восстановлено в книге, но эти несколько страниц хочу дать отдельно — это уже тоже документ. Мой путь…

Из того, что выбросила цензура

«Я ночью сейчас проснусь… Как будто кто-то, ну… плачет рядом… Я — на войне…
Мы отступаем… За Смоленском какая-то женщина выносит мне свое платье, я успеваю переодеться. Иду одна… Одна среди мужчин… То я была в брюках, а то иду в летнем платье. У меня вдруг начались эти дела… Женские… Раньше начались, наверное, от волнений. От переживаний, от обиды. Где ты тут что найдешь? Под кустами, в канавах, в лесу на пнях спали. Столько нас было, что места в лесу всем не хватало. Шли мы растерянные, обманутые, никому уже не верящие… Где наша авиация, где наши танки? То, что летает, ползает, гремит, — все немецкое.

Такая я попала в плен… В последний день перед пленом перебило еще обе ноги… Лежала и под себя мочилась… Не знаю, какими силами уползла ночью. Уползла к партизанам… Мне жалко тех, кто эту книгу прочитает и кто ее не прочитает…».


Страшно пережить свое время Фото: hranive.ru



* * *
«У меня было ночное дежурство… Зашла в палату тяжелораненых. Лежит капитан… Врачи предупредили меня перед дежурством, что ночью он умрет… Не дотянет до утра… Спрашиваю его: «Ну, как? Чем тебе помочь?» Никогда не забуду… Он вдруг улыбнулся, такая светлая улыбка на измученном лице: «Расстегни халат… Покажи мне свою грудь… Я давно не видел жену…». Мне стало стыдно, я что-то там ему отвечала. Ушла и вернулась через час. Он лежит мертвый. И та улыбка у него на лице…»

* * *
«Под Керчью… Ночью под обстрелом шли мы на барже. Загорелась носовая часть… И от огня… Огонь полез по палубе… Взорвались боеприпасы… Мощный взрыв! Взрыв такой силы, что баржа накренилась на правый бок и начала тонуть. А берег уже недалеко, мы понимаем, что берег где-то рядом, и солдаты кинулись в воду. С берега застучали минометы… Крики, стоны, мат… Я хорошо плавала, я хотела хотя бы одного спасти… Хотя бы одного раненого…

Это же вода, а не земля — человек погибнет сразу. Вода… Слышу — кто-то рядом то вынырнет наверх, то опять под воду уйдет. Наверх — под воду. Я улучила момент, схватила его… Что-то холодное, скользкое… Я решила, что это раненый, а одежду с него сорвало взрывом. Потому, что я сама голая… В белье осталась… Темнотища. Глаз выколи. Вокруг: «Э-эх! Ай-я-я!» И мат…

Добралась я с ним как-то до берега… В небе как раз в этот миг вспыхнула ракета, и я увидела, что притянула на себе большую раненую рыбу. Рыба большая, с человеческий рост. Белуга… Она умирает… Я упала возле нее и заломила такой трехэтажный мат. Заплакала от обиды… И от того, что все страдают…» 


Что вы об этом знаете?! Они мою маму с сестричками сожгли на костре посреди деревни Фото: hranive.ru



* * *
«Выходили из окружения… Куда ни кинемся — везде немцы. Решаем: утром будем прорываться с боем. Все равно погибнем, так лучше погибнем достойно. В бою. У нас было три девушки. Они приходили ночью к каждому, кто мог… Не все, конечно, были способны. Нервы, сами понимаете. Такое дело… Каждый готовился умереть…

Вырвались утром единицы… Мало… Ну, человек семь, а было пятьдесят. Посекли немцы пулеметами… Я вспоминаю тех девчонок с благодарностью. Ни одной утром не нашел среди живых… Никогда не встретил…»

* * *
Из разговора с цензором:

– Кто пойдет после таких книг воевать? Вы унижаете женщину примитивным натурализмом. Женщину-героиню. Развенчиваете. Делаете ее обыкновенной женщиной. Самкой. А они у нас — святые.

– Наш героизм стерильный, он не хочет считаться ни с физиологией, ни с биологией. Ему не веришь. А испытывался не только дух, но и тело. Материальная оболочка.

– Откуда у вас эти мысли? Чужие мысли. Не советские. Вы смеетесь над теми, кто в братских могилах. Ремарка начитались… У нас ремаркизм не пройдет. Советская женщина — не животное…

Ни в каком самом страшном фильме я не видела, как крысы уходят перед артобстрелом из города

* * *
«Кто-то нас выдал… Немцы узнали, где стоянка партизанского отряда. Оцепили лес и подходы к нему со всех сторон. Прятались мы в диких чащах, нас спасали болота, куда каратели не заходили. Трясина. И технику, и людей она затягивала намертво. По несколько дней, неделями мы стояли по горло в воде.

С нами была радистка, она недавно родила. Ребенок голодный… Просит грудь… Но мама сама голодная, молока нет, и ребенок плачет. Каратели рядом… С собаками… Собаки услышат, все погибнем. Вся группа — человек тридцать… Вам понятно?

Принимаем решение…

Никто не решается передать приказ командира, но мать сама догадывается. Опускает сверток с ребенком в воду и долго там держит… Ребенок больше не кричит… Ни звука… А мы не можем поднять глаза. Ни на мать, ни друг на друга…»


Под Сталинградом было столько убитых, что лошади их уже не боялись Фото: hranive.ru



* * *
«Когда мы брали пленных, приводили в отряд… Их не расстреливали, слишком легкая смерть для них, мы закалывали их, как свиней, шомполами, резали по кусочкам. Я ходила на это смотреть… Ждала! Долго ждала того момента, когда от боли у них начнут лопаться глаза… Зрачки…

Что вы об этом знаете?! Они мою маму с сестричками сожгли на костре посреди деревни…»

* * *
«Я не запомнила в войну ни кошек, ни собак, помню крыс. Большие… С желто-синими глазами… Их было видимо-невидимо. Когда я поправилась после ранения, из госпиталя меня направили назад в мою часть. Часть стояла в окопах под Сталинградом. Командир приказал: «Отведите ее в девичью землянку». Я вошла в землянку и первым делом удивилась, что там нет никаких вещей. Пустые постели из хвойных веток, и все. Меня не предупредили… Я оставила в землянке свой рюкзак и вышла, когда вернулась через полчаса, рюкзак свой не нашла. Никаких следов вещей, ни расчески, ни карандаша.

Оказалось, что все мигом сожрали крысы… А утром мне показали обгрызенные руки у тяжелораненых…

Ни в каком самом страшном фильме я не видела, как крысы уходят перед артобстрелом из города. Это не в Сталинграде… Уже было под Вязьмой… Утром по городу шли стада крыс, они уходили в поля. Они чуяли смерть. Их были тысячи… Черные, серые… Люди в ужасе смотрели на это зловещее зрелище и жались к домам. И ровно в то время, когда они скрылись с наших глаз, начался обстрел. Налетели самолеты. Вместо домов и подвалов остался каменный песок…»

* * *
«Под Сталинградом было столько убитых, что лошади их уже не боялись. Обычно боятся. Лошадь никогда не наступит на мертвого человека. Своих убитых мы собрали, а немцы валялись всюду. Замерзшие… Ледяные… Я, шофер, возила ящики с артиллерийскими снарядами, я слышала, как под колесами трещали их черепа… Кости… И я была счастлива…»

* * *
Из разговора с цензором:

– Да, нам тяжело далась Победа, но вы должны искать героические примеры. Их сотни. А вы показываете грязь войны. Нижнее белье. У вас наша Победа страшная… Чего вы добиваетесь?
– Правды.
– А вы думаете, что правда – это то, что в жизни. То, что на улице. Под ногами. Для вас она такая низкая. Земная. Нет, правда – это то, о чем мы мечтаем. Какими мы хотим быть!


Я до Берлина с армией дошла Фото: iveinternet.ru



* * *
«Наступаем… Первые немецкие поселки… Мы — молодые. Сильные. Четыре года без женщин. В погребах — вино. Закуска. Ловили немецких девушек и…

Десять человек насиловали одну… Женщин не хватало, население бежало от советской армии, брали юных. Девочек… Двенадцать-тринадцать лет… Если она плакала, били, что-нибудь заталкивали в рот. Ей больно, а нам смешно. Я сейчас не понимаю, как я мог… Мальчик из интеллигентной семьи… Но это был я…

Единственное, чего мы боялись, чтобы наши девушки об этом не узнали. Наши медсестры. Перед ними было стыдно…»

* * *
«Попали в окружение… Скитались по лесам, по болотам. Ели листья, ели кору деревьев. Какие-то корни. Нас было пятеро, один совсем мальчишка, только призвали в армию. Ночью мне сосед шепчет: 
– Мальчишка полуживой, все равно умрет. Ты понимаешь… 
– Ты о чем? 
– Человеческое мясо съедобное. Мне один зэк рассказывал… Они из лагеря бежали через сибирский лес. Специально взяли с собой мальчишку… Так спаслись…
Ударить сил не хватило. Назавтра мы встретили партизан…»

Тетя Настя повесилась на черной яблоне в своем саду. А дети стояли возле нее и просили есть

* * *
«Партизаны днем приехали на конях в деревню. Вывели из дома старосту и его сына. Секли их по голове железными палками, пока они не упали. И на земле добивали. Я сидела у окна… Я все видела… Среди партизан был мой старший брат… Когда он вошел в наш дом и хотел меня обнять: «Сестренка!!», – я закричала: «Не подходи! Не подходи! Ты – убийца!». А потом онемела. Месяц не разговаривала. Брат погиб… А что было бы, останься он жив? И если бы домой вернулся…»


Днем мы боялись немцев и полицаев, а ночью — партизан Фото: hranive.ru



* * *
«Утром каратели подожгли нашу деревню… Спаслись только те люди, которые убежали в лес. Убежали без ничего, с пустыми руками, даже хлеба с собой не взяли. Ни яиц, ни сала. Ночью тетя Настя, наша соседка, била свою девочку, потому что та все время плакала. С тетей Настей было пятеро ее детей. Юлечка, моя подружка, сама слабенькая. Она всегда болела… И четыре мальчика, все маленькие, и все тоже просили есть. И тетя Настя сошла с ума: «У-у-у… У-у-у…» А ночью я услышала… Юлечка просила: «Мамочка, ты меня не топи. Я не буду… Я больше есточки просить у тебя не буду. Не буду…».

Утром Юлечки я уже не увидела… Никто ее не нашел… Тетя Настя… Когда мы вернулись в деревню на угольки… Деревня сгорела… Тетя Настя повесилась на черной яблоне в своем саду. А дети стояли возле нее и просили есть…».

* * *
Из разговора с цензором:

– Это – ложь! Это клевета на нашего солдата, освободившего пол-Европы. На наших партизан. На наш народ-герой. Нам не нужна ваша маленькая история, нам нужна большая история. История Победы. Вы никого не любите! Вы не любите наши великие идеи. Идеи Маркса и Ленина.

– Да, я не люблю великие идеи. Я люблю маленького человека…

Маленький мальчик выбежал к нам откуда-то из-под земли и кричал: «Убейте мою мамку, она немца любила!»

Из того, что выбросила я сама

«Нас окружили… С нами политрук Лунин… Он зачитал приказ, что советские солдаты врагу не сдаются. У нас, как сказал товарищ Сталин, пленных нет, а есть предатели. Ребята достали пистолеты… Политрук приказал: «Не надо. Живите, хлопцы, вы — молодые». А сам застрелился…

А когда мы вернулись, мы уже наступали… Помню маленького мальчика. Он выбежал к нам откуда-то из-под земли, из погреба, и кричал: «Убейте мою мамку… Убейте! Она немца любила…» У него были круглые от страха глаза. За ним бежала черная старуха. Вся в черном. Бежала и крестилась: «Не слушайте дитя. Дитя сбожеволило…»


Утром каратели подожгли нашу деревню… Спаслись только те люди, которые убежали в лес Фото: stihi.ru



* * *
«Вызвали меня в школу… Со мной разговаривала учительница, вернувшаяся из эвакуации:
– Я хочу перевести вашего сына в другой класс. В моем классе – самые лучшие ученики.
– Но у моего сына одни «пятерки».
– Это не важно. Мальчик жил под немцами.
– Да, нам было трудно.
– Я не об этом. Все, кто был в оккупации… Эти люди под подозрением. Вот и вы…
– Что? Я не понимаю…
– Мы не уверены в его правильном развитии. Вот он заикается…
– Я знаю. Это у него от страха. Его избил немецкий офицер, который жил у нас на квартире.
– Вот видите… Сами признаетесь… Вы жили рядом с врагом…
– А кто этого врага допустил до самой Москвы? Кто нас здесь оставил с нашими детьми?
Со мной – истерика… Два дня боялась, что учительница донесет на меня. Но она оставила сына в своем классе…»

Вернулась в деревню с двумя орденами Славы и медалями, а мать выгнала меня – четыре года была на фронте, с мужчинами

* * *
«Днем мы боялись немцев и полицаев, а ночью — партизан. У меня последнюю коровку партизаны забрали, остался у нас один кот. Партизаны голодные, злые. Повели мою коровку, а я – за ними… Километров десять шла. Молила – отдайте. Трое детей в хате ждали… Попробуй найди в войну хорошего человека…

Свой на своего шел. Дети кулаков вернулись из ссылки. Родители их погибли, и они служили немецкой власти. Мстили. Один застрелил в хате старого учителя. Нашего соседа. Тот когда-то донес на его отца, раскулачивал. Был ярый коммунист.

Немцы сначала распустили колхозы, дали людям землю. Люди вздохнули после Сталина. Мы платили оброк… Аккуратно платили… А потом стали нас жечь. Нас и дома наши. Скотину угоняли, а людей жгли.

Ой, доченька, я слов боюсь. Слова страшные… Я добром спасалась, никому не хотела зла. Всех жалела…»


На войне как на войне. Это вам не театр Фото: fototelegraf.ru



* * *
«Я до Берлина с армией дошла…

Вернулась в свою деревню с двумя орденами Славы и медалями. Пожила три дня, а на четвертый мама поднимает меня с постели и говорит: «Доченька, я тебе собрала узелок. Уходи… Уходи… У тебя еще две младшие сестры растут. Кто их замуж возьмет? Все знают, что ты четыре года была на фронте, с мужчинами…»

Не трогайте мою душу. Напишите, как другие, о моих наградах…»

* * *
«На войне как на войне. Это вам не театр…

Выстроили на поляне отряд, мы стали кольцом. А посередине — Миша К. и Коля М., наши ребята. Миша был смелый разведчик, на гармошке играл. Никто лучше Коли не пел…

Приговор читали долго: в такой-то деревне потребовали две бутылки самогона, а ночью… двух девочек… А в такой-то деревне… У крестьянина… забрали пальто и швейную машинку, которую тут же пропили… У соседей… Приговариваются к расстрелу…

Кто будет расстреливать? Отряд молчит… Кто? Молчим… Командир сам привел приговор в исполнение…»

После войны боялась долго рожать. Родила, когда успокоилась. Через семь лет

* * *
«Я была пулеметчицей. Я столько убила…

После войны боялась долго рожать. Родила, когда успокоилась. Через семь лет…

Но я до сих пор ничего не простила. И не прощу… Я радовалась, когда видела пленных немцев. Я радовалась, что на них жалко было смотреть: на ногах портянки вместо сапог, на голове портянки… Их ведут через деревню, они просят: «Мать, дай хлэба… Хлэба…» Меня поражало, что крестьяне выходили из хат и давали им, кто кусок хлеба, кто картошину. Мальчишки бежали за колонной и бросали камни… А женщины плакали…

Мне кажется, что я прожила две жизни: одну — мужскую, вторую — женскую…»


Я радовалась, когда видела пленных немцев Фото: hranive.ru



* * *
«После войны… После войны человеческая жизнь ничего не стоила. Дам один пример… Еду после работы в автобусе, вдруг начались крики: «Держите вора! Держите вора! Моя сумочка…» Автобус остановился… Сразу – толкучка. Молодой офицер выводит на улицу мальчишку, кладет его руку себе на колено и – бах! ломает ее пополам. Вскакивает назад… И мы едем… Никто не заступился за мальчишку, не позвал милиционера. Не вызвали врача. А у офицера вся грудь в боевых наградах… Я стала выходить на своей остановке, он соскочил и подал мне руку: «Проходите, девушка…» Такой галантный…Эх, да это еще война… Все — военные люди…»

* * *
«Пришла Красная армия… Нам разрешили раскапывать могилы, где наших людей постреляли. По нашим обычаям надо быть в белом — в белом платке, в белой сорочке. Люди шли с деревень все в белом и с белыми простынями… С белыми вышитыми полотенцами…

Копали… Кто что нашел-признал, то и забрал. Кто руку на тачке везет, кто на подводе голову… Человек долго целый в земле не лежит, они все перемешались друг с другом. С землей…

Я сестру не нашла, показалось мне, что один кусочек платья – это ее, что-то знакомое… Дед тоже сказал – заберем, будет что хоронить. Тот кусочек платья мы в гробик и положили…

На отца получили бумажку «пропал без вести». Другие что-то получали за тех, кто погиб, а нас с мамой в сельсовете напугали: «Вам никакой помощи не положено. А, может, он живет припеваючи с немецкой фрау. Враг народа».

Еще война не кончилась, а эшелоны уже пошли в Магадан. Эшелоны с победителями

Я стала искать отца при Хрущеве. Через сорок лет. Ответили мне при Горбачеве: «В списках не значится…» Но откликнулся его однополчанин, и я узнала, что погиб отец геройски. Под Могилевом бросился с гранатой под танк…

Жаль, что моя мама не дожила до этой вести. Она умерла с клеймом жены врага народа. Предателя. И таких, как она, было много. Не дожила она… Я сходила к ней на могилку с письмом. Прочитала…»


Знаете, как трудно убить человека.  Фото: newsvo.ru



* * *
«Многие из нас верили… Мы думали, что после войны все изменится… Сталин поверит своему народу. Но еще война не кончилась, а эшелоны уже пошли в Магадан. Эшелоны с победителями… Арестовали тех, кто был в плену, выжил в немецких лагерях, кого увезли немцы на работу — всех, кто видел Европу. Мог рассказать, как там живет народ. Без коммунистов. Какие там дома и какие дороги. О том, что нигде нет колхозов…

После Победы все замолчали. Молчали и боялись, как до войны…»

* * *
«Мы уходим… А кто там следом? 

Я – учитель истории… На моей памяти учебник истории переписывали три раза. Я учила по трем разным учебникам… Что после нас останется? Спросите нас, пока мы живы. Не придумывайте потом нас. Спросите…

Знаете, как трудно убить человека. Я работала в подполье. Через полгода получила задание — устроиться официанткой в офицерскую столовую… Молодая, красивая… Меня взяли. Я должна была насыпать яд в котел супа и в тот же день уйти к партизанам. А уже я к ним привыкла, они враги, но каждый день ты их видишь, они тебе говорят: «Данке шон… Данке шон…» Это – трудно…

Убить трудно…

Я всю жизнь преподавала историю, но я знала, что ни об одном историческом событии мы не знаем всего, до конца. Всех пережитых чувств.
Всей правды…»

***
У меня была своя война… Я прошла длинный путь вместе со своими героинями. Как и они, долго не верила, что у нашей Победы два лица – одно прекрасное, а другое страшное, все в рубцах – невыносимо смотреть. «В рукопашной, убивая человека, заглядывают ему в глаза. Это не бомбы сбрасывать или стрелять из окопа», – рассказывали мне. Слушать человека, как он убивал и умирал, то же самое – смотришь в глаза…

«Засунул в рот носки, изнасиловал, разрубил топором»: жуткие подробности убийства школьницы на вписке

Мария не сказала родным, что собирается на вечеринку со спиртным. Девочку воспитывали папа и мачеха, ее мама умерла несколько лет назад. Смерть мамы Машу надломила, на ее странице в соцсети множество депрессивных картинок. Конечно, отец, как мог, пытался компенсировать потерю любовью, но девочка замкнулась в своем горе. Она даже пыталась покончить с собой. «Маша была очень ранимой и часто плакала, — говорит ее знакомая. – Окружающим она казалась жесткой, могла быть даже грубоватой, но на самом деле, она просто так защищалась». Потом школьница влюбилась в сверстника, они начали встречаться, но отношения закончились по инициативе парня. А Маша продолжала его любить.  

 

Девушка переживала из-за расставания со своим первым парнем. Взято со страницы Маши «ВК» 

Возможно, Маша и пошла на эту вписку, закончившуюся трагедией, чтобы отвлечься от переживаний о своей несчастной любви. Тем более что Владимир ее очень звал, предлагал встретить на остановке. Маша ему нравилась, а вот он ей – нет. «Этот Вова был новым знакомым, — рассказали корреспонденту «МК-Урал» подруги девушки. – Они познакомились «ВКонтакте» и встречались с ним до этого пару раз. Он на нее запал, а вот Мария говорила, что Вова неинтересный, ограниченный. Если честно, то даже тупым его назвала. Ей, наверное, просто льстило, что 18-летний парень так ей интересуется, но встречаться с ним она точно не собиралась».     

 

«Я понимаю, что всегда найдется девушка, которая будет лучше и красивее меня, я просто хочу найти того, кому будет пофиг на это», — написала Маша под фотографией. 

Владимир Шаров, действительно, интеллектуалом не был. Посредственно учился в техникуме, по словам однокурсников, был случай, когда он ударил на перемене девушку из параллельной группы. У Вовы есть двое братьев, оба отбывают срок в колонии строгого режима. Но, несмотря на все это, никто не мог предположить, что 18-летний парень способен на такое жуткое убийство, которое шокировало даже полицейских. Тем более не могла подумать об этом десятиклассница Маша, которая знала, что нравится парню.

 

Ранее Владимир изнасиловал другую девушку в Магнитогорске. Фото со страницы Шарова «ВК»  

Маша приехала на вписку, парни и девушки выпивали, слушали музыку, тусовка закончилась примерно в десять вечера. Мария осталась последней в доме у Шарова. Когда его задержала полиция по подозрению в убийстве, он сначала утверждал, что школьница к нему вообще не приходила. Это было глупо, потому что все остальные участники вписки рассказали, что Маша на ней была. Тогда парень изменил показания и сказал, что да, Маша была, но ушла домой, а он проводил девушку до трамвая. Пытался даже создать себе алиби. Владимир записал пятиминутное видео, которое выложил на своей странице «ВК». В нем Шаров говорит, что сильно заболел. Запись была выложена в сеть 30 июня, через два дня после убийства Маши. Вова думал, что посмотрев на его болезненный вид, полицейские подумают, что в таком состоянии он вряд ли мог кого-то убить и уж тем более расчленить.

 

Однако алиби не помогло, Шаров сам признался в убийстве на первом же допросе под тяжестью улик. Дома у него был изъят линолеум со следами от топора, найдены топор и вещи в крови.  Правда, парень сказал, что действовал не один и сдал 17-летнего друга Евгения, который тоже был на вписке. Но тот отрицал свое участие, а потом оказалось, что в момент убийства Женя находился дома, что могут подтвердить свидетели. Тогда Владимир в третий раз изменил показания. Он признался, что убил и расчленил тело один, а потом на мотоцикле отвез останки на пустырь.

 

Машу хоронили в закрытом гробу. Фото «Магсити74»

Что произошло той ночью после вписки, и почему 18-летний парень убил 16-летнюю школьницу? Признавшись в преступлении, Владимир Шаров рассказал, что когда все ушли, у них с Машей сначала был секс по обоюдному согласию, потом они поссорились и он задушил ее. А тело разрубил топором, чтобы было легче скрыть убийство. Но подруги девушки считают, что Шаров изнасиловал Машу, поскольку парень ей не нравился и вступать с ним в интимные отношения девушка бы не стала. А соседи утверждают, что слышали крики школьницы. «Она кричала, что посадит его, — сообщила женщина «МК-Урал». — Громко кричала, потом все стихло. Не похоже это на обоюдное согласие». На условиях анонимности, местная жительница поделилась информацией с нашим корреспондентом. «Руки школьницы были связаны, в рот он засунул ей носки, чтобы крики не были слышны, — говорит она. – Он изнасиловал ее, просто доказать это уже невозможно. Скорее всего, испугался, что она напишет заявление и задушил девочку, а потом топором разрубил ее как кусок мяса».

 

На суде Шаров прятал лицо от камер. Фото «Магсити74»

Экспертизой изнасилование доказать действительно не удалось, поскольку тело нашли спустя неделю и по частям. Однако при расследовании выяснилось, что ранее Владимир изнасиловал другую девушку в Магнитогорске.  «Подсудимый был причастен к совершению и другого преступления — по пункту «а» части 3 статьи 132 УК «Насильственные действия сексуального характера». Эти преступления (убийство и изнасилование) между собой не связаны — это два разных уголовных дела с разными потерпевшими и разными обстоятельствами», — пояснили в пресс-службе Орджоникидзевского районного суда Магнитогорска. Есть также информация, что Владимир совершал и другие попытки изнасилования. Об одной из них рассказала несовершеннолетняя девушка, которой удалось убежать от парня: «Все произошло зимой. Он предложил мне сигареты, заходи, говорит, покурим. Когда я пришла к нему в дом, то он был один, по телевизору шел какой-то порнофильм, а сам Вова снял халат. Я испугалась и убежала».     

 

Маша Шарову нравилась, а вот он ей – нет. Фото со страницы погибшей девушки «ВК» 

Владимира Шарова суд признал виновным в убийстве по статье 105 УК РФ. Приговор ему огласили 7 августа этого года. Убийце назначено наказание в виде 14 лет лишения свободы с отбыванием в колонии строгого режима.  

Родители насиловали 7-летнего мальчика. Милиция не вмешивалась

В Свердловской области родители насиловали собственного ребенка. Милиция отказалась помочь, посчитав эту историю вымышленной. В роли спасателей выступила бабушка и дед.

В настоящий момент бабушка и дед прячут 7-летнего Виталика от родителей в съемной квартире на окраине Екатеринбурга. Дома старики бояться показываться. Говорят, дочь и ее сожитель пригрозили ребенку расправой, если они не забудут об истории, рассказанной мальчиком.

Осенью 2006 года родственники начали замечать в поведении внука признаки, которые их насторожили. Ребенок стал нервным и замкнутым, по ночам метался в кошмарах. А когда приезжал от мамы, куда ездил на выходные, выглядел больным и уставшим.

«Мы его раздевать — он у нас падает. Мы его в кресло — он у нас падает. Я ему говорю: Виталенька… Он мычит. Знаете, как после наркоза, человек ничего не понимает…» — рассказала «ЕСТВ» бабушка Виталика.

Поначалу дед с бабушкой не придали значения происходящему. Списывали изменения в поведении ребенка на смену обстановки: мальчик рос без отца и практически без материнского внимания, в сентябре пошел в первый класс. Со временем неладное стали замечать учителя. На теле Виталика появлялись синяки и следы от инъекций, он стал пугливым и нелюдимым. Родственники решили перевести внука на домашнее обучение. Именно педагогу-репетитору в последствие удалось убедить парня рассказать взрослым, что с ним происходит на самом деле.

«Баба, я терпеть больше не могу, баба, мне плохо. Садитесь, деда, баба, я все вам расскажу. Мы оба сели, мы оба поняли, и вот знаете как это? Это как по голове удар», — поделилась бабушка Виталика.

В то, что рассказал мальчик, родственники поверили не сразу. Пока не осознали, семилетнему ребенку такое не придумать. Со слов бабушки, Виталик слишком детально описывал пьянки матери и ее приятелей, и то, что за этим следовало. Рассказывал, как заставляли пить водку, кололи шприцем. Затем насиловали. Если мальчик вел себя неспокойно, били.

«Мне попу палкой ковыряли. Потом ножницами с ваткой в попе протирали. Спирт с маслом мне в рот толкали и потом меня головой об стену били. У меня кровь бежала», — вспоминает пережитое семилетний мальчик.

Время от времени, рассказал мальчик, его возили к каким-то маминым знакомым, где с ним проделывали примерно то же, что в отчем доме, только еще и снимали происходящее на видео. Старики говорят, сперва хотели решить проблему по-семейному. Не получилось. Дочь и ее сожитель даже слушать не захотели. Покрыли трехэтажным матом и выставили за дверь, посоветовав больше не появляться. Когда дед с бабкой обратились в милицию, им вежливо намекнули, на старческий маразм и разыгравшуюся детскую фантазию внука.

На протяжении четырех месяцев родственники Виталика ходили по всевозможным инстанциям. Дважды обращались в Полевское РОВД – по месту жительства матери мальчика – и Полевскую прокуратуру. В возбуждении дела им было отказано, материалы направлены на дополнительную проверку. Справки из травмпунктов и заключения медэкспертов, датированные разными временными отрезками, аккуратно сложили в стопочку и передали в комиссию по делам несовершеннолетних. Туда же прикололи заявления родственников. Комиссия признала доводы стариков необоснованными, а на справки о телесных повреждениях отписалась бумагами вроде, упал с лестницы, ударился.

Достучаться хоть до кого-то долгое время не удавалось и свердловскому Уполномоченному по правам человека. Дело сдвинулось с мертвой точки лишь после того, как чиновница подключила административный ресурс. Из всех существующих госструктур, решающих подобные вопросы, проблема была взята на контроль только областным ГУВД. Занимаются ей впрочем, все равно Полевские правоохранительные органы.

Согласно материалам расследования надзорных органов Полевского, факты физического насилия и иных преступлений в отношении Виталия не подтвердились. 27 опрошенных свидетелей – среди которых врачи, дававшие до этого справки о телесных повреждениях, учителя, принимавшие решение о прохождении ребенком учебы на дому и одноклассники мальчишки, если верить бумагам, ничего об этом не знают. В приватной беседе, говорит свердловский омбудсмен, представители прокуратуры области признались, ситуация в этой семье действительно сложная, но вмешиваться в это никто не решается.

«Оснований для отмены принятого решения прокуратурой города Полевского не имеется. В настоящее время материал проверки направлен для изучения в генеральную прокуратуру РФ», — о перспективах дела коротко заявил Дмитрий Плотников, прокурор отдела по надзору за расследованиями прокуратуры Свердловской области.

Просмотров: 43753

сексуальных преступников — Несовершеннолетние — Сексуальные преступления — Изнасилования и домогательства — Дети и молодежь

В прошлом году восьмиклассник средней школы штата Делавэр приехал однажды утром и обнаружил в коридоре детей, указывающих на него и хихикающих. Сначала мальчик Джонни, который просил меня защитить его частную жизнь, назвав его по прозвищу друга, был сбит с толку. Он подумал, что это могло быть из-за его новой стрижки. Тогда один ребенок назвал его насильником. Другой насмехался: «Эй, разве ты не сексуальный преступник?» Один подросток угрожал его избить.

Четыре года назад, когда Джонни было 11 лет, он положил руку на влагалище своей четырехлетней сводной сестры поверх ее нижнего белья. А затем, несколько месяцев спустя, он сказал ей заняться с ним оральным сексом, что она и сделала. Когда об этом узнала мать Джонни, она позвонила в полицию. Возможно, она чувствовала, что больше не может контролировать Джонни, который, по словам его бабушки, одновременно обожал свою сестру (он делал для нее блины и снеговиков) и мучил ее (он бил и издевался над ней). Возможно, его мать также беспокоилась, что ее сын может оскорбить других детей.Трудно понять, о чем она думала в тот день, потому что она так и не объяснила это Джонни или своей матери, с которой Джонни в конце концов стал жить. И она не отвечала на мои звонки.

Джонни с волосами песочного цвета и веснушками, согласно полицейским протоколам, не прибегал к насилию и не использовал оружие, и когда детектив допросил его, четвероклассник признался в том, что он натворил. Вскоре после этого Джонни был приговорен к отбыванию наказания за сексуальные преступления несовершеннолетних, где он провел 16 месяцев.К тому времени, когда он был освобожден, он считался образцом для подражания в своей программе, согласно записям, которые терапевт Джонни, Марк Фелицци из Службы сопровождения штата Делавэр, получил из учреждения. Однако его мать не была заинтересована в воссоединении семьи, поэтому Джонни перебрался из приемной семьи к своему дяде, прежде чем переехать к бабушке, а затем, в конечном счете, к отцу.

Прошло всего два месяца после того, как он начал учиться в новой школе рядом с домом своей бабушки, когда преступление в детстве Джонни стало поводом для слухов.Было не совсем понятно, как дети узнали об этом. Джонни слышал, что мать девочки, которой он написал любовную записку, обнаружила его на веб-сайте Центрального реестра лиц, совершивших сексуальные преступления в Делавэре. Мать могла напечатать фамилию Джонни. Или она могла сканировать свой почтовый индекс в поисках местных сексуальных преступников. В любом случае она его нашла. В Интернете была фотография Джонни, когда ему было 11 лет, а также его адрес, дата рождения, рост и вес на момент совершения преступления. Ниже приведены два полицейских обвинения: одно — проступок за прикосновение к нижнему белью сестры; другое было уголовным преступлением за вовлечение его сестры в оральный секс, который, поскольку он предполагал контакт рот к гениталиям, был обвинен как «изнасилование второй степени».

В десятках интервью терапевты, юристы, подростки и их родители рассказывали мне похожие истории о несовершеннолетних, которые после того, как были обнаружены в реестре лиц, совершивших сексуальные преступления, подверглись остракизму со стороны своих сверстников и соседей, исключены из внеклассных занятий или физически. угрожали одноклассники. Эксперты опасаются, что подобный опыт стигматизирует подростков и подрывает цели реабилитации. «Весь мир знает, что вы сделали этот плохой поступок, — отмечает Элизабет Летурно, доцент психологии Медицинского университета Южной Каролины и эксперт по несовершеннолетним, совершившим преступления на сексуальной почве.«Можно было лечиться пять лет; ты мог бы быть прямым, как стрела; но послание по-прежнему звучит так: вы плохой человек. Как это влияет на ваше представление о себе? Как это влияет на вашу способность улучшать свое поведение? »

Совсем недавно терапевтам и защитникам жертв приходилось бороться, чтобы заставить систему правосудия серьезно относиться к сексуальному насилию со стороны взрослых, не говоря уже о несовершеннолетних. Если дело даже дошло до полиции, обвинения часто отклонялись в суде, отмечает Крейг Лэтэм, психолог из Массачусетса, который занимается лечением сексуальных преступников и консультируется с правоохранительными органами.

Примерно в то же время, однако, начало расти движение за права жертв, которое привлекло столь необходимое внимание к сексуальному насилию. Созданы кризисные линии и центры по борьбе с изнасилованиями; федеральное правительство начало предоставлять штатам деньги для оказания помощи жертвам; мужчины, женщины и дети рассказывали общественности свои истории о сексуальных домогательствах.

Это 19 ошибок, которые делают все мальчики

Кто-нибудь посадит их за это ужасное преступление

Съесть девушку, напасть на девушку, вылизать девушку — это хорошо для вас, это хорошо для получателя, это хорошо для каждого .

Пока это не так. Пока не будет слишком много толчков, недостаточно ритма и слишком много «ты почти у цели».

Мы максимально информативно рассказали, как трогать девушку пальцами, как снимать обнаженное тело, как дотрагиваться до груди девушки и что заводит девушек, но теперь мужчин нужно обучать тому, как съесть девушку — без ошибок .

Ошибки могут случиться в спальне — ничего страшного. Главное — мы учимся на этих ошибках, чтобы всем больше нравился секс.

Так что сядьте, зажгите свечу и сделайте несколько заметок об этих ошибках, которые совершают товарищи, когда едят девушку в ресторане:

1.Ни в коем случае не использовать пальцы

Бог дал вам 10 пальцев по определенной причине, и эта причина заключалась в том, чтобы ткнуть девушку пальцем, когда он спускался на нее.

2. Просто лизать вверх-вниз, как робот

Бог не только дал вам 10 пальцев для использования и пальцев, но и дал людям язык, который можно использовать не только для разговора, но и для облизывания женщин. И это лизание не просто роботизированное до клитора, вплоть до вагинального отверстия — оно должно лизать повсюду, круговые движения, быстрые слева направо, большие старые медленные облизывания — вы должны ввести в это.

3. Постоянно спрашивать «вы почти у цели?»

Был, но теперь уже не так, спасибо вам за это.

4. Не слушать язык ее тела

Если она не издает звуков и не делает каких-либо положительных движений тела, например, выгибая ее спину, хватая вас за волосы, крича «продолжай так» и т. д., затем извините, но вы, вероятно, что-то делаете неправильно. Спросите ее, чего она хочет, или измените свой нынешний метод.

5.Отрицательно комментируя внешний вид своего влагалища

«Ой, ты что, не бреешься?»

«Твоя вагина намного лучше, чем у других девушек, на которых я спала»

«Немного пахнет»

«Ты волосатая»

«Вы немного упустили»

Список можно продолжить. По сути, если вы не говорите «ты такой мокрый» или «ты отлично выглядишь», НИЧЕГО НЕ ГОВОРИТЬ.

6. Облизывание на скорости 100 миль в час

Съесть девушку — это не спринт на 100 метров, а марафон.И, как бегун-марафон, вы должны идти в ногу со временем и не сгореть до окончания забега. Таким образом, вам нужно лизать медленно, постепенно наращивая темп и скорость облизывания в соответствии с тем, как она реагирует. Только ближе к концу, когда она близка к кульминации, вы начинаете ускоряться и бежать к финишу. Финиширует ее оргазм.

7. Незнание, где находится клитор

Погуглите.

9. Только обращая внимание на клитор

Там целое влагалище, приятель.

10. Спуститься на девушку на 30 секунд и подумать, что этого достаточно

В зависимости от того, насколько она возбуждена, будет зависеть, как быстро она придет. Новости: девушки не похожи на парней — нам нужно гораздо больше времени, чтобы прийти, и поэтому необходимо терпение, так же как и выделение некоторого времени во время секса до должным образом, нужно время, чтобы заставить ее кончить. Любой, кто ест вне дома менее двух минут, прежде чем бросить, должен вернуться к ТРЕНИРОВКЕ.

11.Отказ сдаваться, когда ясно, что кульминации не происходит

Детка, этого не происходит. Преодолейте это, это не повредит вашему огромному эго.

12. Не по направлению

Я говорю вам, что делать по какой-то причине, не игнорируйте мои полезные советы и предполагаю, что у вас все хорошо.

13. Общение, пока вы там

Я имею в виду, что вы можете, если хотите, но если вы много говорите, вы недостаточно лижете.

14. Предположим, что если вы упадете на нас, мы на вас упадем

Никогда ни о чем не предполагай, друг мой, женщины тебе ни хрена не должны, и этому может быть много причин.

15. Без игрушек

Я имею в виду, перепутай, не повредит.

16. Предположим, что всем женщинам, на которых вы нападаете, понравятся одни и те же вещи

Пожалуйста, не хвастайтесь тем, что ваша бывшая говорила о ваших умственных способностях. Если ей что-то понравилось, это не значит, что я буду.

17. Думая, что оральный секс — это просто прелюдия к настоящему половому акту, это не

Это может быть главный акт, а не то, что вы всегда делаете, чтобы довести до полового акта.

18. Похоже, ты не хочешь этого делать

Как будто никто вас не принуждает, попробуйте выглядеть немного воодушевленным, если вы действительно готовы к этому

19. Не использовать язык вообще

Послушайте, если вы идете туда, чтобы съесть меня, вам нужно использовать свой язык, а не только пальцы, иначе какой смысл идти так далеко на юг?

Связанные секс-истории рекомендовал писатель:

• Как правильно трогать девушку, разочарованные девушки

• Как получить обнаженное тело, по объяснению девушек

• Девочки больше всего привлекают в постели, так что вы больше никогда не разочаруетесь

• 18 вещей, которые девушки хотят, чтобы вы знали о прикосновении к их сиськам во время секса

Как вылизать девушку

О, боже, пожалуйста, перестань ЗАБИВАТЬ МЕНЯ СВОИМ ЯЗЫКОМ

Уважаемые мальчики, к сожалению, мы снова встречаемся.Но на этот раз мы подумали, что вам будет полезно научиться владеть языком, объясняя, как есть девушку вне дома.

Теперь, когда вы знаете, как правильно трогать девушку, что заводит девушек в постели, как дотрагиваться до груди девушки и как целовать девушку, пришло время узнать, как вылизывать девушку.

И поверьте нам, большинству из вас нужно знать. Отчаянно. Потому что у всех нас было много разочаровывающих опытов, чтобы точно знать, о чем мы говорим.

Все девушки разные, но есть универсальные правила орального секса, которые применимы ко всем.Так что убедитесь, что вы их не сломаете:

Лорен

Чтобы прояснить это, мы говорим о том, чтобы унижать девушек. Вы знаете, используя свой язык? Так что, пожалуйста, мальчики и девочки, скажите мне, почему вы думаете, что меня пальцами взрывают, в то же время пытаясь лизать, хорошо сочетаются друг с другом. Это не так. Это на самом деле полностью отвлекает от работы, от которой у вас текут слюнки на пути к успеху.

Так что, помимо того, что вы меня не бьете, самое важное, что вам нужно понять, это то, что вы должны продолжать делать именно то, что вы начали делать, когда вы поняли, что я собираюсь достичь кульминации.Почему-то многие из вас думают, что переключение и изменение ритма — это хорошо и увлекательно. Это не так. Он полностью разрушает все, что вы успешно построили, и теперь вам придется начинать все заново. Что не весело ни мне, ни тебе.

Терпение — ключ к успеху. Лизать, продолжать в том же ритме и прежде, чем вы это заметите, БУМ. Кульминация центральная!

Клара

Прежде чем мы перейдем к основному действу, важно, как вы туда попадете. Во-первых, убедитесь, что девушке комфортно, потому что как бы хороши вы ни были, ничего особенного не произойдет, если она не будет расслаблена и не получит от этого удовольствия.Вы можете начать с нескольких поцелуев на внутреннюю поверхность бедра, всегда лучше наращивать ее, чем сразу же начинать хоумран.

Теперь вы должны знать свою основную анатомию, потому что есть несколько моментов для удовольствия. Если вы не знаете, что делаете, вы можете подумать, что все, что вам нужно сделать, это лизать и надеяться на лучшее, но вам нужно найти этот клитор.

Здесь вы можете изменить давление и скорость, с которой вы его облизываете и целуете. Давай, добавь несколько пальцев и не забывай, что ты можешь лизать в разных местах.Спуститесь к самому влагалищу и трахните его языком. Наберись терпения, моя подруга, и просто послушай, как изменилось ее дыхание. Чем быстрее это становится, тем больше ей нравится. Когда она придет, не останавливайся. Нет ничего хуже, чем остановиться, когда все еще хорошо.

Союзник

Первое, что нужно запомнить, — это делать. Нет. Торопиться. Как она должна подниматься в настроение и получать от этого удовольствие, если вы ведете себя так, будто это входить, выходить, мчаться к финишу — своего рода работа? И не спешите прямо туда.Все нарастание — лучшее: поцелуй ее в шею, сожми ее грудь, лижи ее бедра.

Дразните ее до такой степени, что она умоляет об этом, и тогда вы чего-нибудь добьетесь. В этом случае скорость и скорость определенно выигрывают: синдром стиральной машины не работает, когда вы кого-то целуете, и определенно не работает, когда вы кого-то сбиваете.

Не торопитесь, немного пощекните языком — осторожно, это не зуммер, который нужно тушить, чтобы получить приз — и немного измените давление.Только не копайтесь повсюду и постоянно меняйте темп, потому что это отвлекает, и это верный способ положить конец этому еще до того, как он начнется.

Просто послушайте девушку, и когда она схватит вас за волосы и скажет вам не останавливаться, не останавливайтесь.

Оливия

Перво-наперво вы должны дождаться подходящего времени. Я знаю, что это захватывающе, и я знаю, что ты не можешь ДОЖДАТЬСЯ, чтобы спуститься туда, но нет ничего хуже, чем прыгнуть с пистолета, когда я этого даже не чувствую.Если вы хотите подарить мне лучший оральный секс в моей жизни, вам нужно вложиться. Встаньте так, чтобы не устать ни за минуту, потому что в среднем женщине требуется 20 минут, чтобы достичь оргазма, когда кто-то ее облизывает.

Вы можете даже принести небольшой вибратор, чтобы помочь вам, нет ничего лучше маленького двойного действия. Затем наращивание должно быть похоже на крещендо — увеличивайте давление и скорость. Вы можете попробовать небольшие движения языком из стороны в сторону или даже ритм вверх и вниз.Что бы ни заставляло ее стонать больше.

Сара

То, что языки мягкие, не означает, что они не могут причинять боль. Иногда парни используют их так сильно, что я превращаюсь в эту странную трясущуюся развалину — но не в хорошем смысле.

Кроме того, вам не нужно покрывать такую ​​большую площадь поверхности, вы не должны чистить мое влагалище, иногда хорошо тереть крошечный участок в течение длительного времени. Если вы дойдете до места, и девушка начнет дрожать, просто расслабьтесь на некоторое время.

Перестань так часто менять ритм, каждый раз, когда ты это делаешь, мне приходится начинать работу над достижением оргазма, но затем также меняйте ритм, иначе мне станет скучно и я начну думать о той посылке, которую мне нужно вернуть.

Другие статьи о сексе, которые вы, возможно, захотите прочитать:

1) Мы спросили девочек о самых неприятных моментах, когда их поймали за сексом

2) Как правильно трогать девушку, разочарованные девушки

3) Как мастурбировать до оргазма — от девушек к девушкам

4) 18 вещей, которые девушки хотят, чтобы вы знали о прикосновении к их сиськам во время секса

вещей, которые каждый мужчина должен знать о сексе, прежде чем ему исполнится 25

1.Практикуйте поцелуй. Не стоит недооценивать силу хорошего поцелуя. Многие феромоны меняются местами во время действия «рот в рот». Не делайте мертвых губ. Потратьте немного времени и усилий на свои навыки макияжа.

2. Не игнорируйте ее сиськи. Не бейте ее пальцами по вагине отбойным молотком и не думайте, что это ее подтолкнет. У женщин много потенциальных эрогенных зон, и они варьируются от человека к человеку. Возьмите ее за грудь, оближите соски и проведите рукой по всему ее телу, чтобы посмотреть, что для нее подходит.

3. Стань немного странным. То, что вы можете запустить его за 30 секунд в миссионерской позе, не означает, что вам следует это делать. Поменяйте местами, даже если это незаметно. Вы не должны быть извращенцами, но, возможно, вам стоит. Веселитесь там.

4. ПРОЙДИТЕ НА НЕЕ. Ты шутишь? Многие женщины не могут испытать оргазм во время полового акта (он недостаточно стимулирует клитор). Спускайся туда и делай свою работу, чувак.

5. Сделайте ей комплимент. Хорошо, может быть неприятно кричать «ты хорошо выглядишь» во время секса, но заставлять ее чувствовать себя желанной.И это не значит, что ты терся своим стояком о нее, пока обнимаешься. Убедитесь, что она знает, насколько вы ей нравитесь.

6. Расслабьтесь вокруг своего пениса. Большинство женщин не заботятся о размерах так, как вы думаете. Им просто нужен ухоженный пенис без запаха. Что подводит нас к…

7. Душ и туалет. Если женщинам приходится это делать, то и нам. Убедитесь, что они не роются в зарослях ежевики только для того, чтобы добраться до вашего пениса. Держите свой мусор в хорошем состоянии.Ничто так не портит оральный секс, как попадание пузырька в рот.

8. Говорите громко. Обращайте внимание на то, когда ваша женщина чем-то увлечена, и, наоборот, нормально говорить открыто, когда она делает то, что действительно работает для вас.

9. Не будь эгоистом. Давайте будем честными, большинство мужчин могло бы прийти, если бы подул достаточно сильный ветер. Убедитесь, что вы заботитесь о ее потребностях, прежде чем решите приходить повсюду.

10. Не стесняйтесь. И снова получайте удовольствие! Не сердитесь, если она не закричит в течение 30 секунд после того, как поместит в нее ваш пенис. Возьмите весь свой стресс и неуверенность в себе и отпустите это дерьмо, как будто вы поете прорывной сингл из Disney Frozen .

11. Не сравнивайте себя с другими парнями. И мужчины, и женщины преувеличивают свои сексуальные завоевания. Просто сделай, братан.

12. Не гонитесь за пьяными женщинами. Это не обсуждается.

13.Сказать «нет» минету не сделает ее стервой. Есть много причин, по которым она может быть не в настроении. Вы не можете вставить свой пенис в нее, когда захотите.

14. Всегда используйте защиту. Может, и правда лучше без презерватива. Мне все равно.

15. Квиф — это не пердеж. Это воздух выходит из влагалища, потому что секс вытолкнул его туда. Не гримасничайте. Расти.

Хотите больше от Фрэнка? Следуйте за ним в Twitter.

Фото: Getty

Космо Франк Я человек мужского пола, который наслаждается едой, состоящей из всех пяти пищевых групп и удовлетворяющей все уровни иерархии потребностей Маслоу.

Этот контент создается и поддерживается третьей стороной и импортируется на эту страницу, чтобы помочь пользователям указать свои адреса электронной почты. Вы можете найти больше информации об этом и подобном контенте на пианино.io

Облизывание и дефицит витаминов у детей

Дети, облизывающие губы, могут быть признаком витаминной недостаточности.

Кредит изображения: stock_colors / E + / GettyImages

Детям нравятся новые сенсорные ощущения, поэтому нет ничего необычного в том, что ваш малыш облизывает свои руки, мебель или другие случайные предметы. Такое поведение может быть вызвано тем, что она подражает домашнему питомцу или пытается попробовать что-то новое, но если это происходит неоднократно, это может быть вызвано дефицитом питательных веществ.

Дефицит различных витаминов и минералов, в том числе витаминов группы B , железа и цинка , может вызвать у детей необычное поведение при облизывании.

Подробнее: 11 питательных веществ Американцы не получают достаточно

Облизывание губ и недостаток питательных веществ

Если вы заметили, что ваш ребенок неоднократно облизывал губы или область вокруг рта, возможно, у него воспаление, трещины на губах или другие проблемы со здоровьем полости рта.Дети, которые постоянно облизывают губы или области вокруг рта, также могут иметь дефицит витаминов группы B.

Итак, если ваш ребенок постоянно облизывает губы, у него может быть дефицит витамина B1 (тиамина) . Дефицит этого питательного вещества вызывает трещины на губах или даже в углах рта, которые называются хейлитом или хейлозом .

Другие питательные вещества, которые вызывают трещины в уголках рта, когда вы не получаете их достаточного количества, включают витамин B2 (рибофлавин) , витамин B3 (ниацин) , витамин B12 и железо .Недостаток витаминов А, С и К также может вызвать воспаление ротовой полости и губ.

Дети, испытывающие оральные побочные эффекты из-за недостатка питательных веществ, часто будут многократно лизать пораженный участок, пытаясь успокоить его, однако это может еще больше усугубить проблему. Важно лечить эти симптомы как можно скорее, потому что они могут стать зудящими, болезненными и инфицированными, если их не лечить в течение длительного времени.

Потребности в питательных веществах B-комплекса витаминов

Гарвардская школа общественного здравоохранения объясняет, что существует восемь витаминов группы B, необходимых для хорошего здоровья.Эти витамины играют в организме самые разные роли, от поддержки пищеварительной и нервной систем до помощи в образовании красных кровяных телец. Многие витамины B-комплекса можно найти в продуктах, содержащих морепродукты, мясо или другие продукты животного происхождения. Детям требуется разное количество каждого витамина в зависимости от их возраста.

По данным Национального института здоровья, младенцам в возрасте 6 месяцев и младше необходимо 0,2 миллиграмма тиамина, 0,3 миллиграмма рибофлавина, 2 миллиграмма ниацина и 0,4 миллиграмма витамина B12.В возрасте от 7 до 12 месяцев младенцам необходимо 0,3 миллиграмма тиамина, 0,4 миллиграмма рибофлавина, 4 миллиграмма ниацина и 0,5 миллиграмма витамина B12.

Детям в возрасте от 1 до 3 лет необходимо 0,5 миллиграмма тиамина, 0,5 миллиграмма рибофлавина, 6 миллиграммов ниацина и 0,9 миллиграмма витамина B12, в то время как детям в возрасте от 4 до 8 лет необходимо 0,6 миллиграмма тиамина, 0,6 миллиграмма рибофлавина, 8 миллиграммы ниацина и 1,2 миллиграмма витамина B12. Детям старшего возраста от 9 до 13 лет нужно 0.9 миллиграммов тиамина, 0,9 миллиграмма рибофлавина, 12 миллиграммов ниацина и 1,8 миллиграмма витамина B12.

Подробнее: 10 странных признаков того, что вы не получаете достаточно питательных веществ

Необычное поведение при облизывании детей

Если вы войдете в комнату и обнаружите, что ваш ребенок лижет пол, не считайте это слишком необычным. Младенцы и другие маленькие дети в возрасте 24 месяцев и младше часто все еще ощущают новизну мира.

Маленькие дети этого возраста часто пытаются понять свое окружение через зрение, звук, запах и даже вкус, а это значит, что ваш малыш, облизывающий все, может быть совершенно нормальной частью ее развития. Однако поведение старшего ребенка (от 2 до 7 лет) может быть признаком состояния, называемого pica.

Пика обычно проявляется как необычное поведение при облизывании или еде, сосредоточенное на предметах, которые обычно не считаются съедобными, таких как камни, кирпичи, мел, мыло, глина или земля.Однако это также может быть просто выражено как облизывание или сосание, потому что ребенок может просто захотеть ощутить определенную текстуру во рту.

Хотя пика звучит необычно, это часто связано с дефицитом питательных веществ и является просто признаком этого основного состояния. У детей с pica может быть железодефицитная анемия или дефицит цинка . Состояние часто проходит после того, как устранен дефицит питательных веществ. Если вы считаете, что у вашего ребенка пика, поговорите со своим врачом, чтобы узнать, может ли пищевая добавка быть полезной.

Потребление железа у детей

По данным Национального института здоровья, железо необходимо для роста и развития детей. Фактически, это питательное вещество настолько важно, что беременным женщинам требуется дополнительное количество для их развивающихся детей.

Железо является основным компонентом белка крови гемоглобина . Это питательное вещество также помогает:

  • Обеспечение кислородом различных частей тела
  • Поддерживает нормальные клеточные функции
  • Поддерживает метаболизм
  • Синтезировать гормоны
  • Синтезировать соединительную ткань

По данным Национального института здоровья, младенцам до 6 месяцев нужно 0.27 миллиграммов железа в день, тогда как младенцам старшего возраста от 7 до 12 месяцев необходимо 11 миллиграммов в день. Маленьким детям от 1 до 3 лет требуется 7 миллиграммов железа в день; детям от 4 до 8 лет необходимо 10 миллиграммов в день; Детям старшего возраста в возрасте от 9 до 13 необходимо 10 миллиграммов в день.

Однако, если дети придерживаются веганской или вегетарианской диеты, они должны потреблять в 1,8 раза больше рекомендованного количества.

Недостаток железа может вызвать анемию, которая, в свою очередь, может вызвать проблемы с желудочно-кишечным трактом, когнитивные проблемы, проблемы с функцией иммунной системы и проблемы с регуляцией температуры тела.Дефицит железа особенно опасен для детей, поскольку может вызвать психомоторные и когнитивные проблемы, которые могут привести к трудностям в обучении.

По сути, это означает, что последствия дефицита железа в раннем возрасте могут влиять на детей на протяжении всей жизни, даже когда они достигают взрослого возраста.

Потребление цинка у детей

Как и железо, цинк важен для роста и развития. Цинк важен, потому что он:

  • Играет роль в способности ощущать вкус и запах
  • Поддерживает синтез ДНК и белка, а также клеточное деление
  • Поддерживает рост и развитие
  • Поддерживает функцию иммунной системы
  • Способствует заживлению ран

По данным Национального института здоровья, младенцам до 6 месяцев необходимо 2 миллиграмма цинка в день, а маленьким детям от 7 месяцев до 3 лет — 3 миллиграмма в день.Детям в возрасте от 4 до 8 нужно 5 миллиграммов в день, а детям старшего возраста в возрасте от 9 до 13 нужно 8 миллиграммов в день.

Дефицит цинка опасен для детей, поскольку может препятствовать здоровому росту и нарушать функцию их иммунной системы. Длительный дефицит цинка может даже замедлить половое созревание.

Девочки облизывают мальчиков из-за вкусовых ощущений: Исследование

Согласно исследованию с участием 8 900 датских школьников, у девочек чувство вкуса лучше, чем у мальчиков, а у мальчиков более сладкие зубы, чем у девочек.Каждый третий ребенок предпочитает несладкие безалкогольные напитки, а дети и молодежь любят рыбу и не считают себя привередливыми едоками.

По сообщениям, это крупнейшее в мире исследование способности детей и молодых людей ощущать вкус и свои предпочтения.

«Совершенно очевидно, что дети и молодые люди очень хорошие дегустаторы, и что между ними есть большие различия, чем ожидало бы большинство людей. Существует, например, заметная разница между мальчиками и девочками, и способность «Дети узнают, что вкусы меняются с возрастом», — сказал руководитель проекта Бодил Аллесен-Хольм из Копенгагенского университета.

«Так можно было легко разрабатывать более разнообразные продукты питания и закуски для детей и молодежи. Например, совершенно очевидно, что дети не обязательно предпочитают сладкое. Согласно полученным данным, для мальчиков можно легко разработать здоровые закуски с немного резким и кислым вкусом «.

Результаты могут помочь разработчикам рецептур питания лучше понять предпочтения и вкусы маленьких детей и подростков.

Совместно проведено Danish Science Коммуникация, ученые-диетологи факультета естественных наук (LIFE) Копенгагенского университета, исследование также показало, что девочки обычно предпочитают более мягкие вкусы, а мальчики, как правило, любят более резкие ароматы.

Кроме того, выяснилось, что мальчики предпочитают суперсладкие безалкогольные напитки, и они также дали высшие оценки самым кислым образцам.

Как это был тон

«Массовый эксперимент» стал возможным благодаря отправке всем участвующим группам детей полного набора образцов для дегустации и очень подробных инструкций. Затем дети и их учителя провели эксперимент в рамках своих уроков естествознания.

Различные тесты включали измерение количества вкусовых рецепторов, определение пороговых значений кислого и сладкого вкуса детей и ответы на вопросы об их предпочтениях в еде и беспокойстве по поводу еды.

«Что наиболее удивительно, так это то, что результаты настолько четкие и такого высокого качества», — сказал Аллесен-Хольм. «Тенденции очень ясны во всех ответах многих начальных и средних школ: ученики и учителя были очень тщательными и точными».

То же, но разные

У мальчиков и девочек одинаковое количество вкусовых рецепторов, говорится в исследовании. «Согласно цифрам, мальчикам нужно в среднем примерно на 10 процентов больше кислинки и примерно на 20 процентов больше сладости, чтобы распознать вкус.Похоже, что разница в том, как мальчики и девочки обрабатывают вкусовые впечатления «, — сказал со-исследователь Майкл Бом Фрост, доцент LIFE.

Кроме того, исследователи обнаружили, что каждый третий школьник предпочел бы безалкогольные напитки без сахара.

«Это новинка. Другими словами, безалкогольные напитки для детей и молодежи не всегда должны содержать много сахара », — сказал Аллесен-Хольм.

Когда ребенок становится подростком, его пищевые предпочтения и вкусы меняются.По словам исследователей, способность распознавать вкусы постепенно увеличивается с возрастом, и наибольший сдвиг наблюдается в 13-14 лет, когда дети становятся заметно более чувствительными к кислым вкусам. Это сопровождается ослаблением их любви к очень сладким ароматам.

Самые придирчивые дети съели десятки новых продуктов после двухнедельного тренинга, разработанного психологом — Quartz

Если ребенок привередлив в еде, вероятно, нет единой причины, почему. Это могли быть гены. Это могут быть тонкие намеки, которые ребенок — или маленький младенец — усвоил, наблюдая за своей семьей за столом.Это могут быть психологические связи, которые их родители помогли установить между определенной едой и эмоциями. С другой стороны, разборчивость в том, что есть, также является нормальной частью развития — до определенного момента.

Но когда избирательность в еде кажется серьезной, родители могут беспокоиться, что воспитывают придирчивых едоков, которые к тому времени, как они пойдут в колледж, все еще будут питаться сырной пиццей и Cheerios. В крайних случаях такое поведение может быть даже связано с такой проблемой, как депрессия или тревога, или с другим состоянием, например СДВГ.

Но есть надежда даже у самых придирчивых малышей. Наука доказала, что детям (или взрослым, если на то пошло) никогда не поздно расширить ассортимент потребляемых продуктов и построить более здоровые и длительные отношения с едой. В книге First Bite: How We Learning To Eat Би Уилсон, британский журналист, специализирующийся на кулинарии, описывает несколько способов сделать это.

Уилсон сообщает об особенно примечательном эксперименте, в ходе которого малыши и пятилетние дети познакомились с новыми продуктами питания с помощью метода, разработанного и протестированного Китом Уильямсом, психологом и профессором педиатрии, который в настоящее время является директором программы кормления в больнице. Государственное здравоохранение Пенсильвании Милтон С.Медицинский центр Херши.

В исследовании, опубликованном в журнале Appetite в 2007 году, Уильямс работал с двумя детьми: мальчиком 3 лет и девочкой 5 лет. У обоих детей был аутизм и очень избирательные пищевые привычки, которые часто его сопровождают. Мальчик ел только жареные бутерброды с сыром и хот-доги и часто был агрессивным и агрессивным во время семейных обедов. Одно время девочка была открыта для пяти блюд: бекона, шоколада, яиц, хот-догов и тостов. Однако, когда она приехала в клинику Уильямса, она не позволяла еде касаться губ в течение шести месяцев, и полагалась на гастрономический зонд.

Психолог разработал протокол многократного воздействия, модифицированную версию идеи «Tiny Tastes», чтобы познакомить детей с незнакомыми продуктами в приемлемом рационе во время коротких «сеансов вкуса».

Вот ключ: эти вкусы могут быть размером с рисовое зерно или горошину, чтобы детям было как можно проще брать образцы. Им разрешалось выходить из комнаты для игры только после того, как они попробовали новую еду.

Это лечение также включало «пробное питание», когда ребенку давали столовые ложки трех или четырех различных продуктов, не все из которых были новыми.Во время «еды» детям предлагалось откусить что-нибудь, но разрешалось покинуть комнату через 10 минут, независимо от того, поели они или нет. Плач и истерики игнорировались, но всякий раз, когда ребенок откусил от еды, его хвалили и вознаграждали положительным вниманием.

Родители детей выбирали продукты, которые должны были быть включены в репертуар их ребенка, и готовились микроэлементы так, как семья обычно готовит их дома. (Доктора не использовали никаких специальных кулинарных технологий, масла или сахара для улучшения вкуса еды.)

Каждый раз, когда ребенок начинал есть один из новых продуктов без сопротивления или плача во время вкусового сеанса, укусы этой пищи становились больше при последующих представлениях. Далее были добавлены лишние поклевки. Те продукты, которые игнорируются во время пробных приемов пищи, будут представлены на дегустационных сессиях. Говоря научным языком, это постепенное изменение окружающей среды называется «угасанием»: жесткая структура эксперимента исчезла по мере того, как еда стала более естественной, что со временем требовало от испытуемого дополнительных усилий.

После двух недель такой интенсивной терапии маленький мальчик ел 65 различных продуктов, а девочка — 49 лет. Проверив семьи через три месяца, Уильямс обнаружил, что оба ребенка продолжали есть большую часть ранее не пробованной пищи. Работая с коллегами и студентами, он с тех пор повторил исследование дважды, оба раза обучая родителей этому подходу, и оба исследования были столь же успешными.

Экстремальные избирательные расстройства пищевого поведения чаще встречаются у детей с особыми потребностями, такими как аутизм, но сильная, вызывающая придирчивость может стать проблемой для любого малыша и может жить в далеком детстве.Уильямс отмечает, что большинство родителей экспериментируют только с «индукцией голода»: они просто переживают отказ ребенка есть то, что есть у всех остальных. Если бы это сработало, говорит он Quartz, он бы не встречался с сотнями детей каждый год. «Происходит то, что родителя наказывают», — говорит он. «Ребенок может кричать, он может плакать. Может ли родитель мириться с этим, пока ребенок не попробует новую еду? »

Ученые знают, что человек, молодой или старый, должен много раз сталкиваться с незнакомой пищей, прежде чем он научится ее любить, подчеркивает Уильямс.Протокол не о питании; речь идет о развенчании убеждений, что, например, яблоки ужасны на вкус или что единственная хорошая еда — белые.

Количество съеденной пищи не имеет значения, говорит Уильямс, но «то, что мы действительно знаем, имеет значение. Нюхать еду, играть с едой, втирать ее в волосы — все это, кажется, не имеет значения ».

Более того, дети, которые только вылизывают незнакомых продуктов, что предлагают некоторые методы обращения с придирчивыми детьми, обычно не переходят к их употреблению.Хуже того, они могут выработать привычку облизывать то, что им предлагают, а не есть. «Мы не думаем, что это помогает, — говорит Уильямс, — но хороших исследований по поводу облизывания не так много».

Если ребенок считает, что у него будет кляп, если он съест кусок спаржи размером с горошину или половину черники, он приказывает ему начать жевать, как только крошечное количество пищи окажется у него во рту, потому что жевать и давиться им несовместимо. человеческие ответы. Ребенку также следует разрешить выбрать меньшее зло среди новых вкусов, и варианты должны включать крахмал, мясо, фрукты и овощи.Если говядина не выглядит привлекательной, возможно, подойдет персик.

Этот рецепт многократного воздействия подходит не каждому ребенку, и для некоторых может оказаться слишком интенсивным. Это также не единственный подтвержденный доказательствами метод расширения детского ассортимента продуктов. Уильямс является соавтором Broccoli Boot Camp , опубликованного в 2016 году, чтобы выделить несколько других.

В электронном письме Quartz Уилсон назвала Уильямс одним из своих «величайших героев». По ее словам, его работа показалась ей «чрезвычайно трогательной», потому что «он явно пытался облегчить огромные страдания, связанные с чрезмерной разборчивостью в еде, как для детей, так и для родителей.

Это может показаться преувеличением, но для работающего родителя, который истощен еще до того, как начнется битва за ужином, легко почувствовать фатализм в отношении того, как ребенок реагирует на еду.

Leave a Reply

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *