Маленький джентльмен: D0 bc d0 b0 d0 bb d0 b5 d0 bd d1 8c d0 ba d0 b8 d0 b9 d0 b4 d0 b6 d0 b5 d0 bd d1 82 d0 bb d1 8c d0 bc d0 b5 d0 bd картинки, стоковые фото D0 bc d0 b0 d0 bb d0 b5 d0 bd d1 8c d0 ba d0 b8 d0 b9 d0 b4 d0 b6 d0 b5 d0 bd d1 82 d0 bb d1 8c d0 bc d0 b5 d0 bd

Содержание

Маленький джентльмен очаровал свою избранницу, а также тысячи юзеров сети (Видео)

Скриншот из видео

15 февраля, Минск /Корр. БЕЛТА/. Впечатляющее видео записал молодой папа из США, когда пятилетний сын обратился к нему за помощью. Кадры разместили на YouTube.

Сын попросил отца купить немного шоколада, букет цветов и игрушку единорога, а после рассказал о своем плане на День святого Валентина.

Оказалось, что мальчик хотел сделать подарок своей возлюбленной.

Папа не стал отказывать ребенку, однако посоветовал внести кое-какие коррективы в план. В частности, мужчина нарядил сына в изящный костюм с бабочкой, подобрал туфли и сделал ему прическу. После этого они отправились к возлюбленной малыша. Разумеется, маленький джентльмен не только поразил свою избранницу, но и привел в восторг ее родителей. История очаровала пользователей сети, а ролик с трогательным моментом посмотрели огромное число раз.-0-

ПЕРЕПЕЧАТКА ДАННОГО МАТЕРИАЛА (ПОЛНОСТЬЮ ИЛИ ЧАСТИЧНО) ИЛИ ИНОЕ ЕГО ИСПОЛЬЗОВАНИЕ ЗАПРЕЩЕНЫ

Б. Таркинтон. Маленький джентльмен. Рассказ для детей.

Б. Таркинтон

От редакции. Есть такие удивительные книги, которые ну никак нельзя читать в одиночестве! Так и хочется поделиться прочитанным с родными и с друзьями, чтобы вместе посмеяться, задуматься или порадоваться. Когда-то в дружных больших семьях существовала замечательная традиция вечернего чтения вслух — все родные собирались вокруг стола, выбирали хорошую книгу, и кто-то первым начинал чтение, затем передавал книгу следующему, тот читал и разворачивал книгу к сидящему рядом… И так — по цепочке. Страницы звучали на разные голоса, оживали герои, а вечер наполнялся нежным теплом доверия, уюта, радости общения, ощущением единства. Давайте попробуем возродить эту утраченную, но чудесную традицию. Предлагаем вам отрывок из хорошей книги, которую можно с удовольствием читать всей семьей.

Перевод с английского Антона Иванова и Анны Устиновой

Пенрода стригли. Парикмахерская располагалась на углу улицы, рядом с аптекой. Это была солнечная сторона, и, так как день стоял знойный, Пенрод обливался потом. Чрезвычайно невыгодное состояние, когда тебя стригут! Часть волос, которые падают с парикмахерских ножниц, налипают на потное лицо, лезут в рот, в нос, забиваются за воротник и даже попадают в уши. Волосы нещадно щекотали и кололи. У Пенрода даже слезы навернулись на глаза, и он начал корчиться, ерзать, дергаться и поводить плечами, ежеминутно рискуя, что ножницы парикмахера отхватят вместе с волосами еще какую-нибудь часть его существа. Наконец он добился своего: парикмахер задел кончик его уха.

— Уи-и-й! — заныл Пенрод.

— Что, поцарапал немножко? — осведомился парикмахер приторным голосом и неискренне улыбнулся.

— А-а! — немедленно запротестовал Пенрод против квасцов, которые парикмахер приложил к ранке.

— Это не больно, — сказал парикмахер, — но если вы не будете сидеть смирно, вам опять будет больно. Видели бы вы, как смирно сидит у меня маленький Джорджи Бассет, — продолжал парикмахер, — я слышал, его считают лучшим мальчиком у нас в городе и называют маленьким джентльменом.

— Пусть кто-нибудь только попробует меня так назвать, — тут же заявил Пенрод. — Готов спорить на что угодно: больше ему не захочется пробовать!

— Ну, а если мальчик подойдет к вам и скажет: «Хэлло, маленький джентльмен!» Что вы намерены предпринять?

— Его счастье, если он вернется домой живым, — мрачно ответил Пенрод.

Парикмахер погрузил десять деятельных пальцев в беззащитные волосы Пенрода и предпринял все, чтобы сдвинуть голову с места. Вдруг мучения прекратились. Парикмахер обмакнул лицо Пенрода салфеткой, и глаза паренька не только перестали слезиться, но даже вновь обрели способность видеть мир.

— Ну вот, — сказал парикмахер, аккуратно приглаживая его локоны, — и чего вам так не хочется, чтобы вас называли маленьким джентльменом? Ведь это же, можно сказать, комплимент. Зачем же вы собираетесь побить того, кто вас так назовет?

Этот вопрос не имел для Пенрода ровно никакого смысла. Он не собирался залезать в дебри психологии, и его совершенно не волновали истоки ненависти, которой он проникся к выражению «маленький джентльмен». Он просто знал, что считает его для себя оскорбительным и на дух его не переваривает, и этого ему было достаточно.

Он подошел к двери, обернулся и не менее грозным тоном добавил:

— Пусть только кто-нибудь попробует!

Парикмахер захихикал. Потом ему на нос села муха. Он хотел прихлопнуть ее, но не попал и только больно ударил себя по носу. Парикмахер разозлился. Но почти тут же выражение гнева в его маленьких глазках сменилось радостным блеском. Он увидел новых клиентов, и каких! В парикмахерскую вошла самая хорошенькая девочка на свете, а за руку она вела своего маленького братца Митчи-Митча, которого и надо было подстричь. День был жаркий, парикмахера одолевала скука, и этот коварный субъект при виде Марджори с братцем тотчас задумал скверную интригу, которую и не замедлил осуществить.

Тем временем Пенрод с мрачным видом шагал домой. Путь был невелик, но и его хватало, чтобы воображение подкинуло пару-другую блестящих схваток с возможными оскорбителями. «Советую никогда не называть меня так!» — бормотал он на ходу что-то невнятное, но достаточно грозное.

Правда, по мере приближения к дому его воинственный пыл несколько унялся. Тому причиной был новый объект, который всерьез привлек его внимание. Какая-то бригада, видимо, ремонтировала мостовую, и теперь на перекрестке стоял никем не охраняемый котел с варом. Первым делом Пенрод испытал вкусовые качества вара. Но этот вар ему не понравился. Он не отвечал кулинарным стандартам и даже не мог заменить жевательную резинку, ибо был слишком жидким. Но зато он был еще теплый и, главное, липкий.

Последнее качество больше всего восхищало Пенрода. Он множество раз имел дело с варом, но такой ему еще не попадался. Когда Пенрод решил вытереть руки, он понял, что ни один предмет не в силах ему в этом помочь — ни жилет в горошек, ни брюки, ни забор, ни Герцог, который имел несчастье подойти, виляя хвостом, именно в этот момент, и отошел, внеся солидный вклад в копилку своего жизненного опыта.

Пенрод услышал за соседним забором крики мальчишек и различил среди них голос своего друга Сэма Уильямса, но не двинулся с места. Котел не отпускал его воображения. Пенроду захотелось проверить, какое потребуется количество булыжников и кирпичей, чтобы вар полез через край? На другой стороне улицы давно уже покоился в траве большой белый камень, круглый, словно арбуз. Камню предстояло послужить во благо науки. Выковырять его оказалось не особенно трудно. Но вот доставить в котел — это была задача, и она потребовала от нашего скромного труженика немалого напряжения как умственного, так и физического. Он предчувствовал, что вот сейчас в результате его трудов произойдет самый замечательный в мире всплеск, и это удесятеряло его силы.

Весь вспотев, отчаянно кряхтя, он ценой огромного напряжения, которое легло на его мышцы и позвоночник, подкатил камень к подножию котла. Пенрод немного передохнул и собирался поднять камень, чтобы перевалить его через стенку котла, как сзади раздался медоточивый голосок:

— Как поживаете, маленький джентльмен?

Пенрод моментально ощутил серьезную душевную травму. Еще не разобравшись, кому принадлежит голос, он заорал:

— Заткнись, дурак!

Но это был не мальчик. Это была Марджори Джонс. Сегодня на ней было белоснежное накрахмаленное платье, и она словно воплощала освежающий ветерок среди летнего зноя, а за руку она держала только что подстриженного и благоухающего Митчи-Митча. Оба они тихо подкрались к прилежному труженику и теперь награждали его веселым смехом.

В общем-то, сердце Пенрода всегда таяло, стоило ему увидеть Марджори. Но, увы, ее прекрасные глаза не выражали ничего, кроме жестокого превосходства.

— Ой! Ой! — передразнила она его. — Разве так должны разговаривать маленькие джентльмены? Маленькие джентльмены никогда не руга…

— Марджори! — Бешенство и скорбь охватили Пенрода. Большего оскорбления ему никто не мог нанести. Слышать ненавистные слова из ее уст, ну мог ли он это пережить? — Не называй меня так, Марджори!

Марджори в ответ рассмеялась самым жестоким смехом.

— Как поживаете, маленький джентльмен? — повторяла она ему назло. — Хэлло, маленький джентльмен!

Не в силах более сдерживаться, Пенрод начал отплясывать на месте какой-то экзотический танец.

— Заткнись! — заорал он. — Заткнись, заткнись, заткнись!

— Майенький зентимен! — с восторгом произнес Митчи-Митч.

— А ну заткнись! — Пенрод обратил искаженное гневом лицо к маленькому обидчику. — Еще раз скажешь, я тебе так врежу…

— Не врежешь, — ехидно сказала Марджори, — сколько ему хочется, столько он и будет говорить! Митчи-Митч, скажи еще раз!

— Майенький зентимен!

Пенрод издал вопль, который достаточно ярко передавал состояние его души.

— Еще раз скажешь, тогда…

— Говори, говори, Митч! — перебила Марджори. — Ничего он тебе не сделает! Пусть только попробует! Скажи еще раз, Митчи-Митч!

— Майенький зентимен! — злобно выкрикнул тот. — Майенький зентимен!

Доведенный до крайности, Пенрод нагнулся над белым камнем и, превзойдя подвиги всех сказочных и реальных силачей, поднял его в воздух. Марджори вскрикнула, но это уже ничего не решало. Огромный камень плюхнулся в самую середину котла, и Пенрод услышал тот самый могучий всплеск, которого так долго вожделела его душа. Результат намного превзошел его ожидания.

Непосредственно за всплеском последовал катаклизм. Больше всего он напоминал извержение вулкана. И еще чуть-чуть морской шторм. Гигантская волна черного цвета вздыбилась над котлом, а потом опустилась на троих детей. Уворачиваться уже не было времени.

Когда стихийное бедствие унялось, стало ясно, что больше всего пострадал Митчи-Митч. Он был к котлу ближе других и теперь сильно раздался вширь за счет налипшего вара. Пенроду и Марджори тоже кое-что перепало от щедрот котла. Как только Марджори и Митчи-Митч немного опомнились, они огласили округу протестующими криками. Шум привлек Сэма Уильямса, и он перелез через забор. Следом за ним на месте происшествия оказались Морис Леви и Джорджи Бассет. То, что они увидели, настолько потрясло их, что они глазам своим не поверили.

— Маленький джентльмен! — возопила Марджори.

— А-а-а! — крикнул Пенрод.

Только сейчас Сэм Уильямс убедился, что видит своего друга, он узнал его голос.

— Ба, да это же наш Пенрод! — радостно воскликнул он.

— Пенрод Скофилд! — изумился Джорджи Бассет. — Как это все понимать?

Подобная манера изъясняться во многом способствовала тому, что Джорджи завоевал титул самого лучшего мальчика города.

— Я наз-ва-ла его… — всхлипнула Марджори, — я назвала его малень-кий джентльмен! — Она снова всхлипнула. — И вот что он сделал с моим платьем! И с Митчи-Митчем! Поглядите на него!

Потом, волоча за руку Митчи-Митча, она с ревом побежала домой.

— Маленький джентльмен? — спросил Джорджи Бассет, и в голосе его можно было уловить некоторые признаки беспокойства. — Но ведь это меня так называют.

— Конечно, ты такой и есть! — крикнул обозленный Пенрод. — Но меня никто не смеет так называть! Советую тебе, Джорджи Бассет, не задирать передо мной нос! Вдолби это в свою дурацкую башку, ясно?

— Я считаю, что каждый имеет полное право назвать кого угодно маленьким джентльменом, — изрек Джорджи Бассет с апломбом.

— Заткнись!

Душа Пенрода горела от ударов, нанесенных Марджори. Неотмщенные раны привели к тому, что власть тайных сил сейчас была особенно сильна над ним. Он напоминал стихийное бедствие и, подобно последнему, готов был щедро нести разрушение и гибель всему, что попадалось на его пути. Куда уж Джорджи Бассету было обуздать такое! Пробка вылетела вон, и джинн вырвался из бутылки.

— Я же не тебя назвал маленьким джентльменом, — попробовал оправдаться Джорджи, — я только сказал, что каждый имеет право так называть, кого хочет, потому что это не ругательство, а, можно сказать, компли…

Взревев, точно помешанный, Пенрод погрузил руку в котел; в следующее мгновение лицо и волосы Джорджи Бассета пришли в самое плачевное состояние. Но это была лишь разминка, вслед за которой разгорелась настоящая потасовка. Вид двух дерущихся воодушевил Сэма Уильямca и Мориса Леви, и, прыгая вокруг Пенрода и Джорджи Бассета, они кричали, как заведенные:

— Маленький джентльмен! Маленький джентльмен! Врежь ему, Джорджи! Врежь ему! Маленький джентльмен!

Тут Пенрод совсем потерял контроль над собой. Оснащенный новым запасом вара, он набросился на этих двоих. Для этого ему пришлось отпустить Джорджи Бассета, которому теперь представилась блестящая возможность испортить репутацию «лучшего мальчика в городе». И, надо отдать ему должное, он не упустил своего шанса. Он уже и так был безнадежно обмазан и пропитан варом, и, уже не боясь запачкаться, он решительно запустил обе руки в котел, а затем тщательно вытер их о Пенрода. Конечно, это было все равно, что возить уголь в шахты Ньюкасла, но все же настроение Джорджи несколько поднялось.

Мальчики совсем неплохо изображали смертные муки Лаокоона и его сыновей, с той только разницей, что их было не трое, а четверо. Сплетенные тела хрипели, издавали какие-то странные звуки и извергали различного рода проклятия. Время от времени кто-нибудь из них отвлекался, чтобы окунуть руки в котел с варом, и каждое обращение к щедрому источнику привносило пару-другую новых живописных штрихов всем участникам битвы. Котел удерживало в вертикальном положении несколько кирпичей. Это была не очень устойчивая опора, и нет ничего удивительного, что котел не выдержал натиска битвы. Один из толчков оказался решающим, и котел накренился. Половина его содержимого вылилась в придорожную канаву, где образовалось глубокое озеро вара.

Именно в этот момент судьбе было угодно привести сюда мистера Родерика Битса-младшего. Как всегда одетый с иголочки, он в этот жаркий день был облачен в матроску из изысканной и холодящей ткани. Праведный путь вел Родерика Битса в дом его незамужней тетки. Но он уклонился от сего чистого и верного пути ради низменного восторга, который испытал при виде четырех гладиаторов, измазанных варом. Радость его была такова, что он даже начал подпрыгивать на ходу. Когда же до его ушей донеслись многократные слова «маленький джентльмен», он, повинуясь какой-то самому ему непонятной силе, подхватил их.

— Маленький джентльмен! — с упоением орал Родерик и продолжал скакать по тротуару. — Маленький джентльмен! Мале…

Дальнейшего не последовало. Потому что в этот момент одна из кошмарных личностей отделилась от общей группы и заключила вновь прибывшего в свои объятия, состоящие из вара. Затем Родерик почувствовал сильный толчок и, как подкошенный, рухнул ниц в черное озеро. Кошмарной личностью, проделавшей это, был не кто иной, как Пенрод. Черная стая тут же снова насела на него. Сопротивляясь, он споткнулся о Родерика и, падая, увлек за собой остальных. Так началась Великая Битва при Варе, конец которой положило появление матери Пенрода. Она выдержала не слишком приятный разговор по телефону с миссис Джонс, матерью Марджори, и сразу же отправилась за своим блудным сыном. Никто так и не понял, каким образом миссис Скофилд отличила своего сына от остальных. Ведь к тому времени, как она пришла, он так охрип, что голос его стал неузнаваем; другими же индивидуальными чертами никто из бойцов при Варе давно уже не обладал.

Дома мистер Скофилд взял у преступника интервью. Потом удалился в библиотеку, а затем объявил свой диагноз.

— По-моему, он сошел с ума, — сказал мистер Скофилд. — И это — буйное помешательство. Вы знаете, как он все объясняет?

— Когда мы с Маргарет пытались его отмыть, он сказал, что его обзывали плохими словами.

— Плохими словами! — усмехнулся мистер Скофилд. — «Маленький джентльмен», вот как его обзывали! И из-за этого он поднял на ноги целых шесть семейств!

— Тс-с-с, — шептала миссис Скофилд. — Нам он говорил то же самое. Он все твердил и твердил об этом. Кончилось тем, что нам пришлось запереть его в чулане, иначе он бы снова побежал драться с этими мальчиками. Не понимаю, что на него нашло?

— Я тоже, — сказал мистер Скофилд. — Он так и не объяснил, что имеет против «маленького джентльмена». Но зато он твердо заявил, что, если кто-нибудь посмеет его еще так назвать, он сделает то же самое. Он сказал, пусть сам президент Соединенных Штатов его так назовет, он и его взгреет. Давно он сидит в чулане?

— Около двух часов, — вздохнула миссис Скофилд. — Но, боюсь, душа его не оттаяла.

— Говорю вам, он тронулся! — упорствовал мистер Скофилд. — Мне кажется, он взбесился.

— Тс-с! — ответила миссис Скофилд. — Там сидит мистер Кинослинг. Это наш новый пастор. Он с Маргарет на веранде. Он останется у нас обедать. Я надеюсь…

— Он что, не женат?

— Да. Он холостяк. Ему под тридцать. Вполне солидный человек, не то, что эти студенты, которые увиваются вокруг Маргарет. Маргарет хотя бы для разнообразия полезно его послушать. К тому же он очень возвышенный молодой человек. И, по-моему, Маргарет очень ему нравится.

— Н-да, — угрюмо произнес мистер Скофилд, — если вы с Маргарет хотите, чтобы он и дальше приходил, советую не показывать ему Пенрода.

— Но он как раз хотел с ним познакомиться. Он сказал, что ему хотелось бы узнать всю нашу семью. А Пенрод обычно хорошо себя ведет за столом.

Достопочтенный мистер Кинослинг жаждал познакомиться с Пенродом, и надо было во что бы то ни стало создать впечатление дружной семьи, где никогда не возникает даже мелких конфликтов. Пенрода, чей дух был опален, но не сломлен, вывели на арену светских утех. Его смирение стало внешним. Пенрод принял твердое решение: он будет отстаивать свою честь до последнего вздоха.

Когда Пенрода представили гостю, на лице его, обычно открытом, появилось выражение, которое мистер Скофилд истолковал, как фанатичное упрямство. Что касается миссис Скофилд, то, едва взглянув на сына, она вознесла Создателю безмолвную мольбу о спасении. Зато галантный мистер Кинослинг чувствовал себя превосходно. Угрюмые взгляды Пенрода он расценивал по-своему, и они показались ему добрым знаком. «Раз младший брат рассматривает меня с таким любопытством, значит, в семье уже всерьез обсуждают мою женитьбу на Маргарет», — подумал он. И настроение его поднялось еще больше.

— Ой, какой дивный паренек! — засюсюкал мистер Кинослинг. — Ну, как мы поживаем? Уверен, мы станем закадычными дружками!

Подозрительно настроенный «дивный паренек» расценил тираду мистера Кинослинга как новое оскорбление. Теперь его манеры и выражение лица могли бы вселить еще меньше надежды тому, кто рвался стать его «закадычным дружком», и миссис Скофилд поспешила позвать всех к столу.

— Какой прелестный сегодня выдался день! — восторженным и одновременно сдержанно-благовоспитанным тоном произнес мистер Кинослинг вскоре после того, как все уселись за стол. И, озарив лицо благосклонной улыбкой, обратился к Пенроду, который сидел напротив: — Наверно, маленький джентльмен в такой чудесный денек не упустил прекрасной возможности позаниматься спортом на открытом воздухе?

Пенрод отложил вилку и с разинутым ртом уставился на мистера Кинослинга.

— Положить вам еще кусочек куриного филе? — поспешно и громко осведомилась миссис Скофилд.

— Чудесный! Чудесный! Чудесный день! — воскликнула Маргарет тотчас после того, как голос матери начал затухать.

— Превосходный! Превосходный! Превосходный! — снова вступила миссис Скофилд. Беглого взгляда на Пенрода было совершенно достаточно; она поняла, что он намеревается что-то сказать, и полным энтузиазма голосом продолжила начатую мысль: — Да, превосходный, превосходный, превосходный!

Пенрод захлопнул рот и откинулся на спинку стула, подарив, таким образом, своим родственникам минуты драгоценного отдыха. У мистера Кинослинга стало совсем хорошо на душе. В этой семье он чувствовал себя все лучше и лучше. А готовность, с которой обе женщины откликались на его восторженные речи, особенно пришлась ему по сердцу. Он грациозно коснулся холеной рукой своего высокого и бледного лба и снисходительно улыбнулся.

— Лето — пора отдыха для детишек, — изрек он приторным голосом. — Что может быть лучше жизни паренька! Он резвится со своими дружками. Они толкаются, борются, дерутся, но так бережно, словно понарошку. Это, знаете, такие безобидные потасовки. Они воспитывают в пареньках дух рыцарства! А что вы думаете по этому поводу, маленький джентльмен?

Тут мистер Скофилд громко кашлянул.

— Еще кусочек цыпленка? Дайте, я вам положу!

— Кусочек цыпленка! — с мольбой в голосе подхватила Маргарет. — Еще только один кусочек! Ну, пожалуйста! Прошу вас!

— Прекрасный, прекрасный! — начала свое миссис Скофилд. — Пре-красный! Пре-красный!

Неизвестно, насколько понравилось лицо Пенрода мистеру Кинослингу. Вполне вероятно, что эта гримаса показалась ему знаком почтения к его особе. А может быть, он вообще не заметил ничего странного, ибо полностью был поглощен собой. Он одновременно вещал и упивался собственным красноречием и больше ни на что не обращал внимания. Мистер Кинослинг отклонил цыпленка и продолжал держать речь:

— Да, смею заверить, я понимаю мальчуганов, — произнес он, и лицо его озарила вдумчивая улыбка. — Ведь когда-то я и сам был причастен к этому неугомонному народу!

Время шло, а мистер Кинослинг все говорил и говорил. Мистер Скофилд принужден был вслушиваться в каждое слово этой вдохновенной речи. Ведь как только с красноречивых уст мистера Кинослинга вновь сорвется запретное выражение, надо будет вновь громко закашлять, а потом предлагать «еще кусочек цыпленка», чтобы заглушить Пенрода. Маргарет и миссис Скофилд тоже не позволяли себе расслабиться и были готовы в любую минуту прийти на помощь главе семейства. Вот так, в борьбе и напряжении, длилась эта славная трапеза. Миссис Скофилд прилагала все силы, чтобы гость быстрее покинул столовую. Ей отчего-то казалось, что, перейдя на полутемную веранду, все они окажутся в большей безопасности, и облегченно вздохнула, когда переход наконец свершился.

— Нет, нет, благодарю вас, — отказался мистер Кинослинг от сигар, которые предложил ему мистер Скофилд. Усевшись поудобнее в плетеном кресле рядом с Маргарет, он добавил: — Не курю. Вообще ничего не курю. Ни сигар, ни трубок, ни сигарет. Книги — вот моя услада. Сладкие звуки поэзии, изысканные ритмы стиха, яркие образы… Я предпочитаю это всему остальному. Теннисон — один из моих кумиров. Я упиваюсь его стихами… Вечер принес с собой легкую прохладу, — изрек мистер Кинослинг, — могу ли я попросить маленького джен…

— Кха-кха-кха, — громко закашлялся мистер Скофилд. — Может, все-таки возьмете сигару?

— Нет, нет, благодарю вас. Я хотел бы попросить малень…

— Попробуйте хоть одну, — принялась уговаривать Маргарет. — У папы отличные сигары. Попро…

— Нет, нет, благодарю вас. Я заметил, что вечер принес с собой легкую прохладу, а я оставил свою шляпу у вас в передней. Я хотел попросить…

— Сейчас принесу, — неожиданно произнес Пенрод.

— Будьте так любезны, — сказал мистер Кинослинг. — Знаете, это такой черный котелок. Я оставил его в холле на столике, маленький джентльмен.

— Я знаю, где.

Как только Пенрод вошел в дом, вся семья облегченно вздохнула, и каждый с радостью отметил, что, похоже, к мальчику вернулся рассудок.

— День угас, и тьма настала, — начал декламировать мистер Кинослинг и принялся читать одни стихи за другими.

Затем он выдержал паузу, во время которой все должны были осознать, какое мастерское чтение стихов только что продемонстрировал мистер Кинослинг. И только после этого он провел рукой по голове и сказал:

— Я думаю, маленький джентльмен, сейчас самое время надеть шляпу.

— Вот она, — сказал Пенрод и вдруг появился на веранде совсем с другой стороны.

Родители и Маргарет решили, что он не хотел мешать декламации и дожидался, пока мистер Кинослинг дочитает до конца. Позже все они припомнили этот эпизод и уверяли друг друга, что еще тогда подобная деликатность со стороны Пенрода показалась им подозрительной.

— Ваше поведение заслуживает похвалы, маленький джентльмен, — сказал мистер Кинослинг.

Он действительно замерз. Взяв из рук Пенрода котелок, мистер Кинослинг постарался надвинуть его как можно глубже и сразу же ощутил блаженное тепло. Однако еще мгновение спустя мир его чувств обогатился какими-то новыми штрихами. Это дотоле неизведанное ощущение распространялось на ту область головы, которую укрывал котелок. Не будучи в силах определить умозрительно причину странного чувства, мистер Кинослинг протянул руку, чтобы снять шляпу. Однако тут его ждала неожиданность: котелок явно не собирался сниматься. Он точно прирос к голове.

— А все же кто вам больше нравится, мистер Кинослинг, Теннисон или Лонгфелло? — спросила Маргарет.

— Я, с-с-с, трудно сказать, — ответил он рассеянно. — У каждого, знаете, свой колорит и а-а-аромат, у каж…

Эта невнятная, сбивчивая речь являла такой резкий контраст недавней словоохотливости мистера Кинослинга, что Маргарет порядком удивилась и начала внимательно приглядываться к нему. Его силуэт лишь смутно вырисовывался на фоне сумерек, но ей показалось, что он зачем-то задрал руки вверх. Он проделывал над собой что-то странное, точно хотел открутить себе голову.

— Что случилось? — спросила она с тревогой. — Вы не заболели, мистер Кинослинг?

— Н-нет, — снова ответил он в совершенно не свойственной ему вялой манере. — Я-а п-полагаю…

Он отпустил шляпу и резко встал. Куда только девались плавность и изящество его манер!

— Боюсь, я заработал некоторый, а-а-а, насморк. Мне будет лучше, а-а-а, пойти, а-а-а, домой. Позвольте, а-а-а, пожелать вам, а-а-а, доброй ночи.

Спускаясь по ступеням веранды, он хотел было снять шляпу, но рука замерла в воздухе, и котелок так и остался на голове. Очень холодно пожелав еще раз всем спокойной ночи, он какой-то скованной походкой зашагал прочь от этого дома, чтобы больше никогда не вернуться.

— Странно, такой любезный молодой человек, а, уходя, даже шляпу не снял, — сказала миссис Скофилд.

Маргарет в это время шла по направлению к двери. Вдруг до нее донесся злорадный шепот:

— Могу поспорить, он ее не скоро снимет…

И тут у Маргарет похолодело внутри. Она сразу же поняла, что, если ее подозрения подтвердятся, шляпу с головы Кинослинга придется сбривать.

— Пенрод, — позвала она, — а ну-ка, покажи мне руки.

Она сама отмывала сегодня днем эти руки. Она не отступила до тех пор, пока они не стали белыми, как лепестки лилии.

— Покажи руки!

Она схватила Пенрода за руки. Сомнений не оставалось: руки были вымазаны варом!

От редакции. Насладиться самыми полными и захватывающими приключениями неугомонного Пенрода вы сможете, прочитав книги знаменитого американского писателя Буса Таркинтона (1869-1946) «Приключения Пенрода», «Пенрод и Сэм», «Пенрод-сыщик», которые наряду с другими увлекательными книгами серии «Том Сойер и компания» выпустило издательство «ЭНАС-ГЛОБУЛУС». В серию вошли замечательные произведения мировой литературы, главные герои которых — мальчишки. А еще издательство предлагает вниманию юных книгочеев серии «Приключения на суше и на море» (классика приключенческой литературы), «Фаун-клуб» (произведения о животных), «Маленькие женщины» (лучшие произведения зарубежной сентиментальной литературы), «Любимые книги детства» (золотой фонд детской литературы) и многие другие увлекательные и полезные издания! Читайте всей семьей — читайте на здоровье!

Журнальный вариант


День рождения ДЖЕНТЛЬМЕН

День рождения в стиле Джентельмен или Little Man — это всегда модная и актуальная тема для мальчиков, парней и мужчин. О том, как организовать день рождения в стиле Джентельмен или Little Man, подобрать сценарий, игры, костюмы, оформить помещение, праздничный стол и многое другое вы узнаете на этой страничке-подборке.

 

ПРАЗДНИЧНОЕ ОФОРМЛЕНИЕ


на день рождения Маленький джентльмен

Основных цветов нет, но чаще всего используют синий, голубой, салатовый цвета.

Эти цвета используйте в воздушных шарах и композициях из них, декоративных помпонах, в бумажных гирляндах, растяжках и баннерах.

В качестве фона прекрасно подойдет фон с узором: шеврон, полоска, горох, усы, галстуки и т.д. Всегда актуален плакат с огромными усами, галстуком или бабочкой.

Для украшения дверей, стен, сладкого стола и, конечно же, для тематической фотозоны используют галстуки, усы, бабочки, бодики. Дополнительным декором могут стать фольгированные воздушные шары, фигуры из воздушных шаров или пиньята в виде усов и/или с их изображением.

 

Для ваших работ в фотошоп, paint


на день рождения Джентльмен

Специально для вашего творчества на день рождения в стиле Джентльмен эта полезная подборочка материалов для работы в фото редакторах и фотошопе: клипарт на прозрачном фоне, цифровые фоны (текстуры) для фотошопа, файлы для редактирования в формате psd, различные файлы в png формате (с прозрачным фоном) для вставки фотографий.

 

 

Для работы с этими файлами вам понадобится установленные программы: Фотошоп (psd-файлы), paint — это стандартная встроенная программа для редактирования файлов, в ней можно добавлять надписи на файлах JPG или PNG формата. Фотографии в файлы-рамочки png формата нужно вставлять в фото редакторах (фотошоп, иллюстратор и другие).

 

Тематический декор


на день рождения Джентльмен

Тематический декор: фотобутафория, маски, цифры плакаты — стилизованные под тематику Джентльмен — это всегда очень хороший и простой прием для того, чтобы поддержать общую стилистику праздника.Цифры декор можно использовать в виде плаката, фигурных топперов, подвесок к воздушным шарикам. Распечатайте маски, фотобутафорию — вам обеспечено веселье для детей.

 

БЕСПЛАТНЫЕ ШАБЛОНЫ


на день рождения Джентльмен

Шаблоны на день рождение в стиле Джентльмен для оформления на тематический рождения пользуются большой популярностью для создания дня рождения в стиле Джентльмен. Это удобно, красиво и очень эффектно — украсить праздник в едином стиле. Специально созданные макеты для печати украшений Джентльмен в едином стиле очень помогают в подготовке и в оформлении дня рождения и кэнди бара. Для этого нужен принтер, бумага от 200 г/м3, ножницы или плоттер (специальный резак) и несколько часов времени. Макеты украшений для кэнди бара лучше печатать за неделю полторы до дня рождения, чтобы собирать их не в спешке.

 

 

ПОДАРКИ


на день рождения Джентльмен

ПРАЗДНИЧНОЕ ОФОРМЛЕНИЕ СТОЛА


на день рождения Джентльмен

 

 

РЕАЛЬНЫЙ ОПЫТ


на день рождения Джентльмен

Реальный опыт проведения дня рождения в стиле Джентльмен от наших подписчиков. Здесь можно найти интересные идеи оформления, а также посмотреть на уже собранные наборы для праздника (бумажный кэнди бар), если он был использован. Для вашего удобства в фотоотчетики добавлены ссылки на печатные материалы. Благодарю всех авторов фотографий за фотографии от всей души!

19. Джентльмен не оказывается в подворотне или притча о высшем мастерстве

Однажды к старому Учителю китайских боевых искусств пришёл ученик-европеец и спросил:

— Учитель, я чемпион своей страны по боксу и французской борьбе, чему ещё вы могли бы научить меня?

Старый мастер помолчал некоторое время, улыбнулся и сказал:

— Представь себе, что, гуляя по городу, ты случайно забредаешь на улицу, где поджидают несколько громил, мечтающих ограбить тебя и переломать тебе рёбра. Так вот, я научу тебя не гулять по таким улицам.

Есть люди, которые профессионально умеют решать свои проблемы. Это мастера высшего пилотажа – они воздвигают на своем пути массу препятствий, одно круче другого, и виртуозно с ними справляются. Они гордятся собой и вызывают восхищение окружающих. 

Но умный решает те проблемы, которые мудрый не создаёт. И притча говорит именно об этом. Казалось бы – невелико умение избегать тёмных улиц. На самом деле, смысл притчи гораздо глубже. 

Конечно, спору нет – владение боевыми искусствами крайне полезно. Но ещё полезнее умение не оказываться в таких ситуациях, где вам понадобится применять боевые навыки. Видеть эти ситуации заранее и плавно обходить их стороной, так, чтобы они вас даже не коснулись. И, как вы догадываетесь, научиться этому намного сложнее. 

При чём же здесь джентльмен, который не оказывается в подворотне? Джентльмен знает, как не попадать в подворотню, и где ему быть вместо этого. 

Быть занятым, постоянно находиться в цейтноте, решать одновременно десятки задач и разрываться между рабочими и семейными проблемами – легко. Большинство людей так и живёт. 

Жить в равновесии, комфорте и благополучии, держать дистанцию между собой и возможными неприятностями – непросто. Но возможно.

Итак, насколько вы преуспели в преодолении своих проблем? Вообще, кем вы выбираете быть – чемпионом по боксу или Мастером? Подумайте, каким вы видите себя в будущем, через 5-10 лет. Секрет в том, что будущее влияет на настоящее. То, о чём вы пока лишь мечтаете – достижимо. Но для этого нужно начать уже сегодня мостить дорогу туда. Ибо будущее является причиной тех решений, которые мы принимаем сегодня.

Хотите не попадать в подворотни – учитесь быть мастером.

«Карпин отодвинул «Спартак» от чемпионства на 10 лет и 100 миллионов у.е.». Резкое интервью экс-руководителя красно-белых

Головина не взяли, потому что был маленький и щуплый, а с Миранчуками был «политический» момент.

Головина не взяли, потому что был маленький и щуплый, а с Миранчуками был «политический» момент.

С 2005 по 2010 год Андрей Полищук работал заместителем генерального директора «Спартака» по развитию детско-юношеского футбола. При нем вводилась в строй спартаковская академия. Также в послужном списке Полищука работа в академии Коноплева и пять лет на посту спортивного директора школы «Чертаново», что позволило затронуть в разговоре глобальные проблемы подготовки молодежи в России.

  • О вертикали и лояльности
  • О потере Миранчуков
  • О том, как два директора «Чертаново» запрыгивали на ходу в ночной поезд
  • О галстуках и рваных джинсах
  • О «мертвых душах»
  • О лимите, конечно же

— Как вы попали в «Спартак»?

— Руководил футбольным клубом «Новосибирск-Олимпик». При нем была одноименная школа, одна из лучших в стране, не сочтите за нескромность. Несколько лет подряд занимали призовые места на всероссийских соревнованиях, отмечались наградами. От трех до пяти воспитанников привлекались в юношескую сборную России, которую возглавлял Юрий Смирнов. Поехал я как-то со своими ребятами сопровождающим на Кипр, где проходил отборочный этап. Познакомился там с Евгением Смоленцевым и Владимиром Федотовым, техническим директором и главным тренером «Спартака». Сложились нормальные отношения, они положили глаз на нескольких наших ребят, а потом и забрали трех: Шпедта, Круга, Лактионова-младшего. Меня представили Леониду Федуну, он предложил работу в «Спартаке».

Фото: © Личный архив Андрея Полищука

— Тогда нынешней академии у клуба еще не было?

— Толком-то и школы не было. Имелись связи с «Юностью Москвы», которой клуб финансово помогал, но без юридического статуса. Когда началась паспортизация футболистов, сразу возник вопрос, чьи они, «Спартака» или Москомспорта. Пример — эпопея с Сашкой Козловым, которого агент чуть не утащил в ЦСКА. На тот момент он считался одним из самых перспективных в Европе, все скауты восхищались, слышал не раз.

Козлова удалось отстоять, и то, что академия стала юридическим лицом, сыграло заметную роль. Все строилось и крепло при мне, много полезного в те годы удалось сделать, к сожалению, позже исчезнувшего. Создали скаутскую и селекционную службу, базу талантливых игроков, — «Спартак» в этом смысле был первопроходцем, доминировал в подготовке молодежи в стране.

— Ваша должность считалась более высокой, чем глава академии?

— Выше, конечно. Отвечал в клубе за всю подготовку резерва, надо мной были только генеральный и технический директор. Мы внедрили, на мой взгляд, много правильных идей, некоторые года три-четыре назад еще работали. Другие не прижились, и это, считаю, мешает нынешнему «Спартаку» в работе с молодежью. На юношеском уровне клуб выигрывает почти всё, а яркие игроки появляются в других школах.

Евгений Смоленцев / Фото: © Владимир Нечаев

— По-вашему, акцент сделан на результат, а не индивидуальную подготовку?

— Фактически да, хотя на словах иначе. Спроси любого, скажут, что растят исполнителей, но на самом деле стремятся к высокому месту в таблице. Наблюдал за школой все эти годы, делал выводы. Видел кадровые проблемы, начавшиеся с приходом Валерия Карпина.

— Что за проблемы?

— Результат его борьбы за вертикаль власти и за тотальный контроль над всем в клубе. Многие полезные вещи были убраны из подготовки молодежи. По моему мнению, отсюда и трудности в этом вопросе.

Валерий Карпин / Фото: © РИА Новости / Илья Питалев

— Почему основная цель — побеждать, а не растить футбольных личностей? Это чье-то указание? Карьерные амбиции тренеров? И что мешает сменить ориентир?

— Все зависит от конкретных руководителей и их некомпетентности, на мой взгляд. Выигрываем, счет на табло, начальству поступают оптимистичные доклады — какие могут быть претензии? Отменить приоритет турнирной таблицы — для этого нужно иметь достаточно мужества и здравомыслия. Но проще выставить себя в выигрышном свете, набрав акселератов. И бодро рапортовать: быстрее всех бежим, выше скачем, чаще побеждаем.

В принципе, это относится ко всему нашему детско-юношескому футболу. В России в основном тренируют, а не учат. А в спартаковской академии в последние годы еще и селекция стала хромать. Мы в свое время ввели в практику то, что принято в странах Бенилюкса: по две команды в каждом возрасте. У европейцев даже в сборных такое применяется: есть команда А, где собраны лучшие, и Б, в которой дети с чуть запаздывающим прогрессом, с временными трудностями, но большим потенциалом. К сожалению, после нашего ухода в «Спартаке» так больше не делают.

Для побед хватит и одной команды, если собрать в нее сливки. Для индивидуального развития, качественной конкуренции, бережного отношения к селекции две команды в одном возрасте намного эффективнее. Можно проглядеть талант впопыхах — или дать ему дополнительный шанс. Да и выбор из пятидесяти человек всегда справедливее, чем из двадцати пяти.

Фото: © Личный архив Андрея Полищука

— Вряд ли специалисты спартаковской академии этого не понимают.

— Дело, конечно, не в самодурстве рядовых тренеров. Гораздо больше зависит от старшего тренера, от руководителей клуба, обязанных нацеливать всю воспитательную методику на рост игроков, а не турнирных показателей. Мне довелось поработать в ведущих российских академиях, изучал иностранный опыт. В Европе, знаете, много африканцев, а они опережают сверстников в развитии. И вот тренеры там порой нарочно придерживают рослых в запасе, чтобы дать проявить себя в условиях высокого напряжения хрупким. Даже ценой результата. Иными словами, игровое время тоже важный фактор, его должен дозировать кто-то грамотный, курирующий основную цель школы. Вот правильный подход.

— Перестройка Карпина имела под собой футбольное обоснование?

— Я этого не разглядел, честно говоря. Новизна больше напоминала передел власти. Как у Ленина, который говорил, что и кухарка может управлять государством при условии личной преданности вождям. Школой стали командовать люди непростой биографии. Один раньше зону охранял, работал, есть такое слово, вертухаем. Стал директором академии. Второй был уволен из школы другого клуба за некомпетентность и коррупцию, а в «Спартаке» стал старшим тренером и взялся наводить свои порядки. Ряд тренеров направили по этому поводу письмо Карпину и ушли. Не захотели работать.

— Людей с биографиями находил клуб или они сами предлагали руководству свои кандидатуры?

— Футбольный мир тесен: кто-то кого-то знал, рекомендовал. Подвернулся случай — поставили на должность. Сложно представить, что таких специалистов еще и искать надо было. Карпин добивался вертикали власти и лояльности. Делал это так, как считал нужным.

— Не считали, сколько воспитанников академии пробились в основу «Спартака» в годы вашей работы и после вас?

— Нет, но уверен, что в мое время больше. Прекрасно помню, как у Григорьича, у Федотова, играло в составе по 7-9 воспитанников школы, включая Титова, и рвали мы «Зенит» что дома, что на выезде. Не собираюсь ни с кем и ничем мериться, отмечаю как факт.

Фото: © Личный архив Андрея Полищука

— Как при вас решалась проблема агентов, на которых жалуются руководители российских школ? Уводили игроков?

— Мы разогнали почти всех. Когда начинал, многое было отдано на откуп бывшей администрации: самые яркие выпускники поднимались в «Спартак», а люди уровня первой и второй лиги мало интересовали клуб и устраивались как могли. Мы это подчистили, при школе, говорю с уверенностью, агентов не было, попросили их на выход. Ясно, что времена изменились, сегодня такое сделать сложнее. Но мы всегда говорили: «Мальчику бутсы подсунул, телефон подарил и считаешь себя агентом? Привел бы за ручку кого-то вроде Головина из Калтана, отстажировал бы в «Спартаке», создал бы ему условия. Но ты хочешь наоборот: получить готовое за три копейки».

Тогда с проблемой удалось справиться. Вели разъяснительную работу, общались с родителями, процентов на 90, думаю, закрыли тему. Понимая, что за всеми контактами игроков не уследишь, взывали к совести: первый контракт не будет большим, зато получите перспективу. Клуб вам многое дал — отблагодарите его верностью. Еще в новосибирской школе, которая очень бедная была, понял: если есть доверие между детьми, родителями и тренерами, такое срабатывает. Случались эксцессы, но в целом удавалось отсечь посредников. Сейчас, впрочем, могло бы не получиться, другие реалии за окном.

— Братья Миранчуки при вас пришли в «Спартак»?

— Все верно. Сработала скаутская служба в лице Славы Морозова, брата тогдашнего директора академии Геннадия Морозова. Отыскали парней на юге, пригласили. Очень расстроился, когда узнал, что «Спартак» потерял таких ребят. И снова есть вопросы к Карпину. Вообще, считаю, что его деятельность лет на десять отодвинула «Спартак» от чемпионства. И миллионов на сто у. е. Уходили ведь не только Миранчуки, но и Селихов, Тимофеев, другие ребята, если покопаться в теме. Таким был подход.

Фото: © РИА Новости / Григорий Сысоев

— С Миранчуками расстались, потому что их талант потускнел?

— Одаренность братьев всегда была видна, неординарные ребята, легкие, с обводкой. Но вступили в пубертатный возраст. Кто-то окреп, они, наоборот, стали немножко сосисками, а связать это с этапом взросления в «Спартаке» не сумели. Был еще и «политический» момент. Мама братьев работала в спартаковском интернате, ее могли счесть ставленницей старого руководства, попала под зачистку. Может, и не основную, но какую-то роль это сыграло.

— Что плохого в ставленниках старого руководства?

— Нет лояльности к новому, возможны утечки информации, мало ли. Надо спрашивать у тех, кто зачищал. Это не первопричина, повторяю. Главное — не хватило компетенции отличить взросление Миранчуков от спада. Головина ведь тоже в «Спартак» не взяли в свое время. Маленький был, щуплый, не захотели связываться.

— По-вашему, эти решения принимались на самом верху?

— Разумеется, Карпин и Асхабадзе так глубоко не погружались. Максимум, могли дубль посмотреть и заслушать спортивного директора Диму Попова, тогда они с Карпиным еще дружили. Оперативные решения принимали руководство академии и старший тренер Владимир Бодров.

— Вас тоже убрал Карпин?

— По сути, да. Ну, как убрал — сократил должность.

— Был разговор на прощание?

— Никакого разговора. Начальник отдела кадров уведомил, на этом все. В глазах Карпина, насколько знаю, я был человеком старой власти, состоящим в хороших отношениях со Смоленцевым и имевшим определенный авторитет. Таких надо зачищать. Из всех, кто тогда уходил, Карпин взял паузу только по тренеру Александру Пискареву. Тот написал ему послание, где изложил, что творится в академии, какие люди пришли и куда все движется. Хотя Карпину по большому счету было не до академии. Он получил от владельца огромный карт-бланш, который не доставался ни одному спартаковскому тренеру после Романцева, и почти семь лет его отрабатывал.

Фото: © Личный архив Андрея Полищука

— Сергей Шавло был более конструктивен или попросту меньше мешал?

— Федун правильно сказал про Карпина: красиво одевается, красиво говорит. Есть в нем что-то от хип-хопа, не в обиду поклонникам жанра. Шавло менее харизматичен и понтовит, но в нем еще оставался дух старого «Спартака». С консервативным кабинетом на Чистых прудах, всегдашним галстуком, негромким артистизмом, почитанием Старостина и уважением к Федотову. Шавло обходился без криков «бежим, окружаем!», но на нем по сути закончился тот «Спартак», который все мы помним и любим. С приходом Карпина началась эра рваных джинсов и директоров-переводчиков.

Я не против, кстати. Однако дух в клубе держался за счет Шавло, хотя стукнуть по столу Карпин мог громче. «Не мешал» в этом смысле правильное выражение. Шавло в каких-то моментах действительно не мешал, потому что тонко чувствовал: этого и не требуется.

Карпину-тренеру удалось дважды занять второе место в чемпионате, но до его прихода «Спартак» брал серебро три года подряд: спиной вперед, с половиной собственных воспитанников в составе и волосинкой Домингеса на 90-й минуте в Раменском. В те годы вообще не допускалось, что спартаковцы могут опуститься ниже призовой тройки. А в итоге выпали вплоть до чемпионства Карреры.

Сергей Шавло / Фото: © РИА Новости / Владимир Федоренко

— Приглашение Карпина в сборную тоже не до конца понимаю. Был хоть один тренер национальной команды, не выигравший до назначения вообще ничего, даже первенства бани? Критерием успешности всегда считался результат, но почему-то не в этом случае. Промежуточный итог — пять замен в Загребе к 81-й минуте, и травмированный Кудряшов забивает в свои. Что такого происходило в матче, что нельзя было оставить одну замену на случай форс-мажора? Оба тайма цеплялись за ничью, сделали замены ради замен. Потом вся страна узнала, что игроки испугались и нарушили установку.

Выиграли бы — ясное дело, установка правильная. Проиграли — все равно правильная, но не выполнили. А тренер тогда зачем? Он же не только рассказывает, как играть, но и добивается выполнения своего плана подбором футболистов, их готовностью, настроем. Таких, значит, подобрал, что испугались. Так настроил, так чувствует команду.

И насчет ухода лучше бы сначала решить, а не делиться сомнениями публично. Чтобы сборная, которую собственный тренер называет трусливой, в следующий раз опять его не удивила.

— У вас есть мнение о нынешнем «Спартаке»?

— О клубе? Сказывается кадровая чехарда, пора бы определиться с генеральной линией. Частая ротация редко дает результат. Ее же следствие — команде не хватает игровиков. «Спартак» даже после успехов Олега Романцева отличался индивидуальностями, теперь же играет все больше схемами, физикой. Не чувствуется единого замысла всех звеньев управления.

— Кто из ушедших в последние годы мог бы, оставшись, принести клубу пользу?

— Готов сказать только про академию. Смоленцев до проблем со здоровьем, конечно. После «Спартака» зарекомендовал себя на очень серьезном уровне, в «Монако». Еще тренер Пискарев, чемпион мира с юношеской сборной СССР. Видел его методику: умел раскрывать детей, которых все считали бесперспективными. В принципе, тем, с кем мы сотрудничали в «Спартаке», стыдиться не за что. Сейчас молодых скупают на стороне, тогда выращивали своих. «Динамо», «Краснодар» и «Чертаново» работают не хуже, если не лучше, школа «Локомотива» тоже заметна, а ведь когда-то у «Спартака» по молодежи конкурентов не было. Козлов с Ильиным вообще лучшими в Европе считались. Оба не раскрылись, к сожалению, а один и вовсе угодил в плохую историю. (В 2015 году Александр Ильин спровоцировал ДТП с гибелью человека, был осужден на 5 лет и 10 месяцев лишения свободы. — «Матч ТВ».)

Фото: © РИА Новости / Антон Денисов

— После «Спартака» вы год работали в академии Коноплева. Велики отличия?

— Получил предложение из Тольятти, как только стало известно, что попал под сокращение в Москве, и сразу приступил. Тогда академия Коноплева еще была под патронатом Романа Абрамовича и активно росла. Великолепные условия, стажировки в «Баварии» и «Челси», голландцы в штате тренеров. Абрамович не вмешивался, присматривал за всем Сергей Капков, принцип был один: профессионалам советами не мешаем, делайте свое дело.

Потом акционеры передали академию, дав ей мощный старт, Самарской области. Что-то изменилось, милиционеры стали приходить в руководство, но еще года два по инерции все работало. Да и сейчас, в принципе, держится, хотя ведущей академия уже не считается.

— После Коноплева вы почти пять лет работали спортивным директором школы «Чертаново» и возглавляли московскую «Смену». Экс-руководителя этого кластера сейчас судят. Ваше мнение о Николае Ларине?

— Ровно такое, какое было отражено в его недавнем интервью. Ларин — Юрий Деточкин, работавший на благо футбола. Святой в сравнении с очень многими коллегами по цеху. Для него школа с огромным отрывом занимала первое место в жизни, как ни пафосно звучит. Ларин виноват — но он не виноват, а лишь преданный своему делу фанатик. Как вам такой пример: два директора, генеральный и спортивный, ночью запрыгивают на ходу в поезд, чтобы у них не увели двух воспитанников?

— Что за триллер?

— Было и такое. Клубы всячески пытались утащить из «Чертаново» игроков. За счет массы личных усилий это удавалось как-то гасить. Но в тот раз скауты сообщили: «Спартак» нацелился на Орехова и Петрунина. Заскакиваем с Лариным в Рязани в едущий состав и полдороги до Москвы ищем футболистов, хлопая дверями, — чистый боевик. Нашли. Оставшуюся часть дороги пытались их убедить: не стоит так поступать. К сожалению, не смогли.

Фото: © Футбольная Школа «Чертаново»

— Тот 1999 год у нас почти весь растащили, но мало кто заиграл на высоком уровне. Пришлось мобилизоваться, набрать поколение Глушенкова и Цыпченко, которое сейчас, напротив, на ведущих ролях. Ради такого стоило запрыгивать в поезд, это тоже директорская работа, если делать ее на совесть.

— Альтернатива «мертвым душам» при гособеспечении детского футбола есть?

— «Мертвые» — не совсем правильно. Души живые, но гуляющие иногда по возрастам и категориям. При существующих тарифах практика актуальна, к сожалению, для всей страны. Есть порог финансирования, без достижения которого количество не перейдет в качество. Если хочешь добиться чего-то в профессии, жизнь заставляет искать варианты. Альтернатива — сливать деньги в песок, поскольку для воспитания приличных игроков их не хватит.

Это не Гоголь и Чичиков в чистом виде, а борьба с бесконечными противоречиями системы немногими доступными способами. А то и недоступными, потому что сами по себе футболисты не вырастут. И полей с манежами у нас вовсе не столько, сколько нужно для нормального развития отрасли, поверьте. В любой финской деревне идеальные условия: снял ключик с гвоздика, 9 евро в месяц заплатил, записался в журнале, — тренируйся до упаду. Часто видели подобное в наших городах? Про деревни вспоминать излишне.

Важно при этом различать руководителей. Один думает, как обновить забор на даче и машину жене, другой — как выбить детям сборы получше и нанять тренеров посильнее, чтобы те учили, а не тренировали. Ларин никогда и нисколько не клал в собственный карман. Большая редкость по нынешним временам.

Фото: © Личный архив Андрея Полищука

— То, чем сейчас занимаетесь в Новосибирске, имеет отношение к футболу?

— В основном нет, веду семейный мини-бизнес. Правда, консультирую один интересный проект — «Стань игроком сборной». Ребята создают приложение, куда будут заноситься футболисты с их индивидуальными показателями. Каждый получит возможность быть востребованным и на каком-то уровне себя предложить. Нынешняя воронка отбора очень узкая, из тысяч детей на следующий этап попадают двадцать-тридцать, остальные отбраковываются. Но ведь и среди них есть небезнадежные, а то и талантливые, которым просто не повезло или не хватило внимания скаутов.

Сейчас проиграла твоя команда зональные соревнования — свободен, будь ты хоть Мбаппе. Приложение станет своеобразной витриной для таких ребят, кому-то они смогут пригодиться. В Европе тотальный просев на пригодность к футболу, ни одному таланту не дадут пропасть, будут вести и пестовать. У нас же талантов полно, но некому дать им путевку в жизнь. Вот и имеем в итоге не футболистов, а таксистов с продавцами.

При этом продолжаем спорить про лимит. Тому же Карпину хочется сказать: «деньги их балуют» — демагогия и популизм. Не давайте деньги, кто заставляет? Но надо же доложить акционерам: я крутой менеджер, нашел будущую звезду, нужен миллионный контракт. Нет денег — никто не избалуется, все просто. Не знаю ни одного способного футболиста, кто из-за денег бросил бы играть. Машину спортивную могут сдуру купить, а на клубы и девочек большие деньги не нужны, хватит и маленьких.

Фото: © Личный архив Андрея Полищука

— Да и почему деньги балуют только наших? А в «Айнтрахте» или «Вест Хэме» не балуют? Или там копейки платят? Устойчивость к соблазнам зависит не от денег, а от мозгов. Она входит в понятие класса, ведь хороший футболист — не только ноги, но и голова. Обленился один — найдется другой, поустойчивее. Если только он есть. А вот с этим у нас несколько хуже, чем в Германии или Англии.

Читайте также:

Pearce, Philippa, Pohrt, Tom: 9780060731601: Amazon.com: Books

From School Library Journal

Класс 3-5. Когда мистер Франклин лежит со сломанной ногой, он спрашивает юную Бет, внучку своего уборщица, чтобы читать вслух на том, что кажется пустым лугом. Оказывается, ее аудиторией является крот, который дружит с Бет и рассказывает ей о непреднамеренной роли, которую он сыграл в смерти короля Вильгельма III, и его последующем превращении ведьмой из обычного животного в бессмертное, умное и способное. говорить.Отчасти рассказ о 300-летних мучениях существа, это также рассказ о дружбе между Бет и кротом, и о жизни ребенка, в которой происходят осложнения. Ее последняя дилемма, в которой она должна решить, помочь кроту превратиться обратно в его истинное и естественное «я», мучительна; она должна уравновешивать потерю самого доброго, самого остроумного и самого заботливого друга, который только может быть, с жертвой хорошего мнения этого друга о ней. В этом юмористическом и трогательном романе много захватывающих и опасных событий, как на поверхности, так и внутри, но множество крошечных, идеальных моментов делают его волшебным. – Ева Митник, Публичная библиотека Лос-Анджелеса
Copyright © Reed Business Information, подразделение Reed Elsevier Inc. Все права защищены.

Из книжного списка

Гр. 4-6. Пирс пишет разумно, растягивая своих читателей, но предлагая истории, которые интригуют их на их собственном уровне. Это, безусловно, верно в данном случае, когда Бет, живущая в британской деревне, общается с говорящим кротом, чье столкновение с колдовством дало ему память, речь и вечную жизнь.Книга балансирует между чистым фэнтези и магическим реализмом. Мистер Франклин, работодатель ее бабушки, просит Бет прочитать вслух в саду невидимому существу. К тому времени, когда крот, Маленький Джентльмен, даст о себе знать, дети будут увлечены загадкой того, кто такой крот и откуда он взялся. К сожалению, это камень преткновения для американских читателей. Довольно длинное прочтение Бет объясняет, как эта родинка была ответственна за смерть короля Вильгельма в восемнадцатом веке, и реконструирует заговор, направленный на возвращение короля Якова III в британскую корону.Этот дискурс прерывает ход повествования, и, хотя в сказке много очарования и энергии, некоторые дети ее проигнорируют. Это очень плохо, потому что изящное письмо Пирса сглаживает другие недостатки. Кто еще может так изящно и легко вставить слово, как хтоническое ? Айлин Купер
Copyright © Американская библиотечная ассоциация. Все права защищены.

Об авторе

Филиппа Пирс — автор многих книг, некоторые из которых считаются классикой как в США, так и в ее родной Англии.Ее отмеченные наградами книги включают Tom’s Midnight Garden , получившую медаль Карнеги и ставшую известной книгой ALA; Битва Пузыря и Писка , получившая награду Whitbread Award; и Кошка миссис Кокл , получившая медаль Кейт Гринуэй.

Том Порт — иллюстратор детских книг, хорошо известный своей работой над «Ворона и Ласка» , а также «Могила мальчика-короля» Джона Франка, «Мальчик, который побежал в лес» s Джима Харрисона. и Маленький джентльмен Филиппы Пирс.

Маленький джентльмен Филиппы Пирс

Филиппа Пирс ОБЕ была английским автором детских книг. Ее самая известная работа — фэнтезийный роман со сдвигом во времени Полуночный сад Тома, , получивший в 1958 году медаль Карнеги от Библиотечной ассоциации как выдающаяся детская книга года, написанная британским подданным. Пирс еще четыре раза занимал второе место в медали.

Пирс написал более 30 книг, в том числе Собака такая маленькая (1962),

Филиппа Пирс ОБЕ была английским автором детских книг.Ее самая известная работа — фэнтезийный роман со сдвигом во времени Полуночный сад Тома, , получивший в 1958 году медаль Карнеги от Библиотечной ассоциации как выдающаяся детская книга года, написанная британским подданным. Пирс еще четыре раза занимал второе место в медали.

Пирс написал более 30 книг, в том числе Собака такая маленькая (1962), Минноу на Сае, (1955), Белка Жена (1971), Битва пузыря и писка (1978) и Путь к Саттин Шор (1983). The Shadow Cage и другие истории о сверхъестественном (1977), Minnow on the Say , Bubble and Squeak и Sattin Shore заняли второе место на медали Карнеги. Битва пузырей и писков вдохновила двухсерийную телеадаптацию в серии образовательных программ Channel 4 « Говори, пиши и читай» .

Филиппа Пирс, младшая из четырех детей мельника и торговца зерном Эрнеста Александра Пирса и его жены Гертруды Элис, урожденной Рамсден, родилась в деревне Грейт-Шелфорд, Кембриджшир, и выросла там, на реке Кэм, в Мельничный дом.Начав школу поздно в возрасте восьми лет из-за болезни, она получила образование в школе для девочек Персе в Кембридже, а затем поступила в Гиртон-колледж в Кембридже по стипендии, чтобы читать там английский язык и историю.

После получения степени Пирс переехала в Лондон, где нашла работу в качестве государственного служащего. Позже она писала и продюсировала школьные радиопрограммы для BBC, где проработала 13 лет. Она была детским редактором в Oxford University Press с 1958 по 1960 год и в издательстве André Deutsch с 1960 по 1967 год.

В 1951 году Пирс долго лечился от туберкулеза в больнице. Там она провела время, думая о путешествии на каноэ, которое она совершила много лет назад, что послужило источником вдохновения для ее первой книги « Minnow on the Say, », опубликованной в 1955 году с иллюстрациями Эдварда Ардиццоне. Он занял второе место на ежегодной медали Карнеги. Он был адаптирован для телевидения в Канаде как телесериал 1960 года с оригинальным названием и для британского телевидения в 1972 году как Treasure over the Water .

Второй книгой Пирса была Полуночный сад Тома , опубликованная в 1958 году. Его «полуночный сад» был основан непосредственно на саду Милл-Хауса, где Пирс вырос. Роман вдохновил на создание фильма, спектакля и трех телеверсий. Он выиграл ежегодную медаль Карнеги, а на праздновании 70-летия в 2007 году жюри назвало его одним из десяти лучших произведений, удостоенных медалей, которые составили бюллетень для публичных выборов фаворита страны. Полуночный сад Тома занял второе место в голосовании из этого шорт-листа между двумя книгами, которые были примерно на 40 лет моложе.

Каждый сентябрь, начиная с 2008 года, лекция памяти Филиппы Пирс в Хомертон-колледже в Кембридже отмечает «отличное письмо для детей и подчеркивает его непреходящую жизненно важную важность». Лекторами являются авторы детской литературы, ученые или критики, и большинство лекций публикуется в Интернете.

Аудиокнига недоступна | Audible.com

  • Эвви Дрейк начинает сначала

  • Роман
  • К: Линда Холмс
  • Рассказал: Джулия Уилан, Линда Холмс
  • Продолжительность: 9 часов 6 минут
  • Полный

В сонном приморском городке в штате Мэн недавно овдовевшая Эвелет «Эвви» Дрейк редко покидает свой большой, мучительно пустой дом спустя почти год после гибели ее мужа в автокатастрофе.Все в городе, даже ее лучший друг Энди, думают, что горе держит ее взаперти, и Эвви не поправляет их. Тем временем в Нью-Йорке Дин Тенни, бывший питчер Высшей лиги и лучший друг детства Энди, борется с тем, что несчастные спортсмены, живущие в своих самых страшных кошмарах, называют «криком»: он больше не может бросать прямо и, что еще хуже, он не может понять почему.

  • 3 из 5 звезд
  • Что-то заставило меня продолжать слушать….

  • К Каролина Девушка на 10-12-19

Вышел маленький джентльмен-мышонок.

Заголовок
Вышел джентльмен-мышонок.
Имена
Поттер, Беатрикс, 1866-1943 (художник)
Коллекция

Детские книжные иллюстрации

Книжные иллюстрации — Поттер

Даты/происхождение
Дата выдачи: 1903
Адреса библиотек
Мириам и Айра Д.Wallach Division of Art, Prints and Photo: Picture Collection
Полка: PC-CHI BOOK-Pot
Темы
Кофейные чашки
Мыши
Жилеты
Животные в человеческих ситуациях
Жанры
Иллюстрации
Примечания
Примечание источника: Портной из Глостера, Беатрикс Поттер. Нью-Йорк, Ф. Уорн и Ко. [1903]
Физическое описание
Фотомеханические отпечатки
Полутоновые фотомеханические отпечатки
Размер: 11 x 8 см.
Тип ресурса
Неподвижное изображение
Идентификаторы
Универсальный уникальный идентификатор (UUID): 1747aec0-c5bb-012f-e337-58d385a7bc34
Заявление о правах
Публичная библиотека Нью-Йорка считает, что этот объект является общественным достоянием в соответствии с законодательством США, но не определяла статус его авторского права в соответствии с законами об авторском праве других стран. Этот элемент не может находиться в общественном достоянии в соответствии с законодательством других стран.Хотя это и не обязательно, но если вы хотите указать нас в качестве источника, используйте следующее заявление: «Из Нью-Йоркской публичной библиотеки» и предоставьте обратную ссылку на элемент на нашем сайте цифровых коллекций. Это помогает нам отслеживать, как используется наша коллекция, и помогает оправдать свободный выпуск еще большего количества контента в будущем.

Пункт хронологии событий

  • 1866: Рождение Творца
  • 1903: Выпущен
  • 1943: Умер Создатель
  • 2019: Оцифровано
  • 2022: Найден тобой!
  • 2023

Читать Мой маленький джентльмен Луизы Мэй Олкотт | 25 629 бесплатных классических рассказов и стихов

Никому и в голову не пришло бы так называть его, этого оборванного, босоногого, веснушчатого Джека, который целыми днями таскал рыночные корзины для мясника или чистую одежду для миссис Уайт.Куинн, торгующий щепками или копающийся в кучах золы в поисках золы. Но он честно зарабатывал себе на жизнь, выполняя свой долг так хорошо, как умел, и обслуживая тех, кто беднее и беспомощнее его, а это значит быть джентльменом в лучшем смысле этого прекрасного старого слова. У него не было дома, кроме чердака миссис Куинн; и за это он заплатил тем, что понес узлы и достал золу для ее костра. Еду и одежду он подбирал, как мог; и его единственным другом была маленькая няня. Ее мать была добра к нему, когда смерть отца оставила его совсем одного в этом мире; и когда она тоже скончалась, мальчик попытался выразить свою благодарность, утешив маленькую девочку, которая думала, что в мире нет никого, подобного ее Джеку.

Старая миссис Куинн заботилась о ней, ожидая, пока она достаточно окрепнет, чтобы работать на себя; но няня была больна и все еще сидела, бледная, маленькая тень себя прежней, с белой пленкой, медленно закрывающей ее хорошенькие голубые глаза. Это было большой проблемой для Джека, и он не мог насвистывать ее, как свои собственные заботы; потому что он был веселым мальчиком, и когда корзины были тяжелыми, дорога была длинной, погода была очень холодной, его бедная одежда была в лохмотьях или его желудок был пуст, он только насвистывал, и каким-то образом все как-то налаживалось.Но в тот день, когда он принес няне первые одуванчики, и она ощупывала их, вместо того чтобы смотреть на них, как говорила с таким жалким терпением на своем личике: «Я их не вижу; но я знаю, что они хорошенькие, и мне они очень нравятся», — Джеку казалось, что весеннее беззаботное солнце испорчено; а когда он пытался развеселить себя хорошим свистом, то губы у него дрожали, чтобы не сморщиться.

‘Глаза бедолаге можно вылечить, я не сомневаюсь; но для этого нужны деньги, и кто собирается их платить?Куинн оттирает свою ванну.

– Сколько денег? – спросил Джек.

‘Сто долларов, наверное. Повар доктора Уилкинсона однажды сказал мне, что он что-то сделал с глазами одной дамы и попросил за это тысячу долларов».

Джек вздохнул долгим, безнадежным вздохом, и ушел, чтобы наполнить ведра с водой; но он вспомнил имя доктора и стал прикидывать, сколько лет потребуется, чтобы заработать сто долларов.

Няня была очень терпелива; но мало-помалу миссис Куинн начала говорить о том, чтобы отправить ее в какую-нибудь богадельню, потому что она была слишком бедна, чтобы нести беспомощного ребенка.Страх перед этим чуть не разбил сердце Джека; и он ходил с таким встревоженным лицом, что няня только пожалела, что этого не заметила. Джеку было всего двенадцать, но в то время ему приходилось нести тяжелую ношу; ибо мысль о его маленьком друге, обреченном на пожизненное мракобесие из-за небольшого количества денег, не раз соблазняла его на кражу и вызывала у него первое ожесточенное, горькое чувство против тех, кто богаче, чем он. Когда он разносил вкусные обеды в большие дома и видел, какое там царит изобилие, он не мог не чувствовать, что несправедливо, что одни имеют так много, а другие так мало.Когда он видел хорошеньких детей, играющих в парке или катающихся со своими матерями, таких веселых, таких ухоженных, таких нежно любимых, глаза бедного мальчика наполнялись мыслью о бедной маленькой няне, у которой не было ни одного друга в мире, кроме него самого, и он так бессилен помочь ей.

Когда однажды он набрался храбрости и позвонил в колокольчик великого доктора, прося его на минутку, и слуга грубо ответил, закрывая дверь: «Проходите! он не может возиться с такими, как ты!» Джек крепко сжал руки, спускаясь по ступенькам, и сказал себе самым немальчишеским тоном: «Я как-нибудь достану деньги, и заставлю его впусти меня!»

Сегодня день, когда кое-кто все еще тост за «маленького джентльмена в черном бархатном жилете».

Я имею в виду, что если вы считаете герцога Франца Баварского своим законным сюзереном и государем, вы можете сделать это. Герцог Франц Баварский очень вежливо отказался признать вашу верность, но тем не менее вы можете присягнуть. Но если вы такой человек (и вы знаете, кто вы), то сегодня вы, возможно, планируете произнести тост за «маленького джентльмена в черном бархатном жилете».

Этот джентльмен, конечно же, был кротом. Предполагается, что этот крот непреднамеренно отомстил за свержение семьи Стюартов и проганноверский акт о престолонаследии 1701 года, просто сделав то, что делают кроты — выкопав яму и создав кротовую горку.Вскоре после того, как в начале 1702 года было построено это маленькое, но значительное здание, мимо проезжал маленький человек на большой лошади. Лошадь споткнулась о кротовину, а всадник был брошен и умер от пневмонии, вызванной переломом ключицы, несколько дней спустя, 8 марта.

Коня звали Соррель. Всадником был Вильгельм III Оранский, король Англии, Шотландии, Ирландии и (условно) Франции. Если вы якобит, значит, у вас слабость к родинкам.

Меня поражает изобретательность якобитского ритуала и пропаганды.Я должен сказать, что никакая часть учения якобитов мне не нравится ни в малейшей степени. Принцип наследственности, в особенности его самая узкая легитимистская интерпретация, — это то, что я никогда не мог понять или уважать. Но меня поражает чрезвычайно сложное кодирование, которое использовалось для поддержки Стюартов в начале восемнадцатого века. Поджаривание кротов — всего лишь один очень маленький, но представительный пример изобретательности выражений запрещенной формы роялизма. Эти выражения были музыкальными, буколическими и праздничными, архитектурными, портновскими и садоводческими.

Я не сомневаюсь, что «если бы» (вырубите это «если» гранитными буквами примерно в милю высотой) я когда-либо был монархистом, я был бы якобитом. Якобитизм, проще говоря, гораздо веселее. Быть монархистом в республике кажется гораздо более приятным, чем быть монархистом в монархии.

Leave a Reply

Ваш адрес email не будет опубликован.