Может ли мужик забеременеть: Может ли забеременеть мужчина? — www.wday.ru

Содержание

«Мужчины смогут рожать уже завтра», утверждает глава американской репродуктивной медицины

Мужчины скоро начнут рожать самиФото: EAST NEWS

По словам одного из ведущих в мире специалистов по рождаемости, мужчины могут забеременеть хоть завтра. И все — благодаря успехам в современной трансплантологии.

Президент Американского общества репродуктивной медицины Ричард Полсон, причисляемый к самым значимым специалистам в вопросах рождаемости, сделал такое громкое заявление на ежегодном съезде специалистов в области репродуктивной медицины в Сан-Антонио (штат Техас).

Он считает, что успех трансплантации матки у женщин (об этом см. ниже) означает, что наука может продвинуться дальше — врачи с тем же успехом могут проводить подобные операции у мужчин.

Доказательством тому могут служить люди, которые подверглись операции по изменению пола.

Если из мужчины стало возможным сделать женщину и наоборот, то и трансплантация матки мужчинам не составит трудностей. И кстати, те же мужчины, ставшие в ходе оперативных вмешательств женщинами, первые же и захотят пройти операцию, которая бы позволила им выносить и родить ребенка.

Никаких анатомических причин, почему матка не могла бы успешно прижиться трансгендерной женщине, нет. И различие в строении таза у мужчин и женщин не может стать препятствием.

Полсон при этом не исключает, что на первом этапе, пока подобные операции не «поставят на поток», возможны затруднения:

Да, определенные трудности возникнут, но я не вижу никаких серьезных проблем, которые сделали бы эту процедуру невозможной. Все, что казалось раньше невозможным и просто из разряда фантастики, теперь стало вполне реальным.

Схема рождения ребенка мужчиной, по мнению Полсона, теперь выглядит вполне реалистично: сначала делается трансплантация матки, затем с помощью специальных медицинских препаратов и аппаратуры, а также гормональной терапии, ведется весь цикл беременности, ну а рожать обладателям пересаженного органа можно с помощью кесарева сечения.

На сегодняшний день известно о девяти успешных операциях по пересадке матки женщинам. Ведущими специалистами в этой сфере считаются шведские врачи – с 2014 года в этой стране по меньшей мере пять младенцев родились женщинами с пересаженной маткой.

МЕЖДУ ТЕМ

Примерно десять лет назад один мужчина уже родил ребенка. И такое случилось впервые в истории человечества. Отцом-роженицей стал 34-летний транссексуал Томас Бити. Ребенок был зачат методом искусственного оплодотворения от неизвестного донора с использованием яйцеклетки Бити. В итоге ребенок родился абсолютно здоровым.

Несмотря на прогнозы врачей о том, что беременному мужчине придется делать кесарево сечение, малышка появилась на свет естественным образом.

«Единственное, что меня отличает от других мам – это факт, что я не смогу кормить дочь грудью. Но ведь не секрет, что многие женщины тоже не могут этого, если нет молока«, — сказал тогда счастливый родивший отец журналистам.

На этом история не закончилась! С тех пор Томас родил еще дважды. Оба раза это были мальчики.

У Томаса на свет сначала появилась девочка Сьюзен, потом два мальчика.Фото: EASTNEWS/AFP

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:

В США гей-пара готовится к рождению своего биологического первенца

Поясним сразу: один из отцов, 34-летний Тристан Рис, который вынашивает ребенка и находится на последних неделях беременности, еще несколько лет назад был женщиной. Но с помощью хирургов и гормональной терапии «она» внешне превратилась в «него». Вместе с «мужем» Биффом Чаплоу Тристан уже воспитывает двух приемных детей: сына и дочь. Однополая семейная парапроживает в Портленде, штат Орегон. Бифф и Тристан давно мечтали о биологическом ребенке. Они несколько раз пытались стать настоящими родителями, но у них не получалось (читать дальше)

Мужчина забеременел! — KP.Ru

ОбществоКАРТИНА ДНЯ

Инга САФРОНОВА

26 марта 2008 15:58

Американец Томас Беати надеется стать хорошим отцом дочери, которую сам и родит [фото]

На днях в один из американских журналов геев и лесбиянок пришло письмо от мужчины, который на полном серьезе утверждает, что… находится на пятом месяце беременности.

Природа сыграла с Томасом Беати злую шутку — рожденный женщиной, он всегда мечтал изменить свой пол. Несколько лет назад он перенес операцию по смене пола и долгое время сидел на тестостероновой терапии.

Что касается женских репродуктивных органов, он не стал от них избавляться, а ограничился лишь необходимыми изменениями в верхней части тела.

Ему даже удалось завести семью. Почти десять лет он женат на Нэнси, которая, к сожалению, не может забеременеть — в связи с острым эндометриозом ей пришлось удалить матку.

Но детей им хотелось всегда, поэтому супруги нашли выход: Томас перестал делать инъекции гормональных препаратов и забеременел с помощью замороженной донорской спермы. Теперь он находится на пятом месяце беременности и с нетерпением ожидает появления на свет девочки.

Однако, как признается Томас, беременность протекает в тяжелой атмосфере непонимания и дискриминации со стороны общества. Врачи отказываются его осматривать, в регистратуре смеются, а друзья попросту отвернулись от семейной пары, пишет The Sun.

Тем не менее Томас надеется, что он преодолеет все трудности и сможет стать малышке настоящим отцом.

А В ЭТО ВРЕМЯ…

В мире зарегистрирован первый человек «третьего пола»

Официальный паспорт «третьего пола» выдан транссексуалу из индийского штата Салем. Транссексуала зовут Пуджа, ему 25 лет, — сообщает сайт «Маэстро-Ньюс» со ссылкой на Asian Daily.

Внешне Пуджа — красивая женщина. Несколько лет такого человека официально не существовало вовсе. Власти отказывались выдавать Пудже паспорт, потому что в графе «пол» требовалось четко записать: F (female) — «женский» или M (male) – «мужской».

Пуджа под стандарты не подходил. В конце концов транссексуалу удалось настоять на том, что он не мужчина, но и не женщина. А и то, и другое одновременно!

Сейчас в паспорте Пуджи стоит буква Т – «транссексуал». И Пуджа — единственный в мире обладатель такого документа!

-Это была попытка как-то поддержать этих людей. Они существуют, и мы не можем игнорировать этот факт, — говорит министр социального развития Пунготай Алади Аруна.

Власти Индии ожидают поток людей, желающих получить именно такие документы. Сообщество транссексуалов, желающих относить себя исключительно к третьему полу, насчитывает в это стране 40 тысяч человек.

Ольга ЛИПЧИНСКАЯ, KP.RU

«Не получается забеременеть»: когда проблема в мужчине

Психологическое бесплодие 

Существует ли оно?

С точки зрения доказательной медицины психологического бесплодия не существует — во всяком случае в том значении, которое чаще всего имеют в виду. «Официально диагноза „психологическое бесплодие“ нет, но психическое состояние, конечно, влияет на зачатие», — считает Светлана Калинина.

«Есть большое количество более правдоподобных объяснений, и абсолютно не ясно, как такой механизм мог появиться эволюционно. Строго говоря, психологическое бесплодие — это неспособность зачать ребенка на фоне зашкаливающего стресса, из-за критически низкого прогестерона или прекращения овуляции. Но, глядя на такую пациентку, ни один врач не скажет, что она полностью здорова», — отмечает Яна Староверова.

«Термин „психологическое бесплодие“ очень условен. Если женщина психологически препятствует зачатию, то беременность может долго не наступать из-за изменений гормонального фона. Разные виды гормонов — например, прогестерон (половой гормон) или кортизол (гормон стресса) — влияют на стадии подготовки яйцеклетки к оплодотворению и прикреплению к матке. Но в таком случае у женщины будут проблемы с месячными, нарушения нервной системы, симптомы пограничных расстройств: невротических или тревожных», — поясняет Диана Генварская.

Диагноз исключения

Психологическое бесплодие — диагноз исключения (точнее, версия, поскольку в актуальной МКБ-11 такого диагноза нет). То есть доказательные врачи начинают говорить про психологическое бесплодие у абсолютно здоровой женщины только тогда, когда все остальные версии уже опровергнуты. Однако люди часто путают «все версии» и «все, что можно проверить в нашей больнице/в нашем городе», уточняет Яна Староверова.

«В начале, конечно, необходимо пройти полное обследование, проверить гормональный статус. Но далеко не каждый врач может выполнить такую работу, так как диагностика психологического бесплодия проходит на стыке разных наук — гинекологии, эндокринологии и психиатрии», — добавляет сексолог, врач-психотерапевт.

Что и как лечат психологи? 

Как говорит Яна Староверова, работа с психологическим бесплодием проходит по-разному: все зависит от подхода специалиста. Чаще всего психологи фокусируются на снятии вины и снижении общего стресса, так как это дает субъективное облегчение и увеличивает частоту половых контактов. При этом итог лечения может быть вполне успешным — в силу самовнушения и удачного стечения обстоятельств.

«Иногда мы видим пары, в которых оба абсолютно здоровы, но беременность не наступает. Тогда мы рекомендуем отпустить ситуацию, отключить зацикленность на проблеме, отдохнуть. И это часто приносит результаты», — делится Светлана Калинина.

По словам Дианы Генварской, лечение психологического бесплодия должно проходить у врача-психотерапевта, который будет работать с психическими проблемами женщины. «Психологи же используют методики, которые в теории могут изменить и глубинные невротические состояния, но в целом это должен быть комплексный подход», — замечает она. 

«В принципе перинатальная психология — полезная область, требующая хорошей подготовки. Психологическое сопровождение даже неосложненной беременности — дело весьма трудоемкое. А уж при репродуктивных проблемах психолог вообще должен входить в ОМС — и для женщин, и для мужчин. И часто гинекологи направляют пациенток к психологу не потому, что в голове корень проблем с зачатием, а потому, что это необходимо самой женщине», — подчеркивает Яна Староверова.

Можно ли стать отцом после 50 лет – риски, исследования

Исследователи выяснили, как возраст мужчины влияет на качество спермы и фертильность.

«Часики тикают», – обычно эту фразу применяют по отношению к женщинам. После 35 лет зачать ребенка становится намного сложнее, а к 45–55 годам наступает менопауза. Растут риски и для ребенка: у мам старше 35 лет намного чаще рождаются малыши с синдромом Дауна и другими генетическими аномалиями.

А что насчет мужчин? Многие считают, что стать отцом можно в любом возрасте – главное найти молодую здоровую партнершу. Но результаты исследования, недавно проведенного британскими врачами, показали, что это не так. Мужчинам старше 50 лет удавалось зачать ребенка с помощью ЭКО примерно только в трети случаев. А если матери больше 40 лет, то вероятность рождения ребенка и того меньше – всего 17%. Результаты этого исследования были опубликованы 17 августа 2021 года в научном журнале Acta Obstetricia et Gynecologica Scandinavica (AOGS). В анализ были включены данные о парах с бесплодием, которые прошли ЭКО/ИКСИ, но только со свежей спермой, полученной от отца. Ученые не рассматривали случаи с применением донорских сперматозоидов и ооцитов, замороженной спермы и эмбрионов, а также процедуры, во время которых применялось предимплантационное генетическое тестирование.

Возраст отца играет роль

Ранее уже во многих научных работах было доказано, что возраст мужчины влияет на его фертильность, вероятность успешного зачатия, риск осложнений во время беременности и родов у партнерши, проблемы со здоровьем у ребенка.

Например, не так давно в США было проведено большое популяционное ретроспективное исследование, которое показало: если отцу 45 лет или больше, то у его партнерши во время беременности выше риск развития сахарного диабета. Кроме того, у таких пар чаще отмечаются преждевременные роды, а у новорожденных повышена вероятность развития неонатальной эпилепсии, проявляющейся в виде судорог.

В более ранних работах исследователи связали пожилой возраст отца с более высокой частотой выкидышей и в целом более плохими исходами беременности.

Но даже если беременность партнерши завершается успешно, возраст отца может негативно сказаться на здоровье ребенка. Научные исследования и систематические обзоры показывают, что у мужчин старше 40 лет чаще рождаются дети с аутизмом, шизофренией и другими психоневрологическими расстройствами, пороками костей черепа, рук и ног, сердца, повышенным риском развития острого лимфобластного лейкоза. Хотя все эти риски небольшие и намного менее значимы по сравнению с теми, что связаны с возрастом матери, для мужчин это повод задуматься.

Именно поэтому донорами спермы по закону могут стать только мужчины 18–35 лет. В более позднем возрасте существенно повышается риск возникновения мутаций в ДНК сперматозоидов. Это связано с рядом факторов, в частности с нарастающим окислительным стрессом в организме, снижением эффективности апоптоза (гибели) дефектных половых клеток.

У мужчин с годами ухудшаются результаты спермограммы

Исследователи из Центра репродуктивного и генетического здоровья в Лондоне (Centre for Reproductive and Genetic Health, CRGH) собрали данные о 4833 попытках ЭКО в период с 2009 по 2018 год с применением спермы 4271 мужчин. Их разделили на возрастные группы и сравнили качество спермы, частоту успешно наступивших беременностей, живорождений и другие показатели.

Анализ результатов спермограмм подтвердил уже имеющиеся данные – с возрастом качество спермы снижается: уменьшается ее объем, количество сперматозоидов, их подвижность.

Чтобы проверить, насколько сперма мужчины соответствует норме, применяются критерии, разработанные экспертами ВОЗ. Во время исследования британские врачи обнаружили, что у мужчин 35 лет и младше этим критериям соответствовали 60% образцов, а после 50 лет – только 40%.

Мужской репродуктивный потенциал не безграничен

В целом авторы работы обнаружили, что вероятность рождения ребенка у мужчин старше 50 лет по сравнению с 35-летними и более молодыми снижена примерно на треть. Напомним: речь идет о парах с бесплодием, которые решили воспользоваться вспомогательными репродуктивными технологиями. С естественными зачатиями ситуация может быть еще хуже.

Это актуальная проблема, потому что в современном мире рождение детей в позднем возрасте стало трендом. Всё больше людей стремятся обзавестись потомством попозже, чтобы успеть пожить свободной жизнью, сделать карьеру, обеспечить себя и семью.

Телевидение и пресса регулярно рассказывают о звездах, которые смогли завести детей и в 60, и в 70 лет. Многие мужчины, вдохновленные этими примерами и уверовавшие в безграничность своих репродуктивных возможностей, сильно ошибаются. Не стоит полностью уповать и на достижения современной медицины: даже вспомогательные репродуктивные технологии способны помочь не всегда, это не волшебная палочка.

Если вы все же решили завести ребенка после 40: советы для мужчин

Если вы молоды и решили сознательно завести ребенка после 40 лет, то стоит «застраховать» свои репродуктивные способности. Существует надежный способ – криоконсервация сперматозоидов в банке половых клеток. После разморозки сперма ничем не отличается от «свежей», это не повлияет на вероятность успеха во время ЭКО и на здоровье ребенка. Репробанк предлагает такую услугу, узнать о ней подробнее можно здесь.

Если вам уже за 40, то на этапе планирования ребенка нужно пройти обследование. Врачи выявят возможные проблемы с фертильностью, при необходимости назначат лечение или сразу порекомендуют ЭКО или ИКСИ.

Если вам за 40, и не получается зачать ребенка ни самостоятельно, ни с помощью ЭКО (или слишком высок риск передачи ребенку наследственных заболеваний), стоит рассмотреть возможность применения донорской спермы. Вы также можете воспользоваться этой услугой в Репробанке – в нашем каталоге представлено более 100 доноров. Свяжитесь с нами, и наши сотрудники вас подробно проконсультируют.

Что такое предэякулят и можно ли от него забеременеть

Во время полового акта всё внимание сконцентрировано на кульминационном моменте — семяизвержении. А вот предвестник мужского оргазма — предэякулят — обычно остаётся в тени, хотя его роль тоже очень важна.

Где и когда появляется предэякулят

Предэякулят, или предсеменная жидкость, выделяется из головки пениса в состоянии эрекции. За его выработку отвечают железы Купера — две горошины диаметром 3–8 миллиметров, притаившиеся в толще мышцы промежности, у основания полового члена.

Появляется секрет в ответ на ласки партнёрши или при мастурбации. Причём его количество нарастает по мере возбуждения. В отличие от белёсой спермы, предэякулят прозрачен и бесцветен, а по консистенции напоминает слизь.

Зачем нужен предэякулят

Предсеменная жидкость выполняет роль первопроходца, который расчищает путь для участников «звёздной гонки». В уретре (мочеиспускательном канале), по которой мчится сперма, сохраняются остатки мочевой кислоты, губительной для мужских половых клеток. Влагалище с его кислой средой тоже представляет серьёзную угрозу.

Предэякулят нейтрализует кислотность и тем самым создаёт для сперматозоидов безопасные условия.

Кроме того, прозрачная слизь служит естественной смазкой для головки пениса, обеспечивая скольжение. А смешиваясь со спермой, она продолжает защищать мужские половые клетки на всём пути следования и помогает им продвигаться к цели.

Сколько предэякулята должно вырабатываться

Общий объём зависит от индивидуальных особенностей и возраста мужчины. У кого‑то за половой акт появляется несколько капель слизи, а у кого‑то наберётся больше 5 миллилитров, около чайной ложки.

Изредка мужчины жалуются на то, что в состоянии возбуждения у них выделяется слишком много жидкости, которая оставляет пятна на одежде. Что с этим делать? Если нет болезненных ощущений — ничего, поскольку речь идёт о варианте нормы.

Врачи рекомендуют запастись салфетками и относиться к избыточному предэякуляту как к здоровому и временному явлению. С возрастом его количество уменьшится.

В медицине были случаи, когда выработку предэякулята подавляли ингибитором 5‑альфа‑редуктазы. Обычно такие препараты используют в терапии увеличенной простаты и облысения. Однако у лечения могут быть и побочные эффекты: депрессия, спад сексуального желания и снижение самооценки.

Можно ли забеременеть от предэякулята

Вокруг этого вопроса всё ещё ведутся научные споры. Одни исследования показывают, что в предсеменной жидкости нет жизнеспособных сперматозоидов. Другие — что у некоторых мужчин в предэякулят всё-таки попадают половые клетки в достаточном для зачатия количестве.

Риск забеременеть при прерванном половом акте существует, даже если у мужчины отличная реакция и в организм женщины не просочится ни капли спермы.

Впрочем, нежелательная беременность далеко не единственный повод «бояться» предэякулята и пользоваться презервативом. Предсеменная жидкость точно разносит ИППП, включая ВИЧ, хламидии, гепатит В и гонорею, — в этом сомнений нет.

Читайте также 🍓👨💖

КАК ЗАБЕРЕМЕНИТЬ МУЖЧИНУ

ИМЕННО В ЭТОМ МОМЕНТЕ Я СТОЛКНУЛАСЬ С искушением. Я влюбилась в понятие мужской беременности. Я не мог позволить этому уйти. Я продолжал поддерживать связь с Джейкобсоном и, наконец, задал вопрос: если бы я мог собрать деньги из частного источника, стал бы он проводить секретный эксперимент, чтобы сделать мужчину беременным? Он сразу же согласился, несмотря на то, что для публикации он заявил, что мужская беременность будет «злоупотреблением» технологией, которую, по его словам, более правильно применять к женщинам без матки.В ходе нескольких телефонных звонков Джейкобсон изложил осторожный план эксперимента.

Следующей моей остановкой был Боб Гуччионе, основатель Omni, который сразу же согласился профинансировать проект. Я сказал, что не могу сообщить ему никаких окончательных затрат, но 500 000 долларов показались мне скромной суммой, чтобы сдвинуть проект с мертвой точки. Что касается добровольцев, то уже выстроилась очередь из нескольких читателей Omni, предлагающих себя науке. Джейкобсон и я в значительной степени решили, что нам нужен женатый мужчина, жена которого по какой-то причине не может выносить ребенка до срока.

Здесь была возможность не только получить эксклюзив на отличную историю, но и самому создать эту историю. Я думал о научном и этическом фуроре, который это вызовет. Я с нетерпением ждал возможности испытать ту эйфорию, о которой сообщают ученые, когда они примут участие в новаторском эксперименте. Что еще более важно, я с нетерпением ждал огромного книжного аванса. Я связался с литературным агентом, который специализировался на научных книгах; она подтвердила, что действительно эксклюзивная история секретного эксперимента, в результате которого мужчина родил, будет стоить больших денег.Она сказала, что это была самая захватывающая идея, которую она слышала с тех пор, как продала «In His Image», книгу Дэвида Рорвика 1978 года о первом клонировании человека. Позже Федеральный окружной суд Филадельфии признал «In His Image» мошенничеством.

Тогда я начал думать о связанных с этим рисках. Прогрессирующая брюшная беременность убивает 10 процентов женщин, перенесших ее, и 70 процентов их детей. Что бы это сделало с мужчиной? А его ребенок? Плацентарный мешок может закручиваться и поворачиваться, то же самое происходит и с кишечником.Была вероятность кровотечения. И была вероятность того, что весь проект увенчается успехом, оставив «матери» и ребенка решать проблему, как назвать мужчину мамой. Словно очнувшись от опьяняющего сна, я пришел в себя. Я спокойно бросил проект. И это было так. Или почти.

В 1991 году мне напомнили о моих несбывшихся планах, когда Сесил Джейкобсон был привлечен к суду по 53 уголовным обвинениям, среди прочего, за тайное оплодотворение женщин в его клинике по лечению бесплодия собственной спермой.А потом, когда я услышал о «Джуниоре», снова начал изучать тему. Я позвонил Роджеру Горски, который все еще верит, что мужчина может забеременеть. «Я удивлен, что этого не было сделано, но я рад, что этого не произошло». Ландрам Шеттлс, пионер экстракорпорального оплодотворения и других технологий родовспоможения, ныне на пенсии, также все еще думает, что когда-нибудь это будет сделано, хотя, по его словам, «было бы более уместно опробовать эту технику на женщинах, у которых удалили матку. » С другой стороны, «Что хорошо для гуся, хорошо и для гусака.

Дэвид Хейг, биолог-эволюционист из Гарвардского университета, изучающий взаимодействие матери и плода, говорит: «Я не вижу причин, по которым это [мужская беременность] не может произойти». а также сотрудничество. «Плоды могут иногда требовать больше ресурсов, чем мать готова дать. Плод берет без спроса.»

Матка не является чем-то особенным по сравнению с человеческой плацентой, которая вторгается в кровеносные сосуды матери и вытягивает питательные вещества.«Плацента эволюционировала, чтобы получать питательные вещества из кровотока», — говорит Хейг. «Неважно, находится ли кровь в печени, кишечнике или матке». Но какая разница, поглощает ли плацента кровь матери или кровь отца? «Я не вижу причин, по которым он не мог бы имплантироваться мужчинам. Плаценты — замечательная штука».

Каково быть беременной трансмужчиной

Эта статья также доступна на следующих языках: португальский, испанский

Беременность и роды во всем мире окружены культурными традициями и ожиданиями.Для многих людей эти ожидания связаны с женственностью и женственностью. Будучи беременной, вы можете посетить «женский центр», украшенный фотографиями тел беременных женщин. Вы можете читать книги с розовыми цветочными обложками, которые обращаются к вам «мама». Многим женщинам сложно отождествить себя с гиперфеминизированным опытом беременности и родов.

Итак, если культура беременности и родов заставляет некоторых женщин чувствовать себя некомфортно, каково должно быть переживать беременность в качестве трансгендерного мужчины или трансмаскулинного человека?

Да, трансгендерные мужчины и трансмаскулинные люди могут забеременеть (1).Фактически, они беременеют с той же частотой, что и люди, которые идентифицируют себя как женщины, и имеют больше запланированных беременностей, чем цис- женщин (2). Тем не менее, система здравоохранения не приспособлена для ухода за беременными и рожавшими мужчинами. Мы попросили Беннета Каспар-Уильямса, трансмаскулинного человека, рассказать нам о своем путешествии через беременность, роды и послеродовой период. Вот что он хотел бы, чтобы все знали о беременности как трансмаскулинного человека.

Ниже приводится отрывок из интервью с Беннетом, в котором отражен его личный опыт.Команда Clue Science подтвердила все научные факты в следующем интервью.

Загрузите Clue и включите режим беременности с помощью Clue Plus

4.8

Рейтинги 2M+

Может ли транс-мужчина забеременеть от тестостерона?

Беннет говорит: Многие трансгендерные мужчины или трансмаскулинные люди принимают тестостерон. Технически возможно, чтобы кто-то, кто активно принимает тестостерон, овулировал и все же забеременел, но это не рекомендуемый способ добиться беременности.После того, как транс-мужчина перестанет принимать тестостерон, в конечном итоге наступит менструация (если у него есть яичники и матка), а затем она станет достаточно предсказуемой, чтобы попытаться забеременеть.

Каково быть трансгендером и беременным в системе здравоохранения?

Беннетт говорит: Сначала я беспокоилась о том, чтобы получить адекватную и сострадательную помощь со стороны медицинских работников во время моей беременности. По всей стране есть несколько мест, специализирующихся на транс-беременности, но, к сожалению, рядом со мной их нет.Когда я решил найти поставщика услуг, я искал того, у кого на веб-сайте была указана гормональная терапия, надеясь, что, возможно, у них есть какая-то компетенция в области трансгендерного здоровья. В конце концов я нашла кого-то, кто хотя бы встречался с транс-человеком раньше, так что это было хорошее начало.

На протяжении всей беременности я часто заканчивала тем, что рассказывала медсестре/лаборанту УЗИ/врачу о моей ситуации, потому что, честно говоря, не так много институционализированного обучения беременным трансгендерам. Медицинские работники были открыты и уважительны, но мне в этом отношении повезло, потому что я живу в Калифорнии.Тем не менее, я определенно была первой беременной трансгендерной женщиной, которую видели в учреждении.

Я справился с этим благодаря чувству юмора. Все, что связано с рождением, сосредоточено вокруг «женщин». Так было всегда, и людям действительно сложно думать об этом по-другому. Вы должны быть в порядке с пребыванием в женских пространствах. Если вы не можете, если вы чувствуете, что это травмирует или вызовет сильную дисфорию, возможно, трансгендерность и беременность не для вас. К счастью, нахождение в женском пространстве меня особо не беспокоит, но я понимаю, что для некоторых людей это может быть травмирующим.

Беннетт и его муж Малик.

Как системы здравоохранения могут быть более открытыми для транс-беременных людей?

Беннетт говорит: Учреждение беременности нуждается в обновлении, потому что это освободит многих людей. Легче всего изменить язык и брендинг беременности — это окажет большое влияние на трансгендерных и гендерно неконформных людей. И это будет не только для этих людей — это также будет для женщин, которые не идентифицируют себя с чрезмерно женственным языком и образами.То, как представлена ​​беременность, заставляет вас чувствовать, что вы находитесь в каком-то месте, которому не принадлежите. Когда дело доходит до информации, которую вы получаете во время беременности, все становится розовым и усыпано бабочками. Это просто не нужно, когда дело доходит до изучения развития вашего плода. На реальных встречах с поставщиками медицинских услуг язык не имеет гендерного различия. Кто-то говорит мне о том, что у меня растет матка или развивается мой ребенок, это не пол, это просто говорит о частях тела. Необходимо изменить культуру вокруг беременности.

Как культура беременности может быть более инклюзивной для транс-беременных людей?

Беннетт говорит: Почти все, с чем я сталкивалась во время беременности, от ресурсов до продуктов, было сосредоточено вокруг концепции «материнства». Это не вызвало у меня дисфории, но заставило меня почувствовать, что я участвую в чем-то, что «не для меня». Вместо этого я хочу, чтобы ресурсы были сосредоточены именно на том, что представляет собой этот процесс: на вынашивании ребенка.

Понятие «материнство» политизировано и рекламируется таким образом, что это не соответствует моему опыту.Чрезмерно гендерная концепция «материнства» — вот что мешало мне принять идею вынашивания ребенка так долго, особенно до перехода. Если бы понятие ношения было более гендерно-инклюзивным, я, возможно, захотел бы отправиться в это путешествие раньше в своей жизни. На самом деле, пока я не встретил так много других транс-мужчин в этом путешествии в социальных сетях, я понял, что беременность может быть отделена от женственности.

Беннет с мужем Маликом и их ребенком.

Как друзья и семья могут лучше поддержать транс-беременных?

Беннетт говорит: Одна из лучших вещей, которую могут сделать союзники, — это потратить время и энергию на то, чтобы узнать о транс-беременности, вместо того, чтобы просить беременную трансгендерную женщину выполнять эту работу.Вместо разговоров о материнстве смените разговор на «родительство». Обсудите более конкретно культуру вынашивания детей, а не сводите ее к полу.

Вы также можете усилить наши голоса, выступая за внесение изменений в законодательство страны, в которой вы живете. Некоторые законы запрещают указывать беременного транс-мужчину как «отца» или «родителя» в свидетельстве о рождении ребенка, а не как «мать». Некоторые поставщики медицинского страхования и полисы отпуска по уходу за ребенком работодателем не включают транс-мужчин, которые должны быть застрахованы в качестве гестационных родителей.Это все вопросы политики, которые союзники могут помочь нам изменить.

Люди пытаются выставить беременность мужчиной странной, но это не так. Это не новая концепция. Мужчины были беременны и рожали столько же, сколько были люди. На самом деле мои отношения с ребенком ничем не отличаются — они очень простые. Я лучший родитель, потому что я транс, а не вопреки этому.

Что бы вы еще изменили в культуре беременности?

Беннет говорит: Найти одежду для беременных было для меня настоящим испытанием.Оверсайз-футболки и спортивные штаны просто не в моем стиле, и в них я чувствовал себя не очень хорошо. После нескольких часов поисков я наконец нашла на ASOS больше гендерно-нейтральной одежды для беременных. Я бы хотел, чтобы была одежда для беременных, которая также была разработана с учетом мужской эстетики.

Вы можете следить за родительским путешествием Беннета в Instagram @bennettonpurpose . Вы можете подписаться на его мужа Малика @designedbymalik и @malikdubs .

Если вы являетесь поставщиком медицинских услуг и хотите узнать больше о том, как лучше заботиться о трансгендерных людях, вы можете получить доступ к списку учебных программ и клинических руководств здесь.

Если вы трансгендер и хотите поддержать беременных трансгендеров, Беннетт предлагает посмотреть этот фильм режиссера-трансгендера Фредди МакКоннелла, который задокументировал свою беременность и связанные с ней трудности. Вы также можете обратиться к этой полезной рабочей книге, чтобы найти советы и стратегии, как стать лучшим транс союзником, которым вы можете быть.

В Clue мы понимаем, что беременность гендерно неконформного или трансгендерного человека может спровоцировать дисфорию, особенно когда многие специалисты по беременности и родам не имеют надлежащей подготовки по вопросам трансгендерной беременности.

Функция Clue Pregnancy Feature предназначена для всех беременных. Гендерно нейтральным является максимально возможное снижение вероятности дисфории. Кроме того, он основан на науке и содержит все, что вам нужно знать о беременности и развитии плода.

Больше информации о беременности и функции «Беременность» можно найти в нашем Instagram.

Трансгендерная беременность: создание новой американской семьи

Когда поступил вызов, мой брат работал в открытом офисе в Кембридже, штат Массачусетс, он делится с семью коллегами, которые, как и он, помогают проводить клинические испытания для разработчика лекарств. Номер телефона был заблокирован, так что он знал, что это должен быть врач. Он встал, пошатываясь на ногах. Его немного тошнило? Или это был просто адреналин? Он нырнул в коридор в поисках тишины.

Мой брат Эван, 35 лет, коренастый парень среднего роста с подстриженной пушистой светлой бородой и двумя драгоценными камнями в каждой мочке уха.Обычно он носит бейсболку Red Sox, а когда нервничает, снимает ее и одержимо загибает край. Но в тот сентябрьский полдень он обеими руками сжимал телефон, правая сжимала левую для уединения. «Привет?»

— Это доктор Ковалик, — сказал голос. Идентификация была ненужной. Аня Ковалик — репродуктивный эндокринолог в клинике Fertility Solutions в Дедхэме, штат Массачусетс. Они регулярно разговаривали на протяжении более шести месяцев.Эван, родившийся девочкой, хотел быть родителем с самого раннего детства, когда он играл в куклы немного дольше, чем другие дети. Он помогал оплачивать учебу в колледже, присматривая за тройняшками. И когда в 19 лет он впервые признался друзьям трансгендером, изменив имя и начав свою долгую физическую трансформацию, он не переставал добавлять к списку детских имен в конце своего дневника: Кайя, Элеонора, Хаксли.

Эван знал, что должен быть взволнован. Но вместо этого он почувствовал холодок тревоги и предвкушения.Он так давно хотел этого, как он позже сказал мне, и был близок к тому, чтобы это получить. Затем, четыре месяца назад, у него случился выкидыш после того, как Ковалик сказала ему, что не смогла найти сердцебиение во время его первого УЗИ.

Она была кратка: Эван был беременен. Ковалик сказал ему, что у него низкий уровень прогестерона, гормона, который помогает поддерживать здоровую беременность, и прописал ему несколько таблеток, чтобы он начал принимать сразу. — Поздравляю, — сказала она после паузы. «Это хорошее начало.

Эван не уверен, как долго он простоял в коридоре после звонка. Люди из других офисов задели его, увлеченные своей работой. Он позвонил своей напарнице, и ее вздох был достаточно громким, чтобы Эван на мгновение отвел телефон от уха. Он достал калькулятор, чтобы рассчитать дату родов.

У меня не было бы причин рассказывать вам об этом моменте в жизни моего брата, если бы не факт его пола. Теперь, когда однополые браки узаконены, поле социальной битвы сместилось к новым границам, границам, которые включают в себя самые личные аспекты жизни людей.Американские трансгендеры стали более заметными и признанными, поскольку такие звезды, как Кейтлин Дженнер и Лаверн Кокс, привлекли внимание поп-культуры к трансгендерным проблемам. Корпоративные лидеры из списка Fortune 500 приняли меры для защиты своих трансгендерных сотрудников. А в мае администрация Обамы заявила, что все государственные школы должны относиться к учащимся одинаково, независимо от их гендерной идентичности, классифицируя внутренние чувства мужественности и женственности как охраняемые государством. Мы подошли к моменту, когда президент Соединенных Штатов может откровенно и спокойно обсуждать гендерную изменчивость.

Мы также подошли к моменту, когда негативная реакция на эти стремительные изменения проявилась иногда в сюрреалистической форме, как это произошло в начале этого года во время так называемой битвы за туалет, когда около половины всех штатов присоединились к судебным искам против администрации Обамы. . Поступали сообщения об увеличении насилия в отношении трансгендеров. По данным Кампании за права человека, в 2015 году был убит не менее 21 трансамериканца, что на 62% больше, чем годом ранее.И это было до массового убийства в июньском ночном клубе Орландо, самого смертоносного случая насилия в отношении ЛГБТ в истории США.

Беременность, подобная той, что была у Эвана, и многие другие, которые, вероятно, последуют за ней, еще больше расширят наши культурные представления о гендерных нормах. Американцы только начинают открывать для себя идею о том, что вы можете родиться в женском теле, но верить, что на самом деле вы мужчина. Но что, если вы родились в женском теле, знаете, что вы мужчина, и все же хотите участвовать в традиционно исключительном обряде женственности? Какой ты тогда мужчина?

Этот вопрос может беспокоить людей.Это может сделать их неудобными. Отчасти поэтому, когда Эван написал мне: «Я беременна!» Я был взволнован за него, но также и напуган. Я думал о том, что незнакомцы могут сказать моему бородатому, пузатому младшему брату, когда ему будет девять месяцев. И я задавался вопросом, будет ли он в безопасности?

Я на шесть лет старше , чем Эван. У нас также есть средняя сестра Катя. Как трио, мы всегда были похожи друг на друга, но мы с Эваном были похожи больше всего. У нас до сих пор те же манеры речи и тот же легкий перекат на плечах, который мы унаследовали от бабушки по отцовской линии.Однажды, когда Эван учился в колледже в Оберлине, а я в аспирантуре Калифорнийского университета в Беркли, он прилетел через всю страну, чтобы навестить меня. Когда он вышел из самолета, мы оба были одеты в одно и то же: дутые пуховые жилеты поверх футболок с длинными рукавами и бейсболки, надетые задом наперёд.

К тому времени мой брат уже признался себе и друзьям в трансгендерности, но не говорил мне об этом до 2003 года, когда начал принимать гормоны. Он позвонил мне, чтобы сказать, что, когда он придет на мой выпускной, я должна звать его Эван.

В течение следующих нескольких месяцев я наблюдал, как меняется его тело. Он начал перевязывать грудь толстым бинтом. Его волосы начали редеть. Его бедра исчезли и были заменены толстыми мышцами вокруг груди. Но больше всего я помню его руки. У нас обоих одинаковые маленькие руки, такие же нежные, короткие пальцы. Я смотрел, как волосы становятся густыми на его костяшках пальцев, которые были моими суставами. Мне было грустно, что черта за чертой я терял своего двойника.

Переход был грязным. Наши родители поддерживали, но отвлекали. Они были в затянувшемся разводе после того, как мой отец в 50 лет признался геем. Мы с Катей встречались с женщинами, и я шутил с Эваном, что в нашей семье быть геем — это не достаточно бунтарство; ему пришлось сделать нас лучше и сменить пол. Оглядываясь назад, я сожалею об этих шутках. Это был грубый способ скрыть боль от осознания того, что детство, которое мы все разделили — то, в котором мы были тремя круглолицыми девочками с косичками в одинаковых платьях, — было фарсом для моего брата.

Я все время говорил не то. В тот первый год Эван казался мне странным, то ли мясником, то ли девчонкой. Он прошел через ускоренную версию полового созревания, которая привела к изменениям в его голосе и импульсам, вызванным тестостероном, которых он не понимал. Я часто она его случайно. Я забывал и называл его женским именем или обращался к нему как к ней. И, пытаясь казаться заинтересованным и поддерживающим, я задавал ему агрессивные и личные вопросы, часто в смешанной компании.Однажды во время завтрака с нашей большой семьей я спросил его, не планирует ли он изменить свои гениталии. — Джесси, — сказал он, приподняв правую бровь, как мы оба. — Я не говорю о твоей вагине при тете Рози.

Тринадцать лет спустя никто не ошибся, что она мой брат. Физически он трансформируется. Его рост 5 футов 6 дюймов, достаточно высокий, чтобы выглядеть респектабельным невысоким парнем. До беременности он раз в неделю вводил гормоны в бедро, чтобы снизить уровень эстрогена и повысить уровень тестостерона.Он решил не делать верхнюю операцию, двойную мастэктомию, которой подвергаются многие транс-мужчины, потому что у него аллергия на большинство антибиотиков. Кроме того, он знал, что однажды может захотеть покормить ребенка грудью. Поэтому под рубашкой он носит два компрессионных ремня, изготовленных компанией Underworks. «Больно, но я к этому привык», — сказал он мне. «Я думаю, это похоже на то, как некоторые женщины привыкают к высоким каблукам».

Мы подошли к моменту, когда президент Соединенных Штатов может откровенно и спокойно обсуждать гендерную изменчивость.

Его трансформация настолько же социальная, насколько и физическая. Дело не только в том, что Эван похож на парня. Вот уже почти десяток лет мир отзывается о нем как о парне. Поначалу, особенно когда он был с другими мужчинами, которые не знали, что он трансгендер, это заставляло его нервничать — как будто он мог сказать что-то не то и выйти из себя. Но сейчас ему удобно. Для медицинских работников он транс-парень, но для остального мира и для себя он просто парень.

В 2013 году, когда Эван записался на прием к своему лечащему врачу в Бостонском ЛГБТ-центре Fenway Health, он был первым предполагаемым биологическим отцом, которого увидел его врач. Несколькими годами ранее несколько транс-мужчин, которые, как и мой брат, прошли гормональную терапию, но сохранили свои репродуктивные органы, начали консультироваться с врачами по поводу беременности и открыто говорить о желании родить. В 2008 году Томас Бити позировал для журнала People с обнаженной грудью и круглым животом и отправился на шоу Опры, чтобы рассказать о своей беременности.Трансгендерные мужчины стали чаще обращаться в клиники по лечению бесплодия. Когда в 2010 году Энди Инкстеру отказали в приеме в клинику Массачусетса, потому что ему сказали, что он «слишком мужественный», чтобы иметь ребенка, он подал в суд за дискриминацию по признаку пола. Дело уладилось несколько лет спустя; Инкстер искала другую клинику и позже родила дочь.

То, что случилось с Inkster, не редкость. Медицинское обслуживание всех видов сложно для трансамериканцев. По данным Национального исследования дискриминации трансгендеров, в какой-то момент примерно 1 из 5 был отвергнут медицинским работником.Опубликованный в 2011 году Национальным центром трансгендерного равенства и Национальной целевой группой ЛГБТК, это один из крупнейших опросов о трансгендерах, в котором приняли участие 6456 респондентов. Половина из них сообщили, что им приходилось обучать медицинских работников, которых они посещали, как их лечить. Вот почему, пока мой брат не попытался забеременеть, он в основном избегал врачей.

Существует очень мало исследований о трансгендерной беременности. Одна из немногих медицинских статей, посвященных этой теме, была написана в 2015 году доктором Калифорнийского университета в Сан-Франциско.Джуно Обедин-Маливер и доктор Харви Макадон из Гарвардской медицинской школы. Они отметили, что по форме и функциям беременность транс-мужчины ничем не отличается от беременности женщиной. В большинстве случаев транс-мужчины перестают принимать тестостерон, и их тела снова начинают овулировать. (Тестостерон не обязательно предотвращает беременность. У некоторых транс-мужчин может быть непреднамеренная беременность во время его приема.) Если их партнер биологически мужчина, транс-мужчины могут попытаться зачать ребенка без медицинского вмешательства.

У моего брата есть партнерша, поэтому он осеменил меня донорской спермой. Это заняло некоторое время. Первая попытка Эвана пять лет назад не увенчалась успехом. Он сделал перерыв, прежде чем начать снова три года назад. Он остановил свои уколы Т, Ковалик прописал два лекарства, чтобы вызвать овуляцию, и следил за телом Эвана на протяжении всего процесса, чтобы точно определить время.

По оценкам Эвана, весь процесс, включая лекарства, визиты к врачу, доплаты и УЗИ, стоил ему около 12 000 долларов в течение нескольких лет.Это дорого, но это может стоить намного больше. Если домашнее оплодотворение не работает, транс-мужчины могут обратиться к другим методам лечения бесплодия, например, к экстракорпоральному оплодотворению. Каждый раунд ЭКО стоит в среднем 12 400 долларов, и часто к этому моменту начинающие родители уже вложили значительную сумму в ранее безуспешные методы.

Если физический процесс забеременеть довольно прост, биологические родители-трансгендеры часто сталкиваются с большими проблемами, когда речь идет о психическом здоровье.Обедин-Маливер и Макадон сослались на два недавних исследования, в которых освещались психологические проблемы, связанные с транс-беременностью. В обоих случаях размеры выборки были слишком малы, чтобы иметь статистическую значимость, но выявились важные темы. Во-первых, биологические родители часто были одиноки. И они сообщили о сложных чувствах по поводу своей гендерной идентичности. «Хотя иметь семью — это то, чего хотят многие трансгендеры, беременность может заставить мужчин признать, что у них все еще есть женские репродуктивные органы, что для многих может быть трудным, какой бы полезной ни была беременность», — написали они.

У моего брата есть хорошая подруга, тоже транс, которая забеременела годом ранее. У него была тяжелая беременность, потому что он чувствовал травмирующее несоответствие между своей мужественностью и женскими качествами своего тела. Большую часть времени он брал отпуск по состоянию здоровья и с облегчением возобновил прием тестостерона сразу после рождения здорового ребенка. Я разговаривал с другим транс-папой, который родил сына в 20 лет. Он сказал, что беременность катапультировала его в депрессию.«Как будто все то, что я ненавидел в своем теле, снова появилось, и я чувствовал себя ужасно», — сказал он мне. У Эвана не было такого опыта. «Это была авантюра, — сказал он. «Я не знал, что я буду чувствовать, но, оказывается, я просто чувствую, что это действительно круто, что мое тело может делать это».

По оценкам Эвана, весь процесс, включая лекарства, визиты к врачу, доплаты и УЗИ, стоил ему около 12 000 долларов в течение нескольких лет.

Когда я позвонила Обедин-Маливер, чтобы обсудить исследование, она предостерегала от выводов о трансгендерных беременностях на основе нескольких разговоров. «Возьмите двух беременных женщин, и их опыт будет другим, и мы не приписываем это их женственности», — сказала она. «Мы должны быть осторожны с этим и не говорить, что есть один транс-мужской опыт во время беременности».

Транс-мужчины сравнивают записи между собой и ищут поддержки и совета в Интернете.Мой брат и я состоим в частной группе Facebook под названием «Рождение и грудь» или «Грудное вскармливание». Трансгендеры и союзники. Он насчитывает около 1780 членов. В списке руководящих принципов указано, кто может присоединиться к группе: «Люди трансфеминного спектра, гендерфлюидные, негендерные люди, трансмаскулинные люди и цисгендерные союзники». (Я цисгендер. Это означает, что моя самоидентификация соответствует полу моего биологического пола. Я родилась девочкой и чувствую себя женщиной.)

Мой брат обращается в эту группу, когда у него возникают вопросы о груди- кормление — термин, который транс-мужчины приняли для ухода за больными, — или выбор транс-дружественного педиатра.Для многих членов это основной источник сообщества. Один транс-отец сказал мне, что, по его мнению, он покончил бы с собой в первые месяцы беременности, если бы не нашел друзей через группу». вернулся в подростковом возрасте», — сказал он мне, имея в виду время в подростковом возрасте, когда он был в глубокой депрессии. «Мои онлайн-друзья были единственными людьми, которые меня поняли».

Сколько трансгендеров родили? Я спросил Макадон, который также является директором по образованию и обучению в Fenway Institute, подразделении Fenway Health.Он не мог даже догадаться, но сказал, что ожидает, что число вырастет из-за увеличения числа транс-пациентов, приходящих в клинику. Fenway в настоящее время видит более 2000 из них, и эта цифра удвоилась менее чем за десятилетие. Он сказал, что посещая больницы по всей стране, он слышит много историй о медицинских работниках, лечащих беременных транс-мужчин. «Это больше, чем мы знаем, что люди не отслеживают», — сказал он мне. «Есть много людей, которые просто делают это».

Поскольку врачи прописывают гормоны, для них становится стандартной практикой говорить с пациентами о репродукции.«Мы получаем вопросы о криоконсервации», — говорит Обедин-Маливер, имея в виду процесс замораживания здоровых яйцеклеток. Хотя нет данных, позволяющих предположить, что регулярное лечение тестостероном предотвратит рост здоровых яйцеклеток у транс-мужчин позже, некоторые из них предпочитают делать это до начала лечения тестостероном. Обедин-Маливер говорит: «Транс-мужчины хотят знать, какие у них есть варианты».

В течение первого триместра моего брата он хотел есть только леденцы Fla-Vor-Ice, Sour Patch Kids и яйца вкрутую.Его постоянно рвало. Обычно Эван работал до 7 каждый день, приходил домой к ужину, а затем отвечал еще на несколько писем перед сном. Но как только он забеременел, его тело перестало сотрудничать. В 20:30, где бы он ни был, он засыпал. К ноябрю он мог сказать, что его руководитель начал задаваться вопросом, почему он «отлынивал». Пришло время сообщить об этом его работодателю.

Во время очередной поездки в штаб-квартиру своей компании в Оксфорде Эван запланировал встречу с женщиной, отвечающей за отдел кадров.В то утро он оказался в офисе с открытой планировкой; даже конференц-залы были застеклены с трех сторон. Его только что вырвало в ванной. Он попытался побороть тошноту, когда увидел приближение руководителя отдела кадров. Это была невысокая женщина с высоким голосом и теплой манерой поведения, которая, как подумал Эван, была примерно его возраста. Он поправил галстук и последовал за ней в незащищенный конференц-зал.

Эвану потребовалось время, чтобы сосредоточиться, чтобы подавить тревогу. Для этого разговора никогда не будет легкого времени.Он должен был вытащить это. «Не то чтобы я ожидал, что у нее будет негативная реакция, — сказал мой брат. — Я просто понятия не имел.

Он сказал женщине, что хочет поделиться некоторыми личными данными. «Я трансгендер, о чем вы могли знать из моих медицинских документов», — сказал он. Бумажная работа, по словам моего брата, — это то, сколько трансгендеров непреднамеренно раскрывается на рабочем месте. Работодатель отправит письмо в Службу социального обеспечения или в налоговую службу, чтобы проверить личную информацию нового сотрудника; агентство ответит, что указан неверный пол.(Друзья Эвана называют это «письмом о несоответствии».) Эван жил с мыслью, что это может всплыть в любой момент, поскольку он начал работать шесть месяцев назад. Может быть, эта женщина все время знала, что он трансгендер, подумал он.

Оказалось, что нет. Она кивнула, пока он говорил, и не выглядела смущенной. Она спросила, почему мой брат поднимает эту тему. «Ну, я беременна», — сказал он ей. Прошло мгновение.Затем постепенно ее лицо расплылось в улыбке. «Ну, это неожиданно, но это здорово!» — сказала она, и напряжение хлынуло с плеч моего брата. Она рассказала ему о своих двух маленьких девочках и о том, как прекрасно быть родителями. Мой брат сидел там с ней, болтая о срыгивании и танцевальных концертах, и он помнит, что чувствовал себя частью клуба, на который всегда смотрел со стороны. Он думал, что нормальные вещи, которые случаются с нормальными родителями, будут его вещами.

По большей части именно так все и происходило, когда мой брат говорил людям, что ждет.«С большинством людей я формулировал это так: «Ну, вы знаете, у нас с партнером будет ребенок, и для нашей семьи лучше всего, если я вынашиваю ребенка», — сказал он мне. Обычно это занимало у них несколько минут. Потом, как умели, говорили поддерживающие, добрые слова. Наша мама начала вязать кофточку для малышки. Его дерматолог сказал: «В этом есть смысл». Когда через несколько недель после поездки в Оксфорд он, наконец, набрался смелости и рассказал об этом своей начальнице, она спросила, чем может поддержать его.

Эвану потребовалось время, чтобы сосредоточиться, чтобы подавить тревогу. Для этого разговора никогда не будет легкого времени. Он должен был вытащить это.

Такое положительное отношение не так удивительно, если учесть, что мой брат не говорил многим людям, которых он плохо знал. Ему это было не нужно. Даже в срок он никогда не выглядел беременным. Он был похож на парня с пивным животом. На работу он носил рубашки с воротником, часто со свитерами-жилетами, а когда уже не мог застегивать рубашки, покупал рубашки побольше.Когда его штаны перестали застегиваться, он опустил их ниже и надел подтяжки. «Люди говорят о том внимании, которое вы получаете, когда беременны, и по большей части это отсутствовало для меня», — сказал он. Никто не гладил его живот, не спрашивал, когда он должен родить, и не говорил, что он носит ребенка низко, так что это должен быть мальчик. «В основном мне это нравилось, потому что обычно я не люблю внимание к телу, — добавил он, — но есть и потеря».

Однажды апрельским днем, когда Эвану было меньше восьми месяцев, он зашел в «Гудвилл», чтобы перебрать детскую одежду.Он взял несколько нарядов на прилавок. Эван открыл бумажник, и женщина за кассой заметила маленький ультразвуковой снимок, который он держал внутри. Она посмотрела на его живот и улыбнулась ему. Его кровь закипела. «Это было невероятно!» он сказал. «Она прочитала меня! Она получила меня».

Акушеркой Эвана была Клэр Сторк . Верно, это ее имя. Она ловила детей в течение пяти лет в клинике при больнице Маунт-Оберн в Кембридже, но большую часть своей взрослой жизни она работала с будущими матерями в качестве доулы.Мой брат был ее первым биологическим родителем мужского пола.

Когда Эван прибыл в акушерский центр на свой первый прием, он заполнил бланк приема, но у администратора возникли проблемы с вводом его данных: если она отметила поле «мужской», она не смогла открыть для него акушерскую карту. Это было проблемой на протяжении всей беременности: медицинские формы и страховые претензии не созданы для того, чтобы такие люди, как Эван, могли честно говорить о своих медицинских потребностях.

Сначала он боролся с этим на каждом шагу.Когда его медицинская страховка отказалась покрыть его тест на беременность, потому что он был мужчиной, он провел несколько часов, объясняя свою ситуацию представителю, ожидая ожидания и снова объясняя ее. «Мой пол — женский, а мой пол — мужской», — сказал он представителю. Она смогла обойти систему и возместить расходы, но ему приходилось перезванивать и делать то же самое каждый раз, когда у него была назначена встреча.

В конце концов, Эван решил, что не стоит еженедельно бороться за освещение.Он позвонил своему страховщику и попросил изменить его пол на женский. «Когда я получаю страховые письма, они не говорят «сэр» или «мэм». Они говорят «Дорогой Эван Хемпель», и это нормально. В конце концов, было просто неприятно получать отказ за отказом в обслуживании», — сказал Эван.

Несмотря на первоначальные ограничения программного обеспечения, мой брат получил превосходную помощь в акушерской практике в Маунт-Оберн. Практикующие прошли обучение у Макадона, который недавно приехал из Фенуэя, чтобы провести большой обход — часовую лекцию, открытую для всех сотрудников больницы — о трансгендерных родах.Они поделились заметками о предпочтительных гендерных местоимениях Эвана и терминах для его тела, и у него были регулярные встречи со Сторком, который слушал сердцебиение его ребенка, проверял, как он себя чувствует, и направлял его к иглотерапевту, когда у него появились боли в спине.

За несколько недель до родов я взяла интервью у Сторк, у которой бурный характер, о ее опыте лечения Эвана. Она поддержала решение моего брата забеременеть.Мы оба восхищались технологическим прогрессом и социальными изменениями, которые позволили моему брату создать семью. «Если физиологически ваше тело может это сделать, и вам нравится этот процесс, и вы все еще хотите представить себя мужчиной, вы можете», — сказала она. «И это здорово».

Мой племянник прибыл в день, когда его ждали. «Я не уверен, что он мой», — написал мой брат из больницы. «Я никогда ни к чему не успевал за всю свою жизнь». Шесть дней спустя мы с напарником поехали в Бостон, чтобы встретить ребенка.Когда мы приехали, Эван только что закончил кормить грудью. Он открыл дверь в пижамных штанах и майке для кормления, с младенцем, запеленатым на сгибе правого локтя. Эван передал мне моего племянника, и тут же ребенок начал визжать, кусая ртом мою руку. Я вернул его моему брату, который жестом пригласил нас всех сесть за большой деревянный кухонный стол, а затем снова начал кормить грудью.

Если физиологически ваше тело может это сделать, и вам нравится этот процесс, и вы все еще хотите представить себя мужчиной, вы можете.«И это потрясающе».

Мы сидели так, на кухне в квартире моего брата на втором этаже, жевали лимонные батончики, которые приготовила моя мама, пока летний день растянулся до вечера. Младенец ел, спал и ел еще, его правая рука согнулась к подбородку. Эван подробно рассказал нам о рождении. По его словам, он и его напарница прибыли в больницу сразу после полуночи, и пока они брели к приемной, мимо них прошла медсестра.— Ты можешь себе представить, о чем она, должно быть, думала? — спросил мой брат. Вот женщина и мужчина шли к родильному дому. Женщина была отягощена чемоданами, рюкзаком и папкой с документами. У мужчины не было ничего, кроме фиолетового мяча для родов, и через каждые несколько шагов он прижимал его к стене, наклонялся над ним и стонал. Эван хихикнул, и вскоре мы все уже смеялись при мысли об этом.

Я спросил Эвана, изменились ли роды в его отношении к полу.Не было ли в нем какой-то части, которая сомневалась в его мужественности? С тех пор, как он только появился, я наблюдал, как он бросал вызов нашим бинарным представлениям о гендере — мужчина или женщина, мальчик или девочка, муж или жена. И все же у меня остались вопросы. Ты всегда был мальчиком, запертым в теле девушки, хотел я спросить его, или ты действительно девочка, потерявшаяся на десятилетие? «Вы знаете, люди, которые не являются трансгендерами, говорят о том, что они «заперты в теле». Но на самом деле мои друзья говорят об этом не так», — сказал он. «Я всегда был Эваном.У меня всегда были эти детали. Я всегда просто чувствовал себя собой, как будто я был парнем».

Пока я ломал голову над этим, он глотнул молока из стакана с синим морским коньком. Морские коньки по всему дому — на комбинезонах и нагрудниках, в рисунках и вышитых на одеялах. Он стал эмблемой Эвана, потому что, как и мой брат, самец морского конька рожает после вынашивания яиц в защитном мешочке на животе. Мужественности морского конька не угрожает беременность; оно усилено ею.

Эван некоторое время будет продолжать кормить грудью. В конце концов, он снова начнет принимать тестостерон. Его борода отрастет, а на костяшках пальцев снова появится пушок. Его грудь уменьшится до такой степени, что его снова будет удобно носить. Для посторонних его семья будет выглядеть как любая другая — сплоченная группа детей и взрослых, воспитывающих друг друга. Ночью мой брат будет смотреть, как его сын поднимает крошечный кулачок над головой, пока он спит, и знает то, что знают все родители: этот ребенок — чудо.

Это опубликовано в выпуске TIME от 12 сентября 2016 года.

Больше обязательных к прочтению историй от TIME


Свяжитесь с нами по телефону по адресу [email protected]

Может ли мужчина действительно забеременеть? Конечно, но это может убить его

Опра Уинфри представила так называемого «первого беременного мужчину» зрителям своего шоу от 3 апреля на прошлой неделе.Появился Томас Бити на шестом месяце беременности со своей женой Нэнси и акушером доктором Кимберли Джеймс (по спутниковой связи). Вы можете увидеть полное шоу здесь. Но многие зрители думали, что все это было раздуто, потому что Томас родился с совершенно нормальной маткой.

В конце моей первой колонки по этому вопросу я сказал, что опубликую еще одну статью, в которой будет обсуждаться реальная наука о мужской беременности.

Неужели сегодня это возможно? Ответ, как я абстрагировался от своей книги 1997 года «Восстановление Эдема», таков: «Почти наверняка да, но…. .»

С рождением Луизы Джой Браун в 1978 году Стептоу и Эдвардс продемонстрировали возможность оплодотворения человеческих яйцеклеток в чашке Петри и помещения эмбрионов обратно в женщин, где они могут вынашиваться до срока. На сегодняшний день было зачато несколько миллионов детей. путем экстракорпорального оплодотворения и рожденных женщинами.

С самого начала ученые вслух размышляли о возможности сохранения беременности в брюшной полости мужчины Таблоиды регулярно публикуют истории успеха, а в популярном фильме 1995 года «Младший» Арнольд Шварценеггер сыграл ученый, который использует гормоны и экстракорпоральное оплодотворение, чтобы забеременеть и в конечном итоге «родить».Фильмы и романы, в которых реальная наука смешивается с научной фантастикой, часто приводят к путанице в общественном сознании относительно того, что возможно с медицинской точки зрения, а что нет. Обычно можно рассчитывать на ученых и врачей, которые во всем разберутся.

При мужской беременности Однако происходит кое-что забавное: одни говорят, что возможно , а другие говорят, что это не так. Чтобы понять, как разные профессионалы могут прийти к таким противоположным выводам, мы должны углубиться в мыслительные процессы «ученого» и «клинициста». ‘ соответственно.

Первый вопрос заключается в том, может ли человеческий плод развиваться до срока в другой среде, кроме матки. Удивительно, но мы уже знаем ответ, и это да. Время от времени — в одной беременности из 10 000 — оплодотворенная яйцеклетка не попадает в матку, а вместо этого оказывается в широком открытом пространстве брюшной полости, также известном как брюшная полость. Это происходит потому, что яичник на самом деле не прикреплен к фаллопиевой трубе (или яйцеводу), как это принято считать.Вместо этого после овуляции яйцеклетка должна попасть в ближайшее отверстие на конце трубы, чтобы начать свое путешествие к матке. Иногда, когда у некоторых женщин зачатие происходит очень близко к отверстию, только что оплодотворенная яйцеклетка может фактически выпасть из трубы обратно в брюшную полость.

Теперь вы можете подумать, что если яйцо попало в брюшную полость, его шансы на выживание равны нулю. Удивительно, но в подходящее время развития эмбрион может имплантироваться почти в любую живую ткань, на которую он случайно приземлится.А живот заполнен всевозможными тканями – от кишечника до почек, до печени и селезенки. При успешной имплантации и достаточном образовании плаценты эмбрион может нормально развиться в плод, который может вынашиваться в течение полных девяти месяцев беременности. В конце концов, конечно, ей некуда деваться, если только она не будет доставлена ​​с помощью модифицированного кесарева сечения. Медицинская литература полна спорадических сообщений о здоровых живорожденных детях, вынашиваемых беременными матерями таким необычным способом.Вот удивительная фотография беременной женщины на поздних сроках на животе с плодом лицом вверх.

 

Итак, давайте вернемся к третьему ингредиенту, необходимому для беременности: живой матке, в которой эмбрион может имплантироваться и прикрепиться к плаценте.

Если живот женщины может действовать как матка, живот мужчины может работать так же. «Очевидно, — заключал ученый, — теперь я доказал, что мужская беременность у человека возможна, и это возможно сегодня!»

«Подождите минутку, — умолял клиницист, — давайте еще раз посмотрим на все зарегистрированные случаи брюшной беременности, на этот раз с большим вниманием к клиническим деталям.И давайте начнем с некоторых общих утверждений, сделанных врачами-докладчиками»:

«Брюшная беременность — редкое, но опасное для жизни состояние».
«Заболеваемость и смертность как плода, так и матери значительны… После установления диагноза обычно рекомендуется немедленное хирургическое вмешательство».
«Уход за пациентом, страдающим от него, может представлять огромные трудности».

Абдоминальная беременность считается «опасным для жизни состоянием» из-за плацентарной связи, которую эмбрион должен установить между собой и телом, в котором он находится.

При нормальной беременности она сформирована специальной внутренней оболочкой матки, известной как эндометрий. Клетки эндометрия рекрутируются вместе с эмбриональными клетками для формирования плаценты, но во время родов вся плацента легко отделяется от неповрежденной стенки матки, чтобы следовать за ребенком через родовые пути. Способность создавать отделяемую оболочку эндометрия, которая может быть включена в растущую плаценту, является уникальным свойством матки.

К сожалению, при имплантации эмбриона в ткани брюшной полости отслойка не так проста.Проблема в том, что развитие плаценты может привести к полному смешению тканей эмбриона и хозяина, так что между ними не будет четкой границы. Чем обширнее перемешивание, тем проблематичнее становится удаление плацентарной ткани. Врач должен сделать разрез между полностью плацентарной тканью и смешанной плацентарно-«материнской» тканью. Крупные кровеносные сосуды должны быть перерезаны, и, как следствие, может иметь место трудно останавливаемое внутреннее кровотечение.

Проблемы возникают не только на стадии прерывания беременности.Задолго до финального события плацента может нанести серьезный ущерб органу, в который она проникла, с возможностью спонтанного кровотечения, которое может быстро привести к смерти.

Так возможна ли мужская беременность? Вероятно, да. Безопасна ли мужская беременность? Нет, не в настоящее время.

Но в какой-то момент в будущем репродуктивные биологи, вероятно, поймут, как направить рост плаценты от уязвимых органов брюшной полости на легко отделяемую, но богатую кровью поверхность для роста.И тогда беременность станет возможной для мужчин, которые на 100% мужчины, хотя это, конечно, не то, чем мне хотелось бы заниматься.

От стирания к возможности: качественное исследование опыта трансгендерных мужчин во время беременности и рекомендации для медработников | BMC «Беременность и роды»

Разнообразие

Главным открытием было большое разнообразие рождающих трансгендерных мужчин по многим осям различий, включая идентичность, репродуктивное намерение, плодовитость и источник гамет, потребность в подтверждении идентичности и беременность, социальная поддержка, степень отчужденности, а также приоритеты и последовательность перехода и воспроизводства.

Личность

Критерии включения в это исследование требовали, чтобы пациенты идентифицировали себя как мужчину во время беременности. Участники этого исследования описывали себя по-разному: «мужчина», «мужчина», «женщина-мужчина», «транс-мужчина», «транс-мужчина», «трансгендерный мужчина», «транс-мужчина», «небинарный» и «трансгендерный мужчина». на трансмужском спектре.» У некоторых участников были явные предпочтения, а другим было удобно использовать различные термины.

Репродуктивное намерение

Участники описывали свои беременности как очень желанные, необходимые для создания семьи или незапланированные.Некоторые непреднамеренные беременности произошли после идентификации с мужчиной, но до какого-либо медицинского или хирургического перехода: « Я впервые начала задаваться вопросом о своем поле примерно в 19 лет… когда мне было 20, я поговорила с врачом о [тестостероне] и ждала, чтобы получить это началось [когда] я случайно забеременела ». Некоторые выбрали беременность как сносный способ стать родителем», но если я хочу размножаться, это единственный способ, которым я могу это сделать. Вот я и согласилась на это — если бы я могла сделать это по-другому, я бы, может быть, сделала бы это по-другому, но у меня нет варианта », в то время как некоторые восторженно желали беременности», Я всегда знала, что хочу иметь детей, и что я буду рожать собственных детей .«Ни один из участников не сообщил о серьезных размышлениях о прерывании беременности или обращении за медицинской помощью в связи с плановым прерыванием беременности.

Плодовитость и источники гамет

Плодовитость переменная; у участников было от одной до четырех беременностей и от одного до трех живорождений. Участники задумали, используя сперму от преданных партнеров, сексуальных партнеров, с которыми у них не было намерения иметь долгосрочные отношения, известных доноров и анонимных доноров. Все участники зачали с использованием собственных ооцитов.

Доступ к социальной поддержке

Социальная поддержка участников варьировалась от надежной до минимальной и незначительной. Для некоторых их беременность была очень изолирующим опытом: « Я только что всех потеряла. ”В то время как другие нашли огромную поддержку и одобрение со стороны семьи, друзей и незнакомцев:

» В квир-сообществе и в кожевенном сообществе… У меня была чрезвычайно положительная реакция… Когда стало действительно очевидно, что я беременный транс, я на самом деле получила много положительной любви и привязанности от незнакомцев-геев… и у меня действительно были незнакомцы остановиться и спросить, могут ли они обнять меня и подумать, что это красиво. »

Некоторые участники прямо упомянули поддерживающие их сообщества как источник устойчивости к проблемам, с которыми они столкнулись,

« Если бы у меня не было положительной реакции [из семьи] в самом начале моего перехода… Я был бы гораздо более задающим себе вопросы и менее сильным, чтобы противостоять [другим] , которые хотели скажи мне что-нибудь, что было неправдой. »

Особым источником поддержки для нескольких участников была группа Facebook «Рождение и кормление грудью, трансгендеры и союзники» (https://www.facebook.com/groups/449750635045499/, по состоянию на апрель 2015 г.). Несколько участников сообщили, что организации поддержки беременных и родителей для геев, лесбиянок и бисексуалов плохо подготовлены для поддержки трансгендерных родителей.

Потребность в подтверждении идентичности и беременности

Потребность в подтверждении гендерной идентичности также сильно различалась.Для некоторых то, что их считали мужчинами и относились к ним с постоянным использованием мужских имен и местоимений, имело решающее значение для их чувства эмоциональной безопасности и благополучия. Другие были минимально обеспокоены тем, что их неправильно определили. Точно так же для некоторых было важно, чтобы их считали беременными. Другие не хотели, чтобы их беременность была известна или признана кем-либо, кроме их близких и медицинских работников.

» Просто мне совсем не нравилось выходить из дома, потому что я знала, что меня будут считать беременной женщиной, и это просто тьфу.После того, как я так усердно работал последние пару лет, чтобы [людей увидели во мне мужчину]».

«[Я хотела] поддержки от моего сообщества… поэтому я сказала своим коллегам и моей синагоге [что я беременна]. Я написал электронное письмо… и это было действительно приятно, как они были невероятно рады за меня. »

Степень внешности

Видимость и «внешность» следует рассматривать в двух областях.Выбор того, быть ли «вне дома» или быть видимым как беременный и/или трансгендер, разыгрывался сложным образом для участников. Участники описали набор стратегий для преодоления степени отлучения, и большинство участников использовали несколько из этих стратегий, в зависимости от обстановки, с кем они были и времени во время беременности. Тремя наиболее распространенными стратегиями были (1) выдавать себя за цисгендерную женщину (т. е. ту, которая идентифицирует себя как женщина, и ей был присвоен женский пол), (2) скрытность и (3) быть на виду и быть видимым.

Стратегия 1, выдавая себя за цисгендерную женщину (действуя таким образом, чтобы склонить других думать, что вы цисгендерная женщина), увеличение внешнего подтверждения беременности, но снижение внешнего подтверждения мужского пола, как сообщалось в первоначальном онлайн-опросе, предшествующем этим интервью [1]. Эта стратегия усилила чувство безопасности у некоторых участников и уменьшила их подверженность трансфобному насилию,

«[Я был] намеренно пытался быть незаметным и летать незамеченным.Я хотел иметь возможность представиться как мужчина, но я принял решение [представиться как женщина] в то время, потому что я боялся. »

Иногда казалось, что эта стратегия достигается за счет усиления дисфории из-за того, что они выдают себя за пол, который не соответствует их самоощущению.

Стратегия 2, скрытность (действуя так, чтобы склонить других думать, что вы цисгендерный мужчина), усиление внешнего подтверждения гендера и снижение подверженности трансфобному насилию, но также уменьшение внешнего подтверждения беременности.Из-за того, что она не была видна беременной, были упущены некоторые преимущества, включая социальную поддержку, физическую помощь и внешнее подтверждение. Те, кто выдают себя за цисгендерных мужчин, сообщают, что их постоянно « воспринимают как толстяка и никогда как беременную женщину. ”Участниц иногда удивляло, насколько незаметной была их беременность:

» Люди не могли принять мою мужественную внешность с беременностью… Как [эта кассирша] может думать, что я мужчина, когда я на восьмом с половиной месяце беременности? Это действительно безумие.Но я оглядываюсь и думаю: «О, потому что я выгляжу точно так же, как все эти толстяки с пивными животами, которые были на этой выставке растений, как толстяки средних лет. Вот как мы выглядим. »

« Я был действительно приятно удивлен тем, как легко люди воспринимали меня как толстяка — я думал, что мне будет очень трудно, чтобы меня считали мужчиной, а я вовсе не был ».

Стратегия 3, быть на виду и быть видимым (действовать так, чтобы склонить других считать себя трансгендером), может усилить внутреннюю аффирмацию,

Я обнаружил, что, когда я пытаюсь привести себя в норму, или вести себя нормально, или быть более нормальным, чем я есть, я становлюсь очень неудобным и несчастным.И это никому не помогает. Так что, да, просто делать это по-своему и знать, что я делаю это по-своему, было действительно полезной стратегией ».

Быть видимым как транс-мужчина позволяло утверждать по трем осям, а именно: свой пол как мужчина, как транс и свою беременность. Тем не менее, некоторые участники опасались, что это подвергнет их большему трансфобному насилию и дискриминации, что было основной причиной использования стратегии 1.

Переход или беременность?

Среди многих участников возникло противоречие между достижением их репродуктивных целей и их переходными целями. Одна участница отложила начало терапии тестостероном более чем на десять лет до рождения ребенка из-за неуверенности в отношении тестостерона и потенциального нарушения высокоприоритетных репродуктивных перспектив» Если они не могут дать мне более полную информацию о рождении детей, то я не собираюсь начинать тестостерон.Таким образом, это [решение отложить гормональную терапию] было легко принять, но трудно принять. «Другой участник с детства знал, что хочет иметь детей, но считал медицинский переход более важным приоритетом, поэтому он начал принимать тестостерон как можно скорее, несмотря на то, что считал, что это может повредить будущему зачатию и беременности, заявив: « У меня все еще был желание когда-нибудь иметь детей, я просто начала принимать тестостерон, потому что чувствовала, что мне необходимо измениться таким образом в обществе.Наличие детей было проблемой для будущего .

Некоторые участники были уверены, основываясь на рассказах других рожавших мужчин, что тестостерон не повлияет на их способность забеременеть: « Я читал [о другом транс-мужчине] , который забеременел спустя годы на тестостероне… Так что я никогда особо не боялся, что не смогу ». Сроки тестостерона и беременности они выбирали самостоятельно, когда были готовы к каждому.Некоторые участники начали задумываться о беременности только после того, как уже начали принимать тестостерон.

Последовательность перехода по отношению к беременности

Было много различий в том, как участники определяли последовательность беременности и перехода.

Социальный переход

Некоторые забеременели до того, как совершили социальный переход, некоторые в то время, когда они жили неполный рабочий день как мужчины, а некоторые жили как мужчины более десяти лет, прежде чем забеременеть.

Тестостерон

Некоторые участники забеременели, не принимая ранее тестостерон, а некоторые принимали тестостерон и прекратили его прием, чтобы забеременеть. Из тех, кто не принимал тестостерон до беременности, некоторые начали принимать его после, некоторые собирались начать, но еще не сделали, а некоторые не собирались начинать.

Генитальная хирургия

Ни одна из участниц не подвергалась операциям на половых органах до беременности.У некоторых были операции на половых органах или репродуктивных органах (метоидиопластика, фаллопластика и гистерэктомия) после беременности.

Хирургия грудной клетки

Некоторым участницам до беременности не делали операций на грудной клетке. У других было уменьшение груди с помощью комбинации хирургических методов. Из тех, у кого не было предшествующей операции на грудной клетке, некоторые решили кормить грудью своего ребенка: « Я кормила обоих своих детей млекопитающим, пока они не стали одним », а некоторые этого не делали.Из тех, кто перенес операцию на грудной клетке, у некоторых вырабатывалось достаточно молока, и они кормили своего ребенка более 6 месяцев, у некоторых отеки были, но не было лактации, а у некоторых не было ни отеков, ни лактации.

Структурные барьеры, стирание и трансфобия

Участники описали бесчисленное множество проблем и барьеров для оказания медицинской помощи на протяжении всего процесса репродуктивного планирования, зачатия, беременности, родов и послеродового периода. Большинство из этих барьеров можно отнести к стиранию и/или трансфобии.

«Беременный мужчина» как неразборчивый

Одним из широко распространенных способов стирания для лишения участников прав и возможностей было создание дискурса, в котором понятие беременного мужчины было непонятным. “ В то время они не могли понять понятия быть мужчиной и беременным. «Для самих участников отсутствие каких-либо моделей трансгендерных мужчин, выбирающих беременность, было глубоко обескураживающим», это было то, чего я больше всего хотел, было знать, что некоторые другие люди делают это .Те, у кого есть хотя бы один пример, назвали это чрезвычайно важным подтверждением их выбора и опыта. « Я видел документальный фильм, в котором транс-парень был беременен… так что это помогло мне смириться с этим, когда я забеременела… случайно.

Недостаток биомедицинской информации и обучения медицинских работников

Недостаток биомедицинских исследований и образования в отношении жизни и проблем, волнующих трансгендерных людей в целом. Тем более это относится к вопросам воспроизводства. Участники выразили разочарование отсутствием информации о краткосрочном и долгосрочном воздействии тестостерона на репродуктивные органы, легкость зачатия, исходы беременности, психическое здоровье и лактацию.Эти навязчивые вопросы напрямую лишали пациентов сил, ограничивая информацию, полезную для информированного принятия решений. Например, вышеупомянутая участница отложила деторождение на десятилетие, ожидая информации о влиянии тестостерона. Такое отсутствие информации было воспринято как результат ничтожных исследований и/или неадекватного обучения медицинских работников. Один участник подчеркнул важность поставщиков « дифференциации [ing] между «я не знаю» и «наука не знает» .

По мнению участников, отсутствие информации также влияет на ценности отдельных поставщиков. Некоторые участники считали, что поставщики медицинских услуг для женщин не желают лечить пациентов-трансгендерных мужчин.

Я много раз слышал, что [провайдеры] чувствовали себя неловко со мной. И просто как пустое утверждение, я могу только прочитать, что это значит. Но они также сказали, что им не на что ссылаться. [Трансгендерный мужчина-пациент, желающий забеременеть] был слишком новым и слишком необычным для них, и у них не было исследований, на которые можно было бы обратить внимание.Они не знали, безопасно ли это, ничего подобного. Поэтому я думаю, что они боялись помочь и ошиблись, вдобавок к чувству дискомфорта. »

Этот участник воспринял решение поставщика услуг (отказ от оказания помощи) как следствие неадекватной информации и личного дискомфорта, хотя ни то, ни другое не обязательно привело бы к такому решению.

Отсутствие культурной компетентности

Участники сообщили о длинном списке способов, которыми поставщики услуг и медицинский персонал демонстрировали отсутствие культурной компетентности в своих взаимодействиях.Яркими примерами плохого обращения с пациентами из-за отсутствия культурной компетентности являются:

  • Обращение к пациенту с неправильным названием или местоимением, « этот [клиника] , всегда было «мисс» это и «ее» то. »

  • Обращаясь к пациенту по его официальному имени, а не по имени, которое он использует», она назвала меня по моему официальному имени, которое я не использую. »

  • Предполагая, что по имени или лицу можно узнать форму гениталий пациента,

  • Игнорируя формы приема, в которых спрашивают пол пациентов, « они даже спрашивали пол и предпочитаемое имя в своей форме приема, но человек, который перезвонил мне, и врач никогда не смотрели на это. »

  • Предполагая, что у пациента есть или должны быть определенные отношения со своим телом » Эта акушерка… заставила меня залезть внутрь и коснуться головы моего ребенка, хотя я явно не хотела этого .

  • И обсуждение гендерной идентичности, как будто это сексуальная ориентация.

Участники описывали комментарии, которые, вероятно, предназначались для утверждения или позитива, но имели эффект токенизации или объективации их», многие люди сказали: «О, ты такой замечательный…» [они] действительно пытались быть добрый и протяни мне руку.Я просто чувствовал себя каким-то символом. «Например, « вы должны быть на шоу Опры », медсестра рассказывает во время интимной процедуры.

Трансфобия

Участники рассказывают, что « смеются над » со стороны медработников и медсестер, что медработники « ссылаются… на плохие вымыслы… о транс-женщинах », а медсестры отказываются их видеть. Одна пациентка описала специалиста по фертильности, который « просто подумал, что я слишком мужественна, чтобы забеременеть ».Другому отказали в грудном вскармливании в больнице.

Участники описывали такие события как « трансфобных ». В центре рассказанного опыта была грубость, которая была более или менее явной. Рассмотрим это описание врача, сообщающего о новом диагнозе внематочной беременности, требующей неотложной медицинской помощи, и последующих этапах лечения:

» Это то, как он с тобой разговаривает. Это в том, что он говорит. Это в вещах, которые он не говорит.И я мог сказать, что этот врач был напуган мной. Ему не нужно было это говорить. »

Помимо грубости, участники испытали патологизацию своей трансгендерности. Для участников это стало очевидным, когда трансгендерность рассматривалась как проблема. Несколько участников сообщили, что социальные службы угрожали или пытались забрать их детей из-под их опеки, даже до рождения, а в одном случае это длилось годы спустя.

» Social Services [сказал] «мы считаем вас опасным для вашего ребенка, и мы попытаемся получить постановление суда, чтобы забрать ее у вас на основании пренебрежительного отношения». »

Несоответствующая медицинская помощь

Пациенты сообщали, что некоторые медицинские работники проводили, казалось бы, ненужные физические осмотры, особенно осмотры органов малого таза, и задавали вопросы, которые казались похотливыми, возбуждающими, вуайеристскими и излишними для ухода за пациентом.« Доктор задал мне несколько странных вопросов, которые не имели отношения к [причина, по которой я был там] , а касались моих [гениталий]».

Один из участников привел пример того, как призрак трансфобии может стать препятствием для надлежащего лечения:

« У меня была рана на пальце, которая не заживала 6 месяцев, пока я кормила грудью… Первому врачу я сказала, что я транс, и что я кормлю грудью, и что я не могу принимать никакие лекарства, которые навредят ребенок.Затем он задал мне несколько странных вопросов, которые были связаны не с раной, а с тем, что я трансгендер и кормлю ребенка грудью. Поэтому я пошла к другому врачу. Я не сказала ему, что я транс, поэтому я не сказала [ему] , что кормлю грудью… У меня есть какое-то лекарство, которое, очевидно, попадает в молоко и может нанести вред ребенку. Поэтому я пробовал принимать эти лекарства. Ребенок заболел. Я перестал принимать лекарства и решил пойти к третьему врачу… [Всего] Ходил к пяти разным [врачам] .Поэтому сейчас я почти не хожу к врачу. »

В этом случае мы видим, что пациентка получает то, что она считает неадекватной медицинской помощью, из-за того, что поставщик не знаком с акушерским анамнезом пациентки и текущим грудным вскармливанием. Пытаясь получить доступ к надлежащему и удобному уходу, пациент брал на себя дополнительное бремя времени и ресурсов. Кроме того, повторный опыт пациента с уходом, который он считал неуместным с культурной точки зрения, служил сдерживающим фактором для пациента, обращающегося за дальнейшим уходом.

Другая участница сказала: « Я никогда не хотела рожать дома… Я собиралась родить дома только из страха, что больница не сможет со мной справиться. «Здесь мы видим пациента, который избегает больницы и потенциально меняет лечение на меньшую поддержку в течение напряженного с медицинской точки зрения времени — родов — из-за страха перед трансфобией, дискриминацией и инвазивными переживаниями.

Некоторым участникам было отказано в репродуктивном уходе из-за отношения медицинских работников к их полу,

» Я пошел к этому доктору… чтобы подписать форму на получение донорской спермы… и он заставил меня обратиться к психологу клиники, чтобы оценить, подхожу ли я как родитель.И вот она увидела меня и [моего супруга] . А потом после этого дело дошло до их совета по этике, и совет по этике сказал, что они не собираются нас лечить. Итак, [врач] нас отверг. »

Другие участники, живущие как «незнакомые» мужчины, рассказали, как они притворялись женщинами, чтобы избежать таких барьеров в банках спермы и клиниках. В качестве частной услуги банкам спермы разрешено определять, предоставлять ли сперму тому или иному клиенту, на основании суждения этого банка, и многие из них требуют предварительного медицинского разрешения от врача [15].Эти участники на личном опыте поняли, что «сарафанное радио» или общее предостережение о том, что банки спермы могут отказать в сперме клиенту, который не соответствует их нормам для будущих родителей. Некоторые клиенты решили уменьшить свой риск с помощью « пусть [тинг] они думают, что я женщина » и « я не хотел рисковать проблемой, когда я мог ее избежать, и ставкой была моя способность получить беременна… »

Некоторые трансгендерные мужчины даже сталкивались с препятствиями на пути к уходу со стороны поставщиков услуг, обеспечивающих гендерно-подтверждающий уход (т.е., гормоны и хирургия), утверждая, что они должны были скрывать свои репродуктивные цели, чтобы получить надлежащую помощь по гендерным вопросам. Один из участников отметил: « Тогда они точно подумают, что вы не настоящий транс, если вы все еще хотите иметь ребенка, [и] , поэтому они не будут [давать вам гормоны] . ” Здесь участники поняли, что нормы медицинских работников (т. е. что только женщины решают забеременеть) приведут к тому, что поставщики откажут в уходе трансгендерным мужчинам из-за их репродуктивных намерений.

Институциональное стирание

» Но в основном просто не надо делать предположений. Это главное, если только не делать предположений. И я предполагаю, что это звучит немного странно для многих людей, лечащих беременных женщин. Потому что они такие, что ты имеешь в виду? Если кто-то беременен, то это должна быть женщина. Я такой: нет, это на самом деле неправда. Так что я думаю, что если бы вы могли заставить людей понять это, вы бы добились большого прогресса. »

Многие отделения акушерства и гинекологии « чувствуют, что они обслуживают только женщин, рожающих , и это заставило меня чувствовать себя отчужденным. ” Это касалось физического пространства и оформления, а также учебных материалов с девизами, брошюр, плакатов и т. д. Многие участники отметили, что у них были проблемы даже с физическим пространством, где в клиниках были туалеты только для женщин. Это согласуется с другой литературой по теме [3, 16, 17].

Участники несколькими способами описывали информационные системы, не способные учитывать потребности мужчин в услугах, традиционно приписываемых только пациентам женского пола. Во-первых, мужчины, которым требовались акушерские (например, дородовая или послеродовая помощь) или гинекологические услуги (например, мазок Папаниколау, тестирование на инфекции, передающиеся половым путем), часто сталкивались с проблемами при бронировании или выставлении счетов за эти услуги из-за того, насколько компьютерные и файловые системы были удалось. Во-вторых, многие системы регистрации не имели возможности различать официальное имя пациента и имя, которое ему следует называть.В-третьих, хотя в некоторых клиниках имелись бланки приема, в которых пациенты могли точно указать свой пол, участники сообщили, что многие медицинские работники не ссылались на эти бланки во время визитов. Наконец, большинство мужчин, участвовавших в этом исследовании, сообщили, что было трудно или невозможно быть указанным в качестве «отца» в свидетельстве о рождении их ребенка, несмотря на то, что это была их родительская личность. Некоторым пришлось вступить в судебную тяжбу или даже усыновить собственных детей, чтобы быть официально признанным отцом. В целом участники чувствовали, что эти комбинированные условия передают сообщение о том, что их жизнь не может существовать в системе, и их личность не имеет значения.

Положительный опыт работы с поставщиками медицинских услуг

Хотя многие участники испытали жестокое обращение в системе здравоохранения, многие также сообщили о положительном опыте медицинского обслуживания. Положительный опыт характеризовался как наличием положительных черт в клинических контактах (например, уединение, подтверждение гендера и нормализация), так и отсутствием аверсивных черт (например, неправильное определение пола, навязчивые вопросы или экзотификация).

Участники постоянно описывали использование подходящего имени и местоимений как основу для ощущения безопасности.Несколько пациентов описали целые медицинские бригады, которые всегда хорошо относились к этому,

.

И они, типа, сверхсознательно относились к этому. Как будто мы были на той стороне, куда люди не врывались. И они советовались со мной, прежде чем кто-нибудь вошел в комнату. И они использовали правильные местоимения. И они не были в этом странными. Никаких странных вопросов мне не задавали. Это было просто невероятно. Я был просто поражен тем, насколько они хороши в этом. »

Эта участница считала свое обращение исключительным и описала это как прямую противоположность их более обычному опыту ухода, который был гораздо менее гендерно-утверждающим.

Обозначение и нормализация пола пациента может быть ценным, если это можно сделать искренне:

» Я вошел, и врач, которого я увидел, ну, самый первый, она сказала: «Послушай, ты не первый беременный парень, который у нас был.Так что не беспокойтесь об этом…» Я просто предпочитаю, чтобы медицинские работники вели себя так, как будто трансгендерность не является чем-то исключительным или странным. »

Дополнительная безопасность, по-видимому, исходила от явного отказа от идентификации трансгендерных переживаний как экзотических или уникальных с медицинской точки зрения, как отметил один из участников:

« Я… очень не люблю, когда люди говорят: «Значит, должно быть так интересно быть трансгендером». »

Участники высоко отзывались о поставщиках медицинских услуг, которые хорошо реагировали на пребывание за пределами знакомой территории, как с медицинской, так и с культурной точки зрения». Она взяла на себя самообразование, … и узнала все, что могла, до моего следующего визита. ” Они ценили, когда медработники не ожидали, что их пациенты будут их учить, а слушали и учились, когда пациент учил. Медицинские работники завоевывали доверие, проводя различие между тем, чего они сами не знали, и тем, чего не знала медицина в целом. Когда медицинские работники не могли найти удовлетворительных рекомендаций, основанных на фактических данных, например о том, безопасно ли начинать прием тестостерона во время кормления грудью, некоторые поставщики умели обсуждать неопределенность со своими пациентками и совместно оценивать риски.Это контрастирует с другими поставщиками, чей стиль подхода, по-видимому, заключался в том, что они рефлекторно исключали любой подход, связанный с гипотетическим риском.

Один участник заметил общую черту поставщиков, с которыми у него было хорошее взаимодействие. «[Они] благодарны за то, что их обычный распорядок дня немного изменился. В отличие от ошарашенного. »

Многие сообщили, что у них был один поставщик медицинских услуг (часто поставщик первичной медико-санитарной помощи или акушер), с которым у них были хорошие отношения.Эти же участники продолжали отмечать трудности с другими поставщиками услуг, например, наличие хорошего поставщика не ослабляло других переживаний, но делало различие между некоторыми положительными и отрицательными моделями взаимодействия в том, как с ними обращались.

Общая тема заключалась в том, что участникам было трудно заранее определить поставщика услуг, с которым у них могли бы быть хорошие отношения. Некоторые успешно нашли хороших поставщиков через общественные сети или организации здравоохранения, специально обслуживающие сообщества лесбиянок, геев, бисексуалов и трансгендеров.Некоторым приходилось сталкиваться с поставщиком, который изначально не был хорошо информирован, но смог построить хорошие отношения и получить рекомендации о том, как оказывать медицинскую и культурно соответствующую помощь. Однако некоторые изо всех сил пытались найти поставщиков услуг, с которыми они чувствовали бы себя в безопасности. В целом, хотя участники хотели, чтобы их провайдеры могли ответить на все их биомедицинские вопросы о ситуациях, связанных с трансгендерами, их больше заботило то, чтобы их принимали и уважали такими, какие они есть.

Упреждающее руководство на протяжении всего процесса планирования семьи

Участники рассказали о том, как они были удивлены своим опытом, и часто давали советы или информацию, которую они хотели бы получить в начале своего процесса.Одной из общих тем было то, что, когда пациенты обращаются за медицинской помощью в переходный период (гормоны или хирургическое вмешательство), их поставщики услуг должны инициировать обсуждение репродуктивных возможностей. Участники хотели, чтобы у них была более полная информация о сохранении фертильности (например, о криоконсервации яйцеклеток или сохранении эмбрионов) на раннем этапе принятия решения. Они также хотели получить информацию о влиянии подтверждающих гендер процедур (как медицинских, так и хирургических) на репродуктивное здоровье и функцию в будущем (например, влияние реконструкции грудной клетки на лактацию, влияние тестостерона на будущую фертильность и способность вынашивать беременность). ).Пациенты хотели получить общее описание вариантов и известного и неизвестного влияния этих процедур, но также хотели понять конкретную логистику, связанную с процедурами сохранения фертильности. Они также подчеркнули, что эта информация должна исходить не только от специалистов по репродуктивному здоровью, но и от тех, кто инициирует и/или содействует процедурам подтверждения пола. Например, « Замораживание яйцеклеток, замораживание эмбрионов должно исходить от поставщиков услуг перехода. » « Хотел бы я, чтобы со мной поговорили о том, что делать, если я хочу забеременеть, когда мне дали Т [тестостерон] . »

Другой распространенной темой были непредвиденные эмоциональные переживания, связанные с прекращением приема тестостерона, беременностью и/или послеродовым периодом. Для некоторых эти сдвиги в эмоциях были совершенно неожиданными, а другие все еще находили их сложными, даже если подозревали, что они могут произойти. Многие участницы испытывали стабильное настроение на протяжении всего процесса прекращения приема тестостерона, беременности и послеродового периода. Некоторые описали очень положительный опыт: « будучи беременной… Я просто чувствовала себя прекрасно. «Некоторые из участников, которые принимали тестостерон, сообщили, что боролись с эмоциональными изменениями после прекращения приема тестостерона, во время беременности и/или в послеродовой период.

« Медицинские работники должны знать, что о послеродовой депрессии нужно говорить больше, и об этом действительно нужно говорить с транс-мужчинами, которые планируют иметь детей и планируют грудное вскармливание, а это означает, что они не вернутся к тестостерону. чтобы выровнять гормоны.Потому что эти американские горки были безумием, которое невозможно описать. »

Эти участники пожалели, что кто-то не предупредил их о том, что такие настроения могут случаться. Они также выразили желание нормализовать и контекстуализировать эти настроения как часть быстрых гормональных изменений, а не как признак какой-либо другой медицинской проблемы.

Я ненавидела быть беременной. Это было просто ужасно… Больше всего мне помогло… моя подруга сказала: «Ненавидеть беременность – это нормально, это не значит, что ты плохой родитель…».’ Это помогло мне справиться с этим… »

Хотя это может быть верно для любой беременной пациентки, многие участники связали свое предшествующее использование тестостерона со своим эмоциональным переживанием, связанным с беременностью. Многие участницы не помнят, чтобы им сообщали о послеродовой депрессии перед родами или обсуждали ее с медработниками после, и чувствовали себя плохо подготовленными, чтобы отличить депрессию от менее тревожных перепадов настроения.

К тому времени я повидала много медработников, и никто не обсуждал со мной послеродовую [депрессию] . Я думал, что это нормально, пока [член моей семьи] не сказал мне, что я болен и мне нужно кого-то увидеть. »

Оптимизм

Участники отметили недавний быстрый рост числа случаев беременности трансгендерных мужчин. Эта растущая видимость часто была связана с оптимизмом и надеждой, поскольку более широкое знакомство с этой темой среди медицинских работников облегчило бы жизнь другим трансгендерным мужчинам во время будущих беременностей.

» Я думаю, что сегодня лучше, потому что больше людей готовы рожать, и это не так сногсшибательно, как это было, когда я забеременела. Теперь, когда это там, это похоже на то, что мы видели это раньше. И больше людей поддерживают. »

Времена меняются, и [трансгендерных мужчин] много геев, некоторые из которых беременеют. »

Десять лет назад меня, наверное, отправили бы в психиатрическую больницу, чтобы там забрали моего ребенка. Но через десять лет я надеюсь, что все будет даже лучше, чем [они были для меня] . Это действительно [будет] нормализовано. »

8 вопросов трансгендеров о беременности

Вы трансгендерный мужчина или женщина, которые хотели бы узнать больше о своих вариантах фертильности? Конечно, многие из тех же проблем, которые затрагивают цисгендеров (людей, идентифицирующих себя с полом, присвоенным им при рождении), затрагивают и трансгендеров.Но есть некоторые более конкретные вещи, которые трансгендерные мужчины или женщины должны знать о фертильности и беременности — мы рассмотрим восемь из них ниже.

Я собираюсь перейти. Какие у меня есть варианты иметь генетических детей в будущем?

На этом этапе ваш врач порекомендует вам подумать о сохранении фертильности в будущем, чтобы иметь возможность иметь детей на более позднем этапе вашей жизни. Это нужно сделать до того, как вы начнете какое-либо лечение гормональной терапией, поскольку мы не знаем о долгосрочном влиянии этого на выработку яйцеклеток или функцию яичников.

Чтобы сохранить фертильность, вам необходимо заморозить яйцеклетку или сперму. Транс-женщина может использовать хранящуюся в банке сперму с методом зачатия ВМИ, если она состоит в отношениях с женщиной, или она может использовать донора яйцеклетки или гестационного носителя, если она одинока или состоит в отношениях с мужчиной. Транс-мужчина, у которого есть замороженные яйцеклетки, может использовать донорскую или партнерскую сперму, если он состоит в отношениях с мужчиной, а если он состоит с женщиной, он может использовать реципрокное ЭКО, при котором женщина осеменяется эмбрионом из донорской спермы и замороженные яйца.

Узнайте больше о наших услугах по сохранению фертильности здесь, в The Hewitt Fertility Center.

Что делать, если я уже начал гормональную терапию и не замораживал свои яйцеклетки или сперму до этого?

Если вы уже начали лечение гормональной терапией, его можно приостановить, чтобы потенциально обеспечить естественное зачатие. Нет никакой гарантии, что фертильность будет восстановлена, однако были случаи зачатия во время гормональной терапии, поэтому это также не эффективный метод контроля над рождаемостью.

Хотя прекращение гормональной терапии может быть психологически неприятным, вероятность зачатия намного выше, если ее не принимать. Если вы транс-мужчина и хотели бы выносить ребенка, теоретически вы можете это сделать, если у вас все еще есть матка, фаллопиевы трубы и яичники.

У меня была операция по удалению яичников или яичек. Могу ли я иметь биологических детей?

Если вы перенесли операцию по реконструкции половых органов и не замораживали яйцеклетки или сперму, краткий ответ — нет.Если вам удалили яичники, вы больше не будете производить яйцеклетки, а если вам удалили яички, вы больше не будете производить сперму. Вы можете рассмотреть возможность использования суррогатной матери с донорством яйцеклеток и спермы в качестве альтернативных способов создания семьи. Узнайте больше о том, как мы можем вам помочь здесь.

Если я перейду в возрасте до 18 лет, что я могу сделать, чтобы сохранить фертильность?

Переход в подростковом возрасте может быть трудным, однако важно учитывать варианты фертильности, даже если это не то, о чем вы хотите думать в таком юном возрасте.Большинство дел придется рассматривать в индивидуальном порядке из-за проблем с согласием несовершеннолетнего. Если ребенок находится в постпубертатном периоде, его яйцеклетки или сперматозоиды могут быть заморожены. Однако, если они начали принимать лекарства, подавляющие половое созревание, а затем сразу перейти на заместительную гормональную терапию, это может сделать их бесплодными, поскольку у них никогда не было естественного полового созревания.

Остаются ли в силе другие проблемы с фертильностью?

Да — от возрастных факторов до образа жизни, все те же факторы могут повлиять на фертильность трансгендерного человека.Количество и качество яиц ухудшаются с возрастом, курение все равно вредит яйцеклетке. Так что по-прежнему так же важно поддерживать здоровую диету и вес, чтобы максимизировать ваши шансы на зачатие.

Если я или мой партнер трансгендер, есть ли гарантии, что у нас будут проблемы с бесплодием?

Важно помнить, что только потому, что вы или ваш партнер являетесь трансгендером, это не означает, что у вас обязательно будут проблемы с бесплодием или необходимость использования передовых репродуктивных технологий, таких как ЭКО.Чаще всего проблема заключается в отсутствии доступа к матке, яйцеклетке или сперме, а не в бесплодии любого вовлеченного партнера, поэтому альтернативным решением являются доноры и суррогатные матери.

Имею ли я право на финансирование NHS для сохранения фертильности?

На этот вопрос нет четкого ответа, так как это может зависеть от того, где вы живете, и от индивидуальных групп клинического ввода в эксплуатацию (CCG). Доступны варианты финансирования, но желательно, чтобы вы поговорили напрямую с практикующим врачом, так как каждый случай индивидуален.В настоящее время нет рекомендаций по сохранению фертильности для людей с гендерной дисфорией. Британское общество фертильности призывает пересмотреть рекомендации по финансированию NHS специально для трансгендеров, чья фертильность эффективно уничтожается в процессе смены пола.

Где я могу найти врачей-репродуктологов, доброжелательных к трансгендерам?

Направления из надежных источников — отличное начало, так как важно, чтобы вы нашли центр, культурно чувствительный к вашей ситуации.Лечение может быть сложным и эмоциональным опытом для любого человека, поэтому крайне важно, чтобы вы получали правильную поддержку во время и после лечения. Гендерный интеллект работает, в частности, с молодыми трансгендерными людьми, чтобы повысить осведомленность и предложить поддержку, в то время как Британская ассоциация консультирования по вопросам бесплодия предоставляет консультации людям всех возрастов, которые ищут лечение бесплодия.

Здесь, в Центре лечения бесплодия Хьюитта, мы лечим ряд пациентов-трансгендеров и других членов ЛГБТ-сообщества, и показатели успеха являются одними из лучших в Великобритании.Какой бы ни была ваша ситуация, мы будем работать с вами, чтобы найти наилучшее возможное решение, которое поможет вам осуществить вашу мечту о создании семьи.

 

трансгендерных мужчин, которые забеременели, столкнулись с социальными проблемами и проблемами со здоровьем: уколы

Когда беременеет папа, весь процесс беременности и родов становится намного сложнее. Инти ул.Клэр/Океан/Корбис скрыть заголовок

переключить заголовок Инти Сент-Клер/Оушен/Корбис

Когда беременеет папа, весь процесс беременности и родов становится намного сложнее.

Инти Сент-Клер/Оушен/Корбис

«Беременность и роды были для меня очень мужским опытом», — сказал 29-летний респондент в исследовании, опубликованном в пятницу в журнале Акушерство и гинекология .«Когда я родил своих детей, я стал отцом».

Если это утверждение поначалу кажется озадачивающим, оно перестанет вызывать недоумение, когда вы поймете, что человек, говорящий с вами, является трансгендерным мужчиной — человеком, который перешел от женской идентичности к мужской или маскулинной идентичности.

Он является одним из 41 участника исследования о том, каково это быть беременным мужчиной, исследование, которое, по мнению авторов, может быть первым в своем роде.

Беременность трансгендерного мужчины не похожа ни на какую другую . Никто не ожидает, что мужчина будет беременным, и участники исследования сказали, что их часто встречали с двусмысленностью, подозрительностью и даже враждебностью со стороны незнакомцев и медицинских работников. «Служба защиты детей была предупреждена о том, что у «транса» родился ребенок», — сообщил один из участников.

Было много бестактных комментариев и неприятных ситуаций, которые обеспокоили этих мужчин как в медицинском учреждении, так и за его пределами, начиная от неуместного использования местоимений (около трех четвертей респондентов предпочли, чтобы их называли «он», в то время как горстка предпочитала «она», «они», «эй» или, в одном случае, вообще не использовать местоимение), вместо того, чтобы фактически отвергнуть их и отказать им в дородовом уходе.

«Они просто чувствуют большую изоляцию от медицинского сообщества», — сказала доктор Дженнифер Кернс, доцент кафедры акушерства, гинекологии и репродуктивных наук Калифорнийского университета в Сан-Франциско и старший автор. «И наши качественные результаты указывают на то, что депрессия может усугубляться у трансгендерных людей как во время беременности, так и после нее».

Исследование было проведено потому, что студентка-медик, работающая с Кернсом, Алексис Лайт, обнаружила, что отвечает на вопросы друзей-трансгендеров о том, смогут ли они зачать ребенка и на что будет похожа беременность.

Лайт, ставшая ординатором первого курса отделения акушерства и гинекологии в Вашингтонском больничном центре в округе Колумбия, не знала ответа и не могла найти его в медицинской литературе. Поэтому она попросила Кернса помочь ей разработать исследовательский проект, чтобы выяснить это. Кернс признал это как передовую тему: в недавнем отчете Американского колледжа акушеров и гинекологов подчеркивается необходимость высококачественного медицинского обслуживания трансгендеров.

При таком небольшом обзоре нельзя делать однозначных выводов; Кернс и Лайт подчеркивают, что необходимы дополнительные исследования.Но одна вещь, которую они узнали, заключалась в том, что предшествующее использование тестостерона, по-видимому, не влияло на исход беременности. Некоторые трансгендерные мужчины используют тестостерон, чтобы выглядеть и звучать более мужественно.

Двадцать пять участниц опроса принимали тестостерон до беременности; 16 не было. Но исследователи не обнаружили различий в исходах беременности, родов или родов между двумя группами.

«Мои друзья спрашивали меня, следует ли им отложить введение тестостерона, если они заинтересованы в сохранении фертильности в будущем», — сказал Лайт.Основываясь на опыте этих 25 трансгендерных мужчин, она может сказать им, что нет необходимости откладывать — хотя им нужно будет прекратить прием тестостерона, когда они решат забеременеть, и не принимать его на протяжении всей беременности.

Одним из осложнений, характерных для беременности трансгендерных мужчин, является повторное появление гендерной дисфории, ощущения, что психологическая гендерная идентичность отличается от биологического пола. «Тяжелое время, рождение ребенка, не похожее на мужчину, — написал 35-летний респондент, — все перемены и общество, говорящее мне просто быть счастливой.»

Автор новых графических мемуаров Беременная Бутч , женщина мужественного вида по имени А. К. Саммерс, сказала, что одним из худших моментов ее беременности было то, что она преувеличивала самые женские аспекты ее тела, увеличивая ее грудь и «Все, что, по моему мнению, заставляло меня чувствовать себя привлекательной, отсутствовало во время беременности», — сказала Саммерс недавно в подкасте общественного радио «The Longest Shortest Time». период на ранних сроках беременности, когда она могла просто «сойти за толстяка».»

Однако исследователи обнаружили, что изменения в гендерной дисфории могут работать в обе стороны. У некоторых трансгендерных мужчин, участвовавших в исследовании, гендерная дисфория на самом деле уменьшилась с беременностью. Эти люди сказали, что впервые в своей жизни они были довольны их тела, которые, наконец, помогали им делать то, что они ценили, чего не могло сделать типичное мужское тело. Как выразился один респондент, «чувствовать себя комфортно в теле, с которым я родился, было легче». нужно было выяснить, сколько трансгендерных мужчин беременеют каждый год — их легко может быть несколько тысяч, как предположил Кернс, — и посмотреть, сколько еще пытаются забеременеть, но терпят неудачу.У мужчин в этом небольшом исследовании не было проблем с зачатием — треть даже не планировали свою беременность, и только 7 процентов сказали, что принимали лекарства от бесплодия, — и большинство смогли забеременеть, используя свои собственные яйцеклетки и сперму своих партнеров. Но сделать какие-либо выводы из этого невозможно, поскольку единственными людьми, набранными для исследования, были трансгендерные мужчины, у которых был хотя бы один ребенок.

Исследование подчеркивает, что, как выразился Лайт, «гендерная идентичность — это спектр.«И установление взаимопонимания с пациентами в любой части этого спектра начинается с самого простого шага: врач выясняет, какое местоимение предпочитает пациент, и использует его.

.

.

Leave a Reply

Ваш адрес email не будет опубликован.