Недоверительное отношение: Недоверительное отношение к рассказанному, 7 (семь) букв

Содержание

МИД России отреагировало на новые претензии Японии по Курильским островам

МИД России считает, что японские претензии по поводу проведения оборонных мероприятий на Курилах – неприемлемы. Так заявила Мария Захарова в ходе брифинга в министерстве. Видео можно посмотреть на официальной странице МИДа в Facebook. РИА «Сахалин-Курилы» активно следит за ходом развития событий по «курильскому вопросу».

— Я напоминаю, что Курильские острова находятся под Российским суверенитетом по итогам Второй мировой войны. Также они закреплены за Россией Уставом ООН, мы имеем право проводить на Курилах любые действия, — подчеркнула Захарова.

Как стало известно корреспонденту РИА «Сахалин-Курилы», так представитель российского МИДа прокомментировала материалы, связанные с японской реакцией на действия России по укреплению обороны Курил. Такие положения появились в Белой книге по обороне Японии, в которой зафиксировано направление японской политики по данному вопросу на 2020 год.

Захарова отметила, что, исходя из опубликованных данных, явно видно недоверительное отношение Японии к России. Она также заявила, что материалы, которые находятся в книге, — оторваны от реальности.

— Оборонные мероприятия, которые действительно ведутся на Курилах, направлены только на обеспечение высокого уровня национальной безопасности, — резюмировала Захарова.

Напомним, начиная с мая МИД Японии снова начало заявлять о своем праве на суверенитет над Южными Курилами. Первые положения об этом содержатся в новой версии ежегодного доклада «Синяя книга по дипломатии». В ней японская сторона называет Курилы своими «северными территориями». Для сравнения: в прошлогоднем докладе подобной формулировки не было. Последний раз Япония заявляла о своих претензиях по островам в 2018 году.

РИА «Сахалин-Курилы» ранее писало о том, что японский премьер-министр Синдзо Абэ хочет встретиться с Владимиром Путиным сразу после окончания режима пандемии, чтобы обговорить решение проблемы «спорных островов». Тем временем националистически настроенные японские организации высказывают недовольство по поводу «мягкости» действий своего правительства по проблеме курильских островов.

и дома, и в школе

Дата: 25 апреля 2020 Автор: Светлана Капустина Рубрика: Родителям

Довольно часто у подростков складывается негативное отношение к ценностям современного общества. Обычно подобное отношение является следствием легкой формы нигилизма, выступающего побочным продуктом взросления, но проблема может быть и глубже.

Проблемы в подростковом возрасте

Такие понятия, как воспитание, образование и дружба предстают как нечто противоречащее мировоззренческим установкам, что непременно вызывает недоверительное отношение к родителям и педагогам. Данный процесс может протекать по-разному: от болезненного восприятия социума и его культуры до враждебности, отчужденности и полной изоляции, при которой тинейджер чувствует себя лишним.

Чужая дома

Причина подросткового одиночества довольно часто кроется в неверной модели поведения, выстраиваемой родителями. Бессистемный подход к воспитанию чреват отказом выполнения указаний и запросов семьи. Подобное может порождаться как отсутствием гармонии мер наказаний и поощрений, так и неуважении к личности ребенка, показной разочарованности в нём.

Родители могут испытывать либо излишний интерес к личной жизни подростка, либо же полностью её игнорировать. Оба подхода заставляют ребенка чувствовать себя дома чужим. Крайняя опека часто воспринимается как вторжение в личное пространство, заставляющее усомниться в безопасности собственного дома.

Чужая в школе

Отчуждение от школы порождается рядом факторов. Заниженная самооценка подростка, его неуверенность в собственных силах и значимости являются лишь предпосылкой. Куда хуже, когда помимо собственной неуверенности, ребенок чувствует к себе снисходительное или враждебное отношение взрослых и сверстников. В таком состоянии подросток становится лёгкой добычей для школьных издевательств и насмешек.

Помимо ровесников, сильнейшее влияние на вторичную социализацию оказывает работа педагогов. Ребенок выстраивает в отношении взрослых некие ожидания, при разрушении которых происходит закономерное разочарование. Подавление инициативы и личных устремлений учащихся педагогом может нанести колоссальный урон их самооценке, ведь классный руководитель многими детьми воспринимает как «друг».

Школьный буллинг

Психологическое насилие и травля – довольно распространенное школьное явление. Механизм действия буллинга сводится к негативному влиянию на психику, путём угроз, вербальных оскорблений, насмешек и т. д.

Наиболее разрушительное влияние на подростка он оказывается при длительном воздействии. Тинейджер начинает привыкать к подобным условиям, принимая их за естественный порядок вещей.

В случае школьного буллинга родитель ничем не может помочь прямо. Его агрессия в сторону угнетателей лишь спровоцирует ещё больше унижений в адрес подростка. Альтернативой прямому участию может стать разговор с ребёнком, в котором родитель покажет свою поддержку и заинтересованность в проблеме.

Таким образом, проблема «чужая везде» – следствие множества факторов, исходящих извне. Чаще всего её источником является недопонимание между подростком и родителями, которые не способны оказывать своевременную поддержку. Проблемы выходят из дома, когда ребенок приходит в школу и встречает сверстников, социализация которых проходила в иных условиях.

Оцените статью: Поделитесь с друзьями!

Метки:

Лучшие фильмы про отношения про родителей и детей

Алиса Таежная продолжает серию материалов о фильмах, которые помогут избавиться от стереотипов и пересмотреть свои отношения с близкими. К запуску приложения «Афиши Дети» в новом выпуске — полезное кино для отцов, матерей и их детей, как подрастающих, так и уже взрослых.

Есть популярная шутка о том, что первые десять сессий у психотерапевта всегда посвящены разговорам о родителях, — и, как в любой шутке, здесь есть большая доля правды. Чем старше мы становимся, тем больше сходств можем обнаружить с поведенческими моделями родителей, видеть, как мы копируем их подход к жизни или, наоборот, стараемся изо всех сил противостоять их опыту. Мы часто напоминаем родителей не только внешностью и голосом, но и невербальными привычками и взглядами на жизнь, которые или продолжают родительские, или сформированы от противного. А большинство родителей, приводящих «трудных детей» на встречу к специалистам, разочарованно выясняют, что многие проблемы детей появились из-за давних и непроговоренных семейных противоречий. При этом реальные детско-родительские отношения не исчерпываются сказками в духе «Миссис Даутфайр» или трагедией молчания, как последний фильм Андрея Звягинцева «Нелюбовь». Современное родительство колоссально изменилось: теперь это публичное поле для дискуссии и осмысления, в котором становятся видимыми когда-то необсуждаемые моменты — комплекс «я плохая мать», двойная нагрузка, родительское переутомление, осознанное откладывание отцовства и материнства и движение чайлдфри, участники которого не испытывают стыда за то, что хотят прожить жизнь только для себя. Параллельно с этим подросшие дети пытаются построить отношения со своими родителями не с позиции ведомых членов семьи, а как единомышленники и союзники, которые в состоянии рассказать родителям что-то новое и наконец разговаривать на равных. И пока кто-то до сих пор считает лучшим фильмом об отцах и детях «Родителей» со Стивом Мартином и «Кудряшку Сью», мы обсудим реалистичное кино, в котором легко узнать себя и собственные поступки и ошибки.

В ожидании ребенка

«Джуно» («Juno»), 2007

Как учат многие книги по типу «Чего ожидать, когда ждете ребенка», родительская осознанность начинается во время беременности — процесса, который объяснимым образом проживается женщиной иначе, чем мужчиной. На этом противоречии построена одна из главных комедий нулевых «Немножко беременна», где забеременевшая от случайного парня из бара молодая телеведущая пытается принять правильное решение. Ее советчица и ориентир — уставшая от супружеской и семейной жизни старшая сестра, переносящая собственные проблемы в ее сомневающуюся голову. Молодой отец, живущий на пособие после несчастного случая с полудюжиной приятелей-разгильдяев, совсем не похож на идеального отца и, кажется, склонен раздавать обещания направо и налево. Но все дело не только в фактах, но и в установках — встречая собственного папу и расспрашивая его про отцовство, главный герой внезапно получает ту поддержку, на которую его девушка не может рассчитывать.

Подростковая незапланированная беременность обсуждалась и в старом телесериале с Кирстен Данст, и в классическом фильме «Сильная женщина» (в оригинале фильм называется куда менее жизнеутверждающе — «Кататься на машинах с парнями»). Там героиня Дрю Бэрримор, живущая в глубинке, бросает идею о писательстве, когда беременеет от почти случайного кавалера — ее жизнь за 20 лет полностью изменится, пока 80-е постепенно сменят 60-е: и мы увидим, что подростковые мечты и планы о покорении мира на время уступят место простому желанию успевать все и не умереть при этом с голоду.

Современная история молодой матери «Джуно» в свое время получила обвинение в пропаганде пролайферской позиции, что сценаристка Дьябло Коди всегда отрицала — ей важно было показать в беременной Джуно отвагу и зрелость в возрасте, когда никто не ждет от нее умных поступков. Проанализировав домашнюю ситуацию Джуно, мы выясняем, почему 15-летняя девочка стоит на ногах и здраво смотрит на вещи: ее отец поддерживает дочку во всем и сопровождает ее в каждом важном решении, а мачеха заступается за падчерицу — например, на приеме у гинеколога, где врач позволяет себе совершенно неуместные комментарии о возрасте беременной и будущем ребенка. Отцовский монолог о том, как распознать своего человека, — лучший пример родительской честности, за которым можно обратиться к фильмам.

Трагичная история девушки, похожей на Джуно, рассказывается в другом фильме полувековой давности — британской классике «Вкус меда» Тони Ричардсона, где беременная от чернокожего 17-летняя провинциалка не может рассчитывать на материнскую поддержку, зато получает нежданную помощь от лучшего друга-гея, который берет на себя заботу о ней. У Ричардсона тема расизма переплетена с темой гомофобии, а самые приятные и сложные герои с их человечными поступками остаются за бортом нормы — до сексуальной революции всего несколько лет, но британское общество выглядит ханжеским и очень зажатым.

В мелодраме «В пути» ожидание ребенка заставляет пару хорошенько поразмыслить, кем они хотят стать в будущем и какой из жизненных сценариев близких выберут. Их путешествие за смыслом, упакованное в удобное роуд-муви, показывает всех, на кого хочется и не хочется быть похожими, — от родителей-эгоистов на пенсии до друзей детства, живущих зашоренно и скучно.

Еще один фильм о будущем родительстве вшит в историю приезда сына в отчий дом: в «Июньском жуке» столичная парочка приезжает навестить его родителей — наивная и провинциальная невестка (замечательная роль Эми Адамс) в этот момент на сносях. И? пока двое главных героев выясняют, что может их объединить, беременная девушка хранит в себе ответ на их противоречия.

Будущее материнство в современной Америке передано без пастельных тонов в шутливой «Официантке» — фильме инди-актрисы Адриенны Шелли, в который она вложила свои переживания о беременности и первом ребенке. Официантка в тухлом сетевом заведении беременеет от нелюбимого и жестокого мужа и решается на бегство, когда на ее пути попадается симпатичный и добрый новый кавалер. История, как может показаться, совсем не в том, что галантный мужчина берет на себя заботу о женщине с ребенком, а в том, что главная героиня сама принимает решение, как и на каких условиях она готова вставать за ноги — и в этом сценарии мужчине отведена далеко не первая роль.

«Свой ребенок» — недавний ромком о стендап-комедиантке, которая беременеет после случайного секса, — пример жизнеутверждающего фильма о родительстве без улыбающегося ребенка в конце. Дженни Слейт играет молодую женщину, для которой материнство кажется худшим выбором, а случайные отношения совсем не обязательно должны перерасти в привычный семейный сценарий, — и именно встреча и спасительный разговор с принимающей матерью укрепляют ее во мнении, что для ребенка нужны не только правильные родители, но и подходящий момент.

Новые привычки родительства

«Мой мальчик» («About a Boy»), 2002

Из-за того, что материнский труд по воспитанию считается самим собой разумеющимся, чаще всего «открывают» себя в родительстве именно отцы — причем зачастую не сразу после рождения ребенка. Совершенно не обязательно быть кровными родителями, чтобы исполнять родительские роли, — подтверждение этому можно найти не только в ежедневном опыте, но и в фильмах «Бумажная луна», «Алиса в городах», «Леон» и «Кикуджиро», где взрослые герои мужского пола примеряют на себя отцовские роли независимо от собственных планов. Брошенные на их попечение или оставшиеся с ними по легкомысленности родных родителей, взрослые герои объясняют чужим детям, что такое хорошо и что такое плохо, и внезапно чувствуют ограничения и специфику жизни с ребенком — теперь принимать решения необходимо на двоих.

Например, главный герой драмы «Крамер против Крамера» отвлекается от звонков и рабочих будней, только когда жена в бешенстве уходит от него и поручает бывшему мужу заботу о ребенке: герой Дастина Хоффмана не только открывает для себя прелести отцовства, но, кажется, впервые просто смотрит на сына не как на функцию, а как на самостоятельное существо. Похожим образом происходит взаимодействие отстраненного папы и его подрастающей дочери в «Где-то» Софии Копполы: завидный холостяк Голливуда существует скорее по инерции и обнаруживает себя чувствующим и неравнодушным, когда жена сбрасывает на него общую дочку — непосредственную и бескорыстную Эль Фэннинг. Их ленивые дни, общие дурацкие занятия поспевают к вопросам кризиса среднего возраста: когда рядом с тобой делает открытия обаятельная и добрая 10-летка, уже не хочется спрашивать с себя так строго.

С тропы нескончаемого эгоизма и самолюбования сворачивает и лондонский убежденный холостяк в ромкоме «Мой мальчик» — Хью Грант играет избалованного, обеспеченного и обескураживающе расслабленного взрослого, которого в какой-то момент начинает сверлить пытливый взгляд чужого ребенка. Отложенное взросление все же начинается, а дитя с привычками взрослого работает золотым стандартом простых человеческих ценностей.

На их фоне бесконечным героем и исключительным человеком выглядит персонаж из «Жизнь прекрасна», до последнего вздоха скрывающий кошмары войны от маленького сына, мыслящего сказками и выдуманными соревнованиями, — Роберто Бениньи берет на себя роль человека, который ни при каких обстоятельствах не даст сыну разочароваться в окружающем мире и увидеть войну и истребление глазами взрослых. Похожий путь проходит молодая мать в исполнении Бри Ларсон в «Комнате»: ее задача — не просто дать ребенку выжить, но и объяснить мир так, чтобы главное внутри него не было сломлено осознанием чужой жестокости.

«Комната» («Room»), 2015

«Бесконечно белый медведь» и «Детки в порядке» застают зрелого Марка Руффало в неожиданном отцовском амплуа: в первом случае на него падает ответственность за двоих общих дочерей, во втором — результат его волонтерства в клинике по оплодотворению. И если «Белый медведь» рассказывает, как устроено отцовство, если ты страдаешь биполярным расстройством и не привык отвечать даже за себя, то «Детки в порядке» описывают изменение расстановки сил в семье, где отца не было и в помине. Фильм Лизы Холоденко о двух лесбиянках, чьи подросшие дети от одного отца решили найти донора спермы и познакомиться с ним, рассказывает о супружеском кризисе в большей степени, чем о вопросах подростковой самоидентификации. Принимающие себя и друг друга дети противопоставлены их матерям, которые сражаются с охлаждением в отношениях, патологической усталостью и болезненным отчуждением в паре.

В «Девушке из Джерси» Кевина Смита отец, наоборот, с самого начала включен в воспитание дочки — она осталась сиротой. От привычного неумения надевать памперсы и успокаивать новорожденного фильм Смита переходит к разговорам о правильном воспитании самостоятельного и ответственного ребенка, для которого умение справляться с трудностями и свобода — константа с раннего возраста. «Ревность» Филиппа Гарреля рассказывает о том, как расставшиеся родители ставят себя перед маленькой дочерью: на мужчину после развода, старающегося поддерживать отношения с маленькой дочкой, обращено внимание режиссера.

И если об одиноких отцах из жизненных примеров мы знаем мало, то собранная по реальной истории героиня «Эрин Брокович» — мать троих детей — слишком хорошо знакомый персонаж и воплощение проблемы двойной нагрузки. Ей нужно работать втрое больше остальных, чтобы обеспечивать детей, ей хватило мужества уйти из унизительных отношений, чтобы дать детям лучшее, но нет возможности проводить с ними время и делиться с ними своими победами. Они видят маму только поздним вечером, само собой, скучают, а для окружающих являются скорее отягчающим обстоятельством ее непростой жизни (двумя браками и тремя детьми Эрин Брокович попрекнут в суде), чем доказательством того, что она хорошо справляется.

Папы, мамы и их дети-подростки

«Маленькая мисс Счастье» («Little Miss Sunshine»), 2006

Проблемы в семье редко начинаются с переходного возраста детей, но обостряются, когда дома звучат несколько несогласных голосов. Кто-то рассказывает эту историю взаимной глухоты и усталости через комедию, кому-то хватает мужества сделать из конфликта поколений драму, в которой не так легко отыскать правых и виноватых. Удачных комедий про «поменяться местами» было снято с десяток, но «Чумовая пятница» с Линдси Лохан и Джейми Ли Кертис вышла за рамки типичных каламбуров о взрослом в теле ребенка и наоборот. То, чего не хватает обеим героиням — матери и дочери, — дистанция по отношению к собственным проблемам: превратившись друг в друга, обе очень быстро расставляют приоритеты в чужом жизненном сценарии. Иерархия внутри семьи выглядит выдуманной, у каждого возраста есть свои демоны. И, если пройтись по подростковой классике и вспомнить вроде бы идеальных, но невыносимых родителей, ими станут, наверное, папа и мама Вик Береттон в обеих частях молодежного ромкома «Бум»: они стараются быть лучше и лажают, как типичные родители, — то ставя свои интересы выше интересов дочки, то опекая ее не по возрасту. Как и родители в фильме Апатоу «Любовь по-взрослому», они давно потеряли почву под ногами и пытаются за счет перемен в жизни установить консенсус или какое-то подобие близости. Но, когда папа и мама между собой начинают общаться по-новому, дети подтягиваются автоматически — но на то, чтобы понять это, у взрослых уходит слишком много времени.

Подробности по теме

Лучшие фильмы о семейных проблемах: от Вуди Аллена до Уэса Андерсона

Лучшие фильмы о семейных проблемах: от Вуди Аллена до Уэса Андерсона

«Маленькая мисс Счастье» — современная классика о дисфункциональной семье — объясняет, как через поддержку противоречивые герои находят общую точку отсчета. Молчаливый старший брат с апокалиптическим взглядом на жизнь, дядя-суицидник, во все вмешивающийся дедушка, дерганая мама и контролирующий папа решают поехать на автобусе с малолетней Олив на калифорнийский конкурс одаренных девочек. Все они совершенно точно не в порядке, но их готовность быть рядом для маленькой родственницы — не только обещание долгой и сложной дороги, но и факт неравнодушия к самому беззащитному члену семьи. Конкурс талантов на поверку оказывается конкурсом красоты со смазливыми ровесницами Олив, которые мечтают вписаться в представления взрослых о том, какими должны быть малолетние принцессы, — и семья приходит на помощь к ребенку, не поддерживая дурацкие и вредные для самооценки стереотипы.

Тем же воздухом дышит и инди-хит прошлого года «Капитан Фантастик», где вдовствующий отец выбирает для своих многочисленных детей не престижный интернат и телек в любую минуту, а жизнь близко с природой и отличными книгами. Его воспитательные практики — проявление многолетнего нонконформизма и попытка не уступить детей корпорациям, брендам, информационному потоку и консервативному большинству.

Так же устроена еще одна семья — сообщество пчеловодов в современной Италии в фильме «Чудеса» Аличе Рорвакер, которая объясняет, как медиа вторгается в тихий уклад дружной итальянской семьи со старомодными ценностями. Они живут собственным умом и как будто затеряны посреди страны, охваченной любовью к новостным сюжетам, знаменитостям и магии телевидения.

Автономность свойственна и женскому сообществу в «Женщинах ХХ века» — в этой ретродраме мальчик-подросток растет в маленькой стране женщин: их три — и все они невероятно важны для него. Собственная мать, которая вела самолет и никогда не требовала идеального послушания, была его примером номер один, соседка по дому — творческая девушка с неопределенными планами — играла роль старшей сестры. А заходившая в гости переночевать соседка-ровесница была первой любовью. Главный герой, терявший себя и находивший в любимых и важных женщинах, вспоминает 70-е в США и важные моменты взросления, где уважение ценилось больше дидактизма, а кухня была пространством смелых разговоров. Именно так с детьми хотела общаться главная героиня «Отрочества» — одинокая мать, как Эрин Брокович, но обрисованная куда менее грубыми мазками. Вместе с ней мы проживаем ее молодость, ошибочный брак с двумя детьми и долгие попытки сделать карьеру и самостоятельно себя обеспечивать — пока детям будет исполняться 6, 7, 8 лет и далее до 18. Вся правда и боль материнской доли сложилась в фильме Линклейтера в короткий монолог, который может разбить сердце каждому, кто склонен рассуждать о возможности легкого материнства.

«Капитан Фантастик» («Captain Fantastic»), 2016

Один из самых свежих фильмов, в правильных оттенках говорящий о безграничной возможности родителей влиять на детей, снял Айра Сакс. «Маленькие мужчины» — история первой дружбы мальчиков-соседей, чьи чувства ставятся родителями на второй план, когда в сюжете появляется квартирный и денежный вопрос. Дети как заложники взрослых решений не новый сюжет в кинематографе: в одном из самых длинных фильмов в истории кино «Фанни и Александр» Ингмар Бергман объясняет, как детское счастье еще столетие назад целиком зависело от семейного уклада и зыбкости домашних отношений власти. Их прогрессивный образ жизни в мгновение меняется, когда мать переезжает жить в консервативный дом с жесткими правилами и традицией безапелляционного родительства.

Драматический разговор о невозможности ужиться под одной крышей убедительнее многих начал Сэм Мендес в своем дебюте «Красота по-американски», где главный герой проживает кризис среднего возраста под треск брака и расстроившиеся отношения с дочкой-выпускницей. Пока она копит деньги на операцию по пластике груди и мечтает сбежать из одноэтажного ада, а еще хочет прикончить своего жалкого папашку, тот впервые за долгие годы начинает жить в свое удовольствие: больше всего их настоящему счастью мешали родительские компромиссы и променянный на комфорт жизненный драйв.

История дебюта Софии Копполы «Девственницы-самоубийцы» куда печальнее — в провинциальной Америке 70-х родители обладают полной властью над детьми, и внушенное им ощущение стыда и неудобства за свое тело и взросление никак не сочетается с соблазнами взрослой жизни. Умереть невинными или сгореть от внушенного стыда — героини выбирают первое, в знак союзничества против родителей заключив смертельный пакт. Пропитанная враньем, изменами и взаимной усталостью родительская жизнь отпечатывается на детях в снятых с разницей в 10 лет драмах Ли Ана («Ледяной ветер») и Дерика Мартини («Роскошная жизнь») — дети взрослеют на осколках потерпевшего крушение брака и не получают от родителей честных ответов, хотя и до поры до времени смотрят на них как на пример для подражания.

Подробности по теме

«Начинайте с шедевров, зачем время терять?»: какие фильмы смотреть с ребенком

«Начинайте с шедевров, зачем время терять?»: какие фильмы смотреть с ребенком

Сложными оттенками привязанности, почитания и пренебрежения окрашены материнская и сыновья любовь в, пожалуй, лучшем фильме Ксавье Долана «Мамочка», наследующем его громкому дебюту «Я убил свою маму». Отца нет на горизонте, и главный герой — нахальный, свободолюбивый и местами очень нежный подросток Стив — упивается тем, что сам себе хозяин, и проводит время с мамой — женщиной либеральных взглядов, подросткового поведения и очевидной харизмы. Но все осложняется тем, что мать с трудом сводит концы с концами, а сын — трудный подросток с гиперактивностью и склонностью к жестокому поведению. Их временное сожительство дает обоим надежду на новое и счастливое будущее, но испытывается нуждой, психиатрическим диагнозом и неочевидным статусом их семьи: оба героя подозревают, что такое положение вещей временное, но ни у кого не хватает сил честно заговорить об этом.

Два сложных фильма об отношениях подрастающих детей и их родителей пришли к нам из Восточной Европы. «Аттестат зрелости» Кристиана Мунджиу рассказывает о дочери-школьнице, после изнасилования провалившей важный выпускной экзамен — именно от него зависит, уедет ли дочка за границу и получит ли шанс на лучшую жизнь. Это ход мыслей ее родителей, которые бесконечно жалеют, что остались в Румынии и ждут, что у дочери будет возможность прожить другую жизнь в лучшем из миров. Пока отец таскает дочку в милицию и пытается дать взятку на аудиенциях, он не замечает, как дочернее доверие рушится под натиском родительских решений — желание семьи написать за дочку сценарий ее жизни она принимает покорно, но без благодарности.

Венгерская драма Корнеля Мундруцо «Белый бог» касается бытового проявления родительской жестокости: отец запрещает дочери-подростку оставить себе собаку и выкидывает питомца из машины. Пока собака будет возвращаться к хозяйке, 13-летняя девочка будет находить себя на ощупь среди жестокости взрослых, тренироваться на уроках музыки и отсчитывать часы, когда она откажется подчиняться старшим. Метафорическое бегство сотни собак из порядка, придуманного взрослыми, — одна из самых сильных аллегорий подростковой борьбы за собственные привязанности и решения.

Взрослые дети

«Август» («August: Osage County»), 2013

Конфликты родителей и детей чаще всего не проходят с возрастом и иногда длятся всю жизнь, давая новую пищу для старых противоречий. Так, все проблемы американского воспитания встают в полный рост, когда главный герой «Выпускника» навещает преуспевающих родителей после бакалавриата: они имеют о нем представления сообразно его классу, доходу и наследственности, но ничего не слышат и не знают о его умении чувствовать, любить и общаться. Именно о представлениях, замещающих родственников, — одна из главных современных американских драм «Август», где грустный повод собраться никак не влияет на желание членов семьи повернуться друг к другу лицом.

О противоположном итоге, несмотря на все различия отцов и детей, рассказывает «Семейка Тененбаум», где несколько детей одного взбалмошного и неверного отца принимают его сторону, когда он возвращается в семейное жилище. Ситуация осложняется еще и тем, что каждый ребенок с комплексом гения добился невероятных высот к переходному возрасту, а сейчас вынужден вести разрушительный образ жизни бывшего вундеркинда, чьи славные дни уже далеко в прошлом.

Принимать родителей такими, какие они есть, в конце концов находит в себе силы и главный герой «Крупной рыбы» Тима Бертона — умирающий папа и неутомимый рассказчик не может достучаться до своего ребенка, пока сыплет интересными деталями собственных приключений. Считая папу фантазером, который никогда не был рядом, сын упускает его уникальную природу и убеждается в ней, только когда папа покидает этот мир в компании всех невероятных людей и существ, которых он встретил.

Совсем не сказочный, но абсурдный «Тони Эрдманн» объясняет, как взаимное неуважение отца и дочери исправляется, когда отец дает выход своей безумной звериной природе, провоцируя дочь на жесткие поступки и несвойственную ей откровенность, — отчужденные и невнимательные друг к другу, они получают последний шанс в Бухаресте, где папа переодевается взбалмошным бизнес-тренером Тони Эрдманном, а дочка находит в себе силы дать ему отпор.

На той же хрупкой грани смешного и горького балансирует «Сьераневада» — самый точный фильм о России, сделанный не в России, а в Румынии. Похороны отца сопровождаются сбором всей семьи в огромной квартире, и повзрослевшие дети и их родственники имеют к противоречивому покойному много вопросов. Бардак на похоронах продолжается то из-за опозданий, то из-за мелких ссор, то из-за усталости — но, если честно, из-за того, что понятие близости для современной румынской семьи окончательно размылось и стало чем-то ритуальным, непрочувствованным. Лекарство от отдаления и носорожьего упрямства только одно — самоирония и трезвость по отношению друг к другу: растерянные сорокалетние не то чтобы берут себя в руки, но находят правильное настроение, чтобы попрощаться со сложным патриархом.

Комедийный жанр «Знакомства с родителями» и «Знакомства с Факерами» не мешает фильмам рассказать главное о приемах воспитания: постоянный контроль и нацеленность на результат приводят к неврозам, лишней тревожности и желанию угодить. Поощрение, подбадривание и теплые отношения, даже если сын занял девятое место, — гарантия того, что у ребенка сложится здоровая самооценка. Именно поэтому герой Бена Стиллера так неуютно и странно чувствует себя под лупой авторитарного тестя: привычка досконально предсказывать и страх потерять контроль привели его к ограниченному общению с родной дочерью — оно функционально, но осторожно и недоверительно: ведь невозможно довериться тому, для кого важнее всего — доказать свою правоту.

Среди самых печальных фильмов о взрослых детях, пытающихся принять родителей и их выбор, — «Интерьеры» Вуди Аллена, «Семейный портрет в интерьере» и «Гибель богов» Лукино Висконти: давно разложившиеся семьи подвергаются испытаниям, когда номинально находятся вместе. Распадающаяся семья получает новый шанс, в отличии от этих фильмов, в фильме Ингмара Бергмана «Осенняя соната», построенном в виде диалога не видевших друг друга матери и дочери. Первая посвятила жизнь воплощению собственных амбиций, вторая выбрала покорность и семью, но обе одиноки, пережили тяжелые падения и совершенно перестали понимать друг друга. Попытке наверстать упущенные годы и близость, которая не дается родителям и детям по умолчанию, посвящено пронзительное соседство Ингрид Бергман и Лив Ульман.

Воссоединение с матерью, которая никогда не была рядом, — главная тема глубокой драмы «Тайны и ложь» Майка Ли, где чернокожая женщина средних лет находит свою биологическую мать после того, как умерла ее приемная родительница. Результат ее поиска — не слишком счастливая пенсионерка с двумя детьми, которые скорее действуют ей на нервы: очевидно, расовые предрассудки были одной из причин, почему молодая британка так легко отказалась от ребенка и не собиралась его искать. «Тайны и ложь» внезапно для всех участников ведут к хеппи-энду: главная героиня, состоявшийся профессионал с адекватной самооценкой, находит возможность понять и принять выбор каждого члена новой семьи.

А французская драма «35 стопок рома» Клер Дени рассказывает, как тяжело отпускать взрослых детей в самостоятельную жизнь: главный герой, чернокожий француз, живущий в тесном симбиозе с подросшей дочерью, не может радоваться, когда она готовится к новому шагу — браку с любимым мужчиной. Статус-кво налаженной жизни попадает под удар — третий в любом случае должен быть лишним: и все это — на фоне современного Парижа, который совсем не для каждого является городом мечты.

Детские и родительские травмы

«Хорошо быть тихоней» («The Perks of Being a Wallflower»), 2012

Будут ли это родительские вредные привычки или просто плохое обхождение, рано или поздно ребенок взорвется в ответ на неадекватное поведение взрослых. В «Аквариуме» Андреа Арнольд и «Лунном свете» Барри Дженкинса речь идет о дочери и сыне, которые устали обслуживать зарвавшихся и зависимых матерей, — она решается на непростой для нее роман с маминым бойфрендом, он продолжает снабжать маму деньгами, понимая, что она наркоманка.

В семьях бывают и куда более неприятные тайны, оглашение которых может моментально сказаться на благополучии детей. Так, герой «Торжества» придерживает признания в домогательствах со стороны отца до большого семейного юбилея — и именно его открытый тост о пережитом начинает череду неприятных разговоров с родственниками. Подросток из «Хорошо быть тихоней» параллельно с обретением друзей и познанием вкуса свободы борется с чувством вины за смерть тети, которая не принесла ему ничего хорошего, — похожим образом инцестуальный скандал оборачивает историю взросления мальчика из приличной французской буржуазной семьи («Порок сердца»). Финальная сцена с заливистым смехом в фильме Луи Маля — одна из самых мощных саспенс-сцен в декорациях хорошей концовки. Луи Маль продолжает тему использования взрослыми беззащитных и несформировавшихся детей в фильме «Прелестное дитя», куда на главную роль — 12-летней обитательницы публичного дома — приглашает ребенка-модель Брук Шилдс. Замкнутый круг насилия, обиды и стыда отображает в «Возвращении» Педро Альмодовар — это его едва ли не самый трагичный и интимный фильм о том, что одного порочного и властного человека хватает на несколько ужасающих поступков. И вокруг неприятной семейной тайны строится вся интрига лос-анджелесского палп-фильма Дэвида Кроненберга «Звездная карта», где дети вынуждены бесконечно расхлебывать последствия родительских пороков.

Родительская травма будет не менее болезненной — на ней, например, концентрируются бельгийские режиссеры братья Дарденн, когда снимают реалистичное кино о неблагополучных людях в мифически процветающей Европе. Двое молодых родителей, решившихся на продажу ребенка («Дитя»), отец, сближающийся с мальчиком, из-за которого погиб его сын («Сын»), или посторонняя женщина, берущая на себя заботу о ребенке вместо бросившего его отца («Мальчик с велосипедом»), — в своих героях режиссеры видят не сюжетные схемы, а последние шансы на милосердие и сострадание. Со схожей тактичностью и вниманием Атом Эгоян в «Славном будущем» обходит семьи, потерявшие и не потерявшие детей во время автокатастрофы: перевернувшийся школьный автобус разметил местных жителей на скорбящих и выживших, а сам детектив — параллельно с расследованием — не может навести мосты с собственной бедовой дочерью.

Подробности по теме

Лучшие фильмы про отношения, которые полезно посмотреть парам

Лучшие фильмы про отношения, которые полезно посмотреть парам

Травмы авторитарного воспитания в кино последних лет тоже подается без догматизма. Если Михаэль Ханеке в «Белой ленте» описывает зарождение фашизма через ледяное и директивное общение родителей с детьми и тему превосходства, то автор «Детства лидера» показывает, что будущие тираны появляются на свет в доме без любви, где есть место для манипуляций, но нет привычки к привязанностям. Родители слишком заняты своими интересами, чтобы обращать внимание на ребенка, который превращается в маленького монстра, — но важнее здесь именно взрослые хлопоты и пороки, дающие детям пространство для маневра. Ведь если мать врет, а отец изменяет, почему ребенок должен поступать по чьим-то правилам?

«Древо жизни» Терренса Малика говорит о глубоком следе, который оставляет в нас каждое слово, сказанное родителем: отец главного героя был за строгость, дисциплину и мужские ценности, мать была мягкой, принимающей, спокойной и невероятно ласковой. Повзрослевший герой мечется между фигурами родителей — в равной степени родными, но противоположными по взглядам на жизнь — и вспоминает моменты тирании с трепетом в сердце: за 40-летним взрослым мужчиной никто не может угадать малолетнего мальчика, отшатывающегося от отцовского удара.

«Клык» Йоргоса Лантимоса построен куда изощреннее: это антиутопия о монополии родительского влияния на детей. Запершие своих отстающих в развитии подростков дома отец и мать объясняют им, что мир за границами участка опасен и непредсказуем, кот на лужайке опасен и зовется тигром, а дом дети смогут покинуть, только когда принесут старшим выпавший клык. В драме можно рассмотреть как политический подтекст и философию сепаратизма и «особого пути», так и пасквиль на авторитарное воспитание, где есть только одна верная точка зрения, собранная из десятка перевранных фактов и подтасовок.

Точных и умных фильмов о том, как дети переживают развод, тоже снято предостаточно — в первую очередь это полуавтобиографические «Кальмар и кит» Ноя Баумбаха и «Пойми меня, если сможешь» Азии Ардженто: оба фильма основаны на звездном детстве обоих режиссеров, известность и статус родителей которых никак не облегчил и смягчил болезненное расставание. Голливудская «Мачеха» и «Сорванец» Мориса Пиала — два фильма на тему родительского соперничества за детей, где в ход идут самые грязные приемы, а дети становятся реваншем за неудачно сложившуюся жизнь.

Советские и российские фильмы о детях и родителях

«Нелюбовь», 2017

Лучшие примеры старого советского кино построены на осмыслении безотцовского послевоенного поколения. Будет ли это «Застава Ильича» или более поздние «Подранки», режиссеры возвращаются к растерянному поколению парней и девушек, потерявших отца в младенчестве или никогда не видевшие родителей, — в щемящей сцене «Мне двадцать лет» главный герой разговаривает с родителем во сне и выглядит старше своего родителя, погибшего слишком рано. Андрей Тарковский в «Зеркале» также пытается понять поколение матери и современность через сопоставление метафорической материнской фигуры с героиней жены — он следит за преемственностью их характеров, грации и отношения к жизни, осознавая свои воспоминания и пытаясь воссоздать время, когда главного героя и рассказчика еще не было на свете.

С темой тоски по родителю, которого не было рядом, работает и поздний фильм Павла Чухрая «Вор» о событиях Великой Отечественной войны: вор переодевается в военного, пленяет женщину с ребенком и использует маленького мальчика как помощника во время краж, пуская в ход базовые пацанские манипуляции: нерешительный ребенок не в состоянии дать отпор взрослому не только из-за возраста, но из-за бесконечного восхищения состоявшимся мужчиной — именно уважение, которое мнимый герой войны получает на родине, позволяет ему легко давить на чувства маленького и нерешительного человека. Точно такой же сверхъестественной властью над своей дочерью обладает главная героиня сигаревского «Волчка», которая то скрывается, то тянется к ней обратно, но никогда не готова дать ей необходимое тепло.

С родительскими установками и их влиянием на будущее детей активно работают режиссеры застойного кинематографа: именно в это время в СССР происходит осмысление системных ошибок воспитания и семья справедливо становится первой мишенью. «Не болит голова у дятла» построен вокруг обесценивания родителями достижений и интересов младшего сына (барабанщика со свободолюбивым характером), тогда как старший сын (высокий и мужественный атлет) постоянно ставится ему в пример. Режиссер Динара Асанова на простом примере объясняет, как разрушительно для молодого человека постоянное — как бы между делом — принижение от взрослых и откуда на самом деле берется бунтарское мировоззрение. В другом фильме, «Ключ без права передачи», она касается такой тонкой темы, как родительская ревность: подрастающая дочка, как и ее ровесники, попадает под влияние свободолюбивой преподавательницы в школе, в то время как родители, требующие номинального уважения и соблюдения границ, кажутся ей лицемерами.

Пройдет всего несколько лет — и родителей обвинят в консерватизме и заговоре против детей: в «Вам и не снилось» именно сговор семьи мальчика-подростка и преподавателей встает на пути юного чувства, к которому большинство взрослых относятся с настороженностью. Устранившиеся и равнодушные родители будут главными подозреваемыми в «Чучеле» — одном из самых честных фильмов о взрослении в трудных условиях. Пока одна занятая собой мать будет кричать: «Куда смотрит школа?» — а либеральная классная руководительница будет планировать свадьбу, десятки детей будут носиться по маленькому городку, пытая беззащитную одноклассницу. Именно исповедальный разговор с мягким дедушкой, кроме которого у главной героини никого нет, даст пример беседы взрослого с ребенком, почти никогда не имевшей место быть у других юных героев фильма со своими родителями.

Но в позднесоветском кино будет и пример справедливого материнства: главная героиня «Москва слезам не верит» засыпает в первой серии недоучившейся студенткой с новорожденной дочкой, а просыпается спустя 15 лет главой предприятия. Как ей это удалось, в фильме не показывается, зато объясняется, как устроены отношения дочери и матери: обе помогают друг другу и поддерживают друг друга, быстро делят обязанности, не соперничают и верят друг другу на слово. В их семье нет ни лицемерия, ни гиперопеки — только четкость намерений и простые правила, необходимые для соблюдения: именно способность делегировать полномочия и признавать самостоятельность других сделали главную героиню Катю не только хозяйкой своей жизни, но и человеком на руководящей должности.

Но уже несколько лет спустя такие героини, как Катя, будут казаться сценарной натяжкой. Родители — не те, к кому захочется обратиться за жизненным советом или попросить помощи: и перестроечное, и молодое российское кино приходило к одинаковым выводам. Что может сказать мама, травмированная разводом и в момент печали поющая «Траву у дома»? Что может посоветовать отец, застрявший в интеллигентской конъюнктуре и не поощряющий самостоятельность единственной дочки? «Курьер» наблюдает, как парень и девушка барахтаются, окруженные взрослыми, и не доверяют им — их цинизму, дурацкому опыту и всем жизненным неудачам. По этой же причине маленькая Вера, выбирая лучшее из двух зол — пойти по стопам родителей или, не включая голову, выйти замуж, — легко выбирает второе: симпатичный и кудрявый переросток по крайней мере не напоминает пьющего и угрюмого отца. В нескольких главных фильмах Сергей Соловьев тоже уверен, что родителям детей учить совершенно нечему — они или прячутся от главных ответов, обещая кооперативную квартиру («Спасатель»), или празднуют свое господство («Дом под звездным небом», «Черная роза — эмблема печали, красная роза — эмблема любви»), или готовы выписать детям путевку в жизнь только при условии, что они пройдут шаг в шаг по их стопам («Одноклассники»). Неудивительно, что сбежать со случайными друзьями на воздушном шаре или в Петербург резать вены кажется детям лучшим решением.

Подробности по теме

Че такой квелый: рецензия на «Нелюбовь» Андрея Звягинцева

Че такой квелый: рецензия на «Нелюбовь» Андрея Звягинцева

«Родня» — один из главных советских фильмов о сломанной коммуникации между поколениями — показывала не только проблемы общения между городским поколением детей и сельским поколением родителей, но и неотрефлексированное стремление влезать в чужую жизнь: так как бабушка пытается решить проблемы своей дочери, дочь вторгается без спроса в жизнь подрастающей внучки. Попытке наладить отношения поколений посвящена и третья новелла «Шапито-шоу» «Уважение», где главный герой — инфантильный модник — идет в поход с отцом, которого давно не видел, но циничные замечания о Михалкове и совместная охота на кабана ни секунды не делают их ближе (тогда как крымское путешествие папы и сына в «Коктебеле» пронизано их взаимной привязанностью).

Отсутствующий отец, несмотря на изменившиеся времена, все еще одна из главных тем российских фильмов — и «Возвращение» Звягинцева, и «Как меня зовут» Сайфуллаевой работают с отцовской фигурой, которая внезапно озаряет героев, привыкших расти усилиями одной матери. И если фильм Звягинцева работает с подростковым прозрением, свойственным встрече с не появлявшимся прежде родителем, то «Как меня зовут» рифмует обретение отца с ревностью и пробуждением сексуальности: признать, что у отца есть независимая от ребенка жизнь, со своими приключениями и неразумными решениями, бывает так же болезненно, как и бродить вслепую в поисках родной души. Дети в «Елене» Звягинцева являются продолжениями их родителей: грубая и корыстная дочка, не упускающая ничего своего, — отражение оторванного от жизни отца, который больше всего ценит заработанный статус. А сын Елены, считающий, что другие должны расплачиваться за его решения, — гипертрофированная позиция главной героини, подсчитывающей дивиденды своему терпению и активному слушанию.

Список фильмов в порядке их упоминания в тексте:

«Миссис Даутфайр» / «Mrs. Doubtfire»
«Нелюбовь»
«Родители / «Parenthood»
«Кудряшка Сью» / «Curly Sue»
«Немножко беременна» / «Knocked Up»
«Сильная женщина» / «Riding in Cars with Boys»
«Джуно» / «Juno»
«Вкус меда» / «A Taste of Honey»
«В пути» / «Away We Go»
«Июньский жук» / «Junebug»
«Официантка» / «Waitress»
«Свой ребенок» / «Obvious Child»
«Бумажная луна» / «Paper Moon»
«Алиса в городах» /«Alice in den Städten»
«Леон» / «Léon»
«Кикуджиро» / «Kikujiro no natsu»
«Крамер против Крамера» / «Kramer vs. Kramer»
«Где-то» / «Somewhere»
«Мой мальчик» / «About a Boy»
«Жизнь прекрасна» / «La vita e bella»
«Комната» / «Room»
«Бесконечно белый медведь» / «Infinitely Polar Bear»
«Детки в порядке» / «The Kids Are All Right»
«Девушка из Джерси» / «Jersey Girl»
«Ревность» / «La jalousie»
«Эрин Брокович: Красивая и решительная» / «Erin Brockovich»
«Чумовая пятница» / «Freaky Friday»
«Бум» / «La boum»
«Любовь по-взрослому» / «This Is 40»
«Маленькая мисс Счастье» / «Little Miss Sunshine»
«Капитан Фантастик» / «Captain Fantastic»
«Чудеса» / «Le meraviglie»
«Женщины ХХ века» / «20th Century Women»
«Отрочество» / «Boyhood»
«Маленькие мужчины» / «Little Men»
«Фанни и Александр» / «Fanny och Alexander»
«Красота по-американски» / «American Beauty»
«Девственницы-самоубийцы» / «The Virgin Suicides»
«Ледяной ветер» / «The Ice Storm»
«Роскошная жизнь» / «Lymelife»
«Мамочка» / «Mommy»
«Аттестат зрелости» / «Bacalaureat»
«Белый бог / «Fehér Isten»
«Выпускник» / «The Graduate»
«Август» / «August: Osage County»
«Семейка Тененбаум» / «The Royal Tenenbaums»
«Крупная рыба» / «Big Fish»
«Тони Эрдманн» / «Toni Erdmann»
«Сьераневада» «Sieranevada»
«Знакомство с родителями» / «Meet the Parents»
«Знакомство с Факерами» / «Meet the Fockers»
«Интерьеры» / «Interiors»
«Семейный портрет в интерьере» / «Gruppo di famiglia in un interno»
«Гибель богов» / «La caduta degli dei»
«Осенняя соната» / «Höstsonaten»
«Тайны и ложь» / «Secrets & Lies»
«35 стопок рома» / «35 rhums»
«Аквариум» / «Fish Tank»
«Лунный свет» / «Moonlight»
«Торжество» / «Festen»
«Хорошо быть тихоней» / «The Perks of Being a Wallflower»
«Порок сердца» / «Le souffle au Coeur»
«Прелестное дитя» / «Pretty Baby»
«Возвращение» / «Volver»
«Звездная карта» / «Maps to the Stars»
«Дитя» / «LʼEnfant»
«Сын» / «Le fils»
«Мальчик с велосипедом» / «Le gamin au vélo»
«Славное будущее» / «The Sweet Hereafter»
«Белая лента» / «Das weisse Band»
«Детство лидера» / «The Childhood of a Leader»
«Древо жизни» / «The Tree of Life»
«Клык» / «Kynodontas»
«Кальмар и кит» / «The Squid and the Whale»
«Пойми меня, если сможешь» / «Incompresa»
«Мачеха» / «Stepmom»
«Сорванец» / «Le garçu»
«Застава Ильича»
«Подранки»
«Зеркало»
«Вор»
«Волчок»
«Не болит голова у дятла»
«Ключ без права передачи»
«Вам и не снилось»
«Чучело»
«Москва слезам не верит»
«Курьер»
«Спасатель»
«Дом под звёздным небом»,
«Черная роза — эмблема печали, красная роза — эмблема любви»
«Одноклассники»
«Шапито-шоу»
«Родня»
«Коктебель»
«Возвращение»
«Как меня зовут»
«Елена»

Как российские банки и платёжные системы переводят деньги нелегальным БК, не нарушая закон

Международные финансовые агрегаторы vs федеральный закон РФ – 1:0.

В прошлом материале мы рассказали, почему невозможно заблокировать приложения нелегальных букмекеров для смартфонов, и предположили, что единственный реальный и действенный способ борьбы с офшорами – запретить депозиты и выводы.

Такой закон, разумеется, уже давно есть, он вступил в силу ещё в мае 2018 года. Юрист и основатель компании «Правовое дело» Мария Лепщикова поясняет, что основные полномочия в руках ФНС:

Статья 5.1 Федерального закона № 244 предписывает не переводить денежные средства незаконным организаторам азартных игр, внесённым в соответствующий перечень на сайте ФНС. Внести ОАИ в перечень запрещённых могут только сама ФНС и суд. А вот банки и платёжные системы не наделены подобным правом, это не им решать, кто законный, а кто незаконный.

На данный момент в перечне ФНС 42 офшорные организации, но список не обновлялся аж с 15 августа 2019-го – более года. Правда, все запрещённые «комовские» собратья легальных букмекеров на месте: там и «Марафон», и «Бетсити», и «Зенит», и Winline, и все остальные знакомые по «рушным» версиям имена.

Получается, перечень и запрет на переводы есть, но на деле никаких хитрых обходных путей для пополнения счетов у нелегалов не требуется. Открываем кошелёк QIWI, пробуем пополнить 1xBet – платёж мгновенно проходит, а в назначении загадочная надпись Digitalex Pte. Ltd.

Пробуем пополнить офшорный Zenitbet через «Яндекс.Деньги» – легко. Сайт букмекера в назначении платежа не скрывается – zenitbet.com.

Теперь пополним офшорный «Марафон» с банка «Тинькофф» – тоже никаких проблем, а в назначении – PP PAYMENTS MOSCOW RUS.

Продолжать можно долго, а результат один: российские банки и платёжные системы спокойно пополняют счета нелегальных букмекерских контор. С выводом, разумеется, та же история: без проблем получаешь выигрыш на карту/кошелёк.

Представители «Тинькофф», попросив два дня на подготовку ответа, так и не предоставили его редакции Legalbet. «Яндекс.Деньги», комментируя перевод на zenitbet.com, указали, что при проведении платежа не получается идентифицировать по адресу сайта компанию, которая попала в список ФНС: 

Cписок ФНС содержит названия компаний, а не адреса сайтов. Идентифицировать компанию при платеже по адресу сайта не представляется возможным. Дело в том, что мы не можем сами определить, какой получатель вне закона. Для этого есть предложенный регулятором механизм, в соответствии с которым мы работаем.

А вот сотрудники QIWI окончательно расставили точки над i. По их словам, транзакция со стороны электронного кошелька идёт не офшорному букмекеру:

«Операции по совершению платежей за товары или услуги иностранных мерчантов (продавцов – прим. редакции) достаточно востребованы среди российских граждан и не запрещены действующим законодательством. В связи с этим на рынке распространена деятельность иностранных платёжных агрегаторов, которые могут предоставлять платёжные методы финансового института разным получателям, взаимоотношения с которыми агрегатор строит уже без его участия».

Иными словами, россиянам не запрещено совершать покупки в зарубежных магазинах, но иногда в роли продавца выступает брокер-прослойка, которая, приняв деньги, передаёт их дальше по цепочке. Это законно, но создаёт сложности для российского банка: 

Так как QIWI не всегда может контролировать, каким образом и в чью пользу принимаются платежи, взаимодействие построено следующим образом: QIWI контролирует деятельность агрегаторов, обязуя агрегаторов контролировать деятельность дальнейших получателей.

Здесь-то и кроется секрет, почему с QIWI-кошелька удаётся пополнять сайты офшорных букмекеров:

«Наличие таких агрегаторов позволяет получателям подключать различные платёжные методы, и во многом именно благодаря агрегаторам у физических лиц присутствует такой широкий перечень получателей для безналичной оплаты в Интернете и широкий спектр способов оплаты. При этом некоторые иностранные агрегаторы работают и с иностранными организаторами азартных игр, легально действующими за рубежом, что и порождает возможность совершения платежей из многих российских банков в их адрес».

Не забыли сотрудники QIWI объяснить и конкретный платёж, который мы успешно провели в БК 1xBet:

В указанном примере платёж идёт в сторону платёжного агрегатора с лицензией финансового института. При этом в примере нет указания о платеже в сторону БК 1xBet, которая не является и не может являться партнёром QIWI.

Подытоживая ответ платёжных систем, можно выделить следующие основные моменты:

  1. В указанном списке ФНС не представлены запрещённые адреса сайтов. 
  2. В РФ не запрещены платежи в пользу иностранных мерчантов.
  3. Мерчантами зачастую выступают агрегаторы.
  4. Агрегаторы, получив деньги на счёт, распределяют их между своими партнёрами. 
  5. Партнёрами агрегаторов могут быть в том числе и нелегальные в РФ букмекерские конторы, но на той территории, где работают агрегаторы, эти БК абсолютно легальны.

Получается, все финансовые операции между нелегальными букмекерами и российскими банками/платёжными системами выполняются через посредников, а закон не нарушается ни на одном из этапов. Банк или платёжная система имеет право переводить деньги иностранному продавцу, который не включён в «чёрный список» ФНС, а тот может переводить деньги офшорным букмекерам, опять же ничего не нарушая, потому что иностранный продавец не подчиняется законам РФ. То же самое с выводами из нелегальных БК, но только в обратном порядке: контора – иностранному продавцу, тот – российскому банку, банк – игроку.

Как это влияет на работу легальных российских контор, покупающих лицензии и платящих налоги, рассказывает директор по развитию БК «Олимп» Константин Гусев:

На данный момент борьба с нелегальными букмекерами, начатая российскими властями ещё в 2014 году, далека от победного завершения. Во-первых, невозможно перекрыть доступ к ресурсам нелегальных БК: скачиваешь приложение – спокойно играешь. Во-вторых, без проблем проводятся любые платежи. 

Успехи, конечно, есть, но они добыты в основном благодаря сокращению рекламы и прореживанию категории «50+», которой с трудом поддаются смартфоны и VPN. Очевидно, что это удар не по главным болевым точкам.

В Крыму рассказали о динамике отношений татар и русского населения

https://ria.ru/20190924/1559086255.html

В Крыму рассказали о динамике отношений татар и русского населения

В Крыму рассказали о динамике отношений татар и русского населения — РИА Новости, 03.03.2020

В Крыму рассказали о динамике отношений татар и русского населения

Крымских татар перестали противопоставлять русскому населению с переходом полуострова под российскую юрисдикцию, заявил заместитель муфтия Крыма Эсадуллах… РИА Новости, 03.03.2020

2019-09-24T21:59

2019-09-24T21:59

2020-03-03T16:21

религия

общество

украина

республика крым

россия

/html/head/meta[@name=’og:title’]/@content

/html/head/meta[@name=’og:description’]/@content

https://cdnn21.img.ria.ru/images/152257/51/1522575102_0:181:2997:1867_1920x0_80_0_0_ba337bb04c991ea621d13a0dec3a53d4.jpg

ВАРШАВА, 24 сен – РИА Новости. Крымских татар перестали противопоставлять русскому населению с переходом полуострова под российскую юрисдикцию, заявил заместитель муфтия Крыма Эсадуллах Баиров в Варшаве на совещании ОБСЕ по правам человека.»При украинской власти крымские татары противопоставлялись России и русскому населению Крыма. Это делалось осознанно, целенаправленно, и все вопросы решались в этом ракурсе. Когда нужно было присмирить татар, поддерживалось русское большинство, когда нужно было как-то повлиять на русское большинство, поддерживались крымские татары», — сказал Баиров.»В этой атмосфере постоянно строились отношения. Конечно, за 24 года появилось такое недоверительное отношение между русскими и крымскими татарами», — добавил он.Заммуфтия отметил, что ситуация кардинально изменилась после проведения референдума 2014 года.»Это очень быстро закончилось, когда прошел референдум, и в Крыму начала укрепляться юрисдикция России. Крымские татары увидели совершенно другое отношение к себе. Это очень важно. Политика «разделяй и властвуй», политика столкновения двух этносов моментально исчезла», — сказал он.Баиров также рассказал, что некоторые политики в Киеве призывали крымских татар бойкотировать выборы в местные советы в 2014 году. «С подачи наших украинских деятелей были призывы к крымско-татарскому народу бойкотировать выборы. С какой целью это было сделано, крымско-татарский народ до сих пор понять не может», — сказал он.

https://ria.ru/20190824/1557863502.html

https://ria.ru/20190814/1557474301.html

украина

республика крым

россия

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

2019

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

Новости

ru-RU

https://ria.ru/docs/about/copyright.html

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

https://cdnn21.img.ria.ru/images/152257/51/1522575102_134:0:2865:2048_1920x0_80_0_0_026548b3d2c290d13805fe90eeb708d0.jpg

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

общество, украина, республика крым, россия

ВАРШАВА, 24 сен – РИА Новости. Крымских татар перестали противопоставлять русскому населению с переходом полуострова под российскую юрисдикцию, заявил заместитель муфтия Крыма Эсадуллах Баиров в Варшаве на совещании ОБСЕ по правам человека.

«При украинской власти крымские татары противопоставлялись России и русскому населению Крыма. Это делалось осознанно, целенаправленно, и все вопросы решались в этом ракурсе. Когда нужно было присмирить татар, поддерживалось русское большинство, когда нужно было как-то повлиять на русское большинство, поддерживались крымские татары», — сказал Баиров.

24 августа 2019, 15:33

Крымские татары отвергли предложение Зеленского по автономии

«В этой атмосфере постоянно строились отношения. Конечно, за 24 года появилось такое недоверительное отношение между русскими и крымскими татарами», — добавил он.

Заммуфтия отметил, что ситуация кардинально изменилась после проведения референдума 2014 года.

«Это очень быстро закончилось, когда прошел референдум, и в Крыму начала укрепляться юрисдикция России. Крымские татары увидели совершенно другое отношение к себе. Это очень важно. Политика «разделяй и властвуй», политика столкновения двух этносов моментально исчезла», — сказал он.

Баиров также рассказал, что некоторые политики в Киеве призывали крымских татар бойкотировать выборы в местные советы в 2014 году. «С подачи наших украинских деятелей были призывы к крымско-татарскому народу бойкотировать выборы. С какой целью это было сделано, крымско-татарский народ до сих пор понять не может», — сказал он.

14 августа 2019, 04:38

Постпред Британии в ООН заявила об «ужасном» положении украинцев в Крыму

Доверие американцев к правительству, друг к другу, лидерам

ЛИ РЕЙНИ, СКОТТ КИТЕР И ЭНДРЮ ПЕРРИН

(Hero Images)

Доверие — необходимый эликсир для общественной жизни и добрососедских отношений, и когда американцы думают о доверии в наши дни, они беспокоятся. Две трети взрослых считают, что другие американцы мало или совсем не доверяют федеральному правительству. Большинство считает, что доверие общества к правительству США и друг к другу снижается, и большинство считает, что недостаток доверия к правительству и другим гражданам затрудняет решение некоторых ключевых проблем страны.

В результате многие считают необходимым очистить атмосферу доверия: 68% говорят, что очень важно восстановить уровень доверия общества к федеральному правительству, а 58% говорят то же самое о повышении доверия к соотечественникам-американцам.

Более того, некоторые считают угасание доверия признаком культурной болезни и национального упадка. Некоторые также связывают это с тем, что они считают повышенным одиночеством и чрезмерным индивидуализмом. Около половины американцев (49%) связывают снижение межличностного доверия с убеждением, что люди уже не так надежны, как раньше.Многие приписывают ослабление доверия политической культуре, которая, по их мнению, подорвана и порождает подозрения и даже цинизм в отношении способности других отличать факты от вымысла.

В комментарии, типичном для взглядов, выраженных многими людьми разных политических взглядов, возрастов и образования, один из участников нового опроса Pew Research Center сказал: «Многие люди больше не думают, что федеральное правительство действительно может быть силой добра или изменение в их жизни. Такого рода апатия и отстраненность приведут к еще худшему и менее представительному правительству.Другой затронул проблему угасания межличностного доверия: «Для демократии, основанной на принципе E Pluribus Unum, тот факт, что мы разделены и не можем доверять достоверным фактам, означает, что мы потеряли доверие друг к другу».

Несмотря на то, что сегодня многие американцы выражают печальное мнение о состоянии доверия, они верят, что ситуацию можно изменить. Полностью 84% считают, что уровень доверия американцев к федеральному правительству может быть улучшен, а 86% считают, что улучшение возможно, когда речь идет об уверенности американцев друг в друге.Среди решений, которые они предлагают в своих открытых комментариях: приглушить политическую партийность и групповой трайбализм, переориентировать освещение новостей с оскорбительных ток-шоу и сенсационных историй, перестать уделять так много внимания цифровым экранам и проводить больше времени с людьми. и практикуйте эмпатию. Некоторые считают, что их районы — ключевое место, где можно восстановить межличностное доверие, если люди будут работать вместе над локальными проектами, в свою очередь излучая доверие в другие секторы культуры.

Новый опрос 10 618 взрослых жителей США, проведенный с 27 ноября по декабрь. 10 сентября 2018 г. с использованием общенациональной репрезентативной панели американских тенденций Центра охватывает широкий круг вопросов, связанных с доверием, и добавляет контекст к дебатам о состоянии доверия и недоверия в стране. Погрешность выборки для полной выборки составляет плюс-минус 1,5 процентных пункта.

В дополнение к традиционным вопросам о том, доверяют ли американцы институтам и другим людям, опрос исследует связи между институциональным доверием и межличностным доверием, а также изучает степень, в которой, по мнению общественности, нация скована этими проблемами.Это исследование является частью обширной и постоянной работы Центра над вопросами, связанными с доверием, фактами и демократией, а также их взаимодействием.

Вот некоторые из основных выводов.

Уровни личного доверия связаны с расовой и этнической принадлежностью, возрастом, образованием и семейным доходом. Чтобы исследовать эти связи, мы задавали вопросы об общем доверии или недоверии людей к другим, их ощущении эксплуататорских тенденций или справедливости других, а также их оценке общей полезности или эгоизма других.Затем мы построили шкалу личного доверия и распределили людей по спектру от наименее доверчивых до наиболее доверчивых. Около пятой части взрослых (22%) демонстрируют постоянно доверчивое отношение к этим вопросам, и примерно треть (35%) выражают постоянно настороженное или недоверчивое отношение. Около 41% придерживаются неоднозначных взглядов на основные вопросы о личном доверии.

Существуют некоторые заметные демографические различия в уровнях личного доверия, которые даже в этих новых контекстах следуют историческим тенденциям, зафиксированным Центром и другими исследователями.Доля белых, проявляющих высокий уровень доверия (27%), вдвое превышает долю негров (13%) и выходцев из Латинской Америки (12%). Чем старше человек, тем больше вероятность, что он склонится к более доверчивым ответам. Чем выше уровень образования американцев и чем больше их семейный доход, тем выше вероятность того, что они занимают высокие позиции в спектре личного доверия. Те, у кого меньше доходов и образования, заметно более склонны к низкому доверию.

Другими словами, личное доверие оказывается подобным многим другим личным качествам и благам, которые распределяются в обществе неравномерно, следуя той же общей схеме, что, например, владение домом и богатство.Американцы, которые могут чувствовать себя ущемленными, менее склонны выражать общее доверие другим людям.

Поразительно, но почти половина молодых людей (46%) относятся к группе с низким уровнем доверия, что значительно выше, чем среди пожилых людей. Также нет заметных партийных различий в уровнях личного доверия: республиканцы и демократы распределяются по шкале одинаково.

Конечно, стоит отметить, что, хотя социальное доверие рассматривается как добродетель и связующее звено в обществе, слишком большое доверие может стать серьезной помехой.Неразборчивые доверенные лица могут стать жертвами самых разных способов, поэтому осторожность и сомнения имеют место в хорошо функционирующем сообществе.

Уровни личного доверия, как правило, связаны с более широкими взглядами людей на институты и общественную жизнь. Склонность взрослых американцев доверять или не доверять друг другу связана с их мышлением по всевозможным вопросам. Например, те, кто менее доверчив в межличностной сфере, также склонны меньше доверять институтам, менее уверены в том, что их сограждане будут действовать так, чтобы это было хорошо для гражданской жизни, и менее уверены в том, что уровень доверия может повыситься в будущем.

Кроме того, взгляды американцев на межличностное доверие дают убедительные подсказки к тому, как, по их мнению, их сограждане будут реагировать на различные гражданские обстоятельства; их доверие к группам, начиная от военных и заканчивая учеными, профессорами колледжей и религиозными лидерами; и стратегии, которые они используют для взаимодействия с другими. Например, люди с низким уровнем доверия гораздо чаще, чем люди с высоким уровнем доверия, говорят, что скептицизм — лучший способ мышления в большинстве ситуаций (так считают 63% людей с низким уровнем доверия по сравнению с 33% людей с высоким уровнем доверия).Они также чаще, чем люди с высоким уровнем доверия, говорят, что лучше полагаться на собственные силы, чем работать вместе с другими (33% против 24%).

Когда американцы понимают, что доверие к федеральному правительству снижается, они правы. Длительные опросы показывают, что общественное доверие к правительству резко упало в 1960-х и 70-х годах, несколько восстановилось в 80-х и начале 2000-х годов и сегодня находится вблизи исторического минимума. Хотя широко распространено мнение, что доверие к другим людям также резко упало, не так ясно, произошло ли это на самом деле, отчасти потому, что в опросах вопросы о личном доверии задаются реже или постоянно.

В целом американцы считают нынешний низкий уровень доверия к правительству оправданным. Лишь каждый четвертый (24%) считает, что федеральное правительство заслуживает большего общественного доверия, чем оно получает, а 75% считают, что оно заслуживает большего общественного доверия, чем , а не . Точно так же среди взрослых американцев, которые считают, что доверие друг к другу упало, многие считают, что для этого есть веская причина: более чем в два раза больше американцев говорят, что они потеряли доверие друг к другу, «потому что люди не так надежны, как раньше». (49% поддерживают это утверждение), чем придерживаются противоположной точки зрения, говоря, что американцы потеряли доверие друг к другу, «хотя люди так же надежны, как и всегда» (так говорят 21%).

Ситуация с доверием не совсем безрадостна: большинство американцев уверены, что другие будут поддерживать основные гражданские добродетели, хотя и не во всех случаях. Явное большинство американцев уверены, что их сограждане будут действовать в ряде важных програжданских действий. Это включает в себя сообщение властям о серьезных местных проблемах, соблюдение федеральных законов и законов штата, оказание помощи тем, кто в ней нуждается, и честное сообщение о своих доходах при уплате налогов.

Однако этот уровень уверенности не распространяется на все виды гражданской деятельности.Кажется, что она рухнет, как только в дело вступит политика. Взрослые американцы выносят неоднозначный вердикт относительно того, могут ли они рассчитывать на то, что соотечественники примут результаты выборов независимо от того, кто победит: 53% выражают «изрядную долю» или «большую» уверенность в том, что другие согласятся с результатами, а 47% говорят у них «не слишком много» или «совсем нет уверенности» в том, что другие согласятся с результатами выборов. Американцы также расходятся во мнениях относительно того, могут ли они полагаться на других, чтобы пересмотреть свои взгляды после получения новой информации (49% имеют хотя бы некоторую уверенность, 50% мало или совсем не доверяют), быть в курсе важных вопросов и событий (49% против 49%).51%) и уважать права людей, которые на них не похожи (48% против 52%).

Более того, в некоторых областях американцы , а не ожидают, что другие будут действовать в интересах общества. Около 58% взрослых не уверены, что другие могут вести вежливые беседы с людьми, у которых другие взгляды, а 57% не уверены, что другие проголосуют на выборах информированно.

Одним из примечательных открытий в пользу доверия является то, что, по крайней мере в принципе, больше взрослых поддерживают сотрудничество, чем индивидуализм.На вопрос о том, как лучше ориентироваться в жизни, 71% ответили, что в большинстве ситуаций людям лучше работать вместе с другими, по сравнению с 29%, которые сказали, что лучше быть самостоятельным.

Кроме того, склонность американцев выражать разный уровень доверия в зависимости от обстоятельств отражается в их взглядах на различные институты и виды лидеров. Военные пользуются «большим» или «достаточным» доверием среди 83% взрослого населения США, как и ученые (83%). Не отстают директора общеобразовательных школ К-12 (80%) и сотрудники полиции (78%).Доверие к журналистам составляет 55%.

Эти поддерживающие взгляды контрастируют с общим недоверием населения к выборным должностным лицам и лидерам корпораций: 63% выражают небольшое доверие выборным должностным лицам, а 56% придерживаются такого же скептического мнения о лидерах бизнеса.

Демократы и республиканцы по-разному думают о доверии, но обе группы хотят, чтобы оно росло. Хотя сторонники двух основных политических партий страны имеют одинаковый уровень личного доверия, демократы и те, кто склоняется к демократам, чаще, чем республиканцы и сторонники республиканцев, выражают беспокойство по поводу состояния доверия в Америке.Например, сторонники Демократической партии чаще говорят, что доверие к федеральному правительству снижается (82% против 66%) и что низкое доверие к федеральному правительству затрудняет решение многих проблем страны (70% против 57%). %).

В то же время существует двухпартийное соглашение о важности повышения доверия как к федеральному правительству, так и к соотечественникам-американцам, а также о том, что для этого есть способы.

Существуют также некоторые партийные разногласия, когда дело доходит до уверенности в том, что американцы действуют в некоторых случаях, полезных для общества.Например, 76% республиканцев и 63% демократов (включая независимых, которые склоняются к каждой партии) уверены, что люди сделают все возможное, чтобы помочь нуждающимся. Точно так же 56% республиканцев и 42% демократов уверены, что американский народ уважает права людей, не похожих на них.

Партийные различия также проявляются в уровне доверия к различным лидерам, включая военных, религиозных лидеров и лидеров бизнеса (группы, к которым республиканцы относятся более благосклонно, чем демократы), а также к ученым, директорам государственных школ, профессорам колледжей и журналисты (группы, которые в целом пользуются большим доверием у демократов, чем у республиканцев).

Существует разрыв между поколениями в уровнях доверия. Молодые люди гораздо более пессимистичны, чем пожилые люди, в некоторых вопросах доверия. Например, молодые люди наполовину так же полны надежд, как и их старшие, когда их спрашивают, насколько они уверены в том, что американский народ уважает права тех, кто не похож на них: около одной трети (35%) людей в возрасте от 18 до 29 человек уверены, что американцы питают такое уважение, по сравнению с двумя третями (67%) людей в возрасте 65 лет и старше.

Существует также пробел, когда дело доходит до уверенности в том, что американцы сделают все возможное, чтобы помочь другим нуждающимся.Более четырех из десяти молодых людей (44%) уверены, что американский народ примет результаты выборов независимо от того, кто победит, по сравнению с 66% пожилых людей, которые так считают.

В то же время пожилые американцы чаще считают, что американцы потеряли доверие друг к другу, потому что люди не так надежны, как раньше: 54% людей в возрасте 65 лет и старше занимают эту позицию по сравнению с 44% тех, кто с 18 по 29.

Большинство считает, что федеральное правительство и средства массовой информации скрывают важную и полезную информацию.И известные цифры говорят, что они изо всех сил пытаются понять, что правда, а что нет, когда они слушают выборных должностных лиц. Доверие людей к ключевым учреждениям связано с их взглядами на то, как эти учреждения обрабатывают важную информацию. Около двух третей (69%) американцев говорят, что федеральное правительство намеренно утаивает от общественности важную информацию, которую оно могло бы безопасно опубликовать, и около шести из десяти (61%) говорят, что средства массовой информации намеренно игнорируют истории, важные для общества. общественный.Те, кто придерживается такого мнения о том, что информация скрывается, с большей вероятностью, чем другие, больше обеспокоены состоянием доверия.

Значительные доли также утверждают, что сталкиваются с трудностями при отделении правды от ложной информации, когда они слушают выборных должностных лиц и используют социальные сети. Около 64% ​​говорят, что им трудно отличить правду от неправды, когда они слышат выборных должностных лиц; 48% говорят то же самое об информации, с которой они сталкиваются в социальных сетях.

Что касается общенациональных проблем, то вопросы, связанные с доверием, далеко не первые в списке забот американцев. Но люди связывают недоверие с основными проблемами, которые они видят, такими как озабоченность по поводу этики в правительстве и роли лоббистов и особых интересов. В ходе многочисленных опросов Центр задавал вопросы о том, как американцы оценивают серьезность некоторых ключевых проблем. Этот опрос показал, что 41% взрослых считают уровень доверия общества к федеральному правительству «очень большой проблемой», что примерно соответствует их оценке масштабов проблем, вызванных расизмом и нелегальной иммиграцией, а не терроризмом. и сексизм.Около 25% говорят, что уровень доверия американцев друг к другу является очень большой проблемой, которая является низкой по сравнению с широким спектром других вопросов, которые американцы считают серьезными проблемами.

Однако важно отметить, что некоторые американцы рассматривают недоверие как фактор, провоцирующий или усугубляющий другие проблемы, которые они считают важными. Например, в своих открытых письменных ответах на вопросы многие американцы говорят, что, по их мнению, существует прямая связь между ростом недоверия и другими тенденциями, которые они считают серьезными проблемами, такими как партийный паралич в правительстве, чрезмерное влияние лоббистов и финансовые интересы. , путаница, возникающая из-за выдуманных новостей и информации, снижение этики в правительстве, неразрешимость дебатов об иммиграции и климате, рост расходов на здравоохранение и увеличивающийся разрыв между богатыми и бедными.

Многие ответы в открытых письменных ответах отражают суждения, подобные этому мнению 38-летнего мужчины: «Доверие — это клей, который связывает людей вместе. Без этого мы меньше сотрудничаем друг с другом, и это влияет на переменные нашего общего качества жизни (например, здоровье и удовлетворенность жизнью)».

Американцы предлагают широкий спектр идей о том, что случилось с доверием, последствия недоверия и как исправить эти проблемы. В открытых вопросах опроса респондентам предлагалось написать своими словами, почему, по их мнению, доверие к США.эрозия правительства США и соотечественников, какое влияние растущее недоверие оказывает на деятельность правительства и личные отношения, и есть ли способы восстановить доверие. Некоторые из основных выводов:

Почему доверие к федеральному правительству ухудшилось в прошлом поколении: Около 76% американцев считают, что доверие к федеральному правительству снизилось за последние 20 лет. На вопрос о том, что произошло, респонденты предлагают широкий спектр диагнозов, некоторые из которых чаще цитируются республиканцами, другие — демократами.В целом, 36% ссылаются на что-то, связанное с тем, как работает правительство США — делает ли оно слишком много или слишком мало, делает что-то не так или вообще ничего не делает, — включая то, как деньги развратили его, как корпорации контролируют его, и общие ссылки на « болото.» Президент Дональд Трамп и его администрация упоминаются в 14% ответов, а деятельность средств массовой информации упоминается в 10% ответов. Кроме того, 9% этих респондентов говорят, что недоверие к правительству возникает из-за больших социальных сил, которые охватили культуру, таких как растущее неравенство и распространение индивидуализма.Другие отмечают неразрешимость таких проблем, как изменение климата или нелегальная иммиграция, а также растущую поляризацию общества и его лидеров.

Республиканцы и те, кто склоняется к республиканцам, чаще, чем демократы и те, кто склоняется к ним, упоминают проблемы в работе правительства и коррупцию (31% против 24%). Но демократы чаще называют действия Трампа причиной проблем, связанных с доверием к федеральному правительству (24% против 3%).

«В наше время люди пресыщены.Выборным чиновникам нельзя доверять. Существует огромный разрыв между демократами и республиканцами. Социальные сети позволяют людям выносить сор из избы. Люди уже не такие дружелюбные и добрососедские, как были много лет назад. Общество резко изменилось!» Женщина, 46 лет

Почему доверие американцев друг к другу ухудшилось за последние 20 лет: Около 71% считают, что доверие между людьми снизилось. Тех, кто занимает эту позицию, спросили, почему, выявив длинный список социальных и политических проблем: 11% считают, что американцы в целом стали более ленивыми, жадными и нечестными.Около 16% респондентов связывают то, что они считают плохой работой правительства, особенно тупиком в Вашингтоне, и тем, что оно нанесло ущерб сердцам их сограждан. Примерно каждый десятый из этих респондентов говорит, что винит средства массовой информации и их внимание к разногласиям и сенсационному освещению.

«Культурный отход от сплоченных сообществ. Смотреть на все через сверхпартийные политические линзы. Утрачено искусство компромисса. Эмпатия, а также попытки понять друг друга и помочь друг другу находятся на тревожно низком уровне.Люди быстро нападают и очерняют других, даже без явных доказательств, исключительно на основании обвинений или по партийной линии». Мужчина, 44

Что может повысить уровень доверия населения к федеральному правительству: Около 84% американцев считают возможным повысить уровень доверия людей к правительству. Их письменные ответы призывают к различным политическим реформам, начиная с более подробного раскрытия того, что делает правительство, а также ограничения сроков полномочий и роли денег в политике.Около 15% ответивших на этот вопрос указывают на необходимость лучшего политического руководства, включая большую честность и сотрудничество среди представителей политического класса. Небольшая часть полагает, что доверие повысится, когда Трамп уйдет со своего поста. Кроме того, некоторые предлагают конкретные дорожные карты для восстановления доверия, часто начиная с решений на уровне местных сообществ, которые поднимаются вверх до регионального и национального уровней.

«1. Если бы члены каждой партии меньше беспокоились о своей власти и следующих выборах и больше заботились бы о том, как они могут служить своему народу.Срок ограничивает возможность. 2. Правила о лоббистах/корпоративных деньгах, влияющих на политиков. 3. Важность законов об этике и их соблюдение для нарушителей. 4. Продвижение основанного на фактах законодательства. 5. Улучшение отношений между партиями и лидерами; это не война». Женщина, 63 года

Что могло бы повысить уровень доверия американцев друг к другу: Полностью 86% верят, что можно повысить доверие между людьми по всей стране, и ряд их ответов сосредоточен на том, как местные сообщества могут быть лабораториями для укрепления доверия, чтобы противостоять партизанские противоречия и преодоление межплеменных разногласий.Каждый десятый утверждает, что лучшие лидеры могут вызвать большее доверие между людьми. Некоторые предполагают, что другой подход к новостям — тот, который делает упор на то, как люди сотрудничают для решения проблем, — имел бы тонизирующий эффект.

«Познакомьтесь с местным сообществом. Делайте небольшие шаги к улучшению повседневной жизни, даже если это просто сбор мусора. Если люди чувствуют себя вовлеченными в свое окружение и друг с другом, и они могут работать вместе даже в малом, я думаю, это создает основу для совместной работы над более важными вопросами.Женщина, 32 года

Почему низкое общественное доверие американцев друг к другу и к федеральному правительству является «очень большой» проблемой: Около 25% думают так, и большинство тех, кто объясняет свои взгляды, ссылаются на свое беспокойство по поводу широких социальных вопросов, включая снижение доверия соседей друг к другу, политическая предвзятость и трайбализм сказываются на межличностных отношениях, рост эгоизма или снижение вежливости и морального поведения. Некоторые упоминают политических лидеров.

«Отсутствие доверия сказывается на всем, а движущей силой падения доверия является глава федерального правительства. Доверие невозможно восстановить без правды, которой не хватает». Женщина, 56 лет

Проблемы, которые не могут быть эффективно решены, потому что американцы не доверяют федеральному правительству: Почти две трети (64%) говорят, что низкое доверие к федеральному правительству затрудняет решение многих проблем страны. Около четырех из десяти тех, кто затем дает дополнительные ответы (39%), ссылаются на социальные проблемы, в первую очередь на вопросы иммиграции и границы, здравоохранения и страхования, расизма и расовых отношений или оружия и насилия с применением оружия.Некоторые также ссылаются на экологические проблемы, налоговые и бюджетные вопросы или политические процессы, такие как право голоса и мошенничество.

«*Все* общее функционирование общества. Доверие к федеральному правительству низкое, на мой взгляд, из-за того, что им управляют неквалифицированные люди, которые часто нечестны. Когда вы не можете доверять избранным и назначаемым чиновникам, это мешает, по сути, всему, что находится в сфере компетенции правительства, работать должным образом». Мужчина, 30 лет

Trust — Наш мир в данных

  • Guiso, L., Сапиенца, П., и Зингалес, Л. (2006). Влияет ли культура на экономические результаты? Журнал экономических перспектив, 20(2), 23-48.

  • Алган Ю. и Каук П. (2010). Унаследованное доверие и рост. Американское экономическое обозрение, 100(5), 2060–2092.

  • Глейзер, Э.Л., Лайбсон, Д.И., Шейнкман, Дж.А., и Суттер, К.Л. (2000). Измерение доверия. Ежеквартальный журнал экономики, 811-846.

  • Точнее, респондентам задают вопрос «В целом, как бы вы сказали, что большинству людей можно доверять или что нужно быть очень осторожным в общении с людьми?» .Возможные ответы включают «Большинству людей можно доверять», «Не знаю» и «Не могу быть слишком осторожным». Мы сообщаем цифры «Большинству людей можно доверять» как долю всех ответов.

  • Данные Евростата. Варианты ответа варьируются от 0 («совсем не доверяю») до 10 («полное доверие»).

  • В ходе опроса был задан вопрос: «Как вы думаете, сколько времени вы можете доверять правительству в Вашингтоне в том, что оно делает то, что правильно?» Ответы включали «Почти всегда», «Большую часть времени» или «Только иногда».

  • Точнее, респондентам задают вопрос «В целом, как вы считаете, большинству людей можно доверять или нельзя быть слишком осторожным в общении с людьми?» . Доступные ответы: «Можно доверять», «Не могу доверять», «Зависит» и «Не знаю». Мы приводим цифры «Можно доверять» как долю всех ответов.

  • Этот график взят из отчета CSI 15: Неравномерное распределение и снижение социального капитала в Великобритании. Основными источниками данных, о которых сообщается, являются Панельное обследование британских домохозяйств (BHPS), Продольное обследование домохозяйств Великобритании (UKHLS), Исследование гражданства/общественной жизни (CLS) и Обследование состояния здоровья в Англии (HSE)

  • Отчет SOM Шведский Тенденции 1986–2015 гг., доступно на сайте http://som.gu.se/digitalAssets/1581/1581024_swedish-trends-1986-2015.pdf

  • Отчет SOM о тенденциях Швеции за 1986-2015 гг., доступен на сайте http://som.gu.se/digitalAssets/1581/1581024_swedish-trends- 1986-2015.pdf

  • Гизо, Л., Сапиенца, П., и Зингалес, Л. (2006). Влияет ли культура на экономические результаты? Журнал экономических перспектив, 20(2), 23-48.

  • Алесина А. и Феррара Э. Л. (2000). Детерминанты доверия (№ w7621). Национальное бюро экономических исследований.Доступно онлайн здесь

  • Сообщаемые эффекты соответствуют оценочным коэффициентам регрессии, где зависимой переменной является доверие к другим (т. е. переменная равна 1, если участники сообщают, что большинству людей можно доверять), и имеются элементы управления демографическими характеристиками. (здоровье, пол, возраст, образование, социальный класс, доход). Основным источником данных, использованных для регрессии, являются Европейский обзор ценностей и Мировой обзор ценностей за 1981–84, 1990–93, 1995–97 годы.Дополнительная информация от авторов: Guiso, L., Sapienza, P., & Zingales, L. (2006). Влияет ли культура на экономические результаты? Журнал экономических перспектив, 20(2), 23-48.

  • Стрелка, К. Дж. (1972). Подарки и обмен. Философия и связи с общественностью, 343-362.

  • Гизо, Л., Сапиенца, П., и Зингалес, Л. (2006). Влияет ли культура на экономические результаты? Журнал экономических перспектив, 20(2), 23-48.

  • Алган Ю. и Каук П.(2010). Унаследованное доверие и рост. Американское экономическое обозрение, 100(5), 2060–2092.

  • Алган Ю. и Каук П. (2010). Унаследованное доверие и рост. Американское экономическое обозрение, 100(5), 2060–2092.

  • Нанн, Н., и Ванчекон, Л. (2011). Работорговля и истоки недоверия в Африке. Американское экономическое обозрение, 101(7), 3221-3252. Получено с http://www.jstor.org/stable/41408736

  • Данные о доверии соответствуют доле респондентов в World Value Survey, согласных с утверждением «большинству людей можно доверять».Возможные ответы включают «Большинству людей можно доверять», «Не знаю» и «Не могу быть слишком осторожным». Данные о ВВП на душу населения из Penn World Table.

  • Алесина А. и Феррара Э. Л. (2000). Детерминанты доверия (№ w7621). Национальное бюро экономических исследований. Доступно онлайн здесь:

  • Jordahl, H. (2007). Неравенство и доверие. Серия рабочих документов 715, НИИ экономики промышленности.

  • Тот факт, что положительные внешние факторы оправдывают вмешательство правительства в обеспечение образования, по существу является аргументом эффективности.Логика заключается в том, что люди могут недостаточно тратить на образование, потому что им не удается усвоить положительный эффект, который их образование оказывает на других людей. Но есть, конечно, и аргументы справедливости, оправдывающие государственное вмешательство в обеспечение образования — например, сокращение неравенства в образовании может иметь внутреннюю ценность или может способствовать сокращению неравенства в других результатах.

  • Согласно примечаниям источника: «Разница в процентных пунктах отражает относительное изменение отчетности в пользу доверия другим по сравнению с эталонной категорией.Например, в Норвегии процент лиц с высшим образованием, сообщающих о том, что они доверяют другим, увеличивается на 20 процентных пунктов по сравнению с теми, кто имеет полное среднее или послесреднее нетретичное образование. Точно так же, после учета уровня грамотности, процент лиц с высшим образованием увеличивается на 16 процентных пунктов по сравнению с теми, кто имеет полное среднее или послесреднее нетретичное образование».

  • Доклад о мировом развитии за 2013 год: рабочие места.Вашингтон, округ Колумбия: Всемирный банк. DOI: 10.1596/978-0-8213-9575-2. Лицензия: Creative Commons Attribution CC BY 3.0.

  • Доклад о мировом развитии за 2013 год: рабочие места. Вашингтон, округ Колумбия: Всемирный банк. DOI: 10.1596/978-0-8213-9575-2. Лицензия: Creative Commons Attribution CC BY 3.0. Первоначальными источниками, использованными в Докладе о мировом развитии за 2013 г., являются World Values ​​Survey 2005 (база данных), World Values ​​Survey Association, Стокгольм; Worldwide Governance Indicators 2005. Примечания к первоисточнику: Анализ включает 56 стран (панель a) и 49 стран (панель b).«Индекс мирного коллективного принятия решений» представляет собой среднее значение показателей «голос и подотчетность» и «политическая стабильность и отсутствие насилия» из Worldwide Governance Indicators. «Индекс гражданской активности» представляет собой среднее значение ответов на вопросы Всемирного обзора ценностей о (а) активном членстве в ассоциациях; (b) участвовал ли респондент или будет ли участвовать в демонстрации; и (c) подпишет ли ответчик петицию. Эта работа доступна под лицензией Creative Commons Attribution 3.0 Неперенесенная лицензия (CC BY 3.0).

  • Источник Inglehart & Welzel (2010) – Изменение массовых приоритетов: связь между модернизацией и демократией. Размышления, июнь 2010 г., Vol. 8/№. 2.. N = 28 r = 0,92

  • Глейзер, Э. Л., Лайбсон, Д. И., Шейнкман, Дж. А., и Суттер, К. Л. (2000). Измерение доверия. Ежеквартальный журнал экономики, 811-846.

  • Все визуализации, данные и код, созданные Our World in Data, находятся в полностью открытом доступе по лицензии Creative Commons BY.У вас есть разрешение использовать, распространять и воспроизводить их на любом носителе при условии указания источника и авторов.

    Данные, созданные третьими сторонами и предоставленные «Нашим миром в данных», подпадают под действие условий лицензии от первоначальных сторонних авторов. Мы всегда будем указывать исходный источник данных в нашей документации, поэтому вам всегда следует проверять лицензию любых таких сторонних данных перед использованием и распространением.

    Наши статьи и визуализации данных основаны на работе многих разных людей и организаций.При цитировании этой записи, пожалуйста, также указывайте лежащие в ее основе источники данных. Эту запись можно цитировать как:

    недоверчивое отношение — Испанский перевод – Linguee

    Миссисипи исторически был консервативным штатом, где белые осуществляли значительный контроль над большинством чернокожих

    […]

    населения; за эти годы у него было

    […] развил a st ro n g недоверчивое отношение t o wa rd …]

    всем, кто угрожал «южным

    […]

    образ жизни», что означает сегрегацию и отказ во многих основных правах чернокожих.

    America.gov

    Эпоха Миссисипи un estado histricamente conservador en el que los blancos ejercan un alto grado de control sobre la poblacin negra

    […]

    майоритария; а-ло-ларго-де-лос-ао s se h aba

    […] [desarrollado un a actitud d e inte nsa desconfianza hac ia lo 7 extraos 902..]

    o cualquiera que amenazara

    […]

    perturbar «Эль estilo де Vida Sureo» дие implicaba ла segregacin де лас персоны negras y ла negacin де muchos де сус derechos bsicos.

    America.gov

    Это скупое a n d недоверчивое отношение a p pl […]

    владельцам частных домов и малым предприятиям, а также другим банкам и крупным фирмам.

    марксист.com

    E s ta actitud me zquina y desconfiada n o es s lo para […]

    con los propietarios privados y pequeos empresarios, sino tambin para con otros bancos.

    марксист.com

    Все это его мучает, заставляет задуматься и подозревать и потерять

    […]

    огромное количество энергии на догадки, на предположения,

    […] развивается в ч им недоверчивых п г Ос ти л е отношение т О ва рд чел.

    giurfa.com

    Todo esto lo atormenta, lo preocupa, lo vuelve receloso y hase que desperdicie una cantidad enorme de energa

    […]

    en conjeturas o en suposiciones; де эста манера

    […] desarrolla en l u na actitud desconfiada y ho в отношении a […]

    лос демс.

    giurfa.com

    Если даже политические лидеры не привержены Европе, люди

    […] стать дезориентированным a n d недоверчивым .

    europarl.europa.eu

    Si incluso los dirigentes polticos no se comprometen con Europa, los ciudadanos se

    […] desorientan y se vu elv en desconfiados .

    europarl.europa.eu

    Многие искатели правды имеют

    […] утомленный, ev e n недоверчивый , o f духовный […]

    законность любой религиозной группы, которая использует методы рекламы.

    урантия-уаи.орг

    Много бускадорес-де-ла-вердад-се-хан

    […] molestado, o se h an v uelt o desconfiados , de l de l despiral va […]

    de cualquier grupo religioso

    […]

    que accepta mtodos publicitarios.

    urantia-uai.org

    Именно по этой причине Каталония продолжает призывать к

    […]

    закон о самоуправлении, а не административная децентрализация, которая постоянно

    […] подвержены эрозии а н д недоверчивы в о нт

    jordipujol.cat

    Por ello Catalua contina reclamando un estatuto de autogobierno, №

    […]

    административная децентрализованная функция, которая может быть использована отдельно, в том числе

    […] постоянный и в osi в y desconfiado c ont рол .

    jordipujol.cat

    Из личного опыта она знает

    […]

    разница между свободой и

    […] e i s недоверчивый o f заявить что a 7..]

    пытается контролировать все аспекты жизни общества и экономики.

    fride.org

    De su experiencia personal, conoce la diferencia entre la libertad y

    […] la dic ta dura , y desconfa de un E st ado que […]

    намеренный контроль над всеми аспектами общества и экономики.

    fride.org

    Тоже нетерпим к

    […] внутренний opposit И.О. п , недоверчивые O F п eighbouring страны и даже мо т е недоверчивы о f g reat мощности […]

    дальше.

    europarl.europa.eu

    Asimismo, непримиримый с

    […] oposic i n interna y r ecela de los pases vecinos y an ms de las grandes potencias m s lejanas .

    europarl.europa.eu

    Меркель, на другом

    […] рука, is de ep l y недоверчивый o f P […]

    Попытки России восстановить энергетическую империю.

    fride.org

    Merkel, por s u part e, desconfa pr ofun da mente […]

    де-Путин и де-лос-интентос-де-Росия-де-реконструировать ип империо basado en la energa.

    fride.org

    Это был повод, чтобы представить некоторые фасеты одаренного персонажа, который полностью посвящен кино п г недоверчив о F т он обычные правилах отрасли.

    cineuropa.mobi

    La ocasin пункт revelar algunas facetas де уна rica personalidad enteramente dedicada аль arte cinematogrfico y que desafa las normas convencionales de la industria.

    cineuropa.mobi

    Оказавшись в Аргентине, женщины предпочли жить

    […]

    в нестандартной ситуации, потому что они

    […] были еще [ ve r y недоверчивые o f t он консульства…]

    и посольства там, которые до недавнего времени

    […]

    были затронуты коррупцией.

    daccess-ods.un.org

    Una vez llegadas a la Argentina, Лас Мухерес

    […]

    bolivianas prefieren permanecer en situacin

    […] la r po rque desconfan de l os c на sulados […]

    y las embajadas en este pas, hasta

    […]

    Hace poco tiempo corrodos por la corrupcin.

    daccess-ods.un.org

    Правительства должны внимательно прислушиваться к тому, что обычные люди сообщают или столкнуться с последствиями все более отчуждается п d недоверчивы C я ти zenry,»сказал Лабелль.

    прозрачность.орг

    Los gobiernos deben escuchar atentamente las denuncias de los ciudadanos comunes o enfrentar las consecuencias de una ciudadana incrdula cada vez ms aislada», печать Лабелль.

    Transparency.org

    К недостаткам относится тот факт, что из-за господствующих обычаев и ценностей

    […]

    общинники, техники и другие

    […] женщины, может fe e l недоверчивые a b ou t группы […]

    женщин и изолировать, критиковать или поручить им выполнение маловажных задач.

    данных.iucn.org

    Sus desventajas consten en que debido a las costumbres y valores преобладает, los

    […]

    hombres de la comunidad, los tcnicos y

    […] otras mu je res p ued en desconfiar de l g rupo , […]

    las aslen y critiquen o las releguen

    […]

    реализует tareas secundarias.

    данных.iucn.org

    Больше всего меня пугает общество,

    […]

    исключительный и лицемерный, отказывающийся признать любую другую точку зрения

    […] и полный тэ л у недоверчивый , ш на […]

    мне: «Кто он?

    sjweb.info

    Lo que me ha dado miedo ha sido la sociedad, sobre todo

    […]

    gente moderada, conformista que a veces me ha negado la confianza y ha rechazado la

    […] конфронтация n , лимитная доза p reguntar.

    sjweb.info

    Команда

    […] столкнулись с трудной задачей, так как предыдущий опыт участия на уровне района охладил энтузиазм некоторых жителей, побудив их быть недоверчивыми .

    daccess-ods.un.org

    La Misin дель Equipo эры sumamente delicada: лас experiencias anteriores де participacin ан эль mbito де лос барриос fueron desalentadoras e inspiraban ms bien la desconfianza.

    daccess-ods.un.org

    Спа в с отношение я н т его вопрос […]

    оказывается абсолютно решающим.

    europarl.europa.eu

    L a postura de lo s espaoles en […]

    relacin con este informe es de vital importancia.

    europarl.europa.eu

    T h e отношение o f w мировые организации […]

    в отношении будущих событий до сих пор неясно.

    евро-лекс.Европа.eu

    L a actitud de las o rg anizaciones […]

    mundiales respecto a las futuras evoluciones todava no est definida.

    eur-lex.europa.eu

    Автомобиль

    […] в нормальном положении ri d e .

    eur-lex.europa.eu

    Эль-автомобиль дебер

    […] encontra rs e en disposicin normal al de circulacin.

    eur-lex.europa.eu

    Все началось в 1998 году на фестивале Imagina. Я был там, чтобы представить свой фильм Maaz и Marc Mia nc e ( Attitude S t с использованием экспериментального черного и белого) приемы захвата движения.

    psa-peugeot-citroen.com

    Todo empez en 1998 durante el Festival Imagina, donde Present Maaz mientras Marc Miance (Attitude Studio), большинство различных ensayos en blanco y negro basados ​​en la tcnica de captura de movimientos.

    psa-peugeot-citroen.com

    Некоторые из них не понимали, что такое секвестрация углерода, и когда мы объяснили, что деревья, которые они сажают, не должны быть вырублены, фермеры возмутились n d начали подозревать, что наш проект — это уловка, чтобы украсть их землю», — отмечает Варгас.

    eco-index.org

    Algunos ni siquiera saban qu es captura de carbono o cuando les explicbamos que no podran cortar los rboles sembrados como parte del proyecto, los productores se llenaban de desconfianza pensado que el esto era una trampa para arrebatarles sus territorios», recuerda Vargas.

    eco-

    eco-

    eco-

    . index.org

    Я хотел бы сказать

    […] [ты что лет у р отношение т о ва рдс вопрос…]

    , с которым мы имеем дело сегодня утром, позорно.

    europarl.europa.eu

    Permtanme que

    […] les diga q ue su actitud es ve rgonzosa […]

    с уважением к теме que estamos tratando esta maana.

    europarl.europa.eu

    Пострадавшие сообщества, вероятно, будут относительно неорганизованными, относительно неквалифицированными в Financial Managem EN T , DEARUNFUL 7. 778 7. 778 7027777778.

    ichrp.org

    Las comunidades diversidas probablemente son relativamente desorganizadas, relativamente carentes de conocimientos especializados en gestin econmica , desconfiadas d e la autoridad (externa) y poco habituadas al liderazgo.

    ichrp.org

    Возможно, ужас долгого диктаторского периода заставляет людей

    […] более рефлексивный a n d недоверчивый , w привет ch делает их более…]

    не хочет следовать за каудильо.

    ariasking.com

    Tal vez el Horror de Un Largo Periodo

    […]

    диктаторский hace que los pueblos se

    […] vuelvan ms re flexi vos y desconfiados , l o q ue lo
    8 […]

    мс renuentes a seguir a los caudillos.

    ariasking.com

    По мере взросления эти подростки иногда становятся

    […] недоверчивый , o r .

    unesdoc.unesco.org

    A medida que crecen, se vuelven a veces

    […] inacce si bles , desconfiadas, ire sp onsables.

    unesdoc.unesco.org

    Если здравый смысл, все предоставленные ссылки и доказательства недостаточно, чтобы облегчить A N ​​ Y НЕДВИЖИТЕЛЬНЫЙ F E F E F E . смотреть Бирчамский международный университет […]

    прогресс и улучшение.

    bircham.edu

    Si el sentido comn y todas las referencias proporcionadas no son suficientes para paliar la desazn creada por algunos comentarios, la mejor sugerencia es esperar y observar.

    bircham.info

    В результате опросы постоянно показывали, что

    мексиканцев […] [граждане остались hi gh l y недоверчивыми o f t правительство и…]

    редко искал возможности вмешиваться в политическую систему.

    cipamericas.org

    Como resultado, согласованный с encuestas

    […]

    muestran que los ciudadanos

    […] mexicanos sigu en sien do muy desconfiados del go biern 7ra7 8o […]

    vez buscan oportunidades de intervenir en el sistema poltico.

    cipamericas.org

    Дети, основные потребности которых не удовлетворяются в младенчестве и раннем возрасте

    […] o ft e n недоверчивые a n d […]

    верить в себя и в других.

    unicef.org

    Cuando no se atienden las necesidades bsicas del nio en los primeros

    […]

    meses de vida y la primera infancia, ste

    […] suele m ostra rse desconfiado y e ncuen tr […]

    para creer en s mismo y en los dems.

    unicef.org

    Компания Longines рада возможности предложить свои технические навыки и опыт в области спортивного хронометража для соревнований и дисциплин, которые идеально соответствуют ее девизу «Элегантность и s a n отношение » .

    longines.fr

    Longines se siente orgulloso de poner su Talento tcnico y su Experiencia al servicio del cronometraje de una competicin, y una disciplina, que refecta a la perfeccin su lema «Элегантность — это отношение».

    longines.es

    Отношение Северной Кореи к Китаю: исторический взгляд на современные трудности

    Отношения Северной Кореи с Китаем сложны и часто неправильно понимаются. Несмотря на 60-летний союз, общую идеологию и границу протяженностью 800 миль, отношения между Корейской Народно-Демократической Республикой (КНДР) и Китайской Народной Республикой (КНР) в лучшем случае можно охарактеризовать как непростые.История альянса Китая и КНДР, который Мао Цзэдун когда-то описал как близкий как «губы и зубы», изобилует случаями напряженности и конфликтов, что в конечном итоге ограничивает нынешнее влияние КНР на Северную Корею.

    6 апреля 2009 г. Северокорейский проект международной документации провел мероприятие, совместно спонсируемое Институтом мира США и Институтом Киссинджера по Китаю и США, для обсуждения истории китайско-корейского союза и современных трудностей. в их двусторонних отношениях.Дискуссию модерировал Дж. Стэплтон Рой, директор Института Киссинджера и бывший посол США в Китае.

    Чтение документов NKIDP № 2, «Пределы альянса губ и зубов: новые данные о китайско-корейских отношениях, 1955-1984 гг.» информировало о дискуссиях и доступно для загрузки на сайте www.wilsoncenter.org/NKIDP.

    Джеймс Персон, координатор проекта международной документации Центра Вильсона по Северной Корее, объяснил, что в основе альянса лежит глубокое чувство недоверия.Северокорейская идеология чучхе, часто переводимая как «самостоятельность», представляет собой в своей простейшей форме отказ от подчиненной роли Кореи в китаецентрической системе подчинения, которая на протяжении почти 2000 лет оставалась основным организующим принципом международной политики Восточной Азии. Лидер-основатель Северной Кореи Ким Ир Сен воспринял любую попытку Китая повлиять на политическую систему Северной Кореи как попытку подтвердить свою гегемонию и прояснить иерархию отношений в регионе.

    Корейская война, событие, которое большинство считает квинтэссенцией китайско-северокорейской солидарности, стала первым крупным источником напряженности между Северной Кореей и Китаем.Хотя китайские народные добровольцы спасли Северную Корею от неминуемого поражения, северокорейское руководство не хотело иметь в своей среде иностранный военный аппарат, контролирующий полевые операции. Напряженность усугублялась личной неприязнью между Ким Ир Сеном и командиром КПВ Пэн Дэхуаем, которого Мао позже ругал за проявление «великодержавного шовинизма» в отношении северокорейского лидера. Совместное вмешательство китайско-советской партии во внутренние дебаты Корейской рабочей партии в 1956 году еще больше усилило недоверие Ким Ир Сена к Китаю.Однако, возможно, самое серьезное предполагаемое нарушение суверенитета Северной Кореи произошло, когда КНР попыталась заставить КНДР повторить ее Культурную революцию между 1966 и 1969 годами. вдоль китайско-корейской границы и опубликовал сообщения о том, что северокорейский лидер был свергнут в результате государственного переворота прокитайскими силами. Напряженность накалилась до такой степени, что в 1969 году вспыхнули вооруженные столкновения вдоль китайско-корейской границы.Однако в 1970 году премьер-министр Китая Чжоу Эньлай отправился в Пхеньян, чтобы извиниться за проступки Китая. Как свидетельствуют беседы Ким Ир Сена с коммунистическими лидерами спустя десятилетия, если оставить в стороне пропаганду, альянс так и не восстановился полностью.

    Бернд Шефер, старший научный сотрудник проекта международной истории холодной войны в Международном научном центре имени Вудро Вильсона, изучил меняющуюся динамику китайско-корейских отношений за три десятилетия. В течение 1960-х годов альянс перешел от «подчинения» к «неповиновению», поскольку китайские лидеры разочаровались в северокорейцах за то, что они никогда не выражали им той благодарности, которую ожидал Мао.Одним из основных примеров этого, несмотря на попытки Китая создать «эффект перетекания», была неудача в проведении культурной революции в Северной Корее. В конце концов неповиновение Северной Кореи окупилось. К 1970 году Китай отступил после пограничных столкновений, извинился перед Северной Кореей и фактически оказался более слабой стороной. С тех пор, как объяснил Шефер, Северная Корея фактически получила рычаги воздействия на Китай.

    В 1970-х годах Северная Корея стремилась получить преимущество над Китаем, используя Китайско-U.сближение С. для достижения своей цели объединения Корейского полуострова. Северная Корея рассчитывала, что путем переговоров Китай сможет «выбить» США из Южной Кореи. Позже у северокорейцев сложилось впечатление, что КНР пошла на сближение с США, чтобы получить Тайвань в обмен на отказ от подтверждения своей гегемонии над остальной частью Восточной Азии.

    Шефер объяснил, что в течение 1980-х годов отношения между Китаем и КНДР «ухудшились», поскольку Северная Корея стала беспокоиться о том, что принесут экономические реформы Китая.В конечном итоге Северная Корея решила не следовать примеру Китая и отказаться от своей автаркической экономической модели. Политическая элита Северной Кореи рассматривала экономические реформы как источник политической нестабильности и социальных волнений, особенно после событий 1988-1989 гг. Действительно, северокорейское руководство почувствовало себя оправданным инцидентом на площади Тяньаньмэнь.

    По словам Шефера, отношения между Китаем и КНДР сегодня характеризуются динамикой, которая выходит за рамки прошлой враждебности и различных экономических систем.Крах однопартийной системы в одной из соседних стран имел бы катастрофические последствия для другой.

    Продолжая тему увеличения влияния КНДР на Китай, Джон Парк, старший научный сотрудник по Северо-Восточной Азии Центра анализа и предотвращения конфликтов Института мира США, объяснил, что, поскольку Китай в основном сосредоточен на своем экономическом развитии, Северная Корея научилась максимально использовать возможности дипломатии КНР.Например, Северная Корея оказала давление на КНР в 2006 г. после того, как Пекин «заверил» Вашингтон, что Пхеньян «прислушается» к китайскому совету и не будет запускать ракету «Тэпходон-2» или испытывать ядерное устройство. С 2006 года, как объяснил Пак, Пекин стал более активным и многосторонним в своем поведении по отношению к Северной Корее, поскольку он пытается обеспечить стабильную внешнюю среду, чтобы он мог продолжать фокусироваться на внутреннем экономическом развитии и обеспечивать столь необходимый приток прямых иностранных инвестиций.

    Влияние Китая на Северную Корею ограничивается не только его сосредоточенностью на экономическом развитии. Пекин также опасается притока северокорейских беженцев в случае краха режима и последствий этого для внутреннего развития. Более того, Пекин извлек большую пользу из своих громких дипломатических усилий в качестве принимающей стороны шестисторонних переговоров, которые стали неожиданной удачей для КНР в области связей с общественностью, поскольку они продвигают тезис о «мирном развитии».

    Участник дискуссии Джин Линьбо, приглашенный научный сотрудник Центра политических исследований в Северо-Восточной Азии Брукингского института, объяснил, что даже когда восточноазиатская межгосударственная система переживала пик своей стабильности в 18 и 19 веках, Корея не всегда играла по правилам. установлен Китаем.Отношения Китая с Северной Кореей во время холодной войны были столь же неудачными, по словам Джина, и еще более осложнились после открытия Китая. Тем не менее, поскольку Китай лучше других понимает северокорейцев, он все же может сыграть полезную роль в попытке разрешить разногласия между КНДР и остальным миром в качестве принимающей стороны шестисторонних переговоров.

    Составил Джеймс Ф. Персон, координатор Северокорейского международного проекта документирования
    Кристиан Ф. Остерманн, директор программы «История и государственная политика».

    Вакцины | Бесплатный полнотекстовый | Недостаток доверия, убеждения в заговоре и использование социальных сетей Предсказывают нерешительность в отношении вакцин против COVID-19

    1. Введение

    Правительства быстро мобилизуют вакцины против COVID-19 [1], и успех зависит от их достаточного использования; тем не менее, растет недоверие к вакцинам, связанное с потерей доверия, самоуспокоенностью и дезинформацией [2,3]. Доверие имеет решающее значение для обеспечения соблюдения мер общественного здравоохранения [4,5,6], но правительствам и экспертам необходимо сообщать неопределенные рекомендации и даже отменять рекомендации, подрывая общественное доверие [7].COVID-19 — это не только пандемия, но и «инфодемия» сложной и динамичной информации — как фактической, так и неверной. Это может вызвать недоверие к вакцинам [8], которое ВОЗ назвала одной из 10 главных угроз для глобального здравоохранения в 2019 году. Но кому доверяет общественность, и зависит ли доверие от того, откуда общественность получает информацию? Рост использования Интернета и зависимость от источников социальных сетей, таких как YouTube, Facebook, Twitter и TikTok, изменили ландшафт сбора информации: 72% американцев и 83% европейцев используют Интернет в качестве источника медицинской информации [9]. ].Заговор и убеждения против прививок, а также низкое доверие к учреждениям связаны с большей зависимостью от социальных сетей для получения информации о здоровье, но исследования по этой теме до сих пор в основном проводились на небольших выборочных выборках (например, MTurk) [10,11]. Чтобы эмпирически решить эти неотложные вопросы, мы представляем результаты опроса, проведенного во время первого развертывания вакцины в Великобритании в период с 12 по 18 декабря 2020 года, на репрезентативной на национальном уровне выборке из 1476 взрослых, дополненной 5 фокус-группами, проведенными примерно в течение тот же период (см. Дополнительную информацию, SI).

    2. Исходная информация и гипотезы

    Основываясь на предыдущей литературе, мы тестируем три гипотезы. Доверие — это уверенность в действиях других, недоверие измеряет бдительность в отношении того, заслуживают ли доверия акторы или информация, а недоверие обозначает негативную ориентацию на институты или акторов [4,5]. Недавний опрос в Англии показал, что те, кто поддерживает теории заговора, с меньшей вероятностью будут придерживаться правительственных указаний и в целом не доверяют институтам [12]. Другой обнаружил связь между доверием, конспирологическими убеждениями и нерешительностью в отношении вакцин [13].Люди могут не доверять правительству, но с большей готовностью «следовать науке» и доверять ученым или экспертам в области здравоохранения. Таким образом, в нашей первой гипотезе мы утверждаем, что множественные аспекты доверия имеют решающее значение для понимания использования вакцины [4,7,14]. Мы предполагаем, что доверие к правительству и положительный взгляд на то, как правительство справляется с кризисом, предсказывают более высокую готовность к вакцинации, в то время как недоверие/недоверие к вакцине и недоверие/недоверие к правительству предсказывают большую нерешительность (h2).Исследование, проведенное в Италии во время первоначальной вспышки COVID-19, показало, что доверие к ученым и экспертам органов здравоохранения изначально возросло и предсказало лучшее знание о COVID-19 [15]. В более общем плане существуют доказательства того, что доверие общества к науке связано с доверием к вакцине [16]. Таким образом, в качестве подгипотезы мы прогнозируем, что люди с более высоким уровнем доверия к учреждениям здравоохранения и экспертам будут демонстрировать более высокую готовность к вакцинации [11] (h2.1). Социальное доверие позволяет коллективным действиям, необходимым для достижения достаточного уровня вакцинации населения, с предыдущие исследования показали, что социальный капитал положительно связан со здоровьем [17].Поскольку смертность от COVID-19 концентрируется в более старшем возрасте и в группах повышенного риска [18], общественный дискурс был сосредоточен вокруг «уязвимых» групп и коллективного иммунитета [19]. Исследования показали, что это может привести к тому, что люди воспринимают более низкий личный риск, интерпретируя риск как направленный только на «уязвимых» и не связанный с ними лично [3]. Если личный риск воспринимается как низкий, это приводит к снижению намерений вакцинации [20,21]. Таким образом, согласно нашей второй гипотезе, мы ожидаем, что люди с более высоким коллективным социальным доверием и более высокой воспринимаемой личной угрозой от COVID-19 будут менее нерешительны в отношении вакцинации (h3).Большое количество литературы, посвященной изучению различных вакцин, показало, что наличие общего заговора или дезинформации о COVID-19 снижает готовность к вакцинации [3]. Доверие само по себе является предиктором восприимчивости к дезинформации о COVID-19 [22]. Основными источниками дезинформации о вакцинах являются социальные сети. Анализ 1300 страниц Facebook во время вспышки кори в 2019 году показал, что страницы против прививок выросли на 500% по сравнению с 50% ростом страниц за вакцину [23]. С помощью социальных сетей людям теперь также легче найти себя в эхо-камерах.Например, после того, как пользователь YouTube создаст историю просмотров, пузырек фильтров адаптирует его рекомендации «Топ-5» и «Впереди», а просмотр видео, рекламирующих дезинформацию о вакцинах, приводит к еще большему количеству дезинформированных рекомендаций [24]. Основываясь на этом исследовании, в нашей третьей гипотезе мы ожидаем, что потребители социальных сетей с большей вероятностью будут сомневаться в вакцинах, чем потребители традиционных медиа-источников (например, телевидения, газет, радио и т. д.) (h4). Это особенно вероятно для платформ, где алгоритмы направляют будущий контент на основе прошлой истории и где контент остается относительно нерегулируемым.Социально-демографические и политические факторы также играют центральную роль в понимании нерешительности в отношении вакцин. Основываясь на существующих исследованиях, мы ожидаем социально-политических демографических вариаций из-за цифровых различий в поиске информации, при этом более молодые, более образованные люди с более высоким социально-экономическим статусом будут более активными [9,25]. Исследования также показали, что политические консерваторы чаще верят в заговоры о вакцинах [11]. Анализ популярных антипрививочных страниц в Facebook показал, что большинство (72%) были матерями, что часто связано с детскими прививками от кори, эпидемического паротита и краснухи (MMR) [26].

    3. Данные и аналитические методы

    3.1. Данные

    Мы поручили Ipsos MORI провести онлайн-опрос 1476 взрослых в Великобритании 12–18 декабря 2020 г. с использованием контролируемого квотами отбора предварительно зарегистрированных членов комиссии с установленными целевыми показателями для обеспечения репрезентативности населения страны. Полевые исследования были проведены вскоре после запуска программы вакцинации в Великобритании (8 декабря), и опрос был разработан для изучения факторов, влияющих на использование вакцины или нерешительность.Наши показатели также были связаны с доверием в целом ряде областей: от доверия к правительству в целом (включая меры недоверия и недоверия) до доверия к экспертам и информации из СМИ, в дополнение к недоверию к вакцинам и общим убеждениям о заговоре. Они также включали представления об угрозе, которую представляет COVID-19 (для людей лично, для их работы/бизнеса и для страны), и того, насколько хорошо правительство справляется с конкретными аспектами кризиса. Мы также изучили, как респонденты потребляли или делились информацией, и как они использовали «вертикаль» (т.например, телевидение, радио, газета и т. д.) или «горизонтальные» (например, в Интернете, в общении с людьми и т. д.) источники для отслеживания новостей о политике или текущих событиях, а также использование ими определенных платформ социальных сетей. Мы также собрали информацию о ключевых демографических переменных (возраст, пол, образование, социальный статус, городское/сельское население, количество детей в домохозяйстве), текущих намерениях голосовать, а также о том, были ли у людей положительные результаты теста на COVID или они считали, что они инфицированы. -19. Полная анкета с формулировками вопросов и вариантами ответов представлена ​​в СИ.

    Мы также провели пять фокус-групп, изучающих темы доверия и COVID-19, с 30 ноября по 7 декабря 2020 года с 29 участниками в 5 местах в Бристоле [2] и Олдхэме [3] в Великобритании. Эти места были выбраны в качестве образцов относительно богатого, разнообразного города на юге Англии (Бристоль) и бывшего промышленного города на севере Англии (Олдхэм). классовая и политическая (брексит) идентичность. Это гарантировало, что диапазон демографии и мнений был представлен.Подробное описание выборки фокус-группы представлено в Таблице S1 в SI. Одной из тем, о которых мы спрашивали, было желание людей пройти вакцинацию. Мы также выяснили, в какой степени они доверяют нынешнему правительству в управлении кризисом с коронавирусом, насколько они доверяют информации от правительства и их взглядам на теории заговора и истории, распространяемые о COVID-19, эффективность местных блокировок и многоуровневой системы. баланс между минимизацией инфекций и поддержанием экономики, а также является ли вакцина единственным способом, которым страна может «вернуться к нормальной жизни».
    3.2. Аналитические методы
    Для анализа опроса мы измерили готовность к вакцинации, задав вопрос «Если бы мне была доступна вакцина от COVID-19, я бы ее получил», разделив на тех, кто полностью согласен или склонен согласиться (71%), и тех, кто категорически не соглашались или были склонны не соглашаться, ни то, ни другое или не были уверены (29%). Из респондентов 49 % были полностью согласны с тем, что они получат вакцину, 22 % указали, что они были склонны согласиться с тем, что они получат ее, 11 % ни были согласны, ни не возражали, 7 % были склонны не согласиться и 7 % категорически не согласились (при этом 5 % указали « не знаю») — как показано на рисунке S1 в SI.Все независимые переменные были масштабированы в диапазоне от 0 до 1 в нашем статистическом анализе, чтобы обеспечить прямое сравнение размеров эффекта — см. Таблицу S2 в SI.

    Сначала мы оценили двумерную логистическую регрессию готовности получить вакцину по нашим предикторам. Это позволило нам понять взаимосвязь между каждой из мер и внедрением вакцин. Затем мы оценили модели логистической регрессии готовности пройти вакцинацию, контролируя демографию и приверженность, включая блоки переменных в отдельные многомерные модели в качестве дополнительной проверки и для непосредственной проверки наших основных гипотез.Наконец, мы оценили комбинированную модель логистической регрессии, которая включает все наши предикторы в одну модель, предлагая более строгую проверку наших гипотез. Мы также провели различные проверки чувствительности моделей, описанные ниже.

    Для фокус-групп мы проанализировали псевдонимизированные стенограммы групп и закодированные ответы с помощью программного обеспечения NVivo в две волны: первая волна определила готовность участников или отсутствие таковой быть вакцинированными, которые мы сгруппировали в три категории: желание, неохотно и нерешительно.Затем мы индуктивно собрали все обоснования, предложенные участниками этого процесса, и определили повторяющиеся темы. Затем ответы были снова закодированы с использованием этих новых категорий. С помощью этой индуктивной аналитической структуры мы проанализировали данные по трем основным осям: мы искали области консенсуса внутри и между группами по темам, которые возникли в ответах участников; и мы сопоставили позиции участников в отношении вакцин с их оценками действий правительства по борьбе с пандемией и их представлениями о научной основе политических действий на протяжении всего кризиса.

    Более подробная информация о заявленных намерениях участников фокус-групп в отношении вакцин по другим ключевым факторам, включая местоположение, социальный класс, были ли они уволены или нет, а также их профили доверия, представлена ​​в таблице S3 в SI. Из 29 участников наших фокус-групп 14 заявили, что примут вакцину, но 1 не сразу; 11 сказали, что не будут делать прививку; 4 были не уверены.

    4. Результаты

    4.1. Положительные факторы для готовности к вакцинации
    На рисунке 1 показаны шансы готовности получить вакцину против COVID-19 по переменной (с логарифмической шкалой, используемой для отношения шансов на оси x).Для интерпретации этих эффектов, когда отношение шансов превышает 1,0 (отмечено красной вертикальной линией), это указывает на то, что предиктор связан с большей готовностью к вакцинации, а если оно ниже 1,0, это указывает на то, что он связан с снижение готовности к вакцинации.

    Из тех факторов, которые были связаны с повышенной вероятностью готовности к вакцинации, возраст и доверие к организациям здравоохранения (например, Национальной службе здравоохранения и ВОЗ) имели самые сильные двумерные связи.Отношение шансов чуть более 20 означает, что самые старые респонденты более чем в 20 раз чаще выражали готовность пройти вакцинацию по сравнению с самыми молодыми. Обратите внимание, что возраст респондентов в нашей выборке колебался от 18 до 87 лет, но, как и для всех переменных, в нашем анализе он был масштабирован до диапазона от 0 до 1. Точно так же человек с высоким уровнем доверия к организациям здравоохранения был примерно в 20 раз более склонен к вакцинации, чем человек с самым низким уровнем доверия.Следующей по величине положительной ассоциацией были люди, которые потребляют большое количество информации из традиционных СМИ, за которыми следовали положительные оценки действий правительства в связи с кризисом COVID-19, доверие к экспертам и правительству, общественное доверие, предполагаемая личная угроза от COVID-19, поддержка правящей Консервативной партии, доверие к информации из СМИ, людям с ученой степенью и выше и, наконец, тем, кто потребляет большое количество информации в Интернете.

    Эти факторы также проявились в фокус-группах.Те, кто сказал, что примут вакцину, с большей вероятностью заявили, что доверяют действиям правительства по борьбе с пандемией. Интересно, что в этой группе было признание несоответствий в этом обращении и даже ссылки на некомпетентность, но неявная (а иногда и явная) уверенность в том, что правительство старается изо всех сил или поступает правильно. Действительно, представители этой группы были теми, кто чаще всего упоминал положительное отношение к правительственной схеме отпусков, возможно, связывая это с доброжелательностью.Точно так же при оценке баланса между защитой жизней и поддержкой экономики они признали трудности, с которыми столкнулось правительство.

    Эти участники, готовые к вакцинации, также с большей вероятностью считали, что правительство «следует за наукой», хотя они разделились во мнениях относительно того, был ли вирус естественным или искусственным явлением, причем некоторые выражали сомнение в достоверности COVID-19. 19 смертей. Казалось, они безоговорочно доверяли науке и процессам утверждения вакцин, признавая огромные усилия, которые были приложены для достижения этой цели.Они также понимали, что вакцина (мРНК — хотя никто прямо не упомянул этот термин) — это относительно новый вид технологии. Также широко признавалась необходимость вакцинации подавляющего большинства людей. Основные причины, по которым участники решили сделать прививку, заключались в том, чтобы защитить свои семьи и/или в качестве своего гражданского долга по защите общества. Это рассматривалось как единственный способ вернуться к какой-то форме нормальности.

    4.2. Негативные факторы для готовности к вакцинации
    Из тех факторов, которые снижают вероятность готовности получить вакцину на рисунке 1, наибольший эффект имеют убеждения в заговоре, за которыми следуют недоверие к вакцинам, вера в дезинформацию о COVID-19 и «скептицизм в отношении карантина» [27]. ].Как подробно описано в SI, наша батарея из четырех вопросов, разработанных для измерения недоверия, включала: «данные о безопасности вакцин часто выдумываются», «людям лгут об эффективности вакцин», «данные об эффективности вакцин». вакцины часто выдумывают», «вакцины не вредны». Общее недоверие и недоверие к правительству (на основе факторных переменных, сформированных из нашей батареи заявлений о доверии, недоверии и недоверии [5], подробно описанных в SI) связаны с вероятностью получить вакцину примерно в три раза ниже.Пользователи Instagram, YouTube, Snapchat и TikTok реже выражают готовность пройти вакцинацию, как и женщины.

    Информация также была важна в фокус-группах. Те, кто заявил, что не будут вакцинироваться, с большей вероятностью ответили, что COVID-19, когда их спросили, в каком вопросе правительство меньше всего заслуживает доверия. В качестве оправдания они сослались на мнение о том, что «для нас есть одно правило, для них другое», скептицизм в отношении сообщаемых данных о смертности от COVID-19, а также предполагаемую несправедливость (политизацию) и несоответствия многоуровневой системы местных блокировок.Участники, заявившие, что они не получат вакцину, указывали на неразбериху в политике, скандалы по поводу СИЗ (средств индивидуальной защиты), школ, неявки премьер-министра на встречи «COBRA» (совещания по реагированию на кризис, проводимые в брифинг-залах Кабинета министров в Лондоне). , воспринимаемая коррупция и утечка политики в газеты как свидетельство в целом ненадежного поведения. Они также с меньшей вероятностью верили, что правительство «следовало за наукой» (термин, который неоднократно упоминался в дискуссиях) на протяжении всего процесса.

    Общей чертой среди этих участников, не желающих вакцинироваться, было их мнение о том, что правительство уделяет слишком много внимания мерам изоляции за счет экономики. Участники упомянули долгосрочное влияние экономических последствий на средства к существованию, политизированный характер многоуровневой системы, которую члены групп в Олдхэме расценили как наказание Энди Бернхэма (мэра Большого Манчестера), противостоящего правительству, и сильный фаворитизм. для Лондона на севере. Большинство людей, которые отказались бы от вакцины (8 из 11), либо считали, что вирус был создан человеком, либо были готовы непредвзято относиться к такой возможности.Это произошло потому, что они определили неравномерное воздействие вируса на разные группы населения как своего рода нацеливание, которое они считали неестественным, и как форму контроля над населением. Никто из них не верил, что вакцина — единственный способ вернуться к нормальной жизни. На самом деле, они предлагали либо какое-то адаптированное понимание коллективного иммунитета, либо аргументы, что вирус не был таким смертельным, как описывалось (связанный со скептицизмом зарегистрированных смертей), делая вывод, что большинству людей вакцина не нужна. Точно так же, оправдывая свое решение не получать вакцину, они подчеркивали свою убежденность в том, что процесс вакцинации был поспешным, что было проведено недостаточно тестов, и потенциальные неизвестные побочные эффекты.Один сравнил это со скандалом с талидомидом в конце 1950-х как пример того, что может пойти не так с непроверенным лекарством. В этих оценках не учитывался тот факт, что для того, чтобы вакцина была эффективной в популяции, ее необходимо вводить достаточному проценту населения. Вместо этого люди считали, что те, кто был наиболее уязвим к COVID-19, потенциально должны получить вакцину, но, поскольку они лично не относились к категории риска, они считали, что вакцина им не понадобится.В целом эта группа считала, что неизвестные возможные побочные эффекты от вакцин представляют больший риск, чем возможная смерть или долгосрочные последствия COVID-19.

    Те, кто не был уверен в том, примут ли они вакцину, в основном нервничали из-за скорости процесса разработки вакцины, выявляя необходимость в дополнительных испытаниях. Они не считали, что вакцина была единственным способом вернуться к нормальной жизни, что в значительной степени объяснялось неоднозначными интерпретациями понятия «коллективный иммунитет».Эта группа также выразила недоверие к информации, предоставленной правительством о кризисе, сославшись на несоответствия в том, как регистрировались смерти от COVID-19 в качестве оправдания. Они также выразили скептицизм или реальную неуверенность в отношении теорий происхождения вируса, заявив, что очень трудно понять, чему верить. Наконец, один участник упомянул, что сомневался в вакцине из-за идеи, что для возвращения к нормальной жизни потребуется какая-то форма вакцинного паспорта.Другой рассказал о разной эффективности различных вакцин, предполагая, что правительство закупило больше менее эффективной вакцины.

    4.3. Проверка гипотезы
    Далее мы рассмотрим, как сохраняются эти закономерности, контролируя склонность определенных демографических групп быть более или менее готовыми к вакцинации. На рис. 2 представлены коэффициенты из 12 отдельных моделей логистической регрессии, включающих по очереди разные блоки независимых переменных. Они в целом подтверждают результаты моделей двумерной регрессии, хотя некоторые переменные теряют свою статистическую значимость в этих моделях по сравнению с двумерными регрессиями.Примечательно, что поведенческие предикторы обычно оказывают большее влияние, чем демографические предикторы (за исключением возраста). Убеждения, которых придерживаются люди, как правило, являются более сильным ориентиром в отношении того, сомневаются ли они в вакцинах, чем их демографические характеристики — важный вывод для вмешательств и политиков. На рис. 3 и в таблице 1 представлены результаты комбинированной модели логистической регрессии, которая включает все наших предикторов в одной модели, обеспечивающей самый строгий тест потенциального воздействия на готовность к вакцинации.Результаты в таблице начинаются с базовой модели, включающей наши показатели доверия, отношения к COVID-19 и недоверия к вакцинам, а также убеждения в заговоре и демографический контроль (модель 1). Затем добавляются источники информации (модель 2), затем следует использование социальных сетей (модель 3) и потребление информации в Интернете (модель 4). Мы ориентируемся на окончательную модель с целью анализа. В этой комплексной модели многие коэффициенты теряют свою статистическую значимость, но большинство основных выводов остается.Мы находим доказательства для h2 и h3, а также предположительные результаты для h4. Что касается h2, то вероятность того, что те, кто выражает самый высокий уровень недоверия к вакцине, захотят получить вакцину, примерно в 10 раз меньше, чем у тех, у кого самый низкий уровень недоверия к вакцине, при неизменности всех остальных переменных. Размер эффекта не удивителен, учитывая близость к нашей зависимой переменной. Те, кто не доверяет правительству, проявляют больше нерешительности, где (удерживая другие переменные постоянными) переход от самого низкого уровня недоверия к самому высокому связан с примерно одной третью вероятности того, что они захотят пройти вакцинацию.Те, у кого самый высокий уровень доверия к учреждениям здравоохранения, чуть более чем в шесть раз чаще выражают готовность к вакцинации по сравнению с самыми низкими уровнями доверия, что соответствует пункту h2.1. Точно так же мы находим значительную положительную связь с доверием к экспертам.

    Мы не обнаружили значительного влияния на социальное доверие (h3) в этом многофакторном анализе, но стратификация по группам может привести к различному поведению вакцин. Как мы обсуждали ранее, сильной темой в фокус-группах был скептицизм в отношении уровня смертности, непоследовательная политика COVID-19 в британской «уровневой системе», направленная на ослабление ограничений в определенных областях, а также несправедливое бремя и наказание тех, кто живет на Севере. имеют более высокий уровень социально-экономической депривации.

    Те, кто воспринимал COVID-19 как личную угрозу, почти в два с половиной раза чаще выражали готовность к вакцинации, чем те, кто не считал ее угрозой. Как подробно описано ниже, сильной темой в фокус-группах было то, что только наиболее уязвимые должны быть вакцинированы, что связано с «коллективным иммунитетом», который правительство использовало в ранних сообщениях и широко обсуждалось как противопоставление изоляции против отсутствия ограничений и достижения естественного коллективного иммунитета. [19]. Это заставило некоторых участников фокус-групп поверить в то, что широкое распространение инфекции приведет к популяционному иммунитету и, таким образом, отпадет потребность в вакцинации.Концепция коллективного иммунитета сложна и отличается от 70–80% порога вакцинного коллективного иммунитета, который представляет собой долю населения, необходимую для блокирования передачи, уровень которой связан с эффективностью вакцины и продолжительностью иммунитета [28]. Учитывая тонкую разницу между коллективным иммунитетом от инфекции COVID-19 и вакцинным коллективным иммунитетом, а также тот факт, что первый широко обсуждался в Великобритании и во всем мире, неудивительно, что среди общественности существует замешательство.В ответ на h4 мы обнаруживаем, что наличие убеждений в заговоре является важным предиктором нерешительности в отношении вакцин. Кроме того, мы обнаружили, что люди, которые получают больше информации из Интернета, более склонны к вакцинации, но поиск медицинской информации в Интернете широко распространен и неоднороден. Только пользователи YouTube были значительно менее склонны к вакцинации, при этом вероятность готовности к вакцинации составляла две трети по сравнению с теми, кто не был пользователем. Пользователи Instagram, TikTok и Snapchat были более нерешительны, но если разбить источники из социальных сетей, размер нашей выборки слишком мал, чтобы делать однозначные выводы.Пользователи Facebook и Twitter имеют несколько более высокие шансы на готовность к вакцинации, но незначительные при уровне достоверности 95%, и поэтому их следует оценивать с осторожностью. Наши выводы, связывающие пользователей YouTube с нерешительностью в отношении вакцин против COVID-19, являются новыми, но они согласуются с существующими исследованиями других вакцин. Исследование контента о вакцинах на YouTube показало, что 65,5% видеороликов не поощряют использование вакцин, уделяя особое внимание аутизму, нераскрытым рискам, побочным реакциям и предполагаемому содержанию ртути [29]. Проведенный в 2017 году анализ 560 видеороликов о вакцинах на YouTube в Италии показал, что большинство видеороликов были негативными, связывая вакцины с аутизмом и серьезными побочными эффектами [30].Те, кто отказывался от вакцин в фокус-группах, имели низкий уровень доверия к правительству и считали, что вирус создан человеком или является своего рода средством контроля над населением для определенных групп. Лица, которые были моложе и имели более низкий уровень образования, также колебались в отношении вакцинации. Поскольку недоверие к вакцине близко к нашей переменной результата (готовность пройти вакцинацию против COVID-19), в качестве проверки чувствительности мы также оценили модель, исключающую его, как предиктор, как показано на рисунке S2 в SI. Это оказало минимальное влияние на результаты, указывая на то, что влияние других предикторов отношения и поведения устойчиво к его включению.

    5. Обсуждение

    Наши результаты еще раз подтверждают доказательства того, что доверие и убеждения в заговоре предсказывают нерешительность в отношении вакцин как в целом, так и в отношении COVID-19 в частности [4,6,8,11,13]. Они также подчеркивают важность разграничения различных типов социального и институционального доверия (т. е. доверия к другим, правительству, СМИ, ученым/экспертам) как в теоретическом, так и в методологическом отношении. Как и в других исследованиях, мы обнаружили, что доверие к науке и организациям здравоохранения имеет важное значение [13,16].Предполагаемая личная угроза COVID-19 и уверенность в том, что правительство справится с пандемией, также связаны с большей готовностью пройти вакцинацию. В двумерном анализе мы находим некоторую поддержку взаимосвязи между использованием социальных сетей (некоторых платформ: Snapchat, TikTok, YouTube и Instagram) и повышенным недоверием к вакцинам. Только связь с YouTube остается в полностью определенной модели, что может свидетельствовать о том, что эти результаты отражают самостоятельный выбор определенных подгрупп в использовании социальных сетей.Это подчеркивает возможность того, что дезинформация может повлиять на недоверие к вакцине через относительно нерегулируемые и децентрализованные платформы [7,11,22]. Из демографических факторов возраст и образование имеют наиболее прочную связь с готовностью принять вакцину. Новый вклад статьи в стремительный прогресс в этой области связан как с ее теоретизированием доверия, недоверия и недоверия как отдельных, расширяющих недавние исследования [5], так и с использованием подхода смешанных методов. Выводы фокус-групп служат для проверки результатов анализа опроса, а также проливают свет на то, как люди формулируют суждения о предполагаемой безопасности вакцин против COVID-19 и выраженной ими готовности пройти вакцинацию.Они часто были основаны не на «иррациональном» мышлении, а на понятных опасениях по поводу (впечатляющей) скорости разработки вакцин или на неправильном понимании соответствующих концепций, таких как коллективный иммунитет. Хотя некоторые люди готовы поддерживать конспирологические убеждения, они редко носят манихейский характер, а скорее пытаются разобраться в разрозненной и запутанной информации.

    Мы предоставляем новые данные о том, как доверие и информация связаны с нерешительностью в отношении вакцин против COVID-19, информируя политику по ключевым направлениям.Дезинформация процветает там, где нет доверия к правительству, политике и элитам. Более широкий урок заключается в том, что властям необходимо сообщать информацию правдиво, прозрачно и последовательно. Чрезмерные обещания, запутанные сообщения и обвинение вместо решения проблем — это ошибки правительства и политиков, которые лучше всего свести к минимуму, особенно во время кризиса.

    Личная предполагаемая угроза остается ключевой. С увеличением числа прививок и снижением числа инфекций и смертей люди воспринимают меньшую угрозу.Наши фокус-группы показывают, что самоуспокоенность возникает из-за неправильного понимания «коллективного иммунитета». То, что может показаться иррациональным, конспирологическим суждением, часто является попыткой осмыслить фрагменты знаний, накопленные во время чреватого, сложного и быстро развивающегося кризиса. Общественность использует «быструю» и бережливую модель интуитивного мышления, используя сочетание ярлыков и эвристики [31], что следует учитывать в коммуникациях. Это быстрое и часто эмоциональное мышление в условиях неопределенности может быть омрачено социальными сетями, семьей и друзьями, что затрудняет для людей оценку относительной важности рисков [32].Эта неспособность оценить риск стала очевидной в начале 2021 года в связи с очень редкими нарушениями свертываемости крови (4 на 1 миллион, или 0,0004%), связанными с вакцинами Oxford/AstraZeneca и Johnson & Johnson [32]. Поскольку Интернет и социальные сети являются ключевыми источниками информации о здоровье, правительствам следует установить привлекательное веб-присутствие, чтобы восполнить пробелы в знаниях [3]. Сайты социальных сетей остаются относительно нерегулируемыми, и, поскольку они не действуют как «издатели», которые вынуждены предоставлять сбалансированную информацию, дезинформация или теории заговора могут быстро стать «вирусными».Некоторые эффективные вмешательства могут включать бойкот рекламодателями своей рекламы вместе с вредоносным контентом [33]; компании также могут проверять информацию, изменять поиск по ключевым словам и перенаправлять людей к правильным источникам [3], запрещать открытые группы заговора, такие как QAnon [3], уравновешивать точки зрения, помечать дезинформацию или быстро удалять контент. Пользователи также могут быть источником исправления дезинформации, хотя доказательства в отношении COVID-19 пока остаются неубедительными [34]. Действия также должны быть быстрыми; YouTube и Facebook удалили «Plandemic», но только после того, как его посмотрели миллионы [35].Еще одной мерой может быть указание источника информации и принуждение к его отслеживанию. Наиболее распространенные источники информации о вакцинах на YouTube представлены лицами, не являющимися экспертами [29], что позволяет предположить, что сайты могут отмечать или проверять опыт поставщиков видео, чтобы помочь пользователям оценить точность или сбалансированность информации. Однако экспертиза требует консенсуса, и в некоторых редких случаях классические «эксперты», такие как врачи или даже ведущие политики, не всегда могут предоставить точную информацию.Вирусный ролик на YouTube, в котором утверждается, что свидетельства о смерти от COVID-19 были подделаны, был снят врачом-антивакцинщиком, который также является членом Совета по здравоохранению Монтаны [36]. Более низкий уровень использования вакцины против COVID-19 в некоторых группах в США был связан с антипрививочными взглядами и твитами бывшего президента Трампа, которые вызывали опасения по поводу безопасности вакцины и были связаны с верой в заговоры [37].

    Это исследование не лишено ограничений и требует расширения. Мы полагались на самоотчеты источников СМИ, а не на объективные журналы.Данные являются перекрестными, собранными в определенный момент времени пандемии и глобальных ответных мер на вакцинацию, что затрудняет распутывание причинно-следственной связи того, влияет ли воздействие плохой вакцины и медицинской информации на нерешительность или склонность верить в заговоры формирует информацию. Ищу. Хотя наше исследование является репрезентативным на национальном уровне, дополненным фокус-группами, размер выборки остается небольшим в одной стране. Желательны более крупные кросс-национальные и лонгитюдные выборки с многорежимным сбором данных.Тем не менее, благодаря дизайну смешанных методов общенационального репрезентативного опроса с фокус-группами во время первоначального развертывания вакцины в Великобритании, изучению основных тем доверия и социальных сетей, это исследование обеспечивает уникальное и жизненно важное окно в современную COVID-19. 19 нерешительность прививки.

    Почему люди не доверяют науке? Удивительно, но не политика

    Карта квадрата и неподвижной Земли профессора Орландо Фергюсона, Южная Дакота, 1893 год.Многие люди, в том числе политики и, да, даже президенты, публично выражают сомнения в достоверности научных выводов. Между тем научные учреждения и журналы выражают обеспокоенность растущим недоверием общественности к науке. Как возможно, что наука, продукты которой пронизывают нашу повседневную жизнь, делая ее во многом более комфортной, вызывает такое негативное отношение у значительной части населения? Понимание того, почему люди не доверяют науке, поможет понять, что нужно сделать, чтобы люди относились к науке серьезно.

    Политическая идеология рассматривается многими исследователями как главный виновник научного скептицизма. Социолог Гордон Гоша показал, что политические консерваторы в Соединенных Штатах стали более недоверчиво относиться к науке, и эта тенденция началась в 1970-х годах. А ряд недавних исследований, проведенных социальными и политическими психологами, постоянно показывают, что скептицизм в отношении изменения климата, в частности, обычно встречается среди тех, кто находится на консервативной стороне политического спектра.Однако научный скептицизм — это нечто большее, чем просто политическая идеология.

    То же исследование, в котором изучалось влияние политической идеологии на отношение к изменению климата, также показало, что политическая идеология — это , а не , что предсказывает скептицизм в отношении других противоречивых тем исследований. В работе когнитивиста Стефана Левандовски, а также в исследованиях психолога Сиднея Скотта не было обнаружено никакой связи между политической идеологией и отношением к генетической модификации.Левандовски также не обнаружил четкой связи между политическим консерватизмом и скептицизмом в отношении вакцин.

    Итак, в основе научного скептицизма лежит нечто большее, чем просто политический консерватизм. Но что? Важно систематически отображать, какие факторы способствуют и не способствуют научному скептицизму и (не)доверию к науке, чтобы дать более точные объяснения того, почему растущее число людей отвергает идею антропогенного изменения климата или опасается, что употребление в пищу генетически модифицированных продуктов продукты опасны, или считают, что вакцины вызывают аутизм.

    Мы с коллегами недавно опубликовали ряд исследований, в которых изучались доверие к науке и научный скептицизм. Один из основных выводов нашего исследования заключается в том, что очень важно не смешивать вместе различные формы научного скептицизма. И хотя мы, конечно, не были первыми, кто вышел за рамки политической идеологии, мы все же отметили два важных пробела в литературе. Во-первых, до сих пор религиозность как предтеча научного скептицизма почти не исследовалась, возможно, потому, что политическая идеология привлекала так много внимания.Во-вторых, в текущих исследованиях отсутствует систематическое исследование различных форм скептицизма, наряду с более общими показателями доверия к науке. Мы попытались исправить оба упущения.

    Люди могут относиться к науке скептически или с недоверием по разным причинам, независимо от того, идет ли речь об одном конкретном открытии из одной дисциплины (например, «Климат не теплеет, но я верю в эволюцию») или о науке в целом («Наука это всего лишь одно из многих мнений»). Мы определили четыре основных предиктора признания науки и научного скептицизма: политическая идеология; религиозность; мораль; и знания о науке.Эти переменные имеют тенденцию взаимно коррелировать — в некоторых случаях довольно сильно — что означает, что они потенциально смешаны. Например, наблюдаемая связь между политическим консерватизмом и доверием к науке в действительности может быть вызвана другой переменной, например религиозностью. Если не измерять все конструкты одновременно, трудно правильно оценить прогностическую ценность каждого из них.

    Итак, мы исследовали неоднородность научного скептицизма среди выборок участников из Северной Америки (последует широкомасштабное межнациональное исследование научного скептицизма в Европе и за ее пределами).Мы предоставили участникам утверждения об изменении климата (например, «Выбросы углекислого газа человеком вызывают изменение климата»), генетической модификации (например, «ГМО пищевых продуктов — это безопасная и надежная технология») и вакцинации (например, «Я считаю, что вакцины негативные побочные эффекты, которые перевешивают преимущества вакцинации для детей). Участники могли указать, в какой степени они согласны или не согласны с этими утверждениями. Мы также измерили общую веру участников в науку и включили задание, в котором они могли указать, сколько федеральных денег следует потратить на науку по сравнению с различными другими областями.Мы оценили влияние политической идеологии, религиозности, моральных соображений и научных знаний (измеряемых с помощью теста на научную грамотность, состоящего из истинных или ложных пунктов, таких как «Вся радиоактивность создается людьми» и «В центре Земли очень жарко»). ‘) на реакции участников на эти различные меры.

    Политическая идеология не играла значимой роли в большинстве наших мер. Единственной формой научного скептицизма, которая неизменно была более выраженной среди политически консервативных респондентов в наших исследованиях, был, что неудивительно, скептицизм в отношении изменения климата.Но как насчет других форм скептицизма или скептицизма науки в целом?

    Скептицизм в отношении генетической модификации не был связан с политической идеологией или религиозными убеждениями, хотя и коррелировал с научными знаниями: чем хуже люди сдавали тест на научную грамотность, тем более скептически они относились к безопасности генетически модифицированных продуктов. Скептицизм в отношении прививок также не имел отношения к политической идеологии, но был наиболее силен среди религиозных участников, с особым отношением к моральным опасениям по поводу естественности вакцинации.

    Выходя за рамки скептицизма по конкретным предметным областям, что мы заметили в отношении общего доверия к науке и готовности поддерживать науку в более широком смысле? Результаты были вполне ясны: доверие к науке было самым низким среди верующих. В частности, религиозная ортодоксальность была сильным негативным предиктором веры в науку, а ортодоксальные участники также наименее позитивно относились к вложению федеральных денег в науку. Но обратите внимание и здесь, политическая идеология не вносила никаких существенных различий помимо религиозности.

    Из этих исследований можно извлечь несколько уроков о нынешнем кризисе веры, от которого страдает наука. Научный скептицизм весьма разнообразен. Кроме того, недоверие к науке на самом деле связано не столько с политической идеологией, за исключением скептицизма в отношении изменения климата, который постоянно оказывается политически мотивированным. Кроме того, эти результаты показывают, что скептицизм в науке нельзя просто исправить, расширив знания людей о науке. Влияние научной грамотности на научный скептицизм, доверие к науке и готовность поддерживать науку было незначительным, за исключением случая генетической модификации. Некоторые человека не хотят принимать конкретных научных результатов по различным причинам. Когда целью является борьба со скептицизмом и повышение доверия к науке, хорошей отправной точкой будет признание того, что научный скептицизм проявляется во многих формах.

    Почему статус «антимедиа» теперь является частью идентичности Республиканской партии

    Нет никаких сомнений в том, что СМИ являются одним из институтов, которым меньше всего доверяют в республиканских кругах.

    За последние два десятилетия доверие к традиционным СМИ резко упало, особенно среди республиканцев.Согласно опросу Gallup, по крайней мере с конца 1990-х республиканцы реже, чем демократы (и независимые), заявляли, что доверяют СМИ. Но, начиная с 2015 года, доверие среди республиканцев резко упало, упав с 32 до 10 процентов в 2020 году. (Между тем среди демократов доверие к СМИ фактически снова выросло, и совсем немного).

    Частично это связано с тем, что республиканцы часто более активно критикуют СМИ и уже давно считают, что это имеет либеральный уклон.Но теперь они также более склонны говорить, что быть «антимедийным» является частью их политической идентичности, и это, вероятно, приводит к ошеломляющему разрыву в доверии к СМИ, который мы наблюдаем.

    Начнем с медийных привычек республиканцев. В нашей раздробленной медиа-экосистеме и республиканцы, и демократы нередко ищут источники новостей, которые укрепляют их политические убеждения. И, как показывает новое исследование, воздействие СМИ, которые являются пристрастными — будь то либеральные или консервативные — снижает общее доверие людей к основной прессе независимо от политической партии.Но что отличает республиканцев на данный момент, так это то, что они постоянно полагаются только на один источник всех своих новостей: Fox News.

    Выборы в 2021 году, за которыми стоит следить| Подкаст о политике FiveThirtyEight

    Исследовательский центр Pew Research Center в своем исследовании медиаландшафта в преддверии президентских выборов 2020 года обнаружил, что из 30 опрошенных источников новостей большинство республиканцев доверяли только Fox News. (Второй самый надежный источник республиканцев, ABC News, даже близко не стоял на втором месте: 33 процента заявили, что доверяют ABC News в отношении политических новостей и новостей о выборах, по сравнению с 65 процентами, которые доверяли Fox News.) Этот вывод резко контрастирует с мнением демократов, которые заявили, что доверяют различным источникам новостей, и свидетельствует о дальнейшем снижении доверия республиканцев к другим источникам новостей с тех пор, как Pew в последний раз проводил аналогичный опрос в 2014 году

    .

    Отчасти это связано с тем, что враждебность по отношению к другой партии находится на рекордно высоком уровне, а республиканцы все чаще связывают средства массовой информации с Демократической партией. Это означает, что они с большей вероятностью отвергнут источник, не являющийся Fox News (или One America News Network, или Newsmax), как политически предвзятый.Например, в январском опросе YouGov/American Enterprise Institute среди людей, которые сказали, что они голосовали за тогдашнего президента Трампа в 2020 году, ошеломляющие 92 процента полностью или частично согласились с тем, что «основные СМИ сегодня — это просто часть Демократической партии».

    Это недоверие и растущая враждебность республиканцев к СМИ имеют важное значение, поскольку они уже являются изолированными потребителями новостей. И исследования показали, что когда потребители новостей существуют в информационном пузыре, они могут враждебно относиться к новостям, которые не соответствуют их политическим убеждениям.(Это также означает, что они могут слишком доверять своим предпочитаемым новостным агентствам.) Кроме того, как отмечает Джонатан Лэдд, профессор государственной политики и государственного управления Джорджтаунского университета и автор книги «Почему американцы ненавидят СМИ и как это важно », указывает , Республиканцы получают сообщение от Fox News (и более широкой консервативной экосистемы СМИ), что основным СМИ нельзя доверять. «Это не ново», — сказал Лэдд, но добавил, что непрекращающаяся критика прессы со стороны консервативных СМИ «вышла на новый уровень» со стороны современной Республиканской партии.

    Возьмите то, что произошло в эпоху Трампа. Как во время своей президентской кампании, так и во время своего четырехлетнего пребывания у власти Трамп открыто атаковал СМИ, называя журналистов или новостные организации, критикующие его или его администрацию, «фейковыми новостями». Следовательно, существующее восприятие его сторонниками предвзятости СМИ и недоверия к новостным организациям усилилось — это особенно верно среди его белых сторонников, которые с большей вероятностью потребляют исключительно консервативные СМИ. Например, на многих предвыборных мероприятиях Трампа его сторонники оскорбляли, нападали и угрожали прессе.И теперь, когда сторонники Трампа не согласны с фактом, они могут осудить это как «фейковые новости» — будь то численность толпы или результаты выборов.

    Иными словами, враждебность и недоверие к средствам массовой информации стали точкой политической идентичности республиканцев. Мы видим это особенно в том, как люди говорят о политике в Интернете. Возьмем, к примеру, недавнее исследование твитов, в которых упоминаются «фейковые новости». В течение 15 месяцев авторы исследования Цзяньин Ли и Мин-Хсин Су из Университета Висконсин-Мэдисон обнаружили рост числа твитов, в которых использовались слова «мы» или «наш» и «они» или «их». в сочетании с фразой «фейковые новости.По сути, исследователи пришли к выводу, что онлайн-дискуссии о «фейковых новостях» были для консерваторов способом создать ощущение принадлежности к группе («Это худший из возможных фейковых новостей. Мы должны остановить подобные вещи»), а также создание общего врага («Fake News Media — группа ненависти. Они ненавидят президента Трампа»). Использование местоимений, которые обозначают принадлежность к группе (например, «мы») и групповую оппозицию (например, «они»), полезно в социальных сетях, таких как Twitter, где пользователи взаимодействуют с незнакомцами.Несмотря на то, что пользователи могут не знать друг друга лично, они все же пытаются создать сообщество, что, безусловно, относится к пользователям, которые твитят о политике.

    Другое исследование, посвященное доверию к средствам массовой информации, проведенное Калифорнийским университетом в Беркли, политологами Таеку Ли и Кристианом Хосамом, показало, что это отношение, независимо от пристрастия, помогло предсказать ряд политических мнений, таких как поддержка пути к гражданство и позитивные действия. Но, возможно, более важным было то, что со временем (с 2016 по 2019 год) роль недоверия к СМИ в формировании общественного мнения изменилась таким образом, что люди, не доверяющие СМИ, более последовательно консолидировались вокруг Трампа.По сути, это недоверие к СМИ теперь работает «как основа для разделения американцев на политические племена», по словам Ли. И, как показывает их исследование, «фейковые новости» функционируют как «ширма» или способ для сторонников Трампа идеологически отличиться даже от других республиканцев. Вполне возможно, что «новая форма консерватизма, вероятно, назревает, и недоверие к СМИ является одним из его главных факторов», — сказал мне Хосам.

    Итак, почему борьба против СМИ так важна для республиканской идентичности? Не случайно на фоне растущей межпартийной вражды недоверие республиканцев к СМИ растет, поскольку они все больше подозревают, что они склоняются к демократам.Но это еще не все. Как объясняет Хосам, «Трамп связывает такую ​​оппозицию СМИ с формой консерватизма, которой раньше просто не было». И одним из побочных результатов этого является то, что недоверие к СМИ играет более важную роль в групповой идентичности консерваторов, чем это было до Трампа. Или, как выразился Ли, сигнализировать о недоверии СМИ — это «почти то же самое, что носить красную кепку MAGA».

    Как исследователь, Хосам признает, что это может сделать изучение недоверия к СМИ сложной темой, поскольку недоверие перешло от отношения к самому учреждению к признанию консерватизма.«Теперь еще труднее понять, что люди на самом деле имеют в виду, когда говорят о СМИ… что на самом деле говорят нам медийные диеты и доверие к СМИ».

    Leave a Reply

    Ваш адрес email не будет опубликован.