Непослушания: Сергей Михалков, Праздник непослушания – читать онлайн полностью – ЛитРес

Содержание

👍 Праздник непослушания. Сказочная повесть Сергея Владимировича Михалкова 🐱

Сказки » Авторские сказки » Русские писатели » Сказки Михалкова С.В. » Праздник непослушания. Сказочная повесть Сергея Владимировича Михалкова

Порекомендовать к прочтению:

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10

… Город спал. Точнее говоря, в городе спали только дети. Раскинувшись или свернувшись калачиком на своих кроватях и кроватках, они спали глубоким сном младенцев — досыта набегавшиеся за день, наплакавшиеся от детских обид, наказанные родителями за капризы и непослушание, за плохие отметки в дневниках, за помятые клумбы и разбитые мячами оконные стёкла, за испорченные вещи и за прочие шалости, — веснушчатые стёпки-растрёпки, похожие на рыжих дьяволят, и белокурые алёнушки, напоминающие ангелят, — с царапинами и ссадинами на худых коленках, потерявшие в драке свой последний молочный зуб, прижимающие во сне к груди игрушечные пистолеты и кукол. Дети как дети… И во сне они смеялись и плакали, потому что одним снились добрые, весёлые цветные сны, а другим — сны тревожные и печальные, в зависимости от того, как они провели день. Но ни одному из них так и не приснилось, что в это позднее ночное время со всех концов города по широким улицам, по узким переулкам и кривым, бесфонарным переулочкам в сторону городской площади вереницей тянулись их папы и мамы, бабушки и дедушки…

На городской площади имени Отважного Путешественника к двенадцати часам ночи собралось всё взрослое население города. Сюда пришли те, кто ещё вчера выпекал в булочных пышные крендели и сдобные булочки с маком и изюмом, кто продавал на улицах и в кондитерских разноцветные шарики мороженого, кто делал детям прививки, пломбировал зубы, испорченные сладостями, и лечил от постоянного насморка. Явились без опоздания строгие учителя, которые красными карандашами ставили ученикам в дневниках жирные двойки за подсказку на уроке, и душистые парикмахеры, которые стригли детей так, как им подсказывали мамы.

Пришли портные и сапожники, почтальоны и водопроводчики, водители всех видов городского транспорта, продавцы всех магазинов, все сторожа и все дворники. Пришли, оставив дома своих спящих детей.
Папа, мама, бабушка и дедушка Репки и Турнепки появились на площади в тот момент, когда самый многодетный отец города, худой, как палка, доктор Ухогорлонос, взобравшись на пьедестал исторического памятника и обхватив одной рукой бронзовую ногу Отважного Путешественника, обращался к собравшимся с речью.

От волнения голос его прерывался, и он то и дело подносил к глазам носовой платок.
— Всем нам тяжело, но мы должны найти в себе силы и выполнить наше решение, раз уж мы его с вами приняли! — говорил доктор. — Пусть наши дорогие, но грубые и ленивые, капризные и упрямые дети проснутся без нас! У меня тринадцать детей, — продолжал он. — Я не вижу никакой благодарности, я только слышу от них: «Хочу!», «Не хочу!», «А я буду!», «А я не буду!» Я устал с ними бороться и воевать! Все мы находимся в одном положении — мы потеряли терпение. У нас есть только один выход: сдать город детям. Нашим ужасным детям! Не будем им мешать. Пусть живут как хотят и делают что хотят! А там посмотрим… Спасибо за внимание!

Глотая слезы и мужественно сдерживая рыдания, доктор слез с пьедестала и затерялся в толпе. Женщины всхлипывали. По лицам многих мужчин было заметно, что им тоже нелегко.
Часы на городской башне пробили два часа ночи, когда в городе не осталось ни одного взрослого человека…

* * *

Первым проснулся Репка. Он протёр глаза и увидел, что Турнепка ещё спит. Тогда он одним рывком сорвал с неё одеяло, потянул за голую ножку, ущипнул за пятку и показал ей язык.
— Нас никто не разбудил, я сам проснулся! — сказал Репка сестре. Вставай! А не то мы можем опоздать в школу.

— Разве сегодня не воскресенье? — спросила Турнепка и сладко зевнула.
— Воскресенье было вчера. Сегодня, к сожалению, обыкновенный понедельник.
— Вот если бы всегда было: воскресенье, воскресенье, воскресенье… Так нет, придумали: понедельник, вторник… — сказала Турнепка, грустно вздохнула, потянулась и стала лениво одеваться.
Ни папы, ни мамы, ни бабушки, ни дедушки дома не было. Сначала дети подумали, что папа ушёл уже на работу, а мама спустилась в булочную за хлебом. Но куда могли деться бабушка и дедушка? Они никогда так рано не вставали!
— И почему никто нас не разбудил? — встревожился Репка. «И почему нам не приготовили завтрак?» — подумала Турнепка.
И тут вдруг дети увидели на кухонном столике большой лист бумаги, на котором твёрдым папиным почерком было написано:
Дети! Когда вы будете читать это письмо, мы будем уже далеко. Не ищите нас. Мы решили оставить вас одних. Больше вам никто не будет делать замечаний, от вас ничего не будут требовать. Мы устали от вашего непослушания.
Папа.
А ниже тоненьким маминым почерком было приписано:
Будьте осторожны с газом и водой — закрывайте краны! Не залезайте с ногами на подоконник. Еда в холодильнике.
Ваша мама.
А ещё ниже печатными буковками была сделана маленькая приписка от бабушки и дедушки:
ВСЕ-ТАКИ ПОЛИВАЙТЕ ЦВЕТЫ В НАШЕЙ КОМНАТЕ.

Репка прочитал записку вслух, почесал затылок и растерянно посмотрел на Турнепку. Турнепка присела на краешек стула и растерянно посмотрела на Репку.
— Помнишь, Репка, что мама нам говорила?
— А что она говорила?
— «Если вы не перестанете, мы уйдём и не вернёмся!» Вот они и ушли.
Подбородок у Турнепки задрожал, но она не заплакала.

— Они решили нас попугать! Вот увидишь, мы вернёмся из школы, а они уже опять все дома! — уверенно сказал Репка и открыл холодильник. В нём было полно всякой еды. Репка вытащил из целлофанового пакета кольцо варёной колбасы, разломил его пополам и протянул половину сестрёнке.
— Мы же ещё не умывались и не чистили зубы, — робко сказала Турнепка.
— А я чистый! — промычал Репка с полным ртом.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10

Поделитесь ссылкой на сказку с друзьями: Поставить книжку к себе на полку
 Распечатать сказку
Читайте также сказки:

Праздник непослушания | Папмамбук

Мальчишки кричат «Дааа!», но уже через секунду исправляются: «Нееет!» Оказывается, с их точки зрения, свободный – тот, кто может сидеть, болтать ножками, ничего не делать.

А они – очень занятые люди, им все время нужно на какие-то занятия. Девочка уточняет: «Вот сегодня суббота, мне уроки не задали – я свободная. А обычно – нет». Бедные дети, рабы родительских педагогических амбиций и образовательных учреждений!

Предваряя чтение, обсуждаем, что можно делать, а что нельзя. «Нельзя то, что вредно, опасно». «Бить стекла – нельзя!» Уточняю: а если никто не смотрит? Новенькая девочка тут же подхватывает: «Ну, если никто не смотрит, то можно!» Но один из младших участников, пусть и сбивчиво, возражает: «Нет, ведь можно же пораниться, если собирать осколки, чинить!» Не знаю, слышит ли это девочка, – остальные мальчишки уже очень расшумелись.

Пробуем читать. Дети решают, что книжка с таким задорным названием должна быть веселой, и, не дожидаясь развития событий, начинают увлеченно веселиться сами вслед за героями. Читать становится все труднее, но мне как-то неловко призывать слушателей к порядку – в конце концов, здесь же не школьная обязаловка… Но становится все хуже. Дети имитируют перекидывание шариками мороженого, плавно переходят к перестрелке из воображаемых пистолетов с последующими шумными падениями со стульев… Настоящий праздник непослушания разворачивается прямо у меня перед глазами.

А кстати, свободно ли они пришли в библиотеку, сегодняшние слушатели? «Нет! Не свободно! Меня привели!» – отвечают сразу несколько мальчишек. Что же делать? Предлагаю им вольную: «В таком случае, я вас освобождаю. Можете уйти, если хотите». Вдруг становится очень тихо. Свободные люди обдумывают свой выбор. Они остаются.

Пробуем читать дальше – на очереди эпизод с курением ухогорлоносиков. Спрашиваю ребят, можно ли курить. Все дружно отвечают: «Нет!» «Взрослые курят просто потому, что не знают еще, как это вредно!»

Мы читаем про курящих мальчишек, и мои гости снова съезжают с катушек. Особенно трудно одному из старших: саму книгу он давно читал и совсем уже не знает, куда себя деть. Спрашиваю, как бы он себя повел, оказавшись в одиночестве: «Вот представь, родители куда-то уехали на несколько дней». – «Я не буду так делать (как герои книги), – уверенно говорит он. – Я пойду искать знакомых!» – «И что же вы станете делать?» Он вдруг опускает глаза и почти шепотом отвечает: «В приставку играть…» На мой вопрос: «А что, обычно тебе в нее играть не разрешают?» – отвечает еле слышно: «У меня ее нет…»

И тут я понимаю, что Михалков со своими апокалипсическими картинами, изображающими «непослушных детей», безнадежно устарел. Современные дети не сдвинулись бы с места, оказавшись в ситуации «праздника непослушания». Они бы не стали устраивать веселый бунт против запретов, объедаться холодным мороженым или курить папиросы. Они достаточно подкованы и слишком осторожны для рискованных действий. Они бы просто тихонько включили свои компьютеры, планшеты и приставки. И родители, вернувшись через два-три дня или даже через неделю, обнаружили бы их сидящими в одной и той же позе, сосредоточенно нажимающими на кнопки. Это ведь совсем не выглядит вредным или опасным. Но веселого и праздничного в такой картине еще меньше, чем у Репки с Турнепкой и ухогорлоносиков…

Мария Климова

Понравилось! 10

Джазовый праздник непослушания готовит Нижнетагильская филармония для своих маленьких слушателей на Новый год | Новости Нижнего Тагила и Свердловской области

Артисты филармонии Нижнего Тагила работают над новогодней программой для детей. Пятая, юбилейная «Ёлка в доме музыки» в этом году состоится, несмотря на непростую эпидемиологическую ситуацию, и пройдёт она под звуки джаза. 

«Мы не можем просто развлекать детей, мы должны успеть за такое короткое время их чему-то научить. Поэтому каждая наша “Ёлка в доме музыки” посвящена взаимоотношениям между героями, взрослыми и детьми. В этот раз мы решили затронуть тему непослушания — что можно, а чего нельзя. Ну и, естественно, раз мы филармония, мы подбираем музыку, репертуар, который нашу тему раскроет. И джаз подошёл к нашей теме как нельзя лучше, ведь не каждый академический музыкант может импровизировать, свободно чувствовать себя на сцене. Джаз это про нарушение традиций», рассказывает художественный руководитель филармонии, автор сценария детской новогодней программы Ксения Шумакова. 

Музыкальный концерт-утренник для детей и их родителей «С Новым джазом!» (5+) — это «праздник непослушания» в импровизациях сказочных героев, зрителей и джазового коллектива «Тагил-бэнд». Зрителей ждёт увлекательная концертная программа с театральным представлением и играми. Ксения Шумакова исполнит роль Тоски Зелёной, а музыкант Александр Кузнецов будет Дедом Морозом, играющим джаз. 

Традиционно филармонические ёлки проходят без хороводов — маленькие зрители участвуют в различных активностях, общаются с героями прямо со своих мест. 

«Это уже пятая ёлка в таком формате. И с каждым годом желающих в этом поучаствовать всё больше и больше. Именно благодаря формату, потому что дети смотрят спектакль, принимают участие в процессе, но при этом они защищены от толкотни возле ёлки, что может быть стрессом для ребёнка. В прошлом году у нас было 10 аншлагов с полной посадкой в зале на 700 мест. В этом году будет 8 концертов с ограниченным числом билетов»,

— говорит Ксения Шумакова. 

Детские новогодние концерты пройдут 26 и 27 декабря 3 и 4 января. Приобрести билеты в филармонии рекомендуют заранее, поскольку в предыдущие годы горожане раскупали их задолго до Нового года. 

Отметим, новогодний праздник всё-таки состоится в учреждениях культуры города. Нижнетагильский драматический театр покажет пять любимых сказок, откажется от интермедии у ёлки, но подготовит интересные фотозоны в фойе. В Нижнетагильском театре кукол маленьким зрителям покажут новый музыкальный фольклорный спектакль «Теремок» режиссёра из Санкт-Петербурга Павла Овсянникова. В Новом Молодёжном театре в новогодние праздники можно будет посмотреть музыкальный спектакль «Снегурушка» от московского режиссёра Евгения Балтина и камерный спектакль «Морожены сказки» по произведениям Степана Писахова.  

Решение о проведении новогодних представлений во дворцах культуры и досуговых центрах будет принято после 12 декабря. Новогодние спектакли в ДК могут состояться при условии, что их руководители смогут организовать творческую программу без участия маленьких артистов, воспитанников творческих студий и кружков. 

Новогодние представления начнутся в Нижнем Тагиле 22 декабря, а завершатся 9 января 2021 года. В декабре артисты будут играть по два представления, а в январе — по три спектакля в день, рассказали в пресс-службе мэрии.

 

Лаборатория непослушания / Афиша / Культурный центр ЗИЛ

6+

24 — 29 августа
Начало: 15:00 — 18:00
бесплатно

«Этого никогда не было, хотя могло бы и быть, но если бы это на самом деле было, то…»

Лаборатория непослушания — летний курс по перформансу и новому театру для детей 9 — 15 лет.

Это спецпроект, результаты которого будут показаны в рамках фестиваля «Свободная форма»


ЗИЛ превращается в игровую площадку , где дети пытаются забрать лидерство у взрослых, подсказать им формат и способ коммуникации, предложить участие и опыт. В этой утопической ситуации индустрия культурного производства уступает пространство игре и случаю, превращаясь в плейграунд — сферу, в которой дети — десант из будущего — берут на себя роль распорядителей и предлагают свои правила существования в пространстве Культурного центра ЗИЛ.

Лаборатория непослушания — это возможность почувствовать что такое танц-перформанс, как работает присутствие в публичной сфере, как вместе с командой единомышленников создавать перформативные ситуации, преодолевать личную неуверенность и добывать энергию созидания из окружающей жизни.

Что будем изучать в рамках лаборатории:

— перформанс и назначение жеста в современном искусстве;
— элементы современного танца;
— звукоизвлечение и голос в публичном пространстве;
— способы вербальной и невербальной коммуникации

Какие навыки сформируем:

— умение импровизировать и решать задачи здесь и сейчас;
— способность слышать себя и партнера;
— смелость и возможность брать ответственность за все свои самые неожиданные поступки.

Педагоги лаборатории:

Даша Плохова — хореограф, танцовщица и руководитель студии contemporary dance и мастерской танца и перформанса в Культурном центре ЗИЛ.

Магистр хореографического искусства, выпускница Академии русского балета им. А. Я. Вагановой. Технику contemporary dance преподает с 2008 года. Участница танцевального кооператива «Айседорино горе». Работы Дарьи были показаны на фестивалях OpenLook’13, OKNO’13/12/11, на площадке «Скороход», в галереях «Эрарта» и ON-театре. Танцевала в постановках Елены Демьяненко, Альберта Альберта и Александры Конниковой, Ольги Вавиловой, Ксении Беленковой и Анастасии Торкай. В 2008, 2010 и 2012 гг. курировала образовательную программу международного фестиваля танца и перформанса на Волге «Искусство движения».

Дима Мелкин — режиссер, перформер, актер, педагог.

Закончил МГУ им. Ломоносова. Участник лаборатории «До Танца», хореограф Мин Танака в театре «Школа Драматического Искусства» Анатолия Васильева (2004). Выпускник London International School of Performing Arts (2009- 2010). С 2007 года участник Liquid Theatrе (актер и режиссер). Обладатель национальной театральной премии «Золотая Маска» в номинации «эксперимент» — спектакль «Liquidация» (2009 г.). С 2011 года – руководитель студии LOW TECH, резидент центра имени Вс. Мейерхольда. Режиссер-педагог Школы-студии МХАТ и международной летней школы СТД. Автор и участник нескольких проектов в жанре сайт специфик в России и за рубежом.

Чтобы стать частью Лаборатории непослушания, необходимо зарегистрироваться по ссылке. Вопросы, связанные с проведением лаборатории, можно задать по электронной почте [email protected]

Заявки принимаются до конца дня  23 августа. 

Праздник новогоднего непослушания — афиша на 2021 год | билеты в Казани

Доступны электронные билеты на сайте и билеты в кассах, бронирование на данное мероприятие невозможно.

Внимание! Электронный билет нужно обязательно распечатать (на листе А4).

Новогодняя премьера Государственного оркестра народных инструментов РТ под управлением народного артиста России Анатолия Шутикова — это полный сюрпризов праздничный микст музыки и танца, классической и современной сказки, шоу звука и света, а также видеоинсталляции на большом светодиодном экране, эффектные цирковые номера и оригинальный новогодний сюжет.

В представлении принимают участие юные звезды Казани – воспитанники театральных студий, детские танцевальные коллективы и юные вокалисты. В праздничную программу также включены номера с участием цирковых артистов, спортсменов-представителей фигурного катания на роликах.

В начале программы состоится традиционная развлекательная интермедия — весёлый хоровод у красавицы-Ёлочки с Дедом Морозом, Снегурочкой, любимыми сказочными героями и артистами оркестра.

Если вы любите прекрасную музыку, сюрпризы и шутки, если хотите получить отличные впечатления в компании лучших друзей, то мы с радостью приглашаем новогодний музыкальный спектакль «Праздник новогоднего непослушания».

Немного о сюжете:

Вот скажите друзья, за что мы любим Новый год? За разноцветные гирлянды и шарики на красавице-Ёлке, за весёлые песни и танцы, за лёгкий морозец, который пощипывает детишек за щёки и нос. Но главное – что в канун этого любимого всеми праздника воздух буквально наполняется сюрпризами, сказками и чудесами. Тысячи искрящихся снежинок слетаются в новогоднюю ночь к каждому, кто ждёт главное волшебство года. Звонко смеются малыши, радуются, как дети их родители, когда к ним, как к старым знакомым, приходит в гости добрая сказка.

Но в одном небольшом городке в один миг что-то пошло не так. Наскучила детям их привычная жизнь под руководством взрослых, и решили они сами с размахом отметить Новый год, чтоб запомнилось всем надолго. Когда же «ненужные» теперь родители ушли из городка, тут же объявились некие подозрительные личности – Снежана Морозовна и Дядя Снегурыч, которые в своих личных целях не прочь были прибрать городок к рукам, да и ещё с детьми в придачу.

Вот к чему могут привести необдуманные поступки. К счастью, рядом оказались неунывающий, находчивый клоун Фантик и добрая волшебница Зимушка-Зима, которые раскрыли хитрый замысел незнакомцев, помирили детей и родителей, помогли вернуть всем радость и встретить настоящий, самый лучший праздник на все времена – Новый год!

Длительность: 1 час 20 минут (хоровод вокруг ёлки – 20 минут, антракт – 10 минут, представление – 50 минут)

На дневные детские концерты дети до 4-ех лет включительно проходят бесплатно (при себе иметь документ, подтверждающий возраст ребенка), без предоставления отдельного места. С 5-ти лет необходим билет. Посещение концертов детьми до 12-ти лет возможно только в сопровождении взрослых.

На дневные мероприятия (мероприятия для детей) вход с детьми, не достигших 3-х лет, не рекомендуется.

Драматешка — Сметанина Наталья. Праздник непослушания

Сценарий спектакля «ПРАЗДНИК НЕПОСЛУШАНИЯ»
Эпизод I
На самокате выезжает Фантик
Фантик: Добрый день, мальчики и девочки!
Я очень рад нашей встрече? А вы?…Вы мен узнали?…Нет? Ну, как же, я – Фантик! Клоун Фантик! Вы разве не были в цирке и не видели моего преставления? Я показываю фокусы, хожу по канату, жонглирую разноцветными шариками, могу сделать стойку на голове, кататься на самокате… Все, все, особенно дети, аплодируют мне и кричат: «Браво!!!»
Профессию клоуна я выбрал не случайно: клоунами были мои дедушка и бабушка, мама папа, дяди и тёти, братья и сестры. Я – клоун в третьем поколении! Мне нравиться дарить людям радость! А вам, ребята, нравиться дарить радость окружающим? Вы радуете своих родителей хорошими отметками, примерным поведением?…И никогда не огорчаете их?…Правда-правда?…
Значит: вы – послушные дети! Это очень хорошо! Если дети не слушаются своих родителей, то это может привести к весьма неприятным последствиям.
Я хочу рассказать вам одну историю, которая произошла в городе…, впрочем, не стоит уточнять его название.
На мой взгляд, это могло случиться в любом другом городе.
Итак, жила, была, одна обычная семья: папа, мама, сын Репка и дочь Турнепка…Мама и папа работали, а в свободное от работы время воспитывали детей. Дети считали, что воспитательный процесс совершенно лишнее в их жизни, он ущемляет их свободу, и совершенно не даёт возможности пошалить, отвлекает от самых важных дел, лишает многих радостей… И вот как-то вечером…

Эпизод II
Выходят дети, они подслушивают
Диалог родителей (на фонограмме):
— Всё! Хватит! Всему есть предел!
— Я прошу тебя, успокойся…
— Это же надо додуматься выкрасить кота синей краской!….Ужасные! Отвратительные дети!
— Но ведь это наши дети…
— Я не вижу никакой благодарности. Я только слышу от них: «Хочу!», «Не хочу», «Буду», «Не буду»… Вот ты не устала от их бесконечных капризов?
— Мы оба находимся в одном положении. Возьми себя в руки…
— Моему терпению приходит конец! У нас есть только один выход: уйти куда глаза глядят, и оставить их одних…
— Но ни не могут быть одни!..Они же дети…наши дети…
— Наши ужасные дети! Не будем им мешать. Пусть живут, как хотят и делают, что хотят!..
-Но, дорогой….
— На этот раз должны мы проявить характер.

Репка: Опят ссорятся…
Турнепка: Из-за нас… И пришло же тебе в голову,
выкрасить кота в синей краской…
Репка: Ты, между прочим, была не против!
Турнепка: Но идея-то была твоя!
Репка: Классная идея! Кот цвета ультрамарин… Здорово!
Турнепка: Здорово ему, а то, что нас наказали – лишили  мороженного, тоже здорово?
Репка:  Ладно, пошли спать, а тот нас сейчас застукают и  накажут ещё больше –
гулять на улицу не пустят неделю, а то и больше…
уходят

Эпизод III
Потягиваясь, выходит заспанный Репка.
Репка:  Надо же сам проснулся! Никто меня не будил…Эй, сестра, вставай! А не то мы
в школу опоздаем.
Выходит Турнепка
Турнепка:  А разве сегодня не воскресенья?
Репка:  Воскресенье было вчера. Сегодня, к сожалению, обыкновенный понедельник.
Турнепка:  Вот если бы всегда было: воскресенье, воскресенье, воскресенье… Так нет
придумали: понедельник, вторник…Слушай, а почему нас никто не
разбудил?…
Репка:  Мама!..Папа!
Турнепка:  Нет никого…
Репка:  А-а-а! Наверное, пораньше на работу ушли…
Турнепка:  А почему нам не приготовили завтрак?
Замечают записку. Читают.
Репка:  Дети! Когда вы будете читать это письмо, мы будем уже далеко. Не ищите нас.
Мы решили оставить вас одних. Больше вам никто не будет делать замечаний,
от вас ничего не будут требовать. Мы устали от вашего непослушания.
Вместе: Папа.
Турнепка:   Будьте осторожны с газом и водой – закрывайте краны! Не залезайте
с ногами на подоконник. Еда в холодильнике.

Вместе: Ваша мама.
Репка:  Поскриптум: Поливайте цветы в нашей комнате.
Турнепка:  Помнишь, что нам мама говорила…
Репка:  А что она говорила?
Турнепка:  «Если вы не перестанете, мы уйдем и не вернёмся!» Вот они и ушли.
Репка:  Они решили нас напугать! Вот увидишь,  мы вернёмся из школы, а они уже опять
все дома! Давай, давай, быстренько одевайся и в школу…
Турнепка:   Мы же ёще не умывались, не чистили зубы и не завтракали…
Репка:  А я чистый и вполне не голодный…
Турнепка:  А что если они не вернуться? Как мы без них будем жить?
Репка:  Никуда они не денутся! Бежим скорей в школу! У нас первый урок – рисование,
и я хочу нарисовать синего кота!
Турнепка:   Кот цвета ультрамарин! А здорово мы его  покрасили…
Убегают
Эпизод IV
Дискотека (песня «Дискотека» — Алесь)
Во время песни меняется декорация: комната превращается в школьный кабинет.
1: Вот это да-а-а! Теперь можно будет, как следует отдохнуть!
2: Выходит, они все против нас сговорились?
3: Все! Даже учителя!
4: Они решили нас проучить!
5: Посмотрим, что из этого получится!
6: Наконец-то нами никто не будет командовать!
7: Никто не будет нас заставлять делать то, что нам не нравиться!
8: Да здравствует праздник не послушания!
Все: поют туш
8: Стойте на голове! Ходите на четвереньках! Никто вам ничего не скажет!
1: И не накажет!
8: И не накажет!
2: Послушайте, что я вам скажу!. .. У меня шесть братьев и шесть сестёр, и теперь мы тоже остались одни! Нам всё время угрожали, что нас бросят, и вот наконец-то, они нас бросили…
Все: Ура!!!
2: Тихо, товарищи, тихо!…Минуточку внимания (достаёт из кармана записку) Вот что они написали: «Ужасные дети…»
Вбегает ребёнок
Ребёнок: Ребята, за мной! А то нам ничего не достанется…
3 и 4: Чего не достанется?
Ребёнок: Сами увидите…
2: Подождите…

Эпизод V
Танец с мороженым и конфетами под песню Сладкоежек театра песни «Талисман»

Эпизод VI
Вносится «стена», которая разукрашивается детьми во время зарисовки.
Зарисовка «Разукрашиваем город» — мальчики
1: Да здравствует праздник непослушания! В руках воздушный змей, которого он прикрепляет к «стене»
2: В школе нас заставляют рисовать не то, что хочется, а срисовывать какую-нибудь вазу с цветами, или глиняный горшок, в лучшем случае яблоко…
1: Да-да… Но совсем другое дело – орудовать мелом, углём и красками на улице!…
2: Рисовать где попало всё, что в голову взбредёт!…
3: Предлагаю разукрасить все стены, все дома города!
Все: Ура!!!
3: А когда мы разрисуем дома, и ни на одной стене не  останется свободного местечка,
мы примемся за мостовую!
Все: Ура!!!
Вбегает 4-ый
4: Ребята, айда к Ухогорлоносику, он такое придумал!…
Убегают со сцены, на встречу им выезжает на самокате Фантик. Он чуть не сбивает ребят (скрип тормозов)
Фантик: Как вам не стыдно! Я же мог на вас налететь! Почему вы не соблюдаете правила
уличного движения? Вы хотите, чтобы ваших родителей оштрафовали?
1: А у нас нет родителей!
2: Они нас бросили!
Фантик: А почему вы не в школе?
3: Все же разбежались!
4: Что ты к нам пристал? С луны свалился? Как будто ничего не знаешь!
1: Катишь на своих колёсах и кати дальше! Дети убегают

Эпизод VII
Фантик рассматривает рисунки на «стене». Мимо проходит мальчик, он грустный, подкашливает.
Фантик: Здравствуй, мальчик… Не будешь ли ты так любезен объяснить что происходит…
Мальчик: Они ушли…
Фантик: Кто ушёл?
Мальчик: Наши родители…
Фантик: Куда?
Мальчик: Никто не знает. Сегодня утром каждый из нас  обнаружил письмо от своих
папы и мамы. Они написали, что устали от своих ужасных, капризных,
непослушных детей и покидают город…
Фантик: Так вот почему на улицах такой беспорядок!
Мальчик:  Это не беспорядок – это Праздник
Непослушания… Хотя…, я начинаю приходит к мысли, что да… это полный
беспорядок…

Эпизод VIII
Появляются мальчишки и девочка, идут пошатываясь, кашляя…
Мальчик: Ребята, что с вами?
1: У меня кружится голова…
2: Тошнит…
Девочка падает в обморок. Все подбегают к ней.
Турнепка: Я не умерла?… Фантик!…Фантик! Я тебя знаю.  Я тебя видела в цирке,
ты вылезал из ящика с голубями…Ты меня спас… Ты добрый…
Фантик: Что случилось?
Турнепка: Мы…курили…
Фантик: Курили?!!!
Турнепка:поднимаетсяА где Репка? Репка, где ты?
Пошатываясь, выходит Репка.
Репка:  Я тут…
Турнепка: Ты живой?
Репка:  Не знаю…
Турнепка: А тут Фантик…
Фантик: Дети!Пожалуйста, не думайте, что я буду читать  вам лекцию о вреде курения!
Вы и сами знаете, что этого делать нельзя! Моему возмущению нет предела…
1: Да, ладно Фантик, завёл шарманку: «Нельзя, нельзя». Ты прямо, как наши родители…
2: Нам всё можно!
1: Да здравствует праздник Непослушания!
2: А если тебе что-то не нравиться, катись отсюда!
Фантик: Хорошо я уеду! Я не буду вам мешать. Но на всякий случай запомните мой
адрес: улица Циркачей, дом номер семь.
Уезжает
Турнепка: Репка, пошли домой…Голова болит…и горло..
1: Да здравствует праздник Непослушания!
2: Пошли уже… Уходят

Эпизод IX
Выходит Репка
Репка: Фантик! Фантик!
Выходит Фантик
Фантик: Что случилось?
Репка: Турнепка умирает…
Фантик: Что с ней?
Репка:  Не знаю. Она заболела. Ночью звала маму, а теперь она молчит и ничего не
отвечает, когда я её спрашиваю. Ей больно глотать и разговаривать…
Может дать ей лекарства?
Фантик: Какие лекарства?
Репка: Всякие…
Фантик: Всякие нельзя. От всяких ещё больше можно заболеть…Ей надо выпить горячее
молоко!
Репка:  Молока нет. Мы его вчера выпили.
Фантик:  Так. Спокойно. Я что-нибудь придумаю. Ступай к сестре и ждите меня.
Репка:  Фантик, может ты будешь жить с нами? Мы с Турнепкой поместимся на одной
кроватке, а я тебе уступлю свою. Она тебе как раз по росту.
Фантик:  Я лучше буду вас навещать. Вдруг кому-то ещё  понадобиться моя помощь.
Иди к сестре, я скоро приду к вам.
Из-за кулис слышится: «Фантик! Фантик!»

Эпизод X
Отодвигается на половину «стена». Сидят дети в школьном кабинете.
1:   Ну, как они могли? Как они посмели оставить нас?  Мы же дети!
2:    В письмах они объяснили почему. «Мы устали от  вашего непослушания. Больше вам
никто не будет делать замечаний, от вас ничего не будут требовать»
3: Да, теперь нам всё можно, и нас никто не наказывает.
4: Нам всё можно, но почему-то уже ничего не хочется…
5: Их надо вернуть!
6: Они не вернутся. Мы обидели их.
Турнепка: Я, я к маме хочу…плачет
7: Мы попросим прощения. Они любят нас, они нас  простят…И вернутся
Вбегает Фантик
Фантик:  Ребята, нужно написать письмо родителям!  Письмо полное раскаянья…
Надеюсь вам есть что сказать мамам и папам?
8:   А как мы передадим письмо? Мы даже не знаем где их искать!
Фантик:  Письмо доставит бумажный змей. Посмотрите, какой он яркий, красочный…
Родители обязательно его заметят!
Репка: Решено! Пишем письмо!
Пишут письмо
1: Дорогие наши мамы..
2: и папы..
3: дедушки и бабушки!
4: Простите нас, пожалуйста!
5: Как-то не так…нужно чтобы они поняли, что нам плохо без них… Пиши: извините нас
за то, что мы вели себя  плохо, мы больше так не будем!
6: Стойте! Не поверят, сколько раз мы им обещали вести себя хорошо, и не сдержали
слово? Не пойдёт!. .Нужно  написать так: мы исправимся, мы осознали свои ошибки…
7: Банально!…Всё не так, всё не то…
Турнепка: А может так: «Мамы! Папы! Вам без нас, всё равно, что нам без вас!»
1: Гениально! Так и напишем! «Мамы! Папы! Вам без нас,  всё равно, что нам без
вас!»….Подписывайтесь!
Все: «Мамы! Папы! Вам без нас, всё равно, что нам без вас!»
Цепляют письмо к бумажному змею
2: Фантик, запусти змея в небо, повыше, что бы наши мамы и папы увидели его
издалека…
Фантик:  Не волнуйтесь, я всё сделаю. А вы приведите в порядок город, приготовьтесь к
встрече с родителями!
Фантик убегает со змеем.
Эпизод X
3: Друзья, несите вёдра, тряпки, щётки и больше мыла! Будем мыть наш город!
Все: Ура!!!!!!!!!!
Танцевальная зарисовка «Уборка» под песню «Пыльные пузыри» (дуэт «Учитель танцев»
Убирается «стена», на доске пишется «Мамы! Папы! Вам без нас, всё равно, что нам без вас!» Плакат, на котором написано «Праздник непослушания» разворачивается, на нём написано «Добро пожаловать!»
Эпизод XI
Дети ждут, смотрят вдаль.
1: Летит! Летит!
Репка: смотрит в бинокльНет! Это ворона!
2: Смотрите! Это он!
Репка: смотрит в бинокльНет! Это сорока!
3: Ну, где же он?
4: Вдруг не долетел? Вдруг зацепился за что-нибудь..
5: Не каркай…
6: А вдруг, они не вернуться? Мы ведь так были не  справедливы к ним…Шалили, не
слушались, капризничали…
7: Ну, мы ведь всё поняли!…
8: Как вы думаете, они нас простят?
Репка: Лети-и-ит!
Фантик приносит бумажного змея. Дети отцепляют письмо, читают:
Дети! Нам без вас, всё равно, что вам без нас! Будем в полдень!
Все: УРА!!!!!!!!!!!
Песня «Далеко от мамы»

«Праздник непослушания» / Культура (новости) / Официальный интернет-портал органов местного самоуправления городского округа Дубна Московской Области

Известный советский и российский писатель Сергей Михалков хорошо понимал детей и отлично знал детскую психологию, поэтому именно он написал такую повесть-сказку под названием «Праздник непослушания». В ней на некоторое время осуществляется самое заветное желание малышей — побыть одним без родителей, делать всё то, что обычно запрещают, и чтобы за это ничего не было.

Эта сказочная повесть 21 июня захватила посетителей «Читай-полянки» Муниципальной библиотеки Левобережья. Неделю назад они здесь с интересом слушали сказки народов мира, а в этот раз их ждала встреча с творчеством Сергея Михалкова. Вместе с заведующей детским отделом Викторией Закинян ребята вспомнили самые известные и любимые произведения писателя. Для них стало новостью сообщение, что любимый детский поэт и писатель является и автором гимна нашей страны.

«Праздник непослушания» – одно из лучших произведений Сергея Владимировича Михалкова. Его герои – дети. Взрослые в сказке появляются ненадолго: в первой и заключительной главах. Тем не менее, не только юным читателям посвятил Михалков «Праздник непослушания». Главная мысль повести, по словам самого автора: «Полная свобода переходит в анархию».

Что случится, если оставить детей без взрослых, да не на пять минут, а навсегда? «Ужасные дети» из сказки Михалкова оказались в такой ситуации: взрослые решили проучить непослушных потомков, и однажды ушли из города. Ушли все, оставив детей и внуков, так мечтавших ,наконец, получить свободу от поучений и обязанностей. Сначала дети наслаждались свободой и вседозволенностью, а потом обнаружили, что кажется, свобода имеет свои незаметные, но очень коварные подводные камни. Хорошо, что оказался рядом цирковой лилипут Фантик, спасший ситуацию до того, как все стало совсем уж плохо.

Дети с замиранием сердца слушали историю про мальчика, которому Бумажный Змей помог попасть в такое место, где можно делать всё, что хочешь, и родители об этом не узнают. Во время чтения вместе с Викторией Закинян обсуждали прочитанное, выдвигали свою версию финала повести.

Ценность этой сказки в том, что дети как бы на чужом опыте узнают, что всё это непослушание на самом деле не так уж и интересно, что это быстро надоедает и ничего на свете нет лучше, чем быть в своей семье со своими родными и близкими и быть послушным. Хочется верить, что с пониманием этой истины покидали ребята «Читай-полянку». А это уже немало!

отзывов о неповиновении — Metacritic

Хорошо рассказанная история любви на фоне религиозной ортодоксии

Неповиновение, изображающее проблемы, которые могут возникнуть, когда глубоко укоренившиеся духовные убеждения вступают в противоречие с представлениями о личной свободе, — это история запретной любви на секунду. шанс. Основанный на романе Наоми Олдерман 2006 года, написанном для экрана Себастьяном Лелио и Ребеккой Ленкевич и снятым Лелио, фильм посвящен лесбийским отношениям в относительно замкнутой современной ортодоксальной еврейской общине Лондона.Не проявляя интереса к представлению бинарной истории, в которой вера — это большое зло, хотя фильм определенно критикует ограничения, которые могут возникнуть в результате жесткого применения еврейского религиозного закона, сама община изображена с уважением.

Когда рав Крушка (Антон Лессер) умирает во время службы, его отчужденная дочь Ронит (Рэйчел Вайс) возвращается домой из Нью-Йорка, направляясь в дом Довида (превосходный Алессандро Нивола), ее друга детства и Круски. протеже. Хотя община не рада ее видеть, Довид предлагает ей свободную комнату.Она соглашается и ошеломлена, узнав, что он женат на Эсти (Рэйчел Макадамс), еще одной подруге детства. В течение следующих нескольких дней, когда община готовится к похоронам Крушки, становится ясно, что Ронит и Эсти когда-то были больше, чем друзьями, и чем больше времени они проводят в компании друг друга, тем больше их подавленные чувства выходят на поверхность.

Тематически «Неповиновение» гораздо больше озабочено столкновением взглядов, возникшим в результате возвращения Ронита, чем осуждением убеждений сообщества как такового.На бумаге эта история может стать причиной осуждения социального удушения и эмоционального подавления, которые могут возникнуть в результате фундаментализма. Однако вместо этого фильм тратит время на создание уважительной, если не идеализированной, картины сообщества. Ключевую роль в этом играет сам Довид. В менее детализированном фильме он был бы типом огненно-серого Роджера Чиллингворта, препятствием на пути к счастью Ронита и Эсти. Вместо этого он представлен как человек, стоящий перед трудным выбором — между его общинным положением и его верой, с одной стороны, и его искренней любовью к Эсти и привязанностью к Рониту, с другой.

Тем не менее, фильм никогда не позволяет забыть, что это сообщество, в котором замужние женщины должны носить парик на публике и где на религиозных службах строго разделены по половому признаку. Пока Ронит и Эсти обсуждают свою сексуальность, Эсти отмечает, что они с Довидом занимаются сексом каждую пятницу вечером, «как и ожидалось», и что причина, по которой она вышла за него замуж, в первую очередь, заключалась в том, что Крушка надеялся, что «брак вылечит» ее. лесбийское желание. В этом смысле, несмотря на уважение к сообществу, фильм, безусловно, бросает вызов его близорукому сексизму.

Очевидно, главная тема — сексуальность. На самом деле в фильме есть две сексуальные сцены; один между Ронитом и Эсти, а другой между Эсти и Довидом. И хотя они не могли быть более разными, они также не могли существовать друг без друга, поскольку покинутость, похоть и чувство давления, высвобождаемые, когда Эсти с Ронитом, резко контрастируют с отстраненной, шаблонной и бесстрастной сценой с Давидом. . Сцена между Ронитом и Эсти — физическое проявление давно подавляемого желания персонажей.Это полностью оправданный повествовательный момент и необходимый бит для двух персонажей. Это не отрывок и не часть вуайеристской мужской фантазии, это центр всего фильма. Вместе эти две сцены представляют бинарный выбор Эсти — необузданные и сексуально удовлетворяющие, но нестабильные отношения с Ронитом или послушные и скучные, но уважительные и безопасные отношения с Довидом.

Если бы у меня была одна серьезная критика, то это было бы то, что, хотя направление Лелио тонкое, некоторые из его письменных предпочтений и Ленкевича впечатляют. Вступительная проповедь — хороший пример — религиозная обличительная речь, предметом которой является свобода человечества выбирать, сопутствующая способность не подчиняться и идея о том, что свобода невозможна без жертв, в фильме об этих же проблемах. Худший пример этого, однако, обнаруживается, когда Ронит и Эсти идут в дом Крушки, и Ронит включает радио, которое, как раз так получилось, играет песню The Cure «Lovesong», песню, которая идеально описывает их ситуацию.

Если не брать в расчет эти проблемы, то это превосходно снятый фильм.Еще раз исследуя женские желания, проблемы патриархального угнетения и глубокую неуверенность в себе, Лелио предлагает зрелую и продуманную медитацию на конфликте между верой и сексуальностью. В равной степени чувственное и духовное, летаргический темп и отсутствие каких-либо повествовательных фейерверков, вероятно, оттолкнет некоторых, но для остальных из нас это вдумчивое и провокационное кино.

Определение неповиновения от Merriam-Webster

dis · obe · di · ence | \ ˌDis-ə-ˈbē-dē-ən (t) s , -ō-ˈbē- \

: отказ или пренебрежение повиновением

Обзор

: плоть желает в «неповиновении»

В «неповиновении» эмоции сдержаны, палитра приглушена, комнаты вызывают клаустрофобию, повествование сдержано. Почти удивительно, что Ронит (Рэйчел Вайс), успешный арт-фотограф, живущий в Нью-Йорке, может дышать, учитывая, насколько лишен кислорода этот разочаровывающий фильм. Поначалу это не кажется особенно безветренным, когда Ронита видят фотографирующимся с татуированным, обнаженным, пожилым джентльменом. Они находятся в хорошей, просторной студии, и, когда он позирует, она дразняще рассказывает ему об улыбке, беззаботный обмен мнениями, который обнажает некоторые из более серьезных проблем этой истории.

Ронит живет в современную эпоху, здесь и сейчас, среди крутых татуированных пожилых людей, художественной фотографии и освобожденных женщин, но «Неповиновение» отслеживает ее, когда она отступает во времени после смерти своего отца-раввина (Антона Лессера). почитаемый религиозный деятель северного Лондона.Как и на портрете Ронита, у раввина, которого видели в начале проповеди, огромная борода, хотя боди-арт другого мужчины подчеркивает пропасть, разделяющую этих мужчин и их реальность. Это промежуточное пространство — это место, где сейчас беспокойно живет Ронит. Она не закрывает голову и свободно курит, но также рвет одежду в трауре, рвя материал зубами, когда падают слезы.

Основанный на одноименном романе Наоми Олдерман, «Неповиновение» тонко и слишком бескровно описывает сложности возвращения Ронит в тесную религиозную общину, которая больше не приветствует ее полностью.Тот, кто делает это, хотя и нерешительно, — это Довид (очень хороший Алессандро Нивола), когда-то близкий товарищ, который является вероятным преемником ее отца. Ронит также возобновляет отношения с бывшей возлюбленной Эсти (Рэйчел Макадамс), женой Давида. Воссоединение женщин быстро разжигает страсть, которая — с украденными поцелуями и все более горячей интимностью — нарушает скрупулезный порядок в этом мире, нарушение, которое больше связано с узкими традициями, чем с религиозными убеждениями.

Режиссер Себастьян Лелио должен был хорошо подходить для этой истории хотя бы из-за той чувствительности, которую он привнес в такие женские фильмы, как «Глория. Хотя «Неповиновение», кажется, предлагает ему аналогичный материал — женское желание против патриархата — оно побеждает его. Он обращается с замкнутыми рамками рассказа с помощью визуального интеллекта, находя красоту в строгости, хотя и с эстетическим недостатком, как, например, когда Ронит идет среди процессии скорбящих, в которой все, кажется, расставлены по высоте. Проблема не в сцене, которая красиво снята и поставлена. Дело в том, что вы замечаете визуальный дизайн, но не чувствуете — или чувствуете — веру, связывающую этих скорбящих.

Это ложится тяжелым бременем на мисс Макадамс, которой с помощью беглых строк диалога, множества задумчивых мрачных взглядов и некоторого закулисного рыдания необходимо убедительно объяснить, почему Эсти осталась в этом мире и со своим мужем. Мисс Макадамс, которая позволяет вам видеть вихри эмоций, кружащиеся по лицу Эсти, когда она снимает свой парик, делает здесь прекрасную работу, чтобы передать женщину, мучительную из-за своей экзистенциальной ситуации. И все же, хотя она и создатели фильма — г-н Лелио разделяет авторство сценария с Ребеккой Ленкевич — сгущают текстуру, добавляя реалистичные детали, которые должны оживить сцены, фильм настойчиво помещает светскую рамку вокруг своей истории, оставляя мало места для метафизики.

Отчасти мисс МакАдамс и мисс Вайс такими привлекательными исполнителями является то, насколько убедительно они передают внутреннюю жизнь персонажей, которых играют, что позволяет легко поставить себя на их сторону. И все же «Неповиновение» настолько решительно на стороне Ронита с самого начала, что у персонажа нет тайны, что, в свою очередь, лишает аудиторию самой возможности открытия или удивления. Ронит — незамысловатый изгнанник из патриархата и явно не в своей тарелке среди православных. В этом она явно выступает в роли представителя светского зрителя, которого в «Неповиновении» приглашают лично засвидетельствовать агонию веры, но не ее потенциально более незнакомый, более неприятный экстаз.

Рецензия на «Неповиновение»: мрачная сказка о запретной любви

Лелио — в высшей степени талантливый режиссер, до сих пор работавший в родном Чили. Его последний фильм, A Fantastic Woman , был столь же мрачным взглядом на любовь и предрассудки, в котором снималась транс-актриса Даниэла Вега; бесспорный триумф, фильм получил Оскар как лучший фильм на иностранном языке. Неповиновение имеет такой же жесткий фокус, сохраняя свои действия в основном ограниченными Ронитом и Эсти (с неодобрительным взглядом на Давид), но, похоже, он меньше понимает мир, в котором он перемещается. «Неповиновение» «» оформлено как рассказ о побеге из монотонного общества, но его персонажи все время стоят на пороге, гадая, бежать ли.

Ронит бунтарь, Эсти подавлен — два момента, которые Неповиновение повторяет снова и снова, пока динамика не станет казаться карикатурной. Ортодоксальный еврейский анклав в Лондоне небольшой и герметичный, и Лелио выражает это как можно больше, разворачивая свои действия в тесноте и устраивая многочисленные неловкие беседы за ужином и перешептывания в доме Довида и Эсти.Несмотря на сложное прошлое двух женщин, Ронит остается с супружеской парой, когда она готовится к похоронам своего отца, создавая почву для сексуального напряжения между ней и Эсти, чтобы наконец взорваться.

Вайс, которая продюсировала фильм, часто снимается в такого рода роли — непредубежденный изгой смотрел несколько косо со стороны остальной части сообщества (в последние несколько лет она снималась в фильмах Лобстер, Свет между Oceans, и Моя кузина Рэйчел ). Макадамс, обладающий сильным английским акцентом и еще более толстым париком, имеет немного больше возможностей поработать, поскольку Эсти борется между упорядоченным образом жизни, который она всегда знала, и сбивающим с толку избавлением, которое предлагает Ронит.Но конфликт Эсти слишком бинарный, чтобы в него можно было поверить.

Лелио, возможно, лучше справился бы с признанием неумолимой силы инерции. Трудно понять, что именно связывает Эсти с ее явно несчастной жизнью (ее романтическая связь с Довидом в лучшем случае поверхностна), помимо простого понятия «традиция». Вместо того, чтобы пытаться считаться с убеждениями Эсти, Неповиновение утомительно ползет к ее последней конфронтации с Довидом. Играя мужа Эсти и непреднамеренного угнетателя, Нивола, соответственно, сварлива и подавлена, что говорит о том, что под пассивной поверхностью скрывается источник ярости.Но Довид тоже выглядит странно двумерным.

Непослушание Страстные моменты между Эсти и Ронитом более убедительны — особенно широко обсуждаемая сексуальная сцена в центре фильма, которая была тщательно поставлена ​​и разворачивается в гораздо более тонкой и менее необоснованной манере, чем многие голливудские сцены. запретный романтический тариф. Но таких моментов немного, и они очень редки. Что еще хуже, Неповиновение — по большей части — адски мягко на вид.Визуальная изобретательность, которая делала A Fantastic Woman таким завораживающим, даже в его эмоционально напряженные моменты, здесь отсутствует. Так же и окончательный, стремительный вывод (который был у A Fantastic Woman ). Неповиновение заканчивается на досадно расплывчатой ​​ноте, как если бы Лелио и Ленкевич наткнулись на более интересное, обширное повествование в финальном акте, но не совсем знали, как его продолжить. В результате получился фильм, который от начала до конца кажется таким же безнадежно потерянным, как и его герои.

Обзор неповиновения — Рэйчел Вайс и Рэйчел Макадамс впечатляют своей сильной любовной историей | Кинофестиваль в Торонто, 2017

Вопрос о том, чье непослушание и что это за непослушание, лежит в основе этой захватывающей и трогательной истории любви чилийского режиссера Себастьяна Лелио, его англоязычного дебюта, который очень быстро следует за ним фильм «Фантастическая женщина», который в этом году стал хитом фестивалей.

Рэйчел Вайс, Рэйчел Макадамс и Алессандро Нивола находятся на вершине своей игры, возможно, особенно Нивола в роли второго плана; он достигает сочувствия и зрелости, которых я никогда раньше от него не видел.

Действие происходит в еврейской ортодоксальной общине на севере Лондона. Вайс — это Ронит, молодая женщина, которую мы впервые видим в Нью-Йорке: фотограф, очевидно, ведущий модный и богемный образ жизни. Совершенно неожиданно она получает плохие новости из дома, и Лелио показывает, что ее первым побуждением является попытка обезболить боль выпивкой и случайным сексом. Но правда должна быть открыта, и необходимо возвращение домой, которого так опасались. Потому что она узнала о смерти своего отца, очень уважаемого раввина: жестокая, мощная камея для Антона Лессера.

Отчасти из-за того, что Ронит сбежала из Лондона из-за удушающей жесткости ценностей отца, в первую очередь ради светской жизни в Нью-Йорке: дерзко, смакуя свободу, но залечивая рану вины за разбитое сердце отца; она была единственным ребенком, а он вдовцом. Ронит был всем, что у него осталось.

Вернувшись в Лондон на различные церемонии — само воплощение религиозных обрядов и послушания, от которых она хотела уйти, — Ронит чувствует, что все взгляды на нее: любопытные и неодобрительные, но в некотором роде запуганные ее подлинной связью с это уважаемый религиозный лидер.Люди имеют обыкновение замечать тоном трепета, насколько она похожа на свою покойную мать. Вайс передает ее горе, ее дезориентацию, ее погранично-истерическую потребность издеваться над пирожками.

Ронит больше всего беспокоят двое старых друзей, от которых она чувствует нервное неодобрение. Один из них — Довид (Алессандро Нивола), любимый ученик ее отца, фактически приемный сын, который теперь сам является очень уважаемым молодым раввином. Другой — Эсти, которую прекрасно сыграла Рэйчел Макадамс, которая в то время была единственной союзницей Ронита в юношеском бунтарстве.Но теперь Эсти замужем за Довидом, и Ронит явно шокирован тем, насколько старше они кажутся, насколько более консервативны, насколько велика пропасть между ними, и, соответственно, насколько сильнее ее одиночество и горе, чем тогда ощущаются.

Но драма Лелио не только об этом, потому что ясно, что Эсти на самом деле не так отчуждена от Ронита, как это было вначале, и это возвращение домой пробуждает в ней новую независимость разума, которая заставляет всех очень беспокоиться. На самом деле Ронит и Эсти были больше, чем друзьями, и она спасалась не только от религии, но и от запретной любви.Они легко могли бы снова стать больше, чем друзьями, и фильм ловко позволяет нам решить, насколько открытым секретом всегда были их отношения.

В этом воссоединении присутствует непреодолимая страсть и эротизм, особенно в отличие от добросовестных супружеских ласк между Довидом и Эсти, которые Лелио уже показал нам: конечно, попытки зачать ребенка. В спальне перед сексом Эсти вяло сняла не только одежду, но и парик: знак женского благочестия. Одна из самых ошибочных попыток Ронит в дипломатии — попытаться самой надеть парик — временный жест, который приводит только к раздражению всех и напоминанию друзьям ее покойного отца, как они все еще возмущаются ее дезертирством.

Острота скромного семейного дома ее отца и его предсмертное ложе, перенесенное вниз в гостиную в его последние дни, усиливает суровость и суровость семейного прошлого Ронита, а также то, насколько сенсационно нарушает ее возобновленный роман с Эсти. Сама Макадамс прекрасно показывает, как благодаря чистой силе воли и усвоенному благочестию она соединила свою жизнь, пока Ронит был в отъезде, а сейчас она учитель. Мы видим, как она ведет класс, обсуждая «Отелло» Шекспира.Интересный выбор пьесы заставляет публику задуматься, как Довид отнесется к новостям о приключениях своей жены.

Сам Довид — жилистый, мускулистый воин веры. Но он не тиран и не хулиган, и сам по-разному находится в противоречии с вопросом о новом появлении Ронита. Он довольно смело преподает Песню Песней в своем собственном библейском классе и позволяет откровенно обсуждать ее эротические качества.

Драма искусно управляется Лелио, освещена и снята в приглушенных и приглушенных цветовых тонах кинематографистом Дэнни Коэном, и в ней есть очень интересная музыкальная партитура Мэтью Герберта; его задумчивые и почти игривые фигуры деревянных духовых инструментов врезаются в ожидаемую мрачность и очевидную меланхолию, чтобы внести свой вклад в это чувство дезориентации и подрывной деятельности.Это очень приятная и мощно поставленная работа.

Обзор неповиновения: странно уравновешенная история о скрытых страстях

Давайте сразу выйдем (каламбур?) И скажем это: в «Неповиновение», — новый фильм от режиссера Себастьяна Лелио , премьера которого состоялась здесь, в Международном кино в Торонто. Фестиваль в воскресенье, Рэйчел Вайс плюет в рот Рэйчел Макадамс . Знаю, знаю; это грубый способ представить рецензию на этот тихий, задумчивый маленький фильм, но вот он.Такое случается; давайте признаем, что это так, а затем перейдем к разговору об остальной части фильма.

Плевание происходит во время долгой любовной сцены между Ронитом (Вайс) и Эсти (Макадамс), двумя друзьями детства, которые однажды (ну, теперь уже дважды) стали тайными любовниками, выросшими в ортодоксальной еврейской общине в Лондоне. Ронит вернулась домой из своей новой жизни в Нью-Йорке после смерти своего отца, столпа общества, и живет в доме Эсти, который теперь женат на другом их друге детства, Довиде ( Алессандро Нивола ) , раввин, который является наследником покойного отца Ронита.Отчасти история невысказанного стремления, наконец, произнесенного вслух, « Неповиновение» , кажется, неумолимо движется к этой центральной сцене. И с ним обращаются осторожно, с голодом, чтобы он не злобно смотрел. Он летучий и нежный, со слюной и всем остальным.

Если бы только остальная часть фильма могла соответствовать этой жаре и интенсивности. Несмотря на то, что все три главных героя прекрасно действуют (британский акцент Макадам не идеален, но она по-прежнему достаточно эффективна), Disobedience , вопреки своему названию, слишком уравновешен и размерен, чтобы вызвать желаемый эмоциональный удар.Возможно, это связано с тем, что здесь изображено подавленное, упорядоченное общество, но я думаю, что это больше проблема подхода Лелио, его мрачной цветовой палитры ( Дэнни Коэн, сделал холодную кинематографию) и медленного темпа. Фильм проходит мимо торжественности и уважения и входит в царство почти бесчувствия, отстраненности.

Я не читал книгу « Наоми Олдерман» «», на которой основан фильм, так что, возможно, эта эмоциональная отстраненность также является особенностью романа. Но в фильме трудно получить доступ к многому, почувствовать что-то большее, чем далекую оценку борьбы, с которой столкнулись Ронит и Эсти (и Давид, конечно).По сравнению с чем-то вроде « Фантастическая женщина», интимной мучительной драмы Лелио о транс-женщине из Чили, которая также демонстрируется на этом фестивале, « Неповиновение» — далекая камерная пьеса, история о скрытых страстях, не имеющая особого отношения.

Тем не менее, у Вайса и Макадамса бывают моменты электричества. Скорость, с которой они возвращаются друг в друга, многое говорит об их сильной связи. Если представить себе месяцы и годы послушной и благочестивой Эсти, ожидающей возвращения Ронита — вероятно, при условии, что она не вернется, чувствуя, что ее единственный шанс на удовлетворение упущен, — Неповиновение приобретает резонансную печаль.Но нам не хватает этого значения, вулканического выброса Carol или взаимного, всепоглощающего отказа Blue Is the Warmest Color . (Не то чтобы Неповиновение обязательно нужно сравнивать с другими фильмами о лесбийских романах, но сходства есть — или, в данном случае, нет.) Я бы хотел, чтобы Вайс и МакАдамс могли сыграть еще немного, чтобы их dynamic получил дополнительную детализацию, текстуру и время.

Возможно, Ронит и Эсти изначально были сброшены вместе просто потому, что они были единственными двумя такими особенными в своем сообществе, и, таким образом, были связаны исключительно по необходимости.Но я думаю, есть кое-что еще. По крайней мере, так должно быть. Было бы неплохо, если бы Неповиновение дало нам некоторое представление о том, что это может быть. Если это действительно так, что Ронит и Эсти не так сильно понравились друг другу, когда они впервые собрались вместе (в прошлом мы никогда не увидим), а просто нуждались в ком-то еще в качестве талисмана против одиночества — и теперь, когда Ронит свободен, В некотором смысле, она просто использует все еще сохраняющуюся потребность Эсти как выход для своего горя — ну, тогда я бы хотел, чтобы фильм обдумал это более вдумчиво.А пока мы можем лишь поверхностно взглянуть на глубокие резервуары сложных стремлений, интригующе проиллюстрированных Вайсом и Макадамсом, а также поразительными, но непритязательными композициями Лелио.

Возможно, наиболее успешным аспектом Неповиновение является поиск Мэтью Герберта , временами зловещий результат. Это напоминает о том, как партитура Мики Леви для другого чилийского режиссерского фильма, премьера которого состоялась в Торонто, Пабло Ларраина Джеки, предлагала темную внутреннюю силу или дух, руководящий и преследующий более спокойные образы на экране.Музыка Герберта придает « Неповиновению» ноток очарования и загадочности. Я только хочу, чтобы фильм обладал всей этой запоминающейся способностью. Тем не менее, есть большая сексуальная сцена, сфокусированные выступления и формальная грация фильма — все это работает над тем, чтобы сделать Неповиновение достойным размышлений. Это не потрясающее кино, но оно сдвигает кровать на несколько дюймов.


Портреты на кинофестивале в Торонто, 2017

Фотография Джастина Бишопа.

Дженнифер Лоуренс, Мать!


Глубокий фокус: Неповиновение

Вы, , можете снова пойти домой — просто в гости.Для меня это самый важный вывод из свободной адаптации сценариста-режиссера Себастьяна Лелио романа Наоми Олдерман 2006 года « Неповиновение ». Рэйчел Вайс играет нью-йоркского фотографа по имени Ронит Крушка, который возвращается после смерти своего отца-ортодоксального раввина в еврейский квартал Лондона, где она выросла. Она узнает, что ее двоюродный брат раввин Довид Куперман (Алессандро Нивола), назначенный преемник Рава, и ее возлюбленная-подросток Эсти (Рэйчел Макадамс), школьная учительница, стали мужем и женой.Пока Ронит не оторвался от общества 11 или 12 лет назад, эти трое были закадычными приятелями. Однако Ронит и Эсти тоже были страстными любовниками. Когда они снова встречаются, возникают осложнения.

Из-за центральной сцены лесбийской любви остроумие кинозалов дублировали этот фильм « Еврей — самый теплый цвет» с момента его премьеры на Международном кинофестивале в Торонто в сентябре прошлого года. Но Blue — самый теплый цвет оказался неправильным эталоном. Истинная любовь между мирским членом сектантства и относительной невинностью, специфический еврейский фон, известный литературный роман у источника — все эти элементы предполагают более тесное родство между Неповиновение и более поздним хитом арт-хауса о гомосексуальных романах .Думайте об этом как о «Зови меня своим еврейским именем».

Есть причина, по которой этот фильм вызывает у скептически настроенной части нашего мозга шутливые названия. Это способ добавить немного комического воздуха в безмолвную серьезность и целеустремленность картины, а также в ее легкую самонадеянность. Не поймите меня неправильно — Вайс и Макадамс составляют гораздо более увлекательную и правдоподобную пару, чем Тимоти Шаламе и Арми Хаммер, а методы Лелио, по крайней мере в более случайных сценах, выражают эмоции, а не создают красивые картинки в манере Луки Гуаданьино. .Перспектива сосредоточиться на запрещенных отношениях в закрытом сообществе вызывает наш интерес, и Лелио и его актеры поддерживают его (среди выдающихся героев Антон Лессер в одной виртуозной сцене в роли хилого Рава Крушки). В фильме много удачных моментов и только одна мелодраматическая мелодрама: эпизод, который вводит зрителей в заблуждение, заставляя их ожидать самоубийства.

Все же Неповиновение проще, чем кажется. Корни любви Ронита и Эсти уходят в прошлое, и воспоминаний здесь нет.Они влюбляются снова? Не то, чтобы я мог сказать. Посещение их старых убежищ — дома Рава, где они играли, пока он учился, зеленое дерево по соседству, где они впервые поцеловались. Они вновь разжигают свою былую страсть. И пока они обдумывают последствия, каждая остается в своей голове. Когда Ронит убеждает ее оставить Довида, Эсти в отчаянии спрашивает: «Куда мне пойти?» Ронит оставляет этот печальный вопрос без ответа. В фильме (в отличие от книги) эти религиозные ренегаты ничего не говорят.

В фильме рассказывается о жестокости, которую строгий анклав может причинить любому, кто покинет загон или нарушит его правила. Прихожане Рава не могут простить Рониту за то, что она не подошла к постели ее больного отца (хотя никто не сказал ей, что он болен), и они опасаются, что она сорвет поминальную службу, призванную возвышать Давида. Даже когда она заправляет свои пышные темные волосы под шайтель , дядя Хартог (Аллан Кордунер) воспринимает это как злобную шутку. (Шутка — да; злобная — нет.) Такие люди, как он, не могут смириться с тем, что единственный ребенок Рава вел светскую жизнь.

Судя по внешнему виду фильма, чилийский режиссер Лелио относится к ортодоксальным евреям с уважением и некоторым восхищением. Но сценарий слишком пристально фокусируется на их недалекой реакции на возвращение постороннего и ее табуированное поведение. (Лелио сотрудничал над сценарием с Ребеккой Ленкевич, которая была соавтором сценария Ida ; ее талант краткости помог ей лучше в этом блестяще суровом фильме.) Обязательство, которое ансамбль приносит в молитву в доме Куперманов, или энтузиазм священнослужителей «Пение« Если я забуду тебя, о Иерусалим », заставляет избегание Ронита и осуждение Эсти записывать против садистски.

Если вы не читали роман, любовная история подкрадывается к вам, и не в хорошем смысле. Большое «раскрытие» занимает 45 минут. До этого можно было подумать, что Ронит и Эсти не могут синхронизироваться, потому что приятели Ронита держали свой брак в секрете от нее. Комментируя физическую связь любовников, Вайс сказала Морин Дауд в газете The New York Times : «Я думаю, особенно для Эсти, получение этого большого оргазма, которое она испытала, также было духовным моментом. Речь идет о свободе.Но в игре это не кажется свободным или особенно духовным. Это похоже на два храбрых актера, которые устраивают друг другу эротические тренировки и изо всех сил пытаются сделать свой половой акт отличительным, с такими деталями, как Ронит, нежно плюющий Эсти в рот. Вайс говорит, что Лелио раскадровывал каждое движение. Я верю этому. Стонущий экстаз Эсти кажется обязательным. Это слишком резко контрастирует с безрадостным ворчанием, которое она издает во время запланированного роботизированного секса с Довидом.

Лелио, должно быть, хотел, чтобы близость Ронита и Эсти несла в себе экзистенциальное влияние занятий любовью в « Синий — самый теплый цвет» , не вызывая критики со стороны «мужского взгляда», который был прикован к его директору Абделлатифу Кечиче.Если «мужской взгляд» ответственен за спонтанные, непредсказуемые лесбийские занятия любовью в Warmest Color, , я должен сказать, что я полностью за это. Вот что я ценю в Disobedience : влюбленные заново открывают для себя общий юмор, прогуливаясь по району Эсти, таща ручную кладь на колесиках, которая стала любимой сумкой для домохозяек или . («Фрум» означает набожный.) Эсти разъясняет класс Отелло и его роковой платок, окрашенный «девичьей кровью», классу помолвленных школьниц.Довид анализирует то, что он считает «высшими» качествами чувственной Песни Песней , подчеркивая: «Моя любовь прекрасна », — за столом столь же восторженных учеников-раввинов. А дядя Кордунера Хартог руководит ужином в пятницу вечером с сияющей патриархальной уверенностью, пока Ронит не взрывается на гостей, которые сомневаются в ее незамужней женственности.

Лелио и его оператор Дэнни Коэн максимально используют драматические черты Вайса: все, от твердого подбородка и острых скул до напряженных и широких лбов, источает либо горе, либо агрессию.Они также освещают и обрамляют Макадамс настолько наблюдательно, что мы регистрируем каждый намек на психосексуальное восприятие в мерцании ее глаз или изгибе ее рта. Макадамс легко и потрясающе передает головокружительную рябь удовлетворения или разочарования Эсти упорядоченной жизнью. А Нивола, неизгладимо пронзительный, как обреченный Марк Мэдофф в фильме Барри Левинсона HBO Волшебник лжи , привносит кипящую теплоту и сдержанную силу в сложную роль серьезного человека, который не может принять роль милого ортодоксального еврейского принца. .В один из самых изысканных физических моментов в фильме он складывает руки вокруг лица Ронит, чтобы изобразить успокаивающую ласку, поскольку на самом деле он не может прикоснуться к ней.

Лелио сформировал повествовательную линию и дуги персонажей в соответствии с известными сильными сторонами своих ведущих женщин. Но слишком часто он прибегает к клише. Они появляются в начале, когда Ронит пытается преодолеть свое горе анонимным сексом, и они продолжают приходить в конце, когда она, наконец, достигает «закрытия», сфотографировав могилу Рава.

Чтобы остаться верным оригинальному тексту, потребовалось бы больше усилий. В книге Олдермана Ронит — энергичный, разговорчивый и остроумный финансовый аналитик корпоративного сектора, а не угрюмый богемный артист. Она не может избавиться от остатков гордости ортодоксальных евреев. Ей нравится, что она единственная в своей рабочей группе может назвать Десять заповедей. По другую сторону пруда Эсти придерживалась традиций отчасти, чтобы сохранить рассудок. Она должна так настойчиво сосредотачиваться на каждом религиозном или племенном обряде, чтобы часто замолчать.Сверстники считают ее странной и неуместной. Даже добродушный Довид, неуверенный в своем статусе наследника Рава, склонен к ослепляющим головным болям, вызывающим синестезию. Боль проявляется в разных цветах — иногда желтом, иногда фиолетовом, иногда как «тонкий синий туман».

Чередуясь с повествованием Ронита от первого лица, всеведущий рассказчик прыгает в головы персонажей и вылетает из них, и каждая глава начинается с мини-проповеди, основанной на Торе, Мишне, молитвеннике или изречениях, переданных из рук в руки.

Leave a Reply

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *