Ничего не деланье: Недопустимое название — Викисловарь

Содержание

«Не делать вообще ничего — тяжкий труд» Как принудительный отдых превращается в ужасную скуку и что с этим делать: Книги: Культура: Lenta.ru

Человек так устроен, что продолжительный принудительный отдых оказывает на него столь же губительное воздействие, как и постоянный рабочий аврал. И даже долгожданный отпуск или спасительные выходные часто представляют собой не состояние покоя, а лишь смену деятельности. Британская журналистка и психолог Клодия Хэммонд в своей книге «Искусство отдыха. Как качественно отдыхать в эпоху вечной занятости» предлагает разные способы переосмыслить отдых и то, какое место он занимает в нашей жизни. А также подсказывает несколько вариантов достижения умиротворения. На русском языке книга выйдет в конце апреля в издательстве «Лайвбук». С разрешения издательства «Лента.ру» публикует фрагмент текста.

«Я бы предпочел отказаться»,— ответил писец Бартлби на просьбу своего начальника просмотреть важный документ. «Я бы предпочел отказаться»,— было его ответом и на просьбу принести копии документов для вычитки. Просьба сходить на почту была встречена тем же: «Я бы предпочел отказаться».

Бартлби — главный герой рассказа Германа Мелвилла, вымышленный клерк, работающий в области юриспруденции в офисе на Уолл-Стрит в 50-х годах XIX века. Его иногда называют самым феноменально ленивым персонажем в литературе того времени, хотя Обломов — персонаж одноименного романа Ивана Гончарова — мог бы с этим поспорить. (Правда, надо ли оно ему?) Большая часть комизма в «Писце Бартлби» связана с неспособностью начальника Бартлби что-либо противопоставить пассивной строптивости своего подчиненного. К превеликому раздражению безымянного рассказчика и читателей Бартлби тот также упорно никак не объясняет причин своей пассивности. Он просто предпочитает этого не делать. В какой-то момент он перестает делать вообще что-либо и просто весь день смотрит на стену. Даже когда его увольняют, вручают ему последнюю зарплату и просят покинуть рабочее место, он ожидаемо отвечает: «Я бы предпочел отказаться» — и не двигается с места. В какой-то момент юристу приходится переезжать в новый офис, чтобы хоть как-то избавиться от Бартлби.

Бартлби — настоящий виртуоз, мастер спорта по ничегонеделанию. Однако является ли его ничегонеделание отдыхом? Обломов по натуре скорее просто бездельник. Он даже и помыслить не мог о том, чтобы пойти на работу — он вообще почти не вставал с дивана. Бартбли же, напротив, весьма собран и упорен в своем труде. Да, именно так — он доказывает, что не делать вообще ничего — весьма тяжкий труд. Делать хоть что-то, чтобы его начальник от него отстал, было бы гораздо проще.

Так что пример Бартбли полезно держать в уме, разбираясь в связи отдыха и недеяния. Конечно, в определенном смысле ничегонеделание и есть отдых в самом кристально чистом виде. Разве бывает что-то более расслабляющее? Неудивительно, что в результатах «Теста на отдых» позиция «не делать ничего вообще» оказалась весьма популярна и «пришла к финишу» аж пятой из топ-десяти. Однако стоит копнуть чуть глубже и становится понятно, что, несмотря на популярность ничегонеделания, далеко не всем оно легко дается.

Десять процентов участников нашего опроса рассказали, что им в принципе нелегко отдыхать, так как это внушает им чувство вины. Как прикажете этим людям не делать вообще ничего? В случае Бартлби ничего не делать было трудно из-за требований работодателя, но часто мы и только мы сами запрещаем себе это. Даже какое-нибудь гаденькое попсовое реалити-шоу по телевизору может казаться более оптимальным вариантом времяпровождения, чем просто лежание на диване и ничегонеделание. В первом случае вы хоть что-то делаете — если на следующий день кто-то спросит вас, что вы делали прошлым вечером, вы можете дать вполне социально приемлемый ответ: «Да так, телик смотрел». А может, вы слушали музыку. Можете даже ответить: «Да ничего особенного», что будет означать, что вы занимались какой-то ерундой, не заслуживающей упоминания. А вот признаться в том, что вы «сидели и ничего не делали?» Вам было бы комфортно сказать такое другому человеку?

Кадр: фильм «Большой Лебовски»

С позиции современного мировоззрения увлечение Бартлби сидением и смотрением на стену кажется странным. Такие вещи тревожат и не дают покоя, и отдыха так не добиться. Именно поэтому в нашем желании «не делать ничего» так важна часть «особенного». На самом-то деле мы всегда хоть что-то да делаем — не физически, так мысленно. Более того, даже достижение убедительного самообмана на эту тему, иллюзии ничегонеделания, требует существенного уровня концентрации и самодисциплины, а в современном мире — еще и специальных устройств и продуктов, учебников и гуру. Не делая ничего, достаточно быстро устаешь. Но это вовсе не означает, что мы не должны пытаться сбавить темп. В этой главе я расскажу о положительных эффектах не то чтобы полного, но почти полного ничегонеделания. Как и всегда, все дело тут опять в балансе. Здесь нет никакого «все или ничего», и даже умозрительная геометрическая середина на этой шкале не поможет — поскольку большинству из нас требуется больше отдыха, чем у нас есть сейчас, нам нужен уклон именно в эту сторону.

(…)

СКУКА, ХОРОШАЯ И ПЛОХАЯ

Буквально сидеть и не делать совсем ничего — сложно. Как думаете, сколько бы вы продержались? «Все проблемы человечества связаны с неспособностью человека спокойно сидеть в одной комнате»,— написал французский философ Паскаль около 350 лет назад. Эту цитату можно было бы привести в главе «Я хочу побыть один» или в главе о грезах, поскольку дальше Паскаль пишет о боязни отсутствия отвлечений из-за того, что в такой ситуации нам придется столкнуться с мыслями, живущими в глубине сознания. Невольно задумываешься о том, не подобрался ли Паскаль ближе всех остальных к корню зла, не дающего нам отдыхать? Дело ведь и впрямь не в том, что мы не может выделить на это время, и даже не в том, что, выделив, не можем ни на что не отвлекаться — дело в том, что мы этого боимся.

Представьте, что вас попросили пятнадцать минут посидеть в одиночестве в абсолютно пустой комнате. Что бы вы стали делать? Может, потянулись бы за своим смартфоном? Нет, так не пойдет — исследователи забрали его у вас на время эксперимента. Откроете книгу или развернете газету? Не-а — тоже нельзя. Достанете ручку и бумажку и начнете составлять список дел? М-м, то же самое. Будете ходить по комнате? Займетесь отжиманиями? Не выйдет — по условиям вы должны сидеть на стуле. Сложите руки на груди и воспользуетесь подвернувшейся возможностью вздремнуть? Нет, этого тоже нельзя — вы обязаны бодрствовать. Так что в реальности единственное развлечение, которое у вас остается — ваш собственный разум. В 2014 году были опубликованы результаты серии таких психологических экспериментов, и угадайте, что? Паскаль был прав — народ не оценил.

Из одиннадцати вариантов условий эксперимента наиболее широкую известность получил один. В нем участники по очереди заходили в абсолютно пустую комнату, а к их коленям крепились электроды. Им давали пульт с кнопкой, нажатие на которую пускало через электроды разряд. После этого их оставляли в комнате на пятнадцать минут и велели «думать обо всем, о чем захочется». Ну и да, им оставлялось право бить себя током по своему усмотрению.

Результаты повергли массы в шок: один из участников ударил себя током 190 раз. Случайно попался мазохист? Как бы не так — 71 процент участников-мужчин хоть раз нажимали кнопку. Женщины были менее склонны вредить себе, но и из них четверть все же дала разряд. Видимо, люди настолько не хотели в течение пятнадцати минут оставаться наедине со своими мыслями, что предпочли причинить боль сами себе.

Тут, правда, есть одна загвоздка: выборка в исследовании была не очень большая. Опять же, нельзя исключать фактор любопытства. Будет ли разряд так же неприятен во второй раз, как и в первый? Здесь может играть роль то же влечение, что заставляет нас дотронуться до только что поданной тарелки, притом, что официант предостерегал: она горячая — в человеке живет тяга к исследованиям и познанию. Не так давно на одном кемпинге я дотронулась всеми десятью пальцами разом до железного кольца, которое окружало кострище — меня просто неумолимо тянуло узнать, насколько оно горячее. Оказалось, горячее — обожгла себе все пальцы, было достаточно неприятно. Еще в этом эксперименте важную роль играет стремление к контролю над ситуацией. Единственное, что участники могли контролировать в рамках эксперимента — та самая кнопка, так почему бы не воспользоваться ей и не почувствовать себя хоть чуть-чуть у руля? Так или иначе, результаты оказались действительно весьма интересными, и они действительно прекрасно иллюстрируют, насколько сложно не делать вообще ничего, особенно когда нам не оставляют выбора.

Кадр: фильм «Мстители: Финал»

Так же, как уединение превращается в одиночество, когда становится вынужденным, так и ничегонеделание помогает отдыхать только тогда, когда мы сами его выбираем. Принудительный отдых может обернуться мучительной скукой, и многие пациенты девятнадцатого века могут вам это подтвердить. В то время американский врач Сайлас Уэйр Митчелл изобрел «лечение отдыхом», рассудив, что сочетание «полного отдыха и обильного кормления» способно улучшить самочувствие эмоционально выгоревших пациентов. Этот метод описывался не иначе как «величайший прорыв в области прикладной медицины за последнюю четверть века», однако существуют свидетельства того, что он использовался принудительным образом: когда женщин принуждали не вставать с кровати, кормили насильно, если они отказывались принимать весьма немалое количество пищи самостоятельно, и запрещали им читать, шить, а иногда даже переворачиваться на другой бок без разрешения лечащего врача.

Рассказ Шарлотты Перкинс Гилман «Желтые обои» основан именно на ее опыте «лечения отдыхом», которое она проходила, когда страдала от постнатальной депрессии. Хоть она и признавала сама, что приукрасила некоторые моменты, реальный опыт ничегонеделания весь день она описывала как «агонию сознания столь невыносимую, что я просто сидела, качая головой из стороны в сторону». Когда ее курс лечения подошел к концу, доктор Митчелл посоветовал Шарлотте проводить не более двух часов в день за «интеллектуальными занятиями» и «никогда в жизни не прикасаться к ручке, кисти или карандашу». К счастью для мирового литературного сообщества, она его совету не последовала.

Исходя из результатов «Теста на отдых» можно предположить, что существует некий верхний порог отдыха, по прохождении которого мы перестаем им наслаждаться, и его положительное влияние на нас сходит на нет. Очки благополучия росли с каждым указанным часом, проведенным участниками за отдыхом накануне, но после шести часов отдыха они начинали, наоборот, падать. Видимо, есть некое оптимальное количество отдыха, которое приносит удовольствие, прежде чем он начинает нам надоедать.

Однако у большей части людей шансов скучать подолгу немного. В рамках американского исследования в 2017 году почти 4000 взрослых участников в течение недели пользовались приложением, которые заставляло их смартфоны вибрировать каждые полчаса в течение дня и справлялось о том, как у них дела и как они себя чувствуют. В результате на руках у исследователей оказались в сумме более миллиона наблюдений, сделанных в определенные моменты времени, что дало им возможность понять, как себя чувствовали люди в те моменты, когда ничем не занимались. Согласно результатам, участники отмечали, что чувствуют скуку менее чем в 6 процентах случаев безделья.

Звучит неплохо, правда? Скуку ведь не просто так иногда зовут смертной. Однако у нее есть и положительная сторона — она может подвигнуть нас на поиски чего-то нового. В конце концов именно такое врожденное любопытство привело род человеческий к успеху в борьбе за выживание на этой планете (и к электрическим разрядам вместе с обожженными пальцами, да).

Вот почему ничегонеделание, будучи состоянием, наиболее располагающим нас к скуке, способно, с другой стороны, помогать нам генерировать новые идеи и теории. Как мы убедились на примере грез наяву, наше сознание в такой ситуации начинает витать в облаках и создавать мостики и связи между разными мыслями, и в итоге, если повезет, рождает таким образом нечто новое. Лучшие умы человечества пользовались такими состояниями на полную катушку. Леонардо да Винчи, к примеру, велел своим ученикам смотреть на стену, пока пятна и трещинки не начинали приходить в движение и даже складываться в лица. Интересно, знала ли об этом Вирджиния Вулф, когда писала рассказ «Пятно на стене», в котором отмечала фокусы, которые может вытворять человеческий разум с загадочной темной выпуклостью на штукатурке.

Перевод М. Череповского

10 цитат о пользе ничегонеделания | Стиль жизни

Писатель-сатирик, ранее возглавлявшая разработку UX для Google Doc, Сара Купер делится вдохновляющими высказываниями, которые помогут перестать беспокоиться о том, что сегодня вы ничего не сделали.

Мне нравится справляться со своими задачами. Вот почему я по несколько часов в день читаю статьи о повышении продуктивности. Когда день заканчивается, я добавляю в закладки то, что не успела прочесть, чтобы закончить позже (почерпнула эту хитрость в одной статье о повышении продуктивности).

Кроме того, я прочитала, что если когда у вас что-то не получается, нельзя винить себя. Оказывается, это контрпродуктивно. Так что я приготовила 10 вдохновляющих цитат, которые помогут вам перестать переживать о том, что сегодня вы ничего не сделали.

«Мы все переживаем неудачи — во всяком случае, лучшие из нас».

Д. М. Барри, шотландский драматург и романист

Если верить этой мудрой фразе создателя Питера Пена, лучшие из людей терпят поражения — так почему бы вам не стать одним из лучших? Кто-то скажет, что вы не провалитесь, если не попытаетесь — но ведь не попытаться — то же самое, что провалиться, разве нет?

«Не стоит недооценивать значение Ничегонеделания — простой прогулки, когда вы слушаете все то, чего не можете слышать, и не беспокоитесь ни о чем».

Маленькое Руководство Винни-Пуха (Pooh’s Little Instruction Book)

Ничегонеделание так важно, что автор написал его с большой буквы. Я не могла бы подчеркнуть это сильнее.

«В жизни есть дела поважнее, чем только наращивать ее темп».

Махатма Ганди, один из руководителей и идеологов движения за независимость Индии от Великобритании

У Ганди было много памятных цитат, но эта кажется мне лучшей — она всегда помогает мне успокоиться, когда я начинаю переживать на тему того, как много времени трачу в интернете.

«Очень мало надежды мы можем найти в том, что питает наше трудолюбие, но у нас появляется шанс, как только мы бросаем работу, чтобы полюбоваться звездами».

Г. М. Томлинсон, британский писатель и журналист

Для самой нашей человечности единственный шанс выжить — это любоваться звездами. Но если на небе еще пусто, то подойдут и звезды в Instagram.

«Стресс — это не что иное, как социально приемлемая форма психического расстройства».

Ричард Карлсон, писатель, психотерапевт

Я знаю, что чувствую себя безумцем, когда до меня добирается стресс. А знаете, когда я не чувствую себя безумцем? Когда сплю.

«Тот, кто может отдохнуть, превосходит того, кто может брать города».  

Бенджамин Франклин, государственный и политический деятель США

Наше общество склонно возвеличивать тех, кто поражает своими достижениями. Вы читали страницу Википедии о Бенджамине Франклине? Или Анджелине Джоли? Вау. Как они это делают? Но даже старина Бенджи знал, что отдых — величайшее достижение.

«Труд полезен не всегда. Существует такая вещь, как священное безделье».  

Джордж Макдональд, шотландский романист и поэт

Работа — не ответ на все. И это определенно не ответ на все эти бесконечные списки дел.

«Напряжение — это то, кем вы себя считаете. Расслабление — это то, чем вы являетесь».

Китайская поговорка

Эти китайские поговорки свое дело знают.

«Сиди в безмолвии, ничего не делай; приходит весна, и трава растет сама собой».

Мацуо Басё, японский поэт

Что плохого — только честно — может случиться, если сегодня вы ничего не будете делать? Не выйдет ли так, что большая часть того, о чем вы так беспокоитесь, произойдет сама собой, без вашего участия? А если и нет, так ли это важно?

«Вы должны уметь позволить себе какое-то время ничего не делать, чтобы события сами происходили с вами, а ваш ум мог свободно поразмышлять».

Мортимер Адлер, американский философ

Быть может, именно сегодня вам в голову придет идея на миллион — если только вы не проведете день за рутинной работой.

Надеюсь, теперь вы меньше переживаете из-за того, что ничего не сделали сегодня. Я-то уж точно.

Психолог о том, почему ничего не делать – не стыдно — citydog

Мы поговорили с психологом Михаилом Дернаковским о том, почему ничегонеделание – это важно, а время, проведенное в социальных сетях, отдыхом не считается.

– Нас всех часто преследует идея «эффективности» – уверенности в том, что нужно извлекать пользу из каждой минуты, из каждого дня, а иначе нас нагонит стыд и ощущение собственной беспомощности. Как же нам научиться правильно отдыхать и расслабляться?

Во-первых, нужно разобраться, когда и в каких условиях человек отдыхает. В советской психологии была распространена идея о том, что человек отдыхает в процессе изменения вида деятельности. Если брать бихевиоризм, то там концепция другая. Там выделяют реактивное поведение человека, которое связано с реакцией на него окружающих. Это поведение обычно связано с чувством долга и выполнением обязательств: на работе, в семье, перед самим собой – и автономное поведение, когда он, собственно, и отдыхает. С точки зрения этой гипотезы, если человек выполняет какие-то действия, связанные с чувством долга и обязательствами, он всегда будет уставать. Даже если человек поехал в отпуск и думает о том, что на отдыхе ему надо прочитать какую-то книгу или «подтянуть» язык, он не будет там отдыхать.

Отдыхает человек в тот момент, когда стряхивает с себя все обязательства и пускает все на самотек, переходя в автономное поведение. В этот момент человек либо ничего не делает, либо спит, либо занимается какими-то интересными для него занятиями. Самое главное, чтобы в этот момент он не выполнял то, что связано с его долгом.

К сожалению, некоторые люди не умеют входить в такое состояние. Есть различные суррогаты – например, в процессе курения человек может расслабляться и сбрасывать с себя заботы. Некоторые люди выпивают. Но в таких случаях человек все равно не отдыхает, а просто погружается в состояние зависимости.

Сейчас распространено другое явление: когда у человека выдается свободная минута, он вместо того, чтобы расслабиться, лежать и плевать в потолок или заняться творчеством, сидит в социальных сетях или читает какие-то новости и статьи. Но отдыха это ему не приносит, потому что он активизирует норадреналовую систему, связанную со стрессом. Пользование интернетом приводит сначала к выбросу адреналина, а потом кортикостероидов – как следствие, у нас повышается давление, расширяются зрачки, ускоряется мышление. И это состояние, с одной стороны, очень адаптивно: мы лучше соображаем и становимся работоспособными, но эти ресурсы быстро истощаются, и иммунная система подавляется. Вроде бы человек отдыхает, когда играет в компьютерные игры или читает высказывания в социальных сетях, но на самом деле он тратит свои ресурсы. И из-за этого возникает состояние переутомления. У человека развивается астенический синдром или неврастения.

Первая фаза переутомления – это гиперчувствительность. Это когда нас начинают беспокоить не заметные в норме раздражители: капающая вода, карканье вороны или когда кто-то щелкает ручкой. Такое состояние еще возникает, когда человек не высыпается. И получается замкнутый круг: недосып вызывает повышенную раздражительность, а она, в свою очередь, мешает заснуть.

Вторая фаза – это раздражительная слабость: человек не просто раздражается – у него не хватает ресурсов, и он начинает плакать, кричать, беситься, беспокоиться. Человек уже непродуктивен, он затрачивает много времени даже на выполнение простых вещей.

И третья фаза – это гипочувствительность, или снижение чувствительности: когда человек уже перестал нервничать, но внутри него отвратительное состояние. То есть ему субъективно плохо. Он приходит домой, его кто-то о чем-то просит, а он вообще уже не вникает и ничего не слышит. Два месяца в состоянии гипочувствительности – и у человека развиваются так называемые психосоматические заболевания.

С состоянием постоянного нахождения в стрессе нужно бороться целенаправленно. Существует, конечно, проблема: человек не понимает, что, когда он хотя бы час в день лежит и ничего не делает, он дарит себе больше, чем если бы он в это же время читал книжку или убирал в квартире. В идеале вообще один день в неделю выделять на отдых, релаксацию и ничегонеделание. В наших условиях постоянной занятости это сложно, но хотя бы один час в день на релаксацию выделять нужно обязательно. Тут хорошо помогают медитации, два раза в день по двадцать минут уже дадут существенный эффект. Есть еще вариант занятий спортом. Но тут главное – понять, что человек отдыхает не когда он занимается спортом, а после этого. Потому что после занятий спортом у человека снижается мышечный тонус, снижается активность нервной системы, и он отдыхает. Но если после занятий спортом человек сразу переключился на какую-то другую активность, то он не отдохнет. Нужно заставлять себя отдыхать и ничего не делать, вводить это в график, как чистку зубов.

Важно сказать, что с медицинской точки зрения всех людей можно разделить на тип «А» и тип «Б». «А» – это люди с повышенным уровнем базальной тревожности, они более ответственные. За счет этого они чувствуют большую ответственность по выполнению своих обязательств и испытывают больше стресса. У людей типа «Б» уровень базальной тревожности занижен, и они меньше подвержены стрессам. Они могут позволить себе опоздать, не выполнить какое-то задание и сильно по этому поводу не волнуются. Люди типа «Б» живут дольше, но зато меньше чего-то достигают. Переходить из типа «А» в тип «Б» насовсем не нужно, но умение переходить в этот тип хотя бы на час в день или на выходные – это очень хорошая практика. Все это нам нужно для того, чтобы продлить себе жизнь и существенно улучшить ее качество.

Перепечатка материалов CityDog.by возможна только с письменного разрешения редакции. Подробности здесь.

   Фото: CityDog.by.

Еще по этой теме:

Ничего не деланье, Вызовы аниматроников и ASK — фанфик по фэндому «Five Nights at Freddy’s»

Набросок из нескольких строк, еще не ставший полноценным произведением
Например, «тут будет первая часть» или «я пока не написала, я с телефона».

Мнения о событиях или описания своей жизни, похожие на записи в личном дневнике

Не путать с «Мэри Сью» — они мало кому нравятся, но не нарушают правил.

Конкурс, мероприятие, флешмоб, объявление, обращение к читателям
Все это автору следовало бы оставить для других мест.

Подборка цитат, изречений, анекдотов, постов, логов, переводы песен
Текст состоит из скопированных кусков и не является фанфиком или статьей.
Если текст содержит исследование, основанное на цитатах, то он не нарушает правил.

Текст не на русском языке

Вставки на иностранном языке допустимы.

Нарушение в сносках работы
Cодержание сноски нарушает правила ресурса.

Список признаков или причин, плюсы и минусы, анкета персонажей

Перечисление чего-либо не является полноценным фанфиком, ориджиналом или статьей.

Часть работы со ссылкой на продолжение на другом сайте
Пример: Вот первая глава, остальное читайте по ссылке…

Работа затрагивает недавние мировые трагедии или политические конфликты
Неважно, с какой именно целью написана работа — не стоит использовать недавние события-трагедии для создания своих работ

Лень vs. ничегонеделание — Айти Самурай

· 2 мин

Иногда хочется просто ничего не делать. А как же “действие, действие и ещё раз действие?” На самом деле, есть разница между ленью и ничего-не-деланием.

Лень — состояние, когда мы от чего-то убегаем. От надоевшей работы, которая оплачивает счета. От целей, которые сложно достигнуть. От ответственности, которую страшно брать. Лень и прокрастинация также могут быть признаком выгорания, показывающие, что мы идём не в правильном для себя направлении.

Лень — это самосаботаж и с ней нужно работать. Даже если она пришла как звоночек выгорания, потупить в соц сетях или нетфликс не спасёт ситуацию. Это вступает в силу лень второго порядка, или мета-лень, когда вы ленитесь искать истинные причины лени.

Ничего-не-делание хорошо показано в книге Роберта Пёрсига “Дзен и искусство ухода за мотоциклом”, которую я недавно начал перечитывать. В книге автор с сыном и друзьями путешествует на мотоцикле по американской глубинке в начале 1970х. Пёрсиг говорит, что “в маленьких городах в глуши люди охотно показывают тебе направление и спрашивают откуда ты, потому что им некуда спешить. Они могут себе позволить быть приятными”.

По ходу путешествия он наблюдает за окружающим миром, людьми и призраками в своей голове. В этом заключается ничего-не-делание — это осознанный отказ от “действия”, шаг в сторону от крысиных бегов городской жизни. Ничего-не-делание требует усилий, но, когда входишь в ритм, оно даётся очень легко и чувствуется как сама жизнь.

Думаю, всем знакомо ощущение, когда ты очень устал физически, но чувствуешь себя супер отдохнувшим. У меня такое бывает после поездок с палаткой в горы. В таких местах время теряет смысл, но понимаешь это не сразу. Нужно дать телу и голове отпустить напряжение, прочувствовать тщетность всех дел, эфемерность соц сетей и искусственность зависимости от денег, которые не заберёшь с собой после смерти. Когда не двигаешься и стоишь на месте, мир предстаёт в другом свете. По-настоящему.

# Самопознание

Умное ничего-не-делание

Приветствую, всех любителей земледелия! Я живу на Украине в селе Мельники Каневского района. Меня Зовут Татьяна Распутина и мне 50 лет. Наша с мужем жизнь изменилась 8 лет назад. Мы как раз переехали жить в село из промышленного города и стали получать опыт возделывания земли.

4 года назад я посетила семинар Хольцера, когда он приезжал на Украину, на котором познакомилась с Борисом Бубликом, Валентиной Ляшенко, Николаем Курдюмовым. Эти люди помогли мне понять, что землю можно и нужно превратить в цветущий сад.

Сейчас в интернете очень много интересных семинаров и украинских, и российских, и зарубежных. И все говорят и просят бережно относится к земле, к ее ресурсам и восстанавливать землю. Как говорит Борис Андреевич Бублик: «Я не даю рецептов, я делюсь своим опытом». Нельзя на 100% копировать чьи-либо рекомендации, потому что у нас у каждого на огороде в разных местах может быть разная земля и не факт, что подойдет то, что советует кто-то на семинаре или в книге.

А также надо учиться наблюдать за природой. Для этого я хожу в лес, там есть изумительная поляна, образец пермакультуры. На этой поляне растет клубника лесная, земляника, пырей, мать-и-мачеха, зверобой, иван-чай, шиповник, дубки, акации, боярышник, липа и многое другое, но никто никому не мешает и нет никаких болезней, перекосов с вредителями. И вот, наблюдая за этой поляной, я поняла, что я желаю создать у себя на земле похожий Райский сад.


Начали мы все же немного с другого

Мы замеряли весь участок и на бумаге составили план огорода. Разделили огород на несколько секторов и каждый сектор на несколько грядок. Получились грядки шириной от 90 см до 1,10 м, длина от 7 метров до 30 метров. Тропки шириной от 40 см до 70 см. Направления грядок было разное и с севера на юг, и с востока на запад.

Грядки делали все приподнятые без бордюров. Муж предложил сразу сделать грядки с бордюрами, но я отказалась, потому что хотелось побыстрее все засадить. По прошествии 5 лет, пришла к выводу, что грядки лучше делать с бордюрами.

Часть таких грядок мы уже сделали и за ними гораздо комфортней и удобней ухаживать. Бордюры мы делаем из поваленных сосен, и лес чистится и нам хорошо. Чем хорошо дерево, да еще из леса? Образуется микориза, которая помогает растениям получать дополнительную влагу. Постепенно бревна начнут разлагаться, что послужит дополнительным питанием для растений. Придут черные муравьи, начнут перерабатывать древесину, и образуется после них прекрасная земля.


Создание грядок

Выкапываем узкую траншею на штык лопаты, а землю в ту сторону, где будет грядка. Затем берем очень большие мусорные пакеты и в длину укладывали в траншею так, чтобы часть пакета 10 см выглядывала с другой стороны от грядки. И возвращали землю назад в траншею. Пакет не будет пропускает корешки сорной травы и грядка будет чистой. По периметру грядки под бревна я еще укладываю старые тряпки, вещи, получается утилизация мусора и червям и бактериям тоже хорошо, будет что перерабатывать. О «мусоре» тоже нужно не забывать и находить ему применение.

Сейчас, если нужно сделать новую грядку, мы весь сезон забираем у соседей всю сорную траву и складываем на месте будущей грядки. Осенью также забираем кукурузу, разную ботву и добавляем сверху на мульчу, которую складывали все лето. Если есть картон, то под низ укладываем его, а сверху траву. Чем больше слой мульчи, тем лучше. И так до следующего года. Весной сгребаем остатки мульчи в сторону и делаем грядку. Под толстым слоем мульчи погибает сорная трава. Если и остаются корешки, то очень мало, их легко можно выбрать.

Когда грядка готова, укрываем ее мульчей и оставляем до будущих посадок. Также стараемся сразу замульчировать и тропки, но более грубым материалом, стеблями кукурузы, опавшими листьями, тряпками. Почему тропки тоже? Как только сойдет снег, можно спокойно ходить по огороду и производить посадки ранних культур, осматривать свои владения при этом планируя будущие посадки.


Как я планирую посадки

Выбираю несколько грядок, которые будут многолетними. У меня уже есть несколько таких грядок. Что это за грядки?

На одной грядке несколько лет назад я высадила лук, чтобы получать свои семена, он растет на этой грядке 5 лет. Периодически часть лука пропадает, на его место я подсаживаю другой. Отбираю сейчас луковицы самые крупные и красивые только из своего урожая. На этой грядке посередине прекрасно растет куст шалфея. Также среди лука растет несколько кустов люцерны, петрушка и щавель. Физалис овощной тоже сам разрастается по грядке и в жару прикрывает лук.

Есть грядки, где было высеяно 19 культур, некоторые растут самостоятельно и дают урожай семян. Это укроп, петрушка, мангольд, чернушка, чеснок семенами, кервель, салат, шпинат, горох, кориандр, морковь, томаты, редиска, капуста ранняя, щавель, хризантема одногодичная, овсяный корень, свекла сахарная и красная.

Способ посева семян я использую тот, который показывал Хольцер на семинаре. Все семена я смешиваю с влажным песком и разбрасываю на подготовленную грядку. Благодаря песку видно где ложатся семена.

Я обязательно подсеваю все культуры, потому что часть из-за жары или морозов пропадает, но я не огорчаюсь. Так можно создать несколько грядок. Минимальный уход, а урожай присутствует и весной, и летом, и осенью. Особенно хорошо осенью. Мы делаем салаты из разных культур, которые выросли из самосевных семян.

Мне нравится высказывание Бублика — «умное ничего-не-делание». Вот и я стараюсь высаживать растения так, чтобы меньше вмешиваться в процессы произрастания растений.

Помидоры высокорослые высадила на грядке в два ряда, а посередине посеяла кукурузу. Кукуруза выросла хорошей опорой для томатов, я иногда приходила и направляла веточки помидор. Мое вмешательство этим и ограничилось, так как не люблю подвязывать помидоры. По краям грядки высадила базилик. Также по грядке разбросала семена петрушки, укропа и моркови. Все росло в гармонии. Осенью стебли кукурузы я срезала секатором и выложила на тропки.

Такую же грядку делаю и при посадке огурцов, только кукурузу высаживаю поперек грядки и между огурцами, так получается больше тени для огурцов. Между кукурузой сею семена редиски, масленичной редьки, часть редиски идет на салат, а часть остается. Редиска и редька дают семена, а затем стебли срезаю и отдаю на корм козе.


О клубничных грядках

Так получилось, что пока сделали новые грядки для клубники уже был конец октября. Я все же рискнула её пересадить. Клубника прекрасно принялась и на следующий год дала хороший урожай. Всю клубнику замульчировала дробленными ветками, снег хорошо утрамбовал мульчу и весной был плотный ковер из дробленных веток. Когда была жара, то в клубнике сохранялась влага и она стояла красивая и дала еще и усы. За рассадой ко мне приходили соседи, так как у многих клубника выгорела.

Клубнику я не подстригаю уже несколько лет, посмотрела, как она ведет себя в лесу. Ведь ее там никто не подстригает. Ягодки может не такие крупные, но урожай всегда есть. По клубнике я высадила кусты многолетнего лука и семена чеснока, а также петрушку. У меня нет грядок с одной культурой, на всех грядках разнообразие.

Хочу поблагодарить Наталию Петрову, Ильдуса Ханнанова и всех людей, которые создавали и помогают поддерживать сайт «Ваше Плодородие». Мне очень нравится как вы систематизируете всю полученную информацию и делитесь своими знаниями с единомышленниками.

Оставайтесь БОГатыми и здоровыми. И продолжайте любить землю — она живая! Победы всем участникам конкурса.

С уважением Татьяна Распутина, Украина

Нужно ли современному человеку умное делание? / Православие.Ru

Святитель Игнатий (Брянчанинов)
Если спросить современных христиан, что они знают об умном делании, то вряд ли многие ответят правильно. Кто-то скажет, что это исключительно монашеский, высокий подвиг безмолвия и созерцания, когда аскет своим умом зрит Божественные тайны. Кто-то ответит, что это произнесение в уме молитвы Иисусовой, допустимое мирянину в определенной степени. А кто-то заявит, что умное делание – это что-то заумное, не имеющее практической ценности и вовсе не нужное нам в повседневной жизни.

Что же это такое – умное делание, какой в нем смысл, и нужно ли это христианам в условиях современной жизни?

Вообще сам термин «умное делание» уже показывает, что оно совершается в «умной» сфере существа человека, а под умом святые отцы никогда не подразумевали только рассудок[1]. Рассудок – это способность анализа и логических построений, всевозможных мысленных операций, необходимых в жизни земной. Ум же – это сокровенная, глубинная сфера души человека, в которой мы переживаем свое «я», осуществляем самопознание, и именно в этой сфере наше «я» способно к таинственной встрече и общению с Богом. Поэтому когда речь идет об умном делании, то подразумевается собственно внутреннее, душевное делание христианина. И потому для святителя Игнатия (Брянчанинова) вопрос об умном делании был вопросом жизни и смерти, подлинности и неподлинности христианской жизни как таковой. Именно в умном делании он видел сокровенную суть духовной жизни как пути, возводящего к единению с Богом.

«Мир высоко ценит телесные подвиги и лишения, – писал святитель Игнатий, – не разбирая того, правильно ли, полезно ли употребляются они или погрешительно и в тяжкий душевный вред; мир особенно уважает то, что действует удачно на телесные чувства, что соответствует понятиям мира о добродетели и о монашестве; мир любит то, что льстит и угождает ему»[2]. «Важная примета кончины монашества (а состояние монашества для святителя Игнатия было индикатором общего состояния христианства. – В.Д.) – повсеместное оставление внутреннего делания и удовлетворение себя наружностию на показ»[3]. «Прежде умное делание было очень распространено и между народом, еще не подвергшимся влиянию Запада. Теперь все искоренилось; осталась личина благочестия; сила иссякла. Может быть, кроется где-либо, как величайшая редкость, какой-либо остаток прежнего. Без истинного умного делания монашество есть тело без души»[4]. При одном наружном благочестии без внутреннего делания наша духовная жизнь лишится сущности. И действительно, что толку от участия в многочасовом бдении, если при этом своим умом ты гуляешь туда и сюда? Какой смысл в видимой милостыне, если внутри твое сердце исполнено гнева и хищничества? Доставит ли спасение только внешнее целомудрие, если чувства и мысли твои давно уподобились дому терпимости?

Люди привыкли жить внешним, и потому взгляд внутрь себя вообще, внутреннее делание им представляется чем-то неинтересным, скучным и бесполезным. На самом деле все полностью наоборот. Растворяясь во внешних увлечениях (точнее, развлечениях), человек утрачивает свое внутреннее лицо, становится духовно безликим; его внутренний мир оскудевает, в итоге приедается и сама внешняя жизнь, так что человек, переходя от одного развлечения к другому, быстро пресыщается и угасает. Уделяя же внимание внутреннему, украшая и преображая обитель своей души, мы делаем интересной и внешнюю жизнь, потому что у кого обновляется внутреннее, тому не будет приедаться и внешнее.

Что же, собственно, должно составлять содержание внутреннего делания христианина? Для того чтобы это понять, святитель Игнатий, во-первых, указывал на цель и назначение человека. Во-вторых, обращал внимание на саму особенность естества человека в условиях нашего падшего мира.

Оптина пустынь
В этой связи вспомним, каким был изначально создан человек, а именно: приобщенным Богу, пронизанным Его благодатью, как храм для Бога. Святитель Игнатий так и писал об изначальной цели и назначении человека: «Назначение человека быть сосудом и орудием Божества». «Человек есть богозданный храм Божества по душе и телу»[5]. И потому духовно полноценный человек – это не просто душа и тело, но еще и благодать Духа Святого, без которой человек уподобляется животному.

Человек не самобытен, его подлинное благополучие напрямую связано с богообщением: как «жизнь тела – от присутствия в нем души», так и «жизнь души – от присутствия в ней Святаго Духа»[6]. А поскольку в естестве человека царственное место занимают его ум и сердце, которые вершат самоопределение личности, то стяжание Духа Святого, возвращение к изначальному своему призванию невозможны без устремления к Богу умом и сердцем. Если подчинятся Богу ум и сердце, то и весь человек станет Его обителью. Если же ум и сердце вне общения с Богом, то и весь человек пребывает в духовном растлении.

Второе важное наблюдение есть то, что как «жизнь не прекращается ни на мгновение, так и ум не престает ни на минуту от рождения мыслей, а сердце не престает ни на минуту от рождения чувствований»[7]. То есть деятельность ума и сердца непрестанна, они не могут жить без мыслей и чувств. Дело в том, что Бог вложил в естество человека не только потребность активной внешней деятельности, но и потребность деятельности внутренней, мысленного творчества, созерцания. Если мы не будем в нашей духовной жизни реализовывать вторую потребность, направлять ее к Богу, то она выродится в хаотичные мечтания, в греховные фантазирования, неудержимо охватывающие наш внутренний мир, влекущие в сферу греха и порока, что наверняка подтвердит каждый из собственного опыта.

В нашем состоянии падения и ум, и сердце сами собой плодят мысли и ощущения, в которых добро смешано со злом; также невидимый враг постоянно всевает в нас свои мысленные плевелы. Отсюда «если не дать ей (душе) богоугодного упражнения, то она будет непрестанно упражняться в тех мыслях и чувствованиях, которые родятся в ней самой; иначе: она будет развивать свое падение, развивать в себе ложь и зло, которыми она заражена»[8]. Вот здесь-то упорядочить происходящее внутри и поможет умное делание.

Умное делание есть постоянное внутреннее бодрствование во исполнение слова Христа: «Бодрствуйте, потому что не знаете, в который час Господь ваш приидет» (Мф. 24: 42). Оно – постоянная внутренняя готовность к служению Христу в своем сердце: «Да будут чресла ваши препоясаны и светильники горящи» (Лк. 12: 35). Оно – осмотрительность и осторожность в отношении всего подступающего к душе: «Если бы ведал хозяин дома, в который час придет вор, то бодрствовал бы и не допустил бы подкопать дом свой» (Лк. 12: 39).

В этой связи упомянем, что наиважнейшей составляющей умного делания святые отцы называли трезвение, то есть постоянную внутреннюю бдительность, бодрствование души в стремлении очиститься от всякого греха на уровне мыслей и чувств, дабы приобщиться благодати Божией. «Господь заповедал нам непрестанную молитвенную бдительность над собою, состояние, называемое в деятельных отеческих писаниях священным трезвением»[9]. «Трезвение противодействует самым началам греха: помыслу и чувствованию греховным. Трезвение совершает заповеди в самых началах человека: в помыслах и чувствованиях»[10].

Известно, что многие грехи человек совершает тогда, когда теряет самоконтроль. Это легко проверить на самих себе. Едва утрачивается внутреннее наблюдение за собой, за своими мыслями и чувствами, как душа оказывается во власти вторгшихся помыслов, нашедших впечатлений или действия сильной страсти. Святитель Игнатий неоднократно предостерегал: «Обыкновенно люди считают мысль чем-то маловажным: потому что они очень мало разборчивы при принятии мыслей. Но от принятых неправильных мыслей рождается все злое»[11]. Порой нам кажется, что рой многочисленных помыслов, которые мы с утра до вечера пережевываем в себе, словно жвачные животные, есть вполне естественное для нас состояние. Таким образом, человек заведомо соглашается с тем, что разруха и беспокойство и есть его подлинный внутренний мир.

На самом же деле ситуация иная: «состояние сердца всегда зависит от мыслей, усвоившихся уму»[12]. Значит, важно постоянно блюсти свою душу от вторгающихся греховных помыслов. В противном случае человека ждет духовное крушение. Постоянно пребывая близ соблазнов, которыми исполнен мир, мы приобретаем от них впечатления, и, рассеянно глотая их, отравляем собственную душу. «Соблазн, находясь пред нами или вблизи нас, по необходимости найдет сочувствие себе в нашем греховном повреждении и произведет на нас впечатление. Впечатление это может быть и не примеченным; но когда оно разовьется и усилится в человеке, тогда возобладает им и может поставить на край погибели. Иногда впечатление соблазна действует и весьма быстро, не дав, так сказать, опомниться или одуматься искушаемому: мгновенно омрачает ум, изменяет расположение сердца»[13]. А кто предается греху в мыслях, тот не удержится от греха во внешней жизни.

Не только святитель Игнатий, но и другие святые отцы сравнивали отсечение греховных и суетных помыслов с выпалыванием сорняков на земле. Как только появились первые скверные помыслы, их нужно тотчас же отсекать. Можно, конечно, и не выпалывать, но такая земля становится совсем непригодной к возделыванию, на ней невозможно собрать урожай.

Святитель указывает даже признаки отличия помыслов и чувств благих от злых: он определяет это по производимому помыслами и чувствами действию на наше естество, по их первому действию, как они только возникли в нас. Помыслы и ощущения благочестивые, добрые, благодатные «приносят с собою в душу несказанный мир и тишину – по этому познаются, что они от Истины»[14]; они «содействуют молитве, оживляют ее, усиливают внимание и чувство покаяния, производят умиление…»[15]. Напротив, «ощущение смущения служит всегда верным признаком приближения падших духов, хотя бы производимое ими действие имело вид праведности»[16]; «смущение, самое тончайшее, какими бы оно ни прикрывалось оправданиями, служит верным признаком уклонения с тесного пути Христова на путь широкий, ведущий в погибель»[17]. «Ясные признаки пришествия к нам и действия на нас падшего духа суть внезапно являющиеся греховные и суетные помыслы и мечтания, греховные ощущения, тяжесть тела и усиленные скотские требования его, ожесточение сердца, надменность, тщеславные помыслы, отвержение покаяния, забвение смерти, уныние, особенное расположение к земным занятиям. Пришествие к нам падшего духа всегда сопряжено с ощущением нами смущения, омрачения, недоумения»[18].

Действительно, обращая взор в глубь нашей души, мы можем заметить, что начало любого греховного помысла или чувства сопровождается ощущением смущения, дискомфорта, нечистоты. Тем самым мы можем вовремя замечать начало греховного действия и сразу же отказываться от него, обращаясь умом и сердцем к Господу. В этом смысле умное делание подобно возделыванию земли: сколько бы ни появлялось сорняков, необходимо их все выпалывать, иначе не пожать благого плода. Каждый из нас наверняка замечал и то, что, отказываясь от злых мыслей или нечистых образов, не допуская их внутреннего в нас развития, при искренней молитве к Богу душа обретала спокойные, ясные чувства, чистые и мирные мысли. В результате долговременного упражнения в умном делании у христианина вырабатывается навык – сразу же замечать приближение лживых помыслов или чувств, по первому же ощущению определять и отвергать греховные приражения, в какую бы личину они ни облачались.

Итак, умное делание есть глубокое внимание к тому, что происходит в нашей душе. Конечно, не всегда нам нравится заглядывать внутрь собственного сердца. Ведь когда дом заполнен всяким хламом и мусором, когда в нем давно не наводили уборки, то пребывать внутри бывает скучно и неуютно, и хочется побольше быть вне его. Но если мы наводим порядок в наших домах и квартирах, то разве, как христиане, мы не должны благоустраивать храм собственной души?

Святитель Игнатий считал, что для сохранения внимания и трезвения вовсе не надо покидать свои служебные обязанности: «Занятие служебное, сопряженное с ответственностью, не препятствует сохранению внимания к себе – оно руководствует к такому вниманию… Деятельность – необходимый путь к бдительности над собою, и этот путь предписывается святыми отцами для всех, которые хотят научиться вниманию себе… При деятельной жизни люди помогают человеку стяжать внимание, напоминая ему нарушения внимания. Подчиненность есть лучшее средство приучиться ко вниманию: никто столько не научит человека внимать себе, как его строгий и благоразумный начальник»[19]. Значит, и миряне, люди, облеченные служебными обязанностями, могут беспрепятственно и полноценно совершать умное делание, хранить внутренние трезвение и внимание к себе. «При служебных твоих занятиях, – наставляет святитель, – посреди людей не позволяй себе убивать время в пустословии и глупых шутках; при кабинетных занятиях воспрети себе мечтательность; скоро изострится твоя совесть, начнет указывать тебе на всякое уклонение в рассеянность как на нарушение евангельского закона, даже как на нарушение благоразумия»[20].

Мы уже говорили о том, что блуждание своим умом только во внешнем мире не способно насытить душу человека. Но и взгляд только внутрь, замкнутость на себе обедняют человека, а сосредоточение внимания на подступающих помыслах может повергнуть в уныние. В этой связи заметим, что умное делание – это не замкнутость на себе и своем внутреннем «эго», а высвобождение ума и сердца от хлама скверных мыслей и чувств для свободного и чистого стремления к Богу. Для этого, по святым отцам, необходима внутренняя чистота и целомудрие. Потому что Бог вселяется в человека, когда человек устраивает свои мысли и чувства по воле Божией, тогда в нем во всей ясности сияет образ Божий. А для того, чтобы внутренний подвиг не был замкнутостью на себе или на подступающих помыслах, он исполняется умной молитвой, то есть устремленностью ума и сердца к Спасителю Иисусу Христу – молитвой Иисусовой.

Почему же именно молитва Иисусова? Вообще-то святые отцы не останавливались только на ней, а упоминали многие краткие молитвы как подходящие для умного делания. Из кратких молитв святитель Игнатий приводит такие, как молитва мытаря: «Боже, милостив буди мне грешнику (грешному)» или «Боже, очисти мя грешнаго»[21], а также равносильную им «Господи, помилуй»[22]. Приводит также святоотеческие молитвы: преподобного Антония Великого – «Господи Иисусе Христе, помилуй меня», «Господи Иисусе Христе, помоги мне», «Славлю Тебя, Господь мой, Иисус Христос»[23]; преподобного Исаака, безмолвника Египетского скита, – «Боже, в помощь мою вонми, Господи, помощи ми потщися» (Пс. 69: 2)[24]; преподобного аввы Дорофея – «Господи Иисусе Христе, помилуй мя» и «Сыне Божий, помоги мне»[25]; преподобного Иоанникия Великого – «Упование мое Отец, прибежище мое Сын, покров мой Дух Святый, Троице Святая, слава Тебе»[26]; некоторого отца, о молитве которого упоминает святой Исаак Сирин, – «Я согрешил, как человек, Ты же прости, как Бог»[27].

Однако самой лучшей, превосходной молитвой стоит признать именно молитву Иисусову: «Господи Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй мя грешнаго». Святитель Игнатий изъяснял это так: «Великое служение молитвы, вводящей человеков в ближайшее общение с Богом, появилось на земле, в обширнейшем размере, со времени примирения человеков с Богом при посредстве Богочеловека… Имя Богочеловека получило в служении молитвенном важнейшее значение, будучи именем Спасителя человеков, Творца человеков и ангелов, будучи именем вочеловечившегося Бога, Победителя возмутившихся рабов и созданий – демонов»[28]. «Господь наш Иисус Христос есть единственный источник нашего спасения, единственное средство нашего спасения; человеческое имя Его заимствовало от Божества Его неограниченную, всясвятую силу спасать нас»[29]. Во Христе природа человека вознесена к единению, теснейшему общению с природой Божественной, и потому мы, приобщаясь Христу, соделываемся обителью Бога, обретаем дарованное Им спасение.

Обобщая сказанное, можно заметить, что умное делание по самой сути своей есть как можно более частое обращение к Богу умом и сердцем при трезвенном хранении души от всего греховного и скверного. Умное делание есть внимательное произнесение молитвы Иисусовой «Господи Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй мя грешнаго» с теплым, благоговейным и покаянным чувством, что способно оградить от многих внутренних бед и искушений, а главное – приобщить к благодати Спасителя.

Кстати, такая молитва как ничто другое нужна для нашей практической деятельности. Обратим внимание на то, что производит молитва в душе. После искренней, исполненной веры молитвы душа становится умиротворенной, спокойной, молитва доставляет внутреннюю ясность. А ведь именно это нужно человеку в практической жизни, чтобы не увлекаться суетой и иметь столь нужную для нашего времени выдержку.

Так что умное делание в самых его основах, как это изложено, в частности, в сочинениях святителя Игнатия (Брянчанинова), вполне уместно и необходимо для мирян. Если же речь идет о тех высотах духовного делания, которые свойственны уже преуспевшим монахам (что описано в некоторых книгах святых отцов – авторов Добротолюбия), то приступать к такому деланию простым христианам, то есть в реальности всем нам, не стоит. Особенно это касается психофизических приемов, поиска места сердечного и низведения туда ума, соединения слов молитвы с дыханием и т.п. – не понимая, о чем идет речь, мы просто загубим свое пусть и не очень совершенное делание.

И еще раз обратим внимание, что наш ум не существует без мыслей, так же как и сердце – без чувств. Поэтому если не понуждать свой ум к спасительному деланию, если не стараться хранить душу от греховных чувств и ощущений, то наше падшее естество станет порождать греховные плевелы. Иными словами, не будь в душе умного делания, в ней воцарится без-умное делание, хаотическое движение помыслов, образов, впечатлений, желаний, без порядка и смысла, без цели и пользы.

Умное делание есть постоянное памятование Господа и хождение пред Ним в своем сердце. И если всегда и везде мы будем помнить и чувствовать, что нас видит Бог, что Он рядом с каждым из нас, что мы всегда в своих поступках, словах и даже тайных помыслах и чувствах открыты пред Ним, то как бы мы решились поступать? – Так, как бы от этого зависела наша вечная участь! Умное делание поможет уберечься от плотских падений, потому что препятствует началу блуда – скверным помыслам. Оно прогоняет уныние, печаль и леность, так как исполняет душу надеждой на Всесильного Бога. Умное делание помогает вовремя погасить гнев, раздражение, ярость, оно рождает в душе умиление и тихие, мирные чувства. Лишь благодаря этому деланию наши разум, чувство и воля способны обрести дивную гармонию, не разрываясь, словно лебедь, щука и рак, по многим суетным целям. Мы не способны сами полностью благоустроить свой внутренний мир, но внимательное участие в богослужении и искренняя молитва к Богу, произносимая нерассеянным умом с теплым сердечным чувством, способны приобщить душу к благодати Духа Святого, Который изгонит рой беспорядочных помыслов, исцелит чувства, очистит воображение. Благодаря умному деланию христианин еще здесь, на земле, своими умом и сердцем становится причастником вечных благ Небесного Царства. И потому умное делание – неотъемлемая принадлежность духовной жизни христианина, который должен заботиться не только о внешней благопорядочности, но еще более о внутреннем благоустроении своей души.

В современном мире, с его спешкой и интенсивностью жизни, с обилием информации и быстро сменяющимися впечатлениями, человек все чаще вспоминает про тишину и покой. Окружающий мир лишает покоя, но не может его возвратить. В аскетическом богословии есть такое понятие – «исихия», то есть безмолвие. Это то состояние, которого достигают делатели умной молитвы, когда душа, очищенная от греховных прилогов в самых мыслях и чувствах, приобщается благодати Божией, а в ней обретает долгожданную свободу, мир и покой. Дай Бог, чтобы это безмолвие, чистота и подлинная свобода от грехов и пороков осеняли тех, кто и в наше время не забывает про сокровенное делание своей души, храня себя от всякого нечистого помысла и как можно чаще обращаясь с теплой молитвой к Спасителю.


 

Нажмите на паузу: польза для здоровья от ничегонеделания

Ваш распорядок прямо сейчас, вероятно, выглядит совершенно иначе, чем ваш обычный распорядок. Но он может быть таким же занятым, просто по-разному. Может пора поставить на паузу? Давайте рассмотрим пользу для здоровья от отдыха.

Возможно, в эти дни вы не возите детей в школу и обратно или на внеклассные мероприятия. Может быть, сейчас вы «ездите на работу» только из спальни в гостиную.Это правда — наша жизнь сейчас далека от нормы.

Но, хотя вы могли бы подумать, что у нас остается гораздо больше времени, реальность такова, что многим из нас неожиданно приходится заботиться о детях 24 часа в сутки, работая учителем, няней и родителями в одном лице. . Добавьте к этому обязанности по работе из дома, и вы съедите много времени в течение дня.

Вы, вероятно, даже видели сообщения и статьи в социальных сетях, призывающие вас освоить новый навык или заняться новым хобби в это время дома.Но мы хотели бы обосновать нечто иное — время, потраченное на ничегонеделание.

Как выглядит ничегонеделание

Давайте сначала немного поработаем над этим. Звучит просто, но что на самом деле означает «ничего не делать»?

Это буквально означает ничегонеделание. Выключите технику и немного посидите в одиночестве в тишине, что позволит вам на несколько минут отключиться от забот, страхов и ответственности. Это часто называют «осознанностью», но во многих других странах есть свои названия для акта ничегонеделания.

Голландцы, например, называют его niksen . Никсен определяется как не делающий то, что вы должны делать, и вместо этого делающий очень мало чего-либо. Хотя это звучит несколько негативно, это не так. Это просто сознательное усилие, чтобы тратить меньше энергии.

В Италии это же явление известно как dolce far niente , что переводится как «сладость ничегонеделания». Швеция называет его lagom , что по сути означает «не слишком мало, не слишком много, в самый раз».

Хотя может возникнуть соблазн переключиться с одного занятия на другое, ваше здоровье пойдет на пользу, если вы просто сделаете паузу и отвлечетесь от того, что происходит вокруг вас.

Может быть сложно выключить все (и отдохнуть от членов семьи в вашем доме), поэтому не думайте, что вам нужно посвятить час или даже 30 минут своего времени ничегонеделанию. Даже пять минут за раз творят чудеса.

Попробуйте прокрасться в небытие до или во время утреннего душа или перед тем, как лечь спать или встать утром.

Какая польза для вашего здоровья

В современном мире занятость слишком часто рассматривается как признак успеха. Во всяком случае, пребывание дома позволило нам немного сбросить это мышление — занятость не всегда является положительным моментом.

На самом деле, чрезмерная активность и долгие часы работы, которые выливаются в личное время, могут быстро привести к выгоранию. В то время как стресс может быть положительным мотиватором небольшими всплесками, слишком сильный стресс может нанести ущерб вашему здоровью, физическому и психическому.

Вот почему наше здоровье так сильно улучшается, когда мы замедляемся. Выделение времени каждый день на то, чтобы ничего не делать, приносит нам пользу во многих отношениях:

  • Способствует творчеству и решению проблем. Время, проведенное в «паузе», помогает вашему разуму расшириться и дает возможность для новых и разных мыслей и способов делать вещи. Вот почему нам могут прийти в голову лучшие идеи на прогулке или в душе!
  • Это поможет вам лучше понять, что вы на самом деле чувствуете, и ваши потребности. Вы когда-нибудь замечали, что, когда вы находитесь в тишине, вы можете слышать, как с вами говорит ваше нутро? (Нет, это не урчание в животе!) Время тишины помогает вам соединиться со своими истинными чувствами и отреагировать соответствующим образом.
  • Это позволяет вашему мозгу перезагружаться и восстанавливаться. Во время сна ваш разум восстанавливается. Время, проведенное в бездействии, приносит пользу для здоровья вашего мозга, которая аналогична. Немного тишины может помочь вашему разуму перезагрузиться, чтобы впоследствии вы могли быть более продуктивными.
  • Снимает стресс. Чрезмерный стресс или хронический стресс могут вызвать у вас всевозможные симптомы со здоровьем, влияющие как на ваше физическое, так и на психическое здоровье. Спокойное сидение со своими мыслями, медитация или просто прослушивание собственного дыхания могут иметь успокаивающий эффект, помогая смягчить последствия стресса.
  • Позволяет телу отдохнуть. Вся эта занятость также влияет на ваше тело физически, приводя к усталости и даже болям. Иногда пауза помогает смягчить это, позволяя вам делать короткие промежутки отдыха даже посреди хаоса.

Итак, в следующий раз, когда вы почувствуете себя подавленным или напряженным, нажмите на паузу и потратьте несколько минут, буквально ничего не делая. Ваше здоровье и благополучие скажут вам спасибо.

Чтобы лучше обслуживать вас в это напряженное время, Erlanger Primary Care и многие специалисты теперь предлагают телемедицинские визиты.Узнайте больше, позвонив в офис своего врача. Если у вас нет врача, найдите его здесь.

Почему вы должны тратить время на ничегонеделание, согласно науке

В 1950-х годах ученые опасались, что благодаря технологическим инновациям американцы не будут знать, чем им заняться в свободное время.

Тем не менее, сегодня, как отмечает социолог Джульет Шор, американцы переутомлены, тратя больше часов, чем когда-либо со времен Великой депрессии, и больше, чем в любом другом западном обществе.

Вероятно, это связано с тем фактом, что мгновенный и постоянный доступ стал обязательным, и наши устройства постоянно подвергают нас шквалу конфликтующих и шумных сообщений: «Срочно», «Последние новости», «Немедленно выпустить», « Ответ нужен как можно скорее».

Это мешает нашему досугу, нашему семейному отдыху и даже нашему сознанию.

За последнее десятилетие я пытался понять социальные и психологические последствия нашего растущего взаимодействия с новыми информационными и коммуникационными технологиями, тему, которую я исследую в своей книге «Терминальное Я: повседневная жизнь в гиперсовременные времена».

В наш век 24/7 перспектива ничего не делать может показаться нереальной и неразумной.

Но это никогда не было важнее.

Ускорение ради ускорения

В век невероятного достижения, которые могут повысить наш человеческий потенциал и планетарное здоровье, почему повседневная жизнь кажется такой подавляющей и вызывающей тревогу?

Почему все не так просто?

Это сложный вопрос, но один из способов объяснить это иррациональное положение дел: то, что называется силой ускорения.

По словам немецкого теоретика-критика Хартмута Розы, ускорение технологических разработок привело к ускорению темпов изменений в социальных институтах.

Мы видим это на заводских цехах, где «. Чем больше писем вы получаете, тем больше времени вам нужно на их обработку. Требуется либо выполнить ту или иную задачу за меньшее время, либо выполнить несколько задач одновременно, либо что вам требуется меньше времени между чтением и ответом на электронные письма.

Производительность американских рабочих резко возросла с 1973 года.Что также резко увеличилось за тот же период, так это разрыв в оплате труда между производительностью и оплатой труда. В то время как производительность в период с 1973 по 2016 год выросла на 73,7 процента, почасовая оплата увеличилась только на 12,5 процента. Другими словами, производительность увеличилась примерно в шесть раз по сравнению с почасовой оплатой.

Понятно, что ускорение требует больше работы — и с какой целью? В сутках не так много часов, и этот дополнительный расход энергии снижает способность людей заниматься основными видами деятельности: семьей, отдыхом, общением, гражданством, духовными устремлениями и саморазвитием.

Это порочная петля: ускорение вызывает у людей больший стресс и ограничивает их способность справляться с его последствиями, тем самым ухудшая его.

Связанный: Повторно открытый рецепт Исаака Ньютона для магического «философского камня»

Ничего не делать и «быть»

В гиперсовременном обществе, движимом двумя двигателями ускорения и избытка, ничегонеделание приравнивается к расточительности и лени , отсутствие амбиций, скука или время простоя.

Но это выдает скорее инструментальное понимание человеческого существования.

Многочисленные исследования — и многие духовные и философские системы буддизма, например, предполагают, что отстранение от повседневных забот и проведение времени в простых размышлениях и созерцании необходимы для здоровья, здравомыслия и личностного роста.

Точно так же приравнивание «ничегонеделания» к непродуктивности выдает недальновидное понимание продуктивности. Фактически, психологические исследования показывают, что ничегонеделание необходимо для творчества и инноваций, и кажущаяся бездеятельность человека на самом деле может способствовать появлению новых идей, изобретений или мелодий.

Как ходят легенды, Исаак Ньютон постиг закон всемирного тяготения, сидя под яблоней. Архимед открыл закон плавучести, расслабляясь в своей ванне, а Альберт Эйнштейн был известен тем, что часами смотрел в космос в своем кабинете.

Академический творческий отпуск основан на понимании того, что разум должен отдыхать и иметь возможность исследовать, чтобы прорастать новые идеи.

Ничего не делать — или просто быть — так же важно для благополучия человека, как и делать что-то.

Ключ в том, чтобы сбалансировать их.

Поскольку перейти от ускоренного темпа существования к ничегонеделанию, вероятно, будет трудно, первый шаг состоит в замедлении. Один относительно простой способ сделать это — просто отключить все технологические устройства, которые подключают нас к Интернету, хотя бы на время, и оценить, что происходит с нами, когда мы это делаем.

Датские исследователи обнаружили, что студенты, отключившиеся от Facebook всего на одну неделю, сообщили о заметном повышении удовлетворенности жизнью и положительных эмоциях.В другом эксперименте нейробиологи, отправившиеся на природу, сообщили об улучшении когнитивных функций.

Различные общественные движения решают проблему ускорения. Движение Slow Food, например, представляет собой массовую кампанию, выступающую за замедление темпов роста путем отказа от фаст-фуда и промышленного фермерства.

Пока мы мчимся, кажется, что мы не тратим время на то, чтобы серьезно изучить причины нашей безумной жизни и ошибочно думаем, что те, кто очень занят, должны быть вовлечены в важные проекты.

Рекламируемое средствами массовой информации и корпоративной культурой, это кредо занятости противоречит как тому, как большинство людей в нашем обществе определяют «хорошую жизнь», так и принципам многих восточных философий, превозносящих добродетель и силу тишины.

Французский философ Альбер Камю, пожалуй, лучше всех выразился, написав: «Праздность губительна только для посредственных».

Саймон Готтшалк, профессор социологии, Университет Невады, Лас-Вегас

Первоначально эта статья была опубликована в The Conversation.Прочитайте оригинальную статью.

Почему «ничегонеделание» — лучший способ позаботиться о себе в эпоху Интернета

Новая книга Дженни Оделл — это не книга о самопомощи. Но с таким названием, как Как ничего не делать: сопротивление экономике внимания (выходит 9 апреля), художник и писатель понимает (и не обязательно ненавидит), почему это может показаться таковым.

«К тому времени, когда вы поймете, что это не [самопомощь], будет слишком поздно, — говорит она. Я действительно думаю, что интересно, сколько из них выходит прямо сейчас.

Она права. Всплеск на рынке личностного роста говорит сам за себя: в наше время люди чувствуют тревогу и беспокойство и, кажется, отчаянно ищут лекарство — все, что так часто обещают книги по самопомощи. Оделл не заинтересован в том, чтобы рассказывать вам, как взломать свой путь к счастью. Она гораздо больше заинтересована в том, чтобы попытаться раскрыть причины особого типа экзистенциального страха 2019 года, и при этом предлагает путь вперед, который является более продуманным, убедительным и практичным, чем ваш стандартный тариф на самопомощь.

По ее мнению, есть два основных виновника нашего современного недомогания: социальные сети и культ продуктивности. Первый крадет у нас внимание, разжигает истерию и тревогу и разрушает контекст («держит нас в ловушке пугающего настоящего»). Последнее диктует, что любое лишнее время, которое у нас есть, должно использоваться «продуктивно», направляясь к какой-то конечной цели или задаче. Но где книга Оделла действительно превосходна, так это в исследовании того, как эти двойные силы пагубно прокладывают свой путь в общество. Дело не только в том, что мы слишком онлайн и слишком выгорели.Дело в том, что такое поведение имеет негативные социальные последствия: отсутствие личного общения подрывает сострадание; постоянное отвлечение внимания и шум мешают нам действовать обдуманно, преднамеренно или коллективно; всегда следовать «Полярной звезде производительности» означает, что мы рассматриваем все как ресурс, который нужно использовать, что бесчеловечно и разрушительно для окружающей среды.

Однако есть выход, говорит Оделл. Она выступает за практику нового типа гражданского неповиновения в повседневном обществе: отвлеките свое внимание от социальных сетей и перенаправьте его на более медитативные занятия, которые позволят нам углубить нашу способность к сосредоточению, взаимодействию и любопытству.Это также позволяет вам «выпасть из потока продуктивного времени», создать пространство для «неинструментальных» встреч, которые не столь целенаправленны, и восстановить себя как человека в космосе, а не как аватара. в интернет-ленте. (Оделл, например, заядлый орнитолог и любитель долгих прогулок.) В этом смысле она на самом деле не выступает за ничегонеделание; это всего лишь то, что мы стали классифицировать как «ничто» в обществе, где стоимость определяется исключительно расчетами производительности и полезности.

Мы позвонили Оделлу, который живет в Окленде и работает профессором интернет-искусства и физического/цифрового дизайна в близлежащем Стэнфорде, чтобы попросить помощи, чтобы выжить в условиях экономики внимания и выйти из наших экранов и выйти в мир. Мир.

Как бы вы определили экономику внимания?
Покупка и продажа внимания. Но я думаю, что я, вероятно, использую его двумя разными способами. Один из них действительно буквален: дизайн приложения для социальных сетей, чтобы держать вас в нем.

Ничего не делать с ИИ 1.0 – Эмануэль Голлоб

«Ничего не делать с ИИ 1.0» — это художественная роботизированная инсталляция, в которой используется генеративное роботизированное управление, измерения ЭЭГ и модель машинного обучения GAN для оптимизации параметрической хореографии с целью заставить зрителя ничего не делать.

Во времена постоянной занятости, технологической перегрузки и потребности в постоянной восприимчивости к информации ничегонеделание не очень принято, часто рассматривается как провокация и связано с пустой тратой времени. Кажется, что люди всегда спешат, заполняют свои календари, ищут отвлечения и субъективного чувства контроля, не могут вынести даже короткие периоды бездействия.

Междисциплинарный проект «Ничего не делать с помощью ИИ» направлен на устранение распространенного заблуждения о путанице занятости с производительностью или даже эффективностью. Если присмотреться поближе, то не так уж много смысла проверять электронную почту каждые десять минут или делать какую-то несфокусированную прокрутку экрана всякий раз, когда на станции метро приходится пять минут ожидания. Наслаждаться моментом бездействия и самоанализа, позволяя нашему уму блуждать и мечтать, может быть более продуктивным, чем постоянно занимать нас чем-то.

Его адаптивная эстетическая стратегия требует постоянно меняющейся эстетики. Полученный в результате физический эстетический опыт — это не просто оптимизированная статическая эстетика, а скорее встроенное эстетическое взаимодействие. Ни один из взаимодействующих не контролирует другого, но оба субъекта действуют, воспринимают, учатся и реагируют в неиерархической обстановке.

«Ничего не делать с ИИ 1.0» анимируется генеративно-состязательными сетями (GAN) и роботом Kuka KR6 R900. Использование системы управления роботом в реальном времени mxAutomation вместе с плагином Grasshopper «Kuka|PRC» создает пространство из 255 с помощью 256 возможных хореографий.

Каждый раз, когда зритель надевает устройство ЭЭГ, GAN генерирует хореографию на основе собранных данных от предыдущих зрителей. После 30 секунд обратной связи ЭЭГ оценивается текущая хореография. Если это приблизило зрителя к состоянию бездействия, недавняя хореография сохраняется и слегка видоизменяется. Если это не приблизило зрителя к ничегонеделанию, ГАН генерирует следующую хореографию.

Для публичных выставок я использую ЭЭГ-повязку Muse 2016, измеряющую относительное изменение альфа- и бета-волн в префронтальной коре.
Для более продвинутых настроек я использую шапку ЭЭГ Enobio 8 вместе с локализацией источника.

Кожа «Ничего не делать с ИИ 1.0» изготовлена ​​из 23 000 зубочисток и пенопласта. Это создает поверхность, которая использует зубочистки в качестве нормалей поверхности для усиления локальных изменений поверхности и цветовых эффектов, чтобы подчеркнуть общее движение. Скин был сделан в процессе совместного производства с роботом. Робот подбирал, приклеивал и ставил зубочистки сам.

 

Дополнительную информацию о встроенной эстетике взаимодействия человека и машины, нейроэстетической теме восходящего восприятия, а также об использовании генеративных состязательных сетей с ЭЭГ для интерактивного искусства в рамках различных итераций «Ничего не делать с ИИ» можно найти в эта публикация в открытом доступе, написанная мной, Магдаленой Майер и Йоханнесом Брауманном: https://dl.acm.org/doi/pdf/10.1145/3430524.3440647

 

Основная группа

Эмануэль Голлоб – дизайн, концепция и исследования

Магдалена Мэй – исследование

Консультации и поддержка

Johannes Braumann – роботизированная поддержка

Д-р Оркан Аттила Акгун – неврологическая поддержка

Магдалена Акантиш и Пиа Планкенштайнер – Графический дизайн

Оборудование  | Промышленный робот KUKA | ЭЭГ-кепка Enobio | Оголовье Muse ЭЭГ

Программное обеспечение  | ТФ Керас ГАН МЛ | вввв гамма | мхАвтоматизация | КУКА|prc

Благодарности  | Части этой итерации были произведены в Студии исследований дизайна Венского университета прикладных искусств

.

При поддержке Венского бизнес-агентства

 

Список литературы

Хан, Бюнг-Чул. Общество выгорания . Издательство Стэнфордского университета, 2020.

.

Хейлз, Н. Кэтрин. «Гипер и глубокое внимание: различия между поколениями в когнитивных режимах». Профессия (2007 г.): 187–199.

Буш, Кэтрин. P – Пассивит . Textem Verlag, Гамбург, und Halle für Kunst, Люнебург, 2012 

Мелвилл, Герман, 1819–1891 гг. Бартлби, писец: история Уолл-Стрит, 1853.

Нойнер, Ирен, Хорхе Аррубла, Корнелиус Дж. Вернер, Конрад Хитц, Франк Бурс, Вольфрам Каволь и Н.Джон Шах. «Сеть режима по умолчанию и региональная спектральная мощность ЭЭГ: одновременное исследование фМРТ-ЭЭГ». PLoS One  9, №. 2 (2014): e88214.

Райхл, Маркус Э. «Сеть режима мозга по умолчанию». Ежегодный обзор неврологии  38 (2015): 433–447.

Наука стоит за временем простоя и творчеством

В последнее время я работаю довольно много часов.

Большую часть времени я провожу дни, работая дома — думая, пишу и пытаясь не забыть включить микрофон Zoom, прежде чем начать говорить.К концу дня, когда я наконец закрываю свой ноутбук, мой мозг поджаривается. Большинство ночей я настолько пьян, что все, что я могу сделать, это открыть Instagram и прокрутить свою ленту, пока время не станет размытым, желая остановиться, но не в силах оторваться от успокаивающего наркотического свечения новизны и возбуждения.

Когда я, наконец, выхожу из себя, мне обычно приходится проигрывать клип с Конаном на YouTube, чтобы развлечь себя достаточно долго, чтобы встать и почистить зубы. Я падаю в кровать и запоем смотрю какой-нибудь Netflix, затем включаю подкаст, чтобы убаюкать себя.

Это напряженный, сизифов цикл, но, по крайней мере, каждую ночь я освобождаю место, чтобы дать себе необходимый отдых.

По крайней мере, я так думал, пока не прочитал статью в журнале о том, как распределять свое время, чтобы максимизировать продуктивность, креативность и психическое благополучие. Чтобы мозг процветал, вы не можете тратить все свое время на работу. Люди не роботы, и переутомление приводит к выгоранию, отчуждению и отставке.

Это я уже знал. Но затем я прочитал кое-что, что застало меня врасплох: мозг также требует «времени простоя» — неструктурированного времени с отсутствием цели и отсутствием целенаправленного внимания .

И тогда я понял, что неправильно проводил время простоя.

Прайм-тайм — это не время простоя

Все эти годы я думал, что время простоя означает просто отключение — разрешение смотреть телевизор и забыть о работе. Но на самом деле настоящее время простоя означает отсутствие цели и сосредоточенного внимания.

Таким образом, просмотр шоу на Netflix не является простоем, потому что требует сосредоточенного внимания. Во всяком случае, это ближе к работе, чем к простою. То же самое касается приложений для социальных сетей.Даже поход в спортзал не считается отдыхом. Когда вы бегаете на короткие дистанции или поднимаете тяжести, вы работаете над достижением цели и концентрируетесь на том, что делаете. А это значит, что это не время простоя.

Даже медитация осознанности не подходит, так как она тоже требует сосредоточенного внимания. Медитационные практики, такие как внимательность к дыханию, требуют, чтобы вы сосредотачивались на настоящем моменте, тренируя себя замечать, когда ваш ум блуждает.

Я понял, что единственное свободное время, которое у меня было, было в душе.И, конечно же, купание всегда было моим лучшим временем для налаживания связей, получения творческих идей и придумывания идей для историй.

Сеть воображения

Исследования показывают, что мышление зависит от координации двух различных сетей мозга, каждая из которых имеет свой собственный способ обработки информации.

Первая — это сеть с положительными задачами, также известная как центральная исполнительная сеть. Это целеустремленная часть вашего мозга. Он активируется, когда вы обращаете внимание: принимаете решение, обдумываете решение проблемы или используете свою рабочую память для осмысления новой информации.

Другая сеть режима по умолчанию, также известная как сеть воображения. Это схема мозга в состоянии покоя — области, которые включаются, когда вы не обращаете внимания ни на что конкретное. Это то, что активируется во время простоя.

Как оказалось, сеть воображения играет центральную роль в инновациях и творчестве. Исследования показывают, что креативность зависит от взаимодействия нескольких когнитивных процессов, некоторые из которых бессознательны и происходят только тогда, когда мы , а не сосредотачиваемся на задаче.

Когда вы сознательно сосредотачиваетесь на проблеме, разум естественным образом отбрасывает информацию, которая кажется не относящейся к делу. Но иногда лучшие идеи требуют творческого скачка. Вот почему лучший способ решить сложную проблему — не использовать грубую силу. Лучший подход — взять перерыв и дать сети воображения возможность сотворить свое волшебство: закрепить новые знания, установить новые связи и вообразить новые возможности.

Вот почему у Архимеда наступил момент Эврики, когда он сидел в ванне, и почему Ньютон сформулировал закон всемирного тяготения, когда увидел, как в саду упало яблоко.Прозрения, которые, кажется, возникают из ниоткуда, когда ваш разум блуждает, на самом деле являются продуктом сети воображения.

Не терять ни минуты

Читая больше о науке о простоях, я понял, что работал под влиянием второго заблуждения: убеждения, что время простоя — это потраченное впустую время.

У меня всегда было отвращение к пустой трате времени. Мне не нравится идея ничего не делать.

Мое нерабочее время настолько ограничено, что я хочу использовать каждую минуту по максимуму.Вот почему я смотрю мастер-класс по переговорам с заложниками, пока чищу зубы.

И если мне действительно нужно мыть посуду, я думаю, я могу сделать это время продуктивным. Поэтому я включаю аудиокнигу или подкаст, думая, что совершенствуюсь.

Но даже если бы моей единственной целью была эффективность, все равно было бы контрпродуктивно пытаться задействовать свой разум каждую секунду. Заимствуем фразу, сомнительно приписываемую Альберту Эйнштейну: «Творчество — это остаток потраченного впустую времени».

Так как же увеличить время простоя? Проводите больше времени, ничего не делая.Мойте посуду без подкаста на заднем плане. Отправляйтесь на прогулку в лес, но оставьте свой фитнес-браслет дома. Когда вы складываете белье, позвольте отупляющей задаче на самом деле оцепенеть, вместо того чтобы пытаться сбежать от нее.

И когда неожиданно выпадает свободная минутка — когда перестает работать Wi-Fi в самолете или когда в кафе садится телефон — не поддавайтесь искушению использовать его эффективно. Вместо этого используйте эти моменты для простоя, пользуясь возможностью вообще ничего не делать.

Выделение большего количества времени для простоев создаст условия для того, чтобы эти молниеносные озарения поразили вас, и поможет вам оставаться в здравом уме, творчески и продуктивно в долгосрочной перспективе.

Ничегонеделание — секрет получения большего от жизни

ЭТО НАЧИНАЕТСЯ В 4:00 УТРА в субботу, пульсирующая и непрекращающаяся боль за левым виском. Я пытаюсь снова заснуть, но не могу — вторая упущенная подсказка — и около 6:00 утра. Мне предстоит еще один рабочий день выходного дня.

Сейчас осень 2020 года, и я рискую потерять работу в ESPN. Два десятилетия работы над другими — среди прочего, написания книг и ведения подкастов — и гордости за то, что друзья говорят: «Как ты все это делаешь?» убедил меня, что теперь я должен сделать еще больше. Я должен найти утешение во всех навыках, которые я развил, чтобы содержать свою жену Соню; наши трое детей; и моя свекровь, которая переехала сюда, когда вышла на пенсию. Я не.

К полудню я не могу сосредоточиться и вынужден лечь. Вскоре у меня начинается гипервентиляция, когда жгучая боль распространяется на мой живот, а затем на пальцы рук и ног, внезапно воспаленные и слишком чувствительные, чтобы к чему-либо прикасаться.В приемном покое Соня говорит за меня, пока я прохожу компьютерную томографию, которая, к счастью, исключает аневризму головного мозга.

Плохая новость, по словам невролога, заключается в том, что он видит больше таких парней, как я, для которых пандемия усиливает стресс, который игнорируется до тех пор, пока уровень их тревоги не поднимется настолько, что они согнулись вдвое.

Нажмите здесь, чтобы присоединиться к MH MVP и получить лучшие эксклюзивные функции и советы по тренировкам.

Мужское здоровье

По данным опроса, проведенного Кливлендской клиникой, 77% из нас говорят, что сейчас испытывают гораздо больший стресс.59% говорят, что карантин из-за Covid нанес больше вреда нашему психическому здоровью, чем экономический кризис 2008 года. Тем не менее, 66 процентов из нас живут старыми нравами мужественности и редко обсуждают боль и влияние пандемии на наше психическое здоровье.

«И вот вы здесь», — говорит невролог. Его совет? Не возвращайся.

Стресс, который я чувствую, я решаю, что должен что-то с этим делать.


.

Урок 1. Определите, когда не стоит суетиться

Я НИЧЕГО НЕ ДОЛЖЕН ДЕЛАТЬ. Вот что я решил со своим терапевтом: включить безделье в свой день. «Отдых расслабит вас», — говорит он. Затем, через несколько недель, мне звонит мой босс, на линии работает руководитель отдела кадров, и они меня увольняют.

Теперь кризис настоящий. Я чувствую тревогу и страх перед надвигающейся нуждой, подталкивающие меня к еще более безумной производительности, подпитываемые стремлением — первобытным и реальным — обеспечивать.Мой терапевт рекомендует начать с прогулки.

Это не прописано ничего — я до сих пор издеваюсь над ничего — но прогулка отделит меня от все на моем ноутбуке. Я буду краток, оставаясь на затененной улице моего тихого пригорода, слушая биографию Дугласа Макартура, потому что, да ладно, я не и не , и это будет продуктивно. Но на самом деле, когда я возвращаюсь, я чувствую себя спокойнее и энергичнее, что вызывает у меня любопытство. Может ли ничегонеделание быть хаком для повышения производительности?

Оказывается, Томас Эдисон и его сотрудники часами ничего не делали, а только размышляли.Это привело к некоторым из величайших открытий команды. У Билла Гейтса уже давно есть то, что он называет неделей размышлений, во время которой он в одиночку отправляется в отдаленный район, чтобы просто читать и думать. Это вдохновило Microsoft на многие победы. В наши дни Стефан Загмайстер раз в семь лет берет целый год с . Это сделало его нью-йоркскую дизайнерскую фирму одной из самых востребованных в мире, потому что, как он говорит в TED Talk, каждый «творческий отпуск» дает непревзойденное понимание и энтузиазм для будущих проектов.

Оставаясь верным форме, Загмайстер отклонил мою просьбу поговорить с ним, сказав: «В это необычное время я стараюсь минимизировать запланированное время перед экранами и телефонами.«Это балер.

Я беру пример с этих предпринимателей и буквально планирую безделье, используя календарь, забитый проектами. Иногда это получасовая прогулка, которую рекомендует мой терапевт. В другие дни это блок мечтаний, когда я пишу о проектах, которые я мог бы однажды реализовать. Иногда я выступаю в роли тренера по физкультуре моих девятилетних мальчиков-близнецов, пока они учатся дистанционно. Как и для всех остальных, для меня простои дают реальные результаты. Во время одного сеанса мечтаний мне приходит в голову идея создать платное онлайн-сообщество, чтобы помочь творческим людям учиться друг у друга так, как они не могут учиться в социальных сетях.

Рождение малого бизнеса.


.

Урок 2. Доверьтесь силе безделья

В МОЙ НАЧИНАЮЩИЙСЯ ПРОСТОЙ, Я читал такие книги, как Эндрю Смарта «Автопилот: искусство и наука ничего не делать», , в которой сформулирована теория, объясняющая, почему отключение от сети так важно. Когда области мозга «ничего не делают», говорит мне Смарт, они на самом деле «организуют себя для последующего использования.

У этой нейронной рекуперации есть название — сеть покоя (RSN), а также функция: способствовать творчеству. Так считает невролог, заложивший основу для изучения RSN, Маркус Райхл, доктор медицинских наук из Медицинской школы Вашингтонского университета в Сент-Луисе. В начале 2000-х коллеги считали доктора Райхла сумасшедшим из-за того, что он подключал людей к МРТ и наблюдал за тем, что происходит с мозгом, когда испытуемые ничего не делают физически.

«Они бы просто лежали», — сказал доктор.— говорит Рейхл. Но он обнаружил, что «в вашем мозгу все время происходит постоянная активность», что предполагает, что нервный отдых никогда не бывает отдыхом. «Проблемы решаются», — говорит он, даже если мы этого не знаем.

Будь то Исаак Ньютон под яблоней или я на прогулке, доктор Райхл утверждает, что мы часто проявляем лучшие творческие способности, когда максимально расслаблены. Это верно для меня. Я счастливее, думаю яснее из-за моего запланированного простоя. Хотя у меня больше работы, чем когда-либо, я менее напряжен. Я понимаю, что работал неправильно в течение 20 лет.Мне не нужно бороться, прикалывать и управлять часами каждого дня. Я могу двигаться с ними, наслаждаться ими такими, какие они есть. Я нахожу обрывки времени для еще большего простоя.


.

Урок 3: Делайте меньше, чтобы чувствовать больше

В ОПРЕДЕЛЕННЫЙ МОМЕНТ весной 2021 года мне кажется странным говорить, что я использую отдых как руководство по оптимизации продуктивности. Я вне лайфхаков. Сейчас я развиваю мировоззрение, в основе которого лежит праздность — это давно предписанное ничего .

Как говорит художница и писательница Дженни Оделл в своей недавно вышедшей книге « Как ничего не делать: сопротивляться экономике внимания, », «подобные «ничто» не могут быть допущены [современным обществом], потому что они не могут быть использованы или присвоены и не дают никаких результатов. ». Оделл связывает идеологию «меньше значит больше» с древнегреческим философом Эпикуром, который основал сад и школу мысли, исходя из того, что хорошая жизнь проистекает из тщательного изучения повседневной жизни.

Однажды я звоню Тому Ходжкинсону прямо перед тем, как он уходит из офиса пораньше, чтобы он мог как следует понаблюдать за своим ярким городом по дороге домой на велосипеде.Ходжкинсон руководит журналом The Idler, , который является не только журналом, издаваемым в Лондоне, но и образцом мышления: его команда проводит мероприятия и даже полномасштабную академию, чтобы научить искусству простых удовольствий, что некоторые считают праздностью, но на самом деле это так. повышенный интеллект. «Люди считают — мужчин считают — что они должны действовать ответственно, а это означает, что они должны работать в офисе, чтобы обеспечить свои семьи. Но потом им исполняется 50, и их жены их ненавидят, а их дети вырастают и не знают их», — говорит Ходжкинсон.« Этот безответственен передо мной».

Мы говорим об Harvard Grant Study, продольном проекте, который отслеживал студентов Гарварда времен Второй мировой войны с момента их поступления на второй курс до дня их смерти. Главный вывод, сделанный через десятилетия и слои карьеры? Счастье — это побочный продукт отношений, которые вы поддерживаете, с друзьями, но еще больше — с семьей.

«Счастье — это любовь. Точка», — написал один из главных исследователей исследования Гарвардского гранта.

«Точно», — говорит Ходжкинсон.


.

Урок 4: Ничего + Ничего = Все

ПОКА ПОГОДА ТЕПЛЕЕТ, Я отложил работу, чтобы научить дочь кататься на роликах. Я стараюсь не отставать от своих близнецов, пока они играют в Just Dance 2021 на Nintendo Switch. Мои прогулки становятся длиннее, и я оставляю телефон дома. Я смотрю, как восходящее солнце очерчивает линию деревьев. Я различаю пение птиц.Вернувшись домой, я меньше отвечаю на электронные письма и начинаю молиться, чего не делала с детства. Это и акт веры, и общение с тишиной.

У меня уже несколько недель не болит голова, но я надеюсь, что мы все можем быть, как выразился Ходжкинсон, «развитыми и превосходными людьми». У нас все еще есть время, даже когда мир снова открывается, чтобы вспомнить, куда приведет нас этот мир занятости. «Посмотрите, к чему это вас привело», — говорит Ходжкинсон.

— Именно, — говорю я.

Это привело меня, в конце концов, к пониманию, что безделье — это не лень.Я все еще много делаю. Но ничего, , которые я планирую каждый день редактировать и оптимизировать, все что-то , которые я преследую. ничто фокусируют меня не только на моей работе, но и, как сказал бы Эпикур, на гранулированной жизни за ее пределами: многотональная тишина рассвета, когда я стою на кухне за мгновение до того, как сварю кофе; пронзительный смех по ночам, когда мы с детьми играем в игры.

В последнее время каждый полдень я иду по тропе, ведущей к реке, протекающей за моим домом.Однажды я встречаю фотографа, который указывает на лебедя и говорит мне, что его редко можно увидеть в нашей части Коннектикута. На то она и принесла свой фотоаппарат: запечатлеть то, что кажется прозаичным, отбрасываемым, ничем, но натренированному глазу прекрасно и даже запредельно.

Пол Кикс Пол Кикс — писатель, предприниматель и автор бестселлеров, чья последняя книга «Диверсант» была выбрана DreamWorks.

Этот контент создается и поддерживается третьей стороной и импортируется на эту страницу, чтобы помочь пользователям указать свои адреса электронной почты.Вы можете найти дополнительную информацию об этом и подобном контенте на сайте piano.io.

Радикальная забота о себе: Ничего не делать

Недавно я наткнулся на Medium статью Дженни Оделл под любопытным названием «Как ничего не делать». Недавно войдя в относительное спокойствие зимних каникул, идея «ничего не делать» служила заманчивым контрастом с бомбардировкой задач и новостями, которые характеризовали мою первую четверть в колледже. Хотя раньше я использовал перспективу перерыва в качестве мотивационного механизма, справедливо заработанной награды за свою неустанную работу, теперь, когда я сижу дома без необходимости заходить на уроки Zoom и карабкаться, чтобы обновить свой календарь Google, это гораздо меньше. восстановительный, чем я первоначально ожидал.Вместо того, чтобы по-настоящему расслабиться, я до сих пор ловлю себя на том, что постоянно, почти подсознательно, обновляю свою школьную электронную почту и размышляю о том, как наиболее эффективно использовать эти семь недель.

Я надеялся, что эта статья поможет заменить часть моей неизбежной вины, связанной с продуктивностью, на столь необходимое утешение. Возможно, мое нежелание дать волю проистекает из структур, гораздо более широких, чем я сам, над которыми я в конечном итоге практически не контролирую.

В эссе Оделл обсуждает личное значение местного розария как пространства, где она… подождите… ничего не делает.Конечно, особенности «ничегонеделания» кажутся довольно загадочными и даже парадоксальными, учитывая, что описываемые ею действия, такие как Глубокое слушание, или «всеми возможными способами слушать все, что можно услышать, независимо от того, что вы делаете», могут сами по себе, возможно, считаются активными процессами, далекими от небытия. Тем не менее, предложения Оделла показывают, что ничегонеделание не равносильно бездумной пассивности. Скорее, это включает в себя перенаправление нашего внимания с бесконечных отвлекающих факторов нашей информационной экономики на тонкости нашего окружения, чтобы высвободить непредвиденный потенциал.

В этой идее есть нечто большее, чем кажется на первый взгляд. Наш мир построен на том, что мы в значительной степени контролируем свое собственное повествование. Возьмем, к примеру, торговый центр, пространство, созданное для того, чтобы предоставить людям убежище от беспорядка внешнего мира. Хотя отдельный покупатель, кажется, проявляет большую степень свободы в своей навигации по пространству и принятии решений о покупке, торговый центр сохраняет контроль над каждым потребителем, подобный паноптикуму, посредством, казалось бы, вездесущих вывесок, рекламы и инфраструктуры.

Это не просто торговые центры. Почти каждый производимый компонент в нашем мире предназначен для смазки капиталистической машины, черт возьми, даже наши стулья в наши дни должны быть эргономичными. К сожалению, мы в значительной степени запрограммированы на то, чтобы подчиняться неустанным требованиям информационной экономики к эффективности. При этом как нам пересматривать или деконструировать эти сценарии, учитывая, насколько глубоко мы все укоренились в них? Где мы проводим размытую грань, отделяющую тяжелую работу от ядовитого хастл-порно?

Заимствуя из личного опыта, ничегонеделание кажется невероятно очевидным на бумаге, но на практике оказывается удивительно сложным.Я попытался сделать перерыв от того, чтобы смотреть на свой ноутбук, чтобы посидеть на улице в течение 15 минут без внешних отвлекающих факторов, просто чистый воздух, ясный вид на горизонт Сиэтла и мои собственные мысли. Тем не менее, я обнаружил, что почти невозможно очистить свой разум. Во-первых, я не мог перестать думать о том, как ужасно холодно на улице и как сильно я хочу вернуться в тепло своего дома.

Трагическая реальность такова, что каждую секунду дня можно эффективно монетизировать. Как отмечается в трактате Оделла, мы часто не можем оправдать настоящий перерыв, поскольку он «просто слишком дорог.Ничего не делая, для большинства из нас мы не можем избежать рассмотрения окупаемости деятельности или ее отсутствия. Сидя снаружи, я не мог перестать размышлять о том, что «лучшего» я ​​мог бы сделать или что я намеревался сделать после мучительно медленной четверть часа. По иронии судьбы, отношение к этому времени как к назначенному сеансу, кажется, противоречит его цели, но я полагаю, что это один из единственных способов вписать его в наш плотный график. Ничегонеделание, как бы элементарно это ни звучало, требует постоянной приверженности и повторения, чтобы оно стало естественной частью нашей повседневной жизни.Может быть, дело не только в том, чтобы опустошить наш разум; потенциально это действие намеренно заставляет нас бороться с мыслями, постоянно проносящимися в нашем сознании, которые мы иначе игнорируем или подавляем.

Хотя концепция «ничегонеделания» Оделла в большей степени сосредоточена на семиотике и бросает вызов тому, как капиталистические представления о производительности выковали основы нашей идентичности, я начал размышлять над феноменом выгорания активистов, который становится все более актуальным.Есть особенно показательная цитата из Одре Лорд, которая мне показалась уместной: «Забота о себе — это не баловство, это самосохранение, и это акт политической войны». Хотя эта декларация является мощным напоминанием, особенно для маргинализированных людей, чрезвычайно подверженных истощению из-за эмоционально утомительного характера социальной защиты и просвещения окружающих по вопросам, касающимся их собственных средств к существованию, я, к сожалению, заметил, насколько это сообщение было — выбрано мейнстримом.

В Instagram инфлюенсеры, занимающиеся фитнесом и йогой, проповедуют этот боевой клич своей относительно обеспеченной белой аудитории до такой степени, что то, что считается радикальным уходом за собой, метастазирует в фирменную поддержку большего количества книг по самопомощи. Таким образом, забота о себе кажется противоположной «акту политической войны» Лорд, вместо этого функционируя как форма самолечения, чтобы оградить себя от суровых внешних реалий. Понятие заботы о себе, проявляющееся в днях психического здоровья, занятиях фитнесом или режимах ухода за кожей, несомненно, обременено привилегиями, что может помочь объяснить, почему мы склонны чувствовать себя виноватыми.

Тем не менее, должен ли этот термин постоянно поддерживать свой предельный радикальный потенциал? Кажется неправильным указывать, кто может или не может заботиться о себе и как это должно выглядеть для каждого человека, но также важно, чтобы мы признавали роскошь, присущую возможности отказаться от суеты внешнего мира и ничего не делать. Как бы то ни было, как напоминает нам сама Оделл, в этот период «такого количества расовой, экологической и экономической несправедливости, из-за которой можно злиться и реагировать прямо сейчас», важнее, чем когда-либо, ничего не делать, заботиться друг о друге и перезаряжаться. во избежание неминуемого выгорания.

Мне любопытно, насколько наше непосредственное окружение влияет на наше почти фанатичное отношение к трудоголизму. Синдром самозванца, явление, с которым многие из нас слишком хорошо знакомы, побуждает людей постоянно доказывать, как долго и усердно они работают, пытаясь компенсировать любое кажущееся чувство неадекватности. Особенно в таком учреждении, как Стэнфорд, ничегонеделание часто кажется преступлением или, по крайней мере, огромной тратой времени, особенно когда мы склонны зацикливаться на наших сверстниках, которые, казалось бы, движутся по жизни с неподражаемой скоростью.Хотя я понимаю, что большинство из нас в основном здесь для того, чтобы деньги двигались тем или иным способом, и сама школа была систематически разработана для максимизации этой цели, статья Оделла заставила меня задуматься, могут ли сами учреждения сделать что-то, чтобы облегчить напряженную, эффективную работу. — управляемая среда. Честно говоря, я не знаю, помогут ли, например, обязательные семинары о важности периодического отдыха, но я склоняюсь к мысли, что здесь все еще может быть какая-то скрытая задержка.

Так что же все это значит? Должны ли мы все выделять час в день, чтобы бесцельно гулять на улице? Можно ли следующие несколько недель игнорировать постоянно накапливающиеся уведомления по электронной почте? Честно говоря, я не слишком уверен. К сожалению, сама риторика заботы о себе настолько прочно укоренилась в здании капитализма, что ее основное оправдание состоит в том, чтобы сделать людей более продуктивными после их краткого перерыва. Возможно, в этом и заключается настоящая проблема: ограничения по времени перед экраном, медитация и детоксикация в социальных сетях, скорее всего, не изменят фундаментально наше отношение к культуре гриндинга, которая неизбежно ведет к выгоранию.На самом деле, хотя Оделл не думает, что мы все можем освободиться от магнетической силы экономики внимания, помня о том, на что направлено наше внимание, и принимая необходимость говорить «нет» определенным задачам как средство освобождения места для заботы о себе. может, по крайней мере, помочь облегчить умственное истощение. Возможно, цель не в том, чтобы способствовать широкому культурному сдвигу, по крайней мере, на данный момент. Скорее, я думаю, что нужно приучить себя к идее «ничего не делать», которая стала казаться многим из нас почти чуждой.Ничегонеделание просто ради того, чтобы ничего не делать, а не ожидать мгновенной отдачи или великих прозрений, неизбежно будет казаться более обременительным, чем ожидалось, просто из-за того, насколько мы подписаны на такую ​​сильно ориентированную на результат культуру.

В конце концов, если из всего этого и можно сделать один единственный вывод, так это то, что время от времени помнить о том, что ничего не нужно делать, бесспорно, крайне важно; наши тела не предназначены для того, чтобы быть хорошо смазанными машинами 24/7. Вместо того, чтобы погрязнуть в чувстве вины, которое многие из нас испытывают в отношении любого предполагаемого отсутствия максимальной продуктивности, мы должны научиться не извиняться за это.Нет, я говорю это не только для того, чтобы оправдать огромное количество времени, проведенного на диване в последние несколько недель. Ну, может немного. Конечно, забота о себе не всегда является радикальной политической войной, но это не значит, что мы должны стыдиться ее или что ее всегда нужно заслужить по праву.

Leave a Reply

Ваш адрес email не будет опубликован.