Поиски смысла жизни: Поиски смысла жизни. Смысл жизни, несомненно, является самой… | by Talal Malik

Содержание

Поиски смысла жизни. Смысл жизни, несомненно, является самой… | by Talal Malik

Поиски смысла жизни

Смысл жизни, несомненно, является самой сложной темой для обсуждения. В разных странах смысл жизни называется по разному, французы называют его резон д’этр, а японцы — икигай, но в любой стране перед каждым поколением часто встает совсем не простой вопрос поиска смысла жизни.

Помочь в решении этого вопроса могут мудрые мысли, начиная с высказываний мыслителей древности и заканчивая современными интернет-мемами в социальных сетях. Живший в первом веке греческий стоик и философ Эпиктет в своей книге «Искусство жизни: Классическое руководство по добродетели, счастью и эффективности» настойчиво ставил перед читателями вопрос: «Как долго человек может позволить себе быть не тем, кем он хочет быть на самом деле?» Цитата, которая, как утверждают, принадлежит американскому писателю девятнадцатого века Марку Твену, гласит: «Два самых важных дня в вашей жизни — день, когда вы появились на свет, и день, когда поняли зачем». Неизвестный автор в социальных сетях предложил следующий афоризм: «Как-нибудь потом или прямо сейчас? Решение за вами».

Поиск смысла жизни по своей природе должен быть вдохновляющим, возвышающим и позитивным стремлением человека познать истину о самом себе — о своем разуме, своем теле и своей душе. В ходе этого поиска стоит задуматься о качестве жизни, ее продолжительности и о том, как она закончится. Достаточно привести в нашем случае три источника мудрых мыслей: уроки обретения смысла жизни и увеличения ее продолжительности, основанные на японской концепции икигай; уроки покойного американского предпринимателя Стива Джобса, возглавлявшего корпорацию Apple Inc., которая менее чем за четыре десятилетия стала самой крупной публичной компанией в мире; и мысли Бронни Уэйр, австралийской медсестры, которая несколько лет проработала в отделении паллиативной терапии, ухаживая за пациентами в течение последних 12 недель их жизни.

Одним из наиболее ценных методов обретения смысла жизни, в частности, в области карьеры, является применение концепции икигай, исходно описанной японским психиатром Кобаяши Цукаса в его статье «Икигай», опубликованной в 1990 г. Данная концепция также рассматривается в недавно выпущенной книге «Икигай: Японский секрет долгой и счастливой жизни» испанских писателей Гектора Гарсиа и Францеска Мирайеса. Икигай — это традиционный для Японии интроспективный процесс глубокого (и часто длительного) поиска самого себя с целью познания смысла и причины своего существования. В Японии его называют «причиной для того, чтобы утром встать с постели». По мнению японских ученых применение этого мотивационного метода способствует увеличению продолжительности жизни людей, в некоторых случаях до 100 лет и более, например в японской провинции Окинава.

В пользующейся широкой популярностью диаграмме Венна икигай используется в качестве ценного метода определения цели, но главным образом, применительно к карьере. Диаграмма Икигай включает четыре сферы, озаглавленных следующим образом: «За что вам могут заплатить?», «Что у вас хорошо получается?», «Что вы любите?» и «Что нужно миру?», пересечение которых может помочь определить Профессию, Увлечение, Призвание и Миссию, которые в комплексе приводят к обретению икигай. Новые версии диаграммы икигай направлены больше не на карьеру, а на разум, тело и душу и включают такие сферы, как «Цель», «Удовлетворенность жизнью» и «Позитивное воздействие».

Икигай

Стив Джобс, один из основателей Apple Inc., умер от рака поджелудочной железы 5 октября 2011 г., но перед своей смертью он превратил Apple в самую большую на в мире публичную компанию и изменил стиль жизни миллиардов людей. 12 июня 2005 г., за шесть лет до своей смерти, Стив Джобс выступил с речью перед выпускниками Стэнфордского Университета, в которой он рассказал три истории: о соединении точек, о любви и потерях и о смерти. Но наибольший эффект произвели не рассказанные им истории, а уроки жизни, которыми он поделился. Эти уроки имеют универсальное значение и смысл этих уроков лучше всего передают слова самого Стива Джобса.

Жизненный урок Стива Джобса о соединении точек, заключается в следующем: «Невозможно соединить точки, пока ты смотришь в будущее — их можно соединить, лишь оглянувшись назад. Поэтому нужно верить, что в будущем точки как-нибудь сойдутся. Нужно верить во что-нибудь: в свои предчувствия, судьбу, жизнь, карму — что угодно. Такой подход никогда не подводил меня, и это изменило мою жизнь».

Затем он рассказал о любви и потерях: «Оказалось, что увольнение из компании Apple — это лучшее, что могло со мной случиться. Иногда жизнь бьет вас по голове кирпичом. Не теряйте веры. Я убежден, что единственная вещь, благодаря которой я продолжал идти вперед — это то, что я любил свое дело. Нужно найти то, что вы любите. И это касается не только работы, но и личной жизни. Работа будет занимать огромное место в вашей жизни, потому единственный способ быть по-настоящему довольным жизнью — это выполнять свою работу отлично. А единственный способ отлично выполнять свою работу — это любить то, что ты делаешь. Если вы еще не нашли того, что любите — продолжайте искать. Не соглашайтесь на меньшее».

В заключении Стив Джобс остановился на смерти: «Мысль о том, что я скоро умру, лучше всего помогает мне принимать важные решения в жизни. Потому что почти все — чужие претензии, амбиции, боязнь оказаться в неловком положении или потерпеть неудачу — теряет смысл пред лицом смерти, и остается лишь то, что по-настоящему важно. Память о смерти — лучший способ избежать мыслей о том, что вам есть что терять. У вас уже ничего нет. У вас больше нет причин не следовать зову своего сердца.

Австралийская медсестра Бронни Уэйр, несколько лет ухаживавшая за пациентами, которым осталось жить 12 недель, написала книгу о своих наблюдениях, которая называется «Пять ситуаций, о которых люди сожалеют особенно часто в конце жизни». Первая и наиболее часто называемая ситуация: «Жаль, что у меня не хватило смелости прожить жизнь так, как хочу я, а не другие», вторая — «Жаль, что я работал слишком много»; третья — «Жаль, что у меня не хватило смелости выразить свои чувства»; четвертая — «Жаль, что я потерял связь со своими друзьями» и пятая «Жаль, что я не позволил себе быть более счастливым».

Таким образом, для того, чтобы найти смысл жизни, нужно сначала подумать о смерти. Что останется после того, как вы умрете? Кто останется после вас? Что о вас будут помнить? Следуя подобному дизайн-мышлению, вы представляете, каким должно быть ваше наследие, а затем живете всю свою жизнь, стараясь добиться поставленной цели.

В заключение уместно еще раз привести слова Стива Джобса, человека покинувшего этот мир, но оставившего после себя наследие, которое продолжает жить: «Смерть, наверное, самое лучше изобретение Жизни. Она — причина перемен. Она удаляет старое, чтобы открыть дорогу новому. Сейчас новое — это вы, но пройдет немного времени, и вы постепенно станете тем старым, которое нужно убрать с дороги. Ваше время ограничено, поэтому не тратьте его на то, чтобы жить чужой жизнью. Не попадайте в ловушку догмы, которая учит жить мыслями других людей. Не позволяйте шуму чужих мнений заглушить ваш внутренний голос. И самое важное, имейте мужество следовать зову своего сердца и интуиции. Они уже каким-то образом знают, кем вы хотите стать на самом деле».

• Талал Малик, председатель и главный исполнительный директор компании Alpha1Corp International, консультант ведущих государственных и коммерческих организаций в разных странах мира, а также убежденный гуманист.

«Поиски смысла жизни» Михаил Хасьминский

Поделиться Михаил Хасьминский

У нас в гостях был руководитель Центра кризисной психологии при Патриаршем подворье, храме Воскресения Христова в Москве Михаил Хасьминский.

Разговор шел о поиске смысла жизни, о том, как научиться принимать болезни и трудности, а также как помочь нашим близким прийти к вере. Михаил говорил о том, что при разговоре с неверующим человеком надо стараться давать ему альтернативный взгляд, но при этом не лишать свободы выбора.


А. Митрофанова 

— «Светлый вечер» на радио «Вера». Здравствуйте, дорогие слушатели. Я — Алла Митрофанова. И в нашей студии гость, уже хорошо знакомый нашей постоянной аудитории — Михаил Хасьминский, руководитель Центра кризисной психологии при Патриаршем подворье в храме Воскресения Христова в Москве, на «Семеновской». Михаил, добрый вечер. 

М. Хасьминский 

— Добрый вечер. 

А. Митрофанова 

— Тему вы, конечно, предложили невероятно интересную, важную, но вместе с тем очень острую и, как мне кажется, болезненную. Если я правильно понимаю, она возникла, что называется, от частых случаев в практике: как говорить о смысле жизни с людьми, для которых существование Господа Бога неочевидно — верующими они себя назвать не могут. И при этом они оказались в ситуации, когда своими человеческими силами и своими мозгами понять смысл происходящего невозможно. Чаще всего это бывает в ситуации потери близкого, например. 

М. Хасьминский 

— В ситуации потери близкого, тяжелой болезни, в состоянии кризиса. Я историю этого всего могу рассказать, она интересная и довольно поучительная. Когда я работал в онкологическом центре, там лежал очень известный человек, которого все знают. Из этических соображений не буду говорить — это очень известный артист. Он умирал. Ему то лучше, то хуже было. И вот меня попросил доктор туда зайти. Я зашел: «Чем-то, может, вам помочь?» Он говорит: «А чем вы можете мне помочь?» Я говорю: «Я по психологической линии». — «Скажите, в чем смысл жизни?» — «Ну, вас все знают». Он говорит: «Это я знаю». — «Мы смотрим ваши фильмы». Он говорит: «Я это всё знаю, но это не смысл моей жизни вот сейчас, в данный момент». Я говорю: «Вы знаете, смысл жизни в самой жизни». Он на меня смотрит, как на какого-то не совсем адекватного человека, видимо, потом я понял, почему. Я, имея психологическое образование (сразу вспоминается Франкл), начинаю ему про Франкла говорить, про то, как он в концлагере сидел — «Человек в поисках смысла». А он вот так смотрит на меня, замолчал и говорит: «Зачем вы мне про него рассказываете?» Я говорю: «Ну вот, он тоже был в схожей ситуации…» Он говорит: «Вы не понимаете, что концлагерь здесь и сейчас для меня?» И я понял, что я профессионально ничего не смог ответить. Очень трагичная ситуация. И я думал, что, наверное, мне не стоит вообще заниматься онкобольными, если я на такой простой вопрос не могу ответить. Действительно, я понимаю, что у этого человека теперь нет смысла, который, может быть, у него был год назад. И меня спасло, знаете что? Я подумал, такая спасительная мысль ко мне пришла в тот же день, кстати, что умирали миллиарды людей до нас. И миллиарды разводились, или у них были проблемы с семьями. Умирали близкие у всех. И они в чем-то смысл находили? И я подумал, что, может быть, надо поглубже поискать? И поискал. Поискал и для себя его нашел. И понял, насколько важно именно об этом смысле тактично говорить людям, потому что одно дело, когда мы в теории рассматриваем смысл жизни, в философском смысле. Это научный смысл, он достаточно прикладной, но в сторону науки. А есть практический смысл. Вот перед тобой ребенок, у которого умерла мама; перед тобой человек, который понимает прогноз своего заболевания. А человек, который пережил войну и у которого разрушен дом… смысл страданий проистекает тоже из смысла жизни, в свою очередь. 

А. Митрофанова 

— А когда был этот разговор, как давно это было? 

М. Хасьминский 

— Это было лет 14 назад. Может быть, 16. 

А. Митрофанова 

— Вы тогда еще не были христианином? 

М. Хасьминский 

— Знаете, я был христианином, но не воцерковленным. Мне даже трудно сказать степень… И вот этот случай, кстати, очень сильно меня привел к тому, что единственный смысл, который мне открылся, это как раз был вот этот глубокий смысл жизни, заложенный в христианстве, потому что все остальные… Я на них смотрел — вот этот, это смерть, значит, всё заканчивается. Тогда какой в этом смысл? Знаете, сразу вспоминается математика, что любое число, умноженное на ноль, равняется нулю. И вот так всё… 

А. Митрофанова 

— И все наши действия, умноженные на финал, если воспринимать финалом смерть, то, действительно, всё обнуляется. Помните, как у Державина:  

«Река времен в своем стремленьи  

Уносит все дела людей 

И топит в пропасти забвенья 

Народы, царства и царей…»  

М. Хасьминский 

— «А если что и остается 

Чрез звуки лиры и трубы, 

То вечности жерлом пожрется 

И общей не уйдет судьбы». 

А. Митрофанова 

— Совершенно верно. Это стихотворение, которое может вызвать массу вопросов: как его на смертном одре, на грифельной доске мелом написал человек, ставший автором оды «Бог», переведенной на такое количество языков, которая в себя включает практически весь Символ веры, всю святоотеческую литературу и массу всего остального. И Державин, будучи сам уже при смерти, тем не менее пишет «Реку времен». Может быть, это незавершенное произведение, есть такая версия — дальше шел бы какой-то ответ. Но на данный момент итог его литературной деятельности вот таков, точка такая. Это, конечно, большая загадка. Мне важно было бы понять: а вы для себя как нашли ответ на этот вопрос? Как вы его сформулировали, когда ваши поиски начались? 

М. Хасьминский 

— Поиски начались, как я уже сказал, в тот же самый день, активные поиски. На этот вопрос приходится ведь и себе отвечать. Понятно, что один конкретный пациент, у тебя не получилось что-то, но для себя ты должен что-то понять. И я, конечно, зашел в таком широком смысле. Я как-то интуитивно, наверное, понял, что если Бога нет, то всё обнуляется. И стал искать в каких-то учениях. Как многие, возможно, зашел и в «Бхагавад-гиту». Не то что я был последователем, просто мне было любопытно, интересно. И просто прочитал какие-то материалы, ответы в них тоже… Например, в буддизме ответа как такового нету. Цикл каких-то перерождений. 

А. Митрофанова 

— Ну, смысл в освобождении от страданий.  

М. Хасьминский 

— Освобождение от страданий. Но эти бесчисленные перерождения, я уж не помню, сколько было у Будды, но было очень много. Что-то как-то не впечатлило. И здесь, наверное, всё упало на правильную социокультурную почву, которая уже до этого сформировалась и была. И расцвела. И я залез и понял, что все мои предки — ближайшие были неверующие, но это неважно, а уже за три поколения, четыре — точно совершенно все верующие. И я понял, что понимали, что жизнь конечна и что в самой жизни могут быть цели отдельные, а смысл — это то, чего достигнув, можно уже умирать — это высшая цель такая. Апофеоз. И что в самой жизни вряд ли это можно найти. Можно найти только, так скажем, на следующем этапе. И я тут же подумал, что если бы я зашел в класс или ко мне бы зашли, когда я там учился, и сказали: «Знаете, дети, изучайте всё хорошо, слушайтесь учительницу. Делайте вовремя домашние задания. Но в тот день, когда вы получите диплом, мы умрете». Я бы сказал: «А зачем мне тогда всё это?» То есть понятно, что мы любое свое действие — например, сейчас мы учимся в школе, чтобы потом, следующий этап — поступить в вуз. Дальше мы учимся в вузе, чтобы потом следующий этап — пойти на работу. И далее мы ставим какие-то дальнейшие и дальнейшие… То есть мы никогда не ограничиваем себя определенным жизненным отрезком и не видим в нем как такового смысла. Или известная метафора: младенец у мамы в животе. В чем смысл его там нахождения? — чтобы правильно сформироваться и родиться уже в эту жизнь. В этой жизни правильно свою душу подготовить, чтобы родиться в следующую жизнь. И мне показалось, что это прямо всё очень логично и нет тут, так скажем, ошибок, потому что это, действительно, всё объясняет. И совершенно не объясняет это временное, эту ограниченную часть: живи, чтобы, например, самореализоваться. Ну, хорошо, вот самореализовался я. И умер. И что? Я готов самореализоваться и умереть? Нет. Я хотел бы еще самореализоваться. А где предел? Нет предела. Это не говорит о том, что  самореализовываться не надо. Это не говорит о том, что не нужны, например, деньги. Но это говорит о том, что это не может являться смыслом. 

А. Митрофанова 

— Как же вы для себя нашли выход из этого лабиринта? Если это не смысл, это не смысл, это не смысл… Я узнаю́ вашу логику, у меня тоже такое было. Но, наверное, мне было лет пять, когда интуитивно я почувствовала этот тупик. Я знаю, что в пять лет это тоже типичная ситуация — многие дети, понимая, начиная воспринимать мир более серьезно и понимать, что там есть смерть, задаются этим вопросом. Подходят к взрослым, задают этот неприятный вопрос, который можно назвать детским вопросом, достоевским вопросом, проклятым вопросом. И взрослые, как правило, тоже не очень понимают, а что же на эти вопросы отвечать, если для них этого ответа нет. Что вы для себя в итоге нашли? Как вы успокоились? 

М. Хасьминский 

— Честно говоря, у меня рациональный ум. И, к сожалению, или к счастью, я гораздо в более позднем возрасте пришел к тому, к чему вы пришли в пять лет. 

А. Митрофанова 

— Да это не к сожалению и не к счастью, это просто разные… 

М. Хасьминский 

— У каждого свой путь — кому-то дается сразу, кому-то дается прожить и так далее. Но я чисто рационально к этому подошел. То есть не через чувства какие-то… 

А. Митрофанова 

— Но я девочка, понимаете. 

М. Хасьминский 

 Я просто подумал: не может мир быть устроен без смысла. Всё имеет свой смысл в этом мире — всё, что бы мы ни делали, ни видели, всё имеет какой-то свой смысл, какой-то свой план. Ничего не происходит случайно. К тому времени, кстати говоря, в том же онкологическом центре приходилось… знаете, когда ты работаешь с онкобольными, ты понимаешь, что ты должен войти в палату, и ты должен понимать переживания больного именно в медицинском аспекте. То есть для этого надо реально хорошо учить онкологию, понимать прогноз. И понимать какие-то нюансы лечения. Я так активно этим занимался, что некоторые даже стали думать, что я онколог. Но это, конечно, всё было не так. И вот когда смотришь, как устроен человек, вот эта клеточная история — миллиарды клеток, у здорового человека, в едином каком-то ключе, в едином духе составляют целый организм. А вот злокачественные клетки, эгоистичные, которые ведут к смерти, — они только для себя, эгоисты. Сразу экстраполируешь на мир: а ведь так же и происходит на самом деле. Например, злокачественные клетки — они изломанные, они теряют образ первичной клетки. И этим, кстати, объясняется степень инвазивности, то есть злокачественности. Думаешь: ничего себе! А мы разве не уходим от этого образа, первого образа, который нам дан? А разве злокачественные клетки, так называемая межклеточная адгезия… они друг с другом не могут взаимодействовать, они настолько переломаны, что они не могут между собой общаться. Кстати, это ведет к метастазированию. А мы разве можем друг с другом общаться? Где вот это у нас? Что у нас за адгезия? А еще злокачественные клетки встраивают себе дополнительные сосуды, это называется опухолевый ангиогенез. И этим объясняется истощение больных на поздних стадиях — всё уходит на злокачественную опухоль. То есть они дополнительные сосуды встраивают, они такие потребители! И думаешь: точно так же и в мире происходит, точно такие же потребители. И меня тогда это так поразило! И я думал: но смысл-то есть — есть же здоровье, есть гармония в планетах, макро-, микромир и так далее. Не может быть, чтобы здесь не было смысла. И дальше — путем исключения. Смысл жизни в деньгах — отметается. Даже старые воры и то говорили, что в гробу карманов нету, то есть даже они понимали. Сейчас это не всеми понимается. Ну, и далее по списку: в чем еще может быть смысл жизни? В достижениях твоих? Ну, и что в твоих достижениях? То есть достигать-то надо, но может ли это быть смыслом? Ты-то уже не сможешь воспользоваться этими достижениями. В памяти просто? Тоже как бы не то. Просто чтобы тебе памятник поставили — это как-то не радует. Да и даже если тебя будут помнить, то долго ли будут помнить? 

 
А. Митрофанова 

— В программе «Светлый вечер» на радио «Вера» сегодня Михаил Хасьминский, руководитель Центра кризисной психологии при Патриаршем подворье в храме Воскресения Христова на «Семеновской», в Москве. Мы говорим о поиске смысла жизни и как помочь нашим близким, для которых существование Господа Бога неочевидно. И может быть, дар веры тоже не вот так, по щелчку, приходит в нашу жизнь. Как помочь им нащупать этот смысл и помочь выйти из сложной, может быть, тупиковой ситуации… или когда переживания ухода близкого человека или собственная болезнь. Как научиться ее принимать и отвечать себе на вопрос: зачем? Михаил Хасьминский сейчас делится воспоминаниями о своем собственном пути по этим непростым дорогам. Итак, вы оказались на пороге открытия, отметя всё то, что не работает как смысл жизни. Подошли к самому главному выводу. Что это была за мысль? 

М. Хасьминский 

— Знаете, специфика работы в онкологическом учреждении, причем много паллиативных в нашем отделении было. Человек был два месяца назад еще сохранный. Ты ему помогал, как мог. Помогал и его психологическому состоянию. Опять же возникает вопрос: а что же такое психика тогда? А сейчас чего, когда он умер? Вот эти все вопросы, конечно, требуют конкретного ответа. Я, например, не знаю, кто из специалистов может допустить, реальных, конечно, не ученых каких-то, которые просто теорией занимаются пустой, а реальных практиков, что психика — это аксоны, нейроны, нейрохимические взаимодействия. Слушайте, каждый человек индивидуален, он настолько сложно всё переживает — это невозможно объяснить механистическими вещами. Если бы это было механистически, то механистически это можно было бы и починить, собственно говоря. 

А. Митрофанова 

— То есть, иными словами, мир слишком сложно устроен, чтобы допустить, что произошло это просто случайно и в результате развития клеток. 

М. Хасьминский 

— Это первое. Второе — психика человека это не механистическая вещь, это как раз душа человека. Раз мы начали говорить о клетках, я вам расскажу. У меня был такой случай очень интересный — дискуссия с врачами. Несколько врачей — я проводил семинар в одном из городов. И вот там одна врач сказала: «Вы тут говорите какие-то ненаучные вещи — про душу. Мы такого ничего не знаем — нас вот трое», — остальные врачи сидели и соглашалась, но вот была такая троица. И я говорю: «Послушайте, доктор, давайте так, — я ей выстраданное сказал, а не просто так что-то экспромтом придумал. — Вот смотрите: сколько систем в организме? Двенадцать. Сколько клеток? Триллионы. И все они работают у здорового человека в каком-то едином плане, подчиняясь одним и тем же законам. Митозы, апоптозы, то есть деление, размножение, репликация ДНК — сложнейшая система. Каждая клетка, — я не буду подробно, но думаю, что любой слушатель это понимает, — каждая клетка в миллионы раз сложнее самого современного компьютера. Каждая. А их триллионы! И всё это работает в течение многих десятков лет, само себя исправляет, само реагирует и так далее». Я говорю: «Доктор, что оживотворяет человека, скажите? Что оживотворяет эти клетки, что за план? Как это может быть? Если это программа, значит, должен быть программист. Но программа не может же, например, на 70 лет вперед всё предусмотреть. Это абсурдно же». 

А. Митрофанова 

— Ломоносов вспоминается. Помните, как он к ученым обращался? Его «Вечернее размышления о Божием величестве»: «Вам путь известен всех планет; скажите, что вас так мятет?» То есть, вы всё знаете про Вселенную, но что вас гложет изнутри, почему вы не можете обрести покой. 

М. Хасьминский 

— Примерно то же самое. Я договорю. И вот я задал этот вопрос: раз вы доктор, давайте, объясните мне. Как потом оказалось, это были три гинеколога. Ничего плохого о гинекологах не хочу сказать, хорошие доктора. Но здесь как-то так совпало, видимо. Я говорю: «Есть у вас объяснения материалистические? Пожалуйста, я слушаю. Давайте звонок другу, между собой посоветуйтесь. Вот у меня есть объяснение, что это душа — вот это та энергия, которая оживотворяет все клетки. Вот у меня есть такое объяснение. А у вас какое объяснение?» Села она и дальше сидела. Потому что другого ничего нельзя… 

А. Митрофанова 

— Ну, тут разговор может зайти в тупик, потому что, как говорит атеист: «Докажи мне, что Бог есть, тогда я стану верующим». На что верующий человек ему говорит: «Докажи мне, что Бога нет». Доказать и то и другое невозможно. Точно так же, как и понять, что такое душа или что такое совесть. 

М. Хасьминский 

— Тут я с вами не соглашусь. 

А. Митрофанова 

— Вскроешь человека, этого органа же нет. 

М. Хасьминский 

— Органа нет, но все же видят эту гармонию в клетках? Значит, что-то есть — какой-то единый план. Это очевидно и атеисту и верующему человеку. Просто другое дело, что если верующему человеку есть, как это объяснить, то атеист здесь встает перед загадкой абсолютной… 

А. Митрофанова 

— Здесь, мне кажется, психика наша выставляет определенные уровни защиты. Я помню размышления ученого-океанолога, который рассказывал, как он стал верующим человеком. Впервые спустившись на дно океана, может быть, не на дно, а на серьезную очень глубину, и, высветив лучом прожектора окружающее его пространство, он увидел такой невероятной красоты подводный мир, он увидел там такие краски, такие оттенки. И он подумал: для чего это всё? Здесь глубина 5 тысяч метров, сюда не проходит солнечный свет, нет ни одного существа здесь, на дне океана, которое могло бы отрефлексировать уровень этой красоты. Почему же тогда, зачем это всё создано? И ответ он для себя нашел только один: очевидно, Тот, Кто всё это придумал, просто не умеет иначе. Бог не может творить не красоту. Он сотворил это, потому что он Бог. И то, что рождается из Него, это всё очень красиво. Вот это была его логика. И я понимаю, как многим людям она может быть созвучна и как многим людям она будет не созвучна, потому что, извините, как аргумент тоже не всегда работает, если человек скажет, что это выработано, как естественное развитие в результате естественного отбора… Я на чужой сейчас территории, поэтому не выражаюсь научным языком. 

М. Хасьминский 

— Это хорошо, когда так говорит атеист где-нибудь на телеканале «Спас» в специальной передаче. Там он чувствует себя в достаточной степени уверенным. 

А. Митрофанова 

— Наша с вами задача сейчас — помочь найти слова как раз для человека в таком состоянии. 

М. Хасьминский 

— Когда человек лежит в стационаре… «В окопах атеистов не бывает» — я часто люблю это повторять. Так вот, когда человек лежит в стационаре, я мало знаю таких людей, которые цепляются за какое-то материальное. Дальше что? Уже всё, уже надо признавать какую-то другую, скажем так, реальность, в которой ты уже существуешь отчасти. И вот здесь видишь эти метаморфозы. Понимаете, Алла, здесь в чем дело, здесь надо сказать: есть у вас возможность вот это объяснить? Нет у вас возможности эту гармонию объяснить, вот эту сложность объяснить. Значит, соответственно, наши позиции явно неравны. У меня есть объяснение, а у вас нет. Значит, всё, на этом дискуссия прекращается. Но если, например, мы говорим о больном человеке, мы к этой теме подходили. Если мы говорим о больном человеке, то мы заходили в палату и говорили… Вот понимаешь, что он страдает, он мечется. Может быть, он неверующий, но он же понимает, к чему это всё идет? И вот тогда говоришь: «Послушайте, вам же в любом случае помощь нужна — и психологическая, и медицинская. И духовная, наверное, тоже. Любая нужна. Вы сходите в храм, помолитесь. Может, откроется для вас. Может, будет эта помощь?» То есть не надо так: вам столько-то акафистов, столько-то чего-то и так далее. Главное, чтобы человек этот шаг сделал. И тогда ему открывается другой смысл. То есть он эту фрустрацию может преодолеть — раз, и откроется эта дверь. И Господь ему покажет смысл и так далее. Потому что в противном случае ничего же нету, ничего нельзя предложить человеку умирающему в плане смысла его жизни на данный момент. 

А. Митрофанова 

— Напомню, что в программе «Светлый вечер» на радио «Вера» сегодня Михаил Хасьминский, руководитель Центра кризисной психологии при Патриаршем подворье в храме Воскресения Христова на «Семеновской», в Москве. Мы продолжим этот разговор буквально через минуту. 

 
А. Митрофанова 

— Еще раз добрый светлый вечер, дорогие слушатели. Я — Алла Митрофанова. И напоминаю, что в гостях у нас Михаил Хасьминский, руководитель Центра кризисной психологии при Патриаршем подворье в храме Воскресения Христова на метро «Семеновская», в Москве. Михаил, у нас, конечно же, нет задачи выработать универсальные рецепты в разговорах с людьми, переживающими сложную жизненную ситуацию, как помочь им ответить на вопрос: в чем смысл жизни? Но ваш жизненный опыт при этом очень богат. И я благодарна, что вы делитесь тем, как шли ваши собственные поиски. Мне кажется, это невероятно важно. И ваш опыт как врача, психолога, кризисного психолога (одна из самых сложных, наверное, сфер в области психологии, наверное, токсичная, можно и так сказать), конечно, очень ценен. Вы предлагаете (я позволю себе резюмировать первую часть нашего разговора) в общении с тяжелобольным человеком не выписывать ему духовных рецептов, а просто предложить самостоятельно сделать шаг — например, зайти в храм. Или попробовать произнести какую-то молитву, но самостоятельно к Богу обратиться? Правильно? 

М. Хасьминский 

— Да. Человеку нельзя какой-то смысл, как какую-то компьютерную программу, просто взять и записать. Если что-то не соответствует его мировоззрению или желанию, человек в принципе не войдет — он может подчиняться, но он не будет этого делать. Поэтому можно его к батарее наручниками приковать и заставить его читать акафисты — я утрирую ситуацию. 

А. Митрофанова 

— Да, жестко утрируете. 

М. Хасьминский 

— Но это бесполезно. Потому что прочитать, он прочитает, но это же не магия. Вот метафора: просто подойти к двери, открыть и показать — вот есть она. Вот ты можешь сам за ручку подержаться, в нужный момент ты можешь ее толкнуть — и она откроется для тебя. Просто показать, где эта дверь есть. И эта дверь будет спасением от этой фрустрации, потому что действительно смысла жизни во временной жизни, вот в этой только — цели есть, а смысла нет. Но некоторые, это тоже очень важно — некоторые люди, как суицидиенты, у них же свое мировоззрение, а им же тоже нужно это, потому что смысл жизни открывает за собой все остальные смыслы: смысл страдания, смысл создания семьи, все остальные смыслы, подчиненные. И очень часто без основного смысла нельзя объяснить вот эти второстепенные. И вот тогда, кстати, приходит на помощь очень хорошо пари Паскаля, я думаю, всем небезызвестное. 

А. Митрофанова 

— Я думаю, есть смысл напомнить. 

М. Хасьминский 

— Когда Паскаль, ведя диалог с воображаемым атеистом, сказал, что если я исполняю заповеди, то есть я делаю, как положено Богом, но Бога нет, то я ничего не теряю. А если Бог есть, а я не делаю, то тогда я теряю всё. И вот тогда человек, который болеет тяжело, а ему что уже терять-то, собственно говоря? А вдруг? А вы можете взять и опровергнуть это. Нет, никто не может. Потому что это действительно невозможно опровергнуть. Но предполагать-то тогда надо, последствия чего будут тяжелее. Тем более что здесь ничего не надо: покайся, открой дверь. 

А. Митрофанова 

— Согласна с вами. А давайте тогда на другую ситуацию посмотрим — когда человек не сам болеет, а когда он теряет близкого. Подруга моей мамы недавно, где-то с месяц назад, пережила тяжелейшую потерю — погиб ее сын. Я думаю, что здесь нет смысла пытаться что-то объяснять, передавать, что чувствует человек — внутри ад. И это так больно, что это не лечится ничем. 

М. Хасьминский 

— Не лечится ничем — так говорить нельзя, потому что это первая проблема… Это не сегодняшняя тема, но первые 40 дней, конечно, очень острые. В случае отягчающих обстоятельств это может продлиться, именно острая стадия, прямо острая-острая, до полугода.  Шок, отрицание, агрессия. А потом это переходит в другие формы. И за год, в некоторых случаях за два, человек адаптируется, если оно не идет патологическим путем. Что такое смерть? С точки зрения секулярной — был организованный белок, стал неорганизованный белок. Так? Чего тогда переживать? Но, тем не менее каждый человек переживает, потому что он был связан душой с тем ушедшим человеком. И он не знает, как теперь жить без этих отношений, к которым он привык. Опять же — это болит душа. Вот спроси человека: что у тебя болит? — душа болит в этом случае. Это как раз и доказывает, что душа. И именно на душу усопшего тогда надо этого человека ориентировать — раз ты его любил, давай ему помогать. Только ни в коем случае не думай, что ничего нет. Тогда абсурдны все твои сегодняшние переживания. Если ничего нет, если это просто аксоны, нейроны — у него были какие-то взаимодействия, у тебя такие же взаимодействия, тогда в чем проблема? Никаких проблем нет — ну, успокоятся аксоны, нейроны, и ты умрешь когда-то. И всё, что тут огород-то городить. Но в этот момент как раз все понимают, что это — трагедия. Что это разрыв этих душ временный. И вот когда надо молиться за того человека, когда надо ему помогать, когда надо эту свою любовь превращать не просто в слезы, хотя в слезах тоже ничего плохого нет, то есть если плачет, то надо плакать… 

А. Митрофанова 

— Наоборот даже, очень хорошо не держать это внутри. 

М. Хасьминский 

— Слезы, совмещая с молитвой… На эту тему есть очень хороший рассказ у Юлии Николаевны Вознесенской, который называется «Данилкины жемчужинки». Я ей идею дал написать, и она эту прекрасную метафору реализовала в этом рассказе. Маленький мальчик Данилка, у которого умерла мама, дома плачет. Я очень быстро перескажу. И к нему прилетает Ангел и говорит: «А что с тобой?» — «У меня мама умерла. Взрослые мне не разрешают плакать». И Ангел ему говорит: «Так ты плачь, это нужно. Давай даже наоборот мы сделаем — давай твоей маме сделаем ожерелье от тебя из твоих слез. Ты будешь плакать, а я буду превращать их в бусины. И я твоей маме покажу, она будет рада. Когда-то вы все равно встретитесь». Мальчик начинает плакать и Ангел ему говорит: «Подожди, стоп. У нас только бусины, у нас нет, к сожалению, нитки». Мальчик говорит: «А что же делать?» — «А ты молись, и я буду твою молитву превращать в нить. А слезы превращать в бусины». Рассказ, конечно, более интересный. Это вольный пересказ, но я думаю, что метафора очень понятна — что это всё должно быть вместе. И в этом-то как раз тоже смысл. Если опять же Бога нет, дальнейшей жизни нет, то чего нам плакать-то, собственно говоря? Ешь, пей, веселись, пока у тебя время есть. Но не веселится что-то, потому что интуитивно все это понимают. Все организуют похороны, все организуют поминки, в социокультурных традициях, но тем менее предполагая, что все-таки это не конец. И когда-то будет встреча. Ну, так идите тогда до конца — смысл жизни он и есть в этом, чтобы прожить свою жизнь так, чтобы в будущей жизни вот этот опыт был положительным, а не отрицательным, соответственно, твоей предыдущей жизни. И заметьте, что когда святые люди умирают, никто сильно по этому поводу не переживает. Это светлая радость, потому что человек так прожил жизнь, так видел этот смысл, что он был подготовлен к этому переходу, то есть мы, наоборот, за него как бы рады. А печалимся мы — во-первых, за себя, конечно, печалимся, потому что мы что-то теряем, это у нас тоже не отнять, мы все отчасти эгоисты, в этом тоже нет ничего такого. Люди, одним словом. Но когда что-то совсем плохое случилось, когда человек был не готов, например, он был алкоголик совсем-совсем. И это произошло. Конечно, а что хорошего? 

А. Митрофанова 

— А можно тогда практический вопрос? В какой период вы рекомендовали бы человеку, переживающему такую утрату, обращаться со своей помощью? Или лучше вообще этого не делать и ждать, когда он сам попросит тебя побыть рядом с ним? 

М. Хасьминский 

— Об этом, конечно, надо отдельно разговаривать, это тема большая — помощь в горе. Но я думаю, что повторять это можно, потому что разные люди… 

А. Митрофанова 

— Раз уж мы об этом заговорили. 

М. Хасьминский 

— Когда только что горе произошло, не надо лезть со смыслом жизни, с объяснениями каких-то сложных вещей, если человек их до этого не понимал. Надо просто держать за руку, показывать, что ты здесь, помогать, чем можно, однако, не совсем забирая у него, чтобы и у этого человека была активность, надо оставлять ему что-то. Но помогая всемерно, поддерживая эмоционально. А вот потом, ко дню сороковому, двум-трем месяцам, приходит уже рациональный вопрос: а в чем вообще смысл этой утраты? А почему это случилось именно со мной? И так далее. Вот на эти вопросы уже нельзя ответить эмоционально, через эмоции — это уже рациональный ответ. И рациональные ответы как раз есть в системе христианской — надо человека к этим ответам подтолкнуть. Ни один человек, я таких не знаю, которые могли бы ответить на все вопросы, связанные с этим. Но в целом, в христианстве содержатся все ответы на эти вопросы — много раз данные, систематизированные и так далее. И этого человека, возможно, надо просто подтолкнуть к этим ответам, объяснив ему рационально. Что у тебя? Так вот? Это у тебя фрустрация — ты ничего дальше не видишь, объяснить ты ничего не можешь. Так вот, мы же тебе даем, как можно объяснить — бери, пожалуйста, возьми и пользуйся. 

А. Митрофанова 

— Может, вы какие-то книги могли бы посоветовать? Или, скажем, у вас же есть серия сайтов «Пережить.ру» (www.perejit.ru). 

М. Хасьминский 

— У нас есть сайт «Мемориам. ру» (www.memoriam.ru),  на котором все темы для горюющего человека раскрыты. 

А. Митрофанова 

— «Мемориам. ру» (www.memoriam.ru),   

М. Хасьминский 

— Есть масса книг. Наверное, одна из наиболее любимых в плане помощи людям невоцерковленным, которые просто столкнулись с какой-то трагедией, неважно даже, с какой, с каким-то кризисом — это «Мои посмертные приключения» Юлии Николаевны Вознесенской, которая метафорично всё… 

А. Митрофанова 

— Это художественное произведение? 

М. Хасьминский 

— Художественное произведение, да, православное фэнтези. Там есть какие-то нюансы, некоторые спорят, там какие-то моменты богословские. Но мы даем людям, которые богословие еще не понимают. Те, кто в богословии хорошо и глубоко разбираются, тот, конечно, и сам знает, какие ему книги нужны, и где он может взять ресурс для преодоления любого кризиса — это ресурс колоссальный, наработанный всеми веками христианских святых подвижников. Уж больше, чем этот ресурс, честно говоря, наверное, и нету больше никакого. Поэтому, конечно, воцерковленный человек пусть возьмет уже «твердую пищу», по апостолу, а невоцерковленный пусть питается «молоком» — пока он такой. Но это опять же через метафору, через какие-то примеры. Ведь очень же многих интересует, есть ли жизнь после смерти или нет. Конечно, это тема отдельного разговора — как об этом говорить. Но есть масса примеров, есть масса литературы. Надо же не полениться, что-то сделать для того, чтобы это понять. Никто же не будет тебе в храме сидеть и пересказывать все эти истории и все эти утешения. Надо человеку дать какой-то ресурс, чтобы он мог им сам воспользоваться. Это очень важно. И то же самое по смыслу жизни — как только человек сталкивается с проблемой, с серьезной проблемой, он уже как будто на одной ноге: он готов взять, он готов зять любое объяснение, которое он сможет понять. И вот тут очень важно — здесь целое поле для миссионерской работы именно христианской. У нас это всё есть в удобной форме, просто надо дать. 

 
А. Митрофанова 

— В программе «Светлый вечер» на радио «Вера» сегодня Михаил Хасьминский, руководитель Центра кризисной психологии при Патриаршем подворье в храме Воскресения Христова на метро «Семеновская», в Москве. Скажите, Михаил, а приходилось ли вам сталкиваться с ситуацией, когда человек уже тяжело болен, и перспектива понятна. И вместе с тем ему очень дорога его картина мира — Господа Бога в этой картине нет. По идее, наверное, правильно с уважением относиться к выбору человека тоже? 

М. Хасьминский 

— Конечно. 

А. Митрофанова 

— И не пытаться его всеми силами переубеждать, вызывая таким образом обратную реакцию. Вот как здесь почувствовать — что правильно? 

М. Хасьминский 

— Знаете, я вообще считаю, что ни в какой ситуации навязывать что-то не надо. Не надо лишать человека свободы выбора. А тем более, конечно, неэтично, если человек не хочет, он болеет, просто брать его для решения собственных задач. Кстати, задачи могут далеко стоять от христианских. 

А. Митрофанова 

— Манипуляция это называется. 

М. Хасьминский 

— Некоторым прямо надо, и всё — вот вынь да положь. Я считаю, что не надо ничего брать и навязывать. Можно сказать: «У тебя отец был крещенный, мама была крещена. Они умерли. Ты хочешь с ними встретиться? А если ты не сможешь с ними без этого встретиться, ты будешь упорствовать дальше?» Пусть сам человек выбирает, что ему нужно — надо ему дать альтернативный взгляд. Если есть Бог, то есть другая жизнь. А если есть другая жизнь, значит, к ней нужно подготовиться сейчас, пока есть время. Если ты совсем просто отвергаешь полностью — ну, это твой выбор. Непонятно, правда, на что ты тогда надеешься, но, хорошо, мы его уважаем. Но альтернативное, логическое объяснение надо дать — это чистая логика, не эмоции, не «делай, как я», не вот это всё. А просто: ты видишь, ведь картина мира может быть другой, а ты можешь опоздать. То же самое пари Паскаля привести — как на него можно возразить? В принципе, никак. Я еще не встречал человека, который бы возразил аргументированно. Да и нет там аргументов. И получается, что таким образом мы человеку даем альтернативу. А дальше — это его личный выбор: что хочет дальше, то и делает. И мы считаем, что это правильно. Я бы, кстати, предостерег бы от навязчивого окрещения людей, которые вообще этого не желают сами и недвусмысленно об этом говорят. Это неэтично со всех точек зрения. А вот альтернативный вариант, взгляд — пусть сам подумает. Кстати, очень многие послушают и говорят мне: «Нет, я все равно остался при своем мнении». А потом смотришь, а он и в церкви уже, и на Литургии — сам пришел. Причем уверен, что он сам до этого дошел. 

А. Митрофанова 

— Но это справедливо — он сам, не на поводке же. 

М. Хасьминский 

— И слава Богу! Вот если тактично сделать, то очень часто так и происходит. 

А. Митрофанова 

— Это удачный расклад — в таком случае. 

М. Хасьминский 

— Есть и неудачный — если человек так и не пришел, то остается что? Остается просто за него молиться — за его выздоровление и чтобы Господь продлил его дни, чтобы он мог прийти к покаянию. А может, он через страдания получит какое-то утешение. Мы этого не знаем. Единственное, что мы должны знать — что мы любим своих близких, но Бог их любит не меньше. И каждого своим путем Он ведет к этому спасению. Не надо, конечно, себя чувствовать единственным вообще, кто как-то может повлиять. А уж тем более, специалисту — если ты специалист, то сделай так, пожалуйста, чтобы всё было этично, тактично, но в то же время логично. Для больного альтернатива должна быть. И в большинстве случаев они эту альтернативу берут. 

А. Митрофанова 

— Я сейчас вспоминаю еще одну книгу, которая мне помогла в ответе на этот самый «проклятый вопрос» о смысле жизни. Может быть, даже не открытие свое какое-то, устраивающее меня и понятное мне, сделать, а чуть вперед, что ли, продвинуться в понимании того, зачем мы здесь и куда мы идем. Книга эта, которую нередко мы здесь в эфире упоминаем — «Расторжение брака» Клайва Стейплза Льюиса, где на очень простых примерах, как и у Юлии Николаевны Вознесенской в «Посмертных приключениях», рассказывается в форме сна о путешествии человека из серого города (метафора, видимо, ад, или, может быть, чистилище, потому что Льюис человек из другой культуры) в рай. И как непросто человеку, вырвавшемуся туда, первое время, хотя времени там нет, это другая система, первые шаги сделать в новом цветном осязаемом мире после призрачного мира. Очень непросто. Оказывается, у него внутри в душе не хватает каких-то важных мышц, что ли, и в сердце тоже не хватает мышц, чтобы воспринимать всю эту красоту. У него атрофия, может быть, в каком-то смысле атрофия зрения, где-то атрофия ног или чего-то еще, ему трудно идти по этой траве, которая настоящая. Но всё это лечится. И через какое-то время человек, разрешающий себе увидеть в мире чуть больше, чем эта  привычная ему картина, начинает действительно обретать и силу в ногах, и силу в руках. И зрение у него начинает меняться. И вообще, органы осязания у него начинают меняться. И тот диапазон восприятия, которым он обладает теперь, позволяет ему видеть и чувствовать гораздо больше. Это, как мне кажется, я могу ошибаться, во многом аллегория наших отношений с Господом Богом: чем больше мы эту мышцу, сердечную или душевную, не знаю, как правильнее ее назвать, накачаем, тем больше мы в состоянии воспринять. И я для себя смысл жизни так формулирую: заниматься вот этим очень важным «фитнесом». 

М. Хасьминский 

— Еще одна из многих метафор, которые в том числе и здесь прозвучали, очень убедительная, конечно. И естественно, что именно эти вещи, выходя за пределы… Мы, знаете, еще один аргумент очень многих светских людей не обсудили: а дети могут являться смыслом жизни? А жизнь для других? Это всё цели. Это тоже важно сказать — это цели. 

А. Митрофанова 

— А как вы, кстати, отвечаете на этот вопрос — дети могут ли быть смыслом жизни? 

М. Хасьминский 

— Нет. Смыслом, главным в твоей жизни, вообще самой главной целью — не могут. Дети такие же души, которые тебе даны, можно так сказать, если подойдет, в аренду Богом. Ты же им жизнь не давал сам. Родить мог, а дать жизнь — нет. И дети тоже — это же души. Ты занимаешься их душами, и дети тоже когда-то умрут. Ты должен заниматься детьми, ты должен им давать всё, что можно дать и в первую очередь то, что для их душ полезное, потому что это самое главное. Но просто жить опять же ради временного — это же тоже временное. Если они святыми все станут, тогда в этом случае тут можно подумать… но это будет не для детей тогда, а ради их вечной жизни, жизни вечной твоей души. Опять же ради других людей — да. Любовь — это правильно, это очень хорошо. Это хорошо как цель, это улучшает твою душу — и забота о детях, и любовь к детям, и забота о ближнем и о дальнем, и о ком угодно. Вот эта любовь как раз наращивает ту мышцу, о которой вы сказали, заставляет ее как бы проявиться. И вот эта мышца… потом идет переход в другой мир — и это как раз уже и есть кульминация, вот ради этого, собственно говоря, всё и было — предыдущий, так скажем, этап. 

А. Митрофанова 

— Да, это для многих, я думаю, сложная тема. Ведь ответ «смысл жизни моей в детях» — это один из самых частых ответов. 

М. Хасьминский 

— Поэтому я на нем и остановился, потому что я понимаю, что у радиослушателей будут по поводу этого вопросы. Там не только будет насчет детей. То есть еще раз: детям, естественно, нужно внимание. Жить для того, чтобы они жили и физически, и духовно обязательно нужно. Любовь ко всем людям, в том числе к детям, конечно, нужна и душе самого любящего человека — в этом-то и есть смысл. Но мы, улучшая душу и переходя потом уже на следующий этап… то есть подготовка к следующему этапу — вот и есть смысл жизни человека. А подготавливаться можно разными путями, поэтому лучше подготавливаться тем, что хорошее — то, что нам рекомендует делать Церковь. И по этому поводу тоже очень много говорится — это и добрые дела, и милосердие, и милостыня, и забота, и любовь к детям. 

А. Митрофанова 

— И рождение детей. 

М. Хасьминский 

— И рождение детей, и много-много всего, да. Но это — средства, а не смысл. 

А. Митрофанова 

— Спасибо вам большое за этот разговор. Михаил Хасьминский, руководитель Центра кризисной психологии при Патриаршем подворье в храме Воскресения Христова на метро «Семеновская», в Москве, был в нашей студии. Я не думаю, что мы точку в разговоре поставили. Как и не думаю, что она в принципе возможна. Но что-то поразмышляли. Спасибо. 

М. Хасьминский 

— В другой раз поглубже поразмышляем. 

А. Митрофанова 

— Я, Алла Митрофанова, прощаюсь с вами. До свидания. 

М. Хасьминский 

— Всего доброго. 

Поиски смысла жизни в философии

Смысл жизни

Человек – единственное существо, знающее о своей смертности и способное сделать это предметом обсуждения. Смысл жизни заключается в самой жизни. Смерть ужасна для тех, кто не понимает, насколько безумна и разрушительна его одинокая личная жизнь, и кто верит, что не умрет.

Смысл жизни – это осознанная ценность, ради которой человек ставит и достигает жизненных целей. Понимание смысла жизни – это сложный вопрос о смысле смерти и бессмертия человека. Если человек не оставил следа после своей жизни, то его жизнь по отношению к вечности была призрачной.

Вопросы о смысле жизни обычно возникают в раннем подростковом возрасте. Но иногда человеку приходится задумываться о смысле жизни как в старости, так и на смертном одре. Столкновение человека с самим собой как частицей огромного и бесконечного мира не всегда бывает легким. Страшно чувствовать бесконечное внутри себя – и не замечать этого. В первом случае это невероятный груз ответственности, во втором – чувство собственной нелогичности, отчаяние существования, отвращение к миру и к самому себе. Однако думать о смысле жизни нужно каждому, без этого не бывает полноты жизни.

Подходы к решению вопросов о смысле жизни

Долгое время пытаясь понять логику своей жизни люди задавали себе вопросы: :

  • Стоит ли жить?
  • Для какой цели я живу?

В философии на вопрос о смысле жизни есть два ответа:

  1. Смысл жизни изначально заложен в жизни в ее глубочайших основаниях, поскольку наиболее характерный подход – религиозное истолкование жизни. Все, что делает жизнь понятной и поэтому имеет абсолютное значение для человека, — это не что иное, как эффективное участие в божественно-человеческой жизни.
  2. Смысл жизни создается самим субъектом – согласно этому утверждению мы сами сознательно движемся к предлагаемой нам цели. Мы придаем жизни смысл сами.

В жизни есть смысл – когда ты для чего-то нужен и понимаешь зачем. Каждый человек никогда не перестает быть универсальным, принадлежащим не только себе, но и всему человечеств в целом. Человек как часть общего, представлен в каждом индивидууме, поскольку универсальное может существовать только как сообщество его представителей. Каждый из них раскрывает свою собственную сторону универсального – и любая его сторона обязательно должна быть кем-то представлена, должна воплощаться и следовать своим собственным путем.

Готовые работы на аналогичную тему

Когда человек живет осмысленно, ему становится не легче жить, а наоборот, тяжелее. Но у человека, который знает свое предназначение, всегда есть сила. Он может сомневаться и страдать, он может делать ошибки и сдаваться — это ничего не изменит. Смысл его жизни будет направлять его и заставлять делать то, что требуется, даже если это и противоречит воле самого человека, его желаниям и интересам, насколько он это осознает.

Существуют разные подходы к решению проблемы смысла жизни:

  • Найти смысл жизни в самой жизни;
  • Смысл жизни реализуется за пределами жизни;
  • Смысл жизни вводится самим человеком в его жизнь;
  • В жизни нет смысла.

В первом подходе рассматривается религия. Где смысл жизни – это забота о своей бессмертной душе.

Согласно второму подход, смысл жизни выходит за пределы жизни человека, и направлен на прогресс человечества, на благо будущих поколений, во имя блестящих идеалов и праведности.

Сторонники третьего подхода считают, что человек сам вносит смысл в свою жизнь. Но воля, игнорируя объективные условия человеческого существования и навязывая ему смысл, становится волюнтаризмом и субъективизмом, ведущим к коллапсу смысла, пустоте существования и даже смерти.

Отрицание смысла жизни неоднократно проявлялось в истории философской мысли: еще в древности девиз царя Соломона «Все суета» подчеркивал бессмысленность существования. В современной философии представители экзистенциализма считают, что мир хаотичен и абсурден, а человеческое существование абсурдно и бессмысленно.

Современные люди видят смысл в удовольствиях, радости и счастье. Но все это – лишь следствие наших стремлений, но никак не цель.

Сама радость должна иметь значение. Настоящий смысл жизни – это принять, овладеть этим конкретным аспектом своего существования. Смысл жизни реализуется тогда, когда эта жизнь становится поистине универсальной, когда действия и поступки человека являются не его индивидуальными характеристиками, а чем-то присущим многим людям, пусть даже в разной степени, а не всем вместе. Осознанный смысл жизни избавляет от страха смерти.

Поиски смысла жизни в истории философской мысли, привели к следующим его определениям:

  • Смысл жизни заключается в ее эстетической стороне, в осознании сверхчеловеческого величия;
  • Смысл жизни в любви, в борьбе за благо того, что вне человека, в борьбе за гармонию и единство людей;
  • Смысл жизни в достижении идеала;
  • Смысл жизни в том, чтобы максимально помочь решить проблемы общественного развития и общего развития личности.

Поиски смысла жизни и философия

Жизнь каждого драматична, как бы долго она ни развивалась, как бы долго она ни длилась, финал неизбежен. Человеку суждено думать о смерти. В этом разница между ним и животным.

Духовная ценность – это своего рода духовный капитал человечества, накопленный за тысячи лет, не обесценившийся, а приумноженный.

Как и почему философия может помочь найти смысл жизни?

Философия не может прямо ответить на многие вопросы. Но она может подготовить человека к выбору пути, дать ему средства для решения проблемы и помочь поверить в возможность такого решения. Краеугольный камень философского материализма – принцип единство материального мира – это прямое указание на непрерывность и стабильность любой вещи или действия – тот же аспект, что и их изменение, и развитие. Если есть что-то, значит, оно для чего должно быть. Если есть человек, значит он для чего-то нужен.

Философия дает человеку направление к поиску смысла жизни. Ведь если он понимает, почему существуют люди, почему общество существует в той форме, которую он видит вокруг себя, почему в обществе есть та или иная группа людей – человеку легче определить свое отношение к другим, чтобы понимаешь для чего существует он сам.

Сочинение Поиск смысла жизни

Поиск смысла жизни зачастую приводит людей к разным выводам. Одни из них находят его в работе и разнообразных видах деятельности. Другие в общении с людьми, третьи во власти и влиянии на людей. Рассмотрим данное утверждение на примерах.

Смысл жизни, по моему мнению, у человека должен быть в том, чтобы принести пользу как можно большему числу людей. Я не считаю, что нужно отказываться от себя, однако и окружающие люди тоже важны. Во многом его можно воплотить в своей деятельности. Например, этому способствует профессия врача. Медицина в наши дни развивается очень быстро, однако, люди до сих пор ещё не умеют бороться со многими заболеваниями, которые являются смертельными. К счастью, многие открывшиеся возможности с развитием науки позволяют диагностировать заболевания в ранней стадии, когда возможно излечение больного. Кроме того, появляются представитель узких специальностей: микробиологи, коронарные хирурги, специалисты в области онкологии, психики и трансплантологии. Эти люди, часто сталкиваются с различными сложностями в своей работе и излечивают многих больных.

Кроме того, пандемия 2020 – 2021 годов привела к развитию новых областей медицины, открытию вакцины, новых лекарств, строительству госпиталей, больниц, фармакологических предприятий. Всё это приводит к тому, что уровень заболевших снижается, лечение улучшается. Таким образом, отдавая все свои силы обществу в такой трудный для многих момент, медицинские работники совершают поистине героические поступки и, конечно, оправдывают мнение, что смысл их жизни в служении обществу. Это утверждение уместно для тружеников многих профессии, особенно занятых в сельском хозяйстве. Люди данных профессий работаю весной, летом и осенью без отдыха, длительных выходных. Они готовы трудиться и ночью, если речь идёт о спасении урожая. Ведь, если не посеять вовремя пшеницу и другие злаковые, масляничные, кормовые культуры, то собирать будет нечего. Также много заботы у них и летом : нужно сберечь урожай от засухи, вовремя провести опрыскивание и полив. Самая объёмная работа на полях проходит осенью. Урожай не сможет ждать долго, а ранние заморозки, дожди уничтожат оставшуюся продукцию. То же можно сказать о животноводстве.

Таким образом, служение обществу, народу, стране – должно быть одним из главных стимулов к поиску смысла жизни для человека. Если думать только о себе, то твоё существование теряет значимость.

С примерами из литературы

Виктору Пелевину принадлежит мысль: «Поиск смысла жизни – сам по себе единственный смысл жизни». Эта фраза не вызывает сомнения. Каждый индивидуум весь свой жизненный путь только тем и занимается, что ищет цель существования, собственный жизненный путь.

Много художественных произведений советских авторов доказывают правдивость крылатой фразы Виктора Пелевина.

«Война и мир» Л. Н. Толстого демонстрирует нравственные поиски Андрея Болконского. Свой интерес писатель заостряет не на открытый Андреем Балконским жизненный путь, а на подъемы и пикирования, которые сопровождали искания персонажа. Л. Н. Толстой указывает на длинную дорогу князя Андрея, задумавшегося об одном, затем о другом смысле своего бытия. Сначала Андрею Балконскому казалось, что цель бытия заключена в славе. Потому он, угнетаемый жизнью обычных членов светского сословия, решает исполнить свой долг перед Родиной, в поисках «своего Тулона». Когда травмированный Андрей Балконский смотрел на небесную гладь Аустерлица, то осознавал, что осмысление жизненных целей, заключенных в признании военных, это ни что иное, как обман. Князь Андрей хочет реализоваться с помощью муштрования сына, который остался без мамы. Потом его захлестывает общественная работа в комиссии Сперанского. Затем, разочарованный в публичной жизни и чувствах к Наташе Ростовой, он показан писателем как искатель своей истинной цели в жизни. Персонаж участвует в Отечественной войне в 1812 году, и определяет значение своего существования в службе Отечеству. Гибель героя символична и не случайна, потому, как он уже отыскал цель своего существования и прекратил все искания. Андрей Балконский может покоиться с чувством выполненного долга.

Мысль Виктора Пелевина находит отображение и в творении Л. Н. Толстого «Война и мир». Пьеру Безухову довелось занять нишу в высшем сословии, что он и расценивал как саму цель жизни. Только когда он понял, что высшее общество пустое и низкое, то был крайне обманут ожиданиями. Он хочет стать счастливым, соединив себя узами брака с Элен Курагиной, но этому браку не суждено было стать счастливым, что привело к еще большим разочарованиям. Затем персонаж старается определить свое счастье в принадлежности к масонам, и тоже терпит фиаско. Жизнь Пьера Безухова полна взлетов и падений, потому поиск жизненных целей и становится его смыслом.

Из вышесказанного видно, что поиск своего места в жизни и есть истинный смысл жизни человека в прямом смысле слова.

Также читают:

Картинка к сочинению Поиск смысла жизни

Популярные сегодня темы

Поиски смысла жизни (сочинение по литературным и жизненным впечатлениям) — Сочинения на общие темы

Виктор Пелевин, современный писатель-постмодернист, поразил меня своим утверждением: «Смысл жизни в поисках смысла жизни». Действительно, человечество не одно тысячелетие пытается осмыслить своё существование, но до сих пор не найден устраивающий всех ответ.

К этому вопросу каждый относится по-разному. Кто-то вовсе не задумывается над ним, считая философствование пустым и обременительным занятием. Как правило, жизнь такого человека напоминает растительную, механическую, сводится лишь к удовлетворению потребностей. Недаром возникло понятие «общество потребителей». Подобная позиция приводит к постепенной утрате духовности, нравственного чувства, то есть человек перестаёт быть личностью, сохраняя все функции биологической особи.

Можно резонно возразить: «Приносят ли счастье поиски смысла жизни? Обретёт ли спокойствие человек, если эти поиски увенчаются успехом?». Но ведь никто и не обещал лёгкости в постижении тайн бытия и своего собственного «я». Если бы это было так просто! Представим, что каждый найдёт свой ответ на вечный, как мир, вопрос о смысле жизни. Что будет в итоге? Хаос? Общество роботов с выверенной программой действий? Поневоле согласишься с Пелевиным: уж лучше всю жизнь верить в существование абсолютной, непреложной для всех истины и стремиться к ней, чтобы обрести гармонию.

Пытаясь найти себя, мы не стоим на месте, а изменяемся, развиваемся, совершенствуемся. Вспомним Л.Н. Толстого: он утверждал, что остановка — это духовная смерть. Вечное движение и есть, по всей видимости, та миссия Человека, которую возложил на нас Создатель. Да, этот постоянный поиск сопряжён с разочарованием, утратами, болью. Главное — не потерять веры в себя, в изначальную осмысленность происходящего. Выход заключается в том, чтобы продолжать поиск, не боясь совершить ошибку.

«Вечной» теме поиска смысла жизни посвящён не один десяток произведений мировой литературы. В России этому вопросу уделяли большое внимание корифеи словесности — А.С. Пушкин, М.Ю. Лермонтов, Л.Н. Толстой, Ф.М. Достоевский, И.С. Тургенев, А.П. Чехов. И этот ряд можно продолжить.

Герой романа А.С. Пушкина «Евгений Онегин» — «лишний человек», скучающий от отсутствия смысла в жизни, которую он вынужден вести как представитель своего времени и своего сословия. Не начав как следует учиться («Мы все учились понемногу чему-нибудь и как-нибудь»), он пытается заняться умственным трудом, но быстро охладевает к этому из-за лени.

Судьба преподносит Онегину бесценный дар — любовь неискушённой девушки. Однако любовь не нужна человеку, не нашедшему себя. Он равнодушен и холоден, а потому с лёгкостью совершает преступление — убивает друга на дуэли, которую сам же спровоцировал от скуки. Затем, спасаясь от тоски, «он начал странствия без цели». Вот оно, ключевое слово — цель! Без неё человек оказывается в духовном вакууме, утрачивает не только смысл, но и самый вкус жизни. Эту цель не обрести в бесполезных блужданиях по свету. Нашёл ли Онегин то, что искал? Не растерял ли того, что имел?

Во всяком случае, он сожалеет о том, что прошёл мимо любви, которая утеряна им безвозвратно.

Евгений Базаров, герой романа И.С. Тургенева «Отцы и дети», видит цель своей жизни в разрушении, в отрицании всего, что было создано раньше. Последовать его примеру? Или остаться при своих (пусть консервативных) убеждениях, как это делают Кирсановы? Кто из них прав? На чьей стороне истина? В этом произведении вопрос о смысле жизни упирается в решение проблемы «отцов» и «детей», но есть проблемы преемственности поколений. Позднее Ф.М. Достоевский создаст свои «идейные романы», где основу конфликта составит борьба идей, а герои будут доказывать истинность своих теорий на материале собственной жизни.

Предвидя небывалый размах человеческих амбиций, пророчески предрекая рождение чудовищных идей, Достоевский призывает читателя во имя спасения мира и человечества довериться учению Христа. Каждым своим произведением писатель стремится убедить нас в том, что единственная цель, достойная человека, — это служение Добру. В этом с ним солидарен и Лев Николаевич Толстой. Для него, как и для его любимых героев (Андрея Болконского, Пьера Безухова, Константина Левина), смысл жизни заключается в постоянном поиске истины. Душевный покой, по мысли Толстого, — это подлость. И, значит, да здравствует движение, бесконечный путь души к совершенству!

Писатели настойчиво зовут нас не сдаваться, не успокаиваться на достигнутом. Преступно не внять этому призыву, когда тебе семнадцать лет и жизнь распахивает перед тобой свои горизонты. Только бы хватило сил!

Источник: Школьные сочинения на «пятерку». Для школьников и абитуриентов. — М.: ООО «Мир книги», 2004

В поисках смысла жизни — Эссе

Проблема смысла жизни была и будет актуальна всегда. Многие ученые, мыслители и философы пытались ответить на этот непростой вопрос: «В чем же заключается смысл существования?».

Каждый человек видит смысл жизни по-разному. Кто-то видит его в деньгах и роскоши, кто-то в семье и детях, кто-то в саморазвитии, кто-то в духовном богатстве и т.д. На эту тему можно рассуждать бесконечно. Все зависит от цели, которую поставил перед собой человек. Как говорил известный немецкий мыслитель И.В. Гёте: «Дайте человеку цель, ради которой стоит жить, и он сможет выжить в любой ситуации». Из этого следует, что нужно четко определить свою жизненную цель и стремиться к ней, пока ее не добьешься.

 Однако есть люди, которые не имеют цели или считают свое существование бессмысленным. Это те, которые никак не могут определиться в жизни или же те, у которых жизнь превратилась в серые будни. Первые просто не задумываются о смысле жизни, а вторые его потеряли, т.к. жизнь перестала доставлять им удовольствие. И те, и другие стараются «плыть по течению», т.е. подчиняться влиянию обстоятельств. Они не понимают, что жизнь у них всего лишь одна и рано опускают руки. А кто сказал, что будет легко? Рассуждая на эту тему, вспоминаешь цитату из произведения Н.А.Островского «Как закалялась сталь»: «Жизнь даётся всего один раз, и прожить её надо так, чтобы не было мучительно больно за бесцельно прожитые годы».  

Хорошим примером о поиске смысла жизни может послужить произведение Л.Н. Толстого «Война и мир». В его художественном мире есть герои, настойчиво и целеустремленно стремящиеся к полной гармонии с миром, неустанно ищущие смысл жизни. Духовная красота любимых героев писателя – князя Андрея Болконского и Пьера Безухова – проявляется в неустанных поисках смысла жизни, в мечтах о деятельности, полезной для всего народа. Их жизненный путь – это путь страстных исканий, ведущий к правде и добру. Средством раскрытия внутреннего мира героев Толстой избрал диалог. Споры Андрея и Пьера – не пустая болтовня и не поединок амбиций, это стремление разобраться в собственных мыслях и попытаться понять размышления другого человека. Оба героя живут напряженной духовной жизнью и извлекают из текущих впечатлений общий смысл. Их отношения носят характер просторной дружбы. Каждый из них идет своим путем. Они не нуждаются в повседневном общении, не стремятся узнать как можно больше подробностей о жизни друг друга. Но они искренне уважают друг друга и чувствуют, что истина другого так же добыта страданиями, как и его собственная, что она выросла из жизни, что за каждым аргументом спора стоит жизнь. Споры Андрея Болконского и Пьера Безухова о смысле жизни отражают внутреннюю борьбу в душе писателя, которая не прекращалась на протяжении всей его жизни. Человек, по мнению писателя, должен постоянно размышлять, искать, ошибаться и снова искать, ибо «спокойствие – это душевная подлость».

Философский поиск смысла жизни в произведениях Л. Н. Толстого и Ф. М. Достоевского Текст научной статьи по специальности «Философия, этика, религиоведение»

_МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНЫЙ ЖУРНАЛ «ИННОВАЦИОННАЯ НАУКА» №5/2016 ISSN 2410-6070_

УДК 740

Д.А. Погосян

2 курс, СурГУ г. Сургут, Российская Федерация

ФИЛОСОФСКИЙ ПОИСК СМЫСЛА ЖИЗНИ В ПРОИЗВЕДЕНИЯХ Л.Н. ТОЛСТОГО И Ф.М. ДОСТОЕВСКОГО

Аннотация

В статье раскрывается понятие проблемы философского поиска смысла жизни на основе мировоззрений великих русских писателей XIX века Л.Н. Толстого и Ф.М. Достоевского. Данная проблема рассматривается на основе произведений, а также образов жизни обоих писателей. Цель данной статьи состоит в определение смысла человеческого бытия в учениях Л.Н. Толстого и Ф.М. Достоевского.

Ключевые слова

Л.Н. Толстой, Ф. М. Достоевский, счастье, свобода, добро, зло, религия.

Проблема поиска смысла жизни является одним из наиболее изучаемых вопросов человечества на протяжении многих веков, но, тем не менее, данная тема не может до сих пор считаться полностью рассмотренным со всех возможных углов. Вопросы о смысле жизни люди задавали и продолжают задавать, выдвигая соперничающие между собой гипотезы, философские, теологические и религиозные объяснения. Наука может ответить с определённой долей вероятности на такие конкретные вопросы как «При каких условиях …?», «Что будет, если …?», однако, только лишь философия и теология способны дать наиболее полные ответы на то, какова цель нашей жизни и в чём смысл бытия. [1]

Довольно подробно проблему философского поиска смысла жизни изучили знаменитые русские писатели Х1Хвека, а именно Лев Николаевич Толстой (1828—1910) и Федор Михайлович Достоевский (1821 —1881). Опираясь на собственный жизненный опыт, а также на учения других известных философов, каждый из них разработал свою собственную точку зрения на то, в чём смысл жизни. Не создавая грандиозных философских учений, Федор Достоевский и Лев Толстой в своих романах, повестях и публицистических произведениях проникновенно и необычайно глубоко проповедовали важнейшие вопросы человеческого бытия. [2, C. 312]

Таким образом, мы можем утверждать, что проблема поиска смысла жизни актуальна и по сей день, что обусловлено интересом человечества данном вопросе с точки зрения философии. Широкая известность классических произведений Л.Н. Толстого и Ф.М. Достоевского позволяет нам считать данное исследование своевременным.

Жизнь Федора Достоевского была пронизана глубочайшим трагизмом. И очень возможно, что именно по этой причине великий писатель был способен ощутить такие грани трагического в окружающем нас мире и в человеке, которые многие люди не в состоянии даже разглядеть. Бедная жизнь, каждодневный литературный труд на износ, обвинение в участии в социалистическом кружке, каторга в Сибири и разочарование в былых революционных и социалистических идеалах, непрестанные сомнения в существовании христианского Бога и жажда верить в него — именно такую нелегкую жизнь прожил писатель. [2, C. 313]

Достоевский был категорически не согласен с теорией, в которой человек выступает в качестве рассудочного существа и в которой рассудок отождествлен с понятием добра, а биологические инстинкты -с понятием зла. Нет ничего глубже в человеке, чем его свобода, его воля. Ведь человеческая свобода заключается в возможности и необходимости добровольного выбора между добром и злом.

Кроме этого, Достоевский приравнивает свободу выбора человека с его сущностью и выступает против создания счастья по каким-либо правилам и законам. Писатель не верил в способность общества изменить человека «изнутри». Иначе пришлось бы признать, что люди — рабы обстоятельств, то есть отказаться от той внутренней свободы, которая и делает человека личностью.[2, C. 315]

_МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНЫЙ ЖУРНАЛ «ИННОВАЦИОННАЯ НАУКА» №5/2016 ISSN 2410-6070_

Главной темой творчества Достоевского является поиск путей спасения людей. «Легенда о Великом Инквизиторе»- произведение, которое крайне остро обращается к проблеме возможности принудительного счастья, по праву считается вершиной творчества Достоевского. Свобода страшна непредсказуемостью. Способен ли каждый быть по-настоящему свободным? Свобода ведет к страданиям и ошибкам. Может, проще и лучше просто-напросто отказаться от неё? Принудительное материальное счастье в обмен на потерю свободы и личности — именно такую дилемму ставит Достоевский. Но возможно ли счастье людей через рабство?

Творчество и мировоззрение Льва Николаевича Толстого не менее насыщены философскими идеями и не менее противоречивы, чем творчество и мировоззрение Достоевского. Врожденное жизнелюбие, восхищение перед стихией жизни во всех ее проявлениях — и проповедь аскетизма, отрицающего все «животное»; Писатель видел гениальный художественный дар и критику искусства совершенно ненужной «роскошью», стремление подчинить свое литературное дарование моральной проповеди; страстный индивидуализм в жизни и — отрицание ценности индивидуальности в теории; восхищение перед Христом, как перед величайшим учителем человечества — и отрицание исторического христианства и официальной церкви, — таковы лишь некоторые контрасты, характерные для Толстого. Как никто, зная жизнь, пройдя через опыт неимоверного ужаса перед смертью, делающей жизнь бессмысленной и никчемной, Толстой, особенно в поздний период своего творчества, все больше переходил от литературной деятельности к созданию и проповеди собственного нравственно-религиозного учения.[2, C. 321]

Подвергая критике общественно-политическое устройство современной ему России, Толстой всё надеялся на нравственно-религиозный прогресс в сознании человечества. Идею исторического прогресса он находил в решении вопроса о назначении человека и смысле его жизни, ответ на который призвана была дать созданная им «истинная религия». В данной религии писатель поддерживал лишь этические стороны и отрицал богословские аспекты церковных учений и роль церкви в общественной жизни в целом. Единственным правильным путём он считал отказ от любой борьбы, так как считал крайне неправильным отвечать злом на зло. По Толстому, «царство божие внутри нас» и потому онтологически-космологическое и метафизико-богословское понимание Бога неприемлемо для него. В любой форме власти Толстой видел зло, поддерживая идею отрицания государства. Поскольку в общественной жизни он отвергал насильственные методы борьбы, постольку считал, что упразднение государства должно произойти путем отказа каждого от выполнения общественных и государственных обязанностей. Однако теория Толстого была далека от реальности, слишком утопична и, следовательно, совершенно неосуществима.

Сущность познания Толстой видел в поиске смысла жизни -важнейшая тема любой религии. Именно поиск смысла жизни должен помочь человечеству ответить на главный вопрос нашего бытия: зачем мы живем и каково отношение человека к окружающему бесконечному миру. «Самое короткое выражение смысла жизни такое: мир движется, совершенствуется; задача человека — участвовать в этом движении, подчиняясь и содействуя ему». Достоевский утверждал, что Бог естьлюбовь. В своих произведениях великий писатель обращался к народу как носителю истинной веры и нравственности, считая его основой всего общественного здания.[3, С. 211]

Таким образом, опираясь на проделанное исследование, мы можем утверждать, что по Достоевскому смысл жизни состоит в свободе человека. В этом писатель видит главное людское счастье. Однако он всё-таки задается вопросом: каждому ли на свете дано умение быть счастливым? Ведь свобода может привести к страданиям и ошибкам. Так, стоит ли оно того?

Л.Н. Толстой находит смысл жизни в Боге. По мнению великого писателя, Бог есть любовь. В нём он видит «добро». А противоположное ему понятие, «зло», Толстой видит в любой форме власти, которая, по его мнению, губит народ и должна быть искоренена. Однако мысли автора были слишком утопичны, чтобы стать реальностью. Смысл жизни он находит в участие человека в постоянном движении мира, совершенствовании его.

Список использованной литературы: 1. Википедия — свободная энциклопедия — [Электронный ресурс]. — URL: http://wikipedia.org/ (дата обращения: 06.05.2016)

_МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНЫЙ ЖУРНАЛ «ИННОВАЦИОННАЯ НАУКА» №5/2016 ISSN 2410-6070_

2. Гусев Д.А., Рябов П.В., Манекин Р.В. История философии. — М.: Филол. о-во «Слово», Изд-во Эксмо, 2004. — 448 с.

3. Спиркин А.Г. Философия: Учебник. — 2-е изд. — М.: Гардарики, 2006. — 736 с.

© Погосян Д.А., 2016

УДК 008

О.Н.Прокаева

канд. филос. наук, доцент ФГБОУ ВПО «МГУ им. Н. П. Огарёва»

г. Саранск, РФ E-mail: [email protected]

ВЛИЯНИЕ ПРОЦЕССОВ ГЛОБАЛИЗАЦИИ НА ПРОБЛЕМУ НАЦИОНАЛЬНОЙ ИДЕНТИЧНОСТИ

Аннотация

В статье рассматриваются процессы глобализации, которые способствуют резкому обострению проблемы национальной идентичности как одной из самых главных, волнующих и мыслящее человечество в целом, и научное сообщество в особенности.

Ключевые слова

Процессы, глобализация, национальная идентичность, демократизация, экономизация, миграция,

информатизация, культурная стандартизация.

Стремительные изменения в современном мире связаны прежде всего с растущими и весьма неоднозначными процессами глобализации, которые обострили проблему национальной идентичности. Перед всеми государствами, втянутых в процесс глобализации, остро встал вопрос, как безболезненно войти в него и при этом сохранить свою уникальность.

Проблема национальной идентичности приобрела такие масштабы, что ее разрешение для многих государств, требует не только нахождение конкурентоспособной стратегии развития, но и способа национального сохранения.

К процессам, непосредственно влияющих на обострение проблемы национальной идентичности, по мнению С. В. Кортунова, относятся демократизация, экономизация, миграция, информатизация и культурная стандартизация [1].

Демократизация оказывает неоднозначное значение на национальную идентичность. Этот процесс требует соблюдение государством единых правил во внутренней и внешней политике. Оно должно в первую очередь защищать интересы личности, ее права, а затем общества. Если государство желает претендовать на роль мировой державы в настоящее время, то данную иерархию интересов необходимо соблюдать.

Государство во внешней политике должно учитывать внешние факторы, поскольку любые усилия по созданию национальной стратегии развития, будут сталкиваться с мировыми потоками глобализации в экономической, политической, социальной, культурной и других сферах. Таким образом, стираются границы между внешней и внутренней политикой. Этот процесс глобализации национальную идентичность определенным образом снижает, поскольку государственная политика зависима от демократических механизмов и институтов.

Одновременно национальная идентичность находится в тесных рамках экономизации, которая формирует единое мировое экономическое пространство. Национальное развитие и национальная безопасность не могут существовать в условиях изоляции. Единственный метод защиты национальных интересов — это интеграция в мировое экономическое пространство. Отказ от данного метода означает

границ | Связан ли поиск смысла жизни с гражданской активностью?: Модераторы на индивидуальном и общественном уровне

Введение

Поиск смысла жизни (далее «поиск смысла») концептуализируется как степень, в которой люди желают и стремятся построить или расширить свое понимание смысла жизни, значения своей жизни и цели в своей жизни (Steger et др., 2006). Это не эквивалентно осмысленной жизни, которая означает субъективный опыт того, что жизнь имеет смысл.Напротив, это относится к процессу, в котором люди когнитивно или поведенчески исследуют, как они могут сделать свою жизнь более значимой, значимой и целенаправленной (Steger et al., 2008a). Большинство людей когнитивно и поведенчески занимаются поиском смысла жизни (Frankl, 1959; Heine et al., 2006; Benson et al., 2012), но что они будут делать, когда ищут смысл? Предыдущие исследования (Scales et al., 2014; van Tilburg and Igou, 2017) показывают, что люди, которые больше вовлечены в поиск смысла, с большей вероятностью предпримут гражданские действия, такие как участие в мероприятиях в защиту окружающей среды или пожертвования на благотворительность.Однако гражданская активность, в широком смысле определяемая как участие в мероприятиях или мероприятиях, направленных на решение проблем, представляющих общественный интерес, для повышения качества жизни в данном сообществе или обществе (Brooks, 2017), по-видимому, не является единственным действием, которое люди предпримут для достижения большее чувство смысла. Разные люди могут предпочесть разные средства для повышения своей значимости. Поэтому выявление лиц, которые с большей вероятностью будут использовать гражданскую активность для реализации своего смысла жизни, становится важной, но нерешенной проблемой.

В этом исследовании была предпринята попытка решить этот вопрос со ссылкой на теории регулирования значения (Heine et al., 2006; van Tilburg and Igou, 2011). Я утверждаю, что вероятность того, что искатели смысла предпримут гражданские действия, зависит от их личных ценностей и культурных ценностей, поддерживаемых их обществом. Я проверил это предположение, используя базу данных шестой волны Всемирного исследования ценностей (WVS) (Inglehart et al., 2014). Результаты этого исследования проливают свет на индивидуальные различия в поведенческой ориентации человека во время поиска смысла.

Поиск смысла и гражданской активности

Теория регулирования прагматического значения (van Tilburg and Igou, 2011) предполагает, что, когда люди больше стремятся восстановить или усилить свое чувство смысла, они лучше настроены на потенциальные поведенческие стратегии, которые могут регулировать их значение, и впоследствии они участвуют в определенном поведении. что позволяет им поддерживать или увеличивать значимость. Такое поведение называется «осмысленным поведением».

Предыдущие исследования показывают, что участие в общественной жизни, вероятно, представляет собой осмысленное поведение.Когда молодые люди (в возрасте 12–24 лет) демонстрировали более сильные попытки обнаружить смысл, такие как размышления над «большими вопросами» (например, «Почему мы здесь?»), они с большей вероятностью занимались волонтерской деятельностью и вели себя в защиту окружающей среды ( Весы и др., 2014). Ван Тилбург и Игоу (2017) обнаружили, что участники с более сильной мотивацией повысить свое чувство смысла выразили более сильное намерение участвовать в гражданской жизни. ван Тонгерен и др. (2016) также обнаружили более высокий уровень просоциальности (т. е. склонности помогать другим) среди людей, столкнувшихся с (экспериментально индуцированными) угрозами смыслу, по сравнению с теми, кто получил нейтральную стимуляцию, что указывает на то, что потребность людей в восстановлении смысла повышает их готовность вносить вклад в других. ‘ благосостояние.

Гражданская активность, по-видимому, усиливает у людей чувство принадлежности, самооценку, чувство контроля и символическое бессмертие — четыре ключевых источника смысла жизни (Heine et al., 2006). Это процесс, который объединяет людей с общими интересами и ценностями в стремлении к общему благу. Этот процесс предположительно укрепляет социальные связи людей с людьми, с которыми они работают, и сообществами, в которых они работают Albanesi et al. (2007). Связь между людьми и их внешним миром информирует их об их положении в мире, таким образом, давая им ощущение смысла.Кроме того, социальная связь и идентификация с социальной группой могут повысить самооценку, чувство контроля и даже символическое бессмертие (van Tilburg and Igou, 2011; Stavrova and Luhmann, 2016). Участие в более крупной социальной группе и принятие ее, вероятно, повышает у людей чувство собственного достоинства, заставляя их чувствовать, что их существование значимо и что жизнь стоит того, чтобы жить (Ставрова и Луманн, 2016). Кроме того, групповая идентификация усиливает чувство контроля у людей, поскольку заставляет их чувствовать, что они способны достичь желаемых результатов (Greenaway et al., 2015). Когда люди имеют личный контроль над своей жизнью и могут предсказывать, что произойдет, они, вероятно, воспринимают происходящее более осмысленно. Наконец, как предполагает теория управления терроризмом (Greenberg, Kosloff, 2008), борьба за свои ценности и мировоззрения является защитным механизмом, помогающим людям преодолевать тревогу, вызванную бессмысленностью их существования. Люди, участвующие в гражданских акциях, обычно придерживаются общих ценностей и борются за них, и, таким образом, они, вероятно, обретают ощущение символического бессмертия.

Подтверждающие данные можно найти в количественных и качественных исследованиях. Например, было обнаружено, что участие в общественной деятельности связано с более сильным чувством принадлежности к сообществу (например, Ohmer, 2007; Talò et al., 2014). Кроме того, обширные исследования показали, что активные гражданские участники, как правило, сообщают о большей самооценке, самоэффективности и расширении возможностей, чем те, кто не вовлечен, чувствуя, что они более компетентны и способны контролировать свою жизнь (т.г., Циммерман и Раппапорт, 1988; Пансер и др., 2007 г.; Браун и др., 2012). Кроме того, исследования показали, что социальные действия, совершаемые ради других, повышают значимость человека за счет улучшения его/ее отношений с другими (van Tongeren et al., 2016) и удовлетворения его/ее потребностей в автономии и компетентности (Martela and Ryan, 2016). ). Гражданская активность как одно из социальных действий, направленных на благополучие других людей или групп, по-видимому, позволяет людям достичь своей значимости.В целом гражданская активность считается потенциально значимым поведением.

Кто предпочитает гражданскую активность во время поиска смысла?

Гражданская активность — не единственное действие, которое потенциально способствует значимости. Люди гибки и играют инструментальную роль во время регулирования значений (Heine et al., 2006). Существуют индивидуальные различия в том, как люди восстанавливают и усиливают свое чувство смысла. Например, некоторые предпочитают укреплять связь с другими, а некоторые предпочитают стремиться к личному совершенству.Выявление того, кто с большей вероятностью реализует жизненный смысл посредством гражданской активности, способствует углублению нашего понимания того, как люди выбирают свое поведение, когда ищут смысл.

Прежде чем приступить к осмысленному поведению, люди должны оценить осмысленность этого поведения (т. е. степень, в которой оно может повысить их осмысленность), и они предпочитают поведение, которое имеет наибольший потенциал для повышения осмысленности. Ценности как «стабильная смыслообразующая сверхординатная когнитивная структура» (Рохан, 2000, с.257), вероятно, влияют на суждение людей о значимости определенного поведения (van Tilburg and Igou, 2013). Ценности определяют, что является желательным и важным в жизни человека, что дает людям ориентир для выбора и оправдания своего поведения в различных обстоятельствах (Schwartz, 2012). Соответственно, люди часто считают поведение, которое может соответствовать их личным ценностям, более значимым, поскольку выражение ценности и ее достижение повышают чувство собственного достоинства и личностный рост (van Tilburg and Igou, 2013).Эти достижения способствуют обретению смысла жизни (см. Steger et al., 2006). Соответственно, люди, которые ценят гражданское участие, с большей вероятностью считают его более значимым и, таким образом, участвуют в гражданских действиях, чтобы повысить свою значимость.

Кроме того, осмысленность поведения лучше понимается как функция как индивидуальных, так и контекстуальных характеристик, поскольку это восприятие не только субъективно, но и контекстуально чувствительно (van Tilburg and Igou, 2013). Поведение может считаться значимым в одном контексте, но не в другом.Поведенческие ориентации людей, вероятно, зависят от общих ценностей, которые различаются в зависимости от контекста. Таким образом, культурные ценности, которые представляют собой «явно или неявно разделяемые абстрактные идеи о том, что хорошо, правильно и желательно в обществе» (Schwartz, 1999, стр. 25), требуют тщательного изучения. В отличие от личных ценностей, культурные ценности развиваются в процессе решения основных проблем в обществах в целом, создаваемых социальной и экологической средой, и общества различаются по основным проблемам, с которыми сталкиваются, а также по способам борьбы с ними; тем самым представляя разнообразие культурных ориентаций (Schwartz, 2006).Эти культурные ориентации формируют институты и организации общества, которые в дальнейшем влияют на умы и действия людей. Вкратце, культурные ценности служат общим ориентиром для суждения о том, является ли определенное поведение желательным и значимым в обществе, тем самым направляя решения и действия членов общества (Roccas and Sagiv, 2010). Соответственно, ожидается, что люди, живущие в обществе, поддерживающем гражданскую активность, с большей вероятностью будут воспринимать гражданские действия как более значимые и предпринимать такие действия ради их осмысленности.

Подводя итог, можно сказать, что чем сильнее люди вовлечены в поиск смысла, тем больше вероятность того, что они будут вести себя так, как это ценно лично или культурно, поскольку они считают такое поведение более значимым. В случае гражданской активности, когда люди высоко ценят благополучие сообщества, общества или земли и стремятся улучшить это благополучие посредством гражданской активности, или когда культура побуждает людей предпринимать действия для улучшения этого благосостояния, их поиск смысла более вероятен. привлечь их к участию в общественной жизни.

Текущее исследование

Цель настоящего исследования — заполнить большой пробел в исследованиях, касающихся индивидуальных различий в поведенческой ориентации во время поиска смысла. В качестве концептуального повторения предыдущего исследования (Scales et al., 2014; van Tilburg and Igou, 2017) в этом исследовании изучалось, увеличивает ли поиск смысла людьми их гражданскую активность в двух областях: политическая активность и участие в защите окружающей среды. Я ожидал, что поиск смысла будет положительно связан с обоими видами гражданской активности (гипотеза 1).Кроме того, расширяя предыдущее исследование, я дополнительно проверил предположение, согласно которому, когда люди ищут смысл, они с большей вероятностью будут вести себя осмысленно, согласуясь с их личными ценностями и культурными ценностями. На индивидуальном уровне ценности можно разделить на две категории в соответствии с их типом мотивации (Schwartz, 2012). Первое измерение противопоставляет «открытость изменениям» «сохранению». Второе измерение противопоставляет «самопревосхождение» «самоутверждению».«Более активное одобрение открытости заставляет людей воспринимать изменения в сообществе и обществе и содействие общественному благосостоянию (которые часто являются новыми и стимулирующими) более желательными, чем сохранение существующих или традиционных идей, тем самым укрепляя связь между поиском смысла и гражданской активностью. Ценности самопреодоления (в отличие от самосовершенствования) также могут усилить связь, потому что этот аспект ценностей ставит благополучие и интересы других выше личных интересов, таких как власть и достижения.В дополнение к общим ценностям, ценности, характерные для предметной области, также побуждают людей участвовать в конкретной гражданской деятельности. Например, если кто-то ценит защиту окружающей среды или политику, он или она может с большей вероятностью искать смысл, участвуя в деятельности, направленной на защиту окружающей среды, или в политической деятельности. Таким образом, в данном исследовании проверялась модерирующая роль как общей ценностной ориентации, так и конкретных ценностей в ассоциациях между поиском смысла и гражданской активностью.

На уровне общества это исследование проверило измерение культурных ценностей: дистанцию ​​власти.Дистанция власти относится к степени, в которой члены данного общества или института ожидают или принимают неравное распределение власти в своих социальных единицах (Hofstede, 1980). Это конструкция социального уровня, которая отражает силу социальной иерархии в данном обществе. В обществе с более высокой дистанцией власти люди склонны считать неравенство социальной власти более законным, а социальную иерархию более оправданной; в обществе с меньшей дистанцией власти более распространено разделение власти, и люди менее терпимы к неравному распределению власти.Культура — это система общих значений, которая формирует ценности, разделяемые большинством жителей общества. В обществе с более высокой дистанцией власти люди с большей вероятностью будут полагать, что общественные вопросы (например, защита окружающей среды и бедность) решаются теми, кто обладает властью, например, правительством, а не членами общества, не обладающими властью, и что люди должны действовать. в соответствии с их определенными социальными позициями (Winterich, Zhang, 2014). Поэтому вмешательство в общественные дела нежелательно, а участие в общественной жизни может быть бессмысленным для большинства людей.Напротив, в обществе с меньшей дистанцией власти люди с большей вероятностью считают, что они разделяют ответственность за общественные проблемы, и ценят индивидуальные усилия по борьбе с общественными проблемами. Исследования показали, что люди сообщают о более низком уровне политической активности (Cohen and Valencia, 2008) и защиты окружающей среды (Chan et al., 2019) в обществах с более высокой дистанцией власти, что позволяет предположить, что дистанция власти является культурным фактором, имеющим отношение к гражданской активности. Соответственно, ожидается, что гражданская активность, вероятно, воспринимается как более значимая в обществе с меньшей дистанцией власти, и люди, ищущие смысл, с большей вероятностью продемонстрируют гражданскую активность в таком обществе.

В целом, я ожидал увидеть смягчающее влияние личных и культурных ценностей на отношения между поиском смысла и гражданской активностью (см. рис. 1). Ожидается, что на индивидуальном уровне эта связь будет сильнее, если люди будут более ценить открытость к изменениям или самопревосхождение (гипотеза 2а и 2б). Кроме того, ожидалось, что связь между поиском смысла и политическим участием (забота об окружающей среде) будет сильнее, когда люди больше ценят политику (защиту окружающей среды) (гипотеза 3).Ожидалось, что на уровне общества эта связь будет тем сильнее, чем меньше дистанция власти (гипотеза 4).

Рис. 1. Иллюстрация гипотетической модели.

Материалы и методы

Участники

Анализы были в основном основаны на межнациональных репрезентативных выборках, изученных в рамках шестой волны WVS (Inglehart et al., 2014), которая проводилась в период с 2010 по 2014 год. Набор данных включал 90 350 респондентов (средний возраст = 42 года).05 ± 16.48; 51,93% женщин) из 60 стран, в каждой стране более 1000 респондентов. Однако, поскольку не все участники дали достоверные ответы на вопросы, затронутые в этом исследовании, количество участников варьировалось в зависимости от анализа.

Меры

Описательная информация (т. е. среднее значение, стандартное отклонение и достоверность) изучаемых переменных по странам представлена ​​в дополнительных материалах.

Предсказатель

Поиск смысла измерялся одним пунктом в WVS, который оценивал частоту размышлений респондентов о смысле и цели жизни (т.э., «Как часто, если вообще задумываетесь, о смысле и цели жизни?»). Я задал вопрос в обратном порядке, причем более высокие баллы указывали на большие усилия по поиску смысла жизни (4 = часто, 1 = никогда). Этот пункт использовался в предыдущем исследовании для фиксации построения поиска смысла, в котором результаты исследования 1, в котором использовалась эта однопунктовая шкала, соответствовали результатам исследования 2, в котором поиск смысла оценивался по шкале из 12 пунктов. (например, «В данный момент я думаю о своей жизни глубже, чем обычно»; Alter and Hershfield, 2014).Кроме того, я провел исследование, используя удобную выборку из 122 студентов университета, чтобы изучить взаимосвязь между этим пунктом и поиском смысла жизни. Результаты показали, что размышления о смысле и цели жизни умеренно коррелировали с поиском смысла жизни, измеряемым по наиболее широко используемой шкале поиска смысла – подшкале поиска смысла опросника смысла жизни (MLQ; Steger et al. ., 2006) ( р = 0,54, р < 0.001), но не коррелирует с наличием смысла жизни, измеряемым по подшкале наличия смысла жизни MLQ ( r = 0,11, p = 0,24).

Переменные результата

Я измерил две категории гражданского участия: участие в защите окружающей среды и политическое участие посредством самоотчета. Экологическое участие оценивалось по сумме трех пунктов (внутренняя согласованность: α = 0,46). Первый пункт измерял членство людей в экологической организации (т.т. е., «не могли бы вы сказать мне, являетесь ли вы активным членом, неактивным членом или не членом организации такого типа?»). Я закодировал ответы фиктивным кодом: членство (активное или неактивное) было закодировано как 1, а отсутствие членства — как 0. Второй и третий пункты измеряли, «давали ли респонденты деньги экологической организации» и «участвовали ли они в демонстрации в защиту окружающей среды». экологическая причина», соответственно, в течение последних 2 лет. Эти элементы использовались в предыдущих исследованиях (например,, Там и Чан, 2018 г.), чтобы представить гражданскую активность в сфере охраны окружающей среды. Политическая активность оценивалась по среднему баллу из четырех пунктов (внутренняя согласованность: α = 0,81). Эти пункты оценивали опыт или вероятность участия респондентов в четырех политических действиях – подписание петиции, участие в бойкотах, участие в мирных демонстрациях и участие в забастовках. Эта шкала использовалась в предыдущих исследованиях (например, Alesina and Giuliano, 2011). Я перепутал пункты (3 = сделал; 2 = мог бы сделать; 1 = никогда бы не сделал), при этом более высокие баллы указывают на большую политическую активность.

Модераторы

На индивидуальном уровне я проверил сдерживающие эффекты как общих ценностей, так и значений, специфичных для предметной области. Общие ценности были проиндексированы составными баллами открытости к изменениям (по сравнению с сохранением) и самопреодоления (по сравнению с самосовершенствованием) на основе 10 пересмотренных пунктов анкеты портретных ценностей (PVQ; Schwartz et al., 2001). В этой шкале респондентов просили указать степень, в которой каждое описание 10 типов ценностей (т. е. власть, достижения, гедонизм, стимулирование, универсализм, доброжелательность, традиция, соответствие и безопасность) описывает их.Следуя Schwartz (2012), я сосредоточил реакцию на каждый пункт на отдельных людях, чтобы контролировать индивидуальные различия в уступчивой реакции. Шкала была перевернута: более высокие баллы указывали на более сильное одобрение определенной ценности (5 = очень похоже на меня; 1 = совсем не похоже на меня). Баллы открытости были рассчитаны путем вычитания средних баллов традиции, соответствия и безопасности из средних баллов самонаправления, стимуляции и гедонизма; баллы самопреодоления рассчитывались путем вычитания средних баллов достижений и власти из средних баллов доброжелательности и универсальности (Schwartz et al., 2001). Более высокие баллы указывают на более сильное одобрение ценностей открытости и самопреодоления. Была проведена серия подтверждающих факторных анализов (CFA) для проверки инвариантности измерения двух шкал: открытость по сравнению с сохранением и самопревосхождение по сравнению с самосовершенствованием. Я оценил одну модель с двумя латентными факторами: открытость и сохранение (модель OC), а другую модель с двумя латентными факторами: самопревосхождение против самосовершенствования (модель SS). В модели полной выборки данные хорошо соответствуют моделям (модель OC: RMSEA = 0.035, CFI = 0,989, TLI = 0,974; Модель SS: RMSEA = 0,038, CFI = 0,997, TLI = 0,984). В многогрупповых моделях результаты показали метрическую инвариантность (при условии, что факторные нагрузки одинаковы для разных обществ) с приблизительно хорошим соответствием модели (модель OC: RMSEA = 0,080, CFI = 0,909, TLI = 0,863; модель SS: RMSEA = 0,084). , CFI = 0,954, TLI = 0,907). Другими словами, факторные ковариации и коэффициенты неструктурированной регрессии сопоставимы между обществами. В полной выборке шкала открытости и сохранения имела альфа-надежность 0.61, а шкала самопреодоления и самоутверждения имела альфа-надежность 0,57, что было аналогично результатам пятой волны WVS (Malka et al., 2014). Надежность каждого конкретного общества была представлена ​​в дополнительном материале.

Кроме того, экологическая ценность была проиндексирована по приоритету и личной важности. В единственном пункте о приоритете респондентам предлагалось указать вес между защитой окружающей среды и экономическим ростом (1 = «Охране окружающей среды следует уделять приоритетное внимание…»; 0 = «Экономический рост и создание рабочих мест должны быть главным приоритетом…»). Личностная значимость оценивалась по пункту ПВС, указывающему на универсальность (т. е. «Забота об окружающей среде важна для этого человека…»). Наконец, политические ценности индексировались по интересам и личной значимости. Интерес оценивался по одному пункту, в котором респондентам предлагалось ответить на вопрос «Насколько, по вашему мнению, вы заинтересованы в политике?» Я перевернул пункт, с более высокими баллами, указывающими на более сильный интерес (1 = совсем не интересует; 4 = очень интересует).Личная значимость политики измерялась одним пунктом, требующим ответа на вопрос «Насколько важна политика в вашей жизни?» Я поставил элемент в обратном порядке, при этом более высокие баллы указывали на большую важность (1 = совсем не важно; 4 = очень важно).

Модератор на уровне общества, дистанция власти, был получен из индекса, разработанного Хофстеде и его коллегами (Хофстеде, 1980; Хофстеде и др., 2010). Это переменная социального уровня, которая указывает на систему значений, разделяемую жителями определенного общества.Основываясь на своем первоначальном исследовании более 116 000 сотрудников International Business Machine (IBM) в 40 странах (Hofstede, 1980), а также на других кросс-культурных исследованиях (Hofstede et al., 2010), они определили четыре измерения для классификации культурных различия между странами: дистанция власти, индивидуализм-коллективизм, мужественность-женственность и избегание неопределенности. Хофстеде (1980) утверждал, что эти культурные ценности представляют собой социальные характеристики, а не ценностные ориентации на индивидуальном уровне.В этом исследовании я использовал индекс дистанции власти. Более высокие баллы представляют более высокие уровни дистанции власти в обществе.

Переменные управления

Я также получил переменные по полу, возрасту, образованию и предполагаемому статусу дохода респондентов из WVS и контролировал их в анализе.

План анализа данных

Для проверки гипотез были проведены две серии многоуровневых анализов по двум переменным результатов – вовлечению в защиту окружающей среды и участию в политической жизни.Во-первых, я создал восемь моделей со случайными коэффициентами, которые включали только данные индивидуального уровня. Эти модели были проведены для проверки основных эффектов поиска смысла и личных ценностей, а также их влияния на гражданскую активность на индивидуальном уровне. Для каждого результата гражданской активности я протестировал четырех модераторов отдельно, выступая в качестве концептуальной репликации. Все переменные на индивидуальном уровне, кроме пола, были центрированы по среднему значению в каждой стране. Я также позволил наклону поиска смысла варьироваться, чтобы проверить, есть ли какие-либо кросс-национальные различия в поиске ассоциации смысла и гражданской активности.

Затем я провел восемь моделей наклона как результата, чтобы проверить сдерживающее влияние дистанции власти на уровне общества на поиск смысловой связи с гражданской активностью на индивидуальном уровне. Показатели дистанции власти на уровне общества были стандартизированы. Иллюстрация модели показана ниже:

Индивидуальный уровень: CEij=β0j+β1j(поиск значения)+β2(значения)+β3(поиск значения × значения)+β4−7(ковариаты)+rij           (1)

Общественный уровень : β0j=γ00+γ01 (мощность расстояние)+µ0j                  (2)

(3)

В уравнении (1) CE ij представляет собой показатель гражданской активности для человека i в обществе j ; β 0j — точка пересечения для общества j ; β 1j – наклон поиска смысла для общества j ; β 2 – наклон значений; β 3 — наклон взаимодействия поиска смысла и ценности; β 4-7 обозначает наклон ковариат индивидуального уровня; и r ij — остаточная дисперсия на индивидуальном уровне.В уравнении (2) γ 00 представляет собой общую точку пересечения, обозначающую среднее значение гражданской активности; γ 01 — наклон дистанции мощности, обозначающий главный эффект дистанции мощности; и u 0j — остаточная дисперсия гражданской активности на уровне общества. В уравнении (3) γ 10 представляет собой общий наклон, обозначающий главный эффект поиска смысла; γ 11 — наклон переменной уровня общества, представляющий предполагаемое межуровневое взаимодействие; u 1j — остаточная дисперсия наклона поиска смысла на уровне общества.

Результаты

В таблицах 1, 2 представлены окончательные результаты для обоих уровней предикторов. Модели со случайными коэффициентами выявили пять важных результатов (см. Дополнительный материал для более подробной информации). Во-первых, эти модели показали, что поиск смысла был положительно связан с самооценкой участия в защите окружающей среды, помимо влияния каждой личной ценности. Во-вторых, эффект взаимодействия между поиском смысла и открытостью (по сравнению с сохранением) и эффектом взаимодействия между поиском смысла и экологическим приоритетом был положительным и значительным для участия в защите окружающей среды.Анализ простого наклона показал, что положительная связь была сильнее, когда люди поддерживали более высокие значения открытости (высокая открытость: γ = 0,076, SE = 0,007; низкая открытость: γ = 0,042, SE = 0,007; p с < 0,001) и отдавал приоритет благополучию окружающей среды над экономическим ростом (высокий приоритет: γ = 0,063, SE = 0,007; низкий приоритет: γ = 0,046, SE = 0,008; p s < 0,001). Однако ценности самопреодоления и важность окружающей среды не смягчали связи между поиском смысла и заботой об окружающей среде.Чтобы контролировать потенциальную дисперсию измерений по странам, я провел повторный анализ, контролируя внутреннюю согласованность шкалы открытости к изменениям (по сравнению с сохранением) и шкалы самопреодоления (по сравнению с самосовершенствованием) на уровне общества. соответственно (по аналогии см. Malka et al., 2014). Статистически значимое взаимодействие оставалось положительным и значимым после исключения внутренней согласованности подшкалы открытости и сохранения на уровне общества.Подробная информация о результатах представлена ​​в дополнительном материале.

Таблица 1. Окончательные модели участия в защите окружающей среды.

Таблица 2. Окончательные модели политической активности.

В-третьих, поиск смысла был положительно связан с самооценкой политической активности, выходящей за рамки влияния каждой личной ценности. В-четвертых, за исключением ценностей самопревосхождения, личностные ценности значительно смягчали отношения между поиском смысла и политическим участием.Анализ простого наклона показал, что, когда люди одобряли более высокие значения открытости (по сравнению с сохранением) (γ = 0,063, SE = 0,007; γ = 0,042, SE = 0,007; p s < 0,001), у них были более сильные интересы. в политике (высокий интерес: γ = 0,047, SE = 0,006; низкий интерес: γ = 0,024, SE = 0,007; p s < 0,001) или придавал большое значение политике (высокая значимость: γ = 0,065, SE = 0,007, низкая значимость: γ = 0.024, SE = 0,007; p s < 0,001), положительная связь между поиском смысла и политической активностью была сильнее. Статистически значимое взаимодействие оставалось положительным и значимым после исключения внутренней согласованности подшкалы открытости и сохранения на уровне общества. Наконец, как и ожидалось, случайные эффекты наклона были значительными в моделях участия в защите окружающей среды и в моделях политического участия, которые предполагали, что поиск смысловых ассоциаций гражданского участия различается в разных обществах.

Затем я добавил модератора на уровне общества, дистанцию ​​власти, в модели наклона как результата. Результаты предикторов индивидуального уровня оставались совместимыми с моделями со случайными коэффициентами. Как и ожидалось, межуровневое взаимодействие между поиском смысла и дистанцией власти было отрицательным и значимым во всех моделях. Чтобы проиллюстрировать, в модели вовлечения в защиту окружающей среды с открытостью (по сравнению с сохранением) в качестве личных ценностей связь между поиском смысла и вовлеченностью в защиту окружающей среды была слабее в обществе с более высокой дистанцией власти (γ = 0.035, SE = 0,009, p < 0,001) по сравнению с более низким расстоянием по мощности (γ = 0,083, SE = 0,008, p < 0,001). Точно так же в модели политического участия с открытостью (против сохранения) в качестве личных ценностей связь между поиском смысла и политическим участием была слабее в обществе с более высокой дистанцией власти (γ = 0,066, SE = 0,008, ). p < 0,001) по сравнению с меньшей дистанцией власти (γ = 0.038, SE = 0,009, p < 0,001). Аналогичные результаты показали и другие модели. Результаты простых эффектов наклона всех моделей представлены в дополнительном онлайн-материале.

Обсуждение

Со ссылкой на теории регуляции значения (например, van Tilburg and Igou, 2011) в этом исследовании было сформулировано и получило первоначальную поддержку положение, объясняющее индивидуальные различия в ассоциациях между поиском смысла с точки зрения размышлений о значении и цели жизнь и гражданская активность с точки зрения ценностей.В частности, люди, которые более активно размышляли о цели и значении, сообщали о более высокой вовлеченности в проэкологическую и политическую гражданскую деятельность. Эти ассоциации были сильнее, когда люди придерживались более высоких ценностей открытости к изменениям (по сравнению с сохранением), придавали большее значение конкретной области гражданских вопросов или жили в обществе с меньшей дистанцией власти. Будучи первым исследованием, в котором исследуются поведенческие результаты поиска смысла как функции ценностей, оно вносит два важных вклада в понимание духовных усилий людей по поиску смысла.

В соответствии с предыдущим исследованием, в котором фиксируются гражданские намерения людей, ищущих смысл (Scales et al., 2014; van Tilburg and Igou, 2017), это исследование вновь подтверждает, что, когда люди размышляют над важными вопросами о смысле и цели, они могут попытаться понять, что придает им смысл, участвуя в деятельности в защиту окружающей среды или занимаясь политическими делами. Гражданская активность может дать людям ответ, хотя и не окончательный, о том, где они принадлежат, насколько они самоценны, в какой степени они могут контролировать и предсказывать свою жизнь и могут ли их жизни стать бессмертными.Все эти достижения укрепляют строительные блоки смысла жизни. Это исследование продвигает теоретическое понимание, изучая, кто с большей вероятностью будет искать смысл через гражданскую активность. Предыдущие исследования (например, Brassai et al., 2012) выявили другие поведенческие корреляты поиска смысла, в том числе менее агрессивное поведение, менее безответственное академическое поведение и более здоровое пищевое поведение среди подростков. Текущее исследование выходит за рамки этих выводов, предполагая, что люди могут вести себя определенным образом, исходя из своих личных и культурных ценностей.

Хорошо известно, что ценности служат ориентиром для человеческого поведения (Roccas and Sagiv, 2010). Гражданская активность обычно требует, чтобы люди вышли из своей зоны комфорта, например, встретились с новыми людьми, высказали свое мнение и внесли изменения в сообщество и общество. Люди, открытые к изменениям, вероятно, считают такие личные или социальные изменения полезными и желательными и, следовательно, с большей вероятностью будут искать смысл в общественной активности. Кроме того, конкретные ценности людей в гражданской сфере могут влиять на их поведенческий выбор.Когда люди отдают приоритет защите окружающей среды, а не экономическому росту, они считают участие в действиях, направленных на защиту окружающей среды, более желательным подходом к спасению Земли и, следовательно, более значимым. Когда люди проявляют больший интерес к политике или придают ей большее значение, они считают политические действия желательными и значимыми.

Однако ценности самопревосхождения и ценности окружающей среды не вмешиваются в ассоциации между поиском смысла и гражданской активностью.Воспринимаемая значимость гражданской активности может не зависеть от этих ценностей. Например, ценности самопреодоления не заставляют людей воспринимать гражданскую активность как более значимую. Люди могут учитывать другие ценности гражданской активности (например, укрепление социальных связей, саморазвитие и получение профессионального опыта; Clary et al., 1998), когда оценивают ее значимость. В качестве альтернативы, люди с более сильными ценностями самопревосхождения и ценностями окружающей среды мотивированы к участию в гражданской деятельности независимо от их мотивации к поиску смысла.Другими словами, воспринимаемая осмысленность не влияет на поведенческий выбор этих людей. Будущие исследования должны изучить эти две возможности путем непосредственного измерения воспринимаемой значимости гражданского участия.

Еще одним заметным вкладом этого исследования является то, что оно расширяет наше понимание поведенческих результатов (хотя и основанное на самооценке) в отношении культурного контекста, в котором действуют люди. Личные ценности и культурные ценности различаются в той мере, в какой они могут работать независимо и интерактивно в формировании поведения людей (Roccas and Sagiv, 2010).Значение цели варьируется в зависимости от контекста, что может повлиять на вероятность того, что люди будут вести себя определенным образом для достижения этой цели. Стегер и др. (2008b) предполагают, что психологические корреляты поиска смысла могут варьироваться в зависимости от культурных ценностей; тем не менее, авторы проверили культурные различия, полагаясь на показатель страны, не исследуя напрямую культурные ценности. Текущее исследование предоставляет первоначальные доказательства, обнаружив, что ассоциации между поиском смысла и гражданской активностью варьируются в зависимости от дистанции власти в обществе.Когда общество поддерживает (а не преуменьшает) равенство во власти, члены общества с большей вероятностью будут придавать значение индивидуальному вкладу в решение общественных проблем или улучшение общего блага; таким образом, они с большей вероятностью будут чувствовать побуждение к достижению смысла жизни, преследуя эти цели. Эти результаты перекликаются с аргументом о том, что дистанция власти сдерживает вклад людей в благополучие других и общества (например, благотворительное поведение; Winterich and Zhang, 2014), и подчеркивают важность культурного контекста в поиске смысла людьми.В целом, текущие результаты показывают, как люди могут выбирать значимое поведение из множества вариантов, когда они хотят достичь осмысленности, и будущие исследования могут работать над дальнейшим выяснением этого процесса выбора поведения.

В отношении данного исследования необходимо сделать несколько предостережений. Первое ограничение касается измерения, используемого в этом исследовании, включая проблему с одним пунктом и эквивалентность измерения в разных странах пунктов с использованием шкалы Лайкерта. Большинство предикторов оценивались по одному пункту.Например, поиск смысла узко операционализировался как размышление о смысле и цели жизни. Поэтому я призываю будущие исследования подтвердить эту гипотетическую модель с помощью более полных шкал (например, «Опросник смысла жизни»; Steger et al., 2006). Недавние исследования выявили два аспекта поиска смысла жизни (то есть отражение жизни и воспринимаемую ценность смысла; Kim et al., 2018). Размышление о смысле и цели жизни является одним из актов рефлексии жизни, в то время как будущие исследования могут расширить текущее исследование, исследуя, как другое измерение связано с гражданской активностью.Более того, личностные ценностные ориентации оценивались с помощью самой краткой версии PVQ, хотя и состоящей из нескольких пунктов, и, таким образом, было бы лучше, если бы в будущих исследованиях можно было принять версию PVQ (например, версию из 21 пункта) с более широким охватом ценностей и доказательств для неизменность измерений по странам (например, Давидов и др., 2008; Хайм и др., 2017). Кроме того, он не может исключить кросс-культурные различия в стиле ответа, которые могут поставить под угрозу неизменность измерения. Исследовательская группа WVS предположила, что изменение стиля ответа является компонентом исследуемых ценностей и поведения (Smith et al., 2016) и поэтому не пытались его устранить. Будущие межнациональные исследования выиграли бы от более сложного дизайна, позволяющего контролировать различия в стилях ответов.

Во-вторых, текущее исследование было основано на корреляционной схеме; таким образом, причинно-следственные связи между переменными не могут быть подтверждены. Обратный путь (гражданская активность → поиск смысла) может быть правдоподобным, но неясно, меняет ли и как гражданская активность желания и практики в поисках смысла в долгосрочной перспективе (т.д., расширение или сокращение поиска). Точно так же теоретически правильно, что ценности определяют поведение человека, но обратное направление возможно как на индивидуальном уровне, так и на уровне общества (ср. Руднев, Воклер, 2018). Будущие исследования выиграют от использования лонгитюдного плана для выявления взаимосвязей между переменными, которые могут быть взаимными во времени. Кроме того, возможно, что третья переменная объясняет связь между поиском смысла и гражданской активностью. Например, люди, которые любят думать о смысле, и те, кто участвует в гражданских действиях, могут иметь схожие личностные характеристики, такие как более сильное любопытство (Steger et al., 2008а; Лехнер и др., 2018). Будущие исследования могут использовать экспериментальный дизайн, который манипулирует желанием людей искать смысл (см. пример, van Tilburg and Igou, 2017), чтобы исключить такую ​​возможность. Наконец, количество стран, участвовавших в анализе на уровне общества, могло быть недостаточным для представления культурной неоднородности, и, таким образом, влияние дистанции власти могло быть недооценено. Я с нетерпением жду дальнейшего подтверждения, включив больше обществ.

Заявление об этике

Одобрение этических норм не требовалось, так как настоящее исследование не включало сбор новых данных.Все анализы были основаны на существующих общедоступных архивных данных.

Вклад авторов

Автор подтверждает, что является единственным автором этой работы и одобрил ее публикацию.

Финансирование

Эта работа была поддержана стартовым фондом автора в ее дочернем университете.

Заявление о конфликте интересов

Автор заявляет, что исследование проводилось при отсутствии каких-либо коммерческих или финансовых отношений, которые могли бы быть истолкованы как потенциальный конфликт интересов.

Благодарности

Автор благодарит Сильвию Сяохуа Чен и Хой-Вин Чан за полезные комментарии к более ранней версии этой рукописи.

Дополнительный материал

Дополнительный материал к этой статье можно найти в Интернете по адресу: https://www.frontiersin.org/articles/10.3389/fpsyg.2019.01334/full#supplementary-material

.

Сноски

  1. Шестая волна WVS — единственная волна оценки, в ходе которой изучалось самоотчетное поведение людей в защиту окружающей среды.
  2. Выборка состоит из студентов, которым было предложено принять участие в психологическом исследовании для выполнения требований по вводному курсу психологии ( N = 122, средний возраст = 21,5, SD = 1,37, женщины = 41,8%). Особая осторожность по-прежнему оправдана при обобщении текущих результатов.
  3. Отмечается, что некоторые технические проблемы возникали при оценке конфигурационной инвариантности (предполагая одинаковые латентные конструкции в разных обществах) до оценки метрической инвариантности, из-за чего модели конфигурационной инвариантности не сходились.В частности, стандартизированные ошибки не могут быть вычислены. Осторожность по-прежнему оправдана при использовании PVQ из 10 пунктов, учитывая ограниченное количество пунктов, которые создают серьезную проблему для теста инвариантности измерения (см. Morselli et al., 2012).
  4. В дополнительном онлайн-документе также представлены дополнительные анализы, исключающие влияние валового внутреннего продукта (ВВП).

Каталожные номера

Альбанези, К., Чиконьяни, Э., и Зани, Б. (2007).Чувство общности, гражданская активность и социальное благополучие у итальянских подростков. Дж. Комм. заявл. соц. Психол. 17, 387–406. doi: 10.1002/casp.903

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Алесина, А., и Джулиано, П. (2011). Семейные связи и участие в политической жизни. Дж. Евро. Экон. доц. 9, 817–839. doi: 10.1111/j.1542-4774.2011.01024.x

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Альтер, А. Л., и Хершфилд, Х. Э. (2014).Люди ищут смысл, когда приближаются к новому десятилетию в хронологическом возрасте. Проц. Натл. акад. науч. США 111, 17066–17070. doi: 10.1073/pnas.1415086111

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Benson, P.L., Scales, P.C., Syvertsen, A.K., and Roehlkeparttain, E.C. (2012). Является ли духовное развитие молодежи универсальным процессом развития? Международная разведка. Дж. Поз. Психол. 7, 453–470. дои: 10.1080/17439760.2012.732102

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Брассай, Л., Пико, Б.Ф., и Стегер, М.Ф. (2012). Экзистенциальные установки и проблемы восточноевропейских подростков и поведение в отношении здоровья: подчеркивая роль поиска смысла жизни. Психология. Рек. 62, 719–734. дои: 10.1007/bf03395831

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Брукс, GM (ред.) (2017). Гражданская активность: взгляды, роли и влияние . Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Издательство Nova Science.

Браун, К.М., Хойе, Р., и Николсон, М. (2012). Самоуважение, самоэффективность и социальная связь как посредники в отношениях между волонтерством и благополучием. J. Soc. Серв. Рез. 38, 468–483. дои: 10.1080/01488376.2012.687706

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Чан, Х.В., Понг, В., и Там, К.П. (2019). Межнациональные различия гендерных различий в заботе об окружающей среде: проверка гипотезы социокультурных помех. Окружающая среда. Поведение 51, 81–108. дои: 10.1177/0013916517735149

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Clary, E.G., Snyder, M., Ridge, R.D., Copeland, J., Stukas, A.A., Haugen, J., et al. (1998). Понимание и оценка мотивации добровольцев: функциональный подход. Дж. Перс. соц. Психол. 74, 1516–1530. дои: 10.1037//0022-3514.74.6.1516

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Коэн, Э. Х., и Валенсия, Дж.(2008). Политический протест и дистанция власти. к типологии политического участия. Бык. соц. Методол. 99, 54–72. дои: 10.1177/0750809

5

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Давыдов Э., Шмидт П. и Шварц С. Х. (2008). Возвращение ценностей: адекватность европейского социального исследования для измерения ценностей в 20 странах. Публичное мнение. Q. 72, 420–445. doi: 10.1093/poq/nfn035

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Франкл, В.(1959). Человек в поисках смысла . Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Вашингтон-сквер.

Академия Google

Гринуэй, К. Х., Хаслам, С. А., Крувис, Т., Бранскомб, Н. Р., Исселдик, Р., и Хелдрет, К. (2015). От «мы» к «я»: групповая идентификация усиливает воспринимаемый личный контроль с последствиями для здоровья и благополучия. Дж. Перс. соц. Психол. 109, 53–74. doi: 10.1037/pspi0000019

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Гринберг, Дж.и Кослофф, С. (2008). Теория управления терроризмом: последствия для понимания предрассудков, стереотипов, межгрупповых конфликтов и политических взглядов. Соц. Перс. Психол. Компас. 2, 1881–1894 гг. doi: 10.1111/j.1751-9004.2008.00144.x

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Heim, E., Scholten, S., Maercker, A., Xiu, D., Cai, D., Gao, Z.H., et al. (2017). Ценностные ориентации студентов в современном Китае: анализ инвариантности измерений и латентных различий средних по сравнению со студентами из Германии и России. J. Кросс-культ. Психол. 48, 511–531. дои: 10.1177/0022022117696800

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Heine, S.J., Proulx, T., и Vohs, K.D. (2006). Модель поддержания смысла: о согласованности социальных мотивов. чел. соц. Психол. Ред. 10, 88–110. дои: 10.1207/s15327957pspr1002_1

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Хофстеде, Г. (1980). Последствия культуры: международные различия в ценностях, связанных с работой .Беверли-Хиллз, Калифорния: SAGE.

Академия Google

Хофстеде Г., Хофстеде Г. Дж. и Минков М. (2010). Культура и организация: программное обеспечение для разума , 3-е изд. Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: McGraw-Hill.

Академия Google

Inglehart, R.C., Haerpfer, A., Moreno, C., Welzel, K., Kizilova, J., and Diez-Medrano, M. (eds) (2014)). World Values ​​Survey: Round Six — версия файла данных по странам, версия . Мадрид: Институт систем JD.

Академия Google

Ким, Дж., Шлегель, Р. Дж., Сето, Э., и Хикс, Дж. А. (2018). Размышление о новом десятилетии жизни увеличивает личную саморефлексию: повторение и переосмысление результатов Альтера и Хершфилда (2014). Дж. Перс. соц. Психол. [Epub перед печатью]

Реферат PubMed | Академия Google

Лехнер, К.М., Павлова, М.К., Сортейкс, Ф.М., Силберайзен, Р.К., и Салмела-Аро, К. (2018). Раскрытие связи между социально-экономическим статусом семьи и гражданской активностью в период перехода к взрослой жизни: играют ли роль рабочие ценности? Заяв.Дев. науч. 22, 270–283. дои: 10.1080/10888691.2017.1291352

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Малка, А., Сото, С.Дж., Инзлихт, М., и Лелкес, Ю. (2014). Предсказывают ли потребность в безопасности и определенности культурный и экономический консерватизм? Межнациональный анализ. Дж. Перс. соц. Психол. 106, 1031–1051. дои: 10.1037/a0036170

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Мартела Ф. и Райан Р. М. (2016). Просоциальное поведение повышает благополучие и жизненную силу даже без контакта с бенефициаром: причинно-следственные и поведенческие доказательства. Мотив. Эмот. 40, 351–357. doi: 10.1007/s11031-016-9552-z

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Морселли, Д., Спини, Д., и Девос, Т. (2012). Человеческие ценности и доверие к институтам в разных странах: многоуровневая проверка гипотезы Шварца о структурной эквивалентности. Сурв. Рез. Методы 6, 49–60.

Академия Google

Омер, М.Л. (2007). Участие граждан в местных организациях и его связь с само- и коллективной эффективностью добровольцев и чувством общности. Соц. Рабочий рез. 31, 109–120. doi: 10.1093/swr/31.2.109

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Пансер С.М., Пратт М., Хансбергер Б. и Алисат С. (2007). Общественная и политическая вовлеченность в подростковом возрасте: что отличает активистов от невовлеченных? Дж. Комм. Психол. 35, 741–759. doi: 10.1002/jcop.20176

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Роккас, С., и Сагив, Л. (2010). Личные ценности и поведение: учет культурного контекста. Соц. Перс. Психол. Компас. 4, 30–41. doi: 10.1111/j.1751-9004.2009.00234.x

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Руднев, М., и Воклер, К.М. (2018). Связь между личными ценностями и частотой употребления алкоголя зависит от культурных ценностей: подход межуровневого взаимодействия. Перед. Психол. 9:1379. doi: 10.3389/fpsyg.2018.01379

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Весы П. С., Сиверцен А.К., Бенсон П.Л., Рёлкепартейн Э.К. и Сесма А. мл. (2014). «Связь духовного развития со здоровьем и благополучием молодежи: данные глобального исследования», в Handbook of Child Well-Being , под редакцией А. Бен-Арье, Ф. Каса, И. Фронса и Дж. Корбина ( Дордрехт: Springer), 1101–1135. дои: 10.1007/978-90-481-9063-8_41

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Шварц, С. (2006). Теория культурно-ценностных ориентаций: экспликация и приложения. Комп.Соц. 5, 137–182. дои: 10.1163/156913306778667357

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Шварц, С. Х. (1999). Теория культурных ценностей и некоторые последствия для работы. Заяв. Психол. 48, 23–47. дои: 10.1080/026999499377655

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Шварц, С. Х. (2012). Обзор теории базовых ценностей Шварца. Онлайн чтение. Психол. Культ. 2:11, дои: 10.9707/2307-0919.1116

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Шварц, С.Х., Мелех Г., Леманн А., Берджесс С., Харрис М. и Оуэнс В. (2001). Расширение кросс-культурной валидности теории основных человеческих ценностей с помощью другого метода измерения. J. Кросс-культ. Психол. 32, 519–542. дои: 10.1177/0022022101032005001

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Smith, P.B., Vignoles, V.L., Becker, M., Owe, E., Easterbrook, M.J., Brown, R., et al. (2016). Индивидуальные и культурные компоненты стилей ответов на опросы: многоуровневый анализ с использованием культурных моделей самости. Междунар. Дж. Психол. 51, 453–463. doi: 10.1002/ijop.12293

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Снайдерс, Т.А.Б., и Боскер, Р.Дж. (1999). Многоуровневый анализ: введение в базовое и расширенное многоуровневое моделирование . Тысяча дубов, Калифорния: SAGE.

Академия Google

Ставрова О. и Луманн М. (2016). Социальная связанность как источник и следствие смысла жизни. Дж. Поз. Психол. 11, 470–479.дои: 10.1080/17439760.2015.1117127

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Стегер, М. Ф., Фрейзер, П., Оиси, С., и Калер, М. (2006). Опросник смысла жизни: оценка наличия и поиска смысла жизни. Дж. Граф. Психол. 53, 80–93. дои: 10.1080/00223891.2013.765882

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Стегер М.Ф., Кашдан Т.Б., Салливан Б.А. и Лоренц Д. (2008a). Понимание поиска смысла жизни: личность, когнитивный стиль и динамика между поиском и переживанием смысла. Дж. Перс. 76, 199–228. doi: 10.1111/j.1467-6494.2007.00484.x

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Стегер М.Ф., Кавабата Ю., Шимаи С. и Отаке К. (2008b). Осмысленная жизнь в Японии и США: уровни и корреляты смысла жизни. Дж. Рез. Перс. 42, 660–678. doi: 10.1016/j.jrp.2007.09.003

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Тало, К., Маннарини, Т., и Рочира, А. (2014).Чувство общности и участия сообщества: метааналитический обзор. Соц. индик. Рез. 117, 1–28. doi: 10.1007/s11205-013-0347-2

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Там, К.П., и Чан, Х.В. (2018). Общее доверие сужает разрыв между заботой об окружающей среде и экологическим поведением: многоуровневые доказательства. Глоб. Окружающая среда. Изменить 48, 182–194. doi: 10.1016/j.gloenvcha.2017.12.001

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

ван Тилбург, В.А. и Игоу, Э. Р. (2011). О скуке и социальной идентичности: прагматический подход к регулированию смысла. чел. соц. Психол. Бык. 37, 1679–1691. дои: 10.1177/0146167211418530

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

ван Тилбург, В. А., и Игоу, Э. Р. (2013). О значимости поведения: подход «ожидание x ценность». Мотив. Эмот. 37, 373–388. doi: 10.1007/s11031-012-9316-3

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

ван Тилбург, В.А. и Игоу, Э. Р. (2017). Может ли скука помочь? Повышение просоциальных намерений в ответ на скуку. Собственный идентификатор. 16, 82–96. дои: 10.1080/15298868.2016.1218925

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

ван Тонгерен, Д. Р., Грин, Дж. Д., Дэвис, Д. Э., Хук, Дж. Н., и Халси, Т. Л. (2016). Просоциальность увеличивает смысл жизни. Дж. Поз. Психол. 11, 225–236. дои: 10.1080/17439760.2015.1048814

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Винтерих, К.П. и Чжан Ю. (2014). Принятие неравенства удерживает от ответственности: как дистанция власти снижает благотворительность. Дж. Консум. Рез. 41, 274–293. дои: 10.1086/675927

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

(PDF) Поиск смысла жизни

наблюдения, некоторые психологи предположили, что люди

должны быть мотивированы, чтобы найти смысл в своей жизни.

Альфред Адлер сказал, что люди врожденно стремятся достичь цели своей жизни, в частности,

принимая участие в общественной деятельности.Эрик Эриксон предложил

потребность в самоинтеграции в дальнейшей жизни. В этом подходе

ищет смысл, ориентированные на борьбу до до

года. Эрик Фромм подчеркивал важность

смысла в жизни человека и предположил, что ощущение отчужденности от других и бездумное чувство, мышление и

действие во время повседневной и рабочей деятельности снижают нашу способность находить смысл жизни.Абрахам Маслоу считал, что

смысл возникнет в результате самоактуализации или полного раскрытия своего потенциала.

Идеи Фромма об отчуждении и автоматизации

в современной жизни перекликаются с работами Виктора Франкла, человека,

наиболее тесно связанного с психологической

работой над смыслом жизни. Опыт Франкла, пережившего немецкие концлагеря Второй мировой войны

, убедил его в важности поиска цели жизни.Он чувствовал, что самая большая разница между

теми, кто выжил и не выжил в ужасающих лагерях

, заключалась не в том, сколько их заставляли работать, как мало

они должны были есть или как они подвергались воздействию стихий

. (все должны были работать до изнеможения, ни у кого не было

достаточного количества еды, и все были сильно подвержены неблагоприятной

погоде). Наоборот, Франкл считал, что принцип Фридриха

Ницше — имея «собственное зачем жизни

, мы справимся почти с любым как» — имеет решающее значение.Франкл считал, что все люди должны

найти свою, неповторимую причину, то есть свою цель в жизни. Он писал, что те, кто нашел смысл или цель, имели больше шансов выжить в концентрационных лагерях, а те, кто потерял свою цель, почти наверняка были обречены. После

сочинений Франкла и его основания логотерапии

(буквально исцеления смысла) психологическая работа над

важностью поиска смысла резко ускорилась.Аргумент Роя Баумайстера о том, что смысл жизни

коренится в основном в стремлении людей к чувствам

цели, ценности того, что они делают, контролю и способностям, а также самооценке, открыл современную эру социальной

психологической. исследования в поисках смысла.

Необходимо провести два важных различия между

поиском смысла жизни и связанными с ним психологическими процессами. Во-первых, хотя Франкл писал, что воля к смыслу побуждала каждого человека находить уникальный смысл своей жизни, другие различали поиск смысла и обретение смысла.

Распространено мнение, что искать его будут только люди без

смысла жизни. По сути,

предположение заключалось в том, что поиск и ощущение

наличия смысла в жизни были противоположными концами

одного и того же континуума.

Несколько направлений исследований, однако, показывают, что

поиск смысла отличается от наличия смысла.

Психологические показатели того, насколько люди

ищут смысл и сколько смысла люди

чувствуют в своей жизни, очень мало пересекаются.Кроме того, предположение о том, что поиск и обретение смысла являются

противоположными версиями одного и того же, может быть культурно

связано. Другими словами, среди американцев европейского происхождения (которые

часто мыслят категориями индивидуальности и дихотомии)

существует небольшая обратная зависимость между ними (чем меньше у вас

, тем больше вы ищете, и наоборот). ),

, тогда как некоторые данные свидетельствуют о том, что среди людей

культур более традиционно коллективистских или

холистических (которые часто мыслят категориями отношений или гармонии, т.г., Япония), две переменные могут быть положительно связаны между собой (чем больше вы ищете, тем больше вы чувствуете, что у вас есть

, и наоборот). Те, чье культурное влияние

находится где-то посередине (например, испанцы), кажутся

, не сообщают о связи между ними. Наконец, некоторые данные

также указывают на то, что поиск смысла и обретение

смысла

колеблются в своем отношении друг к другу в зависимости от возраста и этапов жизни. Например, отношение

может быть менее сильным в юности и более сильным в пожилом возрасте —

зрелом возрасте.Молодой человек может искать больше

смысла, а также чувствовать, что жизнь имеет смысл, тогда как

пожилой человек с большей вероятностью будет искать смысл жизни, если

он или она чувствует, что жизнь несколько бессмысленна.

Вторым важным различием, которое необходимо провести, является

поиск смысла жизни и

поиск какого-либо смысла в травматическом или

событии, вызывающем отвращение. Те, кто пережил травматические события,

такие как нападение, потеря любимого человека или выкидыш, часто задаются вопросом,

почему это произошло.Часто попытки ответить на

такие вопросы называют поиском смысла. Вероятно, правильнее будет называть их

усилиями по поиску ситуативного значения или атрибуции.

Поиск смысла жизни относится к попыткам

понять, что означает жизнь в целом, а не к более ограниченным

попыткам понять конкретное событие.

Важность

Если поиск смысла жизни является важной

психологической мотивацией, то он должен быть важен для

благополучия человека.Мы точно знаем, что

784———Поиск смысла жизни

S-Baumeister (Encyc)-45348.qxd 24.07.2007 18:30 Страница 784

В поисках смысла

В культуре, которая ценит скорость, технологии и потребительские пристрастия, можно подумать, что смысл отходит на второй план. Но стремление людей к смыслу остается сильным. Согласно обзору литературы, проведенному научным сотрудником Университета Вирджинии Самантой Дж., более 90 процентов из нас говорят, что наша жизнь имеет смысл.Хайнцельман, доктор философии, и социальный психолог Университета Миссури Лаура А. Кинг, доктор философии (, американский психолог, , том 69, № 6, 2014 г.). Более того, кажется, что смысл жизни питает нас, и исследования связывают его с хорошим здоровьем и здоровым поведением ( Health Psychology Review , Vol. 11, No. 4, 2017), долголетием, более высоким качеством жизни и более низкими показателями умственных способностей. расстройства, включая депрессию и посттравматическое стрессовое расстройство.

Чтобы помочь клиентам исследовать и развивать больший смысл в своей жизни и пользоваться этими преимуществами, психологи используют стратегии различных методов лечения, включая логотерапию, терапию смыслов, экзистенциальную терапию и комбинацию подходов.Хотя необходимы дополнительные исследования, чтобы показать, какие вмешательства работают лучше всего, такая работа, связанная со смыслом, помогает людям определять, расставлять приоритеты и действовать в соответствии с тем, что для них важнее всего, говорит Клара Хилл, доктор философии, Университет Мэриленда, Колледж-Парк, профессор психологии и автор. книги «Смысл жизни: руководство для терапевта» (АПА, 2018).

«Почти каждая проблема, которую выносят на терапию, — говорит она, — неявно связана со смыслом жизни».

Согласно модели, разработанной исследователями Коннектикутского университета Логином С.Джордж, доктор философии, и Кристал Л. Парк, доктор философии ( Review of General Psychology , Vol. 20, No. 3, 2016), большинство психологов, изучающих эту тему, согласны с тем, что люди верят, что их жизнь имеет смысл, когда присутствуют три аспекта. :

  • Они чувствуют, что их жизнь имеет смысл и непрерывность.
  • Их направляют и мотивируют значимые цели.
  • Они верят, что их существование важно для других.

Что касается источников смысла, то они, как правило, делятся на две основные категории: значимые отношения и значимое занятие, будь то карьера, хобби или другое творческое занятие.Многие исследования показывают, что отношения занимают первое место, а исследования показывают, что люди испытывают наибольшее чувство смысла, когда удовлетворяются наши потребности в отношениях, когда мы чувствуем свою принадлежность к миру и когда мы чувствуем близость и поддержку со стороны наших семей.

В дополнение к изучению того, что представляет собой смысл, исследователи и практики также изучают то, что Парк называет «созданием смысла»: что мы делаем, когда сталкиваемся с необходимостью переоценить наше базовое чувство смысла из-за внешнего вызова, скажем, развода или заболевание.Исследование Пак показывает, что люди склонны либо переоценивать событие, чтобы оно лучше соответствовало их первоначальным убеждениям и целям, либо пересматривать эти убеждения и цели, чтобы приспособиться к новой информации — процесс, который может занять время и не всегда бывает успешным. Примечания.

Такие периоды потрясений могут спровоцировать экзистенциальный кризис, который может перерасти в важные возможности для роста, говорит Пол Т.П. Вонг, доктор философии, клинический психолог из Торонто и почетный профессор Трентского университета в Онтарио, Канада.

«Кризисы — это шанс для людей отказаться от валежника — токсичных привычек или стереотипов — и понять, кто они на самом деле и что действительно важно в жизни», — говорит он.

Разнообразие подходов

Вонг входит в число психологов, разработавших методы лечения, помогающие клиентам вести более осмысленную жизнь. Многие из этих вмешательств восходят к Виктору Франклу, австрийскому психиатру и автору книги «Человек в поисках смысла», впервые опубликованной в 1946 году, в которой рассказывается о его опыте пребывания в четырех нацистских концентрационных лагерях.После освобождения Франкл приступил к созданию логотерапии, согласно которой основная мотивация человечества заключается в поиске смысла жизни, а не в стремлении в основном к удовольствию или власти, как подчеркивали другие теоретики.

Логотерапия утверждает, что значение основано на устойчивых ценностях, которые исходят из трех основных источников: участия в творческой работе или добрых делах; ценить любовь, добро, правду или красоту; и мужественно относиться к жизненным трудностям. В своей работе с клиентами Франкл использовал такие методы, как дерефлексия (помогая клиентам меньше сосредотачиваться на себе и больше на целях более высокого уровня, таких как помощь другим) и сократический диалог (задавая открытые вопросы, чтобы помочь людям раскрыть смысловые устремления).Например, если клиент увлечен сохранением окружающей среды, терапевт может помочь ему или ей изучить конкретные способы реализации этого видения, такие как участие в очистке реки или запуск программы утилизации на рабочем месте.

С тех пор другие усовершенствовали работу Франкла. В 2010 году Вонг разработал смысловую терапию, которая включает в себя элементы когнитивно-поведенческой терапии (КПТ), позитивной психологии и результатов исследований смысла. Используя модель, которую он называет ЧИСТОЙ (цель, понимание, ответственное действие и удовольствие/оценка), Вонг помогает людям сбалансировать положительные и отрицательные элементы жизни, помогая им взять на себя личную ответственность и поощряя их к достижению целей или деятельности, которые больше, чем они сами.Исследования показали, что его подход помогает уменьшить стресс и депрессию и улучшить самочувствие (см. «Clinical Perspectives on Meaning», Springer, 2016).

Психотерапия, ориентированная на смысл, — это еще одна форма терапии, основанная на работах Франкла. Разработанный Уильямом С. Брейтбартом, доктором медицинских наук, заведующим психиатрической службой Мемориального онкологического центра имени Слоуна-Кеттеринга в Нью-Йорке, для больных раком на поздних стадиях, это вмешательство противостоит страхам пациентов перед смертью, помогая им понять, что они считают хорошей или значимой смертью. .Это также побуждает пациентов более позитивно относиться к своей жизни, болезни и смерти; подумать, как мужественно выполнять свои обязанности; и соединиться с тем, что заставляет их чувствовать себя наиболее живыми. Кроме того, участники создают «личные проекты наследия», чтобы решить то, что для них наиболее важно, например, восстановить разорванные отношения, заняться волонтерством или посетить место, которое они всегда хотели увидеть.

В двух рандомизированных контролируемых исследованиях Брейтбарт и его коллеги обнаружили, что лечение улучшило чувство смысла жизни у пациентов, улучшило их качество жизни и уменьшило их депрессию и безнадежность по сравнению с контрольной группой ( Journal of Clinical Oncology , Vol.33, № 7, 2015; Рак, в печати).

Еще одним средством помощи клиентам в осознании смысла является экзистенциальная терапия. Начатый современниками Зигмунда Фрейда, в том числе Отто Ранком и Ролло Мэем, он был обновлен в 1980 году психиатром Стэнфордского университета Ирвином Д. Яломом, доктором медицины. Его модель утверждает, что жизнь по своей сути случайна и бессмысленна, поэтому люди должны создавать собственное ощущение смысла. Способ сделать это, утверждает Ялом, состоит в том, чтобы более полно участвовать в жизни — заниматься делами и людьми, к которым вас тянет и которые вас воспитывают.Оттуда значение естественно возникает, утверждает он. Терапевты могут помочь клиентам преодолеть барьеры на пути к взаимодействию, спросив их, что мешает им делать то, что они хотят, например, больше путешествовать или брать уроки искусства, которыми они давно интересовались. соматические заболевания, результаты исследований ( Journal of Consulting and Clinical Psychology , Vol. 83, No. 1, 2015).

Поиск смысла также играет центральную роль в терапии принятия и приверженности, или ACT, созданной в 1982 году психологом Стивеном С.Хейс, доктор философии, из Университета Невады, Рино. Подобно экзистенциальной терапии и терапии смысла, ACT стремится помочь клиентам жить полной жизнью и решать экзистенциальные проблемы. Это также помогает им определить свои ценности, выбрать поведение в гармонии с этими ценностями и использовать стратегии внимательности, осознания и принятия для преодоления жизненных трудностей. По крайней мере, один метаанализ пришел к выводу, что АКТ эффективна при лечении депрессии и тревоги, но недостаточно доказательств, чтобы считать ее более эффективной, чем другие методы лечения, такие как когнитивно-поведенческая терапия ( Journal of Affective Disorders , Vol.190, 2016).

Использование смысла на практике

В то время как некоторые психологи придерживаются этих конкретных методов в своей работе с клиентами, другие включают элементы этих подходов, практикуя более традиционные формы терапии, включая психодинамическую терапию и когнитивно-поведенческую терапию. Например, когда когнитивно-поведенческие терапевты используют поведенческую активацию, они стараются помочь своим клиентам понять, как они могут включить свои ценности в свои действия, говорит Брюс Лиз, доктор философии, профессор семейной медицины и психиатрии в Канзасском университете, который изучает Подходы КПТ в лечении зависимости.Он отмечает, что когнитивно-поведенческая терапия также делает упор на постановку целей, которая включает формулировку целей, созвучных осмысленной жизни.

Он и другие предлагают эти дополнительные идеи, чтобы стимулировать поиск смысла у клиентов:

Есть план. Как и при любом виде терапии, структура имеет ключевое значение, говорит Лизе. При разработке концепции случая он спрашивает клиентов, что для них важно, и использует эту информацию для руководства лечением.

В своей работе Хилл использует модель, состоящую из трех частей, которая побуждает клиентов исследовать свои проблемы, связанные со смыслом, разбираться в них и предпринимать действия по их решению, если они того пожелают.Она также считает, что терапевты, которые занимаются этой работой, должны сами участвовать в подобного рода исследованиях.

«Испытывая глубину и двусмысленность самоанализа, терапевты с большей вероятностью будут скромными и сострадательными и, таким образом, смогут помочь и ободрить клиентов в их путешествии по пути к самосознанию», — говорит она.

Воспользуйтесь широким обзором. Большая часть смысловой терапии помогает клиентам научиться видеть потенциал в трудных обстоятельствах, развивать устойчивое отношение к страданию и вносить свой вклад в других или в более крупное дело.С этой целью Вонг использует стратегию «двойного видения», чтобы побудить своих клиентов стремиться к будущим идеалам, с одной стороны, и оставаться при этом в настоящем, с другой. Он использует такие стратегии, как ежедневные дневники клиентов, чтобы выразить благодарность за дары жизни, в том числе за трудности, и отследить иногда ухабистый путь к позитивным изменениям.

Он также применяет когнитивные и поведенческие техники, чтобы помочь клиентам изменить свое эгоцентричное отношение и привычки.Например, тому, кто постоянно жалуется, Вонг может назначить домашнее задание: говорить что-то хорошее о человеке или обстоятельстве каждый раз, когда он или она испытывает искушение поворчать.

Испытайте силу историй. Точно так же клиницисты могут использовать элементы обзора жизни и нарративной терапии, чтобы помочь клиентам расширить свои взгляды на жизнь и оценить, где они были и куда они хотят пойти, — говорит Майкл Ф. Стегер, доктор философии, создатель широко используемого «Смысла жизни». Анкета и директор Центра смысла и цели в Университете штата Колорадо.Смешение смыслового и нарративного подходов «может облегчить то, какой мы действительно хотим, чтобы наша история жизни была, как мы хотим писать наши истории», — говорит он, и ставит задачи с точки зрения обучения и роста.

Между тем, исследование, проведенное социальным психологом из Канзасского университета Марком Дж. Ландау, доктором философии, предполагает, что метафоры могут быть мощными инструментами для облегчения смысла. На самом деле люди, вероятно, создали метафоры, основанные на культурном или физическом опыте, таком как путешествия или войны, чтобы придать смысл абстрактным жизненным событиям, говорит Ландау, который вместе с Кэтлин В.Вос, доктор философии, и Рой Ф. Баумайстер, доктор философии, отредактировали специальный выпуск, посвященный смыслу, в Review of General Psychology (том 22, № 1, 2018 г.).

«Когда мы концептуализируем нашу жизнь с точки зрения этих известных областей, мы придаем ей смысл — структуру и рамки — которых у нее не было раньше», — говорит он.

Серия исследований, которые он провел вместе с доктором философии Мэтью Болдуином и доктором философии Тревором Дж. Суонсоном, показывает, что студенты, которые представляли свою жизнь как путешествие, сообщали о большем смысле жизни, чем те, кто просто писал о своей жизни прямолинейно и буквально. ( Я и личность , Том.17, № 2, 2017).

Уважайте индивидуальные различия. В то время как близкие личные связи и целенаправленная работа являются универсальными источниками смысла, смысл жизни также различается в зависимости от таких факторов, как возраст клиента, контекст, культура и религия, говорит Хилл. Неудивительно, что необходимость переформулировать свое чувство смысла может разделить любую из этих областей пополам: молодая женщина, выросшая в консервативной религиозной семье, может столкнуться с кризисом смысла, когда осознает, что ее сексуальная ориентация отличается от норм ее веры.Или человек из коллективистской культуры может столкнуться с экзистенциальным конфликтом, когда его жизненные цели не совпадают с целями его родителей. По словам Хилла, из-за сложной, личной природы значения лучшая стратегия терапевта состоит в том, чтобы помочь клиентам исследовать их собственные смысловые проблемы и помочь им найти свои собственные ответы.

«Мы должны прислушиваться к ним, чтобы узнать, о чем они думают и откуда берутся их убеждения, и понять, как это работает на них», — говорит она.

Не навязывайте смысл. В родственном духе пусть тема смысла возникает органично, советует Хилл. Согласно опросу, который она провела с 212 практикующими психотерапевтами, только около 12 процентов клиентов приходят на терапию с явным желанием работать над смысловыми вопросами ( Ежеквартальный отчет по психологическому консультированию , том 30, № 4, 2017 г.). В другом качественном исследовании, которое она и ее коллеги провели с 13 опытными психотерапевтами ( Psychotherapy Research , Vol. 27, No. 4, 2017), терапевты рекомендовали подходить к теме с осторожностью.Они согласились, что лучшее время для этого — когда клиенты поднимают этот вопрос или во время серьезных жизненных перемен или кризисов. «Работа терапевта состоит в том, чтобы выяснить, когда полезно поднимать тему смысла, а когда нет», — говорит Хилл.

Держите его подальше от пьедестала. Наконец, Кинг из Университета Миссури изучает идею о том, что смысл есть везде — в таких простых действиях, как общение с семьей или выгуливание собаки.

Она и ее коллеги также обнаружили, что простое хорошее настроение может вдохновить на большее чувство смысла и что интуиция, а не анализ, связана с нашей способностью воспринимать осмысленный мир.

Кинг любит делиться этим исследованием с пожилыми людьми, а также с их опекунами, чтобы дать им понять, что повседневные действия — такие простые задачи, как помощь человеку одеться или совместная прогулка — могут быть столь же ценными, как и более высокие или более амбициозные цели.

«Мы склонны думать о смысле как о самом глубоком из человеческих переживаний, — говорит она. «Тем не менее, все эти более обычные вещи также укрепляют наше чувство смысла. И это, я думаю, невероятно большое облегчение».

Виктор Франкл о человеческом поиске смысла – маргинанец

Знаменитый австрийский психиатр, переживший Холокост Виктор Франкл (26 марта 1905 г. – 2 сентября 1997 г.) остается наиболее известным благодаря своим незаменимым психологическим мемуарам 1946 года Человек в поисках смысла ( публичная библиотека 9074 о медитации) что ужасный опыт Освенцима научил его основной цели жизни: поиску смысла, который поддерживал тех, кто выжил.

Для Франкла значение исходило из трех возможных источников: целеустремленная работа, любовь и мужество перед лицом трудностей.

Рассматривая «интенсификацию внутренней жизни», которая помогала заключенным оставаться в живых, он рассматривает трансцендентную силу любви:

Любовь выходит далеко за рамки физического лица возлюбленного. Оно находит свой глубочайший смысл в его духовном существе, его внутреннем я. Присутствует ли он на самом деле, жив ли он вообще, как-то перестает иметь значение.

Франкл иллюстрирует это волнующим примером того, как его чувства к жене, которая в конце концов была убита в лагерях, придавали ему смысл:

Мы работали в окопе. Заря была вокруг нас серой; серым было небо над головой; серый снег в бледном свете зари; поседели лохмотья, в которые были одеты мои сокамерники, и поседели их лица. Я опять молча разговаривал с женой, а может быть, пытался найти причину моих страданий, моего медленного умирания.В последнем яростном протесте против безнадежности неминуемой смерти я почувствовал, как мой дух пронзает окутывающий мрак. Я почувствовал, как оно выходит за пределы этого безнадежного, бессмысленного мира, и откуда-то услышал победоносное «да» в ответ на мой вопрос о существовании конечной цели. В этот момент зажегся свет в далеком фермерском доме, стоявшем на горизонте, словно нарисованном там, посреди жалкой серости предрассветного баварского утра. «Et lux in tenebris lucet» — и свет сияет во тьме.Я часами стоял, рубя ледяную землю. Мимо прошел охранник, оскорбляя меня, и я еще раз пообщался с любимым. Я все больше и больше чувствовал, что она здесь, что она со мной; У меня было ощущение, что я могу прикоснуться к ней, могу протянуть руку и схватить ее. Ощущение было очень сильным: она была там. Затем, в этот самый момент, птица бесшумно слетела вниз и села прямо передо мной на кучу земли, которую я выкопал из канавы, и пристально посмотрела на меня.

О юморе, «еще одном оружии души в борьбе за самосохранение», пишет Франкл:

Общеизвестно, что юмор более чем что-либо другое в человеческом строении может позволить себе отчужденность и способность подняться над любой ситуацией, хотя бы на несколько секунд.… Попытка развить чувство юмора и смотреть на вещи с юмористической точки зрения — это своего рода трюк, которому научились, осваивая искусство жизни. Тем не менее, можно практиковать искусство жизни даже в концлагере, хотя страдание вездесуще.

Литография Лео Хааса, художника Холокоста, пережившего Терезиенштадт и Освенцим (общественное достояние)

После обсуждения общих психологических паттернов, проявляющихся у заключенных, Франкл осторожно ставит под сомнение предположение, что люди неизменно формируются в зависимости от обстоятельств.Он пишет:

А как же человеческая свобода? Разве нет духовной свободы в отношении поведения и реакции на любое данное окружение? … Самое главное, доказывают ли реакции узников на своеобразный мир концлагеря, что человек не может избежать влияния своего окружения? Разве у человека нет выбора действий перед лицом таких обстоятельств?

Мы можем ответить на эти вопросы как исходя из опыта, так и из принципа. Опыт лагерной жизни показывает, что у человека есть выбор действия.…Человек может сохранить остатки духовной свободы, независимости ума даже в таких ужасных условиях психического и физического напряжения.

[…]

У человека можно отнять все, кроме одного: последней из человеческих свобод — выбирать свое отношение в том или ином стечении обстоятельств, выбирать свой путь.

Как и Уильям Джеймс в своем трактате о привычках, Франкл помещает это понятие повседневного выбора в эпицентр человеческого опыта:

Каждый день, каждый час давал возможность принять решение, решение, которое определяло, подчинитесь ли вы тем силам, которые угрожали лишить вас самого себя, вашей внутренней свободы; что определяло, станете ли вы игрушкой обстоятельств, откажетесь от свободы и достоинства, чтобы принять форму типичного заключенного.

Подобно Генри Миллеру и Филипу К. Дику, Франкл признает страдание неотъемлемым элементом не только существования, но и осмысленной жизни:

Если вообще есть смысл в жизни, то должен быть смысл и в страдании. Страдание – неотъемлемая часть жизни, такая же, как судьба и смерть. Без страданий и смерти человеческая жизнь не может быть полной.

То, как человек принимает свою судьбу и все связанные с ней страдания, то, как он берет свой крест, дает ему широкие возможности — даже в самых трудных обстоятельствах — придать своей жизни более глубокий смысл.Он может оставаться смелым, достойным и бескорыстным. Или в ожесточенной борьбе за самосохранение он может забыть свое человеческое достоинство и стать не более чем животным. Здесь кроется шанс для человека либо использовать, либо отказаться от возможностей достижения моральных ценностей, которые может предоставить ему трудная ситуация. И это решает, достоин ли он своих страданий или нет. …Такие мужчины бывают не только в концлагерях. Везде человек сталкивается с судьбой, с возможностью добиться чего-то собственным страданием.

Работая психиатром среди заключенных, Франкл обнаружил, что единственным наиболее важным фактором в культивировании «внутренней хватки», позволяющей людям выжить, было научить их держать в уме какую-то будущую цель. Он цитирует Ницше, который писал, что «Тот, у кого есть , зачем жить , может вынести почти любое как », и предостерегает от обобщения:

Горе тому, кто не видел больше смысла в своей жизни, не видел ни цели, ни цели, а потому и смысла продолжать.Вскоре он был потерян. Типичный ответ, которым такой человек отвергал все обнадеживающие доводы, был: «Мне больше нечего ожидать от жизни». Какой ответ можно дать на это?

Что действительно было необходимо, так это коренное изменение нашего отношения к жизни. Мы должны были учиться сами и, кроме того, мы должны были учить отчаявшихся людей тому, что на самом деле важно не то, что мы ожидаем от жизни, а то, что жизнь ожидает от нас . Нам нужно было перестать спрашивать о смысле жизни и вместо этого думать о себе как о тех, кого жизнь задает вопросы — ежедневно и ежечасно.Наш ответ должен состоять не в разговорах и размышлениях, а в правильном действии и правильном поведении. Жизнь в конечном счете означает принятие на себя ответственности за поиск правильного ответа на свои проблемы и выполнение задач, которые она постоянно ставит перед каждым человеком.

Эти задачи и, следовательно, смысл жизни различаются от человека к человеку и от момента к моменту. Таким образом, невозможно определить смысл жизни в общем виде. На вопросы о смысле жизни никогда нельзя ответить опрометчивыми заявлениями.«Жизнь» означает не что-то смутное, а что-то очень реальное и конкретное, как и жизненные задачи очень реальны и конкретны. Они формируют судьбу человека, которая различна и уникальна для каждого человека. Ни один человек и никакая судьба не могут сравниться ни с каким другим человеком или какой-либо другой судьбой. Ни одна ситуация не повторяется, и каждая ситуация требует другого ответа. Иногда ситуация, в которой оказался человек, может потребовать от него самим действовать. В другое время ему выгоднее воспользоваться возможностью для созерцания и таким образом реализовать активы.Иногда от человека может потребоваться просто принять судьбу, нести свой крест. Каждая ситуация отличается своей уникальностью, и всегда есть только один правильный ответ на проблему, поставленную данной ситуацией.

Литография Лео Хааса, художника Холокоста, пережившего Терезиенштадт и Освенцим (общественное достояние)

Рассматривая человеческую способность к добру и злу и условия, которые вызывают непристойность у порядочных людей, Франкл пишет:

Человеческую доброту можно найти во всех группах, даже в тех, которые в целом было бы легко осудить.Границы между группами пересекались, и мы не должны пытаться упростить дело, говоря, что эти люди были ангелами, а те — дьяволами.

[…]

Из всего этого мы можем узнать, что есть две расы людей в этом мире, но только эти две — «раса» порядочного человека и «раса» непристойного человека. Оба встречаются повсюду; они проникают во все слои общества. Ни одна группа не состоит полностью из порядочных или непристойных людей. В этом смысле ни одна группа не является «чисторасовой» — и поэтому среди лагерной охраны иногда попадался порядочный человек.

Жизнь в концлагере вскрыла человеческую душу и обнажила ее глубины. Удивительно ли, что в тех глубинах мы снова нашли только человеческие качества, которые по самой своей природе были смесью добра и зла? Трещина, отделяющая добро от зла, пронизывающая всех людей, достигает самых глубин и проявляется даже на дне той пропасти, которую разверзает концлагерь.

Вторая половина книги представляет особый стиль экзистенциального анализа Франкла, который он назвал «логотерапией» — методом исцеления души путем развития способности находить смысл жизни:

В конце концов, человек не должен спрашивать, в чем смысл его жизни, а скорее должен признать, что это он , у кого спрашивают.Одним словом, каждый человек подвергается сомнению жизнью; и он может ответить на жизнь только тем, что ответит за своей собственной жизнью; на жизнь он может реагировать, только будучи ответственным. Таким образом, логотерапия видит в ответственности саму суть человеческого существования.

Этот акцент на ответственности отражен в категорическом императиве логотерапии, который звучит так: «Живи так, как будто ты живешь уже во второй раз и как будто в первый раз ты поступил так же неправильно, как собираешься поступить сейчас!»

Франкл вносит свой вклад в самые богатые определения любви в истории:

Любовь — единственный способ понять другого человека в сокровенном ядре его личности.Никто не может полностью осознать саму сущность другого человека, если он не любит его. Благодаря своей любви он может видеть в любимом человеке существенные черты и черты; и более того, он видит в себе то потенциальное, что еще не осуществилось, но еще должно осуществиться. Кроме того, своей любовью любящий человек позволяет любимому человеку реализовать эти возможности. Заставляя его осознать, кем он может быть и кем он должен стать, он реализует эти потенциальные возможности.

Франкл писал книгу в течение девяти дней подряд с первоначальным намерением опубликовать ее анонимно, но по настойчивому совету друзей в последнюю минуту добавил свое имя. Во введении к изданию 1992 года, размышляя о миллионах копий, проданных за полвека с момента выхода оригинальной публикации, Франкл делает острое мета-комментарий по поводу того, что недавно повторил Джордж Сондерс, отметив:

Во-первых, я вижу в статусе бестселлера моей книги вовсе не достижение и достижение с моей стороны, а скорее выражение нищеты нашего времени: если сотни тысяч людей тянутся к книге, заголовок обещает решить вопрос о смысле жизни, это должен быть вопрос, который жжет их под ногтями.… Однако сначала он был написан с абсолютным убеждением, что как анонимный опус он никогда не сможет принести своему автору литературную славу.

В том же предисловии он делится вечным советом по достижению успеха, который он часто дает своим ученикам:

Не стремитесь к успеху — чем больше вы стремитесь к нему и делаете его целью, тем больше вы его упустите. За успехом, как и за счастьем, нельзя гнаться; это должно произойти, и это происходит только как непреднамеренный побочный эффект посвящения человека делу большему, чем он сам, или как побочный продукт подчинения человеку другому, чем он сам.Счастье должно случиться, и то же самое относится и к успеху: вы должны позволить этому случиться, не заботясь о нем. Я хочу, чтобы вы послушались того, что приказывает вам делать ваша совесть, и продолжали выполнять это в меру своих знаний. Тогда вы доживете до того, чтобы увидеть, что в конце концов — в конце концов, я говорю! — успех будет следовать за вами именно потому, что вы забыли о нем думать.

(Хью Маклауд классно сформулировал то же самое мнение, когда написал, что «Лучший способ получить одобрение — не нуждаться в нем.)

Если бы когда-либо существовал универсальный список экзистенциальной литературы для чтения, то Человек в поисках смысла , без тени сомнения, был бы в нем.

В поисках смысла жизни (автобиография): книга восьмая

Примечание. Все мои книги включают предисловие, введение и оглавление перед первой главой, поэтому, если версия для Kindle открывается до первой главы, перейдите к начало книги — спасибо! 🙂 «В поисках смысла жизни (автобиография): книга первая — ранние годы (начало мечты)» — начало моей личной истории.С него начинается рассказ о моих путешествиях, мечтах и ​​приключениях — о том времени, когда мне не нравились варианты, которые предлагала мне жизнь, и вместо этого я решил найти свой собственный путь и отправиться в великое приключение — навсегда изменив ход моей жизни. жизнь. Каждый том моей сериализованной автобиографии представляет собой отдельную книгу и не требует предварительного прочтения предыдущих книг серии.

С того знаменательного дня в сентябре 1976 года, когда я отправился в «Большое приключение», я никогда не переставал смотреть на жизнь как на приключение! Я надеюсь, что моя автобиография хоть немного поможет вам воплотить в жизнь все ваши надежды и мечты! Пусть ясное небо благословит ваши путешествия, устойчивый морской бриз наполнит ваши паруса, и пусть вы всегда следуете своему сердцу, куда бы оно вас ни вело, в вашем стремлении воплотить в жизнь свои надежды, мечты, страсти и желания!

На сегодняшний день с января 2018 года я опубликовал двадцать книг, в том числе двенадцать томов моей автобиографии, мою приключенческую трилогию «Удивительные приключения Джонатана» («Сон Джонатана», «Возвращение Джонатана» и «Желание Джонатана»), мою детскую книжную трилогию «Приключения Сэма». Буксир», моей мотивационной книги по самопомощи «Организационная аэродинамика» и моего романа «Множество портретов жизни (роман).Моя литературная цель на 2019 год — обновить формат нескольких моих ранних книг (содержание осталось прежним), а затем продолжить публикацию моей сериализованной автобиографии.

Я надеюсь, вам понравятся мои личные приключения, а также выдуманные истории о приключениях, которые я написал, и что вы тоже вскоре последуете по менее пройденному пути в своей жизни!

Ура! Марка

Человек в поисках смысла Виктор Э. Франкл

Доктор Франкл не изобрел «Смысл жизни».
Но он изобрел Логотерапию, то есть основанную на ней.

Книга состоит из двух частей. Первая представляет собой краткую автобиографию о его пребывании в концентрационных лагерях, которое он пережил как логотерапевт. Вторая часть книги представляет собой введение в его терапевтическую доктрину логотерапии. Он добавил эту главу в свою книгу, потому что на нее был большой спрос со стороны читателей.
Поэтому вторая глава будет адресована только тем читателям, которые хотят узнать больше о его терапии и о психическом здоровье в целом, или о том, как он пришел к описанию своего опыта в лагере именно так, как он это сделал.

«Логос — греческое слово, обозначающее «смысл». Логотерапия, или, как ее называют некоторые авторы, «Третья венская школа психотерапии», фокусируется на смысле человеческого существования, а также на поиске человеком такого смысла. Согласно логотерапии, это стремление найти смысл в своей жизни является основной движущей силой человека.

Согласно его учению, чувство бессмысленности следует лечить, помогая пациенту найти смысл своей жизни:
«Заявляя, что человек несет ответственность и должен актуализировать потенциальный смысл своей жизни, я хочу подчеркнуть, что истинный смысл жизни следует открывать в мире, а не в человеке или его собственной психике, как если бы это была закрытая система.Я назвал эту конститутивную характеристику «самопревосхождением человеческого существования». Это означает тот факт, что быть человеком всегда указывает и направлено на что-то или кого-то, кроме себя самого, будь то смысл, который нужно реализовать, или другое человеческое существо, с которым нужно столкнуться. Чем больше человек забывает о себе — отдаваясь делу, которому нужно служить, или другому человеку, чтобы любить, — тем более он человечен и тем больше он актуализирует себя».

«Согласно логотерапии, мы можем открыть этот смысл жизни тремя различными способами: (1) создавая произведение или совершая поступок; (2) испытав что-то или встретив кого-то; и (3) отношением, которое мы занимаем к неизбежному страданию.

Именно свое учение о смысле жизни, заключающемся в отношении к страданию, доктор Франкл применяет к своему опыту в лагере.
Таким образом, первый раздел книги представляет собой скорее исследование его опыта, основанное на этой предпосылке, чем автобиографию. Он наблюдал, как он и другие в Освенциме справились (или не справились) с пережитым.

Для меня это высшая проверка его доктрины, основанной на всеобщем поиске смысла жизни.Можно ли действительно найти что-то хорошее в столь безнадежно плохом опыте? Можно ли действительно придать страданию более высокий смысл, чтобы пережить страдание?
Вот о чем эта книга.

Доктор Франкл пытается объяснить, как повседневная жизнь в концентрационном лагере отражалась в сознании среднего заключенного; его книга (первая глава) призвана стать психологией концлагеря.

Он описывает три фазы психической реакции заключенного на лагерную жизнь: период после поступления; период, когда он хорошо освоился в лагерной рутине; и период после его освобождения и освобождения.

Симптомом, характеризующим первую фазу, является шок и «мания передышки».

Вторая фаза — фаза относительной апатии, в которой заключенный достигает своего рода эмоциональной смерти. Апатия, главный симптом второй фазы, была необходимым механизмом самозащиты.
Именно в этой части книги доктор Франкл реализует свои теории.
Он убежден, что «то, как человек принимает свою судьбу и все связанные с ней страдания, то, как он берет свой крест, дает ему широкие возможности — даже в самых трудных обстоятельствах — придать более глубокий смысл его жизнь.Он может оставаться смелым, достойным и бескорыстным. №
«Всякая попытка борьбы с психопатологическим влиянием лагеря на заключенного психотерапевтическими или психогигиеническими методами должна была быть направлена ​​на придание ему внутренней силы путем указания ему будущей цели, к которой он мог бы стремиться вперед. Инстинктивно некоторые из заключенных попытались найти его самостоятельно. Особенность человека состоит в том, что он может жить, только глядя в будущее — sub specie aeternitatis. И в этом его спасение в самые трудные минуты его существования, хотя иногда ему приходится напрягать свой разум для выполнения задачи.

Последняя фаза — психология освобожденного заключенного. Для большинства это было «разочарование», «не могло быть земного счастья, которое могло бы компенсировать все наши страдания».

Это определенно книга, заставляющая задуматься о смысле жизни вообще и о смысле страданий в частности
Она помогает понять переживания и страдания заключенных и, прежде всего, их поведение в ответ на эти переживания, которые для того, кто там не был, могут показаться немыслимыми.

Для меня было очень полезно лучше понять биографии переживших Холокост, которые я читал до сих пор. Ностальгические воспоминания Имре Кертеса о жизни лагеря после его освобождения; важность религии в лагере, описанная Эли Визелем; сильная воля к выживанию Ольги Ленгель, чтобы свидетельствовать о том, что она и другие пережили… И многое другое.

Одна вещь, которую я упустил в психологии освобожденного заключенного доктора Франкла, это чувство вины за то, что выжил он, а не кто-то другой.Судя по всему, многие выжившие боролись с этой виной. Я бы хотел, чтобы это было рассмотрено в книге.

Я также думаю, что небольшая часть заключенных, сумевших найти высший смысл в своих страданиях, по счастливой случайности получила возможность найти смысл.
Сам доктор Франкл считал, что его жена еще жива; ему была предоставлена ​​возможность работать врачом в лагере, на что он согласился, потому что:
«Я знал, что в рабочем отряде умру в скором времени.Но если мне суждено умереть, в моей смерти может быть хоть какой-то смысл. Я подумал, что, несомненно, будет более целесообразно попытаться помочь моим товарищам в качестве врача, чем прозябать или, наконец, потерять свою жизнь в качестве непродуктивного рабочего, которым я был тогда».

У меня возникает вопрос, что бы он написал, если бы у него не было этих обстоятельств, позволивших ему увидеть смысл, цель в страдании.

Для множества заключенных, у которых отобрали все — их дом и все, что в нем; их семья, друзья и соседи — а кому приходилось каждый день заниматься непроизводительным трудом в крайне суровых условиях, и кто встречал не доброту, а только жестокость, на что им оставалось жить? Какой смысл можно было найти в их мире?
Никакая терапия в мире не могла помочь этим несчастным бедолагам, которые были полностью дегуманизированы.

Читая эту книгу, вы зададите себе эти и многие другие вопросы, что само по себе является большим достижением доктора Франкла.
Для доктора Франкла написание своей книги, вероятно, также было формой самотерапии, чтобы справиться со своим опытом, найти в нем смысл.

7/10

Японский способ найти смысл жизни

На протяжении многих лет все, от Ральфа Уолдо Эмерсона до Симпсонов , размышляли над вопросом «В чем смысл жизни?» Хотя было предложено множество теорий, есть одна традиционная японская философия, которая ждала своего часа, чтобы помочь каждому из нас открыть свое истинное предназначение.Передай привет икигай.

«Ики означает жить, а гай означает разум, поэтому икигай — это буквально причина жить», — объясняет Кен Моги, японский нейробиолог, лектор и автор книги «Пробуждение вашего икигай ». «В широком смысле это будет означать, чего вы хотели бы достичь в своей карьере или чего вы хотели бы достичь в личной жизни», — продолжает он. «Но в меньших масштабах это действительно повод вставать по утрам».

Икигай может быть чем угодно: от наблюдения за восходом солнца до опробования новых рецептов, волонтерства в местном приюте или проведения времени с семьей — нет ничего слишком тривиального, если это доставляет вам удовольствие и чувство мотивации.«Японцы традиционно считают, что есть много-много мелочей, которые делают вашу жизнь стоящей — не обязательно все эти великие цели», — добавляет Моги.

Вместо того, чтобы предлагать всем нам единое объяснение, к которому мы все должны адаптироваться, икигай — это нечто очень личное и индивидуальное. Концепция возникла на Окинаве — японском острове, расположенном примерно в 1000 милях от Токио. Он известен своими ослепительно синими морями, песчаными пляжами, более медленным темпом жизни и самой высокой продолжительностью жизни на Земле.Оттуда она распространилась и стала неотъемлемой частью японской культуры — 76 процентов взрослых японцев заявляют, что у них есть икигай — и эта философия становится все более узнаваемой за пределами Азии. Однако, отмечает Моги, истинное значение икигай часто теряется при переводе.


Восток против Запада

Введите слово «ikigai» в Интернете, и вы обнаружите, что диаграмма Венна создана в 2014 году британским активистом и предпринимателем Марком Винном.Здесь икигай представлен как точка пересечения четырех факторов: страсти, миссии, призвания и профессии. Вестернизированная интерпретация уделяет особое внимание карьере и отдаче обществу, но на самом деле только 30% японцев связывают свой икигай с работой.

«Я думаю, что эта диаграмма — полезная интерпретация, но икигай в своей первоначальной форме — нечто более личное и эфемерное», — говорит Моги. «Миссия, профессия и призвание — все это социально сконструировано.

Икигай может включать хобби, которые делают вас счастливыми, а не только большие цели.

Hill Street StudiosGetty Images

Хотя некоторые определенно признают свою карьеру в качестве икигай (что вполне приемлемо), такой акцент на работе и социальном положении может подорвать и обесценить концепцию в целом.

Японцы традиционно считают, что есть много-много мелочей, которые делают вашу жизнь стоящей — не обязательно все эти великие цели.

«Мы можем думать о человеке, который вообще не является социально успешным и не имеет каких-либо важных социальных связей. С сегодняшней точки зрения, он или она может быть не очень интересным человеком — но у них могут быть все эти богатые икигай», — констатирует Моги. «Я думаю, что в некотором смысле икигай — это противоядие от глобализации и глобализированной экономики, где многие люди конкурируют друг с другом».

Не волнуйтесь, если ваш икигай не будет опубликован в Инстаграме или не принесет вам дополнительных денег.Тот факт, что этого, скорее всего, не будет, является частью его очарования. «Икигай — это очень эволюционная идея, в которой ваша деятельность… оценивается на основе вашей внутренней радости, которая является самой важной вещью в вашей жизни», — добавляет Моги.

Как найти свой икигай

Мы поняли: перспектива найти свою «причину существования» может (неудивительно) показаться пугающей — эти три слова несут в себе тяжелый смысл. Но Моги показывает, что есть несколько ключевых подходов к успеху, и все они легко выполнимы.

Повернуть время вспять

Во-первых, он предлагает вернуться в детство. Было ли что-то в тот период, что действительно сделало вас счастливым? «Когда вы ребенок, вы не живете этими [современными] идеологиями; вы находите удовольствие во всем, что делаете, и больше всего находитесь в этой зоне икигай», — объясняет он. Однако во взрослом возрасте «ваш мозг бомбардируется всеми этими идеями о том, что важно, а что нет, социально значимо и незначительно.”

Если ничего особенного из ваших ранних лет не происходит, не переживайте. Моги отмечает, что икигай — это то, что «делает вашу жизнь более здоровой, устойчивой и сбалансированной», поэтому подумайте, есть ли какие-либо действия, которые вы сейчас делаете или делали, которые особенно мотивируют вас, заряжают вас энергией и приносят значительную радость.

Начни с малого

Вам также будет приятно узнать, что выяснение своего икигай определенно больше похоже на марафон, чем на спринт.В своей книге Моги выделяет пять столпов, которые являются ключевыми в достижении этой цели, один из которых — начинать с малого.

«Я не говорю, что икигай — это анти-достижение — вы действительно можете добиться многого, начав с малого и не слишком задумываясь о более широкой картине», — уверяет он. «Дьявол кроется в деталях. Когда вы добиваетесь прогресса, в мозгу высвобождается дофамин [химическое вещество организма, отвечающее за хорошее самочувствие], и это приводит к так называемому «обучению с подкреплением». Итак, вы можете начать с малого и постепенно подниматься по ступенькам.

Будьте в данный момент

Это важный элемент икигай: сосредоточение внимания на том, что происходит здесь и сейчас, а не на том, к чему эта деятельность может привести в долгосрочной перспективе. Моги ссылается на Хаяо Миядзаки, известного японского аниматора и основателя Studio Ghibli, как на яркий пример того, как это удалось. «Он никогда не упоминает… анимацию ради премии «Оскар», социальную значимость или свою миссию аниматора. Он никогда не упоминает о более широкой картине».

Этот контент импортирован из Instagram.Вы можете найти тот же контент в другом формате или найти дополнительную информацию на их веб-сайте.

Один — самое одинокое число

Диаграмма Винна Венна предполагает, что у человека может быть только один основной икигай, но это не так. Если есть два, три или даже четыре занятия, которые, по вашему мнению, могут считаться вашими, примите их все! «Икигай — это спектр или радуга, если хотите», — размышляет Моги. «У меня много икигай», — говорит он, отмечая свою работу в качестве нейробиолога, изучающего связь между разумом и мозгом, бегая, пишу, наблюдая за бабочками и рисуя.Говорят, чем больше, тем веселее, а когда дело доходит до икигай, нет предела совершенству.

Как это может помочь вашему благополучию

Распознавание своего икигай и регулярное использование его может помочь вызвать чувство счастья, мотивации и достижений, и это лишь некоторые из них, а кому они не нужны? Тем не менее, это также может принести реальную пользу для нашего физического здоровья.

Как упоминалось ранее, жители Окинавы хорошо известны своей продолжительностью жизни — на острове проживает на больше взрослых старше 99 лет, чем где-либо еще в мире.Хотя эксперты считают, что диета является главным фактором, стоящим за этим, считается, что островитяне придерживаются икигай. «Это играет большую роль в этом», — уверяет Моги.

Уровень сердечных заболеваний и рака среди жителей Окинавы очень низок — и исследования показывают, что наличие икигай может снизить риск развития первого. Исследование Осаки , в котором приняли участие более 43 000 японцев, показало, что те, кто сообщил об отсутствии икигай, значительно чаще страдали сердечными заболеваниями, хотя корреляции между икигай и раком обнаружено не было.

Между тем, в другом исследовании пожилых японцев люди с сильным чувством икигай были менее подвержены риску функциональной инвалидности, определяемой как долгосрочное ограничение физического или психического здоровья, возникающее из-за предыдущего состояния или травма, повреждение.

Икигай также может оказывать положительное влияние на психическое здоровье. Хотя исследователям еще предстоит выяснить, может ли это напрямую влиять на форму и структуру мозга, как это делает внимательность , исследования показали, что те, кто придерживается этой концепции, испытывают меньше симптомов депрессии и в целом улучшают когнитивное благополучие.«Если у вас есть икигай, вы чувствуете, что можете быть более стойким и крепким», — отмечает Моги.

Хотя икигай не может быть прямым ответом на смысл жизни, который вы ожидали, с таким акцентом на себе, внутренней радости и доказанной пользе для здоровья, его, безусловно, нельзя игнорировать. «Я думаю, что икигай — это обволакивающий термин для всей этой прекрасной, сбалансированной работы мозга, которая делает вашу жизнь проще и продуктивнее», — заключает Моги — и мы определенно можем согласиться с этим.


Шантель Паттемор — независимый журналист и редактор, специализирующийся на благополучии, здоровье, фитнесе и культуре. Она писала для Greatist, Men’s Fitness, Best Life, Women’s Health, Reader’s Digest, Top Sante, Stylist и The Strategist UK , среди прочих, и иногда ее можно найти размышляющей о жизни в Твиттере @journochantelle.

Получите Shondaland прямо в свой почтовый ящик : ПОДПИСАТЬСЯ СЕГОДНЯ

Этот контент создается и поддерживается третьей стороной и импортируется на эту страницу, чтобы помочь пользователям указать свои адреса электронной почты.

Leave a Reply

Ваш адрес email не будет опубликован.