Работа с девиантными детьми: Особенности работы с детьми с девиантным поведением

Содержание

Индивидуальный план профилактической работы с детьми с девиантным поведением — Планирование — Психологу

Мероприятие

Сроки

Ответствен-ные

Организационно-методическая работа.

1.

Организация мониторинга социального состава обучающихся класса и их семей. Социальный паспорт класса.

Сентябрь

Кл. рук.

2

Создание (корректировка) банка данных обучающего с девиантным поведением.

Сентябрь (в течение года)

Кл. рук., соц. педагог,

3

Мониторинг посещаемости обучающимся творческих объединений, секций, занятий внеурочной деятельности.

еженедельно

Кл. рук.

4

Контроль посещаемости занятий и успеваемостью учащихся с девиантным поведением.

ежедневно

Кл. рук.

5

Вовлечение подростков к активному, развивающему досугу (кружки, секции).

В течение года

Кл. рук., рук.кружков

6

Контроль занятости учащихся во внеурочной деятельности.

 

В течение года

Кл. рук.

7

Выявление неблагоприятных условий семейного, общественного воспитания.

В течение года

Кл. рук., соц. педагог,

8

Организация летнего отдыха и занятости учащихся в каникулярное время.

В течение года

Кл. рук., соц. педагог, администрация школы

Работа с обучающимися

Профилактические мероприятия

1

Беседа «Чем опасно мелкое хулиганство»

Сентябрь

Кл.рук.

2

Беседа «Правила поведения обучающихся. Для чего они нужны?»

Октябрь

Кл.рук., соц.педагог

3

Выпуск газеты, листовок, памяток, посвященных Дню борьбы с курением.

 

Ноябрь.

 

Социальный педагог, педагог- психолог,

4

Классные часы по правовому воспитанию и профилактике правонарушений: «Права и обязанности подростка», «Отношение между подростком и взрослым», «Как мы выполняем правила для учащихся?»

Декабрь


 


 


 

Январь

Кл.рук., соц.педагог

5

Беседа «Уголовная ответственность несовершеннолетних»

Февраль

Кл.рук., соц.педагог

6

Акция «Нет табачному дыму!».

Январь.

Кл.рук., соц.педагог

7

Неделя пропаганды знаний о здоровом образе жизни.

Май.

соц.педагог

8

«Горькие плоды «сладкой жизни» или о тяжких социальных последствиях употребления наркотиков».

Май

Кл.рук., психолог

9

Психодиагностика особенностей личности учащихся, склонных к девиантному поведению.

В течение года

психолог.

10

Занятия с элементами тренинга по коррекции девиантного поведения.

В течение года

соц.педагог, кл.рук., психолог

11

Памятки, видеотрансляция в фойе школы.

— «Телефон доверия».

— «Права и обязанности несовершеннолетних».

— «Наш дружный класс» (для профилактики конфликтных ситуаций в классных коллективах)

 

В течении года

Кл.рук., соц.педагог, психолог

Работа с родителями.

3.1 Профилактические мероприятия

1

Родительский лекторий:

«Поиск понимания в общении».

Сентябрь

соц.педагог, кл.рук., психолог

2

Проведение цикла индивидуальных и групповых профилактических бесед с родителями:

-Права, обязанности и ответственность родителей, принципы отношений взрослых и детей;

-Причины совершения несовершеннолетними противоправных действий, ответственность за совершение таковых.

-Роль семьи в становлении личности ребенка.

-Причины и мотивы девиантного поведения детей и подростков.

В течение года

Кл.рук., соц.педагог, психолог

3

Памятки, видеотрансляция в фойе школы.

— «Признаки употребления алкоголя, табака, наркотических средств».

— «Телефон доверия».

— «Права и обязанности несовершеннолетних в семье».

— «Как помочь своему ребенку в конфликтных ситуациях»

Разработка рекомендаций для родителей «Что делать, если в дом пришла беда», «Создание дома, свободного от наркотиков».

 

В течении года

Кл.рук., соц.педагог, психолог

«Работа педагогов с детьми девиантного поведения как условия успешности обучения и развития учащихся»

Педсовет 2013\2014 год

«Работа педагогов с детьми девиантного поведения как условия успешности обучения и развития учащихся»

Гордиенко И.Н.

практический психолог БСОШ№4

Косенко В.Е.

зам. директора по учебно-воспитательной работе

Вот он сидит перед нами, взгляните.Сжался пружиной, отчаялся он,С миром оборваны тонкие нити.Словно стена, без дверей и окон.Вот они, главные истины эти:Поздно заметили… Поздно учли…Нет! Не рождаются трудными дети!Просто им вовремя не помогли.

С. Давидович

ЦЕЛЬ: отработать профилактические навыки работы учителей с детьми девиантного поведения.

ЗАДАЧИ:

1) дать понятие, кто такие девиантные дети, выявить проблемные зоны;

2) обсудить доступные и эффективные методы работы с такими детьми;

3) составить алгоритм действий при взаимодействии с детьми отклоняющего поведения.

ОРИЕНТИРОВОЧНОЕ ВРЕМЯ: 45 – 60 минут (зависит от продолжения дискуссии)

ТРЕНИНГОВОЕ ЗАНЯТИЕ с педагогическим коллективом

ОЖИДАЕМЫЙ РЕЗУЛЬТАТ: обучение учителя навыкам эффективного взаимодействия с подростками девиантного поведения.

Содержание тренинга

ЗНАКОМСТВО (на цветных бейд. написать имя)- Назвать свое имя и проговорить чего ждут от занятия, чего опасаются (на листе написать ожидания / опасения).ПРАВИЛА — предлагает группа, им должно быть комфортно, безопасно;

— на листе пишем маркером и все подписываемся.

ЭНЕРГИЗАТОР Упражнение «Обмен местами»Цель: Создать доверительную атмосферу.

(Поставить на один стул меньше, кому нет места, тот ведущий)

— Сказать комплимент (приятное) + «можешь ли ты поменяться со мной местами?» (нельзя отказывать)

4) ОБОЗНАЧЕНИЕ ТЕМЫ И ЦЕЛЕЙ ЗАНЯТИЯ

— Тема нашего занятия (слайд темы) — «Профилактика девиантного поведения среди детей и подростков» (Эпиграф)

Сегодня мы обсудим один из актуальных вопросов воспитания – практику работы с девиантными детьми.

На занятии попробуем понять, кто такие девиантные дети, выявить проблемные зоны, которые требуют наших совместных действий, обсудим доступные и эффективные методы работы с такими детьми, систематизируем наши знания, накопленный опыт работы и составим алгоритм действий, чтобы в дальнейшем использовать его в своей работе при взаимодействии с детьми, а именно с подростками отклоняющегося поведения.

— Часто мы не можем до конца понять, как нам управлять такими детьми, детьми трудновоспитуемыми и педагогически запущенными, которые нарушают дисциплину, равнодушны к учебе, грубы, драчливы, лживы, употребляют алкоголь и пробуют наркотики и, в силу своих проблем, в конце концов, становятся правонарушителями. Может быть, где-то мы не уделяем им должного внимания, не стараемся вникнуть в их внутренний мир, запаздываем с принятием мер по предупреждению отклоняющегося поведения.

Но для того, чтобы «воспитывать ребенка во всех отношениях, его нужно познать во всех отношениях» — так говорил в свое время К.Д.Ушинский.

5) СЛОВАРНАЯ РАБОТА

— Что же такое девиантное (отклоняющееся) поведение?

Мозговой штурм. Уважаемые коллеги, возьмите листы бумаги и за одну минуту напишите, что должны знать педагоги о работе с такими детьми. (слайд)

По словарю Ожегова, девиантное поведение – это устойчивое поведение личности, отклоняющееся от наиболее важных социальных правил и норм общества и причиняющее реальный ущерб обществу или самой личности.

Что же должен знать педагог при работе с детьми девиантного поведения? Он должен знать:

Формы отклоняющегося поведения, говоря другими словами, основные линии нарушений. Факторы риска, формирующие девиантное поведение.Причины отклонений, т.е. что или кто оказывает на ребенка пагубное влияние.Выделяют три формы девиантного поведения: (слайды)Антисоциальное поведениеАсоциальное поведениеАутодеструктивное поведение- Рассмотрим конкретно каждую из этих форм.

Антисоциальное поведение – поведение, противоречащее правовым нормам и угрожающее социальному порядку и благополучию окружающих.

6) МОЗГОВОЙ ШТУРМ

— Уважаемые коллеги, перечислите, какие поступки являются антисоциальными? (Первый слайд)

Насилие над более младшими и слабыми сверстниками, животными;ВоровствоМелкое хулиганствоВандализм;Порча чужого имущества;Торговля наркотиками.2. Асоциальное поведение – уклонение от выполнения морально-нравственных норм, принятых в обществе, угрожающее благополучию межличностных отношений:

— Уважаемые коллеги, перечислите, какие поступки являются асоциальными? (Второй слайд)

Побеги из дому;Систематические пропуски в школе;Агрессивное поведение;Ложь;Вымогательство;Беспорядочные половые связи;Настенные надписи и рисунки непристойного характера;Ненормативная лексика.3. Аутодеструктивное поведение – поведение, отклоняющееся от медицинских и психологических норм, угрожающее целостности и развитию личности:

Перечислите, какие поступки являются аутодеструктивными? (Третий слайд)

Курение;Токсикомания;Наркомания;Вскрытие вен,Алкоголизм,Суицид.

Уважаемые коллеги, сейчас мы предлагаем вам ситуации. Вам необходимо соотнести их с формами деструктивного поведения, определить, к какой группе они относятся, и найти решение выхода из них.

7) Ситуации.

СИТУАЦИИ — 3 – на 6 столов по каждой группе поведения.

После сделанного классным руководителем замечания, подросток вышел из класса, демонстративно громко хлопнув дверью. (агрессия – асоциальное поведение)Группа подростков из 7 класса систематически издеваются над четвероклассником, подстерегая его в разных местах, как в школе, так и дома. (насилие – Антисоциальное поведение)Подросток нюхает токсические вещества, постепенно привлекая к этому своих сверстников. Детям становится плохо. При этом они продолжают встречаться и заниматься данным занятием дальше. (токсикомания – аутодеструктивное поведение)Все ситуации, встречающиеся в школьной практике, обобщая, можно назвать линиями нарушений: (слайд) нарушение обучения, нарушение поведения, нарушение общения, нарушение самосознания, смешанные формы. Согласно этим линиям нарушения мы рассмотрим сегодня методы воздействия и помощи девиантному подростку.

Чтобы ребенок вдруг стал девиантным подростком, должны быть какие-то весомые причины. Каковы же факторы риска и причины отклонений, создающие девиантное поведение ребенка?

Все дети приходят в этот мир чистыми, хорошими. Откуда берутся потом трудновоспитуемые, социально запущенные нарушители? Как говорил в свое время Макаренко: «Лежит младенец и дрыгает ножками, а вырастает из него подхалим, пошляк, враль, подлец и преступник». Правонарушителями не рождаются, ими становятся. Как достигается такой результат?

8)Игра «Чистый лист». (Ведущий берет чистый лист бумаги, отрывая при анализе кусочки): Представим себе, что это душа ребенка.

Когда ребенка не замечают в семье – часть его души отрывается, (оторвем часть бумаги). Когда ребенка не принимают сверстники – происходит тоже самое.Когда ребенка не понимают учителя – еще кусочек души прочь!Когда он перестает верить в себя — ……..Когда он становится никому не нужен…что происходит с его душой?……… А что в итоге? (В листе бумаги должна появиться внушающая дыра) Душа ребенка становится сплошной черной дырой…. испытывая чувство краха, безысходности, отчаяния.

Эти и другие причины формируют факторы риска, которые подталкивают ребенка на отклоняющееся поведение. (слайд – факторы риска)

СемьяНаследственностьПроблемы в подростковом возрастеОтсутствие прочных социальных связей.Рассмотрим поближе каждый из них.

9) Мозговой штурм. Уважаемые коллеги, исходя из данных факторов, давайте попробуем самостоятельно определить, какие же причины могут вызвать отклонения в поведении ребенка.

Большое влияние на формирование личности ребенка оказывает в первую очередь семья. Именно в семье возникают первые привычки и нормы поведения. Напишите, как семья может отрицательно повлиять на поведение ребенка. (работа в группах) (слайд — семья)

Интеллектуальная деградация и невоспитанность взрослых, эгоизм и низкий уровень нравственности семьи, тунеядство и пьянство, неправильное понимание родителями роли семейного воспитания, снижение интереса к воспитанию, удручающий образ жизни, раздоры, конфликты, толкают ребенка на путь правонарушений.

Также, причиной формирования девиантного поведения у детей и подростков являются нарушения в физическом и психологическом здоровье. Это…назовите их, пожалуйста. (слайд – конституционная предрасположенность)Поражение нервной системы в родахПроблемы с психическим и физическим здоровьем – разного рода психопатии….Физические дефектыНаследственность-рождение от наркомана или алкоголикаСистематически накапливающиеся, как снежный ком, проблемы подросткового возраста также накладывают свой отпечаток на поведение таких детей, создают благоприятные условия для изоляции ребенка от нормального коллектива и вступлению его в антиобщественные группы сверстников. 10) Мозговой штурм. Напишите и назовите распространенные проблемы подросткового возраста. Действительно, подростковый период – самый сложный, самый критический из всех возрастов. Это период полового созревания, в котором подросток плохо контролирует свои эмоции из-за выброса гормонов, период осознания себя как личности, когда ребенок сравнивает себя с другими, это период отчуждения от взрослых и поиск себя в группе сверстников. …Большинство проблем подросткового возраста возникают в области межличностного общения, связанных с учебой и взаимоотношениями со сверстниками. Подростки направляют свою активность на поиск внешних социальных контактов, нового межличностного общения, чтобы найти в нем поддержку. Но не всегда ребенка принимают сверстники. Отсюда возникает:

(слайд — Межлич…

Если Вы являетесь автором этой работы и хотите отредактировать, либо удалить ее с сайта — свяжитесь, пожалуйста, с нами.

Особенности работы с детьми – девиантами в начальной школе

Казакова Валентина Владимировна
Нижегородский государственный университет им. Н.И. Лобачевского (Арзамасский филиал)
студентка 3 курса факультета дошкольного и начального образования

Kazakova Valentina Vladimirovna
N.I. Lobachevsky State University of Nizhni Novgorod (Arzamas branch)
student 3 courses of faculty of preschool and primary education

Библиографическая ссылка на статью:
Казакова В.В. Особенности работы с детьми – девиантами в начальной школе // Психология, социология и педагогика. 2015. № 2 [Электронный ресурс]. URL: https://psychology.snauka.ru/2015/02/4416 (дата обращения: 24.01.2022).

В современном обществе увеличивается число молодежи с отклоняющимся поведением, что является одной из самых важнейших социально – педагогических проблем.

Данная проблема приобретает еще большую значимость в связи с недостаточным количеством проводимых исследований, которые касаются отклоняющегося (девиантного) поведения ребят с разнообразными нарушениями в развитии.

Особо благоприятным периодом для овладения нравственными и социальными правилами и нормами поведения, для развития моральных показателей, развития общественной направленности личности, является младший школьный возраст [1, c. 61].

К периоду поступления в школу каждый ребенок достигает конкретного уровня социально – нравственного и психологического развития: у него обогащается духовно-нравственный опыт, формируются индивидуально-типологические психологические свойства и социально-нравственные качества человека, вырабатываются определенные ценности и привычки, которые обусловливают и регулируют его деятельность, поведение и взаимодействие с другими людьми.

Так, наиболее существенными поведенческими характеристиками и личностными качествами, которые формируются у младших школьников, являются отзывчивость, честность, вежливость, ответственность, дружелюбность, заботливость, старательность, доброжелательность, уважительность, дисциплинированность, трудолюбие, эмпатийность [2, c. 37].

По мнению Буговой Г. В., возраст 6-11 лет является одним из наиболее сензитивных (благоприятных) периодов юности в связи с резким изменением физиологического равновесия в организме, с острой перестройкой реактивности, т. е. существуют плодотворные условия как для воздействия, так и для развития патогенных факторов [3, c. 350].

По мнению специальных психологов, педагогов коррекционных классов, социальных педагогов, педагогов-психологов необходимо сосредоточиться на поведении учащихся начальной школы с задержкой психического развития. Психолого-педагогические исследования говорят о том, что такие дети, в отличие от своих сверстников, воспринимают социальное общество и функционируют в нем: некритично, неадекватно, эгоистично, аффективно. Именно поэтому проблема отклоняющегося поведения рябят с задержкой психического развития, приобретает особую значимость.

Исследователи, которые занимаются изучением детей с задержкой психического развития, свидетельствуют о высоком риске возникновения у такой категории ребят разнообразных форм отклоняющегося поведения [4, c. 83].

В настоящее время изучение особенностей таких детей в основном ограничивается исследованием их эмоционально-волевой и по¬знавательной сфер, тогда как поведенческие и личностные характеристики данной категории детей описываются недостаточно.

Под задержкой психического развития понимаются синдромы временного отставания развития психики человека в целом и отдельных ее функций (сенсорных, эмоционально- волевых, моторных, речевых), замедленный темп реализации закодированных в генотипе свойств данного организма. В этиологии таких задержек играют роль конституциональные особенности, наследственные факторы, психологические и социально-средовые детерминанты, хронические соматические заболевания, а также органическая недостаточность центральной нервной системы.

Проблема задержек психического развития является одной из главнейших в педагогике, так как она напрямую связана со школьной неуспеваемостью. Среди ребят, которые отстают в начальных классах массовой школы, довольно значительную часть (приблизительно половину) составляют ученики с задержкой психического развития.

Соколова Е.В. пишет в своей работе о том, что дети с задержкой психического развития выделяются среди неуспевающих учащихся школ тем, что характеризуются «своеобразием» взаимодействия и поведения с окружающими, «специфическими» трудностями овладения школьными знаниями и стереотипностью [5, c. 72].

Важнейшими задачами коррекционно-развивающего обучения детей-девиантов являются:

•          мотивация познавательной сферы учащихся;

•          повышение уровня умственного развития детей;

•          упорядочение учебной деятельности;

•          коррекционная работа по недостаткам эмоционально-личностного развития;

•          социально-трудовое адаптирование.

К этапам психолого-педагогического сопровождения относятся:

1.        Диагностика (подготовительная работа – это формирование базы данных об учащихся с ограниченными возможностями здоровья, оказание методической помощи различными специалистами; комплексная диагностика ученика). На данном этапе диагностики изучаются индивидуальные особенности условий воспитания в семье путем наблюдения за учащимся в разных видах деятельности (во внеклассной деятельности и на уроках), эмоционально-волевой и познавательной сферы, состояния здоровья. Изучением должен заниматься педагог, и только после этого к работе привлекается педагог-психолог (он ведет наблюдательную карту). Особенности развития ребенка рассматриваются на общешкольном консилиуме. Он принимает решение, направить или нет ребенка на медико-психолого-педагогическую комиссию. После комплексной диагностики комиссия ставит ребенку диагноз.

2.        Консультирование родителей (о перспективах и дальнейшем маршруте воспитания и обучения). Педагогу-психологу необходимо проводить консультирование родителей учащихся по вопросам дальнейшего обучения и воспитания, затем ему надо более подробно разъяснить необходимость специального коррекционного обучения. Учитель может использовать различные формы взаимодействия с родителями – анкетирование, беседы, проведение совместных с детьми мероприятий, открытые уроки и др.

3.        Педагогическое консультирование. На данном этапе оказывается методическая помощь учителям, которые работают в коррекционных классах (здесь подготавливается пакет документов, который необходим для работы с детьми-девиантами, также подготавливаются и предлагаются рекомендации педагогам).

4.        Коррекционно-развивающая деятельность. На этом этапе обеспечивается коррекция недостатков развития, она реализуется педагогом-психологом совместно с учителем не только на уроках, но и во внеурочной деятельности. Корректировка девиантного поведения происходит с учетом потенциальных возможностей ребенка, создаются коррекционно-развивающие малокомплектные группы на основе данных диагностики и наблюдений за учащимися. Для работы с детьми с задержкой психического развития педагог составляет групповой или индивидуальный план работы.

5.        Психологическое просвещение. Для создания благоприятных условий преодоления возникающих проблем в развитии учеников с задержкой психического развития организуются и проводятся круглые столы, семинары и консультации для педагогов коррекционных классов.

6.        Организация промежуточной и итоговой диагностики учеников с целью выявления дальнейшей работы по ликвидации девиантного поведения. На этом этапе педагог проводит психолого-педагогическую диагностику учащихся. Она может включать в себя: изучение внутреннего состояния детей в условиях школы – у каждого ученика своя продолжительность адаптации, также как и степень тяжести ее протекания анализ освоения программы по разнообразным предметам (контрольная работа, пересказ произведения, диктант, контрольное списывание и т.д.). В среднем длительность привыкание ребенка к школе или к новому классу составляет от 1,5-3 месяцев до 1-1,5 лет [6, c. 69].

Работа по коррекции недостатков в развитии учащегося начинается, прежде всего, с качественной диагностики, с правильного подбора методик, их проведения и подведения результатов.


Библиографический список
  1. Воспитательный  процесс:  изучение  эффективности.  Методические    рекомендации / Под  ред., Е.Н. Степанова. – М.: ТЦ Сфера, 2003.
  2. Змановская Е.В. Девиантология: (психология отклоняющегося поведения): Учеб. Пособие для студ. высш. учеб. заведений. – 3-е издание. – М.: Издательский центр «Академия», 2006.
  3. Бугова Г.В. Интеллектуальная продуктивность школьников и способы ее коррекции [Текст] / Г.В. Бугова , А.А. Зайцев. – В кн.: Вестник Российского государственного университета им. И. Канта. – Калининград, 2006. – Вып.5: сер. Педагогические науки.
  4. Клейберг Ю.А. Психология девиантного поведения. – М.:ТЦ Сфера, при участии «Юрайт-М», 2001.
  5. Колесникова Г.И. Байер Е.А., Девиантное поведение: учебное пособие, 2007.
  6. Немов Р.С. Психология: Учеб. для студ. высш. пед. учеб. заведений: – 3-е изд. – М.: Гуманит. изд. центр Владос, 2000.


Количество просмотров публикации: Please wait

Все статьи автора «Зотова Валентина Владимировна»

Организация: Благотворительный фонд ресоциализации детей и подростков с девиантным, делинквентным и другими видами отклоняющегося поведения «Шанс»

Благотворительный фонд «Шанс» работает для детей, подростков и молодежи до 25 лет (и членов их семей): -попавших в трудную жизненную ситуацию; — состоящих на учете в комиссии по делам несовершеннолетних; — совершивших правонарушение. Для фонда «Шанс» важны: Профилактика психологического здоровья; Профилактика социального сиротства; Защита материнства, детства и отцовства; Эффективное взаимодействие государственных организаций; Развитие волонтерства. Наш фонд выступает за превентивный подход к решению проблемы декриминализации подростковой среды, мы ратуем за вместо оказание ребятам необходимой специализированной помощи профессионально подготовленными специалистами на ранних этапах манифестации срывов в возрастном развитии. Дети из неблагополучных семей – это, априори, результат девиантного родительства, которые автоматически входят в группу риска детей со срывом нормального психологического развития и развития девиантного поведения в дальнейшем, с которыми обязательно должен проводиться длительный патронаж специализированной службой. # Эксперты фонда «Шанс» разработали научно-практическое пособие «Программа декриминализации подростковой среды в Российской Федерации». Этот документ описывает международный опыт работы с девиантными детьми и подростками, а также наиболее успешные практики. В то же время «Программа» содержит предложения по модернизации системы работы с подростками. #Фонд «Шанс»совместно с Агентством стратегических инициатив и благотворительным фондом «Забота» провел конференцию «Декриминализация подростковой среды.» # Конференция была посвящена обсуждению текущего состояния российской системы работы с «трудными» детьми и подростками, а также зарубежного опыта в этой области. #Фонд провел первую российскую конференцию по судебной психотерапии. #Фонд входит в попечительский совет Можайской подростковой воспитательной колонии #За два года работы фонд увеличил в два раза количество волонтеров-психологов.

Вестник образования

Ирина Александровна, в первую очередь хотелось бы прояснить, что может считаться трудной жизненной ситуацией? Есть ли какая-то классификация?

Трудная жизненная ситуация, скорее, не педагогическое понятие, а философское и социальное. В рамках нашего исследования мы выделили четыре категории детей, с которыми наша научная группа работала. Среди них дети, оставшиеся без попечения родителей, дети-сироты, дети мигрантов, дети с ограниченными возможностями здоровья, в том числе дети-инвалиды.

Такие дети испытывают колоссальные стрессы и проблемы: трудности в адаптации и коммуникации, эмоциональные зажимы, психологические травмы, физические ограничения, эмоциональный дискомфорт. А значит, им необходимо комплексное сопровождение, в котором участвуют не только педагоги, но и психологи, дефектологи, социальные педагоги и другие специалисты. В рамках государственного задания перед нами стояла задача разработать концепцию социализации детей, которая предполагает создание и применение современных механизмов решения проблем. Были выбраны наиболее универсальные средства и способы художественно-творческой деятельности, обладающие высоким социализирующим потенциалом: театральные технологии, в том числе уличный театр и клоунада, музыкальное творчество, образовательный туризм, танцевально-двигательные техники, литературное творчество, создание развивающей социокультурной среды.  

В чем заключались основные этапы исследования?

В первую очередь, как я уже сказала, мы выделили основные группы трудных жизненных ситуаций и виды художественного творчества, направленные на позитивную социализацию детей средствами искусства. Далее важно было определить, какую роль в социализации детей играет педагог и, шире, образовательная среда (школа, детский сад, изостудия, центр детского творчества). Не у каждой семьи хватает ресурсов для самостоятельного преодоления трудностей. Следовательно, ответственность за успешную социализацию ребенка берет на себя образовательная организация. Естественно, сразу возникают вопросы. Какие именно специалисты должны работать с определенной категорией детей? Какие подходы и инструменты выбрать воспитателю, педагогу, психологу, руководителю образовательной организации? У каждого из них абсолютно разный функционал, но при этом их работа должна быть гармонично выстроена, чтобы максимально эффективно решать острые проблемы. Поэтому в рамках исследования мы разработали концепцию для полноценного педагогического сопровождения детей, оказавшихся в трудной жизненной ситуации. Проблема социализации – очень широкое понятие, к ее решению надо подходить комплексно. Нельзя ограничиваться только лишь социокультурными и художественно-эстетическими подходами. Тем не менее в нашем исследовании мы фокусировали внимание именно на изучении потенциала искусства. А он очень высокий! В результате была разработана Концепция педагогического сопровождения социализации детей, находящихся в трудной жизненной ситуации, средствами искусства.  

После разработки концепции педагогического сопровождения мы перешли к следующему этапу – выявлению профессиональных педагогических инструментов, к разработке и апробации арт-методик. Одной теории недостаточно, необходимо давать педагогам реальные инструменты. В то же время мы понимали, что невозможно дать большие образовательные программы, потому что у каждого ребенка своя проблема. А значит, необходимы гибкие, вариативные, мобильные инструменты, которыми педагог свободно может овладеть и которые сможет свободно применять в конкретных (зачастую уникальных) ситуациях. Наше исследование носит фундаментальный характер и в то же время имеет ярко выраженную прикладную направленность, поэтому важно было не ограничиться концепциями и гипотезами, а достигнуть практического результата. 

Каковы же прикладные результаты, полученные в ходе исследования?

Их несколько. Проведен мониторинг использования средств искусства в вопросах социализации детей, находящихся в трудной жизненной ситуации. Обоснована эффективность новых подходов, технологий, содержания и методик художественно-эстетического образования для социализации детей, находящихся в трудной жизненной ситуации. Разработаны Общая структурная теоретическая модель применения искусства и художественно-творческой деятельности в процессе социализации личности и Структурная схема педагогической модели социализации ребенка в трудной жизненной ситуации средствами искусства. Подготовлены и опубликованы методические рекомендации. Созданы три базы данных: «Арт-педагогические технологии социализации детей, находящихся в трудной жизненной ситуации», «Театральные технологии в социализации детей, находящихся в трудной жизненной ситуации», «Арт-методики для продуктивной социализации детей раннего возраста», в которых систематизированы и подробно описаны технологии и методы работы. Благодаря проведенному мониторингу удалось выявить тех, кому реально будут полезны наши разработки.

И на кого, прежде всего, направлены эти инструменты?

В первую очередь это учителя, воспитатели, педагоги системы дополнительного образования, работники консультационных и методических центров. Более того, региональным институтам развития образования и институтам повышения квалификации тоже полезны наши разработки.  И, вне сомнений, это семья.

Выявив наши адресные группы, мы перешли к процессу апробации моделей, методик и методических рекомендаций, чем мы и занимались на протяжении всего 2020 года. В шести регионах апробация велась системно, а в 37 – выборочно. В общей сложности в апробации приняли участие более 1,5 тысячи образовательных учреждений.

Можете привести примеры, когда искусство и творчество помогло детям выбраться из трудной жизненной ситуации?

Таких случаев много. Примеры описаны в наших монографиях, аналитических докладах, отчетах и статьях. Чтобы не быть голословной, приведу конкретные примеры.  

Одна из площадок, с которой мы плотно сотрудничаем – Коми республиканский институт развития образования. В этом учреждении действует уникальная и для самой республики, и для России консультационно-методическая служба. Она блестяще оснащена технически и методически. Педагоги работают конкретно по запросу родителей. Каждый случай решается в индивидуальном порядке. Например, есть маломобильный ребенок с трудностями в развитии. На базе этой службы формируется бригада, которая выезжает на дом в эту семью для того, чтобы понять, каким образом семье можно помочь. На наш взгляд, так должны работать в каждом регионе. Другой пример: в Смоленске был проведен областной конкурс ученических моноспектаклей «Окрыление», который помог социализироваться и творчески реализоваться более 30 подросткам. 

Что касается отдельных арт-методик, которые мы разработали. Музыка, литература, театр, танец, живопись, декоративно-прикладное искусство, фольклор оказывают положительное влияние на растущего человека, способствуют выработке психологической уверенности в собственной полноценности и социальной значимости. Занятия искусством позволяют корректировать эмоциональное состояние детей, помогают им поверить в добро и справедливость, учат справляться с проблемами, находить выход из любой ситуации (на примере поступков героев сказок, литературных произведений, мультфильмов, театральных постановок), развивают эмпатию и формируют чувство безопасности. Те педагоги, которые используют разработанные нами материалы, отмечают, что у учащихся пропадает зажатость и страх перед обществом, они становятся более открытыми и коммуникабельными, у них появляется уверенность в себе и своих способностях. А это главная задача социализации. Значит, наши методики дают эффект!

На какой возраст ориентировано исследование?

Мы остановились на начальном общем и среднем общем школьном образовании. Но, когда вплотную стали проводить исследование, поняли, что этого недостаточно и по своей инициативе расширили возрастные границы. Мы убедились, что помочь семье и ребенку легче в раннем возрасте (с полутора до трех лет), потому что в этот период жизни психика ребенка более гибкая и пластичная, а мироощущение более позитивное и жизнерадостное. Следовательно, в этом возрасте можно быстро и безболезненно средствами искусства помочь ребенку социализироваться, компенсировать те или иные проблемы (например, дефицит родительского внимания и содержательного общения с другими людьми, отсутствие системного воспитания). Мы вышли с предложением о расширении и развитии наших разработок в системе непрерывного образования.

Я подчеркну, что результаты исследования помогут не только детям, но и их родителям. Однако в ходе исследования мы столкнулись с еще одной проблемой: не все семьи готовы признавать свои проблемы. Для них трудность – это вариант нормы. Большинство уверено, что ситуация каким-то образом сама разрешится. Это заблуждение. Таким поведением родители только упускают драгоценное время. Как помочь этим семьям? Важно развивать психологическую службу. Поэтому мы и уповаем на работу консультационных центров, потому что они включают в свой состав очень хороших педагогов и психологов-практиков, для которых, в частности, и разработаны наши рекомендации.

Каков промежуточный итог исследования, ведь оно продолжается и в этом году?

Основной научный результат состоит в доказательстве того, что занятия искусством позволяют успешно работать с психоэмоциональным состоянием ребенка, корректировать его. Искусство – тот самый инструмент, который сочетает в себе не только образовательную и воспитательную функции, но и коррекционную и реабилитационную, что делает его универсальным в вопросах успешной социализации. И здесь не являются исключением дети с ограниченными возможностями здоровья и дети, находящиеся в трудной жизненной ситуации. Именно искусство выступает как средство для интеграции и социализации детей, способствующее улучшению эмоционального состояния и позволяющее раскрыть творческий потенциал каждого ребенка.

Основной практический результат: разработан курс повышения квалификации для педагогов – программа дополнительного образования «Педагогическое сопровождение детей, находящихся в трудной жизненной ситуации: социализация средствами искусства», а также подготовлены  научно-методические рекомендации по использованию разных видов искусства в работе с трудными детьми.

Курс рассчитан на 72 часа и будет реализован на базе Института художественного образования и культурологии РАО. Педагоги смогут изучить возможности использования различных видов искусства в работе с детьми, оказавшимися в трудной жизненной ситуации. Обучение включает разные форматы: онлайн-лекции, очные мероприятия, мастер-классы, тренинги и многое другое. В этом году на пилотных площадках шести субъектов Российской Федерации начнется обучение.

РОЛЬ СЕМЬИ В СОЦИАЛЬНО-ПЕДАГОГИЧЕСКОЙ РАБОТЕ С ДЕТЬМИ ДЕВИАНТНОГО ПОВЕДЕНИЯ В ГЕРМАНИИ

— 57 —

© Society of Russia: educational space, psychological structures and social values

2017, Volume 8, Number 7 • http://ej.soc-journal.ru

ладают созерцание водоемов, фонтанов и занятия с водой, так как

прозрачная вода способна уменьшать чувство тревожности и гнева,

способствует быстрому избавлению от агрессии. Безусловно, все за-

нятия проводятся в сопровождении и под контролем взрослых. На-

пример, кидание камешков в водоем или фонтан, переливание воды

из одного сосуда в другой, в летний период увлекательны игры во

дворе с водным пистолетом или шлангом, игры в надувном бассей-

не по изображению шторма (очень помогает выплеснуть эмоции,

при этом, не навредив окружающей обстановке) [3].

Водные игры хорошо сочетать с занятиями с сыпучими или мяг-

кими материалами (песок, крупа, пластилин, глина и др.). Они также

прекрасно помогают снять внутреннее напряжение. Так, по сове-

ту У. Хольтфретер, примерами упражнений могут быть просеива-

ние песка через пальцы; строительство песочных замков, фигурок,

«рисование» песочных картинок; сильное сдавливание пластилина

и придание ему новой формы и др. [10].

Немецкий исследователь К. Людерс называет типичные ошибки,

которые родители допускают в своей воспитательной работе с детьми

по профилактике детской агрессии [15]. К примеру, часто родители

стремятся резко остановить, пресечь агрессию ребенка повелительным

тоном. Так поступать нельзя, т.к. это приведет к повторению гневной

реакции ребенка, возможно еще более сильной, или ребенок может из

страха наказания только на время прекратить вести себя агрессивно.

Воспитательная ценность такого поведения родителей равна нулю.

Встречается и противоположная реакция родителей – полное

игнорирование агрессии ребенка. Родители считают, что ребенок

еще мал, чтобы его воспитывать. В итоге гневное выражение своих

эмоций входит в привычку у ребенка, и он считает такое поведение

нормой. Такая стратегия в поведении родителей также не обладает

воспитательным эффектом.

Наиболее грамотным стилем поведения родителей в таких ситу-

ациях, как считают психологи (Д. Билер, У. Хольтфретер), является

то, когда взрослый дает возможность ребенку выплеснуть негатив-

ные эмоции приемлемым и безопасным способом, тактично пресе-

кает такое поведение (переключив внимание ребенка), объяснив, что

Социальная работа с детьми девиантного поведения

Министерство образования и науки Российской федерации

федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего образования

«ЮГОРСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ»

Гуманитарный институт

Кафедра педагогики и психологии

КУРСОВАЯ РАБОТА

 по дисциплине «Теория социальной работы»

на тему: «Социальная работа с детьми девиантного поведения»

Выполнила: студентка группы 3761б

                                                                КабароваЗилолаШухратовна

Научный руководитель: к.филос.н., доцентКостылева Т.А.

                                        

                                        (подпись, дата)

Ханты-Мансийск 2017 год

СОДЕРЖАНИЕ

ВВЕДЕНИЕ        3

ГЛАВА 1. ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ И СОЦИАЛЬНО-ПРАВОВЫЕ ОСНОВАНИЯ СОЦИАЛЬНОЙ РАБОТЫ        5

1.1 Общая характеристика проблемы девиантного поведения        5

1.2 Правовые основы социальной работы с детьми девиантного поведения        11

ГЛАВА 2. ОСНОВНЫЕ НАПРАВЛЕНИЯ СОЦИАЛЬНОЙ РАБОТЫ С ДЕТЬМИ ДЕВИАНТНОГО ПОВЕДЕНИЯ        16

2.1. Деятельность государственных и общественных структур по оказанию помощи детям и подросткам с девиантным поведением в России и ХМАО        16

2.2 Технологии социальной работы с детьми девиантного поведения и их окружением        23

2.3 Пути совершенствования социальной работы с детьми и подростками с девиантным поведением        27

ЗАКЛЮЧЕНИЕ        33

БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЙ СПИСОК        33


ВВЕДЕНИЕ

Специалист по социальной работе в ходе своей профессиональной деятельности часто имеет дело с детьми, в том числе с и теми, чье поведение не соответствует принятым нормам. Кроме того, многие социальные службы ориентированы на работу именно с этой категорией ребят. Социальная работа с детьми, поведение которых характеризуется как девиантное (девиантное), имеет свою специфику и требует широкого спектра специальных знаний в области социологии, медицины, психологии. Значительные социальные изменения в нашем обществе — экономика, культура и образование — часто ухудшают условия жизни и воспитания молодого поколения, что увеличивает трудности, с которыми сталкиваются дети и их родители. В результате отмечается ряд негативных проявлений у детей и подростков. Тенденция значительных изменений в структуре моральных ценностей. Прежде всего, потребители и индивидуалистический характер. Значительно увеличилось число тех, кто считает, что это нормально, с использованием сленга, свободно использовать в общественных местах алкогольные напитки, агрессивное поведение по отношению к тем, кто слабее и нуждается в помощи для выступления. Резкое изменение моральных ценностей выражается в девиантном поведении. Растет число случаев детского алкоголизма и наркомании, увеличение преступности среди несовершеннолетних, неспособность детей и подростков встретить их в целом, принятые нормы морали. Решение проблемы девиантного поведения очень важно для будущего человеческого общества, как только дети «неправильных» моделей поведения будут отданы следующему поколению. Отсюда следует обратить внимание на эту проблему и принять меры для ее устранения. У человека есть определенные отклонения от стандартных правил. Причина этого отклонения заключается в особенностях взаимодействия человека с окружающей средой, социальной средой, в которой она находится, и с самим собой. Девиантное поведение существовало в течение длительного времени и до сих пор существует. Необходимо изучить причины такого поведения, методы коррекции, особенности работы с этими детьми, особое внимание следует уделить избеганию девиантного поведения. Следует отметить, что отклонение в поведении может быть как отрицательным, так и положительным. Работа с детьми с положительным отклонением также требует специальных профессиональных знаний и навыков.

Отклонения от сверстников, воспитание и деструктивное поведение среди девочек

Резюме

В этом исследовании изучались одновременные и продольные связи между отклонениями от сверстников, практикой воспитания и поведением, а также противодействием проблемам среди девочек в возрасте 7 и 8 лет. Участниками были 588 афроамериканок и европейцев. Американские девушки, участвовавшие в популяционном исследовании развития проблем поведения и правонарушений среди девочек. Связи со склонными к проблемам сверстниками были очевидны среди значительного меньшинства девочек, и эти ассоциации включали как мужчин, так и женщин.Хотя преступность сверстников одновременно предсказывала деструктивное поведение, пол этих сверстников не влиял на проблемы с поведением девочек. Жесткое воспитание и низкая родительская теплота показали как одновременные, так и предполагаемые связи с деструктивным поведением девочек. Аналогичные модели ассоциации были замечены для афроамериканских и европейско-американских девочек. Полученные данные показывают, что процессы риска со стороны сверстников и родителей вносят важный вклад в раннее развитие поведения и оппозиционного поведения девочек.Эти данные способствуют нашему пониманию агрессии и антиобщественного поведения девочек, а также способствуют нашему пониманию процессов риска, связанных с таким поведением, в частности среди молодых девушек.

В последние годы исследователи, практики и политики стали уделять все больше внимания проблеме агрессивного и антиобщественного поведения девочек (Американская ассоциация юристов, 2001; Pepler, Madsen, Webster, & Levene, 2005; Putallas & Bierman, 2004). . Традиционно большая часть первоначальной теоретической работы не включала девочек, и такое поведение считалось довольно необычным.Однако нет недостатка в данных, свидетельствующих о том, что по сравнению с мальчиками девочки все чаще вовлекаются в систему ювенальной юстиции (Snyder, 2003). За последнее десятилетие число арестов девочек резко возросло; в 2004 г. девочки составляли 30 % всех арестов несовершеннолетних по сравнению с 20 % всего десять лет назад (Snyder, 2003, 2006). Поскольку наши текущие модели вмешательства основаны на исследованиях, проведенных на мальчиках, остается неизвестным, действуют ли процессы риска аналогично для девочек. Это исследование фокусируется на появлении в детстве деструктивного поведения и двух аспектах социальной экологии ребенка — принадлежности к сверстникам и родительском поведении — и их связях с этим поведением среди популяционной выборки девочек.Таким образом, исследование фокусируется на крайне малоизученной группе населения и дает нам представление о факторах риска, способствующих развитию деструктивного поведения среди девочек.

Несмотря на ограниченное количество исследований деструктивного поведения девочек в целом, особенно мало внимания уделялось такому поведению среди девочек в детские годы. Этот дефицит резко контрастирует с довольно обширной литературной базой по поведенческим проблемам, возникающим у мальчиков в детстве (Dodge, Coie, & Lynam, 2006; Loeber & Farrington, 2001).Этот комплекс работ обычно фокусируется на мальчиках, которые демонстрируют «ранний старт» или «устойчивый на протяжении всей жизни» путь антиобщественного поведения, который характеризуется разрушительным и агрессивным поведением в раннем детстве (Loeber & Stouthamer-Loeber, 1998; Moffitt, 1993). ; Паттерсон, Капальди и Банк, 1991; Моффит, 1993). Такое поведение перерастает в более серьезную антиобщественную активность подростков, которая затем сохраняется и во взрослой жизни, при этом на долю мальчиков, начинающих с раннего возраста, приходится непропорционально большое количество серьезных и насильственных преступлений среди несовершеннолетних.Действительно, образцы, на которых основывались эти формулировки, были основаны на всех мужских образцах (Loeber & Farrington, 2001; Patterson, DeBaryshe, & Ramsey, 1989).

Однако исследованию девочек с детским началом антиобщественного поведения уделялось лишь ограниченное внимание. Некоторые исследователи ставят под сомнение актуальность этих ранних проблем с поведением среди девочек. В качестве примера можно привести утверждение Сильверторна и Фрика (1999) о том, что антиобщественное поведение девочек происходит по единственному, отсроченному пути.Moffitt и коллеги (2001), сообщая о данных Данидинского лонгитюдного исследования, выявили только шесть девочек со стойким течением жизни. Более поздние исследования выборок, состоящих исключительно из девочек, с применением более широкого набора деструктивного поведения выявили небольшую группу девочек с высоким уровнем агрессивно-деструктивного поведения в начальной школе (Bierman et al., 2004; Côté, Zoccolillo, Tremblay, Nagin). , & Vitaro, 2001; Schaeffer, Petras, Ialongo, Masyn, Hubbard, Poduska, & Kellam, 2006).Одним из вкладов этого исследования является то, что оно сосредоточено на деструктивном поведении девочек в детстве и связанных с ним процессах риска. Хотя гендерные сравнения провести невозможно, мы изучаем, обнаруживаются ли процессы риска, обнаруженные в исследованиях мальчиков, в полностью женской выборке молодых девушек.

Ключевым аспектом социального контекста ребенка, способствующим развитию антисоциального поведения в детском возрасте, является практика воспитания (Dodge, Coie, & Lynam, 2006; Loeber & Farrington, 2001; McMahon, Slough, & Conduct Problems Prevention Research Group [CPRRG ], 1996).В своей широко известной принудительной модели Паттерсон и его коллеги (Patterson et al., 1989, 1991) описали, как стрессовые условия в семье (например, финансовый стресс, психопатология или преступность родителей, нестабильность в браке) создают почву для проблем воспитания. Родители детей с ранним началом антисоциального поведения испытывают трудности с установлением постоянных ограничений и менее позитивно относятся к своим детям. Такие родители также могут быть чрезмерно критичными и резкими и использовать более карательные стратегии.Со временем родители и дети погружаются в принудительный цикл, когда дети реагируют негативным, сопротивляющимся поведением, а родители становятся все более осажденными и уступают аверсивному поведению детей. Хотя модель Паттерсона не ограничивалась мальчиками, формулировки были основаны на работе с выборкой

Молодежного исследования штата Орегон, состоящей исключительно из мужчин. В развитии антисоциального поведения в детстве также участвуют связи со сверстниками (Dodge, Coie, & Lynam, 2006; Loeber). и Фаррингтон, 2001).Вклад сверстников в асоциальную активность трактуется как два последовательно связанных процесса (Coie & Miller-Johnson, 2001). Во-первых, агрессивные и деструктивные дети отвергаются своими сверстниками, и этот опыт социального отторжения в первые школьные годы увеличивает риск возникновения проблем с поведением в раннем возрасте (Miller-Johnson, Coie, Maumary-Gremaud, & Bierman, 2002). . Затем агрессивные, деструктивные дети тянутся друг к другу, создавая девиантные группы сверстников, которые поддерживают и усиливают антиобщественное поведение.Хорошо задокументировано, что антиобщественное делинквентное поведение чаще всего проявляется совместно с другими сверстниками, а не изолированно (Dishion, Andrews, & Crosby, 1995; Thornberry & Krohn, 1997; Warr, 1996). Действительно, делинквентность сверстников является одним из самых сильных коррелятов собственного делинквентного поведения (Elliot & Menard, 1996; Pratt & Cullen, 2000; Warr, 2002). Опять же, работа, как правило, основывается на исследованиях мальчиков, в том числе на обширных наблюдательных исследованиях процессов социального влияния сверстников (Dishion et al., 1995; Дишон и Оуэн, 2002 г .; Паттерсон, Дишион и Йоргер, 2000).

Чаще всего девиантное влияние сверстников изучалось в связи с подростковой преступностью. Однако недавнее исследование Снайдера и его коллег (1997, 2005) показало, что девиантные процессы со сверстниками возникают в первые годы начальной школы. В первоначальном исследовании смешанной гендерной выборки было обнаружено, что маленькие дети в возрасте от 4 до 5 лет довольно разборчивы в своей принадлежности (Snyder, Horsch, & Childs, 1997).Соответственно, было обнаружено, что очень агрессивные дети проводят большую часть своего времени с детьми, которые также были агрессивны. В более позднем исследовании (опять же, смешанного пола) наблюдались дети в четырех временных точках в детском саду и первом классе (Снайдер, Шрепферман, Озер, Паттерсон, Стулмиллер и др., 2005). . Особо следует отметить доступность данных наблюдений за взаимодействием со сверстниками, включая кодирование «обучения девиантности», когда сверстники реагировали положительно (например,, согласие, смех, ответ на девиантный разговор), чтобы говорить о девиантном содержании (например, воровстве, обмане, лжи, ругани, неповиновении властям). Результаты показали, что как принадлежность к девиантным сверстникам (с кем они «тусуются»), так и девиантное обучение (положительная реакция на девиантные разговоры) предсказывают рост проблем с поведением в течение одного года. Результаты этих исследований показывают, что агрессивные дети младшего возраста не только избирательны в присоединении к другим агрессивным детям, но и что эти процессы со сверстниками могут способствовать развитию агрессивного, антиобщественного поведения.

Остается открытым вопрос, встречаются ли процессы риска антиобщественного поведения, обнаруженные у мальчиков, у девочек. Некоторые теоретики, особенно те, кто занимается ювенальной юстицией, по существу призывают к раздвоению и утверждают, что для объяснения развития антиобщественного поведения девочек необходимы гендерно-специфические модели (Acoca, 1998; Bloom, 2003; Chesney-Lind & Pasko, 2004). Напротив, другие утверждают, что процессы риска антиобщественного поведения одинаковы для разных гендерных групп и что нет необходимости в гендерно-специфических моделях (Fergusson & Horwood, 2002).Один важный вопрос, заданный в этом исследовании, заключается в том, наблюдаются ли процессы риска со стороны сверстников и родителей, обнаруженные в других исследованиях, в этой выборке молодых девушек.

Одним из процессов, связанных со сверстниками, который показал некоторую гендерную чувствительность, является роль сверстников противоположного пола в делинквентном поведении. Исследования показывают, что, хотя антисоциальная активность мальчиков обычно проявляется в отношении сверстников того же пола, делинквентная активность девочек в большей степени связана со смешанными и противоположнополыми связями. В раннем исследовании выборки, состоящей исключительно из женщин, Джордано (1978) обнаружил, что правонарушения девочек чаще всего происходили в условиях смешанного пола.Точно так же Warr (1996), сообщая о данных Национального исследования молодежи, обнаружил, что в то время как мальчики оскорбляют других мальчиков, правонарушения девочек происходят в компании обоих полов. Исследования смешанных гендерных выборок также показывают, что партнеры могут играть относительно более сильную роль в подстрекательстве и влиянии на делинквентное поведение для девочек в большей степени, чем для мальчиков (Haynie, Giordano, Manning, & Longmore, 2005; Moon, Hecht, Jackson, & Spellers, 1999). Таким образом, в то время как делинквентное поведение мальчиков связано только со сверстниками того же пола, делинквентная активность обоих полов, по-видимому, связана с аффилированными мужчинами.Однако исследования, изучающие пол сверстников-правонарушителей, были сосредоточены на выборках подростков. Текущее исследование дополняет существующую литературу, оценивая связь между гендерной принадлежностью к сверстникам и антиобщественной активностью молодых девушек.

Это исследование дополняет литературу в своем изучении использования и результатов родительских практик в этнических группах. Родители из разных этнических групп могут различаться по своим ценностям и целям, и эти различия могут влиять на выражение родительской практики (Deater-Deckard & Dodge, 1997).Культурные ценности, воспитываемые в афроамериканских семьях, включают ценность взаимозависимости, настойчивости и коллективных целей (Barbarin, McCandies, Coleman, & Hill, 2005). Соответственно, афроамериканские родители могут полагаться на твердый, «серьезный», авторитарный стиль воспитания (Brody & Flor, 1998). Такие стратегии могут также иметь функциональную ценность, поскольку афроамериканские родители помогают своим детям справляться со стрессорами, связанными с расой (McLoyd, 1998). Для сравнения, цели и ценности в европейско-американских семьях, которые ценят индивидуализм, конкуренцию и достижения, могут способствовать более широкому использованию демократических стратегий воспитания, в которых упор делается на рассуждения и обсуждения.Ясно, что эти широкие этнические различия не являются дихотомическими и не отражают демаркированных, фиксированных границ, и внутри этнических групп существует значительная изменчивость. Тем не менее родители из разных этнических групп могут приписывать различные аффективные значения стратегиям дисциплины, которые могут влиять на то, как ребенок интерпретирует стратегии воспитания (Mason, Walker-Barnes, Tu, Simons, & Martinez-Arrue, 2004).

Однако более важным, чем различия в среднем уровне, является вопрос о том, различаются ли прогностические связи между родительскими проблемами и проблемами поведения в зависимости от этнической принадлежности.Эти исследования, как правило, проводились со смешанными гендерными выборками и были сосредоточены на вопросах этнических (а не гендерных) различий. Ранее Baumrind (1972) обнаружил, что, в отличие от европейско-американских семей, авторитарный стиль воспитания не был связан с плохой успеваемостью детей в афроамериканских семьях. Последовали более поздние дебаты о том, различаются ли ассоциации между суровой дисциплиной и проблемами экстернализации у афроамериканских и европейско-американских детей.В основополагающем исследовании Дитер-Декард, Додж, Бейтс и Петтит (1996) обнаружили, что ожидаемая положительная связь между суровой дисциплиной и экстернализацией проблем наблюдается у детей европейского происхождения, но не у детей афроамериканцев. Кроме того, этот паттерн продлился до подросткового возраста (Lansford, Deater-Deckard, Dodge, Bates, & Pettit, 2004). Ряд исследований подтвердил эти выводы (Gunnoe & Mariner, 1997; McLeod, Kruttschnitt, & Dornfeld, 1994), хотя другие исследования не выявили этнических различий (Lau, Litrownik, Newton, Black, & Everson, 2006; McLoyd & Smith, 2002; Whiteside-Mansell, Bradley, Owen, Randolph, & Cauce, 2003).Еще больше усложняет картину то, что этнические различия иногда проявлялись только в оценках учителей экстернализации проблем (например, Deater-Deckard et al., 1996; Polaha, Larzelere, Shapiro, & Pettit, 2004). В рамках этого обсуждения также важно признать, что любые различия отражают не взаимоисключающие группы, а скорее средние различия внутри разнородных этнических групп. Имея это в виду, исследование включает оценки деструктивного поведения как родителями, так и учителями и, таким образом, может дать дополнительную информацию о том, связаны ли предыдущие результаты с источником данных, чтобы понять, ослабляет ли этническая принадлежность связи между родительскими методами (в частности, жесткое воспитание) и деструктивным поведением. поведение.

Настоящее исследование расширяет предыдущее исследование, сосредоточив внимание на одновременных и лонгитюдных связях между девиантным поведением сверстников, родительским поведением и деструктивным поведением в популяционной выборке молодых девушек. Таким образом, результаты имеют значение для понимания раннего развития этого поведения в малоизученной популяции, которая все больше привлекает внимание исследователей, практиков и политиков. Учитывая нехватку исследований девиантных сверстников среди молодых девушек, мы сначала сообщаем о распространенности и гендерной принадлежности этих аффилиаций.Затем мы определяем, существуют ли этнические различия в среднем уровне родительского поведения между афроамериканскими и европейскими американками. Затем мы оцениваем совместное влияние практики воспитания и правонарушений сверстников, а также рассматриваем одновременное и независимое влияние на деструктивное поведение. Затем мы изучаем, варьируются ли проблемы поведения в зависимости от гендерного состава сверстников, о которых сообщается о склонности к проблемам, контролируя уровень правонарушений сверстников и изучая, смягчает ли правонарушения сверстников влияние гендерного состава на деструктивное поведение.Наконец, мы определяем, демонстрируют ли стратегии воспитания сходные паттерны связи с деструктивным поведением европейских и афроамериканских девочек. Основываясь на предыдущих исследованиях, мы предполагаем, что жесткое воспитание, плохое общение родителей и детей и ограниченное время вместе, низкая родительская теплота и правонарушения сверстников будут связаны с деструктивным поведением. Мы также предполагаем, что девочки, чьи сверстницы, склонные к проблемам, являются смешанными, будут демонстрировать более высокий уровень проблем поведения. Учитывая двусмысленный характер данных об этнических различиях в воспитании детей, у нас нет конкретных гипотез.

Результаты

Описание

Центральный вопрос касается того, в какой степени молодые девушки сообщают о том, что их друзья вовлечены в преступную деятельность. Большинство девушек сообщили, что одна или несколько их подруг были вовлечены в какую-либо девиантную деятельность; в возрасте 7 и 8 лет 68% и 70% девочек сообщили, что по крайней мере один из их друзей был вовлечен в любое из десяти правонарушений. По отдельным пунктам наблюдалась значительная вариабельность, при этом сообщения о правонарушениях сверстников варьировались от 7% (т.например, 93% сообщили «нет») до 52% (т. е. 48% сообщили «нет») по различным типам поведения. Одобрение правонарушений сверстников было самым высоким для более мелких правонарушений, таких как наличие друзей, которые «лгали и не слушались» (48% и 52%) и которые «били других детей» (41% и 46%). Тем не менее, примерно 1 из 10 девочек сообщила, что по крайней мере одна из их подруг была вовлечена в более серьезные поступки, такие как употребление алкоголя и воровство. 4

Далее мы представляем описательные данные о поле сверстниц правонарушителей посредством изучения частотного распределения переменной гендерного состава.По одобренным заданиям 39% девочек сообщили, что все их сверстницы-правонарушители были девочками (т. е. все одобренные задания были девочками, что дает суммарный балл 0). Гораздо меньшая часть (13%) сообщила, что все их сверстники-правонарушители были мальчиками. Остальные девочки – почти половина (48%) – сообщили о том, что среди них были и мальчики, и девочки (общий балл > 0 и < 1).

представляет средние значения, стандартные отклонения и корреляции для переменных исследования по этнической принадлежности. За некоторыми исключениями, общий образец ассоциаций не различался между афроамериканскими и европейскими американками.Связь между государственной помощью и просвещением родителей была значимой только для девочек европейского происхождения. Для сравнения, корреляция между отклонениями от сверстников и CD/ODD была значимой только для афроамериканских девочек. Шкалы воспитания показали корреляции между различными областями от низкой до умеренной. Связь между правонарушением сверстников и шкалой воспитания в целом была низкой. Корреляции между шкалами родительского воспитания и проблемами поведения/оппозиции были самыми высокими для низкой родительской теплоты и жесткой дисциплины.

Таблица 1

Учебные переменные: средства, стандартные отклонения, и корреляции по этнической принадлежности

0,12 0,06 0,11 90 -0.05

6 -0.09

6 0.10

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14
Европейская Америка. – Среднее 0,38 0,21 0,22 1,12 1,65 1.35 1.07 1.07 1.48 2,00 0.42 25.80 25.80 25.81 2,19 0.82
Европейские AME. – С.Д. 0,49 0,40 0,41 0,25 0,45 0,28 0,14 0,30 2,94 0,40 4,47 4,12 4,15 2,05
1. Обучение родителей 0.33 *** 0,05 0,05 -0,06 -0,09 0,10 0,07 0,12 -0,00 0,03 0,10
2. Общественный Помощь 0.09 0,16 * 0,07 0,07 -0.01 -0.03 -0.09 -0.00 -0.00 -0.00 0.10 0,01 0,08 0,16 * 0.01
3. Один родитель 0,05 0,13 * 0,17 * 0,10 0,07 0,09 0,08 0,04 0,07 0,10 0.08 0.21 ** 0.15 *
4. Коммуникация родителей ребенка 0,12 * 0,05 0.12 * 0,46 *** 0,17 ** 0.23 *** 0.07 0.13 0,13 0.01 0,05 0,13 * 0,20 * 0.20 * -0.09
5. Родитель-детское время вместе 0,01 -0,05 -0,05 0.34 *** 0.29 *** 0,17 ** -0.02 -0.02 -0.02 0.08 0,14 0.17 ** 0.11 0,03
6. Позитивное воспитание −0.01 -0.03 -0.03 0.01 0.21 *** 0.25 *** 0.05 -0.03 -0 0,03 0,03 0.03 0.00 0,03 -0,06
7. Родительское тепло 0.12 * 0.07 0,07 0.34 *** 0.36 *** 0.18 ** 0,07 -0,06 -0,01 0,01 0,01 0,18** 0.29 *** 0.21 ** 0.16 *
8. Грубая дисциплина
-0 0.09 0.09 0.04 0,14 * 0,09 0,02 0,06 0,14 0,11 0,17 ** 0,09 0,11
9. Peer deviance- возраст 7 0,10 0,11 0,12 * 0,02 0,01 -0.07 0.04 0.0.13 * 0.17 0,00 0.05 -0.09
10. Гендер состав-предприниматель -0,07 -0,01 -0,01 0.15 * -0.06 -0.15 * -0.11 -0.12 -0.12 -0.12 -04 -04 -04 -04 0.03
11.CD / нечетные родители / Рейтинги от детей 7 0.04 0,17 ** 0,18 ** 0,09 0,07 0.10 0.25 *** 0.21 *** 0.26 ** * -0.09 0.57 *** 0,17 * 0.22 ***
12. CD / нечетные родители / Рейтинги от детей — Возраст 8 0.07 0.11 0.11 0,14* 0,12* 0,10 0,03 0,22*** 0.19 *** 0.18 ** 0.03 0.03 0.65 *** 0.13
13. Рейтинги CD / Lend-Peacter — Age 7 0.01 0.01 0.14 * 0.04 -0.04 -0,0145 -0.01 -0.00 -0.00 -0.00 -0.00 0.14 * -0.14 * 0.23 *** 0.20 ** 0,42 ** *
14. CD/ODD-рейтинг учителей-возраст 8 0.09 0.04 0.04 0.14 * 0.08 0.10 0,01 0,14 * 0,14 * 0,05 0,18 ** -0.05 -0,05 0.26 *** 0.19 ** 0.56 ***

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14
Африканский аме.- Среднее 0,56 0,40 0,57 1,29 1,74 1,35 1,16 1,67 5,16 0,38 26,46 26,28 4,61 2,52
Африканский Ame . – С.Д. 0.50 0.49 0.49 0.50 0.42 0.57 0.52 0.32 0,23 0,23 0.31 5.51 5.51 5.63 5,50 5,72 4,18

Нас также интересовало, сообщали ли родители афроамериканцев и американцев европейского происхождения о среднем уровне различий в методах воспитания. Используя двумерные t-тесты, родители афроамериканских девочек сообщили о более высоких баллах в трех из пяти областей: плохое общение, t (546) = -6,40, p <0,001, жесткое воспитание, t (546) = -7,14, p < 0,001 и низкое родительское тепло, t (546) = -5.65, р <0,001. Этнические различия не были очевидны для позитивного воспитания и совместного времяпрепровождения. Затем анализы были повторены с использованием дисперсионного анализа с учетом образования родителей, государственной помощи и статуса родителя-одиночки. Результаты соответствовали двумерным результатам.

Поведение родителей и девиантность сверстников как предикторы поведения/противоположного поведения

Для нашего первого исследовательского вопроса мы изучили поведение родителей и правонарушения сверстников как предикторы проблем поведения/оппозиции.Отдельные анализы были проведены для оценок родителей/детей и оценок учителей. Мы исследовали этот вопрос одновременно в возрасте 7 лет, а также лонгитюдно с воспитанием детей в возрасте 7 лет и отклонениями от сверстников в качестве предикторов проблем поведения/оппозиции в возрасте 8 лет, контролируя проблемы поведения/оппозиции в возрасте 7 лет (см. Ресурсы). Анализ контролировал этническую принадлежность, образование родителей, государственную помощь и статус родителя-одиночки. Были проведены одновременные регрессии со всеми переменными в модели одновременно.

Таблица 2

Таблица 2

Регистрация: родительское поведение и девизионные ассортименты и ассоциации с поведением / оппозиционные

5 9 CD / нечетные родительские / дочерние рейтинги 9 Ratings CD / нечетное учитель 6 возраст 70049 Возраст 8 Возраст: 7 Возраст 8 т β SE т β SE т β SE т β SE
Этническая принадлежность −2.78 ** -0,14 0,50 -1,25 -0,05 0,40 2,54 * 0,13 0,53 1,29 0,06 0,34 Низкий уровень образования -1.17 -1.17 -0.05 0.44 -0.32 -0.01 -0.01 -0 0.35

6 2.40 * * 0.11 0,47 0.55 0,02 0.30 Государственная помощь 1,47 0,07 0,50 0,37 0,01 0,40 -0,51 -0,02 0,52 1,43 0,06 0,33 Одно Родитель 2.20 * 0.10 0.10 0,48 0.08 0.08 0.00 0.39 0.39 2.60 ** 0.13 0.50 0.85 0,04 0,32 Связь -0,36 -0,02 0,73 0,66 0,03 0,58 1,02 0,05 0,75 -0,39 -0,02 0.46 Время вместе 0.61 0.03 0.03 0,03 0.49 0.49 0.03 0,03 0,03 -0149 -0,77 -0,04 0.51 1,44 0,07 0,33 Положительный родительских -1,48 -0,07 0,81 -0,16 -0,01 0,65 -0,88 -0,04 0,86 -1.82 -1.82 -0.09 0.54 Родительское тепло 3.82 *** 0.18 1.24 1.98 * 0,08 1.00 1,24 0,06 1,32 2,11 * 0,10 0,82 Суровые родительство 5,47 *** 0,24 0,70 3,44 *** 0.14 0.57 0.57 0.04 0.04 0.04 0.04 1.04 0,05 0.05 Peer Dev — Возраст 7 4,03 *** 0.18 0,05 0,95 0,04 0,04 2,32 * 0,11 0,05 1,56 0,07 0,03 CD / ODD — возраст 7 — — — — 13.39 *** 0.53 0.04 — — — 10.23 *** 0.45 0.03

Параллельный анализ в возрасте 7 лет показал, что низкая родительская теплота и жесткое воспитание были важными предикторами поведения/противоположных проблем девочек.Девочки, которые сообщили, что у них больше друзей-правонарушителей, также демонстрировали больше проблем с поведением/противодействием. Более строгая проверка последствий правонарушений сверстников и воспитания детей включала в себя проспективное изучение прогностических ассоциаций с контролем базовых уровней поведения/противоположных проблем. Эти результаты показали, что как жесткое воспитание, так и низкая родительская теплота в возрасте 7 лет продолжали предсказывать проблемы с поведением / оппозицией год спустя. Напротив, отклонение от поведения сверстников в возрасте 7 лет больше не предсказывало проблем с поведением/оппозицией через год.Результаты для других родительских доменов не были значимыми.

Прогнозирование рейтингов учителей выявило несколько иную модель связи между поведением родителей и отклонениями от сверстников и проблемами поведения/противодействия. Для параллельного анализа только правонарушения сверстников были связаны с оценками учителей поведения / оппозиционных проблем. Тем не менее, с учетом проблем с поведением/противодействием в возрасте 7 лет, только низкая родительская теплота в возрасте 7 лет предсказывала более высокие уровни проблем поведения/противодействия в возрасте 8 лет.Проспективные результаты по правонарушениям сверстников и другим областям воспитания не были значительными.

Прогноз поведения/проблем оппозиции на основе правонарушений сверстников и пола правонарушителей сверстников

Затем нас интересовало, наряду с уровнем правонарушений сверстников, влияет ли пол правонарушителей сверстников девочек на прогнозирование оппозиционного поведения/ вести проблемы. Кроме того, нас интересовало, усиливает ли пол правонарушителей сверстниц девочек влияние правонарушений сверстников на проблемы поведения/оппозиции.Как уже отмечалось, мы создали сводную оценку, которая указывала на гендерный состав их сверстников-правонарушителей, при этом более высокая оценка указывала на большее количество мальчиков, а более низкая — на большее количество девочек. Мы провели множественный регрессионный анализ в подвыборке девочек, сообщивших о наличии делинквентных сверстников. Независимыми переменными были правонарушения сверстников и гендерный состав сверстников-правонарушителей. Чтобы проверить модерацию, мы создали термин взаимодействия продукта правонарушений сверстников и гендерного состава сверстников-правонарушителей девочки.Мы исследовали эти прогностические отношения как одновременно в возрасте 7 лет, так и проспективно в возрасте 8 лет, контролируя проблемы поведения/противодействия в возрасте 7 лет (см. Ресурсы).

Таблица 3

Таблица 3

Этническая принадлежность в качестве модератора ассоциации между суровой дисциплиной и поведение / оппозиционные проблемы

Государственная помощь Один родитель 0,98 Положительный Воспитания 0,74 * Грубое родительских

4 0.80

1,13

4 1.77

Как и ожидалось, преступность сверстников была одновременно связана с детскими/родительскими оценками поведения/оппозиционных проблем, t (335) = 3.30, p <0,01. Гендерный состав сверстников-правонарушителей не способствовал предсказанию проблем поведения/оппозиции, t (335) = -1,74, нс . Кроме того, гендерный состав сверстников-правонарушителей не смягчал влияние правонарушений сверстников на проблемы поведения/оппозиции, t (335) = -0,92, нс . В проспективном анализе правонарушения сверстников в возрасте 7 лет больше не предсказывали оценки ребенка/родителя проблем поведения/оппозиции в возрасте 8 лет (с учетом предшествующих уровней поведения/проблем оппозиции, t (327) = 0.24, нс ). Продольные эффекты для гендерного состава, t (327) = 0,85, нс , и взаимодействия правонарушений сверстников и гендерного состава, t (327) = 1,10, нс , также не были значимыми. Для прогнозирования оценок учителями проблем поведения/оппозиции одновременные и предполагаемые результаты для всех переменных были незначимыми (основной эффект правонарушений сверстников — возраст 7 лет: 90 694 t 90 695 (307) = 1,83, 90 694 нс 90 695; возраст 8: 90 694 t 90 695 (273) = 1.28, нс ; основной эффект пол сверстников-правонарушителей – возраст 7 лет: t (307) = −0,35, нс; возраст 8 лет: т (273) = -0,04, нс ; взаимодействие этих двух переменных — возраст 7 лет: t (307) = -0,35; 8 лет: t (273) = −0,04, нс .

Этническая принадлежность как модератор связи между родительским поведением и поведением/оппозиционными проблемами

Для нашего последнего исследовательского вопроса мы изучили, влияет ли этническая принадлежность на связь между родительскими практиками и поведением/оппозиционными проблемами, как одновременно в возрасте 7 лет, так и в лонгитюдном прогнозировании 8 лет (управление для 7 лет поведением/оппозиционными проблемами).В соответствии с предыдущими исследованиями (Deater-Deckard et al., 1996) мы протестировали модерацию, создав интерактивный термин этнической принадлежности (европейцы-американцы против афроамериканцев) и поведения родителей. Мы запустили отдельные модели для оценок проблем поведения/оппозиции родителей/ребенка и учителей.

Для оценок родителей/детей результаты параллельной модели показывают, что суровая дисциплина и низкая родительская теплота в значительной степени связаны с более высокими уровнями проблем поведения/оппозиции (см. Таблицу 4).Однако связь между практикой воспитания детей и проблемами поведения/оппозиции не ограничивалась этнической принадлежностью. Другими словами, влияние родительского поведения на проблемы с поведением/оппозицией, по-видимому, одинаково действует на девочек европейско-американского и афро-африканского происхождения. 5 Согласно проспективному анализу, низкая родительская теплота продолжала оказывать значительное и возрастающее влияние на проблемы с поведением/противодействием в возрасте 8 лет, даже после учета проблем поведения/противодействия в возрасте 7 лет.Кроме того, взаимодействие этнической принадлежности и позитивного воспитания было значительным. Затем мы провели регрессионный анализ отдельно для европейских и афроамериканских девочек. Влияние позитивного воспитания на проблемы поведения / оппозиции не было значительным для обеих этнических групп (американцы европейского происхождения: 90 694 t 90 695 (1233) = 1,76, 90 694 ns 90 695, афроамериканцы 90 694 t 90 695 (1 298) = -1,49, 90 694 ns 90 695) .

Для оценки педагогами проблем поведения/оппозиции ни основные эффекты воспитания, ни взаимодействие воспитания с этнической принадлежностью не были значимыми ни для параллельного, ни для перспективного анализа.

Обсуждение

Это исследование расширяет предыдущее исследование, проведенное на мальчиках, в ходе изучения процессов риска сверстников и родителей, связанных с возникновением деструктивного поведения в детстве, в большой, этнически разнообразной выборке 7-8-летних девочек. Как и в случае с мальчиками, факторы риска сверстников и родителей оказались важными предикторами развития деструктивного поведения среди девочек. Таким образом, результаты информируют небольшую, но растущую базу знаний о раннем развитии этого поведения среди очень малоизученной выборки.

Было обнаружено, что два конкретных аспекта воспитания способствуют предсказанию раннего деструктивного поведения – низкая родительская теплота и суровая дисциплина. Эти результаты подтверждают утверждения о том, что процессы риска антиобщественного поведения девочек аналогичны процессам, наблюдаемым у мальчиков (Moffitt, 1993; Webster-Stratton, 1996). Важность этих родительских доменов дополнительно подтверждается более строгим тестом предполагаемых ассоциаций. Даже после учета предшествующих уровней разрушительного поведения (что объясняло большую часть дисперсии), жесткое воспитание и низкая родительская теплота в возрасте 7 лет продолжали предсказывать разрушительное поведение год спустя.

Эти результаты подтверждают важность этих двух областей воспитания в адаптации детей (Bradley & Corwin, 2007; Denham, Workman, Cole, Weissbrod, Kendziora, & Zahn-Waxler, 2000). Жесткое обращение со стороны родителей служит образцом агрессивного поведения и способствует принудительному взаимодействию родителей и детей (Reid, Patterson, & Snyder, 2002). Кроме того, дети усваивают стандарты поведения, а также когнитивную и эмоциональную модуляцию, подвергаясь жесткому взаимодействию с родителями, такому как крик, споры и пощечины.Таким образом, карательная, негативная дисциплина со стороны родителей приводит к когнитивной и эмоциональной дисрегуляции у детей и проявлениям гнева и неповиновения (Dodge & Pettit, 2003; Grolnick & Farkas, 2002). Еще одним фактором, способствующим поведенческой и эмоциональной дисрегуляции детей, является отсутствие родительской теплоты. Неспособность родителей установить теплые, поддерживающие отношения со своим ребенком препятствует развитию эмоционального понимания и сочувствия (Denham et al., 2000; Olson, Sameroff, Kerr, Lopez, & Wellman, 2005).Это отсутствие чувствительности препятствует способности детей разделять и учитывать чувства других, что еще больше затрудняет общение и сотрудничество между родителями и детьми. И, как показано в этом исследовании, эти две области воспитания ортогональны друг другу, и каждая из них вносит уникальный вклад в прогнозирование деструктивного поведения.

Независимо от методов воспитания, правонарушения сверстников также вносят дополнительный вклад в деструктивное поведение девочек. Таким образом, результаты подтверждают документально подтвержденные результаты исследований подростков (например,г., Эллиот и Менар, 1996; Пратт и Каллен, 2000 г.; Warr, 2002), а также более поздние исследования детей младшего возраста (Snyder et al., 1997, Snyder et al., 2005). Тем не менее, более строгий проспективный тест прогностических ассоциаций, учитывающий исходные уровни проблем поведения/противоположности, не обнаружил влияния на правонарушения сверстников. Отчасти отсутствие проспективных результатов может быть связано с высокой временной стабильностью предшествующего поведения/противоположных проблем. Отсутствие лонгитюдных данных может также отражать отсутствие стабильности и постоянства в отношениях девочек-правонарушителей со сверстниками.В частности, в детстве самыми близкими и близкими друзьями девочек чаще всего являются девочки, а девочки реже совершают правонарушения, чем мальчики (Maccoby, 1998). Таким образом, делинквентные аффилиативы могут быть более периферийными и преходящими в сетях сверстников девочек и, следовательно, с меньшей вероятностью окажут длительное влияние на поведение. Тем не менее, мы видим доказательства одновременных ассоциаций с деструктивным поведением. Необходимы дальнейшие исследования, чтобы получить более глубокое понимание роли правонарушений сверстников в антиобщественном поведении девочек.

Что касается правонарушений сверстников, исследование также углубилось в характеристики этих аффилированных лиц, такие как тип поведения и пол сверстников. Связи со склонными к проблемам сверстниками не были редкостью — большинство девочек сообщили, что по крайней мере одна из их подруг была вовлечена в какую-либо преступную деятельность. Как и ожидалось, учитывая молодой возраст и пол выборки, эти склонные к проблемам сверстники, скорее всего, были вовлечены в мелкие правонарушения, такие как удары и несоблюдение требований.Менее ожидаемым, однако, было то, что значительное меньшинство девочек (около 1 из 10) сообщило, что у них есть друзья, которые были вовлечены в более серьезные правонарушения, такие как употребление алкоголя и воровство. Эти результаты свидетельствуют о необходимости признать далеко не безобидный характер отношений молодых девушек со сверстниками.

Результаты также выявили значительную изменчивость пола склонных к проблемам друзей девочек. Что касается отдельных делинквентных действий, почти половина девочек сообщили, что их сверстники-правонарушители были смесью девочек и мальчиков.Несколько меньшая доля, около 4 из 10, сообщила, что все их сверстники-правонарушители были девочками, а остальные сообщили, что все сверстники-правонарушители-мужчины. Эти выводы интригуют и, по-видимому, противоречат исследованиям в области развития, указывающим на сегрегированную по полу природу отношений детей со сверстниками (Maccoby, 1998; Thorne, 1993; Underwood, 2003). Основной принцип этих теорий заключается в том, что мальчики и девочки демонстрируют разные стили игры и культуры. Например, встречи девочек подчеркивают социальные отношения, в то время как социальные группы мальчиков сосредотачиваются на структурированных играх и деятельности.Следовательно, дети в среднем детстве демонстрируют социальные предпочтения в отношении однополых товарищей по играм, а группы их сверстников в значительной степени разделены по половому признаку. Одно из возможных объяснений этих результатов состоит в том, что девочки сообщали не столько о близких дружеских отношениях, сколько о более рассеянных, менее близких социальных связях. К сожалению, в исследовании не было более подробных показателей отношений со сверстниками, таких как качество дружбы, частота контактов, рейтинги номинации сверстников или структура сети сверстников.Таким образом, было невозможно установить относительное положение и важность этих аффилиативных связей, а также то, как сверстники-правонарушители были встроены в их более широкий социальный контекст. Тем не менее, результаты основаны на работе Snyder et al. (1997, 2005) в подтверждении того, что маленькие дети действительно связаны со сверстниками-правонарушителями, и в дополнение к литературным данным, показывающим, что девочки общаются со склонными к проблемам сверстниками обоих полов.

Несмотря на то, что у молодых девушек были сверстники-правонарушители, пол этих сверстников не влиял на их деструктивное поведение.Вместо этого результаты показали, что влияние на деструктивное поведение было связано с количеством правонарушителей среди сверстников, а не с тем, были ли эти сверстники мальчиками или девочками. Возможно, сверстники противоположного пола более склонны оказывать влияние в раннем подростковом возрасте по сравнению с детством, когда социальные связи девочек характеризуются более близкими однополыми друзьями, которые будут менее асоциальны, чем партнеры-мужчины (Maccoby, 1998). Для сравнения, при переходе к подростковому возрасту принадлежность к однополым группам сверстников смещается к разнополым, а романтические партнеры появляются как новые, заметные контексты отношений (Brown, 1999; Connolly, Furman, & Konarski; 2000).Молодых подростков особенно привлекает очарование этого нового социального контекста, а принадлежность к противоположному полу может представлять собой возможность участвовать в незнакомом, но соблазнительно рискованном поведении (Giordano, Manning, & Longmore, 2005; Shulman & Scharf, 2000). Эти сети сверстников также включают в себя смесь антисоциальных и просоциальных сверстников, и дети по-разному подвержены влиянию людей в своих социальных сетях (Haynie, 2002).

Еще одним вкладом этого исследования является изучение результатов родительской практики в этнических группах.Полученные здесь данные не подтверждают дифференциальных ассоциаций между суровым воспитанием детей и деструктивным поведением, и все тесты умеренности были незначимыми. Трудно согласовать двусмысленные результаты, полученные в различных исследованиях. Поскольку первоначальные выводы Deater-Deckard et al. (1996), в ряде других исследований эти результаты не подтвердились (Kilgore, Snyder, & Lentz, 2000; Polaha et al., 2004; Whiteside-Mansell et al., 2003). Особого внимания заслуживают результаты популяционной выборки (Национальное молодежное исследование; McLoyd & Smith, 2002) и большой многоэтапной выборки детей, подвергшихся жестокому обращению (Продольные исследования жестокого обращения с детьми и безнадзорности [LONGSCAN]; Lau et al., 2006). Ясно, что необходима дополнительная работа, чтобы оценить возможность обобщения связей между воспитанием детей (в частности, жесткой дисциплиной) и деструктивным поведением в разных этнических группах. Что еще более важно, необходимы исследования, которые выходят за рамки вопроса этнической принадлежности как модератора к более детальному изучению значения и намерения воспитания детей в разных этнических группах и того, как это проявляется в реальном поведении (Mason et al., 2004). Таким образом, важно различать контекст и значение родительского поведения и то, как когнитивные и аффективные интерпретации связаны с адаптацией детей (Лэнсфорд, Чанг, Додж, Мэлоун, Обуру, Палмерус и др., 2005). Более того, внутри группы не следует исходить из предположения об однородности, и необходима работа по изучению моделей ассоциации внутри этнических групп (Hill, 2006). Таким образом, исследования могут раскрыть внутригрупповые отношения между этническими, социально-экономическими и культурными факторами и то, как взаимодействие между этими характеристиками влияет на результаты детей.

За некоторыми исключениями, методы воспитания и правонарушения сверстников не были значимыми предикторами оценки учителями деструктивного поведения. Отчасти это может отражать источник данных.Другими словами, можно было бы ожидать более сильных ассоциаций, когда оценки родителей влияли как на переменные предиктора, так и на переменные результата, по сравнению с тем, когда результат основывался на оценках учителей. Кроме того, функционирование ребенка в домашних и школьных условиях может различаться по системе взглядов и поведению. Хорошо известно, что оценки поведения детей родителями и учителями коррелируют лишь от низкой до умеренной (Achenbach, McConaughy, & Howell, 1987; Youngstrom, Loeber, & Stouthamer-Loeber, 2000).Учителя чаще оценивают детей на основе одноклассников того же возраста, тогда как оценки родителей могут отражать разные поведенческие ожидания, ценности и другие фоновые характеристики. Кроме того, поведение детей может различаться в семье и в школе, и дети могут плохо себя вести только в одном месте (Mattison, Carlson, Cantwell, & Asarnow, 2007).

Исследование имеет ряд ограничений. Во-первых, в это исследование были включены только девочки, и поэтому мы не смогли сделать каких-либо выводов о том, сходны или различны эти паттерны с мальчиками.Кроме того, не было данных о других важных одноранговых доменах, которые, как было показано, вносят важный вклад в антиобщественную активность. В частности, исследование не включало социометрические или социальные сетевые показатели, которые могли бы обеспечить более детальный анализ отторжения сверстниками, общую долю сверстников-мужчин, а также относительную центральность и общую долю просоциальных и антисоциальных сверстников. Измерение отклонений от сверстников также основывалось на рассказах девочек о своих друзьях, и такие оценки смешаны с восприятием ребенком собственной причастности к проблемному поведению (Bagwell, Coie, Terry, & Lochman, 2000).Наши выводы также были частично основаны на параллельных данных, которые ограничивают вывод или любые причинно-следственные влияния. В результате эти данные ограничены в той степени, в которой они могут выходить за рамки предположений о прогностических связях, достойных дополнительного исследования. Действительно, исследования показали взаимное влияние между практикой воспитания и поведением детей, и родители могут реагировать на деструктивное поведение девочек, становясь все более резкими и негативными (Huh, Tristan, Wade, & Stice, 2006; Laird et al., 2003).

Несмотря на эти ограничения, большая популяционная выборка и молодой возраст девочек делают эти выводы важными. Полученные данные подтверждают важный вклад жесткого воспитания и низкой родительской теплоты в деструктивное поведение девочек. Результаты также способствуют дискуссии об этнических различиях в ассоциациях между родительским поведением и разрушительным поведением, поскольку не удается найти различия между афроамериканскими и европейскими американками.Эти данные также свидетельствуют о том, что в детстве у девочек присутствуют связи со склонными к проблемам сверстниками, и подтверждают необходимость внимания к этой проблеме в более раннем возрасте, чем это является нормой в настоящее время.

Seite wurde nicht gefunden. — SozTheo

Seite wurde nicht gefunden. — СозТео

Не показывать файлы cookie на веб-сайте. Einige von ihnen sind essenziell, während andere uns helfen, diese Website und Ihre Erfahrung zu verbessern. Wenn Sie unter 16 Jahre alt sind und Ihre Zustimmung zu freiwilligen Diensten geben möchten, müssen Sie Ihre Erziehungsberechtigten um Erlaubnis bitten.Мы используем файлы cookie и другие технологии на веб-сайте. Einige von ihnen sind essenziell, während andere uns helfen, diese Website und Ihre Erfahrung zu verbessern. Personenbezogene Daten können verarbeitet werden (z. B. IP-Adressen), z. B. für personalisierte Anzeigen und Inhalte oder Anzeigen- und Inhaltsmessung. Weitere Informationen über die Verwendung Ihrer Daten finden Sie in unserer Datenschutzerklärung. Sie können Ihre Auswahl jederzeit unter Einstellungen widerufen oder anpassen.

Datenschutzeinstellungen

Все активы

Шпайхерн

Абленен

Individuelle Datenschutzeinstellungen

Информация о файлах cookie Datenschutzerklärung Импрессум

Datenschutzeinstellungen

Wenn Sie unter 16 Jahre alt sind und Ihre Zustimmung zu freiwilligen Diensten geben möchten, müssen Sie Ihre Erziehungsberechtigten um Erlaubnis bitten.Мы используем файлы cookie и другие технологии на веб-сайте. Einige von ihnen sind essenziell, während andere uns helfen, diese Website und Ihre Erfahrung zu verbessern. Personenbezogene Daten können verarbeitet werden (z. B. IP-Adressen), z. B. für personalisierte Anzeigen und Inhalte oder Anzeigen- und Inhaltsmessung. Weitere Informationen über die Verwendung Ihrer Daten finden Sie in unserer Datenschutzerklärung. Sie können Ihre Auswahl jederzeit unter Einstellungen widerufen oder anpassen.Он нашел Sie eine Übersicht über alle verwendeten Cookies. Sie können Ihre Einwilligung zu ganzen Kategorien geben oder sich weitere Informationen anzeigen lassen und so nur bestimmte Cookies auswählen.

Datenschutzeinstellungen
антиобщественные поведения-родительские / дочерние рейтинги рейтинги по поведению преподаваний
AGE 7 AGE 8 AGE 7 AGE 7 AGE 8
T β SE T β SE T β SE T β ЮВ
Этническая принадлежность −1.38 -0,47 3,51 1,35 0,39 2,72 1,98 * 0,76 3,85 -1,23 -0,45 2,44
Низкий уровень образования -0,84 -0,04 0,44 0,37 0,01 0,34 2,65 ** 0,13 0,47 0,68 0,03 0,31
2.53 * 0,11 0,48 0,93 0,03 0,37 -0,38 -0,02 0,52 1,83 0,08 0,34
2,61 * * 0.12 0.12 0,47 -0.18 -0.01 0.37 0.37 5 2,83 ** 0,14 0.51 0.32 0,06 0.33
Связь -0,88 -0,08 1,34 0,13 0,01 1,03 0,46 0,05 1,58 -0,29 -0,03
Время вместе 1.42 0,42 0,77 0.77 0.04 0.04 0.0.03 0.0.03 0.0.10 0.0.10 0.01 0.94 0.04 0.03 0.58
-0,69 -0,05 1,12 1,70 0,09 0,86 -0,18 -0,01 1,20 -1,67 -0,11
Родительское тепло 2.03 * 0.16 2,08 2.08 2.67

5

2.67 ** 0,17 1.60 1.74 0.15 2.29 0,51 0,04 1,41
2,84 ** 0,17 0,97 1,60 0,08 0,75 0,42 0,03 1,04 0,57 0.04 0.04 0.65
Этническая принадлежность × Общение 0,79 0,79 0,60145 0,60145 0.55 0,10 0,10 1.21 0.12 0,03 1,81 0,22 0,05 1,12
× Этнос время вместе -1,46 -0,27 1,00 -0,09 -0,01 0,78 -0,61 -0.13 1.22 1.22 1.22 0,25 0.25 0.25
-0.43 -0.09 — 29 -2.28 * -0.42 1,24 -0,87 -0,21 1,72 -0,16 -0,04
Этнос × родительская теплота 1,14 0,34 2,57 -1,21 — 0.30 1.97 -1.08 -0.36 0.93 0.92 0.29 0.29 0,29
1.21 0.28 1.38 0,92 0,18 1,07 0,11 0,03 1,47 0,25 0,06 0,93
Проведение / оппозиционным 15.10 *** 0.55 0.55 0.03 8.97 *** 0.40 0.08
Имя Печенье Борлабс
Анбитер Eigentümer dieser Сайт, выходные данные
Цвек Speichert die Einstellungen der Besucher, die in der Cookie Box от Borlabs Cookie ausgewählt wurden.
Имя файла cookie borlabs-cookie
Печенье Laufzeit 1 Яр
Акцептьерен OpenStreetMap
Имя OpenStreetMap
Анбитер Фонд Openstreetmap, Инновационный центр Сент-Джонс, Коули-роуд, Кембридж CB4 0WS, Великобритания
Цвек Wird verwendet, um OpenStreetMap-Inhalte zu entsperren.
Datenschutzerklärung https://wiki.osmfoundation.org/wiki/Privacy_Policy
Хост(ы) .openstreetmap.org
Имя файла cookie _osm_location, _osm_session, _osm_totp_token, _osm_welcome, _pk_id., _pk_ref., _pk_ses., qos_token
Печенье Laufzeit 1-10 лет

Datenschutzerklärung Импрессум

Сила положительных отклонений

Тем из нас, кто работает в некоммерческих организациях, есть чему поучиться у частного сектора в отношении постановки конкретных целей и измерения отдачи от инвестиций.Но деловой мир также может многому научиться на нашем опыте. В конце концов, некоммерческим организациям часто приходится проводить широкомасштабные усилия по управлению изменениями в самых сложных условиях с максимально возможными ставками.

Показательный пример: за последнее десятилетие организация «Спасите детей» активно участвовала в усилиях, направленных на то, чтобы помочь вьетнамцам сократить детское недоедание в их сельских деревнях. Мы создали модельную программу, которая оказала глубокое влияние на жизнь 2 миллионов человек.В ходе проекта мы также многое узнали о том, что нужно, чтобы изменить поведение сообщества.

В отличие от традиционных усилий по развитию, которые концентрируются на привлечении необходимых ресурсов извне, мы стремились найти решение проблемы недоедания внутри пострадавших общин. Тесно сотрудничая с жителями нескольких деревень в провинции Тханьхоа, мы сначала разыскали очень бедные семьи, которым удалось избежать недоедания. Хотя родители в этих семьях имели доступ к ресурсам не больше, чем их соседи, они каким-то образом находили достаточно еды, чтобы поддерживать здоровье своих детей.Изучая поведение этих людей, положительных девиантов в сообществе, мы надеялись найти местные стратегии борьбы с недоеданием.

И это именно то, что мы нашли. Оказалось, что матери в этих семьях каждый день ходили на близлежащие рисовые поля и собирали крошечных креветок и крабов, которые они добавляли вместе с зеленью сладкого картофеля в еду своих детей. Они также кормили своих детей три или четыре раза в день, а не два раза в день, как это было принято.Моллюски и зелень были легко доступны и их можно было брать бесплатно, но общепринятая деревенская мудрость считала эти продукты неподходящими для маленьких детей. Таким образом, было ясно, что для немедленного решения проблемы недоедания не требуется много денег или других внешних ресурсов; для этого просто требовалось, чтобы члены сообщества изменили свое поведение и начали подражать позитивным девиантам среди них.

Основываясь на результатах нашего исследования, мы запустили программу, чтобы продемонстрировать всем матерям ценность моллюсков и зелени и частого кормления.В течение первых двух недель программы участвующие матери должны были добывать креветки, крабов и зелень и приносить их на ежедневные занятия, где они учились готовить их для своих детей. Практическое обучение окупилось: по прошествии двух недель матери увидели, что новые продукты не вызывают у их детей болезней; на самом деле, они уже могли видеть, как их дети становятся здоровее. Они продолжали собирать новые продукты и использовать их в приготовлении пищи.В течение двух лет 80% детей, участвующих в проекте, перестали страдать от недоедания.

С тех пор «Спасите детей» развернули эту модель во многих других деревнях в 20 вьетнамских провинциях. В некоторых деревнях основными продуктами питания были те же моллюски и зелень, а в других — арахис, семена кунжута или сушеная рыба. Тип питания не главное. Важно определить соответствующие положительные отклонения в каждом местном сообществе, а затем заставить всех перенять это поведение.Сообщество, другими словами, лечит само себя.

Поскольку подход с положительными отклонениями создает собственные решения, он предлагает три важных преимущества по сравнению с традиционными подходами, которые пытаются навязать решения извне. Во-первых, прогресс достигается быстро, не требуя большого объема внешнего анализа или ресурсов. Во-вторых, получаемые выгоды могут сохраняться, поскольку решение проблемы находится внутри сообщества. И в-третьих, этот подход можно применять широко — позитивные девианты есть практически в каждом сообществе.Организация «Спасите детей» использовала этот подход для решения проблемы недоедания во многих других развивающихся странах, включая Бангладеш, Бутан, Египет, Мали, Мозамбик и Непал. И другие организации развития используют этот подход для решения таких различных социальных проблем, как этнические конфликты и распространение СПИДа.

Предприятия не страдают от таких серьезных проблем, как недоедание. Но они часто страдают от изнурительных проблем, связанных с поведением их людей. И они часто тратят огромное количество времени и денег на решение этих проблем.Однако большинство корпоративных усилий по изменению напоминают традиционные усилия по развитию: они сосредоточены на определении потребностей организации, а затем пытаются удовлетворить эти потребности, внедряя ресурсы и «лучшие практики» извне. Однако часто члены организации сопротивляются внешним решениям, и желаемый прирост производительности оказывается либо недостижимым, либо мимолетным.

Опыт организации «Спасите детей» побуждает нас предложить совершенно иной подход: ищите позитивных девиантов в вашей организации — тех людей, которые демонстрируют желаемый уровень производительности, — и попытайтесь понять, что отличается от их поведения.Именно здесь вы, вероятно, обнаружите ключи к реальным изменениям — изменениям, которые принимаются организацией и приносят немедленные и устойчивые выгоды.

Версия этой статьи появилась в выпуске Harvard Business Review за январь–февраль 2000 г.

Positive Deviant

Если и есть профессия, которая обязана своим существованием новой экономике, так это художник перемен. Художники изменений могут принимать различные формы: это мужчины и женщины из консалтинговых фирм мирового класса, которые приходят в компании со своими запатентованными программами изменений.Это профессора бизнес-школ, которые пишут книги с рекомендациями о предложениях последних изменений.

А иногда они являются мотивационными спикерами, которые выступают перед корпоративной аудиторией и страстно призывают к новым начинаниям и вере в себя.

Художники по изменению приезжают в город, предлагают свою мудрость, получают гонорары, а затем отправляются домой, где они создают новые предложения, проводят больше исследований и пишут больше книг. Во времена головокружительных перемен программы перемен — это растущая отрасль.И неудивительно, что эти программы изменений почти никогда не работают. Консультанты уходят, и компания возвращается к прежней форме. Книгу читают, может быть, даже раздают по кругу, и компания возвращается к прежней форме. Мотивационный оратор уходит под аплодисменты, и компания возвращается в прежнее русло.

Возможно, говорит Джерри Стернин, проблема не во внешних экспертах и ​​не в компании. «Традиционная модель социальных и организационных изменений не работает, — говорит 62-летний Стернин. — Никогда не работала. Вы не можете принести постоянные решения извне.«Возможно, проблема заключается во всей модели того, как на самом деле могут происходить изменения. Возможно, проблема в том, что вы не можете импортировать изменения извне внутрь. Вместо этого вам нужно найти небольшие, успешные, но «отклоняющиеся» практики, которые уже работают в организации, и усилить их. Может быть, только может быть, ответ уже жив в организации — и изменения приходят, когда вы его найдете.

По крайней мере, так думает Стернин. И он должен знать — не потому, что он берет с корпораций миллионы долларов, чтобы провести их через усилия по изменению, а потому, что он помог спасти тысячи детских жизней, приняв подход к изменениям, который намеренно, решительно, резко и успешно бросает вызов общепринятым. мудрость.

Подход Стернина восходит к работе, проделанной Мариан Цейтлин в Университете Тафтса в конце 1980-х годов. В то время Цейтлин проводил исследования в больницах развивающихся сообществ, чтобы выяснить, почему небольшая горстка недоедающих детей — «девиантов» — чувствует себя намного лучше, чем большинство. Что позволило некоторым детям реабилитироваться быстрее, чем другим?

Из этого исследования возникла идея «усиления положительных отклонений» — теория, которую Стернин и его жена Моник проверили в 1990-х годах в совершенно другой обстановке: во Вьетнаме.В качестве сотрудников организации «Спасите детей» Стернины помогли создать вьетнамское отделение организации в ответ на просьбу вьетнамского правительства помочь в борьбе с проблемой недоедания в деревнях страны. Но оказавшись там, прием, оказанный Стерниным и «Спасите детей» вьетнамским правительством, был далеко не сердечным: у них было шесть месяцев, чтобы добиться результатов, а затем пришло время отправиться домой.

Столкнувшись с трудной задачей и невыполнимыми временными рамками, Стернин нашел нестандартное решение: усилить положительное отклонение.«Мы называем расхожее мнение о недоедании «верным, но бесполезным» или «необходимым», — говорит Стернин, сидя высоко над Уайт-Понд, недалеко от Уолден-Понд, недалеко от Бостона. Стернин находится в одном из своих кратких визитов в свой дом в Соединенных Штатах, прежде чем вернуться к своей работе в организации «Спасите детей» в Мьянме. «Все дело в плохих санитарных условиях, невежестве, схемах распределения продуктов питания, бедности и отсутствии доступа к хорошей воде. Миллионы детей не могут дождаться решения этих проблем. Пока вы там, все улучшается, но как только вы уходите, все возвращается к исходному уровню.Ничего не изменилось. Решения за вами. Ресурсы принадлежат вам. Когда ты уходишь, все остальное уходит вместе с тобой».

Когда Стернин и его жена впервые приехали во Вьетнам, почти половина детей в стране недоедали. Модель TBU просто не сработала — не за те шесть месяцев, что им нужно было что-то изменить. Наполовину в отчаянии, наполовину вдохновенно Стернин обратился к теории усиления положительных отклонений: в каждом сообществе, организации или социальной группе есть люди, чье исключительное поведение или практика позволяют им добиваться лучших результатов, чем их соседи с такими же ресурсами. .Сами того не осознавая, эти «позитивные девианты» открыли путь к успеху для всей группы — то есть, если их секреты можно проанализировать, изолировать, а затем поделиться с остальной группой.

Во Вьетнаме Стернин доказал, что теория работает. Теперь он распространяет информацию по всему миру. Новаторская работа, которую он проделал во Вьетнаме, послужила образцом для реабилитации десятков тысяч детей в 20 странах.

Сам Стернин оказался положительным девиантом.Некоторые консультанты и компании, которые они обслуживают, начинают прислушиваться. Модель изменений тестируется в Hewlett-Packard и ряде других компаний. Процесс не сложный и не эзотерический. Когда люди узнают, как это работает, говорит Стернин, правда кажется очевидной. «Это так изысканно просто, — говорит он. «Как только вы это слышите, происходит автоматическое узнавание: «О, да, конечно».

Основываясь на подробном интервью Fast Company, Джерри Стернин описывает шаги, которые нужно предпринять, чтобы принять позитивное отклонение в качестве программы изменений.

Шаг первый: не думайте, что у вас есть ответ.

«Мы были как сироты в аэропорту, когда прибыли во Вьетнам, — говорит Стернин. «Мы понятия не имели, что будем делать. У нас не было мании величия. Наше отношение было таким: «Боже мой, что произойдет?»

Когда Стернин и его жена прибыли в Ханой, они начали с чистого листа, с ума новичка. Они были готовы слушать, а не говорить. Они мало знали о Вьетнаме, но были уверены, что единственный способ придумать план борьбы с недоеданием — обнаружить его в самой вьетнамской деревенской культуре.

Стернины вместе с вьетнамским персоналом организации «Спасите детей» и вьетнамским волонтером по имени Нгуен Тхань Хиен помогали матерям выявлять положительных девиантов в своих деревнях — матерям, чьи дети не страдали от недоедания, матерям, которые открыли способы кормления и ухода для своих детей эффективно. Затем они позволили всем остальным в деревне практиковать такое поведение для выживания самостоятельно.

Шаг второй: не думайте об этом как о званом обеде.

Многие программы изменений подчеркивают важность межведомственных команд.Подход Стернина придерживается противоположного подхода: при определении сообщества, которое вы хотите изменить, вы не должны смешивать людей из разных социальных групп или отделов. Ваша цель не должна состоять в том, чтобы создать оживленную беседу между разными людьми, и вы не должны смешивать и подбирать людей, чтобы дать толчок потоку творческих идей. Все в группе, которым вы хотите помочь измениться, должны идентифицировать себя с другими в группе. Все должны сталкиваться с одинаковыми проблемами и полагаться на один и тот же набор ресурсов, чтобы найти ответы.Если члены группы не считают себя работающими над одинаковыми задачами с одинаковым набором ресурсов, позитивное отклонение не сработает.

«Нельзя найти человека, чей дядя в соседней деревне дает семье бесплатное лекарство», — говорит Стернин. «Это решение подойдет не всем, потому что не у всех есть такой ресурс. Решение должно быть воспроизводимым. То же самое и в бизнесе. Если вы попытаетесь изменить поведение, чтобы увеличить продажи, продуктивность или общение, позитивное отклонение может сработать.Однако, когда вы определяете сообщество, вы должны быть осторожны, чтобы использовать определение, приемлемое для группы. Если группа чувствует, что вы выходите на улицу, туда, где все культурно отличается, то это просто еще один способ навязать лучшие практики, и вы не используете позитивное отклонение».

Шаг третий: Пусть они делают это сами.

Создайте ситуацию, в которой люди, в том числе те, кому необходимо изменить способ своей работы, смогут самостоятельно найти лучший способ делать что-то.Задавайте вопросы, но пусть группа сама найдет ответы. Разработайте руководящие принципы исследования, которые изолируют и анализируют поведение положительных девиантов внутри самой группы — и подчеркивают превосходные результаты, которых достигает исследование.

«Мы сказали: «Давайте проверим эту теорию», — говорит Стернин. «Мы побывали в четырех деревнях. Мы научили женщин составлять графики роста по возрасту и весу. Они составили список, а потом мы спросили их, не знают ли они детей в возрасте до трех лет из бедных семей, но хорошо питающихся.Пришел ответ: «Ко (произносится как «Гах»), ко, ко», — говорит Стернин, используя вьетнамское слово «да». «Тогда мы спросили: «Вы хотите сказать, что сегодня в этой деревне очень бедная семья может иметь хорошо питающегося ребенка?» И снова мы получили тот же ответ: «Ко, ко, ко».

Вьетнамские женщины были поражены открытием. Их реакция: пойдем посмотрим, что они делают — сегодня, пока ничего не изменилось. «Вот так все и начинается, — говорит Стернин.

Шаг четвертый: Определите общепринятое мнение.

Прежде чем вы сможете распознать, как позитивные девианты отклоняются от общепринятого мнения, вы должны сначала четко понять, что такое общепринятое поведение. Установите, чем занимается большинство членов группы. Разъясните общепринятое мнение среднего и большинства.

В случае с вьетнамскими детьми Стернин попросил своих деревенских добровольцев понаблюдать за тем, как все матери кормят своих детей. Общепринятое вьетнамское мнение заключалось в том, что некоторые продукты были низкосортной, обычной пищей, даже если эти продукты были питательными.В целом, матери активно не поощряли прием пищи. Некоторые считали, что кормить детей с диареей — нехорошая практика — еще один догмат общепринятого мнения, который привел к ухудшению состояния.

«Обыкновенная мудрость запрещает есть определенные виды питательных продуктов, — говорит Стернин. «Большинство людей были слишком заняты работой, чтобы принимать активное участие в кормлении своих детей. Они просто оставляли еду, и если она упадет на пол, дети могут ее съесть. Или они кормили своих детей один или два раза в день.Напротив, позитивные девианты кормили своих детей маленькими порциями много раз в день, потому что риса было столько, сколько мог удержать желудок голодающего ребенка».

Шаг пятый: Идентифицируйте и проанализируйте девиантов.

По мере того, как вы отслеживаете, как все люди в группе выполняют свои задачи, и когда вы начинаете перечислять общие черты поведения, позитивные девианты будут появляться естественным образом. В то же время станет ясно, что девианты нашли лучший путь; их результаты докажут это.Если вы эффективно определили свое сообщество (таким образом, что у всех есть один и тот же набор ресурсов), то люди, которым необходимо измениться, смогут увидеть, как это сделать, если вы поможете им выявить позитивных девиантов. Что не менее важно, они не будут чувствовать, что им навязали решение извне. Они сами откроют для себя новый способ ведения дел, сделав это своим открытием, а не вашим. Проанализируйте и перечислите набор моделей поведения, общих для девиантов. Выделите именно то, что делает их успешными.

Определенные практики стали очевидными среди положительных девиантов. Эти матери использовали альтернативные источники пищи, и их дети процветали. Кроме того, они отошли от общепринятого мнения в ряде других областей: кормление детей даже во время диареи у детей; чаще кормить детей; и следить за тем, чтобы дети действительно ели, а не надеяться, что дети сами возьмут на себя поесть.

«Позитивные девианты ходили на рисовые поля и собирали крошечных креветок и крабов, чтобы смешать их с рисом», — говорит Стернин.«Они также собирали зелень сладкого картофеля, которую принято считать низкопробной едой, и смешивали ее с рисом. Они дополняли углеводы белком и витаминами. А положительные девианты демонстрировали все виды заботливого поведения: частота кормления, активное кормление. Например, они кормили детей, у которых была диарея, хотя общепринятое мнение против этого».

Шаг шестой: Пусть девианты сами перенимают отклонения.

«Следующий шаг очень важен, — говорит Стернин.«Как только вы обнаружите девиантное поведение, не говорите о нем людям. Это не передача знаний. Речь не идет об импорте лучших практик откуда-то еще. Речь идет об изменении поведения. Вы разрабатываете вмешательство, которое требует и позволяет людям получить доступ к этим новым предпосылкам и действовать в соответствии с ними. Вы позволяете людям практиковать новое поведение, а не сидеть в классе, изучая его».

Стернин подчеркивает различие: не учите новым знаниям — поощряйте новое поведение. Пусть люди, обнаружившие отклонения, распространят информацию в своей группе.Не требуйте соблюдения новых практик, но предлагайте для этого стимулы.

Например, во Вьетнаме волонтер-медик приглашал от 8 до 10 матерей к себе домой для обучения приемам лечебного питания. В качестве платы за вход от матерей требовалось принести креветки, крабов и зелень сладкого картофеля. Затем волонтеры и матери использовали эти ингредиенты вместе с рисом, чтобы приготовить еду для всей группы. Спустя две недели сеанс закончился. Большая часть группы продолжала собирать креветки и зелень, а их дети продолжали выздоравливать.Те матери, чьи дети не прошли реабилитацию, могли повторно записаться и проходить двухнедельный процесс снова и снова, пока их дети не реабилитировались и поведение не вошло в привычку.

Шаг седьмой: Отслеживайте результаты и публикуйте их.

Следующий шаг программы «Спасите детей»: опубликуйте результаты, покажите, как они были достигнуты, и пусть другие группы поинтересуются ими. Отмечайте успех, когда вы его достигаете. Периодически возвращайтесь и наблюдайте, как изменились разные группы, и количественно отслеживайте результаты, чтобы показать, как работает положительное отклонение.Отбросьте общепринятые представления и постепенно изменяйте низкие ожидания, бесспорно демонстрируя результаты, которые приходят, если действовать по-другому.

«Это был бешеный успех, — говорит Стернин. «Мы увидели, что недоедание снизилось с 65% до 85% во всех деревнях за два года. Но это еще не все, что волнует: Гарвардская школа общественного здравоохранения приехала в четыре первоначальные деревни и провела независимое исследование. Они обнаружили, что дети, которые еще даже не родились, когда мы уезжали из деревень, получали точно такой же повышенный уровень питания, как и те, кто участвовал в программе, когда мы были там.Это означает, что поведение сохраняется».

Шаг восьмой: повторите шаги с первого по седьмой.

Сделать весь процесс цикличным. Как только люди обнаружат эффективные способы отклонения от нормы и когда эти методы станут общепринятой практикой, наступит время провести еще одно исследование, чтобы выяснить, как сейчас работают лучшие исполнители в группе. Скорее всего, они обнаружили новые отклонения от новой нормы. Колоколообразная кривая производительности продолжает двигаться вверх до тех пор, пока вы распределяете лучшие отклонения по кривой и продолжаете обнаруживать новые примеры положительных отклонений среди следующей группы лучших исполнителей.

Стернин провел свою программу положительного отклонения в общей сложности в 14 вьетнамских деревнях после успеха в первых 4. По мере роста программы она открывала новые решения в новых местах — семена кунжута, арахис, улитки. Ответы никогда не были одинаковыми. Разные решения выросли из разных почв. Но процесс остался прежним: находите оригинальные локальные ответы на проблему, а затем открывайте всем доступ к секретам.

«Спасите детей придумали живой университет», — говорит Стернин.«Мы взяли первые 14 деревень на разных этапах программы и превратили их в социальную лабораторию. Люди, которые хотели воспроизвести модель питания, приехали из разных уголков Вьетнама. Каждый день они ходили в этот живой университет, в эти деревни, трогали, нюхали, нюхали, смотрели, слушали. Они «выпускались», отправлялись в свои деревни и реализовывали процесс до тех пор, пока не доводили его до ума. Затем они использовали свою деревню как собственный мини-живой университет, чтобы расширить программу на местном уровне.По сути, вся деревня сама стала бы положительным девиантом для соседних деревень. Программа охватила 2,2 миллиона вьетнамцев в 265 деревнях. Наш живой университет стал национальной моделью для обучения сельских жителей резкому сокращению недоедания во Вьетнаме».

За последнее десятилетие позитивное отклонение было применено к проблеме недоедания в более чем 20 странах в рамках организации «Спасем детей». Другие неправительственные организации также применяли его во многих странах, включая Бангладеш, Бутан, Боливию, Камбоджу, Египет, Эфиопию, Гаити, Мьянму, Непал и Шри-Ланку.

Новости о работе Стернина во Вьетнаме быстро распространились среди различных неправительственных организаций. Позитивное отклонение в настоящее время применяется во всем мире для изменения поведения во множестве других социальных и организационных ситуаций, таких как распространение СПИДа в странах третьего мира и этнические конфликты в Африке.

Хотя он сам не работал консультантом в бизнес-структурах, Стернин говорит, что отдел кадров Hewlett-Packard проявил интерес к использованию положительного отклонения для определения способов улучшения качества работы и удовлетворенности сотрудников.А европейские офисы управленческо-консалтинговой группы Rath & Strong применили эту практику во многих производственных компаниях.

«Очень успешная фармацевтическая компания имела одно подразделение, продажи которого намного превосходили все остальные группы, — говорит Стернин. «В то время они считали, что чем больше у вас торговых представителей и чем больше вы звоните клиентам, тем больше вы продаете. У позитивных девиантов внутри компании, наиболее успешных подразделений, было меньше продавцов, и они меньше звонили.Они составили треть количества посещений клиентов в день. Они обнаружили, что эти представители проводили гораздо больше времени с отдельными врачами, рассказывая им о преимуществах и использовании продуктов, которые они продавали, рассказывая об исследованиях. И они продавались лучше других с большим отрывом».

Но влияние позитивно-девиантной модели изменений нельзя полностью измерить цифрами или очевидными результатами. Люди, которым Стернин помог во всем мире, неизменно чувствовали, что он не только решал проблемы, показывая им, как измениться, но и коренным образом изменил их жизнь, слишком глубоко, чтобы измерить.Сообщение, которое Стернин несет с собой, продолжая свою работу в качестве своей собственной формы положительного девианта, исходит от бангладешской деревенской женщины. «Расскажем вам об изменениях в нашей жизни, — сказал сельчанин Стернину и его жене. «Мы были как семена, запертые в темном месте, а теперь нашли свет».

Дэвид Дорси ([email protected]) — автор бестселлеров и писатель. свяжитесь с Джерри Стернином по электронной почте ([email protected]) или посетите веб-сайт Save the Children (www.savethechildren.com).

Подробная информация об ошибке IIS 10.0 — 404.11

Ошибка HTTP 404.11 — не найдено

Модуль фильтрации запросов настроен на отклонение запроса, содержащего двойную управляющую последовательность.

Наиболее вероятные причины:
  • Запрос содержал двойную escape-последовательность, а фильтрация запросов настроена на веб-сервере для отклонения двойных escape-последовательностей.
Что вы можете попробовать:
  • Проверьте конфигурацию/систему.webServer/security/[email protected] в файле applicationhost.config или web.confg.
Подробная информация об ошибке:
модуль RequestFilteringModule
NeadRequest BearingRequest
Handler StaticFile
код ошибки 0x00000000
91 726 входа в систему Метод + 91 726 входа пользователя +
Запрошенный URL-адрес    http://search.ebscohost.com:80/login.aspx?direct=true&profile=ehost&scope=site&authtype=crawler&jrnl=18042473&an=134545352&h=k2lnw277tlobqlnim%2bgpqa%2fule9ehhdviyg6ecjhli3tle7bv5ebpeybhygiyyjjwwlxvuq0t3dhi9zi867kiq%3d%3d&crl=c
Физический путь C: \ WebApps \ AF- webauth \ login.aspx? прямой = истина & профиль = ehost & Объем = сайта & AuthType = гусеничного & Jrnl = 18042473 & ап = 134545352 & ч = k2lnw277tlobqlnim% 2bgpqa% 2fule9ehhdviyg6ecjhli3tle7bv5ebpeybhygiyyjjwwlxvuq0t3dhi9zi867kiq% 3d% 3d & CRL = с
пока не определено
Еще не определено
Дополнительная информация:
Это функция безопасности.Не изменяйте эту функцию, пока полностью не поняты масштабы изменения. Перед изменением этого значения следует выполнить трассировку сети, чтобы убедиться, что запрос не является вредоносным. Если сервер разрешает двойные управляющие последовательности, измените параметр configuration/system.webServer/security/[email protected] Это может быть вызвано искаженным URL-адресом, отправленным на сервер злоумышленником.

Посмотреть дополнительную информацию »

Positive Deviance Hearth — Программа детского питания Гаити

 

Что такое PD HEARTH?

Positive Deviance Hearth (PD Hearth), известный в местном масштабе как Ti Fwaye, — это хорошо зарекомендовавший себя метод устойчивого снижения недоедания у маленьких детей с использованием знаний сообщества.Это вмешательство по реабилитации и изменению поведения на уровне общины, предназначенное для семей с детьми с недостаточным весом в возрасте от 6 до 59 месяцев.

Как работает PD Hearth?

Метод основан на знании того, что в каждой деревне есть бедные матери, дети которых хорошо питаются и здоровы по сравнению с их соседями того же социально-экономического статуса. Мониторы CNP/Kore Timoun выявляют таких позитивно настроенных матерей-девиантов и определяют, какие методы они используют, чтобы сохранить здоровье своих семей.Затем наблюдатели просят этих матерей пожертвовать своим временем, чтобы помочь передать эти положительные практики другим в сообществе. Этот процесс определяет доступные, приемлемые, эффективные и устойчивые методы, которые уже используются матерями или опекунами с детьми, подверженными риску недоедания, и которые не противоречат местной культуре. Узнавая, что их соседи с такими же ограниченными ресурсами делают для предотвращения недоедания, семьи получают возможность применять лучшие методы даже при очень ограниченном доступе к услугам здравоохранения.

Эти уроки проводятся в «очаге» или дома матерей-добровольцев в рамках 10-дневной программы с матерями/опекунами сообщества, чьи дети имеют недостаточный вес или недавно закончили нашу программу дополнительного питания. На занятиях родители учатся готовить питательные и недорогие блюда из местных ингредиентов и с учетом мудрости матери-добровольца. Мониторы CNP/Kore Timoun также проводят уроки санитарного просвещения по таким темам, как питание, гигиена, планирование семьи и т. д.

Почему PD Hearth работает?

PD Hearth — это эффективный подход к устойчивому сокращению детского недоедания по ряду причин:

  • Поиск местных решений. Подход Positive Deviance помогает членам сообщества обнаружить, что у них уже есть решения для предотвращения недоедания, и им не нужны внешние ресурсы.
  • Совместное обучение взрослых. На этапе подготовки сообщество с самого начала вовлекается в процесс, что поощряет участие сообщества в проекте.Кроме того, сеансы Hearth дают лицам, осуществляющим уход, возможность активно учиться и практиковать новые способы кормления и ухода за ребенком в благоприятной среде.
  • Видеть значит верить – В течение 10 дней Hearth дети, ранее недоедавшие, начинают прибавлять в весе, улучшать аппетит и улучшать общее состояние здоровья и уровень энергии. Это преобразование является лучшим доказательством того, что проект Positive Deviance Hearth работает, и мотивирует семьи продолжать эту практику дома.

Сочувствие девиантному | Психология сегодня

Фото Рейнхарда Хунгера

Однажды вечером в пятницу в сентябре 2009 года двое детективов появились в доме учительницы физкультуры в средней школе по имени Эвелин* и попросили поговорить с ее мужем Юджином.Мягкая женщина с румяными щеками и аккуратной челкой, Эвелин сказала им, что находится в маленьком аэропорту в трех милях от них, где он работает летным инструктором на полставки. Они не сказали, о чем их запрос, и попросили ее не звонить ему. Всегда почтительно относясь к властям, она пригласила их подождать внутри.

Сидя в неловком молчании, Эвелин напряглась, чтобы представить, зачем они здесь. Юджин был уважаемым членом общины — бывший штурман ВМС США, который после зачисления на военную службу стал методистским священником.По общему мнению, он был сострадательным советником для прихожан, переживающих трудные времена, щедрым наставником для молодежи, поддерживающим союзником своих коллег и заботливым отцом для своих близнецов и Эвелин, которым тогда было 20 лет. Он был скромным и скромным — могли пройти годы знакомства, прежде чем он упомянул, что когда-то вел богослужения для президента Рейгана в Кэмп-Дэвиде.

Эвелин почувствовала, как в животе скрутило комок ужаса. Она задавалась вопросом, не связано ли это как-то со странным столкновением с законом, которое было у Юджина двумя годами ранее, после того как он ушел из министерства и вернулся к своей первой страсти — полетам на самолетах.Была подана жалоба на ненадлежащее поведение одного из его курсантов, 14-летнего мальчика. Мальчик рассказал полиции, что, когда они летели, Юджин коснулся его бедра, а в другой раз попытался поцеловать. Жалоба была передана в районную прокуратуру, которая отказалась ее рассматривать за недостатком доказательств. Юджин сказал Эвелин, что это было недоразумение — одномоторный пропеллерный самолет очень тесный, и он просто пытался помочь мальчику, который сказал, что у него судорога в ноге.Тем не менее, он был опустошен обвинением и согласился с Эвелин обратиться за помощью через христианскую консультационную службу. Он неопределенно говорил с консультантом о чувстве беспокойства и депрессии.

Эвелин услышала, как снаружи остановилась машина. Подтянутый и седовласый в свои 64 года Юджин прошел через гараж. Он замер, увидев детективов, которых узнал по своей работе капелланом-добровольцем в отделении полиции. Детективы объявили, что у них есть ордер на обыск, и забрали его мобильный телефон, цифровую камеру, компьютеры и флэш-накопитель.Они попросили его спуститься в полицейский участок; он решил уйти сразу. Перед отъездом он постоял с Эвелин в тревожный момент и сказал ей в упор, что у него был неуместный контакт с 13-летним сыном друга семьи, которого он взял под свое крыло в прошлом году, предложив ему уроки полета. и угощая его специальными прогулками. Он ушел, и Эвелин начала плакать.

Фото Рейнхарда Хунгера

Пересечение черты

«Я понял, почему там полиция, как только увидел их, — сказал мне Юджин шесть лет спустя.«Я был опустошен, но часть меня также испытала огромное облегчение от того, что покончила с этим».

Покинув министерство, он начал замечать влечение к младшим подросткам, которое, по его словам, было «совершенно неудобным». Это было чувство, которое и раньше терзало его сознание, своего рода туманное очарование, которое никогда не приводило к какому-либо неподобающему поведению. Внезапно он обнаружил, что проводит все больше и больше времени с некоторыми молодыми подростками, чувствуя себя одержимым ими и медленно приближаясь к черте, которую, как он знал, ему не следует переходить.

«Это было прогрессивно, — сказал он мне. «Это переходило от купания нагишом к сну обнаженным, к объятиям и поиску полноценных «отношений». В то время я не понимал, что происходит, но глубоко внутри я знал, что что-то не так. Я не могу сказать вам, сколько раз я говорил себе: «Юджин, тебе 64. Что ты делаешь в поисках отношений с 13-летним?» удовольствие становится преобладающим. И куда мне обратиться за помощью? Кому я мог доверять? Я знал, как общество относится к педофилам.Я уже был полон стыда, и такие истории только еще больше разжигали мой стыд».

Когда Юджин появился в полицейском участке, обвинения были перечислены: Упомянутый мальчик рассказал властям, что несколько раз, когда они «ночевали» в палатке в ангаре в аэропорту, они спали рядом друг с другом во время Юджин был полностью обнажен, и Юджин прикасался к ягодицам мальчика. Мальчик также сказал, что Юджин сфотографировал его только в нижнем белье и рубашке — фотографии, которые были обнаружены на флешке.После подтверждения обвинений Юджин был арестован и обвинен в непристойном нападении, непристойном разоблачении и растлении несовершеннолетнего.

Сообщения о его аресте вскоре появились во всех местных новостях. Его друзья и коллеги в аэропорту были ошеломлены, как и все в его церкви, где он регулярно посещал воскресные службы и был активным членом группы по изучению Библии. Освобожденный под залог, он заперся в своем доме и впал в почти самоубийственное отчаяние. Эвелин тоже впала в депрессию.Она мучилась тем, почему она не осознала более четко, что что-то не так, и не вмешалась. «Я видела, что он проводит все больше и больше времени с определенными молодыми людьми, и в некотором смысле это казалось навязчивой идеей», — сказала она мне. — Но я понятия не имел, что это было. Ты думаешь о людях лучше, пока не убедишься в обратном».

Тем временем полиция возобновила расследование, начатое первым мальчиком, в результате которого было предъявлено дополнительное обвинение в коррупции. Власти также настаивали на получении дополнительной информации от второго мальчика, что вызвало новые обвинения в оральном сексе и мастурбации, что повлекло за собой еще более серьезные уголовные обвинения.В декабре окружной прокурор провел телевизионную пресс-конференцию, попросив всех, чей ребенок мог контактировать с Юджином, сообщить об этом. «Это отрезвляющее предупреждение для всех родителей в нашем сообществе», — сказал он. «Знайте, с кем ваши дети, потому что такие хищники повсюду».

Кто, почему, как?

Немногие преступления вызывают столько морального возмущения, как сексуальное насилие над детьми. Долгое время окутанное молчанием, оно начало выходить из тени в 1980-х годах, когда все более конфессиональная культура побуждала выживших высказываться.Впервые стали очевидны как его распространенность, так и его неблагоприятные последствия. Маятник общественного беспокойства резко качнулся в сторону негодования, поскольку сексуальное насилие перешло от полного игнорирования к резкому осуждению.

По всей стране был введен ряд мер по борьбе с сексуальными преступниками, в основном в ответ на несколько ужасных случаев похищения и убийства детей на сексуальной почве, которые попали в заголовки газет и терроризировали родителей. Такие преступления чрезвычайно редки, но крайний страх, который они вызывают, позволил политикам легко создать публичные реестры сексуальных преступников и вводить постоянно ужесточающиеся ограничения в отношении правонарушителей в надежде, что эти стратегии обезопасят детей.

Критики утверждают, что такая политика подпитывала в основном необоснованный страх перед незнакомцами и скрыла видимость сексуального насилия там, где оно в основном происходит: в 95 процентах выявленных случаев со стороны кого-то, кому доверяет и хорошо знаком жертва; в трети случаев — членом собственной семьи ребенка. «Сексуальные преступники — это на самом деле окружающие нас люди», — говорит Элизабет Летурно, директор Центра Мура по предотвращению сексуального насилия над детьми в Университете Джона Хопкинса.«Называть их монстрами очень легко, но это буквально ослепляет нас, когда люди в нашей жизни ведут себя неподобающим образом».

Фото Рейнхарда Хунгера

Критики также заявляют, что меры безопасности породили неправильное представление о том, что сексуальных преступников невозможно остановить. В действительности уровень рецидивизма за преступления на сексуальной почве ниже, чем для всех других основных видов преступлений, и намного ниже, чем принято считать. Министерство юстиции обнаружило, что только около 3 процентов растлителей малолетних совершают новое сексуальное преступление в течение трех лет после освобождения из тюрьмы, а метаанализ сотен исследований подтвердил, что после их обнаружения большинство осужденных преступников никогда не совершают повторных сексуальных преступлений.

Нет простого объяснения того, что вызывает такое поведение. Педофилия является частью ответа, хотя только около 40 процентов осужденных за сексуальные преступления соответствуют диагностическим критериям расстройства, которое характеризуется интенсивным, повторяющимся и непроизвольным сексуальным влечением к детям и которое в некоторых случаях может иметь биологическое происхождение. Было показано, что педофилы в среднем ниже ростом и с большей вероятностью являются левшами, а также имеют более низкий IQ, чем население в целом.Сканирование мозга показывает, что у них меньше белого вещества, соединительных цепей в мозгу, и, по крайней мере, одно исследование показало, что у них больше шансов получить травмы головы в детстве, чем у непедофилов.

Независимо от источника, исследователи подчеркивают, что педофилия относится только к влечению к несовершеннолетним, а не к поведению. «Есть люди, у которых есть расстройство педофилии, но они не пристают к детям», — говорит Джилл Левенсон, доцент социальной работы в Университете Барри во Флориде, которая лечит и изучает сексуальных преступников.«Я определенно встречал людей, которые сопротивлялись этим сексуальным интересам, потому что они знали, что это неправильно, они не хотят причинять вред детям и понимают, как это повлияет на их собственные семьи и семьи жертв».

Для большинства сексуальных преступников импульс к насилию возникает из темного клубка экологических, социальных и психологических нитей, а не педофилии или в дополнение к ней. Левенсон указывает на злоупотребление алкоголем как на средство сравнения. «Мы знаем, что не каждый человек, осужденный за вождение в нетрезвом виде, соответствует критериям алкоголизма, — говорит она.«Есть люди, у которых может быть ошибка в суждениях или, может быть, отдельный период в их жизни, когда они употребляли слишком много алкоголя, чтобы справиться со своими проблемами. То же самое и с преступлениями на сексуальной почве. Есть множество причин, по которым они происходят, и не все из них связаны с сексуально девиантными интересами».

Одна из таких причин заключается в том, что многие насильники сами подвергались сексуальному насилию в детстве, что может служить обусловливающим фактором в их сексуальном развитии. У других есть проблемы с регулированием поведения, и их компульсивность может распространяться на жестокое обращение с детьми, если возникает ситуация, даже если они обычно не испытывают влечения к детям.И многие, как показали исследования, испытывают ярко выраженные чувства унижения, отверженности, неадекватности, страха, вины и низкой самооценки, и злоупотребляют ими как неадекватным способом справляться со своими болезненными эмоциями.

«Часто происходит каскад негативных событий, — говорит Летуренау. «Мы часто наблюдаем это у учителей, когда дела идут плохо в других сферах жизни, и что-то заставляет их сомневаться в своей самооценке, и тогда они проводят все больше и больше времени с детьми, у которых есть это безоговорочное обожание и забота. для них, и они убеждают себя, что влюбляются.Это не похоже на притягательную силу. Возникают обстоятельства, очень характерные для конкретной ситуации».

По мере того, как его тревожные позывы нарастали, Юджину было слишком стыдно, чтобы рассказать о них кому-либо. На самом деле, единственной надеждой после его ареста было то, что он, наконец, почувствовал себя свободно и открылся. Он посещал клинического психолога в течение шести месяцев, за это время он понял, что, хотя он все еще любил Эвелин, они отдалились друг от друга до такой степени, что вели параллельные жизни, оставив его эмоционально дрейфующим.Он понял, как жесткие институциональные границы между армией и церковью удерживали его от пересечения границы ранее, в то время как в качестве летного инструктора он столкнулся с таким уровнем близости и уединения с детьми, которого он никогда раньше не испытывал. Их невинное восхищение им как талантливым пилотом опьяняло. Возможно, самое главное, он исследовал свое воспитание в строгой, религиозной семье и глубокую незащищенность, привитую его словесно и эмоционально оскорбляющим отцом.

«Мне дали немного времени, чтобы почесать поверхность, но это было очень полезно», — говорит он.«Хотел бы я знать хотя бы малую часть того, что узнал за короткое время консультирования, до того, как сделал то, что сделал».

Левенсон говорит, что, хотя существует бесчисленное множество путей к сексуальным преступлениям, и большинству мужчин с низкой самооценкой, безусловно, не суждено стать растлителями малолетних, часто есть общий знаменатель в мужчинах, которые плохо относятся к себе и продолжают развиваться. тесные эмоциональные связи с несовершеннолетними.

«У многих нет хороших путей для самоуважения, и они, кажется, влюбляются в конкретного ребенка, который заставляет их чувствовать себя особенными и важными и не имеет таких же ожиданий и суждений, как у взрослого», она сказала.«Я не оправдываю и не оправдываю это, но важно понимать, что этот путь действительно похож на то, как остальные из нас переживают отношения. Речь идет об эмоциональной близости, которая становится сексуализированной».

Большинство правонарушителей останавливают только после того, как они прошли весь путь по этому пути и пострадали дети. Задача с точки зрения предотвращения состоит в том, чтобы признать, что достижение этой точки не является неизбежным, и предложить безопасные съезды до того, как они туда доберутся.

«Вещи не «просто случаются», — говорит Чарльз Флинтон, судебный психолог из Сан-Франциско, который проводит предписанную судом терапию для сексуальных преступников и проводит оценки, чтобы определить их статус риска.«Это накапливается со временем. Скажем, кто-то испытывает сексуальное влечение к детям. Он может начать с просмотра журналов или каталогов с детьми в купальных костюмах. Он немного нервничает, а потом теряет чувствительность к этой нервозности. Он может начать придумывать в своей голове аргументы в пользу того, что это нормально — попадать в ситуации с детьми или готовить детей к тому, чтобы им было спокойнее рядом с ним в неловких ситуациях. С каждым шагом он приближается к агрессивному поведению. Большинство из них способны определить точку, в которой есть развилка на дороге.

Однако, в отличие от других видов рискованного поведения, тайная природа их влечения не оставляет возможности для вмешательства, не говоря уже о сочувствии к любой внутренней борьбе, в которую они могут ввязываться, чтобы контролировать себя. Более того, глубокая стигма, окружающая сексуальное влечение к детям, на самом деле в конечном итоге способствует тому самому поведению, которое оно стигматизирует, что составляет уловку-22 с отвратительными последствиями. «Люди, проявляющие сексуальный интерес к детям, не имеют никакой реальности, с которой можно было бы столкнуться, — говорит Флинтон.«Мы участвуем в принятии сексуальных решений, как и в любом другом процессе, общаясь и взаимодействуя с другими по поводу наших дилемм. Но эти люди полностью изолированы, что только увеличивает риск их отыгрывания. Они укореняются в двойной жизни, от которой трудно убежать».

Изоляция, в конечном счете, более опасна, чем сами чувства, говорит Джоан Табачник, сопредседатель комитета по профилактике Ассоциации по лечению сексуальных насильников. «Сексуальное насилие процветает в изоляции, и стыд закрепляет изоляцию в бетоне», — говорит она.«Если мы сможем начать разрушать этот стыд и изоляцию, у нас будет гораздо больше шансов вмешаться в начале цикла. Среда, которая позволяет сексуальному насилию процветать, будет разрушена».

Фото Рейнхарда Хунгера

Пульсация стигмы

В марте 2010 года Юджин предстал перед судьей окружного суда и принял соглашение о признании вины. Он был приговорен к восьми до 20 лет лишения свободы. Он также был признан сексуальным хищником — на основании 12-минутного интервью с судебно-медицинским экспертом — а это означает, что после освобождения, самое раннее в возрасте 73 лет, он будет числиться в реестре сексуальных преступников до конца своей жизни.

В зале суда собрались его семья и друзья, в том числе коллеги-пилоты и методистское духовенство, которые знали его десятилетиями и свидетельствовали, что, хотя его преступления были неоправданны, и их сердца болели за его жертвы, Юджин, которого они знали, был в основе своей добродетельным человеком. который сделал неисчислимое добро за шесть десятилетий до своих преступлений и имел, как сказал один друг, «глубокое желание победить эту болезнь». Последней, кто встал и заговорил от его имени, была Эвелин.

«Я легко могла бы бросить своего мужа, как некоторые», — сказала она.«Наша семья поддерживает его сегодня из-за урока, который я усвоил в жизни. Мы все делаем ошибки. У всех нас есть принуждения. У всех нас есть сторона, которую мы боимся показать другим, и всем нам нужны сострадание и прощение».

Плотная масса предрассудков, окружающих сексуальное насилие, не только отвлекает от сострадания к потенциальным обидчикам, но и возводит особые барьеры, мешающие им получить помощь. Левенсон опросила осужденных об этих барьерах, и «первое, что они сказали, это то, что они действительно понятия не имели, куда идти», — говорит она.«Они видят все эти объявления о здравоохранении: «Если у вас проблемы с наркотиками, или пристрастие к азартным играм, или вы думаете, что у вас ВИЧ, позвоните по этому номеру». вас беспокоит ваше влечение к детям, позвоните по этому номеру». Другая причина — это сам стыд и страх осуждения: «Если я откроюсь и скажу кому-нибудь, что они подумают обо мне?»

.

Люди, которых привлекают подростки, также усваивают сообщение о том, что их невозможно вылечить. «Когда они открывают газету или включают телевизор, они слышат то же сообщение, что и мы с вами, — что насильники на сексуальной почве — это монстры, которые всегда будут совершать новые преступления», — говорит Левенсон.«Есть ли люди, которых привлекают дети? да. Можем ли мы изменить эту привлекательность? Для некоторых нет, хотя они могут не действовать в соответствии с этим. Но если кто-то считает, что его нельзя вылечить, он не станет просить о помощи».

Последним препятствием, на которое ссылаются почти все, является вполне реальный страх перед юридическими последствиями. Законодательство об обязательной отчетности требует, чтобы определенные лицензированные специалисты, включая врачей, учителей, психотерапевтов и социальных работников, сообщали в органы опеки о предполагаемых случаях жестокого обращения с детьми или безнадзорности.Законы утверждены на федеральном уровне, и, хотя они несколько различаются в зависимости от юрисдикции, цель и требования везде одинаковы и имеют явно хорошую цель: защитить детей от вреда. Во многих штатах непредставление сведений является правонарушением, наказуемым тюремным заключением и штрафами.

Считается, что законы об обязательной отчетности способствовали сокращению всех видов жестокого обращения и пренебрежения за последние несколько десятилетий. Однако в случае с сексуальным насилием они непреднамеренно усложнили жизнь тому, кто испытывает влечение к детям и может даже медленно продвигаться по пути к насилию, например, просматривая детскую порнографию или прикасаться к бедру ребенка, как это делал Юджин, чтобы попросить о помощи, не рискуя быть опознанным.«На сцену выходит самосохранение, — говорит Левенсон. «Даже если они никогда не воздействовали на них, мужчины, обеспокоенные своей привлекательностью, неохотно обращаются за консультацией, потому что боятся, что о них сообщат».

Даже признания, попадающие в рамки конфиденциальности при психологическом лечении, редко озвучиваются из-за замешательства и страха. «Если кто-то приходит и говорит: «Я смотрел фотографии детей в купальниках в каталоге Macy’s», обычно об этом не нужно сообщать», — объясняет Левенсон.Но фактические детали того, что требует отчета — во многих штатах идентифицируемый ребенок должен подвергаться опасности — обычно упускаются из виду в общей атмосфере поношения и наказания, говорит она. Люди боятся признаться в чем-либо, независимо от того, действительно ли их признание требует отчета. «Безусловно, есть люди, которые встали на путь правонарушений и хотят остановиться», — говорит Летурно. «Они не получают помощи, потому что между обязательной отчетностью и пожизненной регистрацией сексуальных преступников последствия слишком велики, чтобы их вынести.

Фото Рейнхарда Хунгера

Безопасные съезды

Когда клиницисты думают о том, как может выглядеть эффективный подход к предотвращению сексуального насилия, многие указывают на инициативу в Германии под названием «Проект предотвращения Дункельфельд». Эта программа, начатая в 2005 году, направлена ​​на предотвращение злоупотреблений путем предоставления анонимного лечения людям, испытывающим сексуальное влечение к детям подросткового и предпубертатного возраста. Программа рекламируется в блестящих кампаниях в СМИ. В одном телевизионном ролике несколько мужчин в масках и в разной одежде — костюме с галстуком, спортивном костюме, дедовской жилетке — декламируют сценарий внутреннего диалога: «Очевидно, что вы думаете о таких, как я.Больной! Извращенец! Подонок! Я тоже так думал. В терапии я узнал, что никто не виноват в своих сексуальных предпочтениях, но каждый несет ответственность за свое поведение». Последний мужчина снимает маску, открывая типичного парня. «Я не хочу быть обидчиком!» он говорит.

Более 5000 человек обратились за услугами, и в настоящее время в Германии существует 11 клиник Проекта профилактики Данкельфельд, которые используют когнитивно-поведенческую методологию для обучения клиентов тому, как контролировать свои сексуальные импульсы.Клиника также предлагает психофармацевтические вмешательства, в том числе, при необходимости, лекарства, снижающие уровень тестостерона, которые подавляют сексуальный аппетит. Первоначальные результаты проекта основаны на очень небольших выборках, но кажутся обнадеживающими: было показано, что участники испытывают улучшения в своих способностях к саморегуляции и снижение отношения, поддерживающего сексуальные контакты с детьми. Более важным, по словам Летурно, является то, на что указывает сам факт того, что те, кто обратился за поддержкой: «То, что у вас есть эта группа людей, которые, возможно, сами были в отчаянии, и которые готовы идентифицировать себя как нуждающиеся и нуждается в помощи, поддерживает, по крайней мере, обещание профилактики.

Однако, как ни странно, в Германии нет законов об обязательном сообщении, поэтому даже тот, кто активно жестоко обращается с ребенком, которого можно установить, может получить помощь и остаться анонимным. Никто серьезно не предлагает отказаться от обязательной отчетности в США, хотя некоторые считают, что ее следует изменить, чтобы побудить людей обращаться за помощью гораздо раньше на траектории правонарушений. Но даже если бы помощь можно было преследовать, неясно, где ее взять. Как указывает Левенсон, в социальных сетях нет объявлений, указывающих на ресурсы для решения таких побуждений.Известно, что специалисты в области психического здоровья, смутно относящиеся к своим собственным юридическим обязательствам и нервничающие по поводу своей ответственности, уклоняются от потенциальных клиентов, желающих получить терапию.

«Многие сексуальные преступники, с которыми я работал, знали, что у них есть проблема, прежде чем они действовали незаконно; они обратились за помощью и получили отказ», — говорит Флинтон. «Терапевты отвергают их, говоря: «Я не могу с вами работать» или «Вы не можете мне этого говорить». Это действительно бесит, потому что преступление можно было предотвратить, и эти ребята могли бы вести продуктивную жизнь. .

В последние годы к самому Флинтону обращается все больше и больше мужчин в этой должности: «Они звонят мне и говорят: «У меня сексуальные фантазии о детях, и я не хочу — что мне делать?» Или часто это их жена или подруга звонит из-за беспокойства. Они говорят, что их партнер на самом деле не присутствует, что он пропускает много времени с семьей или проводит часы в день за просмотром порнографии и, кажется, строит двойную жизнь».

В 2013 году Флинтон открыл клинику в районе залива под названием Blue Rock Institute.Хотя клиника пока приняла только около 100 клиентов, она представляет собой обнадеживающий пример того, как может выглядеть упреждающее предотвращение сексуального насилия. Хотя клиника бдительно следит за обязательными сообщениями, когда это необходимо, в первую очередь она работает с мужчинами, которые описывают девиантные фантазии, но еще не перешли черту противоправного поведения. Модель лечения очень похожа на лечение зависимости: как и в случае со злоупотреблением психоактивными веществами, объясняет Флинтон, сексуальное насилие — это часто то, чем люди занимаются, чтобы подавить негативные чувства.Терапевтическая деятельность клиники направлена ​​на устранение основного источника этих чувств, часто в семейной динамике или в раннем травматическом опыте, а также на том, чтобы помочь людям справиться со своим стыдом, понять, как искаженные модели мышления могут усиливать нездоровое сексуальное поведение, и научиться удовлетворять свои потребности здоровым образом.

«Мы хотим, чтобы эти ребята чувствовали себя в безопасности, чтобы посмотреть на себя и понять свою проблему», — говорит Флинтон. «У них часто много внутренних сильных сторон. Речь идет о том, чтобы выявить их и извлечь из них выгоду, при этом привлекая мужчин к ответственности.Наша цель – предотвратить жертв. Вы должны заставить этих парней войти в дверь, чтобы иметь возможность сделать это».

После вынесения приговора Юджин провел два года в окружной тюрьме, прежде чем его перевели в крупную государственную тюрьму. Эвелин ездит туда на два часа, чтобы навестить его раз в неделю, и ослепительным летним утром я отправился вместе с ней. Мы ехали по узкой дороге, усеянной торговыми центрами и промышленными предприятиями, пока не достигли обширного пространства с ухоженной травой и деревьями кизила, которое напомнило нам кампус колледжа.В его центре находился комплекс квадратных зданий, окруженных башнями из колючей проволоки.

Юджин, в темно-бордовом комбинезоне и очках в металлической оправе, просиял, когда вошел в комнату для посещений и увидел Эвелин. Они целовались и крепко обнимались. «Он все тот же человек, за которого я вышла замуж 33 года назад, тот же человек, которого я знаю и люблю», — сказала она. «Сам факт того, что мы можем говорить о том, что произошло, — это шаг в правильном направлении. Если мы не можем говорить об этом, то нет и способа измениться».

Они обошли торговые автоматы в комнате, чтобы купить свои обычные продукты для дня посещения — крендельки, чипсы, завернутые в термоусадочную пленку бутерброды, газированные напитки — и мы устроились в углу, чтобы поесть.Юджин с энтузиазмом рассказывал о своей работе в качестве ассистента заключенных в тюремной программе терапии сексуальных преступников. Сам пройдя программу, теперь он несколько дней в неделю работает со штатным психологом, помогая проводить групповые занятия, на которых другие правонарушители подробно описывают траектории своих правонарушений, выполняют упражнения для развития сочувствия к своим жертвам, изучают методы модификации поведения и создают рецидивы. планы профилактики. Слушая их истории и размышляя о себе, он развил в себе определенное рвение к необходимости достучаться до людей до того, как они сделают то, что приведет их в тюрьму.

«Я беру на себя полную ответственность за свои действия, — сказал он. «Да, я сексуальный преступник. Да, я живу с этим желанием и буду жить с ним всю оставшуюся жизнь. Но, конечно же, должна быть возможность построить какую-то систему помощи таким людям, как я, которая не заканчивается жертвами и тюрьмой».

Одно из мест, где пытаются создать такую ​​структуру, — это его собственная церковь. Лицо Юджина покраснело, и слезы навернулись на его глаза, когда он рассказал мне о недавнем телефонном звонке с церковным служителем, ответственным за попытку оказать конфиденциальную поддержку духовенству, справляющемуся с влечением к детям — усилие, которое было подкреплено поразительными последствиями. о преступлениях Евгения.Церковный служитель сказал ему, что недавно к нему обратились служитель и студент-служитель. «Слушание этого делает все это стоящим», — сказал Юджин. «Если моя история может каким-то образом помочь предотвратить какой-то ужасный проступок, то путешествие того стоило».

*Пару называют по второму имени.

Отправьте свой ответ на эту историю по адресу письма@psychologytoday.com. Если вы хотите, чтобы мы рассмотрели ваше письмо для публикации, пожалуйста, укажите свое имя, город и штат.

Leave a Reply

Ваш адрес email не будет опубликован.