Скажи подвал тебя скелет поцеловал: — «», — «», — «», — «», — «», — «», — «», — «», — «», , — «», — — «», — «», — «», ( ) — «», — «», — «», — «», — «», , «», —! — «», , — «», — «» — ; » «- ; » «- — «»,

Содержание

Не знакомство , Тачки 5 — ориджинал

Набросок из нескольких строк, еще не ставший полноценным произведением
Например, «тут будет первая часть» или «я пока не написала, я с телефона».

Мнения о событиях или описания своей жизни, похожие на записи в личном дневнике
Не путать с «Мэри Сью» — они мало кому нравятся, но не нарушают правил.

Конкурс, мероприятие, флешмоб, объявление, обращение к читателям

Все это автору следовало бы оставить для других мест.

Подборка цитат, изречений, анекдотов, постов, логов, переводы песен
Текст состоит из скопированных кусков и не является фанфиком или статьей.
Если текст содержит исследование, основанное на цитатах, то он не нарушает правил.

Текст не на русском языке
Вставки на иностранном языке допустимы.

Нарушение в сносках работы
Cодержание сноски нарушает правила ресурса.

Список признаков или причин, плюсы и минусы, анкета персонажей
Перечисление чего-либо не является полноценным фанфиком, ориджиналом или статьей.

Часть работы со ссылкой на продолжение на другом сайте

Пример: Вот первая глава, остальное читайте по ссылке…

Работа затрагивает недавние мировые трагедии или политические конфликты
Неважно, с какой именно целью написана работа — не стоит использовать недавние события-трагедии для создания своих работ

Uncle SAM: The Bad Place: декабря 2012

Старика звали Бупендра, а его внука — Тарун.

У них не было других родственников в деревне. Отец мальчика жил в далёком городе, много времени работая на низкооплачиваемой работе и каждую неделю отправляя домой немного денег. Хотя Бупендра подозревал, что немалая часть зарплаты его зятя тратилась на пальмирское вино и азартные игры. Кроме небольшой лачуги их главной собственностью была грязно-серая ослица, на которую дед начал нагружать рис, хлеб, сушёные овощи, кувшины с водой, ножи, горшки для приготовления пищи (разных размеров), веревку, растопку, рулон тяжелой ткани и древний ноутбук — настолько медленный, что едва мог запустить даже самый урезанный менеджер окон.

«Почему Вы упаковываете так много?» — спросила Аарадья, раздражённая тем, что день быстро заканчивался. «Вы доберётесь до Ричи и обратно ещё до того, как половина этой еды будет съедена».

«Возможно», — сказал старик, привязывая ещё одну кастрюлю к огромному тюку на спине осла. «За свою долгую жизнь, я часто обнаруживал, что лучше перестраховаться, чем наоборот».

«И ноутбук? Одни только батареи тяжелее, чем растопка».

«Вы будете учить мальчика. Вам необходим компьютер».

«Я сомневаюсь, что он сможет проработать несколько часов без подзарядки, а тем более несколько дней».

«Возможно».

Аарадья замолчала. Как она будет учить Таруна, пока они будут идти? В её родном городе, когда от пыли заклинивало двигатели электростанции (что часто случалось летом и электричество отключалось на нескольких часов за раз), её старый учитель весело раздавал листы бумаги и чернильницы, читая лекции своим ученикам при свете лампы на стене, по которой он писал мелом. У монахини был только её голос, который испортится за несколько минут в сухом и грязном воздухе. Только дурак поедет с открытым ртом по сельской дороге.

Кроме того, перед ней стояла более серьёзная проблема. Аарадья была младшей из четырех детей и младшей из семи учеников. Она никогда не обучала никого и ничему. Она не знала, с чего начать. Помимо Фонтана Ананты её собственные уроки были покрыты пеленой.

Между тем, дед и внук продолжали привязывать всё больше поклажи на спину невозражающей ослицы. Наступил почти вечер, прежде чем они закончили.



«Учи», — сказал старик.

Аарадья начала с небольшой истории, вспомнив обучение на коленях своей бабушки. Истории о первых компьютерах — высоких механических приспособлениях из брёвен сандалового дерева, вращающихся на толстой оси и соединенных вместе метрами пеньковой верёвки. Инкрустированные слоновой костью колышки управляли скрипящими воротами AND и NOT, такими же большими как человек, но раза в два более тяжёлыми. Ворота, в свою очередь, составлялись в несколько ярусов на целых четыре этажа только для того, чтобы реализовать простой многоразрядный сумматор. Целые храмы были построены для размещения этих драгоценных сооружений, дюжина монахов постоянно карабкалась вверх и вниз по лестницам, смазывая, подтягивая, настраивая, ремонтируя и, конечно же, управляя гигантской системой.

Затем она рассказала о чудесном Веке Латуни, на заре империи Бабадж, где программирование осуществлялось с помощью множества вращающихся шестерёнок, которые становились всё меньше и меньше с каждым поколением. Странные белые люди пришли с Запада учиться этому искусству, дополняя его своими мистическими обычаями, вроде использования в механизмах рубинов для преодоления вызванного трением износа, свёрнутых пружин для запуска коленчатых валов и ритуала потребления стимулирующих напитков перед началом трудового дня.

Дед мальчика заметил отсутствующее выражение на лице Таруна. Нахмурившись, он посмотрел на Аарадью.

«Учи», — повторил он. «Программированию, а не истории».

Аарадья поморщилась. Её знания BASIC устарели. Тарун, вероятно, знал более современную версию, чем знала она. Лого? Она его забыла практически целиком. В любом случае, этому языку невозможно научить без использования специально обученной черепахи. Её обучали языку C с вкраплениями C++, но мальчик ещё не был готов погрузиться в болото из Bus Erros и Segmentation Violations со специальным синтаксисом для работы с L-значениями. Java был у неё на уме все эти дни. В конце концов, это был выбранный путь к храму Утреннего Медного Гонга. Повторение основ языка поможет ей собраться с мыслями, успокоить нервы и подготовиться к собеседованию. Она должна научить мальчика языку Java.

Пока они идут в темноте? Смешно!

Не говоря уже о том, что непрекращающийся звон кастрюль на спине ослицы не помогает Аарадье сосредоточиться.

«Животному нужна вода», — быстро сказала Аарадья. «Пока мы всё ещё видим реку. Я начну, когда мы вернёмся на дорогу».

Это вынудило их покинуть дорогу и спуститься вниз заросшего сорняками оврага, где протекал скудный ручеёк. При подъёме наверх ослица неожиданно попала ногой в нору, потеряв равновесие. Огромный тюк съехал слишком далеко на сторону. Зверь заревел, упряжь накренилась, затем поклажа рухнула на землю, придавив животное. К тому времени, как они успокоили ослицу, взошла луна. Не было более разумного выбора, чем разбить лагерь на ночь.

Бупендра вздохнул и присел напротив упавшего тюка, пока Аарадья и Тарун собирали различные предметы, откатившиеся от него. Даже при свете звезд Аарадья могла видеть блеск строгих глаз старика.

«Учи», — приказал он. «Никаких больше задержек».

Аарадья шагнула к старику, чтобы предложить начать с утра со свежими силами, но поскользнулась на чём-то гладком и плюхнулась на низкий колючий кустарник. Следующее слово, вырвавшееся у неё изо рта, к счастью, приглушила её одежда. Нащупав какой-то объект в темноте, пальцы Аарадьи сомкнулись на ручке чугунной сковороды, которая вывалилась из тюка. Она была тяжёлой. И тогда к ней пришла эта идея.

Молодая монахиня почистила себя. Улыбаясь, она направилась к старику и мальчику. Они оба сидели на земле возле поклажи. Она нависла над ними. Широким взмахом Аарадья подняла чугунную сковороду высоко вверх, а затем с силой опустила её на цель.

Камень не повредился, а сковорода зазвенела, как гонг. Оба её попутчика подскочили. Ослица заскулила, но была привязана к дереву и не смогла убежать.

«Уроки начались», — сказала Аарадья. «Мы начнём с объектов»…

Original: The Applicant (part 4): The Bundle

Сочинения в пяти томах. Том 4. — М. : ГИХЛ. 1953

%PDF-1.6 % 1 0 obj > endobj 6 0 obj /Author /Creator >> endobj 2 0 obj > stream

  • Сочинения в пяти томах. Том 4. — М. : ГИХЛ. 1953
  • https://imwerden.de
  • Эренбург, Илья Григорьевич
  • application/pdf endstream endobj 3 0 obj > endobj 4 0 obj > endobj 5 0 obj > endobj 7 0 obj 1201 endobj 8 0 obj /Dest [19 0 R /XYZ null null null] >> endobj 9 0 obj /Dest [21 0 R /XYZ null null null] >> endobj 10 0 obj > endobj 11 0 obj > endobj 12 0 obj > endobj 13 0 obj > endobj 14 0 obj > endobj 15 0 obj > endobj 16 0 obj /Dest [26 0 R /XYZ null null null] >> endobj 17 0 obj /Dest [432 0 R /XYZ null null null] >> endobj 18 0 obj /Dest [552 0 R /XYZ null null null] >> endobj 19 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 20 0 obj /Dest [620 0 R /XYZ null null null] >> endobj 21 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 22 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 23 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 24 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 25 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 26 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 27 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 28 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 29 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 30 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 31 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 32 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 33 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 34 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 35 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 36 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 37 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 38 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 39 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 40 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 41 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 42 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 43 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 44 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 45 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 46 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 47 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 48 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 49 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 50 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 51 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 52 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 53 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 54 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 55 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 56 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 57 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 58 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 59 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 60 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 61 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 62 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 63 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 64 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 65 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 66 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 67 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 68 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 69 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 70 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 71 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 72 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 73 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 74 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 75 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 76 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 77 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 78 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 79 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 80 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 81 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 82 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 83 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 84 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 85 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 86 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 87 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 88 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 89 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 90 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 91 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 92 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 93 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 94 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 95 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 96 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 97 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 98 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 99 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 100 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 101 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 102 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 103 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 104 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 105 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 106 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 107 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 108 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 109 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 110 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 111 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 112 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 113 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 114 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 115 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 116 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 117 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 118 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 119 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 120 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 121 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 122 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 123 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 124 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 125 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 126 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 127 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 128 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 129 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 130 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 131 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 132 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 133 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 134 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 135 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 136 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 137 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 138 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 139 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 140 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 141 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 142 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 143 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 144 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 145 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 146 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 147 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 148 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 149 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 150 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 151 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 152 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 153 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 154 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 155 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 156 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 157 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 158 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 159 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 160 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 161 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 162 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 163 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 164 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 165 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 166 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 167 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 168 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 169 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 170 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 171 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 172 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 173 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 174 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 175 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 176 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 177 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 178 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 179 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 180 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 181 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 182 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 183 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 184 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 185 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 186 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 187 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 188 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 189 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 190 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 191 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 192 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 193 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 194 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 195 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 196 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 197 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 198 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 199 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 200 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 201 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 202 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 203 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 204 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 205 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 206 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 207 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 208 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 209 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 210 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 211 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 212 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 213 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 214 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 215 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 216 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 217 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 218 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 219 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 220 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 221 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 222 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 223 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 224 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 225 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 226 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 227 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 228 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 229 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 230 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 231 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 232 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 233 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 234 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 235 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 236 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 237 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 238 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 239 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 240 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 241 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 242 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 243 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 244 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 245 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 246 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 247 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 248 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 249 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 250 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 251 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 252 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 253 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 254 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 255 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 256 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 257 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 258 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 259 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 260 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 261 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 262 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 263 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 264 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 265 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 266 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 267 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 268 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 269 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 270 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 271 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 272 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 273 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 274 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 275 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 276 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 277 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 278 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 279 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 280 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 281 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 282 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 283 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 284 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 285 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 286 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 287 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 288 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 289 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 290 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 291 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 292 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 293 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 294 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 295 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 296 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 297 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 298 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 299 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 300 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 301 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 302 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 303 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 304 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 305 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 306 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 307 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 308 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 309 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 310 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 311 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 312 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 313 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 314 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 315 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 316 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 317 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 318 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 319 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 320 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 321 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 322 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 323 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 324 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 325 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 326 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 327 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 328 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 329 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 330 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 331 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 332 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 333 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 334 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 335 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 336 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 337 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 338 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 339 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 340 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 341 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 342 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 343 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 344 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 345 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 346 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 347 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 348 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 349 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 350 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 351 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 352 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 353 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 354 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 355 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 356 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 357 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 358 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 359 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 360 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 361 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 362 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 363 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 364 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 365 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 366 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 367 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 368 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 369 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 370 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 371 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 372 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 373 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 374 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 375 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 376 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 377 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 378 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 379 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 380 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 381 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 382 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 383 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 384 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 385 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 386 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 387 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 388 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 389 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 390 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 391 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 392 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 393 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 394 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 395 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 396 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 397 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 398 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 399 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 400 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 401 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 402 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 403 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 404 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 405 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 406 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 407 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 408 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 409 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 410 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 411 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 412 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 413 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 414 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 415 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 416 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 417 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 418 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 419 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 420 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 421 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 422 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 423 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 424 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 425 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 426 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 427 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 428 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 429 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 430 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 431 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 432 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 433 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 434 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 435 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 436 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 437 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 438 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 439 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 440 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 441 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 442 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 443 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 444 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 445 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 446 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 447 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 448 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 449 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 450 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 451 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 452 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 453 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 454 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 455 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 456 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 457 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 458 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 459 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 460 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 461 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 462 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 463 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 464 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 465 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 466 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 467 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 468 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 469 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 470 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 471 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 472 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 473 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 474 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 475 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 476 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 477 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 478 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 479 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 480 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 481 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 482 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 483 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 484 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 485 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 486 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 487 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 488 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 489 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 490 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 491 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 492 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 493 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 494 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 495 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 496 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 497 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 498 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 499 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 500 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 501 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 502 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 503 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 504 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 505 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 506 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 507 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 508 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 509 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 510 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 511 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 512 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 513 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 514 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 515 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 516 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 517 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 518 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 519 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 520 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 521 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 522 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 523 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 524 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 525 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 526 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 527 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 528 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 529 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 530 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 531 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 532 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 533 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 534 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 535 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 536 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 537 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 538 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 539 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 540 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 541 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 542 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 543 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 544 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 545 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 546 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 547 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 548 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 549 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 550 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 551 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 552 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 553 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 554 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 555 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 556 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 557 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 558 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 559 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 560 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 561 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 562 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 563 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 564 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 565 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 566 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 567 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 568 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 569 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 570 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 571 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 572 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 573 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 574 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 575 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 576 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 577 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 578 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 579 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 580 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 581 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 582 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 583 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 584 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 585 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 586 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 587 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 588 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 589 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 590 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 591 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 592 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 593 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 594 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 595 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 596 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 597 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 598 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 599 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 600 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 601 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 602 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 603 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 604 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 605 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 606 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 607 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 608 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 609 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 610 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 611 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 612 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 613 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 614 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 615 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 616 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 617 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 618 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 619 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 620 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 621 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 622 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 623 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 624 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 625 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 626 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 627 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 628 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 629 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 630 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 631 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 632 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 633 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 634 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 635 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 636 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 637 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 638 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 639 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 640 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 641 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 642 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 643 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 644 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 645 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 646 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 647 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 648 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 649 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 650 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 651 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 652 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 653 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 654 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 655 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 656 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 657 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 658 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 659 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 660 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 661 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 662 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 663 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 664 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 665 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 666 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 667 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 668 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 669 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 670 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 671 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 672 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 673 0 obj > >> /Type /Page >> endobj 674 0 obj /Dest [245 0 R /XYZ null null null] >> endobj 675 0 obj /Dest [554 0 R /XYZ null null null] >> endobj 676 0 obj /Dest [595 0 R /XYZ null null null] >> endobj 677 0 obj > stream x+T0RIw7T04WISp Q04236Q0623Pq5`5Ե`L flkB

    Романтическая сторона археологии: вечный поцелуй, длящийся 2800 лет

    Это кажется таким романтичным и в некоторых из нас может пробудить нежные образы, но страстное имя « Любовники Хасанлу » (сейчас экспонируется в Penn Museum, в Музее археологии и антропологии Пенсильванского университета ) — не что иное, как изображение двух скелетов, демонстрирующих любовь в поцелуе, который мы можем определить как «вечный».

    По реконструкции археологов, это должны быть останки пары, бежавшей из горящей деревни, которая укрылась в яме, внутри которой нашла смерть от удушья.На фото видно наличие отверстия в черепе одного из двух скелетов, но это связано не с травмой или несчастным случаем, а только с операциями, проведенными при раскопках. Левый скелет, по-видимому, принадлежал человеку, которому на момент смерти должно было быть около 30 или 35 лет, а правый — примерно 19-22 лет. Их высота получается чуть более полутора метров.

    Из первых исследований останков была выдвинута гипотеза, что кости могли датироваться 6000 лет назад, но позже радиоуглеродная экспертиза, проведенная Пенсильванским университетом, опровергла это предположение.Предположительно, эти двое жили 2800 лет назад, то есть около 800 г. до н.э. В любом случае, весь костный материал, найденный в Хасанлу, изучается и сегодня, и десятки ученых и студентов со всего мира приезжают в Пенсильванский музей для изучения коллекции.

    Люди считают эту пару символом вечной любви , но точно неизвестно, какие отношения были между двумя умершими. Один явно мужчина, в то время как личность другого кажется менее определенной. Некоторые антропологи утверждают, что обе останки принадлежали мужчинам, что предполагает либо семейную связь, либо гомосексуальные отношения между ними.Другие, включая первооткрывателя Роберта Дайсона, поддерживают гипотезу о том, что это пара, состоящая из двух особей, мужчины и женщины.

    Одно можно сказать наверняка: двое влюбленных Хасанлу, безусловно, являются одним из наиболее представительных символов романтической любви, обнаруженных археологическими раскопками и по сей день.

    Видеть во сне скелет – значение и символика

    Видеть во сне скелет
    Если вы видите во сне скелет, значит, вы напрасно боитесь.Есть вероятность, что вы постоянно беспокоитесь о членах своей семьи и думаете только о плохом, что может с ними случиться. Часто бывает так, что вы звоните им несколько раз в день, чтобы узнать, как они и с кем они. Однако ваше поведение создает только контрэффект, поэтому они либо не отвечают вам в ответ, либо не рассказывают вам всего, чтобы вы не расстроились или не начали их презирать.

    Видеть во сне свой скелет
    Видеть во сне свой скелет означает, что у Вас искаженное представление о себе.Вероятно, вы слишком самокритичны, поэтому ищете недостатки во всем, что делаете. Несмотря на то, что люди постоянно делают вам комплименты, вы не удовлетворены. Вы никому не завидуете, но когда вы сравниваете себя с другими людьми, вам кажется, что они умнее, успешнее и во всем лучше вас.

    Видеть во сне выкапывать скелет
    Когда вы видите во сне скелет, это означает, что вы откроете тайну, которая подвергнет вас опасности.Есть шанс, что вы столкнетесь с серьезными последствиями своего любопытства. Вы не будете слушать предупреждения и останавливаться, и вы будете наступать на пятки людям, которые намного более влиятельны и могущественны, чем вы.

    Видеть во сне скелет в зеркале
    Если вам снится смотреть на себя в зеркало и видеть скелет, это может иметь несколько значений. Один из них заключается в том, что у вас много неуверенности в отношении внешности, невыполненных желаний или разбитых сердец.Другое значение заключается в том, что вы страдаете от недостатка уверенности в себе и самоуважения, поэтому вам, наконец, придется научиться любить себя. Это долгий процесс, и люди, которые проходят через него, говорят, что это очень сложно и требует больших усилий. Однако если вы хотите, чтобы ваша жизнь изменилась и, наконец, стала счастливой, вам придется работать над собой. Когда вы полюбите себя, другие люди тоже начнут воспринимать вас совершенно по-другому.

    Видеть во сне найти скелет
    Сон, в котором Вы нашли в лесу скелет или хлам, означает, что Вы будете свидетельствовать против кого-то в суде.Вероятно, вы оказались не в том месте и не в то время, и теперь вам приходится мучиться с этим в суде, потому что вы главный свидетель. Это будет совсем не просто для вас, потому что вы будете бояться, что обвиняемый найдет способ отомстить вам за все, что вы делаете. В этом случае вам следует обратиться за защитой в суд, потому что вы имеете на это право.

    Видеть во сне, как другие люди находят скелет
    Если вам снится, что другие люди находят скелет и показывают его вам, это означает, что вы можете избежать конфликта с человеком, которого недавно встретили.Благодаря своему спокойному характеру и умению контролировать свои эмоции вы не допустите, чтобы банальная ссора переросла в серьезный конфликт. Вы снова поймете, как важно сохранять спокойствие и собранность в стрессовых ситуациях.

    Видеть во сне, как закапывают скелет
    Закапывать во сне скелет — знак того, что Вы боитесь, что Ваша тайна будет раскрыта. Это может быть прошлый грех, которого вы стыдитесь сегодня. Вы стараетесь, чтобы об этом не узнали ваши близкие, но ваше сознание не дает вам спать спокойно.Если вы доверите свой секрет тому, кому вы доверяете, вы, вероятно, почувствуете себя намного лучше. Этот человек может проявить к вам гораздо больше понимания, чем вы могли себе представить.

    Видеть во сне, как другие люди хоронят скелет
    Когда вы видите во сне, что кто-то другой хоронит скелет, это означает, что кто-то из близких доверит вам одну секретную информацию. Вам придется поклясться, что вы унесете это с собой в могилу, хоть вы и не видите во всем этом какого-то большого преступления.Вы никому не расскажете о том, что услышали, из-за вашей дружбы.

    Разговор со скелетом во сне
    Разговор со скелетом во сне символизирует ваше ощущение, что никто не может увидеть и воспринять вас правильно. Иногда вам кажется, что люди избегают вас, хотя вы не можете понять, почему это так. Первое, что вы должны сделать, это спросить себя, правы ли вы, или это говорит паранойя. Второй шаг — работа над своей уверенностью в себе, а третий — осознание того, что жизнь слишком коротка, чтобы тратить ее на размышления о негативных вещах, которые с вами происходят.Уделите немного больше внимания тому, что делает вас счастливым, и вы увидите, что все не так ужасно, как вам кажется.

    Видеть во сне, как другие люди разговаривают со скелетом
    Если вы видите и слышите, как кто-то другой разговаривает со скелетом во сне, есть шанс, что вы позволили страхам управлять вашей жизнью. Это часто мешает вам наслаждаться вещами и расслабляться. Вы постоянно в стрессе, но ничего не делаете, чтобы справиться с этим, а это не лучшая жизнь, верно? Тем не менее, вы должны знать, что на самом деле вы тот человек, который может что-то изменить, поэтому, наконец, начните над этим работать.

    Спорить со скелетом во сне
    Спорить со скелетом во сне означает, что люди из вашего окружения не будут на самом деле понимать решения, которые вы принимаете, и действия, которые вы делаете. Они считают, что вы слишком эгоистичны, потому что пытаетесь время от времени удовлетворять свои потребности и исполнять свои желания. Вы напрасно постараетесь убедить их, что дела обстоят не так, как им кажется, а когда поймете, что не можете до них достучаться, позволите им думать все, что они хотят.У вас сейчас не хватает сил и времени, чтобы напрягать себя всем и вся.

    Видеть во сне, как другие люди спорят со скелетом
    Если вы видите во сне, что другие люди спорят со скелетом, это означает, что вы противостоите несправедливости. Вы будете защищать кого-то более слабого и не позволите другим людям унижать или использовать их. Другие могут разозлиться на вас из-за ваших действий, но вам будет все равно, потому что вы знаете, что поступаете правильно.

    Видеть во сне, как за Вами гонится скелет
    Сон, в котором за Вами гонится скелет, является признаком того, что Вы напрасно напрягаетесь из-за каких-то пустяков. Вы по натуре пессимист, и всегда продумываете самые худшие варианты развития событий. Однако на этот раз вы не правы, потому что все будет развиваться именно так, как должно.

    Видеть во сне, как скелет гоняется за другими людьми
    Когда вам снится скелет, гоняющийся за другими людьми, это означает, что вам следует поговорить с партнером о проблемах, которые его беспокоят.Вы очень открыты, и вы честно говорите о своих заботах, в то время как они привыкли справляться с такими вещами в одиночку. Вы, наверное, заметили, что в последнее время они отсутствуют, поэтому вам следует уделить им больше внимания. Попробуйте поговорить о том, что их беспокоит, но не настаивайте на этом, если они не хотят открываться. Дайте этому человеку немного времени, чтобы он почувствовал себя комфортно, и покажите ему, что вы понимаете его чувства.

    Видеть во сне, как на Вас нападает скелет
    Если во сне на Вас нападает скелет, значит, Вы боитесь за своё здоровье.Вероятно, вы заметите некоторые симптомы, которых у вас раньше не было, и решите поговорить с врачом. Подробные тесты покажут, что у вас нет ничего серьезного, а это значит, что при правильном лечении вы будете самим собой.

    Видеть во сне, как скелет нападает на других людей
    Видеть во сне, как скелет нападает на других людей, означает, что Вы беспокоитесь о здоровье близкого человека. Они, наверное, признались вам, что плохо себя чувствуют, но к врачу еще не обращались.Вам удастся уговорить их записаться на прием, так что вы оба будете намного спокойнее. Есть вероятность, что их иммунная система слаба, что часто вызывает другие проблемы со здоровьем.

    Видеть во сне, как скелет пытается вас убить
    Если во сне скелет пытается вас убить, это настоящий кошмар. Такие киносцены снятся детям чаще, чем взрослым. Они могут быть результатом какого-то события из реальной жизни или подсознательного анализа всего, что вы видели по телевизору или читали в книге или газете.Наверное, не стоит смотреть фильмы ужасов перед сном, чтобы не переживать такие кошмары снова и снова.

    Сон о скелете, убивающем других людей
    Сон о скелете, убивающем других людей, может иметь то же значение, что и предыдущее толкование. Постарайтесь больше расслабиться с хорошей книгой, музыкой или телешоу перед сном и посмотрите что-нибудь, что заставит вас смеяться, чтобы не бояться.

    Видеть во сне убийство скелета
    Когда Вам снится убийство движущегося и говорящего скелета, это означает, что Вы с легкостью преодолеете препятствия, которые в настоящее время Вам мешают.Есть шанс, что вы боитесь столкнуться с ними, но у вас нет для этого причин. Совсем немного терпения и веры в себя будет достаточно, чтобы закончить все в лучшем виде.

    Видеть во сне целование скелета
    Если во сне вы целуете скелет, это может иметь два очень простых значения. Во-первых, вы не чувствуете любви и страсти к своему партнеру так, как раньше, что часто случается, когда люди женаты или находятся в отношениях в течение длительного времени.Другое значение заключается в том, что вы одиноки и твердо верите, что никогда не найдете родственную душу.

    Видеть во сне танцующий скелет
    Если вы видите этот гротескный пейзаж, это означает, что в реальной жизни вам будет очень весело. Вы будете в компании людей, чей юмор вам подходит, и через некоторое время вы хорошо посмеетесь благодаря им.

    Видеть во сне поющий скелет
    Этот сон тоже необычный, и он означает, что вы встретите человека, который поразит вас своей положительной энергией и оптимизмом, который он излучает.

    Значение снов может быть гораздо более тривиальным. Если вы недавно видели скелет, это наверняка произвело на вас сильное впечатление.

    Определение скелета

    Скелет — это набор костей, который придает форму и поддерживает тело, а также позволяет двигаться.

    История скелета Вэл Хоулетт – Обзор Голодной горы

    Маленькой девочке снится чудовище. Монстр серый. Он входит в ее окно ночью, просто открывает его и проскальзывает, лицом к ней, обвисший и бесконечно морщинистый, с гниющими зубами.Он протягивает свои длинные руки-тени к ее приоткрытым губам и вниз по горлу, чтобы схватить ее жизнь, забрать ее у нее. Она просыпается с криком.

    Ее родители спешат наверх, гладят ее по волосам, говорят ей, что монстров не существует. Они лгут. Они прожили много лет и столкнулись с бесчисленными монстрами: раковыми монстрами, монстрами пластической хирургии, наркоманами, монстрами, движимыми деньгами, или доктриной, или лестью, которых поглощает мертвая любовь, которых поглощает страх, монстры, питающиеся сексом. , или жалость, или контроль.Современный мир полон монстров.

    Легче быть монстром, чем девушкой.

     

    С грохотом

    Соня открывает парадную дверь и видит Николь, вернувшуюся с недельного семейного отдыха в Канкуне. Она недавно загорела, а разноцветные бусины стучат друг о друга на концах ее волос. На ней голубое платье, облегающее тело, и такая же небесно-голубая сумочка. Она выглядит намного старше, больше не похожа на девушку из Конши.

    «Эй, неудачник!» — говорит Соня.Она протягивает руку, чтобы Николь шлепнула ее, и это первый шаг в их тайном рукопожатии. Вместо этого Николь делает шаг вперед и обнимает воздух вокруг себя.
    – Соня, – воркует она. «Как дела?»

    Соня не отвечает на объятия. — Почему ты говоришь странно?

    «Что ты имеешь в виду?» — спрашивает Николь, но не может выдержать своего невинного взгляда. «Это часть нового меня!» она сказала. — Впусти меня, и я расскажу тебе об этом.

    Она даже не может дождаться, пока они дойдут до кухни.Она следует за Соней и говорит: «Значит, ты знаешь, что мои кузены отправились с нами в путешествие, верно? Те, что в старшей школе? Ну, раньше на меня никогда не обращали внимания, а в этом году решили меня переделать!»

    На лице Николь нет никакой нервозности, только глупая рассеянная кукольная улыбка, как будто ей все равно, что думает Соня. Соня разрывает пакет с чипсами. Она ничего не говорит.

    «Теперь у меня есть все эти планы, которые являются настоящими планами для седьмого класса, понимаете?» говорит Николь.«Как завести парня. И я хочу пойти на настоящую вечеринку, а не на детскую, на ту, где нет родителей, где играет музыка и, знаете… все такое».

    Она кладет сумочку на прилавок. «Кори говорит, что может пригласить меня на вечеринку своей подруги в честь Хэллоуина. Ты, наверное, тоже можешь прийти.

    Вот когда Соня теряется. «Наверное?» она сказала. «Уловка или угощение — это наше дело. Ходим вместе с четвертого класса!»

    «Хорошо!» говорит Николь. — Я не имел в виду, наверное.Определенно. Мы определенно можем пойти на вечеринку вдвоем. Она сверкает Соне еще одной кукольной улыбкой, как будто проблема решена.

    Соня хочет еще многое сказать. Например: я не хочу идти на вечеринку. Я хочу пойти на угощение. Например: Как вы можете полностью изменить себя всего за одну неделю?

    Но нет. Николь кажется такой счастливой. Что, если она будет протестовать, и Николь решит пойти на вечеринку без нее?

    — О, — говорит Николь. — У меня есть для тебя кое-что. Она лезет в сумочку и перебирает ее содержимое, пока не находит что-то маленькое.Она вытаскивает его. Он поворачивается, когда Николь протягивает руку, предлагая ее Соне.

    «Скелет?» — спрашивает Соня. Она не берет.

    «Ну, либо это, либо брелок с надписью «Мексика», — говорит Николь, и ее голос становится почти невозмутимым, как раньше. — Я решил, что это лучше.

    — Наверное, — говорит Соня, глядя, как болтаются ноги скелета. Николь держит его за череп.

    «Угадал?» — говорит Николь, но тут же останавливается.Она растягивает лицо в улыбке, заставляет слишком громко смеяться. «Ну, пожалуйста!» она сказала.

    «Спасибо». Соня берет брелок-скелет. Он гремит, пока она не засунет его в карман.

     

    Признание

    Соня преодолела большинство монстров, таких как призраки и зомби, но она все еще боится скелетов.

     

    Подключено

    Когда Соне было четыре года, у нее и ее сестры Роуз был DVD под названием Kids Sing. Они поглощали ее, высасывали из нее досуха, играли в нее каждый день, пока она не стала прыгать и ускоряться, а песни иногда звучали заглушенно.Во время большинства номеров Соня и Роуз подпевали, прыгая на диване, охлаждая идеальных детей с DVD. Роуз пела лучше, но Соня всегда могла рассмешить ее своей дикой походкой по гостиной во время «Hound Dog».

    Но когда пошли «Эти кости», Соня не смогла смотреть. Сама песня ее не испугала; слова были как раз о том, как устроены человеческие тела:
    Кость пальца ноги соединена с… костью стопы!
    Кость стопы соединена с… костью лодыжки!
    Кость лодыжки соединена с… костью ноги,
    Эти кости будут ходить!
    Но дети на DVD пели эту песню в классе естественных наук рядом со скелетом взрослого размера, и в последней строчке «Эти кости будут ходить вокруг!» скелет ожил и начал танцевать с детьми.

    Даже если Соня отважится начать, танцующий скелет всегда заставит ее бежать. Она пряталась в тени синей ванной, закрывая уши, пока Роуз не закричала, что можно снова выйти.

    На всякий случай она осторожно отползала назад, а Роза смеялась звонким маминым смехом, клала руку Соне на плечо и держала ее там до конца «Колыбельной Бродвея».

    «Чего ты так боишься, Соня?» сказала бы она. «Знаете, скелеты — это просто кости внутри нас.У каждого есть скелет внутри».

    Соня не могла объяснить, почему они страшные. Они просто были. Это было что-то в том, как они танцевали — дрожащие, неконтролируемые — и в их больших зияющих дырявых глазах, и в том, как формы их челюстей выглядели как преувеличенно пустые улыбки.

     

    Искривленный

    В классе отца Сони нет скелета, но на стене висит плакат с изображением одного из них. Он стоит, конечно же, рядом с партой Сони и улыбается ей во время урока.Если она поднимет глаза, то увидит названия костей, сложенных по обеим сторонам скелета.

    Череп. Мандибула. Бедро. Твердые, внушительные слова, которые заставляют Соню думать о компаниях с большими зданиями или именах злодеев в фильмах о супергероях. Но когда она смотрит на кости Роуз, они кажутся наоборот такими хрупкими.

    Ее папа не видит скелет Роуз.

    Он защищает Роуз за ужином, когда их мать объявляет, что Роуз не может встать из-за стола, пока не съест всю свою пасту — не просто нарежет ее на макаронные конфетти, а соберет содержимое тарелки в рот.

    «Я не могу!» — вопит она, сжимая пястные кости и скручивая позвонки, пока не взывает к воздуху над ними. «Разве ты не понимаешь, что я сыт? Я уже так много съел, мама! Клянусь, меня вырвет, если мне придется съесть больше».

    А вот и мистер МакГинтер, отворачивающийся от дочери. «Сьюзан, — говорит он, — не делай ей больно, ради всего святого! Она в порядке.»

    «Она не в порядке», — говорит мать Сони, и Соня ее не слушает. Она не может перестать переводить взгляд со своей такой умной сестры, вся перекошенная, на мэшап на тарелке Роуз.

    Соня встает, требует: «Как ты мог быть сыт? Я имею в виду, как ты мог подумать, что мы верим в такую ​​полную ложь, когда твоя тарелка полна еды? Ты даже не обедал».

    «Соня?» Роуз говорит: «Заткнись. Ты ничего не знаешь».

    И даже в шокированной тишине комнаты Роуз стоит на своем. «У меня уже есть мама, которая лает мне в горло и все время наблюдает за мной», — говорит она. — Ты мне тоже не нужен.

     

    Угрозы

    Не ждите верности от девушек-скелетов.Они будут яростно преданы, непреклонно ваш друг или сестра, пока вы не угрожаете их скелету. Затем забудьте об этом.

    Их скелеты берут верх.

    Слова скелетов сбивают с толку, бормочут. Не прикасайся ко мне. У меня все нормально. Ты вмешиваешься. Ты просто завидуешь. Ты спятил. Почему ты так со мной поступаешь?

    Не слушайте сами слова. Дело скорее в их свирепости, угрозах в них, которые, кажется, говорят о чем-то другом.

    Нравится: Толкни меня, и я оттолкну тебя.

    Нравится: Возьми меня вот так, иначе ты меня потеряешь. Ваш выбор либо скелет, либо вообще ничего.

     

    Смотреть

    На Николь в школе много смотрят.

    Она носит платье с запахом почти каждый день (должно быть, она купила их сорок штук в Канкуне), а когда нет, то носит топы с оборками и прозрачные юбки, которые тянутся за ней, когда она двигается, и кажется, что она скользит, а не ходит как нормальные люди.

    У нее уже есть парень.Его зовут Томми С., потому что в их классе есть два мальчика по имени Томми.

    «Он просто мой тренировочный парень», — говорит она Соне. «Я очень хочу старшеклассника».

    Она пишет Томми С. во время обеда, улыбается, когда он отвечает ей, смеется, как старая киноактриса, когда читает сообщения. Иногда она ходит на занятия только с ним, ведет его, держит за руку.

    Другие девочки в седьмом классе окружают Соню, задавая ей вопросы. Что случилось с Николь? Она сказала тебе, почему она изменилась? Почему она гуляет с Томми С.вместо тебя? Она думает, что она лучше всех? Ты не ревнуешь? Ты не злишься?

    Да, Соня хочет сказать, ДА! Но это не так. Она защищает Николь, потому что они всегда защищали друг друга, потому что она тоже не хочет дружить с этими девушками, этими девушками, которые смотрят ее и Николь, любят реалити-шоу, как будто они не могут дождаться, когда все станет еще хуже.

    «Хватит говорить о Николь», — заставляет она себя сказать им. «Занимайтесь своим делом.» Она уходит.От молнии ее рюкзака качается брелок-скелет.

     

    Проблема

    «Мы не можем наряжаться младенцами на Хэллоуин», — говорит Николь. «Это… это похоже на то, что мы сделали бы в прошлом году».

    Николь получила официальное разрешение от кузины Кори: она и Соня могут присоединиться к вечеринке в честь Хэллоуина девушки по имени Стейси Ланден. Стейси — первокурсница средней школы Плимут-Уайтмарш, а это значит, что она учится в том же классе, что и Роуз.

    Роуз не пригласили на вечеринку.

    Однако она была так мила с этим. — О, я знаю Стейси! — сказала она без тени ревности, когда Николь похвасталась этим. Она даже испекла для костюмированного мозгового штурма Николь и Сони печенье с шоколадной крошкой, которое она смешала, придала форму и достала из духовки, поставив противень на плиту остывать. «Мне не терпится их съесть», — сказала она, и на мгновение Соня позволила себе надеяться, что настоящая Роза, Роза прошлого, получила контроль над ее скелетом.

    Николь опирается на прилавок в задумчивой позе, обхватив голову руками.Затем она задыхается, улыбка медленно расползается по ее лицу.

    «Что?» — спрашивает Соня.

    — У меня есть лучшая идея, — полушепотом говорит Николь. «Мы могли бы быть ангелом и дьяволом».

    Соня старается не закатывать глаза. — Дай угадаю, — говорит она. — Ты хочешь быть дьяволом.

    Николь прикусывает губу. — Да, — признается она. «Почему, ты хотел быть…?»

    «Никто не хочет быть ангелом».

    — Ну, — Николь смотрит в потолок, серией щелчков расправляя бусинки на волосах.«Тебе не обязательно быть ребячливым ангелочком. Моя кузина Андреа была ангелом в прошлом году, и она носила только белую крестьянскую блузу и теннисную юбку и много блесток для тела, и, вы знаете, крылья и ореол. Она выглядела очень мило».

    Соня не хочет выглядеть мило, но и не хочет выглядеть сексуально. Она понятия не имеет, как хочет выглядеть. Она совсем не в восторге от вечеринки, на которой Николь надеется заполучить парня из старшей школы, где все, вероятно, будут целоваться. Она не хочет целоваться.У нее никогда не было желания поцеловать конкретного, настоящего мальчика, которого она видела в классе, а не в кино.

    Она меняет тему. «Я думаю, что печенье остыло», — говорит она.

    А потом Николь говорит: «О, я не хочу. Я на диете.»

    Соня бросает взгляд на Роуз, но ее сестра не выказывает никаких признаков того, что слушает. Все, что может видеть Соня, — это изнаночная сторона французской косы Роуз, склонившаяся над ее учебником.

    – Глупо, – говорит Соня и вскакивает, чтобы схватить поднос с печеньем.Она лязгает им перед ними. «Диеты — это глупо», — практически кричит она. Она хочет кричать.

    — Ну, — говорит Николь, улыбаясь, как будто это все шутка, — может быть, совсем маленький. Она держит руку над подносом в течение минуты, прежде чем выбрать печенье среднего размера. «Я не ела нездоровой пищи на обед, — говорит она, — так что все в порядке».

    — Тебе даже диету не надо, — говорит ей Соня, но смотрит на Роуз. — Никто в этой комнате этого не делает.

    – Хотя знаю, – говорит Николь липким извиняющимся голосом.«У меня, типа, ручки любви». Она шепчет фразу любовь ручки. Соня даже не знает, что это значит.

    «Кроме того, — говорит Николь, — у меня жирное лицо».

    Роуз встает, хватает книгу.

    «Куда ты идешь?» — спрашивает Соня.

    «Наверху. Геометрия сложна — мне нужна полная тишина, чтобы сосредоточиться на ней». Затем Роуз улыбается, так любезно. — Зато получай удовольствие.

    Она уходит до того, как Соня успеет попросить у Роуз печенье, хотя кому после речи Николь захочется печенья? Николь, однако, тянется за секунду.

    — Я думала, ты на диете, — говорит Соня.

    — Я знаю, — стонет Николь, набивая лицо. «Я просто не могу себя контролировать!»

    Соня извиняется и уходит в ванную, хотя ей и не нужно идти, просто чтобы сбежать от Николь и ее отвратительной, фальшивой, эффектной диеты. То, что делает Роуз, ужасно, но, по крайней мере, это реально. Соня не может не восхищаться силой воли и вдумчивостью Розы, тем, как она ест так мало еды, хотя ее тело жаждет большего, тем, как она печет печенье, не съев ни одного, тем фактом, что, хотя она и причиняет себе боль, она старается. так трудно не беспокоить кого-либо еще.

     

    Где-то

    Через неделю Роуз впервые потеряла сознание.

    Соня узнает об этом в конце дня, когда открывает дверь в класс отца, а там находится ее учитель английского. Учитель начинает бормотать, но Соне не нужно слушать, чтобы понять, что за три часа после урока естествознания что-то случилось с Роуз.

    Она на удивление спокойна, ожидая машину своего отца, как будто ее разум отключился, а тело движется без него.Она садится в машину. Она слышит историю своего отца по частям.

    Автобусный маршрут

    Обморок

    Дети побежали за помощью

    Каково это, делать что-то совершенно обычное в один момент, а
    в следующий момент быть где-то еще — в траве, глядя на небо с потрясенными лицами? Было бы страшно или просто странно то, что сейчас чувствует Соня, как будто все происходящее на самом деле не реально?

    Соня смотрит в окно, наблюдая, как мир движется по ту сторону стекла.Она задается вопросом, каково это быть Роуз, если отказ от еды каким-то образом мешает ей чувствовать. Человеку свойственно чувствовать, и, в конце концов, чтобы быть человеком, нужно есть.

     

    Голод

    Роуз не похожа на человека. Она вся как скелет в своей постели, притворяется безразличной, закатывает глаза, ее ухмыляющаяся кожа натягивается на череп.

    «Это такая чрезмерная реакция», — говорит она родителям, не обращая внимания на поднос с едой, который ей приносит мать, игнорируя угрозы врача, что, если она не наберет пять фунтов в течение следующей недели, ее придется госпитализировать.

    «Все, что я сделала, это пропустила завтрак», — говорит она. «Люди постоянно падают в обморок».

    Соне хочется встряхнуть ее, схватить за плечи и ключицы и трясти ими, пока Роза не придет в себя. Соня, наверное, тоже могла бы это сделать. Ее сестра такая маленькая.

    Вместо этого Соня кричит, кричит: «Как ты так одурел?» и «Почему ты делаешь это с нами?»

    Но скелет Роуз удивительно упрям. Он стоит на своем, не ломается, когда Соня начинает плакать, и даже когда к ней присоединяется их мама.Когда мистер и миссис МакГинтер поворачиваются к Соне, говоря ей, чтобы она замолчала, Роуз блестяще смотрит вперед, ее глаза — два ровных камня.

    Позже, за обедом в микроволновке, родители Макгинтеров разговаривают с Соней. Говорят, с сестрой так разговаривать нельзя. Она больна. Нас это тоже расстраивает, но мы должны подбодрить Роуз. Мы не можем винить ее за это.

    Соня не хочет есть резиновую еду в индивидуальных отсеках для подносов. Ее просто нет. Она закрывает рот, покидает свое тело, парит по его краям.Она выбрасывает поднос, когда остается одна на кухне, и не завтракает на следующий день.

    Ее родители не замечают.

     

    Смотреть

    Девочки-скелеты внешне не манят вас присоединиться к ним. Они будут испечь вам печенье, чтобы накормить вашу плоть, как будто части их, которые все еще остаются девушками, сражаются за вас. Они великодушны, если подумать, девочки-скелеты. Они поддались, но будь они прокляты, если вы тоже поддадитесь.

    Но не дайте себя одурачить.Притяжение скелета тонкое — очарование силы. Знание того, что, когда твой скелет входит в комнату, все вокруг повернутся.

    Девочки-скелеты хотят быть невидимыми, но они хотят видимой невидимости, присутствия, которое говорит: «Посмотри, как я умираю с голоду, и все же я не буду тебя беспокоить, все же я могу держать это при себе и ничего не говорить, могу». растянуть рот и улыбнуться.

     

    Плавающий

    Приближается день взвешивания Роуз. Мистер МакГинтер начал готовить богатую пищу — стейки, макароны с сыром, барбекю, даже несмотря на то, что погода становится холодной.Роуз цепляется за все это, но ее скелет корчится, борясь за контроль.

    — Заткнись, — рявкает он на постоянные подбадривания мамы, на ее бесцветный поток «у ​​тебя все отлично». Он огрызается: «Я тебя ненавижу» и выплевывает и другие вещи, проклятия, угрозы и заявления, которые заставили бы любого здравомыслящего человека фантазировать о том, чтобы трясти Роуз, пока ее глаза не станут пустыми. Что угодно, лишь бы убрать этот безжалостный гнев, эту сталь в ее голосе, эту пустоту, сверкающую вокруг ее костей.

    А вот

    Соня нет.Она нарезает свою богатую еду, перекладывает ее, откусывая крошечные кусочки и считая их в уме. Роза такая дура. Если бы она просто дала их родителям немного из того, что они хотели, съела часть еды, подбросила бы им кусочки своей былой сладости, они бы даже не заметили ее скелета. Они бы полностью оставили ее в покое.

    Соня умнее, и дочка лучше. Она не собирается падать в обморок. Она ест виноград на завтрак, мешочки с ломтиками огурцов плюс отмеренное количество кренделей на обед и разнообразные крошки со всех своих обедов.

    Первые несколько дней мучительны, но после этого становится странно легко отказываться от еды. На самом деле это волнующе — отказаться от еще немногого, предложить Николь половину ее бутерброда за обедом и смотреть, как она ест его, и представлять, как хороши эти арахисовое масло и желе, смешанные вместе, идеальное сочетание пикантного и сладкого, но у нее их не будет, она не выхватит их обратно, потому что она больше этого. Она сильнее своего физического «я».

    Она больше не боится вечеринки в честь Хэллоуина.Она включает музыку и собирает свой костюм, плывет от шкафа к комоду и к кровати, немного пританцовывая. Она качается, и ее сердце подпрыгивает, как будто она может упасть, но она продолжает танцевать. Будет ли эта дикость похожа на вечеринку?

    Одетая, она позирует перед зеркалом. Майка и теннисная юбка свисают с нее, как листья. Она смотрит на свое толстое лицо, проводит блестящей палочкой по костям. Ее можно целовать? Она готова к поцелуям. Страх теперь живет только вне ее, а не в животе, голове и шагах, как раньше.

    Рюкзак Сони лежит на ее кровати. Брелок наблюдает за ней своими пустыми глазами. Оно всегда голодное.

     

    До костей

    Соня и Николь, дрожа, поднимаются по лестнице к дому Стейси Ланден. На Николь короткое красное платье с зазубренными треугольниками на концах, красные чулки в сеточку и маленькие красные рожки. Она носит пластиковые вилы. Соня была права насчет спора об ангеле и дьяволе — Николь выглядит намного красивее, чем она есть на самом деле. Лучше быть дьяволом.

    Они спускаются в подвал, но это не похоже на подростковую вечеринку в кино. Здесь не многолюдно и не темно, и девочек больше, чем мальчиков. Музыка играет, но недостаточно громко для танцев.

    Никто не целуется.

    Внезапно Николь визжит и бежит к двум таким же загорелым девушкам в костюмах французских горничных, раскинув руки. Соня качается в центре комнаты. У нее нет сил следовать.

    Она выглядит старшеклассницей? Она не знает. Она не может.Она кричит «детка». Ей нужно отойти в сторону и придумать, что делать, и все, наверное, смотрят на нее, а она не хочет, чтобы на нее смотрели, вот и весь смысл. Она собиралась потерять себя на этой вечеринке, а еще даже не темно.

    Она плохо себя чувствует.

    Она, спотыкаясь, идет к столику с закусками, но там только миска с чипсами, много бутылок газировки и одна бутылка какого-то прозрачного алкоголя. Она не может понять, что это за сорт, потому что слова на этикетке размыты.

    Пара мальчиков постарше окружают алкоголь, шутят и смеются, разливая его по чашкам, смешивая с содовой. Они не такие, как мальчики из класса Сони. Они больше похожи на киношников. Могла ли она поцеловать одного из них? Но она не может так думать, когда она тупой ангел, а не с другом и, наверное, похожа на монстра.

    Тем не менее, когда один из мальчиков смотрит в ответ, спрашивает: «Кто ты?» довольно дружелюбно, она тоже улыбается, пока следующий мальчик не толкает его локтем, улыбается ей и говорит: «Свежее мясо.

    Унижение жарко подступает к горлу Сони. Она отворачивается, но мир вращается быстрее, чем она. Она ошибалась насчет страха. Это не то, от чего можно избавиться голоданием или головокружением. Страх неизбежен. Это везде.

    Обморок должен быть романтичным, но это совсем не так. Это похоже на смесь подъема и падения, рвоты и удушья, когда все твои органы сваливаются в кучу.

     

    Небо

    Когда она открывает глаза, это громко, и лицо Роуз — это небо.

    «Пусть дышит!» — кричит Роуз, и шум сменяется толпой людей, отступающих назад.

    «Ты здесь?» — спрашивает Соня. Это настоящая Роуз, с ее французской косой, мешковатым свитером и закушенной губой.

    — Я должна была прийти, — сказала Роуз. «Я волновался.» Ее глаза полны.

    Она протягивает свой радиус к Соне, и они сжимают ледяные руки, тянут друг друга, пока Соня не встает. Но затем Роза смотрит вокруг, а не на Соню, как будто другие люди — это все, что она может видеть.

    «Роуз?» — спрашивает Соня, но Роуз не смотрит. Ее голова мотается к выходу, и когда она замечает его, она говорит: «Пошли» и начинает идти. Она не смотрит.

    В горле Сони пересохло, и она хочет говорить, но удушье приближается. Она проталкивает его, произнося имя сестры, сдавленное «Роуз», и закрывает глаза, чтобы не видеть, наконец обернулся, чтобы посмотреть на нее. «Я больше не хочу этого делать», — говорит она. Роза замерла на лестнице.Она начинает оборачиваться, но вместо этого сжимается в себе, клубок Розы на ступеньках, вцепившись в перила, как будто ей это нужно, чтобы выжить. — Я тоже, — воет она, и звук этот низкий, жалкий и, несомненно, человеческий.

     

    Человек

    Вы должны быть человеком, чтобы сражаться с монстром. Это кажется неправильным — ваша человечность со всей ее неряшливостью также делает вас восприимчивым к монстрам, впускает их внутрь.

    Но вам нужен беспорядок. Вы не можете отвернуться ни от одной части того, что такое монстр, почему он здесь, что он означает.Чтобы монстр действительно был побежден, его нужно схватить и узнать.

    Опасно знать монстра. Нас предупреждают бесчисленные истории: актер, играющий монстра, который не может избавиться от роли, психиатр, погружающийся в образ мышления опасного пациента. Девушка, которая хочет спасти свою сестру от монстра, но подбирается слишком близко.

    Существует тонкая грань между тем, чтобы думать, как стать монстром.

    Соня выбросит свой брелок-скелет в окно, но он все равно будет существовать в темноте.Как только вы разбудите скелет, он всегда будет с вами, улыбаясь, маня своей длинной, почти изящной костяной рукой.


    Финалист премии Кэтрин Патерсон 2013 Обувь Adidas | Обзор Altra Timp 3, лучшие кроссовки для трейлраннинга 2021 года

    Call Of Duty: Black Ops 4 Zombies IX карта пасхальные яйца

    Пасхальные яйца The Black Ops 4 Zombies IX происходят внутри римского Колизея, и это абсолютно дикое . На этой культовой карте Black Ops 4 Zombies представлены различные новые типы врагов, а также невероятно сложный набор пасхальных яиц, которые нужно решить.Как всегда, есть несколько шагов, если вы хотите завершить все это, и именно здесь вам пригодится это руководство. У нас есть все, что вам нужно знать о пасхальных яйцах Black Ops 4 Zombies IX, но возьмите ручку и бумагу, потому что есть что записать.

    Разблокировка Pack a Punch

    Изображение предоставлено MrRoflWaffles на YouTube

    Первое, что вам нужно сделать, это разблокировать Pack a Punch. Автомат Pack a Punch, который можно найти на каждой карте режима «Зомби», позволяет вам потратить 5000 очков на серьезное улучшение вашего оружия.Если вы поторопитесь, вы можете сделать это в первые несколько раундов. Вот что вы хотите сделать.

    На карте IX есть четыре отдельные башни, посвященные четырем богам. Когда вы выйдете из туннеля возрождения, справа будут Дану и Ра, а слева от вас будут Зевс и Один. Вы можете купить вход в Дану и Ра прямо сейчас, так что заходите внутрь. Вы ищете гонг у стены — их нетрудно найти. Взаимодействуйте с ним, и появится зомби-чемпион. Когда вы убьете каждого, выпадет череп. Поднимите это.

    Изображение предоставлено MrRoflWaffles на YouTube

    После того, как вы выполнили Дану и Ра, отправляйтесь в подполье и купите себе путь к башне Одина, через Храм и мимо Склепов. Оказавшись там, вы можете убить чемпиона зомби в башне Одина и купить вход в башню Зевса. Когда вы взаимодействовали со всеми четырьмя гонгами и получили четыре черепа, возвращайтесь в Храм.

    В центре Храма находится склеп, окруженный четырьмя столбами. Поместите каждый череп на вершину каждого столба и вуаля! Склеп превратится в машину Pack a Punch.Это жизненно важный шаг, чтобы убедиться, что у вас достаточно мощное оружие, чтобы завершить оставшуюся часть IX пасхального яйца. Вам понадобится эффект «Зажигательная бомба» на одном из ваших видов оружия, поэтому сейчас самое время упаковать свое оружие как можно лучше, пока вы его не получите.

    Выполнение заданий

    Ряд шагов в этом пасхальном яйце Black Ops 4 Zombies IX можно выполнять в любом порядке, но мы рекомендуем выполнять их в том порядке, в котором мы перечисляем их, чтобы свести к минимуму возню в дальнейшем.Это очень хорошая идея получить эти испытания до того, как вы разблокируете Pack a Punch, а затем выполните их, проходя через вышеупомянутые гонги.

    На арене вы увидите свернутые баннеры, украшающие сторону арены. В ближнем бою атакуйте веревки, удерживающие их, и вам будет брошен вызов. Их несложно выполнить, и когда вы закончите три из них, вы будете вознаграждены чашей в центре арены. Это необходимая часть для более позднего этапа пасхального яйца.Рядом с чашей будет пистолет Pack a Punch Strife под названием Z-Harmony, который очень удобен в первых раундах.

    Сборка Щита Медного Быка

    Щит Медного Быка понадобится намного позже в пасхальном яйце, но его просто построить, поэтому мы рекомендуем делать это, пока вы разблокируете Pack a Punch и завершите испытания.

    Чтобы построить Медный Бычий Щит, вам нужно найти три части в трех разных храмах, каждый из которых имеет три разных точки возрождения:

    Храм Ра

    Эта часть всегда будет находиться в Алтарной комнате Ра.

    • Слева от лестницы в углу
    • Справа от лестницы
    • Рядом с колонной напротив лестницы

    Храм Одина

    • На полу Комнаты Котла
    • 2 стойка для щита на входе на первом этаже
    • В алтарной комнате наверху, прислоненная к стволу копий

    Храм Зевса

    • У основания статуи в алтарной комнате
    • В протянутой руке статуя у входа на первом этаже
    • В бане внизу на полке

    Когда вы соберете все три части, идите к Яме и постройте ее на верстаке.Это стоит 1500 очков, но когда он у вас есть, щит помогает отражать удары зомби, и есть мощная атака в ближнем бою. Если удерживать кнопку прицеливания, можно стрелять огненными шарами за счет замедления движения. Если щит повредится или у вас закончатся огненные шары, вы сможете починить его на том же верстаке за 250 очков.

    Создание кислотной ловушки

    Следующее, что вам нужно сделать, это построить кислотную ловушку, в которую входит чаша. Вам нужно найти еще две детали, цепи и механизм.Оба предмета находятся в подземном храме:

    • Цепи висят на стене под балконами.
    • Вы найдете механизм в углу возле лестницы, под скелетом в подвесной клетке. Он довольно большой, так что вы не должны его пропустить.

    Теперь вам нужно направиться ко входу в храм Ра и взаимодействовать с переключателем черепа на стене. Это создаст кислотную ловушку, которая является первым шагом к разблокировке чудо-оружия «Смерть Ориона».

    Поиск головы статуи

    Теперь вам нужно найти голову статуи.Он может появиться в одном из четырех мест, но вам не обязательно искать все четыре. Спуститесь в Храм, где находится машина Pack a Punch, и пройдите через дверной проем, который был открыт взрывом, когда машина Pack a Punch разблокировалась. Теперь вы должны быть у входа в храм Дану-Ра.

    Посмотрите на металлическую решетку, за небольшой подиум между лестницей. Вы сможете увидеть горящую чашу внизу недоступной лестницы. Выстрелите в него, и он должен упасть с подиума, на котором сидел.

    Оттуда направляйтесь к Каменному мосту, соединяющему башни Дану и Ра. Посмотрите с моста на арену, и он должен был создать на земле пылающую стрелу, указывающую на одну из четырех башен. В этой башне вы найдете голову статуи. Вот где будет лежать голова в каждой башне:

    • Дану — Вниз по лестнице и в лужу воды.
    • Ра — В погребальной камере за одной из жаровен в углу.
    • Зевс — В одном из углов бани, внутри бани.
    • Один — Под огромным котлом.

    Как только вы получите голову статуи, вернитесь к кислотной ловушке у входа в храм Ра. Посередине пути находится решетка, используемая для слива кислоты во время Кислотной ловушки. Поместите голову статуи на решетку и включите кислотную ловушку. Кислота опустится, расплавив голову. На его месте будет Ключ Скорпиона. Когда ловушка закончится, вы можете взять Ключ Скорпиона.

    Получение золотой вазы

    Затем вам нужно отправиться в центр арены и поднять уровень близости толпы до максимально возможного уровня.На это указывает большой палец в левом нижнем углу вашего HUD. Как только от него разлетятся зеленые искры, у вас будет максимальное сходство с толпой. Это может быть достигнуто такими вещами, как отсутствие ударов зомби, убийство чемпионов-зомби, убийства с помощью вашего специального оружия и выполнение задач, а затем рукопашная схватка с наградами, которые вы получаете, вместо того, чтобы принимать их.

    Когда вы добьетесь максимального сходства с толпой, диктор должен упомянуть, что вы «получили подарок от богов». Где-то на арене будет Золотая ваза — нет никаких указаний на то, где она приземлится, поэтому просто найдите ее на главной арене, когда услышите эту голосовую реплику.Как только вы найдете его, пройдите в храм Дану.

    Отравление Загадочного ящика и получение Смерти Ориона

    Спускайтесь вниз в Дендрарий со всеми деревьями. На втором дереве есть крошечная дырочка на поверхности. Атакуйте его в ближнем бою, чтобы вставить Ключ Скорпиона в дерево. Затем поместите Золотую Вазу ниже того места, где вы вставили Ключ Скорпиона.

    Начнет высасывать яд из дерева. Обратите внимание, что для завершения этого процесса требуется целый раунд, так что это прекрасное время, чтобы пойти и упаковать свое оружие, чтобы попытаться получить эффект зажигательной бомбы, если вы еще этого не сделали.

    Когда ваза наполнится ядом, поднимите ее и направляйтесь к Загадочной Коробке, где бы она ни находилась. Используйте яд на Загадочной коробке, затем, когда она станет зеленой, используйте Загадочную коробку правильно, и следующее оружие, которое вы должны получить, — чудо-оружие Смерти Ориона. Мы рекомендуем Pack a Punching сразу, чтобы улучшить его до Serket’s Kiss. Вам также понадобится эффект Kill-O-Watt для более позднего шага, поэтому постарайтесь получить его в первых раундах.

    Выбивание костра

    Изображение предоставлено MrRoflWaffles на YouTube

    Теперь вы, наконец, получили чудо-оружие Смерти Ориона, щит Медного Быка, и вы разблокировали Pack a Punch, пришло время заняться главным Пасхалка Black Ops 4 Zombies IX.Вам нужно заманить зомби-гладиатора — одного из тех больших парней, которые бросают в вас топоры — на главную арену. Соблазните его метнуть топор в один из горящих деревянных костров, присев за одним из них.

    Когда он ударит топором по деревянной конструкции, от нее отвалится горящий кусок дерева. Возьмите его и идите к Башне Одина, особенно к большому котлу в подвале. Поместите горящую древесину на один из крюков, висящих над котлом, затем подождите. Фактически, на пару полных раундов — этот шаг требует времени, поэтому не забывайте об этом и переходите к следующему шагу.

    Получение навоза

    Помните, как раньше вам нужно было добиться максимального сходства с толпой, чтобы получить Золотую вазу? Теперь вам нужно понизить сходство толпы до минимально возможного. Вы можете сделать это, заходя в огненные ловушки, получая урон от зомби и бросая гранаты в толпу. Когда вы получите минимально возможное сходство с толпой, они будут бросать на арену навоз. Поднимите его (только постарайтесь, чтобы ничего не попало вам в руки…).

    В поисках черепа

    Изображение предоставлено сообществом Reddit /r/CODZombies

    Вернитесь под землю в Храм с машиной Pack a Punch.Стены украшают сотни черепов. Как найти именно тот череп, который вам нужен? К счастью, замечательные люди из сабреддита /r/CODZombies создали это изображение , на котором показаны 10 возможных точек появления черепа. У него есть символ на лбу, поэтому вы можете быть уверены, что выбрали правильный.

    Когда вы найдете его, экипируйте свое специальное оружие и взаимодействуйте со стеной, чтобы выбить его. Теперь вам нужно стереть этого плохого мальчика в пыль.

    Приготовление костной муки

    Изображение предоставлено mrfreezerburnt на Twitch

    Следующий шаг — отправиться в Затопленный склеп и найти дробилку черепов.Он всегда находится в Затопленном склепе, но может появиться в нескольких разных местах. Обычно его довольно легко найти, поэтому просто обыщите всю область.

    Когда вы его найдете, поместите внутрь только что полученный череп, а затем выстрелите в Дробилку черепов несколькими полностью заряженными выстрелами из «Смерти Ориона». Вы поймете, что сделали это правильно, когда электричество потечет через Grinder.

    После нескольких выстрелов череп превратится в костную муку. Берите его и направляйтесь в баню в Башне Зевса.

    Смешивание всего этого в удобрение

    Изображение предоставлено сообществом /r/CODZombies Reddit. В бане Зевса стоит чаша — бросаем туда все ингредиенты и ждем пару заходов. Когда все будет готово, из чаши начнет выходить зеленый дым. Опять же, из-за ожидания, используйте это время, чтобы еще больше упаковать свое оружие, починить свой щит «Медный бык» и просто набрать очки.

    Когда у вас есть удобрение, отправляйтесь в дендрарий Башни Дану, туда же, где вы положили Ключ Скорпиона для яда Загадочной коробки. На полу две отчетливые лужи, между которыми есть сухая земля. Поместите удобрение на эту сухую землю, затем еще раз подождите пару раундов. В конце концов, он начнет производить зеленый дым, как и раньше.

    Теперь пришло время, когда вам нужен вышеупомянутый эффект зажигательной бомбы на одном из ваших видов оружия. По сути, вам нужно убить одного-двух зомби поверх удобрения с помощью Огненной бомбы.Если это не сработает в первый раз, попробуйте еще несколько, потому что оказалось, что это довольно непоследовательно. Если все сделано правильно, на полу начнут появляться синие трещины. Заставьте всех участников игры встать на эти синие трещины и приготовиться к бойне.

    Испытание башни Дану

    Изображение предоставлено MrRoflWaffles на YouTube. , или вам всем нужно совершать специальные убийства.Один или другой (или их комбинация) должны работать. Вы узнаете, сработало это или нет, потому что вы все будете телепортированы в черно-белую версию Дендрария Башни Дану в альтернативной реальности.

    Когда вы телепортируетесь, зомби окружат вас. Вам нужно выжить, одновременно стреляя в три ярко-красных стручка, которые появляются на самом верху ствола дерева посреди комнаты. В конце концов, все три капсулы будут уничтожены. Далее вам нужно подняться на этаж и сделать то же самое снова — уничтожить красные стручки.После того, как вы сделаете это в третий раз на третьем этаже, вы будете телепортированы обратно на обычную версию карты.

    Поиск символов быка

    Изображение предоставлено MrRoflWaffles на YouTube

    Здесь требуется Brazen Bull Shield, поэтому убедитесь, что он у вас есть. Вам нужно выстрелить в четыре символа быка на карте огненными шарами Brazen Bull Shield, но они могут появляться в девяти разных местах:

    • Арена — где вы впервые вошли на арену, этот символ можно найти над воротами, на большом здании за туннелем.
    • Мост Одина-Зевса — Встаньте на мост между двумя башнями и посмотрите на Башню Зевса. Символ должен быть виден сбоку.
    • Вход в храм Одина-Зевса — Под землей у входа в храм Одина и Зевса находится рушащаяся арка с висячим плющом. Символ должен быть за плющом.
    • Яма — Посмотрите в окно зомби прямо за верстаком, используемым для создания Медного бычьего щита. Он может появиться на стене справа.
    • Храм — Поднимитесь по лестнице и через одно из окон зомби, символ на стене.
    • Затопленный склеп — В другом труднодоступном месте, откуда приходят зомби, вы можете увидеть его через открытую дверь в задней части склепа.
    • Туннель Дану — Справа от Дендрария находятся полуоткрытые ворота. Посмотрите и, возможно, он появился на стене.
    • Погребальная камера Ра — Через другое окно зомби висит на угловой колонне стены над фонарем.
    • Алтарная комната Дану — Посмотрите в окно, выходящее на толпу, и посмотрите направо. Символ может появляться под толпой.

    После того, как вы выстрелите в каждый символ, появится зомби-чемпион. Убейте его за каждого, затем, когда вы сделаете все четыре, из статуи Ра выйдет лазерный луч, направленный на обелиск, найденный в Алтарной комнате Ра. Достаньте ручку и бумагу, потому что здесь все становится сложнее.

    Ra Tower Trial

    Изображение предоставлено MrRoflWaffles на YouTube

    На обелиске появится синий символ.Это может быть один из семи различных символов, как показано здесь в , это изображение любезно предоставлено /r/CODZombies. Все в игре должны взаимодействовать с обелиском, в результате чего на обелиске будут мигать три символа. Запишите их в том порядке, в котором они появляются. Эти символы сообщают вам, каких особенных зомби вам нужно убить по порядку.

    Например, используя изображение для справки, если у вас есть Тигр, Яд, Огонь, Гладиатор, вам сначала нужно убить Тигра. Следуйте за этим с ядовитым зомби, затем с огненным и, наконец, с гладиатором.Вы можете убить столько обычных зомби, сколько захотите, за этот период времени, но только специальные, которых вы убиваете, должны быть в указанном вами порядке.

    После того, как вы сделаете это в первый раз, при взаимодействии с обелиском появятся еще четыре символа, и вам придется делать то же самое снова и снова. Как только вы убьете всех восьми особых зомби в правильном порядке, испытание Башни Ра будет завершено.

    Поиск столбов молнии

    Изображение предоставлено MrRoflWaffles на YouTube

    Теперь мы должны упомянуть, что недавно Treyarch, возможно, немного изменил этот шаг.В этом видео популярного Zombies YouTuber он объясняет, как этот шаг IX пасхального яйца был немного изменен. Мы объясним руководство таким, каким оно было в начале игры, и объясним, что вам может понадобиться сделать по-другому.

    Основная суть этого шага заключается в том, что под землей есть четыре столба молнии, в которые вам нужно стрелять, чтобы они проникли на поверхность и появились на главной арене. Вот где вы можете найти столбы:

    • Туннель Дану — от выхода из затопленного склепа этот столб находится с правой стороны через окно зомби, частично скрытое лианами.
    • Туннель Одина — Над статуей в стене с потолка свисает столб.
    • Обрушенный туннель — Выйдя из входа в храм Дану-Ра, этот столб проходит через первое зомби-окно справа.
    • Проклятая комната — Первое окно слева при выходе из Склепов имеет последний столб.

    Изображение предоставлено сообществом Reddit /r/CODZombies

    Первоначально, чтобы заставить эти столбы подняться над землей, вам нужно было стрелять в них, а затем всей вашей командой идти к каменному столбу в центре арены и взаимодействовать с ним. .Это телепортирует вас под землю, где вам придется вернуться на Арену для следующего шага. Нет особого смысла подниматься над землей, телепортироваться вниз, а затем снова возвращаться на поверхность, поэтому кажется, что Treyarch внесла это тонкое изменение.

    Теперь, прежде чем выстрелить в столбы, чтобы они поднялись над землей, всем в вестибюле нужно сначала взаимодействовать с каменным столбом. Затем вы будете заперты под землей до тех пор, пока не поднимутся все четыре столба, после чего вы сможете снова вернуться на Арену.

    В любом случае, как только вы это сделаете, пришло время оснастить ваш Serket’s Kiss эффектом Kill-O-Watt.

    Наполнение столбов душами

    Изображение предоставлено MrRoflWaffles на YouTube

    Вокруг каждого из четырех столбов молнии находится электрический круг. Вам нужно заполнить столбы молнии, захватив зомби внутри круга с помощью способности Serket’s Kiss Kill-O-Watt, а затем убив их. По мере того, как вы постепенно заполняете каждый из них зомби, круг исчезнет, ​​а на вершинах столбов появятся синие искры.

    Когда все четыре столба будут заполнены душами зомби, в центре подиума появятся четыре синих шара. Пусть все взаимодействуют с каждой из сфер, и вы будете телепортированы в другую версию Арены в альтернативной реальности.

    Это особая волна, в которой будут появляться только особые зомби, такие как гладиаторы и дебоширы, но каждый игрок может неограниченно использовать свое особое оружие. Как только вы выживете в раунде и победите всех врагов, вы вернетесь на обычную карту, готовые к финальному испытанию.

    Поиск еще трех символов

    Изображение предоставлено сообществом Reddit /r/CODZombies

    На финальном этапе перед окончательной битвой с боссом вам нужно найти еще три символа на карте и выстрелить в них из Смерти Ориона/Серкета. Целовать. К счастью, у этих символов нет случайного появления, вы всегда найдете их в следующих местах:

    • Туннель Дану — На столбе посреди пути вам нужно выстрелить в нижнюю часть символа, чтобы получить правильный угол.
    • The Crypts — Через разбитое окно стены зомби, с трупами вокруг базы, вам нужно стрелять в него с правой стороны, так что вы почти простреливаете подвесную цепь.
    • Яма — Символ на самом деле находится в Туннеле Одина, но вам нужно пройти в Яму и прицелиться через трещину в стене, выстрелив в символ прямо под висящим крюком.

    Вы поймете, что сделали все правильно, когда символ загорится синим цветом, а затем продолжит гореть.Если он исчезает вскоре после съемки, вам нужно сделать это снова.

    Окончательное испытание

    Изображение предоставлено MrRoflWaffles на YouTube

    Чтобы начать финальное испытание, вам нужно, чтобы все участники вашей игры отправились в Яму. На полу есть большая металлическая решетка с прижимной пластиной прямо за ней. Всем нужно встать на нажимную плиту, целиться в решетку и взаимодействовать с ней. Это положит начало финальному испытанию.

    Это еще одно испытание, основанное на волнах, вам не нужно делать ничего необычного, кроме как выживать.Есть несколько разных волн с разными типами зомби, за которыми следуют несколько Blightfathers, которые появляются в конце. Когда вы доживете до конца этого испытания, вы сможете подобрать ключ на оригинальной решетке. Это вернет вас на исходную карту и возобновит обычную волну зомби.

    Гнев и ярость

    Изображение предоставлено MrRoflWaffles на YouTube

    Перед тем, как взаимодействовать с красным порталом в центре арены, убедитесь, что у вас есть боеприпасы, упакуйте ударные пушки, перки и все, что вам нужно. помочь вам в этой борьбе.Вам предстоит сразиться с двумя огромными слонами: Гневом и Яростью, а также со всеми их приспешниками.

    Есть несколько волн врагов, которые появляются перед появлением Гнева и Ярости, включая Гладиаторов, Тигров, Особых Зомби и всех остальных. Когда слоны наконец появятся, вам нужно выстрелить в их броню, чтобы снять ее, а также целиться им в головы.

    После того, как вы победите и Гнев, и Ярость, а также всех меньших врагов, начнется финальная кат-сцена, и вы получите достижение за завершение основного IX пасхального яйца.

    Если после всего этого вы закончили с зомби, почему бы не ознакомиться с нашими советами Black Ops 4 Blackout ?

    Stardew Valley: Руководство по событиям Сердца Себастьяна

    В долине Стардью с Себастьяном трудно подружиться, поскольку он не часто выходит из своей комнаты, но это все же выполнимо.

    Себастьян из Stardew Valley — мрачный, задумчивый романтик, который на самом деле оказывается занудой.Сын Робина от первого брака и пасынок ее мужа Деметриуса. За ним может быть трудно ухаживать, так как его обычно не видят за пределами своей комнаты в течение дня, и у него есть некоторые специфические симпатии, которые может быть сложно заполучить, особенно в начале. Имея некоторые знания и ноу-хау, можно победить этого капризного парня.

    Первое событие сердца происходит на двух сердцах, как и у всех.Чтобы добраться до него, вам нужно завоевать расположение Себастьяна, дав ему замороженные слезы, обсидиан, тыквенный суп, сашими, яйца пустоты, камбалу или кварц. Вначале проще всего дать ему Замороженные слезы и Кварц, так как их можно найти довольно рано в шахтах и ​​они довольно распространены. Чтобы связаться с ним, проще всего дождаться пятницы в салуне, гулять с Сэмом в городе по субботам или в дождливые дни на пляже.

    СВЯЗАННЫЙ: Как на 100 процентов стать Stardew Valley (и что это вам даст)

    Обнаружение работы Себастьяна

    Это просто, так как вам просто нужно посетить его комнату, его обычное место.Если его там нет, вернитесь в день или время, когда он будет, чтобы вызвать его. Он будет работать за своим компьютером и попросит вас подождать, пока он что-нибудь закончит. У вас будет возможность подождать или уйти, но независимо от того, что вы выберете, он быстро закончит. Вы еще немного поболтаете с ним, но ни один из вариантов здесь не повлияет на дружбу, поэтому не стесняйтесь выбирать любые варианты, которые хотите. Эта сцена показывает, что Себастьян не просто играет на своем компьютере в подвале своей мамы, но на самом деле он работает удаленно программистом, потому что он не очень любит общение.

    Себастьян за работой на мотоцикле

    Следующее событие короткое, но интересное.Чтобы вызвать это событие с четырьмя сердцами, вам нужно отправиться в горы, где дом Робина находится между 11:00 и 17:00. Вас угостят сценой, где Себастьян работает над своим мотоциклом. Он скажет вам, что ему нравится совершать долгие прогулки на нем за пределами долины, и что, возможно, он возьмет вас на некоторое время — если вы достаточно ухаживаете за ним. Здесь нет вариантов диалога, просто немного больше информации о вашем будущем лучшем друге или муже.

    Играйте в Dungeons & Dragons с Себастьяном

    Еще один простой в использовании, но очень интересный для участия.Войдите в комнату Себастьяна, когда он будет дома, и вам будет предложено сыграть в версию D&D Stardew вместе с ним и Сэмом. Вы можете выбрать любой класс, который вы хотите, для него нет никаких последствий или бонусов, но вы будете получать очки в зависимости от того, как вы выступили в кампании. Чтобы получить лучший результат, пройдите через парадную дверь, атакуйте, затем заблокируйте скелет, идите по левому коридору и уничтожьте капсулы. Окончательный выбор битвы зависит от того, какой класс вы выбрали. Воины должны защищать своих друзей; целитель должен исцелить персонажа Себастьяна, а волшебник должен использовать заклинание щита.

    СВЯЗАННЫЙ: Stardew Valley: как получить каждое событие Abigail Heart

    Встретиться с Себастьяном на променаде

    Здесь может начаться романтика.Отправляйтесь на пляж в дождливый день между 12 и 23 часами, практически в любое время после полудня и до позднего вечера. Себастьян будет на променаде, но рад тебя видеть. Он признается, что, в отличие от большинства людей, ему на самом деле нравится проводить с вами время, и он позволит вам постоять под его зонтиком, когда вы вместе смотрите на дождливое море.

    Наконец-то прокатиться на мотоцикле с Себастьяном

    За десять сердец ты наконец-то получишь обещанную им поездку на мотоцикле.С десятью сердцами отправляйтесь на гору ночью, между 8 вечера и полуночью. Себастьян будет снаружи, готовясь к поездке на велосипеде. Он приглашает вас присоединиться к нему, пока он едет в любимое место. Вы запрыгиваете, и вас угощают сценой, когда вы едете с Себастьяном на заднем сиденье велосипеда, пока он ведет вас к городу. Он признается в своих чувствах к вам, прежде чем покурить и спросить, что вы думаете о виде. Вы должны будете ответить, но если вы прокомментируете его курение, он немного разозлится.В любом случае, ты будешь целоваться под звездами. Также возможно иметь более одного человека в десяти сердцах, и в этом случае вы будете приглашены на совершенно другое мероприятие, где все потенциальные кандидаты будут противостоять вам.

    Помощь Себастьяну в спасении раненой лягушки

    Это заключительное событие, которое происходит после свадьбы, состоит из нескольких частей.Отправляйтесь на гору в дождливый день между 6 утра и 7 вечера, времени много. Себастьян будет болтаться у озера и пытаться спасти раненую лягушку, которую он нашел. Он попросит вашей помощи, и после успешной его поимки вам придется решить, что с ним делать. От Себастьяна будут разные ответы, но в конечном итоге он заберет лягушку домой.

    На следующий день вам нужно будет снова войти в свой дом между 6:20 и 19:00.Вместо предметов D&D на столе в его части вашего дома будет террариум. Он объяснит, что сделал это для лягушки и что ей лучше, но он задается вопросом, одинока ли она. Вы получите варианты диалога, и выбрав идею лягушачьего убежища, Себастьян будет в восторге, и вы получите больше вариантов диалога, каждый со своим ответом. После этого на его территории постоянно будет находиться террариум с маленькой лягушкой.

    ПРОДОЛЖАЙТЕ ЧИТАТЬ: Stardew Valley: как получить рецепт супа из лобстера Вилли

    Крупнейшие видеоигры, выпущенные в апреле 2022 года

    Об авторе Джина (опубликовано 357 статей)

    Сценарист видеоигр для CBR, который любит не только видеоигры, но и метал и фильмы ужасов.Живя в Канаде со своим красивым псом, она также иногда надевает накидку для создания цифрового искусства и имеет некоторый опыт разработки игр. Найдите меня в Твиттере.

    Еще от Джины

    «Когда скелет встречает незнакомца», Кристен Клэнтон — «Яростная газель»

     

    Она начала у выхода на посадку — затемнение, пустое пространство, увеличенное бесконечной линией зеркальных коридоров, эскалатор с алюминиевыми краями, зубами — маслянистый рот безмолвной комнаты.Ее тело было ребристым скелетом в слишком большом гробу, она пыталась найти утешение в прикосновении, набивая себя для сна между поручнями виниловой скамьи, но оно было погружено в гигантский ряд окон, каждое стекло скручивалось, как пальцы, в стропила, холод города за спиной. Она хотела быть тенью, животным, притворяющимся мертвым, пока солнце не раскроет дышащий мир.

    — Ты путаешь лес с деревьями с того дня, как сбил свою маму, — прохрипела бабушка в трубку, когда Эмили сказала, что возвращается в Монтгомери, возвращается в обшарпанный бабушкин дом с вялыми коленями, полосатый кошки и французские куры.

    Она вспомнила, что ей было восемь лет, она была одной из многих Девочек у костра, идущих в ванную попарно, как животные, направляющиеся в ковчег, обе рожденные ночью, только свет луны двигал их. Эмили вздохнула. До конца оставалось еще тринадцать часов, и она не могла коротать их, притворяясь камнем в пещере. Так что она спустилась по эскалатору вниз, ее ботинки и чемодан стучали зубами, и нашла скамейку у выхода на посадку, освещенную флуоресцентными лампами, плакатами с масками Марди Гра, людьми на узких улочках, очерченными бусами, взбалтывающимся металлом. багажной ленты, незнакомцы, одетые в основном во фланелевую одежду и джинсы, ждут такси в теплом животе аэропорта.

    «Подожди, давай. Подожди, придурок. Мужчина с бочкообразной грудью в шубе из овечьей шерсти, с распухшим и розовым лицом, возился с монетами в руке. «Я должен позвонить Шэрон, должен сказать ей, куда ты меня затащил».

    Человек с усами-гусеницами засмеялся, хлопнув по спине человека, который хотел позвать Шэрон. «Здесь нет телефонов, чувак. Ты должен сосредоточиться — будь готов к настоящему, прежде чем бросить все это ради настоящего дразнения члена».

    Человек, который хотел позвонить Шэрон, обшарил стены, но, в конце концов, признав поражение, отпустил монеты и бросил их на терраццо-пол аэропорта.

    Усатый усмехнулся. «Мы собираемся выяснить, сколько способов девушка в Новом Орлеане знает, как использовать одну из этих штук», — сказал он, вытаскивая из кармана пальто две сигары, когда они шли к реплике такси.

    В аэропорту было так мало людей — в основном сотрудники и охрана, — что Эмили решила оставить свой багаж на скамейке и последовать за двумя мужчинами. Снаружи она пинала ботинками окна, нарисованный снег и Санта-Клаус, рождественские елки и остролист отслаивались от стекол.Она зажгла «Пэлл-Мэлл» спичками, которые взяла в баре, и не сводила глаз с стоянки такси, где маленький мальчик устанавливал клавиатуру Casio. Рядом с ним, в таком же комбинезоне, высокий мужчина с седой бородой медленно перебирал подбородок табаком. Он сплюнул в банку кока-колы и поставил банку на землю рядом с красным малярным ведром. Высокий мужчина откашлялся, когда маленький мальчик нажал первую клавишу «Отель Калифорния». Он наигрывал ее в ползучей мелодии, а высокий мужчина пел медленно, он пел ее как элегию, своим низким голосом заглушая все остальные звуки в городе.

    Эмили сдерживала свой дым, его выход означал конец, течение времени, которое высокий человек остановил своей песней. Он пел с точки зрения призрака, всего, что осталось в этом мире одиноким и преследуемым, и все на платформе остановились, чтобы послушать, даже двое громких мужчин, которые не звонили Шэрон. Глядя на землю, на сланцевые плитки, похожие на позвонки, вдоль вен и артерий песни высокого человека, она представила себе распухшие улицы Нового Орлеана, кондиционеры, сгорбленные в окнах, несмотря на зиму, крадущиеся дома, раздутые и яркие, растягивающиеся. вдоль хребта города.Голос высокого мужчины и мелодия маленького мальчика причиняли боль; Эмили почувствовала серьезность их песни и всю ностальгию, которую она вызвала, всю печаль рушащегося мира, надвигающегося на нее. Она затушила сигарету, наполовину выкурила и вернулась внутрь.

    Свернувшись калачиком между перилами скамейки, Эмили натянула капюшон куртки на глаза и наклонилась между руками. Песня все еще играла внутри ее черепа, каждая нота напоминала тяжелый камень, падающий со скалы, которую она не могла видеть.В конце концов марш смерти закончился и уступил место мечте об Эмили, одинокой в ​​большой белой комнате. Стены и ковер, как кость, и ощущение пористости повторяли бесконечные ряды окон, затененных кружевом, — каждая деталь создавала впечатление дыхания. Там стоял кремовый диван, по форме напоминавший тазовую кость, тело которого было набито перьями в одних частях и голодными в других. А на этом диване была Эмили. Ее длинные волосы растрепались на концах, каждая прядь крючком искала глаз на ее платье с пуантелями, подол которого достигал пола.Комната представляла собой хрупкий скелет, все пространство звука, пока дверная ручка не начала бешено вращаться. Эмили увидела, как тень сместилась за окнами, за туманным миром кружевных занавесок, а затем исчезла. Она подошла к двери спокойным шагом панихиды, ее светлые сапоги утонули в ковре. На крыльце стоял ящик. Она натянула лук, раскрыла язычки, но коробка была пуста.

     

    Эмили встряхнулась, оторвавшись от задумчивости и вернувшись к воротам прибытия, проснувшись от самого высокого мальчика, которого она когда-либо видела стоящим над ней, его ноги длиннее штанов, его красные носки и кроссовки, похожие на музыкальные ноты, на прутьях решетки. его ноги.

    — Добрый вечер, — сказал высокий мальчик. Эмили перевела взгляд с его кроссовок на его лицо, флуоресцентные лампы ослепляли ореолом за его широкой улыбкой и кепкой камердинера. «Все остальные ушли, девочка, так что мы предполагаем, что ты здесь ждешь меня». Высокий мальчик повернулся к стоянке такси, где двое мужчин, толстые и серолицые, наблюдали за их обменом.

    «Выхожу». Эмили подтянулась, все еще сонная. Лицо мальчика, источник его слов, было так далеко, во всем этом ярком свете, что Эмили казалось, будто она разговаривает с солнцем со дна колодца.

    «Ну ладно, последние два таксиста собираются домой». Мальчик схватил чемодан Эмили, наклонившись к двери.

    «Не туда».

    «Но до утра самолеты не прилетят».

    Эмили пожала плечами.

    Мальчик усмехнулся и покачал головой. «Девочка, ты слишком маленькая, чтобы спать здесь. Ничего хорошего сегодня не предвидится.

    «Нет смысла беспокоиться, когда ничего не происходит».

    Мальчик рассмеялся, громко и сладко, его лицо все еще было так далеко, как воздушный шарик на веревочке.«Девочка, если я оставлю тебя здесь, и ты пропадешь, это будет моя вина».

    «Есть места похуже, чем отсутствие». Эмили откинула капюшон куртки от лица и, прищурившись, посмотрела на высокого мальчика.

    «Ты упрямая малышка». Мальчик убрал руку с ручки чемодана и наклонился к виниловой скамье, опуская свое длинное тело на сиденье рядом с Эмили. — Где ты взял это пальто?

    «Сделано это».

    «Нет».
    Эмили кивнула.

    — У тебя есть стиль — мужские тоже делаешь?

    Эмили посмотрела на маленькие булавки, украшающие форму высокого мальчика — яичница, спутник, плюшевый мишка.Она посмотрела на красную бандану, привязанную к его шее под воротником рубашки. «Никогда не пытался.»

    «Мне нужно ненадолго вернуться к работе, но потом я уйду, и ты пойдешь со мной».

    – И ты только что предупредил меня о нехорошем грядущем.

    Мальчик снова усмехнулся. «Я не так уж и плох. Меня зовут Лови, я скоро вернусь. Мальчик встал со скамейки, его длинные ноги нашли свое место под его телом, прежде чем он весь отошел и вернулся к стоянке такси, его шаг был низким и бойким, танец, который остался в его бедрах и ступнях, остальная часть тела. его выглаженная равнина, руки и колени спят.

    На какое-то время Эмили подумывала уйти. Она подтащила свой чемодан обратно к выходу на посадку, выкурила сигарету на неосвещенном причале. Но на улице было слишком ветрено, слишком холодно, разреженный воздух зимовал в ее теле, дремлет в ее костях.

    Она побродила по дальним углам аэропорта, остановилась в коридоре, где скамейки были выдвинуты из окон и спрятаны между двумя рентгеновскими кабинами. Там спала мать, ее круглое тело растянулось под розовым флисом, двое маленьких детей спрятались под ее сильными руками, и только их блестящие каштановые волосы торчали из ее груди.Эмили представила, что ее защищает близость матери. Но как только она опустилась на стул рядом с семьей, то увидела Лови, шаркающего к ней, мираж, ноги и тело которого были вовлечены в два разных танца.

    — Ты упрям ​​как мул, — сказал он, качая головой.

    «Как это?»

    «Вы искали единственных хороших людей, которых могли найти». Лови нагнул фуражку камердинера, глядя на мать и детей.

     

    Хотя Эмили и не представляла себе, на какой машине будет ездить Лови, она определенно не думала, что это будет новенькая блестящая машина с лицом, похожим на зубы акулы.С ковшеобразных сидений окна были так высоки, что Эмили не могла видеть улицу, поэтому она смотрела на Лови в кепке камердинера, с его длинными руками и руками, управляющими рулем. Она смотрела на небо, на отверстия для звезд, на все эти старые души, свисающие с обручей вечности, смотрела на мир, ожидая воскресения, которое, по словам ее бабушки, грядет. Мир был странным местом, становившимся еще хуже по дороге в Монтгомери.

    «Можно мне выкурить одну из них?» Эмили постучала ногтем по коробке Pall Malls.

    Лови приглушил музыку, под его длинными пальцами затмил подсвеченный синим циферблат. «Как вы думаете?»

    Эмили вздохнула. — Ну, ты что-нибудь держишь?

    Лови рассмеялась. — Что ты имеешь в виду — что угодно?

    Она перевела взгляд с неба на приборную панель, на лампочки и кнопки которой был свой странный пейзаж. — Ты хорош для камердинера.

    Лови снова засмеялся и поглубже надвинул фуражку на лоб. На светофоре он наклонился над Эмили и повернул маленький ключ в замке бардачка.Внутри, словно шкатулка с самыми красивыми украшениями, которые она когда-либо видела, были маленькие мешочки, зеленые пузырьки и прозрачные бутылочки с пробками, наполненные яркими формами.

    «Не такая уж и фантастика». Эмили рассмеялась и тщательно выбрала сумку, которая выглядела полнее остальных, и маленькое зеркало, прежде чем Лови вернула замок в коробку.

    Лови насвистывала тихую мелодию. «Девушка, вы были в кругах в Новом Орлеане».

    «Ненадолго». Эмили постучала сумкой по зеркалу, ее лицо приблизилось к отражению.

    «Как долго?»

    «Недостаточно долго».

    — Так почему ты уходишь?

    «Больше не получается». Эмили достала из кармана пиджака открытку и постучала ею по зеркалу, разделив пудру на строгие дорожки.

    Лови покачал головой. — Никто за тобой не присматривает?

    «Никто не похож на тебя». Эмили рассмеялась и ровно выдохнула четыре строчки.

    «Ты живешь на свободе, малышка».

    Дорога изменилась, и Лови подъехала к бордюру, когда все стало слишком шатко.Из окна небо трансформировалось в стройные деревянные домики, проволочные веранды увиты огромными зелеными папоротниками и плющом. Эмили могла слышать духовой оркестр на улице, стучащий сквозь полночь, рожки высокие, легкие и сладкие.

    «А ты волшебник». Она передала ему зеркало.

    «Нет, у меня еще есть дела». Лови ухмыльнулась и сунула мешочек в карман пальто Эмили.

    «Ты делаешь мою последнюю ночь в Новом Орлеане».

    «Давай, малышка, мы должны победить.Лови вытащила Эмили с ковшеобразного сиденья на ровную и извилистую улицу Френчмен-стрит, в приземистое здание с двумя затемненными и грязными окнами.

    Очередь вокруг здания, разномастная толпа, сплошная тревога и плохая одежда, необычные лица, наблюдающие, как Лови ведет Эмили через лабиринт тел к двери и еще одному зачерненному окну, забитому металлической решеткой.

    «Дорогой друг, долго ждать». Швейцар обнял Лови, пломбы во рту отражали свет уличных фонарей и гигантское сиденье унитаза, свисающее с цепей у входа.— Еще одна Сьюзен?

    Лови и швейцар смотрели на Эмили, их большие лица, две широкие луны, усиливались расширяющейся чернотой глаз Эмили.

    «Выглядит неплохо». Швейцар рассмеялся, когда Лови передал ему сумку.

    «Зачем это?» Эмили прижала пальцы к губам и указала на сиденье унитаза, подвешенное над ее головой.

    «Детка, ты в «Джоне». Лови поцеловала его ладонь и хлопнула по золотому сиденью унитаза, прежде чем войти в дверь.

    На танцполе Эмили не чувствовала ничего, кроме тяжелого ритма песни, которую она никогда не слышала, ее кожаные ботинки ровно стучали по бетону, подстраиваясь под темп и декаданс прогрессии вокруг нее. Море лиц с яркими губами и блеском, все руки и глаза, инерция комнаты, смещающаяся против звука и толчка входной двери, другого тела на танцполе, костей, сложенных друг против друга, друг в друга, каждый нащупывая другого. Эмили не хотела ничего, кроме как полностью развалиться на миллион частиц, которые могли бы сцепиться с каждым телом.Погруженные в боль конечностей, желающие раствориться в толпе, желающие, чтобы языки и бедра отделились от форм, с которыми они пришли в творение, ищущие какую-то новую уловку, какую-то операцию, с помощью которой весь мир, вся комната могли бы быть поглощены, оставив все безмолвным.

    Но прежде чем все это могло начаться, песня закончилась, доведя импульс танца до конца, оставив танцпол снова перестраиваться под новый ритм, новую конструкцию ритма. Эмили смотрела, как Лови смотрит, как Эмили смотрит, как Лови навязчиво трясет ногами против ритма подъема; она смотрела, как он сцепил пальцы вокруг рта и вдохнул воздух в ладони, возвращая легкость в комнату.

    «Ты танцуешь так, будто улыбаешься». Эмили улыбнулась, зубастая и грубая, ее глаза зияли черными дырами в черепе.

    Лови танцевал как дикарь — его дикость — настроение танцпола, разрыв между абсолютами: виниловые юбки, рты и руки, блуждающие без происшествий. Лови закусил губу, упал на колени, лицо его ничего не выражало, накрашенное, деревянное и сильное. Он вытащил из кармана таблетку, на этот раз красную, потом синюю, потом зеленую, в свете фар. Он приложил пальцы ко рту Эмили, сохраняя тишину, пока она глотала, и комната снова закружилась.Эмили стала неподвижной точкой раздевалки, наблюдая за собой, наблюдая, как она танцует рядом с Лови, наблюдая за собой, наблюдая, как она свисает с потолка.

    Когда Эмили погрузилась в сон настолько, насколько она могла вообразить, Лови схватила ее за руку, быстро потянув с танцпола в раннее утро, поток воздуха на ее лицо, ползучая тишина всего, что сомкнулось на Френчэне. Улица кроме солнца в ее начале. На сланцевом тротуаре, забыв о пальто, забыв о Лови, Эмили почувствовала, как вся сила бодрствующего мира пожирает ее, головокружение, чувство морской болезни, головокружение от кокаина и ЛСД и навязчивое воспоминание о ее возвращении в Монтгомери.Эмили смеялась над пустяком, звук был глухим, странным эхом, которого она не знала, которое блуждало по кварталу, прячась за дверьми, которых она никогда раньше не видела.

    «Никто не пустит тебя в самолет в таком сумасшедшем виде».

    — Проснулась сегодня утром, чувствуя себя прекрасно, проснулась с мыслями о небесах, — сказала она напевным голосом. Она качалась с ноги на ногу, представляя, как ветер кувыркается сквозь нее, затягивая ее в витрины магазинов, в ее отражение.

    «Ты поешь, как привидение, девочка.Ты прав?» Лови замедлил шаг, его длинные ноги шли рядом с ней.

    «Просто нужна сигарета». Она потянулась к руке Лови, к черной ткани ее куртки, свисавшей с его руки.

    «Есть немного внутри». Лови кивнула на красную дверь, яркий язык протянулся к улице, лизал сапоги Эмили, ее черные леггинсы.

    Эмили откинулась на пятках, подальше от двери, странного лица дома. Лови ухмыльнулась. «Все в порядке, но мои родители спят.Помолчи, а я приготовлю тебе что-нибудь поесть.

    Лови потянул Эмили за руку, он потащил ее через дверь, через рот, в пейзаж с облупившейся краской, широкими комнатами с голыми стенами и заколоченными окнами.

    — Здесь никто не живет, — пробормотала Эмили, сдавив горло, заглушая все звуки внутри.

    «Мы остаемся в подвале».

    Лови протащила ее через холл, стены которого напоминали кости, медленно разрушаясь под ногами Эмили, стучащими по половицам.Он открыл еще одну дверь, отмеченную знаком X, и Эмили первой услышала пение птиц; она услышала птиц раньше, чем увидела что-либо. Подвал черный, пещера визга. Она думала, что галлюцинирует попугаев, все они пронзительно плачут, но она слышала их крики. Она знала, что они повторяли.


    Кристен Клэнтон родилась и выросла в Тампе, Флорида. Ее стихи и рассказы публиковались в журналах Bicycle Review, Birds We Piled Loosely, BlazeVOX, Burlesque Press, Furious Gazelle, Gingerbread House Review, Leopardskin & Limes, Mad Hatter’s Review, Mangrove Review, Midnight Circus, Otis Nebula, Otto Magazine. , Outrider Review, Ragazine, и Sugar House Review. У нее также есть работа над будущими выпусками Paper Nautilus и The After Happy Hour Review .   Другие ее работы доступны на сайте: www.kristenclanton.com

    Креативные способы попросить кого-нибудь поцеловать (или быть поцелованным)

    У тебя есть губы, у меня есть губы. Я мог бы захотеть поцеловать тебя, но давай сначала поговорим об этом нашими губами. Проводя семинары по обучению согласию, мы обнаруживаем, насколько часто люди чувствуют себя некомфортно, практикуя согласие в своей жизни.Согласие — это мышца, и, как и все остальные, для работы ему нужна практика.

    Одна из больших проблем, с которой сталкиваются люди, когда начинают просить согласия, заключается в том, чтобы найти баланс между предоставлением возможности другому человеку сказать «нет» и сохранением сексуальности ситуации.

    Однако на практике получение согласия — это весело и творчески. Вы помните свои первые поцелуи? Бабочки? Неуверенность, нерешительность и неловкость — все это признаки того, что согласие практикуется.Вы готовы к тому, что кто-то скажет «нет».

    Давайте проясним: не всем нравится целоваться, и не все люди состоят в отношениях, и это здорово!

    Для любителей целоваться*:

    * Имейте в виду, что приглашение поцеловаться любым из этих способов требует соответствующего контекста (подробнее об этом позже)

    • «Ничего, если я поцелую тебя в губы?»
    • «хочешь, я наклонюсь ближе и прижмусь губами к твоей шее?»
    • «Не могли бы вы поцеловать меня прямо сейчас?»
    • «Добро пожаловать в Кисвилль, заселите нас?»
    • Наш любимый: «Можно тебя поцеловать?»
    • «Ты можешь меня поцеловать?»
    • «Можешь нежно меня поцеловать?»
    • «Я бы с удовольствием поцеловал тебя прямо сейчас, если тебе это нравится.Ты?»
    • «Насколько комфортно тебе было бы целоваться прямо сейчас?»
    • Попробуйте следующее: наклонитесь к кому-нибудь и подставьте ему щеку. Установите зрительный контакт, постукивая себя по щеке.
    • Если ваш партнер отреагирует на это, попробуйте коснуться других частей лица или тела.
    • Напишите свой запрос на листе бумаги и передайте его на заметку.

    Часть практики согласия заключается в том, чтобы спокойно говорить и получать «нет» в качестве ответа.
    Людям также может быть сложно привыкнуть к этому.Вот несколько способов попрактиковаться:

    • «Нет».
    • «Нет».
    • «Нет».
    • «Не сейчас, загляните ко мне позже».
    • «Нет, спасибо»
    • «Не сейчас».
    • – Не здесь, может, где-нибудь в уединении?
    • «Не в это».
    • «Нет, я болен»

    И, наконец, способы ответа на отказ.

    • «Спасибо за честность»
    • «Спасибо, что так рад»
    • Наш любимый: «Окей, круто!»

    Какие ваши любимые способы попросить поцелуй или сказать нет?


    Если вы заинтересованы в продолжении этих обсуждений, присоединяйтесь к нам на нашем ежемесячном учебном семинаре по согласию.

    Leave a Reply

    Ваш адрес email не будет опубликован.