Тутта ларсен сказка – Читать бесплатно электронную книгу Тутта Карлссон Первая и Единственная, Людвиг Четырнадцатый и другие (Hurra för Ludvig Lurifax!). Ян Экхольм онлайн. Скачать в FB2, EPUB, MOBI

Читать онлайн электронную книгу Тутта Карлссон Первая и Единственная, Людвиг Четырнадцатый и другие — ГЛАВА ПЕРВАЯ бесплатно и без регистрации!

Ты знаешь Ларссонов? Нет, не тех Ларссонов, что иногда заходят в гости к Перссонам.

Я говорю о хитрых Ларссонах. А если я ещё добавлю, что эти хитрые Ларссоны живут в норе, то ты сразу догадаешься, что я хочу тебе рассказать о самой большой и самой хитрой во всём лесу семье.

Ты, конечно, очень часто ходил над их норой, но даже и не подозревал, что она так близко, под самыми твоими ногами. Ну, вспомни каменистый холмик в лесу, там, где растёт высокий колючий кустарник, где весной раньше всего тает снег и где солнце теплее всего припекает летом!

Вот там, глубоко в земле, папа Ларссон и устроил себе уютную квартиру. Если бы тебе удалось заглянуть туда, ты увидел бы просторную кухню. У одной стены стоит большой деревянный ящик — это буфет, где Ларссоны хранят свою лисью еду. Сюда же мама Ларссон складывает пустые консервные банки, которые невоспитанные люди разбрасывают по лесу. Лисы используют эти банки вместо тарелок и кастрюль. Из тарелок, как ты понимаешь, они едят, а в кастрюлях варят рассыпчатую картошку и молочные каши. Посреди кухни стоит стол, его смастерил папа Ларссон из дубового пня, к которому приколотил дощечки от ящика. Мама Ларссон обила их берёзовой корой, и теперь стол покрыт модной скатертью.

Гостиная, где семья обычно собирается по вечерам, почти такая же большая, как кухня. А рядом с гостиной — детская, с кроватками, устланными еловыми ветками. В них очень тепло и уютно спать.

В этот дом ведут три входа: один — из большого дупла, другой — из-под заросшего мхом камня, а третий — потайной. О нём знает лишь папа Ларссон. Он строго хранит эту тайну и откроет её лишь в том случае, если семья окажется в опасности.

Может, тебе кажется, что эта нора слишком просторна? Но она должна быть такой, ведь лисья семья очень большая. Первым, конечно, надо назвать папу Ларссона, известного плута, который всегда выходит, как говорится, сухим из воды. Сейчас он уже стар и надеется, что дети его скоро подрастут и станут такими плутами, что смогут сами прокормиться.

Потом надо назвать маму Ларссон. Её не часто встретишь в лесу, потому что она должна сидеть дома и создавать уют.

А на это уходит очень много сил и времени, ведь детей у неё — четырнадцать, и у всех хороший аппетит. Самый старший и самый сильный — Лабан. Совсем недавно он закончил лисью школу. Там он был таким способным учеником, что учителя надеялись: он станет таким же хитрым, как сам папа Ларссон.

Его братишек и сестрёнок зовут — Леопольд, Лаге, Лассе-младший и Лассе-старший, Леннард, Лео, Лукас, Лаура, Линнеа, Луиза, Лидия и Лоттенн. Все они ещё ходят в школу и получают пятёрки по плутовству и лисьим уловкам.

Пока я назвал тебе только тринадцать лисят, но есть еще и Людвиг Четырнадцатый. Он совсем маленький рыжий клубочек с беленькой точечкой на самом кончике хвоста. В школу он ещё не ходит.

Но не думай, что Людвиг Четырнадцатый царственно изнежен. Он дёргает своих братьев и сестёр за хвосты, и тогда все кувыркаются, кусаются, борются, спорят, ругаются и кричат так громко, что мама Ларссон уверяет, что над их норой дрожит весь лес.

Но если лисята любят покувыркаться, то папа Ларссон больше любит посидеть и порассказать о своих приключениях: о том, как он обманывал охотничьих собак и даже самих охотников, как он подбирался к жилищам людей и воровал у них прямо из-под носа, и о том, какой он хитрый и какой он умный и как он будет счастлив, если его дети хоть чуть-чуть будут похожи на него.

librebook.me

Читать онлайн электронную книгу Тутта Карлссон Первая и Единственная, Людвиг Четырнадцатый и другие — ГЛАВА ПЯТАЯ бесплатно и без регистрации!

На следующее утро уже Людвиг Четырнадцатый сам будил Лабана.

— Поднимайся, — сказал он, тряся брата. — Ты ещё многому должен научить меня в лесу. Вчера было так интересно.

Но Лабан был совсем не весел. Он ещё не забыл случай с медовыми пряниками.

— Я не хочу с тобой разговаривать. Я не хочу водиться с обманщиками.

— Ты же сам самый великий обманщик на милю вокруг, — возразил Людвиг Четырнадцатый.

— Это совсем другое дело! — взвыл Лабан и перевернулся на другой бок. — Я хочу спать.

Людвиг Четырнадцатый ушёл один.

Он, конечно, помнил, что папа Ларссон запретил ему играть с уличными зайчишками. Но Лабан отказался идти с ним, значит, он может пойти к своим друзьям.

И Людвиг Четырнадцатый направился прямо к Юкке-Юу и Туффе-Ту. У входа в их нору стояла сама Зайчиха.

— Мои мальчики больше не будут играть с тобой, — сказала она решительно. — Ты и твой брат только обманываете их. Я знаю, как вчера вы забрали у них пакет с медовыми пряниками.

— Разве тётя Зайчиха не знает, что вчера же вечером я вернул кулёк? — возразил Людвиг Четырнадцатый.

— Ничего не знаю и знать не хочу! — сердито ответила Зайчиха и захлопнула дверь перед самым носом Людвига Четырнадцатого.

Он вздохнул и направился к другому своему другу — к белочке Агне Попрыгунье.

Белочка сидела на ветке и чистила шишки.

— Здравствуй, Агне! — крикнул ей Людвиг Четырнадцатый и завертел хвостиком. — Спускайся вниз, поиграем вместе.

— Мне нельзя играть с тобой, — ответила Агне. — Моя мама слышала от тёти Зайчихи, как ты вчера забрал два мешка медовых пряников у Юкке-Юу и Туффе-Ту.

— Это неправда! — возразил Людвиг Четырнадцатый. — Был только один кулёк.

— Это всё равно! — И Агне запустила в него шишкой, но промахнулась.

— Это не всё равно! — отскакивая, крикнул Людвиг Четырнадцатый. — Я ведь вернул этот кулёк зайчатам. Я обманул только Лабана.

— Ну и всё равно. Ты обманщик! — И Агне Попрыгунья перепрыгнула на другое дерево.

Людвиг Четырнадцатый чуть не заплакал.

«Пойду-ка я к Ёжику, — подумал он. — Ежик ещё маленький, но уже мудрый».

Маленький Ёжик жил в старом сарае в глубине леса.

— Алло, Ежик! — крикнул Людвиг Четырнадцатый, подойдя к полуразвалившейся постройке. — Ты дома?

— Нет, — ответил голос. — То есть я хотел сказать: да, я дома, но меня дома нет.

— Не надо, не шути! Ведь это же я, Людвиг Четырнадцатый, твой друг. Выходи.

— Я не шучу, но я не хочу быть твоим другом, — сказал Ёжик. — Я думал, ты добрый. А теперь я знаю, что ты такой же обманщик, как и другие лисы. Думаешь, я не знаю, что вчера ты отнял три воза медовых пряников у Юкке-Юу и Туффе-Ту?

— Это неправда… — начал было Людвиг Четырнадцатый. — Всего один кулёк.

— Нет, это правда, — сказал Ёжик. — Моя мама слышала это от мамы Агне Попрыгуньи, которая слышала это от мамы Юкке-Юу и Туффе-Ту.

Людвиг Четырнадцатый понял, что Ёжик не станет его слушать, и грустно поплёлся дальше.

Теперь у него осталось только два друга: горностаи Оке и Бенгт.

Людвиг Четырнадцатый крикнул в нору:

— Выходите поиграть!

— Могу не, хочу не! — ответил Бенгт.

— Не могу, не хочу! — поправил его Оке.

— Нам нельзя! — закричали вместе Оке и Бенгт.

— Почему? — удивился Людвиг Четырнадцатый.

— Наш Ёжик слышал от мамы… — начал Бенгт.

— Наша мама слышала от мамы Ёжика, — поправил его Оке, — которая слышала от мамы Агне Попрыгуньи, которая слышала от мамы Юкке-Юу и Туффе-Ту, что ты выманил четыре горы медовых пряников у зайчат.

— Один кулёк… — начал было Людвиг Четырнадцатый. — И совсем не я…

— Мы играть тебя с нами не будем, — перебил его Бенгт.

— Мы не будем играть с тобой, — поправил его Оке.

Людвиг Четырнадцатый стёр слезинку кончиком хвостика.

«Ну почему мои друзья такие несправедливые?» — мучительно думал он. Ведь он-то совсем не хотел быть хитрым и обманывать других, наоборот, он хотел быть добрым и помогать всем.

Людвиг Четырнадцатый понял, что слух скоро распространится среди всех лесных зверей. И к вечеру, наверное, уже будут говорить, что он отнял у Юкке-Юу и Туффе-Ту сто гор медовых пряников.

Людвиг Четырнадцатый растянулся на большом пне и задумался. Папа Ларссон запретил ему играть с другими лесными зверятами. А они-то, между прочим, и сами не хотят играть с ним. Да ещё Лабан на него разозлился, уж он, наверное, придумает, как отомстить Людвигу. Нет, не осталось у него друзей. Что же ему делать?

И Людвиг Четырнадцатый нашёл только один выход. НАДО УБЕЖАТЬ ИЗ ДОМУ.

Людвиг Четырнадцатый спрыгнул с пня и отправился по совсем незнакомым ему тропинкам. Долго бродил он по лесу, прокрадываясь через прогалины, чтобы ни один враг не заметил его. И наконец решил, что далеко ушёл от родной норы.

Наступил вечер. Людвиг Четырнадцатый немножко продрог, хотя на нём была такая тёплая шубка. К тому же он ещё и проголодался. Ведь он ничего не ел с самого утра, только одну ягодку и один корешок.

«Скоро они будут ужинать, — подумал Людвиг Четырнадцатый и почувствовал себя так одиноко. — Интересно, скучают они обо мне?»

Вдруг стало светлее, и лес кончился. Перед ним вырос плетёный забор, за ним раскинулось широкое поле, а за полем светились огоньки.

Людвиг Четырнадцатый осмотрелся вокруг. Понюхал воздух и вскоре сообразил, где находится.

Это было то место, где вчера вместе с Лабаном они лежали и смотрели на дома людей, лошадей, коров, кур, цыплят и яиц.

«Странно, — подумал Людвиг Четырнадцатый и почесал себя за ухом. — Я пробродил целый день, а оказался почти рядом с домом».

Он подумал было, что ему, пожалуй, стоит вернуться домой и съесть приготовленный мамой Ларссон ужин. Но он тут же одумался.

— Я сказал, что должен убежать из дому, значит, и убегу, — пробурчал Людвиг. — Всё было бы хорошо, вот только есть хочется.

Он посмотрел через дырочку в заборе на овсяное поле. Лабан вчера сказал: «Вот из этой травы мама варит овсяную кашу».

Людвиг Четырнадцатый не очень любил овсяную кашу, но чем-то надо было набить живот. Он перепрыгнул через канаву, пролез под плетнём и начал жевать стебли овса. Но они вовсе не напоминали овсяную кашу.

— Дурак этот Лабан, — рассердился он.

Однако он чувствовал, что просто умирает с голоду.

«У людей всегда есть еда», — любил повторять папа Ларссон. Но разве мог Людвиг Четырнадцатый решиться на такое опасное путешествие, ведь он был совсем не хитрый.

— Нет, не так уж я и боюсь, — храбрился он. — Есть-то хочется. Была не была, попробую пробраться к людям.

Среди высоких стеблей овса Людвиг Четырнадцатый чувствовал себя уверенно. Здесь люди не могли заметить его. Но когда поле кончилось, стало страшнее. Людвигу Четырнадцатому пришлось прижиматься к самой земле и ползти между двумя рядами каких-то невысоких растений.

Он понюхал воздух. Пахло чем-то вкусным и сладким. Папа Ларссон любил рассказывать, что люди выращивают сладкие ягоды, которые называются клубникой. И Людвиг Четырнадцатый решил, что он ползёт по клубничному полю.

Он навострил свои длинные ушки. Что-то прозвенело в темноте! И опять стихло. Может, Людвиг Четырнадцатый ошибся? Он поднял голову, чтобы посмотреть, как быстрее подползти ко двору.

И ТОГДА ОН УВИДЕЛ ЧТО-ТО УЖАСНОЕ!

Прямо перед ним стоял кто-то высокий. На нём было длинное пальто, а руки раскинуты в стороны.

Людвиг Четырнадцатый никогда ещё не видел живого человека, только на картинке в книжке у Юкке-Юу и Туффе-Ту.

Может быть, этот высокий на клубничном поле и есть человек?

Людвиг Четырнадцатый боялся даже дышать. Он стоял как вкопанный и смотрел. И чем больше смотрел, тем чуднее казался ему Этот.

Людвиг Четырнадцатый протёр глаза. Нет, он не ошибся. На голове у Этого была большая шляпа, но под ней не было лица с глазами, носом — словом, всем, что полагается.

Вот опять послышались звоночки. Пожалуй, это был не человек, а что-то ещё более ужасное.

«ПРИВИДЕНИЕ!» — мелькнуло в голове Людвига. И от страха его влажный нос стал совсем горячим. Как же он забыл про осторожность? С быстротой молнии он помчался назад в спасительное овсяное поле, потом один прыжок — и он оказался в канаве за забором.

— По-мо-ги-и-и-те! — закричал кто-то пискливым голосом.

— По-мо-ги-и-и-те! — заскулил Людвиг Четырнадцатый. Он почувствовал, что лежит на мягком, живом, пищащем маленьком пуховом комочке.

librebook.me

Читать онлайн электронную книгу Тутта Карлссон Первая и Единственная, Людвиг Четырнадцатый и другие — ГЛАВА ЧЕТВЁРТАЯ бесплатно и без регистрации!

Зайцы ускакали, а Лабан стукнул себя в грудь и воскликнул:

— Да здравствует хитрость! Вот как должен поступать лис, если ему хочется медовых пряников! Ну, чем плохо обманывать?

Юкке-Юу и Туффе-Ту не успели ещё отбежать слишком далеко. Они услышали, что сказал Лабан, и тут же возвратились.

— А мы-то думали, — глядя на Людвига, сказал Юкке-Юу.

— Обманщик! — добавил Туффе-Ту. — Больше мы с тобой не играем.

И они снова исчезли, а Людвиг Четырнадцатый повесил нос.

— Мои лучшие друзья! — упрекнул он. — И тебе не стыдно?

— Мне никогда не стыдно, — улыбаясь, ответил Лабан. — Глупым зайчатам не нужны медовые пряники. А тебе не нужны зайчата. Разве ты не помнишь, что сказал папа?

Лабан открыл пакетик и сунул в него нос.

— Как пахнут! Ты смотри, а я буду лопать их. Сразу, все-все съем.

— Ну и дурак, — загадочно сказал Людвиг Четырнадцатый.

Лабан было засунул уже лапу в кулёк, но вдруг остановился и удивлённо посмотрел на брата.

— Я — самый хитрый лис на милю вокруг, — напыжился Лабан. И всё-таки поинтересовался: — Почему же я дурак?

— Если бы я был в твоей шкуре, я сохранил бы все пряники, пока мы не вернёмся домой, — ответил Людвиг Четырнадцатый. — Представь себе, как наши братья и сестры полопаются от зависти, когда ты будешь есть пряники, а им останется только облизываться.

Лабан задумался.

— Иногда ты довольно разумно рассуждаешь, — наконец согласился он. — Когда мы придём домой, я спрячу пакет, а вечером съем пряники при всех.

Лабан спрятал кулёк под своей кроватью. Только Людвиг Четырнадцатый знал — куда.

А когда все лисята начали укладываться спать, Лабан, глядя в потолок, сказал:

— Пожалуй, время полакомиться медовыми пряниками…

— У тебя нет никаких медовых пряников, — рассмеялся Леопольд. — Я ведь хорошо знаю, что ты давным-давно растратил свои деньги.

— У меня нет пряников? У меня целый пакет!

— Не заводи нас, — сказала Лаура. — Я тебе не поверю, пока сама не понюхаю.

Лабан гордо посмотрел на своих сестёр и братьев.

— Думайте что хотите! — облизнулся он. — Пакет, во всяком случае, лежит здесь.

И Лабан нырнул под кровать. Но сколько он ни шарил там, кулька не было.

— Ха-ха-ха, — засмеялись все. — Полакомился!

Когда Лабан наконец вылез, нос его был совсем красным от злости.

— Кто украл мои пряники?! — заорал он. — Ну-ка, откройте свои глотки! Все! От кого пахнет мёдом, тот и вор!

Все лисята разинули рты. Лабан подходил к каждому — к Леопольду, Лаге, Лассе-старшему и Лассе-младшему, Леннарду, Лео, Лукасу, Лауре, Линнее, Луизе, Лидии и Лоттен.

Но ни от кого медом не пахло!

Остался только Людвиг Четырнадцатый. Лабан остановился перед ним и зашипел:

— Вот кто вор! Ведь только ты видел, где я спрятал пакет!

— Я не ел твоих пряников, — ответил Людвиг Четырнадцатый, прямо глядя в глаза своему старшему брату. — Вот, понюхай!

От Людвига Четырнадцатого тоже не пахло мёдом. Лабан почесал затылок.

— Я не ел твоих медовых пряников, — ещё раз сказал Людвиг Четырнадцатый, — но я их отдал.

— Отда-а-л?! — взревел Лабан и от злости перекувырнулся в воздухе. — Кому ты отдал мои пряники?

— А пряники совсем не твои, — ответил Людвиг Четырнадцатый. — Ты забрал их у моих друзей.

— Эти глупые бесхвостые зайцы сами отдали мне пакет! — ревел Лабан.

— Ты обманул их, — возразил Людвиг Четырнадцатый. — А так как горло у тебя совсем не болит, Юкке-Юу и Туффе-Ту получили свой кулёк обратно.

Лабан так и выпучил глаза на своего маленького братца.

— Ты ещё раскаешься, — наконец сказал он, скрежеща когтями по полу норы. И всем стало ясно, что Лабан ужасно разозлился. Но Людвиг Четырнадцатый совсем не испугался.

Неизвестно, чем бы всё это кончилось, если бы в это время в спальню не вошёл папа Ларссон. Он стоял за дверью и подслушивал. У лисиц это не считается неприличным.

— Уже поздно, спать всем! — приказал он.

— Папа, папа, Людвиг Четырнадцатый обманул меня! — закричал Лабан. — Он обманул…

— Очень хорошо! — прервал его папа Ларссон. — Мой младшенький обманул самого Лабана, самого хитрого лисёнка в лесу! Недурно!

И тогда Лабану стало стыдно, и, поджав хвост между лапами, он нырнул в свою кровать.

Папа Ларссон долго сидел в кресле, переделанном из детской коляски.

— Во всяком случае, Людвиг не такой уж дурак, — бормотал он. — Но обманывать своих собственных братьев и сестёр ради чужих?..

librebook.me

Читать онлайн электронную книгу Тутта Карлссон Первая и Единственная, Людвиг Четырнадцатый и другие — ГЛАВА СЕДЬМАЯ бесплатно и без регистрации!

Вскоре в курятнике снова наступила тишина.

Все с удивлением смотрели на Людвига Четырнадцатого. Не мудрено, ведь цыплята впервые видели живую лису.

— Подумать только, хитрюшка-ворюшка — гость в нашем доме, — кудахтала старая курица Лаура. — А ты действительно уверен, что не хочешь нас съесть? Я хорошо знаю твоего папу, он, право же, очень мил.

— Терпеть не могу курятины. Но я в самом деле голоден. Тутта Карлссон обещала меня накормить чем-нибудь.

— Бедняжка, — закудахтала Лаура. — Конечно же, ты получишь еду. Мне кажется, что вон в той миске есть чем полакомиться.

Второй раз Людвига Четырнадцатого приглашать не пришлось. Он мигом подлетел к миске и начал глотать.

— Это хорошо, что ты так спешишь, — заметила Лаура. — Как только наешься, сейчас же исчезай. Не думаю, чтобы Петрус Певун был в восторге, когда узнает, что у нас в гостях лисёнок.

— Петрус Певун — это наш петух, — пояснила Тутта Карлссон. — Он сейчас во дворе и поёт, но скоро снова вернётся. А до этого ты должен исчезнуть.

Но было слишком поздно!

Через дыру в стене важно вошёл Петрус Певун и взмахнул красивыми разноцветными крыльями.

— Кукареку-у, кукареку-у, уже четверть девятого, — пропел он и, склонив головку, прислушался.

Вдруг он круто повернулся к лисёнку и в ужасе закричал что было мочи:

— Ку-ка-ра-ул! Лис в доме! По-мо-ги-и-те! Максимилиан-ан, сюда! Ку-ка-ра-ул! Спасите женщин и дете-е-ей!

О Максимилиане — псе, почти таком же хитром, как и сам папа Ларссон, Людвиг Четырнадцатый как-то совсем забыл.

— Ку-ка-ра-ул! — подхватил поэтому Людвиг. — По-мо-ги-и-те! Я не хочу, чтобы меня поймал Максимилиан!

Тогда все куры хором начали убеждать Петруса Певуна в том, что Людвиг Четырнадцатый очень милый лисёнок.

И опять начался дикий шум и возня. Петух кукарекал, куры кудахтали, цыплята пищали, а Людвиг Четырнадцатый подвывал.

Никто даже и не заметил, как дверь открылась и в курятник, семеня коротенькими ножками, вбежала такса.

Людвиг Четырнадцатый увидел, как остренький носик пса протиснулся между двумя хохлатками.

«Пожалуй, мне пора домой», — подумал он. И быстро проскочил мимо таксы. Но… потом вдруг остановился. Прямо перед ним стояло что-то, чего раньше он никогда не видел.

Это «что-то» напоминало два коричневых ствола, правда значительно более гладких и блестящих, чем стволы обычных деревьев. А когда он поднял взгляд чуть повыше, он увидел ещё что-то коричневое, а ещё выше — что-то зелёное.

Дальше смотреть Людвиг Четырнадцатый не решился. Он и так уже понял, кто стоял перед ним: ЧЕЛОВЕК!!!

Это был первый человек, которого Людвиг Четырнадцатый увидел. То блестящее, что Людвиг принял за стволы деревьев, было парой начищенных сапог. Коричневыми оказались и брюки. Зелёной — куртка.

— Максимилиан-смотри-живой-лисёнок-в-курятнике! — закричал голос. — Странно-видеть-и-странно-слышать-это-не-правда-ли?

Ты, конечно, думаешь, что маленький Людвиг Четырнадцатый не понимал, что говорил человек. Так или иначе, но он почувствовал, что наступил очень опасный момент.

— Лисёнок-не-должен-сбежать, — сердито заворчал человеческий голос. — За-ним!

Охота началась.

Никогда ещё в своей жизни Людвиг Четырнадцатый не бегал так быстро. Но такса не отставала от него.

Людвиг Четырнадцатый, наверное, сто раз обежал все дома, прятался между кустами, и под колодцем, и за дровами, раз даже залез под корыто, а потом притаился за грядкой. Но такса всё время вынюхивала его по следу.

«Мне нужно найти какое-нибудь потайное местечко, — думал Людвиг. — Ведь скоро у меня уже не будет сил бежать».

Около большого дома, где жил человек, он обнаружил что-то похожее на ящик. Он впрыгнул туда через круглую дырку и свалился прямо на пол. Ему так надо было отдышаться.

— Здесь уже Максимилиан не найдёт меня, — простонал он. — Я не хочу попадаться в руки людей. Я хочу домой, в лес.

Тайник оказался хоть куда. Максимилиан носился по двору, и каждый раз, когда он пробегал мимо, Людвиг Четырнадцатый замирал от страха. Но таксе почему-то и в голову не приходило заглянуть в этот ящик с дыркой.

Наконец охота кончилась. Максимилиан перестал лаять. Наступила тишина. Людвиг Четырнадцатый высунул голову и только собрался вылезти, как вдруг услышал шаги. Нырнув обратно, Людвиг стал наблюдать через дырку, как большие сапоги медленно двигались мимо.

— Да-лисёнок-сбежал-хотя-Максимилиан-всё-время-шёл-за-ним-по-пятам, — сказал человеческий голос. — Хитрые-бестии-эти-рыжие-шкуры.

Людвиг Четырнадцатый хотел было сказать, что он совсем не хитрый, но передумал и надулся от гордости. Слышал бы папа Ларссон! Сам человек утверждал, что Людвиг провёл даже его!

— Пошли-в-дом-пить-кофе, — продолжал человеческий голос. — Что-поделаешь. Будем-надеяться-что-в-следующий-раз-Максимилиан-тебе-повезёт-больше.

Людвиг Четырнадцатый облегчённо вздохнул и во второй раз решился выйти из укрытия. И тут он увидел, что кто-то стоит на пути. Это был Максимилиан! Его чёрная шубка встала дыбом. А красный язык свисал изо рта. Людвиг Четырнадцатый сжался и стал маленьким-маленьким.

— Фу, какой ужасный вечер, — простонал Максимилиан. — На этот раз лис сбежал. Но в следующий раз я ему покажу, как пекут пироги.

При этих словах Людвиг Четырнадцатый вспомнил, до чего он голоден.

— А ты умеешь печь пироги? — спросил он не совсем кстати. И тут же прикусил язык.

— Что это за р-раз-разговорчики? — проворчал Максимилиан.

— Добрый вечер, дружище! — ответил Людвиг слабеньким голоском. — Мы уже виделись с тобой сегодня вечером. Меня зовут Людвиг Четырнадцатый Ларссон. Добрый вечер, добрый вечер! Только прости меня, к большому сожалению, я тороплюсь.

Но уйти Людвигу Четырнадцатому не удалось. Максимилиан закрывал грудью выход.

«Сейчас он меня укусит», — подумал Людвиг и зажмурился.

Но ничего такого не случилось. И Людвиг осторожно открыл глаза. Максимилиан совсем не был зол. Наоборот, он лежал и посмеивался своими великолепными зубами.

— Нет, ты самый хитрый и самый храбрый лисёнок из всех, за кем я когда-либо охотился, — сказал он.

Людвиг Четырнадцатый тоже расплылся в улыбке. И зубы у него были ничуть не хуже, чем у Максимилиана. Ну почему нет с ним папы Ларссона?!

— Я избегал весь двор, — продолжал уже серьёзно Максимилиан. — А ты вот оказывается где! В МОЕЙ СОБСТВЕННОЙ КОНУРЕ.

— В конуре? — смущённо переспросил Людвиг. — Значит, это твой дом?

— Представь себе, никогда бы не подумал, что ты подумаешь, что можно подумать, что можно забраться сюда.

— А я так и подумал, что ты подумаешь, что я не додумаюсь подумать так, — схитрил Людвиг Четырнадцатый. — Вот я и спрятался здесь.

Максимилиан опять рассмеялся.

— Нет, я положительно не могу сердиться на тебя. Скажи, ты, наверное, очень проголодался после такой погони? Разреши предложить тебе косточку!

Дважды таксе предлагать не пришлось. Людвиг Четырнадцатый совсем не насытился пшеном, которым его угощали куры. И поэтому он тут же схватил самую большую кость из миски Максимилиана. Тот тоже принялся за еду.

— Увидел бы нас кто-нибудь, — с удовольствием причмокивая, проворчал Максимилиан. — Собака ест из одной миски с лисом! Это звучит как в сказке. Как, ты сказал, тебя зовут?

— Людвиг Четырнадцатый Ларссон, — ответил Людвиг Четырнадцатый.

— Ларссон? — заинтересовался Максимилиан. — А ты не знаешь, случайно, хитрых Ларссонов из ближайшего леса?

— Это — мы, — скромно ответил Людвиг Четырнадцатый. — Мой папа часто рассказывал нам о тебе, Максимилиан.

— Правда? — Максимилиан засиял от удовольствия. — Да, я имел честь не раз гоняться за ним. Не хвастаясь, я должен тебе сказать, что твой папа почти такой же хитрый, как я. Помню, гром гремит, кусты трещат, а мы бежим, бежим. Как я здорово укусил его тогда за заднюю лапу! В следующий раз ещё веселее будет, так и передай.

Так они сгрызли все кости. Оба почувствовали усталость, и оба с удовольствием растянулись на полу собачьей конуры.

— Ну, а теперь тебе всё-таки пора домой, — заявил Максимилиан и сладко зевнул. — С тобой очень приятно беседовать. Но не думаю, чтобы хозяину понравилось, что я дружу с лисами.

— А мне так далеко идти, — вздохнул Людвиг Четырнадцатый. — И я так устал, так устал. Не знаю даже, найду ли я дорогу домой.

— Это совсем недалеко, — возразил Максимилиан. — Я провожу тебя до изгороди. Мне ведь совсем не вредно прогуляться перед сном.

Пёс и лисёнок прокрались во двор, потом через клубничную поляну, потом через овсяное поле. У самой изгороди Максимилиан остановился.

— Теперь тебе уже совсем недалеко, — сказал он. — Беги вот по этой тропинке всё прямо и прямо.

— Разве ты знаешь, где я живу? — удивился Людвиг Четырнадцатый.

Максимилиан вдруг ощетинился.

— Знаю ли я, где нора хитрых Ларссонов?! Вот что я скажу тебе: дружба дружбой, а служба службой. С этого момента мы больше не друзья. Ещё раз повадишься в курятник, пеняй на себя.

Максимилиан зло залаял, давая Людвигу Четырнадцатому понять, что он всё-таки собака.

Людвиг Четырнадцатый припустил по тропинке. Сперва он думал о Максимилиане, потом стал думать о папе Ларссоне. Так поздно он ещё никогда не возвращался домой.

Когда он осторожно прокрался в нору, папа Ларссон сидел в гостиной в своём кресле, сделанном из детской коляски. Он вытащил часы из нагрудного кармана, посмотрел сначала на них, а потом на лисёнка и сердито спросил:

— Где это ты пропадаешь? Давно пора спать.

— Меня похвалили за то, что я хитрый, — гордо ответил Людвиг Четырнадцатый.

— Приятно слышать, — сказал папа Ларссон. — Мне показалось, что только что неподалёку лаяла собака. Это правда?

— Да, папа, это был Максимилиан.

— Ах, вот как! Значит, это и вправду был мой злейший враг Максимилиан? — И добавил: — Я не раз имел честь гоняться за ним. Не хвастаясь, должен сказать тебе, что он почти такой же хитрый, как я. Помню, гром гремит, кусты трещат, а мы бежим, бежим. Здорово я тогда укусил его за заднюю лапу. В следующий раз ещё веселее будет, пусть он так себе и зарубит на носу.

Людвиг Четырнадцатый улыбнулся. Кто говорит правду, Максимилиан или папа Ларссон?

Но вдруг до папы Ларссона дошло то, что сказал Людвиг Четырнадцатый. И он тут же вскочил с кресла.

— Что ты тут сочиняешь, мой мальчик? — закричал он. — Ты встретился с Максимилианом?

— Это потом, — сказал Людвиг Четырнадцатый. — Он гнался за мной, но не мог догнать, потому что сперва я хорошо поужинал в курятнике. А когда я устал бегать, то залез к нему в конуру, он очень обрадовался и угостил меня косточкой. Мы ели с ним из одной миски. А потом он проводил меня, чтоб я не заблудился. А когда мы расставались, он сказал, что дружба службой, но он мне лучший враг, — выпалил Людвиг Четырнадцатый на одном дыхании.

Папа Ларссон встревоженно подошёл к сыну и погладил его по головке.

— Ты, наверное, слишком долго спал под елью, — сказал он. — Ладно, иди в детскую и продолжай спать.

librebook.me

Ян Экхольм. Тутта Ларсен Первая и единственная…: chto_chitat — LiveJournal

primula30 (primula30) wrote in chto_chitat,
Category: Тут вот как-то сидим на кафедре, и с чего-то заговорили о детских сказках — что далеко не все сказки можно детям читать, т.к. если с точки зрения взрослого человека в эти сказки вчитаться, то — караул.
Стали приводить примеры. Кто-то сказал, что стала ребенку сказку читать, не помню уж какую, так полсказки не читала, а сама придумывала и рассказывала — чтоб ребенку не озвучивать только, что там написано.
Конечно, смеялись, но понятно, что дети воспринимают все именно так, как написано, без всякого подтекста. Им все понятно, просто и смешно.
Я как-то наводила порядок в книжном шкафу, и наткнулась на книгу сказок скандинавских писателей. И чего-то захотелось мне перечитать милую сказку про милого цыпленка и честного лисенка.
Тутта Карлссон Первая и единственная, Людвиг Четырнадцатый и другие. Хитрая сказка Яна Экхольма.
Итак, если по-взрослому. В семье мошенников родился сынок, который, благодаря тому, что водился с хорошими детьми из нормальных семей, и сам стал нормальным честным ребенком. Но его семейство было жутко опечалено этим вот прискорбным фактом — честным сыном, то есть, очень переживало, и принимало разные меры, чтобы наставить сына на путь истинный (в их понимании), чтобы он, как и другие члены семьи, обманывал, хитрил, обжуливал. А тот не поддавался. Как говорится, в семье не без урода.
Ну, в общем, тоскливо.
А на самом деле — хорошая добрая сказка, которая учит тому, что нехорошо обманывать других, а особенно тех, кто считает тебя другом и верит тебе.
И не важно, что твоя подруга — маленький цыпленок, а сам ты — лисенок. И вы вроде по всем неписаным законам не должны дружить.
На самом деле важно жить в мире с окружающими, и они в тяжелую минуту придут тебе на помощь.
И эта помощь заставит даже самых невероятных хитрецов, которыми являлось семейство лисенка Людвига, пересмотреть свои взгляды. Да, даже так.
И их сын станет их главной гордостью.
А семейство куриных станет хорошими знакомыми, как странно это бы ни звучало.
Вообще, сказки надо время от времени читать и взрослым. Просто читать по-детски непосредственно, не выискивая какой-то взрослый подтекст

Photo

Hint http://pics.livejournal.com/igrick/pic/000r1edq

chto-chitat.livejournal.com

Ничего себе. Всё людям. Э. Ю. В.: Сказка про Тутту Ларсен

Некоторое время назад был пост со сказкой о глупом мышонке. В постскриптуме сообщалось, что еще где-то должна быть сказка про Тутту Ларсен. Для тех, кто не знает, что это такое, кто родился раньше или позже — маленький ликбез.

Была такая замечательная сказка Яна Экхольма «Тутта Карлсон первая и единственная, Людвиг Четырнадцатый и другие» (полный текст), по ней в 1980 году был снят мультик «Как лисы с курами подружились». Лично мне больше запомнился фильм «Рыжий, честный, влюбленный» (1984), где играли Филозов, Васильева, Мирошниченко (было время, когда хорошие актеры играли в детских фильмах!). В общем, для детей 80-х гг. это был очень знаменитый фильм. Ликбез окончен.

В феврале 2005 года я был в Москве и встречался с Катей Алексеевой (ныне самый главный по Галактике), в то время они с Павлом Белкиным только начинали издание электронного альманаха «Вопросы информатизации образования». Придя, узнаю, что они решили сделать дистанционную сказку: участники живут в разных городах, записывают свои mp3-партии отдельно, присылают редактору, а тот сводит воедино. Тогда идея такой сказки представлялась небезынтересной (сейчас тоже!) и Катя решила сделать такую сказку с коллегами из разных городов.

Кто принимал участие?

  • Тутта и ведущая – Екатерина Алексеева (Москва)
  • Людвиг XIV – Павел Белкин (Москва)
  • Папа Лис – Олег Лавров (Кохтла-Ярве, Эстония)
  • Мама Лиса – Людмила Бачурина (Воронеж)
  • Брат Людвига, Лабан – Евгений Патаракин (Н.Новгород)
  • Петух Петрус – Юрий Ээльмаа (С-Петербург)
  • Мама Курица – Ирина Морозова (д.Урицкое, Гомельская область, Беларусь)
  • Максимилиан – Анатолий Орешко (Владивосток)

Получилось отлично. Не смотрите на аудиосводку, наверное, она небезгрешна, но и делалось непрофессионалами. Да и неважно. Главное — с каким удовольствием делали!

У моих московских друзей сказка получила неофициальное название «Пойди поклюй!», почему — сами поймете, когда послушаете. А у Константина Шапиро, в те времена директора питерской школы, а ныне — специалиста Комитета по образованию, дочка слушала это в виде пластинки (или аудиокниги) и очень ей нравился петух Петрус, а уж когда он сам пришел к ней в гости — у ребенка был просто невероятный шок! :-)))

В общем, слушайте:

P.S. Люди, может, сделаем что-то подобное?!?

eelmaa.blogspot.com

Сказка и быль Тутты Ларсен

Она одинаково естественно чувствует себя в теле- и радиоэфирах, легко совмещает сразу несколько работ, у нее два имени. Но главное – у нее двое детей! Татьяна Романенко, более известная под именем Тутта Ларсен, пришла в гости к «С.Р.» со своими детьми Марфой и Лукой.

СЧАСТЛИВЫЕ РОДИТЕЛИ Можно ли сказать, что книга Яна-Олафа Экхольма «Тутта Карлссон Первая и единственная, Людвиг Четырнадцатый и другие» ‒ настольная книга вашей семьи?

ТУТТА ЛАРСЕН Конечно, мы очень любим эту книгу. Как и скандинавские сказки вообще. Да как любые сказки! Луке мы «Тутту» уже читали, ему понравилось, Марфа подрастет – тоже прочтем.

С.Р. Тутта Карлссон – это маленькая курочка, цыпленок, а ее друг – лисенок Людвиг Ларсен. Дружить им нельзя по определению, но они дружат. А почему у вашей Тутты фамилия лисенка?

Т.Л. Ну, по-моему, все очевидно. Все сбылось! Они же не случайно подружились. Я их поженила!

С.Р. То есть Тутта Ларсен – такой символ сбывшейся мечты?

Т.Л. Ну, если уж так концепцию развивать, то да… На самом деле, когда я придумала этот псевдоним, фамилию героини – Карлссон – нельзя было оставлять, потому что она неизменно ассоциировалась с Карлсоном, «который живет на крыше». Ларсен подошла по всем статьям.

С.Р. А зачем вообще понадобился псевдоним?

Т.Л. Я же начинала работать на музыкальном телеканале, и у моих коллег на западе были красивые иностранные имена. А я – просто Таня Романенко. Это совсем не вязалось с моим тогдашним представлением о крутости. Со временем псевдоним стал моей защитой, границей между мной реальной и моим персонажем. Он стал моей профессией: я работаю Туттой Ларсен. А еще… Думаю, что он выражал мое нежелание взрослеть. Впрочем, для меня и сейчас очень важен этот мой внутренний ребенок. Я с ним стараюсь дружить и как-то его выгуливать периодически, выпускать на свободу.

С.Р. А какова степень свободы детей в вашей семье? Какие главные принципы воспитания?

Т.Л. Уметь слушать. И быть внимательным. Потому что в нашей семье (и в моей семье) всегда очень уважали детей, хотя и воспитывали достаточно строго. Мы не существовали в хаосе, у нас были четкие представления о свободе и об ответственности, как о ее обратной стороне. Но пока с Лукой это еще не слишком работает, потому что ответственность, как неотъемлемая часть жизни, для него не существует. Пока у него эта черта не сформирована. Но мы ее воспитываем. Недавно был случай, когда папа с ним и Марфой пошли гулять на даче и Лука забежал за другом в соседний дом. Друг был чем-то занят, сын разделся и пошел с ним играть, совершенно забыв о тех, кто его ждал на улице. Он это сделал не нарочно, он так устроен, у него в голове пока это не держится. И с этим тоже приходиться мириться. Можно сколько угодно ругаться и обижать его и наказывать, но – не за что. У него такие конституциональные особенности. Например, Лука не способен сидеть на стуле больше трех минут. Ему нужно все время шевелиться, руками, ногами дрыгать, с этого стула сваливаться, вокруг рояля бегать. Вот писали мы с ним на осенних каникулах на даче три диктанта. Написали один, надеваем куртку и бежим пять кругов вокруг дома. Затем прыгаем на одной ножке, на двух, а потом он просит еще побегать. После этого есть надежда, что напишем еще два диктанта.

Совет от звезды
Когда кто-то из моих детей начинает капризничать и входит в раж настолько, что никакие слова и увещевания не работают, я стараюсь не углубляться в выяснение отношений, а максимально быстро переключаю внимание ребенка на что-то более интересное. А еще можно «включить» юмор и чем-то насмешить. У нас так часто получается.

С.Р. Хорошая идея для родителей таких неугомонных бегунов. Сами придумали?

Т.Л. С беготней – сами. А еще мы ходим к врачу-остеопату (остеопа́тия – система альтернативной медицины, рассматривающая в качестве первичной причины болезни нарушение структурно-анатомических отношений между различными органами и частями тела. – Прим. ред.), который тоже советует Луке как можно больше двигаться. Такова физиологическая норма сына. И хорошо, что есть врачи, которые это понимают. Вообще в современной медицине меня смущает то, что в ней чаще всего рассматривают не человека, а какой-то его отдельный орган или отдельную инфекцию, не сообразуясь с огромным количеством других условий, в которых он существует. А ведь кроме болезни есть у него еще и конституция, психотип, характер, условия, в которых он живет. Даже цвет волос важен! Вот в Центре естественного развития и здоровья ребенка, куда мы ходим с Лукой, как раз лечат не отдельные проблемы здоровья, а помогают ребенку в целом, осуществляя глобальный подход.

С.Р. Родители нередко сетуют на то, что сегодня дети не чета прежним: более капризные, упрямые и т. д. А как вы считаете?

Т.Л. Да вы что? Наоборот! Сейчас такие потрясающие дети! Такие умные! На редкость адекватные, умеют декларировать свои потребности, отстаивать свое личное пространство, свое «я». В том-то и проблема, что некоторые родители просто не чувствуют, не слышат и не хотят слышать своих детей. Им проще либо держать ребенка в страхе, либо вообще не обращать на него внимание. А дети совершенно потрясающие рождаются, с ними очень интересно иметь дело. У меня есть такой девиз: «Если у вас проблемы с ребенком – это ваши проблемы». Не можешь наладить контакт со своим ребенком, значит, это ты слеп, глух и ленив. А контакт требует очень серьезных усилий. И я тоже, разумеется, не святая, могу топнуть ногой, наорать, лишить мультиков. Но в любом случае стараюсь помнить, что ребенок – не моя собственность, не моя сумка: хочу – поставил в шкаф, хочу – бросил на пол. Это – данный мне Богом дар, которому я должна помочь вырасти и раскрыться.

С.Р. Ваши дети похожи на вас?

Т.Л. Лука очень похож. Просто настолько, что бывает не по себе. Когда смотришься в это зеркало. Я тут прочла у замечательного психолога Эды Ле Шан (у нее есть книга «Когда ваш ребенок сводит вас с ума») тезис о том, что нас в детях больше всего бесит именно то, в чем мы сами были замечены в детстве. А то, что Лука мальчик, также накладывает свой отпечаток. Он жестче, он яростнее отстаивает свое мнение. У него уже, можно сказать, подростковый настрой, хотя Луке только восемь лет, рановато вроде. Но зато с ним ужасно интересно. И обратная сторона его упрямства в том, что он уже мужичок. Одна моя знакомая психолог говорила: как это удивительно, что у некоторых мальчиков есть врожденное отношение к женщине: «баба – дура». Но это в хорошем смысле слова, в смысле снисхождения к женщине и ее слабостям, в смысле великодушия более сильного. Удивительно, Лука еще ребенок, но он уже понимает, что мама – это женщина и у нее есть свои особенности, к ней нужен особый подход. Иногда, когда я его поругаю (а порой, ей-богу, не хватает сил!), потом корю себя. Говорю ему: «Ну прости меня, я вышла из себя, повысила голос и вела себя, может быть, чрезмерно эмоционально. Но ты меня до этого довел!» А сын мне отвечает: «Да я тебя уже давно простил. Расслабься, мама!»

С.Р. А какие у них отношения с Марфой? Есть ли ревность?

Т.Л. Есть, конечно. В основном это касается Луки, хотя Марфа уже тоже научилась. Они делят родителей, бабушек, территорию, игрушки. В этом случае очень хорошо помогает одинаковое взыскание для обоих. И это удивительным образом их объединяет, они тут же начинают играть вместе. Лука дома может не пустить Марфу к себе в комнату, может отнять у нее свои игрушки, требовать к себе внимание родителей, но на улице или в какой-то незнакомой компании он за сестру горой. Недавно был забавный случай на дне рождения, где собрались в основном девочки и самая младшая, Марфуня. Лука вошел к ним в комнату и сказал: «Так, это моя сестра Марфа. Если кто-то ее обидит, будет иметь дело со мной». Развернулся и ушел. Девочки остались в ступоре.

С.Р. Они не опасались потом приближаться в сестре столь грозного брата?

Т.Л. Да нет. Марфа же такое солнце у нас! Марфа вообще отдельная история. Ее мы рожали домашними родами. То есть не дома, но по программе «Мягкие роды» в роддоме № 15.

С.Р. Что за программа такая?

Т.Л. Это когда рожаешь так, как это задумано природой. Рожаешь, когда пришло время, тебя ничем не стимулируют, ничем не анестезируют. Ты находишься в комнате, в полумраке, в тишине. С тобой рядом, если хочешь, муж, ты рожаешь столько, сколько тебе надо, и в той позе, в какой тебе удобнее. После рождения ребенка сразу прикладывают к груди, а пуповину перерезают только после того, как она отпульсирует, потому что это очень важно.

С.Р. Луку по-другому рожали?

Т.Л. Тоже без анестезии, но в родовом блоке. Было много света, много народу, и в какой-то момент я перестала понимать, что происходит. Мне казалось, что были хорошие роды, потому что он родился сам, в срок. Но это было до того, как я родила Марфу.

Тогда я поняла, что беременность ‒ это то, ради чего женщина, собственно, Богом создана, и это самое естественное для нее состояние. А роды должны стать логичным апофеозом беременности. Рожать так же естественно, как дышать, но мы об этом совершенно забыли. И когда ты возвращаешься к тому, как это делали наши прабабки, я вам скажу честно, это потрясающе. Наверное, это самое потрясающее переживание в моей жизни, и мне безумно жаль моих подруг, которые говорят, что роды – самое страшное, что с ними случилось в жизни и они не хотят, чтобы это повторилось. Роды Марфы были родами-сотрудничеством. Мы работали с ней вместе, в паре. Больно? Да! Трудно? Да! Но это неважно. Эти чувства отходят на второй план по сравнению с ощущением космического единения со своим ребенком и со всеми женщинами всего мира за всю его историю, с этим полем вечной и абсолютной женственности. В этот момент ты чувствуешь себя почти творцом, почти Богом.

С.Р. За счет чего был достигнут такой результат? Правильная подготовка? Атмосфера в родовой? Присутствие мужа?

Т.Л. Все в совокупности сыграло свою роль. И то, что дети были рождены в большой любви. И то, что мы – православные христиане и хотим, чтобы все было правильно, как надо по нашему вероисповеданию. И то, что мне посчастливилось встретиться с системой традиционного акушерства, которое благодаря нашим московским медицинским властям стало доступным и легальным.

С.Р. Ваш муж сам захотел присутствовать на родах?

Т.Л. Он сказал: «Я хочу рожать с вами!» «Тогда пойдем на курсы, – ответила я, – тебе все расскажут, покажут. И если после всего этого ты включишь заднюю скорость, я не обижусь». Но в итоге папа был с нами, папа перерезал пуповину, папа был первым, кто взял дочь на руки.

С.Р. Скажите, а православие всегда было в вашей жизни или вы пришли к этому в какой-то момент?

Т.Л. Как говорит один наш знакомый батюшка, «в наше время только скорбями люди спасаются». Разумеется, в храм я пришла после большой беды. Наверное, тогда это для меня был единственный способ выжить. А если уж приходишь к Богу, то уйти невозможно.

С.Р. С верой легче жить?

Т.Л. Без сомнения! Я вообще не представляю, как люди живут без нее. Потому что это так страшно, когда не на что надеяться и не у кого попросить о помощи. А я все время чувствую, что я защищена, что все в Божьей воле и что «просите, и дастся вам». И многие вещи в жизни становятся гораздо понятнее и проще. Все очень просто на самом деле. Вообще, когда приходишь в храм, такие удивительные и прекрасные вещи происходят, такие люди встречаются! Вот наш папа, наши дети, например, – такие события! Я считаю, все это – прямое следствие этого пути.

С.Р. Кем и какими вы хотите видеть детей в будущем?

Т.Л. Мне абсолютно все равно, какую они выберут профессию. Безусловно, я хочу видеть их состоявшимися, реализовавшимися людьми. Мастерами в чем бы то ни было. Они будут лучше, чем мы, гораздо лучше. У них гораздо больше возможностей, чем у нас и мы к ним, по-моему, гораздо бережнее относимся. Я имею в виду «мы» не только как родители, но как социум, как то общество, в котором мы сегодня существуем. Не вся Россия, а тот круг, в котором существует наша семья. Но этот круг, к счастью, немаленький. Это круг ответственных людей, которые, однако, сохранили своих внутренних детей и которые умеют вести диалог со своими детьми настоящими.

www.parents.ru

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о