Внимание тревога: Сигналы гражданской обороны! — Официальный сайт Администрации Санкт‑Петербурга

                                                        

Существует ряд сигналов ГО, которые служат для оповещения населения городов и сельских населенных пунктов о возникновении непосредственной опасности применения противником ядерного, химического, бактериологического (биологического) или другого оружия: “Воздушная тревога” “Отбой воздушной тревоги”; “Радиационная опасность”; “Химическая опасность”.
В городах устанавливаются разнообразные сигнальные аппаратуры и средства связи. Благодаря которым с помощью пульта можно включать громкоговорящую связь и квартирную радиотрансляционную сеть. А также производить вызов руководящего состава города и объектов народного хозяйства по циркулярной телефонной сети. С помощью подобных аппаратур принимаются распоряжения вышестоящих штабов.
Сигнал “Воздушная тревога”
Подобный сигнал подается для всего населения. Данный сигнал оповещает об опасности поражения противником данного города. По радиотрансляционной сети передается текст:

“Внимание1 Внимание! Граждане! Воздушная тревога! Воздушная тревога!” Эта трансляция сопровождается звуком сирен, гудками заводов и транспортных средств. Продолжительность сигнала 2-3 минуты.
В последствии чего рабочие прекращают работу в соответствии с установленной инструкцией и указаниями администрации, исключающими возникновение аварий, но если по технологическому процессу или требованиям безопасности нельзя остановить производство, остаются дежурные, для которых строятся индивидуальные убежища. Останавливается транспорт и все население укрывается в защитных сооружениях.
При уведомлении данным сигналом населению необходимо соблюдать спокойствие Соблюдение правил поведения по этому сигналу значительно сокращают потери людей.
Сигнал “Отбой воздушной тревоги”
Этот сигнал оповещается органами гражданской обороны. Передается следующий текст по радиотрансляции: “Внимание! Внимание граждане! Отбой воздушной тревоги. Отбой воздушной тревоги”.
Вследствие чего населению разрешается покинуть убежища с разрешения комендантов, и рабочие могут приступать к продолжению своей оставленной работы.
В местах, где противник нанес удары оружием массового поражения, населению передается информация о сложившейся обстановке, режимах поведения населения, о принимаемых мерах по ликвидации последствий нападения.
Сигнал “Радиационная опасность”
Задачей данного сигнала служит оповещение населенных пунктов и районов, к которым движется радиоактивное облако, образовавшееся при взрыве ядерного боеприпаса.
Услышав данный сигнал необходимо срочно надеть респиратор, ватно-марлевую повязку, при отсутствии данных предметов надеть противогаз. Собрать заготовленный заранее запас продуктов, индивидуальные средства медицинской защиты, предметы первой необходимости и спрятаться в убежище или противорадиационном укрытии.
Сигнал “Химическая опасность”
Оповещение подобного сигнала свидетельствует об угрозе или обнаружении химического или бактериологического нападения. Необходимо немедленно надеть противогаз, и укрыться в защитном сооружении, при отсутствии подобных сооружений необходимо воспользоваться жилыми, производственными или подсобными помещениями.
При использовании противником бактериологического оружия, по системам оповещения, население немедленно получит дополнительные сведения о дальнейших действиях. Следует соблюдать все требования органов управления гражданской обороной, а также выполнять их распоряжения и после того как опасность миновала.
Приведем примеры оповещения о различных опасностях.
В случае наводнения информация об опасности будет оповещаться следующим текстом: “Внимание! Говорит управление по делам гражданской обороны и чрезвычайным ситуациям города Иванова. Граждане! В связи с внезапным повышением уровня воды в реке Уводь ожидается подтопление домов в районе улиц (перечисляются наименования улиц). Населению этих улиц собрать необходимые вещи, продукты питания на 3 дня, воду, отключить газ и электроэнергию и выйти в район школы № (указывается номер школы, на базе которой развернут пункт временного размещения населения при ЧС) для регистрации на сборном эвакопункте и отправки в безопасные районы”
.
При аварии на химическом объекте: “Внимание! Говорит управление по делам гражданской обороны и чрезвычайным ситуациям города Иванова. Граждане! Произошла авария на ОАО «Сан Ин Бев» с выбросом ядовитого сильнодействующего вещества — аммиака. Облако зараженного воздуха распространяется в направлении (указываются улицы попадпющие в зону покрытия облаком). Населению улиц (указываются наименования улиц) находиться в зданиях. Провести герметизацию своих жилищ. Населению улиц (указываются наименования улиц) немедленно покинуть жилые дома, учреждения, учебные заведения и выйти в район (указывается место расположение эвакопункта). В дальнейшем действовать в соответствии с нашими указаниями”
.

При возникновении угрозы нападения противника местными органами власти и штабами ГО с помощью средств массовой информации передаются населению постановления или распоряжения о порядке действий. С этого времени радиоточки, телевизоры должны быть постоянно включены для приема новых сообщений. В кратчайшие сроки население должно принять необходимые меры защиты и включиться в выполнение мероприятий, проводимых ГО.

Очень важно сразу уточнить место ближайшего убежища (укрытий) и пути подхода к нему.
Если поблизости нет защитных сооружений, для этих целей необходимо приспособить любое заглубленное помещение (или 1-й этаж каменного здания).
Необходимо привести в готовность средства индивидуальной защиты, приспособить подручные средства, достать домашнюю аптечку.
В жилых помещениях следует провести герметизацию окон, дверей, противопожарные мероприятия; принять меры к предохранению продуктов питания, воды от возможного заражения (загрязнения). Необходимо подготовить все самое необходимое на случай эвакуации.
В последующем при непосредственной опасности ударов противника с воздуха подается сигнал “Воздушная тревога!” Ему предшествует сигнал “Внимание всем!”, а затем средствами радио и телевидения будет передано: “Внимание! Внимание! Говорит штаб гражданской обороны. Граждане! Воздушная тревога! Воздушная тревога! Отключите свет, газ, воду, погасите огонь в печах. Возьмите средства индивидуальной зашиты, документы, запас продуктов и воды. Предупредите соседей и при необходимости помогите больным и престарелым выйти на улицу. Как можно быстрее дойдите до защитного сооружения или укройтесь на местности. Соблюдайте спокойствие и порядок!”

Сигнал “Внимание всем!” может свидетельствовать например о скорой угрозе радиоактивного или бактериологического заражения. В данной ситуации последует краткое сообщение о порядке действий и правилах поведения.
Необходимые действия населения в зоне радиоактивного заражения.
В случае радиоактивного заражения требуется в обязательном порядке выполнять условия радиационной защиты в зависимости от степени заражения населенной зоны.
Необходимо руководствоваться следующими правилами, если по какой-либо причине не поступит сообщения от органов управления гражданской обороной.
Если зона умеренного заражения, следует находится в укрытии несколько часов, в дальнейшем можно уйти в обычное помещение. В первые сутки помещение можно покидать не более чем на 4 час.
Если зона сильного заражения, следует находиться в убежищах не меньше чем трое суток, и только в крайних ситуациях разрешается покидать убежище на 3-4 ч в сутки, причем следует надевать средства защиты органов дыхания и кожи.
Если зона опасного заражения необходимо сидеть в укрытиях трое и более суток, в последствии чего разрешается уйти в жилое помещение и обязательно находиться там не менее четырех суток. Покидать помещение нежелательно.
Если зона чрезвычайно опасного заражения требуется находится только в защитных сооружениях с коэффициентом ослабления дозы облучения около 1000.
В остальных случаях разрешается находиться в не помещения, но с применением средства индивидуальной защиты. Для профилактики рекомендуется использовать радиозащитные таблетки из комплекта АИ, которые способствуют уменьшению вредного воздействия радиоактивного облучения.

Содержание

Сигналы гражданской обороны! — Официальный сайт Администрации Санкт‑Петербурга

Сигналы гражданской обороны предназначены для оповещения населения о чрезвычайных ситуациях и о непосредственной возникшей опасности нападения противника.

Существует пять сигналов гражданской обороны: «Внимание всем!», «Воздушная тревога», «Отбой воздушной тревоги», «Радиационная опасность», «Химическая тревога».

Предупредительным сигналом гражданской обороны является сигнал «Внимание всем!».

 Он подается с целью привлечения внимание всего населения об аварии, катастрофе, стихийном бедствии, угрозе нападения противника. Сигнал подается способом включения сирен, прерывистых гудков, транспортных и других средств через установки громкоговорящей связи, в том числе установленной на автомобилях службы охраны общественного порядка и ГИБДД.

Действия населения: услышав звучание сирен, гудков и других сигнальных средств, немедленно включите радио, телевизор и прослушайте сообщение. Полученную информацию передайте соседям, а затем действуйте согласно полученной информации.

Сигнал «Воздушная тревога» подается с целью предупредить население о непосредственной угрозе нападения противника. Подается по радиотрансляционным сетям, радиовещательным станциям и телевизионным приемникам путем передачи текста об опасности и информации о действиях населения.

Действия населения: если Вы находитесь дома, необходимо:

— взять с собой личные документы, средства индивидуальной защиты, запас воды и продовольствия,

— отключить потребители электроэнергии, воду, газ,

— плотно закрыть окна, форточки, вентиляционные устройства,

— принять меры по защите продуктов, воды и пищи от заражения,

— убыть в убежище.

Если сигнал тревоги застал Вас на рабочем месте, действуйте согласно инструкции, предусматривающей немедленное прекращение работ с безаварийной остановкой оборудования и переводом процессов непрерывного цикла на безопасный режим работы, с последующим убытием в укрытие.  В городском транспорте необходимо выйти из транспорта в месте его остановки и действовать по указанию постов ГО, полиции, водителей. В общественных местах действовать по указанию администрации, постов ГО, полиции. Во всех случаях укрыться в ближайшем укрытии, а при его отсутствии использовать овраги, насыпи, ямы.

Сигнал «Отбой воздушной тревоги» подается с целью разрешить населению продолжить выполнять обязанности, прерванные сигналом «Воздушная тревога». Информация о действиях населения передается по радиотрансляционным сетям, радиовещательным станциям и телевизионным приемникам.

Сигнал «Радиационная опасность» подается с целью предупредить население о необходимости принять меры защиты от радиоактивных веществ.

Сигнал «Химическая тревога» подается с целью предупредить население о срочной необходимости принять меры защиты от отравляющих и сильнодействующих ядовитых веществ. В случае возникновения опасности по радиотрансляционным сетям, радиовещательным станциям и телевизионным приемникам будет передан текст об опасности и информация о действиях населения. При аварии с выбросом аварийно-опасных химических веществ будет сообщено на каких улицах населению оставаться в квартирах, загерметизировать их, надеть влажную марлевую повязку, отключить потребителей электроэнергии, а на каких немедленно выходить из зоны заражения в указанных направлениях, взяв документы и деньги.

 

СИГНАЛ «ВНИМАНИЕ ВСЕМ!», СИГНАЛ «ВОЗДУШНАЯ ТРЕВОГА»,СИГНАЛ «ОТБОЙ ВОЗДУШНОЙ ТРЕВОГИ», СИГНАЛ «РАДИАЦИОННАЯ ОПАСНОСТЬ»

СИГНАЛ «ВНИМАНИЕ ВСЕМ!», СИГНАЛ «ВОЗДУШНАЯ ТРЕВОГА»,СИГНАЛ «ОТБОЙ ВОЗДУШНОЙ ТРЕВОГИ», СИГНАЛ «РАДИАЦИОННАЯ ОПАСНОСТЬ»

Стихийные бедствия, техногенные аварии, природные катастрофы и прочие катаклизмы… Уменьшить их трагические последствия можно, пожалуй, лишь одним способом – своевременным предупреждением о надвигающейся беде. Для этих целей применяются сигналы гражданской обороны. Они предназначены для оповещения населения о чрезвычайных ситуациях и об опасности нападения противника.

Сигналы гражданской обороны предназначены для оповещения населения о военной угрозе и о чрезвычайных ситуациях. Что же такое чрезвычайная ситуация? Какими могут быть чрезвычайные ситуации?

Чрезвычайная ситуация природного характера – неблагоприятная обстановка на определенной территории, сложившаяся в результате опасного природного явления, которое может повлечь за собой человеческие жертвы, ущерб здоровью людей, материальные потери и нарушения условий жизнедеятельности населения. Чрезвычайные ситуации природного характера еще называют стихийными бедствиями. Исходя из причин (условий) возникновения, все стихийные бедствия подразделяются на группы геологического, метеорологического, гидрологического (гидрометеорологического) характера, а также природные пожары и массовые заболевания.

Современное производство постоянно усложняется. В нем все чаще применяются ядовитые и агрессивные компоненты. На различных видах транспорта перевозят большое количество химически-, пожаро- и взрывоопасных веществ – все это увеличивает вероятность возникновения и степень тяжести аварий. Крупную аварию, повлекшую за собой человеческие жертвы, значительный материальный ущерб и другие тяжелые последствия, называют производственной (или транспортной) катастрофой.

Производственные или транспортные аварии и катастрофы относятся к ЧС техногенного характера. К таковым причисляют транспортные аварии (катастрофы), пожары, взрывы, аварии с выбросом (угрозой выброса) химических веществ, аварии с выбросом (угрозой выброса) радиоактивных веществ, аварии с выбросом (угрозой выброса) биологически опасных веществ, внезапные обрушения зданий, сооружений, аварии на энергосистемах, коммунальных системах жизнеобеспечения, на очистных сооружениях; гидродинамические аварии.

В Республике Беларусь на республиканском, территориальном, местном и объектовом уровнях создана и совершенствуется система оповещения. В ней объединены и используются все средства проводной, радио- и телевизионной связи для решения задач по своевременному оповещению населения о чрезвычайных ситуациях в мирное и военное время. Передача сигналов и информации оповещения осуществляется в автоматизированном режиме задействования электросиренного оповещения, радиотрансляционных сетей, радио- и телевизионного вещания с перерывом вещательных программ для оповещения и информирования населения в речевой форме. Речевая информация передается населению с перерывом программ вещания длительностью не более 5-ти минут. Допускается 2-х и 3-х-кратное повторение передачи речевого сообщения.

Существует пять сигналов гражданской обороны: «Внимание всем!», «Воздушная тревога», «Отбой воздушной тревоги», «Радиационная опасность», «Химическая тревога».

СИГНАЛ «ВНИМАНИЕ ВСЕМ!»

Способ подачи сигнала: звуковой сигнал с помощью сирен, гудков и других звуковых средств оповещения, установленных в городах, населенных пунктах и на предприятиях. С какой целью подается: для привлечения внимания персонала и населения о передаче сигналов гражданской обороны «Воздушная тревога», «Отбой воздушной тревоги», «Радиационная опасность», «Химическая тревога» и информации об авариях, катастрофах, стихийных бедствиях. Действия по сигналу: включить все имеющиеся средства радио- и телекоммуникаций для прослушивания информации о порядке действий.

СИГНАЛ «ВОЗДУШНАЯ ТРЕВОГА»

Способ подачи сигнала: объявление по радиотрансляционным и телевизионным приемникам информации о воздушной опасности в течение 2-3 минут непрерывно открытым текстом: «ВНИМАНИЕ! ВНИМАНИЕ! ГРАЖДАНЕ! ВОЗДУШНАЯ ТРЕВОГА!» и объяснение кратких действий по этому сигналу. С какой целью подается: для предупреждения персонала и населения о непосредственно возникшей опасности нападения противника. Действия по сигналу: соблюдать спокойствие и порядок, отключить свет и воду, взять средства индивидуальной защиты, документы, запас продуктов и воды, быстро занять места в закрепленном за вами защитном сооружении (убежище, подвале, цокольном помещении первых этажей зданий, сооружений), находиться в убежище до следующего сообщения МЧС о дальнейших действиях.

СИГНАЛ «ОТБОЙ ВОЗДУШНОЙ ТРЕВОГИ»

Способ подачи сигнала: объявление по радиотрансляционным и телевизионным приемникам информации об отбое сигнала: «ВНИМАНИЕ! ВНИМАНИЕ! ГРАЖДАНЕ! ОТБОЙ ВОЗДУШНОЙ ТРЕВОГИ!». С какой целью подается: разрешение персоналу и населению покинуть защитные сооружения. Действия по сигналу: взять с собой все принесенные средства защиты, продукты питания, воду, личные вещи и покинуть защитное сооружение.

СИГНАЛ «РАДИАЦИОННАЯ ОПАСНОСТЬ»

Способ подачи сигнала: объявление по радиотрансляционным и телевизионным приемникам информации об угрозе радиационного загрязнения в течение 2-3 минут непрерывно открытым текстом: «ВНИМАНИЕ! ВНИМАНИЕ! ГРАЖДАНЕ! РАДИАЦИОННАЯ ОПАСНОСТЬ!» и объяснение кратких действий по этому сигналу. С какой целью подается: для предупреждения персонала и населения о радиоактивном загрязнении местности. Действия по сигналу: немедленно надеть средства зашиты органов дыхания (противогазы, респираторы, ватно-марлевые повязки, противопыльные тканевые маски), взять подготовленный запас продуктов и воды, документы и уйти в защитные сооружения (убежища, противорадиационные укрытия, полуподвалы, первые этажи зданий), провести их герметизацию и находиться там до других распоряжений штаба гражданской обороны, радиотрансляционные и телевизионные приемники держать включенными.

СИГНАЛ «ХИМИЧЕСКАЯ ТРЕВОГА»

Способ подачи сигнала: объявление по радиотрансляционным и телевизионным приемникам информации об угрозе радиационного загрязнения в течение 2-3 минут непрерывно открытым текстом: «ВНИМАНИЕ! ВНИМАНИЕ! ГРАЖДАНЕ! ХИМИЧЕСКАЯ ТРЕВОГА!» и объяснение кратких действий по этому сигналу. С какой целью подается: для предупреждения персонала и населения о химическом заражении местности и защите от сильнодействующих ядовитых (отравляющих) веществ. Принятие защитных мер. Действия по сигналу: немедленно надеть противогазы (если имеется – защитную одежду). Плотно закрыть все окна и двери и убыть в убежище. Если такового поблизости нет – то принять антидот, провести герметизацию окон, дверей, вентиляционных люков и оставаться в помещении до сигнала «ОТБОЙ ХИМИЧЕСКОЙ ТРЕВОГИ» или других команд МЧС, при этом приемники не отключать.

Понимание степени угрозы, знание сигналов гражданской обороны и адекватные действия по ним при угрозе чрезвычайной ситуации помогут спасти жизнь вам и вашим близким!

 

 

Действия населения при подаче сигнала «Внимание Всем!»

При воздушной опасности

«Внимание! Говорит Управление гражданской защиты города Ульяновска. Граждане! Воздушная тревога! Отключите газ, свет, воду. Возьмите средства индивидуальной защиты, документы, запас продуктов и следуйте в убежище…»

На работе произведите безаварийную остановку всех агрегатов, укройтесь в убежище.

Дома выключите освещение, нагревательные приборы, воду, газ, возьмите СИЗ, документы, продукты, воду и следуйте в укрытие.

На улице укройтесь в ближайшем защитном сооружении.

При отбое воздушной опасности

«Внимание! Говорит Управление гражданской защиты города Ульяновска. Граждане! Отбой воздушной тревоги! Всем возвратиться к местам работы или проживания…»

Выйти из защитного сооружении, продолжать выполнять свои обязанности.

При угрозе радиоактивного заражения

«Внимание! Говорит Управление гражданской защиты города Ульяновска.Граждане! Возникла угроза радиоактивного заражения. Подготовьте СИЗ, пленочные плащи и держите их при себе»

Подготовить СИЗ. Произвести герметизацию помещения. Загерметизировать продукты питания и запас воды. Если вы оказались на зараженной территории, примите РС-1 из аптечки АИ-2, гнездо №4.

При угрозе химического заражения

«Внимание! Говорит Управление гражданской защиты города Ульяновска! Граждане! Возникла угроза химического заражения. Наденьте противогазы. Проверьте герметизацию жилых помещений. Создайте запас продуктов и воды»

Надеть противогаз и следовать в защитное сооружение или быстро выйти из зараженного участка. Принять средство против ФОВ из аптечки Аи-2 гнездо № 2

Сигналы гражданской обороны

Вопросы гражданской обороны сегодня наиболее актуальны, поскольку мы живем в мире, где происходят чрезвычайные ситуации, конфликты и катастрофы и прочие катаклизмы… 

Уменьшить их трагические последствия можно, пожалуй, лишь одним способом — своевременным предупреждением о надвигающейся беде. Для этих целей применяются сигналы гражданской обороны. Они предназначены для оповещения населения о чрезвычайных ситуациях и об опасности нападения противника. 

Сигналы гражданской обороны предназначены для оповещения населения о военной угрозе и о чрезвычайных ситуациях. Что же такое чрезвычайная ситуация? Какими могут быть чрезвычайные ситуации?

Чрезвычайная ситуация природного характера — неблагоприятная обстановка на определённой территории, сложившаяся в результате опасного природного явления, которое может повлечь за собой человеческие жертвы, ущерб здоровью людей, материальные потери и нарушения условий жизнедеятельности населения. Чрезвычайные ситуации природного характера еще называют стихийными бедствиями. Исходя из причин (условий) возникновения, все стихийные бедствия подразделяются на группы геологического, метеорологического, гидрологического (гидрометеорологического) характера, а так же природные пожары и массовые заболевания.

Современное производство постоянно усложняется. В нем все чаще применяются ядовитые и агрессивные компоненты. На различных видах транспорта перевозят большое количество химически-, пожаро- и взрывоопасных веществ — всё это увеличивает вероятность возникновения и степень тяжести аварий. Крупную аварию, повлекшую за собой человеческие жертвы, значительный материальный ущерб и другие тяжелые последствия, называют производственной (или транспортной) катастрофой.

Производственные или транспортные аварии и катастрофы относятся к ЧС техногенного характера. К таковым причисляют транспортные аварии (катастрофы), пожары, взрывы, аварии с выбросом (угрозой выброса) химических веществ, аварии с выбросом (угрозой выброса) радиоактивных веществ, аварии с выбросом (угрозой выброса) биологически опасных веществ, внезапные обрушения зданий, сооружений, аварии на энергосистемах, коммунальных системах жизнеобеспечения, на очистных сооружениях; гидродинамические аварии.

Существует пять сигналов гражданской обороны:

  • «Внимание всем!»,
  • «Воздушная тревога»,
  • «Отбой воздушной тревоги»,
  • «Радиационная опасность»,
  •  «Химическая тревога».

«Внимание всем!» — это предупредительный сигнал. Он подается с целью привлечения внимания населения об аварии, катастрофе, стихийном бедствии, угрозе нападения противника. Сигнал подается способом включения сирен, прерывистых гудков, транспортных и других средств громкоговорящей связи, в том числе установленных на автомобилях службы охраны общественного порядка и ГИБДД. Действия населения: услышав сирену, гудки и т.п., немедленно включите радио, телевизор и прослушайте сообщение регионального МЧС о порядке действий. Полученную информацию передайте соседям, а затем действуйте согласно услышанным правилам.

«Воздушная тревога» — этот сигнал предупреждает население о непосредственной угрозе нападения противника. Подается по радиотрансляционным сетям, радиовещательным станциям и телевизионным приёмникам путем передачи текста об опасности и информации о действиях населения.

Действия населения: если Вы находитесь дома, необходимо взять с собой личные документы, средства индивидуальной защиты, запас воды и продовольствия, отключить приборы, потребляющие электроэнергию, воду, газ, плотно закрыть окна, форточки, вентиляционные устройства, принять меры по защите продуктов, воды и пищи от возможного заражения, укрыться в ближайшем защитном сооружении (подвал, цокольное помещение здания, убежище). Если сигнал тревоги застал вас на рабочем месте, действуйте согласно инструкции, предусматривающей немедленное прекращение работ с безаварийной остановкой оборудования и переводом процессов непрерывного цикла на безопасный режим работы, с последующим убытием в укрытие. В городском транспорте необходимо выйти из транспорта на ближайшей остановке и действовать по указанию постов ГО, полиции, водителей. В общественных местах действовать по указанию администрации, постов ГО, полиции. Во всех случаях укрыться в ближайшем защитном сооружении, а при его отсутствии – в овраге, насыпи, яме.

Сигнал «Отбой воздушной тревоги» извещает население о том, что непосредственной угрозы нападения противника больше нет. Информация о действиях населения передается по радиотрансляционным сетям, радиовещательным станциям и телевизионным приемникам. 

Сигнал «Радиационная опасность» подается с целью предупредить население о необходимости принять меры защиты от радиоактивных веществ.

Сигнал «Химическая тревога» предупреждает население о срочной необходимости принять меры защиты от отравляющих и сильнодействующих ядовитых веществ. В случае возникновения опасности по радиотрансляционным сетям, радиовещательным станциям и телевизионным приемникам будет передана информация о действиях населения. При аварии с выбросом опасных химических веществ будет сообщено, на каких улицах населению оставаться в квартирах, по возможности загерметизировать окна и двери, надеть влажную марлевую повязку, отключить газовые и электроприборы, а на каких немедленно выходить из зоны заражения в указанных направлениях, взяв документы и деньги.

Понимание степени угрозы, знание сигналов гражданской обороны и адекватные действия по ним при угрозе чрезвычайной ситуации помогут спасти жизнь вам и вашим близким.

Сигналы гражданской обороны, действие населения при сигналах

Оповещение населения в случае ЧС.

В настоящее время все чаще в мире и в нашей стране происходят стихийные бедствия, аварии последствиями которых являются разрушения, нарушение жизнедеятельности населения и гибель людей; остается высокой опасность военных действий. Трагических последствий стихийного бедствия или аварии, опасности, возникшей в ходе военных действий, можно избежать или уменьшить их, если своевременно будет получено предупреждение.

На объектах экономики Талицкого городского округа смонтировано, включено в стойку центрального оповещения и имеют автономный запуск 7 электросирен. Данные сирены обслуживаются Талицким ЦКТО Ирбитского РУС ОАО «Ростелеком». Электросирены установлены на следующих объектах экономики:

1.     Талицкий ЦКТО (почта), г. Талица, ул. Ленина, 106;

2.     Талицкое РТП, пос. Троицкий, ул. Мичурина, 1;

3.     Талицкое ДРСУ, пос. Маян, ул. Лермонтова, 2;

4.     Троицкий участок Талицкого ЦКТО, пос. Троицкий, ул. Мира, 4;

5.     Талицкий лесотехникум, г. Талица, ул. Кузнецова, 73;

6.     Талицкий лесотехникум, г. Талица, ул. Советская, 65;

7.     ООО «Талицкий молочный завод», пос. Троицкий, ул. Мира, 86.

Сигналы гражданской обороны.

Сигналы гражданской обороны предназначены для оповещения населения о чрезвычайных ситуациях и о непосредственной возникшей опасности нападения противника.

Существует пять сигналов гражданской обороны: «Внимание всем!», «Воздушная тревога», «Отбой воздушной тревоги», «Радиационная опасность», «Химическая тревога».

Предупредительным сигналом гражданской обороны является сигнал «Внимание всем!». Он подается с целью привлечения внимание всего населения об аварии, катастрофе, стихийном бедствии, угрозе нападения противника. Сигнал подается способом включения сирен, прерывистых гудков, транспортных и других средств через установки громкоговорящей связи, в том числе установленной на автомобилях службы охраны общественного порядка и ГАИ.

Действия населения: услышав звучание сирен, гудков и других сигнальных средств, немедленно включите радио, телевизор и прослушайте сообщение отдела обеспечения безопасности жизнедеятельности Талицкого городского округа о порядке действий. Полученную информацию передайте соседям, а затем действуйте согласно полученной информации.

Сигнал «Воздушная тревога» подается с целью предупредить население о непосредственной угрозе нападения противника. Подается по радиотрансляционным сетям, радиовещательным станциям и телевизионным приемникам путем передачи текста об опасности и информации о действиях населения.

Действия населения: если Вы находитесь дома, необходимо: — взять с собой личные документы, средства индивидуальной защиты, запас воды и продовольствия, — отключить потребители электроэнергии, воду, газ, — плотно закрыть окна, форточки, вентиляционные устройства, — принять меры по защите продуктов, воды и пищи от заражения, — убыть в убежище. Если сигнал тревоги застал Вас на рабочем месте, действуйте согласно инструкции, предусматривающей немедленное прекращение работ с безаварийной остановкой оборудования и переводом процессов непрерывного цикла на безопасный режим работы, с последующим убытием в укрытие. В городском транспорте необходимо выйти из транспорта в месте его остановки и действовать по указанию постов ГО, милиции, водителей. В общественных местах действовать по указанию администрации, постов ГО, милиции. Во всех случаях укрыться в ближайшем укрытии, а при его отсутствии использовать овраги, насыпи, ямы.

Сигнал «Отбой воздушной тревоги» подается с целью разрешить населению продолжить выполнять обязанности, прерванные сигналом «Воздушная тревога». Информация о действиях населения передается по радиотрансляционным сетям, радиовещательным станциям и телевизионным приемникам.

Сигнал «Радиационная опасность» подается с целью предупредить население о необходимости принять меры защиты от радиоактивных веществ.

Сигнал «Химическая тревога» подается с целью предупредить население о срочной необходимости принять меры защиты от отравляющих и сильнодействующих ядовитых веществ. В случае возникновения опасности по радиотрансляционным сетям, радиовещательным станциям и телевизионным приемникам будет передан текст об опасности и информация о действиях населения. При аварии с выбросом аварийно-опасных химических веществ будет сообщено на каких улицах населению оставаться в квартирах, загерметизировать их, надеть влажную марлевую повязку, отключить потребителей электроэнергии, а на каких немедленно выходить из зоны заражения в указанных направлениях, взяв документы и деньги. 

Действия по сигналам оповещения гражданской обороны.

Среди защитных мероприятий гражданской обороны, осуществляемых заблаговременно, особо важное место занимает организация оповещения органов гражданской обороны, формирований и населения об угрозе нападения противника и о применении им ядерного, химического, бактериологического (биологического) оружия и других современных средств нападения. Особое значение оповещение приобретает в случае внезапного нападения противника, когда реальное время для предупреждения населения будет крайне ограниченным и исчисляться минутами.

По данным зарубежной печати, считается, что своевременное оповещение населения на возможность укрытия его за 10-15 мин после оповещения позволит снизить потери людей при внезапном применении противником оружия массового поражения с 85 % до 4-7 %. Поэтому защита населения от оружия массового поражения даже при наличии достаточного количества убежищ и укрытий будет зависеть от хорошо организованной системы оповещения, организация которой возлагается на штабы гражданской обороны. Современные системы дальнего обнаружения позволяют быстро определить не только место и направление движения носителя, но и время его подлета. Это обеспечивает передачу сигнала по системе оповещения до штабов гражданской обороны и объектов. Оповещение организуется для своевременного доведения до органов гражданской обороны, формирований и населения сигналов, распоряжений и информаций гражданской обороны о эвакуации, воздушном нападении противника, радиационной опасности, химическом и бактериологическом (биологическом) заражении, угрозе затопления, начале рассредоточения и др. Эти сигналы и распоряжения доводятся до штабов гражданской обороны объектов централизованно. Сроки доведения их имеют первостепенное значение. Сокращение сроков оповещения достигается внеочередным использованием всех видов связи, телевидения и радиовещания, применением специальной аппаратуры и средств для подачи звуковых и световых сигналов. Все сигналы передаются по каналам связи и радиотрансляционным сетям, а также через местные радиовещательные станции. Одновременно передаются указания о порядке действий населения и формирований, указываются ориентировочное время начала выпадения радиоактивных осадков, время подхода зараженного воздуха и вид отравляющих веществ.

Действия населения в зоне радиоактивного заражения (загрязнения).

При нахождении в зоне радиоактивного заражения (загрязнения) необходимо строго выполнять режим радиационной защиты, устанавливаемый штабом ГО в зависимости от степени заражения (загрязнения) района. Если по какой-либо причине не поступит сообщения ГО, некоторое время можно руководствоваться следующим.

В зоне умеренного заражения население находится в укрытии, как правило, несколько часов, после чего оно может перейти в обычное помещение. Из дома можно выходить в первые сутки не более чем на 4 часа.

В зоне сильного заражения люди должны быть в убежищах (укрытиях) до трех суток, при крайней необходимости можно выходить на 3-4 ч в сутки. При этом необходимо надевать средства защиты органов дыхания и кожи.

В зоне опасного заражения люди должны быть в укрытиях и убежищах трое суток и более, после чего можно перейти в жилое помещение и находиться в нем не менее четырех суток. Выходить из помещения на улицу можно только на короткий срок (не более чем на 4 часа в сутки).

В зоне чрезвычайно опасного заражения пребывание населения возможно только в защитных сооружениях с коэффициентом ослабления дозы облучения около 1000.

Во всех случаях при нахождении вне укрытии и зданий применяются средства индивидуальной защиты. В качестве профилактического средства, уменьшающего вредное воздействие радиоактивного облучения, используются радиозащитные таблетки из комплекта индивидуальной аптечки. 

Типовые режимы радиационной защиты.

Режим радиационной защиты — это порядок действий населения, применения средств и способов защиты в зонах радиоактивного заражения (в результате ядерного взрыва), предусматривающий максимальное уменьшение возможных доз облучения.

Режим радиационной защиты № 1 применяется в населенных пунктах в основном с деревянными постройками, обеспечивающими ослабление радиации в 2 раза, и ПРУ, ослабляющими радиацию в 50 Раз (перекрытые щели, подвалы).

Режим радиационной защиты № 2 предусматривается для населенных пунктов с каменными одноэтажными постройками, обеспечивающими ослабление радиации в 10 раз, и ПРУ, ослабляющими радиацию в 50 раз.

Режим радиационной защиты № 3 разработан для населенных пунктов с многоэтажными каменными постройками, обеспечивающими ослабление радиации в 20-30 раз, и ПРУ, ослабляющими радиацию в 200-400 раз (подвалы многоэтажных зданий).

Каждый режим радиационной защиты определяет время, в течение которого необходимо постоянно находиться в ПРУ (1 этап), затем поочередно в ПРУ и дома (2 этап) и, наконец, преимущественно дома с кратковременным выходом на улицу по неотложным делам в целом не более чем на 1 ч (3 этап).

В районам сильного радиоактивного загрязнения в результате аварии на АЭС население должно быть эвакуировано в максимально короткие сроки. Жители прилегающих районов, где мощность дозы излучения не превышает 5 мР/ч (так называемых районов строгого контроля), должны выполнять гигиенические требования, в частности, ежедневно проводить влажную уборку жилых помещений, как можно чаще мыть руки с мылом, соблюдать правил хранения продуктов питания и воды (эти правила жизнедеятельности разработаны штабами ГО и органами здравоохранения. Этими же органами проводится полная профилактика населения. 

Действие населения в зоне химического заражения.

В зоне химического заражения следует находиться в убежище (укрытии) до получения распоряжения о выходе из него. Выходить из убежища (укрытия) необходимо в надетых средствах защиты органов дыхания.

Направление выхода из зоны заражения обозначается указательными знаками, при их отсутствии надо выходить в сторону, перпендикулярную направлению ветра.

В зоне заражения нельзя брать что-либо с зараженной местности, садиться и ложиться на землю. Даже при сильной усталости нельзя снимать средства индивидуальной защиты. Если капли отравляющего вещества, сильнодействующего отравляющего вещества попали на открытые участки тела или одежду надо немедленно провести их обработку с помощью индивидуального перевязочного пакета.

После выхода за пределы зоны заражения снимать средства индивидуальной защиты, и особенно противогаз, без разрешения нельзя, потому что поверхность одежды, обуви и средств зашиты может быт заражена отравляющими веществами. Получившим поражения необходимо немедленно оказать первую медицинскую помощь: ввести противоядие (антидот) обработать открытые участки тела с помощью содержимого ИПП. после чего доставить их на медицинский пункт. Все вышедшие из зоны заражения обязательно проходят полную санитарную обработку и дегазацию одежды на специальных обмывочных пунктах. 

Действия населения в очаге бактериологического поражения.

В очаге бактериологического поражения для предотвращения распространения инфекционных заболеваний может быть введен специальный режим — карантин или обсервация.

Население, находящееся в очаге бактериологического поражения, должно строго соблюдать требования медицинской службы гражданской обороны, особенно режим питания. В пищу разрешается употреблять только те продукты, которые хранились в холодильниках или в закрытой таре. Кроме того, как пищу, так и воду для шитья следует обязательно подвергать термической обработке.

Большое значение в этих условиях приобретает постоянное содержащие в чистоте жилищ, дворов, мест общего пользования. Необходимо тщательно выполнять требования личной гигиены: еженедельно мыться, менять нательное и постельное белье, соблюдать чистоту рук, волос и т. п.

Во всех случаях, находясь в очаге бактериологического поражения, население обязано проявлять спокойствие и дисциплинированность, строго выполнять установлены.

Порядок действия населения при получении сигналов экстренного оповещения

Уважаемые горожане!

Комитет по делам гражданской обороны и предупреждению чрезвычайных ситуаций Администрации города Пскова  доводит информацию о сигналах оповещения, а также правила поведения и порядок действий при получении сигналов экстренного оповещения.

Порядок действия населения при получении сигналов экстренного оповещения

Своевременное оповещение населения о надвигающейся опасности, о создавшейся в зоне опасности обстановке, а также информирование о порядке поведения в условиях чрезвычайных ситуаций являются одним из главных мероприятий по защите населения от чрезвычайных ситуаций природного и техногенного характера.

Сигналы оповещения служат для своевременного доведения до населения и органов гражданской обороны распоряжений и информации об эвакуации, радиационной опасности, химическом и бактериологическом (биологическом) заражении, угрозе затопления, угрозе землетрясения и др.

Основным способом оповещения людей в чрезвычайных ситуациях считается подача речевой информации с использованием государственных сетей радио- и телевещания. Перед подачей речевой информации включаются сирены, производственные гудки и другие сигнальные средства, что означает подачу предупредительного сигнала «ВНИМАНИЕ, ВСЕМ!», по которому население обязано включить радио- и телеприемники для прослушивания экстренного сообщения.

Оповещение производится всеми видами связи: телевидением, радиовещанием, применением специальной аппаратуры и средств для подачи звуковых и световых сигналов. Незамедлительно даются указания о порядке действий населения, оговаривается приблизительное время начала выпадения радиоактивных осадков, время подхода зараженного воздуха и др.

Существует ряд сигналов, которые служат для оповещения населения городов и сельских населенных пунктов о возникновении непосредственной опасности ядерного, химического, бактериологического (биологического) заражения или при применении оружия: «Наводнение»; «Радиационная опасность»; «Химическая тревога»; «Воздушная тревога», «Отбой воздушной тревоги».

Сигнал «Наводнение»

Данный сигнал оповещает об ожидании затопления местности, либо подтопления зданий населенного пункта в результате повышения уровня воды в водоеме.

Населению необходимо отключить освещение, газ, воду, нагревательные приборы, сообщить о полученной информации соседям, собрать необходимые вещи, продукты питания, воду, отключить газ, электроэнергию и прибыть для регистрации на сборном эвакопункте и отправке в безопасные районы.

Сигнал «Радиационная опасность»

Задачей данного сигнала служит оповещение населенных пунктов и районов, к которым движется радиоактивное облако, образовавшееся при аварии на атомной установке или при взрыве ядерного боеприпаса.

Услышав данный сигнал необходимо срочно надеть респиратор, ватно- марлевую повязку, при отсутствии данных предметов надеть противогаз. Собрать заготовленный заранее запас продуктов, индивидуальные средства медицинской защиты, предметы первой необходимости и спрятаться в убежище, противорадиационном укрытии или подвале, погребе и т.п.

Сигнал «Химическая тревога»

Оповещение данным сигналом свидетельствует об угрозе или обнаружении химического или бактериологического заражения. Услышав данный сигнал необходимо немедленно надеть противогаз (при наличии), а в случае необходимости — и средства защиты кожи (при наличии) и при первой же возможности укрыться в защитном сооружении и оставаться в нём до получения разрешения на выход.

Если защитного сооружения поблизости не окажется, то от поражения аэрозолями отравляющих веществ и бактериальных средств можно укрыться в жилых, производственных или подсобных помещениях.

Все граждане, находящиеся вне убежища, должны немедленно надеть противогазы (при наличии), защитную одежду (при наличии) и постараться как можно быстрее выйти из зараженного участка. Выход осуществляется в средствах защиты в сторону, которую укажут работники ГО, либо перпендикулярно направлению ветра.

При использовании противником бактериологического оружия, по системам оповещения, население немедленно получит дополнительные сведения о дальнейших действиях. Следует соблюдать все требования органов гражданской обороны, а также выполнять их распоряжения и после того как опасность миновала.

Сигнал «Воздушная тревога»

Данный сигнал оповещает об опасности поражения противником территории города. По радиотрансляционной сети передается текст: «Внимание! Внимание! Граждане! Воздушная тревога! Воздушная тревога!» Эта трансляция сопровождается звуком сирен, гудками заводов и транспортных средств. Продолжительность сигнала 2—3 минуты.

По этому сигналу работники прекращают работу в соответствии с установленной инструкцией и указаниями администрации, исключающими возникновение аварий. При невозможности безаварийного останова производства по технологическому процессу или требованиям безопасности, для осуществления контроля остаются дежурные, для которых предусматриваются индивидуальные укрытия.

Сигнал «Воздушная тревога» может застать людей в любом месте и в самое неожиданное время. Во всех случаях следует действовать быстро, но спокойно, уверенно и без паники. Все транспортные средства останавливаются, и все население укрывается в ближайших заглубленных помещениях (подвалах).

Сигнал «Отбой воздушной тревоги»

По этому сигналу передается следующий текст по радиотрансляции: «Внимание! Внимание! Граждане! Отбои воздушной тревоги! Отбой воздушной тревоги!»

Населению разрешается покинуть убежища с разрешения комендантов (старших) убежищ, и работники могут приступать к продолжению оставленной работы.

Умение населения правильно действовать в условиях чрезвычайной ситуации и умение правильно использовать полученную информацию может сократить количество жертв до минимума. Поэтому сигналы оповещения необходимо знать, и уметь правильно действовать по ним.

версия для печати

Центр внимания и социальное тревожное расстройство

Страх внимания является обычным явлением для людей с социальным тревожным расстройством (СТР). прожектор.

Использование экспозиционной терапии для борьбы со страхом оказаться в центре внимания

Напротив, постепенное знакомство с ситуациями, в которых другие сосредоточены на вас, поможет вам преодолеть свои страхи.Этот процесс известен как экспозиционная терапия и обычно является частью программы когнитивно-поведенческого лечения.

Вы также можете практиковать экспозицию самостоятельно в рамках режима самопомощи. Идея состоит в том, чтобы составить список пугающих ситуаций, начиная от наименее вызывающих беспокойство до наиболее вызывающих тревогу. Медленно вы продвигаетесь по списку, оставаясь в каждой ситуации достаточно долго, чтобы ваше беспокойство уменьшилось и вы преодолели свои страхи.

При проведении экспозиций важно не использовать стратегии частичного избегания или безопасного поведения.Примером этого может быть высказывание кому-то своего мнения, но делайте это таким тихим голосом, чтобы вас не услышали. Если вы собираетесь заниматься этими ситуациями, вам нужно полностью прочувствовать тревогу, которая возникает, а затем утихает.

Помимо практики в реальной жизни, вы также можете «опробовать» ситуации в своем воображении. Это хороший способ начать, и он может повлиять на то, как вы справляетесь с ними в реальности.

Иерархия страха, связанная с тем, чтобы быть в центре внимания

Ниже приведен список потенциальных элементов вашей иерархии страхов, связанных с тем, чтобы быть в центре внимания.Не забудьте адаптировать этот список к вашей конкретной ситуации и обязательно расположите элементы так, чтобы самые простые были первыми.

  1. Наденьте что-нибудь яркое. Носите то, что выделяет вас из толпы.
  2. Рассыпать еду. Вместо того, чтобы бояться встряхнуть и расплескать еду, делайте это намеренно.
  3. Опрокинуть что-нибудь в магазине. Притворись, что возишься и опрокидываешь прилавок с едой в продуктовом магазине.
  4. Споткнуться о свои слова. Ты боишься споткнуться о свои слова? Делайте это намеренно и путайте то, что вы пытаетесь сказать.
  5. Позвоните по телефону на глазах у людей. Вместо того, чтобы ждать, чтобы позвонить одному, сделайте это в присутствии других людей.
  6. Говорите громко. Когда вы звоните по телефону, говорите достаточно громко, чтобы вас могли услышать все, кто находится в пределах слышимости.
  7. Предложите свое мнение по актуальной теме. Если все обсуждают фильм или текущее событие, поделитесь своим мнением с группой.
  8. Ответьте на вопрос в классе. Если вы учащийся, поднимите руку и предложите ответ в следующий раз, когда учитель задаст вопрос классу.
  9. Займитесь спортом. Займитесь спортом, который потребует от вас быть в центре внимания, например бейсболом, волейболом или подковами.
  10. Сыграть в игру. Сыграйте в игру для вечеринок или в карточную игру, такую ​​как Trivial Pursuit или Euchre.

Используйте приведенный выше список, чтобы создать свою собственную иерархию страха, чтобы быть в центре внимания.Если вы обнаружите, что ваша тревожность серьезна или что вы вообще не в состоянии справиться с такими ситуациями, вам следует подумать о том, чтобы обратиться к своему врачу или специалисту в области психического здоровья для диагностики и составления плана лечения.

Механизмы избирательного внимания при генерализованном тревожном расстройстве

Clin Psychol Sci. Авторская рукопись; Доступно в PMC 2015 24 октября.

Опубликовано в финальной редактированной форме AS:

PMCID: PMC4618299

EMSID: EMS65676

Jenny Yiend

1 Институт психиатрии, Кингский колледж Лондон

Эндрю Мэтьюз

2 Королевский колледж Лондона и Калифорнийский университет в Дэвисе

Том Бернс

3 Факультет психиатрии, Оксфордский университет

Кевин Даттон

4 Факультет экспериментальной психологии, Оксфордский университет

Андрес Фернандес-Мартин

5 Университет Ла Лагуна, Тенерифе

Джордж А.Георгиу

6 Факультет психологии, Университет Рохэмптона

Майкл Лаки

7 Партнерский университет Северного Эссекса NHS Foundation Trust

Александра Роуз

1 Институт психиатрии, Королевский колледж Лондона

Риккардо Руссо

8 Факультет психологии, Университет Эссекса

Элейн Фокс

4 Факультет экспериментальной психологии, Оксфордский университет

1 Институт психиатрии, Королевский колледж Лондона

2 Королевский колледж Лондона и Калифорнийский университет в Дэвисе

3 Факультет психиатрии, Оксфордский университет

4 Факультет экспериментальной психологии, Оксфордский университет

5 Университет Ла Лагуна, Тенерифе

6 Факультет психологии, Университет Рохэмптона

7 Партнерский университет Северного Эссекса NHS Foundation Trust

8 Факультет психологии, Университет Эссекса

Авторы, переписывающиеся: Jenny Yiend, PO 63, Институт психиатрии, Королевский колледж Лондона, De Crespigny Park, London, SE5 8AF, [email protected]; Элейн Фокс, кафедра экспериментальной психологии, Оксфордский университет, 9 South Parks Rd., Oxford OX1 3UD, [email protected] Вклад авторов

Дж. Йенд руководил работой, представленной в эксперименте 2, руководил исследователям провести исследование. Она проанализировала данные исследования и возглавила написание текущей рукописи. Э. Фокс руководил работой, представленной в эксперименте 1, руководя персоналом, проводившим исследование и анализировавшим данные исследования. Она также сыграла важную роль в составлении текущей рукописи.А. Мэтьюз внес свой вклад в разработку плана исследования Эксперимента 2 и интерпретацию обоих исследований. Он внес большой вклад в написание окончательного варианта рукописи. Т. Бернс поддерживал и консультировал по проведению Эксперимента 2, включая доступ к подходящему образцу. А. Фернандес-Мартин и А. Роуз выступали в качестве исследователей в Эксперименте 2, собирая данные и помогая с анализом и описанием. К. Даттон, Г. А. Джорджиу, М. Лаки и Р. Руссо внесли свой вклад в сбор данных, анализ и описание эксперимента 1.

Окончательная отредактированная версия этой статьи доступна в Clin Psychol Sci См. другие статьи в PMC, в которых цитируется опубликованная статья.

Abstract

В хорошо зарекомендовавшей себя литературе идентифицированы различные избирательные механизмы ориентации внимания, лежащие в основе смещения внимания, связанного с тревогой, такие как вовлечение и отключение внимания. Считается, что эти механизмы способствуют возникновению и поддержанию тревожных расстройств. Однако выводы на сегодняшний день в значительной степени основывались на экспериментальной работе с субклиническими образцами.Поэтому мы исследовали лиц с диагностированным генерализованным тревожным расстройством (ГТР), здоровых добровольцев и лиц с высокой личностной тревожностью (но не соответствующих диагностическим критериям ГТР). В двух экспериментах мы обнаружили более быстрое избавление от негативных (сердитых и испуганных) лиц в группах ГТР, эффект, противоположный ожидаемому на основе субклинической литературы. Вместе эти данные бросают вызов текущим предположениям, которые мы можем обобщить для пациентов с ГТР, о характере избирательной ориентации внимания на угрозу, обнаруженной в субклинических группах.Мы предлагаем провести решающий двухэтапный эксперимент по выявлению стимулов первичной значимости при ГТР, а затем использовать их для повторного изучения механизмов ориентации в разных группах.

Ключевые слова: тревога, внимание, познание и эмоции, предубеждения при обработке эмоций, избирательное внимание и Мэтьюз, 1997). Успешная когнитивная терапия включает в себя выявление и устранение этих дисфункциональных когнитивных функций.Одним из примеров является предвзятая обработка внимания эмоциональной информации, которая особенно связана с тревожными расстройствами (Yiend, 2010). Люди с тревожностью (с клиническими расстройствами и субклинически тревожными) обычно отдают приоритет обработке угрожающей информации в визуальной среде, а не доброкачественной или позитивной информации (см. Bar-Haim, Lamy, Pergamin, Bakermans-Kranenburg, анализ зрительно-пространственного внимания на «зондовые» задачи). Предполагается, что этот когнитивный паттерн приводит к преувеличенному негативному восприятию и оценке, что помогает поддерживать тревогу, устанавливая порочный круг причин и следствий (Mathews, 1990).На сегодняшний день полученные экспериментальные данные подтверждают эту точку зрения, демонстрируя, что предвзятость внимания в сторону негативной информации связана с клинической и субклинической тревогой при использовании ряда стимулов, включая слова, лица и изображения (обзоры см. в Bar-Haim et al., 2007; Mathews). и MacLeod, 1994; Yiend, 2010).

Это фундаментальное исследование в области экспериментальной психопатологии показало, что прямое воздействие на дисфункциональные искажения внимания является важной стратегией лечения тревожных расстройств.В частности, «тренировка внимания» (иногда называемая процедурами модификации предвзятости внимания или ABM) направлена ​​на уменьшение симптомов и поведения, связанных с тревогой, путем систематического уменьшения негативных искажений внимания и тренировки избирательного внимания, направленного на то, чтобы отвлечься от угрозы или отключиться от нее (Koster, Фокс и Маклауд, 2009 г.; Вуд и Беккер, 2014 г.). Например, в одном исследовании (Amir, Beard, Burns, & Bomyea, 2009) 14 пациентам с генерализованным тревожным расстройством (ГТР) была назначена активная процедура ABM, в которой внимание систематически отводилось от угрожающих слов, тогда как 15 пациентов получали к процедуре контрольного обучения, при которой внимание одинаково часто направлялось на угрожающие и нейтральные стимулы.После восьми тренировочных сессий наблюдалось значительное снижение предвзятости отрицательного внимания по сравнению с тренировками до и после ABM в активной тренировочной группе, но не в контрольной группе. Важно отметить также значительное уменьшение клинических симптомов у тех, кто прошел активную тренировку. Примечательно, что 50% тех, кто прошел активную тренировку, больше не соответствовали диагностическим критериям ГТР после восьми занятий по сравнению с 13% тех, кто прошел тренировку плацебо.Эти результаты свидетельствуют о том, что негативные предубеждения действительно могут играть решающую роль в поддержании симптомов ГТР. Хотя последующие исследования, как правило, давали гораздо меньшие размеры эффекта, два мета-анализа подтверждают мнение о том, что процедуры АВМ обещают стать новым методом лечения различных тревожных расстройств (Hakamata et al., 2010; Hallion & Ruscio, 2011).

В недавней литературе появилось сообщение о том, что способность манипулировать предубеждениями внимания несколько непостоянна, а размеры воздействия на показатели клинического исхода обычно ниже, чем ожидалось.В полезном обзоре было отмечено, что при успешном изменении склонности к отрицательному вниманию происходит соответствующее воздействие на эмоциональную реактивность (Clarke, Notebaert, & MacLeod, 2014). Тем не менее, в большинстве исследований ОБМ в клинических группах не удалось сместить предвзятость внимания (7 из 11), поэтому неудивительно, что общее влияние ОБМ на клинические симптомы непоследовательно (Clarke et al., 2014). Несколько исследователей предположили, что в настоящее время существует острая необходимость сосредоточиться на максимальном повышении эффективности процедур модификации смещения (Clarke et al., 2014; Фокс, Макинтош и Холмс, 2014 г .; Лестер, Мэтьюз, Дэвисон, Берджесс и Йенд, 2011 г .; Йенд, Ли и др., 2014 г.; Yiend, Parnes, Shepherd, Roche, & Cooper, 2014). Однако для оптимизации таких вмешательств жизненно важно иметь более четкое представление о природе механизма изменений при определенных тревожных расстройствах, таких как ГТР.

Чтобы улучшить наше понимание механизмов предвзятости внимания, эта область заимствовала основные исследования внимания. Здесь важное концептуальное различие заключается в том, что между избирательным вниманием (отбор) и ориентацией внимания (ориентация; Yiend, 2010).Предвзятость в избирательном внимании относится к определенному материалу (угрозе в случае ГТР), которому отдается приоритет над другим материалом для дальнейшей обработки, и обычно измеряется с помощью традиционных задач на погрешность внимания, таких как так называемая задача зондирования внимания. С другой стороны, ориентацию внимания можно рассматривать как один из возможных механизмов, с помощью которого можно реализовать отбор внимания. Ориентирование относится к процессу перемещения внимания к месту либо в пространстве (пространственная ориентация), либо, реже, во времени (временная ориентация). 1 Ориентирование часто использует определение Познера между переключением, включением и отключением внимания (Posner & Petersen, 1990). Давняя концепция в исследованиях внимания, в последнее время она вызывает особый интерес в исследованиях психопатологии как средство для дальнейшего уточнения когнитивных механизмов, с помощью которых действуют искажения внимания.

Хотя избирательное смещение внимания в пользу угрозы при ГТР хорошо зарекомендовало себя, исследования компонентов ориентации (отключение, вовлечение), которые могут лежать в основе этого эффекта, на сегодняшний день в значительной степени ограничивались субклиническими образцами.Растущий объем литературы по субклинической тревоге предполагает, что существуют различные компоненты смещения внимания, связанного с тревогой, и что они могут иметь разные клинические последствия. Однако это чаще предполагалось, чем проверялось в клинических популяциях. Например, было показано, что участникам, сообщающим о высоком уровне личностной тревожности, требуется больше времени, чтобы отвлечь свое внимание от слов и лиц, связанных с угрозой (Fox, Russo, Bowles, & Dutton, 2001; Fox, Russo, & Dutton, 2002; Georgiou). и другие., 2005), эмоциональные изображения (Yiend & Mathews, 2001) и места, связанные с негативными последствиями (Derryberry & Reed, 2002). Это говорит о том, что искажения внимания, связанные с тревогой, могут быть связаны с проблемами в отключении внимания от негативного материала, а также с усилением взаимодействия с угрозой (Fox, Mathews, Calder, & Yiend, 2007; Mathews, Fox, Yiend, & Calder, 2003). Механизмы ориентации внимания уже исследовались при социальной фобии (Amir, Elias, Klumpp, & Przeworski, 2003), но это расстройство может проявлять эффекты внимания, отличные от таковых при других тревожных расстройствах (Staugaard, 2010), поэтому результаты нельзя обобщать. к ГАД.

Получение соответствующих эмпирических данных о механизмах ориентации внимания, лежащих в основе предвзятой обработки угроз у пациентов с ГТР, важно по разным причинам. Во-первых, когнитивные теории эмоциональных расстройств, включая ГТР, предполагают, что когнитивные искажения (в том числе искажения внимания) являются ключевыми факторами в этиологии и поддержании психопатологии (Mathews & MacLeod, 2005). Предубеждения не рассматриваются как простые эпифеномены измененных состояний настроения, а скорее считаются играющими важную роль в увеличении риска возникновения, поддержания расстройства и, если его не решить после лечения, рецидива расстройства.Эта позиция подтверждается эмпирическими данными с использованием лонгитюдных и манипулятивных планов, поддерживающих двунаправленную причинно-следственную модель (Van Bockstaele et al., 2014), а также фармакологических исследований (например, Murphy et al. 2008). Во-вторых, важно определить соответствующие когнитивные механизмы, на которые следует ориентироваться при лечении ГТР. Предубеждения в различных компонентах ориентации внимания могут иметь различные клинические последствия. Например, если люди с клинической тревожностью проявляют ускоренную реакцию на угрозу, то в этом участвуют процессы обнаружения и оценки, что позволяет предположить, что терапевты могут сосредоточиться на снижении чувствительности пациентов к угрозе.Если отказ от угрозы нарушен, это говорит о том, что пациенты могут извлечь больше пользы из улучшения своей способности игнорировать негативную информацию. В-третьих, выяснение участия конкретных механизмов ориентации (включение, выключение или и то, и другое) в ГТР должно в более широком смысле способствовать развитию трансляционных исследований, таких как описанные ранее методы обучения ABM. Таким образом, основная цель настоящего исследования состояла в том, чтобы исследовать механизмы пространственной ориентации внимания, лежащие в основе предубеждений избирательного внимания, связанных с угрозами, при ГТР.

Приведенные здесь данные получены в результате двух отдельных экспериментов, в обоих из которых участвовали пациенты, отвечающие диагностическим критериям ГТР. В обоих исследованиях была предпринята попытка определить конкретные компоненты ориентации внимания, лежащие в основе естественного избирательного смещения внимания к угрозе. Хотя вполне вероятно, что ГТР характеризуется, прежде всего, предвзятостью внимания, характерной для личных забот и переживаний, есть свидетельства того, что пациенты с ГТР по сравнению с контрольной группой демонстрируют предвзятость внимания, связанную с более общей угрозой, например с сердитым выражением лица (Ashwin et al. др., 2012; Брэдли, Могг, Уайт, Грум и де Боно, 1999). Поэтому, чтобы облегчить сравнение с предыдущими исследованиями субклинической тревоги (Fox et al., 2001; Fox et al., 2007; Georgiou et al., 2005), в текущих исследованиях мы использовали эмоциональные и нейтральные выражения лица.

В первом из двух экспериментов мы оценили отключение внимания от сердитых, счастливых и нейтральных выражений лица у пациентов с ГТР и подобрали здоровых добровольцев, используя задачу, которую мы ранее использовали с людьми с субклинической тревожностью (Georgiou et al., 2005). Мы оценивали выражение лица скорее гневное, чем испуганное, поскольку предыдущие исследования процессов отключения при личностной тревожности (Fox et al., 2001) и предвзятого внимания при ГТР (Ashwin et al., 2012; Bradley et al., 1999) более характерны. использовали сердитые выражения лица. Эксперимент 1 также включал группу людей, сообщивших о высоком уровне личностной тревожности, но не соответствующих диагностическим критериям ГТР, для сравнения с ранее рассмотренными данными о субклинической тревожности. Пациенты с ГТР и группы с высокой личностной тревожностью были сопоставимы по самооценке личностной тревожности (хотя и не по депрессии), но различались по клиническому статусу.Этот дизайн позволил нам более четко определить, будет ли паттерн предвзятости внимания, проявляющийся при ГТР, аналогичен тому, который ранее обнаруживался при субклинической тревоге.

Задание на внимание, использованное в эксперименте 1, оценивало компоненты пространственной ориентации предвзятости, связанной с тревогой. Задача заключалась в представлении лица в центре экрана компьютера более чем на полсекунды, за которым следовала целевая буква, которая очень коротко (50 мс) мелькала на экране сверху, снизу, слева или справа от экрана. центрально расположенное лицо.В предыдущем исследовании с этой задачей мы сообщили, что субклинической группе с высокой личностной тревожностью потребовалось больше времени, чтобы классифицировать периферийную целевую букву, когда она была представлена ​​с испуганным лицом по сравнению с тем, когда центральное лицо выражало счастье, печаль или нейтральное выражение. Georgiou et al., 2005), подразумевая, что высокая черта тревожности связана с задержкой выхода из материала, связанного со страхом. В Эксперименте 1 цель состояла в том, чтобы оценить, будет ли группа ГТР демонстрировать задержку в отказе от угрозы (т.э., гнев) выражения лица, как и ожидалось в группе с высокой тревожностью (субклинической). Задержка не ожидалась в подобранной контрольной группе.

Эксперимент 1

Метод

Участники

В общей сложности приняли участие 14 пациентов с ГТР, 14 их родственников (соответствующие здоровые добровольцы) и 14 человек с высоким уровнем личностной тревожности по самооценке, которые не соответствовали критериям ГТР. В исследовании. Пациенты были идентифицированы по направлениям к врачам в Северо-Восточный Эссексский фонд психического здоровья, и большинство из них были в листе ожидания на прием к клиническому психологу в фонде.Первоначальный телефонный скрининг проводился с использованием структурированного клинического интервью для DSM–IV (SCID; First, Spitzer, Gibbon, & Williams, 1996) исследователем, прошедшим подготовку по клиническому интервьюированию, и использованию SCID утвержденным местным инструктором (ML ). Всем пациентам были даны модули тревожных расстройств, а дополнительные соответствующие модули были заполнены по мере необходимости. Критериями включения были вероятный диагноз ГТР по шкале SCID, возраст от 18 до 65 лет и владение английским языком.Критериями исключения (проверенными телефонным скринингом или во время интервью) были значительные сопутствующие психиатрические заболевания, зависимости или серьезное соматическое заболевание в настоящее время. Те, кто в настоящее время получает психологическое или фармакологическое лечение, также были исключены. После принципиального согласия на участие в исследовании пациентов просили назвать близкого родственника, который также мог бы принять участие в исследовании в качестве подходящего здорового добровольца. Еще одна группа из 14 человек, которые сообщили о высоком уровне личностной тревожности (более 45 по шкале личностной тревожности State-Trait Anxiety Inventory), также была включена в исследование.Они были набраны из кампуса Университета Эссекса и откликнулись на рекламу участия в психологических исследованиях. Всем здоровым добровольцам и участникам с высокой тревожностью была дана краткая форма SCID либо посредством телефонного скрининга, либо во время интервью, и они были исключены, если они сообщали о какой-либо предыдущей или текущей серьезной психопатологии, серьезном физическом заболевании или зависимостях.

Материалы
Признаки и состояние тревожности

Опросник состояния и тревожности (STAI; Spielberger, Gorsuch, Lushene, Vagg, & Jacobs, 1983) представляет собой хорошо проверенный опросник для самоотчетов.Форма личностной тревожности STAI состоит из 20 пунктов, разработанных для измерения степени диспозиционной тревожности. Участники оценивают каждый пункт по 4-балльной шкале типа Лайкерта, а общий балл колеблется от 20 (очень низкая личностная тревожность) до 80 (очень высокая личностная тревожность), при этом медиана популяции составляет около 40. STAI аналогичен, но измеряет, «как вы себя чувствуете сейчас».

Депрессия

Опросник депрессии Бека-II (BDI-II; Beck, Steer, & Brown, 1996) представляет собой хорошо проверенный вопросник, состоящий из 21 пункта, который обеспечивает измерение тяжести депрессии.Участники оценивают каждый пункт по 4-балльной шкале типа Лайкерта, и суммарные баллы от 0 до 13 считаются находящимися в пределах минимального диапазона, баллы от 14 до 19 отражают легкую депрессию, баллы от 20 до 28 отражают умеренную депрессию, а баллы от 29 до 63 лет считаются тяжелыми.

Шкала словарного запаса Мил-Хилла

Шкала словарного запаса Милл-Хилла (MHVS; Raven, Court, & Raven, 1986) оценивает вербальный интеллект и состоит из двух списков слов, разделенных на два набора (A и B) из 34 слов, расположенных в порядок возрастания сложности, который просят участников теста определить.Мы использовали версию с множественным выбором из набора B. Участникам было предложено выбрать правильный синоним из списка шести альтернатив, и максимальное количество баллов составило 33. из набора эмоциональных выражений лица Экмана и Фризена (1975). Все они были одного и того же человека, но отображали разные выражения: гнев, счастье и нейтральность. Все фотографии были представлены в черно-белом цвете, были подобраны по яркости и оценены в 6 баллов.Размер 8 см × 10,3 см. В более раннем экспериментальном исследовании 12 студентов бакалавриата оценивали лица (среди нескольких других лиц) с точки зрения того, выглядели ли они «счастливыми», «грустными», «испуганными», «сердитыми», «удивленными», «отверженными» и т. » или «нейтральный». Было обнаружено, что 100 % квалифицировали сердитое лицо как «злое», 100 % квалифицировали счастливое лицо как «счастливое», 83,3 % квалифицировали нейтральное лицо как «нейтральное», тогда как 16,7 % квалифицировали это лицо как «грустное». Целевыми буквами были P и X, и они были представлены шрифтом Geneva размера 24.Их предъявляли на 8 см выше, ниже, левее или правее центрально представляемого лица. На расстоянии просмотра 60 см это составляло 7,6 градуса угла зрения от стимула лица.

Процедура

Тестирование проводилось либо в тихой комнате в North East Essex Mental Health Trust в Клактоне, либо в Университете Эссекса в Колчестере. После процедур согласия участники заполнили формы STAI-признак, BDI-II и STAI-состояние, а затем MHVS. Участникам показали компьютер и коробку с кнопками, а также подробно объяснили задачу на внимание.Было объяснено, что они увидят звездочку в центре экрана и что они должны сосредоточить внимание на этом месте. Было объяснено, что вскоре в этом месте появится лицо, за которым следует буква (X или P) сверху, снизу, слева или справа от лица. Им было приказано не отрывать глаз от лица, но как можно быстрее и точнее классифицировать письмо, нажимая красную или зеленую кнопку в поле ответа. Карты ответов были уравновешены между участниками, так что половина нажимала красную кнопку для X, а половина нажимала зеленую кнопку для X, и наоборот.Каждое испытание начиналось со звездочки в центре экрана компьютера на 1000 мс. Затем было представлено одно из трех выражений лица, а через 600 мс одна из целевых букв была представлена ​​в одном из четырех мест на 50 мс. Лицо оставалось на экране до тех пор, пока участник не ответил или, если ответа не было, через 2000 мс. Был пустой экран 500 мс, а потом началось следующее испытание.

Все участники завершили тренировочный блок из 28 испытаний, и как только они остались довольны процедурой, они приступили к основному эксперименту.Он состоял из 288 испытаний, которые были поровну разделены на испытания с мишенями выше (72), ниже (72), слева (72) или справа (72) от лица. Для каждого места центральное лицо одинаково часто было злым (96), счастливым (96) или нейтральным (96). Точно так же фактическая целевая буква (X или P) появлялась одинаково часто с каждым выражением лица и в каждом месте. Каждый участник получил различный рандомизированный порядок испытаний.

Все стимулы предъявлялись на компьютере Power Macintosh 7200/90 с экраном Sony Trinitron Multiscan размером 29 см × 21 см.Представление стимулов и сбор данных контролировались программным обеспечением PsyScope (Cohen, MacWhinney, Flatt, & Provost, 1993), а время реакции регистрировалось на USB-панели ответов RB-834 со встроенным таймером, позволявшим регистрировать данные. собираются с точностью до 1 мс.

Результаты

Характеристики участников

Характеристики участников трех отдельных групп показаны на . Серия односторонних дисперсионных анализов показала, что между тремя группами были различия по возрасту, F (2, 39) = 9.10, р < 0,01, η 2 р = 0,32; черта тревожности, F (2, 39) = 75,58, p < 0,01; BDI-II, F (2, 39) = 33,81, p < 0,01, η 2 p = 0,80; состояние тревоги, F (2, 39) = 32,00, p < 0,01, η 2 p = 0,62. Как и ожидалось, группа GAD и контрольная группа были сопоставимы по возрасту и баллам MHVS, F s < 1, η 2 p < .02, в то время как группа ГТР сообщила о более высоких уровнях тревожности и депрессии по шкале BDI-II, F s > 29,91, p s < 0,01, η 2 p > 0,53. Группы с ГТР и высокой личностной тревожностью были сопоставимы по личностной тревожности и тревожности состояния, F s < 1, η 2 p < 0,04, в то время как группа с ГТР сообщала о более высоких уровнях депрессии по шкале BDI-II, F (1, 26) = 4,53, p < .05, η 2 р = 0,15. Группа с высокой личностной тревожностью также сообщила о более высоких уровнях личностной тревожности, тревожности состояния и депрессии по шкале BDI-II по сравнению с контрольной группой, F с > 94,69, p с < 0,01, η 2 р > 0,78. Наконец, группа с высокой личностной тревожностью была значительно моложе как группы ГТР, так и контрольной группы, F с > 11,95, p с < 0,01, η 2 p > .78.

Таблица 1

Участники Участника Участника для экспериментов 1 и 2

= 14)
  • 6 GAD ( N = 21)
  • 6 Управление ( N = 21) = 21)
  • 6 45.0 (8.6) A 32,8 (8.6) B 1 3878 1 38.62 A 4 6 36.4 (5.3) б

    57.76 35.19

    B B A 0
    Эксперимент 1
    Эксперимент 2
    Характеристика GAD ( N = 14) Управление ( N = 14) = 14) HTA ( N = 14)
    AGE 43.1 (7.1) A
    Stai-State 53.8 (12.5) A 33,3 (6.4) B

  • 0 57.2 (4.8) A
  • 1

    42.58 1

    32.67 B 92.67 B STAI-TRAIT 63,0 (8.7) A 61.4 (4.3) A
    BDI-II 23.5 (8.2) A 1 A 18.4 (3.9) 19,52 3,76 б
    HADS-Беспокойство 12,71 4,10 б
    HADS-Депрессия 8 .71 1,62 б
    LSA,-Страх или тревога 29,79 13,24 б
    LSA,-избегания 26,29 11.48 B
    MHVS 1 18.9 (3.4) A

    19,4 (3.0) A
    GHQ 20.05 a 9.90 b
    Задача на внимание

    Данные о времени реакции были подготовлены путем удаления испытаний, в которых произошли ошибки, и исключения высоких и низких выбросов (высокие выбросы > 1500000). . Всего на этом основании было исключено 3,5 % данных (ошибки были допущены в 2,4 % испытаний, а выбросы составили 1,1 % испытаний). 2 Среднее время реакции по условиям показано в . Данные были проанализированы с помощью дисперсионного анализа 3 × 3 с факторной группой (ГТР, контроль, высокая тревожность) × Валентность лица (сердитый, счастливый, нейтральный).Не было никаких основных эффектов ни для одной из групп, F (2, 39) = 1,99, η 2 p = 0,09 или валентности лица, F < 1, η 2

    = 0,02, тогда как взаимодействие Группа × Валентность лица достигло статистической значимости, F (4, 78) = 3,56, MSE = 1828,83, p < 0,01, η 2 9 = 0,16. Последующие односторонние ANOVA проводились в каждой группе отдельно для валентности лица.Для группы ГТР основной эффект валентности лица был значимым, F (2, 26) = 5,68, MSE = 1404,72, p < 0,01, η 2 p 902 68 902. 31. Дальнейший анализ с использованием парных контрастов показал, что время реакции для этой группы было на быстрее , когда центральное лицо было сердитым, по сравнению с нейтральным, F (1, 13) = 9,35, p < 0,01, η 2 р = 0,42. Время реакции на сердитое и счастливое лица не достигло статистической значимости, F (1, 13) = 4.03, p < 0,07, η 2 p = 0,24, а также счастливых лиц по сравнению с нейтральными, F (1,13) = 1,65, η 2 38 р = 0,11. Основной эффект валентности лица не достиг значимости ни для одной из контрольных групп, F (2, 26) = 1,49, MSE = 1499,52, η 2 p = 0,10, p = 0,24, или группа с высоким уровнем тревожности, F (2, 26) = 1.72, СКО = 2582,33, η 2 р = 0,12, р = 0,20. показаны соответствующие средние значения и стандартные отклонения для каждой группы в зависимости от состояния.

    Среднее время реакции (в миллисекундах) для ответов на периферийные целевые буквы, когда лица, расположенные в центре, выражали злое, счастливое или нейтральное выражение для лиц с генерализованным тревожным расстройством (ГТР), совпадающей контрольной группой (контрольная группа) или лиц с высокой личностной тревожностью (Высокая черта).

    Таблица 2

    Среднее время реакции на условие в экспериментах 1 и 2


    1 99980
    эксперимент 1
    эксперимент 2
    Reside Счастливый Нейтральный Злой Страх Счастливый Нейтральный
    3 (152.9) 687.6 (165.8) 699.3 156.6)
    596,5 (129.7 60380 (124,4) 621.9 (136,0) Неверно 656.63 (15,5 ) 654.50 (15.1) 660381 660381 66044 (16.7) 668.47 (15.2)
    Высокая черта тревоги тревоги 597,3 (126.9) 569.7 (150,7) 563.9 (148.7) 603 .78 (15,2) 616,14 (15,1) 608,71 (14,6) 600,14 (14,7)
    Центральная Каинг Задача
    Страх Нейтральное

    700 мс 900 мс
  • 0 562.32 (13.8)
  • 555,05 (14,0)
    300 мс 571.13 (13,7) 573,50 (13,3)

    Обсуждение

    Результаты эксперимента 1 подразумевают, что паттерн нарушения отстранения от угрожающих выражений, о котором ранее сообщалось в субклинических образцах с чертой высокой тревожности, нельзя напрямую обобщить на клиническая тревога. Хотя в текущем исследовании мы не воспроизвели предыдущие данные о нарушении отстранения у лиц с субклинически выраженной личностной тревожностью (Fox et al., 2001; Georgiou et al., 2005), мы обнаружили значительные различия в группе с ГТР в направлении, противоположном ожидаемому. Люди с ГТР на 90 067 быстрее 90 068 реагировали на периферийное целевое письмо, когда центрально представленное лицо было злым по сравнению со счастливым или нейтральным, паттерн, не обнаруженный у соответствующих здоровых добровольцев. Одним из объяснений этих результатов является то, что пациенты с ГТР демонстрировали повышенное внимание избегание угрожающих выражений лица. Таким образом, вместо ожидаемого нарушения расцепления внимания, эта выборка пациентов показала усиление расцепления .

    Одна из проблем с задачей, используемой в эксперименте 1, заключалась в том, что трудно отделить любые эффекты общих помех от тех, которые конкретно связаны с избирательным вниманием и ориентацией внимания. Например, возможно, что пациенты быстрее реагировали на испытания с угрозами из-за общего повышенного уровня возбуждения в присутствии угрозы. Хотя случайные перемежающиеся эмоциональные и нейтральные пробы могут помочь защитить от этого, остается возможность того, что мгновенные колебания физиологической реакции на угрозу могут объяснить паттерн времени реакции, сходный с тем, который мы пытаемся приписать эффектам внимания.Мы рассмотрели эту проблему в эксперименте 2, используя методологию, которая обеспечивает отдельную меру общего возбуждения, что позволяет нам более точно изолировать избирательные эффекты внимания. В качестве парадигмы была выбрана эмоциональная адаптация так называемой задачи Познера на периферические сигналы (Fox et al., 2001; Yiend & Mathews, 2001). Эта задача включает в себя использование эмоциональных сигналов (в данном случае выражения лица), представленных на периферии поля зрения, которые привлекают внимание в своем местоположении. Скорость идентификации произвольного зонда (например, буквы) в том же или другом месте от реплики действует как показатель пространственной ориентации внимания и того, как скорость ориентации может варьироваться в зависимости от типа эмоции, изображенной в реплике. .В недействительных попытках внимание должно быть отключено от эмоционального сигнала, появляющегося на периферии, чтобы обнаружить цель, находящуюся в другом месте. Таким образом, изменяя эмоцию сигнала, можно сравнить легкость отключения внимания от различных типов эмоциональной информации.

    Дополнительные ограничения эксперимента 1 касались небольшого размера выборки и ограниченного диапазона выражений эмоций на лице, использованных в исследовании. При наличии всего 14 участников в группе мощность обнаружения небольших эффектов была низкой, а вероятность ложных срабатываний относительно высокой.Таким образом, эксперимент 2 был основан на априорном расчете мощности и протестированных группах из 21 ГТР и 21 здорового добровольца. Мы также включили более полный набор выражений лица: испуганное, злое, счастливое и нейтральное.

    Наконец, в эксперименте 2 была добавлена ​​вторая задача, адаптация задачи определения направления взгляда, которая использовалась для оценки компонента вовлечения пространственной ориентации внимания. Наблюдение за другим человеком, смотрящим в определенном направлении (пристальный взгляд), приводит к направлению и привлечению внимания наблюдателя к тому же месту (Driver et al., 1999; Лэнгтон и Брюс, 1999). Таким образом, выражение эмоций на лице можно использовать в сочетании со взглядом, чтобы оценить влияние различных эмоциональных выражений на привлечение внимания к месту, определяемому направлением взгляда. В так называемых конгруэнтных испытаниях, если эмоциональное выражение лица облегчает взаимодействие с местом, обозначенным отведенными глазами, это должно привести к особенно быстрой (эффективной) идентификации цели по сравнению с аналогичными испытаниями с использованием нейтральных выражений с отведенным взглядом.Мы использовали эту задачу в двух предыдущих исследованиях субклинической тревожности и обнаружили, что те, кто сообщал о высокой личностной тревожности, демонстрировали повышенную ориентацию в отношении местоположения (т. е. вовлеченности), на которое указывало пристальный взгляд с испуганным выражением лица по сравнению с нейтральным выражением лица (Fox и др., 2007; Мэтьюз и др., 2003). Интересно, что в пробах с центральным сигналом, в которых взгляд не двигался (очень похоже на задачу, использованную здесь в Эксперименте 1), испуганные выражения не привлекали внимания больше, чем нейтральные лица (Fox et al., 2007; Mathews et al., 2003), но сердитых выражений лица привлекали внимание участников с высокой степенью тревожности в непропорциональной степени (Fox et al., 2007), что указывает на трудности в выходе из сердитых выражений лица. В текущем исследовании мы использовали только выражения страха и нейтральности, чтобы определить, наблюдается ли в группе пациентов с диагнозом ГТР сходный паттерн ориентации внимания, который мы наблюдали у пациентов с высоким уровнем личностной тревожности (Mathews et al., 2003). Опять же, важно установить, можно ли обобщить результаты, полученные в субклинически тревожных группах, на клинические группы.

    Эксперимент 2

    Метод

    Участники

    Используя 21 участника в каждой группе, это исследование имело мощность 80% для обнаружения небольшого размера эффекта ( f = 0,1) для типа испытания (2) × типа сигнала (2) внутри-между взаимодействием, предполагая шесть уровней повторяющихся измерений (Erdfelder, Faul, & Buchner, 1996). Небольшое влияние на задачу будет равняться разнице в 20 мс при времени реакции около 500 мс со стандартным отклонением 100 мс.

    В исследовании приняли участие 21 больной ГТР и 21 здоровый доброволец. Пациенты были идентифицированы по направлениям к врачам из сотрудников Оксфордширского и Бакингемширского психиатрического фонда. В их число входили психиатры-консультанты, психологи, консультанты первичной медико-санитарной помощи и реакция пациентов на рекламные плакаты в местном психиатрическом амбулаторном отделении. Первоначальный телефонный скрининг с использованием опросника GAD-Q (Roemer, Borkovec, Posa, & Borkovec, 1995) использовался для подтверждения вероятного диагноза ГТР.Критериями исключения (проверенными телефонным скринингом или во время интервью) были значительные сопутствующие психиатрические заболевания, текущее получение психологического или фармакологического лечения, текущее серьезное соматическое заболевание, текущие зависимости и перенесенная серьезная травма головы. Пациентов не исключали, если они ранее получали вмешательство по поводу ГТР, но сохраняли симптомы на диагностическом уровне.

    Здоровых добровольцев набирали по откликам на рекламные плакаты на местных досках объявлений, рекламу в Интернете и публикациях в местных СМИ.Критерии исключения для здоровых добровольцев проверялись во время телефонного скрининга и включали прошлую или настоящую психопатологию, указанную в самоотчете, текущее серьезное физическое заболевание, текущие зависимости и прошлую серьезную травму головы. Критериями включения (в обе группы) были возраст (18–65 лет) и знание английского языка. Несмотря на процедуры скрининга, 4 участника контрольной группы сообщили об уровне тревожности в пределах клинического диапазона (50 или выше по признаку STAI; Spielberger et al., 1983). Таким образом, эти участники не имели права быть включенными в здоровую контрольную группу и были заменены.Это решение было принято на априорных основаниях, до того, как был проведен какой-либо анализ данных, на основании того, что все участники должны соответствовать критериям включения в соответствующую группу для участия в исследовании. Все участники имели нормальное или скорректированное до нормального зрение.

    Материалы

    Все стимулы для экспериментальных задач были взяты из стандартизированных наборов. Для задания на периферийные сигналы кавказские стимулы были выбраны из наборов выражений лица JACFEE/JACNeuF (Matsumoto & Ekman, 1988).На основе предоставленных нормативных данных было выбрано восемь идентичностей каждой эмоции (счастливая, нейтральная, злая и испуганная), каждая из которых предъявлялась в общей сложности 12 раз во время выполнения задания. Для центральной задачи стимулы были теми, которые ранее использовались Мэтьюзом и соавт. (2003). Было использовано восемь идентификаций каждой эмоции (нейтральной и пугающей) из серии Экмана на основе предоставленных нормативных оценок (Ekman & Friesen, 1976). Каждая идентичность ранее подвергалась цифровым манипуляциям для смещения взгляда (влево и вправо) для использования в соответствующих испытаниях.Стимулы были отнесены к пробному условию внутри каждого типа эмоции в фиксированном случайном порядке.

    Процедура

    После завершения процедуры получения согласия здоровых добровольцев попросили заполнить Анкету общего состояния здоровья (Goldberg & Williams, 1988). Пациентам давал SCID (First et al., 1996) исследователь, имеющий опыт проведения клинических интервью и специально обученный его использованию утвержденным местным инструктором. Всем пациентам были даны модули тревожных расстройств, и скрининг SCID использовался для определения дополнительных соответствующих модулей, которые были заполнены по мере необходимости.Затем участники получили следующие две компьютеризированные экспериментальные задачи в уравновешенном порядке.

    Задача периферийных сигналов

    В этой задаче использовался метод Yiend and Mathews (2001) и Fox et al. (2001), чтобы сравнить отвлечение внимания от лиц с разными эмоциональными выражениями. Участники фиксировали центральный крест, а знак лица появлялся либо слева, либо справа. Их задача заключалась в том, чтобы как можно быстрее, но без ошибок идентифицировать последующую целевую букву (E или F).Мишени появлялись либо напротив (недействительное испытание), либо в том же месте (действительное испытание), что и знак лица. В общей сложности было представлено 384 испытания с использованием соотношения валидных и недействительных 2 к 1. Сигналы предъявлялись либо на 200 мс, либо на 500 мс, и в качестве сигналов использовались четыре различных эмоциональных выражения лица: счастливое, злое, испуганное и нейтральное. Факторы Продолжительность подсказки (2), Выражение лица (4) и Достоверность (2: действительный, недействительный) использовались в полностью перекрестном дизайне с 16 испытаниями в каждом недействительном состоянии и 32 испытаниями в каждом действительном состоянии.Испытания были представлены в рандомизированном порядке, сгенерированном автоматически компьютерным программным обеспечением, с необязательными перерывами на отдых. Задача длилась около 20 минут.

    Центральная задача-подсказка

    В этой задаче использовался метод, применявшийся ранее Mathews et al. (2003). Участники фиксировали центральный крест, после чего в центре появлялась мимика, замещающая фиксацию. Затем глаза перемещались влево или вправо, направляя внимание на это место. Задача заключалась в том, чтобы как можно быстрее, но без ошибок определить последующую целевую букву (E или F), появляющуюся либо в указанном (конгруэнтные пробы), либо в неподсказанном (неконгруэнтные пробы) месте.В общей сложности было представлено 384 пробы с использованием отношения конгруэнтности и неконгруэнтности 1 к 1. Сигналы предъявлялись в течение двух периодов времени, 300 мс или 700 мс, и изображали либо испуганные, либо нейтральные выражения лица. Факторы «Продолжительность подсказки» (2), «Выражение лица» (2) и «Конгруэнтность» (3: действительный, неверный, по центру — глаза не двигаются) использовались в полностью перекрестном дизайне с 32 испытаниями на каждое условие, представленными в рандомизированном порядке. Работа длилась около 20 минут с возможными перерывами на отдых.

    В конце экспериментальных заданий все участники заполнили следующие анкеты в индивидуальном случайном порядке: BDI (Beck, Ward, Mendelson, Mock, & Erbaugh, 1961), шкала социальной тревожности Либовица (Liebowitz, 1987) , госпитальную шкалу тревоги и депрессии (Zigmond & Snaith, 1983), а также версии STAI для состояний и черт (Spielberger et al., 1983).

    Результаты

    Участники

    показывает характеристики участников. Пациенты и здоровые добровольцы значительно различались по всем параметрам настроения, характеристикам и симптомам, но не по возрасту.

    Периферийная задача определения меток

    Пробы с ошибками составили 2,9 % данных, а выбросы — 0,8 % (высокие выбросы > 1370 мс; низкие выбросы < 200 мс). 3 Среднее время реакции для идентификации цели в задаче периферийных сигналов было подвергнуто смешанной модели ANOVA с одним межсубъектным фактором, Группа (пациент, контроль), и тремя внутрисубъектными факторами, Cue Duration (200, 500 мс), Выражение лица (гнев, страх, счастливое, нейтральное) и Достоверность (недействительное, действительное).Существовал основной эффект валидности, F (1, 40) = 30,67, p < 0,01, η 2 p = 0,43, отражающий более быстрое время реакции в достоверных, чем в недействительных испытаниях (608 мс, MSE = 14,73 против 660 мс, MSE = 15,58 соответственно). Основной эффект длительности сигнала, F (1, 40) = 29,79, p < 0,01, η 2 p = 0,43, показал, что время реакции было быстрее, когда сигналы предъявлялись дольше. (624 мс, MSE = 14.51 против 645 мс, MSE = 14,60). Никакие взаимодействия с участием группы не приближались к значимости (все F s < 2,5, наибольшее η 2 p = 0,06), а также не было основного эффекта группы ( F < 1, η 2 р = 0,02). Было одно значимое взаимодействие, Валидность × Выражение лица, F (1,40) = 6,61, p < 0,01, η 2 p = 0,15. показывает соответствующие средства.

    Чтобы интерпретировать это взаимодействие в соответствии с нашими гипотезами о влиянии эмоциональных выражений по сравнению с нейтральными, мы использовали время реакции на нейтральные испытания в качестве исходного уровня, из которого вычитали эффекты эмоциональных сигналов для действительных и недействительных испытаний отдельно, используя следующее уравнение :

    Влияние выражения эмоций на пространственное ориентирование = Нейтральный сигнал [время реакции] − Эмоциональный сигнал [время реакции] с нейтрал.Таким образом, замедление в действительных испытаниях можно интерпретировать как более медленное вовлечение в эмоции, а ускорение в недействительных испытаниях можно интерпретировать как более быстрое отключение от эмоций. Последующие анализы были проведены по этим показателям. иллюстрирует эти данные. Для полноты были проведены последующие t тестов, основанные на гипотезах, для сравнения каждого показателя индекса с нулем (отсутствие влияния эмоций). После поправки на множественные сравнения два эффекта остались значимыми. Сигналы страха значительно замедляли время реакции в достоверных испытаниях, t (41) = 4.47, p < 0,01, d = 0,69, и значительно ускоренное время реакции на недействительные пробы, t (41) = 2,77, p < 0,01, d = 0,43.

    Влияние сигналов эмоционального выражения на ориентацию пространственного внимания в задаче на периферийные сигналы. Положительные значения отражают эффект ускорения времени реакции, а отрицательные значения — эффект замедления времени реакции эмоций по сравнению с нейтральными сигналами. * Контраст с нулем выдерживает коррекцию для множественных сравнений.

    В предыдущих анализах не было выявлено значимых групповых взаимодействий, что свидетельствует о том, что модель ориентации применима как к пациентам с ГТР, так и к здоровым добровольцам. Однако, учитывая цель эксперимента и предыдущую литературу, был проведен дальнейший анализ, основанный на гипотезах, в качестве строгой проверки того, верны ли закономерности результатов только для выборки пациентов. Основной анализ был повторен только для выборки пациентов, а именно повторные измерения ANOVA дизайна Продолжительность сигнала (200, 500 мс) × Выражение лица (гнев, страх, счастливое, нейтральное) × Достоверность (недействительно, действительно).Это выявило значительное взаимодействие Валидность × Выражение лица, F (3, 60) = 2,98, p = 0,04, η 2 p = 0,13, как и ранее, со средними значениями по той же схеме. как основные выводы, о которых сообщалось ранее.

    Центральная задача определения меток

    Пробы с ошибками составили 1,8 % данных, а выбросы — 2,1 % (высокие выбросы > 1160 мс; низкие выбросы < 100 мс). 4 Для определения мишени был проведен смешанный модельный дисперсионный анализ среднего времени реакции с одним межсубъектным фактором, группой (пациент, контроль) и тремя внутрисубъектными факторами, Cue Duration (300, 700 мс), Выражение лица (страх, нейтральное) и соответствие сигнала (центральное, конгруэнтное, неконгруэнтное).Был отмечен основной эффект Cue Congruency, F (2, 80) = 20,11, p < 0,01, η 2 p = 0,34, что отражает более быстрое время реакции на конгруэнтные, чем на центральные испытания ( 556 мс, SE = 13,30 против 568 мс, SE = 13,70) и в центральных, чем неконгруэнтных испытаниях (568 мс, SE = 13,70 против 572 мс, SE = 13,94). Таким образом, общее влияние пространственного внимания на эту задачу было ожидаемым. Основной эффект Cue Duration, F (2, 80) = 18.54, p < 0,01, η 2 p = 0,32, показали, что время реакции было быстрее, когда сигналы предъявлялись дольше (559 мс, SE = 13,85 против 572 мс, SE ). = 13,45). Никакие взаимодействия с участием группы не приближались к значимости (все F s < 1,5, наибольшее η 2 p = 0,03), а также не было основного эффекта группы ( F < 0,5, η 2 8 8 р < 0,01).Было одно значимое взаимодействие, продолжительность сигнала × выражение лица, F (1, 40) = 6,98, p = 0,01, η 2 p = 0,15. показывает соответствующие данные. Последующие попарные сравнения показали, что при длительности сигнала 700 мс (но не 300) участники были значительно замедлены страхом по сравнению с нейтральными сигналами, t (41) = 2,55, p = 0,02, d = 0,40 .

    Обсуждение

    Несмотря на то, что пациенты и здоровые добровольцы сильно различались по уровням психопатологии, две группы существенно не отличались в обработке внимания эмоциональных выражений при выполнении любого из двух заданий.Вместо этого в задаче на периферийные сигналы как тревожные пациенты, так и здоровые добровольцы показали относительное ускорение в недействительных испытаниях с эмоциональными сигналами, особенно когда использовались сигналы, связанные со страхом, по сравнению с нейтральными сигналами. Как и в эксперименте 1, это неожиданное открытие предполагало более быстрое, а не более медленное отключение внимания от эмоциональных выражений, модель, которая была особенно неожиданной для группы ГТР, основанной на предыдущих результатах субклинической тревоги. Кроме того, время реакции в достоверных исследованиях предполагало более медленное, а не более быстрое привлечение внимания к эмоциональным выражениям, особенно к страху, что опять же было особенно неожиданным для группы ГТР на основании предыдущих доклинических исследований.Как в действительных, так и в недействительных испытаниях сигналы страха были особенно эффективны для выявления этого паттерна избегания пространственного внимания, как показано на рис. Важно отметить, что не было свидетельств общего эффекта замедления эмоций, который может поставить под угрозу интерпретацию данных сигналов (подробности см. Yiend, 2010, стр. 29).

    Во втором задании, эмоциональной адаптации задания на определение взгляда глазами, не было доказательств того, что на пространственную ориентацию внимания влияла валентность центрального сигнала.Как и ожидалось, наблюдался эффект конгруэнтности или достоверности реплики, но он не взаимодействовал с эмоциональным выражением лицевой реплики или группы участников. Кроме того, независимо от того, как было направлено внимание, участники демонстрировали общее замедление, когда пугающая по сравнению с нейтральной информация предъявлялась в течение большей продолжительности (700 мс). Эти результаты резко контрастируют с нашими предыдущими выводами о субклинической тревожности, когда выражение лица в ответ на сигнал действительно влияло на распределение внимания, и на это усиление влияла степень личностной тревожности, о которой сообщали сами пациенты.В частности, испуганные лица более эффективно вызывали переключение внимания на объект, на который смотрят, у людей с высокой относительно низкой личностной тревожностью (Fox et al., 2007; Mathews et al., 2003). Отсутствие этого паттерна в текущей выборке пациентов с ГТР еще больше подчеркивает сложность обобщения данных субклинических исследований на клиническую популяцию.

    Общее обсуждение

    Эксперименты 1 и 2 дали концептуально схожие результаты. Эксперимент 1 показал, что люди, отвечающие диагностическим критериям ГТР, демонстрировали более быстрое избавление от сердитых, чем нейтральных выражений лица, картина, которая сильно отличалась от наблюдаемой в группе людей, которые не соответствовали диагностическим критериям ГТР, но совпадали с клиническими проявлениями. группы по уровню самооценки личностной тревожности.Эксперимент 2 показал эффекты ориентации пространственного внимания, указывающие на избегание пугающих лицевых сигналов, которые, опять же, не отличались между ГТР и здоровыми добровольцами. Обе группы продемонстрировали избегание выражений страха, они быстрее отказывались от выражения страха и медленнее реагировали на него по сравнению с нейтральными или счастливыми выражениями лица. Более того, эта закономерность подтвердилась в строгом тесте, основанном на гипотезе, только на выборке пациентов с ГТР. Используя задание на определение взгляда, модель результатов, обнаруженная для нашей выборки ГТР, снова отличалась от ранее обнаруженной с той же задачей у людей с субклиническими уровнями высокой личностной тревожности (Fox et al., 2007; Мэтьюз и др., 2003). Общее значение этих результатов в двух экспериментах заключается в том, что ранее сообщавшиеся специфические для тревоги эффекты нарушения отстранения от угрожающей информации и ускоренного взаимодействия с ней в субклинических выборках могут быть не столь актуальными для клинических популяций, как это широко предполагалось.

    Эти результаты имеют важное значение для экспериментальной психопатологии. Широко распространено мнение, что исследования на субклинических аналоговых образцах могут быть обобщены на соответствующие клинические расстройства, и это особенно касается феномена нарушения отвлечения внимания при тревоге.Тем не менее, недостаточно опубликованных исследований в группах с клинической тревогой, чтобы подтвердить это предположение. Настоящие данные с двумя выборками пациентов с ГТР подчеркивают необходимость осторожности при обобщении предыдущих результатов субклинических выборок. Вместо того, чтобы откладывать отключение и более быстрое взаимодействие с относящимися к страху стимулами, как ожидалось, мы обнаружили более быстрое отключение и более медленное взаимодействие с угрозой, паттерн, свидетельствующий об избегании внимания материала, связанного с угрозой. В других источниках сообщалось об осторожном избегании относительно умеренного уровня материалов, связанных с угрозой (Mogg et al., 2000; Wilson & MacLeod, 2003) и является неотъемлемой частью двух современных моделей ориентации внимания на стимулы, связанные со страхом (Mathews & Mackintosh, 1998; Mogg & Bradley, 1998). Предполагается, что это избегание является эволюционно адаптивной реакцией, позволяющей преследовать текущие цели, не встречая препятствий со стороны относительно незначительных и незначительных проблем окружающей среды. Однако важно отметить, что отсутствие такого избегания легкой угрозы вниманием считается важным когнитивным компонентом, связанным с высоким уровнем личностной тревожности (т.г., Фокс и др., 2001; Yiend & Mathews, 2001). Хотя имеющиеся данные в целом согласуются с этим предположением, наблюдение того же паттерна избегания в группах с клинической тревогой противоречит ожиданиям. В совокупности эти исследования могут свидетельствовать о том, что нарушение отстранения от угрожающей информации является специфическим маркером внимания уязвимых, субклинических образцов, но не распространяется на клиническую тревогу и даже может быть обращено вспять.

    Последствия результатов, о которых мы здесь сообщаем, особенно актуальны для трансляционных исследований.Например, разрабатываются новые экспериментальные методы лечения различных расстройств, основанных на манипулировании когнитивными искажениями (например, Amir et al., 2009; Hayes, Hirsch, & Mathews, 2010; Lester et al., 2011; Yiend, Savulich, Coughtrey). и Шафран, 2011). Исследователи, применяющие эти манипуляции к клинической тревоге, в целом предполагали, что необходимо исправить нарушенное отключение внимания от угрозы, учитывая данные, полученные в субклинических образцах. Однако структура данных, которые мы сообщаем, предполагает, что это предположение может быть необоснованным.Настоящие данные бросают вызов этому предположению и предполагают, что обобщение выводов от субклинической тревоги к клинической может быть преждевременным. Может потребоваться более тонкое понимание модели пространственной ориентации на угрозу при клинической и субклинической тревоге. Конечно, теперь требуется дальнейшая работа над основными механизмами обработки пространственного внимания при ГТР.

    Как и все исследования, представленные здесь исследования имеют ряд ограничений. Например, размер нашей выборки был относительно небольшим и, возможно, недостаточным для выявления межгрупповых различий в ориентации пространственного внимания.В первом эксперименте с 14 участниками в группе мощность обнаружения небольших эффектов была низкой. Однако второй эксперимент был специально рассчитан на обнаружение необходимого эффекта взаимодействия, предполагая небольшой размер эффекта (см. раздел методов для анализа мощности). Более того, тот факт, что в обоих экспериментах был обнаружен в целом схожий паттерн быстрого отключения или избегания сигналов, связанных с угрозой, который был противоположным обнаруженному в субклинических образцах, смягчает проблемы власти, являясь скупым объяснением наших результатов.Кроме того, демонстрация ожидаемых эффектов пространственной ориентации, связанных с общими эмоциями, обнаруженных в эксперименте 2, позволяет предположить, что эти задачи были достаточно чувствительными, но паттерн обработки внимания на этих задачах ранее наблюдался при субклинической тревоге (Fox et al., 2001; Fox et al., 2007; Mathews et al., 2003) не наблюдалось в образце GAD.

    Более тонкая возможность, о которой не могут говорить настоящие данные, заключается в том, что эффекты ориентации внимания (вовлечение и отключение) могут проявляться в разных временных масштабах в клинических и субклинических образцах.Результаты Ellenbogen and Schwartzman (2009) подтверждают эту возможность. Они проверили 36 пациентов с различными тревожными расстройствами (у 11 был ГТР в качестве основного диагноза) и сообщили, что они быстро отключались от надпороговых угрожающих образов (аналогично эффектам, наблюдаемым в настоящих данных) и что нарушение отключения было ограниченным. изображениям, представленным подсознательно. Они пришли к выводу, что эта модель результатов отражает раннюю бдительность, за которой следует усиленное избегание.Однако, поскольку их исследование включало другие состояния и клинические группы, влияние их результатов на ГТР трудно оценить. Тем не менее, наше обнаружение избегания внимания в образце ГТР с запредельными стимулами согласуется с этим представлением. Вполне возможно, что мы обнаружили бы ожидаемый паттерн повышенной вовлеченности и ослабленной разобщенности, если бы исследовали также подсознательные эффекты.

    Возможно, самое важное ограничение настоящего исследования касается природы стимулов, используемых для проверки эффектов внимания.Ранние результаты, рассмотренные Мэтьюзом и Маклеодом (1994, стр. 36), показали, что эффекты внимания могут критически зависеть от соответствия стимулов текущим эмоциональным проблемам отдельного участника. Например, пациенты с социальной фобией особенно склонны обращать внимание на слова, угрожающие в социальном плане, тогда как пациенты с паническим расстройством чаще обращают внимание на слова, угрожающие физически. Даже в нетревожных группах слова, соответствующие текущим эмоциональным проблемам, воспринимаются по-разному, будь то отрицательная или положительная валентность (Reimann & McNally, 1995).Таким образом, лицевые стимулы, возможно, не отражают наиболее подходящее содержание для ГТР, потому что считается, что основной симптом, беспокойство, в основном вербальный. Действительно, в первоначальном обнаружении смещения внимания при ГТР (MacLeod et al., 1986) использовались словесные стимулы, как и в некоторых успешных исследованиях по тренировке внимания при ГТР (Amir et al., 2009). В противовес этому, в некоторых исследованиях в качестве стимулов использовалась мимика, и были обнаружены различия во внимании между людьми с ГТР и здоровыми участниками (Ashwin et al., 2012; Bradley et al., 1999; Могг, Миллар и Брэдли, 2000 г .; Уотерс, Могг, Брэдли и Пайн, 2008 г.). Однако эту литературу несколько сложно интерпретировать, так как исследований немного и в них используются разные меры внимания (например, движения глаз; Mogg et al., 2000) или разные выборки (например, дети; Waters et al., 2008). . Другое возможное объяснение смешанной картины результатов состоит в том, что некоторые пациенты с ГТР беспокоятся о социальных угрозах, и, следовательно, предвзятое внимание к выражениям лица, связанным с угрозой, было бы разумным ожиданием.Однако для многих пациентов с ГТР, чье беспокойство связано с другими измерениями, эти стимулы не обязательно вызывают искажение внимания. Кажется очевидным, что требуется больше информации не только о механизмах внимания при ГТР, но и о том, какие именно типы стимулов связаны с запуском этих механизмов.

    В свете результатов, которые мы представляем здесь, полезно рассмотреть, как следует двигаться вперед в области предвзятости внимания при ГТР, чтобы окончательно решить вопросы, поднятые нашими данными.На наш взгляд, ранее обсуждавшаяся связь между характером предъявляемых стимулов и эмоциональными переживаниями человека является проблемой, которая больше всего нуждается в рассмотрении в будущих исследованиях. Поэтому мы выступаем за более точное определение как формы, так и содержания эмоциональных сигналов, которые лучше всего соответствуют эмоциональным проблемам в клинических группах, таких как ГТР, в качестве необходимого предшественника для пересмотра вопросов, поднятых в настоящих экспериментах, таких как роль вовлечения и отключения внимания. , а также о возможных различиях в этом отношении между группами с клинической и высокой личностной тревожностью.

    Таким образом, первый необходимый экспериментальный шаг включает установление типа стимулов, которые лучше всего вызывают первичные эмоциональные переживания целевой группы (например, у пациентов с ГТР), и определение того, чем эти стимулы отличаются от стимулов в неклинических группах, в том числе с высокой личностной тревожностью. . Это могло бы определить, являются ли конкретные проблемы (например, по поводу социального неодобрения) менее частыми или центральными у пациентов с ГТР, чем в группах с высокой личностной тревожностью, как обсуждалось ранее. Связанный с этим вопрос касается того, как обычно представляются эмоциональные проблемы: например, у пациентов с социальными фобиями угрозы обычно представляются в виде образов себя, плохо выступающих в социальных ситуациях, тогда как у пациентов с ГТР будущие угрозы чаще представлены в квазивербальной форме (Hirsch, Hayes, Mathews, Perman, & Borkovec, 2012).

    Вторым шагом будет использование этой информации для повторного рассмотрения вопросов, затронутых в текущих экспериментах: а именно, для проверки того, вызывают ли стимулы, которые, как известно, вызывают соответствующие эмоциональные проблемы в клинических группах, различное вовлечение внимания, замедленное отключение или и то, и другое по сравнению с неклиническая высокая тревожность и группы здоровых добровольцев. Идеальное исследование должно включать анализ обработки стимулов в широком временном масштабе. Учитывая результаты Ellenbogen and Schwartzman (2009), было бы важно оценить механизмы внимания с очень быстрым (подсознательным) временем представления до гораздо более длительного времени представления.Идеальное исследование должно было бы априори определять малые эффекты, используя либо эти, либо другие подобные релевантные данные. Выборка должна сравнивать пациентов с ГТР с социально-демографически сопоставимыми здоровыми добровольцами и с субклинической группой участников, которые также соответствуют пациентам по их уровням личностной тревожности и депрессии. Изучение этого плана могло бы предоставить важные новые эмпирические данные для направления будущих разработок не только в области обработки внимания при тревоге как таковой, но и в быстро растущей области, связанной с трансляционными приложениями этого исследования.

    Возможно, выяснится, что при наличии стимулов, одинаково вызывающих индивидуальные эмоциональные переживания, эффекты внимания (и другие) на самом деле весьма сходны при клинической и субклинической тревоге, даже если форма или содержание вызывающих воспоминания стимулов различаются. Это открытие позволяет предположить, что, скорее, чем природа реакции внимания как таковой, это может быть тип, интенсивность или диапазон эмоциональных проблем, которые особенно характерны для клинических состояний. С другой стороны, может случиться так, что основной паттерн и направление обработки внимания действительно различаются в разных группах.Таким образом, может случиться так, что сигналы, связанные с центральными эмоциональными проблемами, действительно вызывают разные степени (или направления) вовлечения или отключения внимания в клинических и субклинических группах сравнения. Ответить на эти вопросы, вероятно, будет сложно, но их рассмотрение необходимо, чтобы пролить свет на когнитивные механизмы, которые играют причинную роль в эмоциональных расстройствах, а также имеют очевидные последствия для определения выгодных целей для лечения.

    Таким образом, два исследования, представленные здесь, предполагают, что пациенты с ГТР могут демонстрировать паттерн смещения внимания, противоположный тому, который наблюдался с использованием аналогичных методов в субклинических выборках на сегодняшний день.В частности, вместо 90 067 нарушенного 90 068 отказа от угрожающих выражений, данные свидетельствуют об избирательном избегании внимания связанных с угрозой выражений лица при ГТР. Эти результаты бросают вызов предположениям, сделанным на сегодняшний день об общей природе искажений внимания при ГТР, указывая на то, что, возможно, преждевременно обобщать существующие субклинические исследования искажений внимания. Несомненно, необходима дальнейшая работа, чтобы решить вопросы, поднятые настоящими исследованиями, и мы попытались сделать некоторые конкретные предложения о том, как лучше всего развивать эту область.Это особенно важно в контексте разработки когнитивных манипуляций (Hertel & Mathews, 2011), предназначенных для изменения конкретных предубеждений, которые могут быть использованы в будущем лечении или в качестве дополнения к лечению. Будет важно иметь более глубокое понимание природы и типа предубеждений внимания, возникающих при ГТР, прежде чем мы сможем быть уверены, что уменьшение конкретных предубеждений, вероятно, будет иметь клинические преимущества. Наши данные указывают на необходимость дальнейших фундаментальных исследований паттернов ориентации внимания при клинической тревоге.

    Благодарности

    Авторы благодарят Кэти Шихан за помощь в сборе данных в Эксперименте 2 и Софи Лавджой за помощь в экспериментальном программировании в Эксперименте 1. Исследовательским комитетом по службам здравоохранения Оксфордшира и проектным грантом 064290/Z/01/Z от Wellcome Trust, предоставленным Элейн Фокс и Риккардо Руссо. В настоящее время Элейн Фокс получает награду Advanced Investigator Award от Европейского исследовательского совета (грант 324176).

    Сноски

    1 Внимание также может быть направлено на определенные параметры стимула, которые одновременно возникают в одном и том же пространственном месте в одно и то же время (например, на цвет или содержание слова).

    2 Анализ без использования пределов времени реакции делает результаты неинтерпретируемыми. Это связано с включением в результате (а) предвосхищающих реакций и (б) реакций, связанных с временными потерями внимания или невнимательностью. Эта практика соответствует методологическим рекомендациям, данным Yiend and Mathews (2004).

    3 См. примечание 2.

    4 См. примечание 2.

    Декларация о конфликте интересов

    Авторы заявили об отсутствии конфликта интересов в отношении их авторства или публикации сведений об авторстве.

    Каталожные номера

    • Американская психиатрическая ассоциация Диагностическое и статистическое руководство по психическим расстройствам. 4-е изд. Автор; Вашингтон, округ Колумбия: 1994. [Google Scholar]
    • Амир Н., Бирд С., Бернс М., Бомиа Дж.Программа модификации внимания у лиц с генерализованным тревожным расстройством. Журнал ненормальной психологии. 2009; 118:28–33. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
    • Амир Н., Элиас Дж., Клумпп Х., Пшеворски А. Смещение внимания к угрозе при социальной фобии: облегченная обработка угрозы или трудности с отвлечением внимания от угрозы? Поведенческие исследования и терапия. 2003;41:1325–1335. [PubMed] [Google Scholar]
    • Ashwin C, Holas P, Broadhurst S, Kokoszka A, Georgiou GA, Fox E.Усиленный эффект превосходства гнева при генерализованном тревожном расстройстве и паническом расстройстве. Журнал тревожных расстройств. 2012; 26: 329–336. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
    • Bar-Haim Y, Lamy D, Pergamin L, Bakermans-Kranenburg MJ, van Ijzendoorn MH. Предвзятость внимания, связанная с угрозой, у тревожных и нетревожных людей: метааналитическое исследование. Психологический вестник. 2007; 133:1–24. [PubMed] [Академия Google]
    • Бек А.Т., Стир Р.А., Браун Г.К. BDI–II, Инвентаризация депрессии Бека: руководство.2-е изд. Харкорт Брейс; Бостон, Массачусетс: 1996. [Google Scholar]
    • Бек А.Т., Уорд Ч., Мендельсон М., Мок Дж., Эрбо Дж. Инвентаризация для измерения депрессии. Архив общей психиатрии. 1961; 4: 561–571. [PubMed] [Google Scholar]
    • Брэдли Б.П., Могг К., Уайт Дж., Грум С., де Боно Дж. Предвзятость внимания к эмоциональным лицам при генерализованном тревожном расстройстве. Британский журнал клинической психологии. 1999; 38: 267–278. [PubMed] [Google Scholar]
    • Кларк Д.А., Бек А.Т. Когнитивная терапия тревожных расстройств.Гилфорд; Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: 2010. [Google Scholar]
    • Clarke PJF, Notebaert L, MacLeod C. Отсутствие доказательств или доказательство отсутствия: размышления о терапевтических реализациях модификации смещения внимания. БМС Психиатрия. 2014; 14 дои: 10.1186/1471-244X-14-8. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
    • Cohen J, MacWhinney B, Flatt M, Provost J. PsyScope: интерактивная графическая система для разработки и контроля экспериментов в психологической лаборатории с использованием компьютеров Macintosh.Методы, инструменты и компьютеры исследования поведения. 1993; 25: 257–271. [Google Scholar]
    • Дерриберри Д., Рид М.А. Нарушения внимания, связанные с тревогой, и их регулирование с помощью контроля внимания. Журнал ненормальной психологии. 2002; 111: 225–236. [PubMed] [Google Scholar]
    • Driver J, Davis G, Ricciardelli P, Kidd P, Maxwell E, Baron-Cohen S. Восприятие взгляда вызывает рефлекторное зрительно-пространственное ориентирование. Визуальное познание. 1999; 6: 509–540. [Google Scholar]
    • Экман П., Фризен В.В.Разоблачение лица: руководство по распознаванию эмоций по признакам лица. Прентис Холл; Englewood Cliffs, NJ: 1975. [Google Scholar]
    • Ekman P, Friesen WV. Картины лицевого аффекта. Консультации психологов Press; Пало-Альто, Калифорния: 1976. [Google Scholar]
    • Элленбоген М.А., Шварцман А.Е. Избирательное внимание и избегание при выполнении графической задачи во время стресса у участников с клинической тревогой и депрессией. Поведенческие исследования и терапия. 2009; 47: 128–138. [PubMed] [Google Scholar]
    • Erdfelder E, Faul F, Buchner A.G*Power: программа общего анализа мощности. Методы, инструменты и компьютеры исследования поведения. 1996; 28:1–11. [Google Scholar]
    • First MB, Spitzer RL, Gibbon M, Williams JBW. Структурированное клиническое интервью для DSM–IV, оси 1, расстройства – исследовательская версия. Психиатрический институт штата Нью-Йорк; Нью-Йорк: 1996. [Google Scholar]
    • Fox E, Mackintosh B, Holmes EA. Рассказы путешественников в исследованиях модификации когнитивных искажений: комментарий к спецвыпуску. Когнитивная терапия и исследования.2014; 38: 239–247. [Google Scholar]
    • Fox E, Mathews A, Calder AJ, Yiend J. Беспокойство и чувствительность к направлению взгляда на эмоционально выразительных лицах. Эмоция. 2007; 7: 478–486. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
    • Фокс Э., Руссо Р., Боулз Р., Даттон К. Угрожающие стимулы привлекают или удерживают зрительное внимание при субклинической тревоге? Журнал экспериментальной психологии: Общие. 2001; 130: 681–700. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
    • Fox E, Russo R, Dutton K.Предвзятость внимания к угрозе: свидетельство задержки отстранения от эмоциональных лиц. Познание и эмоции. 2002; 16: 355–379. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
    • Георгиу Г.А., Бликли С., Хейворд Дж., Руссо Р., Даттон К., Элтити С., Фокс Э. Сосредоточение внимания на страхе: отвлечение внимания от эмоциональных лиц. Визуальное познание. 2005; 12: 145–158. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
    • Goldberg D, Williams P. Руководство пользователя по штаб-квартире. НФЭР-Нельсон; Виндзор, Англия: 1988 год.[Google Scholar]
    • Хакамата Ю., Лиссек С., Бар-Хаим Ю., Бриттон Дж. К., Фокс Н. А., Лейбенлуфт Э., Пайн Д. С. Лечение модификации предвзятости внимания: метаанализ создания нового лечения тревоги. Биологическая психиатрия. 2010;68:982–990. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
    • Hallion LS, Ruscio AM. Метаанализ влияния модификации когнитивных искажений на тревогу и депрессию. Психологический вестник. 2011; 137:940–958. [PubMed] [Google Scholar]
    • Hayes S, Hirsch CR, Mathews A.Содействие доброкачественной предвзятости внимания уменьшает вторжение негативных мыслей. Журнал ненормальной психологии. 2010; 119: 235–240. [PubMed] [Google Scholar]
    • Hertel PT, Mathews A. Модификация когнитивной предвзятости: прошлые перспективы, текущие результаты и будущие приложения. Перспективы психологической науки. 2011; 6: 521–536. [PubMed] [Google Scholar]
    • Hirsch CR, Hayes S, Mathews A, Perman G, Borkovec T. Степень и характер образов во время беспокойства и позитивного мышления при генерализованном тревожном расстройстве.Журнал ненормальной психологии. 2012; 121: 238–243. дои: 10.1037/a0024947. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
    • Koster EHW, Fox E, MacLeod C. Введение в специальный раздел о модификации когнитивных искажений при эмоциональных расстройствах. Журнал ненормальной психологии. 2009; 118:1–4. [PubMed] [Google Scholar]
    • Лэнгтон С.Р.Х., Брюс В. Рефлексивная визуальная ориентация в ответ на социальное внимание других. Визуальное познание. 1999; 6: 541–567. [Google Scholar]
    • Lester KJ, Mathews A, Davison PS, Burgess JL, Yiend J.Изменение когнитивных ошибок способствует когнитивному благополучию: новый подход к модификации предубеждений. Журнал поведенческой терапии и экспериментальной психиатрии. 2011; 42: 298–308. doi:10.1016/j.jbtep.2011.01.001. [PubMed] [Google Scholar]
    • Liebowitz MR. Боязнь общества. Современные проблемы фармакопсихиатрии. 1987; 22: 141–173. [PubMed] [Google Scholar]
    • Мэтьюз А. Зачем беспокоиться? Когнитивная функция тревоги. Поведенческие исследования и терапия. 1990; 28: 455–468. [PubMed] [Google Scholar]
    • Мэтьюз А., Фокс Э., Йенд Дж., Колдер А.Лицо страха: влияние взгляда и эмоций на привлечение внимания. Визуальное познание. 2003; 10: 823–835. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
    • Мэтьюз А., Макинтош Б. Когнитивная модель избирательной обработки при тревоге. Когнитивная терапия и исследования. 1998; 22: 539–560. [Google Scholar]
    • Мэтьюз А., Маклеод К. Когнитивные подходы к эмоциям и эмоциональным расстройствам. Ежегодный обзор психологии. 1994; 45:25–50. [PubMed] [Google Scholar]
    • Мэтьюз А., Маклеод С.Когнитивная уязвимость к эмоциональным расстройствам. Ежегодный обзор клинической психологии. 2005; 1: 167–195. [PubMed] [Google Scholar]
    • Мацумото Д., Экман П. Выражение эмоций на лице японцев и европеоидов (JACFEE) Государственный университет Сан-Франциско, кафедра психологии, Лаборатория межкультурных исследований и исследований эмоций; Сан-Франциско, Калифорния: 1988. [Google Scholar]
    • MacLeod C, Mathews A, Tata P. Систематическая ошибка внимания при эмоциональных расстройствах. Журнал ненормальной психологии. 1986; 95: 15–20.[PubMed] [Google Scholar]
    • Могг К., Брэдли Б.П. Когнитивно-мотивационный анализ тревоги. Поведенческие исследования и терапия. 1998; 36: 809–848. [PubMed] [Google Scholar]
    • Могг К., Макнамара Дж., Поуис М., Роулинсон Х., Зайффер А., Брэдли Б.П. Избирательное внимание к угрозе: тест двух когнитивных моделей тревоги. Познание и эмоции. 2000; 14: 375–399. [Google Scholar]
    • Могг К., Миллар Н., Брэдли Б.П. Склонность EM к угрожающим выражениям лица при генерализованном тревожном расстройстве и депрессивном расстройстве.Журнал ненормальной психологии. 2000; 109: 695–704. [PubMed] [Google Scholar]
    • Murphy SE, Yiend J, Lester K, Cowen PJ, Harmer CJ. Кратковременное введение серотонинергических, но не норадренергических антидепрессантов снижает бдительность внимания к угрозе у здоровых добровольцев. Международный журнал нейропсихофармакологии. 2008; 12: 169–179. [PubMed] [Google Scholar]
    • Posner MI, Petersen SE. Система внимания человеческого мозга. Ежегодный обзор неврологии. 1990; 13:25–42. [PubMed] [Google Scholar]
    • Raven JC, Court JH, Raven J.Руководство по прогрессивным матрицам и словарным шкалам Равена. Оксфордская пресса психологов; Оксфорд, Англия: 1986. [Google Scholar]
    • Reimann BC, McNally RJ. Когнитивная обработка личностно значимой информации. Познание и эмоции. 1995; 9: 325–340. [Google Scholar]
    • Ремер Л., Борковец М., Поса С., Борковец Т.Д. Диагностическая мера самоотчета генерализованного тревожного расстройства. Журнал поведенческой терапии и экспериментальной психиатрии. 1995; 26: 345–350. [PubMed] [Google Scholar]
    • Spielberger CD, Gorsuch RL, Lushene R, Vagg PR, Jacobs GA.Руководство по инвентаризации состояния и тревожности. Консультации психологов Press; Пало-Альто, Калифорния: 1983. [Google Scholar]
    • Staugaard SR. Угрожающие лица и социальная тревожность: обзор литературы. Обзор клинической психологии. 2010;30:669–690. [PubMed] [Google Scholar]
    • Van Bockstaele BB, Verschuere B, Tibboel H, De Houwer J, Crombez G, Koster EHW. Обзор текущих данных о причинном влиянии предвзятости внимания на страх и тревогу. Психологический вестник. 2014; 140:682–721. [PubMed] [Google Scholar]
    • Уотерс А.М., Могг К., Брэдли Б.П., Пайн Д.С.Предвзятость внимания к эмоциональным лицам у детей с генерализованным тревожным расстройством. Журнал Американской академии детской и подростковой психиатрии. 2008; 47: 435–442. [PubMed] [Академия Google]
    • Уильямс Дж.М., Уоттс Ф.Н., Маклеод С., Мэтьюз А. Когнитивная психология и эмоциональное расстройство. 2-е изд. Уайли; Чичестер, Англия: 1997. [Google Scholar]
    • Wilson E, MacLeod C. Сравнение двух описаний искажения внимания, связанного с тревогой: Избирательное внимание к различным уровням интенсивности стимула-угрозы.Журнал ненормальной психологии. 2003; 112: 212–218. [PubMed] [Google Scholar]
    • Woud ML, Becker ES. Редакционная статья для специального выпуска о методах модификации когнитивных искажений: введение в историю путешественника во времени. Когнитивная терапия и исследования. 2014; 38:83–88. [Google Scholar]
    • Yiend J. Приглашенный обзор. Влияние эмоций на внимание: обзор обработки эмоциональной информации с помощью внимания. Познание и эмоции. 2010; 24:3–47. [Google Scholar]
    • Йиенд Дж., Ли Дж.С., Текес С., Аткинс Л., Мэтьюз А., Вринтен М., Шергилл С.Изменение интерпретации в образце с клинической депрессией с использованием «ошибок модификации когнитивной предвзятости»: двойное слепое рандомизированное контролируемое исследование. Когнитивная терапия и исследования. 2014b Предварительная онлайн-публикация. doi:10.1007/s10608-013-9571-y. [Google Scholar]
    • Yiend J, Mathews A. Беспокойство и внимание к угрожающим картинкам. Ежеквартальный журнал экспериментальной психологии Раздел A — Экспериментальная психология человека. 2001; 54: 665–681. дои: 10.1080/02724980042000462. [PubMed] [Google Scholar]
    • Yiend J, Mathews A.Предубеждения во внимании: методы, механизмы и значение. В: Венцель А., Рубин Д.С., редакторы. Когнитивные методы в клинических исследованиях. Книги АПА; Вашингтон, округ Колумбия: 2004. стр. 97–117. [Google Scholar]
    • Yiend J, Parnes C, Shepherd K, Roche MK, Cooper M. Негативные убеждения в себе при расстройствах пищевого поведения: исследование модификации когнитивных искажений. Клиническая психология. 2014a Предварительная онлайн-публикация. дои: 10.1177/2167702614528163. [Google Scholar]
    • Yiend J, Savulich G, Coughtrey A, Shafran R.Предвзятые интерпретации в перфекционизме и их модификации. Поведенческие исследования и терапия. 2011;49:892–900. [PubMed] [Google Scholar]
    • Zigmond AS, Snaith RP. Госпитальная шкала тревоги и депрессии. Acta Psychiatrica Scandinavica. 1983; 67: 361–370. doi:10.1111/j.1600-0447.1983.tb09716.x. [PubMed] [Google Scholar]

    Позитивное внимание может быть триггером тревоги

    Хорошо известно, что люди, страдающие социофобией, боятся негативной оценки со стороны окружающих.Однако совсем недавно исследователи показали, что даже положительное признание может вызвать триггеры у тех, кто страдает от социальной тревожности. В нашей недавней статье мы рассмотрели, как различные выражения лица влияют на социальную тревожность, и нашли некоторое представление о механизмах, лежащих в основе акта избегания.

    Социальное тревожное расстройство — это изнурительное психологическое состояние. Люди с этим расстройством страдают от постоянных и чрезмерных страхов перед одной или несколькими социальными ситуациями или ситуациями, связанными с производительностью, которые могут быть оценены другими.Те, кто страдает от социальной тревожности, также демонстрируют то, что мы называем «предубеждением внимания», которое включает в себя такое поведение, как избегание. Предвзятость внимания может возникнуть, когда кто-то сталкивается с социальными ситуациями, которые усиливают его тревогу. Из-за этих страхов и связанного с этим поведения расстройство может быть серьезно инвалидизирующим, вызывая значительное ухудшение повседневного функционирования, и является одним из наиболее распространенных расстройств в течение жизни. Учитывая природу расстройства, связанного со страхом и избеганием социальных ситуаций, большинство больных не обращаются за лечением, если только у них не развивается дополнительное расстройство, которое связано с дальнейшими нарушениями.Вот почему выявление причин и поддержание социальной тревожности так важно.

    Что реакция на выражение лица может рассказать нам о социальной тревожности

    Учитывая, что страх быть оцененным и осужденным другими часто лежит в основе социального тревожного расстройства, мы хотели выяснить, может ли этот основной страх объяснить взаимосвязь между социальной тревожностью и искажениями внимания, такими как избегание. В нашем недавнем исследовании мы смоделировали вызывающую тревогу социальную ситуацию и использовали компьютерную задачу, чтобы оценить, как внимание распределяется на разные выражения лица (например, на выражение лица).г., сердитое, счастливое и нейтральное выражение лица). Мы обнаружили, что более высокие уровни симптомов социальной тревожности были связаны с большим избеганием сердитых выражений лица. Кроме того, связь между социальной тревожностью и избеганием сердитых лиц объяснялась повышенным уровнем страха перед положительной оценкой.

    В настоящее время наиболее распространенным и эффективным методом лечения социального тревожного расстройства является когнитивно-поведенческая терапия (КПТ). Текущие вмешательства КПТ, которые подчеркивают страх перед негативной оценкой, когнитивную реструктуризацию и работу с разоблачением, обычно делают это в отношении ситуаций, связанных с опасением негативной оценки.В результате страх перед положительной оценкой может не учитываться во время лечения. Информация, которую мы собрали в ходе нашего исследования выражений лица, искажений внимания и социальной тревожности, может помочь изменить эти ограничения в лечении.

    Является ли страх перед положительной оценкой недостающим звеном в лечении социальной тревожности?

    Расширяя современные диагностические и терапевтические методы, которые выявляют и устраняют не только страхи социальной тревожности, связанные с негативным вниманием со стороны других, но также включают стратегии, которые устраняют страх быть положительно оцененными другими, наши результаты исключительно полезны для врачи, работающие с людьми, страдающими социальной фобией.Этот страх положительного суждения может быть одним из возможных объяснений того, почему такие люди склонны использовать стратегии избегания в социальных ситуациях. Таким образом, стратегии лечения людей с социальным тревожным расстройством, которые более специфичны для расстройства, могут оказаться более успешными для улучшения когнитивно-поведенческих симптомов, связанных с этим изнурительным расстройством. Учитывая, что исследования страха положительной оценки все еще находятся в зачаточном состоянии, в будущих исследованиях необходимо оценить включение страха положительной оценки в КПТ, чтобы выяснить, действительно ли это снижает избегание внимания, часто наблюдаемое у людей с социальным тревожным расстройством.

    Рекомендуется для вас

    1 989 лайков

    1 058 лайков

    732 лайков

    507 лайков

    301 лайк

    Источники

    Слуис, Р.А. и Бошен, М.Дж. (2014). Страх оценки при социальной тревожности: опосредование предвзятости внимания к человеческим лицам. Журнал поведенческой терапии и экспериментальной психиатрии, 45, 475-483. doi: 10.1016/j.jbtep.2014.06.007

    Дата оригинальной публикации: 05 ноября 2014 г.

    Обновлено: 10 февраля 2016 г.

    Тревога и внимание к угрозе: когнитивные механизмы и лечение модификацией искажения внимания

    https://doi.org/10.1016/j.brat.2016.08.001Получить права и содержание

    Abstract

    Тревожные расстройства распространены и трудно поддаются лечению. Некоторые когнитивные модели тревоги предполагают, что смещение внимания к угрозе вызывает и поддерживает тревогу. Эта точка зрения привела к разработке компьютерного лечения: модификация смещения внимания (ABM), которая преимущественно тренирует внимание, избегание угрозы. Однако мета-анализы указывают на разочаровывающую эффективность тренинга по предотвращению угроз ABM в снижении тревожности.В этой статье рассматриваются способы улучшения ABM на основе обзора ключевых идей моделей тревоги, внимания и когнитивного контроля. Они объединены в интегративную структуру когнитивных функций, которые поддерживают автоматическую оценку/обнаружение угроз, а также целенаправленные мысли и действия, взаимно влияющие друг на друга. Рассматриваются роли процессов «снизу вверх» и «сверху вниз», участвующих в оценке угрозы, ориентировочном и тормозном контроле при различных проявлениях предвзятости внимания (инициальная ориентация, поддержание внимания, избегание угрозы, отвлекающее вмешательство) и различных методах АОМ (например,г., ПРО-предотвращение угрозы, ПРО-положительный поиск). Эта структура имеет значение для компьютерных методов лечения тревоги. Методы ABM, которые поощряют активный целеустремленный поиск положительной/не опасной информации и гибкий когнитивный контроль над несколькими процессами (в частности, тормозящий контроль, который поддерживает позитивный режим целеполагания по сравнению с обработкой незначительных сигналов угрозы), могут оказаться более эффективными в снижении тревоги. чем тренировка по предотвращению угрозы ПРО, которая нацелена на определенную предвзятость в пространственном ориентировании на угрозу.

    Ключевые слова

    Тревога

    Внимание

    Угроза

    Модификация искажения внимания

    Когнитивный контроль

    Рекомендуемые статьиСсылки на статьи (0)

    2 © 200102 Авторы. Опубликовано Elsevier Ltd.

    Рекомендуемые статьи

    Цитирующие статьи

    Внимание, связанное с тревогой и угрозой: когнитивно-мотивационные рамки и лечение

    https://doi.org/10.1016/j.tics.2018.01.001Получить права и контент

    Тенденции

    Исследования в области экспериментальной психопатологии привели к разработке обучения ABM как потенциального компьютерного лечения тревожных расстройств.

    Обычный тренинг по предотвращению угроз с помощью АБМ побуждает тревожных людей отвлекать внимание от угрозы, но оказывает различное влияние на тревожность и связанные с угрозой АБ.

    Различные объяснения смешанных результатов обучения АБМ и теоретические разногласия о причинах беспокойства и АБ побуждают к разработке новых альтернативных методов обучения АБМ.

    Разработке эффективных методов лечения тревоги, основанных на концентрации внимания, будет способствовать лучшее теоретическое понимание когнитивных процессов, лежащих в основе тревоги и АВ, а также использование более точных и всесторонних оценок внимания, связанного с угрозой, и связанного с ним когнитивного и нервного функционирования.

    Исследования в области экспериментальной психопатологии и когнитивных теорий тревожности выдвигают на первый план предубеждения, связанные с угрозой (ABs), и лежат в основе разработки компьютерного лечения тревожных расстройств: обучение модификации искажения внимания (ABM). Переменные эффекты обучения ABM на тревогу и AB порождают противоречивые исследовательские рекомендации, новые процедуры обучения ABM и теоретические разногласия. В этой статье обобщается обновленная когнитивно-мотивационная структура, объединяющая предложения когнитивных моделей тревоги и внимания, а также доказательства АВ.Взаимодействия между мотивационными ориентирами и целенаправленными воздействиями на множественные когнитивные процессы (например, оценка стимулов, торможение, переключение, ориентация) лежат в основе тревоги и различных проявлений АБ (ориентация на угрозу и от нее; вмешательство угроза-отвлечение). Этот теоретический анализ также рассматривает обучение ABM как обучение когнитивным навыкам, описывает концептуальную основу для оценки/разработки новых процедур обучения ABM и дополняет сетевые исследования взаимных отношений тревоги и познания.

    Рекомендуемые статьиСсылки на статьи (0)

    © 2018 The Authors. Опубликовано Elsevier Ltd.

    Рекомендованные статьи

    Ссылки на статьи

    Интернет-тренинг по модификации предубеждений внимания у лиц с социальным тревожным расстройством – двойное слепое рандомизированное контролируемое исследование | BMC Psychiatry

  • Bar-Haim Y: Обзор исследования: модификация смещения внимания (ABM): новое лечение тревожных расстройств. J Детская психология Psyc. 2010, 51 (8): 859-870.10.1111/j.1469-7610.2010.02251.х.

    Артикул Google ученый

  • Heinrichs N, Hofmann SG: Обработка информации при социальной фобии: критический обзор. Clin Psychol Rev. 2001, 21 (5): 751-770. 10.1016/S0272-7358(00)00067-2.

    КАС Статья пабмед Google ученый

  • MacLeod C: Процедуры модификации когнитивных искажений при лечении психических расстройств.Курр Опин Психиатрия. 2012, 25 (2): 114-120. 10.1097/YCO.0b013e32834fda4a.

    Артикул пабмед Google ученый

  • Hallion LS, Ruscio AM: метаанализ влияния модификации когнитивных искажений на тревогу и депрессию. Психологический бык. 2011, 137 (6): 940-958.

    Артикул пабмед Google ученый

  • Beard C: Модификация когнитивной предвзятости для беспокойства: текущие данные и будущие направления.Эксперт преподобный Нейротер. 2011, 11 (2): 299-311. 10.1586/эрн.10.194.

    Артикул пабмед ПабМед Центральный Google ученый

  • Могг К., Брэдли Б.П.: Избирательная ориентация внимания на замаскированные лица угрозы при социальной тревожности. Behav Res Ther. 2002, 40 (12): 1403-1414. 10.1016/S0005-7967(02)00017-7.

    Артикул пабмед Google ученый

  • Могг К., Филиппот П., Брэдли Б.П.: Избирательное внимание к сердитым лицам при клинической социальной фобии.J Abnorm Psychol. 2004, 113 (1): 160-165.

    Артикул пабмед Google ученый

  • Пишьяр Р., Харрис Л.М., Мензис Р.Г.: Предвзятость внимания к словам и лицам при социальной тревожности. Совладание со стрессом при тревоге. 2004, 17 (1): 23-36. 10.1080/10615800310001601458.

    Артикул Google ученый

  • MacLeod C, Mathews A, Tata P: Предвзятость внимания при эмоциональных расстройствах.J Abnorm Psychol. 1986, 95 (1): 15-20.

    КАС Статья пабмед Google ученый

  • Могг К., Брэдли Б.П.: Когнитивно-мотивационный анализ тревоги. Behav Res Ther. 1998, 36 (9): 809-848. 10.1016/S0005-7967(98)00063-1.

    КАС Статья пабмед Google ученый

  • Маттиа Дж.И., Хеймберг Р.Г., Хоуп Д.А.: Пересмотренная задача на определение цвета Струпа у социофобов.Behav Res Ther. 1993, 31 (3): 305-313. 10.1016/0005-7967(93)-Т.

    КАС Статья пабмед Google ученый

  • Маклауд С., Резерфорд Э., Кэмпбелл Л., Эбсуорти Г., Холкер Л. Избирательное внимание и эмоциональная уязвимость: оценка причинно-следственной основы их связи посредством экспериментального манипулирования предвзятостью внимания. J Abnorm Psychol. 2002, 111 (1): 107-123.

    Артикул пабмед Google ученый

  • Macleod C, Holmes EA: Модификация когнитивной предвзятости: интервенционный подход, на который стоит обратить внимание.Am J Психиатрия. 2012, 169 (2): 118-120. 10.1176/appi.ajp.2011.11111682.

    Артикул пабмед Google ученый

  • Хакамата Ю., Лиссек С., Бар-Хаим Ю., Бриттон Дж. К., Фокс Н. А., Лейбенлуфт Э., Эрнст М., Пайн Д. С.: Модификация предвзятости внимания: метаанализ создания нового метода лечения тревоги. Биол психиатрия. 2010, 68 (11): 982-990. 10.1016/ж.биопсих.2010.07.021.

    Артикул пабмед ПабМед Центральный Google ученый

  • MacLeod C, Mathews A: Подходы модификации когнитивных искажений к тревоге.Annu Rev Clin Psychol. 2012, 8: 189-217. 10.1146/annurev-clinpsy-032511-143052.

    Артикул пабмед Google ученый

  • Амир Н., Вебер Г., Бирд С., Бомиа Дж., Тейлор К.Т.: ​​Влияние программы модификации внимания за один сеанс на реакцию на вызов публичного выступления у социально тревожных людей. J Abnorm Psychol. 2008, 117 (4): 860-868.

    Артикул пабмед ПабМед Центральный Google ученый

  • Амир Н., Бирд С., Тейлор С.Т., Клумпп Х., Элиас Дж., Бернс М., Чен Х. Тренировка внимания у лиц с генерализованной социальной фобией: рандомизированное контролируемое исследование.J Consult Clin Psychol. 2009, 77 (5): 961-973.

    Артикул пабмед ПабМед Центральный Google ученый

  • Шмидт Н.Б., Ричи Дж.А., Бакнер Дж.Д., Тимпано К.Р.: Тренировка внимания при генерализованном социальном тревожном расстройстве. J Abnorm Psychol. 2009, 118 (1): 5-14.

    Артикул пабмед Google ученый

  • McEvoy PM, Perini SJ: Когнитивно-поведенческая групповая терапия социальной фобии с обучением или без обучения: контролируемое исследование.J Тревожное расстройство. 2009, 23 (4): 519-528. 10.1016/j.janxdis.2008.10.008.

    Артикул пабмед Google ученый

  • Карлбринг П., Андерссон Г.: Интернет и психологическое лечение. Насколько хорошо они могут сочетаться. Вычислить Hum Behav. 2006, 22 (3): 545-553. 10.1016/ж.чб.2004.10.009.

    Артикул Google ученый

  • Эндрюс Г., Дэвис М., Титов Н.: Эффективность рандомизированного контролируемого исследования когнитивно-поведенческой терапии лицом к лицу в сравнении с интернет-когнитивно-поведенческой терапией социальной фобии.Aust NZJ Психиатрия. 2011, 45: 337-340. 10.3109/00048674.2010.538840.

    Артикул пабмед Google ученый

  • Hedman E, Andersson G, Ljotsson B, Andersson E, Ruck C, Mortberg E, Lindefors N: Когнитивно-поведенческая терапия в Интернете в сравнении с когнитивно-поведенческой групповой терапией при социальном тревожном расстройстве: рандомизированное контролируемое исследование неполноценности. ПЛОС Один. 2011, 6 (3): e18001-10.1371/journal.pone.0018001.

    КАС Статья пабмед ПабМед Центральный Google ученый

  • Титов Н., Эндрюс Г., Швенке Г., Дробный Дж., Эйнштейн Д. Застенчивость 1: дистанционное лечение социофобии через Интернет.Aust NZJ Психиатрия. 2008, 42 (7): 585-594. 10.1080/00048670802119762.

    Артикул пабмед Google ученый

  • Титов Н., Гибсон М., Эндрюс Г., Макэвой П.: Интернет-лечение социофобии снижает сопутствующие заболевания. Aust NZJ Психиатрия. 2009, 43 (8): 754-759. 10.1080/000486701992.

    Артикул пабмед Google ученый

  • Botella C, Gallego MJ, Garcia-Palacios A, Guillen V, Banos RM, Quero S, Alcaniz M: Интернет-лечение страха публичных выступлений: контролируемое испытание.Cyberpsychol Behav Soc Netw. 2010, 13 (4): 407-421. 10.1089/кибер.2009.0224.

    КАС Статья пабмед Google ученый

  • Андерссон Г., Карлбринг П., Холмстром А., Спартан Э., Фурмарк Т., Нильссон-Ирфельт Э., Бурман М., Экселиус Л.: самопомощь в Интернете с обратной связью терапевта и групповым воздействием социальной фобии in vivo: рандомизированный контролируемое испытание. J Consult Clin Psychol. 2006, 74 (4): 677-686.

    Артикул пабмед Google ученый

  • Carlbring P, Gunnarsdottir M, Hedensjo L, Andersson G, Ekselius L, Furmark T: Лечение социальной фобии: рандомизированное исследование когнитивно-поведенческой терапии через Интернет с поддержкой по телефону.Британский журнал психиатрии: журнал психических наук. 2007, 190: 123-128. 10.1192/bjp.bp.105.020107.

    Артикул Google ученый

  • Berger T, Caspar F, Richardson R, Kneubuhler B, Sutter D, Andersson G: Интернет-лечение социальной фобии: рандомизированное контролируемое исследование, сравнивающее неуправляемую самопомощь с двумя типами управляемой самопомощи. Behav Res Ther. 2011, 49 (3): 158-169. 10.1016/ж.брат.2010.12.007.

    Артикул пабмед Google ученый

  • Berger T, Hohl E, Caspar F: Интернет-лечение социальной фобии: рандомизированное контролируемое исследование.J Clin Psychol. 2009, 65 (10): 1021-1035. 10.1002/jclp.20603.

    Артикул пабмед Google ученый

  • Бетчер Дж., Бергер Т., Реннеберг Б.: Интернет-тренинг внимания при социальной тревожности: рандомизированное контролируемое исследование. Cogn Ther Res. 2011, 1-15.

    Google ученый

  • Furmark T, Carlbring P, Hedman E, Sonnenstein A, Clevberger P, Bohman B, Eriksson A, Hallen A, Frykman M, Holmstrom A, et al: Управляемая и неуправляемая самопомощь при социальном тревожном расстройстве: рандомизированное контролируемое пробный.Британский журнал психиатрии: журнал психических наук. 2009, 195 (5): 440-447. 10.1192/bjp.bp.108.060996.

    Артикул Google ученый

  • Фурмарк Т., Тилфорс М., Эверц П., Мартейнсдоттир И., Гефверт О., Фредриксон М. Социальная фобия среди населения в целом: распространенность и социально-демографический профиль. Soc Psychiatry Psychiatr Epidemiol. 1999, 34 (8): 416-424. 10.1007/s001270050163.

    КАС Статья пабмед Google ученый

  • Сванборг П., Асберг М.: Новая шкала самооценки депрессии и тревожных состояний, основанная на всеобъемлющей шкале оценки психопатологических состояний.Acta Psychiatr Scand. 1994, 89 (1): 21-28. 10.1111/j.1600-0447.1994.tb01480.x.

    КАС Статья пабмед Google ученый

  • First MB, Gibbon M, Spitzer RL, Williams JBW: структурированное клиническое интервью для расстройств оси I DSM-IV (SCID-I). 1997, Американская психиатрическая пресса, Вашингтон, округ Колумбия,

    . Google ученый

  • Мэттик Р.П., Кларк Дж.К.: Разработка и валидация мер по изучению страха социальной фобии и тревоги социального взаимодействия.Behav Res Ther. 1998, 36 (4): 455-470. 10.1016/S0005-7967(97)10031-6.

    КАС Статья пабмед Google ученый

  • Бейкер С.Л., Хайнрихс Н., Ким Х.Дж., Хофманн С.Г.: Шкала социальной тревожности Либовица как инструмент самоотчета: предварительный психометрический анализ. Behav Res Ther. 2002, 40 (6): 701-715. 10.1016/S0005-7967(01)00060-2.

    Артикул пабмед Google ученый

  • Бек А.Т., Эпштейн Н., Браун Г., Стир Р.А. Инвентаризация для измерения клинической тревожности: психометрические свойства.J Consult Clin Psychol. 1988, 56 (6): 893-897.

    КАС Статья пабмед Google ученый

  • Фриш М.Б., Корнелл Дж., Вильянуэва М., Ретцлафф П.Дж.: Клиническая проверка инвентаризации качества жизни. Измерение удовлетворенности жизнью для использования при планировании лечения и оценке результатов. Психологическая оценка. 1992, 4 (1): 92-101.

    Артикул Google ученый

  • Wennberg P: Тест на выявление расстройств, связанных с употреблением алкоголя (AUDIT): Психометрическая оценка.1996, отчеты факультета психологии Стокгольмского университета

    . Google ученый

  • Hedman E, Ljótsson B, Rück C, Furmark T, Carlbring P, Lindefors N, Andersson G: Интернет-администрирование показателей самоотчета, обычно используемых в исследованиях социального тревожного расстройства: психометрическая оценка. Вычислить Hum Behav. 2010, 26 (4): 736-740. 10.1016/ж.чб.2010.01.010.

    Артикул Google ученый

  • Thorndike FP, Carlbring P, Smyth FL, Magee JC, Gonder-Frederick L, Ost L-G, Ritterband LM: Интернет-измерение: результат заполнения одного или нескольких элементов на веб-странице.Вычислить Hum Behav. 2009, 25 (2): 393-401. 10.1016/ж.чб.2008.05.006.

    Артикул Google ученый

  • Гай В. Общие клинические впечатления. 1976, Национальный институт здравоохранения, Роквилл, 217–222.

    Google ученый

  • Георгиева Р., Кристал Дж. Х.: Переместить ANOVA: прогресс в анализе данных повторных измерений и его отражение в статьях, опубликованных в архивах общей психиатрии.Арх генерал психиатрия. 2004, 61 (3): 310-317. 10.1001/archpsyc.61.3.310.

    Артикул пабмед Google ученый

  • Амир Н., Тейлор К.Т., Донохью М.К.: Предикторы реакции на программу модификации внимания при генерализованной социальной фобии. J Consult Clin Psychol. 2011, 79 (4): 533-541.

    Артикул пабмед ПабМед Центральный Google ученый

  • Koster EH, Crombez G, Verschuere B, Van Damme S, Wiersema JR: Компоненты смещения внимания к угрозе при высокой личностной тревожности: облегченное вовлечение, нарушение отстранения и избегание внимания.Behav Res Ther. 2006, 44 (12): 1757-1771. 10.1016/ж.брат.2005.12.011.

    Артикул пабмед Google ученый

  • Мацумото Д., Экман П.: Японское и кавказское выражение эмоций на лице (JACFEE) и нейтральное выражение лица (JACNeuF). 1989, Государственный университет Сан-Франциско, кафедра психологии, Лаборатория межкультурных и эмоциональных исследований, Сан-Франциско

    Google ученый

  • Tottenham N, Tanaka JW, Leon AC, McCarry T, Nurse M, Hare TA, Marcus DJ, Westerlund A, Casey BJ, Nelson C: набор выражений лица NimStim: суждения неподготовленных участников исследования.Психиатрия рез. 2009, 168 (3): 242-249. 10.1016/j.psychres.2008.05.006.

    Артикул пабмед ПабМед Центральный Google ученый

  • Бирд С., Вайсберг Р.Б., Примак Дж. Отношение социально тревожных пациентов первичной медико-санитарной помощи к модификации когнитивных искажений (CBM): качественное исследование. Behav Cogn Psychother. 2011, 1-16. Первый просмотр. http://dx.doi.org/10.1017/S1352465811000671

    Google ученый

  • Schiller D, Monfils M-H, Raio CM, Johnson DC, LeDoux JE, Phelps EA: Предотвращение возвращения страха у людей с помощью механизмов обновления реконсолидации.Природа. 2010, 463 (7277): 49-53. 10.1038/природа08637.

    КАС Статья пабмед Google ученый

  • Милрод Б., Леон А.С., Буш Ф., Рудден М., Швальберг М., Кларкин Дж., Аронсон А., Сингер М., Турчин В., Класс Э.Т. и др.: Рандомизированное контролируемое клиническое исследование психоаналитической психотерапии панического расстройства. Am J Психиатрия. 2007, 164 (2): 265-272. 10.1176/appi.ajp.164.2.265.

    Артикул пабмед Google ученый

  • Ost LG, Westling BE: Прикладная релаксация в сравнении с когнитивно-поведенческой терапией при лечении панического расстройства.Behav Res Ther. 1995, 33 (2): 145-158. 10.1016/0005-7967(94)E0026-F.

    КАС Статья пабмед Google ученый

  • Koster EHW, Crombez G, Verschuere B, De Houwer J: Избирательное внимание к угрозе в парадигме точечного зонда: различение бдительности и сложности с отключением. Behav Res Ther. 2004, 42 (10): 1183-1192. 10.1016/ж.брат.2003.08.001.

    Артикул пабмед Google ученый

  • Клумпп Х., Амир Н.: Проверка бдительности и устранение угрозы при социальной тревожности с помощью задачи обнаружения зонда.Совладание со стрессом при тревоге. 2009, 22 (3): 283-296. 10.1080/10615800802449602.

    Артикул пабмед ПабМед Центральный Google ученый

  • Салеминк Э., ван ден Хаут М., Киндт М.: Эффекты модификации положительной предвзятости интерпретации у очень тревожных людей. J Тревожное расстройство. 2009, 23 (5): 676-683. 10.1016/j.janxdis.2009.02.006.

    Артикул пабмед Google ученый

  • Амир Н., Тейлор КТ: Обучение интерпретации у лиц с генерализованным социальным тревожным расстройством: рандомизированное контролируемое исследование.J Consult Clin Psychol. 2012, 80: 497-511.

    Артикул пабмед ПабМед Центральный Google ученый

  • Heeren A, Lievens L, Philippot P: Как работает тренировка внимания при социальной фобии: отключение от угрозы или повторное вовлечение в отсутствие угрозы?. J Тревожное расстройство. 2011, 25 (8): 1108-1115. 10.1016/j.janxdis.2011.08.001.

    Артикул пабмед Google ученый

  • Heeren A, Reese HE, McNally RJ, Philippot P: Тренировка внимания к угрозе и от нее при социальной фобии: влияние на субъективные, поведенческие и физиологические показатели тревоги.Behav Res Ther. 2012, 50 (1): 30-39. 10.1016/j.brat.2011.10.005.

    Артикул пабмед Google ученый

  • Тревожность и нарушение префронтального контроля внимания и Уолтерс, Э. Э. Распространенность, тяжесть и сопутствующие заболевания 12-месячных расстройств DSM-IV в репликации Национального обследования сопутствующих заболеваний.

    Арх. Общая психиатрия 62 , 617–627 (2005).

    ПабМед ПабМед Центральный Google ученый

  • Маклауд, К., Мэтьюз, А. и Тата, П. Предвзятость внимания при эмоциональных расстройствах. Дж. Ненормальный. Психол. 95 , 15–20 (1986).

    КАС Статья Google ученый

  • Уильямс, Дж. М., Мэтьюз, А. и Маклауд, К. Эмоциональная задача Струпа и психопатология. Психология. Бык. 120 , 3–24 (1996).

    КАС Статья Google ученый

  • Мэтьюз А., Макинтош Б. и Фулчер Э. Когнитивные искажения при тревоге и внимании к угрозе. Познание тенденций. науч. 1 , 340–345 (1997).

    КАС Статья Google ученый

  • Бишоп С., Дункан Дж., Бретт М. и Лоуренс А.Д. Функция префронтальной коры и тревога: контроль внимания к стимулам, связанным с угрозой. Нац. Неврологи. 7 , 184–188 (2004).

    КАС Статья Google ученый

  • Охман А. Роль миндалевидного тела в человеческом страхе: автоматическое обнаружение угрозы. Психонейроэндокринология 30 , 953–958 (2005).

    Артикул Google ученый

  • Бишоп, С.Дж., Дункан, Дж. и Лоуренс, А.Д. Модуляция тревожного состояния реакции миндалевидного тела на оставленные без присмотра стимулы, связанные с угрозой. J. Neurosci. 24 , 10364–10368 (2004).

    КАС Статья Google ученый

  • Бишоп, С.Дж., Дженкинс, Р. и Лоуренс, А.Д. Нейронная обработка испуганных лиц: эффекты тревоги блокируются ограничениями перцептивной способности. Церебр. Кортекс 17 , 1595–1603 (2007).

    Артикул Google ученый

  • Мандлер Г.и Сарасон, С.Б. Исследование тревоги и обучения. Дж. Ненормальный. Психол. 47 , 166–173 (1952).

    КАС пабмед Google ученый

  • Фокс, Э. Смещение внимания при тревоге: избирательно или нет? Поведение. Рез. тер. 31 , 487–493 (1993).

    КАС Статья Google ученый

  • Айзенк, М. В. и Кальво, М.G. Беспокойство и производительность: теория эффективности обработки. Познан. Эмот. 6 , 409–434 (1992).

    Артикул Google ученый

  • Макдональд, А.В., III, Коэн, Дж.Д., Стенгер, В.А. и Картер, К. С. Диссоциация роли дорсолатеральной префронтальной и передней поясной коры в когнитивном контроле. Наука 288 , 1835–1838 (2000).

    КАС Статья Google ученый

  • Миллер, Э.К. и Коэн, Дж. Д. Интегративная теория функции PFC. год. Преподобный Нейроски. 24 , 167–202 (2001).

    КАС Статья Google ученый

  • Ботвиник М. М., Брейвер Т. С., Барч Д. М., Картер К. С. и Коэн Д. Д. Мониторинг конфликтов и когнитивный контроль. Психология. 108 , 624–652 (2001).

    КАС Статья Google ученый

  • Кернс, Дж.Г. и др. Мониторинг конфликта передней поясной извилины и корректировка контроля. Наука 303 , 1023–1026 (2004).

    КАС Статья Google ученый

  • Durston, S. et al. Параметрическое манипулирование конфликтом и конкуренцией ответов с использованием быстрой фМРТ, связанной со смешанными испытаниями. Neuroimage 20 , 2135–2141 (2003).

    КАС Статья Google ученый

  • Лави, Н.Избирательное внимание и когнитивный контроль: диссоциация функций внимания посредством различных типов нагрузки. в Управление когнитивными процессами: внимание и производительность . Том. 18 (ред. Монселл, С. и Драйвер, Дж.) 175–194 (MIT Press, Кембридж, Массачусетс, 2000).

    Google ученый

  • Лави Н. Отвлекся и запутался? Избирательное внимание под нагрузкой. Познание тенденций. науч. 9 , 75–82 (2005).

    Артикул Google ученый

  • Мэйлор, Э.А. & Лави, Н. Влияние перцептивной нагрузки на возрастные различия в избирательном внимании. Психология. Старение 13 , 563–573 (1998).

    КАС Статья Google ученый

  • Хуанг-Поллок, К.Л., Карр, Т.Х. и Нигг, Дж.Т. Развитие избирательного внимания: перцептивная нагрузка влияет на ранний и поздний выбор внимания у детей и взрослых. Дев. Психол. 38 , 363–375 (2002).

    Артикул Google ученый

  • Forster, S. & Lavie, N. Высокая перцептивная нагрузка делает всех равными: устранение индивидуальных различий в отвлекаемости с помощью нагрузки. Психология. науч. 18 , 377–381 (2007).

    Артикул Google ученый

  • Айзенк М.В., Деракшан Н., Сантос, Р. и Кальво, М.Г. Тревожность и когнитивные функции: теория контроля внимания. Эмоции 7 , 336–353 (2007).

    Артикул Google ученый

  • Вишер, К.М. и другие. Смешанные заблокированные/событийные схемы разделяют временную и устойчивую активность в фМРТ. Нейроизображение 19 , 1694–1708 (2003).

    Артикул Google ученый

  • Спилбергер, К.D. Руководство по инвентаризации тревожных состояний (Consulting Psychologists Press, Palo Alto, California, 1983).

    Google ученый

  • Дункан, Дж. и др. Нейронная основа общего интеллекта. Наука 289 , 457–460 (2000).

    КАС Статья Google ученый

  • Дункан, Дж. и Оуэн, А.М. Общие области лобной доли человека задействованы в связи с разнообразными когнитивными потребностями. Trends Neurosci. 23 , 475–483 (2000).

    КАС Статья Google ученый

  • Дункан, Дж. EPS Mid-Career Award 2004: мозговые механизмы внимания. QJ Exp. Психол. 59 , 2–27 (2006).

    Артикул Google ученый

  • Дженкинс Р., Лави Н. и Драйвер Дж. Память распознавания лиц-дистракторов зависит от нагрузки внимания при воздействии. Психон. Бык. 12 , 314–320 (2005).

    Артикул Google ученый

  • Картер, К. С. и др. Разбор исполнительных процессов: стратегические и оценочные функции передней поясной коры. Проц. Натл. акад. науч. США 97 , 1944–1948 (2000).

    КАС Статья Google ученый

  • Барретт, Л.Ф., Тугаде, М.М. и Энгл, Р. В. Индивидуальные различия в объеме рабочей памяти и теории двойного процесса разума. Психология. Бык. 130 , 553–573 (2004).

    Артикул Google ученый

  • Де Фокерт, Дж.В., Рис, Г., Фрит, К.Д. & Лави, Н. Роль рабочей памяти в зрительном избирательном внимании. Наука 291 , 1803–1806 (2001).

    КАС Статья Google ученый

  • Чен З.и Чан, К.С. Помехи дистрактора остаются постоянными, несмотря на изменение нагрузки на рабочую память. Психон. Бык. 14 , 306–312 (2007).

    Артикул Google ученый

  • Ким С.Ю., Ким М.С. и Чун, М.М. Параллельная нагрузка на рабочую память может уменьшить отвлечение внимания. Проц. Натл. акад. науч. США 102 , 16524–16529 (2005 г.).

    КАС Статья Google ученый

  • Д’Эспозито, М.и другие. Нейронная основа центральной исполнительной системы оперативной памяти. Природа 378 , 279–281 (1995).

    КАС Статья Google ученый

  • Коэн, Дж. Д. и др. Временная динамика активации мозга во время задания на рабочую память. Природа 386 , 604–608 (1997).

    КАС Статья Google ученый

  • Кейн М.J. & Engle, RW Объем рабочей памяти, упреждающее вмешательство и разделенное внимание: ограничения на поиск в долговременной памяти. Дж. Экспл. Психол. Учить. Мем. Познан. 26 , 336–358 (2000).

    КАС Статья Google ученый

  • Деракшан, Н. и Айзенк, М. В. Объем рабочей памяти у людей с высокой тревожностью и репрессоров. Познан. Эмот. 12 , 697–713 (1998).

    Артикул Google ученый

  • Элиа, Дж., Амброзини П. и Берреттини В. Характеристики СДВГ. I. Характер сопутствующих заболеваний у детей и подростков. Ребенок-подросток. Психиатрия Мент. Здоровье. 2 , 15 (2008).

    Артикул Google ученый

  • Хиотт, Д.В. & Labbate, L. Тревожные расстройства, связанные с черепно-мозговыми травмами. NeuroRehabilitation 17 , 345–355 (2002).

  • Leave a Reply

    Ваш адрес email не будет опубликован.