Во время операции кесарево сечение врач закричал: «Я час лежала с мертвым младенцем в ногах». Истории женщин о том, как непросто бывает в Молдове родить ребенка

Содержание

«Выползла еле живая»: почему россиянки боятся родильных домов

Слезы, невыносимая боль и унижение – многие россиянки вспоминают свои роды именно так. В роддомах женщин отказываются размещать в палатах, предлагая расположиться на стуле в коридоре, затягивают роды, заставляют отказаться от кесарева сечения, унижают, а также доводят до нервных срывов и депрессий. О том, как роды в России могут превратиться в настоящий ад, — в материале «Газеты.Ru».

«Предложили стульчик в коридоре»

В конце июля 2019 года 28-летняя жительница Уфы Ева Радченко попала в затруднительную ситуацию в местном роддоме – там для беременной девушки попросту не нашлось места. Свою историю она рассказала на странице в фейсбуке, подчеркнув, что до сих пор не может прийти в себя после «всех кругов ада государственной клиники».

«В приемном покое меня искренне пытались убедить воспользоваться услугами платных частных клиник. С ними не сложилось, но из-за нюансов срочности. В общем, я не попала на сохранение, потому что по направлению не было мест, меня просто попросили написать отказ, предложив вместо палаты «стульчик в коридоре», — рассказала девушка.

По словам Радченко, она уехала домой, однако ночью им с мужем пришлось вернуться в родильное отделение, так как девушке стало хуже. Тем не менее даже повторное появление в стенах роддома не помогло – на роженицу никто не обращал внимания:

«Меня узнали и не принимали около часа, хотя не было никого. После меня приезжали подписывать бумажки, оформлять документы, в приемном покое пили чай — приняли всех, кроме меня».

Помочь смогло только своевременное вмешательство мужа Радченко, который позвонил напрямую в приемную главврача — уже через пару минут девушку начали оформлять.

«Знаете, какой самый распространенный вопрос? «Жень, у тебя, че, знакомых нет что ли там?» Есть! Но это ведь неправильно! Или я не права?», — возмущается девушка. — Так обидно. Обидно и стыдно… наблюдать за всем этим со стороны».

«Она заставила меня рожать самостоятельно»

Случается и так, что необоснованной грубостью и агрессией врачи прикрывают свою некомпетентность.

«Вечером у меня начались схватки, и мы с мужем сразу поехали в больницу. И там-то начался настоящий ад. Несмотря на то что я до родов обследовалась в этой клинике, знала врача, который должен был принимать роды, все сразу пошло наперекосяк», — рассказала «Газете.Ru» 22-летняя Виктория Акопян, рожавшая в одной из клиник Ростова-на-Дону летом прошлого года.

По словам девушки, на протяжении нескольких часов ее таскали по разным палатам, переводили из одного корпуса в другой. «Водили по каким-то катакомбам, хотя я уже мало что соображала. Более того, моего врача не оказалось на месте, поэтому роды принимала другая женщина.

Ей оказалось абсолютно наплевать, что мы ранее договаривались на кесарево сечение — она заставила меня рожать самостоятельно, так как не хотела брать на себя ответственность за операцию.

Я мучилась больше четырех часов, однако открытия матки так и не произошло, как изначально и предполагалось. На это врач лишь развела руками — значит, все-таки операция», — вспоминает Виктория.

Вместо того, чтобы чувствовать вину за свой непрофессионализм, врач решила прикрыть его неоправданной грубостью, создав для девушки еще более некомфортные условия. По словам Акопян, она оскорбляла ее, а также отказывалась отвечать на вопросы: «Никто не обязан с вами тут возиться, заявила мне врач».

«Выйдя из роддома, я еще долго боролась с последствиями нервного срыва. Слишком сильно я переживала — ведь это мои первые роды. И так тяжело все проходило», — заключила ростовчанка.

«Я 12 часов им доказывала, что рожаю»

В январе 2018 года тяжелые роды пережила и 35-летняя Диана Зоркина из Казани. После наступления 41 недели, когда роды уже должны были вот-вот начаться, девушка самостоятельно приехала в роддом.

«Приехав и просидев в очереди, в духоте и на деревянной лавке полдня я так и не попала на прием. Мест нет. С дикой болью в спине, голодная и злая поехала домой», — вспоминала она в сообществе «Остановим насилие в родах» в фейсбуке.

Устроиться в роддом получилось только через сутки. Еще через несколько дней на осмотре девушке заявили, что к родам дело не идет: «До палаты шла еле-еле, плача от дикой боли. Через два часа начались схватки.

Я думала, что будет кесарево, ибо высокая степень износа плаценты, двойное обвитие, зеленые воды… но нет. Пустили в роды».

По словам девушки, ждать врачей ей пришлось полсуток: «Я 12 часов им доказывала, что рожаю! Потом вкололи какое-то обезболивающее, однако боль не ушла — на каждую схватку я приходила в себя, потом отключалась. Боль выкручивала внутренности».

В итоге у ребенка застряла голова. Никто из врачей не мог объяснить Диане последовательность действий — тогда спасительницей выступила акушерка: «Она приложила мою руку к головке дочки, и сказала: она умрет! И через пять минут я смогла. Итого сутки. Еще час шили». 

Как вспоминает Диана, в послеродовом отделении рассчитывать на хорошее отношение ей также не приходилось: кормили ужасно, за состоянием здоровья никто не следил, а врачи отказывались отвечать на вопросы и помогать с ребенком.

«За 12 дней в роддоме я не плакала всего пару дней»

27-летней Оксане Тучковой из Москвы врачи даже не дали доносить ребенка — в марте 2017 года из-за ошибки гинеколога, неправильно высчитавшей день родов, девушку отправили рожать на неделю раньше.

«Очередь, дежурный врач не стал смотреть, сказал, что перенашиваю, значит надо госпитализировать. День первый — консилиум, дико болезненный осмотр, родовые пути не готовы, «шейка дубовая», у меня молочница. При всем при этом врачи шушукаются так, будто меня нет. После консилиума у меня все болело, даже лежать не могла», — рассказала девушка свою историю в сообществе «Остановим насилие в родах» в фейсбуке.

Со следующего дня врачи стали давить на роженицу — говорили, что если она не будет пить таблетки, то родит мертвого ребенка. В ответ Оксана со слезами твердила, что здорова и хочет родить сама. «Еще через день заведующая попыталась руками открыть шейку матки – боль дикая, я уползала, говорила, что мне больно, а она мне в ответ — рожать больнее.

Еле живая выползла из смотровой, все болело, кровило, отошла пробка, я снова плакала. Снова уговаривали пить таблетки – я согласилась, потому что сил сопротивляться давлению и этим жутким осмотрам уже просто не было».

В результате роды начались у девушки только через два дня. После того, как заведующая убедилась, что Оксана действительно рожает, ее отправили в смотровую, где без предупреждения прокололи пузырь. Еще через два часа роженицу наконец перевели в родильное отделение.

«Схватки стали реже, и мне поставили окситоцин. Катетер из вены вышел, окситоцин капал под кожу, соответственно эффект был нулевой, только рука распухла. Спустя некоторое время схватки стали сильнее, я кричала об этом акушерке, однако она только грубо обрывала – мол, придумала. Я уже ору без перерыва, схватки наслаиваются на потуги, все это идет непрекращающимся потоком».

По воспоминаниям Оксаны, дальше ей приказным тоном сказали встать и бежать в родзал – босиком, под капельницей. Когда девушка наконец расположилась в кресле, ей приказали тужиться: «У меня не получалось, поэтому мне пригрозили щипцами. Заведующая сказала вдохнуть глубоко и тужиться, однако, как только я начала вдох, она уже всем весом навалилась мне на живот. Тут я поняла, что меня уже разрезали и отключилась от дикой боли».

Когда девушка открыла глаза в следующий раз, на живот ей давили два врача: «Когда они легли мне на живот, ребенок весь синий выскочил как пробка целиком, акушерка еле поймала».

После этого роженице провели операцию под общим наркозом, чтобы отделить послед. Пришла в себя девушка только через два часа.

«Меня бил озноб, я не могла сфокусироваться, все в глазах троилось. У меня затекла спина, я хотела согнуть ноги, но тело меня не слушалось. Я попросила телефон, мне его дали, я позвонила мужу, он безумно волновался, и, услышав меня, заплакал. Мне каждый день твердили, что рожу мертвого ребенка. За 12 дней в роддоме я не плакала всего пару дней. Врачи нагнали страху, что я себе стала казаться неадекватной мамашей. Хочу еще детей, но боюсь», — завершила свой рассказ роженица.

Не дают рожать по выходным

Между тем президент «Лиги защиты пациентов» Александр Саверский отмечает, что роды в стране по дням недели распределяются так, что в выходные россиянки рожают на 40% меньше, чем в будни. При этом врачи зачастую намеренно затягивают роды, заставляя женщин мучаться.

«Принимая во внимание то, что беременность и роды — это естественный процесс, то становится понятно, что речь идет об управлении родами. Вот и стоит задуматься, в чьих это делается интересах — женщины или врача, которому хочется в выходные отдыхать», — заявил Саверский «Газете.Ru».

По словам эксперта, «агрессивным» акушерство в стране называла даже вице-президент Российской ассоциации акушеров-гинекологов Галина Савельева. Агрессия, по ее словам, выражается как в общении с роженицами, так и в тактике ведения родов.

Связано это может быть с целым рядом факторов — в частности, с низкой зарплатой медиков, считает Саверский. «Средний заработок врачебного персонала можно описать одной фразой: «Государство не уважало их, они перестали уважать государство и всех, кто в нем живет», — пояснил он.

Однако если проблему с зарплатами предстоит решать все-таки государству, врачам и пациентам стоит прежде всего научиться доброжелательности. «Если вы хотите получить лояльных пациентов, стоит быть лояльными к ним. Лояльность включает в себя, в первую очередь, доброжелательность. И это не просто улыбки — согласитесь, когда врач имеет дело с болью и проблемами, вряд ли в этот момент стоит улыбаться, это может еще больше напугать пациента», — заключил эксперт.

О том, как в российских роддомах губят младенцев, также читайте здесь. История о том, как младенец впал в кому после рождения в престижной московской клинике, по этой ссылке.

Врачи в Челябинской области порезали ребенка во время родов

В Челябинской области девочка родилась с порезанной щекой. И это дело рук не сверхъестественных сил, а вполне обычных, медицинских. Во время кесарева сечения женщина закричала, и теперь врачи обвиняют в порезе ее, ведь надо было «меньше дергаться». Акушеры заверили «360», что такое бывает, и шрама у ребенка не останется. Но ситуация все равно страшная.

Операция «на живую»

О происшествии в роддоме Кыштыма рассказала новоиспеченная бабушка. По словам женщины, ее невестка, 19-летняя Дарья Кадочникова, должна была рожать естественным путем. Но в последний момент младенец изменил положение, и врачи решили делать кесарево сечение.

Сначала роженице поставили эпидуральную анестезию, но, когда врачи сделали надрез, девушка закричала, что ее оперируют «на живую». Тогда Дарье сделали инъекцию в вену, и она уснула. Девушка пришла в себя, когда разрез зашивали, и сразу спросила про ребенка. Ей ответили, что с девочкой все хорошо, назвали рост и вес — но ничего не сказали про порез.

«Внучка родилась в 21:50 и нам ее показали с разрезом на щечке. Врачи сказали снохе «Меньше надо было дергаться!». Порез обработали зеленкой и все», — рассказала женщина.

Источник фото: телеканал «360»

Сейчас мама и девочка до сих пор находятся в больнице. После родов, рассказала Дарья «360», у нее поднялась высокая температура, которая до сих пор не спадает.

Я мучаюсь с температурой с 27 января, потому что никто не знает, что со мной. Сегодня только начали выяснять. До этого никто ничего не делал, пока свекровь не позвонила в больницу — кололи просто парацетамол. Сейчас мерила температуру — опять 38,2. Не знаю, что со мной — может инфекцию какую-нибудь занесли, может просто простуда. Надеюсь на последнее

Дарья Кадочникова.

По словам Пшеницыной, несмотря на болезнь и антибиотики, врачи приносили ее невестке ребенка на вскармливание.

Последствия пореза

Теперь родственники молодой мамы боятся, что для исправления последствий родов понадобится платная пластическая операция. Но врачи рассказали «360», что такое бывает, и шрама, скорее всего, не останется.

«Такое иногда происходит. Это связано с тем, что плод иногда очень близко прилегает к стенке матки. Во время проведения разреза можно задеть тело ребенка. Естественно, это не нормально, потому что есть травма. Но такое бывает и проконтролировать это невозможно. В этом нет никакой вины врача», — сказала гинеколог-хирург клиники Блохина Мария Егорова.

По словам Егоровой, на фотографиях девочки видно, что порез неглубокий, так что он, скорее всего, затянется и без шрама.

Дарья отметила, что один из хирургов, с которым она разговаривала после родов, утверждает обратное. Он уверен, что ребенка не могли задеть разрезая матку — девочку порезали уже после рождения.

Врачи, которые делали кесарево сечение, убеждают Дарью, что на лице ее дочери не останется никаких следов.

Ко мне в очередной раз приходил хирург, убеждал, что у дочери не останется шрама. Порез маленький, все затянется, у малышей кожа быстро меняется. Я поверила его словам, но если шрам останется, я не знаю, что буду делать. Ребенку с первых секунд жизни вот так…

Дарья Кадочникова.

Девушка не смогла сдержать рыданий. Она призналась, что у нее уже не осталось «никаких сил и эмоций кроме слез».

Извинения

Главный врач Кыштымской центральной городской больницы Игорь Усков подтвердил, что царапина на щеке младенца поверхностная и не должна привести ни к каким последствиям. Он также сообщил, что изначально анестезия не подействовала, и врачи решили сделать общий наркоз, чтобы сохранить жизнь матери и ребенку. В то же время то, что роженица приняла за боль, могло быть обычным прикосновением.

«Эпидуральная анестезия, как и любая другая не общая, отключает только болевую чувствительность, то есть тактильная чувствительность остается. То есть прикосновения пациент может чувствовать. Пациентка могла в виду того, что все было экстренно, могла принять прикосновение за разрез и плюс ко всему пациентка была в состоянии стресса. Она должна была самостоятельно рожать, а тут кесарево. На этом фоне она могла воспринять это как разрез», — добавила Мария Егорова.

Но только сама роженица уверена, что боль была.

Мне поставили анестезию, спросили, ноги чувствуешь, я говорю — чувствую. Они не слушают и начинают меня резать. Я им ору, что все чувствую, и дергаюсь от боли. Они мне — дура, не дергайся, сейчас ребенка уже будем доставать! Я говорю: ставьте общий наркоз, с этим я не выдержу

Дарья Кадочникова.

После происшествия врачи объяснили девушке, что ребенок лежал головой близко к линии разреза, поэтому его и поранили, и принесли ей извинения, передает 31tv.ru. В челябинском Минздраве рассказали, что девушка не имеет претензий к медицинскому персоналу.

«Наш сын умер через сутки после рождения. Но мы нашли силы жить дальше и родить еще двоих детей» | Громадское телевидение

Виктория Слобода, Олеся Бида

Ирина — мама троих детей. Младшему Максиму — год, Наде — пять. Старшему Андрею было бы шесть. Но он умер на следующий день после рождения.

Утрата

«Мы его видели, когда он родился, и когда его уже вывозили из реанимации. Затем Сергей ходил на опознание и видел его мертвым. Я его мертвым не видела — гроб мы не открывали».

Ирине — двадцать пять, она недавно вышла замуж. С мужем Сергеем познакомилась на работе. Через три месяца после свадьбы Ирина забеременела. Осложнений не было. Лишь на седьмой неделе ей пришлось принимать уколы из-за угрозы прерывания беременности.

Пара купила для будущего ребенка коляску, одеяло, одежду, кроватку. В квартире закончили ремонт.

Рожать Ирина и Сергей решили в современном областном перинатальном центре в Житомире. В Буче в Киевской области, где они живут, роддома нет. А в Житомире успешно родили детей две пары их друзей.

«Никто не рассказывал о проблемах — да, заплатили 4000 гривен ($144) в кассу, да, палата была супер. Все истории были положительными», — говорит Ирина.

Заблаговременно о родах с конкретным врачом Ирина и Сергей не договаривались. На 41-й неделе беременности, когда начались схватки, они поехали в Житомир, где Ирину положили в отделение патологии. Но роды никто не принимал. В три ночи она больше не могла терпеть и позвала Сергея, который ночевал в гостинице неподалеку.

Ирину отправили в предродовой зал. Поскольку схватки были не сильными, ей ввели гормональный препарат, окситоцин, для стимуляции сокращения матки.  «Если ад существует, то это схватки на искусственном окситоцине», — вспоминает Ирина.

Схватки продолжались и утром, а когда ребенок начал выходить, она поняла — что-то идет не так. Кесарево сечение делать не предлагают. Ребенка выдавливают восемь врачей.

В конце-концов, малыш рождается. Его кладут Ирине на живот. Он делает вдох, но не плачет. Малыша реанимируют. Делают искусственную вентиляцию легких.

Родителям не сообщают, что их сын в критическом состоянии. Ирине ставят диагноз — клинически узкий таз.

В 5 вечера следующего дня в легких малыша происходит кровотечение.

«Мы заходим в реанимацию, а оттуда вывозят пустой аппарат, к которому был подключен Андрей. Идем к врачу. Медсестра, пившая чай в кабинете, подскакивает и выходит. Смотрим на врача. Она говорит: “Ну вы же поняли все, да?”».

Позже врач, принимавшая роды, зайдя в палату Ирины, спросила, не отбила ли она случайно у кого-то своего мужа:

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ: Запрет на аборты, насилие и принудительное замужество: как улучшить права женщин в мире

«Она считала, что это моя карма. Эта врач так старательно искала себе оправдание, что позволила себе прийти к женщине, которая только что пережила смерть младенца, чтобы задать ей такой вопрос».

В справке, с которой Ирину выписывают из роддома, фамилию врача указывают неразборчиво, «там просто какая-то загогулина», говорит Ирина.

Андрея хоронят в Буче. Свидетельство о смерти оформляет та же сотрудница ЗАГСа, что женила Ирину и Сергея.

Виктория Слобода / Громадское

Надежда

«Я два месяца лежала на кровати и не могла даже встать. У меня был низкий гемоглобин, кружилась голова, все болело. Было трудно. И психологически — тоже».

Ирина и Сергей решают обратиться к психологу, который сам пережил потерю ребенка. Пара постепенно учится правильно воспринимать смерть сына и понимать друг друга.

Ирина находит в интернете закрытое сообщество мам, где те делятся своими подобными историями. Наталкивается и на максимально похожую. В том же Житомирском перинатальном центре врачи стимулировали роды еще одной женщине. Ее ребенок выжил, но получил ДЦП.

Спустя три месяца после смерти Андрея, Ирина решается написать о своем случае. Показывает историю близким подругам.

Сергей заблаговременно готовит коллектив, чтобы Ирина могла вернуться к работе. Правда, порой происходят недоразумения с клиентами. В компании, где работает пара, занимаются изготовлением и установкой детских площадок.

«Был случай, когда позвонила клиентка, чтобы заказать качели для детей. Я ей объяснила, что именно такой у нас нет. На что она отвечала: “У меня детям по три года. У вас вообще есть дети?”. Я не могла ответить, что есть. Но и сказать, что нет, было трудно».

Через восемь месяцев Ирина снова забеременела. Надеждой. На этот раз она встала на учет в женской консультации в Киеве и предварительно согласилась на кесарево сечение по совету врача. Роды прошли без неожиданностей.

«Для нас это была большая надежда на то, что мы можем стать родителями. И действительно так произошло — у нас родился нормальный, спокойный ребенок».

Виктория Слобода / Громадское

Виктория Слобода / Громадское

Возвращение

«Если Надя смотрит какие-то фотографии и спрашивает, она ли это в животе, я говорю, что нет, это еще Андрюша был. Она знает. Иногда, когда у нее сентиментальное настроение, и ей хочется поплакать, говорит: “Как жаль, что Андрюша погиб”. Или может спросить: “А Андрюша там на небесах нас видит?”. Я говорю, что видит. И мы ходим вместе в храм, ставим свечи за него, ездим на кладбище».

Когда Ирина сидела в декрете с Надеждой, то  интересовалась темой перинатальных потерь, анализировала много историй. После смерти Андрея она перестала полностью доверять врачам и старается избегать визитов в больницу.

«Я поняла, что смерть Андрея — это не случайность, и причина не в моем “узком тазе”, такого диагноза вообще не существует. Любой таз подстраивается под роды. А мне врачи изначально прокололи пузырь, вкололи окситоцин, выжимали плод, вакуум срывался, меня не поддержали, не создали условия для нормальных естественных родов».

Диагноза «клинически узкий таз» нет в международном классификаторе болезней, говорит гинеколог Валентина Квашенко. Но его могут ставить во время родов, если появляется отклонения от их нормального протекания родов.

Главный врач Житомирского перинатального центра Юрий Вайсберг отмечает, что деталей родов разглашать он не имеет права. Впрочем, согласно заключению врачебно-экспертной комиссии, рассматривавшей случай Ирины, вины врачей заведения в смерти Андрея нет. Также он заверил, что в центре — показатели детской смертности одни из самых низких в Украине.

Когда через три года после рождения Нади Ирина забеременела еще раз, то решила не делать даже УЗИ — только самые важные — на 10-м и 38-й неделе, перед родами. И предупредила врача, что хочет рожать естественным путем, без вмешательств.

На роды Ирина все равно поехала с мыслью о том, что нужно будет отстаивать свои права, требовать. Но когда рассказала врачу план родов, она согласилась.

Большую часть схваток Ирина находилась дома. Когда стало невозможно терпеть, в 5 вечера пара выехала в больницу. В этих родах Ирине помогла доула (человек, физически, морально и информационно поддерживающий женщину перед, во время и после родов). Присутствовал и Сергей.

«Доула на родах как будто читала мои мысли. Когда у меня были схватки, она просто положила мне холодную мокрую тряпку на лоб. Это было так приятно, просто идеально».

Чуть меньше, чем за два часа, у Ирины и Сергея снова родился мальчик.

«Пять дней мы думали над именем. Я даже думала назвать его Андреем, хорошее имя. Но Надя выбрала — Максим».

Виктория Слобода / Громадское

#ятожемама

«Если у тебя умер родитель, ты не перестаешь быть дочерью. А здесь у тебя умер ребенок, а мамой тебя не считают — это несправедливо», — говорит Ирина.

Уже находясь в декретном отпуске с Максимом, Ирина узнала об общественной организации «Природні Права Україна». Одним из направлений ее деятельности является и мониторинг уровня удовлетворенности женщин системой медицинской помощи во время родов. Как оказалось, проблема Ирины — не исключение.

Активистки организации предложили мамам, которые рожали после 2009 года, принять участие в анкетировании. Анкеты заполнили более 3500 украинок. Четверть из них указали, что недовольны опытом родов. 18% женщин отметили неуважение со стороны врачей, почти столько же указали на непрофессионализм врачей и акушерок. 28% женщин сказали, что им давили на живот во время родов.

Они отмечали вмешательство, о котором врачи их не предупреждали и не запрашивали согласия — рассекали околоплодный пузырь, промежность; заставляли женщину рожать в удобной для них, а не для нее, позе, запрещали рожать в сопровождении родных.

В Facebook Ирина также познакомилась с другой мамой, которая потеряла ребенка во время беременности. Вместе они организовали бесплатные встречи для женщин, консультации с психологом в Киеве. Со временем появились запросы на такие мероприятия и в других городах Украины.

«Некоторым женщинам не хватает денег на психологов и психотерапевтов. Некоторым — понимания от родных и близких. Мамы и свекрови могут не воспринимать такие истории и советовать забыть, как будто ничего не было. А женщинам нужно говорить об этом ребенке», — говорит Ирина.

Женщины могут приходить на встречи с мужьями, но не с детьми. Их появление на таких встречах может причинить боль другим мамам, которые потеряли ребенка и еще не родили следующего.

«Когда я прихожу, стараюсь показать — можно жить дальше. После смерти моего сына прошло шесть лет. А к нам часто приходят матери, недавно потерявшие ребенка».

У женщин, переживающих острую стадию горя, бывает много неочевидных раздражителей. Например, раньше встречи для них проводили на выходных в школе, но из-за детских рисунков на стенах от этого помещения пришлось отказаться.

Раздражителем является и праздник, с которым женщин обычно поздравляют — День матери. Прошлой весной запустили флешмоб с хэштегом #ятожемама — нечто вроде #янебоюсьсказать или #metoo. Они едва ли не впервые публично описывали свои истории в Facebook.

«Раньше свою историю я рассказывала только в закрытых сообществах, а когда увидела, как мамы создают специальные профили для своих детей, то тоже начала рассказывать ее и в социальных сетях. Да, об этом не нужно кричать на каждом шагу, но и не надо скрывать. Такие мамы — тоже мамы. Они родили. Да, их ребенок не с ними и не у них на руках, но он в их сердце».

Ирина и Светлана хотят, чтобы женщины знали свои права: если они потеряли ребенка, то могут забрать тело и похоронить. В больницах же тело могут ликвидировать как биоматериал.

«Мама может быть в шоковом состоянии. Но нужно собраться с силами и похоронить своего ребенка. Эта история должна быть завершена, как бы больно женщине не было».

Виктория Слобода / Громадское

Этот материал также доступен на украинском языке. 

Подписывайтесь на наш телеграм-канал.

В Самаре провели сложнейшую операцию по спасению роженицы

Знаменитый акушер, академик РАН Марк Курцер провел в Самарской области уникальную операцию, способствовавшую спасению сразу двух жизней, одна из которых могла даже не начаться.

Сложный случай — так назвали историю этой пациентки. Особенность операции заключалась в том, что у женщины уже было 2 кесарева сечения. После второго последовало грозное осложнение – флегмона передней брюшной стенки. Серьёзный воспалительный процесс стал причиной гниения внутренних органов. Организм долго восстанавливался, женщина перенесла несколько операций. И вот наступила третья беременность, но во время родов жизни пациентки угрожала опасность.

«Проблема была в том, что те изменения, которые были 5 лет назад после предыдущей беременности, к сожалению, оставались с пациенткой всё это время. И для того, чтобы выполнить эту операцию, для того, чтобы произвести кесарево сечение, нам нужно, прежде всего, подойти к матке и нужно сделать, обеспечить себе доступ для извлечения ребёнка. Марк Аркадьевич иссёк всю рубцовую ткань, и мы будем надеяться, что повторное заживление передней брюшной стенки будет у нас в данный момент проходить хорошо», — пояснил съёмочной группе самарских «Вестей» Главный врач клинического госпиталя ИДК ГК «Мать и дитя» Андрей Подтетенев,

Операция продолжалась около часа. Всё это время рядом с Марком Курцером работала бригада опытных специалистов — акушеры-гинекологи, анестезиологи, хирурги, урологи. Чтобы в случае необходимости оказать экстренную помощь.

«Любая повторная операция, чем больше хирургических вмешательств предшествовало, тем больше сложностей. У неё же двое детей, два кесарева сечения были — очень большие осложнения, но всё закончилось хорошо, мы произвели операцию с иссечением старых рубцов, реконструктивную операцию, всё в порядке», — рассказал после операции Марк Курцер.

По словам врачей, малыш появился на свет здоровым. И, как положено младенцам, закричал. Счастливый и теперь уже многодетный отец присутствовал на родах и наблюдал за тем как врачи, буквально, спасали его супругу. Мужчина не смог сдержать слёзы. Теперь он папа трёх сыновей. Как рассказал академик Курцер, после операции роженица чувствует себя хорошо. Врачи не только спасли жизнь этой женщины, но и сохранили для неё возможность обрести счастье материнства вновь. Мальчика собираются назвать Владимиром.

Ещё об одной интересной операции мы рассказывали ранее. В Самаре детские хирурги провели уникальную операцию по извлечению девятисантиметрового осколка стекла из тела ребёнка. Увидеть кадры операции можно здесь. 

«Маленькие кардинальные перемены». Депздрав Москвы уволил руководство роддома № 27

В отставку были отправлены главврач Марина Сармосян и все заведующие отделениями. Что стало причиной жестких мер?

Фото: mos.ru

Руководство московского роддома № 27 уволено в полном составе после жалоб пациентов, сообщает РИА Новости. Сейчас роддом относится к больнице имени Спасокукоцкого. Департамент здравоохранения Москвы отправил в отставку главврача Марину Сармосян и всех заведующих отделениями. Что стало причиной таких жестких мер?

Москвичка Мария Касаткина рожала в 27-м роддоме четвертого ребенка. Планировала в другом, но, когда отошли воды, скорая привезла сюда. Мария говорит, что беременность протекала идеально и ей в голову не приходило, что что-то пойдет не так.

Метод Кристеллера, или выдавливание плода из утробы, в России запрещен — слишком травмоопасный. Был ли он применен на самом деле, сейчас проверить невозможно. Но итог родов печален — четыре с половиной месяца ребенок был на аппарате ИВЛ. Сейчас малышу десять месяцев, он только лежит, а кормят его через зонд. В любом случае Мария не единственная, кто после здоровой беременности получил ребенка-инвалида.

Были передозировки анестетика, заражение младенца стрептококком, сепсис и другие случаи. На сайте самого роддома достаточно жалоб на хамство и равнодушие, и везде ответ: разберемся. Но разбираться пришлось департаменту здравоохранения, который решил вопрос «оперативным» путем: удалил главврача и заведующих. В самом роддоме несколько растеряны.

— Вся информация будет по врачам у нас только в понедельник.

— А почему так?

— У нас тут маленькие кардинальные перемены произошли… У нас сегодня смена руководства произошла. Всех врачей я буду знать в понедельник.

— Руководство сменилось, но врачи-то остались?

— Нет, всех сократили. Сотрудники все работают в полном режиме, персонал.

— А откуда они у вас появятся, новые врачи?

— Из 32-го роддома уже появились, уже все сидят на своих местах.

Справедливости ради нужно сказать, что, помимо жалоб, есть и хвалебные отзывы, а в рейтинге московских роддомов у 27-го оценка 4,8 из 5. В роддоме год назад сделали ремонт, а в ноябре он получил международный статус ВОЗ и ЮНИСЕФ «Больница, доброжелательная к ребенку», о чем, кстати, с удовольствием рапортовал московский депздрав.

Многие женщины считают, что высокая травматичность при родах связана с тем, что роддом стремится снизить статистику по кесареву сечению — в 27-м она ниже, чем в среднем по Москве. Для некоторых это показатель высокого профессионализма персонала. И жалобы были на то, что роженицам отказывали в операции. Президент Российского общества акушеров-гинекологов профессор Владимир Серов говорит, что в России запрещено делать кесарево по желанию женщины, врачи всегда ориентируются на медицинские показания.

Владимир Серов президент Российского общества акушеров-гинекологов, профессор

Впрочем, в 27-м роддоме хромала и статистика. По данным источника Business FM, бывшего сотрудника 27-го роддома, за этот год там было четыре случая смерти ребенка во время родов и четыре случая, когда новорожденный стал тяжелым инвалидом.

Это не просто много — это ЧП. Марина Сармосян возглавила роддом в прошлом году и привела своих людей на руководящие должности. Старая профессиональная гвардия стала уходить. И как сказал наш источник, во врачебном сообществе в шоке от результатов работы роддома.

Сейчас на сайте учреждения в качестве главврача указан Алексей Погонин, замглавы столичного депздрава. Пока ведомство управляет роддомом в ручном режиме.

Добавить BFM.ru в ваши источники новостей?

В Венгрии родился ребенок у женщины с мертвым мозгом :: Общество :: РБК

В Венгрии ребенок, которому было всего 15 недель, когда у его матери диагностировали смерть мозга, появился на свет при помощи кесарева сечения. Роды принимали специалисты медицинского центра в городе Дебрецен на востоке страны. 500-граммовый младенец родился на 27-й неделе беременности, пишет Daily Mail.

Фото: Global Look Press

Издание отмечает, что близкие новорожденного попросили журналистов уважать их право на личную жизнь и не стали раскрывать пол ребенка. Однако по данным ряда зарубежных СМИ, это мальчик.

Его мать доставили в клинику три месяца назад после инсульта. Врачи установили, что мозг 31-летней женщины умер, однако плод не пострадал, поэтому было принято решение не отключать ее от системы жизнеобеспечения и дать ребенку появиться на свет.

Специалисты пытались сохранить малыша в утробе матери максимально долго, но к 27-й неделе это стало небезопасно. Из-за малого веса новорожденного подключили к аппарату искусственной вентиляции легких, однако сомнений в том, что он выживет, у специалистов нет.

«Когда ребенок родился, это был фантастический для всех момент, он сразу закричал», – рассказал один из принимавших участие в операции хирургов. Случившееся венгерские врачи назвали чудом: по их словам, подобных случаев в мировой медицинской практике было всего три.

Все эти недели в больницу приходил отец мальчика, который разговаривал с неродившимся сыном. Через несколько недель после появления на свет ребенка забрали на воспитание родственники. Органы матери – сердце, печень, почки и поджелудочная железа – были пожертвованы четырем пациентам клиники Дебрецена, ожидающим трансплантации.

«Сейчас слезы только от счастья»: врачи РТ приняли роды и вылечили младенца с четырьмя патологиями

Перинатальный центр РКБ принял женщину после отказа четырех роддомов

37-летняя Екатерина Хабибуллина живет с семьей в соседнем с Татарстаном регионе. С супругом они воспитывают 16-летнюю дочь и летом ждали прибавления в семье — еще одну девочку. Беременность протекала прекрасно, не было даже токсикоза. Это продолжалось до 30-й недели, тогда у Екатерины начало развиваться многоводие.

«На 32-й неделе на УЗИ обнаружилось, что у меня пороки развития у ребенка, предварительно атрезия двенадцатиперстной кишки и под вопросом тонкого кишечника», — рассказала героиня истории.

Салават Камалетдинов

В четырех роддомах ей отказали, тогда она приняла решение ехать из родного региона в Казань. Екатерина слышала про доктора Детской республиканской клинической больницы, который занимается новорожденными с патологиями.

«И 1 июля мы на свой страх и риск приехали сюда. Это был выходной день», — отметила молодая женщина.

У заведующей отделением патологии беременности перинатального центра Республиканской клинической больницы Аделины Ватаниной в этот день было дежурство.

«Мы обнаружили пациентку, сидящую возле входа в перинатальный центр в вечернее время суток. И на вопрос: „Что вы здесь делаете?“ я услышала, что пациентка приехала из дальнего региона с криком отчаяния, поскольку ей не могли помочь в условиях того региона», — рассказала врач.

Несмотря на то что женщина не из Татарстана, ее положили в РКБ.

Салават Камалетдинов

«Врач сказала: не переживайте, мы вас никуда не отпустим. Я говорила, что согласна родить даже на лавочке», — сказала Екатерина.

В РКБ молодую женщину тщательно обследовали и подтвердили у плода атрезию двенадцатиперстной кишки и недоразвитый желудок. Заведующая отделением патологии беременности рассказала, что патология развития плода была довольно серьезной и требовала междисциплинарной помощи совместно с Детской республиканской клинической больницей.

В беседе с журналистами Аделина Ватанина отметила, что такая патология требовала немедленного перевода ребенка после рождения в ДРКБ для хирургической помощи, поэтому нужно было подобрать определенный день, чтобы в обеих больницах был весь нужный медперсонал, чтобы спасти малышку.

Но уже 6 июля у Екатерины Хабибуллиной начались экстренные роды, ей сделали кесарево сечение. По ее словам, ребенок после рождения не закричал.

«Пациентка зашла в роды раньше положенного срока, поэтому нам пришлось более активно собираться, но в целом операция прошла успешно, ребеночка сразу забрали, он находился в нашем отделении реанимации и интенсивной терапии новорожденных, было проведено полное обследование», — рассказала заведующая отделением патологии беременности перинатального центра РКБ. Итоги обследования были неутешительные.

Салават Камалетдинов

Сразу после малышку отправили в ДРКБ.

Наутро к перенесшей роды маме пришел детский врач-реаниматолог и рассказал ей, что у новорожденной не один, а два порока развития — атрезия не только двенадцатиперстной кишки, но и пищевода.

В ДРКБ провели уникальную операцию 

В Детской республиканской клинической больнице оперируют такие заболевания довольно давно. По словам врачей, техника проведения отработана и дети ее переносят неплохо.

«В данном конкретном случае сложность была в том, что ребенок преждевременно родился — на 34-й неделе гестационного возраста, с массой тела 1 кг 800 г» — рассказал заведующий отделением анестезиологии и реанимации новорожденных № 3 ДРКБ Марат Сатрутдинов.

Доктор объяснил, что та патология, которую обнаружили уже после рождения малышки, была более опасна и угрожала ее жизни. Проще говоря, пищевод девочки заканчивался слепым концом, не соединяясь с желудком, а маленький свищ в слепом конце соединял пищевод с дыхательной системой ребенка.

Салават Камалетдинов

Получается так, что вся жидкость, которая попадала в рот и пищевод, оказывалась в легких.

«Ребенок поступил к нам, и буквально в течение часа-двух у него начал сильно расширяться желудок, стал наполняться воздухом, так как из-за атрезии двенадцатиперстной кишки не было соединения с кишечником. И вот это совмещение патологий — атрезии пищевода и кишечной непроходимости — привело к тому, что ребенку потребовалась экстренная операция», — отметил Сатрутдинов.

Хирургическое вмешательство начали через два часа после того, как малышка попала в клинику.

Операцию проводила большая команда медиков, оперировал заведующий хирургическим отделением для детей раннего возраста, детский хирург Андрей Подшивалин. К слову, именно в его руки изначально мечтала отдать своего ребенка Екатерина. А наркоз ребенку делал заведующий отделением анестезиологии и реанимации для новорожденных Марат Сатрутдинов.

«Поскольку была удвоенная патология, она сопровождалась выраженной дыхательной недостаточностью и угрозой баротравмы желудка, то есть желудок мог просто разорваться», — рассказал Андрей Подшивалин о рисках задержки хирургического вмешательства.

Первым делом хирург с командой прооперировали атрезию пищевода, перевязали свищ и соединили его с желудком. По словам обоих докторов, маленькая пациентка переносила сложнейшую операцию очень хорошо, несмотря на то что была недоношенная.

Салават Камалетдинов

Врачи решили продолжить операцию и соединить кишечник с желудком, хирургическое вмешательство также прошло успешно. Но во время этой операции медики обнаружили еще один неприятный сюрприз.

Мама девочки в это время находилась в Перинатальном центре РКБ после родов.

Во время хирургического вмешательства у ребенка обнаружили опухоль желудка

Во время второй части операционного вмешательства у малышки обнаружили опухоль желудка. Причем до этого ее не смогли увидеть ни на этапе вынашивания беременности, ни после рождения. Но, к радости родителей и врачей, опухоль оказалась доброкачественной, и ее удалили. 

«Уникальность в том, что в данном пациенте собралось очень много тяжелых патологий, без операции каждая из них не давала шанса на выживание», — отметил детский хирург Андрей Подшивалин.

По его словам, патология двенадцатиперстной кишки достаточно частое явление, в год проходит порядка пятнадцати таких пациентов, а новорожденных с атрезией пищевода в ДРКБ бывает порядка двадцати за год.

После операции на теле малышки не осталось даже шрамов, потому что операцию проводили малоинвазивно, через мельчайший прокол, минимально повреждая внешние ткани и внутренние органы.

«То, что нам удалось сделать, — и атрезию пищевода при стабильном состоянии продолжить, и выполнить лапароскопически операцию по реконструкции атрезии двенадцатиперстной кишки, то есть восстановить и двенадцатиперстную кишку, — это достаточно большой прорыв для нашей клиники, для нашей хирургической службы новорожденных, для службы реанимации новорожденных», — отметил Подшивалин.

Он подчеркнул, что каждая секунда данной операции, которая длилась около пяти часов, была очень важна для пациента и для бригады медиков.

Маленьких пациентов с четырьмя патологиями одновременно, а доктор уточнил, что у малышки диагностировали еще и порок сердца, на памяти хирурга еще не было.

Восстановление малышки и слезы счастья мамы

Екатерину Хабибуллину выписали из перинатального центра на пятые сутки. Ей сообщили, что операция прошла успешно, ее дочь сейчас на ИВЛ и пока увидеться с ней невозможно.

Салават Камалетдинов

«Пришлось съехать на квартиру, которая находилась очень близко с больницей. Каждый день доктора были со мной на связи, мы созванивались, я узнавала про состояние ребенка», — рассказала мама.

В течение недели после операции ребенка уже сняли с аппарата искусственной вентиляции легких, малышка начала дышать сама.

«Ранний послеоперационный период протекал очень неплохо, поэтому через семь дней мы ребенка экстубировали, сняли с аппарата, начали его кормить и смогли перевести его из отделения реанимации в обычное отделение», — рассказал заведующий отделением анестезиологии и реанимации для новорожденных № 3 ДРКБ Марат Сатрутдинов.

Тогда Екатерине позвонили и сообщили радостную новость, что она наконец-таки сможет увидеться со своей дочкой, которая благодаря медикам РКБ и ДРКБ жива и здорова.

Салават Камалетдинов

Малышка быстро шла на поправку: вместо обещанных полутора месяцев реабилитации ей понадобилось меньше месяца.

«Сами доктора и весь медицинский персонал были в шоке от того, как быстро мы пошли на поправку, но, видимо, это говорит о том, что у мамы был правильный настрой», — отметила Екатерина.

Малышку назвали Мирой, она продолжает консультироваться в казанской клинике у кардиохирурга из-за проблемы с сердцем, но все зажило. Сейчас Мира весит 3 кг 400 г.

«Просто вспоминаю, через какой ад я прошла», — говорит сквозь слезы Екатерина. Прижимая к себе ребенка, молодая женщина сообщила, что сейчас остались только слезы радости.

Салават Камалетдинов

Она благодарна всему медицинскому персоналу, который помог ей сохранить дочь и вылечить ее. Андрей Подшивалин рассказал журналистам, что после таких сложнейших операций дети полностью восстанавливаются и нет ни малейших негативных последствий в будущей жизни.

«Такое отношение было человеческое, просто каждый день мне звонили, каждый день писали о состоянии ребенка, и до сих пор еще доктора на связи, интересуются, как мы там, хотя у нас реанимация уже позади. Я не ожидала, что нас здесь так примут», — рассказала Екатерина Хабибуллина, вытирая слезы.

Заведующая отделением патологии беременности перинатального центра РКБ Аделина Ватанина, которая первая приняла сложную пациентку из другого региона, сказала, что главное, что сейчас Мира — здоровая, красивая девочка, которая лежит у мамы на груди.

Салават Камалетдинов

«Не каждая семья готова бороться с такой патологией, и часто это заканчивается прерыванием беременности, но здесь пациентка — молодец, она настояла на пролонгировании, и мы ей помогли, и всё получилось», — сказала Аделина Ватанина.

Беременная женщина перенесла экстренное кесарево сечение без анестезии, согласно иску

Врач из Калифорнии разрезал будущую маму без анестезии для экстренного кесарева сечения, когда женщина плакала и кричала от боли, согласно иску, поданному в округе Сан-Диего.

Согласно жалобе, женщина сказала врачам, что она все чувствовала, пока, наконец, не потеряла сознание от боли.

В прошлом месяце 25-летняя женщина и ее жених подали в суд на медицинский центр Tri-City в Оушенсайд, Калифорния, заявив, что процедура была связана с врачебной халатностью и эмоциональным расстройством.

«Безопасность и качество пациентов являются первоочередными задачами для Tri-City Medical Center и всех наших партнеров», — говорится в заявлении представителя медицинского центра.

В последующем заявлении, опубликованном в пятницу, Tri-City Medical назвала претензии пары «возмутительными» и сказала, что, несмотря на утверждения, сделанные в иске, будущей матери сделали анестезию.

«Перед операцией пациенту была проведена анестезия», — говорится в заявлении больницы. «Мы рады, что ребенок« здоров »и« счастлив ».

В пятницу в интервью BuzzFeed News пара сказала, что незадолго до операции доктор натер что-то на коже Дельфины Мота, что, как они думают, было местным анестетиком местного действия. Несмотря на это, Мота сказала, что чувствовала

«Я начал кричать и помню, как потерял сознание», — сказал Мота BuzzFeed News. «Мне пришлось удерживать меня, потому что все мое тело чувствовало эту боль».

По словам Судебные документы, Мота и ее жених Пол Ихеанакор вошли в больницу утром ноября.15. На тот момент Мота была беременна на сроке более 41 недели, и они ожидали, что роды будут вызваны.

Однако к 5:21 утра следующего дня врачи больше не могли уловить сердцебиение ребенка, и ее врач, Сандра Лопес, вызвала экстренное кесарево сечение, согласно судебным документам.

«Приходили медсестры и доктор, и я просто помню, как они оторвали у меня все провода», — сказала она. Мота был доставлен в операционную, несколько раз вызывали анестезиолога, но, согласно жалобе, он не отвечал на звонок.

«Я слышал, как они говорили, что неоднократно вызывали анестезиолога, но не получали ответа», — сказал Ихеанакор BuzzFeed News. «Я слышал, как они звонили ему по внутренней связи».

Моте накануне вечером была сделана эпидуральная анестезия, но, согласно жалобе, «это не повлияло на место операции кесарева сечения, которое располагалось на ее брюшной полости».

Она сказала, что сказала медсестрам, что чувствует, что эпидуральная анестезия заканчивается. Оказавшись в операционной, она сказала, что также почувствовала, как доктор «натирает меня чем-то».«

» Я слышал, как [доктор] сказал: «Мы должны это сделать, мы должны это сделать», — сказал Мота. — В комнате царил хаос ».

Чиновники Tri-City Medical Center сделали не сразу ответил на вопросы BuzzFeed News, применялась ли Мота какая-либо анестезия в дополнение к эпидуральной анестезии, упомянутой в иске.

В иске не упоминается, применялась ли местная анестезия перед операцией.

Согласно жалобе, поданной в суд, анестезиолог Дэвид Сейф продолжал вызывать, когда Лопес сказала: «Пристегните ее.»

Руки и ноги Моты были привязаны к столу прямо перед тем, как врач начал делать разрез.

В «Оперативном отчете» Лопес, который цитируется в жалобе, доктор описал, как она сделала разрез без анестезии и разделила мышцы живота Моты, чтобы добраться до ее матки, прежде чем в комнату вошел анестезиолог Сеиф.

«[Мота] плакала и кричала во все горло, что она могла чувствовать все, что происходило, а также умоляла о помощи и о том, чтобы обвиняемые прекратили резать ее», пока она не потеряла сознание, согласно жалобе .

Ее жених, который стоял у двери в операционную, по всей видимости, пытался войти, но был остановлен.

«Я просто продолжал говорить медсестре, сдерживающей меня, говоря:« Я знаю, что ты не резал ее без анестезии », — сказал Ихеанакор.

Но отец сказал, что понимает, почему было принято решение оперировать.

«Она приняла правильное решение, с которым я полностью согласен», — сказал Ихеанакор. «Либо вытащить ребенка как можно скорее, либо она могла умереть.«

Однако он спросил, почему больница не была лучше подготовлена.

« Находясь в больнице, никто не должен проходить такую ​​операцию », — сказал он.

Их дочери Кали сейчас 7 лет.

«Она счастливый ребенок», — сказал Мота.

В иске, поданном против больницы, пара потребовала компенсацию в размере 5,75 миллиона долларов.

Что происходит во время кесарева сечения?

Согласие

Врач или акушерка объяснят, что произойдет, и попросят вас подписать форму согласия.Это описывает, что происходит до, во время и после кесарева сечения. Это также объясняет риски кесарева сечения и анестетика.

Если у вас запланировано кесарево сечение, вы подпишете форму согласия на приеме перед операцией. Попросите своего врача объяснить все, что вы не понимаете, прежде чем подписывать форму.

Если вам предстоит экстренное кесарево сечение и вашему ребенку нужно быстро родить, вы можете подписать форму согласия или дать устное согласие. Если есть время, ваша акушерка или врач ответят на любые вопросы, которые возникнут у вас или вашего биологического партнера по поводу операции, прежде чем вы дадите согласие.

Анестетик во время кесарева сечения

Когда вы находитесь в операционной, вам, скорее всего, сделают спинальную или эпидуральную анестезию. Это инъекция в позвоночник, вызывающая онемение нижней части тела.

Вы будете либо лежать на боку, либо сидеть, наклонившись вперед, выгибая спину, пока анестезиолог вводит вам очень тонкую иглу в позвоночник.

«Когда мне делали спинномозговую анестезию, мне приходилось сохранять неподвижность. Меня хорошо поддерживала медицинская бригада, но меня это немного подавляло, и я немного заплакал, когда до меня дошло, что я собираюсь впервые встретиться со своим ребенком! »
Лаура

Большинству женщин назначают спинномозговую анестезию, потому что она начинает действовать быстро.Если вам предстоит экстренное кесарево сечение, анестезиолог обычно добавляет к существующей эпидуральной анестезии более сильный анестетик.

Вам может быть введено обезболивающее под названием диаморфин в позвоночник одновременно со спинальной или эпидуральной анестезией. Это уменьшает количество необходимого обезболивания после операции.

Вы будете бодрствовать на протяжении всей операции. Вы не почувствуете боли, но можете почувствовать давление или тянущие ощущения. Сообщите анестезиологу, если почувствуете боль.

«Я не почувствовал боли во время кесарева сечения (я даже не знал, что они начались!), Но я почувствовал давление, давящее на верхнюю часть моей шишки, когда они вытаскивали ребенка. Это было неудобно, но очень быстро ».
Лаура

Если у вас нет спинальной или эпидуральной анестезии, или если вашего ребенка нужно родить очень быстро, вам может потребоваться общий наркоз. Это означает, что вы будете спать во время операции. Ваш биологический партнер обычно не может пойти в операционную, но он должен быть с вами в палате восстановления.

Операция кесарева сечения

Если у вас запланировано кесарево сечение, акушерка попросит вас надеть больничный халат и пройти в операционную.

Ваш биологический партнер обычно может оставаться с вами во время планового или экстренного кесарева сечения. Акушерка или операционный ассистент выдаст им топ, брюки и шляпу, которые они смогут носить в кинотеатре из соображений гигиены.

В операционной

В операционной будет много людей, в том числе 2 акушера (которые будут делать операцию), анестезиолог, акушерка и другой вспомогательный персонал.

Вы лягте спиной на операционный стол. Стол наклонен, так что вы опираетесь на левый бок. Это снижает риск падения артериального давления во время операции.

У вас будет:

  • жидкости через иглу в руке (капельницу), чтобы предотвратить обезвоживание и снизить риск снижения артериального давления во время операции
  • лекарство от болезней, избавляющее от недомогания или недомогания
  • небольшую трубку (катетер) в мочевой пузырь для слива мочи — она ​​будет оставаться на месте не менее 12 часов, пока вы не почувствуете, что можете ходить в туалет.

Верхняя часть лобковых волос может быть сбрита или острижена. Не делайте этого самостоятельно дома, если это вызовет инфекцию. Узнайте больше о том, как подготовиться к кесареву сечению.

«Так как я болтала с анестезиологом и моим мужем, сама операция казалась быстрой, и все, что я чувствовал, — это толчки и дергания, пока хирурги работали за тряпкой».
Энни. Узнайте больше об опыте Энни кесарево сечение.

Операция

Врач сделает разрез чуть ниже линии бикини в матке.Затем они вытащат вашего ребенка. Между вашей головой и нижней частью тела будет экран, чтобы вы не могли видеть операцию, но вы можете попросить его опустить, чтобы вы могли видеть, как рождается ваш ребенок. Вы можете попросить своего биологического партнера или одного из сотрудников театра сфотографировать этот момент.

Если вы не хотите, чтобы экран был включен во время операции, заранее поговорите со своим врачом, чтобы узнать, возможно ли это.

Затем врач удаляет плаценту и закрывает рану с помощью швов, скоб или хирургического клея.
Если вашему ребенку не нужна помощь, чтобы дышать, врач должен подождать не менее 1 минуты, прежде чем пережать пуповину, чтобы увеличить количество крови, которое ваш ребенок получает из плаценты. Это называется отложенным или оптимальным пережатием пуповины. Не все больницы делают это регулярно, поэтому вы можете включить это в свой план родов.

Акушерка осмотрит вашего ребенка и высушит его, чтобы помочь ему согреться, прежде чем положить его вам на грудь. Этот ранний контакт кожа к коже помогает вам сблизиться с ребенком и может помочь вам начать грудное вскармливание.
Если вы не можете держать ребенка в операционной, обычно после операции у вас может быть контакт кожа к коже. Ваш биологический партнер также может контактировать кожа к коже с вашим ребенком. Вся операция занимает около часа.

«Я попросил хирурга отсрочить пережатие пуповины. Это было очень мирно, пока шнур не был перерезан и он не начал кричать! Я попросила, чтобы его положили мне на грудь, но на самом деле я обнаружила, что это довольно удушающе, потому что я лежала плашмя и не было много места, поэтому мой муж держал его рядом со мной.”
Лаура

Прочтите, что происходит после кесарева сечения.

Будущей маме сделали кесарево сечение без анестезии, согласно иску

Отчет из Сан-Диего —

Когда в прошлом году женщине потребовалось экстренное кесарево сечение в больнице Оушенсайд, анестезиолога быстро найти не удалось, поэтому операция было сделано без анестезии, по словам женщины, ее жениха и их иска.

Пол Ихеанакор сказал, что находился в коридоре возле операционной, куда сотрудники больницы забрали его невесту Дельфину Мота, когда он понял, что что-то не так.

«Я слышал крики, ужасающие крики», — сказал в четверг 35-летний Ихеанакор. «Именно тогда я понял, что ее резали без анестезии».

Подробная информация о том, что, по словам супругов Оушенсайд, произошло во время родов 16 ноября, включена в иск, поданный в прошлом месяце, с указанием названий Tri-City Medical Center, хирурга и анестезиолога.

В ответ на это Tri-City Medical Center опубликовал заявление, в котором говорится: «Безопасность и качество пациентов являются первоочередными задачами для Tri-City Medical Center и всех наших партнеров.Tri-City Healthcare District не может комментировать продолжающийся судебный процесс ».

Акушер, доктор Сандра Лопес, и анестезиолог, доктор Дэвид Сейф, не ответили на запросы о комментариях.

Согласно иску, Мота была беременна на сроке более 41 недели, когда она и Ихеанакор направились в Медицинский центр Три-Сити 15 ноября. У нее были диагностированы роды.

Долгие ночные роды стали неотложными примерно в 5:20 утра 16 ноября, когда нельзя было определить частоту сердечных сокращений плода.Согласно иску, Лопес «должным образом вызвал экстренное кесарево сечение».

Спустя мгновение 26-летний Мота был в операционной.

Сейф, говорится в иске, не ответил на несколько страниц.

Мота был привязан к столу, и, согласно иску, экстренная операция была проведена без анестезии.

Она «плакала и кричала изо всех сил, что она могла чувствовать все, что происходит, а также умоляла о помощи», — говорится в иске.

Согласно костюму, Сейф ворвался в комнату во время операции.

В четверг Ихеанакор в коридоре рассказывал о своих моментах.

«Я знал, что они собираются сделать экстренное кесарево сечение», — сказал он. «Они не могли сказать мне ничего, что могло бы подготовить меня к крикам, которые я слышал, и к тому чувству, которое у меня возникло, когда они начали операцию».

Мота сказала, что помнит, как в операционной доктор сказал: «Вызовите его, продолжайте набирать его».

Потом «внезапно я почувствовал рези в животе… чувство жжения.

Мота сказала, что потеряла сознание от боли.

«Я понимаю, почему они это сделали», — сказал Мота. «Но это же больница…. Должны были быть приняты меры ».

Дочке супругов Кали сейчас более 7 месяцев. Ее отец говорит, что у нее все хорошо. «Ребенок идеален, — сказал Ихеанакор.

Адвокат пары Норман Финкельштейн назвал случившееся ужасным.

«Я занимаюсь этим около 35 лет», — сказал он. «Я ошеломлен этим.Я никогда не видел ничего подобного.»

В иске говорится о врачебной халатности, потере консорциума, причинении эмоционального стресса по неосторожности, а также о нападении и побоях.

В иске не указывается конкретная денежная сумма. Но в иске, который пара Оушенсайд подала в Tri-City до подачи иска, требовалось 5,75 миллиона долларов.

[email protected]

Фигероа пишет для San Diego Union-Tribune.

Личная история C-Section

Было бы ложью — или, по крайней мере, неполной правдой — отрицать, что какая-то часть меня жаждала естественных родов как порога искупления.Я никогда полностью не относился к своему телу как к союзнику. Я морил себя голодом, чтобы избавиться от этого, и провел годы, напиваясь до отключения света и различных других опасностей. Беременность уже казалась более искупительной главой в этих сложных отношениях между телом и духом: я заботилась о еще одном крошечном теле внутри моего собственного! Все, что ела мое тело, кормило ее. Вся кровь, протекающая через мое сердце, текла через ее. Рождение ее было бы не только кульминацией ее девятимесячной инкубации, но и опровержением всех способов, которыми я злоупотреблял или наказывал свое тело на протяжении многих лет, всех способов, которыми я относился к нему как к обузе, а не как к сотруднику.Мой разум сопротивлялся этой логике, но я мог чувствовать — на висцеральном, клеточном, гормональном уровне — его гравитационное притяжение.

«Бесшумный нож: профилактика кесарева сечения и вагинальные роды после кесарева сечения», влиятельный манифест против кесарева сечения, опубликованный писателями Нэнси Вайнер Коэн и Лоис Эстнер в 1983 году, настаивает на том, что то, что он называет «чистыми родами», «не является криком или требованием. для совершенства », хотя определение в конечном итоге звучит немного… требовательно:« Рождение без медицинского вмешательства.Он самоопределен, уверен в себе и самодостаточен ». Неустановленное напряжение всей книги — это также неустановленное напряжение, заключенное в более широкой негативной реакции на кесарево сечение: между распознаванием травмы от кесарева сечения и усилением или созданием этой травмы, представляя кесарево сечение как скомпрометированное или меньшее рождение. Раздел под названием «Голоса жертв» цитирует женщин, травмированных кесаревым сечением: «Мне казалось, что меня изнасиловали», — говорит одна женщина. «Я ничего не мог поделать, кроме как ждать, пока все закончится.Отец говорит: «C-sec — это одно из худших увечий, которое может быть нанесено женщине, а также отрицание основного права женщины на роды».

Вдохновленные знаменитым заявлением Ины Мэй Гаскин о том, что «вы можете исправить тело, работая над разумом», Коэн и Эстнер утверждают, что наши матки загромождены «нерешенными стрессами или страхами», которые препятствуют процессу рождения, но что они могут быть отмел в сторону самосознания, чтобы «расчистить путь для нормальных родов».Подразумевается, что, наоборот, эмоциональный багаж можно «обвинить» в кесаревом сечении. Прочитав книгу через 38 лет после ее написания, я сразу же отверг это мнение. Но другая часть меня — та часть, которая на протяжении всей моей жизни была приучена чувствовать ответственность перед невозможными идеалами материнства — не была застрахована от этого магического мышления. По секрету, я потакал своим любимым теориям о возможных психологических причинах моего кесарева сечения: моем расстройстве пищевого поведения, моем аборте, моей материнской амбивалентности.Неужели я так плохо обращался со своим телом, что оно отказывалось рожать естественным путем в качестве акта возмездия? Была ли я больше привязана к идее стать матерью, чем была готова к тому, чтобы стать матерью на самом деле? Было ли то, что мои схватки прекратились, когда у ребенка снизилась частота сердечных сокращений, признаком этого подсознательного нежелания?

Если «Безмолвный нож» был написан для того, чтобы вернуть женщинам свободу воли, дав отпор тираническому патернализму кесарева сечения, тогда в его мнимом восстановлении свободы воли заложена другая тирания, тирания, которая существует сегодня: сценарий самосовершенствования. одержимость, которая может стать еще одной смирительной рубашкой, еще одной итерацией клаустрофобных материнских идеалов.Выражение сострадания к женщине, которая чувствует себя неполноценной матерью из-за того, что она не родила «естественным путем», легко может привести к тому, что она должна так себя чувствовать. Многие идеи, которые «Безмолвный нож» высказал много лет назад, все еще глубоко влияют на рождение ребенка сегодня, даже если люди с меньшей вероятностью признаются им: представление о том, что роды с помощью кесарева сечения менее «реальны», что они могут подразумевают некоторую нехватку силы воли или упадок духа.

Материнство инстинктивно, но оно также передается по наследству: набор циркулирующих идеалов, с которыми мы сталкиваемся и усваиваем.Тот факт, что мы постоянно формируемся внешними моделями внутреннего импульса, делает женщин чрезвычайно уязвимыми для рассказов о «правильном» или «настоящем» материнстве и тем более подверженными чувству их поругания или исключения. Право женщины заявлять о своих предпочтениях в процессе родов становится все более приоритетным, и это справедливо, но эти предпочтения легко фетишизировать как окончательное доказательство расширения прав и возможностей женщин, когда они, конечно, также формируются силами общества. Это своего рода частичное видение — рассматривать желание женщины к естественным родам как признак незагрязненной женской свободы воли, когда это желание сформировано всеми голосами, превозносящими естественные роды как завершение женской идентичности.

По мере того, как моя дочь росла от новорожденного к ребенку до малыша, я мечтала сделать татуировку на шраме на животе. На Pinterest есть целые доски с татуировками с шрамами и хэштегами Instagram, посвященными им (#csectionscarsarebeautiful): крылья ангела, бриллианты, драпирующий жемчуг, пылающие пушки. Ганеш, устранитель препятствий. Голубая роза, разворачивающаяся курсивом: «Несовершенство — прекрасно». Более жирный готический шрифт: «MAN’S RUIN». Сцена из «Звездных войн», в которой два бойца-пренебрежителя приближаются к «Звезде смерти».Застежка-молния частично расстегнута, чтобы показать глаз, прячущийся внутри. Ножницы готовы разрезать по пунктирной линии рядом с самим шрамом. trompe l’oeil скрепки, протыкающей кожу, как если бы она скрепляла брюшную полость по линии его разрыва. Мне больше всего нравятся те, в которых шрам намеренно включен в сам дизайн. Низкий поперечный срез становится острием пера или ветки, усыпанной цветами сакуры. Эти татуировки не пытаются скрыть шрам от глаз, а вместо этого заставляют его работать как часть более широкого видения.Я начал представлять себе на своей коже цепочку певчих птиц на проволоке.

Фантазия об этой татуировке была частью более глубокого размышления над вопросом о том, хочу ли я описать рождение — себе или другим — как чудесное, травмирующее или просто банальное, обычную необходимость. Примерно в то время, когда я начал задумываться о татуировке, я прочитал мемуары писательницы из Орегона по имени Роанна Розвуд под названием «Вырезать, сшить и починить: когда одна женщина вернула себе тело и родила на своих условиях после кесарева сечения».Моя внутренняя Зонтаг («Болезнь — это не метафора!») Ощетинилась одобрением матери на передней откидной створке: «Я винила свою акушерку в том, что у меня не получается прогрессировать, но втайне знала, что это я; моя неуверенность привела к моей неудаче ». Хотя меня возмущало то, что я истолковал как почитание в книге вагинальных родов как единственно «настоящего», я мог признать — если я был честен с самим собой — что мое сопротивление также выросло из страха, что я упустил чрезвычайно мощный опыт . Когда я прочитал заявление Роузвуда о том, что «чистые и пассивные роды похожи на родовые, наделенные полномочиями, так же, как ежегодный экзамен — на занятия любовью», я почувствовал себя глубоко глупо — как будто я понял рождение дочери как самый сильный опыт в моей жизни. (что я и сделал) было чем-то похоже на то, что мазок Папаниколау принял за оргазм.

Почему большинству бразильских женщин делают кесарево сечение

RECIFE, Бразилия — Когда Ивана Борхес узнала, что беременна, она сказала своему акушеру, что хочет естественных родов. Ее мать родила пятерых детей без хирургического вмешательства и лечения, и Борхес хотел последовать ее примеру.

Но когда она вернулась в больницу после того, как у нее отошли воды, тот же врач начал убеждать ее, что вместо этого она должна родить путем кесарева сечения.

«Он сказал мне, что у меня недостаточно широкое расширение», — сказал мне Борхес.«Я сказал:« Я могу подождать! »Затем он начал шутить, что я не могу справиться с болью».

Он приставал к ней, пока она работала шесть часов, и постепенно Борхес, которому в то время было 24 года, начал чувствовать себя бессильным и подавленным. Она прогнулась. Начато кесарево сечение, но на этом крики врача не закончились.

«Он говорил:« Я была на дне рождения, и я хочу, чтобы это было сделано быстро, потому что я хочу вернуться и допить виски », — сказала она.

Борхес сказала, что этот опыт был настолько травмирующим, что она обратилась за помощью к психиатру из-за депрессии после родов.

«Когда вы это делали, вы не жаловались, но теперь, когда вы здесь, вы плачете».

Врачи и активисты говорят, что опыт Борхес довольно распространен среди женщин, рожающих в частных больницах страны, где 82 процент всех детей рождается с помощью кесарева сечения. В Бразилии действует бесплатная государственная система здравоохранения, но многие из ее более состоятельных жителей — около четверти населения — используют схему частного страхования, которая функционирует так же, как и медицинская система США.

Более высокая цена частной системы дает больше удобств и меньшее время ожидания, а также все атрибуты платного медицинского обслуживания.Кесарево сечение можно легко запланировать и быстро выполнить, поэтому врачи планируют и выставляют счет до восьми процедур в день, а не дожидаются завершения одного или двух естественных родов.

«Это денежная машина, — сказал Борхес.

Экономика частного страхования, безусловно, играет определенную роль, но культура также играет важную роль в развитии эпидемии кесарева сечения.

«Рождение ребенка — это что-то примитивное, уродливое, неприятное, неудобное», — сказала Симоне Диниз, доцент кафедры здоровья матери и ребенка Университета Сан-Паулу.«Это займет много времени, и идея в том, что мы должны сделать это быстро. Невежливо врачи оставлять дела врачам на следующую смену. Есть ощущение, что вам нужно либо ускорить процесс, либо сделать кесарево сечение ».

Даже в государственных больницах частота кесарева сечения составляет примерно половину всех родов. Поскольку так много пациентов заранее забронированы для процедуры кесарева сечения, женщины, которые хотят естественных родов, оказываются в нулевом часе пребывания, чтобы найти бесплатные кровати. Один врач из Сан-Паулу сказал мне, что некоторые врачи просят взятки в обмен на то, чтобы позволить матерям рожать естественным путем.И в качестве крайнего примера, приведенного ранее в этом месяце, женщина по имени Аделир Кармен Лемос де Гоес была вынуждена полицией рожать через кесарево сечение в южном бразильском штате Риу-Гранди-ду-Сул.

Плакат протестов против кесарева сечения в Бразилии (Рафаэль Рикой)

Как сказано в редакционной статье 2005 г. в бразильском журнале акушерства и гинекологии : «Нет никаких сомнений в том, что даже если он содержит ненужный или даже больший риск для матери или новорожденного, кесарево сечение имеет гораздо меньший риск для акушера.

Конечно, многие женщины просят эту процедуру по собственному желанию, видя удобство и бесплодие всего этого как маркер освобождения, а не угнетения. Рио и Сан-Паулу усеяны высококлассными курортными клиниками с кесаревым сечением, где женщинам делают послеоперационный маникюр и обслуживание номеров.

Но исследование бразильских женщин 2001 года, опубликованное в British Medical Journal , пришло к выводу, что рост числа кесарева сечения в стране был вызван в первую очередь нежелательными процедурами, а не личными предпочтениями.И некоторые женщины решают лечь под нож только после того, как услышат о жестоком обращении с матерями, которые выбирают альтернативу.

«Здесь, когда женщина собирается рожать, даже естественным путем, первое, что делают многие больницы, — это привязывают ее к кровати, вставляя капельницу в руку, чтобы она не могла ходить, не могла принять в ванне, не может обнять мужа. Очень распространено использование лекарств для ускорения схваток, как и эпизиотомии », — сказала AP Мария ду Карму Леал, исследователь Национальной школы общественного здравоохранения при Фонде Освальдо Круза.«Вы получаете сильную боль и ужас при родах. Это делает кесарево сечение мечтой для многих женщин».

В отношении многих врачей к деторождению бразильская культура мачо переплетается с традиционными сексуальными нравами.

«Есть мнение, что роды должны быть унизительными», — сказал Диниз. «Когда женщины рожают, некоторые врачи говорят:« Когда вы делали это, вы не жаловались, но теперь, когда вы здесь, вы плачете »».

Эта дерзость проявляется при других видах вмешательства во время родов. .Хотя бразильский закон требует, чтобы всем женщинам разрешалось иметь доул или компаньонов для родов, на самом деле таких помощниц сопровождают лишь немногие мамы. В последние годы некоторые бразильские города пытались полностью запретить роженицам находиться в больницах.

Диниз сказал, что многие врачи излишне злоупотребляют давлением на дно матки — давят на живот беременной женщины, чтобы ускорить процесс, и что они вводят окситоцин гормона родов чаще, чем необходимо. Подавляющее большинство женщин, рожающих естественным путем, также имеют эпизиотомию или хирургические разрезы во влагалище, которые предназначены для облегчения родов.

«У нас в Бразилии действительно серьезная проблема, заключающаяся в том, что врачи чрезмерно цитируют доказательства [дистресс плода]», — сказала Паула Виана, глава некоммерческой организации по правам женщин в Ресифи. «Они думают, что могут вмешиваться, как хотят».

Мариана Баия держит плакат на акции протеста против акушерского насилия
в Ресифи. (Ольга Хазан)

Конечно, в кесаревом сечении нет ничего плохого. Они могут спасти жизнь для женщин с тяжелыми родами или тяжелыми родами.И большинство активистов, обеспокоенных ростом числа случаев кесарева сечения, считают, что женщины должны иметь возможность выбрать эту процедуру, если они действительно этого хотят.

Но это по-прежнему серьезная операция на брюшной полости, которая несет с собой шанс осложнений, инфекций и неонатальных проблем, не говоря уже о плацентарных проблемах, которые могут повлиять на будущие роды. Исследование Всемирной организации здравоохранения 2010 года показало, что женщины, которым сделали кесарево сечение, которое не является необходимым с медицинской точки зрения, подвергаются большему риску смерти, переливания крови и гистерэктомии. До недавнего времени ВОЗ рекомендовала ограничить кесарево сечение до 15 процентов всех родов.

«Бразилия выдвинула на первый план эту проблему, но это кричит секрет.«

Но этот показатель во многих других странах, включая Бразилию, намного выше. В Китае почти половина всех младенцев рождается таким образом, и некоторые женщины считают, что это простой способ выбрать« счастливый »день рождения. В США после десятилетий роста этот показатель достиг 30 процентов. Эксперты говорят, что среди американских врачей страх судебного разбирательства — это то, что побуждает их тянуться к скальпелю.

Повышение «действительно основано на защите учреждения и нас самих», — акушер-гинеколог Питер Дулгер. сказал WNPR.«И вы не можете их винить. Подать в суд — это ужасно для врача, ужасно для медсестры и ужасно для учреждения ».

Хесуса Рикой-Олариага, испанский педагог по вопросам родовспоможения, помогла организовать в пятницу серию митингов во многих странах, в ходе которых призвали к лучшему обращению с роженицами во всем мире. Протестующие использовали хэштег в социальных сетях # SomosTodasAdelir — мы все Аделир.

«Бразилия выделила эту проблему, но она раскрывает секрет», — сказал мне по телефону Рикой-Олариага.«В других странах проблема такая же, но по-другому. Есть страны, где рождаемость индустриализирована и где преобладают мужчины, а женщины очень мало вкладываются ».

Со своей стороны Бразилия работает над изменением курса и поощрением естественных родов. Федеральное правительство тратит 4 миллиарда долларов на программу, получившую название «Сеть аистов», которая предусматривает ознакомление матерей и врачей с преимуществами старомодных родов.

Но женщины на небольшом митинге #SomosTodasAdelir в Ресифи в пятницу заявили, что он также потребует серьезных культурных изменений.Мариана Баия рассказала мне, что, когда несколько месяцев назад у нее случился выкидыш, ее акушер отреагировал на нее резко, потому что она подозревала, что Баия пыталась абортировать ее плод, что здесь незаконно.

Баия сказала, что хочет, чтобы женщины пользовались большей автономией в родильном отделении и чтобы врачи наказывали за издевательства.

«Между пациентами и врачами нет границ, — сказал Баия. «Врачи всегда выше нас».


Ольга Хазан выступила из Бразилии в качестве научного сотрудника Международного проекта отчетности.

Почему у чернокожих женщин в США больше кесарева сечения, чем у белых?

Несмотря на эти риски — и несмотря на то, что Центры по контролю и профилактике заболеваний (CDC), агентство по охране здоровья США, называют «сложной национальной проблемой» материнской смертности среди чернокожих, — доказательства очевидны. Темнокожие матери чаще подвергаются кесареву сечению, чем белые матери, даже в ситуациях с низким уровнем риска. В результате мы с большей вероятностью будем дольше страдать после рождения, бороться за полное выздоровление или умереть.

Чтобы попытаться понять почему, я копался в академической литературе, разговаривал с такими женщинами, как Кэндис и Ти, и брал интервью у защитников, ведущих борьбу за равенство чернокожих матерей.

Короткий ответ прост: расизм. Но нам нужно понимать и длинный ответ.

История контроля и прибыли

Некоторые из наиболее эффективных методов медицины появились в результате многократных экспериментов без обезболивания, включая кесарево сечение, на порабощенных женщинах на Юге Америки.

Дейдра Купер Оуэнс, профессор истории медицины, пишет: «Насколько белых мужчин хвалят за то, что они служат« отцами »американской гинекологии, темнокожих женщин, особенно тех, которые были порабощены, можно с уверенностью назвать« матерями ». «[…] Из-за медицинских ролей, которые они играли в качестве пациентов, медсестер плантаций и акушерок».

Несмотря на эту историю, тела чернокожих женщин часто рассматриваются как проблемные, когда дело доходит до родов. Структуры таза различаются в зависимости от этнической принадлежности и даже географии.Но вместо того, чтобы учить студентов рожать детей с самыми разными формами тела в сегодняшних многоэтнических обществах, медицинские книги обычно рассматривают таз средней белой женщины как золотой стандарт вагинальных родов. Вместо того, чтобы научиться поддерживать нас при естественных родах, легче вскрыть нас.

Когда экономика США зависела от рабства и, следовательно, для процветания чернокожего воспроизводства, чернокожие женщины изображались сильными, вполне способными выталкивать нескольких младенцев, а затем поднимать тюки с хлопком, неся этих младенцев на плечах.Многие даже получили вознаграждение от своих рабовладельцев за рождение ребенка, то есть предоставление им большего количества человеческой собственности.

Сегодня ситуация обратная: обращение с чернокожими женщинами как с менее способными рожать детей без медицинского вмешательства подходит американским больницам, ориентированным на прибыль.

«Речь идет о запятых, о деньгах, о прибыли», — сказала Дженни Джозеф, акушерка, получившая образование в Великобритании, и основательница организации Commonsense Childbirth, которая обучает акушерок и доул в США оказывать практическую помощь, эмоциональную поддержку и помощь. матери полностью участвуют в детородном цикле.

Дженни Джозеф основала компанию Commonsense Childbirth для обучения акушерок и доул в США | Дженни Джозеф

Система здравоохранения США в основном управляется сетью частных корпораций; это система, разработанная таким образом, чтобы ставить во главу угла прибыль заинтересованных сторон, частных компаний и больниц, а не здоровье пациентов. Защитники материнского равенства чернокожих, такие как Джозеф, подчеркивают значение «медико-промышленного комплекса»: «Это целая система, — сказала она мне.

Такая установка порождает множество извращенных стимулов, что приводит к значительному риску чрезмерного лечения.И в этом контексте следует понимать силы, подталкивающие чернокожих женщин к кесареву сечению — для больниц кесарево сечение — прибыльный бизнес.

Больницы США взимают в среднем 22 646 долларов за кесарево сечение по сравнению с 12 915 долларами за «нормальную» неосложненную беременность. Хотя мы не знаем, сколько каждая из них обходится больницам, прежде чем они увеличат прибыль, мы можем получить представление от Национальной службы здравоохранения Великобритании, которая публикует, сколько она ожидает без прибыли за различные медицинские процедуры: 5400 долларов США. за кесарево сечение — 4500 долларов за стандартные роды через естественные родовые пути.Предполагая, что базовые затраты примерно одинаковы по обе стороны Атлантики, кесарево сечение в больницах США, вероятно, принесет около 17 000 долларов прибыли по сравнению с «всего лишь» 8 500 долларами при естественных родах.

Закон о доступном медицинском обслуживании (ACA) 2010 года означал, что больше чернокожих женщин имели медицинскую страховку, чем раньше, но он не устранил мотивацию получения прибыли из больниц, а это означает, что у больниц больше стимулов подталкивать женщин к наиболее прибыльному пути, зная их страховая компания может заплатить. И темнокожие женщины, которых вряд ли будут слушать, когда они выступят против идеи хирургического вмешательства, являются первыми, кого толкают на тот путь, который наиболее выгоден для системы.В период с 2008 по 2018 год частота кесарева сечения увеличилась у чернокожих женщин, в то время как у белых женщин она снизилась (по причинам, о которых я расскажу).

В исследовании, проведенном в одной больнице в Массачусетсе, изучалось внеплановое кесарево сечение. Они обнаружили, что чернокожие младенцы с гораздо большей вероятностью будут диагностированы как «находящиеся в бедственном положении», чем белые младенцы.

Как говорят ученые, «известная субъективность в оценке дистресса плода с использованием электронного мониторинга плода поддерживает возможность вариации в принятии решений, что приводит к более низким порогам для диагностики дистресса плода и рекомендации кесарева сечения среди определенных расовых / этнических групп.Другими словами, в условиях сильного стресса в родильном зале — вероятно, с писком мониторов и сжиманием схваток — чернокожих женщин чаще подталкивают к иногда ненужным кесаревым сечениям.

Недавнее снижение числа случаев кесарева сечения для белых женщин в США можно объяснить увеличением числа родов вне больницы — дома и в родильных домах. Темнокожие женщины с большей вероятностью будут сочтены подверженными высокому риску или недостаточно здоровыми для внебольничных родов, а родильные дома часто отсутствуют в общинах с низкими доходами.Кроме того, большее количество белых женщин может позволить себе дополнительные расходы, связанные с такими родами, например, оплату услуг акушерки или доулы.

Многочисленные исследования показывают, что доступ к помощи доул, в частности, приводит к лучшим результатам, включая более низкую частоту кесарева сечения. Но доула не покрывается программой Medicaid, в результате чего чернокожие женщины в непропорционально больших количествах остаются без средств к существованию. Вот почему школа Дженни Джозеф во Флориде готовит акушерок и доул.

Мягкое кесарево сечение: больше похоже на роды, чем на операцию: выстрелы

Женщинам необходимо кесарево сечение по многим причинам.Иногда ситуация действительно опасна для жизни. Но часто проблема в том, что роды просто не продвигаются. Так было с 35-летней Валери Эко Дакетт, которая живет в Колумбусе, штат Огайо. После эпидуральной анестезии схватки Дакетта прекратились. Поздно вечером ей сказали, что ей понадобится кесарево сечение, чтобы родить сына Эйвери. Дакетт говорит, что у нее есть смутные воспоминания о том, как ее привезли в операционную, привязали ремнями и трясло от холода.

«Они укрывали меня теплыми одеялами», — говорит она.«Я как бы спал в этом и вне его». Единственное, что она помнила о первой встрече с новорожденным сыном, — это фотографии, сделанные ее мужем.

Я чувствовал, что не заслужил права говорить, что родила его.

Валери Эхо Дакетт

Это опыт многих женщин. Кесарево сечение — самая распространенная операция в Америке — таким образом рождается примерно каждый третий ребенок. Но для многих женщин сообщение о необходимости кесарева сечения — неприятная новость.Дакетт говорит, что ей казалось, что она упустила важный момент в своей беременности.

«Мне потребовалось много времени, чтобы даже сказать, что я родила Эйвери», — говорит она. «Я чувствовал, что не заслужил право говорить, что родила его, как будто это каким-то образом отняли у меня, как будто я не сделал того, что должен был делать».

Реакция Дакетт на кесарево сечение, к сожалению, обычная, — говорит Бетси Сноу, руководитель службы по делам семьи и детей Медицинского центра Анны Арундел, общественной больницы в Аннаполисе, штат Мэриленд.

«Я слышу, как многие мамы говорят:« Я разочарована, что мне пришлось сделать кесарево сечение ». Многие женщины чувствовали себя неудачными из-за того, что не могли родить естественным путем », — говорит Сноу.

Сейчас некоторые больницы предлагают небольшие, но существенные изменения в процедуре, чтобы она больше походила на роды, чем на серьезную операцию.

В типичном кесаревом сечении закрытая занавеска закрывает стерильное операционное поле. Матери не видят эту процедуру, и их младенцев немедленно отправляют на педиатрическую помощь — разлука, которая может длиться около получаса.Кристен Каминити из Крофтона, штат Мэриленд, хорошо знает этот распорядок. Ее первые два сына родились путем традиционного кесарева сечения. Она была счастлива с их рождением, потому что, по ее словам, это было все, что она знала. Затем, всего через несколько недель после третьей беременности, 33-летняя Каминити увидела в Facebook сообщение о семейно-ориентированных методах кесарева сечения, которые завоевывают популярность в Англии.

«Я щелкнула ссылку и подумала:« Я хочу это », — говорит она.

Методы относительно просты, а основные цели просты: позволить мамам увидеть, как рождаются их дети, если они хотят, и немедленно положить новорожденных на грудь матери для контакта кожа к коже.Это помогает стимулировать привязанность и кормление грудью. Каминити спросила своего акушера, доктора Маркуса Пенна, разрешит ли он ей родить такого рода. Он сказал да.

Когда Каминити сказал Пенн, что она хочет, его первая мысль была в том, что это не так уж и сложно. «Я не видел ничего, что было бы ужасно необычным», — говорит он. «Это будет отличаться от того, как мы обычно это делаем, но ничего страшного в том, что кто-то скажет, что мы не должны этого делать».

Это был самый удивительный и наполненный изяществом опыт — наконец то, когда моего ребенка положили мне на грудь.

Кристен Каминити

Кесарево сечение, ориентированное на семью — относительно новая идея в США, и многие врачи и больницы не имеют опыта с этим. Пенн и персонал Медицинского центра Анны Арундел быстро поняли, что процедура потребует некоторых изменений, включая добавление медсестры и привлечение неонатальной бригады в операционную.

И было множество мелких корректировок, таких как перемещение мониторов ЭКГ с их обычного положения на груди матери на ее сторону.Это позволяет роженицам сразу же положить новорожденного на грудь матери. Кроме того, говорит Пенн, руки матери не были связаны, а внутривенная линия была помещена в ее не доминирующую руку, чтобы она могла держать ребенка.

В начале октября Каминити сделали кесарево сечение. Она была настороже, ее голова была поднята, а занавеска опущена, чтобы она могла наблюдать за рождением своего сына Коннора. Муж Каминити, Мэтт, записал это событие. После того, как Коннор ушел, с все еще прикрепленной пуповиной, его положили прямо на грудь Каминити.

«Это был самый удивительный и наполненный изяществом опыт — наконец получить тот момент, когда моего ребенка положили мне на грудь», — говорит Каминити. «Он кричал, а потом я вспомнил, что, когда я начал с ним разговаривать, он замолчал. Это было потрясающе».

И ребенок остался с ней до конца процедуры.

Подобные изменения могут иметь большое значение, — говорит д-р.Уильям Каманн, заведующий отделением акушерской анестезиологии клиники Brigham and Women’s Hospital в Бостоне и один из пионеров этой процедуры в США, их версия семейного кесарева сечения называется нежным кесаревым сечением. Мамы, которые выбирают его, могут наблюдать за родами через прозрачную пластиковую драпировку, после чего следует немедленный контакт кожа к коже.

Каманн говорит, что нежное кесарево сечение не заменяет вагинальные роды; это просто способ улучшить хирургический опыт.«Никто не пытается выступать за кесарево сечение. Мы действительно не хотим увеличивать частоту кесарева сечения, мы просто хотим сделать его лучше для тех, кому оно необходимо», — говорит он.

Так почему же процедура так медленно прижилась? Больницы не берут за это больше, поэтому стоимость, похоже, не является важным фактором. Чего не хватает, так это клинических исследований. Без достоверных научных данных о результатах и ​​других проблемах, таких как инфекционный контроль, многие больницы могут опасаться менять свой распорядок дня. Бетси Сноу из Медицинского центра Анны Арундел говорит, что кесарево сечение, ориентированное на семью, представляет собой культурный сдвиг, и ее больница помогает открыть новые горизонты, внедряя его.

«Это первый раз за последние годы, когда мы действительно сделали что-то новаторское или творческое, изменив процедуру кесарева сечения», — говорит она.

Кристен Каминити надеется, что эти инновации станут обычным делом. Она говорит, что ей бы очень хотелось знать, что другие женщины, перенесшие кесарево сечение, могут получить такой же удивительный опыт, как и она.

.

Leave a Reply

Ваш адрес email не будет опубликован.