Юнгианская тень: Тайное и явное в отношениях с окружающими (Тень и Персона)

Содержание

Какая тень?


Прежде всего, я хотел бы отметить, что, по мнению некоторых, юнгианская психология считается псевдонаучной и поэтому здесь не по теме. Однако, поскольку большая часть психологии в настоящее время не поддается измерению в традиционной области науки, а юнгианская психология все еще придерживается многих психотерапевтов, другие считают ее предметом обсуждения. Это все еще остается открытым для обсуждения.

Что такое юнгианская тень?

Википедия дает хороший обзор юнгианской тени и ее отличие от фрейдовской версии тени.

В юнгианской психологии «тень», «Id» или «теневой аспект / архетип» могут относиться либо к бессознательному, либо к подсознательному аспекту личности, который сознательное эго не идентифицирует само по себе, или даже к полноте бессознательного / подсознание, т. е. все, что человек не полностью осознает. Короче говоря, тень — это «темная сторона», а не свет сознания.

Поскольку человек склонен отвергать или оставаться в неведении относительно наименее желательных аспектов своей личности, тень в значительной степени негативна. Однако есть и положительные стороны, которые также могут оставаться скрытыми в тени (особенно у людей с низкой самооценкой, тревогами и ложными убеждениями).

Поскольку тень находится в подсознании / бессознательном, вы можете не знать о ней, поскольку вы не осознаете ее. Иногда «тень» может заявить о себе (см. Вторую часть моего ответа), и поэтому в это время вы ощущаете эту часть тени. Вы можете игнорировать это и подавлять его обратно в ваше подсознание, или вы можете признать это и справиться с этим, ассимилируя это в своем сознании.

У вас может быть скрытый талант, который подавляется, например, беспокойством или проблемами с самооценкой, или у вас могут быть предрассудки в ваших мыслях или действиях, о которых вы подсознательно осведомлены.

Тень олицетворяет все, что субъект отказывается признавать о себе (Jung, 1968, с. 284).

Если это скрыто в нашем подсознании, как мы можем вывести это?

Мы не всегда можем «вывести это». Это проявится само собой. Тень может появиться во сне или когда человек проецирует ее на другого человека (Papadopoulos, 2006).

Вы можете попытаться осознать свою «тень», сознательно осознавая свои мысли, чувства и действия; и, при необходимости, анализируя их, выясняя, основаны ли ваши мысли и чувства на ваших собственных интересах, или обсуждая ваши проблемы с доверенным лицом или терапевтом.

Книги в ссылках могут помочь больше с этим вопросом.

Ссылки

Юнг, CG (1968) Архетипы и коллективное бессознательное Принстон, Нью-Джерси: издательство Принстонского университета
Бесплатная копия PDF доступна по адресу https://archive.org/download/collectedworksof91cgju/collectedworksof91cgju.pdf

Пападопулос, РК (ред.). (2006). Справочник юнгианской психологии: теория, практика и приложения. Нью-Йорк, Нью-Йорк: Routledge.

Тень (архетип) — Вики

Тень — описанный К. Г. Юнгом архетип, представляющий собой относительно автономную часть личности, складывающуюся из личностных психических установок, которые не могут быть принятыми личностью из-за несовместимости с сознательным представлением о себе. Теневые бессознательные содержания воспринимаются через проекцию и подлежат интеграции в целостную структуру личности[1].

С одной точки зрения, тень «примерно эквивалентна всему фрейдистскому бессознательному» ;  и сам Карл Юнг утверждал, что «результатом фрейдистского метода разъяснения является мельчайшая проработка теневой стороны человека, беспрецедентная в любой предыдущей эпохе».  Вопреки фрейдистскому определению юнгианская тень может включать в себя все, что находится за пределами света сознания, и может быть положительной или отрицательной. Поскольку человек склонен отвергать или игнорировать наименее желательные аспекты своей личности, тень в значительной степени негативна. Однако есть положительные аспекты, которые также могут оставаться скрытыми в тени (особенно у людей с низкой самооценкой , тревогой и ложными убеждениями).  «Каждый несет в себе тень, — писал Юнг, — и чем меньше она воплощена в сознательной жизни человека, тем она чернее и плотнее».  Отчасти это может быть связь человека с более примитивными животными инстинктами  которые в раннем детстве вытесняются сознанием.

Юнг утверждал, что тень — это неизвестная темная сторона личности. Согласно Юнгу, тень, будучи инстинктивной и иррациональной, склонна к психологической проекции, в которой воспринимаемая личная неполноценность признается как воспринимаемый моральный недостаток в ком-то другом. Юнг пишет, что если эти проекции остаются скрытыми, «фактор создания проекций (архетип Тени) тогда имеет свободную руку и может реализовать свой объект — если он у него есть — или вызвать какую-то другую ситуацию, характерную для его силы». Эти проекции изолируют людей и причиняют им вред, действуя как постоянно сгущающаяся завеса иллюзий между эго и реальным миром.

Характеристики

В сновидениях Тень проявляется в виде человека одного пола со сновидцем, вызывающего неприятие и раздражение. Тень является частью Эго, но выходит из бессознательного. Игнорирование или незнание Тени может вызывать рассогласование личности[2].

Фигура Тени персонифицирует собой всё, что субъект не признаёт в себе и что всё-таки — напрямую или же косвенно — снова и снова всплывает в его сознании, например, ущербные черты его характера или прочие неприемлемые тенденции.

К. Г. Юнг. Сознание, бессознательное и индивидуация

Взаимодействие с тенью во сне может пролить свет на состояние ума. Разговор с аспектом тени может указывать на то, что вас беспокоят противоречивые желания или намерения. Отождествление с презираемой фигурой может означать, что у человека есть непризнанное отличие от характера, различие, которое может указывать на отказ от просветляющих качеств эго-сознания. Эти примеры относятся только к двум из многих возможных ролей, которые может принять тень, и не являются общими ориентирами для интерпретации. Кроме того, может быть трудно идентифицировать персонажей во сне — «все содержимое размыто и сливается друг с другом. «загрязнение» бессознательного содержимого» — чтобы персонаж, который сначала казался тенью, мог вместо этого представлять какой-то другой комплекс .

Юнг также предположил, что тень составляет более одного слоя. Верхние слои содержат осмысленный поток и проявления непосредственного личного опыта. Они становятся бессознательными в человеке из-за таких вещей, как переключение внимания с одного на другое, простая забывчивость или вытеснение. Однако под этими идиосинкразическими слоями скрываются архетипы, которые формируют психическое содержание всех человеческих переживаний. Юнг описал этот более глубокий слой как «психическую деятельность, которая происходит независимо от сознательного разума и не зависит даже от верхних слоев бессознательного — нетронутых и, возможно, неприкасаемых — личным опытом».

Встреча с тенью

Возможная встреча с тенью играет центральную роль в процессе индивидуации. Юнг считал, что «ход индивидуации демонстрирует определенную формальную закономерность. Его указатели и вехи являются различными архетипическими символами», обозначающими его этапы; и из них «первая стадия ведет к переживанию тени».  Если «распад личности представляет собой типичный юнгианский момент как в терапии, так и в развитии»,  именно он открывает дорогу к внутренней тени, возникающей, когда «под поверхностью человек страдает от смертельной скуки, от которой все кажется бессмысленным и пустым … Юнг считал вечной опасностью в жизни то, что «чем больше сознание приобретает ясность, тем более монархическим становится его содержание, король постоянно нуждается в обновлении, которое начинается со спуска в его собственную тьму» — его тень, которую приводит в движение «растворение личности».

«Тень олицетворяет все, что субъект отказывается признать о себе»  и представляет «узкий проход, узкую дверь, болезненное сужение которой не щадит никого, кто спускается в глубокий колодец».

[Если и когда] человек пытается увидеть свою тень, он осознает (и часто стыдится) те качества и импульсы, которые он отрицает в себе, но может ясно видеть в других, — такие вещи, как эгоизм, ментальная лень и небрежность. ; нереальные фантазии, схемы и сюжеты; невнимательность и трусость; чрезмерная любовь к деньгам и имуществу…

Растворение личности и запуск процесса индивидуации также несет с собой «опасность стать жертвой тени … черной тени, которую каждый несет с собой, низшего и, следовательно, скрытого аспекта личности»  — в результате слияния с тенью.

Слияние с тенью

Согласно Юнгу, тень иногда подавляет действия человека; например, когда сознание потрясено, сбито с толку или парализовано нерешительностью. «Человек, одержимый своей тенью, всегда стоит в собственном свете и попадает в свои ловушки … живя ниже своего уровня».  Следовательно, с точки зрения истории

доктора Джекила и мистера Хайда , «это должен быть Джекилл, сознательная личность, которая объединяет тень… а не наоборот. В противном случае сознание становится рабом автономной тени».

Индивидуация неизбежно повышает эту возможность. По мере того как процесс продолжается, « либидо покидает яркий верхний мир… погружается обратно в свои глубины… внизу, в тени бессознательного».  Таким образом, на первый план выходит «то, что было скрыто под маской традиционной адаптации: тень», в результате чего « эго и тень больше не разделяются, а объединяются в — по общему признанию ненадежное — единство. »

Эффект такой «конфронтации с тенью производит сначала мертвое равновесие, тупик, который препятствует принятию моральных решений и делает убеждения неэффективными… nigredo, tenebrositas, хаос, меланхолию».  Следовательно, (как Юнг знал из личного опыта): «В это время спуска — один, три, семь лет, более или менее — требуются подлинное мужество и сила», без определенности, появления. Тем не менее, Юнг придерживался мнения, что, хотя «никто не должен отрицать опасность спуска… за каждым спуском следует восхождение… энантиодромия» ;  и ассимиляция, а не обладание тенью, наконец, становится реальной возможностью.

Ассимиляция тени

Энантиодромия открывает другую перспективу. «Мы начинаем путешествовать [вверх] по целительным спиралям … прямо вверх».  Здесь борьба состоит в том, чтобы сохранить

осознавание тени, но не отождествление с ней. «Не идентификация требует значительных моральных усилий, [которые] предотвращают спуск во тьму»; и хотя «сознательный разум склонен в любой момент погрузиться в бессознательное … понимание действует как спасатель. Оно объединяет бессознательное».  Это объединяет тень в личность, создавая более сильное и широкое сознание, чем раньше. «Ассимиляция тени дает, так сказать, тело человека», тем самым обеспечивая стартовую площадку для дальнейшей индивидуализации. «Интеграция тени или реализация личного бессознательного знаменует собой первую стадию аналитического процесса … без нее признание анимы и анимуса невозможно».  И наоборот, «в той степени, в которой тень распознается и интегрируется, проблема анимы, то есть отношений, констеллируется»  и становится центром поисков индивидуализации.

Кэролайн Кауфман писала, что «несмотря на свою функцию резервуара для человеческой тьмы — или, возможно, из-за этого — тень — это вместилище творчества» ;  так что для некоторых может быть так, что «темная сторона его существа, его зловещая тень … представляет истинный дух жизни в отличие от бесплодного ученого».  Тем не менее, юнгианцы предупреждают, что «признание тени должно быть непрерывным процессом на протяжении всей жизни»;  и даже после того, как фокус индивидуации переместился на анимус / аниму, «более поздние стадии теневой интеграции» будут продолжаться — мрачный «процесс стирки грязного белья наедине» из принятие своей тени.

Примечания

Ссылки

ЦИМ объясняет непонятные слова о современном театре

Современный театр — штука сложная. Работая в Центре имени Вс. Мейерхольда, мы каждый день общаемся с художниками, работающими в поле экспериментального театра, и слышим от них разные длинные слова, которые и нас-то расстраивают, что уж говорить о Винни-Пухе. Поэтому в преддверии фестиваля независимого театра NONAME мы решили разобраться в этих словах, чтобы не ударить в грязь лицом перед нашими друзьями и гостями. Мы объяснили их так, как понимаем сами — поэтому наш словарь не претендует на полноту и научность. Но, возможно, поможет разобраться в лексике современного театра нашим зрителям.

Словарь составили: Светская львица, Интеллигентный чайник, просто василий, Сложно Борис, Отрешенный менеджер и Елена Георгиевна.

Актор

Актор. Attention: не актер. Если не усложнять, то это субъект, совершающий действие. Но поскольку субъект — это сам по себе носитель действия, то в предыдущем утверждении тавтология. Актором может быть либо индивид, либо группа людей. Действия актора обязательно направлены на других. В общем, если вы кидаете пивную банку из окна, и она попадает на голову соседу — поздравляем, вы актор.

Альтермодерн

Альтермодерн — это, конечно, штука интересная; короче говоря, все устали от постмодерна и решили придумать типа новую эпоху, и назвал её так художник из Австрии или Австралии, не суть, — Николя Буррио. Альтермодерн — это когда культуры как бы сношаются и рождают детишек, типа хасидский ислам, ну или японский борщ, а может, пельмени с предсказаниями — современное искусство, в общем.

Белый феминизм

Шотландская певица Энни Леннокс из Eurythmics заявила, что Бейонсе не феминистка, указав на то, что тверкинг феминизмом не является. Условно, белый либеральный феминизм — это феминизм в стиле «один размер подходит всем», где белые женщины из среднего класса позиционируются как стандарт, которому должны соответствовать все остальные. Короче, феминизмов много, так что не стоит стричь всех под одну гребёнку.

Воркать

Во́ркать (от англ. work — работать) — занятие для тех, кто не умеет работать.

Деколониальные практики

Постколониализм: а давайте смешаем Лакана и индийскую колониальную историю. Деколониальные теоретики: не-не-не, это же просто перенос европейской эпистемологии, куда лучше начать с чикано-квир-феминистки Глории Ансальдуа или с мексиканских сапатистов, с кавказской космологии или с суфизма. Таким образом, деколониальные практики — своего рода трикстеризм, основанный на постоянном обращении к категориям, расшатывающим и ставящим под сомнение модерность из парадоксальной позиции извне, созданной изнутри.

Документальный театр

Документальный театр — это театр, в основу которого легли реальные документы (протоколы, интервью, подлинные тексты) и судьбы реальных людей. Документальный театр противопоставлен театру фикции, который стремится открыть вашу черепную коробочку и вложить в нее хитровыдуманную волшебную сказку. Если честно, документальный театр всё же остается художественной натяжкой, хоть изо всех сил стремится приблизиться к реальности.

Живые фасции

Разделываете вы курочку, а там такая плёночка на внешней стороне сырой грудки — это фасция, познакомьтесь. У человека этот трехмерный «свитер» из волокон тоже есть. Потяните человека за руку, и он почувствует натяжение в плече и шее, даже если тяга была только на уровне кожи. Фасция живая, потому что соединяет наше тело в единую систему.

Инклюзия

Ни слова больше о медицине! Человек с ограниченными возможностями (и не только он) становится инвалидом постольку, поскольку существует социальное неравенство, дискриминация и стереотипы. Среда создает проблемы, а не человек. Инклюзия — создание подходящих условий для всех групп населения: не только физически, но и дискурсивно.

Инсайт

Инса́йт (от англ. insight — озарение) — 1) оправдание для отсутствия рисёрча. «Я художник, я так вижу!» 2) зрительская реакция на художественную работу, в которой ни черта не понятно, но вроде что-то есть.

Квир-экология

Микс квир-теории и учений об окружающей среде. Экая интердисциплинарность, а? Квир-экология нацелена на разрушение гетеросексистских понятий, которые определяют взаимосвязь сексуальности и природы. Теоретики квир-экологии убеждены, что отношение человека к природе — тоже социально-политический конструкт, навязанный привилегированной группой (это белые гетеросексуальные мужчины). Так вот квир-экология такое отношение стремится поменять (к слову, небезуспешно).

Кинестетическое восприятие

Кинестезия — способность ощущать своё тело в пространстве или «мышечное чувство». Так, например, во время спектакля мы можем чесать именно то место, которое чешется, а после спектакля — аплодировать — ударять одной ладонью о другую, не смотря при этом на руки. Точно так же, на уровне телесности, мы можем воспринимать театр — это и будет кинестетическим восприятием.

Конвенциональный театр

Если ввести такой запрос в гугле, карты выдадут вам Центр имени Вс. Мейерхольда, Московский художественный театр им. А.П. Чехова и Большой театр. То есть, рандомный набор театров, которых объединяет что? Ничего. В реальности же конвенциональный театр — это тот, который действует по законам, придуманным пицот лет назад, даже если пытается ставить новую драму или использовать в спектакле новые медиа. В общем-то понятие это слишком относительное и шаткое. Для кого-то ЦИМ тоже конвенциональный театр. Так и живем.

Культурная апроприация

Например, изображение обнаженной девушки в традиционном индейском одеяле с церемониальной курительной трубкой для рекламы ювелирки — культурная апроприация. Капитализм (в ногу с империализмом) любит превращать культурно значимые предметы, практики и верования в «бессмысленную» поп-культуру. Такое использование поддерживает империалистическую модель угнетения в обществе. Точка.

Локус и модус

Ло́кус (от лат. locus — место) и мо́дус (от лат. modus — способ, мера) — латинские слова, призванные пустить читателю пыль в глаза. См. «меня это фрустрирует».

Медиатор

Посредник между человеком и культурной институцией. Век экскурсоводов-аксакалов закончился в Европе ещё в 1970-х. Пора побуждать человека на поиск собственных мыслей. Неправильных мнений нет — просто нужен индивидуальный подход.

Медиум

Идёт ещё от эстетики Аристотеля, где metaxu — некий третий элемент, благодаря чему возможен акт восприятия. Потом был XVIII век с оптическими экспериментами, а в XX — БУМ — радио и звуковое кино. Медиа — это среда, в которой человек существует. Быть в культуре — это значит быть опосредованным. Коммуникация — это связывание пребывания в культурном поле.

Меня это фрустрирует

Меня́ э́то фрустри́рует — да, пожалуй.

Метамодернизм

То, что реально происходит в культуре (хотя многие до сих пор уверены, что на дворе царит постмодернизм). Постмодернизм был про иронию, деконструкцию и отрицание вообще всего. Все это задолбало, поэтому культурная среда бэкапнулась к искренности, надежде и романтизму, и теперь находятся где-то между аниме и «Игрой престолов». Теперь мы, находясь в эпохе метамодернизма, болтаемся между иронией и искренностью, у нас нет четких догм и предписаний, короче, делай как хочешь — будешь метамодернистом от боженьки.

Неолиберальные правительства

Неолиберальные правительства — правительства, которые поддерживают политику минимального вмешательства государства в общественную жизнь. Неразрешимый конфликт театрального менеджмента — где та грань государственного вмешательства. Перестанут финансировать театр — останутся только конкурентоспособные «слишком женатые таксисты». Но и зависеть от государственной казны не хочется.

Автор комикса: Линор Горалик

Ноунейм

Ноуне́йм (от англ. noname — без имени) — художник, не испорченный славой.

Обычные люди

В наши дни это удивительный феномен, как посттанец, наверное, или метамодернизм, или тот же акселеризм, сложное неоднозначное явление. Нужно быть, как камбала,— изо всех сил прижиматься ко дну и сливаться с ним, и вот ты прилагаешь эти усилия, жмешься ко дну, а эти усилия тебя поглощают, тебя и твое сознание. Покупаешь пакеты пластиковые, чтоб не как эти зеленые, джинсы 501 Levi’s, чтобы не как у этих ляжку-в-обтяжку, в геев там не веришь, чтоб не заразиться, телевизор смотришь, чтоб главного мужчину в жизни видеть, в СПИД не веришь, а тем временем твоя соседка отчего-то загнивает без терапии. Жутко-жутко сложный феномен эти обычные люди.

Партисипаторный театр

Модный театр, я бы сказала, рил ток ваще. Это театр, в котором ты все почувствуешь, когда с тобой взаимодействует художник, прямо или опосредованно — вот, например, обмазал тебя художник утиным жиром, а ты ходишь и эстетизируешь это скользкое ощущение, со мной такое в салоне красоты часто бывает, только там эффект эстетизации более заметный.

В партисипаторном театре каждый — перформер. Или перформерка.

Перформерка и перформер

Есть ли разница между этими двумя понятиями — решать вам. Это зависит от того, насколько вас бесит патриархальный мир, насколько вы уверены в том, что язык формирует сознание и насколько вы готовы использовать феминитивы. И треснул мир напополам и разделился на два лагеря: на тех, кого оскорбляют феминитивы и кто, независимо от гендера, называет себя гордым словом «перформер», и на тех, кого оскорбляет отсутствие феминитивов, и кто подчеркивает свою гендерную самоидентичность суффиксом «к». Главное усвоить: как человек называет себя, так и ты, ради святых небес, будь добр называть его.

Посттанец

Посттанец — это как будто ты умеешь танцевать, но при этом накладываешь на свои навыки табу, и вот тебе надо двигаться так, чтобы не танцевать, как раньше танцевали, а лучше вообще не двигаться, а проживать сущности космические всякие. Есть у меня один друг, он обрел себя после поездки в Тарусу и он уже метатанцем занимается, но это уже другое.

Прекарность

Это социальная и экономическая незащищенность официально не трудоустроенных (гастарбайтеров, матерей-одиночек, репетиторов, свободных художников, фрилансеров). Если вы зарабатываете на неожиданно возникающих проектах, большинство свободного времени зависаете с маком в кофейне и просите подлить вам кипяточка, можете сидеть без денег месяцами, думаете, что ДМС расшифровывается как «дай мне сигу» — прекарность это про вас.

Процессуальность

Процессуальность — тенденция современного театра, при которой важен процесс, а не результат. Спектакль начинается в виде замысла художников, меняется во времени и продолжает жить в головах зрителей. Если вдруг получилась фигня — это нормально. Ведь важна не цель, а путь к ней.

Реапроприация

Была такая обзывалка «queer» (дикий, странный), потом активист_ки такие: ну да, я квир! и что ты на это скажешь? В итоге сегодня это нейтральный термин для всех людей, не укладывающимся в рамки гетеросексуальности и стандартного гендерного поведения/самоощущения. Если коротко, то реапроприация — это «перезахват» доминирующего дискурса угнетаемой группой.

Реляционная эстетика

Конечно, это все про красивое, про миры философские и про то искусство, которое вроде как предмет, а вроде как и мысль. Ну и про отношения, раз уж от слова relation. Вот, скажем, купил мне мой мэн часы Givenchy, само по себе хорошо, а мне чего-то не хватает. А моя подружка купила одинаковые кроссовки себе и парню — мечта, а не отношения. Вот я и своему тоже говорю — хочу как у них. Мэн мой, недолго думая, купил вторые часы Givenchy, но не было в этом порыве страсти, искренности, думала послать его уже к чертям. А тут он прилетел из Нью-Йорка и положил часы рядом с моими и стрелки так сразу перевел на московское время: вот, говорит, смотри — по твоим часам живу. Так и лежат часы да тикают стрелка в стрелочку, как наши биоритмы. Его уж нет, ну дома в смысле, а я смотрю на этот сраный Givenchy прошлого сезона, и душа полна теплоты. Мужика нет, а чувства остались. Вот что осталось — то, вроде как, и есть эта эстетика.

Рисёрч

Рисёрч (от англ. research — исследование) — подготовительный этап художественной работы в диапазоне от чтения «Википедии» до внедрения в колонию копепод для всестороннего изучения их нелёгкой жизни.

На фото: перформанс художника Уилли Дорнера Bodies in Urban Spaces (2014)

Сайт-специфик

Сайт-специ́фик (от англ. site specific — специально для места) — вид театральной работы, при котором нашли клёвое место, а остальное как пойдёт. Цитата из возможной рецензии: «Пространство — главный герой спектакля».

Свидетельский театр

Свидетельский театр — то же самое, что документальный, только реальные истории рассказывают не актеры, а те, кто их действительно пережил.

Тичить

Ти́чить (от англ. teach — учить) — занятие для тех, кто не умеет во́ркать. См.: воркать.

Точка сингулярности

Иначе, это то состояние, которое имела Вселенная в самый первый миг Большого взрыва. Но если смотреть более философски, то сингулярность — это всё мироздание в крошечной точке. И это не только всё вещество Вселенной, но и наша жизнь с её осознанием, значимостью и чувствами.

Триггер

Три́ггер (от англ. trigger — спусковой крючок) — событие или эпизод, заставляющий заново пережить психологическую травму, перенесённую в прошлом. То есть, в принципе, любой момент спектакля, способный вызвать эмоциональный отклик.

Чекай привилегии

Поиграем в игру. Каков ваш гендер? А сексуальность? Сколько вам лет? Где вы живете? Какой цвет вашей кожи? Вы белый цисгендерный гетеросексуальный мужчина с достатком выше среднего? Вы победили! Так вот, интерсекциональная теория говорит нам, что различные векторы угнетения взаимодействуют друг с другом и пересекаются, часто усиливая друг друга.

На фото: Айрис Апфель, модель

Эйджизм

Эйджи́зм (от англ. agism) — дискриминация по возрастному признаку, которой можно подвергнуть любого индивида в любом возрасте. Состояния, когда ты не слишком молод и не слишком стар, не существует.

Экспериментальный театр

Экспериментальный театр исследует возможности человеческих встреч в определенном пространстве в ограниченном отрезке времени — для разговора о том, кто мы такие. Традиционный театр столетиями эксплуатирует одну из таких возможностей: имитацию. Одни люди сообщают другим людям, как этот мир следует понимать. Но никто же не любит, когда его учат. Поэтому они маскируют свое сообщение увлекательной историей. Экспериментаторы — другое дело. Они совсем не думают о том, чтобы увлечь зрителя. И с реальностью у них иные отношения: их наглая амбиция — не копировать реальность, но создавать. Допустим, иду я в наушниках с группой людей по городу в спектакле “Remote Moscow”. Актеров нет, вместо сцены — город, вместо пьесы — маршрут, свет — солнечный, смысл во всем этом — только тот, которым я сам наделяю эту совместную прогулку. И я наделяю. На то мне чувства, ум и фантазия.

Юнгианская тень

Вот есть ты, а есть твое «Я» — и вот оно вроде твое, а вроде не очень, так как папа и мама и общество наложили туда кучу всякого добра, а тебе жить с этим, и кажется, что ты другой и всего этого не знаешь, а оно раз — и выплывает из недр, и ты вроде воспитанный и образованный, а у продавщицы в супермаркете все равно остается ощущение, что ты хамло, ну так это не ты хамло, а тень твоя с этими старыми установками. И вот надо с этим жить в гармонии, иначе есть риск съехать с катушек — ну или просто не думать, что о тебе продавщица думает.

Команда ноунеймов ЦИМа

«Юнгианская идентичность» 2020 ХХ Юнгианская международная конференция в Санкт-Петербурге, Россия

В рамках конференции «Юнгианская идентичность» организуются пленарные доклады и их обсуждения, круглые столы, групповая и супервизорская работа по следующим основным направлениям:

  • Идентичность юнгианского аналитика
  • Понятие идентичности в аналитической психологии и психоанализе
  • Индивидуация и ее роль в формировании идентичности
  • Идентификация и идентичность
  • В поисках идентичности: выбор или не-выбор поля, направления, традиции, группы, ориентиров
  • Юнгианская идентичность и культурный уровень аналитика, работа над собой
  • Столкновение с социальной Реальностью в контексте различных профессиональных сообществ, их границ, их конкуренции и порождаемых этим проблем
  • Вызовы, трудности и значение идентичности в различные периоды жизни
  • Подготовка юнгианского аналитика: этапы, особенности, перспективы.
  • 1-й шаг к юнгианской идентичности: идентификация себя как юнгианского аналитика, формирование профессиональной юнгианской Персоны.
  • Особенности проявления разного уровня защит и экзистенциальные вызовы бытия в выборе профессиональной идентичности
  • «Двоемыслие» в социуме и аналитической среде
  • Архетип Тени, современность, соблазны, выборы и ловушки в контексте проблемы профессиональной идентичности. Юнгианская Персона и её Тень – этапы и нюансы их диалектического взаимодействия.
  • Теория комплексов применительно к проблеме идентичности: телесный, психосоматический язык, поиск смыслов и символов
  • Нарциссическая Тень и проекции — в личной, клиентской динамике и динамике социальных групп
  • Проявление различных архетипов в аналитическом процессе, социальной жизни и культуре, феномены синхронии применительно к проблеме идентичности
  • Профессиональная идентичность и феномен выгорания

Рекомендуемые мероприятия


Рекомендуемые мероприятия


Актуальные новости психологии — МААП

IX международная междисциплинарная научно-практическая конференция ОППЛ

 

 

«Тень и интеграция Тени

в юнгианском анализе и практике психотерапии»

 

9-10 апреля 2022 г.

 

 

 

В нынешний кризисный период, связанный с пандемией COVID-19, особенно ярко проявляются теневые, бессознательные содержания – как у отдельного человека, так и в обществе в целом. Осознание этих процессов, а также интеграция теневых содержаний – как индивидуальных, так и коллективных – чрезвычайно важны для психического здоровья человека и социума.

На нашей междисциплинарной юнгианской конференции представители различных направлений психологии и психотерапии, а также видные академические учёные, доктора и кандидаты наук – философы и филологи, историки и культурологи, искусствоведы и естествоиспытатели – вместе с исследователями бессознательного человеческой психики и мастерами творческих профессий открывают тайны древних символических систем и перекидывают мосты к современным знаниям, дающим нам ключи постижения законов реальности, глубины души и высоты духа, размышляют о том, как взаимодействует тонкий мир с физическим, какова природа сознания человека и его бессознательного, насколько нам важно познавать и осознавать себя, суть своей природы и глубины своей психики. Вы станете свидетелями парадоксального соединения, казалось бы, несоединимых идей – синтеза, ведущего нас к пониманию себя, целостному восприятию жизни и человеческой природы.

 

Тематическое поле конференции:

 

  • Ø Архетип Тени в аналитической психологии К.Г. Юнга. Психологическая Тень как бессознательная область человеческой психики.
  • Ø Психологические проекции Тени. Осознание и интеграция теневых проекций. Работа К.Г. Юнга «Психология переноса».
  • Ø Индивидуальная и коллективная Тень в периоды жизненных кризисов человека и общества.
  • Ø Символическое мышление как основополагающий принцип работы с теневой областью человеческой психикой, путь к осознанности теневых процессов.
  • Ø Символические системы – древние и современные – в юнгианском анализе и практике психотерапии. Духовные поиски К.Г. Юнга и его работа с символическими системами Запада и Востока.
  • Ø Архетип Тени в символических системах: алхимии, астрологии, Таро, каббале, а также мифологии, гностицизме, герметической философии и других философских системах.
  • Ø Символизм архетипа Тени в литературе, изобразительном искусстве, музыке прошлого и настоящего времён.
  • Ø Символизм архетипа Тени в язычестве, христианстве и других религиозных системах.
  • Ø Проекции Анимы/Анимуса в любовных отношениях. Любовь, чувственность, эротизм, сексуальность в символических системах.
  • Ø Символизм жизни¸ сексуальности и смерти в символических и философских системах, традициях и культурах.
  • Ø Психосоматика Тени: симптомы тела как символический язык души. Психосоматическая целостность. Психофизиологические ресурсы и возможности человека.
  • Ø Путь индивидуации, пролегающий через Тень психического пространства. Символизм движения духа от Эго к Самости через теневую зону психики – “минное поле” личного бессознательного; травмы, страхи, обиды, вину и другие разрушительные чувства и их символы.
  • Ø Сепарационные процессы в человеческих взаимоотношениях. Взросление Внутреннего Ребёнка и символизм этого процесса. Психотерапия душевной травмы.
  • Ø Символическое исследование теневой области психики: активное воображение, арт-терапия, гештальт-терапия, психоанализ, лакановский анализ, песочная терапия, сказкотерапия, работа с субличностями, символодрама, астродрама, медитативные техники, телесно-ориентированные методы психотерапии: танцевально-двигательная терапия, кинезиология, биодинамика, биосинтез, дыхательные практики, психофизиология измененных состояний сознания, биоэнергетический анализ и др. методы работы с бессознательной частью психики человека.
  • Ø Сновидения – “королевский Путь” в теневую область человеческой психики. Символизм сновидений в юнгианском анализе и практике психотерапии.

 

Координатор конференцииСурина Лидия Алексеевна, канд. хим. наук, аналитический психолог, сопредседатель модальности «Юнгианский анализ» ОППЛ.

Тел.: +7 (916)405 1658, +7(977)753 0573 (WhatsApp, Viber, etc.),

эл. почта [email protected]

 

Всем участникам выдаются сертификаты участия (20 часов).

 

Организационный взнос за участие в конференции – 7’000 р., для докладчиков – 3’000 р.

При оплате до 1 марта организационный взнос– 6’000 р., при оплате до 1 апреля – 6’500 р., при более поздней оплате вплоть до начала конференции – 7’000 р.

Действительным членам ОППЛ и студентам МААП предоставляется скидка 20%.

Для участия в одном дне конференции: при оплате до начала конференции – 3’500 р., на конференции – 4’000 р. (без предоставления скидок).

Стоимость очного и дистанционного участия одинакова.

 

В программе конференции (предварительно, по состоянию на 21 марта):

 

Хегай Лев Аркадьевич – юнгианский аналитик, член РОАП, со-основатель Московской Ассоциации Аналитической Психологии, Москва.

Доклад «Чёрный квадрат – архетипический образ Тени и культурный комплекс»

 

Олег Геннадьевич Степановдоктор медицинских наук, перинатальный психолог, академик Международной Академии Психологических наук, профессор кафедры педиатрии Южно-Уральского государственного медицинского университета, Челябинск.

Доклад «Круги жизни. Абьюз. Трудно оставаться хорошим»

Доклад представляет собой творческий синтез из представлений философии, положений Людвига Витгенштейна с его физикой и бытием «всего», экзистенциальной и перинатальной психологии, педиатрии, и базовых представлений, обобщённых автором в более современном и доступном виде. Тема «повседневного» незаметного абьюза детей в этой связи имеет необычайную актуальность. Необычный, новаторский и по-своему уникальный авторский синтез философского обобщения и практического руководства продолжает линию исследования кругов жизни.

 

Махлина Светлана Тевельевна – доктор философских наук, профессор кафедры теории и истории культуры Санкт-Петербургского гос. университета культуры и искусств, Санкт-Петербург

Доклад «Иммерсивность в современной культуре»

В XX веке появилось такое явление, как иммерсивность. Связано это с тем, что интенсивно развиваются разные компьютерные технологии, использующие виртуальную реальность (VR), дополненную реальность (AR), смешанную реальность (MR). Все они получили широкое применение в современной художественной культуре. Однако на первых этапах они были связаны с разработками в военно-стратегической сфере. Постепенно они получили распространение в медицине, что намного улучшило не только диагностику, но и процессы лечения. Широко применяются методы иммерсивности в современной психологии. Оказалось, что иммерсивность способствует эффективности журналистики, образования. Сегодня благодаря иммерсивности, получили распространение Квесты – игры с использованием новых приемов, которые имеют большое количество любителей такого рода досуга. Иммерсивность – знак современной культуры.

 

Плигин Андрей Анатольевичдоктор психологических наук, психолог, психотерапевт Европейского реестра, зав. кафедрой МПСУ, действительный член и руководитель модальности «Нейролингвистическая психотерапия» ОППЛ, Москва

Доклад «Процесс горевания в психотерапии травмы»

 

Киневская Лия Александровна – юнгианский аналитик, супервизор, член IAAP, главный координатор программ Работа с Тенью – Shadow Work® в России, сертифицированный фасилитатор, преподаватель, супервизор Работа с Тенью – Shadow Work®, семейный системный психотерапевт, специалист по системным организационным расстановкам, член IAAP – Международной Ассоциации Аналитических психологов, член РОАП – Российского общества аналитической психологии, член МААП – Московской ассоциации аналитической психологии, преподаватель МААП, сопредседатель модальности «Юнгианский анализ» ОППЛ, Москва.

Доклад «Технология «Работа с Тенью»»

Что такое » внутренний миф»? Как он влияет на нашу жизнь? Как Тени, которые во внутреннем мифе скрываются, заставляют нас заниматься поиском решения черед внешние события, снова и снова вовлекая нас в жизненные ситуации, в которых мы проживаем свой травматический опыт? Как нам перестать быть заложниками наших мифов? Почему Тень так тщательно подбирает к нам путь? Как увидеть важность событий и посмотреть на ситуацию из разных аспектов внутренних архетипов? Автор постарается отразить это в своём докладе.

 

Иван Илич (Ilić Ivan) Примариус, врач-психиатр, психоаналитический психотерапевт, зав. отделением психических расстройств молодого возраста Клинического Центра Белграда (Сербия), почётный член и председатель секции психотерапии Сербского медицинского общества, супервизор и председатель этического комитета общества психоаналитических психотерапевтов Сербии. Белград, Сербия.

Доклад «Существует ли архетип психотерапевта? Взгляд сквозь призму Старших Арканов Таро»

Автор ставит вопрос о возможной мифологизации профессии психотерапевта и рассматривает эту возможность сквозь призму Старших Арканов Таро. Цель данного доклада – установить символическую аналогию между ролью и функциями психотерапевта и архетипическими и метафорическими значениями отдельных Старших Арканов Таро. Психотерапевты в практическом, образовательном и практическом смысле переживают определённую эволюцию в своей профессиональной деятельности и всегда функционируют на некотором уровне своего профессионального развития. Идея автора состоит в том, чтобы определить эти ключевые моменты и связать их с элементами психотерапевтического процесса, реализация которого входит в сферу ответственности психотерапевта. Кроме того, сам процесс психотерапии также имеет свою собственную эволюцию – как постоянную, так и перспективную, – что также будет обсуждаться в докладе.

 

Щепановская Елена Михайловна (Семира)кандидат философских наук, член Союза писателей Ленинградской области и Санкт-Петербурга, автор книг по мифологии, астрологии и символизму под псевдонимом Семира.

Доклад «Мифологические архетипы потустороннего мира«

Юнгианскому образу Тени в мифологии соответствует архетип потустороннего мира. Образы его – того, чего никто никогда не видел, – изначально сформировали обряды похорон. Главные идеи архетипа, как их раскрывает мифология, – это внутренний потенциал, богатство, регенерация и целительство, выявление скрытого и раскрытие истины личности. Поздняя христианская трактовка архетипического образа бога подземного мира как Дьявола и врага предстает зауженной по сравнению с богатством мифологического содержания, стоящего за архетипом, которое позволяет расширить и юнгианскую трактовку Тени.

 

Ковалева Елена Валентиновнакандидат медицинских наук, психолог, действительный член ОППЛ, Москва.

Доклад: «Феномен Тени в сознании и психике человека как отражение диалектического закона борьбы и единства противоположностей (принципа полярности всего сущего)»

Автор исследует феномен Тени: рождение Тени в процессе сотворения Мира, природа Тени, её эволюционные задачи и интеграция теневого аспекта в целостную структуру сознания человека и человечества, а также отражение этих этапов в культуре различных народов.

Кузьменко Виктория Владимировнакандидат химических наук, магистр психологии, арт-терапевт, психолог- консультант, бизнес-консультант, член Российской Арт-терапевтической Ассоциации (РАТА), Москва.

Интерактивный групповой перформанс «»Машина желаний«. Практика лабиринта по мотивам киноповести А. и Б. Стругацких»

Символическое групповое действие, отсылающее к архетипам Тени и Лабиринта. Участникам будет предложена своеобразная медитация и одновременно исследование собственных глубинных мотивов, драйвов («желаний»). Жанр действия – на стыке перформанса, игры на большом игровом поле и арт-терапевтической группы. По уже сложившейся традиции, таким интерактивным форматом мы интегрируем смысловые поля нашей конференции.

 

Михаловски Леонард Юрьевич кандидат физико-математических наук, юнгианский психолог, магистр бизнес-администрирования, магистр естественных наук, таролог, нумеролог Таро. Латвия, Рига.

Доклад «Метафорическая колода Таро Mary El как инструмент определения Тени и её интеграции»

По мнению автора, метафорические колоды Таро в отдельных аспектах деятельности являются более сильным инструментом работы психолога и психотерапевта, чем классические МАК, так как карты Таро базируются на универсальных, божественных, архетипах Великого Делания (Старшие Арканы), полном множестве сценариев преобразования основных стихий мироздания (Младшие Арканы) и исчерпывающем наборе психологических архетипов людей (карты двора). Таро Mary El содержит в себе ДНК классических колод и повторяет их структуру, однако внешний образ каждой карты сильно отличается от канонического. Рисунки  создавались автором Marie White на протяжении 11 лет на основании разных традиций (ведической, египетской, китайской, друидской и алхимической), по-разному обращающихся к одним и тем же базовым архетипам. Автор расскажет об использовании карт Таро для определения составляющих структуры личности и их конфликтов, в том числе для определения, принятия и интеграции Тени в Персону.

 

Кузнецова Оксана Викторовнакандидат психологических наук, аналитический психолог, психотерапевт по методу символдрамы, действительный член ОППЛ, Москва.

Доклад «Путь из Нигредо. Алхимические метафоры в аналитической работе с травмой и диссоциацией»

 

Попова Светлана Сергеевнакандидат медицинских наук, врач высшей категории, акушер-гинеколог, аналитический психолог, рутер программы наблюдения за младенцами по методу Эстер Бик (AIDOBB), Санкт-Петербург.

Доклад ««Меланхолия, или игра СветоТени: психологичекие и биологические аспекты депрессии»

Тень… Свет… Как часто люди бессознательно меняют их местами, впадая в мир иллюзий. Зачем это надо? Тень – это тёмное место, чулан, куда сознание не имеет доступа. Место есть, а доступа нет, потому что страшно туда ходить. А на пороге стоит страх и «ходит по цепи кругом…». И чего только нет в этой Тени: и личные демоны там окопались, и родовые кикиморы и вурдалаки, а через них – прямой путь и к мировому «злу», той самой грандиозной коллективной Тени человечества, с которой мы сейчас стали так близки. А ещё в Тени иногда оказывается Свет – да, тот самый Свет и «добро», что люди не признают реальным потому, что отказываются его видеть. И тогда они начинают демонизировать мир проявленный, потому как «Солнце оказывается съеденным крокодилом», и мир погружается во тьму. Состояние выученной беспомощности… апатия и бесконечная боль, даже там, где её нет. Но для Человека в этом состоянии – есть, и для него она вполне реальна, его тело переживает её. Что может помочь убедить человека, находящегося в состоянии меланхолии/депрессии, в том, что дверь из подвала не заперта, и он может выйти к Свету? Это непростая задача, особенно потому, что человек попросту не верит, что Свет есть, потому что он, Свет у него уже давно в Тени. Психологические и биологические аспекты депрессии.

 

Нестерова Евдокия Антоновнакандидат филологических наук, преподаватель кафедры иностранных языков Российской Академии Народного Хозяйства и Государственной Службы при Президенте Российской Федерации (РАНХиГС), Москва.

Доклад «”Тёмная ночь души”: формирование и содержание термина от Средневековья до трансперсональной психологии»

Термином «Тёмная ночь души» пользуются очень широко – и далеко не только в психологических кругах, но и в более широких. На просторах интернета чаще всего словосочетание «Тёмная ночь души» выступает поэтической заменой слову «депрессия». Термин действительно имеет поэтическое происхождение, так как восходит к поэме средневекового испанского мистика Иоанна де ла Крус. Формулировка оказалась настолько удачной, что в дальнейшем использовалась психологами разных направлений. В докладе мы проследим, как изменялось наполнение – и изменялось ли смысловое содержание – термина от христианской мистической философии до практик современной трансперсональной психологии и интегральной медицины.

 

Фокина Ирина Георгиевнакандидат психологических наук, доцент кафедры психологии университета «Природы, общества и человека», Дубна, Россия.

Доклад «Теневые зоны детской психики в отношениях с родителями»

Доклад посвящён использованию арт-терапевтических методов для проявления скрытых аспектов личности и непосредственного опыта отношений с родителями у детей младшего школьного возраста. Автор освящает применение некоторых арт-терапевтических методов создания личной истории ребёнка, где проективными методиками обнаруживаются вытесняемые тенденции в отношениях к себе и родителям. Автором уделено особое внимание особенностям создания личных историй детьми методами арт и сказкотерапии, а также в песочной студии. Ребёнок становится героем сказки, инсценирует ситуации и испытывает эмоции по отношению к родителям. Приводятся примеры и результаты совместной работы детей с психологом.

 

Зайцев Григорий Сергеевичкандидат искусствоведения, композитор, член Правления Союза московских композиторов, автор четырёх культурологических книг, Москва

Доклад: «Изнанка пути: образы каббалистической мифологии с точки зрения архетипики Тени»

Данное выступление является частью более крупной работы – книги, посвящённой теневой стороне каббалистического Древа жизни и образам клипот, над которой я сейчас работаю. В докладе я предложу свой собственный взгляд на тот феномен, который в европейской оккультной традиции именовался «клипами» («скорлупами») и продемонстрирую как данные деструктивные силы включаются в жизнь современного субъекта. Данные, полученные благодаря использованию актуальных аналитических методов применительно к архаичным представлениям о враждебных ограничениях, скрывающих, сковывающих Свет, могут быть инкорпорированы различными психологическими школами и стать, наряду с алхимией, важным инструментом для интерпретации негативных психических состояний.

 

Дайс Екатерина Александровнакандидат культурологии, культуролог, философ, поэт, переводчик, член Международного Платоновского философского общества, Москва.

 

Греков Илья ВладимировичPh.D. в области психологии, психотерапевт, действительный член ОППЛ, логотерапевт, автор метода «Игровая терапия для взрослых», создатель МПГПИ, руководитель лаборотории игровой терапии, Москва

Муравьева Александра Сергеевна – психолог, травматерапевт, аккредитованный специалист СРО «Союз психотерапевтов и психологов», вице-президент МПГПИ, соруководитель кластера ОППЛ «Игропрактика в терапии и психологическом консультировании», автор игровых методик.

Авторская трансформационная игра «Госпожа Игры»

Игра предназначена для прекрасной половины человечества. Основой для игры является книга Эриха Ноймана «Великая мать».

«Госпожа Игры» основана на легендах италийского города Беневенто, который в средние века был местом проведения таинственный Игры. Со всей округи слетались ведьмы, чтобы под сенью волшебного орешника посостязаться в своём мастерстве. Самая искусная ведьма почиталась Госпожой Игры.

Игровой процесс открывает тайны женской магии.

Архетипический, культурологический и исторический потенциал образа Ведьмы невероятно велик. Она таит в себе энергию дуальности и только знание своих глубин, их проживание и принятие позволит достичь баланса золотой середины, сочетая в себе нежность и силу, свободу и заботу, сексуальность и любовь, власть и партнёрство. Игра помогает увидеть теневые аспекты своей личности и учит управлять энергией архетипов себе во благо.

 

Хребтова Нина Львовна кандидат медицинских наук, аналитический психолог, врач-психотерапевт, психиатр, астропсихолог, арт-терапевт, действительный член ОППЛ, Пермь.

 

Чурсин Валерий Николаевич кандидат технических наук, старший научный сотрудник, Москва.

Доклад «История Марии на горе Нимрода в тени христианской традиции»

В «Ответе Иову» К.Г. Юнг обсуждал историю Марии. Автор предлагает гипотезу, по которой история Марии разыгралась на горе Нимрода (совр.Турция) в 30 году до н.э. Это эллино-иудео-иранское святилище возникло в I веке до н.э. и действовало до IV века, пока не было наказано христианским императором Феодосием Великим. Дева Мария «переехала» на Афон, святилище оказалось забыто. Св. Иероним Стридонский, борясь за приснодевство Марии, раскритиковал апокриф «История Марии». У истоков истории – реальные события в семье царицы Клеопатры и Антония, обручивших маленького сына Александра Гелиоса и девочку Иотапу – принцессу Мидии. Взрослые покончили собой, а дети попали в плен к Октавиану Августу. Как после многовекового забвения интегрировать эти реальные события в рассказ о Марии, причём здесь римский солдат Пантера, а также избиение младенцев – об этом пойдёт речь в докладе.

 

Хегай Елена Семёновна – аналитический психолог, автор трансформационных игр «Архетопия®», «Шёлковый путь®», «Зельеварение», «Сноявь», «Курандеро». Москва

Психологическая игра-путешествие «Курандеро»

«Курандеро» – так называют шаманов-целителей в Латинской Америке. Их главная задача – поддерживать баланс природных сил, восстанавливать целостность на всех уровнях реальности, помогать нам исцелять раны прошлого, открывать своё предназначение, свои дары и свою силу. Нам предстоит шаманское путешествие в три мира – Нижний, Срединный и Верхний – и встреча с их духами и правителями. В каждом из миров мы будем искать подсказки и ответы на свои вопросы, обращаясь к мудрости всех стихий и их обитателей. Мы будем слушать песни шаманов и получать дары от удивительных существ, размышлять над метафорическими картами, разгадывать знаки и символы, расшифровывать таинственные послания и подсказки. Добро пожаловать в путешествие!

Шарипова Юлия – юнгианский аналитик и супервизор, член IAAP в составе РОАП и УЮА, фасилитатор международной сертификации Shadow Work® – Работа с Тенью.

Шарипов Марат – фасилитатор международной сертификации Shadow Work® — Работа с Тенью, коуч международной сертификации Shadow Work® – Работа с Тенью, преподаватель международный сертификации по подготовке фасилитаторов уровней BFT, AFT, LT Shadow Work®, наставник и супервизор общества сертифицированных фасилитаторов Shadow Work® – Работа с Тенью в России.

Мастер-класс «Процессы интеграции и ассимиляции теневых аспектов личности в технологии Shadow Work® – Работа с Тенью»

В аналитически-оринтированном подходе и в Shadow Work®, требуются навыки работы с теневыми аспектами психики. Авторы познакомят участников с американской технологией Shadow Work® – Работа с Тенью, в основе которой лежат идеи К. Г. Юнга, осветят основные положения данного подхода и предложат рассмотреть иллюстрации алхимических образов как точки приложения инструментов Работы с Тенью. Авторы изложат основные принципы Shadow Work®, которые эффективно содействуют контакту с Тенью и ассимиляции теневого содержимого. С сопровождением и поддержкой ведущих участники на личном опыте смогут опробовать некоторые инструменты технологии. Это позволит обнаружить различия между Shadow Work® подходом как практикой личностного роста и развития и аналитически-ориентированной психотерапией, а также увидеть, почему Shadow Work® не является психотерапевтическим подходом, но содействует прохождению психотерапии в разных модальностях.

 

Агеева Ирина Викторовна – врач психотерапевт, акушер-гинеколог-эндокринолог, психолог, преподаватель Московского Института Психоанализа, обучающий психотерапевт МОКПО, действительный член ОППЛ, член Международного Общества Психосоматического Акушерства и Гинекологии, Москва

Доклад «Тёмная сторона Луны. Лики и маски менопаузы»

 

Нестеров Пётр Фёдорович (Nestor Arcanius Aghoranath) – магистр философии, руководитель авторской Школы Таро «Золотой Путь», Москва

Доклад «Архетип Дьявола: история, философия, культура»

В докладе раскрываются различные аспекты возникновения, развития и проявления архетипа Дьявола, его амплификации с исторической, философской, духовной, религиозной, культурологической, психологической и других точек зрения. Автор анализирует его мифологию и символы, а также рассматривает 5 моделей теории магии – духовную, энергетическую, психологическую, информационную и интегрирующую метамодель. Подчёркивается особая важность и актуальность данной темы в настоящее время.

 

Константин Павлидис – профессор Московского государственного педагогического университета, действительный член ОППЛ, директор и основатель научно-исследовательского центра и клиники Orassy, Лондон, Великобритания;

Герасимова Лидия Сергеевна – магистр биологии, нейробиолог, научный сотрудник Московского государственного педагогического университета, действительный член ОППЛ, Санкт-Петербург, Москва.

 

Столярова Надежда Владимировна – психолог юнгианского направления, таролог, исследователь мира Сновидений.

Доклад «Архетипический символизм Чёрного Солнца«

Архетип Чёрного Солнца в символах, Таро и алхимии. Скрытая сефира Даат и Древо Клипот. Невидимое Духовное Солнце. Энергия Врииль.

 

Костричкин Алексей Алексеевич – практикующий психолог, коуч, супервизор, эмоционально-образный терапевт, схема-терапевт, фасилитатор методологии Внутренней игры, действительный член ОППЛ, поэт, переводчик. Москва.

Мастер-класс «Путешествие Героя и интеграция “тени” в трансформационном коучинге»

Участники мастер-класса познакомятся с основными этапами модели трансформационного коучинга «Путешествие Героя», разработанной Р.Дилтсом и С.Гиллигеном, важнейшим шагом которой является интеграция «тени», научаться открывать творческий поток, переходить из состояния CRASH в состояние COACH, получать доступ к ресурсам и привносить изменения в обыденную реальность.

Пучкова-Дородницына Елена Юрьевна – врач, аналитический психолог, преподаватель Первого МГМУ имени И.М. Сеченова и Московского Института Психоанализа, член МААП, член РОАП, рутер IAAP, Москва

Мастер-класс «Астро-аналитическая супервизия: стадии развития Анимуса в клиентском кейсе» (совместно с Суриной Л.А.).

Авторы представят оригинальную форму публичной групповой астропсихологической супервизии аналитического случая. Елена Пучкова-Дородницына и Лидия Сурина продолжают развивать эту новую для юнгианского анализа форму групповой супервизии. Данный подход призван обогатить традиционную форму аналитической супервизии клиентского кейса с точки зрения планетарных архетипов и привлечением астрологических инструментов, расширяющих взгляд юнгианского аналитика. На своих супервизиях авторы соединяют аналитическую, психоаналитическую школу и другие современные методы и подходы в психотерапии, использующие символические системы в глубинно-психологической работе.

Основные архетипы в классических юнгианских и современных представлениях Текст научной статьи по специальности «Психологические науки»

г

Научный сетевой журнал

МЕДИЦИНСКАЯ ПСИХОЛОГИЯ

ВI россии

ОСНОВНЫЕ АРХЕТИПЫ В КЛАССИЧЕСКИХ ЮНГИАНСКИХ И СОВРЕМЕННЫХ ПРЕДСТАВЛЕНИЯХ

Короленко Ц.П.1 Дмитриева Н.В.2

1 Короленко Цезарь Петрович

доктор медицинских наук, профессор, профессор кафедры психиатрии, наркологии и психотерапии; федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего образования «Новосибирский государственный медицинский университет» Министерства здравоохранения Российской Федерации, Красный пр., 52, Новосибирск, 630091, Россия. Тел.: 8 (383) 222-32-04; член-корреспондент СО РАН высшей школы, заслуженный деятель науки, действительный член Нью-Йоркской Академии Наук, член секции транскультуральной психиатрии Всемирной Психиатрической Ассоциации.

E-mail: [email protected] Дмитриева Наталья Витальевна

доктор психологических наук, профессор, профессор кафедры психотерапии; частное образовательное учреждение высшего образования «Восточно-Европейский Институт психоанализа», Большой проспект ПС, 18А, Санкт-Петербург, 197198, Россия. Тел.: 8 (812) 235-11-39;

профессор кафедры педагогики и психологии девиантного поведения; Санкт-Петербургское государственное автономное образовательное учреждение высшего образования «Санкт-Петербургский государственный институт психологии и социальной работы», 12-я линия Васильевского острова, д. 13, литера А, Санкт-Петербург, 199178, Россия. Тел.: 8 (812) 321-96-16;

ректор; автономная некоммерческая организация дополнительного профессионального образования «Новосибирский институт клинической психологии», ул. Писарева, 4, Новосибирск, 630091, Россия. Тел.: 8 (383) 291-55-27. E-mail: [email protected]

Аннотация

Архетипы, согласно теории Юнга, это универсальные врожденные психические структуры, составляющие содержание коллективного бессознательного. Архетипы заставляют людей совершенно определенным образом воспринимать, переживать события и реагировать на них.

Архетипы бессознательны. Процесс осознания этих врожденных паттернов составляет суть индивидуации личности, приводит к формированию зрелого отношения к себе и миру, построению гармоничных отношений с другими людьми, преодолению кризисных состояний (Jung, 1971). Структурируя психику, Юнг оперировал такими понятиями, как «персона», «тень», «анима», «анимус» и прочими, называющими другие архетипы коллективного бессознательного. Архетипы создают архетипные имиджи, предрасполагая к определенным вариантам универсального для людей переживания мира и к действиям по универсальным шаблонам. Архетипы имеют свойства матриц, «психических инстинктов». Вся индивидуальная психика, все личные переживания могут быть интерпретированы посредством архетипных форм. В статье рассматриваются выделенные Юнгом архетипы Self’a, Мандалы, Анимы и Анимуса, Персоны, Тени, Великой Матери, Старого Мудреца и Трикстера. Возможно любое число архетипов. Юнг считал их регуляторами поведения и психической жизни, организующими и направляющими психические процессы. Без специальной информации об архетипах человек не осознает, что находится под влиянием коллективно бессознательных архетипных сил. Если влияние коллективного бессознательного усиливается, ego оказывается «схваченным» архетипными импульсами, которые порабощают человека. Знание этого факта весьма полезно, поскольку оно помогает в какой-то мере контролировать ситуацию. Поскольку архетипы имеют как позитивную, так и негативную стороны, контроль заключается в попытке активизировать первую за счет второй, вступая в диалог с архетипными силами во время психотерапии.

Ключевые слова: индивидуальное и коллективное бессознательное; архетипы; Self; Мандала; Анима; Анимус; Персона; Тень; Великая Мать; Старый Мудрец; Трикстер.

УДК 159.9:304.2

Библиографическая ссылка

Короленко Ц.П., Дмитриева Н.В. Основные архетипы в классических юнгианских и современных представлениях // Медицинская психология в России. — 2018. — Т. 10, № 1. — С. 3. doi: 10.24411/2219-8245-2018-11030

Поступила в редакцию: 08.02.2018 Прошла рецензирование: 10.03.2018 Опубликована: 29.03.2018

Одна картина стоит сотни тысяч слов.

Китайская пословица.

АРХЕТИП SELF’a

Jung выделял архетип Self’a. Понимание этого термина осложняется существующими неточностями в переводе. Так, например, термин «анализ self’a» по Freud’y означает «самоанализ», а по Jung’y — «анализ архетипа Self». Понятие «Self» относится к категории абстрактных, заключающих в себе элемент отвлеченности. Общеизвестно, что специалисты рассматривают ego как центр сознания. При условии отсутствия какой-либо угрозы для стабильности психики человек постоянно обращается к своему бессознательному и черпает из него энергию и необходимые, забытые им элементы. могут быть четыре ореха в разных концах блюда. Это может быть цветок, например, лотос, или же золотой шар, золотое яйцо, чаша, геометрические фигуры в виде круга, колеса, четырехугольной площади, креста. Такие различные концентрические фигуры с радиусами, кругами, площадями, с наличием центральной точки называют мандалами, дословно обозначающими магический круг.

МАНДАЛА

Мандала — это санкритское слово, которое обозначает «магический круг»; является геометрической фигурой, в которой круг находится в квадрате или квадрат в круге; имеет более или менее регулярные подразделения, разделяется на множественные части, радиально расположенные от центра или движущиеся к центру. Юнг интерпретировал мандалу как выражение психики и в особенности Сэлфа [3].

Мандала — религиозный индийский термин для кругов, используемых в религиозных ритуалах и в качестве фокуса для медитации. Целью созерцания процессов, имеющих отношение к мандале, является то, что йоги должны внутренне осознавать божество. «Посредством созерцания он снова распознает себя Богом и таким образом возвращается от иллюзии индивидуального существования в универсальную тотальность божественного состояния» [18].

Имеются многочисленные варианты мотивов мандалы. Основной мотив — это предчувствие центра личности, своего рода центральная точка внутри психики, которая является источником энергии. Энергия центральной точки проявляется в почти непреодолимом стремлении стать тем, чем субъект действительно является, так как каждый организм стремится принять форму, которая характерна для его природы, невзирая на обстоятельства. Этот центр не чувствуется и не воспринимается как эго, его можно назвать Сэлфом. Хотя центр репрезентирован его максимально внутренней точкой, он окружен по периферии парными противоположностями, которые формируют тотальную личность.

В сновидении это может быть площадь с фонтаном в центре, часы без стрелок. В некоторых странах Востока фигуры мандалы используются в различных ритуалах. Например, в тантрической йоге мандалу созерцают. Имеются христианские мандалы, датированные периодом раннего средневековья и изображающие Христа в центре и четырех евангелистов в четырех, расположенных на периферии, точках. Исторически мандала служила символом, олицетворяющим природу божества, средством проекции вдохновения, возвышенного чувства и пр. Jung обнаружил, что символизм, связанный с мандалой, возникает в сновидениях и видениях многих пациентов спонтанно. В «Психологии и алхимии» автором описана серия из четырехсот сновидений с символизмом мандалы. Причины возникновения мандалы в сновидении непонятны и на уровне сознания не расшифровываются. Такое сновидение обычно сопровождается выраженным чувством гармонии и умиротворения. Мандала в сновидении иногда возникает в виде картины, рисунка, какой-то абстрактной геометрической формы, в фигуре круга, в танце. сновидения одной из своих пациенток: «Я поднималась в гору и увидела себя стоящей в центре четырехугольника из группы камней. Они были плоскими, подобно ступенькам. Я попыталась приподнять камни, которые находились рядом со мной, и обнаружила, что они были пьедесталами четырех статуй Богов, которые были похоронены вниз головой. Я выкопала эти статуи и расположила их так, что сама оказалась в их центре. Внезапно произошло следующее. Статуи начали склоняться по направлению друг к другу до тех пор, пока их головы не соприкоснулись и они не сформировали над моей головой что-то наподобие палатки. Тогда я упала на землю и произнесла: «Падайте на меня, если вы должны это сделать». Я очень устала и вдруг увидела, что в окружении четырех Богов возникло кольцо пламени. Через какое-то время я поднялась с земли и перевернула статуи. Когда они упали, на их месте появилось четыре дерева. Пламя, которое продолжало гореть, перекинулось на деревья, сжигая листья. И тогда я сказала себе, что для того, чтобы это прекратилось, должна войти в огонь и сгореть вместо деревьев. маскулинный компонент в психике женщины определяется как анимус, а внутренняя фигура женщины, присутствующая в психике мужчины, называется анимой. Иными словами, анима представляет собой связанный с коллективным бессознательным синтетический, сформированный в опыте поколений имидж женщины в психике мужчины.

Этот имидж обладает необычайной силой воздействия в случае его активизации, что происходит, например, тогда, когда анима мужчины проецируется на какую-то конкретную женщину. Анима рассматривается как наличие женского начала в психике мужчины. Она может влиять на настроение, приводить к его снижению, грусти, печали и пр. Анима проявляется в женственных чертах характера, свойственных даже наиболее мужественным мужчинам. Имидж анима элюзивен. Он не поддаётся конкретному

определению. В нём всегда присутствует таинственность, магия, особая притягательная сила. Анима имеет как положительную, так и отрицательную стороны (два противоположных полюса), приобретая черты как доброй феи, так и злой колдуньи.пд’у, представлен часто во множественном числе, проявляясь в виде понятия «они» (совет старейшин, коллектив и др.). Влияние такого коллективного анимуса может приводить к преклонению перед авторитетами, людьми, которые «всё знают», обладают властью.

Целью мужчины и женщины является частичное осознание в их психике анимы и анимуса и интегрирование осознанных элементов в целостную личность. Конструктивное развитие маскулинных и феминных черт сохраняет внутренний баланс, предотвращает односторонний взгляд на жизнь, профилактирует конфликты между анимой и анимусом.

В художественных произведениях, кинофильмах и спектаклях содержатся многочисленные примеры негативных последствий неумения использовать внутренние ресурсы для «здоровой» проекции анимы и анимуса на лиц противоположного пола. Одним из таких примеров является яркая иллюстрация воздействия анима в фильме «Голубой ангел», главный герой которого — профессор — влюбляется в девицу из кабаре (эту роль играла Марлен Дитрих), теряет свою прежнюю идентичность, разрушает карьеру, жизнь, и его личность подвергается полной дезинтеграции.

Опасность проекции анимы и анимуса состоит в идентификации женщины/мужчины с спроецированным на них архетипным образом, которому проецирующий/проецирующая приписывают нереальные, фантастические качества, по существу, мало зная об их реальных особенностях.

Анима и анимус проявляются различным образом, но имеют определенные общие характеристики. Каждый из них является психическим имиджем и представляет конфигурацию, состоящую из базисной архетипной структуры. Как фундаментальные формы, лежащие в основе феминных аспектов мужчины и маскулинных аспектов женщины, они видятся как два оппозита (две противоположности). Как психические компоненты они сублиминальны к сознанию и функционируют внутри бессознательной психики и поэтому действуют благоприятно, однако они могут и угрожать сознанию, если овладевают им. Они влияют на доминирующие содержания в психике мужчины и женщины не просто, как обычно думают, в качестве контрасексуальных психологических противоположностей мужественности и женственности, они действуют и как психологические насосы, и как душевные проводники, способные активизировать творческие возможности, становясь инструментами для постоянного личностного развития [3].пд’ом было непосредственно связано с идеей о необходимости осознания клиентами Тени. Овладение анимой или анимусом трансформирует личность, в которой начинают преобладать характеристики, присущие противоположному полу. Индивидуум теряет свою индивидуальность, естественность и личное очарование. Мужчина под воздействием овладевшей им анимы становится беспокойным, гиперсексуальным, эмоционально изменчивым, сентиментальным. Женщина, которой овладел анимус, упряма, доминантна, стремится к командованию,

безжалостна. Это делает личность односторонней. Мужчина завязывает отношения с недостойными, плохими, опасными людьми. Женщина движется по жизни под флагом неадекватных убеждений [3].

Jung видел в аниме и анимусе феномены, показывающие эссенциальную разницу между полами. Если мужчина переживает страстное влечение к женщине, это связано с тем, что именно эта женщина воплощает его аниму, и она кажется ему более красивой, более нуминозной по сравнению с другими женщинами вокруг. Этот факт часто поражает его друзей и знакомых, совершенно не понимающих, «что он в ней нашел». Это и есть феномен архетипной проекции, но только те, кто имел опыт безнадежной влюбленности, могут правильно оценить, что представляет собой этот феномен. Женщина, на которую проецируется данный архетип, и мужчина, который его проецирует, лишены критики, поскольку они схвачены архетипом. Какие бы сознательные рассуждения и рационализации ни приводились для объяснения сделанного выбора, они носят вторичный характер, так как первичная мотивация находится в нуминозном качестве активизированного архетипа. Сознание мужчины, например, понимает, что выбранная в качестве партнерши женщина ему не подходит, но бессознательное его не слушает и является главным в совершаемом выборе.

Наиболее часто анима появляется в замаскированном виде в сновидениях в образе неизвестной молодой женщины. Хотя она выглядит молодо, в ней ощущается вечность и опыт. Она может быть связана с землей или водой, иметь позитивные и негативные аспекты. С одной стороны, она — заботящаяся, любящая фигура, а с другой — соблазнительница или ведьма. Сны, в которых появляется анима, относятся к Большим снам, они запоминаются, и их нуминозность живет в воспоминаниях длительное время, в отличие от обычных снов, которые вскоре забываются.

Jung уделил значительно меньше внимания концепции анимуса по сравнению с анимой. Этим больше занималась его дочь — Эмма Юнг. По ее мнению, женщины в прошлом были относительно пассивны и настроены на то, что мужчины должны бороться за них, втайне надеясь на появление рыцаря на белом коне. Современные женщины одновременно хотят быть рядом с мужчиной, стремятся к равному статусу и в то же время не хотят расставаться с женской идентичностью.

Концепция анимуса ассоциируется у многих с нездоровым табу, что находит выражение в клинической практике и широком диалоге на тему о гендере (Goss, 2008). Goss, основываясь на клинических примерах, фольклоре и мифологических нарративах об анимусе, объясняет, каким образом негативный анимус является мостом к внутрипсихическому развитию и более емким межличностным отношениям [7]. маскулинный компонент в психике женщины определяется как анимус. Современные психологи, подверженные влиянию сексизма, воспринимают этот термин с негативным оттенком. Наша практика показывает, что современные женщины, вынужденные гиперсоциализироваться из-за происходящей в обществе инфантилизации мужчин, достигают внутренней гармонии, научившись попеременно «включать», в зависимости от ситуации, мужские и женские стратегии поведения.

Негативный анимус как причина нарушения отношений в диаде «мать — ребенок»

Негативный анимус порождает в женщинах упрямство, догматичность, доминантность, заостренность на принципах.

Эмма Юнг, в сравнении с К. Юнгом, описывала анимус более дифференцированно. Для нее сущность анимуса заключалась в выражении воли, действия и значения [20].

Юнг заимствовал образ Анима из повести Хаггарда «Она» (она должна подчиняться). Эмма Юнг представляла себе этот образ иначе и считала, что слишком долго женщины подчинялись мужчинам и интернализировали в себя этот иерархический порядок. Автор утверждала, что каждой женщине следует научиться находиться лицом к лицу со своим Анимусом (изучать и эффективно контактировать с ним) и, одновременно усиливать свою Аниму (феминность), значение которой в патриархальном обществе недооценивалось.

Asper(1999) считает, что негативный анимус часто может быть симптомом глубокого личностного нарушения, которое связано с негативной матерью [4]. Негативный анимус является симптомом нарциссического нарушения на архетипном уровне. Причиной такого нарушения является негативная Великая Мать. Такой человек не способен любить себя адекватно, он страдает от серьезных проблем с самооценкой, чувством идентичности и автономии. Это нарушение основано на неуспешных материнско-младенческих и материнско-детских отношениях. При отсутствии понимания на эмпатическом уровне происходит блокировка формирования когезивной (спаянной) идентичности и создаются условия для развития нарциссизма.

Причины ранних неадекватных отношений в диаде «мать — ребенок» могут быть различными. Они включают, например, дистанцированную аутистичную мать, раннюю смерть матери, сепарацию от матери в связи с ее болезнью, развод родителей и те же проблемы у отца. Такие эмоционально покинутые дети страдают от родительского бытового невнимания и лишены зеркального переноса [23; 25; 26].

Реальные возможности для развития сильного эго и, соответственно, когезивной идентичности имеет только тот ребенок, который получает зеркальный перенос и чувствует себя на одной эмоциональной волне с матерью или заменяющим ее, осуществляющим заботу человеком. В противном случае у него не формируется доверие к миру, уверенность в себе и чувство внутренней безопасности, что влечет за собой неизбежные проблемы приспособления и адаптации в последующие жизненные периоды. Этому сопутствует чувство самоотчуждения в связи с непониманием других людей, что обусловлено недостаточной ментализацией или ее отсутствием (способностью без слов на эмпатическом уровне адекватно воспринимать психическое состояние другого).

Тем не менее, для выживания ребенок вынужден развивать стратегии приспособления. Одной из них является желание «вписаться» в семейную идеологию с целью, по крайней мере, иметь возможность покупать любовь поведением, заслуживающим родительское одобрение. Эта стратегия включает эмоциональное разделение чувств на «хорошие» и «плохие». Плохие чувства (ярость, ненависть, зависть, скорбь, беспомощность) репрессируются, а хорошие чувства демонстрируются окружающему миру. Поэтому в психологии Юнга говорится о настоящей личности, которую не показывают (Тень), и о Персоне, которая демонстрируется социуму и скрывает настоящую (аутентичную) личность [25].

Другой стратегией выживания ребенка является анимус. Согласно Erich Neumann (1973), патриархальный элемент передается младенцу не столько отцом, сколько — еще раньше — анимусными аспектами матери. Примером служит ситуация, когда ребенок должен приспособиться к жесткой схеме питания. Если он чувствует реальный голод, он вынужден плакать часами, несмотря на то, что его не слышат и/или не замечают.

Ребенок, получивший опыт отвержения, со временем перестает плакать. Его нужды не удовлетворяются, ярость не замечается, и он перестает их выражать. Так развивается латентная депрессия [24]. Ригидность матери постепенно интернализуется и вписывается в органическую составную личности, которую мы называем анимусом. Анимус затем становится движущей силой, с помощью которой ребенок пытается контролировать существование и выжить с помощью рациональности, игнорируя свои чувства и адаптируясь к коллективным ценностям. Деструктивные для себя и других импульсы вызываются этой стратегией. Негативный анимус, таким образом, означает незрелую констелляцию архетипной маскулинности в психике женщины. Он повторяет ригидный анимус фигуры аттачмента из раннего детства. Как симптом нарциссического нарушения он проявляется в неадекватной самооценке.

Мужчины тоже могут проявлять негативный анимус. Это утверждение входит в конфликт с классической концепцией Юнга, согласно которой анимус присутствует в психике женщины, а анима — в психике мужчины. Следует понимать, что то, что проявляется у женщины как негативный анимус, является негативной тенью у мужчины. В этом смысле негативный анимус соответствует мужской тени. Ведущим негативным аспектом мужской тени в нашем обществе является изнасилование. Негативный анимус фактически насилует феминность женщины и ее чувства. У мужчины это — тень насильника, который не может воспринимать чувства своих анимы или анимуса серьезно и не дает им шанса быть услышанными.

Другое объяснение причины психологических проблем у мужчин основано на идее НШтап (1985) и Kast (1984), считающих, что анима и анимус существуют и у женщины, и у мужчины [9; 22].

Aspeг (1999) предполагает, что такое положение создает меньше проблем для мужчин, чем для женщин, потому что мы живем в патриархальной эре, в которой приветствуются патриархальные ценности. Таким образом, мужчина может идентифицироваться с ними лучше, чем женщина, и его идентичность нарушается меньше, чем у женщины, которая должна уметь идентифицироваться с коллективными феминными ценностями, поощряемыми обществом. Отсутствие таких ценностей, так же, как и воздействие школы и воспитания, вызывают идентификацию женщины с маскулинными коллективными ценностями. Если у женщины существуют нарциссические нарушения, тогда, получив маскулинный импринт слишком рано и слишком эмпатично, ее психика в дальнейшем усиливается маскулинными ценностями, и она оказывается неизбежно и незаметно в состоянии значительного самоотчуждения. Ее феминный сэлф, таким образом, перекрывается патриархальной суперструктурой ее личности и лишается возможности свободного выражения. Этого не случается с мужчиной, так как коллективные ценности, с которыми он идентифицируется, составляют часть его маскулинного сэлфа. Его самоотчуждение, соответственно, менее очевидно, чем у женщины. Однако, подобно женщине, он также становится отчужденным от своих чувств и подавляет или насилует свою аниму. Поэтому он должен освободить аниму от объятий своей негативной тени. В этом смысле его анима становится психическим компонентом, о котором Юнг мог бы сказать: «Она, которая должна подчиняться» [4].

Симптомы негативного анимуса, согласно Aspeг, включают: рациональность, коллективные суждения, самодеструктивность, деструктивность других. Анимус не теряет способности к рационально-интеллектуальной аргументации, его аргументы звучат обоснованно, но их трудно понять. У жеманной женщины, по мнению автора, негативный анимус вызывает латентную депрессию, защитные механизмы, отчаяние и чувство бессилия. Крайне важно, чтобы такая женщина нашла свой путь к себе. Если ей это удается, тогда появляется шанс, что негативный анимус будет перекрыт позитивным анимусом. Важно найти путь к эндогамному либидо, потому что оно является условием нахождения пути к настоящему сэлфу. Эндогамное, или родственное, либидо привязано

к субъекту и является нарциссическим. Мы нуждаемся в любви к себе, чтобы найти себя. Самоутверждение является фактором, с помощью которого мы лишаем негативный анимус его силы.

Мужчина должен распознать жадную и неполноценную тень, чтобы освободиться от своей чувственной части — анимы. Одобряемый обществом патриархат представляется нарциссически оскорбительным для женщины и вообще для женственности и в равной степени — для мужской анимы. Внутренняя сущность женщины страдает от патриархальных норм так же, как и чувства мужчины. Негативный анимус и негативная маскулинная тень под влиянием коллективного бессознательного блокируют психическое развитие.

В последние годы природа архетипной маскулинности и феминности ставится под сомнение. Явно недостаточной оказалась традиционная точка зрения Юнга о том, что маскулинность обозначает знание того, чего индивидуум хочет, что делает и чего необходимо достичь. Такое определение подразумевает, что феминность означает нерешительность и беспомощность. В действительности, такие качества, как пассивность и активность, оцениваются совершенно по-разному в различных культурах. Например, в традиционной тантрической индуистской культуре маскулинность означает пассивность, а активность характерна для фемининности; в то же время Буддистский тантризм утверждает обратное [5].

Этот процесс отражает матриархальные и патриархальные предубеждения этих культур. Можно предположить, что культура мешает выражению архетипа или что архетип влияет на культуру; хотя возможны оба варианта [12].

Ассертивность и восприимчивость могут присутствовать как в маскулинности, так и в феминности, но в различных пропорциях, или же эти качества могут уравновешивать друг друга, что соответствует Таоистским взглядам о том, что все в Природе состоит из инь- и янь-начал, представленных в различной степени. Другими словами, ассертивность и восприимчивость не являются исключительно маскулинными или феминными качествами, а имеют инь- и янь-подобные свойства.

Нарушение первичных отношений и негативный инстинкт самосохранения порождают негативизированное эго, которое будет использовать защитные механизмы с целью замены любви и безопасности, которыми не смогла обеспечить личность негативная мать.

Негативная анима

Многие мужчины, обратившиеся к нам за помощью, считают, что внебрачные сексуальные связи с их стороны возможны и желательны.

В то же время, более глубокое психологическое исследование выявляет, что в подсознании этих мужчин происходит размежевание — конфликт между негативным и позитивным полюсами архетипа Анимы. В результате такого конфликта женщины делятся на хороших, ассоциируемых с матерью или бабушкой, и «плохих» — носителей привлекающего, но вместе с тем отрицательного начала. Имеет место наличие комплекса ангела-проститутки. Это отношение, по-видимому, выходит в определенном смысле за пределы индивидуального опыта, произрастая из коллективного подсознательного [21].

Комплекс отражает наличие в коллективном подсознательном мужчин «внутренней фигуры» — символической фигуры «анима». Анима является персонификацией различных женских психологических тенденций в психике мужчины, например, таких как смутные неопределенные чувства, восприимчивость к иррациональному, предчувствия и, что очень важно, определяет его отношение к своему глубинному подсознанию. В связи с вышеизложенным можно привести пример из ритуальных эскимосских обрядов, при совершении которых шаманы одеваются в

определенных случаях в женское платье или изображают на одежде женскую грудь. Это делается для того, чтобы продемонстрировать наличие в своей психике женской стороны, посредством которой устанавливается контакт с миром призраков и духов. В процессе подобных действий или через какое-то время после их совершения у некоторых членов племени возникают видения женщины, излучающей яркий свет и дающей советы, как жить дальше. Иногда после этого женский образ появляется во сне.

Часть образа анимы находится в индивидуальном подсознании, и на ее проявление оказывает большое влияние поведение матери. В случаях отрицательного материнского влияния (отсутствие достаточной любви к ребенку, незаслуженные наказания, отвержение ребенка в связи, например, с наличием у матери любовника и т.д.) анима выступает как сила, провоцирующая неуверенность, чувство незащищенности, снижение настроения, меланхоличность. Взрослый мужчина под влиянием видения анимы испытывает тоску, тревожность неопределенного характера, иногда страх заболеть какой-нибудь серьезной болезнью, оказаться жертвой несчастного случая. Анима может выступать в виде соблазнительницы, искушающей мужчину и затем уничижающей его. Мы останавливались на этой стороне проблемы при описании феномена роковой женщины в монографии «Сексуальность в постсовременном мире» [2]. Добавим, что негативная сторона анимы отражена в греческом мифе о сиренах и немецком мифе о Лорелее.

В случаях положительного отношения матери влияние анимы также может быть отрицательным, однако это происходит уже по другим механизмам. Чрезмерная материнская любовь, гиперопека приводят нередко к тому, что, начиная с детского возраста, мужчина лишается возможности развивать мужские качества. Он полагается во всем на женщин, оказываясь мало приспособленным к самостоятельной жизни. В таких случаях влияние анимы на некоторых мужчин выражается в чрезмерной ранимости и чувствительности, склонности к истерическому поведению. В более скрытой форме анима возникает в сказках, где присутствует принцесса или царевна, предлагающая своим поклонникам (кандидатам в мужья) разгадывать загадки или прятаться где-нибудь поблизости. Если загадка не разгадывается или принцесса находит прячущегося потенциального жениха, его тут же убивают. Анима в такой замаскированной форме вовлекает мужчин в деструктивную интеллектуальную игру, в псевдоинтеллектуальные диалоги и подобные формы активности, мешающие им вступать в прямой контакт с жизнью, принимать реальные решения. Мужчина в таких случаях рефлексирует так сильно, что теряет свою спонтанность и способность к выражению чувств.

Стремление мужчины к отрицательной стороне анимы проявляется в желании изведать что-то порочное и, вместе с тем, притягивающее своей таинственностью и неопределенностью, хотя это всегда связано с риском. Такие клиенты описывают отношение к женщине формулой «Жить с ней невозможно, но очень хочется». Своя внутренняя анима может быть спроецирована мужчиной на ту или иную реальную женщину, которой приписываются все качества анимы. Женщины «русалочьего», «сказочного» вида обладают особой притягательной силой, так как на них легче совершается проекция. У мужчины при этом возникает чувство, что он знал эту женщину всю жизнь и готов всем пожертвовать, лишь бы добиться ее, при этом не имеет значения, что в действительности представляет собой эта женщина. Более того, проекция отрицательной стороны анимы неизбежно приводит к связи с роковыми женщинами, далекими от таких качеств, как скромность, высокая мораль, а так же от образа хранительницы домашнего очага.

Позитивная анима

Положительная сторона анимы проявляет себя в различных аспектах жизни мужчины. Она способствует, например, правильному выбору брачной партнерши. Под ее влиянием мужчина способен выходить за пределы свойственной ему логической

рассудительности и использовать энергию подсознания, что способствует творческому подходу, создает подготовительное поле для возникновения озарения. Положительная сторона анимы является для мужчины внутренней силой, придающей ему чувство уверенности в себе, она осуществляет роль посредника для интуиции, на основании которой мужчина способен вести себя экзистенциально, подчиняясь не внешним конъюнктурным требованиям, а руководствуясь своим внутренним видением мира. Влияние положительной анимы позволяет контролировать эмоции, воображение, фантазии и выражать их в художественной форме в виде музыки, литературы, живописи и др. Настоящие произведения искусства возникают при использовании материалов глубинного подсознания. Положительная сторона анимы учит мужчину разбираться в чувствах, относиться к женщине, как к Деве или Ангелу.

Сегодня для некоторых современных мужчин остается актуальным почитание культа девственности, которая ассоциируется с чистотой и положительными качествами невесты. Это отношение имеет непосредственную связь с мифологией. Так, например, в древнегреческой мифологии три из шести основных богинь — Артемида, Афина и Гестия — были девственницами. Род занятий трех остальных полностью исключал девственность. Трудно представить девственницей богиню любви Афродиту. Деметра — богиня земли и плодородия — также не могла оставаться девственницей. Гера, хотя и являлась женой Зевса, каждый год восстанавливала свою девственность, купаясь в священном источнике. Сверхценное отношение к девственности сохранялось во многих культурах в течение тысячелетий. Оно актуально для мужчин и в настоящее время. В этих механизмах немаловажное значение имеет протестное отношение мужчины к своей матери как к женщине, живущей половой жизнью. Реакцией на осознание этого факта является двойственное отношение к женщинам вообще (комплекс ангела-проститутки). Одним из выражений такого подхода служит возникновение мифа о «святой» проститутке, т.е. проститутке с доброй, всепрощающей душой, достойной настоящей любви и способной на нее. В этой связи можно вспомнить, например, образ Сони в «Преступлении и наказании» Ф.М. Достоевского, образ главной героини «Одиннадцати минут» П. Коэльо и др. В этих образах в той или иной степени звучит мотив вынужденности заниматься проституцией в связи с тяжелыми условиями жизни.

Таким образом, у мужчин имеет место выраженная, хотя и скрытая обычно, тенденция рационализировать в определенном плане сексуальное поведение. Это проявляется и в действиях — в постоянном поиске качеств, свойственных «хорошим» и «плохим» женщинам, что оказывается ловушкой, так как найти женщину, обладающую качествами заботящегося и всепрощающего ангела и в то же время удовлетворяющую всем сексуальным желаниям, очень трудно.

Интересно, что, отвечая на вопрос о том, какие качества женщины, с которой намерены вступить в длительные отношения, они считают наиболее важными для себя, мужчины, по нашим данным, наиболее часто называли заботу и умение быть хорошей хозяйкой дома. На первый план выступала потребность чувствовать себя дома максимально комфортно, не подвергаясь стрессам, получать внимание, иметь возможность положиться на жену и быть свободным от забот, связанных с бытом.

Анализ реально возникающих семейных конфликтов показывает, что в ряде случаев у мужчин возникает противоречие между имиджем мужественности, подразумевающим самостоятельность, силу, независимость, и стремлением быть социопсихологически зависимым от жены. Последнее, как правило, тщательно скрывается, маскируется различными формами поведения, включая маски, разыгрывание роли «сильного человека», демонстрацию своих возможностей (обычно значительно преувеличенных). Такие мужчины выбирают стратегию ухода от ответственности, стараются не принимать решений, предоставляя это женам. Если решения оказываются неправильными, они обвиняют жен, при удачном раскладе стараются приписать успех себе. Жены становятся для таких мужчин своеобразным

громоотводом, мужчины проецируют на них чувство собственной неполноценности, неуверенности в своих возможностях и силах. Зависимость мужчин от женщин может быть очень выраженной, хотя при этом они заявляют, что «ни в ком не нуждаются».

Скрытое стремление к зависимости проявляется не у всех мужчин и может быть разным по степени выраженности. Эта психологическая особенность должна учитываться в терапии, так как ее непонимание может приводить к неблагоприятным развитиям межполовых, в особенности семейных, отношений. Из этого вовсе не следует, что систему зависимости нужно стремиться во всех случаях разрушать. Жизнь всегда сложнее любой схемы и тем более догмы. Зависимость мужчины от женщины может устраивать последнюю, хотя неизбежно предполагает её эксплуатацию. Женщина имеет вторичную выгоду от таких отношений, дающих возможность держать ситуацию под контролем, занимать доминирующую позицию. Некоторые женщины реализуют таким образом свой материнский инстинкт, относясь к мужу, как к ребенку, который полностью зависит от нее. Напомним, что подобные отношения зависимости очень характерны для семей с алкогольными или другими аддиктивными проблемами мужа, который сочетает аддикцию с зависимостью от жены. Более подробно мы останавливались на этом вопросе в книге «Психосоциальная аддиктология» [1].

Психологическое интервью мужчин различных возрастных групп обнаруживает, что они придают также большое значение правдивости, честности и искренности женщин, на которых собираются жениться. Они не хотят связываться с женщинами, которым нельзя доверять, которые скрывают правду и обманывают их. Правдивость и искренность расцениваются как доказательства любви. Здесь отражено вполне понятное стремление чувствовать себя уверенно в семье, связать свою жизнь с человеком, которому можно доверять в ситуациях неуспеха, поражения, болезни и др.

Описанные мотивации не всегда работают при заключении брака. Они «не срабатывают» в случаях внезапной страстной влюбленности, возникающей по механизму проекции образа анимы на женщину, что сопровождается полным уходом из сферы рационального мышления и реалистического отношения к избраннице. Союзы, возникающие на такой основе, могут в каких-то случаях быть счастливыми, однако чаще всего они кратковременны и заканчиваются разрывом отношений, после чего остается чувство перенесенной болезни, наваждения или даже безумия. В то же время, нужно констатировать, что на заключение подобных союзов оказывает несомненное воздействие широко распространенное у населения мифологическое представление о благородстве, истинности так называемой «романтической» любви, которая считается наиболее совершенным сексуальным отношением. «Любовь с первого взгляда», согласно этому мифологическому подходу, противопоставляется «расчету», под которым понимаются любой рациональный или просто разумный подход и попытка объективного анализа.

Романтическая любовь подразумевает непременную встречу с идеалом. Все развивается по следующему сценарию. Молодой человек встречает девушку. Они влюбляются друг в друга «с первого взгляда», возникает вибрация любви, проскакивает нечто вроде электрического разряда. Ухаживание проходит как в тумане, влюбленные находятся в постоянном экстазе. Они преодолевают все препятствия, возникающие на их пути, и вскоре женятся. После брака, в соответствии с мифологическим сценарием, они живут счастливой, безоблачной жизнью. Молодые, попадая в такую мифологическую ловушку, строят свои отношения на иллюзорном материале, они ожидают от отношений и от жизни невозможного. Чувство реальности разрушается, заменяясь мифологическими образами. Опасность такой замены состоит также и в том, что человек отвлекается от понимания того, что совершенство достигается в жизни ценой усилий, обучения, преодоления трудностей, приобретения опыта. Миф уводит от реальности повседневной семейной жизни, включающей и финансовые трудности, и необходимость заниматься домашней работой: грязной посудой, стиркой, приобретением продуктов, приготовлением пищи и многим другим. С появлением

ребенка проблем становится больше, особенно в условиях сегодняшних кризисов. Трудности преодолеваются при условии взаимной любви, взаимопонимания, уважения интересов друг друга. В противном случае разочарование и последующий разрыв неизбежны. Нельзя забывать, что сексуальная сторона сама по себе не является решающим фактором в союзе «на длинную дистанцию». Акцент на одном только сексе не способен решить сложные жизненные проблемы. Мы подчеркиваем это положение, поскольку нам приходилось неоднократно встречаться с ситуациями, когда мужчина, ставя во главу угла сексуальную сторону жизни, пытался с ее помощью выйти из лабиринта постоянно увеличивающихся затруднений, усиливающихся конфликтов, нарастающего раздражения и неудовлетворенности жены. Имела место своеобразная борьба за достижение «сексуального совершенства», причем подразумевалось, что таким путем можно «успокоить женщину», «сделать ее счастливой», отвлечь от других проблем, потому что, «если говорить серьезно, то она в этом только и нуждается, хотя сама не понимает, что ей нужно». Такая стратегия, естественно, приводила к фрустрации, вызывала фригидность со стороны жены и в ряде случае — развитие импотенции у мужчины. Сексуальное совершенство как изолированный феномен невозможно, оно в такой ситуации всегда приведет к разочарованию. Сексуальная привлекательность не заменяет других общих интересов и не избавляет от необходимости делить друг с другом невзгоды повседневной жизни.

Понятие сексуального совершенства не обязательно должно совпадать у мужчины и женщины, находящихся в интимных отношениях. Мужчина подразумевает под ним дикую страсть, а женщина — необычную нежность. Эти чувства не всегда гармонично сочетаются, они могут приводить к напряжению и конфликтам, к разочарованию, отчуждению.

В заключение подчеркнем, что ошибки взаимного выбора, к сожалению, чрезвычайно часты. Этим во многом объясняется столь высокое число разводов. От молодого мужчины (как и от женщины) нельзя ждать способности разобраться в характерологических особенностях выбираемой женщины (и наоборот). Все выясняется позже, как правило, после окончания медового месяца, когда становится ясным, по-прежнему ли присутствие другого человека столь же приятно, сохраняется ли ощущение психологического комфорта, лучше ли чувствует себя каждый, когда они вместе, или им лучше быть порознь. Знание психологии вопроса не способно, конечно, стать спасательным кругом, однако оно является серьезным вспомогательным компонентом, заставляющим лишний раз задуматься перед принятием ответственного решения.

В нашем обществе некоторые мужчины чувствуют себя неуверенно в отношении своей мужественности, скрывая это чувство от постороннего взгляда. В процессе внутренней борьбы с комплексом неуверенности мужчины часто прибегают к стратегии постоянной проверки своих сексуальных возможностей с разными партнершами. Мы еще раз подчеркиваем этот факт, так как в настоящее время становится все более важным понимание мужчинами, что мужественность не измеряется исключительно сексуальной потенцией, а состоит из многих качеств. В связи с этим следует обратить внимание на то, что чрезмерное, можно сказать, сверхценное внимание к потенции приводит многих мужчин к опасению или страху, что любое временное затруднение в этой области может оказаться стойким. Такое восприятие представляет серьезную угрозу их мужской интегральности. Сексуальный миф о мужественности как сексуальной потенции бывает крайне деструктивным, он создает основу для возникновения хронических стрессовых состояний у мужчин, в частности, как показывают наши наблюдения, способствует развитию тревожных состояний в зрелом возрасте.

Эмоциональная зрелость мужчины помогает воспринимать естественное старение без тревоги, с пониманием того, что сексуальные железы и гормоны — это не единственное, что делает мужчину мужчиной.» — приобретенной личностью, составленной из чужих убеждений». Jung, таким образом, противопоставляет персону настоящему внутреннему SelfV — душе человека [13].

Персона как маска является коллективным феноменом, она во многом тождественна, например, у людей одной профессии, одного социального статуса. Термин «коллективный» в данном случае обозначает лишь поведение человека в рамках коллективной роли. Его не следует путать с термином «коллективное бессознательное». Анализируя персону, мы убеждаемся, что она — не настоящее индивидуальное «Я». Персона — лишь компромиссное образование, «вторичная реальность», в ней всегда больше заимствованного от других, чем собственного. В то же время, Jung признает, что персона не есть исключительно коллективный феномен, она все-таки отражает частично эссенциальный, «индивидуальный» Self.

В процессе психоанализа происходит «снятие» маски, пациент/пациентка лишается персоны, проявляется настоящий Self, истинная индивидуальность, которая топографически ближе к глубинному коллективному бессознательному, чем персона с элементами индивидуального Self^. Признаками такого приближения к коллективному бессознательному при «растворении» персоны в процессе психоанализа являются стимуляция воображения, творческого потенциала, появление «Больших Сновидений» и архетипного содержания. Наряду с этим возможны переживания катастрофы, конца мира.

Согласно JungV, разрушение персоны может привести к: 1) развитию паранойи или шизофрении вследствие коллапса ego и инфляции сознания материалами коллективного бессознательного; 2) развитию регрессивного или эксцентрического поведения в связи с отсутствием социальной адаптации; 3) восстановлению регрессивной персоны, защищающей от дальнейших влияний бессознательного, что характерно для людей, испытывающих страх самопознания; 4) возможной идентификации с архетипами коллективного бессознательного, встречающимися в сновидениях и фантазиях, в результате чего происходит «потеря себя» в архетипных образах [Там же].

Идентификация с персоной создает условия для развития невротических расстройств, т.к. в этом случае жизнь основывается на уходе от себя, от самовыражения, раскрытия многих потенциальных способностей с развитием постоянного психологического дискомфорта, несмотря на внешнее благополучие. Персона никогда не является постоянным характером человека. Она — составная часть индивидуального и прежде всего ролевого поведения, проявляемого в соответствии с принятыми в обществе нормами и правилами. В этой связи Jung обращал внимание, что биографии известных людей представляют собой историю персоны и часто содержат очень мало индивидуальной правды [16; 17].

В современном обществе происходят быстрые изменения, и человек с целью приспособления создает многочисленные маски, обучаясь вести себя в соответствии с ролью различных, иногда полярных фигур с нередко разными культуральными традициями. Он «надевает» маски знаменитостей, героев, персонажей, «раскрученных» средствами массовой информации. Ему необходимо исполнять роли, требуемые формами

общения на различных профессиональных и социальных уровнях., его росту за счет усвоения различных, часто очень далеких друг от друга содержаний, заимствованных из опыта различных культур в многонациональном и многорасовом обществе. Маски создают возможность испытать, пережить другой Self в течение определенного, относительно короткого периода времени. Они позволяют испытать новую персона-идентичность и сравнительно легко выскользнуть из нее, вернувшись к прежнему состоянию. Иными словами, персона может быть метафорически представлена как лицензия на другой способ поведения. Создание персоны дает возможность посмотреть на себя с другой стороны, в рамках иной перспективы.

Согласно Сэмуэлсу Э., с соавт. (2016), разные культуры устанавливают различные социальные нормы для персоны, однако со временем происходит их изменение и эволюция, так как лежащая в основе архетипная модель подвержена бесконечным вариациям. Иногда под персоной подразумевается социальный архетип, включающий условности, требуемые для участия в общественной жизни [3].

Персону нельзя рассматривать как ложную или патологическую по своей природе. Риск патологии возникает, если индивидуум слишком близко идентифицируется со своей персоной (срастается с маской). Такая идентификация приводит к потере осознания себя вне социальной или гендерной роли и к неспособности к созреванию (например, неумению адаптироваться к процессу взросления) и личностному росту.

Идентификация с персоной ведет к формированию психологической ригидности или ломкости. Бессознательное стремится взорвать сознание скорее, чем влиться в него в управляемой форме. Эго, в случае идентификации с персоной, способно только к внешней ориентации. Оно остается слепым к внутренним состояниям и поэтому неспособно реагировать на них. Из этого следует, что человек может не осознавать свою персону.

Персона является медиатором (посредником) между эго и внешним миром, во многом так же, как анима и анимус — между эго и внутренним миром. Поэтому персона и анима/анимус могут рассматриваться как оппозиционные психические силы. В то время как персона занята сознательной и коллективной адаптацией, анима и анимус связаны с адаптацией ко всему тому, что является внутренним, индивидуальным и личностным [Там же].

ТЕНЬ

Юнг дал определение тени как «того, чем индивидуум не хочет быть». Это простое определение суммирует многостороннее и повторяющееся отношение к тени как к негативной стороне личности, как к неприятным качествам, которые индивидуум пытается скрыть, как к примитивной, лишенной ценностей стороне человеческой природы. Юнг осознавал всю реальность злого начала в жизни. Тень — это то, о чем не хочется говорить. Если бы люди этого хотели, это не называлось бы тенью [Там же].

У человека, привыкшего мыслить и чувствовать в категории, называемой асценсионизмом, происходит архетипное поклонение лучезарным Богам и Богиням. Такие люди уверяют друг друга, что все индивидуумы по существу хорошие, но их испортили социальные и политические влияния и те, кто живет в мире грусти и скорби. Они считают, что земное существование является благодейственным божеством. В асценсионистской мифологии природные катастрофы — это отклонения; деструктивных божеств не существует, нет ни Шивы, ни Кали, ни Бабы-Яги.

Люди обычно стараются, насколько возможно, игнорировать плохие события, считая, что, несмотря на то, что они «случаются» с нами, мы не являемся их частью. Совершаемые на протяжении тысячелетий акты насилия, свидетелями или участниками которых были наши предки, складываются в отдаленном месте психики, в Тени. Людям хотелось бы прожить всю жизнь без осознания собственной тени.

В настоящее время изучение человеческой тени приобрело очень важное значение, когда средства массовой информации предлагают нам изображение прошлого с исключительно положительно окрашенной односторонней информацией. Капитализм победил социализм, а сейчас его тень старается победить культуру, стимулируя коллективный инфантилизм, неспособный противостоять теневым архетипам.

В этом контексте искусство, музыка, литература являются произведениями, выражающими не только светлые, но и темные стороны психики. Например, такие писатели, как Шекспир, Диккенс, Солженицын, Замятин, Достоевский, Джойс, Фолкнер, Элиот, хорошо поработали с Тенью как в своих литературных творениях, так и в личной жизни.

Юнг часто подчеркивал, что тень имеется у каждого из нас и что все предметы бросают тень. Эго можно представить символически как свет по отношению к темноте. Тень делает нас человечными. » Каждый несет тень, и, чем меньше она воплощена в индивидуальном сознании, тем более темной и густой является. Если негативная сторона осознана, всегда есть шанс ее корригировать. Более того, тень постоянно взаимодействует с другими потребностями и может изменяться. Но если тень репрессирована и удалена от сознания, она никогда не корригируется и способна внезапно ворваться в сознание. Она препятствует самым благим намерениям» [15].

Юнг идентифицировал тень как содержания индивидуального бессознания. Они контролируют тень точно так же, как выражение инстинктов контролируется социальными нормами. Более того, содержания индивидуального бессознания смешиваются с архетипными содержаниями коллективного бессознательного, сохраняя и усиливая свою темную сторону. Другими словами, избавиться от тени невозможно.

Принимая во внимание, что тень является архетипом, ее содержания мощны, насыщены аффектом, навязчивы, автономны, способны овладеть эго. Вначале они появляются в проекции. Когда сознанию что-то угрожает, тень находит выражение в сильной иррациональной проекции на кого-то извне. Такая проекция может быть негативной и позитивной. Этот механизм лежит в основе личных антипатий, предубеждений, вражды и агрессии в мире.

При определении этого понятия у ряда авторов встречаются разночтения, касающиеся локализации тени. Формально тень локализуется на уровне индивидуального бессознательного. Тень — это то, что человек не хочет знать о себе, это его скрытая, подавленная сторона. Вместе с тем, тень связана с глубинным, коллективным бессознательным. Она испытывает на себе его сильное влияние и поэтому при своих проявлениях может выходить за пределы, объяснимые индивидуальным опытом. Далеко не всё в тени может быть понято на рационально-логическом уровне. Попытка объяснения человеком ряда действий в некоторых случаях носит, по сути дела, лишь формально убедительный характер. Тень является противоположностью персоны, отражающей роль, играемую человеком в обществе. Тень — это страж, стоящий на вратах бессознательного.

В аналитической психологии существует понятие «акцептация» (принятие) тени, означающее мирное сосуществование с ней. Акцептация требует отказа от чересчур завышенных идеалов, основанных на иллюзии, в противном случае человек оказывается вовлеченным в бесконечное, чрезмерное лицемерие и обман.

Если человек усердно подчеркивает только свои положительные стороны и старается убедить других в том, что он состоит только из одних достоинств, это является самообманом и обманом других людей. Существует немецкая поговорка: «Только дьявол не имеет тени». Речь идет о том, что, если имидж, создаваемый человеком и презентируемый им психологический портрет слишком хороши, это должно настораживать. Известно, что людей без недостатков не бывает. Если психологически зрелый человек находит в себе смелость признать наличие тени, у него появляется возможность определенных изменений в результате отреагирования.

Анализ правонарушений, совершаемых по отношению к близким людям во время алкогольного опьянения, показывает, что дисфункциональные отношения, сопровождающиеся подавленным чувством ненависти, существуют в таких семьях на протяжении многих лет. Если бы эти отрицательные чувства осознавались и анализировались, это сделало бы возможным их отреагирование, что помогло бы избежать ситуаций, провоцирующих прорыв тени из индивидуального, а частично и из коллективного бессознательного в сознание. Такой прорыв может приводить к трагическим последствиям. Коллективное бессознательное оказывает влияние на тень и, активизируясь в ее структуре, может приводить к неожиданным, в том числе и к социально опасным действиям.

Воздействием коллективного бессознательного можно объяснить описанный Bizezicki феномен парагномена. Парагномен является неожиданным совершением какого-то необычного и непрогнозированного поступка, не соответствующего прежнему поведению человека, на фоне ненарушенного сознания. Поступок остается в памяти, но не может быть объяснен человеком, который его совершил. Обычно через какое-то время после парагномена развивается шизофренический психоз.

Психотерапия должна включать проработку тени. У клиента необходимо развить умение распознавать имиджи и ситуации, которые наиболее вероятно провоцируют проекции тени в повседневной жизни. Важно научить клиента использовать в жизни скрытые в тени ресурсы.

ВЕЛИКАЯ МАТЬ

К числу женских архетипов относится архетип Великой Матери. Женщины, у которых возникает активация этого архетипа, приписывают себе необычные свойства, качества и силу. Так же, как и в случае с архетипом Старого Мудреца, возникает убежденность в том, что такая женщина всегда права. Появляется «миссионерская активность», направленная на то, чтобы пробудившуюся силу, данную ей свыше, проявлять каким-то образом. Чаще всего появляется желание влиять на других людей: членов семьи, родственников, друзей, сотрудников по работе. Отсутствие умения находить компромисс и убежденность в своей беспрекословной правоте во всем рождают императив, которому обязаны следовать окружающие. «Вы должны делать так потому, что я считаю, что это — Истина. Все делается для вашего блага. Если вы будете поступать по-другому, это наказуемо и чревато отрицательными последствиями». Возникает стремление насильно осчастливливать других для их же блага (по принципу — «догнать и осчастливить»). Любое сопротивление окружающих вызывает агрессию.

Архетип может проявляться с разной силой и в разных вариантах — от обычного стремления к доминированию до навязывания «единственно правильной» точки зрения и гипертрофированной бескомпромиссности. В случае отождествления такой женщиной себя с Матерью-Землей и Матерью-Природой возникают особенно тяжелые последствия. Архетипы Старого Мудреца и Великой Матери продуцируют идеи величия.

Великая Мать представляет центральный аспект феминного архетипа. Термин «Великая» отражает ее безвременный характер и ее нуминозное превосходство над всем земным и просто человеческим. С одной стороны, Великая Мать — креативная и любящая; с другой стороны, она деструктивна и полна ненависти (Хорошая Великая Мать и Ужасная Великая Мать).

Хорошие и Ужасные аспекты материнского архетипа определяют поведение матери по отношению к ребенку преимущественно на бессознательном уровне психической активности. Когда правит Хорошая Великая Мать, все мирно и спокойно, но, когда активизируется Ужасная Мать, наступает кромешный ад — ярость, непрерывный крик на ребенка и даже его избиение. Ретроспективно, после минования приступа, она может оценить свое поведение как постыдное.

Великая Мать является названием общего имиджа, заимствованного из коллективного культурального опыта. Как имидж она проявляет архетипную полноту, но также позитивно-негативную полярность. Младенец старается организовать переживания своей ранней ранимости и зависимости от матери вокруг позитивного и негативного полюсов. «Позитивный полюс притягивает такие качества, как материнская забота и симпатия; магический женский авторитет; мудрость и спиритуальная экзальтация, которые перекрывают рассудок; любой полезный импульс, все, что дает надежду и поддерживает, что стимулирует рост и плодовитость. Вкратце — хорошую мать. Негативный полюс представляет плохую мать: все секретное; скрываемое; темное; пропасть; мир мертвых; все, что поглощает, соблазняет и отравляет, что ужасно и неизбежно, как судьба» [14; 19, р. 158].

В перспективе развития личности это означает расщепление материнского имиджа. Юнг, в связи с этим, обращает внимание на то, что такие контрасты широко распространены в культуральном воображении всех людей, поэтому человечество не находит странным факт расщепления матери. В конце концов, младенец обучается контактировать с матерью как с личностью и объединять оппозиционные представления о ней для целостного ее восприятия [3].

Юнг чувствовал, что качество имиджа Великой Матери различно у мужчин и женщин. Поскольку то, что женственно, чуждо мужчине, оно будет позиционировать себя в бессознании и отсюда распространять более сильное влияние в связи со своей скрытостью. Но женщина разделяет ту же сознательную жизнь, что и ее мать, и отсюда имидж матери менее пугающ и менее привлекателен для нее, чем для мужчины. Здесь Юнг мог идеализировать материнско-дочерние отношения, игнорируя их соревновательный аспект и рассматривая их в перспективе своего времени. Подобным образом автор обозначает качественные различия между материнским архетипом, отражающим его культуру [Там же].

АРХЕТИП СТАРОГО МУДРЕЦА

Архетип обладает атрибутами Высшей Силы — Всезнания, Всепонимания, Всемогущества. Активизация архетипа приводит к развитию идей переоценки своих возможностей, выходящих за границы реальности. Находящийся во власти архетипа человек считает, что обладает сверхчеловеческими возможностями, что его мысли имеют исключительное значение для других и для судьбы мира в целом. Все, что он придумывает, является истиной в последней инстанции. Иногда он воспринимает себя как Мессию, как посланника Высшей Силы. Задействование архетипа сопровождается выбросом большой энергии, которая в обычных условиях не свойственна этому человеку. Это энергия коллективного бессознательного.

Архетип Старого Мудреца оказывает сильное харизматическое воздействие на окружающих. Как правило, пациент, высказывающий бредовые идеи величия, вызывает чувство сожаления, смех и пр. Однако тот, кем овладел этот архетип, обладает большой силой убеждения. Окружающие верят ему, как пророку, как лидеру, и это опасно, т.к. проявление архетипа контагиозно, как инфекция, и может вызывать явления массового индуцированного фанатизма. Задействованность архетипа имеет место у религиозных, политических и других фанатиков. Пока люди находятся в сфере влияния такого человека, ему верят. Архетип Старого Мудреца способен активизировать тот же архетип у других людей. описан психоз счастья, причиной которого является прорыв из бессознательного архетипа Трикстера. Лица, страдающие психозом, имеют блаженно экзальтированный вид. Они как бы излучают энергию и убеждены в том, что само их присутствие очень благотворно воздействует на окружающих, делает других лучше, счастливее и здоровее.

Образ шута в виде архетипа Трикстера проявляется в дурашливом поведении, которое в относительно слабо выраженном варианте находит выражение в неадекватных шутках, раскованном поведении, цинизме, нарушении правил приличия, этики и морали. Необходимость «разгрузки» архетипа Трикстера в социально приемлемых формах находит отражение в народных обычаях, праздниках в различных культурах. С этой целью проводятся карнавалы, праздники Природы, Весны, Хэллоуин и др.

Гипертрофированное выражение архетипа Трикстера становится разрушительным для сознания. Клинически это выражается в том, что пациент, обычно подросток, начинает постоянно делать пакости окружающим; неадекватно, неуместно и часто смеяться над тем, что не вызывает никакого смеха у других; спонтанно нецензурно браниться, используя выражения, не свойственные ему раньше; кривляться, гримасничать, немотивированно хихикать. Появляется тенденция к сексуализации действий и высказываний, которые носят грубый и циничный характер. Обычные эмоциональные реакции сопереживания, сочувствия и сострадания исчезают. Дальнейшее усиление архетипа приводит к распаду egо. Возникают инкогерентность (несвязанность), импульсивное поведение, неожиданность поступков, эксгибиционизм, неопрятность. Появляется тенденция к стереотипиям — повторению одних и тех же выражений и слов. Деструктивная сила архетипа Трикстера нашла художественное воплощение в американском фильме «Клоуны-убийцы».

У человека может быть любое число архетипов. Юнг сравнивал их с инстинктами, которые определяет поведение на биологическом уровне, и считал их регуляторами психической жизни, организующими и направляющими психические процессы. В течение жизни без знания специальной информации об архетипах человек не осознает, что находится под влиянием коллективно бессознательных архетипных сил [10; 11]. Если влияние коллективного бессознательного усиливается, ego оказывается «схваченным» архетипными импульсами, которые порабощают человека. Знание этого факта весьма полезно, поскольку оно помогает в какой-то мере контролировать ситуацию. Поскольку архетипы имеют как позитивную, так и негативную стороны, контроль заключается в попытке активизировать первую за счет второй, вступая в диалог с архетипными силами во время психотерапии.

Литература

1. Короленко Ц.П., Дмитриева Н.В. Психосоциальная аддиктология. — Новосибирск: Олсиб, 2001. — 251 с.

2. Короленко Ц.П., Дмитриева Н.В. Сексуальность в постсовременном мире. М.: Академический Проект; Культура, 2011. — 326 с.

3. Сэмуэлс Э., Шортер Б., Плот Ф. Словарь аналитической психологии К.Г. Юнга. -3-е изд. — М.: «Добросвет»; ИД «Городец», 2016. — 264 с.

4. Asper K. Verlassenheit und Selbstentfremdung. Neue Zugänge zum therapeutischen Verständnis. — 7. Auflage. — München: Deutscher Taschenbuch Verlag, 1999. — 333 s.

Mg-A MI4MHCKA 9\ ncvxonorMfl B POCCMM

5. Bharati A. The Tantric Tradition. — New York: Samuel Weiser, 1975. — 348 p.

6. Fordham F. An Introduction to Jung’s Psychology. — Harmondsworth: Penguin Books, 1964. — 127 p.

7. Goss P. Envisaging Animus: An Angry Face in the Consulting Room // Dreaming the Myth Onwards: New Directions in Jungian Therapy and Thought / edit. by L. Huskinson. -London, New York: Routledge, 2008. — P. 145-155.

8. Gray F. Plato’s Echo. Feminist Refiguring of the Anima // Dreaming the Myth Onwards: New Directions in Jungian Therapy and Thought / edit. by L. Huskinson. — London, New York: Routledge, 2008. — P. 156-167.

9. Hillman J. Anima: an Anatomy of Personified Notion. — Dallas: Spring, 1985. — 200 p.

10. Jung C.G. The Role of the Unconscious (1918) // Jung C.G. Collected Works of C. G. Jung. Vol. 10. Civilization in Transition. — London: Routledge & Kegan Paul, 1967. — P. 3-28.

11. Jung C.G. The Therapeutic Value of Abreaction (1921) // Jung C.G. Collected Works of C. G. Jung. Vol. 16. The Practice of the Psychotherapy. — London: Routledge & Kegan Paul, 1967. — P. 470.

12. Jung C.G. Woman in Europe (1927) // Jung C.G. Collected Works of C. G. Jung. Vol. 10. Civilization in Transition. — London: Routledge & Kegan Paul, 1967. — P.113- 133.

13. Jung C.G. The Relations between the Ego and the Unconscious (1928) // C.G. Jung Collected Works of C.G. Jung. Vol. 7. Two Essays on Analytical Psychology. — Princeton, NJ: Princeton University Press, 1953. — P. 123-304.

14. Jung C.G. Psychological Aspects of the Mother Archetype (1938) // Jung C.G. Collected Works of C. G. Jung. Vol. 9, Part I. The Archetypes and the Collective Unconscious. -London: Routledge & Kegan Paul, 1967. — P. 66; 158.

15. Jung C.G. Psychology and Religion (1938) // Jung C.G. Collected Works of C. G. Jung. Vol. 11. Psychology and Religion: West and East. — London: Routledge & Kegan Paul, 1967. -P. 11; 131; 149.

16. Jung C.G. Concerning Rebirth (1940) // Jung C.G. Collected Works of C. G. Jung. Vol. 9, Part I. The Archetypes and the Collective Unconscious. — Princeton, NJ: Princeton University Press, 1959. — P. 113-149.

17. Jung C.G. On the Nature of the Psyche (1947) // Jung C.G. Collected Works of C. G. Jung. Vol. 8. The Structure and Dinamics of the Psyche. — Princeton, NJ: Princeton University Press, 1960. — P. 159-234.

18. Jung C.G. Concerning Mandala Symbolism (1950) // Jung C.G. Collected Works of C. G. Jung. Vol. 9, Part I. The Archetypes and the Collective Unconscious. — Princeton, NJ: Princeton University Press, 1959. — P. 633.

19. Jung C.G. On the Psychology of Trickster-Figure (1954) // Jung C.G. Collected Works of C. G. Jung. Vol. 9, Part I. The Archetypes and the Collective Unconscious. — Princeton, NJ: Princeton University Press, 1959. — P. 255-272.

20. Jung C.G. Anima and Animus. — N.Y.: Spring Magazine, 1957.

21. Jung C.G. Man and His Symbols. — New Haven: Yale Universities Press, 1964. — P. 121.

22. Kast V. Paare. — Stuttgart: Kreuz Verlag, 1984. — 177 s.

23. Kohut H. The Analysis of the Self: A Systematic Approach to the Psychoanalytic Treatment of Narcissistic Personality Disorder. — Chicago, IL, US: University of Chicago Press, 1971. — 384 p.

24. Neumann E. The Child. — New York: G.P. Putnam’s Sons, 1973. — 225 p.

25. Winnicott D. Playing and Reality. — London: Tavistock, 1971. — 169 p.

26. Winnicott D. The Maturational Processes and the Facilitating Environment: Studies in the Theory of Emotional Development. — Madison, CT: International Universities Press, 1965. -296 p.

Mg-A MI4MHCKA 9\ ncvxonorMfl B POCCMM

The Basic Archetypes in Classical Jungian and Contemporary Considerations

Korolenko С.P.1 E-mail: [email protected]

Dmitrieva N.V.2, 3 4 E-mail: [email protected]

1 Novosibirsk State Medical University

Krasny Prospect 52, Novosibirsk, 630091, Russia Phone: +7 (383) 222-32-04

2 Eastern European Institute of Psychoanalysis

Bolshoy prospectus PS, 18A, St. Petersburg, 197198, Russia Phone: +7 (812) 235-11-39

3 Saint Petersburg State Institute of Psychology and Social Work 13A, 12 liniya, Vasilievsky Island, St. Petersburg, 199178, Russia Phone: +7 (812) 321-96-16

4 Novosibirsk Institute of Clinical Psychology Pisareva, 4, Novosibirsk, 630091, Russia Phone: +7 (383) 291-55-27

Abstract. According to Jung’s theory, the archetypes are universal inherited mental structures that constitute the content of the collective unconsciousness. The archetypes are autonomous centers of energy, powers which act on consciousness through symbols, archetypal messengers. Archetypes represent in condensed form unlimited years of human experience constituting the sum total of the psychological functioning of our ancestors. The archetypes define the persons’ general ways of the perception, the experience of the events, situations, and reactions on them. The archetypes are deeply unconscious. The process of an awareness of these inherited patterns presents an axis of the personality’s individuation, and leads to the formation of the mature relation with the oneself and the surrounding world, the creation of harmonic interpersonal relationships and the overwhelming of the crises (Jung, 1971) In the structure of the psyche Jung has revealed the meanings of «Persona», «Shadow», «Anima», «Animus» and other archetypes of collective unconsciousness. The archetypes create archetypal images, which predispose to the certain universal for human beings forms of the world perception and activities that are corresponding to specific schedules. The archetypes have the quality of matrixes, «psychological instincts». All individual psyche and personal experiences may be interpreted through archetypal forms. In this article authors analyze the archetypes of Self, Animus and Anima, Persona, Shadow, Great Mother, Old Wise Man and Trickster. Multiple archetypes exist in the psyche. Jung considered that the archetypes control behaviour and psychic life, organize and direct the mental processes. Without special information of the archetypes man is not aware that she/he is under the influence of the unconscious archetypal forces. When the influence of the collective unconsciousness increases, the ego becomes «captured» by the archetypal impulses and enslaved by them. Knowledge of this psychodynamic is useful because it helps somehow to control a situation. Since the archetypes have both positive and negative side, the control includes an attempt to activate their positive side and to decrease the negative one during the dialogue in the process of the psychodynamic psychotherapy.

Key words: individual and collective unconsciousness; archetypes of Self; Persona; Shadow; Mandala; Animus; Anima; Great Mother; Old Wise Man; Trickster.

For citation

Korolenko C.P., Dmitrieva N.V. The Basic Archetypes in Classical Jungian and Contemporary Considerations. Med. psihol. Ross., 2018, vol. 10, no. 1, p. 3. doi: 10.24411/2219-8245-2018-11030 [in Russian, abstract in English].

Тень терапевтических отношений | Семинар в Любляне

Трехдневный учебно-практический семинар.

Программа семинара / Seminar programm

Пятница, 9 марта

09:00 — 10:30 – Первая встреча группы, знакомство
10:30 — 11:00 – Кофе
11:00 — 16:00 – Первый семинар, Тине Папич. В перерыве кофе
16:00 — 17:00 – Обед
17:30 — 20:00 – Супервизия, 2 группы

Суббота, 10 марта

09:00 — 10:00 – Беседа о дне вчерашнем, сновидения
10:00 — 10:30 – Кофе
11:00 — 16:00 – Второй семинар, Наталья Ретеюм. В перерыве кофе
16:00 — 17:00 – Обед
17:00 — 22:00 – Третий семинар, Ольга Кондратова. В перерыве кофе

Воскресенье, 11 марта

09:00 — 10:00 – Беседа о дне вчерашнем, сновидения
10:00 — 10:30 – Кофе
11:00 — 16:00 – Четвертый семинар, Драгутин Вучковиц. В перерыве кофе
16:00 — 17:00 – Обед
17:00 — 19:30 – Супервизия, 2 группы
20:00 — 22:00 – Ужин. Подведение итогов


Friday, 9 March

09:00 — 10:30 – First meeting
10:30 — 11:00 – Coffee break
11:00 — 16:00 – Seminar Tine Papic, with coffee break
16:00 — 17:00 – Lunch
17:30 — 20:00 – Supervision, 2 groups

Saturday, 10 March

09:00 — 10:00 – Sharing impressions from first day, dreams
10:00 — 10:30 – Coffee break
11:00 — 16:00 – Seminar by Natalia Reteyum, with coffee break
16:00 — 17:00 – Lunch
17:00 — 22:00 – Seminar by OLga Kondratova, with coffee break

Sunday, 11 March

09:00 — 10:00 – Sharing impressions from previous day, dreams
10:00 — 10:30 – Coffee break
11:00 — 16:00 – Seminar by Dragutin Vuckovic, with coffee break
16:00 — 17:00 – Lunch
17:00 — 19:30 – Supervision in two groups
20:00 — 22:00 – Dinner / final sharing, conclusions and farewells

О ведущих и темах семинаров / Leaders and Seminars


Тине Папич – индивидуальный член IAAP, обучающий юнгианский аналитик и супервизор, директор Открытого Института Психотерапии в Любляне, Словения, лектор в Университете Зигмунда Фрейда в Любляне,  президент Словенского общества изучения аналитической психологии.

О семинаре Тине. Мария Луиза Фон Франц говорила, что подчиненная функция это окно через которое не только ангелы, но и демоны, могут проникнуть к нам. Во время семинара мы исследуем, почему важно определить свою типологию, подчиненную функцию и тень, а также то, как это проявляется в контрпереносе. Мы вспомним теорию о типологии и о переносе и рассмотрим как пересекаются эти  сферы опыта. Мы рассмотрим реальные примеры того, как случаются отреагирования в аналитическом процессе, и наоборот, как иногда аналитик бездействует , когда как раз необходимо его действенное участие. В группе мы будем обсуждать свою тобственную типологию и ее связь с тенью, поделимся опытом и выполним практические упражнению на эту тему, чтобы почувствовать этот материал на себе и применить его практически. 

Tine Papic – Individual member of IAAP, Jungian training analyst, and supervisor, director of Open Institute for Psychotherapy Ljubljana, university lecturer at SFU Ljubljana, president of Slovenian Society of Analytical Psychology.

Tine’s seminar. Marie Luis von Franz said that inferior function is the windows through which not only angels but also the daemons come to us. In this workshop, we will explore why it is good to know our typology, inferior function and our shadow and how can it manifest in the countertransference. We will look at the theory of typology, typology, and theory of transference and how these two fields interfere. We will look at the true examples of how acting out can occur or it’s opposite how it can manifest in not acting when needed.  We will discuss in a group setting our typology, how it connects to our shadow, share our experience if wished and do practical exercises connected to the topic that will make us familiar with the material.

Драгутин Вучковиц – юнгианский аналитик, член IAAP, выпускник Института Юнга в Цюрихе Швейцария (2014 год). Драгутин также изучал физику и экономику в Загребе. Драгутин является аккредитованным обучающим аналитиком Института Юнга в Цюрихе, членом Далласского общества аналитической психологии и Председателем Хорватского общества аналитической психологии. Драго имеет частную аналитическую практику в Загребе, Хорватия.

О семинаре Драго. Деньги и Тень в анализе (4 часа). Цель этого семинара – помочь участникам осмыслять и символизировать ситуации в анализе, которые связаны с оплатой, а также принимать решения касательно финансовых вопросов, когда это требуется. Мы начнем с классического определения тени в юнгианском анализе. Это приведет нас к комплексам, составляющим тень,  с акцентом на комплексе денег. Как и у любого комплекса, у комплекса денег есть коллективный аспект. Мы постараемся понять коллективный аспект комплекса денег, погружаясь в реальную историю денег и экономики и сравнительный материал из мифов, сказок и религии. Во второй части семинара мы будем обсуждать в группе конкретные примеры из практики. Я прошу участников подготовить примеры и вопросы, связанные с темой денег и оплаты, из их собственного опыта практики и возможно, из жизни в целом.

Dragutin Vuckovic – Jungian analyst, member of  IAAP, graduate of CG Jung Institut Zurich in Switzerland  (2014). Drago also studied physics and economics in Zagreb. Drago is an accredited training analyst with CG Jung Institut Zurich and member of Dallas society for analytical psychology and President of Croatian Society for analytical psychology. Drago is in private practice in Zagreb, Croatia.

Drago’s seminar. Money and Shadow in Analysis (4h). The goal of the seminar is to help participants think and deal with money issues in analysis. We will start with classical definition of shadow in Jungian Psychology. This will lead us to complexes that constitute the shadow with special accent on money complex. As every complex, money complex has its collective aspect. We will try to understand collective aspects of money complex through history and economy of money and comparative material from fairy tales, mythology, religion. The second part of the seminar will start with specific themes from practice that will be discussed in the group. The participants are asked to contribute with prepared examples/questions from their own practice/life connected with money.

Наталья Ретеюм – юнгианский аналитик, член IAAP, супервизор, имеет практику в Открытом Институте Психотерапии в Любляне, Словения. Наталья получила психологическое образование в МГУ им. Ломоносова в 2007 году, и продолжила образование в Институте Юнга в Цюрихе Швейцария (2008 – 2013). В настоящее время помимо частной практики Наталья также преподает аналитическую психологию в Университете Зигмунда Фрейда в Любляне.

О семинаре Натальи. Проработка теневых тем является одной из основных, рутинных частей анализа. Мы знаем классичесике подходы к такой работе. Но также мы знаем из опыта, что иногда на практике все иначе, чем в книге, и классические рецепты не работают. В таких случаях наша работа с теневыми комплексами не очень эффективна. В рамках этого семинара я предлагаю поразмышлять о том, почему мы терапевты терпим поражение и не можем помочь нашим клиентам узнать и интегрировать свою тень, и насколько и каким образом в этом может быть замешана тень терапевта.  Я буду использовать примеры из собственной практики и предлагаю участникам также делиться примерами из их практик, особенно такими, где, как им кажется, они нуждаются в свежем взгляде на проблему проработки тени.

Natalia Reteyum – Jungian analyst, member of  IAAP, Accredited analyst at CG Jung Institute Zurich, in private practice in Open Institute for Psychtherapy, Ljubljana, Slovenia. Natalia has a higher degree in Psychology from Moscow State University named after Mikhail Lomonosov (2007) and she continued her education in CG Jung Institut Zurich in Switzerland (2008-2013). Besides working in private practice, Natalia also teaches analytical psychology in Zigmund Freud University Ljubljana, Slovenia.

Natalia’s seminar. Working on shadow issues is one of the main parts of any analysis. We know the classic approaches to such work. Yet we all also know that sometimes things dont go by the book or that the classic recipes dont help. And in such cases we are not very effective in working with shadow complex. In this seminar I propose to look at how and why we therapists may be failing in helping our clients to recognize and integrate the shadow and how our own shadow may be a reason for such failures. I intend to use examples from my own practice and encourage participants to bring cases where they feel they may need some fresh insight into working with shadow.

Кондратова Ольга – юнгианский аналитик, член IAAP, преподаватель базовой и региональной программ МААП, супервизор МААП, член РОАП, имеет частную практику в Москве, Россия. Автор программ «Юнгианская сказкотерапия», «Шаманский круг мифов» (совместно с Еленой Ратничкиной), ряда статей в журнале «Юнгианский анализ» Москва, инициатор перевода и издания в России книги «Замещающий ребенок» Мориса Поро.

О семинаре Ольги. На семинаре мы пристально посмотрим на такие, ставшие уже привычными, обязательства, которые накладывает профессия аналитика: одиночество, изоляция, пребывание в молчании. У каждого из этих понятий есть теневая сторона – искушение  отношениями, публичностью, говорением и слушанием, придумывание смыслов другого. Как выдерживать тревогу и напряжение, которые являются необходимыми условиями для алхимической реакции анализа? Сделаем пару упражнений, обсудим пару виньеток из практики, пофантазируем об отыгрываниях и свободе аналитика.

Olga Kondratova is a Jungian analyst, member of IAAP, teacher of Moscow Association of Analitical psychology, both it’s basic and regional programmes. Olga is a supervisor of MAAP, member of Russian Association for analitical psychology (RSAP). She has private practice in Moscow, Russia. Olga is author of such programmes as «Jungian therapy with fairytales», «Shamanic circle of myths» (jointly with Elena Ratnichkina), and several publications in «Jungian analysis» magazine (Russian Jungian quarterly publication).

Olga’s seminar. In this seminar we will take a close look at such habitual obligations of analytical profession as solitude, isolation, being silent. Each of these has a shadow side – being seduced by relationships, publicity, expressing oneself as well as listening to other, nventing the meanings of other. How to endure the anxiety and tension, which are necessary prerequisits of the alchemycal reaction of analysis? We will be doing a couple of exercises, discussing few vignettes from practice, will phantasise about acting out and freedom of analyst.

Информация / General Information


Семинар пройдет 9-11 марта 2018 года в городе Любляне в Словении.

Мы предполагаем глубокую работу с группой от 8 до 12 человек. Стоимость семинара 300-350 евро, зависит от количества участников. Предоплата 100 евро.

Seminar will take place on 9-11 March in Ljubljana, Slovenia, in the premices of OIP at Reber 11.

We aim at deep work with a group of 8 to 12 practicing colleagues. The attendance fee will be 300-350 Euros, depending on number of participants, prepayment 100 Euros is required to secure the place.

Скрытая сила нашей темной стороны

Получите БЕСПЛАТНОЕ членское видео ! Подписывайтесь на нашу новостную рассылку.

«То, что мы не осознаем, появляется в нашей жизни как судьба». (Карл Юнг)

Карл Юнг известен тем, что сформулировал концепцию тени, той части нашей личности, которая в течение нашей жизни отводится во тьму бессознательного.

Природа тени

«Тень носит много знакомых имен: отверженное «я», низшее «я», темный близнец или брат в Библии и мифах, двойное, подавленное «я», альтер-эго, ид.Когда мы сталкиваемся лицом к лицу со своей темной стороной, мы используем метафоры для описания этих теневых встреч: встреча с нашими демонами, борьба с дьяволом, спуск в подземный мир, темная ночь души, кризис среднего возраста». (Конни Цвейг, Встреча с тенью)

В то время как Юнг известен тем, что в наши дни довел до всеобщего сведения концепцию тени, этот аспект нас самих уже давно признан повсеместной чертой человеческих существ. В 1886 году, до того, как Юнг оставил свой след, Роберт Льюис Стивенсон создал знаменитый теперь рассказ о докторе Джонсе.Джекилл и мистер Хайд. В его истории доктор Джекилл представляет респектабельную часть личности, но когда он превращается в мистера Хайда, его теневая личность берет над ним верх и разрушает его жизнь.

Хотя тень является врожденной частью человека, подавляющее большинство из нас умышленно закрывают глаза на ее существование. Мы скрываем свои негативные качества не только от других, но и от самих себя. Для этого мы часто критикуем и осуждаем других, чтобы не зацикливаться на собственных ошибках и деструктивных тенденциях.Мы идем по жизни с фальшивым видом морального превосходства и верой в то, что, хотя другие действуют безнравственно и разрушительно, мы сами полностью добродетельны и всегда правы.

«К сожалению, не может быть сомнения, что человек в целом менее хорош, чем он себе воображает или хочет быть. Каждый несет тень, и чем меньше она воплощена в сознательной жизни индивидуума, тем она чернее и плотнее. Во всяком случае, это образует бессознательную загвоздку, мешающую нашим самым благим намерениям.(Карл Юнг)

Осознание тени

Некоторые аспекты нашей тени являются продуктом нашей эволюции. У нас, как и у всех животных, есть инстинкты секса и агрессии, которые мы склонны подавлять, чтобы приспособиться к современным социальным нормам. Некоторые аспекты нашей тени являются продуктом нашего воспитания. Черты личности и импульсы, которые вызывали страх или тревогу у наших родителей или учителей, например, заставляли их наказывать или критиковать нас; и поэтому мы реагировали подавлением этих характеристик.Мы установили психологическую защиту, чтобы гарантировать, что им не будет позволено проявиться, и, таким образом, эти характеристики были вытеснены в бессознательное. Поскольку у всех людей есть тень, то, что отличает нас от других, — это степень, в которой мы осознаем ее.

Когда наша тень остается без сознания, она разрушает нашу жизнь. Вытесненные содержания не просто исчезают, но функционируют независимо от нашего сознания. Другими словами, тень обладает способностью подавлять наше сознательное эго и овладевать нашим существом, контролируя наши мысли, эмоции и поведение.Когда это происходит, мы можем неосознанно попасть в трудные времена, оставаясь при этом в неведении о том, что эти беспокойные периоды были навязаны самими собой, а не результатом невезения или судьбы.

«Психологическое правило гласит, что когда внутренняя ситуация не осознается, она происходит снаружи как судьба. То есть, когда индивидуум остается неделимым и не осознает своей внутренней противоположности, мир должен волей-неволей разыграть конфликт и разорваться на противоборствующие половины.(Карл Юнг)

Бессознательный контроль, который наша тень может оказывать на нас, также объясняет саморазрушительное поведение, с которым многие люди борются и не могут его контролировать, несмотря на то, что сознательно знают, что им лучше не участвовать в таких действиях. Многими наркоманами движет их тень, что объясняет внутреннюю «войну», которая существует внутри них. В один момент они говорят себе, что собираются бросить свою зависимость и жить чистой жизнью, а в следующий момент их тень берет верх над их сознательным эго, и они с энтузиазмом ищут следующую выпивку, «шот» или сексуальную разрядку.Как отмечает Роберт Льюис Стивенсон в своей книге «Странная история доктора Джекила и мистера Хайда», человек не один, а на самом деле двое; у него есть сознательная личность и тень, каждая из которых часто борется за превосходство в его разуме.

«Человек должен осознать, что он обладает тенью, которая является темной стороной его собственной личности; он вынужден признать свою «низшую функцию» хотя бы по той причине, что она так часто подавляет его, в результате чего светлый мир его сознательного разума и его этические ценности поддаются вторжению темной стороны.Все страдание, причиняемое человеку переживанием врожденного зла в его собственной природе, вся неизмеримая проблема «первородного греха», по сути, грозит уничтожить личность в суматохе беспокойства и чувства вины». (Глубинная психология и новая этика, Эрих Нойманн)

Чтобы не стать жертвой «одержимости тенью», мы должны осознать свои теневые качества и интегрировать их в нашу сознательную личность; принимая их с распростертыми объятиями не как отвратительные аспекты нашего «я», а как необходимые и жизненно важные части нашего существа.Для этого полезно осознать, что задача жизни не в том, чтобы стать совершенным, а в том, чтобы стать целым. И поскольку целостность влечет за собой и добро, и зло, свет и тьму, достижение целостности в развитии личности требует, чтобы мы ассимилировали нашу тень в нашу сознательную личность.

«Человек становится просветленным не воображая образы света, а делая тьму осознанной. Последняя процедура, однако, неприятна и потому непопулярна». (Карл Юнг)

Однако, как намекает Юнг в приведенной выше цитате, это чрезвычайно сложно.Большинство не может и не хочет признать, что в глубине души они не являются полностью добродетельными, бескорыстными и хорошими людьми, а вместо этого содержат эгоистичные, деструктивные, аморальные и аморальные импульсы и способности. Большинство предпочло бы обманывать себя слепым оптимизмом относительно «доброты» своей натуры, поэтому большинство остается раздробленными личностями, не знающими своих внутренних глубин.

«Встреча с собой — это, во-первых, встреча с собственной тенью. Тень — тесный проход, узкая дверь, чье болезненное сужение не щадит никого, кто спускается в глубокий колодец.Но нужно научиться познавать себя, чтобы узнать, кто ты есть». (Карл Юнг)

Скрытая сила тени

Что особенно интересно, так это идея о том, что тень содержит в себе не только деструктивные аспекты личности, но и мощные, созидательные и могущественные способности. В ходе нашего развития некоторые черты и импульсы осуждались нашей семьей, сверстниками и педагогами не из-за заботы, а из-за зависти, страха, невежества или ревности.Наша склонность подчиняться социальным ожиданиям также заставляла нас подавлять таланты, врожденные способности и импульсы, которые, если их культивировать и развивать, могли бы сделать нас более эффективными существами в мире.

Например, сегодня психологи все чаще диагностируют людей, которые сомневаются в авторитетах и ​​проявляют признаки чрезмерной уверенности в себе, как патологических, страдающих состоянием, которое они называют «антиавторитарным» (см. статью Брюса Левина здесь). Люди, которые слишком самостоятельны в нашем все более коллективном и зависимом обществе, рассматриваются многими как угроза.Они одинокие волки среди стада овец, и из-за этого стадо подвергается нападениям и насмешкам.

Это лишь один из многих примеров того, как наша социализация в современном обществе препятствует нашему развитию. Суть в том, что с нашими высшими энергиями, пойманными в ловушку, помеченными другими и нашим сознательным эго как негативные и плохие, наш рост может заблокироваться, а жизнь превратиться в пустыню.

Поэтому ради нашего личного развития мы должны лучше осознавать нашу тень и открывать свой разум для возможности того, что, возможно, мы не такие дружелюбные, праведные и нравственные, как мы думаем.Мы должны учитывать, что, возможно, существуют бессознательные аспекты нас самих, управляющие нашим поведением «за кулисами». Мы должны заглянуть в свои глубины и осознать, что наше сознательное эго не всегда находится под контролем, но часто овладевает силой нашей тени.

Как только мы лучше осознаем эти темные стороны самих себя, мы должны чтить их и найти способ интегрировать их в нашу жизнь. В противном случае человек станет слабым и рассеянным. Нельзя служить двум внутренним побуждениям, не растрачивая свои силы и энергии.Тень должна стать частью сознательной личности.

Существует ли «Техника» для объединения тени?

«Не существует общеэффективной техники ассимиляции тени. Это больше похоже на дипломатию или государственную мудрость, и это всегда индивидуальный вопрос. Сначала нужно принять и отнестись серьезно к существованию тени. Во-вторых, нужно осознать его качества и намерения. Это происходит благодаря сознательному вниманию к настроениям, фантазиям и импульсам.В-третьих, неизбежен длительный процесс переговоров». (Карл Юнг)

Как отмечает Юнг в отрывке выше, не существует общей техники интеграции тени. Наша тень уникальна, и поэтому для ее интеграции требуется наш собственный уникальный подход. Независимо от того, какой подход мы выберем, чтобы должным образом интегрировать нашу тень, необходимо вести себя таким образом, который идет вразрез с нравами общества и нашим собственным сознательным моральным компасом. В конце концов, большинство наших теневых качеств были вытеснены в наше бессознательное, потому что мы считали их неприемлемыми ни с социальной точки зрения, ни с точки зрения нашей семьи или сверстников.Обычный метод интеграции с тенью состоит в том, чтобы найти здоровый, продуктивный или, по крайней мере, контролируемый выход либо для подавленной агрессии, либо для сексуальных побуждений. Другой — игнорировать обычаи, которые считались поверхностными или бессмысленными, но которым раньше следовали, чтобы соответствовать. Другой — следовать страсти, несмотря на то, что все окружающие давят на вас в противном случае. Эта тактика может помочь нам отделить себя от ожиданий и «соответствующих взглядов» других и позволить нам заглянуть внутрь себя, без осуждения или осуждения, чтобы узнать, кто и что мы есть на самом деле.

Если мы сможем найти способ вести переговоры с нашей тенью и позволить ей «жить» в нашей сознательной личности, а не подавлять ее, мы не только обретем более безопасное чувство самости, но и больше знаний о том, что мы собой представляем. очень хочу в жизни. Мы будем более способны игнорировать то, что, по мнению других, мы должны делать, более способны отклоняться от масс и, таким образом, будем более подготовлены к тому, чтобы начать путь к выполнению своего личного предназначения. Тень, как упоминал Юнг, — это дверь к нашему Я.Многие не осмеливаются спуститься в их глубины, но это именно то, что мы должны сделать, если мы хотим стать теми, кто мы есть на самом деле.

«Тень, когда она реализована, есть источник обновления; новый продуктивный импульс не может исходить из установившихся ценностей эго. Когда в нашей жизни наступает тупик и бесплодное время — несмотря на адекватное развитие эго — мы должны смотреть на темную, до сих пор неприемлемую сторону, которая была в нашем сознательном распоряжении… Это подводит нас к фундаментальному факту, что тень — это дверь в нашу индивидуальность.Поскольку тень дает нам первое представление о бессознательной части нашей личности, она представляет собой первый этап на пути к встрече с Я. На самом деле нет доступа к бессознательному и к нашей собственной реальности, кроме как через тень. Только когда мы осознаем ту часть себя, которую до сих пор не видели или предпочитали не видеть, мы можем перейти к вопросу и найти источники, из которых она питается, и основу, на которой она покоится. Следовательно, никакой прогресс или рост невозможны до тех пор, пока тени не будут адекватно противостоять, а противостояние означает больше, чем просто знание о ней.Только когда мы действительно будем потрясены, увидев себя такими, какие мы есть на самом деле, а не такими, какими мы хотим или, как мы надеемся, предполагаем, мы можем сделать первый шаг к индивидуальной реальности». (Конни Цвейг, Встреча с тенью)

Дополнительная литература

Родственные

Карл Юнг и тень: Путеводитель по темной стороне разума

Карл Юнг привлек интерес как ученых, так и духовных искателей.Одним из его самых мощных открытий была его концепция «Тень».

«Тень» Карла Юнга, — это символ того, что представляет скрытую сторону каждой человеческой психики. Тень состоит из скрытых аспектов личности человека, которые считаются «неприемлемыми» и спрятаны в скрытых частях их разума.

Теневые характеристики в основном формируются стыдом. Этими характеристиками являются мысли, желания, пожелания, чувства, стремления и побуждения, которые не принимает собственное эго.Например, в случае сексуального табу вы, возможно, слышали, что определенные действия или желания неприемлемы для вашей семьи, поэтому вы скрываете их — таким образом, побуждение отбрасывается в тень — только для того, чтобы проявить себя, когда окружающая среда безопасна. от суждения или даже полностью вытесняется.

Теневые черты также могут быть положительными аспектами личности. Возможно, вы связали свою природную напористость со стыдом, потому что вас отучили от него в юном возрасте. Или, может быть, вашим творчеством пренебрегали, потому что вас учили, что оно менее ценно, чем «сложные навыки».Вот почему Интеграция теней является таким важным инструментом для достижения прогресса в процессе Индивидуации термина, придуманного Карлом Юнгом, который представляет собой путешествие, которое разум должен пройти, чтобы достичь целостности.

Эта статья расскажет о некоторых аспектах Тени. Эти темы включают Невроз Тени, Индивидуация и Примирение с Тенью.

Невроз тени

«Если мы что-то понимаем в бессознательном, мы знаем, что его нельзя проглотить.Мы также знаем, что подавлять его опасно, потому что бессознательное — это жизнь, и эта жизнь оборачивается против нас, если ее подавить, как это происходит при неврозе».

Карл Юнг

Карл Юнг обнаружил, что Тень может дать великое понимание и откровение. Он также знал, что это может нанести большой ущерб психике, если его не интегрировать. Подавление или отказ принять Тень — это рецепт психологических проблем. Тень не может быть уничтожена, и даже если она будет подавлена ​​тьмой, ее щупальца все равно всплывут на поверхность. Ниже приведены несколько примеров того, как эти щупальца могут выглядеть для наблюдателя.

Психологическая проекция

Психологическая проекция — это проекция собственных теневых черт на кого-то другого или даже на группу людей. Психологическая проекция служит защитным механизмом, который временно избавляет кого-то от боли столкновения с собственной тенью. Проекции могут происходить даже неосознанно и непреднамеренно.

Психологическая проекция может считаться неврозом, потому что, если ее не остановить, она может снизить качество жизни.Те, кто постоянно проецирует свою тень на других, часто непреднамеренно отталкивают этих людей и в конечном итоге задаются вопросом, почему они одиноки.

Чрезмерная идентификация с персоной

Чрезмерная идентификация с Персоной — черта неинтегрированной тени. Люди с такого рода теневым подавлением могут казаться поверхностными или лишенными глубины. Это потому, что они представляют миру лишь небольшую часть своей личности.

Чрезмерная идентификация с личностью может наблюдаться у тех, кто обсуждает только определенные темы, такие как работа, на более интимных общественных собраниях или с семьей.Этот человек может также проявлять более чем обычное количество гордости за свои собственные достижения. Многие из этих чрезмерных выражений связаны с незащищенностью , что является еще одним признаком неинтегрированной Тени.

Отсутствие эмоциональной близости

Люди с неинтегрированными тенями могут казаться настороженными, особенно в дружеских и романтических отношениях. Партнеру может показаться, что пройти определенный уровень в его познании практически невозможно. Начинает казаться, что отношениям не хватает глубины, и они могут начать разрушать связь.

Отличным современным примером этого является телешоу «Декстер». Декстер — серийный убийца, который пытается вести нормальный образ жизни. У Декстера большие проблемы с интимными отношениями, потому что он не может поделиться своей Теневой стороной (убийцей) даже со своими ближайшими партнерами. Это подавление и сокрытие тени вызывает у Декстера большое внутреннее напряжение и часто приводит к разрыву отношений.

Теневые выставки

В некоторых случаях подавленная тень может вырваться из кого-то и на какое-то время взять под контроль его личность.В крайних случаях это может привести к антиобщественному поведению, такому как намерение причинить вред или насилие.

В менее экстремальных случаях черты Тени могут проявиться как грубость или злой умысел. Вы когда-нибудь были рядом с кем-то, кто обижал вас, хотя вы ничего ему не сделали? Они могут быть одержимы Тенью и излучать плохую энергию из-за собственного дискомфорта. Если вы сможете сохранять психологическую дистанцию ​​от них, вы сможете увидеть это поведение таким, какое оно есть, и уменьшить его влияние на вас.

Ненадежность

Если кто-то не может принять свою Тень, это может привести к заниженной самооценке. Если человек клеймит и называет определенные части себя «грязными» или «позорными», это может привести к в целом негативному самовосприятию. Если не лечить, это негативное самовосприятие способно охватить всю психику. Это может вызвать такие симптомы, как тревога и депрессия.

Важно облегчить неуверенность Тени, признавая и принимая черты Тени и работая над преобразованием их в положительные аспекты нашей личности.

Как помириться с тенью

«Тень — живая часть личности и поэтому хочет жить с ней в той или иной форме. Его нельзя исключить из существования или рационализировать до безвредности».

Карл Юнг

Карл Юнг понял, что душевное равновесие не может существовать без прямого столкновения с Тенью. Эта конфронтация требует, чтобы человек исследовал и признал каждый аспект своей Тени, каким бы гротескным он ни был.

Акт простого признания теневых черт и принятия их в реальность принесет больше равновесия в ментальный ландшафт. Можно даже направить эти теневые энергии в положительную энергию или полностью вывести их на свет, которому они и принадлежат. Этот процесс внутренней работы может привести к огромному увеличению успеха и внутреннего удовлетворения. Нелегко пройти процесс теневой интеграции, хотя плоды того стоят.

Работа теней Карла Юнга

Работа с тенью — это практика обращения к собственному бессознательному через практику самоанализа. Это можно сделать с помощью психоанализа или с помощью более индивидуальных усилий, таких как медитация. Карл Юнг практиковал свои собственные психоаналитические техники со своими пациентами. Юнг также предположил, что есть много способов получить доступ к собственной тени самостоятельно. Работа с тенью — уникальный процесс для каждого человека.

Юнгианская работа с тенью состоит из четырех основных шагов

  1. Примите тот факт, что наши теневые черты не могут быть вытеснены из существования.
  2. Загляните в себя и примите корень каждой теневой черты.
  3. Работайте над тем, чтобы вывести аспекты теневых черт на свет.
  4. Позвольте теневым чертам проявить себя здоровым образом.

К бессознательному можно получить доступ различными способами, от традиционной медитации до более экспериментальных форм, таких как психоделики. Любая конфронтация с бессознательным полезна, даже самые страшные переживания. Сны — еще один отличный способ получить доступ к бессознательному. Вы можете прочитать эту статью, чтобы узнать больше о работе со сновидениями.

Еще один высокоэффективный метод Теневой Работы — активный самоанализ. Активный самоанализ позволяет вам говорить и получать знания от персонажей, которые составляют ваш разум.

Если вам интересно узнать больше об этом методе Теневой Работы, вы можете приобрести книгу под названием «Внутренняя работа». Эта книга предоставит вам отличный набор инструментов для вашего путешествия внутрь себя. Эта книга служит руководством, которое покажет вам, как установить значимый контакт со своим бессознательным, как разобраться в этих встречах и как превратить их в полезные энергии и личностные качества.

Индивидуация

«Индивидуация — это процесс трансформации, посредством которого личное и коллективное бессознательное осознается (например, с помощью сновидений, активного воображения или свободных ассоциаций) для ассимиляции во всей личности. Это совершенно естественный процесс, необходимый для интеграции психики… Индивидуация оказывает целостное исцеляющее воздействие на человека, как умственно, так и физически».

Карл Юнг

В концепции Индивидуации Карла Юнга человек должен полностью противостоять и принять свое теневое я. Юнг сравнивает это путешествие с басней о герое, который должен сразиться с драконом, чтобы добраться до «сокровища, которое труднее всего достать». Тот, кто способен распознать и исследовать все аспекты своего теневого «я», оставаясь при этом цивилизованным, получает сокровище. Плодами этого путешествия могут быть большая уверенность, большая глубина личности, больше эмпатии, больше пиковых переживаний и повышенная способность к эмоциональной близости.

Теневые черты не всегда плохи, и часто полезны для человека и даже его сообщества.Лидеры, интеллектуалы, предприниматели и художники могут достичь новых уровней успеха, продвигаясь в своем процессе Индивидуации. Часто огромное количество красоты в личности существует в Тени, и ее нужно только вывести на свет, чтобы выразить себя.

Принятие себя в целом освобождает, и душевный покой при этом не может не излучаться наружу. В этом заключается важность базового понимания концепции Тени Карла Юнга.


«Пока вы не сделаете Бессознательное Сознательным, оно будет направлять вашу жизнь, и вы будете называть это судьбой».

Карл Юнг

Каталожные номера:

Юнг, К.Г. Психологические типы. Собрание сочинений, том. 6, пар. 757.

Юнг, К.Г. (1962). Символы трансформации: анализ прелюдии к случаю шизофрении (том 2). Нью-Йорк: d

Юнг, К.Г. (Шамдасани, С).(2009). Красная книга, с. 208, пар. 3. Верона, Италия: Типография Мондадори.

Родственные

Что такое теневая работа и стоит ли мне ею заниматься?

Постоянно появляются новые модные словечки и фразы — одни более интригующие, другие — более интригующие. Но, возможно, в последнее время ничто не было столь интригующим, как концепция «теневой работы». Вы сейчас в недоумении чешете затылок? ТБХ, это, наверное, стандартный ответ. Итак, что такое теневая работа? И стоит ли вам это делать?

Сиди спокойно, это будет немного дикая поездка.Полное изучение этой концепции психологии легендарным аналитическим психологом Карлом Юнгом потребует проникновения в самые глубокие порталы психики, и, эй, мы все здесь заняты. Во имя краткости (и немного здравого смысла тоже… это легче понять по главам), этот объяснитель познакомит вас с основами юнгианской работы с тенью.

Откуда возникла эта идея?

Работа с тенью происходит от термина «теневое я», который был введен знаменитым психологом 20-го века Карлом Юнгом.В юнгианской психологии этот термин описывает бессознательные части личности, которые наше сознательное эго не хочет идентифицировать в себе. «Каждый носит тень, и чем меньше она воплощена в сознательной жизни индивидуума, тем она чернее и плотнее», — писал Юнг. По сути, теневое «я» — это более темная сторона нас самих, которую мы подавляем или игнорируем. Просто подумайте об этом как о невидимом мешке, который вы таскаете за собой.

Итак, что такое теневая работа?

Юнг предполагал, что если вы не охватите все свое существо, вы не сможете жить полной и свободной жизнью.«Пока вы не сделаете бессознательное сознательным, оно будет направлять вашу жизнь, — сказал он, — и вы будете называть это судьбой». Тень может привести к ограничивающим убеждениям, которые снежным комом могут привести к всевозможным нежелательным последствиям: самосаботажу, деструктивному поведению, разрушенным отношениям.

Таким образом, идея работы с тенью заключается в том, чтобы признать все части души, эффективно вынося темное на свет. У вас не может быть баланса без тьмы и света. Работа с тенью воплощает в жизнь многогранную жизнь, которая включает в себя хорошее, плохое, прекрасное, уродливое, смущающее и неопределенное.Все это!

Как вы работаете с тенью над собой?

При полном раскрытии, вы можете не поверить в некоторые из более, хм, нюансов работы с тенью (подробнее об этом через минуту). Тем не менее, вы, вероятно, согласитесь, что у всех нас есть вещи, которые мы предпочитаем скрывать. Итак, если теневая работа как средство преодоления этого подавления находит отклик у вас, есть несколько шагов, которые вы можете предпринять.

Противостоять своей тени : С точки зрения непрофессионала, это очень похоже на исследование всей широты ваших чувств.Чтобы смыть свою тень, вы должны быть готовы положиться на все свои эмоции и признать, что даже «негативные» из них принадлежат. Вы можете отточить свое повышенное внимание к эмоциям, задавая себе вопросы. Когда вы почувствуете прилив эмоций, спросите, почему вы это почувствовали. Дайте вашему коллективному сознанию минуту, чтобы ответить. Научиться слушать себя — свое полное «я» — потребуется время.

Доберитесь до корня : Неотъемлемым шагом в работе с тенью является идентификация вашей тени.Другими словами, вам нужно добраться до его корня. Какие чувства вспыхнули и привели к этой блокировке? Вы боретесь с чувством неуверенности в себе? Вы беспокоитесь, что вы не в кавычках нормальные? Понятно, что этот шаг может быть трудным.

Будьте добры : Всегда есть риск, что чем больше копаешь, тем темнее становится. Ваша естественная склонность может заключаться в том, чтобы винить себя за свое теневое «я». Или, что столь же проблематично, обвинять других в любых негативных моделях поведения. Итак, по мере того, как вы продвигаетесь дальше в теневой работе, очень важно помнить о доброте.Будьте сострадательны к себе и другим. Если что-то окажется особенно триггерным, не бойтесь обратиться за помощью.

Поверьте, вы этого достойны : Столкновение с темными сторонами вашей собственной психики не будет легкой прогулкой в ​​парке. Вы можете (хорошо, вы почти наверняка найдете) найти то, что вам не нравится. Путешествие может быть болезненным. Это нормально. Для вас крайне важно понять, что вы достойны всей этой работы. Вы заслуживаете того, чтобы жить как единое целое, как сумма всех ваших частей.

Опасна ли теневая работа?

Здесь тоже все может получиться — хм, как бы это сказать? — паранормальных явлений для некоторых людей. В некоторых лагерях теневое «я» называют демоном. Идея состоит в том, что любые части нас самих, от которых мы отрекаемся, оборачиваются против нас, проявляясь как своего рода паранормальная сущность. Эта сущность может действовать сама по себе, без нашего ведома, что может привести к ситуациям, о которых мы в конечном итоге сожалеем. Это все очень похоже на доктора Джекила и мистера Хайда… но демоническое.

Стоит ли пробовать?

Послушай, даже если тебе слишком много демонов, чтобы уложиться в голове, в концепции работы с тенью есть много достоинств. Обнаружение вещей, гноящихся прямо под поверхностью, может привести к исцелению. И исцеление может привести к целостности, которая, в свою очередь, выражается в таких вещах, как улучшение отношений и более ясное восприятие себя.

Истинно верящие в теневую работу даже утверждают, что она может привести к увеличению энергии и восстановлению физического здоровья.Это на самом деле имеет смысл, если вы думаете об этом. Когда вы эмоционально истощены, это может заставить вас чувствовать себя истощенным в в каждом способе. Аргумент здесь в том, что если вы не принимаете свое полное, подлинное «я», вы живете в постоянном состоянии эмоционального перенапряжения. Постоянная усталость!

Итак, работа с тенью того стоит. Вы всегда можете работать с экспертом или просто остановиться, если это действительно окажется не для вас. Хотя кто знает? Может быть, вы разблокируете что-то внутри и обнаружите неиспользованный источник физической, эмоциональной и духовной энергии.

Что еще сказал Карл Юнг?

Как основатель аналитической психологии Юнг был известен своими поучительными мыслями о человеческой психике. Следующие цитаты могут помочь вам лучше понять себя.

«Человек, не прошедший через ад своих страстей, никогда не преодолеет их. Насколько мы можем понять, единственная цель человеческого существования — зажечь свет во тьме простого бытия. Все, что нас раздражает в других, может привести нас к пониманию самих себя.»

«Ваши видения станут ясными только тогда, когда вы сможете заглянуть в собственное сердце. Кто смотрит наружу, мечтает; кто заглянет внутрь, тот проснется».

«Я не то, что со мной случилось, я то, чем хочу стать».

«Познание собственной тьмы — лучший способ справиться с тьмой других людей».

«Привилегия всей жизни — стать тем, кто вы есть на самом деле».

«Встреча двух личностей подобна контакту двух химических веществ: если есть какая-то реакция, то оба преображаются.

«Где правит любовь, там нет воли к власти, а где преобладает сила, не хватает любви. Одно есть тень другого».

«Даже счастливая жизнь не может быть без доли тьмы, и слово «счастливый» потеряло бы свой смысл, если бы оно не уравновешивалось грустью».

«Ничто не оказывает более сильного психологического влияния на их окружение и особенно на их детей, чем непрожитая жизнь родителя».

«Мы не должны притворяться, что понимаем мир только интеллектом; мы схватываем это точно так же, чувствуя.Поэтому суждение ума есть в лучшем случае только половина истины и должно, если оно будет честным, также прийти к пониманию своей неадекватности».

Эта статья была первоначально опубликована

Тень – Предупреждение Карла Юнга миру – Увековеченная

«Каждый носит тень, и чем меньше она воплощена в сознательной жизни индивидуума, тем она чернее и плотнее. Если неполноценность сознательна, всегда есть шанс ее исправить… Но если она вытеснена и изолирована от сознания, она никогда не исправляется и может внезапно прорваться в момент неосознанности.Во всяком случае, это образует бессознательную загвоздку, мешающую нашим самым благонамеренным намерениям».

Карл Юнг, CW Vol. 11: Психология и религия: Запад и Восток

Карл Юнг говорит о двух типах теней: личная тень (неизвестная темная сторона нашей личности) и коллективная тень (неизвестная темная сторона общества).

Персональная тень

Начав с личной тени, Юнг назвал ее:

.

«то, чем человек не хочет быть.

Карл Юнг, CW Том 16: Практика психотерапии

Представляет неизвестные или малоизвестные атрибуты и качества эго. Это сумма всех тех неприятных качеств, которые нам нравится скрывать от самих себя. Тень содержит неполноценности, которые есть у всех, но о которых предпочитают не знать, они кажутся слабыми, социально неприемлемыми или даже злыми. Тень наиболее заметна, когда человек находится во власти беспокойства или других эмоций, под воздействием алкоголя и т. п., может внезапно ляпнуть враждебное замечание во время дружеской беседы.Когда мы не хотим ассимилировать то, что презираем, мы проецируем это на других.

Человек может быть знаком со своей тенью и частично осознавать ее, то есть находиться под контролем эго. Однако многие люди отказываются признавать свою тень настолько полностью, что эго даже не осознает поведение тени и, таким образом, не имеет возможности командовать ею. В этих условиях тень автономна и может выражаться в необъяснимых капризах, раздражительности и жестокости.

На протяжении всего своего творчества Юнг говорит о важности развития осознания тени в психотерапии и ее проекций в жизни человека.Хотя тень обычно воспринимается отрицательно, она также может быть и положительной. Фактически, изучение нашей тени дает нам доступ ко многим положительным качествам, Юнг пишет, что тень:

«отображает ряд хороших качеств, таких как нормальные инстинкты, адекватные реакции, реалистичное понимание, творческие импульсы и т. д.».

Карл Юнг, CW Том 9 (Часть 1): Архетипы и коллективное бессознательное

Одна из ближайших соратниц Юнга, Мария-Луиза фон Франц, пишет:

«Тень не всегда является противником.На самом деле, он точно такой же, как любой человек, с которым приходится ладить, иногда уступая, иногда сопротивляясь, иногда даря любовь — чего бы ни требовала ситуация. Тень становится враждебной только тогда, когда ее игнорируют или неправильно понимают».

Человек и его символы. Часть III: Процесс Индивидуации, «Осознание Тени» – М.Л. фон Франц

Тень содержит в себе всевозможные качества, силы и потенциалы, которые, если оставаться неисследованными, дают нам состояние оскудения нашей личности, создавая бессознательные «коряги», которые тормозят рост и воплощение этих хороших качеств, дремлющих в нашей психике.

Например, человек может полагать, что быть настойчивым означает быть грубым или агрессивным, терять качества уверенности и способности говорить за себя честно и уважительно, что, в свою очередь, может привести к меньшей активности, затруднить получить повышение или продвижение по службе, бороться с деньгами и так далее.

Итак, когда человек сталкивается с напористым человеком, в глубине души он испытывает обиду и вину, что делает его тень чернее и плотнее. Эти ценные аспекты следует ассимилировать в действительный опыт, а не вытеснять. Эго должно отказаться от своей гордыни.

Мы также встречаемся с нашей тенью в наших снах как с человеком того же пола, что и сновидец. Это то, что кажется «критикой» нашего характера из бессознательного, внутренним судьей вашего собственного существа, которое упрекает вас, и результатом обычно является смущенное молчание.

Мы должны определить содержание тени и интегрировать его в нашу личность. Это процесс « реализации тени », также известный как работа тени .

Здесь начинается мучительная и длительная работа по самовоспитанию, надо вступить в долгие и трудные переговоры с тенью , работа, можно сказать, психологическая эквивалентность подвигов Геракла.С помощью работы с тенью можно наблюдать свою тень снаружи, наблюдая за своими эмоциональными реакциями и будучи предельно честным в своих взаимодействиях с другими, а также внутренне, исследуя свои сны.

Это позволяет стать просветленным и снижает деструктивный потенциал тени, не столько, как бы, войною против тьмы, сколько выводя тьму на свет, свет на тьму. Как пишет Юнг:

«Нет света без тени и психической целостности без несовершенства.

Карл Юнг, CW Vol. 12 «Психология и алхимия»

Нужно стремиться не к совершенству, а к цельности личности. Пожизненный процесс индивидуации создает баланс между сознательной и бессознательной сферами, выравнивая эго с собой, целостностью личности.

Каким бы страшным или мрачным ни было столкновение с нашей тенью, обретение правды приносит облегчение . Распознавание истины — это процесс подлинности; кропотливые раскопки в глубины нашего существа, чтобы исследовать возможности и ограничения, искажения и погребенные и часто забытые части нас самих и способностей.

Однако большинство людей слишком ленивы, чтобы глубоко задумываться даже о тех моральных аспектах своего поведения, которые они осознают; не говоря уже о том, чтобы рассмотреть, как бессознательное влияет на них.

Коллективная тень

Тень также может состоять из факторов, происходящих из источника вне личной жизни человека. Вот когда мы натыкаемся на коллективную тень , темную сторону или неизвестные или малоизвестные аспекты общества и культуры.Он состоит из того, что противоречит нашим общим и коллективным ценностям.

Коллективная тень относится к огромному, многомерному, часто ужасающему, но неуловимому аспекту человеческой жизни, к безмерному вреду, причиняемому людьми друг другу и миру природы, и к обширным последствиям такого вреда для последующих поколений.

Мы находим коллективную тень в проекции «тьмы» и неполноценности, в насилии и угнетении, в невидимости текущих страданий, в отрицании текущей ответственности.

В то время как коллективный теневой материал может жестоко разыгрываться в войнах, массовых убийствах и геноцидах, он также может скрываться под часто привлекательными плащами миссионерской деятельности , такой как обязательное использование определенных языков, оруэлловская реальность, которую мы переживаем в настоящее время.

Как и природа всего теневого материала, индивидуального или коллективного, его существование и влияние могут быть всеобъемлющими, но не очевидными.

Коллективная тень проявляется внешне в зверствах, преследованиях, физических страданиях, болезнях, бедности, недоедании, алкоголизме, преступности, гибели культур и так далее.Оно может проявляться и более внутренне , среди сложностей каждой индивидуальной психики, как ненависть к себе, своему наследию, своей культуре, депрессия и чувство бессилия, жажда мести (чтобы другие испытали что-то вроде собственной боли ) и т. д.

Коллективная тень — это то, что исторически было названо « злом ». В христианской традиции это был бы дьявол, а тот, кто одержим дьяволом, теряет свое человеческое качество и приобретает демоническую природу.Нашим первичным ответом на зло, по Юнгу, должен быть поиск самопознания , цельности, что предполагает ассимиляцию теневого материала. Физическое лицо:

«должен безжалостно знать, сколько добра он может сделать и на какие преступления способен»

Карл Юнг «Воспоминания, сны, размышления» Глава XII: Поздние мысли

Когда есть проблема, известная в конкретном обществе, ее можно назвать теневой проблемой , если есть доказательства отрицания, проекции и отсутствия принятия индивидуальной и коллективной ответственности.Поэтому принятие ответственности – моральной, политической и духовной – особенно важно. Мужество, с которым мы переносим нашу тьму, освобождает других от необходимости нести ее за нас.

Например, чтобы отреагировать на примеры массовых исторических страданий: войны, геноцид, холокост, всепроникающее угнетение и т. д., последствия которых сохраняются. Нам, людям, есть чему поучиться в этом отношении. Отрицание , часто связанное с желанием «продолжить заниматься делами» и «оставить прошлое позади», кажется наиболее распространенным подходом и, как правило, первой реакцией.

Есть и было много попыток справиться с трудным, болезненным прошлым через публичные извинения за поддержку зверств, покаяние, репарационные выплаты после войн, паломничества в места великих страданий и т. д. Но как нам относиться к прошлому таким образом что интеграция тени происходит глубоко и широко внутри населения, а не просто на символическом уровне через лидеров или политику?

Запоминание и высказывание того, что часто кажется невыразимым, неизбежно является болезненным процессом для жертв и преступников, наблюдателей и свидетелей.Любой такой процесс может считаться успешным или достаточно завершенным только после того, как боль, возмущение, предательство, страдание и все другие чувства были озвучены и услышаны, а ответственность взята на себя. Говорить правду — самый желанный и самый реальный способ справиться с трудным прошлым.

Одним из примеров страшного массового психоза, представленного коллективной тенью, является нацистская Германия, где люди впадали в демоническую природу через свою личную тень.Они вступили в нацистскую партию и делали худшие вещи, чем они могли себе представить или сделали бы в нормальных социальных условиях. В этом смысле личная тень является мостом к коллективной тени.

Поэтому важно сначала решить свои внутренние конфликты (свою личную тень), чтобы не попасть в коллективную тень бессознательно. Позже можно будет влиять на других людей, и общество в целом будет лучше.

«Если мы будем практиковать осознанность, мы будем знать, как глубоко заглянуть в природу войны, и своей проницательностью разбудить людей, чтобы вместе мы могли избежать повторения одних и тех же ужасов снова и снова… Война в нас, но есть и в каждом… Все готово взорваться, и мы все соответственны.

Тич Нат Хан, Прикосновение к миру: Практика искусства осознанной жизни

Краткое изложение – Лицом к лицу с коллективной тенью

Подводя итог, мы должны сначала признать нашу личную тень и вступить с ней в долгие и трудные переговоры (быть честными с собой и нашими взаимодействиями с другими, наблюдая за нашими эмоциональными реакциями и исследуя наши мечты), чтобы не стать пассивными жертвами наших тени и наших бессознательных проекций, позволяя нам спасти хорошие качества, которые дремлют внутри нас, что улучшает нашу жизнь и жизнь окружающих нас людей.

Тогда мы сможем сознательно осознавать коллективную тень и не стать ее жертвой и взять на себя ответственность за решение проблемы отрицания важных вопросов и отсутствия индивидуальной и коллективной инициативы, мужество нести нашу тьму приносит облегчение другим, как говорит правда — это самый желанный способ справиться с трудным прошлым, а не отбрасывать зверства и заставлять тень становиться все чернее, пока она не перестанет расти, и, таким образом, история повторится.


Лицом к лицу с коллективной тенью – предупреждение Карла Юнга миру

Карл Юнг предостерегает нас от опасностей коллективной тени (неизвестной темной стороны общества) и призывает нас развивать нашу личную тень (неизвестную темную сторону нашей личности), чтобы сознательно осознавать коллективную тень и не стать ее жертвой. к этому.Мы должны признать нашу личную тень и вступить с ней в долгие и трудные переговоры посредством теневой работы.

Увековеченная опора


Купить официальный товар

Работа, использованная в видео

Нравится:

Нравится Загрузка…

Родственные

Встречи с тенью: введение в юнгианскую работу с тенью

Встречи с Тенью представляет собой углубленное введение в юнгианскую работу с Тенью и является частью серии вводных курсов Платформы Юнга по юнгианской психологии.

Этот курс, проводимый мастером-учителем Джеймсом Холлисом, подходит как для начинающих, так и для опытных специалистов по работе с тенью. Курс идеален, если вы хотите узнать больше о концепции Тени и о том, как она актуальна в нашей повседневной жизни. Он также предлагает руководство и инструменты, чтобы лучше осознавать аспекты Тени внутри себя, групп и других людей.

Что вы получите

гарнитура

Видео- и аудиозаписи каждого класса

аккаунт_ящик

Доступ к вашей собственной учетной записи Jung Platform, где будет храниться весь приобретенный вами контент.

Описание курса

Одним из богатейших вкладов Карла Юнга в наше понимание человеческой психики является идея Тени. Те части нашего собственного существа, которые угрожают нашему эго и которые так часто действуют независимо от нашей воли.

Это части нас самих или наших групп , с которыми мы предпочитаем не сталкиваться, но которые, тем не менее, продолжают проникать в нашу жизнь. Тень воплощает те части нас самих, о которые мы и другие постоянно спотыкаемся.

Тень сама по себе не зло. Хотя это может принести большой вред себе и другим, даже если оно может также принести большие исцеляющие энергии. Теневая работа — это не только приглашение к дальнейшей интеграции наших отколовшихся компонентов, но и увеличение нашего вклада в наши семьи и наше общество.

Этот курс идеален, если

  • Вы заинтересованы в трансформационном психологическом росте, независимо от того, являетесь ли вы новичком в подходе Карла Юнга к психологии или знакомы с ним.
  • Вы ищете обоснованные и практичные инструменты для более сознательной работы со своими аспектами Тени.
  • Вы заинтересованы в понимании различных слоев и аспектов Тени внутри себя, в группах и других людях (будь то в нашей частной или общественной жизни)
  • Вы терапевт, заинтересованный в понимании юнгианского подхода к Тени и работе с Тенью.

К концу этого курса вы будете

  • Получите лучшее понимание концепций и теорий Карла Юнга, связанных с Теневым Я.
  • Лучше понять, как Тень частично функционирует вне нашего сознания.
  • Поймите, как Тень может быть разрушительной; но также созидательный и исцеляющий
  • Получили практические перспективы и инструменты для работы со своими теневыми аспектами

Стипендии

Мы в Jung Platform хотим сделать эти программы доступными для всех. Если вы хотели бы принять участие, но не можете оплатить полный курс, отправьте нам электронное письмо по адресу [email protected] и опишите, почему вы считаете, что имеете право на получение стипендии, сколько вы можете заплатить и что вы будете делать, чтобы помогите Платформе Юнга продвигать эту и другие программы.

Гарантия платформы Jung

Если после того, как вы начали курс, вы чувствуете, что он может быть не для вас, вы можете бесплатно отменить его и получить полный возврат средств через неделю после начала курса.

Введение в юнгианскую работу с тенью

В этом введении вы узнаете больше о концепции Карла Юнга о Тени и о том, как она применима в вашей повседневной жизни. Подробнее о полном курсе здесь.

Это выступление одного из лучших живущих юнгианских учителей: Джеймса Холлиса.

Лекция предлагает руководство и инструменты, чтобы лучше осознать аспекты Тени внутри себя, групп и других людей. Осознание тени — это первый шаг в процессе индивидуации, процесса психологического роста, согласно Юнгу.

Доклад подходит как для новичков, так и для опытных специалистов по работе с Тенями.

Что вы получите

аккаунт_ящик

Доступ к вашей собственной учетной записи Jung Platform, где будет храниться весь приобретенный вами контент.

Описание курса

Этот доклад представляет собой введение в концепцию Тени и различные способы ее рассмотрения. Прежде чем вы сможете проанализировать, что такое ваша Тень, вы должны понять , что такое Тень и откуда она берется.

Есть целый спектр нашей реальности, не обязательно доступный нашему повседневному сознанию, который называется тенью. Изучите эту концепцию вместе с известным юнгианским аналитиком Джеймсом Холлисом.

Это также первый класс из четырех классов. Вы можете приобрести полный курс из 4 занятий здесь.

Эта лекция для вас, если:

  • Вы ищете обоснованные и практичные инструменты для более осознанной работы со своими собственными аспектами Тени.
  • Вы заинтересованы в трансформационном психологическом росте, независимо от того, являетесь ли вы новичком в подходе Карла Юнга к психологии или знакомы с ним.
  • Вы заинтересованы в понимании различных слоев и аспектов Тени внутри себя, в группах и других людях (будь то в нашей частной или общественной жизни)
  • Вы терапевт, заинтересованный в понимании юнгианского подхода к Тени и работе с Тенью.

Стипендии

Мы в Jung Platform хотим сделать эти программы доступными для всех. Если вы хотели бы принять участие, но не можете оплатить полный курс, отправьте нам электронное письмо по адресу [email protected] и опишите, почему вы считаете, что имеете право на получение стипендии, сколько вы можете заплатить и что вы будете делать, чтобы помогите Платформе Юнга продвигать эту и другие программы.

Гарантия платформы Jung

Если после того, как вы начали курс, вы чувствуете, что он может быть не для вас, вы можете бесплатно отменить его и получить полный возврат средств через неделю после начала курса.

Карл Юнг — Архетипы — Тень

Тень

Тень — это просто темная сторона чьей-либо личности. А что темно всегда известно лишь косвенно через проекцию. То есть человек открывает свою темную сторону как нечто принадлежащее другим: друзьям, родственникам, выдуманным персонажам и т. д. Поэтому встреча с личным Тень считается моральным усилием.Сложность интеграции с тенью огромна, если нам придется столкнуться с этой мощной фигурой в одиночку.

Признак темной стороны/тени также можно приравнять к фрейдистскому

личное бессознательное . Он включает в себя все подавленное потому что отвергается суперэго. Фрейд связывал эти вытесненные содержания главным образом с половыми влечениями. Действительно, тень почти всегда имеет сексуальную составляющую.

Во сне тень кажется наделенным теми сексуальными и агрессивными аспектами, которые вызывают у нас критику или зависть. Беспринципный человек, алкоголик и развратник, скромный и послушный чиновник и т.д. могут быть тенью цифры. Также воин, бесстрашный парень, герой и т.д.

Черная тень тоже может выступать как архетип. Образы дьявола и демонические черты (символы) очень обычные мужские мечты.Также дьяволоподобные персонажи, которые компенсируют светящуюся фигуру Спасителей, разделяют царство теней .

Тень появляется в начале юнгианского анализа и в течение длительного времени во время аналитической работы.

Юнг о Тени

Тень – это моральная проблема, которая бросает вызов всей эго-личности, поскольку никто не может осознать тень без значительных моральных усилий.Становиться осознание этого включает в себя признание темных аспектов личности как присутствующих и реальных. Этот акт является существенным условием всякого рода самопознания, и поэтому он. как правило, встречает значительное сопротивление. Действительно, самопознание как психотерапевтическая мера часто требует большой кропотливой работы, растянувшейся на длительный период. (из Aion: Phenomenology of the Self , опубликованного в The Portable Jung, под редакцией Джозефа Кэмпбелла , Penguin Books, 1976, p.145.)

Дополнительные ресурсы:

  • Больше о концепции тени можно найти в книге Карла Юнга «Отношение между Эго и бессознательным », опубликованной в томе 7 Собрания сочинений . Вы можете заказать эту книгу на Amazon.com:
  • https://amzn.to/2ySZ2xj.
  • Наша статья, озаглавленная Значение сна с тенью, , иллюстрирует возникновение и функцию тени в наших снах.Эта статья включена в наш электронный курс Jung and Dreams . Учить
  • еще…

<= Назад к Архетипам или Домой

.

Leave a Reply

Ваш адрес email не будет опубликован.