Физическое наказание детей: Порядка 60% россиян сочли приемлемым физическое наказание детей | Новости | Известия

Содержание

учёные доказали, что физические наказания ухудшают поведение ребёнка — ИноТВ

Физические наказания не улучшают поведение детей, а, наоборот, ухудшают его, пишет CNN со ссылкой на опубликованный в журнале Lancet обзор 69 исследований по этой теме. По словам учёных, подобные наказания со временем создают ещё больше проблем, провоцируя повышенную агрессию, усиление антиобщественного поведения и более агрессивное поведение в школе.

Физические наказания со временем не улучшают поведение и социальную компетентность ребёнка, сообщает CNN со ссылкой на обзор 69 исследований, проведённых в США, Канаде, Китае, Колумбии, Греции, Японии, Швейцарии, Турции и Великобритании.

Материал, опубликованный в понедельник в журнале Lancet, показал, что физические наказания, такие как шлепки, «вредны для развития и благополучия детей». Об этом, в частности, заявила старший автор Элизабет Гершофф, профессор в области человеческого развития и семейных наук из Техасского университета в Остине.

«Родители бьют своих детей, потому что думают, что это улучшит их поведение

, — заявила Гершофф. — К сожалению для родителей, которые бьют (своих детей. — ИноТВ), наше исследование нашло чёткие и убедительные доказательства того, что физические наказания не улучшают поведение детей, а, наоборот, ухудшают его».

Чтобы оценить влияние шлепков и других физических наказаний, которые родители обычно выбирают для того, чтобы дисциплинировать своего ребёнка, из обзора были исключены словесные и «суровые» виды физического наказания, которые можно охарактеризовать как жестокое обращение с детьми.

Некоторые исследования в обзоре показали неоднозначные результаты, выявив ряд положительных и отрицательных эффектов, связанных с физическим наказанием. Но большинство исследований показали значительное негативное влияние, выражающееся в различных формах.
 

По словам Гершофф, наиболее «последовательной» позицией в 13 из 19 независимых исследований было то, что шлепки и другие формы наказания детей со временем создавали ещё больше внешних проблемных форм поведения, таких как «
повышенная агрессия, усиление антиобщественного поведения и более агрессивное поведение в школе
».

В обзоре также отмечается, что поведение детей, подвергшихся физическому наказанию, не было обусловлено их полом, расой или этнической принадлежностью.

Исследование, проведённое в Колумбии, показало, что маленькие дети, которые подвергались физическому наказанию, обладали «меньшими когнитивными навыками» по сравнению с теми, кого физически не наказывали.

Семь исследований, изученных Гершофф и её командой, рассматривали связь между частотой физических наказаний и негативным поведением ребёнка с течением времени. Пять из семи обнаружили зависимость «доза-ответ».

 

«Другими словами, по мере того, как частота физических наказаний увеличивалась, увеличивалась и вероятность прогнозирования более негативных результатов с течением времени», — подчеркнула Гершофф.

Некоторые исследования показали, что физическое наказание увеличивает проблемы с поведением и усиливает признаки вызывающего оппозиционного расстройства, которое характеризуется вспышками гнева, склонностью к спорам, вызывающим поведением, озлобленностью, мстительностью, активным неповиновением и отказом следовать правилам.

Согласно другому выводу исследователей, физические наказания повышают риск того, что дети могут столкнуться с жестоким насилием или пренебрежительным отношением со стороны родителей, что может привлечь внимание служб защиты детей.

Наконец, обзор, опубликованный в журнале Lancet, показал, что любые негативные последствия телесных наказаний не смягчаются стилем воспитания. Четыре из пяти исследований продемонстрировали, что в целом тёплый и позитивный стиль воспитания «не нейтрализует влияние физического наказания на рост поведенческих проблем».

Американская академия педиатрии рекомендует ряд альтернатив физическим наказаниям, в том числе лишение ребёнка игрушек и привилегий, отмечает CNN.

Физические наказания – почему они недопустимы?

Последствия физических наказаний

1. Настороженное и недоверчивое отношение как к взрослым людям, так и к сверстникам. Ребенок, которого бьют дома за провинности, в скором времени перестает доверять окружающему миру, ведь болезненные ощущения он получает от самых близких людей.

2. Подавленность, безразличие к окружающему миру. Часто родители подростков восклицают: «Ему же ничего не интересно!», даже не догадываясь, что инертность – следствие того, что в раннем детстве ребенка били по попе за любую провинность.

3. Депрессивные состояния в подростковом возрасте. В целом для тинейджеров характерна хандра вследствие возрастных особенностей, но дети, подвергающиеся насилию в семье, более склонны к депрессивным состояниям, которые в тяжелой форме могут привести и к суицидальным попыткам.

4. Жесткость по отношению к младшим детям и/или животным. Все чаще в СМИ появляются заголовки о жестоких детях, мучающих животных. Такое поведение характерно для жертв насилия, которые не могут выплеснуть свою агрессию на насильника, поэтому ведут себя жестоко по отношению к тем, кто заведомо слабее и не может дать отпор.

5. Раннее увлечение психоактивными веществами, алкоголем, никотином. Детям, которых родители били в детстве, необходимо как-то справляться со своим эмоциональным состоянием, поэтому они нередко прибегают к химической зависимости.

6. Зависимое поведение в целом. Интернет-зависимость, зависимые отношения, игровая зависимость – все это может стать следствием того, что ребенка наказывали физически. Уход в зависимое поведение всегда связан с попыткой как-то изменить реальность. Жертвам насилия зависимость дарит иллюзию того, что насилия нет и не было в их жизни.

7. Уступчивость, угодливость, заискивание перед взрослыми людьми. Дети, которых воспитывают жесткими тоталитарными методами с использованием физического насилия, стараются максимально угодить взрослым, чтобы избежать наказания.

8. Низкая самооценка. Естественно, ребенок, который подвергается физическому насилию дома, менее уверен в себе, не верит в собственные силы.

9. Суицидальное, аутоагрессивное поведение – нанесение себе порезов и других повреждений.

10. Низкие социальные навыки, закрытость, невозможность установления коммуникации.

11. Преобладающие чувства – гнев и вина.

Психические травмы

Жестокое обращение с детьми ведет к психическим травмам. По тяжести и устойчивости последствий оно сопоставимо с травмой заложника, пленника и жертвы изнасилования. Как и любая психическая травма, насилие имеет свои последствия, которые не связаны с формированием устойчивых личностных качеств.

Более того, дети, которых родители воспитывали с применением физической силы, с большей вероятностью в будущем будут иметь проблемы с воспитанием собственных детей. У них чаще возникают проблемы с обучением. Для них характерен низкий социально-экономический статус, проблемы с поиском работы, а также склонность к совершению правонарушений и преступлений.

Если эмоции зашкаливают…

Физические наказания негативно влияют и на детско-родительские отношения. Если всё же в порыве гнева родитель и ударил ребёнка, нужно извиниться и объяснить своё поведение. Самое важное – родитель должен проговорить случившееся: ребёнок не виноват в том, что мама/папа не сдержали своих эмоций, что родители его очень любят и действительно сильно жалеют о том, что произошло.

Если же родитель решит не извиняться перед ребёнком и сделает вид, что всё хорошо, то у малыша закрепится чёткое чувство вины и стыда. Более того, родительская фигура для ребёнка является безусловно авторитетной, а значит, применение физической силы станет для сына или дочки нормой: «раз мама может меня бить, значит, я тоже могу бить тех, кто слабее». Итог — ребёнок начинает применять физическую силу в своём окружении.

Разговор о случившемся должен происходить на языке, понятном для ребёнка, чтобы донести до него свою любовь, ласку. Очень важен тактильный контакт – с малышом и подростком он должен быть разным, но он очень нужен и важен в любом возрасте.

Если родитель понимает, что бить ребенка недопустимо, но чувствует, что не в состоянии сдерживать себя, то лучше всего посетить тренинги по управлению гневом. Они проводятся во многих психологических центрах и направлены на коррекцию поведения человека в эмоционально-напряжённых ситуациях.

Автор: Екатерина Головина

Многие считают критику одним из самых действенных методов избавления от недостатков, поэтому важно научить детей спокойно реагировать на замечания. Для начала необходимо определить причины болезненной реакции. Тест предназначен для родителей подростков 12-15 лет.

Пройти тест

Физические наказания. Их последствия

Физические наказания. Их последствия.

Согласно требованиям Конвенции и нормативно-правовым документам Российской Федерации, ребенок имеет право на защиту от физического, психологического насилия, оскорбления или злоупотребления. Поэтому, ударить ребенка – означает нарушить его права.

Метод физического наказания многие родители называют самым «эффективным», а на самом деле он лишь является наиболее простым и даже удобным для них, ведь проявления гнева естественны для любого человека, а вот умение сдержать себя в нужный момент, спокойно объяснить ребенку, в чем он неправ, переключить его внимание, проявить понимание и уважение к нему — требуют серьезных усилий со стороны родителей. Главным мотивом для выбора этого более сложного метода должно стать осознание родителями всех пагубных последствий физического наказания.

Как физическое наказание влияет на ребёнка?

У взрослых всегда существует множество возможностей воздействовать на ребенка, не прибегая к физическим наказаниям. Пролонгированные последствия жестокого обращения в детстве в основном выражаются в задержке психофизического развития, появлении различной неврозоподобной симптоматики: расстройствах сна, аппетита, повышенной тревожности. У многих детей, которых физически наказывали, появлялся энурез, энкопрез, различные тики, ночные страхи и т.п. Когда взаимодействие оказывается неэффективным, прежде, чем прибегать к насилию, стоит попытаться понять ребенка.

  • Ребенок быстро учится бояться не того, что он совершает дурной поступок, а именно наказания за него со стороны родителей. То есть, взрослые получают возможность контролировать поведение ребенка лишь сейчас, сиюминутно, но только ценой страха, который в той или иной форме будет преследовать его потом всю жизнь.

  • Ребенок привыкает к «мягким» наказаниям, например, шлепкам, особенно, когда они входят в повседневную практику. Наказания перестают корректировать его поведение, что приводит к необходимости постоянно увеличивать силу физических воздействий.

  • Наказания всегда имеют более широкий диапазон воздействия, чем представляется родителям. Например, угроза применения ремня из-за полученной двойки может привести к кратковременным позитивным результатам (ребенок выучит урок), но наверняка вызовет негативное отношение к учебе в целом, склонность скрывать свои проблемы в школе, а так же может способствовать повышению агрессивности.

  • Физические наказания не позволяют добиться устойчивых положительных изменений в поведении ребенка, более того, в перспективе приводят к более значимым нарушениям, например, нарушению эмоциональных отношений с родителями, искажению самооценки ребенка.

  • Подростки склонны давать отчетливые протестные реакции на наказания родителей, типичны также уходы из дома, поиск поддержки в асоциальных компаниях, иногда суицидальное поведение.

  • Довольно часто «обычные» наказания приводят к физическим травмам у ребенка в связи с тем, что родители могут потерять контроль над собой и в этом состоянии не соизмеряют силу наказания, не могут остановиться, иногда нанося ребенку серьезные травмы.

  • Многие дети, которых в детстве били родители, вырастая, сами начинают применять физическую силу по отношению к родителям. Для детей прямыми психологическими последствиями физического насилия в семье являются выраженные негативные эмоции: страх, тревога, растерянность, беспокойство.

У взрослых всегда существует множество возможностей воздействовать на ребенка, не прибегая к физическим наказаниям. Пролонгированные последствия жестокого обращения в детстве в основном выражаются в задержке психофизического развития, появлении различной неврозоподобной симптоматики: расстройствах сна, аппетита, повышенной тревожности. У многих детей, которых физически наказывали, появлялся энурез, энкопрез, различные тики, ночные страхи и т.п. Когда взаимодействие оказывается неэффективным, прежде, чем прибегать к насилию, стоит попытаться понять ребенка.

© Санкт-Петербургский фонд «Новые шаги»

© И.А.Алексеева, И.Г.Новосельский «Жестокое обращение с ребенком: причины, последствия, помощь»

5 важных причин, почему физическое наказание — провальный способ воспитания ребенка

Физическое наказание — распространенный метод, который используют для воспитания избалованных или непослушных детей. Его придерживаются 4 из 5 родителей. А в 9 из 10 случаев такой способ практикует женщина — мама или опекун. Некоторые не задумываясь задают детям трепку. А самые решительные могут использовать то, что подвернется под руку, например ремень. Но, даже если взрослые думают, что таким образом учат детей чему-то правильному, и считают, что их действия безвредны, исследования показывают: это не просто вредно, но и бесполезно.

AdMe.ru объясняет, почему телесное наказание неэффективно и какие альтернативные методы лучше использовать для воспитания детей.

1. Это не работает, а только ухудшает ситуацию

Справедливо, что дети могут быть наглыми, а терпение родителей имеет свои пределы, но добиться желаемого результата шлепаньем невозможно. Ученые считают, что насилие как способ дисциплинирования не работает в долгосрочной перспективе, потому что так ребенок не понимает, почему то, как он ведет себя, неправильно. Насилие — это просто быстрый способ остановить действия ребенка.

2. Это путь к тому, чтобы стать агрессором для затравленного ребенка

Исследования показывают, что большинство случаев жестокого обращения с детьми началось со шлепков. Учитывая, что телесные наказания не работают, родители обычно увеличивают количество применяемой силы в каждый последующий раз, когда ребенок не ведет себя должным образом. Желаемый дисциплинарный эффект никак не достигается, и в результате родители доходят до такой силы исступления, на которую они никогда не считали себя способными.

3. Насилие порождает агрессию в будущем

Дети, которые подвергались физическому наказанию в течение всего детства, более склонны применять насилие в отношении собственных детей и партнеров. Они даже подвержены более высокому риску стать правонарушителями. Это неудивительно, ведь родительский пример оказывает наибольшее влияние на ребенка. И если мама или папа используют силу для разрешения конфликта, — это то, что ребенок будет запоминать и повторять.

4. Дети могут начать страдать от депрессии

Если ваш партнер ударит вас, вы все еще будете думать, что он вас любит? Вряд ли, и то же самое происходит с ребенком. Малыши начинают сомневаться в любви своих мам и пап в тот момент, когда подвергаются физическому наказанию. Учитывая, что жизнь ребенка вращается вокруг его родителей, он начинает чувствовать себя совершенно нелюбимым и может начать страдать от клинической депрессии. Это может нарушить процесс социализации ребенка.

5. Здоровье ребенка ухудшается

Даже просто наблюдая за ситуациями насилия, ребенок достигает уровня стресса, который ухудшает его иммунную систему. Столкновение с регулярным физическим наказанием имеет очень мощный эффект: оно делает иммунную систему более уязвимой для болезней. В случае, когда ребенок и так страдает от тяжелого заболевания, оно усугубляется.

Что можно сделать иначе, когда…

  • У вас кончается терпение.
    Пересмотрите свои ожидания и спросите себя, соответствует ли поведение вашего ребенка его возрасту и стадии развития. Например, бесконечное «почему» абсолютно нормально для двухлетних детей. Это может охладить ваш гнев и помочь взглянуть на ситуацию с гораздо более доброжелательным настроем.
  • Вы неоднократно просили ребенка вести себя как следует, но он не слушается.
    Не рассчитывайте, что ребенок знает, в чем заключается его ошибка или что именно вы имеете в виду, когда говорите «Веди себя хорошо». Будьте точны в том, что не так и почему. Подойдет простое «Не щипай брата, потому что ему больно».
  • Ваш ребенок собирается выйти из себя.
    Когда поведение ребенка вот-вот выйдет из-под контроля, сохраняйте хладнокровие, смотрите ему в глаза и понизьте голос. Спокойствие обладает мощной способностью возвращать к действительности.
  • У вашего ребенка истерика.
    Сделайте тайм-аут. Спокойно отведите ребенка в тихое место и объясните, почему его поведение неприемлемо. Затем скажите ему, что он может вернуться к своей игре, как только успокоится и подождет 2 минуты. Если спор или крик возобновляются, начните отсчет 2 минут заново.
  • Ваш ребенок не хочет вас слушать.
    Разрешите последствиям его плохого поведения случиться, если вы уверены, что они не причинят ему вреда. Так ребенок сможет учиться на своих ошибках. Только не прибегайте ко фразе «Я же тебе говорила!».

Вы когда-нибудь пользовались каким-либо из этих советов? Что думаете по поводу телесного наказания для детей? Поделитесь своим мнением с нами!

Иллюстраторы Daniil Shubin и Ekaterina Gapanovich специально для AdMe. ru

60% россиян считают приемлемым физическое наказание детей

Фото © «Гражданские силы.ру»/ Алёна Черепкова

31 мая 2021 18:42:00

826

60 % участников исследования «Воспитание и наказание: взгляд поколений», проведенного агентством «Михайлов и Партнеры», считают правомерным физическое наказание детей в определенных ситуациях, таких как распитие алкоголя, воровство, наркотики, хамство, неуважение старших

Также в список поступков, за которые участники исследования считают применять физическое наказание, вошли эмоциональные срывы, сексуальная ориентация, невыполнение домашних обязанностей. Лишь 36% опрошенных заявили о недопустимости физического наказания ни при какой ситуации. Также, когда респондентов спросили о том, наказывали ли их родители подобным образом, когда они были детьми, то 61% участник исследования подтвердил факт физических видов наказания.

«Из этого можно вывести гипотезу, что 2 из 3 детей подвергаются физическому наказанию в достаточной степени регулярно. Четверть опрошенных заявило, что это случалось периодически или часто. Важно отметить, что почти все, кого мы опросили считают, что полученное наказание было заслуженным» — сообщила журналистам социолог, генеральный директор «Михайлов и Партнеры. Аналитика» Людмила Горюнова.

По мнению психолога, специалиста по семейным и детско-родительским отношениям Александра Колмановского, наказывать детей недопустимо ни в какой форме, в том числе физически.

«Наказание глубинным образом подрывает уверенность ребенка в себе; приручает его к тому, что с ним так можно обойтись в любой ситуации. Больше количество родителей не понимает, что «дать по попе» или «дать подзатыльник» это называется «бьем».

Мария Жулитова

Теги: воспитание, наказание, дети

Ученые выяснили, стоит ли наказывать детей

https://ria.ru/20210701/nakazanie-1739340203.html

Ученые выяснили, стоит ли наказывать детей

Ученые выяснили, стоит ли наказывать детей — РИА Новости, 01.07.2021

Ученые выяснили, стоит ли наказывать детей

Телесные наказания вредны для воспитания детей, зачастую они приводят к обратным результатам. Об этом пишут американские ученые, исследование которых… РИА Новости, 01.07.2021

2021-07-01T06:23

2021-07-01T06:23

2021-07-01T09:59

дети

в мире

/html/head/meta[@name=’og:title’]/@content

/html/head/meta[@name=’og:description’]/@content

https://cdn23.img.ria.ru/images/150723/68/1507236808_0:300:5760:3540_1920x0_80_0_0_42d59e0d2a9cd52c51d32b2de5434c38.jpg

МОСКВА, 1 июл — РИА Новости. Телесные наказания вредны для воспитания детей, зачастую они приводят к обратным результатам. Об этом пишут американские ученые, исследование которых опубликовал журнал Lancet.Авторы провели обзор 69 работ по этой теме и пришли к выводу, что насилие ведет к повышению агрессивности и асоциальности ребенка.Некоторые исследования показали, что оно усиливает признаки вызывающего оппозиционного расстройства, которое характеризуется вспышками гнева, склонностью к спорам, вызывающим поведением, озлобленностью, мстительностью, активным неповиновением и отказом следовать правилам.Кроме того, одна из работ, проведенная в Колумбии, показала что маленькие дети, подвергавшиеся физическому наказанию, обладали «меньшими когнитивными навыками» по сравнению с теми, кто этого избежал.Ученые рекомендовали родителям альтернативы — например, лишать ребенка игрушек и привилегий.

https://ria.ru/20210628/deti-1738814871.html

РИА Новости

[email protected]ru

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

2021

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

Новости

ru-RU

https://ria.ru/docs/about/copyright.html

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

https://cdn24.img.ria.ru/images/150723/68/1507236808_320:0:5440:3840_1920x0_80_0_0_4aec81a2bcf4089d948121042a2fcae9.jpg

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

дети, в мире

06:23 01.07.2021 (обновлено: 09:59 01.07.2021)

Ученые выяснили, стоит ли наказывать детей

МОСКВА, 1 июл — РИА Новости. Телесные наказания вредны для воспитания детей, зачастую они приводят к обратным результатам. Об этом пишут американские ученые, исследование которых опубликовал журнал Lancet.

Авторы провели обзор 69 работ по этой теме и пришли к выводу, что насилие ведет к повышению агрессивности и асоциальности ребенка.

Некоторые исследования показали, что оно усиливает признаки вызывающего оппозиционного расстройства, которое характеризуется вспышками гнева, склонностью к спорам, вызывающим поведением, озлобленностью, мстительностью, активным неповиновением и отказом следовать правилам.

Кроме того, одна из работ, проведенная в Колумбии, показала что маленькие дети, подвергавшиеся физическому наказанию, обладали «меньшими когнитивными навыками» по сравнению с теми, кто этого избежал.

Ученые рекомендовали родителям альтернативы — например, лишать ребенка игрушек и привилегий.

28 июня, 08:00

«Или всех перерезать»: фабрики смерти для детей

Физическое наказание: за и против

Можно и стоит ли наказывать ребенка физически – этот вопрос волнует очень многих родителей, когда доходит до наказания малыша за провинность. С одной стороны, на таких пап и мам давят традиции из серии «надо», с другой, советы современных психологов в стиле «не стоит»… Так как же быть в такой ситуации?

В чем суть проблемы?
 

В традициях большинства народов мира, а также многих религиях издавна можно найти советы о полезности отеческого рукоприкладства в вопросах воспитания детей. Нередко можно даже встретить мнение, что искренне любящий родитель не просто может, а даже обязан наказать своего ребенка в случае его серьезной провинности. Впрочем, с тех пор многое в обществе изменилось. Впервые о недопустимости (или как минимум ограниченности применения) физического насилия по отношению к детям начали говорить пару веков назад. Это, в частности, привело к тому, что, например, в школах по всему миру стали постепенно отказываться от такой практики как порка за невыполненные уроки или другие проблемы с учебой либо поведением. Хотя поначалу на домашних побоях это отражалось не сильно, так как считалось, что это исключительно внутреннее дело семьи, и чужие не вправе в него вмешиваться…

Настоящий прорыв в этом вопросе произошел в середине прошлого века. Тогда многие психологи публиковали работы, говорившие о негативном воздействии на развитие ребенка такого родительского поведения. А позже к ним присоединились еще и юристы, считающие, что таким образом нарушаются права человека. Ведь в случае физического воздействия на малыша он по умолчанию лишен возможности ответить родителю симметричным образом – что порождает безнаказанность. Результат: сегодня домашнее телесное наказание юридически запрещено примерно в трех десятках стран, а во многих других оно, как минимум, не приветствуется обществом. Хотя это совсем не означает, что споры о том, наказывать ли физически детей, завершились победой тех, кто видит в этом негативный опыт воспитания. Ведь и в тех государствах, где это ограничено на законодательном уровне, многие до сих пор уверены в неправильности этого. Почему? Дело в том, что тема крайне неоднозначная, и единого мнения здесь быть не может. Поэтому правильнее привести возможные «за» и «против» с указанием обратной стороны каждого из них…

Может ли телесное наказание быть уместным?
 

Ключевое преимущество физического воздействия на маленького ребенка – его высокая эффективность. Наверное, любой родитель, который хоть раз поднимал руку на провинившееся чадо, подтвердит: наказанный сразу становится присмиренным. Дети действительно впредь стараются вести себя иначе, чтобы не нарваться на гнев папы или мамы и не испытать боль и унижение. Более того, многие с годами, уже повзрослев, признают: горький опыт был им на пользу. Уже взрослыми они оправдывают не только свое детство, но и… свои принципы воспитания. А потому с полным правом переносят личный опыт на детей… Но, говоря об эффективности подхода, нельзя забывать о том, чем он объясним. Дети в будущем стараются не повторять своих ошибок не потому, что осознали, что сделали неправильного, а потому, что просто… боятся. Конечно, страх боли является отличным защитным механизмом психики. Вспомните, как ребенок укололся о ветку новогодней елочки или неосторожно прикоснулся к горячей плите на кухне – и больше к ним даже не приближался! Точно так же он действует и здесь. Но проблема в том, что, если он предположит, что наказания можно избежать, то что его остановит от повторного плохого поступка? Ничего. А потому, опасаясь порки, он не научится морали и нравственности, не изменит своих принципов. А только начнет их скрывать от вас. Боязнь родителей, тайны от них, обман – разве это здоровая атмосфера в семье?

Для некоторых родителей физическое наказание является удобным способом «воспитания», потому что это очень просто и быстро. Донести до ребенка недовольство с помощью шлепка не требует особых усилий. При этом малыш сразу увидел действие и последствие своего действия! Ему не надо долго пояснять, почему его поступок плохой, как он вас им расстроил, какие негативные результаты могли быть у проступка. И иногда это действительно работает – например, при угрозе здоровью или жизни ребенка. Он попытался выглянуть с балкона высотного дома, захотел подпалить спички, потянул за хвост большую собаку – в таких ситуациях промедление может быть очень опасным. И быстрое пресечение его действий и такой же быстрый шлепок по попе выглядят естественными. Включается тот самый защитный механизм, о котором говорилось выше, но в усеченном варианте. Так бы, например, ребенка укусила собака – и он бы благодаря боли запомнил, что с животными надо быть аккуратным. Все это верно, но, к сожалению, жизнь в большинстве ситуаций сложнее. И сознательный отказ от проведения серьезной разъяснительной работы может привести к тому, что ребенок вырастет инфантильным, не умеющим анализировать свое поведение и его последствия. Лишь в том случае, если вы будете детально пояснять ему, в чем именно негатив его поступков, он сможет осознать, что такое хорошо, а что такое – плохо. Да, это на порядок сложнее и занимает больше времени, чем наказать. Но иначе вы рискуете потерять в его воспитании намного больше.

Почему телесное наказание не рекомендуется применять?
 

Самая главная опасность – в описанном выше появлении в душе ребенка страха. При этом страх этот особенный. Одно дело – бояться драчунов во дворе или злой собаки у соседей. Эти источники страха посторонние, отношение к ним у малыша может быть только одним: отрицательным. И совсем другое дело – бояться своих же родителей. Папа и мама для маленького человечка в возрасте 2-5 лет кумиры: он их беззаветно любит всем сердцем и он же от них зависит. В такой ситуации боязнь начинает вступать в конфликт с привязанностью, что порождает серьезный внутренний диссонанс. Ведь бояться принято плохих людей, а тут приходится испытывать такие чувства по отношению к хорошим… Разобраться в подобном расхождении логики ребенок не может. Заявить, что ему не нравится поведение родителей, что они плохие и они больше «не дружат» тоже. Ребенок замыкается, теряет уверенность в родителях и своих силах, перестает доверять окружающим, это способствует развитию комплексов, неврозов и даже может перерасти в ненависть к родителям. Последствия могут ощущаться спустя годы. Конечно, все индивидуально, кто-то воспринимает наказание как должное, не видит в этом проблемы, – и вырастает адекватным человеком. Если малыш отличается мнительностью, чувствительным характером (обычно, допустим, у интроверта), то физическое наказание может усугубить внутренние проблемы.

Есть и другие недостатки у этого наказания. Так, многие психологи уверены: оно мешает формированию совести. При правильном развитии ребенок понимает, что он плохо поступил. В это время он испытывает внутреннее расстройство, которое ведет к попытке загладить вину, извиниться и так больше не делать. Если же он привыкнет к телесному наказанию как к ответственности за проступки, совесть будет работать иначе. Я поступил плохо, меня выпороли, я искупил свою вину – о чем еще можно переживать? А это уже мешает появлению внутреннего стопора, который бы мог ограничивать отрицательное поведение человека. Проще говоря: он перестает за себя отвечать, и в дальнейшем это сказывается на его поведении в общении с другими детьми. Малыш видит: родители влияют на него при помощи ремня, и это приносит эффект. А из этого делает логичный вывод: если тебе что-то не нравится в поведении другого человека, ударь его – и он поступит так, как ты хочешь. Опасность в том, что этот шаблон поведения может стать для него нормой.

Как же в итоге быть?
 

Если попытаться обобщить все, вывод в чем-то похож на вопрос, стоит ли учить давать сдачи: бить не стоит, но иногда без этого, к сожалению, не обойтись. Если ребенок подвергает себе или окружающих сильной опасности, если он допускает насилие в отношении других, если он абсолютно сознательно нарушает запреты, будто проверяя вас на прочность и провоцируя на серьезный ответ, – вот лишь неполный перечень ситуаций, в которых только физическая боль сможет донести до него всю серьезность проступка. Главное, чтобы все это было непубличным – любое наказание на людях очень унизительно для ребенка. И будьте последовательны в своих действиях. Во-первых, вы должны пояснить маленькому человечку, что иных вариантов воздействия не осталось – он пересек красную черту. Нужно сделать так, чтобы он однозначно понял, в чем именно его вина. Во-вторых, телесное наказание должно быть неотвратимым. Если обозначили границы допустимого, предупредив, что за определенные провинности дело не обойдется порицанием и стоянием в углу, всегда доводите дело до конца. И в-третьих, физическое воздействие не может быть частым. С одной стороны, повышаются описанные выше риски, а с другой, ребенок к нему привыкает, перестает воспринимать как экстраординарное. А значит, и эффект от наказания пропадает.

P.S. И небольшой, но важный нюанс. Если уж решились на телесное наказание, шлепайте ребенка не раньше 1,5-2 лет и только по попе. Почему? Подобный удар достаточно болезненный (если, конечно, малыш не закутан в десять слоев зимней одежды), но при этом не несущий риска для здоровья. А вот удары по другим частям тела (подзатыльники, пощечины, шлепки по губам) могут нанести ощутимый вред детскому организму. Помните: ребенок отличается крайне хрупким строением! И легкий, с вашей точки зрения, удар может привести к серьезным травмам, отрицательные последствия которых могут быть необратимыми… Потому всегда контролируйте себя и отдавайте отчет в том, что вы делаете.

Расскажите в комментариях: наказываете ли вы ребенка – и допускаете ли применение физического наказания?

Физическая дисциплина вредна и неэффективна


APA приняла новую политику о неэффективности и опасностях физической дисциплины в отношении детей, чтобы повысить осведомленность родителей, опекунов и специалистов в области психического здоровья.

Резолюция о физической дисциплине детей родителями, принятая Советом представителей АПА в феврале, основана на сильных и сложных лонгитюдных исследованиях, которые показывают, что физическая дисциплина не улучшает поведение и может со временем привести к эмоциональным, поведенческим и академическим проблемам даже после Раса, пол и социально-экономический статус семьи контролировались статистически.

Для начала, исследование показывает, что нанесение ударов детям не учит их ответственности, развитию совести и самоконтролю. «Нанесение ударов детям не учит их добру от зла», — говорит Элизабет Гершофф, доктор философии, эксперт по воздействию телесных наказаний на детей, проводившая исследования для принятия решения. «Порка привлекает их внимание, но они не усвоили, почему им следует поступать правильно в будущем. Они могут вести себя, когда рядом взрослый, но делать все, что захотят, в другое время.«

Кроме того, дети учатся, наблюдая за своими родителями. Родители, применяющие физическую дисциплину, могут учить своего ребенка разрешать конфликты с помощью физической агрессии. Исследователи обнаружили, что шлепки могут повысить уровень агрессии ребенка, а также снизить качество отношений между родителями и детьми. Другие исследования документально подтвердили, что физическая дисциплина может перерасти в жестокое обращение.

Целью данной резолюции является продвижение эффективных форм дисциплины для родителей, которые не способствуют антиобщественному поведению, агрессии и проблемам с доверием.«Детям не нужна боль, чтобы учиться, — говорит Гершофф, профессор Техасского университета в Остине, — мы не допускаем агрессии среди взрослых. Это печальный двойной стандарт, что мы не обеспечиваем детям такую ​​же защиту от насилия. . »

Лучшие модели дисциплины

По данным крупного исследования, проведенного Gershoff ( Развитие ребенка, , май / июнь 2012 г.), более 80 процентов матерей шлепают своих детей между детским садом и третьим классом.

Большинство родителей воспитывают детей так, как они были воспитаны, и не сталкивались с другими моделями дисциплины, — говорит президент АПА Рози Филлипс Дэвис, доктор философии.«Я не думаю, что большинство людей умеют дисциплинировать без шлепков. Мы не учим людей делать это по-другому; альтернативы кажутся трудоемкими», — говорит она.

Резолюция APA представляет эффективные альтернативы, которые в целом основаны на уважительном общении, совместном разрешении конфликтов и родительском моделировании. В частности, эти подходы могут включать выражение беспокойства по поводу опасного действия, лишение привилегий или использование похвалы для формирования поведения.

Иногда просто игнорировать такое поведение и не вступать в драку — лучшая тактика, — говорит Кристина Родригес, доктор философии, доцент Университета Алабамы в Бирмингеме и председатель Комитета АПА по делам детей, молодежи и семьи, руководившая организацией. разрешение усилия.«Родители должны узнать, на что им следует или не следует отвечать».

Чаще всего шлепают родители детей в возрасте от 3 до 5 лет. Так что насчет дошкольника, с которым нельзя уговорить? Родригес советует родителям мыслить стратегически и строить планы на будущее. Она предлагает, если ваш ребенок склонен вести себя агрессивно, когда вы покупаете продукты, приносите закуски и игрушки, чтобы перенаправить ребенка, или выбираете время для покупок, когда ребенок не спит.

Вызов тайм-аута для определенного поведения может быть эффективным, но его часто неправильно используют как самостоятельную стратегию, отмечает Гершофф.«Если смотреть на стену в течение пяти минут, это не научит ребенка вести себя».

Скорее, родители должны дать детям указания, что делать по-другому, что известно как «тайм-аут от положительного подкрепления (TOPR)». Этот прием дает возможность перегруппироваться и подумать о том, как добиться большего в следующий раз.

Новое исследование, проведенное в журнале American Psychologist , предлагает рекомендации по использованию TOPR для максимального развития навыков саморегуляции ребенка, избегая при этом любого ослабления привязанности родитель-ребенок с самого начала ( Американский психолог , фев.25, 2019).

Расскажите родителям факты

В резолюции APA четко указано, что любые предполагаемые краткосрочные выгоды от физической дисциплины не перевешивают потенциальный вред. Принимая резолюцию, АПА присоединяется к ряду профессиональных и общественных организаций здравоохранения, рекомендующих родителям отказаться от любых физических наказаний. Резолюция также предписывает АПА поддержать финансирование исследований в Соединенных Штатах и ​​других странах, касающихся того, почему родители обращаются к физическим дисциплинам.

Дэвис хочет видеть больше обучающих программ по родительской дисциплине для психологов. В настоящее время более 75 членов APA сотрудничают, чтобы создать набор инструментов для облегчения разговоров в сообществе о наказании детей. Разрабатываются несколько модулей для родителей, колледжей, общественных организаций и мест отправления культа, которые будут включать часто задаваемые вопросы. APA также предлагает программу ACT «Воспитание безопасных детей» для обучения положительным родительским навыкам.

Родригес надеется, что эта резолюция побудит психологов направить родителей к более здоровым методам дисциплины, чем это применялось в прошлом.«Теперь, когда мы знаем, как опасно не пристегиваться ремнями безопасности, большинство родителей следят за тем, чтобы дети пристегивались», — комментирует она. «Почему это не то же самое, что отвергать физическую дисциплину, когда риски известны?»

Некоторые психологи считают, что не их дело указывать родителям, как воспитывать своих детей, — говорит Родригес. «Но мнение о том, что физическая дисциплина усугубляет ситуацию, уже давно в прошлом, — говорит она. «Психологи обязаны воспользоваться возможностью, чтобы обсудить факты и поделиться тем, что нам известно.Если специалисты в области психического здоровья не возьмутся за это, тогда кто? «

Физическое наказание детей

В 1998 году Королевский колледж педиатрии и здоровья детей (RCPCH) присоединился к альянсу «Дети непобедимы!», Объединяющему более 250 организаций, поддерживающих запрет всех форм физических наказаний (подробности об альянсе из 77 Holloway Road, London N7 8JZ). В этой статье исследуются доказательства, способствующие принятию решения Колледжем.

Определение физического наказания

Важно знать, что означают термины «мягкое» или «суровое», «физическое наказание», «шлепки», «порка» и т. Д.Пол Боатенг, отвечая в качестве министра здравоохранения на решение Европейского суда по правам человека по делу о неоднократном избиении маленького английского мальчика его отчимом, сказал, что «любой случай серьезного насилия в отношении ребенка … приведет в ужас родителей». Однако он продолжил, что «… это не имеет ничего общего с проблемой порки. Подавляющее большинство родителей знает разницу между шлепками и побоями »1. Уверенность г-на Боатенга неуместна. Присяжные в ряде недавних дел в Великобритании оправдали родителей, которые били детей хлыстом, тростью, ездили на посевах, электрическими шнурами, ремнями и другими приспособлениями, вызывая серьезные синяки, волдыри и порезы.2

Исследователи3 из Англии обнаружили, что 35% детей в выборке из обычных семей с двумя родителями подверглись «суровому» физическому наказанию, определяемому как намерение или возможность причинить травму или психологический ущерб, использование орудий, повторное использование или чрезмерное использование. длительный период времени. Взгляды родителей окрашены их собственным детским опытом. Исследование с участием 11 600 взрослых4 показало, что 74% тех, кого били руками, ногами или душили их родители, и почти половина тех, кто получал травмы более одного раза, не считали, что подвергались насилию.Тем не менее, дети совершенно ясно понимают, какой эффект будет иметь место. В исследовании 1998 г. изучались мнения 76 детей в возрасте от 5 до 7 лет5. На вопрос «что такое привкус» все, кроме одного, согласились, что это был удар, многие подчеркивали, насколько это больно, или физически демонстрируя силу удары. Один семилетний ребенок заметил, что «родители пытаются ударить вас, [но] вместо того, чтобы назвать [это] ударом, они называют это ударом». Удивительно, но дети не обязательно осуждают практику шлепков и принимают это как родительское право.6

Профессор Мюррей Страус определяет телесные наказания как «применение физической силы с намерением причинить ребенку боль, но не травму, с целью исправления или контроля поведения ребенка» 7. не помогут тем, кто считает, что можно отличить респектабельный привкус от неприемлемого избиения.

Некоторые сторонники употребления привкуса выступают за использование «безопасного предмета, такого как тапочка или деревянная ложка» 8 или жезл, используя библейские ссылки для защиты последнего.Другие советуют «один или два шлепка по ягодицам» 9, а также, по сообщениям прессы, удары по детям пластиковым шпателем или аналогичным приспособлением, которое «причинит боль, но не сломает кости и не повредит ткань кожи» 10. Babywise11 и В книгах Childsense12, которые сейчас распространяются в Соединенных Штатах, а сейчас продвигаются в Великобритании, рекомендуется начинать с очень маленького возраста и «хлопать» младенцев по ногам или сжимать их руки, чтобы вызвать «дискомфорт».

Последствия физического наказания

Воздействие физических наказаний на поведение и развитие, а также связь с агрессией, проблемами психического здоровья, жестоким обращением с детьми и т. Д. Настолько сложным образом взаимосвязаны с таким множеством потенциальных причин, что вклад физического наказания может показаться невозможным.Кроме того, поскольку телесные наказания детей настолько распространены, трудно выделить контрольные группы лиц, не употребляющих порцию.

Недавно был проведен метаанализ краткосрочных и долгосрочных эффектов телесных наказаний (Gershoff E. Краткосрочные и долгосрочные последствия телесных наказаний для детей: метааналитический обзор. Представлен для публикации в Psychological Bulletin ) ). В ходе анализа было рассмотрено 892 статьи, в которых было достаточно статистических данных, позволяющих оценить размер и значимость эффекта.Исследователи пришли к выводу, что, хотя ребенок с большей вероятностью будет подчиняться требованиям родителей сразу после удара, он или она не научились желаемому хорошему поведению, и поэтому для его сохранения необходима угроза дальнейшего телесного наказания.

Анализ также показал, что, хотя не все дети испытывают долгосрочные негативные последствия, в целом негативные последствия телесных наказаний перевешивают их, казалось бы, позитивные краткосрочные последствия. Применение телесных наказаний связано со значительным увеличением количества случаев физического насилия, длительного антиобщественного поведения, а позже, во взрослом возрасте, с жестоким обращением с партнером или ребенком, а также со значительным уменьшением положительных результатов, включая моральную интернализацию, совесть и сочувствие.

Исследования показали, что шлепки могут привести к краткосрочному подчинению.13-15 Обычно в ходе теста дошкольники с проблемами поведения выполняли «тайм-аут» (что само по себе является формой наказания). Результаты не показали, что шлепки были единственной или обязательно самой эффективной мерой для обеспечения соблюдения. Исследование более 400 семей показало, что, хотя телесные наказания не предсказывают агрессивность, правонарушения или психологическое благополучие, они все же связаны с качеством участия родителей.16

Более недавнее исследование в США17 с большой выборкой детей и двумя точками сбора данных с разницей в два года дает некоторые доказательства того, что физическое наказание может привести к поведенческим проблемам, а не к поведенческим проблемам, провоцирующим порку. Хотя были факторы, включая материнское тепло, которые уменьшали этот эффект, они не исключали независимый эффект физического наказания. Исследование 4888 жителей Онтарио моложе 65 лет, не подвергавшихся физическому или сексуальному насилию в детстве, показало, что те, кто сообщал, что их били или шлепали «часто» или «иногда», имели значительно более высокие показатели тревожных расстройств, злоупотребления алкоголем или зависимости в течение жизни и одна или несколько экстернализирующих проблем по сравнению с теми, кто сообщил, что «никогда» не подвергался ударам или шлепкам.18 Основным ограничением исследования было то, что респонденты полагались на способность вспомнить, как часто они подвергались ударам в детстве, что могло быть более 50 лет назад. Недавнее исследование Straus и Paschall19 направлено на установление взаимосвязи между количеством физических наказаний, получаемых детьми ясельного возраста, и результатами их когнитивных тестов в возрасте 4 лет. Эти эффекты были недостаточно значительными, чтобы быть значимыми в жизни отдельных детей, но, как и авторы комментируют: «В эпидемиологии широко распространенный фактор риска с небольшой величиной эффекта (например,г. порка) может иметь гораздо большее влияние на общественное здоровье, чем фактор риска с большим размером эффекта, но низкой распространенностью, например физическое насилие ».

Физические наказания и телесные повреждения

Нанесенные или «неслучайные» травмы — неприятная и отнимающая много времени часть работы педиатров. Менее заметны случайные травмы детей, возникающие как непреднамеренные и вторичные последствия наказания, например, когда маленький ребенок теряет равновесие при ударе и получает травму при падении.Хотя официальная статистика детских несчастных случаев не учитывает физические наказания как категорию причин детских несчастных случаев, следует отметить, что «человек», а также «игрушки», «мебель», «переносное снаряжение» и т. Д. Регистрируются как одно целое. «продуктов, предметов и особенностей дома и окружающей среды», ставших причиной несчастных случаев20.

Сторонники физических наказаний все согласны с тем, что они должны применяться спокойно, преднамеренно и «с любовью» — нанесение ударов в гневе и горячей крови категорически осуждается.Однако результаты исследований показывают, что детей часто бьют, когда родители злятся6, а те, кто в целом осуждает телесные наказания21, часто проявляют больше сочувствия в таких обстоятельствах. Никакое физическое наказание детей нельзя назвать полностью «безопасным». В листовке о защите младенцев, спонсируемой Министерством здравоохранения, говорится: «НИКОГДА нельзя трясти или шлепать ребенка» 22.

Физическое наказание чревато эскалацией. Как отмечает Американская академия педиатрии: «Хотя шлепание может немедленно уменьшить или остановить нежелательное поведение, его эффективность снижается при последующем использовании.Единственный способ сохранить первоначальный эффект от порки — это систематически увеличивать интенсивность, с которой оно доставляется, что может быстро перерасти в жестокое обращение »23. Физическое насилие в этих обстоятельствах можно рассматривать как конечную точку континуума, который начинается с физического наказание и продолжает «выходить из-под контроля» 24. , 25 В недавнем исследовании26 британские родители, когда их спросили о физических наказаниях, которые они применяли, описали некоторые из них, которые на законных основаниях можно было бы классифицировать как жестокое обращение. К ним относятся толкание, бросание, удержание, «наказание примером» (например, укусы, щипки и сдавливания) и использование какой-либо формы глотания, обычно мыла и воды во рту, в качестве наказания за ругань или ненормативную лексику.Однако, поскольку физическое наказание детей — это почти универсальное явление; исследователи и другие люди предпочитают держать жестокое обращение с детьми в отдельном отсеке — что делают «другие люди». Существует процветающая исследовательская индустрия, изучающая жестокое обращение с детьми в контексте оценки риска, прогнозирования и раннего вмешательства. Некоторые исследования показывают, что до 80% случаев жестокого обращения с детьми и отсутствия заботы можно предотвратить с помощью раннего вмешательства27. , 28 Однако простая превентивная стратегия запрета всех форм физических наказаний пропагандируется редко.

Шведский спор

Швеция полностью ввела запрет на все формы физических наказаний в 1979 году, и последствия этого стали предметом многочисленных споров и дезинформации. Защитники заявляют, что запрет имел катастрофические последствия для шведского общества, что привело к криминализации родителей, отлучению большого числа детей от родителей, росту преступности среди молодежи и т. Д.

Профессор Университета Джоан Даррант Манитобы провела тщательное и методологически обоснованное исследование имеющихся в Швеции статистических данных, касающихся жестокого обращения с детьми, преследования родителей, вмешательства социальной работы, а также антисоциального или саморазрушительного поведения шведской молодежи.29 , 30 Ее выводы показывают, что утверждения сторонников привкуса необоснованны. Количество преследований за нападения и смерть детей снизилось, хотя и незначительно, после введения запрета на порку: пять детей умерли в результате физического насилия в период с 1971 по 1975 год, тогда как в первые 17 лет после запрета умерло всего четыре ребенка. С другой стороны, в Великобритании изучение криминальной статистики за многие годы неизменно показывает, что в результате жестокого обращения умирает более одного ребенка в неделю.31 Предполагаемый «четырехкратный» рост жестокого обращения с детьми связан с сообщениями о жестоком обращении и отражает рост во всем мире осведомленности о жестоком обращении с детьми. Швеция, в которой действует закон об обязательной отчетности, не является исключением из этой тенденции. Снижение числа судебных преследований за серьезные нападения на детей показывает особенно заметное снижение числа судебных преследований в отношении родителей в возрасте от 20 до 20 лет, которые сами воспитывались под строгим запретом.

Утверждение о том, что семьи становятся жертвами социальных служб после запрета порки, также оказывается ложным в отношении помещения в детские дома или приемные семьи, которое снизилось на 26% в период с 1982 по 1995 год.Действительно, увеличилось фактическое количество детей, получающих помощь от социальных служб. Однако это относится к введению новой меры, уникальной для Швеции, добровольного назначения часто непрофессионального «контактного лица или семьи» для обеспечения дружбы и поддержки семьи. Эта превентивная мера на уровне общины постепенно заменяет обязательное профессиональное вмешательство.

Что касается поведения шведской молодежи, в отличие от опыта большинства других промышленно развитых стран, данные Дарранта показывают, что с момента введения запрета на порку, количество краж, употребления наркотиков или алкоголя, а также самоубийств среди подростков и молодых людей снизились в Швеции, как и большинство правонарушений.Единственное исключение — рост числа сообщений о нападениях молодежи на насилие — считается результатом растущего неприятия насилия со стороны культурных традиций с одновременным усилением правоприменения. Другая работа не показала никаких свидетельств увеличения числа нападений.

Заключение

Представленные доказательства недостаточно убедительны, чтобы сделать вывод о том, что было доказано, что шлепки вызывают долгосрочные неблагоприятные последствия для детей. Однако есть веские основания полагать, что это так, и опасность перерастания в полномасштабное жестокое обращение с детьми всегда присутствует.Даже без чугунных доказательств, уместно ли, чтобы мы, как профессионалы, посвятившие себя благополучию детей, могли мириться с применением насилия, пусть даже «мягкого», в качестве формы воспитания детей, когда использование его в уважении неприемлемо. любой другой группы в обществе?

«Дети непобедимы!» В Альянс против порки входят люди, которые били своих детей. Альянс не стремится осуждать или преследовать родителей, которые бьют; скорее, он просто хочет, чтобы наше общество двигалось вперед и отказывалось от этой конкретной культурной практики, точно так же, как мы относительно недавно отказались от избиения жен.Запрет не приведет к судебному преследованию родителей, дающих банальные порки, точно так же, как взрослых не будут преследовать за банальные нападения на других взрослых. Цель любого закона — переопределить то, что является приемлемым, и реформа должна сопровождаться кампанией по просвещению общественности по вопросам позитивного воспитания детей. Неудивительно, что педиатры и другие практикующие врачи находятся в авангарде этой кампании. Что удивительно, так это то, что нам потребовалось так много времени, чтобы выступить против этого ненужного и несправедливого причинения боли и насилия детям.

На момент написания закончился период консультаций по документу Министерства здравоохранения о физическом наказании детей32. Был задан ряд вопросов о «разумном наказании», но основная предпосылка документа заключалась в том, что физическое наказание может быть оправдано при некоторых обстоятельствах. Колледж, наряду с рядом органов, выразил категорическое несогласие с этим и четко заявил, что физические наказания никогда не должны быть допустимы. Предположительно, представленные комментарии будут сопоставлены до внесения законопроекта в парламент.Когда содержание законопроекта станет известно, отдельные педиатры могут пожелать лоббировать своих членов парламента, чтобы попытаться добиться того, чтобы все физические наказания стали незаконными.

Доказательства против физического наказания детей очевидны, говорят исследователи — ScienceDaily

Окончательный обзор показал, что физическое наказание детей неэффективно для предотвращения проблем с поведением детей или достижения положительных результатов, и вместо этого предсказывает рост проблем с поведением и другие неблагоприятные исходы через некоторое время.Исследование, проведенное международной группой ученых, включая исследователя из Техасского университета в Остине, было опубликовано сегодня в журнале The Lancet .

Воспитатели во многих частях мира применяют физическое наказание в качестве реакции на предполагаемое плохое поведение детей: 63% детей в возрасте от 2 до 4 лет во всем мире — примерно 250 миллионов детей — регулярно подвергаются физическим наказаниям со стороны воспитателей.

Шестьдесят две страны запретили эту практику, которая все чаще рассматривается как форма насилия.

Команда изучила исследования, связанные с физическим наказанием, таким как шлепки, и исключила любое поведение, которое могло представлять собой физическое насилие над детьми. Исследователи нашли достаточно доказательств, подтверждающих заявление Комитета по правам ребенка Организации Объединенных Наций, в котором странам рекомендовалось прекратить применение всех видов физических наказаний в отношении детей.

«Нет никаких доказательств того, что физическое наказание полезно для детей», — сказала Элизабет Гершофф, столетний профессор Эми Джонсон Маклафлин в области человеческого развития и семейных наук в Техасском университете в Остине и старший автор статьи.«Все свидетельства указывают на то, что физическое наказание вредно для развития и благополучия детей».

В обзор были включены 69 исследований, большинство из которых были из США, а восемь — из других стран. Ученые обнаружили, что физическое наказание не было связано с какими-либо положительными последствиями для детей и увеличивало риск того, что дети будут подвергаться жестокому насилию или пренебрежению. В документе указывается, что негативные последствия, связанные с физическим наказанием, такие как проблемы с поведением, имели место независимо от пола, расы или этнической принадлежности ребенка и независимо от общих стилей воспитания опекунов.Авторы также обнаружили доказательства того, что величина отрицательных исходов для детей тем больше, чем чаще применялись физические наказания.

«Родители бьют своих детей, потому что думают, что это улучшит их поведение», — сказал Гершофф. «К сожалению, для родителей, которые бьют, наше исследование нашло четкие и убедительные доказательства того, что физическое наказание не улучшает поведение детей, а, напротив, ухудшает его».

В США физическое наказание для родителей законно во всех 50 штатах.В 19 штатах также разрешено в школах применять физические наказания к детям. Этот документ был задуман как ресурс для политиков и людей, работающих с семьями, например, поставщиков медицинских и психиатрических услуг.

«Это проблема общественного здравоохранения», — сказала Аня Хейлманн, ведущий автор статьи, доцент Лондонского университетского колледжа. «Учитывая убедительность доказательств того, что физическое наказание может причинить вред детям, директивные органы обязаны защищать детей и принимать законы, запрещающие применение физических наказаний в любых условиях.«

Гершофф ранее был автором знакового метаанализа десятков исследований 2016 года и обнаружил, что физическое наказание не связано с какими-либо положительными результатами для детей и в значительной степени связано с множеством отрицательных результатов. Работа Гершоффа была процитирована бывшим министром образования Джоном Б. Кингом-младшим в федеральном письме 2016 года, в котором штатам предлагалось рассмотреть вопрос о прекращении применения физических наказаний в школах. Гершофф также помогал информировать политические заявления Американской академии педиатрии и Американской психологической ассоциации, которые используют исследования пагубных последствий физического наказания в качестве основы для рекомендации, чтобы лица, осуществляющие уход, больше не применяли его.

История Источник:

Материалы предоставлены Техасским университетом в Остине . Примечание. Содержимое можно редактировать по стилю и длине.

Целевая группа по физическому наказанию детей

Див. 7 и 37 Американской психологической ассоциации (APA)

Это заявление представляет точку зрения Div. 7 и разд. 37 Целевая группа по физическому наказанию детей, а также Div. 7 и разд. 37 APA и не отражает официальную позицию APA или любого другого подразделения ассоциации.

Один из самых противоречивых вопросов воспитания детей заключается в том, полезно ли шлепание для их развития. Сотни исследований четко и последовательно показали, что шлепки не улучшают поведение детей и, по сути, имеют противоположный эффект, усиливая их агрессивное и проблемное поведение с течением времени. Некоторые взрослые размышляют о воспитании своего ребенка и считают шлепание положительным влиянием. Однако в целом порка связана с рядом негативных побочных эффектов, включая усиление проблем с психическим здоровьем, таких как депрессия.Исследования также показали, что чем чаще родители шлепают, тем выше риск физического насилия над своими детьми.

Родители бьют своих детей по многим причинам, но одна из наиболее частых причин, о которых сообщается, заключается в том, что они были избиты собственными родителями, когда они были детьми. Однако многие взрослые, которых шлепали сами, научились прекращать этот цикл ударов и вырастили хорошо воспитанных детей, не шлепая их. Независимо от детства, расы, культуры или религии, хорошее воспитание не требует бить ребенка.

Детям нужна любовь, поддержка и твердое руководство. Необходимо поощрять родителей использовать позитивные подходы к воспитанию детей. Проявление теплоты, открытое общение, использование ограничений и поощрение за позитивное поведение — вот некоторые из родительских форм поведения, необходимых для благополучия детей. Информацию о позитивном воспитании и позитивной дисциплине можно найти на нескольких веб-сайтах (например, ACT / Parents Raising Safe Kids Program; Centre for Disease Control and Prevention — Parent Information; U.S. Альянс по борьбе с насилием в отношении детей; Центр эффективной дисциплины).

Детская дисциплина: физическое наказание может оставить психологический след

Физическое наказание детей может иметь неблагоприятные последствия, которые могут последовать за ними во взрослой жизни. Служба поддержки психосоциальных травм Женской и детской больницы КК (KKH) объясняет эти эффекты.

Психологические последствия физического наказания

Исследование, опубликованное в журнале Pediatrics, предполагает, что дети, подвергающиеся таким наказаниям, рискуют иметь проблемы с психическим здоровьем, как взрослые.По мнению канадских исследователей, это может проявляться как расстройство настроения, тревожные расстройства или злоупотребление психоактивными веществами. Они проанализировали данные тысяч взрослых американцев в одном из первых исследований, посвященных долгосрочным последствиям физического наказания для детей, даже если наказание не было серьезным жестоким обращением или физическим насилием.

Исследование определило «суровое физическое наказание» как толкание, хватание, толкание, шлепки или удары старейшинами. Это говорит о том, что даже при отсутствии жестокого обращения или физического насилия эти наказания могут психологически повлиять на ребенка в зрелом возрасте.Исследование показало, что от 2 до 7 процентов психических проблем, включая депрессию, булимию, расстройства личности и умственную отсталость, были связаны с такими наказаниями в детстве.

Результаты согласуются с результатами других исследований воздействия физических наказаний на детей, сказала г-жа Линн Со, старший главный психолог Служба поддержки психосоциальных травм, KK Женская и детская больница (KKH), член Группа SingHealth. Комментируя исследование, она сказала, что если дисциплина включает в себя удары, шлепки или шлепки по ребенку, это может увеличить вероятность негативного воздействия на его психическое здоровье во взрослом возрасте.

«Послание детям посредством телесных наказаний направлено на агрессию. Сюда входит неоднократное повторение ребенку того, что он никчемный, бесполезный, нелюбимый или нежелательный, а также угрозы применить к нему физическое или психологическое насилие. Это послание агрессии, не только физическое наказание, имеет важное значение для психологического здоровья ребенка в более позднем возрасте ».

Она сказала, что физическое наказание обычно сопровождается психологической агрессией. Если это продолжается, со временем ребенок усваивает сообщение о насилии и может вырасти, полагая, что физическая агрессия допустима в определенных социальных ситуациях.

«Это ирония — использовать физическое наказание, чтобы научить ребенка не быть агрессивным. Это снижает его понимание правил и ценностей, которым его обучают ».

Физическое наказание по-разному влияет на развитие детей

Ребенок может научиться бояться наказания, а не понимать, почему он должен следовать правилам, и поэтому вырастет с меньшей способностью удерживать себя от плохого поведения. Некоторые дети могут интерпретировать порку как знак того, что родители их не любят, и это может привести к натянутым отношениям с родителями.

У ребенка, которого физически наказывают, не объясняя почему, может развиться низкая самооценка, и это может затруднить его социальную адаптацию в школе.

«Низкая самооценка и низкая самооценка могут увеличить вероятность плохой успеваемости. У ребенка могут быть проблемы с концентрацией внимания, и это может снизить его способность к успехам в учебе », — сказала г-жа Со.

В худшем случае ребенок может даже задуматься о самоубийстве. Родители несут ответственность за удовлетворение материальных потребностей своих детей и служат образцом для подражания, способствующим здоровому физическому, умственному, эмоциональному и социальному развитию своих детей.«Учитывая неблагоприятные последствия физического наказания, важно искать альтернативы», — сказала г-жа Со. «Есть много ненасильственных способов дисциплинировать или наказать ребенка, вместо того, чтобы бить, шлепать или шлепать его».

Ссылка: N18

Взаимосвязь между суровыми физическими наказаниями и жестоким обращением с детьми в детстве и насилием со стороны интимного партнера во взрослом возрасте | BMC Public Health

  • 1.

    Afifi TO, Enns MW, Cox BJ, Asmundson GJ, Stein MB, Sareen J.Доля психических расстройств, суицидальных мыслей и попыток, связанных с неблагоприятным детским опытом, у населения. Am J Public Health. 2008; 98: 946–52.

    Артикул PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 2.

    Afifi TO, MacMillan H, Cox BJ, Asmundson GJG, Stein MB, Sareen J. Корреляты психического здоровья насилия со стороны интимного партнера в супружеских отношениях в национальной репрезентативной выборке мужчин и женщин.J Interpers Violence. 2009; 24: 1398–417. DOI: 10.1177 / 0886260508322192.

    Артикул PubMed Google Scholar

  • 3.

    Афифи Т.О., Мота Н., Макмиллан Х.Л., Сарин Дж. Суровые физические наказания в детстве и физическое здоровье взрослых. Педиатрия. 2013; 132: e333–40.

    Артикул PubMed Google Scholar

  • 4.

    Афифи ТТО, Мота Н.П., Дасевич П., МакМиллан Х.Х.Л., Сарин Дж., Страус М. и др.Физические наказания и психические расстройства: результаты репрезентативной выборки в США. Педиатрия. 2012; 130: 184–92. DOI: 10.1542 / peds.2011-2947.

    Артикул PubMed Google Scholar

  • 5.

    Афифи Т.О., Мазер А., Боман Дж., Флейшер В., Эннс М.В., Макмиллан Х. и др. Детские невзгоды и расстройства личности: результаты национального репрезентативного популяционного исследования. J Psychiatr Res. 2011; 45: 814–22. DOI: 10.1016 / j.jpsychires.2010.11.008.

    Артикул PubMed Google Scholar

  • 6.

    Afifi TO, MacMillan H, Boyle M, Taillieu T, Cheung K, Sareen J. Жестокое обращение с детьми и психические расстройства в Канаде. CMAJ. 2014; 186: E324–32. DOI: 10.1503 / cmaj.131792.

    Артикул PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 7.

    Афифи Т.О., Браунридж Д.А., Кокс Б.Дж., Сарин Дж. Физические наказания, жестокое обращение в детстве и психические расстройства.Жестокое обращение с детьми Negl. 2006; 30: 1093–103. DOI: 10.1016 / j.chiabu.2006.04.006.

    Артикул PubMed Google Scholar

  • 8.

    Beydoun HA, Beydoun MA, Kaufman JS, Lo B, Zonderman AB. Насилие со стороны интимного партнера в отношении взрослых женщин и его связь с большим депрессивным расстройством, депрессивными симптомами и послеродовой депрессией: систематический обзор и метаанализ. Soc Sci Med. 2012; 75: 959–75.

    Артикул PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 9.

    Bruffaerts R, Demyttenaere K, Borges G, Haro JM, Chiu W.T., Hwang I, et al. Детские невзгоды как факторы риска возникновения и сохранения суицидального поведения. Br J Psychiatry. 2010; 197: 20–7.

    Артикул PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 10.

    Chen LP, Murad MH, Paras ML, Colbenson KM, Sattler AL, Goranson EN, et al. Сексуальное насилие и пожизненная диагностика психических расстройств: систематический обзор и метаанализ.Mayo Clin Proc. 2010; 85: 618–29.

    Артикул PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 11.

    Kendler KS, Kuhn JW, Prescott CA. Сексуальное насилие в детстве, стрессовые жизненные события и риск серьезной депрессии у женщин. Psychol Med. 2004; 34: 1475–82.

    Артикул PubMed Google Scholar

  • 12.

    Кесслер Р.С., Дэвис К.Г., Кендлер К.С. Детские невзгоды и психические расстройства у взрослых в Национальном обследовании коморбидности США.Psychol Med. 1997; 27: 1101–19.

    CAS Статья PubMed Google Scholar

  • 13.

    MacMillan HL, Boyle MH, Wong MY-Y, Duku EK, Fleming JE, Walsh CA. Шлепки и шлепки в детстве и их связь с распространенностью психических расстройств в общей выборке населения в течение всей жизни. CMAJ. 1999; 161: 805–9.

    CAS PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 14.

    Скотт К.М., Смит Д.Р., Эллис П.М. Предположительно установленное жестокое обращение с детьми и его связь с психическими расстройствами DSM-IV у молодых людей Arch Gen Psychiatry 2010; 67: 712–9. DOI: 10.1001 / archgenpsychiatry.2010.71.

  • 15.

    Афифи Т.О., МакМиллан Х., Бойл М.Х., Чунг К., Тайлиу Т., Тернер С. и др. Жестокое обращение с детьми и физическое здоровье в Канаде. Отчеты об исцелении. 2016. На рассмотрении.

  • 16.

    Мартин М.С., Дайксхорн Дж., Афифи Т.О., Колман И. Жестокое обращение с детьми и распространенность суицидальных попыток среди лиц, сообщающих о суицидальных идеях.Социальная психиатрия Psychiatr Epidemiol. 2016; 51: 1477–84. DOI: 10.1007 / s00127-016-1250-3.

    Артикул PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 17.

    Taillieu TL, Brownridge DA, Sareen J, Afifi TO. Эмоциональное жестокое обращение и психические расстройства в детстве: результаты репрезентативной национальной выборки взрослых из США. Жестокое обращение с детьми Negl. 2016; 59: 1–12. DOI: 10.1016 / j.chiabu.2016.07.005.

    Артикул PubMed Google Scholar

  • 18.

    Turner S, Taillieu T, Cheung K, Fortier J, Afifi TO. Сексуальное насилие в детстве и психическое здоровье мужчин: результаты репрезентативной выборки в США. Жестокое обращение с детьми Negl. 2017; In Press

  • 19.

    Widom CS, Czaja SJ, DuMont KA. Передача из поколения в поколение жестокого обращения с детьми и отсутствия заботы: реальная ошибка или предвзятость выявления? Наука. 2015; 347: 1480–5.

    CAS Статья PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 20.

    Putnam-Hornstein E, Cederbaum JA, King B, Eastman AL, Trickett PK. Популяционное и лонгитюдное исследование матерей-подростков и жестокого обращения между поколениями. Am J Epidemiol. 2015; 181: 496–503.

    Артикул PubMed Google Scholar

  • 21.

    Эртем И.О., Левенталь Дж. М., Доббс С. Преемственность физического насилия над детьми между поколениями: насколько убедительны доказательства? Ланцет. 2000; 356: 814–9.

    CAS Статья PubMed Google Scholar

  • 22.

    Груши KC, Capaldi DM. Передача жестокого обращения от поколения к поколению: проспективное исследование группы риска для двух поколений. Жестокое обращение с детьми Negl. 2001; 25: 1439–61.

    CAS Статья PubMed Google Scholar

  • 23.

    Донг М., Анда РФ, Фелитти В.Дж., Дубе С.Р., Уильямсон Д.Ф., Томпсон Т.Дж. и др. Взаимосвязь множественных форм жестокого обращения в детстве, пренебрежения и семейной дисфункции. Жестокое обращение с детьми Negl. 2004. 28: 771–84. DOI: 10.1016 / j.chiabu.2004.01.008.

    Артикул PubMed Google Scholar

  • 24.

    Clemmons JC, Walsh K, DiLillo D, Messman-Moore TL. Уникальный и комбинированный вклад различных типов жестокого обращения с детьми и тяжести жестокого обращения в симптоматологию травм взрослых. Детское жестокое обращение. 2007; 12: 172–81.

    Артикул PubMed Google Scholar

  • 25.

    Эдвардс В.Дж., Холден Г.В., Фелитти В.Дж., Анда РФ.Взаимосвязь между множественными формами жестокого обращения в детстве и психическим здоровьем взрослых у респондентов из сообщества: результаты исследования неблагоприятного детского опыта. Am J Psychiatry. 2003; 160: 1453–60.

    Артикул PubMed Google Scholar

  • 26.

    Straus MA, Stewart JH. Телесные наказания со стороны американских родителей: национальные данные о распространенности, хроничности, тяжести и продолжительности в зависимости от характеристик ребенка и семьи.Clin Child Fam Psychol Rev.1999; 2: 55–70.

    CAS Статья PubMed Google Scholar

  • 27.

    Клеман М., Чемберленд С. Тенденции телесных наказаний и отношение к этой практике: к изменению социальных норм. Может ли J Community Ment лечить. 2014; 33: 13–29.

    Артикул Google Scholar

  • 28.

    Ли С.Дж., Гроган-Кейлор А., Бергер Л.М. Родительские порки годовалых детей и последующее привлечение служб защиты детей.Жестокое обращение с детьми Negl. 2014; 38: 875–83.

    Артикул PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 29.

    Золотор А.Дж., Робинсон Т.В., Рунян Д.К., Барр Р.Г., Мерфи Р.А. Появление порки среди репрезентативной выборки детей в возрасте до 2 лет в Северной Каролине. Фронтальная психиатрия. 2011; 2: 1–8.

    Артикул Google Scholar

  • 30.

    Глобальная инициатива по прекращению телесных наказаний детей.Государства, в которых запрещены телесные наказания детей. 2015. Получено с: http://www.endcorporalpunishment.org/.

  • 31.

    Маккензи М.Дж., Никлас Э., Брукс-Ганн Дж., Вальдфогель Дж. Шлепки и экстернализирующее поведение детей в течение первого десятилетия жизни: свидетельства транзакционных процессов. J Youth Adolesc. 2014; 44: 658–69.

    Артикул PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 32.

    MacKenzie MJ, Nicklas E, Waldfogel J, Brooks-Gunn J.Порка и развитие ребенка в течение первого десятилетия жизни. Педиатрия. 2013; 132: e1118–25.

    Артикул PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 33.

    Маккензи М.Дж., Никлас Э., Вальдфогель Дж., Брукс-Ганн Дж. Телесные наказания и поведенческие и когнитивные последствия детей в возрасте до 5 лет: данные современного когортного исследования городской рождаемости. Infant Child Dev. 2012; 21: 3–33.

    Артикул PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 34.

    Altschul I, Lee SJ, Gershoff ET. Объятия, а не удары: тепло и шлепки как предикторы социальной компетентности ребенка. J Marriage Fam. 2016; 78: 695–714.

    Артикул Google Scholar

  • 35.

    Lee SJ, Taylor CA, Altschul I, Rice JC. Порка со стороны родителей и последующий риск детской агрессии в семьях с маленькими детьми, в которых участвует отец. Child Youth Serv Rev.2013; 35: 1476–85.

    Артикул PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 36.

    Gershoff ET, Grogan-Kaylor A. Порка и детские результаты: старые споры и новые метаанализы. J Fam Psychol. 2016; 30: 453–69. DOI: 10,1037 / fam0000191.

    Артикул PubMed Google Scholar

  • 37.

    Gershoff ET. Порка и развитие ребенка: теперь мы знаем достаточно, чтобы перестать бить наших детей. Child Dev Perspecitves. 2013; 7: 133–7.

    Артикул Google Scholar

  • 38.

    Американская академия педиатрии. Руководство по эффективной дисциплине. Педиатрия. 1998. 101: 723–8.

    Google Scholar

  • 39.

    Американская академия детской и подростковой психиатрии. Заявление о телесных наказаниях. 2012. Получено с: https://www.aacap.org/aacap/Policy_Statements/2012/Policy_Statement_on_Corporal_Punishment.aspx.

  • 40.

    Афифи Т.О., Форд Д., Гершофф Э., Меррик М., Гроган-Кейлор А., Порты К.А. и др.Шлепки и нарушение психического здоровья взрослых: аргументы в пользу того, что шлепки называются неблагоприятным опытом детства. Жестокое обращение с детьми Negl. н.о .; в прессе.

  • 41.

    Gershoff ET. Телесные наказания со стороны родителей и связанных с ними поведения и опыта детей: метааналитический и теоретический обзор. Psychol Bull. 2002; 128: 539.

    Артикул PubMed Google Scholar

  • 42.

    Whipple EE, Richey CA. Переход от физической дисциплины к жестокому обращению с детьми: сколько это слишком? Жестокое обращение с детьми Negl.1997; 21: 431–44.

    CAS Статья PubMed Google Scholar

  • 43.

    Даррант Дж. Э., Трокме Н., Барбара MCF, Блэк Т., Нок Д. Карательное насилие в отношении детей в Канаде, 2006 г .: Информационный лист CECW № 41E. Торонто. НА.

  • 44.

    Золотор А.Дж., Теодор А.Д., Чанг Дж.Дж., Беркофф М.К., Рунян Д.К. Говорите тихо и забудьте о палке: телесные наказания и физическое насилие над детьми. Am J Prev Med. 2008; 35: 364–9.

    Артикул PubMed Google Scholar

  • 45.

    Нокс М. Об избиении детей: обзор телесных наказаний в США. J Pediatr Heal Care. 2010; 24: 103–7.

    Артикул Google Scholar

  • 46.

    Afifi TO, MacMillan HL, Taillieu T, Cheung K, Turner S, Tonmyr L, et al. Связь между воздействием жестокого обращения с детьми и сообщениями о контактах с организациями по защите детей: результаты опроса общественного здоровья в Канаде. Жестокое обращение с детьми Negl. 2015;

  • 47.

    Хиггинс ди-джей, Маккейб член парламента. Множественные формы жестокого обращения с детьми и безнадзорности: ретроспективные отчеты для взрослых. Агрессивное агрессивное поведение. 2001; 6: 547–78. DOI: 10.1016 / S1359-1789 (00) 00030-6.

    Артикул Google Scholar

  • 48.

    Coontz PD, Martin JA. Понимание насильственных отцов и матерей: оценка объяснений, предлагаемых отцами и матерями по поводу использования ими контрольных наказаний. В: Hotaling GT, Finkelhor D, Kirkpatrick JT, Straus MA, редакторы.Fam. Автобус. его последствия New Dir. Res., Thousand Oaks (CA): Sage Publications; 1988, стр. 77–90.

  • 49.

    Dussich JP, Maekoya C. Физический вред детям и поведение, связанное с издевательствами: сравнительное исследование в Японии, Южной Африке и Соединенных Штатах. Int J преступник Ther Comp Criminol. 2007; 51: 495–509.

    Артикул PubMed Google Scholar

  • 50.

    Эстерман К., Бьёркквист К., Вальбек К. Двадцать восемь лет после полного запрета физического наказания детей в Финляндии: тенденции и психосоциальные сопутствующие факторы.Агрессивное поведение. 2014; 40: 568–81.

    Артикул PubMed Google Scholar

  • 51.

    McMahon K, Hoertel N, Wall MM, Okuda M, Limosin F, Blanco C. Жестокое обращение в детстве и риск насилия со стороны интимного партнера: национальное исследование. J Psychiatr Res. 2015; 69: 42–9. DOI: 10.1016 / j.jpsychires.2015.07.026.

    Артикул PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 52.

    Страус М.А., Кантор Г.К.Телесные наказания подростков со стороны родителей: фактор риска в эпидемиологии депрессии, самоубийства, злоупотребления алкоголем, жестокого обращения с детьми и избиения жены. Подростковый возраст. 1994; 29: 543–61.

    CAS PubMed Google Scholar

  • 53.

    Renner LM, Slack KS. Насилие со стороны интимного партнера и жестокое обращение с детьми: понимание связей между поколениями и поколениями. Жестокое обращение с детьми Negl. 2006; 30: 599–617. DOI: 10.1016 / j.chiabu.2005.12.005.

    Артикул PubMed Google Scholar

  • 54.

    Грант Б.Ф., Каплан К.Д., Шепард Дж., Мур Т. Источник и заявление о точности для волны 1 Национального эпидемиологического исследования по алкоголю и связанным с ним состояниям 2001–2002 годов. Bethesda, MD: Национальный институт злоупотребления алкоголем и алкоголизма: 2003.

  • 55.

    Grant BF, Kaplan KD. Источник и заявление о точности для волны 2 Национального эпидемиологического исследования по алкоголю и связанным с ним состояниям 2004–2005 гг. Bethesda, MD: Национальный институт злоупотребления алкоголем и алкоголизма: 2005.

  • 56.

    Национальное эпидемиологическое исследование по алкоголю и связанным с ним состояниям (NESARC). Примечания к данным Wave 2 NESARC. 2008.

  • 57.

    Грант Б.Ф., Хасин Д.С., Стинсон Ф.С., Доусон Д.А., Руан В.Дж., Голдштейн Р.Б. и др. Распространенность, корреляты, сопутствующие заболевания и сравнительная инвалидность генерализованного тревожного расстройства DSM-IV в США: результаты Национального эпидемиологического исследования алкоголя и связанных с ним состояний. Psychol Med. 2005; 35: 1747–59.

    Артикул PubMed Google Scholar

  • 58.

    Dong M, Anda RF, Dube SR, Giles WH, Felitti VJ. Связь подверженности сексуальному насилию в детстве с другими формами жестокого обращения, пренебрежения и семейной дисфункции в детстве. Жестокое обращение с детьми Negl. 2003. 27: 625–39. DOI: 10.1016 / S0145-2134 (03) 00105-4.

    Артикул PubMed Google Scholar

  • 59.

    Дубе С.Р., Фелитти В.Дж., Донг М., Чепмен Д.П., Джайлс У.Х., Анда РФ. Жестокое обращение в детстве, пренебрежение заботой, домашняя дисфункция и риск употребления запрещенных наркотиков: исследование неблагоприятного опыта детства.Педиатрия. 2003; 111: 564–72. DOI: 10.1542 / педс.111.3.564.

    Артикул PubMed Google Scholar

  • 60.

    Straus MA. Измерение внутрисемейных конфликтов и насилия: шкалы тактики конфликта (CT). J Marriage Fam. 1979; 41: 75. DOI: 10,2307 / 351733.

    Артикул Google Scholar

  • 61.

    Straus MA, Hamby SL, Boney-McCoy S, Sugarman DB. Пересмотренные шкалы тактики конфликта (CTS2): разработка и предварительные психометрические данные.Проблемы J Fam. 1996. 17: 283–316. DOI: 10.1177 / 019251396017003001.

    Артикул Google Scholar

  • 62.

    Бернштейн Д.П., Финк Л., Хандельсман Л., Фут Дж., Лавджой М., Венцель К. и др. Первоначальная надежность и обоснованность новой ретроспективной меры жестокого обращения с детьми и отсутствия заботы о них. Am J Psychiatry. 1994; 151: 1132–6.

    CAS Статья PubMed Google Scholar

  • 63.

    Taillieu TL, Afifi TO, Mota N, Keyes KM, Sareen J.Возраст, пол и расовые различия в суровых физических наказаниях: результаты репрезентативной выборки в США. Жестокое обращение с детьми Negl. 2014; 38: 1885–94.

    Артикул PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 64.

    Straus MA. Измерение внутрисемейных конфликтов и насилия: шкалы тактики конфликта (CT), Нью-Брансуик, Нью-Джерси: Tranaction; 1990, стр. 29–47.

  • 65.

    Национальный институт здравоохранения.Употребление алкоголя и расстройства, связанные с употреблением алкоголя в Соединенных Штатах: трехлетнее наблюдение: основные результаты Национального эпидемиологического исследования алкоголя и связанных с ним состояний (NESARC) 2004–2005 гг. 2010.

  • 66.

    Фрешетт С., Зоратти М., Романо Э. Какая связь между телесными наказаниями и физическим насилием над детьми? J Fam Насилие. 2015; 30: 135–48.

    Артикул Google Scholar

  • 67.

    Хардт Дж., Раттер М. Достоверность ретроспективных отчетов взрослых о неблагоприятных переживаниях в детстве: обзор доказательств.J Детская психическая психиатрия. 2004. 45: 260–73.

    Артикул PubMed Google Scholar

  • 68.

    Кесслер Р.К., Франк Р.Г., Эдлунд М., Кац С., Лин Э., Лиф П. Различия в использовании амбулаторных психиатрических услуг в США и Онтарио. N Engl J Med. 1997; 336: 551–7. DOI: 10.1056 / NEJM199702203360806.

    CAS Статья PubMed Google Scholar

  • 69.

    Феллмет Г.Л., Хеффернан С., медсестра Дж., Хабибула С., Сетхи Д. Обучение и практические меры для предотвращения насилия в отношениях и свиданий среди подростков и молодых людей. Кокрановская база данных Syst Rev.2013; 6: 1–98.

    Google Scholar

  • 70.

    Миллетт Л.С., Коль П.Л., Джонсон-Рид М., Дрейк Б., Петра М. Жестокое обращение с детьми и последующее совершение насилия со стороны сексуального партнера среди молодых взрослых: исследование опосредующих факторов.Детское жестокое обращение. 2013; 18: 71–84.

    Артикул PubMed PubMed Central Google Scholar

  • Физическое наказание детей в городских афроамериканских кварталах

  • Абидин Р. Р. (1995). Индекс родительского стресса (3-е изд.). Ресурсы для психологической оценки.

  • Ахенбах Т. М. и Рескорла Л. А. (2000). Пособие для дошкольных форм и профилей ASEBA. Исследовательский центр для детей, молодежи и семьи Университета Вермонта.

  • Александр, М. (2010). Новый Джим Кроу: массовое заключение в эпоху дальтонизма. Новая пресса.

  • Андерсон, Э. (1999). Кодекс улицы: порядочность, насилие и нравственная жизнь центральной части города. Нортон.

  • Арсия, Э. (2007). Сравнение показателей отчисления в начальную / K-8 и среднюю школу. Городское образование, 48 (5), 456–469. https://doi.org/10.1177/0042085

    4879.

    Артикул Google Scholar

  • Барсук, Э., & Bui, Q. (2018). Подробные карты показывают, как районы формируют детей на всю жизнь. Нью-Йорк Таймс . https://www.nytimes.com/2018/10/01/upshot/maps-neighborhoods-shape-child-poverty.html.

  • Центр исследований благополучия детей им. Бендхейма-Томана. (2018a). Руководство пользователя по общедоступным данным исследования уязвимых семей и благополучия детей, исходный уровень. Получено с https://fragilefamilies.princeton.edu/sites/fragilefamilies/files/baseline_guide.pdf. По состоянию на 15 июля 2020 г.

  • Центр исследований благополучия детей им. Бендхейма-Томана. (2018b). Руководство пользователя Общедоступных данных исследования уязвимых семей и благополучия детей , , год 3. Получено с https://fragilefamilies.princeton.edu/sites/fragilefamilies/files/year_3_guide.pdf. По состоянию на 15 июля 2020 г.

  • Berlin, LJ, Ispa, JM, Fine, MA, Malone, PS, Brooks-Gunn, J., Brady-Smith, C., Ayoub, C., & Bai, Y. ( 2009 г.). Связи и последствия порки и словесного наказания для детей младшего возраста из числа белых, афроамериканцев и американцев мексиканского происхождения с низким доходом. Развитие ребенка, 80 (5), 1403–1420. https://doi.org/10.1111/j.1467-8624.2009.01341.x.

    Артикул Google Scholar

  • Блюстоун, К., и Тамис-ЛеМонда, К. С. (1999). Корреляты стилей воспитания у афроамериканских матерей преимущественно из рабочего и среднего класса. Journal of Marriage and Family, 61 (4), 881–893. https://doi.org/10.2307/354010.

    Артикул Google Scholar

  • Бор, Дж., Венкатарамани, А.С., Уильямс, Д. Р., и Цай, А. С. (2018). Полицейские убийства и их побочные эффекты на психическое здоровье чернокожих американцев: популяционное, квазиэкспериментальное исследование. The Lancet, 392 (10144), 302–310. https://doi.org/10.1016/S0140-6736(18)31130-9.

    Артикул Google Scholar

  • Баттон, Д. М. (2008). Социальное неблагополучие и насилие в семье: влияние соседства на отношение к насилию со стороны интимного партнера и телесным наказаниям. Американский журнал уголовного правосудия, 33 (1), 130–147. https://doi.org/10.1007/s12103-008-9033-3.

    Артикул Google Scholar

  • Карр С. (2014). Насколько строго это слишком строго? Реакция на беспричинную дисциплину в старшей школе. The Atlantic Monthly.

  • Карсон, Э. А. (2018). Заключенные в 2016 году. Министерство юстиции США, Управление программ юстиции, Статистическое управление юстиции.https://www.bjs.gov/content/pub/pdf/p16.pdf.

  • Дочерние тенденции. (2015). Отношение к порке. https://www.childtrends.org/wp-content/uploads/2016/03/indicator_1458002400.003.pdf.

  • Ясный, Т. (2009). Заключение сообществ: как массовое заключение ухудшает неблагополучные районы. Издательство Оксфордского университета.

  • Коутс, Т. (2015). Между миром и мной. Spiegel & Grau.

  • Конгер, Р. Д., Конгер, К.Дж. И Мартин М. Дж. (2010). Социально-экономический статус, семейные процессы и индивидуальное развитие. Journal of Marriage and Family, 72 (3), 685–704. https://doi.org/10.1111/j.1741-3737.2010.00725.x.

    Артикул Google Scholar

  • Коупленд-Линдер Н., Ламберт С., Чен Ю. и Ялонго Н. (2011). Контекстуальный стресс и поведение, связанное с риском для здоровья среди афроамериканских подростков. Журнал молодежи и подростков, 40 (2), 158–173.https://doi.org/10.1007/s10964-010-9520-y.

    Артикул Google Scholar

  • Коттер, А., Проктор, К. Б., и Брестан-Найт, Э. (2018). Оценка физического насилия над детьми: изучение факторной структуры и валидности шкалы тактики конфликта между родителями и детьми (CTSPC). Обзор служб для детей и молодежи, 88 , 467–475. https://doi.org/10.1016/j.childyouth.2018.03.044.

    Артикул Google Scholar

  • Коултон, К., Крэмптон, Д., Ирвин, М., Спилсбери, Дж. К., и Корбин, Дж. Э. (2007). Как соседство влияет на жестокое обращение с детьми: обзор литературы и альтернативные пути. Жестокое обращение с детьми и безнадзорность, 31 (11–12), 1117–1142. https://doi.org/10.1016/j.chiabu.2007.03.023.

    Артикул Google Scholar

  • Крауч, Дж. Л., и Бель, Л. Е. (2001). Взаимосвязь между родительскими убеждениями в телесных наказаниях, стрессом и потенциальным физическим насилием над детьми. Жестокое обращение с детьми и безнадзорность, 25 (3), 413–419. https://doi.org/10.1016/S0145-2134(00)00256-8.

    Артикул Google Scholar

  • Катрона, К. Э., Рассел, Д. У., Браун, П. А., Кларк, Л. А., Хесслинг, Р. М., и Гарднер, К. А. (2005). Контекст соседства, личность и стрессовые жизненные события как предикторы депрессии среди афроамериканских женщин. Журнал аномальной психологии, 114 (1), 3–15. https: // doi.org / 10.1037 / 0021-843X.114.1.3.

    Артикул Google Scholar

  • Дрейк, Б., Джолли, Дж., Ланье, П., Флюк, Дж., Барт, Р., и Джонсон-Рид, М. (2011). Расовая предвзятость в защите детей? Сравнение конкурирующих объяснений с использованием национальных данных. Педиатрия, 127 (3), 471–478. https://doi.org/10.1542/peds.2010-1710.

    Артикул Google Scholar

  • Echeverría, S., Диез-Ру, А. В., Ши, С., Боррелл, Л. Н., и Джексон, С. (2008). Связь проблем соседства и социальной сплоченности соседства с психическим здоровьем и поведением в отношении здоровья: многоэтническое исследование атеросклероза. Health & Place, 14 (4), 853–865. https://doi.org/10.1016/j.healthplace.2008.01.004.

    Артикул Google Scholar

  • Элгар, Ф., Доннелли, П., Майклсон, В., Гариепи, Г., Рим, К., Уолш, С., & Пикетт, W. (2018). Запреты телесных наказаний и физические драки среди подростков: экологическое исследование 88 стран. BMJ Open, 8 (9), e021616. https://doi.org/10.1136/bmjopen-2018-021616.

    Артикул Google Scholar

  • Фаган Дж. И Мирес Т. Л. (2008). Наказание, сдерживание и социальный контроль: парадокс наказания в сообществах меньшинств. Журнал уголовного права штата Огайо, 6 (1), 173–229.https://doi.org/10.2139/ssrn.223148.

    Артикул Google Scholar

  • Федеральное бюро расследований. (2017). Преступность в США 2016. Министерство юстиции США. https://ucr.fbi.gov/crime-in-the-u.s/2016/crime-in-the-u.s.-2016.

  • Финкельхор, Д., Тернер, Х., Вормут, Б., Вандерминден, Дж., И Хэмби, С. (2019). Телесные наказания: текущие показатели по национальному опросу. Journal of Child and Family Studies, 28 (7), 1991–1997.https://doi.org/10.1007/s10826-019-01426-4.

    Артикул Google Scholar

  • Фокс Р. и Солис-Камара П. (1997). Воспитание маленьких детей отцами в Мексике и США. Журнал социальной психологии, 137 (4), 489–495. https://doi.org/10.1080/00224549709595465.

    Артикул Google Scholar

  • Frechette, S., Zoratti, M., & Романо, Э. (2015). Какая связь между телесными наказаниями и физическим насилием над детьми? Journal of Family Violence, 30 (2), 135–148. https://doi.org/10.1007/s10896-014-9663-9.

    Артикул Google Scholar

  • Фридсон, М. (2016). Авторитарные родительские установки и социальное происхождение: взаимосвязь социально-экономического положения и ценностей воспитания детей между поколениями. Жестокое обращение с детьми и безнадзорность, 51 , 263–275.https://doi.org/10.1016/j.chiabu.2015.10.001.

    Артикул Google Scholar

  • Фридсон, М., и Шарки, П. (2015). Насилие и неблагоприятное окружение после снижения преступности. Анналы Американской академии политических и социальных наук, 660 (1), 341–358. https://doi.org/10.1177/0002716215579825.

    Артикул Google Scholar

  • Галло, Л.К. и Мэтьюз К. А. (2003). Понимание связи между социально-экономическим статусом и физическим здоровьем: играют ли негативные эмоции роль? Психологический бюллетень, 129 (1), 10–51. https://doi.org/10.1037/0033-2909.129.1.10.

    Артикул Google Scholar

  • Гандбхир, Г., и Фостер, Б. (2015). Разговор с моим черным сыном. Нью-Йорк Таймс . https://www.nytimes.com/video/opinion/100000003575589/a-conversation-with-my-black-son.html.

  • Геронимус А., Хикен М., Кин Д. и Баунд Дж. (2006). «Выветривание» и возрастные модели показателей аллостатической нагрузки среди чернокожих и белых в Соединенных Штатах. Американский журнал общественного здравоохранения, 96 (5), 826–833. https://doi.org/10.2105/AJPH.2004.060749.

    Артикул Google Scholar

  • Гершофф, Э. Т., и Гроган-Кейлор, А. (2016). Порка и детские результаты: старые споры и новые метаанализы. Журнал семейной психологии, 30 (4), 453–469. https://doi.org/10.1037/fam0000191.

    Артикул Google Scholar

  • Гершофф, Э. Т., Лансфорд, Дж. Э., Секстон, Х. Р., Дэвис-Кин, П., и Самерофф, А. Дж. (2012). Продольные связи между поркой и экстернализирующим поведением детей в национальной выборке семей белых, черных, латиноамериканцев и американцев азиатского происхождения. Развитие ребенка, 83 (3), 838–843. https: // doi.org / 10.1111 / j.1467-8624.2011.01732.x.

    Артикул Google Scholar

  • Грегори А., Скиба Р. и Ногера П. (2010). Разрыв в достижениях и разрыв в дисциплине: две стороны одной медали? Исследователь в области образования, 39 (1), 59–68. https://doi.org/10.3102/0013189X09357621.

    Артикул Google Scholar

  • Гроган-Кейлор, А. (2004). Влияние телесных наказаний на антиобщественное поведение детей. Исследование социальной работы, 28 (3), 153–162. https://doi.org/10.1093/swr/28.3.153.

    Артикул Google Scholar

  • Гроган-Кейлор А. (2005). Телесные наказания и траектория роста антиобщественного поведения детей. Жестокое обращение с детьми, 10 (3), 283–292. https://doi.org/10.1177/1077559505277803.

    Артикул Google Scholar

  • Гроган-Кейлор, А., & Отис, М. Д. (2007). Предикторы применения телесных наказаний родителями. Семейные отношения, 56 (1), 80–91. https://doi.org/10.1111/j.1741-3729.2007.00441.x.

    Артикул Google Scholar

  • Гутерман, Н. Б., Ли, С. Дж., Тейлор, К. А., и Ратуз, П. Дж. (2009). Восприятие родителями процессов, происходящих в соседстве, стресса, личного контроля и риска физического насилия над детьми и отсутствия заботы о них. Жестокое обращение с детьми и безнадзорность, 33 (12), 897–906.https://doi.org/10.1016/j.chiabu.2009.09.008.

    Артикул Google Scholar

  • Хокинс, А. О., Дэниэлсон, К. К., де Ареллано, М. А., Хэнсон, Р. Ф., Руджеро, К. Дж., Смит, Д. У., Сондерс, Б. Э., и Килпатрик, Д. Г. (2010). Этнические / расовые различия в распространенности порки и другого физического насилия над детьми в национальном опросе подростков. Жестокое обращение с детьми, 15 (3), 242–249. https://doi.org/10.1177/1077559510367938.

    Артикул Google Scholar

  • Хилл, Т. Д., Росс, К. Э. и Энджел, Р. Дж. (2005). Расстройство соседства, психофизиологические расстройства и здоровье. Журнал здоровья и социального поведения, 46 (2), 170–186. https://doi.org/10.1177/002214650504600204.

    Артикул Google Scholar

  • Хофф, Э., Лаурсен, Б., и Тардиф, Т.(2002). Социально-экономический статус и воспитание детей. В Bornstein, M. H. (Ed.), Handbook of parenting: Vol. 2. Биология и экология воспитания детей (2-е изд., С. 231–252). Лоуренс Эрлбаум Ассошиэйтс.

  • Херд, Н. М., Стоддард, С. А., и Циммерман, М. А. (2013). Окрестности, социальная поддержка и результаты психического здоровья афроамериканских подростков: многоуровневый анализ пути. Развитие ребенка, 84 (3), 858–874. https://doi.org/10.1111/cdev.12018.

    Артикул Google Scholar

  • Институт цифрового образования и исследований.(нет данных). Множественное вменение в Stata. UCLA. Получено с https://stats.idre.ucla.edu/stata/seminars/mi_in_stata_pt1_new/. По состоянию на 15 июня 2020 г.

  • Irving, S., & Ferraro, K. (2006). Сообщения о жестоком обращении в детстве и оценки здоровья взрослых: личный контроль как путь? Журнал старения и здоровья, 18 (3), 458–485. https://doi.org/10.1177/0898264305280994.

    Артикул Google Scholar

  • Кендзор, Д.Э., Бусинелле, М. С., Мазас, К. А., Кофта-Вёрпель, Л. М., Райцель, Л. Р., Видрин, Дж. И., Ли, Ю., Костелло, Т. Дж., Чинчирипини, П. М., Ахлувалия, Дж. С. и Веттер, Д. В. (2009). Связи между социально-экономическим статусом и изменяемыми факторами риска среди курильщиков афроамериканского происхождения. Журнал поведенческой медицины, 32 (6), 545–557. https://doi.org/10.1007/s10865-009-9226-3.

    Артикул Google Scholar

  • Коэн, Д.Э., Левенталь, Т., Дахинтен, В. С., и МакИнтош, К. Н. (2008). Недостаток микрорайона: пути воздействия на маленьких детей. Развитие ребенка, 79 (1), 156–169. https://doi.org/10.1111/j.1467-8624.2007.01117.x.

    Артикул Google Scholar

  • Котчик Б.А., Дорси С. и Хеллер Л. (2005). Предикторы воспитания детей среди афроамериканских матерей-одиночек: личные и контекстные факторы. Journal of Marriage and Family, 67 (2), 448–460.https://doi.org/10.1111/j.0022-2445.2005.00127.x.

    Артикул Google Scholar

  • Ларо, А. (2011). Неравное детство: класс, раса и семейная жизнь. Калифорнийский университет Press.

  • Маккензи, М. Дж., Никлас, Э., Вальдфогель, Дж., И Брукс-Ганн, Дж. (2012). Телесные наказания и поведенческие и когнитивные последствия детей в возрасте до 5 лет: данные современного когортного исследования городской рождаемости. Развитие младенцев и детей, 21 (1), 3–33. https://doi.org/10.1002/icd.758.

    Артикул Google Scholar

  • Маккензи, М. Дж., Никлас, Э., Брукс-Ганн, Дж., И Вальдфогель, Дж. (2014). Неоднократное воздействие высокочастотной порки и экстернализирующего поведения ребенка в течение первого десятилетия: сдерживающая роль для совокупного риска. Жестокое обращение с детьми и безнадзорность, 38 (12), 1895–1901. https://doi.org/10.1016/j.chiabu.2014.11.004.

    Артикул Google Scholar

  • Мэсси Д. С. и Дентон Н. А. (1998). Американский апартеид: сегрегация и создание низших слоев населения. Издательство Гарвардского университета.

  • Mathematica Policy Research. (2002). Лонгитюдное исследование детей дошкольного возраста на дому: анкета для родителей . Исследование уязвимых семей и благополучия детей. https://fragilefamilies.princeton.edu/sites/fragilefamilies/files/ff_pcg_q3.pdf.

  • Макаду, Х. П. (2002). Афроамериканское воспитание. В Bornstein, M. H. (Ed.), Handbook of parenting: Vol. 4. Социальные условия и прикладное воспитание (2-е изд., С. 231–252). Лоуренс Эрлбаум Ассошиэйтс.

  • Маккой Д. К., Рэйвер К. и Шарки П. (2015). Познавательные способности детей и избирательное внимание после недавнего насилия в общине. Журнал здоровья и социального поведения, 56 (1), 19–36. https://doi.org/10.1177/0022146514567576.

    Артикул Google Scholar

  • Макланахан, С., Гарфинкель, И., Вальдфогель, Дж., И Эдин, К. (1998-2019). Изучение уязвимых семей и благополучия детей. Принстонский университет, Центр исследований благополучия детей; Колумбийский университет, Колумбийский центр демографических исследований. https://fragilefamilies.princeton.edu/.

  • МакЛойд В. К. и Смит Дж. (2002). Проблемы физической дисциплины и поведения у детей афроамериканского, европейского и латиноамериканского происхождения: эмоциональная поддержка в качестве модератора. Journal of Marriage and Family, 64 (1), 40–53. https://doi.org/10.1111/j.1741-3737.2002.00040.x.

    Артикул Google Scholar

  • Милнер, Дж. С. (2003). Обработка социальной информации у родителей из группы высокого риска и физического насилия. Жестокое обращение с детьми и безнадзорность, 27 (1), 7–20. https://doi.org/10.1016/S0145-2134(02)00506-9.

    Артикул Google Scholar

  • Мольнар, Б.Э., Бука, С. Л., Бреннан, Р. Т., Холтон, Дж. К., и Эрлз, Ф. (2003). Многоуровневое исследование окружающей среды и физической агрессии между родителями и детьми: результаты Проекта по человеческому развитию в окрестностях Чикаго. Жестокое обращение с детьми, 8 (2), 84–97. https://doi.org/10.1177/1077559502250822.

    Артикул Google Scholar

  • Молнар, Б. Э., Гёрге, Р. М., Гилсанц, П., Хилл, А., Субраманиан, С. В., Холтон, Дж.К., Дункан, Д. Т., Беатрис, Э. Д., и Бердсли, В. Р. (2016). Социальные процессы на уровне соседства и обоснованные случаи жестокого обращения с детьми. Жестокое обращение с детьми и безнадзорность, 51 , 41–53. https://doi.org/10.1016/j.chiabu.2015.11.007.

    Артикул Google Scholar

  • Мозер, Л. (2015). Учащиеся в школах по-прежнему попадают в шлепки. Много. В 2015г. Шифер. https://slate.com/human-interest/2015/10/corporal-punishment-deep-south-students-still-paddled-in-schools.html.

  • Муджахид, М.С., Диз Ру, А.В., Купер, Р.С., Ши, С., и Уильямс, Д. Р. (2011). Стресс-факторы соседства и расовые / этнические различия в распространенности гипертонии (многоэтническое исследование атеросклероза). Американский журнал гипертонии, 24 (2), 187–193. https://doi.org/10.1038/ajh.2010.200.

    Артикул Google Scholar

  • Паттон, С. (2017). Пощадите детей: почему порка детей не спасет Черную Америку.Beacon Press.

  • Петерсон Р. и Криво Л. (2010). Дивергентные социальные миры: преступность по соседству и расово-пространственный разрыв. Рассел Сейдж.

  • Пиндерхьюз, Э. Э., Додж, К. А., Бейтс, Дж. Э., Петтит, Г. С., и Зелли, А. (2000). Дисциплинарные реакции: влияние социально-экономического статуса родителей, этнической принадлежности, представлений о воспитании детей, стресса и когнитивно-эмоциональных процессов. Журнал семейной психологии, 14 (3), 380–400. https: // doi.org / 10.1037 // 0893-3200.14.3.380.

    Артикул Google Scholar

  • Райхман, Н., Тейтлер, Дж., Гарфинкель, И., и Макланахан, С. (2001). Хрупкие семьи: образец и дизайн. Обзор служб для детей и молодежи, 23 (4–5), 303–326. https://doi.org/10.1016/S0190-7409(01)00141-4.

    Артикул Google Scholar

  • Рибейро, А., Амаро, Дж., Лиси, К., & Фрага, С. (2018). Социально-экономическая депривация и аллостатическая нагрузка по соседству: обзорный обзор. Международный журнал исследований окружающей среды и общественного здравоохранения, 15 (6), 1092–1106. https://doi.org/10.3390/ijerph25061092.

    Артикул Google Scholar

  • Рич, М. (2014). Данные о школах показывают структуру неравенства по расовому признаку. Нью-Йорк Таймс . https://www.nytimes.com/2014/03/21/us/school-data-finds-pattern-of-inequality-along-racial-lines.html.

  • Риос, В. (2010). Наказаны: наблюдение за жизнями чернокожих и латиноамериканских мальчиков. NYU Press.

  • Родригес, К. М., и Ричардсон, М. Дж. (2007). Стресс и гнев как контекстуальные факторы и существующие когнитивные схемы: прогнозирование риска жестокого обращения с детьми. Жестокое обращение с детьми, 12 (4), 325–337. https://doi.org/10.1177/1077559507305993.

    Артикул Google Scholar

  • Сэмпсон, Р.(2012). Великий американский город: Чикаго и стойкий эффект соседства. Издательство Чикагского университета.

  • Sampson, R., & Laub, J. (1997). Теория совокупного неблагополучия и стабильности правонарушений на протяжении всей жизни. В Торнберри, Т. П. (ред.), Успехи в криминологической теории: Vol. 7. Теории развития преступности и правонарушений (стр. 133–161). Издатели транзакций.

  • Sampson, R., & Loeffler, C. (2010). Место наказания: локальное сосредоточение массовых лишений свободы. Дедал, 139 (3), 20–31. https://doi.org/10.1162/DAED_a_00020.

    Артикул Google Scholar

  • Sampson, R., Raudenbush, S., & Earls, F. (1997). Окрестности и насильственные преступления: многоуровневое исследование коллективной эффективности. Science, 277 (5328), 918–924. https://doi.org/10.1126/science.277.5328.918.

    Артикул Google Scholar

  • Сэмпсон, Р., Шарки, П., и Рауденбуш, С. (2007). Устойчивое воздействие концентрированного неблагополучия на вербальные способности афроамериканских детей. Proceedings of the National Academy of Sciences of the United States of America, 105 (3), 845–852. https://doi.org/10.1073/pnas.0710189104.

    Артикул Google Scholar

  • Селнер-О’Хаган, М., Киндлон, Д., Бука, С., Рауденбуш, С., и Эрлз, Ф. (1998). Оценка подверженности насилию городской молодежи. Журнал детской психологии и психиатрии, 39 (2), 215–224. https://doi.org/10.1111/1469-7610.00315.

    Артикул Google Scholar

  • Семега, Дж., Фонтенот, К., и Коллар, М. (2017). Доход и бедность в Соединенных Штатах: 2016 год. Министерство торговли, экономики и статистики США, Бюро переписи населения США. https://www.census.gov/content/dam/Census/library/publications/2017/demo/P60-259.pdf.

  • Шарки П.(2010). Острое влияние местных убийств на умственную деятельность детей. Proceedings of the National Academy of Sciences of the United States of America, 107 (26), 11733–11738. https://doi.org/10.1073/pnas.10006.

    Артикул Google Scholar

  • Шарки П. (2013). Застрял на месте: городские кварталы и конец прогресса на пути к расовому равенству . Издательство Чикагского университета.

  • Si, Y., & Гельман, А. (2019). Методология построения весов лиц, осуществляющих первичный уход, для исследования уязвимых семей и благополучия детей волны 3-5. Исследование уязвимых семей и благополучия детей. Получено с https://fragilefamilies.princeton.edu/sites/fragilefamilies/files/ff_const_wgtspcgy3y5y9.pdf. По состоянию на 1 июля 2020 г.

  • Саймонс, Р. Л., Лин, К.-Х., Гордон, Л. К., Броуди, Г. Х., Марри, В., и Конгер, Р. Д. (2002). Различия в общинах в отношении связи между практикой воспитания и проблемами поведения ребенка. Journal of Marriage and Family, 64 (2), 331–345. https://doi.org/10.1111/j.1741-3737.2002.00331.x.

    Артикул Google Scholar

  • Смолл, М., Мандука, Р., и Джонстон, В. (2018). Этнография, эффекты соседства и растущая неоднородность бедных кварталов в городах. City & Community, 17 (3), 565–589. https://doi.org/10.1111/cico.12316.

    Артикул Google Scholar

  • Стернталь, М.Дж., Слопен, Н., и Уильямс, Д. Р. (2011). Расовые различия в отношении здоровья: насколько важен стресс? Du Bois Review: Social Science Research on Race, 8 (1), 95–113. https://doi.org/10.1017/S1742058X11000087.

    Артикул Google Scholar

  • Straus, M. A., Hamby, S. L., Finkelhor, D., Moore, D. W., & Runyan, D. (1998). Идентификация жестокого обращения с детьми с помощью шкал тактики родительско-детского конфликта: развитие и психометрические данные для национальной выборки американских родителей. Жестокое обращение с детьми и безнадзорность, 22 (4), 249–270. https://doi.org/10.1016/s0145-2134(97)00174-9.

    Артикул Google Scholar

  • Штраус В. (2014). В 19 штатах все еще разрешены телесные наказания в школе. Вашингтон Пост . https://www.washingtonpost.com/news/answer-sheet/wp/2014/09/18/19-states-still-allow-corporal-punishment-in-school/.

  • Тейлор, К. А., Манганелло, Дж. А., Ли, С.Дж. И Райс Дж. (2010). Порка матерями 3-летних детей и последующий риск агрессивного поведения детей. Педиатрия, 125 (5), e1057 – e1065. https://doi.org/10.1542/peds.2009-2678.

    Артикул Google Scholar

  • Тейлор К. А., Хамвас Л. и Пэрис Р. (2011a). Воспринимаемая инструментальность и нормативность применения телесных наказаний среди чернокожих матерей. Семейные отношения, 60 (1), 60–72.https://doi.org/10.1111/j.1741-3729.2010.00633.x.

    Артикул Google Scholar

  • Тейлор, К. А., Хамвас, Л., Райс, Дж., Ньюман, Д. Л., и ДеДжонг, В. (2011b). Воспринимаемые социальные нормы, ожидания и отношение к телесным наказаниям в выборке родителей из городского сообщества. Журнал городского здравоохранения, 88 (2), 254–269. https://doi.org/10.1007/s11524-011-9548-7.

    Артикул Google Scholar

  • Томпсон, М.П., Ариас И., Базиль К. С. и Десаи С. (2002). Связь между физической и сексуальной виктимизацией в детстве и проблемами со здоровьем в зрелом возрасте в репрезентативной на национальном уровне выборке женщин. Journal of Interpersonal Violence, 17 (10), 1115–1129. https://doi.org/10.1177/08862605-0201710-06.

    Артикул Google Scholar

  • Тиггес, Л., Браун, И., и Грин, Г. (1998). Социальная изоляция городской бедноты: влияние расы, класса и соседства на социальные ресурсы. The Sociological Quarterly, 39 (1), 53–77. https://doi.org/10.1111/j.1533-8525.1998.tb02349.x.

    Артикул Google Scholar

  • Такер, М. К., и Родригес, К. М. (2014). Семейная дисфункция и социальная изоляция как посредники между стрессом и риском физического насилия над детьми. Journal of Family Violence, 29 (2), 175–186. https://doi.org/10.1007/s10896-013-9567-0.

    Артикул Google Scholar

  • Терни, К., & Харкнетт, К. (2010). Неудовлетворительное соседство, стабильность проживания и восприятие инструментальной поддержки среди молодых матерей. Journal of Family Issues, 31 (4), 499–524. https://doi.org/10.1177/0192513X09347992.

    Артикул Google Scholar

  • Амберсон, Д., Олсон, Дж. С., Кросно, Р., Лю, Х., Пудровска, Т., и Доннелли, Р. (2017). Смерть членов семьи как недооцененный источник расового неблагополучия в Соединенных Штатах. Proceedings of the National Academy of Sciences of the United States of America, 114 (5), 915–920. https://doi.org/10.1073/pnas.1605599114.

    Артикул Google Scholar

  • Вайнс, А. И., Уорд, Дж. Б., Кордова, Э. и Блэк, К. З. (2017). Воспринимаемая расовая / этническая дискриминация и психическое здоровье: обзор и будущие направления социальной эпидемиологии. Текущие эпидемиологические отчеты, 4 (2), 156–165. https: // doi.org / 10.1007 / s40471-017-0106-z.

    Артикул Google Scholar

  • Виттруп Б., Холден Г. В. и Бак Дж. (2006). Установки предсказывают применение физических наказаний: перспективное исследование появления дисциплинарной практики. Педиатрия, 117 (6), 2055–2064. https://doi.org/10.1542/peds.2005-2204.

    Артикул Google Scholar

  • Уоррен, Э.Дж. И Фонт, С. А. (2015).

  • Leave a Reply

    Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *