Как лупят детей ремнем: Вас в детстве били? – Власть – Коммерсантъ

Содержание

Как правильно бить детей: признания родителей и советы психологов

— Оставлять детские проступки без внимания нельзя, — убеждена психолог-практик Елена Пиховкина. — Ребенок должен понимать, чего делать нельзя, особенно если это опасно для него самого. Но при выборе эффективного метода «дисциплинарного воздействия» родителям непременно следует учитывать возраст наказуемого и тяжесть его проступка. Дело в том, что в разных возрастных группах одно и то же наказание воспринимается совсем по-разному. Например, шлепок отрезвит малыша до 5 лет, рвущегося из маминых рук на проезжую часть, но унизит и нанесет глубокую обиду ребенку от 7 лет и старше.

К тому же в каждом возрастном периоде есть свои виды детского «непослушания», связанные с развитием ребенка, наказывать за которые не стоит вовсе. Например, ребенок до трех лет, тянущий в рот камешки, хватающий горячий утюг и тянущий за хвост кошку, пытается опытным путем получить информацию о предметах вокруг себя и их свойствах. Наказания за попытку познать окружающий мир кроха не поймет все равно, поэтому от опасных и вредных поступков его можно только отвлечь. А вот пятилетний малыш, делающий все то же самое, уже явно проказничает.

Родители — сторонники строгих наказаний — убеждены, что дети не слушаются их из вредности, «назло», из-за плохого характера, и их надо «учить» подчиняться старшим. Однако на самом деле мотивов у детских шалостей намного больше, и один из самых важных — возрастной кризис. По мнению детских психологов, всего таких кризисов три: 1 год, 3 года и 7 лет (в дальнейшем кризисы тоже есть, но они уже считаются не детскими, а подростковыми). Конкретные сроки кризисных периодов могут слегка сдвигаться в зависимости от индивидуального развития ребенка. Это время, когда дети переживают резкие скачки в своем физиологическом и психологическом становлении, что может являться причиной «неадекватного», с точки зрения взрослых, поведения — то есть нежелания подчиняться их приказам. Рассмотрим особенности каждой возрастной группы.

1–3 года: шлепок как предостережение

— Я всегда была категорически против того, чтобы бить детей, — признается 27‑летняя Наталья. — Меня саму в детстве мама с папой ни разу пальцем не тронули, только беседовали. Дочку я свою обожаю. Но когда Дашка, ей два с половиной, вдруг вырвалась от меня во дворе и кинулась через дорогу, я будто разум потеряла! Аж в глазах потемнело от страха. Догнала ее и отхлестала по попе от всей души, прежде чем успела сообразить, что делаю! Дашка испугалась, плакала, кричала, ведь до этого никто и никогда не поднимал на нее руку. Теперь мне стыдно, что я нарушила собственные принципы.

— Я отшлепал Тему по попе, когда он стал таскать за хвост нашу собаку Линду, — рассказывает 36‑летний Вадим, отец годовалого Артема. — Это было уже не первый раз. Мы с мамой много раз повторяли, что мучить собачку нельзя, ей больно. А шлепнул, потому что собака, хоть и домашняя, однажды может не выдержать и тяпнуть, все-таки это животное. Наказание сработало, больше Тема Линду не обижал.

Правда, и вообще перестал интересоваться собакой, подходить к ней, как будто ее нет. Но уж лучше так, чем за хвост!

Особенности возрастного периода

В Японии детей до трех лет не наказывают вовсе и ничего им не запрещают — считается, что они не шалят, а познают мир. Зато после трех поведение маленького японца жестко регламентируется, а за каждый проступок вводится определенное наказание, о котором ребенку сообщают заранее. 

Годовалый возраст считается важной вехой в развитии ребенка: он познает мир вокруг опытным путем, все хватая и всюду залезая, но действует еще неосознанно. Если верить возрастной психологии, до двух лет малыши вообще не улавливают связи между своим неправильным, с точки зрения взрослых, поведением и дисциплинарными мерами с их стороны, поэтому наказывать крох бессмысленно. Однако, несмотря на возрастные особенности, строгие и четкие запреты должны появляться в жизни ребенка с самого младенчества — для его же безопасности. Другое дело, что до двух лет подкреплять их телесным воздействием не имеет никакого смысла.

В этом периоде куда эффективнее просто отвлечь ребенка, переведя его внимание на что-то другое.

— К ребенку с двух до трех уместно применить легкое физическое воздействие, но в исключительных случаях, когда речь идет о его безопасности, — уточняет Елена Пиховкина. — Например, вырвавшийся на проезжую часть малыш двух с половиной лет доводов вашего разума об опасности не поймет, а вот шлепок ему запомнится, зафиксировав его внимание на конкретном проступке. И в голове у него отложится: проезжая часть — опасность — сердитая мама — легкий, но непривычный шлепок. В случаях, когда непослушание не ведет к прямой опасности, как, например, с разбитой чашкой, следует учитывать мотивы «преступления». Если малыш действительно хотел сделать маме сюрприз, налив чай в ее любимую чашечку, шлепать его неправильно, ведь он исходил из самых добрых побуждений. В этом случае достаточно показать, как мама расстроена случившимся… А потом взять другую, небьющуюся чашку, налить в нее вместе с малышом чай (заодно объяснив, что горячей водой можно обжечься, поэтому приготовления чая — дело взрослых) и поблагодарить его за проявленную заботу.

В возрасте от года до трех ключевое — выработать у ребенка рефлекторное неприятие опасных для него проступков, за которыми неизменно следует «нельзя» строгим голосом либо (после двух лет) неприятный шлепок.

За что не стоит наказывать с года до трех

За отсутствие опыта — если ребенок этого возраста испортил игрушку (мебель, посуду, пр.), забыл вовремя попроситься на горшок, совершил неловкое движение, забрал чужую вещь и пр., это не умышленное действие, а отсутствие жизненного опыта и умений, и наказывать тут не за что.

За непосредственность — если чадо вдруг разболтало семейный секрет или нафантазировало небылиц, это вовсе не шалость, которая «лечится» наказанием, а особенность возраста. В следующий раз не секретничайте при ребенке, а бурная фантазия в этом возрасте — признак правильного развития.

За физиологические потребности — если малыш плохо ест, разбрасывает еду, отказывается от нее вообще или без конца что-то просит, когда вам это неудобно (в туалет, пить и пр. ), это повод не для наказания, а повод лишний раз проверить его здоровье.

3–6 лет: бунт трехлеток, мотив и рецидив

— Я застала Егорку, изучающим и трогающим свои половые органы, — рассказывает 32‑летняя Анастасия, мама трехлетнего малыша. — Слегка надавала по рукам, сказала, что это некрасиво и нечистоплотно. А вскоре воспитательница в саду пожаловалась, что сын все время трогает себя за это место, показывает его другим детишкам и просит посмотреть, как у них устроено. Я привела Егорку домой и поставила в угол, объяснив, что он нарушил мой запрет. А когда я заглянула в детскую минут через десять, сын стоял в углу и трогал это место!!! Я не знаю, как еще его наказать, чтобы неповадно было?!

— Ксюша устроила истерику, когда я собралась уйти из дома, не отпускала меня, и все! — вспоминает 35‑летняя Ирина, мама пятилетней дочери и трехлетнего сына. — Топала ногами, тыкала кулачками в бабушку, не желая с ней оставаться. А потом пошла и раскидала игрушки Матвея, своего трехлетнего брата. Дернула его за волосы и крикнула, что, если я уйду из дома, она его побьет. Тут мое терпение лопнуло: в наказание я отобрала у Ксюши куклу, которую купила ей накануне, заперла дочку в темную комнату, чтобы она там одумалась, а сама ушла. Я считаю, что права! Нельзя поощрять шантаж и капризы!

Особенности возрастного периода

Трехлетний возраст известен среди детских психологов как «бунт трехлеток». Примерно к трем годам каждый ребенок вступает в свой первый «осознанный» кризисный период. Родители трехлеток сталкиваются с первым сознательным «непослушанием» — протестами, истериками, попытками сделать назло, и наоборот. Отвлечь от дурного поведения, как малыша до трех лет, уже не получается: чадо точно знает, чего хочет, и добивается этого любой ценой. К своему ужасу, родители обнаруживают в любимом отпрыске такие жуткие черты, как склонность брать чужое, зависть к чужим игрушкам, ревность по отношению к родным братьям-сестрам и жгучий интерес к половым органам — своим и чужим.

«Бунт трехлеток» частенько не выдерживают даже самые терпеливые родители. Психологи признают, что с трех лет необходимо вводить «семейную систему» наказаний. Ведь ребенок, мелкие шалости которого остаются безнаказанными, начинает «тестировать» терпение родителей, переходя к более крупным. 

— Беспомощное поведение родителей, неумение дать отпор маленькому «агрессору» снижает их авторитет в глазах отпрыска, поэтому обозначать проступки и наказывать за них нужно, — подчеркивает психолог-практик Елена Пиховкина. — Но наказание должно быть не просто доставленным ребенку неудобством, а уроком, который заставляет осознать свои ошибки и более их не повторять. С этой целью ваша домашняя «карательная» система, как и государственная, должна учитывать такие факторы, как «мотив», «рецидив», «раскаяние» и «сотрудничество со следствием». Однозначно наказания требует «злой умысел» — то есть если ребенок преднамеренно совершил запрещенный поступок. А мера дисциплинарного воздействия должна напрямую зависеть от тяжести и мотива совершенного «злодеяния».

Также в этом возрастном промежутке важным становится, как именно наказывать детей ни в коем случае нельзя. Если малыша до трех лет никому не придет в голову наказывать, скажем, одиноким заточением в темной комнате или лишением еды, то с трех до шести «ассортимент» мер воздействия существенно расширяется. В некоторых семьях, например, в ходу «папин ремень», для острастки висящий на люстре, «стул для виноватых», «угол с горохом», «темная комната» и т.п. Такие унизительные для маленького человека методы нередко приводят к обратному результату: ребенок озлобляется или замыкается, а потом как ни в чем не бывало повторяет проступок.

За что не стоит наказывать с трех до шести

За любопытство — если малыш, к примеру, прыгает по лужам, «чтобы проверить их глубину», разбирает на части дорогую игрушку, «чтобы посмотреть, что у нее внутри», исследует гениталии свои и сверстников, «чтобы понять, все ли одинаковые», и т.д. — это нормальное для этого возраста познание мира.

Если вы хотите избежать связанных с этим неудобств, обходите лужи, не покупайте дорогие игрушки и не оставляйте наедине с другими детьми, но не наказывайте. «Силовое пресечение» нормального возрастного любопытства может запугать ребенка, вогнать интерес глубоко внутрь, создав эффект «запретного плода» или отвратить от познания окружающей среды вовсе. Что касается половых органов, просто объясните, что делать это некрасиво, как, например, ковырять в носу.

За особенности психики и физиологии — если ребенок гиперактивен, неусидчив и невнимателен (или, наоборот, заторможен и ленив), плохо запоминает стихи или с трудом засыпает, это специфика его развития, за которую не наказывают, а помогают и поддерживают.

За проявление эмоций — в этом возрастном периоде малыши склонны бурно выражать привязанность к близким, ревность и страх. Если ребенок не отпускает от себя маму путем истерики (нападает на брата или сестру, не хочет засыпать в одиночестве и пр. ), надо не наказывать, а разобраться в его чувствах, узнать, не страдает ли кроха от невнимания старших, страхов, ревности и пр. Выяснить причины негативных эмоций и доступно объяснить ребенку, что родители очень его любят и никогда не бросят, даже если им иногда приходится отлучаться по делам.

Как нельзя наказывать с трех до шести

Физически. Этот пункт вызывает наибольшее количество споров. Большинство психологов уверены: физическое воздействие в возрасте с 3 до 6, когда ребенок уже понимает, что это унизительно, приведет к отклонениям в развитии личности. Однако многие родители настаивают на пользе ремня, оплеух и подзатыльников, ссылаясь на собственное детство: «Меня отец драл как сидорову козу, и ничего, нормальным человеком вырос!». Некоторые мамы и папы уверены, что наказывать физически имеет смысл именно в этом возрастном промежутке, вспоминая русскую пословицу «бей дитя, пока оно поперек лавки помещается». Однако противники физических наказаний приводят куда более впечатляющие доводы: следствием применения к ребенку физической силы в любом случае будет травма — если не физическая, то психологическая (страхи, пониженная самооценка, социофобия, агрессивность, стремление к бунту без повода, жажда мести и пр. ).

Непоследовательно. Если вы решили наказать ребенка и озвучили ему это, делайте это сразу или не делайте вообще. Пустые угрозы не закрепят в сознании ребенка того, что нельзя. Наоборот, он укрепится во мнении, что вы покричите и перестанете.

Материально. Не отбирайте в качестве наказания подарки, преподнесенные ранее. Они не имеют никакого отношения к проступку, совершенному позже. Иначе ребенок решит, что право на плохой поступок у вас можно «купить», вернув вам подарок.

Темнотой. Не оставляйте малыша одного в темной комнате, «чтобы подумал над своим поведением». Возраст с 3 до 6 характерен детскими страхами, связанными с темнотой, а использовать их как наказание — значит своими руками расшатывать его психику. Если вы уверены, что ваш отпрыск успокаивается только в полной тишине и изоляции, оставляйте в светлом помещении. А когда он успокоится, обязательно еще раз объясните ему, почему это произошло.

Криками и под горячую руку. Дети с 3 до 6 воспринимают громкий крик взрослого как физическое наказание, поэтому родителям необходимо контролировать свой гнев. Никогда не наказывайте сгоряча — легко переборщить и потом будете горько жалеть. Наказание — не повод сорваться на ребенке, а способ донести до него, что такое хорошо и что такое плохо. Если чадо в истерике, не пытайтесь его перекричать, оно все равно ничего не поймет. Дождитесь, пока отпрыск успокоится, успокойтесь сами, после чего внятно объясните, что и почему делать ему запрещено. Убедитесь, что отпрыск понял, и возьмите с него обещание впредь так не поступать.

Едой. Манипулируя пищей как средством наказания (не давая есть, либо, наоборот, заставляя), вы нарушаете собственному чаду пищевое поведение. Режим питания не имеет никакого отношения к проступкам и порицанию за них. Некоторые родители в назидание лишают отпрыска лакомств (десертов, мороженого), но это лишь формирует в ребенке повышенную тягу к сладкому. Если у ребенка аллергия на сладкое, лучше не приучайте его к сладостям вовсе, но не используйте их как средство манипуляции.

Игнорированием. Оставить ребенка в одиночестве, чтобы он успокоился, можно, но ненадолго. Оставшись один надолго, малыш может решить, что он настолько плохой, что никому не нужен, все о нем забыли и бросили его. В возрасте с 3 до 6 игнорирование со стороны любимых родителей — очень коварная манипуляция, способная породить в ребенке целый букет невротических состояний: панику, страх, эмоциональную зависимость, чувство отчужденности и пр.

Отсутствием любви. Фразы вроде «я тебя больше не люблю», «такой непослушный ты мне не нужен», «уходи к другой маме» и т.д. — запрещенные приемы, больно ранящие ребенка. Они порождают в нем комплексы, страхи и сомнения в вашей любви.

7–11 лет: личность маленькая, но уважаемая

— Меня в детстве наказывали ремнем, — вспоминает 33-летний Валерий, ныне отец первоклассника. — Я был уверен, что на собственного ребенка никогда не подниму руку. Так оно и было до 7 лет. Но как только наш Макс пошел в школу, он как с цепи сорвался! Стал делать все то, что ему запрещено, и он прекрасно об этом знает! Пока мы с женой на работе, с сыном остается бабушка. Теперь она говорит, что ребенка подменили! Он кричит на нее, без спроса убегает на улицу, самовольно включает телевизор, когда должен делать уроки… Мы с женой терпеливо беседуем с сыном, объясняем, внушаем. Он вроде бы слушает, кивает, но с таким отсутствующим видом, будто не о нем речь. А потом все по новой… И я ловлю себя на мысли, что дождусь следующей бабушкиной жалобы и всыплю сыну, как отец мне в его возрасте.

— Мой муж разработал стройную систему наказаний для нашего 8-летнего сына, — гордится 35-летняя Софья. — При этом и пальцем его не трогает. Если честно, наш Владик довольно ленивый и по сравнению со сверстниками малоподвижный, неспортивный. Еще он не любит читать. Дай ему волю, целый день будет сидеть перед телевизором или за компьютером. Отец с этим борется. В качестве наказания за проступки — за плохие оценки, замечания учительницы, жалобы бабушки, некрасивые слова и грубость — он у нас пылесосит ковры, вытирает пыль, обливается холодной водой, отжимается от пола, читает нам вслух — в общем, делает то, что ненавидит. Ребенку одновременно и наказание, и польза.

Особенности возрастного периода

Большинство специалистов сходятся на том, что по достижении ребенком 7 лет любые телесные наказания следует исключить, даже если они применялись до этого. С семилетнего возраста ребенок уже не только ситуативно испытывает унижение от рукоприкладства, оно откладывается в его подсознании, влияя на самооценку и эмоциональное состояние, что может привести к заторможенности, замкнутости, трудностям в учебе и отчужденности. Обиды из детства имеют свойство переходить в будущее. Чтобы ребенок не вырос зажатым и забитым (или, наоборот, не загнал агрессию глубоко внутрь), родителям следует помнить, что перед ними не их собственность, а маленькая личность, которую, как и взрослую, нужно уважать, не оскорбляя ни словами, ни действиями. Если отпрыск ведет себя вызывающе, действуйте решительно, но не унизительно для ребенка. Вместо криков, угроз и приказов спокойно и аргументированно высказывайте свое мнение: порицайте, журите, объясняйте, почему считаете поступок чада плохим и что нужно сделать, чтобы его исправить. Родительские доводы, приведенные с уважением к личности ребенка, обязательно будут им услышаны.

— Некоторые дети не совершают ничего недопустимого или тщательно это скрывают, — обращает внимание психолог. — Но вовсе не от глубокого понимания, что это дурно, а потому что боятся родительского гнева и строгого наказания. Такие дети могут совершать плохие поступки тайком. Или «пуститься во все тяжкие», как только вырвутся из поля зрения родителей. Это тоже недоработка семьи. Наказание нужно не для запугивания, а для формирования у ребенка границ допустимого. Он должен бояться не самого наказания, а того, что его поступок обидит и расстроит близких ему людей. Не забывайте, что воспитание — это не только наказания, но и поощрения. Не жалейте времени, сил и слов, чтобы подчеркнуть и поощрить такие проявления в ребенке, как отзывчивость, доброта, терпение, аккуратность, трудолюбие, способность дружить и пр.

За что не стоит наказывать от семи до одиннадцати

За то, что он не понял или забыл. Прежде чем требовать соблюдения правил, нужно их внятно установить. Ребенок сочтет наказание справедливым лишь в том случае, если нарушит четко обозначенную границу. Однако многие родители сами путаются и путают отпрыска, сегодня разрешая что-то, а завтра за это же наказывая. Ребенок, наказанный за то, что он не понял или забыл, будет чувствовать себя несправедливо обиженным. Если правило установлено, то исключений из него быть не должно. Например, если телевизор после 9 вечера включать нельзя, то нельзя всегда (а не только тогда, когда это видит мама). Часто путаницу усугубляют сердобольные дедушки-бабушки, в отсутствие мам и пап тайком разрешая то, что родители запрещают.

За то, что вы ему не доверяете. Ребенок растет, а вы все продолжаете видеть в нем несмышленыша и даже озвучиваете это при нем. К примеру: «Не смей пытаться сам разогреть себе суп! Сам ошпаришься и все вокруг изгваздаешь!». Или: «Даже не думай сам уйти из школы домой, ты такой непутевый, с тобой обязательно что-нибудь случится!». Не удивляйтесь, если после этого чадо обязательно попытается самостоятельно разогреть себе суп и в одиночестве вернуться из школы. Попробовать свои силы после подобного заявления — признак здоровой психики. Значит, вы еще не успели затюкать отпрыска. Нормальные родители проявление самостоятельности поощряют, а не наказывают за него. А чем внушать ребенку, что он чего-то не может, лучше объясните, как это безопасно сделать.

За попытки отвоевать личное пространство. С семилетнего возраста маленький человек начинает нуждаться в возможности побыть наедине с собой. Даже если у ребенка нет своей комнаты, нужно предоставлять ему личное время, когда взрослые его не дергают. Дети, лишенные личного пространства, часто начинают прятаться в шкаф, запираться в ванной или забиваться в темные углы. Также с этого возраста ребенок может начать протестовать, добиваясь большей свободы. Естественное протестное настроение порождается слишком большим количеством запретов и ограничений. Чтобы проверить, не душите ли вы чадо своими «нельзя», подсчитайте, сколько раз в день вы произносите это слово. Если более 3–4 раз в день, это повод задуматься: либо у вас неуправляемый ребенок, либо это вы перебарщиваете с запретами.

Как нельзя наказывать от семи до одиннадцати

Унижением. Ни физическим, ни моральным. Наказание не должно унижать достоинство ребенка (сюда относится популярное в народе «стояние на коленях в углу у всех на виду» и т.п.). Категорически нельзя применять унизительные эпитеты вроде «дурак», «тупица», «бестолочь», «идиот» и т.п. Порицая за что-то, оценивайте только поступок, но не личность ребенка.

Принуждением. Если хотите навсегда отвратить ребенка от физкультуры, спорта и закаливания, наказывайте отжиманиями, приседаниями, кроссами, обливаниями холодной водой и пр. Если желаете внушить отвращение к литературе, в наказание заставляйте читать. Можно привить и ненависть к труду, если наказывать принудительными домашними работами. Обязанности по дому у ребенка должны быть, но добровольные, позволяющие ему чувствовать себя полноправным членом семьи. Равно как к спорту и чтению нужно приобщать на добровольной основе, а не в качестве кары за плохое поведение.

Оптом. Если вы дождетесь, пока ваше терпение лопнет, и затем от всей души накажете отпрыска за все проступки сразу, он ничего не поймет. Наказание не способ выпустить пар для родителей, а назидание ребенку. Поэтому должно следовать конкретно за проступком, а не с отсрочкой или оптом.

Публично. Не ругайте и уж тем более не наказывайте ребенка в присутствии посторонних, особенно сверстников. Это нанесет глубокую психологическую травму и подорвет авторитет вашего отпрыска в детском коллективе, что чревато множеством неприятных последствий. Все выяснения отношений должны происходить строго в кругу вашей семьи.

Сравнением. Даже для взрослого человека очень болезненно слышать, что близкие кого-то считают лучше, чем он, а для ребенка и подавно. Таким образом вы вовсе не мотивируете чадо стать лучше, а пробуждаете в нем ревность и конкуренцию по отношению к тому, кого ставите в пример. Некоторые дети в подобных случаях изо всех сил стараются походить на указанный «пример», но при этом чувствуют себя нелюбимыми, недостойными. Другие всячески пытаются доказать родителям, что они лучше названного «объекта», вступая с ним в соперничество. Третьи замыкаются в себе, преувеличивая свои недостатки. Ваш ребенок — индивидуальная личность и сравнению ни с кем не подлежит.

Не являясь положительным примером. Не забывайте, что главный пример для ваших детей это вы сами. Самый простой пример: если вы сами забываете мыть руки перед едой, то, ругая за это ребенка, выглядите в его глазах неубедительно. Если сами родители неизменно вежливы, трудолюбивы, дисциплинированны, честны и относятся друг к другу и к своему чаду с любовью, причин для наказания подрастающего в такой семье ребенка бывает объективно меньше.

Наказать, но не уязвить

О том, какие наказания считать «правильными», споры ведутся до сих пор во всем мире. Многое зависит от традиций и обычаев каждого народа. Мы отобрали универсальные для всех меры, обозначающие и карающие проступок, но при этом не унижающие достоинство оступившегося и позволяющие ему исправить свои ошибки.

Работа над ошибками. Подразумевает исправление совершенного или возмещение ущерба. Например, если ребенок нарочно разрисовал фломастерами стол или стену, дайте ему губку и моющее средство — пусть узнает, как достается маме, когда он рисует там, где нельзя.

Извинение. Если отпрыск кого-то обидел, он должен извиниться и исправить ситуацию. Например, если сломал игрушку товарища, придется взамен отдать свою, предварительно попросив прощения.

Ограничение развлечений. Плохой поступок влияет на досуг и покупки развлекательного характера. К примеру, в случае недостойного поведения отменяется поход в кино (зоопарк, в гости и т.д.), намеченный на ближайшие выходные, и откладывается покупка обещанной игровой приставки.

Временные санкции. Вводятся на определенный, ограниченный по времени период. Например, до исправления «двойки» на «четверку» — никаких компьютерных игр и сидения в Интернете, даже по вечерам.

Психолог рассказала, почему нельзя бить детей

Недавно у меня на лекции возникла дискуссия со студентами на тему «Можно ли бить детей в воспитательных целях?». Мнение аудитории разделилось примерно пополам. Первые утверждали, что рукоприкладство к детям неприемлемо по ряду причин. Например, их в детстве били родители, и они вспоминают это как страшный сон. Или их никогда родители не били, и они выросли нормальными людьми.Приводились и другие доводы: телесное наказание унижает человека, это негуманно и так далее. Однако нашлись и те, кто говорил обратное. И тоже приводили аргументы. Жаль, что такая полемика вообще развернулась. Потому что – и это надо написать крупными буквами – детей бить категорически нельзя ни при каких обстоятельствах!

ПОЧЕМУ НЕЛЬЗЯ

Странно слышать аргументы от родителей: «сколько можно было ему повторять?», «он сам напросился», «он меня довел!». Как будто вас никогда не доводил начальник, муж, жена, подруга, мама? При этом вы же не решаете вопрос легким подзатыльником и не бросаетесь на них с ремнем? Наоборот – находите альтернативные методы решения вопросов, как-то договариваетесь. Почему же с детьми некоторые родители себе позволяют физическое насилие? Представьте себя ребенком: вы чего-то не знаете, или не понимаете, или не можете запомнить. Или слегка пошалили, или двойку принесли… И вот кто-то очень близкий и родной, тот, кто должен вас учить, защищать, заботиться, на вас за это злится, орет! И не просто злится, а лупит тапкой, дает подзатыльник или еще хуже – порет ремнем. А еще этот обидчик – в полтора раза выше и в два раза тяжелее вас. Вы полностью в его власти, просто потому, что он сильнее. А вам в этот момент нужно соображать, усваивать и воспринимать, делать выводы! Представили состояние ребенка?

Вместо поддержки и совета ему создали предельно стрессовые условия, боль, да еще кричат, что он тупой! В некоторых семьях дети регулярно оказываются в таких условиях… Очевидно, что такой метод воздействия не несет воспитательной функции. Если у вас задача чему-то научить ребенка, то имейте в виду, что даже «легкий шлепок» дезорганизует его, лишая способности воспринимать и усваивать информацию.

Огромное значение также имеет вопрос личных телесных границ ребенка! Он должен понимать, что его тело неприкосновенно. Нарушая его телесные границы, вы формируете в его сознании прецедент восприятия физического насилия как нормы в его будущих отношениях с окружающими.

ПОСЛЕДСТВИЯ

Жестокое обращение с ребенком вызывает необратимые изменения его психического, а порой и интеллектуального развития, формирует неврозы, фобии, панические атаки и соматические проявления. Насилие искажает восприятие реальности – дети, часто подвергающиеся насилию, уходят в мир своих фантазий. Да, порой шлепком вы можете получить быстрый результат, но в долгосрочной перспективе это абсолютно деструктивно для ребенка.

Рукоприкладством вы формируете асоциальное поведение – понимание, что все вопросы решаются насилием. И точно подрываете свой авторитет, вызывая ответную агрессию. Вы разрушаете доверие между вами и доверие ребенка к внешнему миру. Если его так обижают близкие люди, чего же тогда ждать от других… Родителям надо не забывать, что ребенок, которого бьют в детстве, во взрослой жизни более склонен к депрессиям, разным формам зависимостей, ожирению и суициду. Ищите альтернативные формы воспитания и наказания. Берегите и любите своих детей. Вот что главное. 

Как в России бьют детей — Блоги — Эхо Москвы, 05.02.2013

Автор: Мила Дубровина, продюсер PublicPost

Детей в России защищают со рвением и от всего: от педофилов, от геев, каждое слово и жест которых — пропаганда, от крамолы в литературе и в кино, от табачного дыма, от интернета. Все делается теперь во имя детей. Но главная угроза для них исходит не из внешнего мира, а из семьи. По данным правозащитного движения «Сопротивление», 77% детей, переживших насилие, пострадали от своих родителей, 11% — от родственников и лишь 10% — от посторонних людей.

«Я сейчас сама свою, дочь (4 года) по голой попе ремнем как следует раз 25 — и в угол. Стоит вот уже минут 30 и будет стоять, пока я ней не разрешу выйти. Зато теперь будет как ангел дней 5, а потом повторим, я или муж. Вика».

«Я тоже наказываю свою дочь ремнем, помогает сильно, раз-два в неделю по голой попе — и ребенок как шелковый, иногда нужно только его показать. Но правильно ли это? Напишите, как вы поступаете. Моей дочери 3,2 года. Ксения».

В рунете несложно найти форумы, на которых родители обсуждают, чем и как правильнее бить детей и как сделать так, чтобы на теле ребенка не оставалось следов. На других форумах люди, пережившие насилие в детстве, признаются друг другу, что не смогли бы жить без побоев — и на собственном примере рекламируют такой способ воспитания.

«Меня мама не порола, но воспитывала. Брала трусы и лифчик на 2 размера меньше, надевала и туда много-много крапивы. После этого я качала пресс 50 раз, затем меня привязывали к кровати. Каждые 2 часа мне меняли крапиву, и все повторялось. И так весь день».

«Отец с дедом пороли меня до 16 лет. Примерно раз в месяц за самое что ни на есть вопиющее. И знаете, шло на пользу. Двойки исправлялись, поведение исправлялось. Когда однажды «под градусом» и со смачным засосом на шее я заявилась под утро, отец так высек меня по голой заднице ореховым прутом, что в нескольких местах кожа разошлась. На этих местах у меня до сих пор небольшие шрамы остались. И что вы думаете? Замуж я вышла девственницей и ни разу в жизни в рот сигарету не взяла. И школу хорошо окончила, и институт. А сейчас двух девочек воспитываю, 9 и 13 лет. За пустяки, конечно, не наказываю, но за вопиющее поведение, за хамство и упорство иногда хлещу ремнем, как и меня когда-то отец. После этого мои крошки ходят как шелковые. Главное — знать меру. Не превращать наказание в истязание. И не бить рукой, потому что рука у меня, например, тяжелая. И если, не дай бог, попаду по пояснице, то и почки могу отбить, а вот прутиком или ремешком — в самый раз».


Обычно о том, что ребенка бьют, в его окружении знают многие — и почти все относятся к этому спокойно. Психологи говорят, что дети в семьях страдают зачастую от нескольких форм насилия: физического (родители могут избить «в сердцах», в состоянии аффекта, а могут устраивать регулярно-профилактические «порки по субботам»), эмоционального (угрозы, оскорбления, подавление личности) и даже сексуального. Ведь, по мнению психологов, большинство взрослых, насилующих детей, никакие не педофилы — просто сексуальное насилие оказывается еще одним способом продемонстрировать ребенку свою власть. При этом особенно опасны для детской психики не пьяные побои, а систематические, спланированные, хладнокровные наказания, когда родители выстраивают с ребенком такую систему отношений, в которой физическое воздействие кажется естественным и обязательным даже ему самому.


Польская социальная реклама против домашнего насилия гласит: «Родители, которые бьют детей, стараются это скрыть».

Психолог, психотерапевт, кандидат педагогических наук и один из авторов программы «Жизненные навыки. Уроки психологии для детей и подростков» Дарья Рязанова знает, что многих современных родителей самих били в детстве:

«Очень большую часть — примерно одну треть — людей, которым сейчас 30-40-50 лет, в детстве били. Случается, что человек осознал и принял решение с собственными детьми так не делать, но чаще всего такие люди все равно переносят все на своих детей, потому что не знают, как с ними по-другому обращаться».

Рязанова считает, что собрать реальную статистику по насилию в отношении детей в настоящее время невозможно:

«Традиция применять к детям физические наказания существует уже много веков, но именно сейчас, благодаря средствам массовой информации, формируется первое поколение родителей, которые считают, что бить детей как-то нехорошо (не нельзя, а именно нехорошо), поэтому многие этого стыдятся и не говорят об этом. Но то, что у нас есть традиция детей бить, — это однозначно».

Выявить домашнее насилие по отношению к детям сложно еще и потому, что многие считают такое поведение нормой, утверждает психолог:

«Был у нас один случай в кружке психологическом: мама при других детях звала-звала девочку 8-9 лет, а девочка не выходила, была увлечена игрой. Тогда мама подбежала, схватила ее за хвост на голове и за него выволокла ее к себе. Психологи были в шоке, дети испугались. А мама явно не считала, что сделала что-то плохое».

Подтвердить эти слова несложно. Среди 30-летних легко находятся люди, готовые рассказать о том, что с ними происходило в детстве.

Светлана (имя изменено), 33 года, филолог, литературовед:

«Это происходило до того момента, когда я ушла из дома. Мне было почти 18 лет. Когда началось — сказать не могу, это было всегда, сколько я себя помню. С пяти лет помню совершенно отчетливо — тогда родители переехали со мной и сестрой в отдельную квартиру и перестали сдерживаться. У моих родителей среднее образование, отец не смог поступить на биофак МГУ и всю жизнь работал руками, хотя был очень начитанным и эрудированным человеком. Между собой родители дрались всегда, особенно когда выпивали. Нас с сестрой могли и не трогать, но мы всегда пытались защитить маму. Отец мог избить ее и ногами, но обычно ему хватало просто швырнуть ее, чтобы об стенку шмякнулась и больше не вякала. Несколько ярких моментов запомнились мне больше всего: однажды отец кинул мою младшую сестру через всю комнату. Она росла слабой и болезненной, ей много было не надо, она ударилась всем телом о мебельный гарнитур. Переломов у нее тогда не было, а если и было сотрясение мозга, то мы уже об этом не узнаем — в больницу ее не повели. Мы тогда даже не считали такое обращение с нами чем-то из ряда вон выходящим, думали, что это нормально. Ну да, побили в очередной раз, мы поплакали, позлились — прошло. Если отец вставал на следующее утро и не демонстрировал агрессии, можно было дальше жить. А вообще, его дети раздражали бесконечно. Он предпочитал не разговаривать с нами, а физически пресекать любое нарушение дисциплины. Измазался кашей — получи ложкой в лоб. Позже то же самое: пришел с улицы после 9 вечера — будешь побит. Друзей домой приглашать было тоже нельзя, смотреть телевизор без спроса, даже разговаривать по домашнему телефону — отца это раздражало, и он просто выдергивал телефонный провод. Сейчас я понимаю, что отца раздражали любые проявления личности: желания, интересы, круг общения. Если бы все мы — я, мама, сестра — сидели молча в углу целыми днями, то все было бы хорошо. О любви к нам речи не шло никогда, только о пьяном умилении, но даже эти крохи внимания были нам очень ценны».


Социолог, психолог, руководитель общественно-политического центра Горбачев-фонда Ольга Здравомыслова говорит, что вариантов, по которому может пойти развитие личности, пережившей в детстве насилие, несколько:

«Пережитое чувство беззащитности перед властью (родительской, учительской, потом милиционера — дальше можно разное выстраивать) должно быть человеком потом как-то переосмыслено. После того, как он это пережил, он должен как-то отнестись к себе самому — к человеку, которого только что топтали. Его не убили физически, но психически к этому почти подвели. И дальше он должен к этой ситуации адаптироваться.

Если ребенка в детстве били и унижали, он может превзойти своего обидчика и стать садистом. Бывает и другая реакция — когда человек становится забитым и абсолютно неспособным вообще что-то делать. Есть сильные натуры, бунтующие, которые от насилия становятся только крепче и, наоборот, учатся защищать себя и других. Последних, правда, очень мало, потому что для этого требуются особые душевные качества и благоприятные обстоятельства. Когда, например, наряду с фигурой, проявляющей насилие, есть и другой родитель, с которым можно идентифицироваться, когда есть защита с его стороны».

Дарья Рязанова считает, что у подростка, пережившего насилие, жизненных сценариев всего два:

«Ребенок либо вырастает подавленным, либо бунтует — в переходном возрасте убегает из дома, связывается с дурными компаниями, потому что там его хотя бы немного понимают, внимательны хотя бы к каким-то его желаниям и чувствам».

Многие почему-то уверены, что насилие в семье — явление классовое. На самом деле мучить детей могут не только деревенские забулдыги, но и вполне обеспеченные, образованные жители больших городов.

Наталья (имя изменено), 28 лет, преподаватель:

«Внешне моя семья могла показаться абсолютно благополучной. В доме никогда не было алкоголя, никто из родителей даже не курил. Много книг, всегда порядок. Родители — с высшим образованием, типичные советские интеллигенты. При этом мать всегда была готова устроить скандал отцу, а большинство конфликтов со мной в его отсутствие разрешалось физическим способом. Сейчас я уже не могу вспомнить точно, сколько раз в неделю она меня била — два, три, пять. Кажется, в этом была вся суть наших отношений. Если я делала что-то не так, она меня била — ремнем, кулаками, какими-то проводами, могла запустить тарелкой или чашкой, вцепиться в волосы, расцарапать лицо и руки ногтями. Хорошо запомнился эпизод: мне 4 или 5 лет, я зачем-то полезла в секретер и случайно сломала в замке ключ. Отец был в отъезде. Мать ругала и била меня несколько часов, потом поставила в угол и била каждый раз, проходя мимо меня. Говорила, что отца не будет еще долго, и к тому времени, как он приедет, она убьет меня совсем. Я помню, что очень испугалась.

Если отец видел следы у меня на руках, он просил ее больше так не делать, а по-настоящему ссорился с ней, только если она оставляла следы на лице. Мне нравилось, что отец меня защищал. Однажды, после того, как мать снова меня избила, я довела отца до того, что он ее ударил. В этот момент я была хоть и напугана, но счастлива.

К физическим расправам привыкаешь, они становятся частью обыденной жизни, повседневности. Я знала, что некоторых из моих одноклассниц могут отшлепать, влепить затрещину — такие меры я считала слишком щадящими, их родители казались мне попросту ненастоящими.

Тяжелее всего адаптироваться к постоянным упрекам, словам о том, что тебе вообще лучше было не рождаться на свет. Мне не давала покоя мысль, что другие дети ничем не лучше меня — хуже учатся, меньше читают — но их почему-то любят просто так, а меня только дрессируют. Однажды у наших соседей по даче случилось несчастье: семилетний мальчик провалился в выгребную яму, захлебнулся и умер. После этого мать, разозлившись на меня в очередной раз, сказала: «Вот, у людей дети умирают, а ты все живешь и живешь!» Я тогда из-за своей живучести долго переживала, но утопиться так и не решилась.

Жаловаться кому-то, кроме отца, мне не приходило в голову. Я помню, что матери несколько раз даже на улице делали замечания посторонние люди, но почему-то за то, что делает она, мне тоже было стыдно. Это было как будто наше общее дело, в какой-то степени я была соучастницей: помогала ей скрывать следы, врала про их происхождение учителям, друзьям, их родителям и часто даже отцу. А в периоды перемирия вместе с матерью смеялась над шутками про тумаки.

Из дома я ушла очень рано и со скандалом, сейчас мы с матерью общаемся периодически. О том, что происходило, вспоминали всего несколько раз, причем по ее инициативе. Она просила прощения и говорила, что все это было ради меня — чтобы сделать из меня человека».


Все, кто подобно Наталье и ее матери заводит этот разговор, задаются вопросом: а что считать насилием? Где черта, переходя которую ответственный и строгий родитель превращается в чудовище? Ольга Здравомыслова говорит, что насилие — в отличие от простого конфликта или ссоры — это нарушение границ личности, приводящее к травме, которую человек несет в себе в дальнейшем.

«Мы проводили исследование как раз по насилию в отношении детей, опрашивали учителей. Один рассказал такую историю. Есть девочка, мать ее регулярно бьет за отметки, хочет, чтоб она была отличницей. Руки ей связывает, девочка приходит с синяками. Когда матери говорят, что не надо этого делать, она возражает, мол, я же ее люблю. И учитель мне тоже начинает объяснять, что это, конечно, нехорошо, но мать же ее действительно любит. Даже учителя не могут определить границы насилия и отличить родительскую любовь от комплекса власти, которая не может себя сдерживать».

В ситуации насилия над личностью ребенок выживает только благодаря тому, что считает все происходящее с ним нормой, утверждают психологи. Здесь принято приводить исторический пример: известно, что дети, выросшие в концлагерях, верили, что все происходившее с ними там — в порядке вещей; после освобождения у них случался шок.


 Польская социальная реклама против домашнего насилия гласит: «Родители, которые бьют детей, стараются это скрыть».

Современные дети обычно перестают считать домашнее насилие нормой, когда попадают в школу и узнают, что может быть по-другому — выясняется, что их одноклассников дома не бьют. Психолог Дарья Рязанова считает, что именно тогда в жизни ребенка начинается самый сложный период:

«По разным исследованиям, где-то до 9 лет у ребенка в подсознании записано, что без родителей выжить он не может. И даже если он осознает, что с ним происходит, что он в беде, он не может уйти из семьи, потому что без родителей он умрет — это вопрос выживания. Поэтому обычно ребенок принимает любые требования, хотя внутренне с родителями не согласен. Конечно, скандалы случаются, но в целом ребенку приходится сотрудничать с теми, кто применяет к нему насилие».

Что делать взрослому человеку, который в детстве пережил домашнее насилие? На этот вопрос психологи единодушно отвечают: проходить курс психотерапии. Все зависит от тяжести случая, но прогнозы в целом положительные.

А вот на вопрос, что сейчас делать детям, переживающим насилие в семье, никто не дает хоть сколько-нибудь внятного ответа.

Дарья Рязанова говорит, что ребенок, переживающий насилие в семье, попадает в замкнутый круг. Органы опеки скоры на расправу: по любому сообщению о побоях его могут легко забрать из семьи и отправить в учреждение, где ребенка будут бить, возможно, даже сильнее. При этом со случаями психологического насилия опека вообще никак не разбирается, хотя оно нередко страшнее физического. Оскорбления, диктат, подавление личности, игнорирование мнения ребенка, обман, унизительные сравнения с другими — более способными, послушными, спортивными и т. д. — детьми в России жестокостью не считаются.

Большинство специалистов уверены, что быстрых путей решения проблемы насилия в российских семьях не существует. Единственный, не быстрый, но действенный способ его преодолеть — это профилактика.

Дарья Рязанова говорит, что специальная программа для детей «Жизненные навыки», которая рассказывает ребенку, что может с ним происходить и как ему к этому относиться, Минобру кажется необязательной.

«Ценность психологии и психического здоровья пока не признается на государственном уровне, государство не заинтересовано в том, чтобы ребенок понимал, когда он является жертвой и что ему в таком случае делать. Во всех развивающихся странах такие программы обязательны. После родного языка они на втором месте».

Осуществлять профилактику насилия в российских школах не просто не хотят, но и запрещают законодательно. 1 сентября 2012 года вступил в силу закон «О защите детей от вредной информации». Согласно этому закону, к информации, распространение которой среди детей определенных возрастных категорий ограничено, относится информация, «представляемая в виде изображения или описания жестокости, физического и (или) психического насилия, преступления или иного антиобщественного действия… в виде изображения или описания половых отношений».

И хотя ни одного случая привлечения к ответственности за информирование детей о насилии еще не зафиксировано, закон фактически запрещает рассказывать и показывать ребенку, каким оно бывает — то есть по сути, делает спасительную профилактику невозможной.


Польская социальная реклама против домашнего насилия гласит: «Родители, которые бьют детей, стараются это скрыть».

Оригинал на PublicPost

Ссылки по теме: 

Сиротство в России: как решить проблему?

Детский ад номер 46

Взрослые вспоминают, как их наказывали родители — Wonderzine

У меня была нормальная, по всем меркам благополучная семья, в которой, однако, практиковались телесные наказания, а точнее — ремень. Сложно вспомнить, как часто меня лупили — это происходило не регулярно, но и не считаные разы. Пик побоев пришёлся на 9–13 лет.

Моим воспитанием занималась в основном мама, поэтому наказывала она. Ближе к десяти годам у меня появились подростковые симптомы: я врала, прогуливала школу, плохо училась, хамила, ленилась и так далее. Дома были регулярные скандалы, и последним аргументом становился ремень. Кажется, мне влетало достаточно сильно, даже оставались следы. Папа и бабушка не вмешивались, видимо, считали, что это не их территория. 

Это было унизительно и очень-очень обидно. Кажется, я даже сейчас могу заплакать, когда вспоминаю об этом. Трудно сказать, ощущаю ли я это как травму — мне вообще не нравится состояние обиженности и позиция жертвы. Но, возможно, если бы не это, я бы выросла более открытой и уверенной в себе. И у нас с мамой были бы более доверительные отношения. Сейчас они, кстати, хорошие — мы можем долго разговаривать, чем-то делиться, советоваться. При всём сказанном выше мама всегда умела быть и ласковой, и любящей. Но моя привычка закрываться от неё осталась ещё с тех времен.

Не могу сказать, что мы с мамой до конца проговорили эту тему, но о своей обиде я ей рассказывала. А она в каком-то разговоре призналась, что просто не знала, как на меня влиять. То есть её попытки воспитывать меня с помощью ремня — это от бессилия. Она была очень уставшей, утонувшей в бытовых проблемах женщиной, которая не справляется с дочерью-подростком, — это я теперь тоже понимаю.

И всё же самое плохое — в том, что у меня, как и у матери, нет внутреннего барьера перед физическим наказанием. Сейчас у меня маленькая дочка, которая, как и все дети, иногда доводит до белого каления. И я с огромным трудом побеждаю в себе желание отшлёпать её. Скажу честно, получается не всегда, но я очень стараюсь держать себя в руках. Конечно, ни о каком ремне речь не идёт — это, казалось бы, безобидные шлепки по попе (хотя, конечно, они не безобидные). Но я вынуждена постоянно вести борьбу с собой, чтобы потом рука не потянулась к ремню. Притом что моё отношение к телесным наказаниям резко отрицательное. Я очень не хочу ранить своего ребёнка и мечтаю, чтобы он был полностью открыт ко мне. 

Ремень как способ воспитания детей одобряют 73% россиян


Большинство россиян, принявших участие в опросе Исследовательского центра рекрутингового портала SuperJob.ru (www.superjob.ru), расценивают меры физического воздействия на детей (шлепки, подзатыльники) как допустимую составляющую воспитательного процесса, однако применять их считают возможным только в крайних случаях.

Физическое наказание ребёнка – это проявление бессилия и неуравновешенности взрослого или же законное право родителя, подкрепляющее его авторитет? Как оказалось, большая часть россиян (73%) считает шлепки и подзатыльники вполне допустимой мерой воздействия на детей, однако 63% из них уточняют, что такое «внушение» возможно лишь в исключительных случаях, к примеру, «в случае серьёзных проступков» или «когда уговоры не действуют». Иными словами, применять силу можно, когда все словесные доводы исчерпаны, но ребёнок так и не осознал своей неправоты и не прислушался к старшим. «Если ребёнка вовремя не приструнить, то он сядет на шею и будет погонять до самой старости», – уверяют респонденты. Стоит отметить, что за последние четыре года число россиян, полагающих, что шлёпать детей за плохое поведение хоть и редко, но стоит, увеличилось – с 58% в 2006 году до 63% в нынешнем.

Возросло и количество тех, кто свято верит в то, что ремень в доме нужен не только для поддержания брюк, но и для воспитания нерадивых отпрысков, — с 8% в 2006-м до 10% в текущем году. Неудивительно, что мужчин, считающих порку и подзатыльники необходимым методом воспитания, заметно больше, чем дам (13% и 8% соответственно). И чем старше опрошенные, тем чаще они придерживаются этой точки зрения. При этом некоторые россияне считают, что данная воспитательная мера применима лишь к маленьким детям: «Да. До трёх лет»; «Считаю это необходимым исключительно для парней и до определённого возраста, лет до 5».

Абсолютно неприемлемым методом воспитания детей считают физическое наказание 27% россиян. «Такой вид донесения информации – удел людей с ограниченными речевыми и умственными возможностями»; «Нет, это унижает личность. Всё можно объяснить словами и примерами», – уверены участники опроса. По их словам, «воспитать добродушного, открытого и честного человека можно без единого шлепка или подзатыльника».

Место проведения опроса: Россия, все округа
Время проведения: 25 февраля 2010 года
Исследуемая совокупность: экономически активное население России старше 18 лет
Размер выборки: 1800 респондентов

Вопрос:
«Как Вы считаете, допустимы ли методы физического воздействия (шлепок, подзатыльник, ремень) в качестве способа воспитания детей?»

Ответы респондентов распределились следующим образом:

Вариант ответа Все Пол Возраст, лет
муж жен до 23 24-29 30-39 40-49 50 и старше
да, это необходимый метод воспитания
10%
13%
8%
8%
10%
11%
11%
14%
только в исключительных случаях
63%
62%
63%
58%
64%
66%
61%
57%
нет, считаю телесное наказание в принципе недопустимым
27%
25%
29%
34%
26%
23%
28%
29%

Варианты ответа Июль 2006 Март 2008 Февраль 2010
да, это необходимый метод воспитания 8% 9% 10%
только в исключительных случаях 58% 61% 63%
нет, считаю телесное наказание в принципе недопустимым 34% 30% 27%

Некоторые комментарии респондентов:

«Только в исключительных случаях» -63%
«В крайнем случае, когда уговоры и переход на другую тему не действуют».
«Но ни в коем случае не подзатыльник, не ремень, а просто лёгкий шлепок».
«В школе я разрешила бы пороть розгами: не травмоопасно, но обидно».
«Только в случае серьёзных проступков, несущих реальный риск увечья или смерти для ребёнка или окружающих».
«Если ребёнка вовремя не приструнить, то он сядет на шею и будет погонять до самой старости».
«Дети очень разные, некоторые начинают горько плакать от любого, даже негромко высказанного родительского замечания. А есть такие, которые будут испытывать родительское терпение до тех пор, пока не получат ремня. Для них это вполне подходящее наказание, позволяющее им понять, что требование родителя серьёзно».
«Физическое воздействие вообще не может быть методом воспитания, но иногда это просто необходимо».
«Когда дети не понимают слов и всю серьёзность момента, приходится действовать розгами!»
«Считаю такое воспитание в России традиционным. Но как часто возникает исключительный случай?»
«Главное – не превращать это в единственный метод воздействия, любя же можно и щёлкнуть для акцентирования внимания».
«Считаю, что данный метод воздействия недопустим, но иногда аргументы заканчиваются».
«Только до 3-4 лет».
«Не столько нужен сам шлепок, сколько важно показать, что это возможно. Кто никогда не наказывает, полностью теряет авторитет. Но наказание должно быть, прежде всего, моральным и без доведения ребёнка до истерики».
«Скорее это оправдание собственной неуравновешенности, бессилия».

«Нет, считаю телесное наказание в принципе недопустимым» — 27%
«Мы же не дикие звери, а люди».
«Ни при каких обстоятельствах недопустимо физическое воздействие на ребёнка и вообще на любого человека. Если делать всё правильно, а главное, вовремя, можно, поверьте, воспитать добродушного, открытого и честного человека без единого шлепка или подзатыльника. Личный опыт. У меня получилось».
«Я могу за серьёзный проступок лишить сына чего-либо на определённый срок. Он очень хорошо понимает, за что его наказали, и потом помнит это. Если же очень хочется треснуть, то я просто закрываю дверь, и этих 2-5 минут хватает, чтобы остыть. И вообще, я говорю с ним, как с взрослым мужчиной, который должен держать своё слово. У нас в семье никогда не произносилась фраза: «Да ладно, он ещё маленький». И теперь мы с ним живём в полной гармонии, а если допечёт, то достаточно строго сказать, и всё в порядке».
«Такой вид донесения информации – удел людей с ограниченными речевыми и умственными возможностями».
«Думаю, детей надо воспитывать только любовью!»
«Никогда! При этом моя дочь всегда послушна и ласкова. Хотя она уже взрослая – молодая мама».
«Родители – это обычные люди, подверженные сильному эмоциональному возбуждению и раздражению, поэтому в такие моменты лучше отстраниться от любимого чада и воспринимать его не как своё производное, на которое распространяются неограниченные права, а как самостоятельную, независимую единицу, ещё лучше – как чужого человека. Не будете же вы посторонним людям раздавать тумаки, скорее всего, попробуете как-то договориться для начала».
«Те, кто физически наказывают своих детей, делают это только потому, что ребёнок слабее. В другой ситуации родители не бьют своих начальников, коллег и т. д. Так почему же можно бить детей? Воспитывать можно только словами и своим положительным примером!»
«Хотите спокойную старость – воспитывайте детей правильно!»
«Нет, это унижает личность. Всё можно объяснить словами и примерами».

«Да, это необходимый метод воспитания» — 10%
«Но это должно быть наказанием, а не применением силы».
«Но только по делу».
«Да. До трёх лет».
«Считаю это необходимым исключительно для парней и до определённого возраста, лет до 5».
«Главное – делать это без злобы и с предварительным предупреждением».

Код для вставки в блог

<p>Ремень как способ воспитания детей одобряют 73% россиян</p><p>Большинство россиян, принявших участие в опросе Исследовательского центра рекрутингового портала SuperJob.ru (http://www.superjob.ru), расценивают меры физического воздействия на детей (шлепки, подзатыльники) как допустимую составляющую воспитательного процесса, однако применять их считают возможным только в крайних случаях. <a href=»https://www.superjob.ru/community/life/43523/» target=»_blank»> Подробнее…</a></p><p>Источник: <a href=https://www.superjob.ru>Superjob.ru — Работа, вакансии, резюме.</a></p>




Комментарии


как вы все буквально воспринимаете!
«розга» — здесь символ наказания вообще, а не конкретно побоев!

Откуда Вы это взяли?
Какого же интеллекта должен быть взрослый человек, если не может без наказания объяснить ребенку что такое «хорошо», а что такое «плохо»?

если «плохо» не будет иметь очевидных негативных последствий для ребенка, то все объяснения пройдут мимо.

Не обязательно. Дети гораздо умнее, чем Вам кажется и ассоциативное мышление у них достаточно хорошо развито, чтобы понимать не только физическое, но моральное воздействие. Если воспитать в них сочувствие — наказание за то, что обижают слабого не понадобиться. Если приучить к чистоплотности, то не понадобиться ругать за испачканный ковер, если вовремя научить пользоваться ложкой, вилкой, ножом — не возникнет необходимость в подзатыльнике за пролитый на скатерть соус… Ну и т.д.
Можно ведь вырвать зуб и не будет он болеть, а можно его вылечить на ранней стадии и не надо будет рвать — не так ли?
Только надо приложить силы и, главное, желание.
Не помешает и любовь к ребенку.

«моральное воздействие» можно трактовать достаточно широко, в частности, и как наказание. наказание — это совсем не обязательно телесное. но за проступком неизменно должна следовать реакция.

Во-первых, тема именно о физическом наказании, а во-вторых, моя мысль о том, чтобы избежать проступков.

Так всё-таки непонятно — 73%, или 10 % поддерживают порку ремнем. Или 73% — поддерживают шлепки и подзатыльники.
Согласитесь, что наказание ремнем или подзатыльником «несколько» отличается.

я просто в ужасе. одно дело, когда у родителя не получается по-другому, это тогда целиком и полностью вина родителя, и другое дело, когда считаем физическое наказание допустимым, одним из тех методов воспитания, которым можно воспользоваться.

Я не считаю этот способ воспитания самым лучшим и эффективным. В ребёнке нужно видеть прежде всего такого же человека, как и мы сами. Чтобы воспитывать детей, нужно прежде всего научиться их уважать. А уж если ребёнок откровенно хулиганит, есть и другие, не менее эффективные способы воздействия на него (я, например, воспитывая свою дочь, иногда прибегала к байкоту, и это действовало на неё намного сильнее, чем шлепки и подзатыльники). Что же касается ремня (или розг), то это просто даже уничежение личности ребёнка. Более того всё это слишком отдаёт средневековьем. А сейчас на дворе уже 21-й век.

Офигинеть. Не удивительно что у нас вырастает столько маньяков-насильников и педофилов. Больше пугает даже не кол-во безграмотных родителей, а то что их число растет.

Бусинковая


Ага… Жену, значица, ударить — это преступление. А ребенка — пажалста.
Даже не представляю что это, когда над тобой нависла «туша», как минимум в три раза ширше, тяжелее и выше и лупит ремнем. .. И, ты гляди-ка, жона, простившая мужа за побои, — «бесхребетная курица», а ребенок должен после этого любить и, главное, доверять…

Должен. И обязан. Потому что родители без которых бы его не было. Начинать надо с того что дети разные. И говорить о том, что «у родителя не получается» или «нельзя шлёпать детей» — это бред. Если бы дети были одинаковыми от рождения, тогда это было бы применимо. Какая я хорошая никогда не шлёпаю детей. А непрерывные истерики с блевотой на 3 часа по теме «мама я хочу мультик» не хотите ли? Лаской вы будете успокаивать ребёнка который принципиально от вас добивается того что хочет через искусственную истерику? Переключать его внимание будете, когда он чётко знает чего он хочет и в принципе не отвяжется пока не получит или желаемое, или ремня?

Между прочим, если у ребёнка до 5 лет не выработано понимание того что если хочется, но нельзя, значит — нельзя, то психиатры считают такого ребёнка потерянным членом социума. В последствии эти выросшие дети пополняют тюрьмы, так утверждает статистика. Они привыкли брать то чего хотят любыми способами и мнение окружающих их не волнует. Бесхребетное животное — это медведица из детского стихотворения Агнии Барто, которая не смогла взять ремень и направить ребёнка в человеческое русло: «Ах, какая дура я, сынка избаловала». Что там в стихотворении вышло? Медвежёнка баловали, не шлёпали. Медвежёнок вырос быдлом и поднял лапу на родителей. Дети разные от рождения, поэтому радуйтесь если вам не приходится в исключительных случаях воспитывать ремнём. Это очень больно в первую очередь для родителей.

Бусинковая


«Должен»… «Обязан»… Родили, чтоб обязать и вогнать в долги. .. А он просился на Свет-то? Это выросший «ребенок» должен и обязан: содержать нетрудоспособных родителей, как они в свое время; терпеть родительские возрастные капризы, как они в свое время; выносить «из-под» родителей и стирать за ними, если они занедужили, как они в свое время… А карапуз, едва научившийся лепетать, никому ничего не должен. Еще раз — он на Свет не просился. Зная много ответственных и любящих родителей, я не знаю, тем не менее, ни одной семьи, которая обзавелась дитятей под лозунгом «О! Необходимо подарить Жизнь Новому Человеку!» Самим (!) нужно стало (причины разные)…

Дальше… «Непрерывные истерики» — это плод педагогического упущения. Не вчерашнего и не «на прошлой неделе»… Это практика длиною во всю детскую жизнь от рождения до первого инцидента. Если ребенок добивается желаемого истерикой, то кто ему показал, что это работает. Я не берусь утверждать, что новорожденный — это прям уж совсем «tabula rasa» (в конце-концов, есть мнение, что воспитание происходит еще в утробе). Но это где-то около того, если мы говорим о психически здоровом ребенке. И все, что родители обнаруживают «написанного» на ребенке, «написано» ими же самими или с их одобрения/попустительства. Так что, перефразируя классика «Кого ругаете? Себя ругаете…»

А про Медведицу… Она не была бесхребетной. Она была лентяйкой (Уляжется Медведица под деревцем в тени. Сын рядом присоседится и так лежат они). А родительство — это труд. В т.ч. труд не делать, не говорить, а порой и не думать ничего, без оглядки на то, как это отразится на ребенке.


Девушка, когда родите — тогда и будете рассказывать про плоды педагогического упущения и свои педагогические таланты. В песочнице, в детском саду, в школе. Из вашего текста самоочевидно, что детей у вас нет. А на теоретиков сегодня спрос низкий.

Поверьте, ребёнок — не дурак. И плачущему своему младенцу вы дадите то что он хочет. Он может плакать из-за перепада температуры в 0,5 градуса. А какие выводы сделает ребёнок зависит уже от его генома. У меня ребёнок например агрессивный. Как-то в песочнице, в год, его толкнул пятилетний. Никто его (моего дитятю) в год не шлёпал, конечно. Он очень плакал, обиделся. Но сделал для себя выводы и на любое по отношению к нему предположительно подобное действие начал бить потенциальному обидчику в лицо. На опережение. Сначала ладошкой, потом кулаком (сообразил что так будет больней). Никто не показывал и нигде он этого не видел и даже увидеть не мог. Но это совершенно чётко мои гены. Отучали пацана от такого поведения до 3-х лет. Отучили только начав шлёпать + в садике воспитатели закрепили (понятия не имею как). И здесь мне интересно, а что вы будете делать если ваш ребёнок (когда родите) мощно даст другому потянувшемуся к его игрушке со всей дури в глаз? Разобьёт ему качественно личико. Причём сделает это на уровне рефлекторном, мышление же тут вообще не участвует. Будете стыдить? Объяснять что это плохо? Вперёд и с песнями!

Бусинковая


Ну конечно! «Девушка» (снисходительно так=))
Теоретик, говорите. Я сама, знате ли, была ребенком. У меня двое племянников. Плюс на протяжении трех лет тесно общаюсь со множеством детей от трех лет до подросткового возраста (я не воспитатель, не психолог, не соцработник и вообще ничего из того, что вам щас в голову пришло). Так что разница между мной и вами в практике, если она есть, определяется только степенью моей ответственности и наблюдательности, если вы понимаете о чем я…

Вы второй раз почитаете меня своим вниманием, и, в свете вновь открывшихся обстоятельств (второй ваш ответ), я что-то так и не осилила. .. Вы наказание-то считаете уместным как средство воздействия на отчаянно истерящего дитятю или как наглядную иллюстрацию чувств чужого ребенка, побитого вашим?
«Гены»… Не надо все валить ни на гены, ни на васи… А вот если дитя истерично и агрессивно, то это к психологу (оговорюсь, правда, что в психологию не верю. Однако считаю, что этот хилый отросток психиатрии перенял-таки от своего «древа» ряд приемов, помогающих бережно корректировать деструктивное поведение). Это на случай, когда родители сами справиться не могут и считают, что единственный выход — ремень.

Ребенок — не дурак, говорите… А вот тут вам плюс мильён. Скажу больше, дети — это лучшая половина человечества. И всё они прекрасно понимают на словах и примерах. Просто они — великие психологи и манипуляторы. И это не теоретические измышлизмы, а как раз-таки практика. И вообще, послушайте, вы же умный дядька! «Если я чего не знаю, то этого совсем не бывает» — это ж не о вас. Я еще раз говорю: ни что не возникает из ниоткуда. Всему был пример, прямое или косвенное одобрение, пропущенный мимо ушей первый «тревожный звоночек». Помните?— «Вся злокозненность ада бессильна пред чистотой ребенка». Почему? Да потому, что он чистый, новенький. Он ничего (!) не знает и не умеет (из знаний и умений ЭТОГО мира).
«Никто не показывал и нигде он этого не видел и даже увидеть не мог» — вот теоретизация, причем какая-то зашоренная. Он под НЕпрозрачным колпаком рос? Ни разу не включался телик при нем (не подумайте, что я считаю вас настолько недальновидным, чтоб прям позволять ему СМОТРЕТЬ телик. Просто… при нем)? Он не видел других детей, которых не шлепают, но и не объясняют как надо себя вести? Ах, если бы детские глаза и ушки записывали все!.. Взрослые узнали бы о себе кучу нового… И о ребенке…

«а что вы будете делать если ваш ребёнок (когда родите) мощно даст другому потянувшемуся к его игрушке со всей дури в глаз?» А вот чтобы такого не произошло, надо воспитывать сострадание и здоровую долю эмпатии на удачно подвернувшихся примерах. Причем ЗАРАНЕЕ и на протяжении всей его жизни, как и все другое… Все другое — не воспитание, а реагирование. И, да! японский бох, я буду объяснять, что это плохо! Только не этим дурацким, неимеющим для малыша никакой окраски, словом…


Не тени снисходительности, обратиться к вам «Женщина» было бы хамством. Просто поверьте мне на слово что «что разница между мной и вами в практике» колоссальное и Вы сами поймёте это в своё время.

> Ни разу не включался телик при нем
А его нет. Уже больше 11 лет. =)

> Он не видел других детей, которых не шлепают, но и не объясняют как надо себя вести.
Да, конечно видел. Как и тех которым объясняют. Ему объясняют.) У нас нет бабушек, дедушек, вообще родственников поэтому постороннее влияние до детского сада тоже исключено.

> Взрослые узнали бы о себе кучу нового… И о ребенке…
Ребёнок рассказывает всё переживаемое. Об окружающих и о себе. Сначала невербально, затем по мере овладевания речью и словесно. Много нового узнаёшь неизбежно.

> А вот если дитя истерично и агрессивно, то это к психологу
Начали за здравие, закончили за упокой. Шлёпнуть ребёнка разбившего лицо другому (остановив таким образом дальнейшую его агрессию), извиниться перед родителями и увести с площадки попутно выговорив что так делать нельзя и это позорище на мою седую голову (пока будем идти, осмыслит) — это конструктивное решение. Забрать брыкающегося (наверняка будет брыкаться) ребёнка с площадки и потащить его следом к психологу/психиатру — неконструктивное. Ничего хорошего из этого очевидно не будет. Естественно будет сказано что ребёнку надо уделять больше внимания, хотя такого вопроса не стоит вообще.

> А вот чтобы такого не произошло, надо воспитывать сострадание и здоровую долю эмпатии на удачно подвернувшихся примерах.
Понимаете, то что вы сейчас написали — это НИ О ЧЁМ. Вы написали практически: «чтобы не было плохо, надо чтобы было хорошо». Какое сострадание у 2-летнего ребёнка? Ребёнок психически не способен к состраданию до 5 лет. Это чисто физиология, ну не способен и всё. А многие остаются неспособными и на всю жизнь. Никогда не слышали про чистых детей лет так 12 мучающих животных? А эмпатия — это вообще преррогатива зрелой сформированной психики, не каждый взрослый на это способен. Процентов наверное 5 способно и это не считается отклонением. Я тоже не психолог, но вы берётесь здесь судить с позиции взрослого человека приписывая ребёнку развитие тех качеств которых у него физически на этот момент быть не может. Это как хлопок одной ладонью.

Бусинковая


То, что нет телика, похвально. Вот, искренне…

«Ребёнок рассказывает всё переживаемое. Об окружающих и о себе. Сначала невербально, затем по мере овладевания речью и словесно. Много нового узнаёшь неизбежно»…. Я не то имела в виду. Пересказ, пусть и правдивый, это лишь пересказ. Правда — не есть истина. Я о том, что нам всем полезно было бы взглянуть на происходящее глазами ребенка. К тому же перескажет он лишь то, что осознал, что смог выразить словами, что нашло отражение в его понимании.

Про психолога. Поташить «из песочницы — к психологу», вы совершенно точно заметили, может только шизик, ну или уж совсем импульсивный предок (что тоже не есть хорошо). Думающие родители делают это в спокойный и солнечный для отпрыска день под видом… Ну это вопрос фантазии каждого. «Ах ты агрессивный поросенок! Иди подмышку, ща я тебя к психологу, пусь он с тобой поговорит!» — это надо ваще без царя в голове быть…))))))

По последнему обзацу… Зря я не сделала пометку «на своем уровне» после слов «эмпатия», «сострадание»)) Разве к вам наследник не лез целовать и гладить после слов «Сына, у папы голова болит»? Лез! Там где жена приносила анальгетик, приглушала свет, старалась говорить тихо и не бренчать посудой, ребенок помогал так, как помогали ему во время болезни. И это тоже сострадание, пусть и такое мимолетное и, простите, «неэмпатированное». Кроме того, я НЕ сказала «ребенок должен сострадать и эмпатировать и точка!» Я сказала «надо воспитывать».

«Никогда не слышали про чистых детей лет так 12 мучающих животных?»… Слышала. Но это либо не вполне здоровые дети, либо они не чистые, а уже «исписанные» нашим миром.

P.S.: «жЭнщина» ко мне обращаться, конечно, не надо)))) Просто так говорят (девушка, женщина, когда могут обратиться по имени), когда хотят «на место поставить»)))


> Там где жена приносила анальгетик, приглушала свет, старалась говорить тихо и не бренчать посудой, ребенок помогал так, как помогали ему во время болезни.

Не сомневаюсь, просто это алгоритм поведения и до сострадания здесь далеко как до луны. Не по возрасту ему сострадать, а подражать — да, это то на чём и учатся дети. Как папа запускает инерционную игрушку, так и он. Моделируется поведение, что конечно лучше чем когда примера перед глазами у ребёнка нет. Но вы же говорите об этом как о решении, а это всего лишь пример воспитания того как себя надо вести. Папа же не бьёт случайных прохожих при ребёнке (и без ребёнка, тоже:), поэтому мимо таза.))

> Слышала. Но это либо не вполне здоровые дети, либо они не чистые, а уже «исписанные» нашим миром.

Нормальные здоровые дети, возможно даже более психически уравновешенные чем мы с вами. Просто у них нет императивов. Не воспитаны. В нашем обществе считается ненормальным мучить животных, но это вопрос всего лишь морали нашего общества. Человеку не даётся мораль от рождения. Он даже способен сострадать людям и мучить животных без всяких проблем с психикой. Примеры есть. Не говоря уже о том, что подавляющее число людей едят мясо, при этом любят животных и не «съезжают с катушек». =)

> К тому же перескажет он лишь то, что осознал, что смог выразить словами, что нашло отражение в его понимании.

А остальное выразит невербально. Эмоциональная сфера у ребёнка ещё формируется, поэтому нет ничего такого что бы его волновало и что он мог бы каким-то образом скрывать явно или неявно. Вот к годам к 6, да, там он уже научится контролировать свои эмоции.


Да, извините, я не ответил на саму фабулу. Я думаю, что ЗАРАНЕЕ предусмотреть всё что может случиться с ребёнком и какие изменения в его подвижной психике это вызовет — невозможно. Поэтому воспитание в большинстве случаев это коррекция, а у педагогов это даже нормальный термин насколько я в курсе.

Бусинковая


Совершенно вйаблочко! Поэтому я и говорю, что родительство — это ежеминутный умственный труд. Поэтому и считаю, что должно быть на первом месте воспитание-участие (оно же воспитание-внимание), а уж потом воспитание-реакция.

Дети конечно разные от рождения, но врятли я найду ребенка, который от рождения сильнее своих родителей (и физически, и психологически), а из этого следует -> какие бы не были разные дети, но наказания связанные с рукоприкладством явный перебор. Это можно понять, хотябы потому что родители этих родителей были такимиже «умниками» (типо они привыкли так воспитывать, потомучто их так воспитывали), но ошибкой будет принимать это.

Теперь насчет криминально-психологической статистики: Преступниками становятся дети, которых либо баловали (т.е. НИКАК не наказывали за проступки), либо применяли насилие в т. ч. психологическое (крики, ругань). Но если из первых выходят чаще воры и мошенники, то из вторых насильники и убийцы (в лучшем случае они становятся родителями-насильниками, которые лупят и орут на своих детей, за то что они слишком громко плачут; -).

Теперь специально для тебя: Если ребенок капризничает, то в 90% случаев это значит, что ему необходимо ПРОСТО ВНИМАНИЕ, а не игрушка или пироженное (которую он требует) и он готов реветь пока не получит этого внимания (даже в таком извращенном виде как подъзатыльник). Поэтому если ребенок плачет и капризничает, то в 90% случаев это значит что тебе нужно оторвать задницу от своих дел и поговорить с ним (если надо, то и час, и два, сколько потребуется). Если в этот момент ты «спасаеш человечество» и никак не можеш отвлечся, значит обязательно найти это время позже, а пока потерпиш его сопли (не растаеш).


Дорогой RuBo, вы наверняка имеете ребёнка и я безмерно рад что вашему ребёнку необходимо только внимание. Если возможно переключить ребёнка на что-то иное — значит ему необходимо просто внимание. Таких детей большинство. Но не все. Если ребёнок имеет в характере упрямство, дотошность и любознательность, то он хочет именно что-то конкретное и единственный результат который его устроит это именно удовлетворение желания, внимание ему по барабану, он его не хочет о чём сразу же и заявит. Когда же ему нужно именно внимание, он возьмёт вас за рукав и скажет: «- Папа/Мама пойдём играть.» И отказа у адекватного родителя не получит. Поговорите с другими родителями, вам расскажут про таких детей.

Вы напутали. Во-первых, если из избалованных выходят воры, а из наказанных убийцы, то все мы сейчас должны быть либо ворами, либо убийцами. Если вы скажите, что здесь необходим баланс, то это будет баланс между ворами и убийцами. Ergo — бред.

Во-вторых, если сейчас даже здесь спросить тех кого в детстве родители драли как сидорову козу: за мокрые ноги после прогулки, за двойку в школе, то вам ответят что никто из них не стал ни насильниками, ни убийцами. А многие скажут: что в последствии, уже став состоятельными членами общества, благодарили родителей за «науку». Действительность упрямая и не книжная вещь.

В-третьих, если же мы вспомним, что для Европы и России это был традиционный метод воспитания на протяжении столетий, то мы все должны были бы уже иметь геном потенциальных насильников и убийц. Ergo — опять выходит бред.

На самом деле вы изначально просто напутали. Необходимо научить понятиям сначала просто «нельзя», затем «если нельзя, но очень хочется — то отказ», «если нельзя, но очень хочется — осознанно принимаем на себя все последствия». Разумеется это разные возрасты и аналогичные схемы существуют у психологов и для других запретов. Если какое-то звено было выпущено в развитии психики ребёнка, то мы и получаем вора, мошенника, насильника, убийцу на выбор.

Вопрос «кто сильней» не стоит. Надо быть дегенератом чтобы так ставить вопросы. Вопрос чаще всего стоит в разрыве шаблона — полностью или частично рефлекторных негативных действий которые можно остановить только возбуждением в противоположную сторону. Например окатить водой. Или шлёпнуть. Чем-то чувствительным физически. Разумеется, если начать практиковать это регулярно выработается уже защитный рефлекс к конкретным возбуждениям. Однако, достучаться до мозга и взрослого человека-то зачастую иначе не получается, не говоря уже о ребёнке. Поэтому никто не говорит о регулярности, но в исключительных случаях это обязательно.


Если урямый, дотошный и любознательный ребенок лезет туда куда не следует (открытый огонь, голый провод под напряжением, открытое окно и т.п.), то надо сделать так чтобы это «куда не следует» стало для него не доступным до тех пор пока он не дорастет до нужного понимания.
Если такой возможности нет, а ребенок упорно ползет в «куда не следует», значит нужно нежно взять ребенка и перенести его туда куда следует, при этом суровым (но с любовью) голосом объяснять почему этого делать нельзя (даже если вам кажется, что он еще не понимает ваших слов). Если он продолжает двигаться «куда не следует» повторите процедуру (СТОЛЬКО РАЗ, СКОЛЬКО ПОТРЕБУЕТСЯ). Нет на это времени — увольняйтесь и ищите более свободную работу (лучше ходить в обносках, но оставаться человеком).

Насчет избалованных воров и отшлепанных убийц я не напутал. Вы даже не представляете какой процент среди нас (нормальных и никогда не судимых) потенциальных воров и убийц. Проводились специальные исследования (и даже эксперименты), которые показали что около 3/4 населения (в разных странах по разному) при определенных условиях (отсутствия опасности получить наказание) легко превращаются в нечто, о чем сами не подозревали (если не верите, погуглите). И некоторые случаи, к сожалению подтвердили реальность этого. Даже казалосьбы цивилизованные страны (США, Европа), но когда в результате аварии или катастрофы вдруг какой-то город или регион оказывался обесточен, отрезан и централизованная власть в результате чего-то ослабевала, люди постепенно начинали превращаться в грабителей и насильников (и чем дольше продолжался период анархии, тем большее число людей позволяло себе отступать от закона и банальной совести). Т.е. большая часть людей сейчас не воры и не грабители, только потому что существует система наказания (а не потомучто их совесть не позволяет им этого делать). И ничего удивительного в этом нет, потомучто их так и воспитывают (избалованных подкупом и насилием остальных).


Всё-таки вы читаете то что хотите, а не то что я пишу. Упрямый ребёнок в первую очередь будет упрямствовать в своём желании, берегов для которого ещё нет т.к. эмоциональная сфера ещё только формируется. Упорствовать он будет до ПОЛНОГО своего нервного истощения. Истерика — это одно из изменённых состояний сознания. Поэтому повторять вы можете сутками, это ни к чему не приведёт. Даже взрослому человеку находящемуся в истерике можно стоять и с полметра плевать в лицо — он не поймёт и не заметит. Можете в ухо ему говорить двое суток. Это неважно. А вот вылейте ему на голову ведро воды — переключится. Тоже самое и с ребёнком. И это только один из возможных исключительных случаев. Вам и психиатр посоветует делать то же самое. Я как-то разговаривал с пожилым психиатром которая утверждала, что лучший на её практике способ переключения психики человека это засадить ему иголку в чувствительное место. Верю, но пробовать не хочу.

Какой процент среди населения людей с психическими отклонениями даже спорить не буду. Та же психиатр утверждала что после 30 лет нормальных людей не бывает. Только это не имеет никакого отношения к лакунам в воспитании.

Очччкарик


Ребёнка прежде всего надо любить!!! И помнить, что это тоже личность со своими «тараканами». Посмотрите на себя, оглянитель вокруг, ну что, нимб над головой у кого нибудь увидели? Чего уж проще, дать ремня, чем вникать в проблемы ребенка, его страхи, в понятии многих взрослых людей ребёнок вроде как недочеловек. А сами поди были идеальными детьми: учились на «отлично», помогали старшим, не врали, не прогуливали, не баловались, были трудолюбивыми, вобщем вы были такмими, какими остались до сегодняшнего дня. Любите, балуйте, восхищайтесь своими детьми, потому, что никто не знает, что ждет нас и нашего ребенка завтра!!!

Если родитель доходит уже до рукоприкладства, то с ним что-то не так. А если в самый благодатный 3-х летний возраст он не закрепил необходимые навыки в ребенке, то вина только родителя. А дальше-пожинайте, что заложили. Только любовь, терпение, уважение к ребенку в любом возрасте дает настоящия плоды взаимопонимания

Не просто Кот


Цыплят по осени считают. Судя по либеральным высказываниям и оценкам, у многих авторов и детей то нет, а если есть то в дошкольном возрасте. В 13-15 детей я хотел бы их послушать. А результат воспитания оцените к годам 22-23.
Дети, чаще всего, не воспринимают оттенков:черное и белое. Так вот каждый из малышей должен знать, что такое чёрное на себе, дабы не допускать этого в отношении окружающих. У каждого ребёнка.в период взросления, есть свои черные поступки, которые должны жестко пресекаться, для большей доходчивости и наглядности, в том числе и физическими наказаниями.

Считаю, что все хорошо в меру. Не спорю, иногда бывают случаи, когда надо применять силу к ребенку. Но еще хочу отметить, что надо научить ребенка ПРАВИЛЬНО применять силу по жизни, т.к. есть определенная категория лиц, которая кроме силы ничего не понимает.

Мне кажется достаточно просто понимать, что чувствует ребенок в момент физического наказания:
— боль,
— унижение,
— обида,
— непонимание!,
Далее — как производные:
— гнев
— ненависть,
— желание противоречить и бороться\противоречить и скрыться,
— желание мстить или перенести свой гнев: как правило на кого-то, не сможет противостоять насилию.
Что тут можно еще добавить?

“Бил ремнем, пока не устали руки”. Спектакль о насилии над детьми

“Папа бил меня солдатским ремнем с пряжкой, веревкой, проводом, скакалкой. Все это прекратилось, когда я выросла. Сейчас мне 23, но я все еще до дрожи боюсь звука быстро пролетающей скакалки и не умею на ней прыгать”, – рассказывает Анна (имя изменено по просьбе героини – Р.С.).

Она сталкивалась с домашним насилием со стороны отца на протяжении многих лет. “Мама всегда защищала, как могла, решала возникающие в семье конфликты. Ее папа не бил, только орал на нее и унижал морально”, – вспоминает девушка.

Папа лупил меня за то, что я пила воду, а не чай, как он

Она была первым ребенком в семье. Жили родители небогато, и сразу после рождения дочери у отца начались проблемы на работе. Через год родилась сестра Анны, а еще через год отец ушел из семьи. Снова вернулся он, когда старшая дочь пошла в первый класс.

“Почти сразу он принялся воспитывать нас с мамой. Однажды мама пришла ко мне на открытое занятие по сольфеджио. Мне было семь, мне было весело, и я немного шалила. Когда мы пришли домой, мама попросила папу объяснить мне, как нужно себя вести на занятиях. Сама она ушла гулять с сестрой. Я зашла к папе в комнату, не успела даже раздеться, как он схватил меня, поднял вниз головой и так держал за ноги и бил ремнем, пока у него не устали руки”, – рассказывает Анна.

Я люблю папу, но не знаю, смогу ли когда-то его простить


Она вспоминает, что отец мог подойти к ней, схватить за голову и ударить об стол, если она слишком долго делала домашнее задание или решала его неправильно. “Он мог начать лупить меня за то, что я пила воду, а не чай, как он”, – говорит девушка.

Избиения прекратились, когда Анна выросла и заявила, что не потерпит больше такого отношения к себе. По ее словам, он перестал бить, но продолжал унижать морально, как поступал раньше с мамой.

Я до сих пор вздрагиваю от громких звуков и резких движений

“Я не могу сказать, что ничего хорошего не было. Я люблю своего папу, но не знаю, смогу ли когда-то его простить. Забыть все это не смогу точно. Я до сих пор вздрагиваю от громких звуков и резких движений, боюсь, когда двое ссорятся на повышенных тонах, потому что чувствую, что может прилететь и мне”, – делится Анна.

Варвара Попова

Такие истории происходят с детьми в России ежедневно. При этом, говоря о домашнем насилии, активисты и правозащитники часто смещают фокус в сторону женщин, страдающих от жестокого обращения со стороны супругов, считает режиссер из Новосибирска Варвара Попова. А ведь дети страдают не меньше.

Чтобы истории о домашнем насилии прозвучали из уст детей, Попова поставила документальный спектакль “Сила ≠ Насилие”. Она собрала реальные истории людей, переживших издевательства, унижение и побои со стороны самых близких, отобрала самые яркие эпизоды и оформила в виде постановки. Впервые спектакль показали в Новосибирске в рамках фестиваля “Не виновата”.

Собирать истории режиссер начала еще в октябре, опубликовав пост в социальных сетях. Откликнулись десятки людей. В спектакль вошли только три истории. По словам режиссера, она отобрала наиболее яркие монологи, которые хорошо могут смотреться на сцене.

Сама Попова с домашним насилием никогда не сталкивалась. “У нас была идеальная семья, где жестокое обращение с детьми нормальным не считалось. Потом я вышла во взрослую жизнь и поняла, что так повезло далеко не всем. Я была шокирована тем, насколько часто дети подвергаются насилию со стороны родителей”, – рассказывает режиссер.

Впервые она столкнулась с домашним насилием, когда на первом курсе университета уехала с парнем жить отдельно от родителей. “У нас за стеной сильно избивали грудного ребенка. Он постоянно орал. В какой-то момент я поняла, что это вроде бы происходит за стеной, но начинает влиять и на нашу жизнь”, – делится Попова.

Общаться с соседями она боялась, вызвать полицию тоже не решалась. “В первую очередь я переживала за свою безопасность. Как-то раз я просто подложила им под дверь записку, в которой написала: если я не перестану слышать постоянные избиения младенца, то подам заявление в органы опеки”, – говорит режиссер.

Соседи восприняли ее слова всерьез. К ним стали приходить няня и бабушка. С того момента избиения прекратились.

Потом Попова переехала в другую квартиру, но и там продолжала слышать крики за стеной. “Тут мать с отцом сначала орали друг на друга, потом доставалось и их дочери школьного возраста”, – рассказывает автор постановки.

Она добавляет: со стороны семья выглядит практически идеальной. Отец всегда здоровается, улыбается и даже предлагает подвести. Мать ведет красивый инстаграм. “Как-то раз, когда я только переехала, они даже были у меня в гостях. Сейчас я чаще стараюсь их избегать”, – говорит Попова.

Все эти истории были обезличенными до тех пор, пока девушка не начала заниматься проблемой буллинга в школе. Она вместе с подругой-психологом поставила документальный спектакль, где прозвучали монологи тех, кто пострадал от издевательств.

В стране нет механизмов, чтобы помочь страдающим от побоев детям

После спектакля авторам начала писать школьница. Она утверждала, что идея постановки сводится к безответственности учителей, которые не контролируют учебный процесс должным образом, однако на деле это не совсем так. Девочка рассказала, что ее бьют дома, а учителя иногда чуть ли не единственные люди, с которыми она может поговорить.

“Мы сразу подключились к этой истории. Она стала для меня отправной точкой для начала работы над темой насилия в семье. Тогда мы скинули девочке несколько телефонов доверия и контакты разных организаций”, – вспоминает Попова. По ее словам, только в этот момент она осознала: в стране нет реальных механизмов, которые бы могли помочь детям в такой ситуации. В некоторых фондах девочке не отвечали совсем, в некоторых ссылались на то, что занимаются только проблемой сексуального насилия. Школьный психолог разобраться с ситуацией тоже не смогла. Она послушала отдельно девочку, отдельно маму, потом попросила их прийти вместе. В этот же день в семье произошел конфликт – и мать идти на очередную консультацию отказалась.

По данным ВОЗ, примерно 25–50 % мужчин и женщин по всему миру сообщают о том, что подвергались физическому насилию в детстве. Согласно исследованию социологического факультета МГУ, в России из дома ежегодно убегают 50 тысяч детей. Примерно треть из них — из-за плохих отношений с родителями. От учебы убегают 18% школьников, еще 12 % – из-за элементарного отсутствия внимания со стороны отца или матери.

Почему половина россиян готова бить детей

Почти 2 млн детей в возрасте до 14 лет ежегодно подвергаются физическим наказаниям в российских семьях. Более 50 тысяч из числа этих ребят потом убегают из дома, приводит издание rosbalt.ru данные комитета Госдумы по делам женщин, семьи и молодежи. До статьи суда доходят только 5—10% случаев от реального количества избиений.

«Мама нас почти всегда наказывала кожаным ремнем. Мягкое место горело потом еще очень долго. Иногда мы все ремни прятали заранее, тогда мама могла схватить кабель от телевизора или пылесоса. Это было больно, обидно, но всегда заслуженно, и это было именно наказание…» – рассказывает Рита Р., старший ребенок в многодетной семье.

52% мужчин и 32% женщин считают, что их пороли заслуженно, сообщает фонд «Общественное мнение». 61% петербургских студентов полностью одобряют битье как способ воспитания (данные 2009 года). «И не жалей, младенца бия: если жезлом накажешь его, не умрет, но здоровее будет, ибо ты, казня его тело, душу его избавляешь от смерти», – повествует «Домострой».

«Лучше бы меня стегали шнуром от кофеварки, чем терпеть постоянные оскорбительные вопли с трехэтажным матом в свой адрес», – говорит Марьяна В.

До середины прошлого века телесные наказания детей во многих странах считались нормой. Ситуация начала меняться после издания книги американского педиатра Бенджамина Спока в 1946 году. Трактат призывал относиться к ребенку как к самостоятельной личности. Идеи Спока получили широкое распространение во всем мире. 48 стран постепенно на законодательном уровне запретили физическое наказание детей в семье. В странах Восточной Азии, Африке и на Ближнем Востоке такого запрета нет.

Слово против ремня

«Лупят детей только невоспитанные люди. Можно по-другому наказать: словом или поступком. А бить – сейчас, по-моему, так никто и не делает. Я свою дочь в угол ставила, без обеда оставляла, за косички дергала, но физическую силу не применяла, – говорит 89-летняя жительница Новосибирска Анна Ивановна.

Никто не знает, что на самом деле происходит в семье, какой бы благополучной она ни казалась. Фото Никиты Давыденко

Согласно исследованиям, дети, которых били в детстве, становятся агрессивными взрослыми. Они бьют своих детей и супругов, часто конфликтуют, у них больше проблем с алкоголем и наркотиками. Свыше 90% преступников в детстве подвергались насилию со стороны родителей.

«Телесное наказание ребенка очень часто, осознанно или неосознанно, является средством сексуальной разрядки или удовлетворения взрослого.

В этом случае порка — не просто насилие над ребенком, а форма сексуального насилия. Самый сложный вопрос – каковы долгосрочные последствия телесных наказаний?» – пишет в книге «Бить или не бить? Телесные наказания детей» Игорь Кон.

Поэтом розги в русской литературе называют Федора Сологуба. В его детстве порка была основным средством воспитания. Мать жестоко наказывала сына за малейшую провинность, пытаясь сформировать в нем послушный характер, а в итоге сформировала садомазохистский комплекс.

«Это по-настоящему больно и отрезвляет даже самых буйных. Потому и применять его стоит только при тяжелых провинностях», – пишет исследователь Шишова о наказании ремнем.

Работая учителем, Сологуб злоупотреблял своей властью. В одном из писем он поведал сестре, что пришел к ученику в плохом настроении и наказал его розгами «очень крепко», а его тетке дал две пощечины и приказал сечь его почаще.

Ребенок физически слабее взрослого и не может постоять за себя. Фото Виктора Боровских

А недавно в Новосибирской области разразился скандал: директора школы в Колывани обвинили в избиении учеников 5, 6 и 9 классов.

Порка и ее последствия

В России телесные наказания детей законодательно не запрещены, хотя налицо тенденция к уменьшению физического насилия.

Мальчиков наказывают гораздо чаще, чем девочек.

«Когда отец один оставался дома с младшей сестрой, и она не хотела засыпать, он бил ее пультом от телевизора по голове со всей силы и кричал, чтобы она заткнулась», – продолжает Рита Р.

За побои детей можно надолго сесть за решетку. Фото Виктора Боровских

Телесное наказание, перерастающее в побои, является уголовным преступлением в Швеции. В Австралии родители могут наказывать детей в границах разумного, но в случае нанесения побоев также будут привлечены к ответственности. В российском законодательстве под избиение попадает сразу несколько статей Уголовного кодекса, а также статья Кодекса об административных правонарушениях. Неоднократное избиение квалифицируется по ст. 117 УК РФ – Истязание. Избиение малолетних наказывается строже, чем избиение взрослого человека, но проблема в том, что дети не понимают, что родители нарушают закон, а когда отец ударил ребенка, мать боится заявить в полицию.

«Если мама наказывала, то отец – бил. Это было телесное уничтожение. Ладонью бил так, что месяц отпечаток сходил с тела, невозможно было на учебе сидеть, невозможно было спать на кровати, меня потом всегда трясло, как бабушку от тремора, у меня бесконтрольно тряслись руки, ноги, лежала, рыдала без остановки… – продолжает свой рассказ Рита Р. – У сестры моей все лицо было в синяках, отец велел в школе говорить, что она «просто упала». Ремнями, бляхами ремней, кабелями бил так, что кожа слазила. Однажды борщ нагрела недостаточно сильно – при гостях вылил мне на голову.

За единицу в первом классе он отвел меня в дальнюю комнату, взяв с собой деревянную ручку от швабры, дверь закрыл и подпер. И начал меня избивать».

Рита Р., старшая из четырех сестер, сегодня пытается избавиться от проблем психосоматического характера, при стрессе начинает задыхаться, вынуждена пить легкие транквилизаторы. У одной из ее сестер – до сих пор проблемы с психикой, неуверенность в себе и комплексы. Не говоря уже о душевных ранах.

Надо бить, пока не поздно?

В «Соборном уложении» 1649 года, своде законов Русского царства, содержалось 140 случаев применения кнута. Детей наказывали во всех классах российского общества вплоть до установления советской власти. После революции детей пороли, но скрытно и в меньшем масштабе.

Отсутствие наказания в некоторых случаях может плохо сказаться на судьбе ребенка. Фото Аркадия Уварова

«При советской власти телесные наказания в школах были строжайше запрещены. Обратим внимание на любопытное явление:

в СССР судили и сажали детей с 12 лет, расстреливали порожденных советской властью беспризорников, но никто не решился сказать ни слова в пользу телесных наказаний, хотя, может быть, для многих малолетних преступников порка была бы гуманней и действенней лишения свободы и уж, конечно, расстрела», – пишет Борис Петропавловский в статье «Из истории телесных наказаний в качестве воспитательной и исправительной меры».

«Боль подростки чувствовать еще не разучились, а значит, десять раз подумают прежде, чем что-то противоправное совершить. Гуманность по отношению к одному, от которой страдает гуманность для миллионов, выглядит как ловкий трюк дьявола, и не более того», – сообщает сайт «Военное обозрение».

Почему нельзя шлепать ребенка предметом во время дисциплинарного взыскания

В Мичигане много родителей, которые наказывают своих детей, применяя те или иные формы телесных наказаний. Порка, в большинстве случаев, принимает форму шлепка, наносимого рукой по заду ребенка , и это форма дисциплины, которую разрешает закон штата Мичиган. Хотя, как вы помните из нашей предыдущей статьи о телесных наказаниях, это непростая тема, поскольку в законе не очень четко прописано, что допустимо, а что относится к категории жестокого обращения с детьми.Так что, если вы решите шлепать своих детей, когда вы дисциплинируете их, эта статья для вас.

Использование руки отличается от использования предмета для удара по ребенку

Скорее всего, когда вы были ребенком, ваши родители шлепали вас, когда вы шалили. И если они это сделали, то велика вероятность, что они использовали что-то другое, кроме своих рук, даже если это случалось лишь изредка, чтобы доказать свою точку зрения. Взбивалки для ковров, обувь, кухонные ложки, лопатки, ремни , список предметов, которыми родители шлепают своих детей, практически бесконечен.(В некоторых случаях детей отправляли на улицу, чтобы они приносили выключатель с дерева, чтобы использовать их в своих собственных занятиях!). Но в любом случае это уже не приемлемый вариант.

Удары предметами значительно увеличивают вероятность получения травм!

Если ударить ребенка открытой ладонью по заду, ему будет больно. Однако для многих родителей это главное. Причинение боли, чтобы преподать урок, не причиняя вреда. Однако, как только вы задействуете какой-либо предмет, шансы, что вы действительно можете причинить значительный вред этому ребенку, возрастают в геометрической прогрессии. Удар ребенка ремнем или удлинителем может вызвать серьезные синяки, болезненные рубцы и даже порезы . Если ударить ребенка выключателем, на его коже могут образоваться кровоточащие раны, что может привести к инфекции. В любом случае, как только объект будет задействован, вероятность стойких травм становится значительной. И вот где решение отшлепать ребенка, чтобы дисциплинировать его, переступает черту жестокого обращения с детьми.

CPS не считает, что шлепки в Мичигане допустимы! Служба защиты детей

(CPS) смутно относится к порке, поскольку считает, что грань между физической дисциплиной и физическим насилием слишком тонка для большинства родителей.И, к сожалению, в некоторых случаях они правы. Но столько же случаев, когда они ошибаются, а это означает, что родителей, которые просто пытаются делать то, что они считают правильным, в конечном итоге наказываются за свои усилия. Поэтому, когда вы шлепаете ребенка, и у него заканчивается кровотечение или синяк, который может длиться несколько недель, вмешается CPS, и результаты обычно ужасны для всех!

Родители, обвиняемые в физическом насилии, могут потерять своих детей из-за системы!

Если вы шлепаете своего ребенка, и от этого шлепка остаются следы на теле ребенка, о вас могут сообщить в CPS за жестокое обращение с детьми.Учителя, тренеры, ваш бывший, даже незнакомец в магазине или ресторане могут сообщить вам о подозрении в жестоком обращении с детьми. И как только CPS появится и увидит, что у вашего ребенка ссадины, синяки или даже открытые раны, и узнает, что это вы сделали вы, все станет действительно ужасно, очень быстро. Велика вероятность того, что государство заберет вашего ребенка из-под вашей опеки и поместит в приемную семью. Вы даже можете лишиться родительских прав. Поэтому очень важно действовать быстро, чтобы защитить себя и свою семью.

Убедитесь, что у вас лучший адвокат CPS, если вас обвиняют в жестоком обращении!

Телесные наказания детей — очень спорный вопрос здесь, в Мичигане, и, вероятно, так будет всегда. Но независимо от того, выступаете ли вы за шлепки или предпочитаете другие методы дисциплины, помните, что — выбор за вами как за родителем , если этот выбор не приведет к повреждению или травме ребенка. А если вы участвуете в расследовании полиции или CPS, в ходе которого ставится под сомнение ваш выбор родителей, немедленно свяжитесь с нами по телефону 866 766 5245.Наши квалифицированные и опытные адвокаты CPS всегда готовы помочь.

Можно ли пороть ребенка когда-либо?

Методы воспитания Эдриана Петерсона обсуждались в СМИ 24 часа в сутки, 7 дней в неделю. Звезда футбола НФЛ Петерсон, рост 6 футов 1 дюйм и 217 фунтов, «бил» своего 4-летнего сына, пока его ноги и спина не стали кровоточащими.

Чем ребенок заслужил такое избиение? Он сильно оттолкнул другого сына Петерсона от видеоигры.Это действие заставило Петерсона взять ветку с ближайшего дерева, сорвать листья и засунуть их в рот мальчика, снять с него штаны и начать безжалостно хлестать мальчика по голой коже.

Петерсон, который демонстративно заявил, что просто дисциплинирует своего сына так, как он был дисциплинирован в детстве, поначалу не видел ничего плохого в таком поведении. На полицейских фотографиях видны синяки и порезы на бедре, пояснице и ягодицах ребенка, а также защитные порезы на руках. Петерсон действительно сказал, что ему «стало плохо» из-за того, что он ударил ребенка по яичкам.

Кроме того, недавно стало известно, что Петерсон избил другого 4-летнего сына за брань в адрес брата или сестры. Хотя мы не знаем, какое оружие он использовал, Петерсон ударил его настолько сильно, что на его лице остался шрам. Обвинения в нападении предъявлены не были.

Многие представители моего поколения (включая меня) выросли там, где порка была частью детской дисциплины. Даже в школе, если вы разыграли, это часто означало поездку в кабинет директора, где нужно было сделать несколько «уколов» деревянной лопастью.Все это вызывает вопрос о том, что является надлежащей детской дисциплиной в современном мире.

Вот что следует учитывать:

1. Во-первых, насилие способствует насилию. Если вы наказываете ребенка шлепками, порками или плетками — рукой, переключателем или ремнем, то сообщение состоит в том, что когда вы делаете что-то плохое, насилие и боль являются подходящим наказанием. То, что вы изучаете в детстве, устанавливает ваш «нормальный» термостат на всю оставшуюся жизнь. Если физическое насилие является частью этой нормы, то это часто становится вашим решением многих проблем в подростковом возрасте и в будущем.Это способствует насилию, агрессии, антиобщественному поведению, употреблению наркотиков и проблемам психического здоровья среди молодежи. Петерсон признал этот факт и сказал, что после встречи с психологом есть другие альтернативные способы дисциплинировать ребенка, которые могут быть более подходящими.

2. Жестокое обращение с детьми повторяется в каждом поколении . Именно об этом и говорит Петерсон — что в детстве он получал порки, и это сделало его тем, кем он является, то есть суперзвездой НФЛ. Его мать, Бонита Джексон, сказала: «Меня не волнует, что кто-то говорит.Большинство из нас дисциплинировало наших детей немного больше, чем мы иногда имели в виду. Но мы только пытались подготовить их к реальному миру. Когда вы бьете тех, кого любите, это не о насилии. Это о любви. Вы хотите, чтобы они поняли, что они поступили неправильно ». Ее собственные слова подтверждают аргумент о том, что жертвы жестокого обращения с детьми часто неспособны выработать здоровые способы воспитания собственных детей, и цикл повторяется из поколения в поколение.

3. Целью дисциплинарного воздействия является не немедленное наказание «преподать урок», а скорее заставить ребенка подумать о том, что они сделали и почему это было неправильно.Выделение времени на объяснение помогает детям подумать, прежде чем действовать, выработать тактику решения проблем и проанализировать решения. Дом будет безопасным местом, где нельзя бить (так что вероятность того, что они будут бить других, будет меньше). Когда правила нарушаются, будут негативные последствия, но удара не будет.

Вот несколько альтернатив взбучке:

  • Обсуди это. Вместо того, чтобы хвататься за выключатель, спокойно поговорите со своим ребенком и узнайте, что происходит.Пусть ребенок придумывает идеи, как находить творческие решения проблем. Также позвольте ребенку помочь определиться с наказанием. Это учит ребенка придумывать проблемы, а не набрасываться на них в гневе.
  • Хвалите ребенка. Я не могу не подчеркнуть, как дети любят, когда их хвалят за хорошее поведение, а не просто наказывают за плохое, и будут работать за это вознаграждение. Если вы похвалите поведение, они повторит это поведение. Это нужно делать регулярно, иначе ребенок будет думать, что вы уделяете внимание только тогда, когда он плохой.
  • Награды. Все больше и больше детей получают под рукой телевизор, видеоигры и сотовые телефоны, когда они этого хотят. Они считают это правом, а не привилегией, и это не в их интересах. Когда работа сделана, когда учеба завершена, в качестве награды следует отдать определенное количество любимых занятий. Если требуется дисциплина, отмена награды на пару дней обычно помогает.

Дисциплина никогда не должна заключаться в ударе, а в том, чтобы подавать хороший пример, поощрять хорошее поведение и структурировать среду таким образом, чтобы дети могли принимать правильные решения.Когда детей наказывают должным образом, наказание отодвигается в дальний угол. Если вы отказываетесь от привилегии, не отнимайте ее так долго, чтобы ребенок не почувствовал, что никогда не получит ее обратно. Это побеждает цель. Сила в том, чтобы вернуть это. Используй это. Собери это. Оно работает.

Наконец, чтобы быть эффективным родителем, нужно быть последовательным. Если у вас есть заявленные последствия плохого поведения, вам нужно довести дело до конца. Когда вы что-то говорите, вы хотите, чтобы ваш ребенок верил в это, а не видел, как далеко он может раздвинуть границы, прежде чем вы наконец отреагируете.

Взгляды Америки на телесные наказания меняются, хотя и медленно. В 1986 году 86 процентов американцев заявили, что любое физическое наказание приемлемо. Сегодня этот показатель упал до 70 процентов. Тем не менее, это все еще слишком много, что указывает на то, что нам нужно делать больше для обучения родителей возможностям дисциплины. Мы тратим больше времени, денег и проверок на то, кто может водить машину, чем на то, как быть хорошими родителями. Учащиеся старших классов должны посещать уроки вождения, если хотят получить права. Нет никаких уроков о том, как быть хорошим родителем, но они должны быть.

Как только мы признаем, что телесные наказания усиливают негативное поведение (сейчас или в будущем), мы можем остановить эту пагубную тенденцию. Учить ребенка не бить ударами — разрушительно и верх лицемерия. Последнее, что нужно запомнить, это то, что действия говорят громче, чем слова. Это начинается с того, что вы подаете хороший пример надлежащему поведению взрослых, которое, как знают все родители с маленькими детьми, часто легче сказать, чем сделать.

Нью-Джерси пара избила детей пряжкой ремня, ручками холодильника, шнурами питания: прокурор

ПАССАИК, Н.Ж. — Мужчина и женщина из Пассаика были арестованы и обвинены во вторник в жестоком обращении с детьми, сообщает окружная прокуратура.

Альдредо Медина, 48 лет, и Ванда Фернандес, 30 лет, были арестованы в результате расследования, которое началось 8 февраля, когда службы защиты детей связались с прокурорами округа Пассаик с обеспокоенностью по поводу 10-летнего ребенка. Детективы допросили 10-летнего и 12-летнего, которые живут вместе с Мединой и Фернандесом, которые заявили прокуратуре, что они женаты.Дети сказали, что Медина и Фернандес несколько раз подвергали их физическому насилию в течение четырех лет в их доме в Пассаике.

По версии прокуратуры, при нападениях использовались большая металлическая пряжка для ремня, большая ручка холодильника и шнуры питания.

Медине было предъявлено обвинение в нападении при отягчающих обстоятельствах второй степени; два пункта третьего эпизода нападения при отягчающих обстоятельствах
степени; два пункта обвинения второй степени, угрожающие благополучию ребенка; по одному пункту
владения оружием третьей степени с противоправными целями; один пункт четвертой степени
незаконное владение оружием и два пункта обвинения в террористической угрозе.Фернандес обвиняется по двум пунктам обвинения в нападении при отягчающих обстоятельствах второй степени; два пункта обвинения в нападении при отягчающих обстоятельствах; два пункта обвинения второй степени, угрожающие благополучию ребенка; два пункта обвинения в незаконном владении оружием третьей степени; и три пункта обвинения в незаконном хранении оружия четвертой степени.

Медина и Фернандес в настоящее время содержатся в тюрьме округа Пассаик, ожидая рассмотрения ходатайств штата о предварительном заключении.

Прокуратура округа Пассаик просит всех, у кого есть дополнительная информация об этом инциденте или других инцидентах, касающихся этого человека, связаться с нами по нашей линии для советов по телефону 1-877-370-PCPO.

Закрыть модальное окно

Предложите исправление

Предложите исправление

Когда это злоупотребление и / или преступление? Уголовный кодекс Северной Каролины

[Обновление, май 2016 г .: В этом посте в гражданском блоге SOG Сара обсуждает два новых апелляционных дела, касающихся определения жестокого обращения в контексте дисциплины в отношении детей.]

[ Примечание редактора: Сегодняшняя публикация написана Сарой Де Паскуале, относительно недавним пополнением на факультете SOG.Сара работает в сфере ювенального права и защиты детей, и мы рады приветствовать ее в блоге. ]

В прошлый вторник, Миннесотские викинги, бегущие назад, Адриан Петерсон не пообещал оспаривать безрассудное преступление после того, как в сентябре ему было предъявлено обвинение в жестоком обращении с детьми за то, что он наказал своего 4-летнего сына с помощью педали. После предъявления обвинений он был в «Списке освобожденных комиссаров» НФЛ и не мог играть. Найк расторг его контракт во вторник, и его будущее в НФЛ остается неопределенным.

Что, если бы Адриан Петерсон жил в Северной Каролине?

Общественность знает то, что сыну Адриана Петерсона 4 года. Прошлой весной, когда он был со своим отцом в Техасе, отец наказал его деревянным прутьем, в результате чего мальчику были нанесены многочисленные синяки и открытые порезы на руках, бедрах, пояснице, ягодицах и мошонке. Следы все еще присутствовали, когда он вернулся на попечение матери в Миннесоте. Она привела его к врачу, который сообщил властям Техаса.Адриану Петерсону было предъявлено уголовное обвинение, и существует ограниченное количество упоминаний о мерах по защите детей.

Я считаю, что Адриан Петерсон столкнулся бы с такими же судебными исками здесь.

Северная Каролина имеет универсальный обязательный закон о сообщении, требующий от любого лица, у которого есть основания подозревать, что ребенок подвергается жестокому обращению, без присмотра или на иждивении, направлять отчет в отдел социальных служб округа, где проживает или находится ребенок. Г.С. 7Б-301 (а). Синяки и порезы на ребенке должны были стать причиной обращения в окружное управление безопасности (DSS), что послужило поводом для принятия мер службы защиты детей.При обнаружении жестокого обращения с ребенком директор DSS должен сообщить об этом окружному прокурору и правоохранительным органам для возможного уголовного расследования. Г.С. 7Б-307 (а).

Право родителя на применение телесных наказаний

Родители имеют фундаментальное конституционное право на заботу, опеку и контроль над своими детьми, включая право наказывать их. Петерсон против Роджерса, 337 N.C. 397 (1994). Однако государство может вмешиваться в права родителей, чтобы защитить ребенка, когда родитель непригоден или действовал несовместимо с этими правами.Прайс против Ховарда, 346 N.C. 68 (1997). Телесное наказание само по себе не приведет к вмешательству государства, поскольку оно не является злоупотреблением и не является незаконным. In re C.B., 180 N.C. App. 221 (2006). Фактически, при отсутствии политики школьного совета или письменного заявления родителей об обратном, NC допускает применение телесных наказаний со стороны учителя, директора или заместителя директора ребенка при условии чрезмерной силы, которая определяется как сила, которая причиняет телесные повреждения, которые могут причинить вред. требует медицинской помощи, помимо оказания первой помощи, не используется.GS 115C-390.4.

Каков стандарт при определении того, является ли телесное наказание злоупотреблением?

Нет правил яркой линии; вместо этого нужно смотреть на факты по каждому делу и рассматривать совокупность доказательств применительно к определениям жестокого обращения в соответствии с кодексом NC и Уголовным кодексом. In re L.T.R., 181 N.C. App. 376 (2007). Факторы, которые следует учитывать, включают:

  • , было ли это дисциплинарной целью, и если да, то продолжительность, инструмент и количество примененной силы,
  • возраст ребенка, реакция и уровень дискомфорта,
  • , была ли травма (если да, то какой и какой длительности) и нуждалась ли она в лечении, и
  • потеря работы / учебы.

In re L.T.R .; Государство против Ромеро, 164 N.C.App. 169 (2004).

Наличие временных красных отметок не является определяющим. Скотт против Скотта, 157 N.C. App. 382 (2003). Отсутствие немедленной медицинской помощи также не является определяющим. См. Romero . Однако возрасту придается большое значение. См. Romero и In re L.T.R. по сравнению с In re C.B.

Служба защиты детей

В иске службы защиты детей суд определяет, подвергается ли ребенок жестокому обращению, безнадзорности или иждивенчеству ребенка, а не определяет вину родителя.В этом случае суд решит, будет ли сын Адриана Петерсона признан виновным в пренебрежении и / или жестоком обращении.

Одно из определений «пренебрежения» — «несовершеннолетний, не получающий должного ухода, надзора или дисциплины». Г.С. 7Б-101 (15). Возраст — это фактор, который суд должен учитывать при определении того, приводит ли применение телесных наказаний к пренебрежению. Например, двухлетний ребенок, мать которого не считала, что неоднократные удары ремнем по его ягодицам и бедрам были неуместной дисциплиной, был признан проигнорированным.In re A.J.M. , 177 N.C. App. 745 (2006).

В Кодексе о несовершеннолетних есть несколько определений «жестокого обращения», два из которых могут применяться здесь: родитель, который нанес серьезный физический вред своему ребенку не случайно, или родитель, который использовал жестокие или крайне несоответствующие процедуры или устройства, чтобы изменить поведение своего ребенка. G.S. 7B-101 (1) a., C. «Серьезное телесное повреждение» не определяется Кодексом о несовершеннолетних; однако суд по делам несовершеннолетних может обратиться к Уголовному кодексу за указаниями и применить анализ конкретных фактов при рассмотрении всех доказательств и факторов.Трехлетний ребенок, которого ударили щеткой, в результате чего образовался шестидюймовый темный синяк, который длился неделю и доставлял ребенку дискомфорт через несколько дней, был серьезной физической травмой. В re L.T.R. Тем не менее, 13-летний подросток был избит ремнем, в результате чего у него был один синяк на ноге и один на руке, не было серьезной физической травмы. In re C.B.

Преступные действия

В дополнение к административному правонарушению в отношении ребенка младше 12 лет [Г.С. 14-33 (c) (3)], Адриан Петерсон мог быть обвинен в проступке или жестоком обращении с детьми.Разница между ними заключается в том, получил ли ребенок «телесное повреждение» или «серьезное телесное повреждение» или «серьезное физическое повреждение» иным, чем неслучайным образом. G.S. 14-318.2; G.S. 14-318.4. Нет сомнений в том, что ребенок получил «физическую травму». Получил ли он «серьезную физическую травму», в том числе травму, вызвавшую сильную боль и страдания, — это вопрос факта для судьи или присяжных. Рассматривая совокупность доказательств, апелляционный суд не обнаружил ошибки в определении того, что «серьезная физическая травма» произошла, когда (1) годовалого ребенка ударил его отец ремнем по лбу, ребенок плакал, когда был ударил, и в результате образовался видимый синяк.Государство против Ромеро, 164 N.C.App. 169 (2004), (2) 8-летнюю девочку неоднократно ударили лопаткой по ягодицам, в результате чего у нее пошла кровь, что привело к ее хромоте и необходимости медицинской помощи через неделю, State v. Williams, 154 N.C. App. 176 (2002), и (3) 9-летнего ребенка били ремнем в течение не менее 40 минут, что привело к множественным синякам, боли не менее двух недель и, в конечном итоге, его госпитализация, State v. Williams, 184 NC Приложение. 351 (2007).

Заключение

Учитывая юный возраст сына Адриана Петерсона, а также количество, расположение и продолжительность синяков и порезов, я считаю, что он был бы признан виновным в жестоком обращении и / или игнорировании.Я также считаю, что это представляет собой «серьезную физическую травму», которая может служить основанием для признания виновным в жестоком обращении с детьми. Как вы думаете?

Женщина Бомонт на вирусном видео, которая избивает своего сына, высказывается

Мама на вирусном видео высказывается после обвинения в жестоком обращении с детьми

Служба защиты детей взяла под опеку трех дочерей Бриттани Томас и ее сына после того, как появилось вирусное видео, на котором она избивает своего сына с поясом.

БОМОН, Техас — «Я просто хочу рассказать свою точку зрения, и если я вам не понравлюсь после этого, это круто», — сказала Брииттани Томас.«Я здесь не для вас, я здесь для своих детей».

Интернет смотрел и съежился после того, как Томас сказал, что ей еще раз позвонили из школы своего сына по поводу плохого поведения 7-летнего ребенка.

« Мне позвонили и сказали, что мой сын угрожал учителю. Он угрожал ее избить, и он угрожал убить ее », — сказал Томас. учитель

Но выбор Томаса привел к обвинению в жестоком обращении с детьми.

«Он не знал, что попал в беду, — сказал Томас.

Подведение итогов: женщина Бомонт на вирусном видео, избивающая своего сына ремнем, рассказывает свою сторону истории

Большинство родителей, несомненно, наказали бы своего ребенка за то, что он сказал учителю неприятные вещи. Но выбор Томаса привел к обвинениям в жестоком обращении с детьми.

Но вскоре семилетний ребенок и все в пределах слышимости услышат хлопанье ремня и ненормативную лексику.

Томас неоднократно называет своего маленького мальчика буквой N в видео.

«Да, это было неправильно. Это было действительно неправильно, но, по-моему, я просто так говорю », — сказал Томас.

Прошла пара месяцев с тех пор, как это видео стало вирусным. Так что же Томас думает по этому поводу сейчас?

«Я чувствую себя ужасно из-за этого, потому что, в конце концов, я люблю своих детей, я никогда не причиню вреда своим детям», — сказала она.

Томас — мать-одиночка пятерых детей. Самому старшему 20 лет, и Томас говорит, что никого из отцов нет рядом, чтобы помочь.

Ее младшие три маленькие девочки и ее 7-летний сын в настоящее время находятся под опекой CPS.

Это государственное агентство утверждает, что ни один родитель не может шлепать ребенка.

«Я буду драться за своих детей, я был неправ», — сказал Томас. «Клянусь, у меня были добрые намерения. Я ошибался.»

Посмотрите полное исходное видео ниже:

Женщина Бомонта на вирусном видео, избивающая своего сына, высказывается

Мать Бомонта стала вирусной из-за ее чрезмерной дисциплины в отношении своего ребенка.

ИСТОРИЯ ТЕРАСТИЧЕСКИХ НАКАЗАНИЙ

Тим Ламберт

Раннее телесное наказание

Телесное наказание происходит от латинского слова, означающего тело.Это означало физическое наказание, и в прошлом это было очень распространено. В прошлом телесные наказания отнюдь не ограничивались детьми. Его использовали и на взрослых.

Порка была обычным наказанием с древних времен. Иисуса били перед распятием. В Англии со времен средневековья порка была обычным наказанием за мелкие преступления. В 18 веке порка или порка были обычным наказанием в британской армии и на флоте. Однако в 1881 году он был отменен.

Среди распространенных форм телесных наказаний был козел.Это наказание означало избиение человека по заду березовыми ветками. Когда-то обычное наказание в школах, оно могло также выноситься судами за мелкие правонарушения. Березовка была запрещена в Великобритании в 1948 году.

Между тем тысячи лет до конца 20 века учителя избивали детей. В «Древнем мире» учителя были строги и часто избивали учеников. В средние века дисциплина также была суровой. Мальчиков били прутьями или березовыми прутьями. Наказания в тюдоровских школах по-прежнему были суровыми.У учителя часто была палка с привязанными к ней березовыми ветками. Мальчиков били березовыми ветками по голым ягодицам.

Современные телесные наказания

До конца 20 века учителям разрешалось бить детей. В 19 веке стало популярным избиение мальчиков и девочек бамбуковой тростью. В 20 веке трость использовалась как в начальных, так и в средних школах.

Между тем, правитель был наказанием, обычно применяемым в начальных школах 20 века.Воспитатель ударил ребенка деревянной линейкой по руке. Тапочка часто использовалась в средних школах. Туфелька — это эвфемизм. Обычно это были кроссовки или кеды. Учителя (обычно учителя физкультуры) использовали тренажер, чтобы бить детей по спине.

Таусе — наказание, которое применялось в шотландских школах. Это был кожаный ремешок с двумя или тремя хвостиками. В Шотландии им ударили руку ребенку. Между тем, в 20 веке кожаный ремешок использовался в некоторых английских школах.Детей били либо по рукам, либо по ягодицам.

Кроме того, в XIX веке детей били на работе. В начале 19 века на текстильных фабриках ленивых детей били кожаными ремнями. Кроме того, ленивым детям иногда опускали голову в емкость с водой.

Однако в конце 1960-х — начале 1970-х годов трость перестала использоваться в большинстве начальных школ. В Великобритании в 1987 году трость была запрещена в государственных средних школах. Это было запрещено в частных школах в 1999 году.

На протяжении всей истории до недавнего времени большинство родителей били своих детей. Однако в конце 20-го — начале 21-го века общественное мнение отвернулось от телесных наказаний, и во многих странах они были запрещены. Первой страной, полностью запретившей его, была Швеция в 1979 году. Финляндия и Норвегия последовали за ним в 1983 году.

В 2019 году родителям в Джерси запретили бить детей. В том же году в Шотландии запретили битье детей. Телесные наказания станут незаконными в Уэльсе в марте 2022 года.Англия неизбежно последует за этим.

Последняя редакция 2020 г.

Связанные

альтернатив порке — NIU

Альтернативы порке


Кендра Нения (учительница центра развития детей и семьи)

Прежде чем углубиться в эту тяжелую тему, хочу сказать, что воспитывать детей сложно.Период. Это может быть трудная, утомительная и неблагодарная работа! Это нормально — чувствовать разочарование, злость, расстройство, а иногда и одиночество, когда мы принимаем жесткие родительские решения. Знайте, что учителя понимают все эти чувства, связанные с воспитанием детей. Вот почему я пишу и представляю эту информацию, чтобы дать вам альтернативу и признать, что то, что вы делаете ежедневно, как родители, не всегда легко.

В этой статье я определю и поясню, что такое порка; рассмотрите пять причин не использовать порку; Я поделюсь альтернативами порке и, наконец, поделюсь советами и указаниями, которые помогут вам в эти стрессовые времена.

Что такое порка? Это форма телесного наказания. Это включает в себя крик, пощечину, хватание, хлопанье, шлепок… Любое грубое обращение с ребенком — это форма телесного наказания. К вашему сведению — если вы ударите своего ребенка каким-либо предметом (ремнем, щеткой, мухобойкой, деревянной ложкой), это подпадает под определение жестокого обращения в США. Телесное наказание — это применение физической силы с намерением причинить ребенку боль, но не травму, с целью исправления или контроля над поведением ребенка.Это приводит меня к интересному факту; в США нам не разрешается применять телесные наказания к заключенным в нашей исправительной системе. Это незаконно. Но о телесных наказаниях ребенка раз за разом забывают. Это социально санкционировано.

Итак, почему бы вам не шлепать своего ребенка? Вот пять моментов, которые я вынес из недавнего семинара, который я посетил на конференции CAEYC, представленной Мишель Нокс, доктором философии, доцентом психиатрии Университета Толедо, Медицинский колледж, и Маргаритой Эрнандес, координатором программы Pillars-Safe From «Старт» назвал «Меня отшлепали, и я оказался в порядке».”

  • Порка имеет ограниченный контроль. Два из пяти представленных исследований показали снижение приверженности. Исследования фактически подтвердили тот факт, что дети, которых руководили родители и опекуны, которые использовали твердые словесные директивы и дисциплину, имели более высокий уровень соблюдения. Было обнаружено, что дети, которых шлепают, имеют более низкую моральную интернализацию. Это означает, что в отсутствие родителей у этих детей гораздо меньше шансов сделать правильный выбор и сделать то, что они должны делать.Кроме того, большинство случаев жестокого обращения начиналось с санкционированных обществом дисциплинарных мер. Трудно показать нашим детям, как сохранять контроль над своим выбором, когда мы используем такую ​​форму дисциплины, которая приводит к тому, что взрослые теряют полный контроль.
  • Дети, которых шлепают, более агрессивны. Другой результат одного из исследований, представленных на этом семинаре, показал, что дети, пострадавшие в трехлетнем возрасте, были на 50% более агрессивными в пятилетнем возрасте. Другие результаты были следующими:
    • делинквентное поведение увеличилось
    • был нанесен средний ущерб отношениям родитель / ребенок;
    • произошло ухудшение психического здоровья детей;
    • увеличилось количество случаев физического насилия в отношении детей;
    • рост агрессии взрослых;
    • рост преступного поведения взрослых;
    • небольшой повышенный риск жестокого обращения с собственными супругами и / или детьми.
  • Дети, которых отшлепали, имеют более низкий IQ. Было показано, что дети, которые были перенаправлены с использованием других форм руководства или дисциплины, имели показатель IQ на пять баллов выше, чем дети, которых отшлепали. Почему? Телесные наказания или постоянная угроза насилия — это стресс! Когда люди испытывают такой стресс, это отрицательно сказывается на развитии мозга. Во время акта порки ребенка не может произойти никакого обучения.
  • Чему шлепки учит вашего ребенка? Номер один … шлепки учит детей, что насилие — это нормально.В нем говорится, что, когда другие не делают того, что вы хотите, их решение — это ударить их. Когда вы шлепаете, вы учите своего ребенка быть тревожным и агрессивным. Порка показывает детям, что они недостойны жить со свободой от насилия и агрессии, как взрослые. Всего около 50 лет назад избиение вашей жены считалось социально санкционированным и ожидаемым. Теперь мы, женщины, можем полностью рассчитывать на эту свободу. Это было «в 1960-х годах движение за освобождение женщин начало привлекать внимание к насилию, совершаемому в отношении женщин, и начало формироваться движение женщин, подвергшихся побоям.»(Источник: http://www.answers.com/topic/domestic‐violence)
  • «Меня отшлепали, и я оказался в порядке». Вы, наверное, правы, но остановитесь и подумайте:
    • У вас все было бы хорошо, даже если бы вас не шлепали (и ваше детство было бы намного менее болезненным).
    • Не все дети, которых отшлепали, оказались плохими, но зачем рисковать? Делайте все возможное как родитель, чтобы у вашего ребенка было лучшее будущее, которое вы можете предложить.
    • Тогда мы не знали ничего лучшего… теперь мы знаем!

Если эта статья посвящена тому, чтобы не шлепать, то нам, родителям, нужны рациональные альтернативы порке, а также способы справиться с неприятными моментами в нашем родительском путешествии.Итак, вот несколько советов, идей и предложений. Надеюсь, каждый из вас сможет найти что-то, что работает и применимо к другим стратегиям воспитания!

Десять альтернатив порке Дестри Мэйкок

(источник статьи: http://www.EzineArticles.com)

Порка — это лишь временное решение текущих проблем. После порки ребенок обычно задается вопросом: «Что мне делать по-другому, чтобы меня больше не ударили?». За шлепками редко следуют инструкции о том, что ребенку нужно сделать или прекратить делать.Обычно это не более чем высвобождение разочарования родителей, направленное на ребенка. Он учит ребенка подчиняться из-за страха, а не из-за понимания того, что правильно или неправильно. Он учит детей тому, что насилие — приемлемый способ решения их проблем. Дети, которых шлепают, часто подвергаются большему риску заниженной самооценки, агрессии, лжи, обмана, депрессии и издевательств. Порка является примером того, что можно ударить, когда человек расстроен или зол.

Ниже приведены десять альтернатив порке, которые могут быть вам полезны.

  • Предоставляем выбор. Выбор возвращает ребенку некоторый контроль на условиях родителей. У родителей, которые действительно умеют делать выбор, есть дети, которые более послушны и умеют принимать решения!
  • Возьмите тайм-аут. Да, ты родитель уходишь. Это совершенно нормально. «Я слишком расстроен, чтобы иметь с тобой дело прямо сейчас; мы поговорим об этом позже ».
  • Вовлеките кого-нибудь еще. Если вы чувствуете, что ваш ребенок так рассердил вас, что вы не можете контролировать ситуацию, попросите кого-нибудь помочь вам, кто не так тесно вовлечен в ситуацию.Это снижает вероятность того, что вы ударите своего ребенка.
  • Научите их тому, чего вы ожидаете. Вместо того, чтобы наказывать их за плохое поведение, научите их, что они могут делать по-другому. Скажите им: «В следующий раз, пожалуйста, повесьте пальто в шкафу! Как мы можем помочь вам не забыть об этом? »
  • Признайте их позитивное поведение. Итак, когда они вешают это пальто, скажите им, как вы это цените! Слишком часто родители замечают только плохое поведение своих детей и не обращают внимания на то, что они делают хорошо.
  • Тайм-аут. Общее правило — одна минута на каждый год их возраста. Не так важна обстановка, в которой происходит тайм-аут, как то, что вы связываете проступок с последствиями. Постарайтесь сделать это место тихим, и ребенок не сможет привлечь ваше внимание или ненамеренно вознагражден. Если у ребенка истерика, его время должно начинаться, когда он успокоится и сможет держать его под контролем в течение тайм-аута.
  • Следствие.Обеспечение логического следствия часто бывает очень эффективным. Всегда связывайте последствия с плохим поведением. «Я хотел бы иметь возможность отвести вас в магазин, но вспомните последний раз, как вы бегали по магазину и не слушали меня. Что ж, я не за это. Вы остаетесь дома с _____. Может быть, в следующий раз ты сможешь послушать и пойти со мной ».
  • Выбери свои сражения. Выберите четыре основных вещи, которые вы просто не можете терпеть, и сосредоточьтесь на том, чтобы дисциплинировать их только за эти четыре поведения.Это позволит вашему ребенку понять, что для вас действительно важно, и вы не будете казаться, будто вы наказываете его за каждое мелкое нарушение.
  • Установить пределы. Вместо того, чтобы говорить своим детям, что делать, попробуйте сказать им, что вы собираетесь делать или позволять. «Я буду счастлив отвезти тебя к друзьям, когда ты закончишь свои дела».
  • Изложите ваш запрос положительно. Вы когда-нибудь замечали, как мы обычно делаем запрос или даем указания отрицательно? Первое, что слышит ваш ребенок … то, чего он не может получить.Простое изменение структуры того, как вы делаете запрос, увеличит сотрудничество вашего ребенка. Попробуйте изложить вещи в позитивном ключе, рассказав им, что они могут иметь или что вы позволите. Они с меньшей вероятностью будут спорить, когда вы говорите им, что они могут иметь или что вы позволите.

12 простых альтернатив нападкам на ребенка

  • Сделайте глубокий вдох… и еще один. Тогда помните, что вы взрослый.
  • Закройте глаза и представьте, что вы слышите то, что собирается услышать ваш ребенок.
  • Сожмите губы и сосчитайте до 10… или 20.
  • Посадите ребенка в кресло для перерыва (одна минута на каждый год его возраста).
  • Сядьте в кресло для перерыва. Подумайте, почему вы злитесь; это ваш ребенок или ваш ребенок просто удобная мишень для вашего гнева?
  • Позвони другу.
  • Если кто-то может присмотреть за детьми, выйдите на улицу и прогуляйтесь.
  • Примите горячую ванну или ополосните лицо холодной водой.
  • Обними подушку.
  • Включите музыку. Может даже подпевать.
  • Возьмите карандаш и запишите как можно больше полезных слов. Сохраните список.
  • Позвоните по телефону 1-800-4-A-CHILD

Дополнительные и информационные сайты и ресурсы

  • www.zerotothree.org
  • www.stophitting.org — содержит множество разъяснений религиозного характера о порке.
  • Грин, Росс. Взрывной ребенок
  • Баркли, Р.Непокорный ребенок
  • Родители воспитывают безопасных детей, actagainstviolence.

Leave a Reply

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *