Кто напугал детей в страшном рассказе ответ: Что напугало детей? Как Шура и Петя уговаривали себя не бояться?

Содержание

Урок литературного чтения. «Е.Чарушин «Страшный рассказ»» (технология смысловое чтение). 2-й класс. УМК «Школа России»

Урок 49

Тип: изучение нового материала, развитие речи.

Цели: познакомить учащихся с содержанием произведения Е.Чарушина «Страшный рассказ», совершенствовать технику чтения, развивать логическое мышление, память, речь, учить детей делить текст на смысловые части, озаглавливать их, читать по ролям, расширять литературный кругозор детей, обогащать словарный запас, прививать интерес к чтению, воспитывать гуманное отношение к животным, любовь к родной природе.

Планируемые результаты.

  • Предметные: учащиеся должны уметь прогнозировать содержание текста по его заглавию, читать вслух с переходом на чтение про себя, воспринимать на слух прочитанное, определять последовательность событий, составлять план рассказа, пересказывать подробно по плану, сравнивать художественный и научно-познавательный текст.
  • Метапредметные: учить формулировать собственное мнение и позицию, выделять важную и ценную информацию, участвовать в обсуждении, оформлять свои мысли в устной речи, строить понятные высказывания, слушать и понимать других, формировать коммуникативные навыки работы в группе.
  • Личностные: проявлять интерес к изучаемому материалу, формировать положительное отношение к учёбе, самостоятельно оценивать свою деятельность на уроке.

Ход урока

1. Организационный момент

Долгожданный дан звонок
Начинается урок,
Чтобы много – много знать,
Книги надо нам читать

2. Речевая разминка

(слайд 1)

Если ежик не пьет молоко,
Значит, где то в лесу далеко,
Под кустами, в гнезде из листочков,
Есть у ежика сын или дочка.
Значит, надо ежика взять
И в лес отнести опять.

— Прочитайте стихотворение медленно.

— Начните читать медленно и постепенно ускоряйте темп.

— Начните читать быстро и постепенно замедляйте темп.

— Прочитайте с сердитой интонацией.(еще: весело, с удивлением, сожалением)

— Прочитайте выразительно.

1 этап: Работа с текстом до чтения

3. Проверка домашнего задания

Пересказ текста «Ребята и утята» от имени ребят.

4. Актуализация знаний

(слайд 3)

— Посмотрите на портрет, что вы можете сказать о характере этого человека? (Ответы детей)

— Кто он может быть по профессии? (Ответы детей)

— Это портрет Евгения Ивановича Чарушина, детского писателя.

— Какой раздел мы изучаем? (О братьях наших меньших)

— Мы уже читали некоторые произведения этого раздела. О ком они? (О животных)

— В раздел включено и произведения Е.Чарушина. Как вы думаете, почему? О ком он писал? (О животных)

— Сегодня мы познакомимся с одним из произведений Е. Чарушина. Зная автора, можем предположить жанр произведения, с которым мы сегодня познакомимся? (Сказка, рассказ?)

Вывешиваю на доске предположения:

 

— О ком будет произведение, с которым мы сегодня познакомимся?

Вывешиваю на доске предположения:

— Давайте прочитаем, как Е. Чарушин назвал свое произведение. (Страшный рассказ)

— Предположите, о чем будет это произведение. (Ответы детей записываю на доске)

— Рассмотрите иллюстрацию к произведению (слайд 4 или стр.137 учебника)

— Что на ней изображено (Ежик лакает молоко)

— Можете предположить, о каком  животном пойдет речь? (О еже)

Вывешиваю на доске предположения:

— Какие чувства возникают у вас при чтении этих слов? (Ответы детей)

Антиципация чтения «Стратегия ключевых слов»

На слайде 5 или доске появляются слова:

  • Шура и Петя остались одни
  • У самого леса
  • Ни папы, ни мамы
  • Темно
  • Не страшно, не боялся
  • Кто-то топает
  • Закрылись с головой
  • Прижались друг к другу
  • Пришли родители
  • Зажгли
  • Ежик

— Кто будет героем произведения? (Ответы детей)

— Работая в группах, обсудите, предположите, как могут разворачиваться события. (Ответы детей)

— А чтобы проверить и уточнить свои предположения мы должны провести «диалог с автором» через текст. Ведь чтение — это общение с автором не непосредственно, а через текст, созданный автором.

2 этап: Работа с текстом во время чтения

Стадия осмысления. Первичное знакомство с произведением.

— Давайте проверим, подтвердилось ли что-нибудь из наших предположений. Начинаю читать текст сама до слов «шлеп…, шлеп… топ   топ…»  (стр. 136), далее три хорошо читающих ученика до слов «забрался в дом» (стр. 137) и самостоятельное чтение детьми про себя стр. 138.

5. Закрепление изученного материала

«Чтение вслух с остановками».  Перечитывание текста

(После прочтения каждого абзаца, задаю вопросы по содержанию текста и на прогноз дальнейших событий)

 — Почему мальчики остались одни? (Родители ушли)

— Для чего автор описывает место, где происходит событие? (Чтобы мы лучше могли представит состояние мальчиков)

— Сколько лет было мальчикам? Большие или маленькие? Какие слова это подтверждают? (Большие. Сами умылись, сами разделись, легли спать в свои постельки)

— Кто по стене может ползать? (Ответы детей)

— Как вы думаете, дети сразу уснули? (Нет. Да)

— Представьте, что ваши родители ушли, и вы легли спать со своим братиком или сестренкой, и вам не спится, что бы вы стали делать? (Разговаривали)

— Прочитайте разговор мальчиков. (Читают диалог)

— О чем говорили мальчики? (О страхе)

— На самом деле им было страшно? (Ответы детей)

— Какой вопрос хочется задать автору? (Что случилось вдруг?)

Словарная работа идет по ходу чтения.

— Что такое сени? (слайд 6 – помещение между жилой частью дома и крыльцом в деревенском доме)

— Как бы вы повели себя на месте мальчиков (Ответы детей)

— Как повели мальчики? Прочитайте. (Как бросится Петя к Шуре на кровать!..)

— Почему мальчики спрятались? (Ответы детей.)

— Почему же детям было страшно? (Они не знали, кто топает)

— И вам, наверное, тоже было страшно.

Ведь автор не сообщает нам, кто шлепает по комнате. И все мы ожидаем что-то страшное, ужасное.

— Какой вопрос хочется задать автору? (Кто напугал мальчиков?)

— Прочитайте про себя дальше, найдите ответ на поставленный вопрос.

— Кто испугал мальчиков? (Ежик)

— Кто из вас видел ежа? (слайд 7)

— Что вы знаете о ежах? (Ответы детей)

— Чем полезны ежи? (Ответы детей)

— А сейчас наши информаторы сделают небольшое сообщение о еже.

1. Ёж – хищное ночное животное. Днём он прячется под кучей хвороста и листвы, а ночью выходит кормиться. Пищей ему служат жуки, лягушки, мыши, улитки, опавшие плоды яблонь, груш и других деревьев.

2. В случае опасности ёж сворачивается в клубок, прижимая голову к брюху и втягивая лапки и хвост под себя. Получается колючий шар с торчащими во все стороны шипами.

3. Во время ночной охоты на ежа нападает филин. Ему не страшны иглы зверька. Нет спасения ежу и от хитрой лисицы. А вот при встрече с гадюкой ёж выходит победителем.

— Перечитайте момент, когда пришли папа с мамой. (Они открыли двери, вошли в дом, зажгли свет.. Да это ежик!)

— Как мы будем читать это предложение?

Выберите варианты (слайд 8)

Радость, грусть, испуг, удивление, злость, облегчение (Радость, облегчение)

— Для чего ежик забрался в дом? (Ответы детей)

— Где настоящий дом ежа? (В лесу)

— Будет ли ежу удобно жить в городской квартире? Почему? (Ответы детей)

— Почему еж навестил ребят ночью? (Ночной житель)

— Как папа с мамой отнеслись к испугу мальчиков? (Стали искать неизвестного гостя)

— Стали ли они смеяться над ними? Почему? (Ответы детей)

— Как бы вы поступили с ежом? (Ответы детей)

— Прочитаем, как же поступили с ежом мальчики. (Закатали в шапку и унесли в чулан.

Дали молока и кусок мяса)

— Какое непонятное слово встретилось? (чулан)

Чулан (слайд 9) — помещение в доме, служащее кладовой.

— Как вел себя ежик, когда его искали? Почему? (Ответы детей)

— Почему еж свернулся шариком? (Ответы детей)

— Замените выражение «свернулся в углу шариком» (слайд 10) близким по значению. (Свернулся в клубочек)

— Почему его уже потом никто не боялся (Ответы детей)

— Почему еж остался жить с ребятами на даче? (Потому что ребята унесли в чулан и кормили его)

-Что подтвердилось из наших предположений? В чем мы не правы? (Ответы детей)

3 этап: Работа с текстом после прочтения

Концептуальная беседа по тексту.

— Как вы думаете, прочитанное произведение – сказка или рассказ? Докажите?  (это произведение называется «Страшный рассказ».  Рассказ, потому что описывается реальное событие, нет волшебства)

—  Как вы считаете, Петя и Шура смелые или трусливые? (Они храбрые, не показывают страх. )

— Как  Шура и Петя уговаривают себя не бояться?

– Перечитайте их диалог. Этот самый напряженный момент в рассказе попробуем его прочитать по ролям. Но прежде чем читать определим (слайд 11)

Тон — спокойный или взволнованный

Темп — быстрый или медленный, или не спеша

Громкость – тихо или громко.

Чтение диалога по ролям.

— Как же автор относится к своим героям? (Он им сочувствует. Считает их храбрыми, так   как они старались побороть свой страх. Их можно считать смелыми ребятами)

Что такое смелость? (Не боится страха)
— Давайте посмотрим в словаре лексическое значение «Смелость». (Смелость – это способность перебороть страх)

— Что хотел донести до нас? (Чтобы не бояться. Нельзя детям одним оставаться дома долгое время. Надо беречь животных, помогать им вернуться домой)

— В чем главная мысль: (Человек боится того, чего не видит и чего не понимает. У страха глаза велики)

— Чему учит нас этот рассказ? (Уважать, беречь животных. Не нужно брать диких животных домой. Ведь их дом – это лес. Каждый счастлив только у себя дома. Изучать повадки животных, чтобы их не бояться. Быть дружными, готовыми прийти на помощь в трудную минуту, поддержать товарища)

Рефлексия.

— Наш урок подходит к концу  и оцените свои успехи на уроке, поднимите нужный  кружок:

  • Зеленый – я много узнал, получилось отлично;
  • Жёлтый – я много узнал, получилось хорошо;
  • Красный – я много узнал, не все задания выполнил так, как хотел.

Мне тоже  понравилось, как вы работали.

7. Итог урока. Синквейн

Кто?
Ёжик
Какой?
Круглый, колючий.
Что делает?
Пыхтит, шуршит, топает.
Предложение
Ёжик охотится по ночам.
Слово — синоним
Хищник

8. Домашняя работа

Стр. 136-138, выразительное чтение, пересказ от лица мальчиков.

По желанию:

  • найти и выучить загадку про ежа;
  • составить 2-3 вопроса по тексту.

Школьное чтиво: Чарушин Е. «Страшный рассказ»


Чарушин Е., рассказ «Страшный рассказ»

Жанр: рассказы о детях
Читать другой вариант краткого содержания рассказа.

Главные герои рассказа «Страшный рассказ» и их характеристика

  1. Петя и Шура. Два маленьких мальчика, боязливые, но хвастливые
  2. Родители. Ничего не боятся.
  3. Ежик. сам не знал как напугал ребят.

План пересказа рассказа «Страшный рассказ»
  1. Домик у леса
  2. Шура и Петя остаются одни
  3. Хвастовство мальчишек
  4. Топот в сенях
  5. Сильный страх
  6. Возвращение родителей
  7. Ежик в сенях
  8. Страха больше нет.

Кратчайшее содержание рассказа «Страшный рассказ» для читательского дневника в 6 предложений
  1. Мальчики Петя и Шура остались вечером одни дома.
  2. Они легли в кроватки и стали хвастать, что ничего не боятся
  3. Вдруг они услышали топот и пыхтение в сенях
  4. Мальчики накрылись с головой и дрожали от страха
  5. Родители вернулись из гостей и нашли ежика
  6. Ежик жил в домике все лето и его никто не боялся.

Главная мысль рассказа «Страшный рассказ»
Человек боится того, чего не видит и чего не понимает.

Чему учит рассказ «Страшный рассказ»
Рассказ учит не поддаваться пустым страхам. Учит быть храбрым и смело смотреть в лицо неведомой опасности. Учит не хвастать понапрасну. Учит любить животных.

Отзыв на рассказ «Страшный рассказ»
Мне очень понравился этот рассказ. Мальчики видимо боялись темноты и странных звуков, поэтому старались подбодрить себя, говоря, что ничего не боятся. Но когда они услышали, как кто-то ходит за стенкой, они сильно перепугались. И сколько смеха было, когда выяснилось, что боялись они безобидного ежика.

Пословицы к рассказу «Страшный рассказ»
У страха глаза велики.
Не говори Гоп, пока не перепрыгнешь.
На всякую беду страха не напасешься.
Не страшись, да и не хвались.
Трусливому зайцу и пенек — волк.


Читать краткое содержание, краткий пересказ рассказа «Страшный рассказ»:
Два маленьких мальчика, Шура и Петя, остались вечером одни дома. Дом их стоял у самого лес, а родители ушли в гости.
Мальчики сами умылись, разделись и легли в кровать. В темноте было слышно, как что-то шуршало по стене, может таракан, может что еще.
Мальчики стали хвалиться друг перед другом, какие они храбрые. Они по очереди говорили, что не боятся воров, тигров, людоедов.
Шура хотел сказать, что и крокодилов он не боится, но вдруг в сенях раздался тихий топот. Кто-то шлепал ногами.
Мальчики бросились в кровать и укрылись одеялом с головой. Они уговаривали друг друга не дышать.
Но даже через одеяло было слышно, как кто-то ходит за дверью и пыхтит.
Хорошо, что тут пришли родители. Мама с папой сразу зажгли свет и осмотрели комнаты, но никого не нашли. Они вышли в сени и увидели, как кто-то пробежал вдоль стены и свернулся клубочком. Это был ежик.
Он видимо прибежал из леса. Его закатили в шапку и унесли в чулан. Потом дали молока и мяса, и ежик остался жить в доме на все лето. Он также пыхтел и топал ногами по ночам, но его уже никто не боялся.

Ответы на вопросы к рассказу «Страшный рассказ»

  1. Прочитанное произведение сказка или рассказ? — Это рассказ, потому что действие происходит в обычном доме и ничего волшебного в нем не происходит.
  2. Что напугало детей? — Детей напугали странные звуки: «вдруг они слышат — за дверью, в сенях, кто-то негромко топает ногами по полу: топ.… топ.… топ.… шлёп.… шлёп… топ… топ….»
  3. Как Шура и Петя уговаривали себя не бояться? — Они говорили друг другу, что не боятся страшных вещей — тигров, людоедов, воров.
  4. Как вел себя ежик? — Топал и пыхтел. Когда включили свет он пробежал в угол и свернулся шариком.
  5. Вспомните случаи, когда вы вели себя также как мальчишки. — Однажды ночью поднялся сильный ветер и что-то стало стучать в окно. Я сильно испугалась и позвала маму. А когда она пришла, оказалось, что это стучит ветка дерева.

Рисунки и иллюстрации к рассказу «Страшный рассказ»

конспект урока литературного чтения во 2 классе «Страшный рассказ» Е.Чарушина

Урок литературного чтения во 2 классе.

Тема: Е. И. Чарушин «Страшный рассказ»

Цель: развивать умение мыслить, предполагать, рассуждать, анализировать, делать выводы в процессе работы над художественным текстом.

Задачи:

  • познакомить учащихся с рассказом Е.И.Чарушина «Страшный рассказ»;

  • развивать навыки выразительного беглого чтения;

  • развивать умение активно воспринимать учебный материал: анализировать поступки героев, прогнозировать текст, сравнивать свои предположения с замыслом автора, формировать навык взаимооценки и самооценки,формировать коммуникативные навыки работы в группе;

  • воспитывать любовь к природе, животным.

Предметные результаты:

  • Совершенствовать умения осознанно, правильно читать вслух;

  • Совершенствовать приемы выразительного чтения;

  • Развивать умения объяснять логические значения слов: сени, чулан, осознанно использовать их при пересказе.

Личностные результаты:

  • Продолжить работу над положительным отношением к процессу чтения и анализа произведения;

  • Воспитывать бережное отношение к природе через анализ содержания художественного произведения;

  • Воспитывать заботливое отношение к «братьям нашим меньшим»;

  • Умение анализировать  свой поступок.

Метапредметные:

  1. Регулятивные:

  • Продолжить развивать умение планировать свои действия в соответствии с задачами урока и условиями их реализации;

  • Развивать умения принимать, формулировать и сохранять учебную задачу.

  1. Познавательные:

  • Развивать умение выделять нужную информацию из художественного текста;

  • Развивать умение прогнозировать содержание произведения по ключевым словам;

  • Развивать умения устанавливать причинно – следственные связи;

  • Развивать умения выявлять авторскую позицию и идею произведения;

  • Развивать умения ставить вопросы по тексту и спрогнозировать ответ и найти ответ на вопрос;

  1. Коммуникативные:

  • Развивать умение участвовать в диалоге при раскрытии идеи произведения и подготовке ответа на проблемный вопрос; вырабатывать общую позицию по теме обсуждения;

  • Развивать умения задавать вопросы по тексту произведения, формулировать собственное мнение и понимать мнение других людей, отличное от собственного; развивать умение адекватно использовать речевые средства в процессе анализа и раскрытия содержания рассказа.

Тип урока: урок освоения новых знаний

Ход урока

1.Организационный момент.

II. Речевая разминка.

– Начнём урок с речевой разминки. Умение владеть своим голосом поможет нам на уроке выразительно и безошибочно читать. А хорошее чтение так необходимо при работе с текстом.

(Дети выполняют упражнения на дыхание, для губ, для языка.)

1. Заборчик

Зубки ровно мы смыкаем, и заборчик получаем.
А сейчас растянем губки – посмотрю на ваши зубки.

2. Лопатка

Язык лопаткой подержи, между зубок положи.
1 – 2 – 3 – 4 – 5. Можно язычок убрать.

3. Иголочка

Язык в иголку превращаем, напрягаем и сужаем. Острый кончик потяни, язычок назад верни.

4. Трубочка

Ваши губки – трубочки превратите в дудочки. Ду-ду-ду.
Учись играть на барабане, язычок послушным станет. Д-д-д-д-д-д.

– Молодцы!

III. Проверка домашнего задания.

  1. Пересказ рассказа М. Пришвина «Ребята и утята» от имени …

Эксперты: 3 человека. (оцениваем последовательность и четкость изложения материала, грамотную речь рассказчика, умение заинтересовать слушателей)

2. Тест по рассказу М.Пришвина «Ребята и утята».

1.Как звали в рассказе дикую уточку?

А)Кря-кря;

Б)Нарт-нарт;

В)Чирок-свистунок.

2.Куда вела утка своих утят?

А)Из болота на речку;

Б)Из леса в озеро;

В)Из деревни в город.

3.Где утка вывела своих утят?

А)На кочке, в болотистом лесу;

Б)В камышах, на берегу озера;

В)На дереве, в теплом гнездышке.

4.Почему так далеко от озера пришлось выводить утят?

А)Утка-мама боялась лисы;

Б)На озере не было еды;

В)Весной озеро широко разливалось, и не было прочного места для гнезда.

5.Что делали утка с утятами около кузницы?

А)Щипали траву;

Б)Купались в песке;

В)Переходили дорогу.

6.Кто увидел утят около кузницы?

А)Заяц Кирюха;

Б)Ребята;

В)Дедушка Мазай.

7.Что сделали ребята с утятами?

А)Стали ловить;

Б)Покормили хлебом;

В)Погнали на озеро.

8.Кто помог освободить утят?

А)Собака Мухтар;

Б)Автор рассказа М.Пришвин;

В)Утка-мама.

Вывод.

-Ребята, чему же научил нас этот рассказ? (высказывания детей)

Все звери и птицы – это наши «братья меньшие». Мы их должны защищать и по мере возможности помогать им. Ребята ради забавы совершили некрасивый поступок. Надеюсь, они поняли свою ошибку. Этим рассказом М.Пришвин хочет предостеречь нас от таких вот необдуманных поступков. Мы должны быть настоящими друзьями природы. А что это значит? Кто как это понимает?

Зажгите в своем сердце маленький огонек – любовь ко всему живому, и тогда нам всем

Сегодня мы продолжим разговор о природе

IV. Актуализация знаний. Постановка целей урока.

-Прочитайте стихотворение.

Весь в росе, как в серебре?
Кто в глуши твоей таится?
Что за зверь? Какая птица?
Все открой, не утаи:
Ты же видишь, мы свои.
С. Погореловский

— О чем идет речь в стихотворении? (о лесе)

— Какими предложениями насыщено стихотворение?

— Почему их так много? или Что скрывают они? (тайну, загадку)

— Как ответите на вопросы Сергея Погореловского:

Кто в глуши твоей таится?

Что за зверь? Какая птица?

. — Да, ребята, вы много назвали животных, но лишь один из них является героем нашего произведения (назвали много животных, но одного забыли), а кто он вы узнаете , когда выполните задание в парах.

— Возьмите карточки. Приступайте к выполнению задания (ребус-слово ЁЖ)

— Обоснуйте свое решение.

— Молодцы, справились с заданием. Значит, герой нашего произведения – еж.

— Ну, а теперь нужно узнать, в каком произведении живет наш герой. Для этого возьмите карточки .(соединить автора с его произведением)

И.Пивоварова «Ребята и утята»

Л.Н.Толстой «Жила-была собака…»

Е.И.Чарушин «Кошкин щенок»

М.М.Пришвин «Страшный рассказ»

В.Берестов «Филипок»

— Обоснуйте свой ответ, установив связь между произведением и автором

— Значит, тема нашего урока будет…

Страшный рассказ” Евгений Иванович Чарушин)

— Какие задачи мы для себя определим используя опорные слова?

— Познакомиться…  (со сведениями из биографии Е. И. Чарушина).

— Учиться правильно… (и выразительно читать его произведение “Страшный рассказ”).

— Проанализировать. .. (новое произведение).

V. Работа по теме урока.

Биографические сведения о Е.Чарушине.

Евгений Иванович Чарушин (1901—1965) — замечательный художник и писатель. Он родился на Урале, в семье архитектора. Отец много разъ­езжал, нередко брал с собой сынишку, и первые уроки наблюдательности были получены в этих путешествиях по лесному краю. Будучи 6-летним мальчиком, Женя решил подражать птицам и есть то же, что и они, наелся «невообразимой гадости»- каши из грязного куриного корыта и заболел брюшным тифом.

— Плавать научился в одиннадцать лет, когда вместе со стадом переплыл широкую реку Вятку, держась за коровий хвост.

Отец Жени Чарушина был архитектором — художником. Ватман, тушь, краски — все это нравилось мальчику. Женя наблюдал, как его отец раскрашивал чертежи будущих домов и сам с увлечением рисовал. В отличии от отца он рисовал не дома, на его рисунках чаще всего были птицы, собаки, медведи и прочие замечательные звери. Когда Женя вырос и стал Евгением Чарушиным, он иллюстрировал книги о животных. Среди лучших работ Чарушина — иллюстрации к книге С.Маршака «Детки в клетке» Это книги, которые иллюстрировал Е. Чарушин. А так же он сочинял маленькие рассказы для детей и взрослых. В книжках он рассказывал про своих домашних любимцах, а так же про зверей, живущих в лесу — волков, медведей, лисиц. Художник, который рисует животных, называется анималист. Чарушин был прекрасным анималистом. Ведь для того, чтобы правдиво изобразить животное, нужно хорошо его изучить, знать не только внешность зверя, но и движения, повадки и даже характер.

После окончания Ленинградской академии художеств Е. Чарушин сблизился с кружком писателей при библиотеке детской литературы, а вскоре получил предложение иллюстрировать книги В. Бианки. Ему принадлежат замечательные рисунки к книгам М. Пришвина, С. Маршака, Д. Мамина-Сибиряка.

В 1930 г. вышел его первый рассказ. Уже ранние произведения опре­делили место Евгения Ивановича в детской литературе: блестящий рассказчик-анималист (т. е. художник, изображающий животных). Юмор, доброта, нежность всегда присутствуют в его изображениях зверей.

Е. Чарушин говорил: «Посмотрел картинки? Прочел эту книжку? Узнал, как звери и птицы учат своих детей добывать еду, себя спасать? А ты человек — хозяин всей природы, тебе все знать нужно».

С детства природа обогащала Е. Чарушина впечатлениями, кото­рые он, став художником и писателем, облекал в точные и яркие образы. С равным мастерством владел он словом, карандашом и кистью.

Первичное восприятие и анализ текста.

а) — В названии используется слово рассказ.

А что такое рассказ? (Рассказ – это повествование об отдельном событии из жизни человека)

— Что такое страх?

— Было ли вам когда-нибудь страшно?

— А теперь, давайте узнаем, что же произошло с нашим героем. Откройте учебник на странице 136.

б) Чтение произведения (учитель и хорошо читающие ученики).

— Действительно, произведение было страшным?

— А как бы вы озаглавили это произведение? (мой выбор – Случай на даче. Незваный гость. Ежик.)

— Почему же автор назвал его именно “Страшный рассказ”? (заинтересовать читателя)

в) Словарная работа

— В тексте встретилось слово “сени” и “чулан”.

— Объясните лексическое значение слов.

Сени — в деревенских избах и в старину в городских домах помещение между жилой частью дома и крыльцом.

Чулан — помещение в доме, служащее кладовой; клеть или часть сеней в крестьянской избе.

Клеть кладовая при избе или в отдельной постройке.

— Что напугало ребят из рассказа? (шуршание и топот в комнате)

— А кто издавал эти звуки? Найдите в тексте. (кто-то)

2.Сообщение подготовленного ученика

Ёж – это маленький ночной хищник. В колючей шкурке 5 – 6 тысяч иголок. Каждая иголка растёт 12—18 месяцев.

Обыкновенный ёж — это животное, активное в ночное время суток. Не любит надолго уходить из своего дома. День ежи проводят в гнезде или других укрытиях. С наступлением заморозков ежи плотно закрывают вход в нору и впадают в зимнюю спячку.

Ёж — это всеядное животное. Основу его питания составляют насекомые, гусеницы, слизни, иногда дождевые черви. Из растений может поедать ягоды и фрукты.

У ежихи рождается в среднем, около 4 ежат (каждая самка может выносить до 8 ежат, но это встречается редко). Детеныши появляются на свет, абсолютно «голые» (без колючек), слепые. Спустя несколько часов, начинают появляться первые, мягкие колючки. И только через 15 дней, ежата полностью покрываются колючками.

Физминутка

VI. Анализ текста.

Обсуждение после прочтения.

-Какое впечатление произвёл на вас рассказ?

— Где произошёл случай, описанный в рассказе? (На дача – у самого леса, в маленьком домике)

— С чего всё началось? (Родители ушли в гости, а дети остались одни)

— Найдите строки в начале рассказа, которые характеризуют мальчиков. Зачитайте.

— Можно ли назвать детей смелыми? Почему? (Нет)

— А что думает о них автор? (Автору понравились ребята)

— Почему испугались мальчики? (Услышали топот)

Прочитайте диалог о том, как мальчики уговаривали себя не бояться.

— Что больше всего испугало ребят? (Неизвестные шаги)

— Кто испугал ребят? (Ёжик)

— Как они чувствовали себя под одеялом? (Закрылись с головой одеялом, прижались друг к другу, лежали тихо-тихо, чтобы их никто не услышал)

— Предположите, сколько мальчикам было лет? Из каких строк мы это видим?

Зачитайте из текста фрагмент, в котором происходит переломный момент в событиях.

Подберите и зачитайте в тексте строки к иллюстрации.

— Расскажите, что сделали родители, когда вошли в дом? (Стали искать кто же напугал ребят)

— Как вёл себя ёжик, когда его искали? (Свернулся в углу шариком)

— Почему ёж свернулся шариком?

— Подумайте, для чего ёжик в доме? Где настоящий дом ежа?

— Почему ёжик не ушел потом в лес?

— Как вы думаете, возьмут ли мальчики ежа в город?

— А как бы поступили вы?

— Можно ли считать рассказ на самом деле страшным?

— Можно ли назвать мальчиков смелыми?

— Можем ли мы ребят осуждать их за трусость?

— Какое чувство преобладало у ребят в начале рассказа? (Страх)

— А когда тайна была раскрыта? (радость удивления и открытия)

— Какое настроение вызвало у вас это произведение? Почему?

— Чему учит нас этот рассказ? ( Уважать и беречь животных. Нельзя диких животных брать к себе домой. Ведь их дом — это лес. Каждый счастлив только у себя дома.)

Что вы читали? (Рассказ)

— Что вам больше всего понравилось в рассказе?

— Какой совет даёт автор?

— Какая главная мысль рассказа?

VII .Рефлексия тест

  1. Мальчиков звали Шура и Петя.

  2. Без мамы и папы дети не ложились спать.

  3. В темноте по стене ползал-шуршал таракан.

  4. От страха Петя бросился к Шуре на кровать.

  5. В углу свернулся шариком ёжик.

  6. Дети дали молока в блюдце и кусочек яблока.

  7. Ёжик остался жить с ребятами летом на даче.

— Что на вас произвело наибольшее впечатление?

— Какие задания показались интересными?

— Пригодятся ли вам знания этого урока в дальнейшем?

— Чему учит нас этот рассказ?

У кого в жизни была похожая ситуация?

— Послушайте, с какими словами обращается к вам Евгений Иванович Чарушин: «Входи в мир природы! Будь внимательным и пытливым, добрым и смелым. Больше узнавай, больше умей, чтобы вся природа обернулась для тебя большой

Родиной».

VIII. Подведение итогов урока.

Прием “Верно ли, что …”

  • что “Страшный рассказ” — это сказка?

  • что Евгений Чарушин был художником-анималистом?

  • что мы продолжим знакомство с героями произведения?

IX. Домашнее задание.

По желанию:

«Если ты сдохнешь, нам все равно». Как в Беларуси издеваются над задержанными

  • Елизавета Фохт, Анна Пушкарская, Оксана Чиж
  • Би-би-си

18+. Внимание: текст содержит описания сцен насилия

Для просмотра этого контента вам надо включить JavaScript или использовать другой браузер

Подпись к видео,

“Мне положили в штаны гранату». Что делают с задержанными в Беларуси

В Беларуси после акций протеста, которые начались после президентских выборов, задержаниям, арестам и издевательствам подверглись тысячи людей. Многих избивали, унижали и морили голодом. Би-би-си поговорила с несколькими людьми, которые подверглись жестокому обращению в белорусских автозаках, тюрьмах и отделах милиции.

Алина Береснева, 20 лет

С 9 на 10 августа мы с друзьями возвращались из центра Минска и попали под раздачу ОМОНа. В акции протеста мы не участвовали, но меня все равно повалили на землю — на руке еще остались царапины — и нас упаковали в автобус.

Нас привезли на улицу Окрестина (в центр изоляции правонарушителей ГУВД Мингорисполкома — Би-би-си). На входе стоял мужчина, он приговаривал: «Суки, быстрее пошли!». Я спрашиваю: «За что вы так с нами разговариваете?» Он взял меня за шею и пнул в стену, сказав: «Суки, осматривайте пол, будете знать, где ходить, где гулять».

Нас, 13 девочек, посадили в камеру на четверых. Мы спрашивали сотрудника, можно ли нам сделать звонок, можно ли позвать адвоката, на что он нам отвечал: «Вы что, насмотрелись американских фильмов? Это вам не Америка, вам ничего не положено».

Автор фото, Getty Images

Подпись к фото,

Разгонами мирных акций занимались спецподразделения, натренированные на борьбу с террористами

Прошла ночь, примерно в 12 часов дня нас начали пересчитывать, спрашивали имя и фамилию. Мы понимаем, что не ели уже больше суток — у всех скрутило животы, все были голодные, мы начали просить еду. Мы были готовы заплатить. На что нам ответили: «Нет, суки, будете знать, за кого голосовать». Мы были в жутком шоке, что нам так отвечают. Это было ужасно.

Потом настал вечер, и мы начали замечать — а у нас была щель между кормушкой и дверью — что людей выводят и заставляют подписывать что-то, хотя они кричали и возмущались. Подошла наша очередь подписывать эти протоколы. Мы с девочками договаривались отказываться от того, что нам приписывают.

Я попыталась ознакомиться с протоколом, начала его читать, Говорю: «Дайте мне, пожалуйста, ознакомиться, под чем я подписываюсь». Мне в ответ: «Я тебе, сейчас, сука, расскажу, давай быстро подписывай, а то я тебя ****** [изнасилую] и еще на 20 суток засажу». У меня был шок, у меня текли слезы, их следы остались на том протоколе. Я подписала: «согласна», поставила свою подпись, даже не знала, за что я подписываюсь.

Нам обещали, что отпустят сегодня же. Мы думали, что забудем про всё, как про страшный сон, но не тут-то было. Нас завели обратно в камеры, потом переместили в другую, где уже было 20 девушек — всего нас стало 33. Это было полное издевательство.

Когда не было еды — это самый страшный момент. Я сама по себе сильный человек. Но меня в тот момент сломали. Я просто сидела, у меня настолько скручивался живот, что я не знала, что мне делать. Ты сидишь и понимаешь, как твой организм пытается справиться с этим, но не получается. И ты сидишь просто как маленький ребенок. Ты озлоблен, но у тебя нет сил, и тебе никто не поможет.

Автор фото, Natalia Fedosenko/TASS

Подпись к фото,

Родственники задержанных во время акций протеста у одного из изоляторов в Минске

Я не знала, что мне делать, просто сидела, свернувшись в кулек, у меня пошел холодный пот, и мне позвали врача. Я еле встала и через эту кормушку говорю: «Понимаете, я не могу стоять, мне плохо, у меня кружится голова». Она говорит: «Будешь знать, где ходить в следующий раз». Мне в итоге дали таблетку валидола — на голодный желудок. Я ее пить, конечно, не стала, чтобы не сделать себе еще хуже.

Прошла еще одна ночь. Мы решили, что если нам не принесут еду, то мы уже начнем кричать и звать на помощь. К 11 августа к нам приехали еще автозаки. Мы через окно видели, как над парнями издеваются. Они стояли почти полуголые на коленях попой кверху, руки у них были за головами. Если кто-то шевелился, то они били их палками.

У одной из наших девочек начались месячные. Она попросила: «Дайте, пожалуйста, туалетную бумагу». Ей сказали: «Майкой своей подтирайся». В итоге она просто снимала нижнее белье, стирала его и ходила, пока оно снова не пачкалось. Потом, когда была пересменка, пришла женщина, которая в итоге принесла нам бумагу. Мы ее просто боготворили.

Окна выходили на улицу. Мы видели людей, которые кричали: «Отпустите наших детей!». В соседней камере был мужчина, который сильно кричал, у него были проблемы с ногой. Ему три дня не могли вызвать «скорую», он не выдержал и начал кричать в окно, чтобы люди его услышали. Так сотрудник милиции открыл дверь — это было хорошо слышно, — начал его бить и говорить: «Сука, разминай свою жопу, сейчас я тебе кровь обратно в очко запихну».

Если бы была возможность как-то наказать тех людей, я бы с удовольствием это сделала. Все это разделило жизнь на до и после. Я раньше хотела поступать в МВД, быть сотрудником милиции, защищать народ, права человека, но после того как я побыла там, я больше не хочу этого. Теперь я просто хочу уехать из этой страны, забрать всех родных и близких, чтобы здесь не оставаться.

Сергей (имя изменено по просьбе героя), 25 лет

Меня задержали на третий день акций, 11 августа, около торгового центра. Работал не просто ОМОН, это был спецотряд «Алмаз» — элита, которая борется с террористами.

Когда мы увидели, как к нам идет колонна спецтехники, мы поняли, что можно только прятаться. Я сидел в укромном месте, какое-то время найти меня не могли. Так вышло, что я видел, как на площадке перед ТЦ на коленях стоят люди, которых избивают. Один из них упал, к нему наклонился омоновец, он поднял глаза, и мы встретились взглядом. В тот момент я подумал, что мне ***** [конец].

Меня тоже вывели на площадку. Тех, кто что-то говорил, били. Меня положили, немножко побили. У меня был с собой рюкзак с респираторами, масками. Один из офицеров посмотрел на него и сказал: «О, это какой-то организатор». Начали искать владельца.

Я решил не признаваться — понимал, что будет применяться дополнительное насилие. После нескольких минут избиения меня опять спросили, мой ли рюкзак. Я сказал, что не мой. Меня вывели за угол торгового центра три человека из спецназа. Руки у меня были связаны. Достали боевую гранату — я знаю, чем они внешне отличаются от светошумовых — и сказали, что сейчас достанут чеку, положат мне в трусы, я подорвусь, а они потом скажут, что я подорвался на самодельном взрывном устройстве. Что никто ничего не докажет и им ничего не будет.

Я продолжал говорить, что рюкзак не мой. Они положили мне в штаны гранату, отбежали. Потом вернулись и сказали, что я ****** [обнаглел], снова начали бить. Били в пах, били по лицу. Рюкзак велели нести в зубах. Пока мы шли в автозак, они продолжали меня бить руками по лицу. Если ронял рюкзак — били. У меня сейчас в итоге сколы на зубах.

Меня завели в автозак, там было человек 20. Нас кидали одного на одного. Сверху стоял омоновец, который ходил по людям. Ноги ставили на шею, начинали душить. У людей отекали руки из-за стяжек — кто жаловался, того били по рукам. В нашей машине был астматик, он начал задыхаться. Омоновец подошел к нему, положил ногу на горло, начал душить и сказал: «Если ты сдохнешь, нам всё равно».

Когда нас вывели на улицу, на земле была разлита краска. Мне обмазали ей лицо, пометили таким образом. Потом меня пересадили в другую машину. Там были четыре сотрудника с дубинками. Тебя кладут на пол, и они бьют тебя по ногам, приговаривая: «Это чтобы не бегал! Добегался!» Там я был один, возможно, туда водили и других. Девушек при мне не били.

Автор фото, Valery Sharifulin/TASS

Подпись к фото,

Омоновцы на акции протеста 11 августа

Потом меня вернули в общий автозак. Там были две девушки лет 18. Их провинность была в том, что они поднимали голову и обращали внимание на то, что кому-то в салоне стало плохо. После нескольких таких обращений к одной из них подошел омоновец, начал на нее кричать, схватил за волосы. Он каким-то образом отбрил у нее часть волос и сказал: «Вы — шлюхи, мы вас вывезем в СИЗО, закинем в камеру к мужикам, вас там ****** [изнасилуют], а потом в лес увезем».

Был парень, который не хотел разблокировать телефон. Его раздели догола и сказали, что если он не скажет пароль, его изнасилуют палками. Тогда он согласился, его кинули лежать к остальным.

Нас привезли на какой-то переправочный пункт. Мы вышли из автозака. Там был коридор из 40 человек до другого автобуса. Когда идешь по нему, тебя бьют. Падаешь — бьют, пока не встанешь — по ноге, головам. Когда я дошел до автобуса, я упал от удара. На меня опять обратили внимание спецназовцы, потому что у меня была майка солидарности с российскими политзаключенными. Меня дополнительно побили, а потом взяли за руки и за ноги и кинули в автобус, как мешок.

На меня орали, говорили ползти в определенную точку. Я полз медленно, меня снова били. Когда я дополз, я уже просто не мог двигаться. Ко мне подошел другой сотрудник, поставил ногу на спину и начал бить по голове дубинкой — но уже не простой резиновой, а с металлическим стержнем. Я это понял, потому что после первого удара меня выключило. Я перестал что-то чувствовать.

Он бил какое-то время. Потом сверху меня навалились люди. Мне было тяжело дышать. Тех, кто был сверху, продолжали избивать. Был странный выбор, непонятно, где хуже — наверху, где ты с воздухом, но бьют, или внизу, где ты задыхаешься, но тебя не бьют.

Потом нас высадили, был еще один «коридор», где били, нас пересадили в автозак в камеру «стакан». Он был рассчитан на три человека, туда затолкали восемь. Я был прижат к стене и увидел кровь — только тогда я понял, что у меня разбита голова. В какой-то момент я потерял сознание, это повторилось несколько раз.

Когда нас довели до учреждения, из-за травм и духоты я просто не мог стоять. Я вывалился из камеры. Они сказали: «Кажется, этот уже готов». Меня выкинули из автозака и бросили. Ко мне сразу подошли медики, они сказали, что у меня рассечена голова, все побито, точно есть сотрясение. Меня тошнило, изо рта шли слюни. После этого меня уже не трогали. Уже сами омоновцы стояли и рассуждали — умру я или нет.

Для просмотра этого контента вам надо включить JavaScript или использовать другой браузер

Подпись к видео,

«Настя, мама тут». Истории от изолятора в Минске

«Скорых», чтобы всех вывезти, не хватало, я лежал час. В итоге за мной приехали. В «скорой» я просил отвезти меня домой, а не в больницу, потому что оттуда участников акций забирают. Но из-за разбитой головы и подозрения на перелом ноги меня все же увезли в больницу.

Врачи понимают, что людей пытают, они стараются вывезти, кого могут. Суммарно мне наложили 12 швов на три раны, сделали операции, снимки. Через несколько часов меня из больницы забрали друзья. Из-за того, что у меня не было ни паспорта, ни телефона, мою личность так и не установили.

Пока меня били, я большую часть времени ни о чем не думал. Мне было страшно, я не ждал такого насилия. Я думал о том, чтобы сгруппироваться, чтобы сохранить здоровье. Но если честно, еще думал про эмиграцию. Что если ничего не изменится, мне будет страшно жить в стране, где тебя могут в любой момент убить, и никто не будет наказан. Страшно думать, что рядом с нами живут сотрудники этих структур, которые пытают людей и продолжают жить обычной жизнью.

Олег, 24 года (имя изменено по просьбе героя)

Я дальнобойщик, к политике никак не отношусь, не враг народа. Приехал неделю назад из рейса из Сибири. Посмотрел, что творится в интернете. Увидел, что дети выходят, бабушки. Я подумал — что я, молодой парень и буду дома отсиживаться? И пошел тоже.

Меня задержали [в ночь] с 10 на 11 августа, ближе к полуночи. Был хлопок недалеко от меня. Меня оглушило. Я увидел, что на земле лежит парень. Я хотел помочь подняться — а у него практически была оторвана нога. Ему светошумовая граната попала прямо в чашечку, колена уже не было.

Телефон куда-то завалился, я побежал искать «скорую». Мимо одна проезжала, я попросил медиков подъехать. Они попросили меня и еще нескольких парней остаться помочь. Метрах в двадцати стояли сотрудники ОМОНа — со щитами, оружием, автоматами.

Они нас не забирали, передавали другим нас не трогать. А потом подбежали со спины, положили быстренько, ударили по ногам. Завели руки за голову, избивали ногами. Врач пытался объяснить, кричал: «Что вы творите, мы тут не справимся, люди помогают!»

Нас сначала подняли, а потом через полторы минуты опять подбежали, избили дубинками. По пути в автозак били, в автозаке тоже били, кричали: «Ах вы твари конченые». Были ногами, руками, прилетало по всему телу. С нами сидел мужчина лет пятидесяти, инвалид второй группы. Он попросил таблетку, сказал, что ему плохо. Его постоянно избивали.

Когда большая камера в автозаке заполнилась, нас начали сортировать по маленьким — по шесть человек. Нечем было дышать, была только маленькая форточка. Мы полтора часа сидели в этой дымовухе. После этого нас отвезли на Окрестина. Когда мы выбегали, выстроился коридор из сотрудников милиции и ОМОНа. Мы бежали к забору — они нас избивали. Улыбались, говорили: «Хотели перемен? Будут вам перемены!»

Автор фото, Getty Images

Подпись к фото,

Сотрудники ОМОНа разгоняют акцию протеста в Минске 9 августа

Полтора часа мы стояли с опущенной головой на коленях перед бетонным забором. Там были камни, у меня до сих пор колени все синие. Если кто-то возмущался — избивали. Один человек кричал, что он офицер ФСБ. Его окружили, дали в солнечное сплетение, его человек пять месили дубинками. Репортера из России избивали, он кричал просто до ужаса. Били за любой вопрос.

Я пока стоял, не думал ни о чем. Было очень жалко людей, которых избивали. Мне периодически тоже прилетало. Потом нас завели в здание, пока мы бежали, чтобы сдать вещи, нас продолжали бить дубинками. После нас загнали в прогулочный дворик- там было человек сто тридцать, все стояли один на другом. Раз в два часа по десять человек водили в туалет и еще раз в час давали по две двухлитровых бутылки воды. Некоторые на них посмотреть не успевали, как они уже заканчивались.

Потом нас опять повели на улицу — по пути избивали, — поставили на колени и допрашивали. Затем всех отправили в камеру, пока мы туда бежали, нам продолжало прилетать. В камере — 120 человек, за сутки дали только воду и одну буханку хлеба на всех.

На следующее утро были суды, нас к тому моменту в камере осталось около 25 человек. Меня на суде согласились освободить, арест не назначили. Но после этого еще продержали до вечера. Мои личные вещи так и не нашли, пообещали отдать потом. Вывели на улицу, я видел толпу парней, лежащих лицом вниз. Их избивали, они кричали. А через забор стояли их родственники.

Сам милиционер, который с нами стоял, говорил, что это ужас, это страшно. Когда нас выводили через задний двор, нам сказали, что если мы подойдем к толпе, где были родственники и пресса, нас заберут, и мы будем синего цвета. Но когда мы вышли, люди к нам подбежали как к героям — предложили сигарет, дали позвонить родственникам. В итоге у меня полностью отбиты ноги, спина и лопатки.

Марыля, 31 год

12 августа мы с друзьями после 23 часов возвращались домой на машине по пустому проспекту — в Минске уже не было пробок, как в первые дни протестов, когда машины блокировали. И недалеко от Стелы, где народ собирался в день выборов, нас остановил гаишник и велел съехать к обочине. Кроме машины ГАИ там стояло несколько «бусиков» (микроавтобусов — Би-би-си). Подошли люди в черной защитной форме, в черных балаклавах — кажется у них были нашивки МВД, но точно я не разглядела. Их было много, только на нашу машину было человека три. Они не представились, сказали, чтобы мы вышли из машины.

Нам сказали разблокировать телефоны, потом сотрудники стали смотреть, какие у нас есть фото и видео. Меня отвели в сторону, а парней поставили руками на машину. Парни открыли телефоны, и в галерее у всех были видео с предыдущих ночей — как машины стоят в пробке и гудят и так далее. Мы знаем, что по закону не обязаны это показывать, но когда около тебя стоит куча черного народа с автоматами или каким-то другим оружием… Они начали материться, кричали: «Вы хотели перемен? Мы сейчас покажем вам перемены!». Начали обсуждать, что с нами делать, решили везти в РУВД.

Забрали ключи от нашей машины, завели в бус, лицо водителя мы тоже не видели. С нами сели двое с оружием, и кто-то ехал сзади в нашей машине. Тут вспомнили про меня, сказали набрать пароль от телефона. Я говорю: «У меня руки трясутся». Один из них даже сказал: «Отстань от нее, зачем тебе это нужно». Второй — самый агрессивный — все же забрал у меня телефон и тоже начал говорить: «Вот, там видео с протестов…».

Нас завели во внутренний двор РУВД — там уже лежали на асфальте парни c машины, которую привезли перед нами, и девушка стояла возле стены. Меня поставили недалеко от нее тоже лицом к стене, а парней — вдоль другой стены. И я услышала удары и поняла, что бьют моего мужа — потому что тот, кто бил, говорил: «Зачем тебе белый браслет?». Это был белый резиновый браслет у мужа на руке — символ того, что мы за Тихановскую и за мирные перемены. Я хотела посмотреть, но те, кто стояли за мной, сказали: «Не дергай головой».

Пришли переписывать данные. Ко мне подошел сотрудник, видимо РУВД, без маски и в гражданской одежде — его лицо рассмотреть я тоже не могла, потому что стояла лицом к стене. Он сказал мне ввести пароль на телефоне, но говорил: «Машенька», «Если что нужно, обращайтесь», — такой супердобрый полицейский.

Пока я разблокировала телефон, успела удалить из него «Телеграм» и что-то еще, потому что слышала, как они говорили, что будут смотреть наши подписки. Он сказал: «Я сейчас посмотрю, что вы удалили», но у него не получилось.

Автор фото, Valery Sharifulin/TASS

Подпись к фото,

Участница акции протеста в Минске 11 августа

Ребят с девушкой из другой машины увели куда-то и потом нас тоже начали вызывать по фамилии. Пока я шла, тот, кто похож на омоновца, стал кричать, чтобы я опустила голову. А сотрудник в гражданской одежде говорит: «Не лезь к ней, все нормально». И тут произошла такая история. Нам уже сказали забрать свои вещи, отдали телефоны — но одному из друзей все время звонила жена, а у него была установлена на рингтоне песня Цоя «Перемен!». Ему велели выключить звук, а кто-то сзади сказал: «Не увозите их, они еще не выучили свой урок».

Нас повели и поставили лицом к другой стене двора. Парней — с руками за головой, я держала руки просто за спиной. Мужа, за то что он хмыкнул, ударили по ногам, сказали расставить ноги шире. Мне сначала сказали, что я могу стоять как хочу, но потом подошел еще один омоновец и сказал, чтобы я тоже поставила ноги шире. Все время давали разные команды и сложно было понять, чего они хотят. Парню, у которого затекли ноги, один омоновец разрешил поприседать, а другой подошел, ударил его ногой по ногам и велел встать к стене опять.

Стояли у нас за спиной и издевались, говорили: «Сидели бы дома». У нашего друга онемела рука, ему запрещали шевелить ею, но стали говорить: «Чего ты шляешься по протестам, если такой хилый». Говорили в основном теми же фразами, которые я уже слышала от знакомых, которых задерживали: «Вы в нас кидаете коктейли Молотова», «это Запад все оплачивает».

В конце мы услышали, как привезли еще какого-то парня, и ритмичные звуки дубинок о тело — несколько людей его очень жестоко избивали. Он просил не бить, но они матерились и били. Это было очень страшно. Потом его увели, а нам сказали, что будем стоять до семи утра, конца их смены. Потом кто-то подошел и спросил: «Кто тут самый буйный? Только не девушка». Его коллеги стали смеяться и показали на нашего друга. И его заставили отжиматься, под счет, говорили, чтобы он застыл в самой неудобной позиции, и обещали, что если не отожмется нормально, будут бить — все с издевкой и матом. Потом сказали приседать.

Потом нам сказали, что отпустят без протокола: «Надеемся, вы больше нигде не будете участвовать». Мы вернулись домой примерно в 2 часа ночи. У парней большие синяки от резиновых палок. Но мы останавливаться не собираемся, потому что это была их главная цель — запугать, но они сами нас боятся и воспринимают больше как врагов.

Я пошел в магазин, мне нужно было купить одежду, потому что после предыдущих акций у меня предыдущая поизносилась. Взял пакет с вещами. Доехал до улицы Дворец спорта и на полпути я увидел, что всех молодых людей, которые выходят из автобуса, сразу с остановки пересаживают в автозаки. Я начал это описывать для редакции. В момент, когда я это делал, ко мне подъехал автобус, оттуда выбежали люди, схватили меня за руки.

У меня выхватили телефон. Решили, что раз я что-то пишу и у меня есть интернет, я координатор. Они увидели фотографии спецтехники, предыдущих акций. Погрузили в машину и отвезли к автозак, в котором я просто сидел два часа. Я пытался объяснить, что я журналист, это их не очаровало.

Жесть началась возле РУВД «Московский», куда нас привезли. Автозаки открывают, людям заламывают руки. Если голова выше, чем надо — сразу прилетает по затылку либо дубинкой, либо щитом. Тащат волоком. Я увидел, что парня, которого вели передо мной, просто ради шутки со всего размаха долбанули головой о дверной косяк. Он закричал, поднял голову, ему еще привело.

Для просмотра этого контента вам надо включить JavaScript или использовать другой браузер

Подпись к видео,

«Журналистов не трогать». Что говорят в МВД Беларуси о нападениях на журналистов

Дальше то, что меня больше всего поразило — «людской ковер». Нас завели на этаж и первое что я вижу — люди, которые просто лежат на полу. По ним идут как омоновцы, так и ты. Мне пришлось наступить на мужчину, потому что когда я пытался его обойти, мне опять прилетело.

На полу кровь, испражнения. Тебя бросают на пол, голову поворачивать нельзя. Мне повезло, что у меня была маска. Рядом был парень, который попытался повернуться, ему со всего размаху берцами прилетело по голове, хотя он и до этого уже был сильно избит. Были люди с перебитыми руками, которые не могли ими шевелить.

Людей заставляли молиться. Завели парня, который молил: «Дяденьки, не бейте». Ему сказали, что его сейчас уроют, начнут зубы считать. Несколько ударов. Он уже захлебывается кровью, и омоновец ему говорит — «Читай «Отче наш!». И вот ты сидишь и слышишь, как парень разбитым ртом читает: «Отче наш, иже еси́ на небесех».

Самый страшный момент — это когда ты сидишь, а людей в коридорах, этажом ниже, избивают до такой степени, что они не могут говорить и воют. Ты поворачиваешь голову — на полу кровь, кричат люди, а на стене доска почета с улыбающимися милиционерами, которые это творят. Ты понимаешь, что попал в ад.

После пересменки выяснилось, что два человека из задержанных пропали. Они поняли, что уже путают людей, нас спустили в одиночные камеры — в каждую по 20-30 человек. Вентиляции не было, стоять можно было около стены. Через час от испарений все было мокрым. Тем, кто был в возрасте, становилось плохо, один парень потерял сознание.

Автор фото, Getty Images

Подпись к фото,

Сотрудники ОМОНа избивают задержанного на акции протеста в Минске 9 августа

Потом примерно через 16 часов после прибытия в РУВД нас стали очень жестко выводить и закидывать в автозак. Сидеть запрещалось, людей складывали штабелями в три слоя. Некоторые люди с травмами оказались внизу, им было нечем дышать. Они кричали от боли, к ним просто подходили, били их по голове дубинками, унижали. Это напоминало пытки гестапо, в обычной жизни невозможно представить, что это возможно.

Ходить в туалет было нельзя. Тем, кто просил, говорили ходить под себя. В итоге люди действительно ходили под себя, в том числе по большому. К тому моменту все уже перестали что-то просить — еще в РУВД поняли, что помощи не будет. Тех, кто жаловался, жесточайше избивали.

Когда автозак двинулся, людям разрешили расползтись. Но если кто пытался опираться на сиденья или поднимал голову — сразу прилетало. Потом омоновцам стало скучно и они сказали встать на колени и петь гимн Беларуси. Это снимали на телефон. Когда автозак ехал, окружающие машины сигналили. Но если бы водители знали, что творится внутри, они бы не сигналили — штурмом бы брали эти автозаки.

Я потерял самообладание через полтора часа. Я говорил: «Извините, я российский журналист, что я такого сделал?» Мне начало прилетать по почкам, шее, голове, ответа я не получил. Со мной был один парень, который говорил: «Пожалуйста, расстреляйте нас, зачем вы нас мучаете». А ему отвечали, что расстреливать никого не будут, потому что в тюрьме нас ждет еще больше боли и «петушить» нас будут по очереди.

Когда нас привезли в [изолятор] Жодино, нам сказали: «Прощайтесь с жизнью, тут вас будут убивать». Но к нашему удивлению, нас там приняли нормально. Сотрудники колонии проявляли жестокость только пока СОБРовцы не уехали. Люди были рады, что попали в тюрьму — больше всего они боялись, что их автозаками повезут обратно в Минск.

Там я оставался три-четыре часа. За мной пришел полковник, меня вывели, пошли искать мои вещи. Те, с кем я был, были рады, что меня отпускают и я смогу рассказать о том, что происходит. На выходе нас встретил представитель консульства. Меня выслали из Беларуси с запретом въезда на пять лет и увезли в Смоленск.

Если бы запрета не было, я бы вернулся работать в Беларусь. Там уникальные люди. Они воспринимают перемены со знаком плюс и объединены одной целью.

Наталья, 34 года

Мы шли по улице без приключений с подругами. Потом позади нас появилась толпа людей, убегавших от ОМОНа, затем и сам ОМОН. Несколько омоновцев пробежали мимо нас, а один, видимо, который устал бегать, прицепился к нам с подругой. Он говорил: «Че ты ржешь? Я вижу, тебе весело. А то, что милиционеру сегодня лицо порезали осколком бутылки, тебе тоже смешно, да?». А я не смеялась, я хотела, чтобы он с миром от нас ушел.

Но почему-то его это разозлило, он потащил меня в микроавтобус. В микроавтобусе уже были люди. Нас спрашивали: «Что, нравится быть мясом? Где ваша Тихановская? Где ваша Цепкало?»

Для просмотра этого контента вам надо включить JavaScript или использовать другой браузер

Подпись к видео,

«Пацаны, это уже позор»: в Беларуси бывшие силовики публично выбрасывают форму

Мы приехали в РУВД «Советское». На улице всех поставили лицом к забору, руками на забор. И мы возле этой стены простояли до утра следующего дня. Нас периодически переставляли. Отвели в подвал, где изъяли вещи, телефон забрали, отправили опять к этой стенке.

Кто-то [за стеной] подъезжал на машине и пытался включить Цоя «Перемен». И мы слышали, как милиция переговаривается между собой, что надо их тоже затащить сюда — вместе с «переменами». Какая-то девушка искала парня. Она, наверное, встала на крышу машины, потому что мы видели ее лицо за заборчиком. И менты переговаривались между собой: «Смотри, там какая-то кобыла стоит, иди сгони ее оттуда!». Они вот так про людей говорят.

Парней били. Одному парню сломали ребро, судя по всему. Девочка была с перебитой ногой — это ее [травмировали], когда брали, видимо. В первую очередь получали самые дерзкие. Потом подъехали автозаки и туда начали грузить парней. Там явно кого-то били. Видимо, туда грузили помногу человек, и я слышала: «Ноги под себя! Ноги под себя!», и слышны были удары и крики. Целыми автозаками их увезли куда-то.

Остались девчонки. Нас начали вызывать в здание РУВД и предлагать подписать протокол. В протоколе был написан бред — что я активное участие в митинге принимала и выкрикивала лозунги «Стоп, таракан!». Я решила, что я его подписывать не буду. Тех, кто подписал, отпустили сразу домой. Тех, кто нет — повезли на Окрестина в центр изоляции правонарушителей (ЦИП).

Автор фото, Valery Sharifulin/TASS

Подпись к фото,

Женщина с ребенком наблюдают за акцией протеста в Минске 10 августа

На самом деле там не все уроды. Нам попался «добрый милиционер», который сказал: «Так-так, пока никто не видит, можете написать смски домой». Не знаю, это роль такая или он действительно хороший, но хочется думать, что что-то есть человеческое в них.

В связи с наплывом огромного количества людей там была полная неразбериха. Нас должны были поместить в ЦИП, но оказалось, что там нет места и нас решили поместить в изолятор временного содержания. В ИВС тоже не было места и временно нас решили определить в так называемый «стакан» — помещение метр на меньше метра, нас туда засунули вчетвером.

Затем нас поместили в камеру на двух человек. Выдали один матрас. Из поверхностей помимо кроватей, уже занятых двумя женщинами, был стол, скамеечка и пол. Мы спали кто где: кто на столе — можно сказать на книжной полке — кто на матрасе поперек. Сутки мы, наверное, не ели, но потом начали кормить.

Когда подходили к концу наши третьи сутки и мы говорили, что нас должны выпустить, нам отвечали: «Вам тут никто ничего не должен». С тобой там говорят, будто ты какой-то зверь. Да даже разве со зверями можно так? Это другой какой-то формат людей, который и с нами общается, как с уголовниками, и друг с другом.

Спустя 74 часа, в ночь на 13 августа, нам сказали выйти из камеры, вывели на улицу, поставили лицом к стенке. Сказали, что вещи не отдадут — а в моем случае это телефон, паспорт, права, деньги. У кого-то это были единственные ключи от квартиры. Две девчонки продолжали возмущаться, тогда их ударили и сказали, что они идут назад в камеру.

Я повернулась на них и спросила: «Что вы делаете?», за что получила удар по лицу рукой и дубинкой по ногам. Злой мент спросил: «Кому тут еще вещи?», потом сказал убегать. У всех ботинки без шнурков, но нужно бежать к выходу. Нам говорили: «У нас там оцепление, попадете в него — вернетесь назад».

Криповато: 10 способов напугать своих коллег в этот Хэллоуин

Нет ничего круче, чем напугать до чертиков своих коллег. Предвосхищение пранка и убийственная реакция бедняги — эти эмоции никогда не устареют! Учитывая, что Хэллоуин уже совсем скоро, мы решили поделиться с вами классикой пранков. Поспешите отточить их до совершенства, до праздника меньше двух недель!
Клаксоновый пранк

Громкого и пронзительного звука клаксона хватит, чтобы заставить кого угодно выпрыгнуть из их кресел. Просто посмотрите на этого парня:

В этом году исполняется 40 лет со дня выхода первого тома Scary Stories Шварца. В последние годы лауреат премии «Оскар» Гильермо дель Торо и режиссер Андре Овредаль сняли фильм по мотивам книг « Страшные истории, которые нужно рассказать в темноте» ; режиссер Коди Мейрик создал документальный фильм Scary Stories ; и на сегодняшний день продано более 7 миллионов экземпляров книг.

«Книги приобрели еще большую популярность, и нам всегда было грустно, что моему отцу так и не удалось в полной мере воспользоваться своим успехом», — говорит Джонсон.«Он был очень трудолюбивым. Я помню, как ложился спать, слушая, как он печатает по ночам — щелканье клавиш его пишущей машинки было очень успокаивающим звуком ».

Элвин Шварц умер от лимфомы 14 марта 1992 года. Смерть автора убила все рассказы, которые он еще не написал. Вопрос о том, что остается невысказанным, столь же реален, как воющий ветер, ответ столь же неуловим, как тень в ночи.

«Моему отцу нравилась его работа и свобода, которая давала ему возможность исследовать то, что его интересовало», — говорит Джонсон.«Я убежден, что если бы он был жив сегодня, он все равно работал бы хорошо».

Биология Книги фольклор Хэллоуин Фильм ужасов Нервная система Неврология Смитсоновский центр народной жизни и культурного наследия Смитсоновский институт Писатели

Рекомендованные видео

страшных историй помогают детям научиться справляться со страхом — Science of Us

Фото: Lorado / Getty Images

В самой старой версии истории о Белоснежке злая королева получает возмездие через пару ботинок из расплавленного металла, которые она должна носить, пока не умрет от боли.В версии Золушки Гримм есть голуби, которые клюют глаза сводным сестрам. У русалочки Ганса Христиана Андерсена отрастают ноги только после того, как она выпила зелье, от которого она испытывает постоянную мучительную боль (и принц все равно оказывается с кем-то другим).

Иными словами, современные диснеевские сказки далеко отошли от своих темных корней — на самом деле, как недавно сообщила писательница Элисон Флуд в Guardian , примерно треть родителей вообще избегают рассказов, если их прочтение будет означать знакомят своих детей со страшным персонажем.Конечно, отчет был основан на менее чем научном источнике — небольшом опросе около 1000 взрослых в Великобритании — но, тем не менее, возникает интересный вопрос: эти дети что-то упускают?

Некоторые психологи утверждают, что да: страшные истории, как и кошмары, — это своего рода генеральная репетиция реальных страхов, помогающая детям научиться справляться с эмоциями в условиях низких ставок. «Как вы можете чувствовать себя в безопасности, пока не поймете, что значит бояться?» психолог Эмма Кенни рассказала Guardian .«Мир может быть пугающим местом — дети попадут в ситуации, когда учителя их отругают, или будут ссориться с друзьями. Уметь противостоять страху — это хорошо ».

А социолог Марджи Керр, «специалист по запугиванию», изучающая страх, сказала The Atlantic в 2012 году, что пугающие переживания могут быть полезным инструментом, когда дело доходит до развития уверенности: «Подумайте о том, когда вы в последний раз проходили через страшный фильм или через дом с привидениями. Вы могли подумать: «Да! Я это сделал! Я прошла через все это! » — сказала она.«Так что это может быть настоящим повышением самооценки».

Возраст также не является надежным показателем того, как человек будет относиться к страшному материалу — некоторым детям, как и некоторым взрослым, это нравится. Напуганный мозг вырабатывает коктейль из химических веществ, включая кортизол, гормон стресса, а также адреналин и норадреналин, которые являются частью реакции «бей или беги». Но он также производит дофамин, который связан с поведением, связанным с удовольствием и стремлением к вознаграждению, и то, как наш мозг обрабатывает дофамин, может влиять на то, как мы относимся к страшным историям.

Как пояснила Рейчел Фелтман из Washington Post , «молекулы, называемые ауторецепторами, которые сидят на наших нервных клетках, отслеживают изобилие химических веществ и говорят нашему телу, когда следует замедлить их производство». И исследования показали, что «люди с меньшим количеством ауторецепторов с большей вероятностью будут искать захватывающие ситуации, возможно, потому, что они … получают больше дофамина из пугающей ситуации, чем другие люди». Вот почему фильмы ужасов и дома с привидениями могут быть ужасающими и приятными одновременно — и почему страшные версии хорошо известных историй могут предложить детям столько же, сколько и рассказы Диснея.

Почему Н.Д. Уилсон пишет страшные истории для детей

За шесть лет моей карьеры детского романиста мне понадобилась большая история. Моя трилогия «100 буфетов» была странствующей по миру в разных переводах, и я надеялся завершить серию «Погребения в Аштауне» в следующем году. И что потом? Ничего такого. Календарь был пуст. Будущее было пустым. Новая странная неуверенность нависла над моими блокнотами и досками объявлений.

Я заразился опасным вирусом и сильно упал, потный и беспомощный с лихорадкой.Опыт был таким ужасным, каким обычно бывают такие болезни, вплоть до того момента, пока повышенное тепло мозга не принесло мне самый странный сон. К тому времени, когда спала лихорадка, и я смог присоединиться к своей семье за ​​обеденным столом, у меня была новая история, готовая рассказать своему отпрыску.

Дети, познакомьтесь с Сэмом Чудо . Он живет на ранчо за пределами Тусона, и он психически и физически недееспособен. Сэм постоянно борется с потерей памяти, ему снятся приключения, в которых он всегда умирает, а его руки настолько сильно повреждены, что не сгибаются в локтях.

Мои испуганные дети перестали есть и стали с любопытным сочувствием выпрямлять руки. Все идет нормально. Они были схвачены, вдыхая жар пустыни, в то время как за Сэмом охотился банкир из Сан-Франциско, ставший прыгающим во времени арктическим преступником. Они почувствовали сильную боль Сэма, когда его жесткие руки были жестоко раздроблены, и он заколебался на грани смерти. А потом, когда я сказал им, что его руки не только были спасены, но и стали быстрее, чем когда-либо прежде, они были так восхищены, что едва дышали.

Две живые гремучие змеи были привиты Сэму в руки — одна красивая, другая злая. Он хрипит всякий раз, когда удивлен или напуган, и теперь у его рук есть собственные мысли. Его правая рука выходит из-под контроля и постоянно отвлекается. Его левая рука хочет убить его и все, что может дотянуться.

За ужином, порожденный мечтой о лихорадке, родился Outlaws of Time . Это страшная книга, и ужас не случаен. Эта история — безопасное место, которое иногда кажется небезопасным, место, где молодые читатели могут испытать косвенный страх и проявить заместительную смелость, где они могут наблюдать, как новые друзья приносят жертвы и становятся героями.

Я пишу жестокие рассказы. Я пишу мрачные истории. Я пишу их для своих детей и пишу для ваших. А когда эту тему поднимает радиоведущая, мама или учитель в коридоре, объяснение простое. Каждый ребенок в каждом классе, каждый ребенок на двухъярусной кровати, лихорадочно читающий при свете фонарика, каждый ребенок с замком и каждый ребенок с вертолетом, каждый смертный ребенок превращается в историю жизни в мире, полном опасностей и красот. У каждого будет борьба, и в конечном итоге каждый столкнется со смертью и потерей.

Цель не в том, чтобы увлечь детей историями о тьме, потому что именно эти истории захватывают читателей. Цель состоит в том, чтобы поставить тьму на место.

Абсолютно время и место для Pokey Little Puppy и Barnyard Dance , точно так же, как есть время и место для пижамы footie. Но по мере того, как дети растут, страх, опасность и ужас растут вместе с ними, благодаря миру, в котором мы живем, и очень реальному существованию теней. Истории, которыми питается их воображение, должны укреплять отвагу и отвагу сильнее, чем все, с чем они сталкиваются.И если то, с чем они сталкиваются, действительно и ужасно ужасно (как в случае со слишком многими детьми), то бесстрашные жертвенные друзья, идущие своим собственным фантастическим (или реалистичным) темным путем к победе, могут быть очень настоящим вдохновением и помощью.

С пятью собственными детьми (в настоящее время в возрасте от 6 до 14 лет) я живу в идеальной фокус-группе. Как и многие родители, учителя и библиотекари, я часто смотрю в глаза и слышу вопрос: «Что мне читать дальше?» В любой момент у нас дома потребляется дюжина книг: мои дети бродят по Нарнии или Средиземью, подружились с Анной из Зеленых крыш, и Пендервикс, , исследуют «Сагу о крылатых перьях» или страницы и тома Амулет .В нашем доме все время рассказывают истории, к которым они возвращаются, и когда я выезжаю на экскурсию или в школу, я встречаю тысячи детей, которые отправляются в те же вымышленные путешествия, что и я.

В подавляющем большинстве случаев в моей семье и далеко за ее пределами наибольшее влияние оказали истории, в которых темнота, потеря и опасность (эмоциональная или физическая) стали реальностью. Но цель не в том, чтобы увлечь детей историями о мраке и насилии, потому что именно эти истории захватывают читателей.Цель состоит в том, чтобы поставить тьму на место.

Когда мой старший впервые читал «Хроники Нарнии» К.С.Льюиса (примерно в возрасте 7 лет), он наткнулся на иллюстрацию тушью злой банды Белой Ведьмы, нарисованную Полин Бейнс. Вызывают кошмары. Он не мог читать дальше и каждый раз, когда спал, видел, как эти существа оживали и преследовали его.

В первые часы одной кошмарной встречи я понял, что у меня есть два варианта. С одной стороны, я мог бы начать укрывать его от всего, что его богатое воображение могло усилить и оживить в ужасе.Это было моим защитным отцовским побуждением, но это казалось настолько же невозможным, насколько и недальновидным. Я буду способствовать сохранению его страха.

Мои персонажи живут в мирах, которые в основе своей прекрасны и волшебны, как и наш, в мирах, которые ломаются и жестоки, как и наш.

Другой мой курс состоял в том, чтобы попытаться ободрить его подсознание. Я отнес сына к себе в офис и загрузил старую версию Quake — видеоигры-шутера от первого лица с мерзкими рычащими пришельцами, в 10 раз хуже, чем все, что нарисовала Полина.Я положил сына себе на колени, положив палец на кнопку, которая стреляла из нашего пиксельного дробовика, и мы мчались через первый уровень, уничтожая всех монстров и злодеев. Затем мы дали пять, я рассказал ему краткую историю о том, что он охотник на монстров, а затем помолился с ним и уложил его обратно в постель. Немного застенчиво я признался жене в том, что только что сделал, надеясь, что не пожалею об этом.

Нет. Кошмар больше его не потрясал.

Прыгайте несколько лет и еще четверо детей.Моя младшая дочь (косичка и не по годам развитая) глотала всякие милые книжки. По ее настоянию я даже написал для нее пару настольных книг ( Hello Ninja и Blah Blah Black Sheep ), и мы потратили много времени вместе, придумывая истории о крылатых щенках. Несмотря на всю эту полезность, она вступила в очень темный период, в течение которого ее необъяснимо преследовали драконы. Яркие драконы, извивающиеся и призрачные, могут вылезать из стены ее спальни с мокрыми пастями.Пару недель, если ночь прошла без кошмара, мы с женой радовались. Мы пытались отследить, откуда могут появиться драконы, полностью подготовившись к тому, чтобы выбросить любую книгу, фильм или шоу, которые могли вызывать такой регулярный ужас. Но корня нигде не было … пока однажды в воскресенье в церкви (в гимназии средней школы) моя дочь не взглянула через мое плечо и не вздохнула.

«Ну вот и мой кошмар», — сказала она.

Обернувшись, я увидел это — извивающегося, рычащего, слюнявого дракона, сражающегося с рыцарем-талисманом на школьном плакате.

Мое облегчение было мгновенным. В тот вечер я рассказал ей одну из самых страшных, смешных и жестоких сказок на ночь. Я как раз получил описание дракона, и мальчик, этот змей сильно проиграл. Он умер навсегда вместе с ее кошмарами.

Меня не интересуют истории, в которых ужасающие образы, монстров или злодеев проникают в юные умы — достаточно тех, что существуют в реальном мире, и множество других вырастет в детском воображении без какой-либо помощи. Мне интересно рассказывать истории, которые помогают подготовить живых персонажей к уничтожению этих монстров.

Ужас не пишу. Но я действительно пишу рассказы об испуганных детях, находящихся в приюте, и детях без отца, и детях с призраками жестокого обращения в их прошлом. Эти дети сталкиваются с ужасами — ведьмами и болотными монстрами, черными волшебными дверями и бессмертными злодеями, безумными учеными и гигантскими любящими сыр черепахами. Эти дети чувствуют настоящую боль, описанную в реальных условиях. Они чувствуют настоящую потерю. Они узнают, что настоящая победа — это стоять на правильном месте и поступать правильно, несмотря ни на что, даже если поступать правильно — значит все терять.Даже если поступать правильно — значит умереть. Мои персонажи живут в мирах, которые в основе своей прекрасны и волшебны, как и наш, в мирах, которые ломаются и жестоки, как и наш. А когда персонажи живут мужественно и жертвенно, добро в конечном итоге восторжествует над злом.

По мере того, как дети растут, страх, опасность и ужас растут вместе с ними, благодаря миру, в котором мы живем, и очень реальному существованию теней.

Я не пытаюсь обмануть детей оптимизмом или ложной уверенностью. Я действительно верю в это.Мой взгляд на насилие и победу в детских сказках полностью зависит от моей веры. Самсон потерял глаза и умер … но в воскресении у него появились новые глаза. Израиль был порабощен в Египте, но Бог послал волшебника гораздо более могущественного, чем Гэндальф, чтобы спасти Свой народ. Христос взял тьму мира на свои плечи и умер в агонии. Но потом… Пасха .

В конце концов, хорошее побеждает. Всегда.

Есть время веселья, смеха и анекдотов. Абсолютно время для бегства от реальности, комфорта и исполнения желаний (особенно в середине мрачной сказки).Пришло время для драмы и юмора, а также историй о застенчивом горе и школьном стрессе. Напряженные и захватывающие рассказы — не единственная настоящая диета для юных читателей. Но я абсолютно верю, что они полезны для развития воображения, так же необходимы, как белок и кальций для молодых костей и мышц.

Мои дети знали меня только как писателя. Когда старшие трое еще ходили, я всегда играл на клавиатуре в углу их игровой комнаты. К тому времени, когда все пятеро полностью осознали это, я писал в офисе в конце длинного чердака с двухъярусными кроватями, заправленными в мансардные окна.Их ночник светился под моей дверью, и когда кто-то не мог уснуть или сон принимал плохой оборот, я был ближайшим портом во время шторма. Оказывается, пятеро детей могут вызывать беспокойство, страхи и мечты сразу, и я провел много часов, борясь с историей с историей.

В нашем доме, когда день принес нам борьбу, боль или разочарование, когда мы стоим у смертного одра или у новой могилы, мы собираемся вместе, мы садимся и слушаем. Мы оцениваем персонажей и их выбор, злодеев и темы.Мы говорим о тьме, мы говорим о свете. Мы говорим о поражении и горько-сладкой победе. Мы говорим о зимнем и весеннем воскресении. Мои дети усвоили все эти разговоры, что самые важные истории — это истории, в которых мы живем.

Остальное — еда в дорогу.

Взрослые, не пугайтесь — дети любят страшные книги!


Читатели всех возрастов знают о притягательности страшных историй с непостоянными сюжетами, мучительными ужасами и неожиданными концовками.Но родители, учителя и библиотекари задаются вопросом, подходит ли такая еда для детей.

Не бойтесь популярности страшных книг среди молодых читателей. Интерес к соответствующим возрасту страхам может стать захватывающей вехой на пути к тому, чтобы дети развивались как читатели на протяжении всей жизни и исследовали границы своей независимости.

Страшные истории помогают развитию ребенка

Конечно, то, что пугает каждого ребенка, разное — никто не хочет поощрять кошмары или вызывать страхи и беспокойство.Но, по мнению некоторых экспертов, читатели, склонные к правильному количеству пугающих, развивают важные навыки.

Оборотная сторона страха — это чувство смелости. Представляя жуткий звук или перемещаясь по жуткому дому, читатели могут активизировать свою храбрость и способность решать проблемы. Следуя за протагонистом через его или ее трудности, они также могут подумать, как они могли бы отреагировать на подобную ситуацию. Таким образом, у ребенка может развиться более изощренная реакция на проблемы в его или ее собственной жизни.

Истории развенчивают мифы

Навыки критического мышления связаны с жуткими сказками? Вы делаете ставку! Во всех старых домах есть привидения? Все мачехи ненавидят детей? Клоуны — ужасные существа, которые хотят украсть детей?

Понимание того, что занимательные истории не всегда связаны с фактами, является важным уроком, особенно для наших цифровых аборигенов, которые получают доступ к смешанному онлайн-миру фейков и фактов из раннего возраста. Городские легенды больше не только для ночевок, и детям нужна практика, чтобы находить факты из художественной литературы.

Страшные магазины заставляют детей читать

«Выбор широко признан как метод повышения мотивации», — сообщает это краткое изложение исследования чтения. Для взрослых читателей чтение — это вопрос выбора. Мы можем выбирать не только, что читать, но и когда читать и как долго. Мы узнали, что читать интересно и доставлять удовольствие.

Предоставление детям подходящего выбора для чтения помогает заложить основу для чтения на всю жизнь. Особенно для упорных читателей страшные истории открывают двери к этим возможностям и могут помочь превратить чтение из скучной домашней работы в захватывающее приключение.

Как правильно находить страшные истории

Большой вопрос не в том, должны ли дети читать страшные книги, а в том, как найти те, которые по-настоящему страшны. Никто не предлагает роман Стивена Кинга в качестве сказки на ночь!

Вот несколько советов:

  • Страшно в глазах смотрящего. Подумайте о потребностях вашего конкретного читателя. То, что подходит одному ребенку, может не подходить другому. Если сомневаетесь, спросите своего читателя. На самом деле дети довольно хорошо умеют самоцензурировать вещи, которые им не нравятся или которые не готовы читать.
  • Обратитесь за помощью к школьному или публичному библиотекарю. Они эксперты в том, чтобы подобрать подходящую книгу подходящему читателю.
  • Не судите книгу по слишком страшной обложке. Книги, предназначенные для удовлетворения пугающих потребностей молодых читателей, например, книги из серии Scary Graphics или Michael Dahl Presents: Scary Stories , часто имеют более пугающую обложку, чем реальный контент, чтобы привлечь читателей. Прочтите описание книги или прочтите первую главу, чтобы чувствовать себя более комфортно.
  • Ищите лайки, прочитанные. Как только дети найдут страшного автора, который им нравится, такого как Р.Л.Стайн или Майкл Даль, поищите в Интернете рекомендации людей, которым нравятся эти авторы.
  • Ознакомьтесь со списками из уважаемых источников, таких как этот из Capstone или эти рекомендации из Common Sense Media.
Ознакомьтесь с нашей инфографикой «Страшные книги», чтобы узнать еще несколько забавных фактов о том, насколько страшные книги полезны для детей! .

Leave a Reply

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *