Как наказывают детей ремнем – — !!1

Содержание

Как правильно наказывать ребенка: узнайте 10 эффективных советов

Бить или не бить? Вот в чем вопрос. Вообще вопрос о том, стоит ли наказывать ребенка вызывает огромное количество жарких споров. Если наказывать, то как? Как наказать ребенка за плохое поведение? Наказывать ли ребенка ремнем? Где найти ту золотую середину, что между избалованным чадом и загнанным зверьком? Как правильно наказывать ребенка?

Как правильно наказывать ребенка

Читайте также: Почему ребенок бьет себя по голове: как реагировать

Содержание статьи

Как правильно наказывать ребенка и стоит ли вообще

Бить или не бить наказывая ребенка

Одна крайность: родители живут и воспитывают своего ребенка по принципу: «Нас в детстве родители били, и мы вот какие воспитанные и хорошие выросли. А того … не били и не наказывали, и ничего с него путного не вышло. Так что надо наказывать и бить.». Здесь идет полное подчинение ребенка воли родителей. А что если вы перегнете палку, и тогда у вашего ребенка на всю жизнь останется психологическая травма? И вам, и ребенку с этим жить.

Случай в Швеции: паре отказали в опеке над ребенком по причине того, что они никогда не ссорились. А значит не смогут объяснить и показать ребенку что хорошо, а что плохо.

Другая крайность: родители придерживаются такого понятия: «Ну это же ребенок, он не понимает, это он не специально. Нельзя наказывать, тем самым унижать личность ребенка!». Здесь, наоборот, всегда и везде первым делом ребенок. Таким образом понимание субординации и уважения старших у ребенка попросту нет.

Воспитание в Японии: до трех лет детей запрещено наказывать. От слова «совсем». А вот после трехлетия – пожалуйста. Причем достаточно строго.

Ни первый, ни второй вариант не являются правильным. Одно дело не сдержаться и в порыве негодования шлепнуть ребенка по попе, другое дело морально и физически насиловать его.

«Не наказывать» чаще всего склонны родители, которые пытаются избежать истерик, слез ребенка. Или когда проще дать, что хочет ребенок, чем потом разгребать его слезы и сопли.

Для того, чтобы понять нужно ли наказывать ребенка, давайте сначала поймем какова цель (предназначение) наказания.

Зачем наказывать ребенка

Зачем наказывать ребенка

Читайте также: Как правильно приучить ребенка к горшку: 7 советов

Наказание ребенка существует для того, чтобы направить его на правильные действия, указать ему на дозволенные границы. Как правило, все мы хотим вырастить достойных, правильных, воспитанных и счастливых детей. Именно поэтому наказания помогут детям не совершить непоправимых ошибок, понять, что хорошо, что плохо.

Смысл нашего наказания – его эффективность. Это когда ребенок будет стараться так больше не делать и действительно поймет, чем его проступок плох.

А ведь чаще всего бывает, что ребенок просто не делает «этот самый проступок» на ваших глазах не потому что это плохо, а потому что вы накажите. Чувствуете разницу, родители?

Как наказать ребенка за плохое поведение? Стоит ли наказывать ребенка ремнем? Моя глубокая убежденность, что от физического наказания вы не получите ничего, кроме физической боли ребенка и его затравленности. Бить ребенка – признак слабости взрослого. А вот показать ребенку, что слова имеют ту же силу что и действия, это дорогого стоит.

Ни в коем случае не бейте детей по лицу и голове. По лицу – оскорбительно и унизительно для ребенка. По голове – у маленьких детей от «обычного» подзатыльника может быть сотрясение мозга.

А вы знали, что существует теория: если мальчиков часто бить по попе, в будущем они больше склонны к гомосексуализму. Это объясняется тем, что при ударе возникает боль и нервная система возбуждается от боли. Организм запоминает эту реакцию.

С детками дошкольного возраста и начальных классов нужно много и детально разговаривать. Проговаривайте как можно и как нельзя делать. Объясняйте, какие последствия повлекут за собой те или иные действия. Указывайте детям не только на их, но и на свои ошибки. Так ребенок будет чувствовать справедливое отношение. Пакостит не только он, но и вы.

Наказание «кнут и пряник»

Кнут и пряник в наказании ребенка

Сможем ли мы воспитать счастливого ребенка по принципу «кнут и пряник». Вряд ли. Это приведет лишь к тому, что ребенок будет запуган и затравлен наказаниями. И будет делать что-либо только лишь для получения того самого «пряника» в виде похвали, поощрения, подарка родителей. При этом не задумываясь о своем проступке, а почему родители его собственно наказывали и какой урок ребенку стоит из этого вынести.

Как можно наказать ребенка, чтобы это дало результат? Как наказать ребенка за непослушание и не перегнуть палку? Давайте разбираться вместе.

10 советов как правильно наказывать ребенка

Советы как правильно наказывать ребенка

Уважение к ребенку при наказании

1. Уважение к ребенку. Между ребенком и родителями тесная связь. И чем крепче и доверительные эти отношения, тем легче взаимодействовать с ребенком. Важно дать понять ребенку, что, наказывая его, родители не подчиняют, угнетают и унижают, а помогают и защищают. Поэтому наказывая малыша, необходимо уважать его как личность.

Объяснить за что наказание

2. Пояснить проступок. Когда наказываешь ребенка, мало просто сказать: «Иди в свою комнату». И какой урок тогда ваш ребенок из этого вынесет? Только недоумение и несправедливость вашего наказания. Постарайтесь дать понять что именно ребенок сделал не так, почему вы так сердитесь, и объясните какие могут быть последствия у этого проступка. То есть не то что в последствии содеянного вы его лишите сладкого, или накажите ремнем. А именно что случится из-за неправильного поведения малыша.

Например, «Ты разбросал все игрушки и не хотел убирать. Я убрала вместо тебя. Но теперь я устала из-за этого. И мы не сможем поэтому пойти гулять на улицу.». Таким образом вы помогаете ребенку понять, как устроена наша жизнь: обидел кого-то – с тобой больше не будут играть, не сделал домашнее задание — делаешь его перед сном вместо мультфильмов. В таком случае ребенок прочувствует собственное сожаление о случившемся, поймет, как было бы лучше не сделай он этого. И в дальнейшем это поможет ребенку продумывать, обдумывать свои действия, заранее предполагая их результат.

Любить даже если наказываете

3. Любить ребенка. Даже в момент наказания, ребенок должен быть твердо уверен в вашей любви к нему независимо от тяжести его проступка. Не переходите на личности, а делайте акцент именно на действии, на самом поступке. Ну, например, ребенок бегал по квартире и перевернул вазу. Не стоит говорить ему, что он неловкий и неуклюжий. А вот сказать, что по квартире не нужно так бегать, и дать в руки веник и совок будет правильным действием с вашей стороны.

Быть взрослым когда наказываешь ребенка

4. Оставаться взрослым спокойным родителем. Если вы раздражены, в отчаянии, или прям в бешенстве от истерики и поведения ребенка, вам срочно нужно остыть. Не нужно наказывать ребенка в таком состоянии. Вероятнее всего вы переборщите и с действиями, и со словами. А потом будете только сожалеть и в качестве извинения поощрите ребенка. И в итого мы получаем «кнут и пряник». А нам этого совсем не нужно. Сделайте глубокий вдох, вспомните, сколько вам лет, и что вы взрослый и рассудительный человек.

Будьте последовательны в наказании

5. Последовательность. Если вы сегодня не разрешаете смотреть два часа мультики, то и завтра стоит придерживаться этого запрета. В семье оба родителя должны придерживаться одних и тех же правил воспитания. Если ребенок заранее в курсе о запретах, знает о последствиях, о наказании, два раза подумает, а стоит ли оно того. Если у вас ну уж очень хорошее настроение, и вы решили в качестве исключения, вот только сегодня, что-то позволить, не удивляйтесь, если завтра вы получите истерику вашего ребенка с требованием разрешить это снова. Поэтому именно последовательность и постоянство – залог успешного воспитания.

Любое наказание заканчивается

6. Временное наказание. Когда вы наказываете ребенка, не нужно говорить: «никогда и ни за что я не куплю тебе то-то». Скорее всего пройдет время, ваша ссора забудется, и вы купите ребенку и то, и это. А вот доверие к вашим словам у ребенка может пропасть. Лучшим вариантом будет сказать: «теперь три дня без конфет» или «неделю без мультиков».

 

7. В соответствии с возрастом ребенка. Как наказывать ребенка в 2 года? Наказывать ли ребенка в год? А что делать со школьником? Вряд ли стоит вдаваться в долгие пояснения почему и за что вы наказываете ребенку, если ему год или два. Или, например, насколько действенным будет наказание запретить сладкое школьнику?

Наказание согласно возраста ребенка

8. Справедливость. Все должно быть по справедливости. Когда ребенок не чувствует, что его несправедливо ограничивают или наказывают ни за что, ему лучше воспринять и понять само наказание. Если вы заранее, еще до проступка ребенка, обещали ему поход в аквапарк, не стоит подрывать его доверие к вам, и после проступка отменять аквапарк.

Не запугивать при наказании

9. Не запугивать. Никогда не запугивайте своих детей. Это научит их лишь врать и изворачиваться в ситуации. Это будет большой вашей ошибкой в воспитании ребенка.

Ребенок и как правильно наказывать ребенка

10. Это ребенок. Всегда помнить, что это всего лишь ребенок. И понимания у него столько, сколько ему лет. Он не размышляет как мы, взрослые. А не требуете ли вы от своего ребенку слишком многого?

Видео «Теория и практика наказаний. Доктор Комаровский»

Любой ребенок шкодит, и постоянно у нас будет повод его за это наказать. Как правильно наказывать ребенка? Это ваш ребенок и ваша ответственность за принятую стратегию воспитания и наказаний.

Поделитесь, пожалуйста, этой страницей

materinstvo2.com

Правда ли, что всыпать ремня

Сему очень ждали.

И дождались.

Когда уже потеряли надежду. Девять лет ожидания — и вдруг беременность!

Сема был закормлен любовью родителей. Даже слегка перекормлен. Забалован.

Мама Семы — Лиля — детдомовская девочка. Видела много жесткости и мало любви. Лиля любила Семочку за себя и за него.

Папа Гриша — ребенок из многодетной семьи.

Гришу очень любили, но рос он как перекати-поле, потому что родители отчаянно зарабатывали на жизнь многодетной семьи.

Гриша с братьями рос практически во дворе. Двор научил Гришу многому, показал его место в социуме. Не вожак, но и не прислуга. Крепкий, уверенный, себе-на-уме.

Гришины родители ждали Семочку не менее страстно. Еще бы! Первый внук!

Они плакали под окнами роддома над синим кульком в окне, который Лиля показывала со второго этажа.

Сейчас Семе уже пять. Пол шестого.

Сема получился толковым, но избалованным ребенком. А как иначе при такой концентрации любви на одного малыша?

Эти выходные Семочка провел у бабушки и дедушки.

Лиля и Гриша ездили на дачу отмывать дом к летнему сезону

Семочку привез домой брат Гриши, в воскресенье. Сдал племянника с шутками и прибаутками.

Сёма был веселый, обычный, рот перемазан шоколадом.

Вечером Лиля раздела сына для купания и заметила … На попе две красные полосы. Следы от ремня.

У Лили похолодели руки.

— Семен… — Лилю не слушался язык.

— Да, мам.

— Что случилось у дедушки и бабушки?

— А что случилось? — не понял Сема.

— Тебя били?

— А, да. Я баловался, прыгал со спинки дивана. Деда сказал раз. Два. Потом диван сломался. Чуть не придавил Мурзика. И на третий раз деда меня бил. В субботу.

Лиля заплакала. Прямо со всем отчаянием, на какое была способна.

Сема тоже. Посмотрел на маму и заплакал. От жалости к себе.

— Почему ты мне сразу не рассказал?

— Я забыл.

Лиля поняла, что Сема, в силу возраста, не придал этому событию особого значения. Ему было обидно больше, чем больно.

А Лиле было больно. Очень больно. Болело сердце. Кололо.

Лиля выскочила в кухню, где Гриша доедал ужин.

— Сема больше не поедет к твоим родителям, — отрезала она.

— На этой неделе?

— Вообще. Никогда.

— Почему? — Гриша поперхнулся.

— Твой отец избил моего сына.

— Избил?

— Дал ремня.

— А за что?

— В каком смысле «за что»? Какая разница «за что»? Это так важно? За что? Гриша, он его бил!!! Ремнем! — Лиля сорвалась на крик, почти истерику.

Правда ли, что всыпать ремня - самый доходчивый способ коммуникации для детей? Фото: EAST NEWS

Правда ли, что всыпать ремня — самый доходчивый способ коммуникации для детей?Фото: EAST NEWS

— Лиля, меня все детство лупили как сидорову козу и ничего. Не умер. Я тебе больше скажу: я даже рад этому. И благодарен отцу. Нас всех лупили. Мы поколение поротых жоп, но это не смертельно!

— То есть ты за насилие в семье? Я правильно понимаю? — уточнила Лиля стальным голосом.

— Я за то, чтобы ты не делала из этого трагедию. Чуть меньше мхата. Я позвоню отцу, все выясню, скажу, чтобы больше Семку не наказывал. Объясню, что мы против. Успокойся.

— Так мы против или это не смертельно? — Лиля не могла успокоиться.

— Ремень — самый доходчивый способ коммуникации, Лиля. Самый быстрый и эффективный. Именно ремень объяснил мне опасность для моего здоровья курения за гаражами, драки в школе, воровства яблок с чужих огородов. Именно ремнем мне объяснили, что нельзя жечь костры на торфяных болотах.

— А словами??? Словами до тебя не дошло бы??? Или никто не пробовал?

— Словами объясняют и все остальное. Например, что нельзя есть конфету до супа. Но если я съем, никто не умрет. А если подожгу торф, буду курить и воровать — это преступление. Поэтому ремень — он как восклицательный знак. Не просто «нельзя». А НЕЛЬЗЯ!!!

— К черту такие знаки препинания!

— Лиля, в наше время не было ювенальной юстиции, и когда меня пороли, я не думал о мести отцу. Я думал о том, что больше не буду делать то, за что меня наказывают. Воспитание отца — это час перед сном. Он пришел с работы, поужинал, выпорол за проступки и тут же пришел целовать перед сном. Знаешь, я обожал отца. Боготворил. Любил больше мамы, которая была добрая и заступалась.

— Гриша, ты слышишь себя? Ты говоришь, что бить детей — это норма. Говоришь это, просто другими словами.

— Это сейчас каждый сам себе психолог. Псехолог-пидагог. И все расскажут тебе в журнале «Щисливые радители» о том, какую психическую травму наносит ребенку удар по попе. А я, как носитель этой попы, официально заявляю: никакой. Никакой, Лиль, травмы. Даже наоборот. Чем дольше синяки болят, тем дольше помнятся уроки. Поэтому сбавь обороты. Сема поедет к любимому дедушке и бабушке.

После того, как я с ними переговорю.

Лиля сидела сгорбившись, смотрела в одну точку.

— Я поняла. Ты не против насилия в семье.

— Я против насилия. Но есть исключения.

— То есть, если случатся исключения, то ты ударишь Сему.

— Именно так. Я и тебя ударю. Если случатся исключения.

На кухне повисло тяжелое молчание. Его можно было резать на порции, такое тугое и осязаемое оно было.

— Какие исключения? — тихо спросила Лиля.

— Разные. Если застану тебя с любовником, например. Или приду домой, а ты, ну не знаю, пьяная спишь, а ребенок брошен. Понятный пример? И Сема огребет. Если, например, будет шастать на железнодорожную станцию один и без спроса, если однажды придет домой с расширенными зрачками, если …не знаю…убьет животное…

— Какое животное?

— Любое животное, Лиля. Помнишь, как он в два года наступил сандаликом на ящерицу? И убил. Играл в неё и убил потом. Он был маленький совсем. Не понимал ничего. А если он в восемь лет сделает также, я его отхожу ремнем.

— Гриша, нельзя бить детей. Женщин. Нельзя, понимаешь?

— Кто это сказал? Кто? Что за эксперт? Ремень — самый доступный и короткий способ коммуникации. Нас пороли, всех, понимаешь? И никто от этого не умер, а выросли и стали хорошими людьми. И это аргумент. А общество, загнанное в тиски выдуманными гротескными правилами, когда ребенок может подать в суд на родителей, это нонсенс. Просыпайся, Лиля, мы в России. До Финляндии далеко.

Лиля молчала. Гриша придвинул к себе тарелку с ужином.

— Надеюсь, ты поняла меня правильно.

— Надейся.

Лиля молча вышла с кухни, пошла в комнату к Семе.

Он мирно играл в конструктор.

У Семы были разные игрушки, даже куклы, а солдатиков не было. Лиля ненавидела насилие и не хотела видеть его даже в игрушках.

Солдатик — это воин. Воин — это драка. Драка — это боль и насилие.

Гриша хочет сказать, что иногда драка — это защита. Лиля хочет сказать, что в цивилизованном обществе достаточно словесных баталий. Это две полярные точки зрения, не совместимые в рамках одной семьи.

— Мы пойдем купаться? — спросил Сема.

— Вода уже остыла, сейчас я горячей подбавлю…

— Мам, а когда первое число?

— Первое число? Хм…Ну, сегодня двадцать третье… Через неделю первое. А что?

— Деда сказал, что если я буду один ходить на балкон, где открыто окно, то он опять всыпет мне по первое число …

Лиля тяжело вздохнула.

— Деда больше никогда тебе не всыпет. Никогда не ударит. Если это произойдет — обещай! — ты сразу расскажешь мне. Сразу!

Лиля подошла к сыну, присела, строго посмотрела ему в глаза:

— Сема, никогда! Слышишь? Никогда не ходи один на балкон, где открыто окно. Это опасно! Можно упасть вниз. И умереть навсегда. Ты понял?

— Я понял, мама.

— Что ты понял?

— Что нельзя ходить на балкон.

— Правильно! — Лиля улыбнулась, довольная, что смогла донести до сына важный урок. — А почему нельзя?

— Потому что деда всыпет мне ремня…

КОММЕНТАРИЙ ЭКСПЕРТА

Подзатыльник, шлепок, удар…

Специалисты до сих пор не определились, где грань, после которой серьезный разговор перерастает в рукоприкладство

— Любой здравомыслящий человек, любой психолог вам скажет: детей бить нельзя, — считает Лариса Овчаренко, завкафедрой психологии Московского городского педагогического университета, кандидат медицинских наук. — Если взрослый бьет ребенка, то расписывается в своей несостоятельности, признается, что больше он никак не может повлиять.

— А где грань? Шлепок, подзатыльник — это что? Избиение?

— Если говорить о насилии — физическом, психологическом, то грань есть. Считать ли подзатыльник насилием? Это вечный вопрос. Я бы определила это так: неприятное действие, которое остается у ребенка в памяти. Кто-то, и получив ремнем, через день все забывает. А есть дети, которые и легкий шлепок запоминают на всю жизнь, и он может стать причиной серьезных комплексов уже во взрослой жизни.

— Как же быть? У нас родители, бабушки-дедушки не имеют научной степени по психологии.

— Родители часто действуют по наитию, находят свои системы. Любое наказание, порицание — это система неких знаков. Вот для меня самым тяжелым наказанием было, когда мама переставала со мной разговаривать. Я понимала, что маму обидела.

— А если случай запущенный? Если уже ничего, кроме рукоприкладства, не помогает?

— Если надо помочь трудному ребенку, то прежде всего надо помочь его трудному родителю. Если родитель не справляется, то сначала нужно бы ему самому сходить к психологу, разобраться, почему его собственный ребенок вызывает у него такую агрессию. Если ситуация не настолько запущена, нужно проводить семейную терапию, идти к специалисту всей семьей, вместе с ребенком.

— Но многие считают, что порка, воспитание ремнем — это семейная традиция. Вот меня папа бил, я вырос нормальным человеком. Значит, и я так буду поступать…

— В психологии это называется семейной травмой. Я не хочу сказать, что многие семьи травмированы и это такая колоссальная проблема. Но на самом деле проблема есть. Мое мнение: от физического наказания нужно отказываться. Хотя я знаю, что мои коллеги придерживаются иной точки зрения. Бывают ситуации, особенно у мальчишек в подростковом возрасте, когда их надо встряхнуть, показать физическую силу. Бывают сложные ситуации, которые нужно переломить, и физическое воздействие иногда этому способствует.

— Что может произойти с маленьким человеком, которого систематически наказывают ремнем?

— Разные сценарии могут быть. Он может вырасти и будет точно так же воспитывать своих детей. А может сформироваться другое отношение — он скажет: я никогда не буду так наказывать детей, потому что помню, как мне было больно и обидно. В физических наказаниях ведь страшна не физическая боль, а психологическая обида, которая остается на всю жизнь.

Александр МИЛКУС.

А вы как считаете, стоит ли наказывать детей ремнем или послушания можно добиться только словами? Давайте обсудим!

Стоит ли наказывать детей ремнем или послушания можно добиться только словами? Давайте обсудим: http://www.kp.ru/daily/26611/3631821/.Стоит ли наказывать детей ремнем или послушания можно добиться только словами? Давайте обсудим: http://www.kp.ru/daily/26611/3631821/

www.nnov.kp.ru

Как наказывают детей ремнем — Отношения

В Русской Православной Церкви обеспокоены новой редакций Уголовного кодекса, запрещающей телесные наказания детей. В качестве аргумента представители РПЦ ссылаются на Священное Писание, которое «рассматривает возможность разумного и любовного использования физических наказаний в качестве неотъемлемой части установленных Самим Богом прав родителей». Согласно заявлению Патриаршей комиссии по вопросам семьи, защиты материнства и детства, из-за этого могут пострадать и добросовестные родители, наказывающие отпрысков «умеренно и разумно». «Лента.ру» поговорила с председателем этой комиссии протоиереем Димитрием Смирновым о том, как правильно воспитывать детей.

    

Из заявления Патриаршей комиссии по делам семьи можно сделать вывод, что Православная Церковь одобряет физические наказания детей.

Нужно правильно читать русские тексты. Совершенно не одобряет, но воспринимает как крайнюю меру.
явление сделано по поводу новой редакции статьи 116 Уголовного кодекса «Побои». В народе ее даже прозвали «законом о запрете воспитания». Мы боимся, что это может привести к уголовному преследованию добросовестных и любящих родителей. За обычный шлепок по попе или даже окрик, который правоохранители теперь могут посчитать психологическим насилием, могут посадить на срок до двух лет. Долгая разлука с мамой или папой нанесут ребенку гораздо больший вред, чем умеренная и разумная взбучка, о которой он забудет к вечеру.

Понятие «умеренная» для всех разное. Может, стоит законодательно определить порог «разумности», чтобы не вводить в искушение?

У нас в Уголовном кодексе нет понятия «корова». Как мне теперь есть говядину? А лягушачьи лапки? С этим тоже большая проблема. И солнце у нас, представляете, светит. Надо бы это тоже в законе описать. В этом вопросе мы можем дойти до сумасшествия. Если мы не понимаем, что значит разумное наказание, — значит, расписываемся в полном своем идиотизме. Тогда нас вообще надо оградить колючей проволокой и кормить с лопаты пшеном.

Правозащитники, занимающиеся проблемой насилия, говорят о том, что все семейные трагедии как раз и начинаются с таких шлепков.

Правозащитники находятся на содержании западных специальных агентур. Где правозащитники находятся, когда убивают детей в Сирии и на Украине? Их нет. Правозащитники защищают наших детей.
чему? Они их любят. По-гречески любители детей называются педофилами. Нужно смотреть по ситуации. Вот смотрите. Я перехожу оживленную трассу. В левой руке у меня чемодан. В правой — ребенок. Мой мальчонка начинает вырывать руку. Что прикажете делать? Встать перед ним на колени, прижать руки к груди: «Вася, ты поступаешь нехорошо?» А в это время вокруг нас летят машины. Быстро остановить мальчонку, который не понимает опасности, потому что у него еще рассеянное сознание, можно только шлепком. Нам любимое государство в этом случае грозит тюрьмой, а правозащитники за этим будут следить, писать доносы. Патриаршая комиссия против чрезмерного вмешательства государства в дела семьи. Государство — это чиновник, а чиновник никогда не может любить ребенка больше, чем родитель.

    

Почему вы боитесь, что новый закон будут обязательно использовать против родителей?

У каждого человека бывают недоброжелатели. Я уверен в одном: любой закон должен быть разумен и справедлив. А здесь этого нет. Я уверен в том, что наш президент, Владимир Владимирович Путин, перед тем как подписать этот законопроект, внимательно с ним не ознакомился. Мы не думали, что этот закон примут так быстро. Полагали, что он до осени полежит, и общественность еще успеет высказаться.

Практически во всех странах введены наказания за домашнее насилие. На этой неделе во Франции принят закон, где за шлепки и пощечины ребенку могут посадить на три года.

Мы живем в России со своими традициями и культурой. Русским родителям угрожает серьезная опасность с Запада. И так семья у нас в кризисе, очень много разводов, дети выходят из повиновения, развращаются кинематографом, эстрадой, средствами массовой информации, особенно интернетом. Если посмотреть, какими словами пятиклассники обмениваются во «ВКонтакте», поседеть можно. А тут еще не смей их останавли

otnocheniya.com

«Била старших, когда не слушались. А забрали всех девятерых…»

27 марта из многодетной семьи Зои и Сергея К. из поселка Радошковичи Минской области по решению комиссии по делам несовершеннолетних забрали всех девятерых детей. Это случилось после того, как на руке у старшего, 14-летнего Егора (имена детей изменены. — Ред), в школе нашли синяки — мальчик рассказал, что его и еще троих детей бьют дома.

Подросток шокировал педагога и другим своим признанием: по его словам, мама якобы обещала на Вербное воскресенье или Пасху «уйти вместе с детьми к Богу» — семья верующая, ходят в баптистскую церковь. Слова мальчика подтвердили и другие дети из этой семьи. После исполнения решения комиссии шестеро старших детей поместили в дом-интернат в Радошковичах – ребятам 4,6,8, 9, 12 и 14 лет, а троих младших, которым нет еще трех лет (самой младшей девочке всего семь месяцев) — в детскую больницу Молодечно.

По решению комиссии по делам несовершеннолетних забрали всех детей Фото: Павел МАРТИНЧИК

По решению комиссии по делам несовершеннолетних забрали всех детейФото: Павел МАРТИНЧИК

«Воспринимаю наказания ремнем как укол для больного человека»

До этого случая о семье было известно только хорошее: мама награждена орденом Матери, отец работает монтером на железной дороге — у супругов неплохой доход, дети всегда хорошо одеты и досмотрены. Семья много лет ходит в церковь Христиан веры евангельской в соседней деревне. «Немного закрытые, мало с кем общались, в свою квартиру никого не пускали, но ни Зою, ни Сергея не видели злыми или грубыми», — говорят соседи. Из религиозных соображений в доме у многодетной семьи не было телевизора и компьютера, детям не разрешали пользоваться интернетом.

После того как детей забрали, Зоя вышла на работу — спустя 14 лет декретного отпуска. Она работает конструктором на швейной фабрике в Молодечно. Мы застали ее на рабочем месте: женщина откладывает блузку, над которой работает, и соглашается недолго поговорить.

— Большая часть всего, что написано — ложь. Начали дети, а потом уже пошло дальше. Неправда и то, что я собиралась с ними уйти к Богу на Пасху.

Семья много лет ходит в церковь Христиан веры евангельской в соседней деревне. Фото: Павел МАРТИНЧИК

Семья много лет ходит в церковь Христиан веры евангельской в соседней деревне.Фото: Павел МАРТИНЧИК

— То есть вы их не наказывали?

— Они были виноваты, я их наказала. Последнее время Егор настолько непослушный был! И врал, и в интернете на страничке у него всякая грязь была — даже нецензурные слова. А еще нашла в кармане обожженную газету — получается, ребенок играл со спичками. Еще он музыкалку пропускал. Я наказывала ремнем по попе — он защищался и подставил руку, там образовался синяк.

Женщина говорит, что наказывала и 12-летнюю Лизу. «Хотелось бы от нее лучшего обращения со мной», — уточняет Зоя. Собеседница уверена, что ремень – правильный инструмент воспитания, который действовал безотказно.

— В последнее время она могла мне грубо ответить, гаркнуть. А в конкретном случае она ушла в магазин, который рядом с домом, идти всего 10 минут. А она поздно вернулась, ее не было часа полтора. Детей наказывала и раньше, но не сильно. Иногда могла и ремнем наказать.

— Когда вы стали бить детей?

— Не помню, может, больше года назад.

— После таких наказаний дети начинали вести себя по-другому?

— Да, это имеет эффект. Только скажешь «Где мой ремень?» — они понимают, что будет наказание, и начинают что-то делать. Но это для меня не приятная процедура, и я это делаю не со зла. Я это воспринимаю как укол для больного человека, лекарство.

На заседании комиссии Зоя не отрицала, что наказывала детей Фото: Павел МАРТИНЧИК

На заседании комиссии Зоя не отрицала, что наказывала детейФото: Павел МАРТИНЧИК

Разрешение навестить старших детей Зоя и Сергей получили несколько дней назад, до этого созванивались с ними по телефону.

— Ездила к самым младшим в больницу: хотела покормить грудью самую младшую, но не разрешили. В больнице за нами все время наблюдали, не оставляли вместе с детьми наедине. Со старшими созваниваемся, пишем сообщения. Очень сильно просятся домой. Спрашиваю у детей: вам там хорошо? Нет, плохо — отвечают. Говорю: может, там останетесь? Нет, хотим домой. Много плачет 6-летняя дочка, особенно когда спать ложится. Катя, которая ходит во второй класс, говорит, что ей там страшно, с первого дня.

Зоя уверена, что ремень – правильный инструмент воспитания Фото: Павел МАРТИНЧИК

Зоя уверена, что ремень – правильный инструмент воспитанияФото: Павел МАРТИНЧИК

Женщина показывает смс, написанные старшим сыном: подросток просит у мамы прощения и говорит, что любит ее. Свой день рождения мальчик провел в интернате. Мама пожелала ему «не потерять то, что дано выше, поскорее вернуться домой и всех привести за собой». Женщина показывает и фотографии самой младшей дочки – девочке всего 7 месяцев, дома она была на грудном вскармливании, сейчас привыкает к бутылочке.

— На заседании комиссии я не отрицала, что наказывала детей, из Библии им отрывки на эту тему зачитывала. Они сказали, что вышел такой закон, который запрещает бить детей. Я дала расписку, что бить детей не буду, — продолжает женщина. Она утверждает, что детей у нее забрали в тот момент, когда ее не было дома, — она узнала об этом только постфактум.

— Муж взял самую маленькую на руки, не хотел отдавать. Дети начали плакать, такой крик стоял. Прихожу домой — уже пусто. На исправление нам дали 5 месяцев. Каждый месяц будут проводиться заседания комиссии — будут наблюдать, как мы справляемся. Нужно будет работать с психологами, психиатром, выполнять все рекомендации. На работе нужно быть от звонка до звонка — я работаю с 8.30 до 17.00. Здесь, кстати, меня поддерживают, переживают.

Младших детей из больницы забрал к себе брат Зои — ей и супругу разрешили навещать малышей только в присутствии брата.

Зоя считает, что люди вокруг нее разделились на два лагеря: одни сочувствуют, другие обвиняют.

— Но я не переживаю — верю в Бога, который все устроит и все расставит по своим местам.

«Мама никаких эмоций не выражала, не раскаивалась»

Четверо детей занимались в Радошковичской средней школе. Директор Инга Великоиваненко говорит, что дети способные, у старших — Егора и Лизы — был хороший средний балл: 7,7 — 7,9.

— К этой семье до этого у нас не было никогда вопросов: в доме чисто, порядок, аккуратно сложены вещи, родители часто бывали в школе на собраниях – одно из них как раз было посвящено вопросам поощрения и наказания в воспитании детей, и мама присутствовала.

По словам директора школы Инги Валерьевны, решение комиссии на время отобрать детей было взвешенным Фото: Павел МАРТИНЧИК

По словам директора школы Инги Валерьевны, решение комиссии на время отобрать детей было взвешеннымФото: Павел МАРТИНЧИК

Директор рассказывает, что многодетная мама подтвердила: бьет детей ремнем в качестве наказания.

— На заседании комиссии мама никаких эмоций не выражала, не раскаивалась. Она не соглашалась с тем, что это неправильно — бить детей. Цитировала нам Библию, мол, бить розгами детей можно. Папа абсолютно согласен с мамой и ее методами воспитания. Но что может сделать ребенок, чтобы его ударили ремнем? Он не пил, не курил, — задается вопросом Инга Валерьевна. — Нельзя бить ребенка до такой степени, чтобы у него оставались синяки на теле — это моя личная позиция.

По словам Инги Валерьевны, решение комиссии на время отобрать детей было взвешенным — это были переживания за их жизнь и здоровье.

В Радошковичах у многодетной семьи две квартиры - в четырехкомнатной живут сами, в однокомнатной по соседству - мама Сергея. Фото: Павел МАРТИНЧИК

В Радошковичах у многодетной семьи две квартиры — в четырехкомнатной живут сами, в однокомнатной по соседству — мама Сергея.Фото: Павел МАРТИНЧИК

— Я очень рада, что мама хочет вернуть детей, но меня смущает то, что она не признает своей ошибки, — говорит Инга Валерьевна.

«А нас как в детстве били!»

В Радошковичах у многодетной семьи две квартиры — в четырехкомнатной живут сами, в однокомнатной по соседству — мама Сергея. В тамбуре квартиры многодетной семьи чисто, пол выстелен коврами.

— Нормальные люди, я их знаю с детства — учились вместе в школе. Я в шоке от этих новостей — никогда ничего подобного не наблюдалось, криков из квартиры я не слышала, — говорит Наталья, которая живет в том же доме. — Поедут в магазин — продуктов целый бусик привозят, ящиками и печенье, и фрукты покупали. Бабушка им помогала, вот такими тазиками приносила пирожки, пиццу, пироги. Зоя успевала и сама с детьми поиграть — не сбрасывала все на старших.

В тамбуре квартиры многодетной семьи чисто, пол выстелен коврами. Фото: Павел МАРТИНЧИК

В тамбуре квартиры многодетной семьи чисто, пол выстелен коврами.Фото: Павел МАРТИНЧИК

Соседка считает, что дети что-то нафантазировали насчет регулярных избиений — возраст такой.

— Даже если наказывали — а нас как в детстве били! Сейчас же как: не наказываешь — начались наркотики, что-то еще. Родители виноваты: куда вы смотрели, почему не наказывали? А если наказываем — опять мы плохие. Так а что с ними делать, если они не слушаются? Но своих детей не бью, потому что у меня такого понятия нет, — добавляет женщина.

Собеседница говорит, что Зоя и Сергей переживают из-за того, что случилось.

— Когда я видела, как муж ее ехал на работу, даже больно на него смотреть было, потому что человек подавленный, такое ощущение, что ему стыдно из-за того, что все смотрят. Надо как-то этим людям помочь и разобраться в недоразумении. Полгода без детей — это жутко.

ЕСТЬ ВОПРОС

— Почему из этой семьи забрали всех детей, включая грудничка, хотя мама призналась, что била только старших?

— По Декрету № 18 президента, если родители не выполняют обязанности в отношении одного ребенка, значит, они не выполняют их в отношении всех детей. В таких ситуациях из семьи однозначно забирают всех детей, — говорит заместитель председателя районной комиссии по делам несовершеннолетних Молодечненского райисполкома Ольга Клепакова. — Срок, на который забирают детей, предусмотрен Декретом – это полгода. Но даже при соблюдении всех рекомендаций, ранее, чем через 5 месяцев их не вернут. Все это время родители должны выполнять все, что прописано в плане защиты прав и законных интересов ребенка – для каждой ситуации этот план индивидуален.

— Могут ли забрать ребенка, если родители один раз побили его ремнем?

— Нет, после одного раза ребенка не забирают, это должна быть система. В случае с семьей К. детей тоже не забрали сразу, как только обнаружилась проблема: сначала дождались результатов судмедэкспертизы, которая подтвердила, что у детей действительно есть телесные повреждения.

www.kp.by

Взрослые вспоминают, как их наказывали родители — Wonderzine

У меня была нормальная, по всем меркам благополучная семья, в которой, однако, практиковались телесные наказания, а точнее — ремень. Сложно вспомнить, как часто меня лупили — это происходило не регулярно, но и не считаные разы. Пик побоев пришёлся на 9–13 лет.

Моим воспитанием занималась в основном мама, поэтому наказывала она. Ближе к десяти годам у меня появились подростковые симптомы: я врала, прогуливала школу, плохо училась, хамила, ленилась и так далее. Дома были регулярные скандалы, и последним аргументом становился ремень. Кажется, мне влетало достаточно сильно, даже оставались следы. Папа и бабушка не вмешивались, видимо, считали, что это не их территория. 

Это было унизительно и очень-очень обидно. Кажется, я даже сейчас могу заплакать, когда вспоминаю об этом. Трудно сказать, ощущаю ли я это как травму — мне вообще не нравится состояние обиженности и позиция жертвы. Но, возможно, если бы не это, я бы выросла более открытой и уверенной в себе. И у нас с мамой были бы более доверительные отношения. Сейчас они, кстати, хорошие — мы можем долго разговаривать, чем-то делиться, советоваться. При всём сказанном выше мама всегда умела быть и ласковой, и любящей. Но моя привычка закрываться от неё осталась ещё с тех времен.

Не могу сказать, что мы с мамой до конца проговорили эту тему, но о своей обиде я ей рассказывала. А она в каком-то разговоре призналась, что просто не знала, как на меня влиять. То есть её попытки воспитывать меня с помощью ремня — это от бессилия. Она была очень уставшей, утонувшей в бытовых проблемах женщиной, которая не справляется с дочерью-подростком, — это я теперь тоже понимаю.

И всё же самое плохое — в том, что у меня, как и у матери, нет внутреннего барьера перед физическим наказанием. Сейчас у меня маленькая дочка, которая, как и все дети, иногда доводит до белого каления. И я с огромным трудом побеждаю в себе желание отшлёпать её. Скажу честно, получается не всегда, но я очень стараюсь держать себя в руках. Конечно, ни о каком ремне речь не идёт — это, казалось бы, безобидные шлепки по попе (хотя, конечно, они не безобидные). Но я вынуждена постоянно вести борьбу с собой, чтобы потом рука не потянулась к ремню. Притом что моё отношение к телесным наказаниям резко отрицательное. Я очень не хочу ранить своего ребёнка и мечтаю, чтобы он был полностью открыт ко мне. 

www.wonderzine.com

Как правильно наказывать ребенка? — Шишова Т.Л.

Тема наказаний — из разряда вечных тем педагогики. Но сегодня она актуальна как никогда. Многие родители, сбитые с толку разговорами о «партнерских» отношениях с ребенком и о недопустимости насилия, боятся наказывать детей. А когда спохватываются, ребенок уже избалован, и справиться с его непослушанием и грубостью бывает непросто. Как правильно наказывать? Почему наказания не действуют? Как совместить их с принципами христианской любви? На эти и другие вопросы вы найдете ответ в этой брошюре, автором которой является известный православный педагог, психолог и писатель Татьяна Львовна Шишова.

Наказывать с любовью

Жизнь идет вперед, и если про какие-то изменения можно сказать, что они становятся заметны сразу или почти сразу, то другие вызревают постепенно, как детская болезнь типа скарлатины, которая имеет свой инкубационный период, а потом вдруг обнаруживает себя сыпью или другими характерными симптомами.

Такой «скарлатиной» стала, на мой взгляд, либерализация взглядов родителей на проблему наказаний. Еще в конце 90-х годов обсуждение данной темы не вызывало в родительской аудитории ни большого ажиотажа, ни особых разногласий. Все понимали, что без наказаний, увы, не обойтись, и интересовались обычно конкретикой: «педагогично» ли шлепать ребенка по мягкому месту или лучше перестать с ним разговаривать? Ну, и порой кто-нибудь мог пожаловаться, что его отпрыск «невоспиту- емый» — никакое наказание на него не действует. (При ближайшем рассмотрении обычно оказывалось, что дело не в ребенке, а в ошибках родителей.) Но гораздо больший интерес вызывали совсем другие темы: опасность раннего сексуального просвещения, зачем детям патриотизм, нужно ли прививать с малолетства «рыночную психологию», почему лучше смотреть наши, отечественные мультфильмы.

Теперь же актуальность вышеупомянутых тем очень зависит от состава аудитории. Православные родители многие вещи понимают и без дополнительных объяснений. Да и далекие от Церкви люди уже заметно охладели ко многим западным новшествам, увидев, как они тесно связаны с так называемой «культурой рока-секса-нар- котиков». А кто-то даже убедился в этой связи на горьком опыте своих старших детей или младших братьев.

Но зато теперь, когда заводишь речь о необходимости наказаний, это производит эффект разорвавшейся бомбы. Видишь по лицам, что люди потрясены и даже шокированы, а потом со всех сторон раздаются вопросы, возгласы, начинаются горячие обсуждения… Впервые столкнувшись с такой реакцией, я списала ее на случайность. Затем — на «закон парных случаев». Но когда «бомба» стала взрываться практически в любой аудитории, поняла, что произошли серьезные изменения. Пока с либерализмом воевали на одном фронте, он открыл второй и обошел нас с тыла.

Параллельно усиливаются жалобы родителей на детскую неуправляемость, агрессивность, грубость. И ничего странного: ведь не построив, как следует, систему поощрений и наказаний, родители лишаются рычагов воздействия на ребенка. Так что теперь эта тема стала, можно сказать, «хитом сезона».

Доходит как до жирафа или дело в другом?

Кто спорит, что лучше вообще обходиться без наказаний? Это прекрасно, когда ребенку все можно объяснить. А еще замечательней, если он вас понимает и без лишних объяснений. Чуть только брови нахмуришь — инцидент исчерпан. Беда только в том, что таких детей — разумных, чутких, спокойных, покладистых — сейчас довольно мало. И обычно это не мальчики. Впрочем, и среди девочек как-то все больше в последнее время попадается такие, которые вполне могли бы послужить Шекспиру прообразом героини его знаменитой пьесы «Укрощение строптивой».

И вообще, разве дети плохо себя ведут, потому что НЕ ПОНИМАЮТ? Или дело в чем-то другом?

Безусловно, бывают случаи непонимания ситуации. Скажем, ребенок принес из садика матерные ругательства. Но если он и после десятикратного объяснения, что это «плохие слова», продолжает их повторять да еще вызывающе глядит на взрослых, неужели стоит продолжать разъяснительную работу?

А вот вторая ситуация. Пятилетний Гоша по сто раз на дню слышит, что маме грубить нехорошо. И все равно грубит, а то и кидается в драку.

Спрашиваешь:

— И как вы его за это наказываете?

В ответ — растерянная заминка.

— Ну, бывает, накричим, хотя, конечно, это непедагогично. Но, в основном, беседуем, внушаем, что так вести себя нельзя.

— И давно?

— Что давно?

— Внушаете.

— Да года два уже, но почему-то никак не доходит!

А ребенок, между тем, уже и читать научился. Это почему-то до него «дошло». Да и порассуждать он горазд, за словом в карман не лезет, права качает почти как подросток. А вот что маму бить нельзя, никак до бедняги не «дойдет».

И уж совсем изумляет родителей то, что их неуправляемые дети как бы сами нарываются на наказание. Сколько раз приходилось слышать примерно такие речи: «Я тер- плю-терплю, потом сорвусь, накричу, стукну — и он как шелковый. Такое впечатление, что ему даже легче становится. У меня потом полдня на душе кошки скребут, а он… Знаете, мне порой кажется, он даже доволен, что его наказали! Правда же, это ненормальная реакция?»

Конечно, реакция ненормальная, поскольку в ребенке таким образом взращивается садо-мазохизм, но подмечают родители правильно: нарвавшись, наконец, на отказ, он действительно вздыхает с облегчением. Ведь очень часто дети не слушаются вовсе не потому, что не понимают, как надо себя вести, а потому, что НЕ ХОТЯТ ПОНИМАТЬ. Хотят настоять на своем, показать, что они главнее. Однако в глубине души любой ребенок сознает, что поступает плохо. Совесть-то есть у каждого. А в детской душе, еще по-настоящему не поврежденной пороками, голос совести звучит гораздо отчетливей, чем у взрослых. Стыд вызывает тревогу. Да и ощущение, что ты сильнее родителей, не способствует укреплению детской психики. У таких детей всегда много страхов, поскольку если маму с папой можно не слушаться, значит, их слово ничего не весит. Стало быть, родители — люди слабые, не авторитетные. А как может защитить тебя слабый человек? Вот и получается, что ребенка снедают страх, беспокойство, чувство вины, которые он подсознательно пытается заглушить суетливостью, дурашливостью, кривляньем, агрессией.

И когда взрослый все-таки дает понять, кто в семье главный, ребенок успокаивается. Значит, мир еще не сошел с ума. Значит, это не полный хаос, в нем остались хоть какие-то опоры. Ведь даже самые буйные, непослушные дети на самом деле жаждут гармонии и порядка. Жаждут, чтобы семейные роли были распределены правильно, и все было как у людей.

Вседозволенность = психотравма

А в последние годы на моем горизонте все чаще появляются дошкольники, поведение которых поначалу наводит на самые печальные мысли — настолько они агрессивны, неуправляемы, неадекватны. Хочется сходу направить их к психиатру, но я уже знаю, что торопиться не стоит. Очень может быть, что это просто жертвы «свободной педагогики» — дети, которых лет до четырех воспитывали «без огорчений», ничего не запрещали и не наказывали. А в случае демонстративного неповиновения беспомощно разводили руками, либо даже начинали ребенка бояться. И чтобы не связываться, готовы были уступить ему буквально во всем.

Вроде бы сверхкомфортные условия, а на деле — жесточайшая психологическая травма, причем перманентная. Пока такой корабль без руля и ветрил носится только по семейной гавани, он еще более-менее держится на плаву. (И то, если в семье есть другой ребенок или бабушка с дедушкой, которые еще не забыли, что детей распускать нельзя.) Но неизбежный выход в открытое море — социум чреват кораблекрушением.

Как могут чужие взрослые реагировать на дикие выходки такого свободолюбца? Если увещевания не помогают, то способ обычно один — отвержение. А ребенок-то привык, наоборот, быть в центре внимания, так что он переживает свое изгойство особенно остро. Неудачи порождают обиды и новый виток агрессии… Выход из порочного круга — в изменении позиции родителей. Если они вовремя спохватятся, пост- роют четкую систему поощрений и наказаний, ребенок может измениться в лучшую сторону почти до неузнаваемости. (С ранними психотравмами так бывает, ведь родители еще не успели узнать, какой их ребенок на самом деле, а его истинный характер уже исказился под влиянием психотравмы.)

Если же затянуть процесс «свободного воспитания», очень может быть, что визит к психиатру станет неизбежным, и одной встречей дело не ограничится.

Но порой (к счастью, пока еще редко) родители так проникнуты либерализмом, что им легче пойти к врачу и пичкать ребенка таблетками, нежели поменять свои установки. Одна моя знакомая пришла посоветоваться по поводу своего шестилетнего сына, который неоднократно был пойман на воровстве. В основном, он тащил разные мелочи, но дела это не меняло. Ситуация все равно была не из приятных. На мой вопрос, как Игорька в первый раз наказали, мать неожиданно жестко ответила: «Я его НИКОГДА НЕ НАКАЗЫВАЛА и НЕ СОБИРАЮСЬ наказывать. Это моя принципиальная позиция». И сколько я ни пыталась донести до нее нехитрую мысль о том, что в школе, куда Игорек пойдет через полгода, никто не будет смотреть на его «маленькие шалости» сквозь пальцы, а от дурной славы потом не избавишься, мама упрямо твердила свое. Наконец, я, думая ее этим напугать, предложила дать координаты детского психиатра. Может быть, ребенка надо серьезно лечить? Каково же было мое удивление, когда на это мама согласилась с легкостью и даже радостно! А ведь Игорек был не больной. Просто, как в старину говорили, «непоротый ребенок». Но маме проще было записать его в психически больные, чем прогневить идола свободы, которому она так истово и безрассудно поклонялась.

Иерархия запретов

Запреты должны быть. Взрослые ведь тоже, хоть и любят порассуждать о том, что запретный плод сладок, тем не менее, понимают, что без законов (то есть юридически установленных правил, нарушать которые запрещено под страхом определенного наказания) мир погрузился бы в хаос. И, несмотря на свои либеральные рассуждения, сами очень многих запретов никогда не нарушали и нарушать не собираются. Например, не грабят чужие квартиры, не убивают в пылу ссоры своих обидчиков, не участвуют в террористических актах. А многие уважают даже неписаные законы, моральные запреты: не изменяют своим супругам (хотя за это никакого юридического наказания не последует), не бросают на произвол судьбы больных детей или престарелых родителей, не дерутся, не матерятся, не пьянствуют, не потребляют наркотики. Хотя если бы сладость запретного плода была такой невыразимо притягательной, как об этом принято говорить, все поголовно стали бы преступниками.

Так что и детская тяга к непослушанию сильно преувеличена. Но для того, чтобы запреты действовали, их должно быть немного. Если шаг вправо, шаг влево расценивается как побег, ребенок рано или поздно начнет бунтовать. Нельзя зажимать его так, чтобы было не вздохнуть. Когда человека душат, он судорожно дергается, пытаясь вырваться. Так и ребенок, слишком сильно зажатый в тиски родительской строгости, начинает на пустом месте упрямиться, проявлять агрессивность, демонстративно не слушаться.

Кроме того, необходимо установить иерархию запретов. Сейчас в этой области чаще всего видишь этакую кашу-размазню: ребенка с равной строгостью (или снисходительностью) порицают за капризы при умывании, за отказ учить буквы и за хамское обращение с бабушкой. А бывает, что за хамство и грубость вообще не наказывают, целиком сосредоточившись на вопросах соблюдения бытовой гигиены и на правилах поведения за столом. Двойка же по английскому считается чуть ли не преступлением против человечности! За нее и в либеральной семье ребенок может получить нагоняй.

А ведь на самом деле непочищенные зубы или недоеденный суп — пустяк по сравнению с криками: «Мама плохая! Уйди от меня!» (А то и похлеще, типа: «Дрянь — мама! Убью! Ненавижу!» В последние годы даже дети из интеллигентных семей подчас выдают подобные «перлы».) Грубость по отношению к взрослым — это не просто несоблюдение бытовой дисциплины. Это — грубое нарушение заповеди («Почитай отца твоего и матерь твою»). Ведь маленький ребенок не нарушает почти никаких других заповедей. Он не убивает, не прелюбодействует, не крадет, не желает жены ближнего своего. Так что непочитание родителей — это, пожалуй, самый тяжкий грех, в котором повинны дети.

И когда этот тяжкий грех уравнивается с мелкой провинностью, ребенок теряет ценностные ориентиры. Он растет в искаженной, а то и вовсе перевернутой системе ценностей. Его представления о черном и белом (и, соответственно, поведение) искажаются. Совесть подсказывает, что тут что-то не так, но сам ребенок разобраться в столь сложных вопросах не может. Возникают хроническое раздражение, тревога, страх, которые выплескиваются опять-таки прежде всего на самых близких людей. Отношения в семье разлаживаются.

Поэтому, если вы хотите, чтобы ваши слова имели для ребенка вес, прежде всего составьте для себя (лучше письменно) перечень запретов, расположив их в иерархическом порядке.

На мой взгляд, главные детские провинности, за которые должно следовать суровое наказание, это хамство по отношению к взрослым, ложь и демонстративное непослушание.

В последнем случае обязательно нужно понять, действительно ли это демонстративность или нечто иное. Ведь ребенок может вас не послушаться по разным причинам. Может быть, он устал, перевозбужден или просто неспособен соблюдать определенные правила. К примеру, бессмысленно наказывать гиперактивного мальчика за то, что он вертится на уроке и мешает соседям. Из-за особенностей своей нервной системы он не в состоянии усидеть на одном месте в течение сорока минут. Здесь наказаниями добьешься прямо противоположного эффекта.

Но если мама запрещает сыну смотреть телевизор, а он нарушает ее запрет, это уже демонстративное непослушание, которое ни в коем случае не должно оставаться безнаказанным.

Конечно, к разряду самых тяжелых провинностей следует отнести и попытки воровства. Слава Богу, этим грешат далеко не все дети, поскольку нормальные родители обычно очень рано стараются привить ребенку уважение к чужой собственности. В полтора-два года, играя в песочнице, практически любой малыш может схватить чужую игрушку. Но мама (если она хоть как- то озабочена проблемой его воспитания) отнимет ее и скажет, что чужое брать без спросу нельзя. Рано или поздно большинство дошкольников усв

azbyka.ru

Ремень, угол или неделя без компьютера? Как правильно наказывать ребенка

«Опять двойку принес. Отец, доставай ремень!» – эта фраза знакома многим детям.

Попа уже чувствует предстоящую кару, а разум лихорадочно ищет выход: испариться, выпрыгнуть из окна, сдаться инопланетянам – только бы избежать унизительного наказания.

Если детство у ребенка будет ассоциироваться с побоями, круглосуточными дежурствами «в углу» и угрозами отдать его в детский дом – он вырастет с огромными комплексами и чувством собственной неполноценности. Но и вседозволенность – не выход.

Можно ли найти золотую середину? Как правильно наказывать ребенка, чтобы донести до него правила жизни и не навредить?

Ремень, угол или неделя без компьютера? Как правильно наказывать ребенка, фото

Воспитывая ребенка, нельзя впадать в крайности.

1. Угрожать отдать «бабайке» или «дяде милиционеру», демонстративно устраивать бойкоты, наказывать физически.

Результат предсказуем: малыш будет чувствовать себя лишним и нелюбимым. Это не воспитание, а новый уровень жестокости.

2. Полная вседозволенность. «Я воспитываю ребенка по японской системе» – гордо заявляет мамочка, чье дитя сидит в автобусе и нагло вытирает ноги о белые штаны дяди напротив.

Ребенок на 100% уверен, что за проступки ему ничего не будет. Нормы, границы, запреты? – фи, какая чепуха! Не воспитали родители – научит жизнь. Только шишек будет больше и последствия страшнее.

И получая первые удары от старшеклассника, которому нагрубил, ребенок поймет, что привычная система дает сбой. И он, оказывается, не центр Вселенной, а так, маленькая песчинка.

Ремень, угол или неделя без компьютера? Как правильно наказывать ребенка, фото

Можно ли наказывать ребенка?

Воспитание детей без наказаний – это утопия. С раннего возраста нужно устанавливать границы дозволенного.

Тогда не придется в будущем хвататься за голову и жаловаться соседям: «Не понимаю, в кого он такой беспардонный: ничего не понимает».

Психологи утверждают, что наказывать ребенка можно после трех лет. До этого времени ваши внушения и угрозы бесполезны.

Гиппокамп – отдел головного мозга, ответственный за память личности, еще не функционирует должным образом. Ребенок просто не запомнит, когда, за что и почему его наказали.

Физические наказания: за и против

Плюс у такого вида наказания только один: посмотреть, как резво улепетывает ребенок при виде ремня. В остальном физическое воздействие только вредит.

70% родителей уверены, что угроза расправы способствует формированию норм поведения. На самом деле, они просто показывают свое бессилие.

Перед тем как наказать ребенка подумайте: какой урок он извлечет? Он будет знать, что вы сильнее, а шлепки по попе – это больно и унизительно.

В дальнейшем он сможет лучше «заметать следы» и повышать свою самооценку за счет тех, кто слабее его, ведь «меня дома родители бьют – значит, и мне можно!».

Кроме того, метод работает только пока ребенок слабее родителей. Физически наказывать подростка, который уже выше вас ростом, опасно для жизни! Можно и сдачу получить!

Постой в углу, подумай

Проще всего поставить в угол ребенка, произнести пафосную речь и на пару часов о нем забыть. О чем будет думать малыш? Явно не о том, что был неправ.

Он переминается с ноги на ногу, пересчитывает мух на потолке или разглядывает узоры на обоях, составляет планы мести обидчику. Раскаяние? Нет, не слышал.

Попробуйте способ изоляции. Скажите: «Пожалуйста, сядь на диван в своей комнате и подумай, что ты сделал не так. Потом придешь ко мне и расскажешь».

За это время вы остынете, не наговорите лишнего, а у малыша будет шанс самостоятельно разобраться в ситуации.

Ремень, угол или неделя без компьютера? Как правильно наказывать ребенка, фото

Ультразвуковая атака

Как мама наказывает детей? С длинными нотациями, причитаниями и угрозами. Если это не действует – переходит на уровень ультразвука.

Да, поначалу кричащая родительница ребенку кажется эдаким монстром, который вот-вот откусит голову!

Однако если ситуация повторяется, ребенок просто абстрагируется от криков и ругани. Воспитательного эффекта – ноль, зато родительский авторитет падает ниже плинтуса.

Если ваша выдержка трещит по швам, а язык так и чешется сказать какую-то гадость – выйдите на пять минут из комнаты.

Как наказывать маленького ребенка: о чем нужно помнить родителям?

Учитывать возраст ребенка. Да, трехлетний малыш случайно сломал ваш телефон. Но ведь он не знал, что это не игрушка.

Тем более вы сами «включили мультики» – вот и не обижайтесь. Однако если телефон сломал школьник – тут налицо неумение обращаться с дорогими вещами. Этому нужно учить.

Не покрывайте его проступки. У каждого ребенка своя правда. Конечно, ваша миссия – защищать малыша, но не оставлять безнаказанными его шалости.

И оправдание: «он же ребенок» не должно звучать из ваших уст. Сегодня он безнаказанно сломал чей-то замок из песка, завтра – столкнет кого-то с лестницы.

А если бы на месте чужого ребенка был ваш? Разве вы бы не требовали наказания для обидчика? Важно: не наказывайте ребенка в присутствии посторонних – отложите разбор полетов до дома.

 

Ремень, угол или неделя без компьютера? Как правильно наказывать ребенка, фото

Личная свобода. Ребенок должен понимать, что есть обязательные правила для выполнения, а есть свобода выбора.

Старайтесь идти ему на уступки: малыш может решить самостоятельно, какую игрушку взять в сад или какие ботинки обуть в школу. Он тоже личность, хоть и маленькая!

Единые стандарты. «Мама ругает, она плохая, а папа – хороший». В вашей семье должны быть единые правила для всех.

Нельзя ругать малыша за то, что он таскает еду в свою комнату, если по вечерам папа вовсю «хомячит» бутерброды перед телевизором.

Очень удобны в этом плане «правила семьи». Это могут быть стикеры-напоминалки с текстом или рисунками. Перед едой вам будет достаточно показать стикер – и ребенок вспомнит, что нужно мыть руки.

Объяснение. Малыш должен понимать, за что его наказали. «Я понимаю, что ты не хотел есть суп, но бросать тарелку на пол не разрешается», «Собаку за хвост дергать нельзя – ей больно».

Говоря о наказании, не забывайте назвать временные рамки.  «Больше не будешь играть в компьютер» или «Не дам тебе конфеты» – расплывчатая и неправильная формулировка.

Примирение. Объятия, детский стишок «Мирись, мирись», совместное чтение сказок – пусть в вашей семье появится ритуал мира, который будет означать окончание наказания.

Ремень, угол или неделя без компьютера? Как правильно наказывать ребенка, фото

Справедливость. Все наказания должны быть справедливы. Нельзя наказывать кроху потому, что он попал под горячую руку или у родителей было плохое настроение.

Наказание должно быть заслуженным – только тогда оно принесет пользу.

Есть английская пословица:  «Не воспитывайте детей, они все равно будут похожи на вас. Воспитывайте себя».

Подумайте, может, в непослушании ребенка есть и ваша вина? Ведь малыши часто стараются подражать именно родителям! Если ваше чадо почему-то стало ругаться – не нужно сразу бить по губам или отправлять в угол.

Может, это папа обозвал нехорошим словом своего начальника? Или вы случайно оговорились во время разговора с подругой? Учитесь контролировать свои эмоции, слова и жесты, ведь дурной пример заразителен.

 

Как можно наказать ребенка?

Запреты и ограничения. Действуют на детей любого возраста. Чаще всего используют, чтобы добиться от малыша каких-то действий.

Не хочет убирать игрушки – неделю не будет играть в компьютер, отказывается есть суп – три дня не получит сладкого.

Дети умны, они быстро усваивают причинно-следственную связь. Лишение удовольствий (похода в кино, зоопарк, катания на аттракционах) тоже действенный метод.

Чувство вины. Спокойно и доступно нужно объяснить ребенку, чем плох его поступок. Цель наказания – вызвать чувство вины.

Малыш не будет повторять того, за что ему было стыдно перед любимыми людьми. Вишенка на торте – извинение.

Он должен нести ответственность за свои поступки и слова, учиться исправлять вред, который нанес.

Демонстрируйте это личным примером: если вы в чем-то провинились перед ребенком (пообещали и не сделали, несправедливо накричали) – попросите прощения.

Ремень, угол или неделя без компьютера? Как правильно наказывать ребенка, фото

Изоляция. Но не запирать провинившегося ребенка в комнате, объявлять бойкот и делать вид, что он – пустое место.

Допустим, ребенок устроил истерику в магазине. Ваша задача не просто притащить упирающегося малыша домой и отправить «в ссылку», а объяснить, что так вести себя нельзя.

Есть правила, которые нужно соблюдать. Вы договаривались, что Kinder покупаете по воскресеньям, а сегодня только вторник.

Попросите его посидеть в своей комнате и подумать над вашими словами, а потом рассказать, что он сделал не так.

Подведем итоги

Излюбленные методы многих мам – ремень, стояние в углу до посинения, крики и угрозы – абсолютно непродуктивны.

И воспитанию нормальной личности они не способствуют. Действенными способами наказания считаются:

  • запреты и ограничения;
  • лишение удовольствий;
  • внушение чувства вины.

А вы наказываете своего ребенка?

Вам может быть интересно:

Как любить ребенка, но не вырастить его мямлей?

Мамина радость или трудный ребенок? Стадии развития личности

Говори правду или останешься без сладкого: что делать родителям, если ребенок обманывает?

fazarosta.com

Leave a Reply

Ваш адрес email не будет опубликован.