Дети с взрослыми: Ваши взрослые дети. Руководство для родителей | Хайнс Джил, Бэйверсток Элисон

Содержание

Большой ребенок. Почему наши дети не готовы быть взрослыми? | Персона | ОБЩЕСТВО

Так ли юные нижегородцы не подготовлены к серьёзной взрослой жизни?

«Перелюбили»

«Живём при капитализме, а у молодёжи такие иждивенческие настроения — больше, чем при социализме. Это мы знали: будет где учиться и работать, что поесть. Почему нынешние такие инфантильные? — рассуждает Анатолий Фирстов, заслуженный артист РФ. — Молодёжь я люблю, лишь бы не зарывались — не ленились, не баловались наркотиками!»

Родители часто жалуются на подрастающее поколение — ничего не умеют, ничего не знают, ничем не интересуются.

«Мы еле дотянули сына до 11-го класса, учились всей семьёй. В итоге сын поступил в вуз по результатам ЕГЭ, — рассказывает бухгалтер Светлана Семёнова (попросила изменить фамилию). — Возила сына в институт каждый день, думала — учится, а он прогуливал. Выяснилось это только после первой сессии, когда он не пришёл на экзамены.

Заявил: «Не хочу больше!» Одни гулянки с друзьями и девочками на уме. Дома я его вижу исключительно за компьютером. Перелюбили мы парня».

«Думали, у нашей дочери с самоопределением всё хорошо — в старших классах решила, хочет получить языковое образование. Я ползарплаты медсестры отдавала на репетиторов. И вдруг перед ЕГЭ заявила: «Буду физиком». Поступила на техническую специальность вслед за мальчиком, который нравится. С ужасом ждём первой сессии. Как можно быть такой несерьёзной?!», — недоумевает Галина Суворова.

Сила свободы

Нужно с детства мотивировать чадо на получение образования, на выбор профессии, объяснять ценность денег, говорит Ольга Попова, учитель средней школы.

«Я воспитывала сына одна, с детства объясняла ему, как трудно даются мне деньги, и уже в 15 лет он стал подрабатывать. После школы, сказал, пойдёт учиться на заочное отделение, чтобы работать и помогать маме, — говорит педагог. — У нас другая проблема — сын подсел на электронные сигареты.

Современное поколение так подвержено разным зависимостям — копируют друг у друга привычки».

По мнению Виктории Скачковой, преподавателя университета, на первый взгляд, подрастающее поколение избаловано обществом потребления. Молодые люди легко вступают в спор с учителем или, не думая о последствиях, отказываются от чего-то стабильного и перспективного. Уверены, что их всех ждёт заоблачная карьера, правда, ступать на карьерную лестницу они не спешат. Довершает картину общий облик «вечных детей» — свитшоты с мультяшками у девочек, шорты в октябре у парней, музыка и рукоделие.

«Но всё меняется, если им что-то интересно. Тогда всё становится несложным. Забронировать отель на другом конце Земли, используя Google-переводчик, отработать три месяца волонтёром на Олимпиаде, прийти на собеседование в топовую компанию — запросто! Дети на глазах становятся самостоятельными, рассуждающими, взрослыми, — считает педагог. — У юных есть сила внутренней свободы. Они не торопятся, не стараются успеть, живут, как хотят.

Этим и объясняется нежелание молодых взрослеть. Зачем, если и так хорошо? А ещё новое поколение не врёт. Они признаются в несделанном домашнем задании, в незнании тех или иных фактов, в ошибках. Делают это по-взрослому. Честность — замечательное качество, которое пригодится нашему обществу».

Такому современному поколению нужно не осуждение, а крепкое плечо взрослых наставников, которые покажут, подскажут дорогу.

«Мы другие!»

Анастасия Корноухова, студентка ННГУ:

— Не любить новое поколение принято со времён Сократа и Платона. Взрослым кажется, что их потомки — существа беззащитные, не готовые за себя постоять, инфантильные. Правда, родители и дети росли в разное время, а порой и в разные эпохи. В СССР каждый знал, что после учебного заведения найдёт работу, что по комсомольской путёвке можно поехать на Север или в Сибирь и увидеть всю страну. Не было жизни в кредит — многое обеспечивало государство. Поэтому слышать, что люди, выросшие в Союзе, считают современное поколение инфантильным, просто смешно.

Мы понимаем: ничего не падает с неба, и после диплома за нами не встанут в очередь работодатели — наоборот, вчерашний студент должен доказать, что необходим компании. Сам стиль жизни обязывает — у молодёжи модно показать, чего ты добился сам.

Наше поколение — смелое и неуверенное одновременно, особенно когда мы выбираем занятие на всю жизнь. Последнюю роль здесь играют твои желания — на решение влияют мнения друзей, учителей, одноклассников и, самое страшное, родителей. Порой за их советами скрыто желание сделать всё «правильно», особенно если им когда-то это не удалось.

Наши мамы и папы проработали всю жизнь на одном месте, мирясь с неудобствами. Сейчас найти столь преданных компании работников трудно. Если человека что-то не устраивает, он без раздумий уйдёт. Конечно, не все молодые люди стремятся развиваться — тунеядцы были всегда. Они сидят на шее у родителей и лелеют великие планы без всяких усилий. Любимое занятие — компьютерные игры, днём и ночью. Но даже из этого хобби выходит толк — порой вырастают неплохие программисты.

Мы другие! Среди нас есть и инфантильные, и серьёзные, готовые упорно работать. Есть те, кому достались хорошие стартовые условия из-за рождения в обеспеченной семье, и те, кому приходится подниматься с самых низов. Но все мы нацелены на результат — на успех, достижения, семью.

Воспитать ответственность

Анна Митрофанова, специальный психолог, учитель-логопед:

— Часто родители окружают детей чрезмерной заботой: всё время заполнено развивающими занятиями, все поступки ребёнка, его общение с другими детьми контролируют взрослые. Он не принимает самостоятельных решений — старшие ограждают его от трудностей, домашних дел, физического труда. Таким образом мамы и папы хотят создать детям удобную спокойную жизнь, уделить им максимум внимания. В итоге вырастает послушный, умный, но не самостоятельный человек. Он не может и не хочет брать на себя ответственность за поступки, за свой выбор. Ему удобно жить с оглядкой на родителей, ожидая от них всесторонней помощи.

Занимаясь интеллектуальным развитием ребёнка, взрослые часто упускают развитие социальное — умение общаться, оценивать поступки и эмоции — и свои, и окружающих, организовать учёбу и работу, заботиться о других.

Порой родители дают чадам безграничную свободу, считая, что ребёнок сам знает, как ему расти. Или, занятые на работе, «откупаются» дорогими подарками и бесконтрольными карманными деньгами. Вырастая, такой ребёнок не становится взрослым. Он может создать семью, но при первых же трудностях сбежит к родителям или уйдёт в соцсети и компьютерные игры.

Советы А. Митрофановой таковы:

  • Позвольте ребёнку нести ответственность за себя и свои поступки, учите планировать время.
  • Поощряйте стремление к самостоятельности. Если малыш в два года хочет помыть посуду или сам одеться, разрешайте, иначе к 4-5 годам желание пропадёт!
  • Привлекайте ребёнка к домашним делам. С трёх лет у ребёнка должны быть пусть несложные, но постоянные обязанности.
  • Приучайте ребёнка заботиться о членах семьи, домашних животных.
  • Найдите ему секции и кружки по интересам.

Смотрите также:

«Взрослые люди уже когда-то были детьми, а вот дети взрослыми ещё ни разу»

На детей постоянно навешивают ярлыки. Детям делают замечания, на детское поведение реагируют раздражением. И если своим детям ещё готовы прощать многое, то чужим — почти никогда и ничего. Я всегда на стороне детей, причём не только своих. Когда я слышу от взрослых: «Этот мальчик — дурак», очень хочется ответить им абсолютной взаимностью.

Полезная рассылка «Мела» два раза в неделю: во вторник и пятницу

Я искренне считаю, что ребёнок имеет право на неосознанную ошибку, а взрослый (по отношению к детям) — нет. Всё просто: взрослые люди уже когда-то были детьми, а вот дети взрослыми ещё ни разу.

Ребёнок пока лишь познаёт этот мир: он слышит, видит и копирует поведение старших. Его семья и ближайшее окружение и есть те прообразы, с которых он берёт непосредственный пример.

Если ребёнок ругается матом, мучает животных, бросает мусор мимо урны –кто виноват?

Если ребёнок обзывает своих сверстников, тычет пальцем в полных людей, расталкивает локтями очередь в маршрутку — кто виноват?

Если девочка считает себя уродиной, боится общаться с подругами, со слезами ходит по магазинам одежды — кто виноват?

Если мальчик считает, что он должен непременно дать сдачи, быть «мужиком» и не быть «бабой» — кто виноват?

Естественно, вся вина целиком и полностью лежит на его родителях или людях, отвечающих за его здоровье и воспитание. Мы, взрослые, сами создаём все вышеизложенные ситуации, а потом сами же удивляемся такому невежеству и хамству.

Теперь подумайте и ответьте на вопрос: «А не ведёте ли вы себя так же?». Не говорите ли вы своим близким обидные слова, не указываете ли пальцем на «жирных коров», не протискиваетесь ли в автобус со словами «понаехали тут», не бросаете ли трубку телефона, резюмируя своё действие «ну, ты ещё пожалеешь».

Дети берут от взрослого мира всё, всё без остатка. Они наивны, доверчивы и от природы добры. И это мы, взрослые, делаем из них себе подобных, прививая жестокость, недоверие и злобу.

Это мы, взрослые, позволяем им бесконтрольно пробовать этот мир, оправдывая свои действия пресловутой социализацией и вхождением в реальность. Именно мы делаем за них выбор и принимаем (зачастую неверные) решения.

Понимаете, универсального мира не существует. Мы все разные. Мы все индивидуальны.

Мне очень грустно и обидно, когда невнимание и безразличие взрослых приводит к настоящим трагедиям. Ведь ничто не происходит внезапно, ни одна дрянь не прилипает в одно мгновение. У всего есть срок и у всего есть причины.

Но нам, взрослым, проще подогнать всех под один стандарт, проще оправдать своё бездействие, чем заставить себя что-то объяснить и попробовать в чём-то разобраться. Мы по-другому не умеем, нас этому не учили. Ведь мы все когда-то были детьми, а вот взрослыми через раз.

кто и как спасёт несовершеннолетних, вовлечённых взрослыми в криминал — РТ на русском

Проблема реабилитации детей, втянутых в опасную деятельность (зачастую собственными же семьями), обсуждается не первый год. К сожалению, вытащить хотя бы одного ребёнка с социального дна — очень трудная задача, в решение которой вовлечено множество ведомств. Это ярко демонстрирует история мальчика Бахтияра, живущего вместе с матерью на вокзалах Москвы. Как можно спасти таких детей и что их ждёт в сегодняшних реалиях — репортаж Екатерины Винокуровой.

«Не на-а-адо меня в милицию, меня там опустят! Потом меня тут убьют! — кричит ребёнок на площадке, где сугробы, припаркованные машины, запах мочи и немытых тел. — Милиция меня опу-у-устит!»

Волонтёр фонда «Доктор Лиза» Любовь Стрижова опускается перед ребёнком на корточки и прижимает его. В метре от них за ситуацией наблюдают оперативники в штатском, они в масках, видны только глаза. У них самих есть дети. Пустырь у Ярославского вокзала заметает мокрый снег.

Почти каждый день благотворительные организации, которые занимаются работой с бездомными, раздают тут горячую еду, чай, иногда привозят вещи. В последние дни часто идёт мокрый снег, и только маска на лице спасает от холодного ветра.

Несколько сотен людей выстраиваются в очередь за едой. У них нет масок, нет тёплой одежды, а по окончании раздачи обедов они не вернутся в тёплые квартиры отогреваться горячим чаем. Некоторые идут по снегу в лёгких рваных ботинках, кто-то — с тележками, на которых сложены пожитки, кто-то протягивает за едой замотанные в грязный бинт культи. Вокзал — это особый мир, куда постороннему лучше не заглядывать. Большинству тут уже не поможешь. Более того, не все доживут до потепления. Отсидевшие не один десяток лет убийцы, наркоманы, торговцы любой мелочью неясного происхождения, ограбленные приезжие на заработки, просто бедно, но чисто одетые бабули, цыганки в шубах из искусственного меха — все тут.

А ещё тут — ребёнок. Он и женщина, которая представляется его мамой, стали приходить за едой некоторое время назад. Откуда взялись — неизвестно. От помощи отказывались.

Неожиданно раздача еды прерывается: на пустыре появляются оперативники. Они пришли за этой женщиной. Она попала на камеры слежения в процессе кражи какой-то мелочи у зазевавшихся пассажиров. Оперативники хмуро говорят: не в первый раз, более того, на камеры попадался и ребёнок. Он крутится вокруг рамок и хватает мобильные телефоны и кошельки, которые оставляют на специальном столике во время прохождения досмотра. Если попадается, говорит: «Перепутал». Никакой ответственности в свои шесть лет он не несёт. Сам себя он называет Тобар.

Женщину уводят, мальчика тоже просят пройти в комнату полиции.

«Меня опустят, меня опустят…» — парень начинает трястись, во рту появляется пена, но приступ удаётся остановить.

Волонтёры фонда «Доктор Лиза» предлагают оперативникам: «Парень доверяет только нам. Давайте мы его отвезём на машине до отделения на вокзале. А вы ему дадите там встретиться с мамой?» Оперативники соглашаются и даже открывают для машины с ребёнком железнодорожную платформу.

Согласно инструкции, в таких ситуациях к детям в отделение полиции вызывают скорую, которая отвозит их в одну из городских больниц для обследования. Крик «Мама!» слышен даже на улице, но мать ребёнка не проявляет к нему особого интереса. Она пишет доверенность на волонтёра Любовь Стрижову для посещения мальчика в больнице. Только вот что с ним будет дальше?

Через несколько дней мы узнаём: мальчику не шесть лет, как он сам считает, а девять. По документам его зовут не Тобар, а Бахтияр. Он почти не умеет разговаривать. Знает только заученные фразы про «опущенных убивают». Он не умеет ни читать свободно, ни писать, кроме простых слов. Женщина называет фамилию и имя отца мальчика, но такой человек не значится ни в одной базе данных.

  • Комсомольская площадь в Москве
  • РИА Новости
  • © Григорий Сысоев

Где заканчивается семья?

Днями и ночами напролёт мы созваниваемся друг с другом и пытаемся понять, что же делать. К судьбе Бахтияра подключились уполномоченная по правам ребёнка Анна Кузнецова, детский омбудсмен Москвы Ольга Ярославская, детский омбудсмен Подмосковья Ксения Мишонова, МВД, самые разные фонды. А ещё через день мы узнаём, что мальчика из больницы забрала мать, показав документы, подтверждающие родство. Не отдать не имели права. Ей избрана мера пресечения в виде подписки о невыезде, и их уже снова видели ночующими на вокзале. На очередной допрос она не явилась. Если она не явится на второй допрос, её объявят в розыск.

Параллельно выяснилось, что мать Бахтияра прописана в Одинцовском районе, а сам Бахтияр даже формально числится учеником одной из подмосковных школ. По документам, он даже посещал её. В последний раз — полгода назад.

Ситуация вызывает ещё большее недоумение: неужели ни одного учителя не заинтересовало, куда исчез ученик? Как Бахтияр вообще мог посещать школу, если он не умеет толком читать и писать, считает, что его зовут Тобар и ему шесть лет, хотя по документам — девять? Почему школа не обратилась в органы опеки в поисках своего ученика? И почему опека пропустила ситуацию в явно неблагополучной семье, когда ребёнок и его мать просто пропали, чтобы потом обнаружиться на трёх вокзалах?

Сейчас ребёнку стараются помочь, но перспективы сложные при любом раскладе.

Бахтияр — не единственный ребёнок на девяти московских вокзалах. Детей вообще активно вовлекают в преступную деятельность, потому что они удобны: уголовная ответственность наступает с 16 лет (в редких случаях — с 14), а что с ними будет дальше, взрослым людям всё равно.

Уполномоченный по правам ребёнка в Москве Ольга Ярославская произносит фразу: «Детей пачкают криминалом». Он, как грязь, въедается в их души, и, пока не поздно, их надо спасать.

Также по теме

«Не надо отбирать детей у нормальных людей, надо помогать»: московский детский омбудсмен — об органах опеки и семьях

Ольга Ярославская работает уполномоченным по правам ребёнка в Москве с января 2020 года. До этого Ярославская много лет была…

«Мать этого мальчика не арестована, но, конечно, она ведёт асоциальный образ жизни. Для того чтобы ребёнка можно было спасти, та же транспортная полиция, сотрудники вокзала, просто неравнодушные люди должны обратиться к нам или в органы опеки: «Видим ребёнка, который просит милостыню или ночует на вокзале». Далее начинается работа, и тут важно, чтобы, пока принимаются все решения, женщина с ребёнком не исчезла. Сперва надо установить личность взрослого, который ходит с ребёнком, в отдельных случаях это может длиться месяцами. Сама транспортная полиция забрать ребёнка не может: у них есть инспекторы по делам несовершеннолетних, но они занимаются именно правонарушениями на транспорте, а не выявлением социального неблагополучия. Надо обсуждать, как нам выявлять таких детей, как работать с ними», — говорит Ярославская. Она предлагает начать с периодических обходов вокзалов.

Омбудсмен объясняет: сейчас органы опеки, в Москве по крайней мере, обычно прилагают все силы, чтобы сохранить семью — не отбирать детей у родителей, а помогать им выбраться из сложной ситуации. Но что делать, если родители выбраться не могут или не хотят? Где грань, за которой никакой семьи уже нет и за которой можно спасти хотя бы ребёнка? «Где та самая точка невозврата»? — задаётся вопросом детский омбудсмен.

По законодательству, граница, за которой сохранение семьи невозможно, — это ситуации, когда поведение родителя ставит под угрозу жизнь и здоровье ребёнка, объясняет RT адвокат Сталина Гуревич. При этом родителям даётся полгода на возможность исправить ситуацию.

«В данном случае поведение матери очевидно: она ставит под угрозу жизнь и здоровье ребёнка, — говорит адвокат. — Опека должна выйти в суд с иском об ограничении родительских прав и назначить временного опекуна или временную приёмную семью. Представление в опеку может направить отдел по делам несовершеннолетних на том же вокзале, так как был факт вызова к ребёнку скорой для доставки его в больницу. В случае если иск будет подан и удовлетворён судом, мать будет ограничена в правах на полгода и у неё будет возможность исправиться. Если этого не произойдёт, встанет вопрос о лишении родительских прав. Мы видим, что ребёнок маленький, ребёнок в опасной ситуации. Сейчас надо его спасать», — считает Гуревич.

Также по теме

«Я всё сделаю, я всё успею»: какой показана Елизавета Глинка в фильме «Доктор Лиза»

На этой неделе в прокат выходит фильм Оксаны Карас «Доктор Лиза». В нём рассказывается, как мог выглядеть один день из жизни врача,…

Органы опеки выявляют неблагополучие детей именно по месту их нахождения, прописка не имеет к этому отношения, напоминает президент фонда «Волонтёры в помощь детям-сиротам» Елена Альшанская. Даже если ребёнка удаётся извлечь из ситуации, где ему напрямую угрожает опасность, перспективы таких детей печальны, убеждена Альшанская.

По данным Генпрокуратуры, озвученным на совещании руководителей правоохранительных органов по вопросам профилактики, выявления, пресечения и расследования преступлений, совершённых несовершеннолетними и в отношении несовершеннолетних, количество преступлений, совершённых детьми и подростками, снижается, хотя проблема остаётся. За последние десять лет количество таких преступлений сократилось в два раза. В 2019 году несовершеннолетние совершили 41,5 тыс. уголовных деяний, а по итогам первого квартала 2020 года количество таких преступлений составило 8,6 тыс.

Проблема вовлечения детей в попрошайничество, воровство, наркоторговлю обсуждается политиками и общественниками не первый год. К примеру, если в вагон метро заходит женщина с грудным ребёнком и начинает просить милостыню, нет никакой возможности даже проверить, её ли это ребёнок, не говоря уже о том, чтобы привлечь органы опеки или проверить состояние ребёнка.

В Уголовном кодексе есть ст. 151 «Вовлечение несовершеннолетнего в совершение антиобщественных действий» (включая бродяжничество и попрошайничество). Но для того чтобы привлечь по ней, кто-то должен написать заявление в полицию, чтобы началась проверка. Наказание по статье — обязательные работы до 480 часов, исправительные работы до двух лет или лишение свободы на срок до четырёх лет.

Будущее Бахтияра

Будущее Бахтияра, мальчика с трёх вокзалов, в любом случае нерадужное. Программы реабилитации для самых разных детей есть в Москве, но за пределами столицы их почти нет.

Также по теме

«Я не знала, что делать»: в Екатеринбурге у матери забрали детей из-за беспорядка и ограничили в родительских правах

В Екатеринбурге у матери-одиночки Айши Репняковой органы опеки забрали детей в приют из-за жилищных условий, а затем ограничили её в. ..

«В России нет никаких специальных программ даже для детей — жертв насилия. А ведь предполагается, что именно из-за этого дети попадают в детские дома. Полноценной, качественной реабилитации нет даже для детей — жертв сексуального насилия», — отмечает Елена Альшанская.

В самом лучшем случае (хотя не факт, что он ещё возможен) Департамент соцзащиты в Одинцовском районе возьмёт эту семью фактически на реабилитацию в ручном режиме: с матерью и мальчиком будет работать психолог, женщине найдут работу, параллельно будет развиваться уголовное дело о краже, за которую изначально задержали мать. Как показывает практика, главное условие для реабилитации — огромное желание и сильная воля матери.

Второй вариант следующий: мать Бахтияра второй раз не является на следственные действия и её объявляют в розыск. Или же органы опеки обращаются в суд и требуют ограничить женщину в родительских правах. В этом случае Бахтияра ждёт временная семья или детдом. К сожалению, лишь единицы приёмных семей умеют работать с детьми, побывавшими на таком социальном дне и уже втянутыми в преступную деятельность.

Наконец, если мать Бахтияра получает реальный срок лишения свободы или если после ограничения в родительских правах она не исправится, мальчика ждёт детдом. Шансов на усыновление у такого трудного ребёнка немного. Бахтияр в итоге может попасть в систему психоневрологических интернатов, откуда выбраться и получить социальную реабилитацию у него практически нет шанса. Шанс появляется, если на Бахтияра обратит внимание приёмная семья, умеющая работать именно с такими трудными детьми и готовая положить свою жизнь на то, чтобы у мальчика появился шанс.

Есть и последний вариант: оставить всё как есть. В таком случае вне зависимости от того, что будет с его матерью, мальчик продолжит расти на улице и получать образование на трёх вокзалах. Тогда с огромной долей вероятности через двадцать лет однажды он встанет в ту же очередь за горячей едой. Везя на тележке свои пожитки, переступая ногами в обмотках и подставляя лицо под хлопья мокрого снега.

СОХРАНЕНИЕ ЖИЗНИ И ЗДОРОВЬЯ ДЕТЕЙ – ГЛАВНАЯ ОБЯЗАННОСТЬ ВЗРОСЛЫХ!

Уважаемые родители!

Соблюдайте правила и условия организации детского отдыха:

— с 22. 00 до 6.00 часов несовершеннолетним детям запрещено находиться на улице без сопровождения родителей;

— организуйте их досуг, будьте в курсе, где и с кем находятся ваши дети, контролируйте их место пребывания;

— не разрешайте разговаривать на улице с незнакомыми людьми, входить с незнакомым человеком в подъезд, лифт, открывать дверь чужим людям, садиться

в чужую машину;

— научите детей в случае опасности не стесняться звать людей на помощь на улице, в транспорте, в подъезде;

— убедите ребенка, что вне зависимости от того, что произошло, вы должны знать о происшествии, примите его сторону и защитите;

— чтобы не стать жертвой или виновником ДТП, обучите детей правилам дорожного движения, научите их быть внимательными на дороге и во дворе;

— соблюдайте требования безопасности, находясь с детьми на игровой или спортивной площадке, в походе или в парке;

— изучите с детьми правила езды на велосипедах, не разрешайте им  выезжать на проезжую часть;

— когда ребенок в воде, не оставляйте его одного, не разрешайте гулять у воды без сопровождения взрослых, тем более входить в воду;

— обратите внимание детей на случаи пожаров из-за неосторожного обращения с огнем, научите их правилам безопасности при пожаре;

— не оставляйте ребенка в автомобиле одного даже с открытыми окнами, в солнечную погоду температура воздуха в автомобиле может достигать высоких отметок;

— обратите внимание на надежное укрепление оконных сеток и механизмы контроля доступа детей к окнам, не оставляйте детей одних в комнате с открытыми окнами!

 

Помните: главная обязанность родителей – сохранение

жизни и здоровья ребенка!

В экстренной ситуации звоните – «112».

Взрослые дети, 1962 — Фильмы

Выйдя на заслуженную пенсию и получив квартиру в новом доме, Анатолий Кузьмич мечтает о беззаботной старости. В его планах отдых от работы и времяпровождение с его любимой женой – Татьяной. Но, планам свойственно меняться. Совершенно неожиданно, их дочь Люся выходит замуж. Родительский инстинкт не дает ее отпустить, и Королевы уговаривают молодых жить с ними. Люся и ее муж Игорь, соглашаются. Через некоторое время, случается радостное событие – рождается малыш. И после этого бытовые проблемы проявляются все сильнее. Жизнь в квартире становится невыносимой.

Взрослые дети – черно-белая комедия, снятая Мосфильмом в 1961 году. Этот фильм был дебютом Виллена Азарова как главного режиссера. Сценарий написала Валентина Спирина, ее сюжеты всегда несут доброту, юмор и победу Добра. Отдельно стоит выделить актера игравшего Игоря Виноградова – Александра Демьяненко. Актер известен даже современной молодежи благодаря роли Шурика в фильме Операция Ы и другие приключения Шурика.

Во Взрослых детях ненавязчиво показано со стороны, как нелепо выглядят родители страдающие гиперопекой. И так же молодые, которые совершенно не считаются с укладом жизни старшего поколения. В фильме четко открывается тема взаимоотношения двух поколений. Проблема, которая возникает постоянно и ее никак не могут решить. Ведь с каждым поколением жизнь изменяется. Молодежь совершенно иначе смотрит на окружающий мир, чем взрослое поколение. Почему? Взрослое поколение опирается на свой опыт, а молодое только познает мир, получая опыт на основе своих ошибок.

Выйдя на заслуженную пенсию и получив квартиру в новом доме, Анатолий Кузьмич мечтает о беззаботной старости. В его планах отдых от работы и времяпровождение с его любимой женой – Татьяной. Но, планам свойственно меняться. Совершенно неожиданно, их дочь Люся выходит замуж. Родительский инстинкт не дает ее отпустить, и Королевы уговаривают молодых жить с ними. Люся и ее муж Игорь, соглашаются. Чере

Дети и подростки переживают пандемию тяжелее взрослых — Российская газета

Исследования показали, что дети и подростки переживают из-за пандемии даже сильнее, чем взрослые. 60 процентов выборки стали хуже учиться именно из-за повышенной тревожности. Как им помочь? Пять советов родителям

Ваш ребенок в этом году стал хуже учиться? За год выходят сплошные тройки, не справляется с домашними заданиями, не хочет идти в школу, а дома ведет себя из рук вон плохо? Не спешите ругать и наказывать.

В МГППУ представили свежий выпуск электронного журнала «Современная зарубежная психология», который посвящен зарубежным исследованиям молодежи в эпоху пандемии. Понятно, что речь идет только о первых итогах, но и они уже настораживают.

Что показали зарубежные опросы? Пандемия оказала и оказывает очень серьезное влияние на психологическое благополучие молодежи. И влияние это негативное. Около 17 процентов молодежи испытывают повышенную тревожность и депрессивность, что сказывается на учебе. Самые уязвимые в этом отношении — старшие подростки 18 лет. Примерно 60 процентов выборки стали хуже учиться именно из-за этих расстройств.

Что тревожит молодежь? Опасения по поводу здоровья их и семьи, режим работы школ, закрытие университетов и потеря повседневного рутинного ритма жизни. Что помогает выживать в условиях такого стресса? Пребывание в кругу семьи, музыка, спортивные занятия в помещении, чтение. А вот школьные психологи за границей оказались не востребованы. К ним обратились за помощью чуть меньше двух процентов.

Какие ученики больше других страдают от пандемии? Дети с расстройствами аутистического спектра. В домашней изоляции они становятся «сварливыми, более тревожными, беспокойными». Ухудшилось состояние детей с обсессивно-компульсивными расстройствами. Эксперты прогнозируют, что последствия пандемии еще долго будут сказываться на здоровье и говорят, что велика вероятность вспышек психических нарушений среди детей, подростков, учащейся молодежи. А вот помочь тут могут только родители, обеспечивая спокойный психологический климат в семье. Как это сделать?

Профессор кафедры возрастной психологии факультета «Психология образования» МГППУ Наталья Авдеева дала пять простых и действенных советов родителям школьников:

1. Не требуем пятерок. Принимаем ситуацию такой, какая она есть. Сейчас главное — восстановить психологическое благополучие детей.

2. Дети и подростки любят готовить. Попробуйте поискать в интернете интересные рецепты и вместе приготовьте обед. Можно устраивать дни национальной кухни — русской, французской, итальянской, да какой угодно. Отдельная тема — выпечка. Здесь простор для фантазии и творчества, совместные трапезы, да еще с приглашением друзей, могут быть очень привлекательны для подростков. В таких занятиях есть большой развивающий эффект: поискать информацию, узнать об особенностях культуры страны, традициях, сформировать умения составить сбалансированное меню, узнать об энергетической составляющей разных продуктов, а может, и организовать конкурс, угостить близких, соседей, друзей.

3. Вместе смотрим и обсуждаем интересные фильмы, записи концертов, спектаклей, спортивных соревнований. Обращаюсь к отцам: посмотрите вместе с сыном знаменитые футбольные матчи. Для вашего ребенка это важно. Очень интересны исторические научно-популярные сериалы из истории России, жизни животных о географических открытиях. Их можно обсуждать, искать дополнительную информацию. Старайтесь увлечь ребенка, втянуть в совместное творчество.

4. Родители могут рассказывать детям что-то из своего жизненного опыта, о событиях, свидетелями которых они были или то, что они помнят о своем детстве, из рассказов дедушек и бабушек. Не стесняйтесь говорить с детьми о себе, своих юношеских или девичьих увлечениях: «дружила с тем-то», «ухаживал за девушкой, но из-за предательства расстались», «его письмо от меня спрятали»… Подростки 15 лет уже прекрасно вас поймут. И это самый короткий путь к их сердцу. Тут, правда, дети информационного общества могут задать вам вопросы: «а чего не написал по вотсапу», «почему не искал через Instagram»? Вот вам и еще одна тема для общения.

5. Нужно подумать о здоровье: завести простые доступные тренажеры для занятий дома, начать заниматься бегом, на спортивной площадке на улице, кататься на велосипеде. Отправляйтесь вместе на дачу, на экскурсию. Проводите как можно больше времени с ребенком, демонстрируйте оптимизм, уверенность, жизнерадостность, подчеркивайте в повседневной жизни позитивные моменты, события. Поддерживайте инициативы ребенка. Почему бы, например, не снять вместе с ним клип для Tik-Tok?

«Взрослые дети – тоже дети, которые заслуживают заботы, уважения и принятия»

День заботы

В апреле наш фонд уже в шестой раз будет проводить ежегодную Всероссийскую благотворительную акцию «День заботы», которая помогает собирать деньги на наши системные проекты. Но все равно мне, как и в первый раз, очень волнительно и страшно. Казалось бы, чего бояться? Ведь за пять лет мы уже все отработали.

На сайте деньзаботы.рф есть специальный «калькулятор заботы», с помощью которого каждый может подсчитать цену своего часа работы и определиться, сколько он готов пожертвовать на оплату работы проекта.

Но в этом году День заботы будет другим. Прежде мы собирали деньги на наш проект «Больничные дети»: средства, собранные на акции, шли на оплату работы нянь, круглые сутки ухаживающими за детьми-сиротами в больницах. Если «семейные» дети делят тяготы лечения с родной мамой, то дети, оставшиеся без родительского попечения, оказываются в больницах без так необходимой им заботы. За ними просто некому ухаживать. В штатах медучреждений нет нянь, которые были бы с ними круглосуточно. Кроме того, дети-отказники, перед тем как их распределят в детские дома, также попадают в больницы, хотя  могут быть абсолютно здоровы.

В больничной палате, за решетками кроваток дети не могут нормально развиваться. По закону, ребенку полагается находиться в больнице 30 дней, но в реальности это затягивается на месяцы. Малыш и без того получил  жестокую травму, лишившись семьи, а больничное одиночество только усложняет его состояние. Это огромный стресс, оказывающий серьезное воздействие на все развитие, на психику в дальнейшем.

Мы начали проект «Больничные дети» в год образования фонда – в 2007-м, и тогда нашей основной задачей было сделать пребывание детей-сирот в больнице безопаснее и комфортнее. Мы красили стены, покупали игрушки, привозили коробки подгузников. Но чем больше детей мы видели, тем сильнее понимали, что нужно копать глубже. В 2011 году открыли социальное отделение: оно давало гарантию, что все малыши будут содержаться в безопасности и заботе. Появились специальные палаты для отказников до четырех лет.

Но только открыв социальное отделение, мы стали думать, как бы его закрыть. Потребовалось три года, чтобы здоровых отказников  стали сразу направлять в дома ребенка, не размещая в больницах. Преисполнившись самых радужных надежд, мы решили добиться того же по всей России. Ведь в Новосибирске получилось! 

Только начало

Но на российском  уровне принять такой же документ оказалась непросто. Не получилось ни в 2014 году, ни позже. Даже регионы не переняли  опыт Новосибирской области. В больницах Москвы и Санкт-Петербурга до 2021 года размещалось 100% отказников и изъятых из семей. Шесть лет наш опыт изучали, проводили мониторинги, но не принимали решений. Мы ждали, когда дело сдвинется с мертвой точки, и собирали средства, чтобы оплачивать работу нянь, потому что дети оставались в больницах. Хуже всего, что в регионах, где не было НКО, которые могли это делать, дети находились в палатах одни. 

  • Фото: Никита Хнюнин
  • Фото: Никита Хнюнин

В начале 2020 года Президент России Владимир Путин провел встречу с общественниками. Ее результатом стали поручения правительству. Оно должно до 1 июля было разработать порядок размещения российских детей-сирот в дома ребенка, а не в медучреждения без показаний, а также создать в больницах социальную услугу по присмотру и уходу за детьми, оставшимися без попечения родителей.

Но к 1 июля ничего не случилось.

Мы написали петицию, чтобы попытаться всем миром отстоять права малышей на уход, заботу и внимание. Ее подписали почти 18 тысяч человек, средства массовой информации подхватили тему. 

Дело начало двигаться. В июле 2020 года Министерство просвещения и профильные ведомства стали активно работать над внесением изменений в законодательство. В октябре четыре министра подписали документ, по которому дети не должны помещаться в больницы без медицинских показаний. В декабре Министерство труда утвердило социальную услугу по уходу за детьми в больницах для учреждений соцзащиты. В середине марта был создан проект постановления о новой социальной услуге по сопровождению детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей.

Можно ли считать это финалом истории? Увы, нет. Появление этого документа – безусловно, огромный шаг к решению проблемы «больничных детей» в нашей стране. Но только начало. Теперь нам, некоммерческим организациям, нужно помочь регионам начать «играть» по новым правилам. Мы должны следить, чтобы детей не размещали в медучреждениях без нужды. У нас по-прежнему много работы, но мы не собираемся бросать ее. Просто теперь эта другая работа. И нам понадобится помощь всего общества: мы хотим, чтобы все, кому известны случаи нарушения прав детей в больницах или  жестокого обращения с ними со стороны персонала, сообщали об этом нам.

Фото: БФ «Солнечный город»

Найти друг друга

Так как проблема больничных детей решена на законодательном уровне, мы решили, что в этом году День заботы будет посвящен проекту «Наставничество». Суть его заключается в индивидуальном сопровождении подростков из детских домов взрослым волонтером-наставником. Только представьте, по данным 2019 года, в детских домах страны находятся более 30 тысяч подростков в возрасте от 11 до 18 лет! Таких детей реже усыновляют или берут под опеку, чем ребят младшего возраста.

Вы можете хотя бы на минуточку представить жизнь ребенка в детском доме? Взрослые, которые с ним рядом, – это воспитатели, ровесники –  «товарищи по несчастью». И тем, и другим трудно доверять, когда тебя оставили близкие.

Чтобы не оставлять подростков в детдомах наедине с проблемами, мы помогаем им найти взрослого наставника и друга, который может поддержать и поделиться жизненным опытом.

Еще 10 лет назад из десяти выпускников детских домов до 30 лет доживал только один.

Потому что, оказывается, для таких детей самое страшное — жизнь не в учреждении, а после него. Они не знают элементарных вещей. Что платить за квартиру необходимо каждый месяц, что надо зарабатывать деньги, потому что компенсация от государства рано или поздно закончится. Они иногда даже не знают, как выглядят те или иные продукты в магазине. Серьезно. Поэтому проблема социализации подростков-сирот не менее важная, хотя и более сложная для объяснения широкой аудитории.

  • Фото: БФ «Солнечный Город»
  • Фото: БФ «Солнечный Город»

Проект «Наставничество», который мы запустили в 2014 году в Новосибирске, стал одним из самых эффективных проектов для подростков из детских домов.

Не каждый из них может найти родителей, но они находят человека, который становится для них примером и показывает жизнь, которая находится за стенами учреждения.

Установить контакт бывает непросто, но помогают психологи и специалисты. Одни вместе занимаются спортом, другие обсуждают книги, третьи помогают бездомным животным, становясь ближе друг к другу.

Ульяна и ее подопечный Андрей живут в Рязани, и до большой дружбы им пока далеко, пока встречаются на территории школы-интерната либо в социальной квартире, где играют в настольные игры и узнают друг друга. Оля из Кирова увидела волонтера Асю на одном из занятий и сама написала ей с предложением познакомиться: так началась дружба. Из-за коронавирусных мер наставники пока не могут полноценно встречаться с подопечными, но часто общаются онлайн. Например, наставник Юлия и ее подопечная Диана по видеосвязи даже вместе сажают рассаду.

Проект активно работает в 14 регионах: Новосибирске, Екатеринбурге, Калининграде, Томске, Нижнем Новгороде, Перми, Иркутске, Уфе, Иванове, Красноярске. Оренбурге, Кирове, Чите и Рязани. Здесь создано уже более 550 пар.

То есть у 550 подростков есть рядом близкий человек, который поможет в сложной ситуации.

В марте к нам присоединились Барнаул и Чебоксары, но здесь процесс пока на стадии подготовки.

Наша цель в акции «День заботы» в этом году –  показать, насколько нужна поддержка ребятам, которые готовятся ко взрослой жизни практически в одиночестве, и обеспечить работу проекта в действующих регионах на ближайших год, чтобы у нас были ресурсы на запуск «Наставничества» в новых регионах. Взрослые дети –  тоже дети, и они заслуживают заботы, уважения и принятия.

Но и это – только начало. В этом году мы начали работу над проектом «Защитники детства», который полностью меняет вектор развития «Солнечного города». Надеемся отработать идеальную модель сохранения ребенка в семье. Главное для нас – интересы детей, а им нужна семья.  

Больше новостей некоммерческого сектора в телеграм-канале АСИ. Подписывайтесь.

Почему одаренные дети думают, что они маленькие взрослые

Все мы слышали о взрослых, похожих на детей, взрослых, у которых сердце и дух такие же, как у детей. У одаренных детей все наоборот; они похожи на взрослых детей, которые часто думают и действуют как взрослые. Что еще более важно, они иногда чувствуют себя взрослыми. Это чувство может расстроить как одаренного ребенка, так и окружающих его взрослых.

Почему могут возникнуть проблемы

Поскольку одаренные дети считают себя взрослыми, они могут рассчитывать на то, что с ними будут обращаться как со взрослыми.Они могут чувствовать себя оскорбленными, если их не спрашивают их мнение или если им не позволяют принимать собственные решения.

Какими бы умными ни были эти дети, они все еще дети, и у них просто нет такого жизненного опыта и понимания, чтобы принимать те решения, которые они часто хотят принимать.

Например, нельзя ожидать, что трехлетний ребенок будет принимать решения, которые могут повлиять на его будущее, равно как и нельзя ожидать, что он будет принимать решения, связанные с ведением домашнего хозяйства.

К сожалению, даже одаренные дети не обладают той зрелостью, которая необходима, чтобы знать, что они не обладают всеми знаниями и пониманием, которые требуются для принятия некоторых решений. Многие одаренные дети также хорошо понимают, что правильно, а что нет, и считают, что с ними обращаются как со взрослыми — это крайне несправедливо.

Их разочарование может привести к ряду поведенческих проблем. Они могут злиться или грубо и даже становиться властными и требовательными.

Почему родители одаренных детей часто разочаровываются

Родители одаренных детей, которые считают, что с ними следует обращаться как со взрослыми, также разочаровываются.Им кажется, что жизнь — это одна постоянная битва, поскольку они постоянно спорят со своими детьми о правилах и решениях. Их постоянно просят обосновать свои причины перед ребенком, который всегда спрашивает, почему он должен делать то, что он не хочет делать, или не может делать то, что он действительно хочет делать.

Родителей утомляют истерики и прочие эмоциональные всплески. Они могут начать считать своего ребенка эмоционально незрелым, и это мнение часто подтверждается комментариями учителей.

Как обращаться с детьми, которые думают, что они маленькие взрослые

Вот несколько советов, которые помогут вам справиться с разочарованием с обеих сторон.

Попытайтесь увидеть вещи глазами ребенка

Эти дети считают себя взрослыми и могут искренне не понимать, почему с ними обращаются как с детьми. Это не значит, что к ним нужно относиться как к взрослым, но это значит, что к ним нужно относиться с уважением. Ничто так не расстроит этих детей, как снисходительное или покровительственное отношение.

Объясняйте, но не спорьте

Если вашему ребенку нужны причины, лежащие в основе правил, просьб и отказов, обязательно объясните им причины. Иногда это все, что они хотят знать. Но не попадайтесь в ловушку споров со своим ребенком. Одаренные дети могут быть отличными спорщиками, даже самые маленькие, и родители часто оказываются вовлеченными в нечто вроде дебатов в зале суда. Для детей по-прежнему важно знать, что родители имеют решающее слово в том, что происходит в доме.

Дайте ребенку возможность выбора

Учтите, что вашему одаренному ребенку может понадобиться почувствовать, что он контролирует свою жизнь.

Детям постоянно говорят, что они могут, а что нельзя. Попробуйте дать им немного контроля. Позвольте им принимать некоторые решения, но ограничьте типы решений или их выбор, чтобы вы по-прежнему контролировали дом.

Например, вы можете спросить свою дочь, хочет ли она сэндвич с арахисовым маслом без добавок или с желе.Вы можете спросить своего сына, хочет ли он убрать свою комнату до или после обеда.

Относитесь к своему ребенку с уважением

Даже если ваш ребенок не может принимать важные решения, ему определенно можно разрешить высказать свое мнение, и к этому мнению следует с уважением прислушиваться. Чтобы выслушать мнение, не нужно соглашаться с ним, и важно, чтобы ваш ребенок понимал это с самого начала.

Жизнь с одаренным ребенком не всегда легка, но ее можно облегчить, если родители поймут своих одаренных детей и то, что стоит за их поведением.

5 основных различий между детьми и взрослыми

Таким образом, детям нужен особый подход к исследованиям пользователей по нескольким причинам. Одна из причин в том, что они отличаются от взрослых. Проводя исследования пользователей с детьми, мы не можем полагаться на что-либо, что мы знаем ни от себя, ни от исследований с другими взрослыми. Вот 5 основных различий между детьми и взрослыми, о которых нам нужно знать. Мы проводим исследования пользователей с детьми:

1. Физическое развитие

Прежде всего, это физическое развитие.Когда вы проводите исследования со взрослыми, вы вряд ли сможете принять это во внимание. Ожидается, что взрослые люди будут иметь минимальный рост, достаточную силу, взрослые руки и т. Д.

Дети не только не так развиты, как взрослые, но и сильно различаются по возрасту. Некоторые очевидные аспекты — это их физический размер, который может быть важен с учетом того, как они подходят к продукту или как они сидят на стуле. Затем есть размер руки. Например, для сенсорных экранов это важный показатель, который невозможно адаптировать для взрослых.Кроме того, у детей может быть ограниченная координация глаз и рук и мелкая моторика, что влияет на их способность взаимодействовать с продуктом.

2. Познавательное развитие

Во-вторых, дети все еще развивают свои познавательные способности. Мы можем ожидать, что взрослые будут обладать схожими умственными способностями, которые позволяют нам общаться друг с другом естественным образом. Вы можете попросить взрослых выполнить задания, поверить, что они будут возражать, если потребуется дополнительная информация, и вы можете ожидать, что их ответы будут правильными или, по крайней мере, относящимися к основному вопросу.

Дети же обладают разными когнитивными способностями. Чтобы проводить успешные исследования пользователей с детьми, важно знать эти способности. Например, это помогает вам решить, какой метод исследования применить, какие вопросы задать и как интерпретировать результаты. По мере взросления дети постоянно узнают что-то новое, и их мышление становится более абстрактным. Хотя маленькие дети очень эгоцентричны и верят, что все видят мир так, как они, по мере взросления они постепенно учатся видеть мир с другой точки зрения.

3. Социальное развитие

Также социальное развитие является важным фактором при проведении исследований с детьми. Взрослые усвоили социальные правила и ценности. Мы знаем, как проявлять сочувствие и что вы должны относиться к другим так, как вы хотите, чтобы они относились к вам.

Дети могут быть очень эгоцентричными. Они ценят свои потребности и интересы выше других. К тому времени, когда дети становятся старше, это восприятие себя меняется, и они знакомятся с концепцией сочувствия. Кроме того, их отношения с другими меняются, и они развивают свою личность с индивидуальными чертами характера и личными предпочтениями.

4. Концентрация

Когда дело доходит до привлечения взрослых к участию в исследовании, обычно помогает привлекательный стимул. Это могут быть деньги, подарочная карта или всего лишь кофе и кусок торта. В любом случае, как только вы проинформируете взрослых о продолжительности исследования и они согласились участвовать, вы будете готовы к оставшейся части исследования.

Это не относится к детям. Детей легко возбудить, и они будут счастливы участвовать.Однако тогда вам все равно нужно убедиться, что они останутся с вами, пока вы не получите все свои результаты. Дети очень спонтанны, легко отвлекаются, и их концентрация очень ограничена. Важно предложить достаточно внешней мотивации, чтобы дети были заняты.

5. Опыт

И последнее, но не менее важное: дети, скорее всего, не имеют предвидения или почти ничего не знают. У взрослых была целая жизнь, чтобы накапливать опыт во всех случаях и в любых ситуациях. Кроме того, мы научились применять то, чему научились в одном случае, в другом.Это также причина, по которой у нас есть ожидания, даже если мы не знакомы с продуктом.

У детей гораздо меньше опыта. Они также не обучены применять знакомые концепции в новых ситуациях. При проведении пользовательских исследований с детьми важно предлагать достаточно информации и не ожидать, что дети узнают то, чего они не знают. Ограниченное предвидение может вызвать неуверенность и отпугнуть детей от участия в исследовании.

молодых людей пробуют как взрослые | Центр ювенального права

Несмотря на создание отдельной системы ювенальной юстиции более века назад, молодежь регулярно привлекается к уголовной ответственности и преследуется в рамках системы уголовного правосудия для взрослых.Число молодых людей, которым грозит судебное преследование взрослых, значительно увеличилось в 1990-х годах на волне необоснованного и расистского мифа о том, что поколение «суперхищников» растет. Несмотря на то, что с тех пор преступность неуклонно снижалась, по этим законам молодежь по-прежнему привлекается к уголовной ответственности и выносится приговор.

Развитие подростков и закон

Научные исследования показывают ключевые различия в развитии молодежи и взрослых, которые влияют на принятие решений молодыми людьми, контроль над импульсами и восприимчивость к давлению со стороны сверстников. Хотя эти различия не освобождают молодежь от ответственности за свои действия, Верховный суд США неоднократно признавал, что молодежь менее заслуживает порицания, чем взрослые, и более способна к изменениям и реабилитации ( Roper v. Simmons, Graham v. Florida, JDB v. North Каролина, Миллер против Алабамы, Монтгомери против Луизианы ).

Наказание детей так же, как мы наказываем взрослых, не способствует общественной безопасности. Исследования также показывают, что по мере взросления молодежи вероятность повторного совершения преступления значительно снижается; Заключение детей в тюрьму на долгие годы продлит их заключение намного дольше, чем требуется для их реабилитации.

Судебное преследование молодежи как взрослого подвергает ее опасности

Многие молодые люди в системе правосудия испытали или были свидетелями насилия и травм. Молодежь в системе уголовного правосудия для взрослых сталкивается с более высоким риском сексуального насилия, физического насилия и самоубийства. Заключение детей вместе со взрослыми также лишает их доступа ко многим основным программам и услугам, включая базовое и специальное образование, а также к услугам по лечению и консультированию, что ограничивает их шансы на здоровое развитие.Образование также тесно связано с сокращением числа повторных правонарушений; успешное возвращение молодежи в свои общины ставится под угрозу, когда они лишаются адекватных и подходящих возможностей для получения образования.

Центр ювенального права выступает против обращения с молодежью как с взрослой; система ювенальной юстиции, в которой особое внимание уделяется реабилитации, а не наказанию, больше подходит для удовлетворения потребностей молодежи. Когда молодежь сталкивается с возможным участием в системе для взрослых, мы выступаем за адекватную надлежащую правовую процедуру, включая обеспечение того, чтобы решение принималось судьей после полного и надлежащего слушания и с возможностью обжалования.

Изображения: © Ричард Росс, juvenile-in-justice.com

видов поведения, на которые следует обратить внимание, когда взрослые находятся с детьми

У всех нас есть личные предпочтения и вещи, которые доставляют нам дискомфорт. «Личное пространство» — это личная область контроля внутри воображаемой линии или границы, которая определяет каждого человека как отдельного человека. В идеале, эта граница помогает нам контролировать свое личное пространство. Это помогает избавиться от вещей, которые доставляют нам дискомфорт — небезопасных и нежелательных чувств, слов, образов и физического контакта.Твердые социальные правила укрепляют границы. Поведение, которое обычно не уважает или игнорирует границы, делает детей уязвимыми для жестокого обращения.

Знаете ли вы взрослого или ребенка старшего возраста, который, кажется, не понимает, что приемлемо, когда речь идет о:

Личное пространство

  • Доставляет неудобства другим, игнорируя социальные, эмоциональные или физические границы или ограничения?
  • Не позволяет ребенку устанавливать какие-либо собственные ограничения? Использует дразня или уничижительный язык, чтобы не дать ребенку установить предел?
  • Настаивает на том, чтобы обнимать, трогать, целовать, щекотать, бороться или держать ребенка на руках, даже если ребенок не хочет этого физического контакта или внимания?
  • Часто заходят дети / подростки в ванную комнату?

Отношения с детьми

  • Обращается к ребенку за эмоциональным или физическим комфортом, делясь личной или личной информацией или действиями, которые обычно делятся со взрослыми?
  • Тайно общается с подростками или детьми (например, с детьми).грамм. игры, обмен наркотиками, алкоголем или материалами сексуального характера) или тратит много времени на переписку по электронной почте, текстовые сообщения или звонки детям или молодежи
  • Настаивает или удается проводить непрерывное время наедине с ребенком?
  • Кажется, «слишком хорошо, чтобы быть правдой, т.е. часто ребенок бесплатно сидит с разными детьми; в одиночку берет детей на особые экскурсии; покупает детям подарки или дарит им деньги без видимой причины?
  • Позволяет детям или подросткам постоянно избегать неприемлемого поведения?

Сексуальный разговор или поведение

  • Часто показывает сексуальные образы или рассказывает грязные или непристойные анекдоты в присутствии детей?
  • Показывает ребенку сексуальные взаимодействия или образы взрослых без явного беспокойства?
  • Чрезмерно интересуется сексуальностью конкретного ребенка или подростка (например,г., постоянно говорит о развивающемся теле ребенка или мешает нормальному подростковому свиданию)?

Хорошие границы помогают предотвратить злоупотребления. Начало разговора с кем-то, кто ведет себя подобным образом, — важный первый шаг к обеспечению безопасности всех. Прочтите наше руководство «Давайте поговорим», чтобы помочь вам высказаться.

Симптомы COVID-19 у детей такие же, как у взрослых?

Поскольку пандемия COVID-19 продолжается, большинство из нас теперь знакомы с основными признаками и симптомами, на наличие которых нужно проверять себя и других.Даже дети младшего школьного возраста могут идентифицировать кашель и лихорадку как возможные симптомы коронавируса. Однако, учитывая огромное количество противоречивой информации о COVID-19, может быть трудно понять, как вирус влияет на детей по сравнению со взрослыми, и есть ли разница в симптомах между возрастными группами. По мере того, как мы приближаемся к осеннему сезону, наряду с очным обучением и школьными видами спорта, как никогда важно знать, как распознать признаки и симптомы COVID-19 и как защитить себя и своего ребенка от заражение и / или распространение вируса.

Опытная команда сертифицированных врачей отделения неотложной помощи и профессионального персонала в iCare ER & Urgent Care в Форт-Уэрте и Фриско, штат Техас, стремится обеспечить быстрое, точное и надежное тестирование на COVID-19, если у вас или вашего ребенка появятся симптомы, которые предположить возможное заражение коронавирусом. Используйте эту полезную информацию, чтобы узнать, какие признаки и симптомы следует искать при обследовании детей на COVID-19 и что делать, если вы считаете, что у вашего ребенка COVID-19.

Каковы симптомы коронавируса у детей?

Люди любого возраста могут заразиться COVID-19, и природа симптомов COVID-19 примерно одинакова, независимо от возраста пациента. Однако во многих случаях у детей с COVID-19 симптомы более легкие, чем у взрослых. И взрослые, и дети также могут иметь бессимптомный случай COVID-19, что означает, что они получают положительный тест на COVID-19, не проявляя никаких симптомов болезни. Некоторые из наиболее распространенных признаков и симптомов коронавируса включают:

  • Кашель
  • Лихорадка
  • Озноб
  • Боли в теле
  • Головная боль
  • Боль в горле
  • Усталость
  • Одышка
  • Потеря вкуса или запаха

Хотя у детей с COVID-19 симптомы могут быть легкими или протекать полностью бессимптомно, некоторые дети с большей вероятностью испытают серьезные осложнения от COVID-19, чем другие.Дети с повышенным риском тяжелого заболевания, связанного с воздействием коронавируса, включают:

  • Младенцы до 12 месяцев
  • Дети с сопутствующими заболеваниями (диабет, астма, болезни сердца и т. Д.)
  • Дети с избыточным весом

Как узнать, есть ли у моего ребенка COVID-19 или грипп?

Поскольку многие симптомы COVID-19 похожи на симптомы гриппа, может быть трудно определить, какое заболевание у вашего ребенка, без окончательного теста.Если у вас или вашего ребенка проявляются симптомы, указывающие на грипп и / или COVID-19, как можно скорее обратитесь в ближайшее отделение неотложной помощи, чтобы пройти тестирование на оба вируса. В обоих наших офисах во Фриско и Форт-Уэрте iCare ER & Urgent Care предлагает тестирование на грипп, а также три высокоточных, быстрых и надежных формы тестирования COVID-19, включая тест на антитела к коронавирусу.

Как распространяется COVID-19?

Текущие исследования показывают, что COVID-19 распространяется в основном через респираторные капли, которые выделяются из носа или рта человека, когда он разговаривает, смеется, кашляет, чихает, кричит и т. Д.Чтобы предотвратить распространение COVID-19 и защитить себя и других, вам необходимо:

  • Носить маску или маску для лица
  • Практикуйте социальное дистанцирование
  • Регулярно мойте руки и используйте дезинфицирующее средство для рук, если оно есть
  • Избегайте близких контактов с людьми за пределами вашего дома
  • Регулярно очищайте и дезинфицируйте поверхности
  • Помните о симптомах и регулярно проводите самообследование

Важно понимать, что даже когда человек переживает бессимптомный случай COVID-19, он или она все еще может передавать вирус другим.По этой причине CDC рекомендует, чтобы взрослые и дети старше двух лет постоянно носили маски в общественных местах, когда социальное дистанцирование невозможно и / или когда они находятся в тесном контакте с людьми из группы высокого риска, лицами, не принадлежащими им. домашних хозяйств и инфицированных лиц, за которыми они ухаживают.

Что мне делать, если у моего ребенка положительный результат теста на COVID-19?

Ожидая результатов тестирования вашего ребенка, он должен оставаться дома, не ходить в школу и на другие мероприятия и по возможности избегать контактов с другими членами семьи.Если у вашего ребенка положительный результат теста на COVID-19, вы должны немедленно уведомить его или ее школу, а также любые другие группы или отдельных лиц, с которыми ваш ребенок мог контактировать. Поскольку вам по-прежнему необходимо будет обеспечивать базовый уход за своим ребенком, важно максимально защитить себя и других членов своей семьи от заражения вирусом:

  • Как можно дольше держать больного ребенка в его или ее комнате
  • Помещение больного ребенка в отдельную ванную комнату
  • Предоставление больному ребенку еды отдельно от других членов семьи
  • Все члены семьи, включая больного ребенка, носят маску
  • Регулярная очистка и дезинфекция
  • Ограничение прямого контакта с больным ребенком
  • Изоляция домашних животных от больного ребенка
  • Проверка себя и других членов семьи на симптомы COVID-19

Как родители, мы никогда не хотим видеть нашего ребенка больным и, конечно же, хотим иметь возможность утешить его во время болезни.Хотя может быть трудно ограничить близкий физический контакт, вы все равно можете обеспечить комфорт и заботу, пока ваш ребенок выздоравливает от COVID-19, защищая себя и других от заражения вирусом.

Предотвратите распространение коронавируса, зная, какие симптомы искать, и проверив вашего ребенка на COVID-19 в Северном Техасе

Вне зависимости от того, 6 или 76 лет человеку, он может заразиться коронавирусом и у него появятся симптомы от легких до тяжелых, включая кашель и лихорадку.Хотя у детей часто отсутствуют симптомы или симптомы менее тяжелые, чем у взрослых, они все же способны передать болезнь здоровому человеку, что потенциально может иметь фатальные последствия. Обеспечьте здоровье и безопасность себя, своих детей и других людей, понимая признаки и симптомы COVID-19 и зная, когда следует проходить тестирование.

Если вы подозреваете, что вы или ваш ребенок, возможно, подверглись воздействию COVID-19 или у вас есть симптомы, соответствующие COVID-19, посетите ближайшее отделение неотложной помощи iCare в Форт-Уэрте или Фриско, штат Техас, чтобы получить точную и быструю информацию о COVID- 19 результатов тестов сегодня.

УХОД ЗА ДЕТЯМИ VS. ВЗРОСЛЫЕ

BY MUHAMMAD SIDDIQ — В мире медицины нет двух одинаковых пациентов. У каждого человека разные обстоятельства, связанные со здоровьем, которые делают его или ее лечение уникальным. Одно из самых больших влияний на медицинское обслуживание, оказываемое пациенту, — это его жизненный этап.

Младенцы, дети и подростки — это не просто маленькие взрослые. Анатомические, социальные и эмоциональные различия между молодежью и взрослыми имеют большое влияние на то, как болезни влияют на каждого, а также на то, как осуществляется медицинское обслуживание.Именно из-за этих различий педиатрия является такой большой и важной частью медицинского мира.

Педиатрия — это отрасль медицины, занимающаяся оказанием медицинской помощи пациентам в возрасте до 18 лет. Педиатрия охватывает множество областей, от общей медицины до специалистов-хирургов. Педиатрическая медицина — относительно новая специальность, многие разработки которой относятся к середине XIX века. Педиатры проходят как минимум трехлетнюю ординатуру, чтобы получить специальные навыки, необходимые для здоровья ребенка.Важно, чтобы человек обратился к хорошему педиатру, потому что он находится на решающем этапе своей жизни. В течение этих лет развития важно, чтобы молодежь проверялась, чтобы убедиться, что они достигают основных этапов роста и поведения, проходят медицинские осмотры, получают вакцинацию, получают правильное питание и направляются к специалистам, если им требуется квалифицированная помощь. Хотя врач, не являющийся педиатром, может иметь возможность оказывать многие из этих медицинских услуг, специальная подготовка, которой обладают педиатры, наряду с тем фактом, что они видят в своей практике только детей, позволяет им лучше всего распознавать и лечить детские болезни.Маленькое тело ребенка физиологически существенно отличается от тела взрослого, что значительно усложняет лечение.

Некоторые из основных различий между традиционной и педиатрической медицинской помощью возникают из-за анатомических различий между молодыми людьми и взрослыми. Анатомические различия часто меняют восприимчивость детей к несчастным случаям и болезням. У детей соотношение площади поверхности кожи к размеру тела больше, чем у взрослых. У детей кожа тоньше, чем у взрослых.В результате дети более восприимчивы к заболеваниям, влияющим на целостность кожи, или несчастным случаям, связанным с поглощением агентов через кожу. У детей также более высокая частота дыхания и меньшие размеры дыхательных путей, чем у взрослых, что делает их более восприимчивыми к заболеваниям, связанным с легочной системой. Дети также более склонны к обезвоживанию и более подвержены рвоте и диарее. Эти анатомические различия, наряду с некоторыми другими, приводят к необходимости более специализированного ухода при лечении детей.Например, при внутривенном введении лекарств требуется дополнительный уровень ухода, поскольку доступ к сосудам у детей затруднен, особенно если они очень маленькие. Вариация размеров детей только усложняет процесс.

Помимо анатомических факторов, социальное развитие также влияет на то, как о детях заботятся иначе, чем о взрослых. Педиатров обучают внимательному подходу к лечению и общению с детьми, а также к пониманию более широкого контекста жизни пациента.Дети и подростки находятся на хрупком этапе жизни, когда они все еще осваивают важные ценности и навыки. С другой стороны, взрослые имеют более определенные ценности и менее подвержены влиянию окружающего мира. Молодежь учится разными способами: через отношения с семьей и друзьями, через средства массовой информации, которые они используют, через знания, которые они получают в школе, и т. Д. Конечно, не все влияния, которым молодые люди подвергаются, являются положительными. В результате педиатрам важно изучить обстоятельства, влияющие на поведение ребенка, и сделать все возможное для содействия здоровому социальному развитию.

Люди и окружающая среда, окружающая детей и подростков, также влияют на эмоциональное развитие. В отличие от большинства взрослых, дети все еще развивают способность распознавать свои эмоции и управлять ими. Связь, которую человек в молодости имеет со своими друзьями и семьей, может сильно повлиять на его общее эмоциональное благополучие. Это особенно верно в отношении маленьких детей, где исследования показали, что привязанность к опекуну имеет решающее значение для эмоционального развития. Было замечено, что без эмоциональной связи с опекуном у детей низкая самооценка, они менее настойчивы и имеют худшие отношения со сверстниками.Важно, чтобы педиатр обладал способностью распознавать эмоциональные переживания у своих пациентов и спрашивать о них, чтобы увидеть, есть ли у пациента проблемы в их жизни, отрицательно влияющие на их эмоциональный рост.

Принимая во внимание эти факторы, такие как социальный и эмоциональный статус пациентов в молодости, а также тот факт, что детство может быть стрессовым временем для родителей, практика педиатрического здравоохранения имеет определенные приспособления, которых может не быть в семейной практике.Многие дети часто опасаются посещения врача. В результате большинство педиатрических кабинетов кажутся гостеприимными. Залы ожидания часто заполнены игрушками, книгами и фильмами, а детям в конце посещения выдаются награды в виде наклеек. Кабинеты педиатров могут также занять дополнительное время, чтобы ответить на вопросы и принять меры, поскольку они понимают, насколько родители обеспокоены здоровьем своих детей.

Учитывая особые потребности младенцев, детей и подростков, неудивительно, что область педиатрии настолько обширна.В то время как семейная практика может обеспечить достаточный уход за пациентами в их юности, специализированный уход и доброжелательная среда, которую может обеспечить педиатр, — это всего лишь две причины, по которым родители предпочитают доверять им заботу о здоровье своих детей. Наблюдая за детьми только в своей практике, педиатры развивают навыки, необходимые для распознавания и лечения состояний в уникальной анатомии ребенка, а также понимания развития ребенка. Несмотря на то, что медицина является относительно новой областью, важность педиатрической помощи огромна и только возрастает по мере продвижения медицинских исследований.

Общий генетический фон у детей и взрослых с синдромом дефицита внимания / гиперактивности

  • 1.

    Franke B, Michelini G, Asherson P, Banaschewski T, Bilbow A, Buitelaar JK, et al. Живи быстро, умри молодым? Обзор траекторий развития СДВГ на протяжении жизни. Eur Neuropsychopharmacol. 2018; 28: 1059–88.

    CAS PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 2.

    Polanczyk GV, Salum GA, Sugaya LS, Caye A, Rohde LA.Ежегодный обзор исследования: метаанализ всемирной распространенности психических расстройств у детей и подростков. J Детская психическая психиатрия. 2015; 56: 345–65.

    PubMed Google Scholar

  • 3.

    Брикелл И., Куджа-Халкола Р., Ларссон Х. Наследование синдрома дефицита внимания и гиперактивности у взрослых. Am J Med Genet B Neuropsychiatr Genet. 2015; 168: 406–13.

    PubMed Google Scholar

  • 4.

    Кан KJ, Долан CV, Nivard MG, Middeldorp CM, van Beijsterveldt CE, Willemsen G, et al. Генетическая и экологическая стабильность в проблемах внимания на протяжении всей жизни: данные из двойного реестра Нидерландов. J Am Acad Детская подростковая психиатрия. 2013; 52: 12–25.

    PubMed Google Scholar

  • 5.

    Kuntsi J, Rijsdijk F, Ronald A, Asherson P, Plomin R. Генетическое влияние на стабильность симптомов синдрома дефицита внимания / гиперактивности с раннего до среднего детства.Биол Психиатрия. 2005; 57: 647–54.

    PubMed Google Scholar

  • 6.

    Demontis D, Walters RK, Martin J, Mattheisen M, Als TD, Agerbo E, et al. Открытие первых локусов значимого для всего генома риска синдрома дефицита внимания / гиперактивности. Нат Жене. 2019; 51: 63–75.

    CAS PubMed Google Scholar

  • 7.

    Фараоне С.В., Ларссон Х. Генетика синдрома дефицита внимания с гиперактивностью.Мол Психиатрия. 2019; 24: 562–75.

    CAS PubMed Google Scholar

  • 8.

    Ганна А., Саттерстром Ф.К., Зекават С.М., Дас И., Курки М.И., Черчхаус С и др. Количественная оценка влияния редких и очень редких вариаций кодирования по фенотипическому спектру. Am J Hum Genet. 2018; 102: 1204–11.

    CAS PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 9.

    Мартин Дж., О’Донован М.С., Тапар А., Лэнгли К., Уильямс Н.Относительный вклад общих и редких генетических вариантов в СДВГ. Перевод Психиатрия. 2015; 5: e506.

    CAS PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 10.

    Саттерстром Ф.К., Уолтерс Р.К., Сингх Т., Вигдор Э.М., Лескай Ф., Демонтис Д. и др. РАС и СДВГ несут одинаковое бремя редких вариантов, усекающих белок. https://doi.org/10.1101/277707 (2018).

  • 11.

    Хави З., Камминз Т.Д., Тонг Дж., Аркос-Бургос М., Чжао К., Мэтьюз Н. и др.Редкие варианты ДНК в гене нейротрофического фактора головного мозга повышают риск синдрома дефицита внимания с гиперактивностью: исследование секвенирования следующего поколения. Мол Психиатрия. 2017; 22: 580–4.

    CAS PubMed Google Scholar

  • 12.

    Brainstorm C, Anttila V, Bulik-Sullivan B, Finucane HK, Walters RK, Bras J, et al. Анализ общей наследственности при общих нарушениях головного мозга. Наука. 2018; 360: eaap8757.

    Google Scholar

  • 13.

    Шоу П., Стрингарис А., Нигг Дж., Лейбенлуфт Э. Нарушение регуляции эмоций при синдроме дефицита внимания и гиперактивности. Am J Psychiatry. 2014; 171: 276–93.

    PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 14.

    Виленс Т.Э., Бидерман Дж., Фараоне С.В., Мартелон М., Вестерберг Д., Спенсер Т.Дж. Представление симптомов, подтипов и коморбидных расстройств СДВГ у взрослых с СДВГ, направленных в клинику. J Clin Psychiatry. 2009; 70: 1557–62.

    PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 15.

    Анкер Э., Бендиксен Б., Наследник Т. Коморбидные психические расстройства в клинической выборке взрослых с СДВГ и ассоциации с образованием, работой и социальными характеристиками: перекрестное исследование. BMJ Open. 2018; 8: e019700.

    PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 16.

    Бидерман Дж., Фараоне С.В., Спенсер Т., Виленс Т., Норман Д., Лапи К.А. и др. Паттерны сопутствующей психической патологии, познания и психосоциального функционирования у взрослых с синдромом дефицита внимания и гиперактивности.Am J Psychiatry. 1993; 150: 1792–8.

    CAS PubMed Google Scholar

  • 17.

    Кесслер Р.К., Адлер Л.А., Баркли Р., Бидерман Дж., Коннерс К.К., Фараоне С.В. и др. Модели и предикторы сохранения синдрома дефицита внимания / гиперактивности во взрослом возрасте: результаты тиражирования национального обследования коморбидности. Биол Психиатрия. 2005; 57: 1442–51.

    PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 18.

    Ларсон К., Расс С.А., Кан Р.С., Халфон Н. Модели сопутствующих заболеваний, функционирования и использования услуг для американских детей с СДВГ, 2007. Педиатрия. 2011; 127: 462–70.

    PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 19.

    Dalsgaard S, Østergaard SD, Leckman JF, Mortensen PB, Pedersen MG. Смертность у детей, подростков и взрослых с синдромом дефицита внимания и гиперактивности: общенациональное когортное исследование. Ланцет. 2015; 385: 2190–6.

    PubMed Google Scholar

  • 20.

    Фараоне С.В., Ашерсон П., Банашевски Т., Бидерман Дж., Буйтелаар Дж. К., Рамос-Кирога Дж. А. и др. Синдром дефицита внимания и гиперактивности. Nat Rev Dis Prim. 2015; 1: 15020.

    PubMed Google Scholar

  • 21.

    Куппер Т., Хаавик Дж., Дрекслер Х., Рамос-Кирога Дж. А., Вермельскирхен Д., Прутц С. и др. Негативное влияние синдрома дефицита внимания / гиперактивности на профессиональное здоровье взрослых и подростков.Int Arch Occup Environ Health. 2012; 85: 837–47.

    PubMed Google Scholar

  • 22.

    Войт Р.Г., Катусик С.К., Коллиган Р.С., Киллиан Дж. М., Уивер А. Л., Барбарези В. Дж.. Академическая успеваемость взрослых с историей детского синдрома дефицита внимания / гиперактивности: популяционное проспективное исследование. J Dev Behav Pediatr. 2017; 38: 1–11.

    PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 23.

    Strine TW, Lesesne CA, Okoro CA, McGuire LC, Chapman DP, Balluz LS и др. Эмоциональные и поведенческие трудности и нарушения повседневного функционирования у детей с синдромом дефицита внимания / гиперактивности в анамнезе. Prev Chronic Dis. 2006; 3: A52.

    PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 24.

    Бидерман Дж., Петти С.Р., Эванс М., Смолл Дж., Фараоне С.В. Насколько стойким является СДВГ? Контролируемое 10-летнее катамнестическое исследование мальчиков с СДВГ.Psychiatry Res. 2010. 177: 299–304.

    PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 25.

    Кайе А., Спадини А.В., Карам Р.Г., Гревет Э.Х., Роварис Д.Л., Бау СН и др. Предикторы сохранения СДВГ в зрелом возрасте: систематический обзор литературы и метаанализ. Eur Детская подростковая психиатрия. 2016; 25: 1151–9.

    PubMed Google Scholar

  • 26.

    Cheung CH, Rijdijk F, McLoughlin G, Faraone SV, Asherson P, Kuntsi J.Детские предикторы исходов СДВГ у подростков и молодых людей. J Psychiatr Res. 2015; 62: 92–100.

    PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 27.

    Риглин Л., Коллишоу С., Тапар А.К., Далсгаард С., Лэнгли К., Смит Г.Д. и др. Связь вариантов генетического риска с траекториями синдрома дефицита внимания / гиперактивности в общей популяции . JAMA Psychiatry. 2016; 73: 1285–92.

    PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 28.

    Рой А., Хехтман Л., Арнольд Л. Е., Суонсон Дж. М., Молина Б.С.Г., Сибли М.Х. и др. Детские предикторы функциональных исходов у взрослых в исследовании мультимодального лечения синдрома дефицита внимания / гиперактивности (MTA). J Am Acad Детская подростковая психиатрия. 2017; 56: 687–95. e7.

    PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 29.

    Pingault JB, Viding E, Galera C, Greven CU, Zheng Y, Plomin R, et al. Влияние генетики и окружающей среды на течение развития симптомов синдрома дефицита внимания / гиперактивности с детства до подросткового возраста.JAMA Psychiatry. 2015; 72: 651–8.

    PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 30.

    Ритвельд MJ, Hudziak JJ, Bartels M, van Beijsterveldt CE, Boomsma DI. Наследственность проблем внимания у детей: продольные результаты исследования близнецов в возрасте от 3 до 12 лет. J Детская Психиатрия. 2004. 45: 577–88.

    CAS PubMed Google Scholar

  • 31.

    Akutagava-Martins GC, Salatino-Oliveira A, Kieling C, Genro JP, Polanczyk GV, Anselmi L, et al.Гены COMT и DAT1 связаны с чертами гиперактивности и невнимательности в когорте Pelotas 1993 года рождения: свидетельство комбинированного эффекта, специфичного для пола. J Psychiatry Neurosci. 2016; 41: 405–12.

    PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 32.

    Bonvicini C, Faraone SV, Scassellati C. Синдром дефицита внимания с гиперактивностью у взрослых: систематический обзор и метаанализ генетических, фармакогенетических и биохимических исследований.Мол Психиатрия. 2016; 21: 1643.

    CAS PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 33.

    Bonvicini C, Faraone SV, Scassellati C. Общие и специфические гены и периферические биомаркеры у детей и взрослых с синдромом дефицита внимания / гиперактивности. World J Biol Psychiatry. 2018; 19: 80–100.

    PubMed Google Scholar

  • 34.

    Johansson S, Halleland H, Halmoy A, Jacobsen KK, Landaas ET, Dramsdahl M, et al.Генетический анализ генов, связанных с дофамином, у взрослых пациентов с СДВГ предполагает связь с DRD5-микросателлитным повтором, но не с DRD4 или SLC6A3 VNTRs. Am J Med Genet B Neuropsychiatr Genet. 2008; 147B: 1470–5.

    CAS PubMed Google Scholar

  • 35.

    Lesch KP, Timmesfeld N, Renner TJ, Halperin R, Roser C, Nguyen TT, et al. Молекулярная генетика СДВГ у взрослых: сходные данные из полногеномных ассоциаций и расширенных родословных исследований сцепления.J Neural Transm. 2008. 115: 1573–85.

    CAS PubMed Google Scholar

  • 36.

    Ribases M, Ramos-Quiroga JA, Hervas A, Bosch R, Bielsa A, Gastaminza X, et al. Исследование 19 серотонинергических генов-кандидатов у взрослых и детей с синдромом дефицита внимания / гиперактивности выявило связь между 5HT2A, DDC и MAOB. Мол Психиатрия. 2009. 14: 71–85.

    CAS PubMed Google Scholar

  • 37.

    Санчес-Мора С., Рамос-Кирога Дж. А., Бош Р., Корралес М., Гарсия-Мартинес И., Ногейра М. и др. Полногеномное исследование ассоциации хронического синдрома дефицита внимания с гиперактивностью определяет FBXO33 как новый ген восприимчивости к этому заболеванию. Нейропсихофармакология. 2015; 40: 915–26.

    CAS PubMed Google Scholar

  • 38.

    Thissen AJ, Bralten J, Rommelse NN, Arias-Vasquez A, Greven CU, Heslenfeld D, et al.Роль возраста в ассоциативном анализе СДВГ и связанных с ним нейрокогнитивных функций: доказательство концепции дофаминергических и серотонинергических генов. Am J Med Genet B Neuropsychiatr Genet. 2015; 168: 471–9.

    CAS PubMed Google Scholar

  • 39.

    Заяц Т., Афанасиу Л., Сондерби И., Джурович С., Вестлай Л.Т., Тамнес С.К. и др. Полногеномный анализ синдрома дефицита внимания с гиперактивностью в Норвегии. PLoS One. 2015; 10: e0122501.

    PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 40.

    Нил Б.М., Медланд С.Е., Рипке С., Эшерсон П., Франке Б., Леш К.П. и др. Мета-анализ полногеномных ассоциативных исследований синдрома дефицита внимания / гиперактивности. J Am Acad Детская подростковая психиатрия. 2010; 49: 884–97.

    PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 41.

    Хауи Б.Н., Доннелли П., Маркини Дж.Гибкий и точный метод вменения генотипа для следующего поколения полногеномных ассоциативных исследований. PLoS Genet. 2009; 5: e1000529.

    PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 42.

    Li Y, Willer C, Sanna S, Abecasis G. Вменение генотипа. Анну Рев Геномикс Хум Генет. 2009. 10: 387–406.

    CAS PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 43.

    Li Y, Виллер CJ, Ding J, Scheet P, Abecasis GR. MaCH: использование данных о последовательности и генотипе для оценки гаплотипов и ненаблюдаемых генотипов. Genet Epidemiol. 2010; 34: 816–34.

    PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 44.

    Перселл С., Нил Б., Тодд-Браун К., Томас Л., Феррейра М.А., Бендер Д. и др. PLINK: набор инструментов для анализа ассоциации всего генома и популяционного анализа сцепления. Am J Hum Genet. 2007. 81: 559–75.

    CAS PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 45.

    Виллер CJ, Ли Y, Abecasis GR. МЕТАЛЛ: быстрый и эффективный мета-анализ сканирования ассоциаций в масштабе всего генома. Биоинформатика. 2010; 26: 2190–1.

    CAS PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 46.

    Винклер Т.В., Дэй ФР, Крото-Чонка, округ Колумбия, Вуд А.Р., Локк А.Е., Маги Р. и др. Контроль качества и проведение полногеномного метаанализа ассоциаций. Nat Protoc. 2014; 9: 1192–212.

    PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 47.

    Pruim RJ, Welch RP, Sanna S, Teslovich TM, Chines PS, Gliedt TP, et al. LocusZoom: региональная визуализация результатов сканирования ассоциаций по всему геному. Биоинформатика. 2010; 26: 2336–7.

    CAS PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 48.

    Bulik-Sullivan BK, Loh PR, Finucane HK, Ripke S, Yang J, Schizophrenia Working Group of Psychiatric Genomics C. et al. Регрессия LD Score отличает искажение от полигенности в полногеномных ассоциативных исследованиях.Нат Жене. 2015; 47: 291–5.

    CAS PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 49.

    Finucane HK, Bulik-Sullivan B, Gusev A, Trynka G, Reshef Y, Loh PR, et al. Разделение наследуемости с помощью функциональной аннотации с использованием сводной статистики ассоциаций по всему геному. Нат Жене. 2015; 47: 1228–35.

    CAS PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 50.

    de Leeuw CA, Mooij JM, Heskes T, Posthuma D.MAGMA: обобщенный анализ набора генов данных GWAS. PLoS Comput Biol. 2015; 11: e1004219.

    PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 51.

    Хан Б., Пуже Дж. Г., Словиковски К., Шталь Э, Ли С. К., Диого Д. и др. Метод расшифровки плейотропии путем выявления лежащей в основе гетерогенности, обусловленной скрытыми подгруппами, применительно к аутоиммунным и психоневрологическим заболеваниям. Нат Жене. 2016; 48: 803–10.

    CAS PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 52.

    Middeldorp CM, Hammerschlag AR, Ouwens KG, Groen-Blokhuis MM, Pourcain BS, Greven CU и др. Полногеномный метаанализ ассоциаций симптомов синдрома дефицита внимания / гиперактивности в популяционных педиатрических когортах. J Am Acad Детская подростковая психиатрия. 2016; 55: 896–905. e6.

    PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 53.

    Zheng J, Erzurumluoglu AM, Elsworth BL, Kemp JP, Howe L, Haycock PC, et al. LD Hub: централизованная база данных и веб-интерфейс для выполнения регрессии оценки LD, которая максимизирует потенциал данных GWAS сводного уровня для анализа наследственности SNP и генетической корреляции.Биоинформатика. 2017; 33: 272–9.

    CAS PubMed Google Scholar

  • 54.

    Westra HJ, Peters MJ, Esko T., Yaghootkar H, Schurmann C, Kettunen J, et al. Систематическая идентификация trans eQTL как предполагаемых драйверов известных ассоциаций болезней. Нат Жене. 2013; 45: 1238–43.

    CAS PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 55.

    Ци Т., Ву И, Цзэн Дж., Чжан Ф., Сюэ А., Цзян Л. и др.Идентификация генов-мишеней для черт, связанных с мозгом, с использованием транскриптомных и метиломных данных из крови. Nat Commun. 2018; 9: 2282.

    PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 56.

    Chen Q, Brikell I., Lichtenstein P, Serlachius E, Kuja-Halkola R, Sandin S, et al. Семейная совокупность синдрома дефицита внимания / гиперактивности. J Детская психическая психиатрия. 2017; 58: 231–9.

    PubMed Google Scholar

  • 57.

    Бидерман Дж., Фараоне С.В., Мик Э., Спенсер Т., Виленс Т., Кили К. и др. Высокий риск синдрома дефицита внимания и гиперактивности у детей родителей с детским началом этого расстройства: пилотное исследование. Am J Psychiatry. 1995; 152: 431–5.

    CAS PubMed Google Scholar

  • 58.

    Чепмен Н.Х., Нато А.К. младший, Бернье Р., Анкенман К., Сохи Х., Мансон Дж. И др. При секвенировании всего экзома в расширенных семьях с расстройством аутистического спектра задействованы четыре гена-кандидата.Hum Genet. 2015; 134: 1055–68.

    CAS PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 59.

    Симидзу Т., Хиби М. Формирование и формирование паттерна переднего мозга и обонятельной системы с помощью генов цинковых пальцев Fezf1 и Fezf2. Dev Growth Differ. 2009. 51: 221–31.

    CAS PubMed Google Scholar

  • 60.

    Кукулас I, Августин С., Силкенбоймер Н., Гуннерсен Дж. М., Скотт Х.С., Тан СС.Геномная организация и экспрессия в нервной системе белка радиальной спицы 3. Ген. 2004. 336: 15–23.

    CAS PubMed Google Scholar

  • 61.

    Bonora E, Graziano C, Minopoli F, Bacchelli E, Magini P, Diquigiovanni C, et al. Унаследованные от матери генетические варианты CADPS2 присутствуют у пациентов с расстройствами аутистического спектра и умственной отсталостью. EMBO Mol Med. 2014; 6: 795–809.

    CAS PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 62.

    Хаттори К., Танака Х., Вакабаяси С., Ямамото Н., Учияма Х., Тераиси Т. и др. Экспрессия Ca (2) (+) — зависимого белка-активатора секреции 2 повышена в головном мозге больных шизофренией. Prog Neuropsychopharmacol Biol Psychiatry. 2011; 35: 1738–43.

    CAS PubMed Google Scholar

  • 63.

    Sadakata T, Shinoda Y, Ishizaki Y, Furuichi T. Анализ экспрессии генов в Ca (2 +) — зависимом белке-активаторе для нокаута секреции 2 (Cadps2) мозжечка с использованием путей GeneChip и KEGG.Neurosci Lett. 2017; 639: 88–93.

    CAS PubMed Google Scholar

  • 64.

    Велес Дж. И., Чандрасекхараппа С. К., Энао Е., Мартинес А. Ф., Харпер Ю., Джонс М. и др. GWAS на основе объединения / начальной загрузки (pbGWAS) идентифицирует новые локусы, изменяющие возраст начала в PSEN1 p.Glu280Ala болезнь Альцгеймера. Мол Психиатрия. 2013; 18: 568–75.

    CAS PubMed Google Scholar

  • 65.

    Файф Дж. К., Мэдсен М., Хойруп П., Кристенсен Е. И., Таннер С. М., де ла Шапель А. и др.Функциональный рецептор внутреннего фактора кобаламина (витамина B12) представляет собой новый комплекс кубилина и амниона. Кровь. 2004; 103: 1573–9.

    CAS PubMed Google Scholar

  • 66.

    Таннер С.М., Аминофф М., Райт Ф.А., Лиянараччи С., Куронен М., Сааринен А. и др. Amnionless, необходимый для гаструляции мышей, мутирует при рецессивной наследственной мегалобластной анемии. Нат Жене. 2003; 33: 426–9.

    CAS PubMed Google Scholar

  • 67.
  • Leave a Reply

    Ваш адрес email не будет опубликован.