Дети тутты ларсон – «Мне было 33, мать -одиночка, с ипотекой, автокредитом и лишним весом…а ему 23». Тутта Ларсен рассказала о знакомстве с мужем | Paparazzi news

Тутта Ларсен назвала наказания детей бесполезными

Тутта Ларсен (Татьяна Романенко) воспитывает троих детей. 44-летняя телеведущая регулярно рассказывает подписчикам поучительные или забавные эпизоды из семейной жизни, а также делится мыслями о воспитании. Во вторник Тутта озвучила в Instagram свою позицию о наказании детей за проступки. Артистка назвала наказание самой бессмысленной и бесполезной вещью в воспитании.

«Бить детей — преступление… Я о наказании как об инструменте воздействия на ребенка. Какая у наказания цель? Унизить? Подавить? Запретить? Отомстить за плохое поведение? Конечно нет! Мы же любим своих детей. Мы хотим их НАУЧИТЬ! Чтобы они что-то ПОНЯЛИ», — отметила Ларсен.

Телеведущая предложила мыслить логически: «Как человека можно чему бы то ни было научить, применяя насильственные методы? Ором, запретами, изоляцией, холодным молчанием, лишением любимых занятий или лакомств? Да никак. Не устаю повторять любимый принцип dimazicer: если вы не знаете, что делать с ребенком в какой-либо ситуации, поставьте на его место значимого для вас взрослого. Мужа. Начальника. Маму. Если они вас огорчили, подвели, обманули, обидели — вы будете лишать их сладкого и орать? В угол ставить?» — задала вопрос подписчикам телеведущая.

Тутта Ларсен с Лукой, Марфой и Иваном

Тутта обратила внимание поклонников на то, что нет разницы в общении со взрослыми и детьми — общение с человеком невозможно основывать на агрессии и подавлении. «Это вовсе не значит, что в семье должна царить вседозволенность и хамство. В конце концов, взрослые люди живут по законам и согласно Конституции своей страны. В семье тоже должны быть свои законы, это очень важно, и задача взрослых — четко эти законы определить и объяснить детям, терпеливо и доходчиво.

Сунешь палец в огонь — будет больно. Не сделаешь домашку вовремя — не успеешь погулять с другом. Не будешь ухаживать за своей обувью — не получишь новые кроссовки. Будешь грубить сестре — расстроишь маму, и она не захочет смотреть с тобой вечером твой любимый сериал», — привела примеры телеведущая.

Ларсен дополнила, что у всех действий есть последствия — полезнее не кричать и злиться на ребенка, а помогать ему это усвоить, научить общаться и понимать ответственность, причинно-следственные связи. «Наказание — это тупик. Если ты закрываешь перед ребенком одну дверь — обязательно открой другую. Объясни ему, что и почему происходит и покажи выход из ситуации. Чувствуете разницу? Наказать = отрезать от себя. Оказаться по разные стороны проблемы. Объяснить = вместе найти решение, логичное и честное. Быть вместе — это самое важное. Поэтому мы не наказываем детей. Мы с ними общаемся», — завершила свой рассказ Тутта.

www.goodhouse.ru

Тутта Ларсен откровенно о смерти дочери :: Шоу-бизнес :: Дни.ру

Телеведущая Тутта Ларсен стала гостьей программы «Судьба человека» Бориса Корчевникова. Знаменитость откровенно рассказала о самом непростом периоде своей жизни.

Тутта встретила своего первого супруга, музыканта Максима Галстьяна, в университете. Спустя пару месяцев после знакомства молодые люди решили жить вместе.

Однако со временем отношения испортились. Знаменитость признается, что в тот момент им нужно было расстаться. «Но мы почему-то поженились», – вспоминает Тутта.

«После того как мы стали мужем и женой, я настояла, чтобы мы стали жить отдельно. И когда мы переехали от родителей, все наши шероховатости стали еще более заметны. Мы стали жить отдельной жизнью. Мы спали в одной постели, но между нами не было никаких отношений. Надо было вовремя соскочить, но не получилось», – говорит она.

В тот момент карьера Ларсен пошла в гору, поэтому времени на спасение умирающих отношений у нее не было. Звезда хотела оставить мужа, но не решалась, так как была единственным кормильцем в семье, ее грызла совесть.

«Потом я узнала, что у него есть серьезные отношения на стороне. Я даже обрадовалась. Но он не захотел уходить, он сказал, что закончил те отношения. Я поверила. И через месяц я забеременела. Это поменяло мое сознание, у меня отключились мозги вообще», – вспоминает Ларсен.

Знаменитость верила возлюбленному, тогда как Максим продолжал ей изменять. Мужчина настолько обнаглел, что стал приводить любовницу в их общую с женой квартиру. «А я работала на трех работах и не спала ночами, потому что его не было дома. Единственная эмоция, которая все это время была во мне, – это дичайшая ревность. Я в этом плавала, как в луже дерьма, я это ела, я этим дышала. О ребенке на тот момент не думала. На восьмом месяце беременности я его потеряла. И все, своего мужа я увидела лишь в суде, во время развода», — говорит теледива.

В этот сложный период Тутта осталась одна. «У ребенка обнаружился грубейший порок сердца, несовместимый с жизнью. На 32-й неделе это были, по сути, роды. А потом приходит молоко, а тебе некого кормить. Ребенка я не видела. Скорее всего, моя девочка стала биоматериалом. Тогда я была не там, я так страдала, что уже ни о чем не думала. Когда я родила, сразу заболела. Сепсис, который длился год», – говорит Тутта.

Теледива признается, что эту ситуацию смогла осознать и пережить только через четыре года. «Я лежала и умирала. Начался отказ всех систем организма, я разваливалась. Никто не знал, что со мной. Потом меня выписали домой, два месяца лежала с температурой 40», – вспоминает Ларсен.

Телеведущая рассказала, что смогла пережить эту ситуацию с благодарностью. Звезда отметила, что в тот момент многие от нее отвернулись.

Когда Ларсен немного пришла в себя, то поняла, что необходимо жить дальше. Тутта вернулась к работе. После она какое-то время жила гражданским браком с журналистом Захаром Артемьевым, от которого родила своего первого сына – Луку.

В 2009 году Тутта Ларсен познакомилась с музыкантом Валерием Колосковым, за которого позже вышла замуж. Влюбленные обвенчались, телеведущая подарила супругу двоих детей.

dni.ru

Тутта Ларсен объяснила, как говорить с детьми о сексе

Тутта Ларсен (Татьяна Романенко) воспитывает троих детей и охотно делится с подписчиками опытом материнства. 45-летняя телеведущая считает, что в общении с ребенком не должно быть запретных тем — важно, как и в каком возрасте обсуждать те или иные проблемы. Недавно Тутта рассказала подписчикам, как она говорит с детьми о сексе. По словам многодетной мамы, родители часто бросаются в крайности: категорически избегают этой темы или обрушивают на ребенка все подробности физиологии.

Татьяна отметила, что она выбирает «золотую середину» и убеждена, что рассказывать ребенку о сексе должны только родители.

«Перед тем, как говорить об этом с детьми, вы должны рассказать о сексе самим себе: Какие у вас тут правила? Что принято у вас в семье?», — порекомендовала телеведущая. Она дополнила, что важно учитывать возраст ребенка. Если в 4−5 лет детям хватает информации о том, что младенец рождаются из живота, а попадает туда через поцелуи, когда папа и мама друг друга любят, то по мере взросления появляются новые вопросы. Дети начинают обсуждать это друг с другом, причем зачастую в контексте «противно, непристойно».

Тутта Ларсен с Лукой

@larsentut

них, а не от несведущих ровесников. «Лука пришел ко мне с вопросами в 9 лет, и было ясно, что он уже многое знает, и это его шокирует. Моей задачей было сделать тему секса в нашем общении естественной, простой и нестыдной», — поделилась Ларсен и рассказала, как можно вывести обсуждение из контекста стыда и непристойности на уровень нормы.

«Помогают «официальные» термины: пенис, вагина, коитус, эякуляция, сперматозоид, яйцеклетка. Все эти научные слова не вызывают непристойных ассоциаций у ребёнка», — посоветовала телеведущая.

Она посоветовала добавить правила: аналогично обсуждению темы еды (мыть руки, обрабатывать продукты термически), в сексе есть свои правила, в том числе и гигиенические. «Какие именно — это правила вашей семьи», — уточнила Тутта. Она дополнила, что не упускает духовный аспект и объясняет детям, что секс — высшая точка доверия между мужчиной и женщиной, мужем и женой, что это удивительное чудо, которое отдается лишь самым близким людям.

Тутта Ларсен с мужем Валерием Колосковым и детьми — Лукой, Марфой и Иваном

«Всё, что происходит за дверью спальни супругов — это их дело, если там нет насилия и это устраивает обоих. Секс — важная часть жизни. Но не главная. Доверие важнее», — завершила свой рассказ телеведущая. Поклонники от души поблагодарили ее: «Прям в закладки, так боюсь этого момента», «Тоже так стараюсь объяснять», «Да уж, точно лучше самому рассказать, чем довериться кинематографу», «В сотый раз — вы умничка, Татьяна» (орфография и пунктуация авторов сохранены. — Прим. ред.).

Тутта Ларсен с Лукой и Марфой

@larsentut

На эту тему: «Их не надо лечить»: многодетная мама Тутта Ларсен рассказала, как ее дети справляются с вирусами

Фото: Persona Stars; @larsentut

www.goodhouse.ru

«Мы заслуживаем тех детей, которые у нас есть!» Принципы воспитания звездной мамы Тутты Ларсен

Сочинские мамы имели уникальную возможность общения с известной теле- и радиоведущей Туттой Ларсен (Татьяной Романенко), где на протяжении двух часов Тутта делилась своим опытом материнства (у Тутты трое детей – старший сын Лука, 13 лет, дочь Марфа, 8 лет и младший сын Иван, 3 года).

— Татьяна, каким образом, по вашему мнению, стоит выстраивать воспитание в семье?

— Начнем с того, что уже с маленького возраста мы устанавливаем в семье какие-то границы и правила. Существуют причинно-следственные связи, которые взрослые объясняют ребенку. Я стараюсь общаться с детьми с помощью тех методов, с помощью которых общаюсь со взрослыми, но всё-таки детей нужно учить тем вещам, которые они не знают. Если прыгнуть с 5 этажа, то ты разобьешься; если сунуть палец в розетку, то тебя ударит током; если сидеть в социальных сетях и общаться с незнакомыми людьми – это так же опасно, как и общаться на улице; если ты не получаешь образования, то качество твоей жизни может быть не таким высоким, как если бы оно у тебя было и т.д. Вы должны рассказать, какие в этой жизни правила, какие законы. В 13 лет человек хочет очень много свободы – хочет играть в гаджеты, ложиться за полночь, тусоваться с друзьями бесконечно. И это свобода, а обратная сторона свободы – ответственность. Взрослый человек сам решает, сколько ему сидеть в телефоне, что смотреть, что есть и т.д. Я не могу тебе (ребенку) доверить столько свободы, поскольку ты не берешь на себя столько ответственности. Лука (старший сын Татьяны, 13 лет) хочет, чтобы там, где степень свободы — ему было 13, а там, где ответственность, чтобы ему было 3, как Ванечке (младший сын Татьяны, 3 года). Но никто ему этого не дает. Он постоянно страдает, но я ему говорю: «Это ты, дружок, сам устраиваешь себе такую жизнь».

(adsbygoogle = window.adsbygoogle || []).push({});

— Тутта, ваши дети занимаются домашними делами?

— Конечно, мы пытаемся, особенно наш папа «буксует» в этой колее с постоянными:

— Вынеси мусор.

— Почему я?

— Это твоя обязанность.

– Больше некому что ли?

— Ты сейчас получишь! —  никогда не получает, но это по большому счету не так важно. Важно, когда существуют доверительные отношения, когда дети делятся своими тайными желаниями, своими проблемами, когда ты для ребенка не только источник брюзжания и недовольства за не застеленную кровать, а всё-таки поддержка.

Наши дети — не потерянные в мире существа. То будущее, которое мы для них рисуем в своем воображении, совершенно не соответствует тому реальному будущему, которое их ждет. Возможно, будут роботы, например, которые будут за ними чашки мыть. Я, например, ненавидела тратить время на домашние дела. Меня в детстве заставляли делать уборку, и я делала очень много «по дому», гораздо больше, чем просто застелить кровать. Например, я должна была в идеальном состоянии содержать комнату свою и своей сестры, потому что у нас был очень педантичный папа. Никогда не забуду бесконечную ванну огурцов, которые нужно было перемыть перед засолкой или три ведра черешни, из которых нужно дыроколом косточки выковырять – всё это было. Я готовила сама, хотя и не любила этого делать. Мама говорила мне: «Какая же ты будешь хозяйка!» (смеется). И когда я выросла, то заработала достаточно денег, чтобы этим занимались специально обученные люди. Нужно верить детям немножко больше, что так и будет. Жизнь короткая, и детство у них очень короткое, и мне, например, дико жалко тратить время на постоянные «ты не туда положил», «не то сделал».

Я сама неряха, я разбрасываю вещи. У меня, конечно, не лежит гора грязной посуды, я ее мою, но например, я могу ее не ставить на место, мытая посуда может стоять на столе. Я не вправе требовать от детей быть идеально собранной, потому что я не идеально собранная.

У нас у Луки самая чистая комната в семье. А если к Марфе (дочь Татьяны, 8 лет) зайти – вот где «треш».

Я думаю, что через лет 5 я буду с тоской вспоминать милые чудачества Луки, потому что Марфа точно нам покажет, такой алмаз негранёный, который не пробурить никаким сверлом. Уже сейчас я понимаю, что основные сложности у меня будут с ней, потому что я пока не могу найти той интонации, в которой ей будет комфортно, чтобы я доносила информацию. «Марфа, причешись», — я сегодня ей четыре раза сказала,- тогда спустишься к завтраку». Она вышла – домовенок такой: «Ну мама, я позавтракаю и потом причешусь», — и пока невозможно ей объяснить, почему так не стоит делать, тем более, если ты дочка Тутты Ларсон (смеется),  звезда телевидения — Марфа Колоскова, и большинство детей тебя видят в приличном виде, нельзя так ходить. Для них это неважно, это уже какой-то вчерашний день, что ли. Это очень сильно мешает нам сближению с ними.  И нужно этот вектор переключать на более важные вещи.

— Как вы относитесь к школе?

— Мне кажется, что у нас в стане школа – нечто особое, как храм, куда приносят кровавые жертвы, на алтарь которого кладется всё — отношения с ребенком, твоё личное время, твоё душевное спокойствие, вся жизнь. Это как 11 лет каторги для всей семьи. Я тоже на эту тему очень сильно напрягалась, и мы долго искали школу, в которой на первом месте были бы отношения с детьми, атмосфера в школе, а не медали, ордена, рейтинги, олимпиады и т.п. Мы нашли очень хорошую частную школу. Она называется Пироговская. Это очень старая из частных школ, её создали при благословении и духовном участии священника о. Александра Меня. Там практикуют педагогические методы выдающегося физиолога, врача, и оказывается ещё  педагога Н.И. Пирогова. Смысл в том, что там уважают в ребенке личность, обучение строится на бережном отношении с ребенком и для них отношения между детьми и отношения в школе не менее важны, чем педагогический процесс. И на самом деле там очень теплые отношения, эмпатичные я бы сказала. Там дети обнимаются, тесно между собою связаны, дружат. В школе есть очень крутой психолог, не просто номинальная должность, а который на «воротах школы» вместе с директором и завучем стоит и отбирает детей в школу по психотипу, который соответствует уровню школы. В школе всего одна параллель, класс один, и в классе 22 ребенка максимум, поэтому коллектив  имеет возможность фильтровать. Нам с Лукой было туда очень трудно попасть в 5 класс после началки в другой школе.  Нам сказали, что он не «пироговский» ребенок: он слишком активный, слишком эмоциональный, ему здесь будет очень трудно учиться, потому что в этой школе не настаивают, нет жесткости. И сразу предупредили, что ваш ребенок будет учиться с 3 на 4, скорее в 3. Но когда мы пришли в эту школу, у него был нервный тик, этот тик прошел, и для меня это важнее, потому что он очень эмоционально возбудимый, самый нежный в нашей семье, ему очень легко поймать невроз, поэтому мы искали подходящую школу.

В конце учебного года у меня был разговор с учительницей литературы, что у него два хвоста – сочинение не сдано и ещё что-то там. Я стараюсь не сильно лезть. Считаю, что если у педагога есть какие-то сложности с ребенком, которые он не может решить, то он ко мне сам должен обратиться и со мной этот диалог начать. Если он этот диалог не начинает, то они сами разберутся, поскольку я отдаю в школу ещё и для того, чтобы с ним там тоже выстраивали отношения, и он учился их выстраивать. И вот она мне говорит: «Вот Лука, он не занимается, всё время где-то летает, если даже возвращается, то может концентрироваться ненадолго, может сидеть в телефоне, делает всё спустя рукава, с домашкой не заморачивается».  Я ей говорю: «Я всё это знаю, вы мне рассказываете про моего ребенка, которого я хорошо знаю». Мне, конечно, хочется добавить: «Вы не подумайте, мы с ним занимаемся, к психологу его водим, с нейропсихологом общались. Простите, что мы не совсем попадаем под ваш стандарт, но мы, правда, не очень плохие». И вот у меня внутреннее желание начать перед ней оправдываться, что я работаю, что у меня хороший ребенок, что я хорошая мама, что я работаю над этим. Я чувствую этот порыв в себе, но думаю, нет, не буду оправдываться. А вместо этого говорю: «Да, я всё знаю, какие будут у вас предложения? Я всё, что в моих родительских силах делаю: к психологу вожу, на образовательные курсы вожу, над душой стою. Но я не буду его ломать, бить, насиловать. Он не простой ребенок, его внимание завоевать сложно. Давайте вместе подумаем». Она мне говорит: «Ну, будем ждать, пока он дозреет (смеется)». Ну что ж будем дозревать. Он год закончил почти на все тройки.

Сейчас выросло поколение детей, которых невозможно заставить. Вы, педагоги, хорошо делаете свое дело, я, как мама, тоже хорошо делаю свое дело. Где-то это количество должно перерасти в качество. Вот Марфа другая. Она с 6 лет пошла в школу. Она делает все сама, закрывает дверь в свою комнату и говорит: «Я пошла делать домашку. Я хочу делать сама, если у меня будут проблемы – я вас позову». Всё! Лука совсем не такой. С ним надо сидеть, чтобы он свесил ножки. У него совсем другая система мозга. Для себя я поняла, что школа – это важная часть жизни, но это вообще не жизнь. Я знаю огромное количество людей, которые крайне неудачно учились в школе, но стали крайне успешными людьми, и тех, которые закончили школу с золотой медалью, но покончили жизнь самоубийством, потому что оказались никому не нужны. Здесь нет прямой корреляции между успехами в жизни и в школе. Конечно, главная проблема школы в том, что она не может научить ребенка учиться — мотивировать ребенка искать знания и использовать их в жизни. К сожалению, система нашего образования устроена так, что ребенок не понимает, что его обучение нужно ему, а не нам. Я пока не знаю, что с этим делать.

— По сути, ваша школа –  альтернативный способ обучения?

— У меня есть опыт общения с родителями, которые предпочли не водить детей в школы. Некоторые вообще полностью занимаются образованием детей с помощью обучающих онлайн платформ. А есть родители, которые выбрали домашнее обучение: скинулись, какую-то квартиру сняли, у кого-то на базе, платят заработную плату учителям, они учатся 3 раза в неделю, а не 5. И к ним приходит учитель математики, русского и т.д.  И всё можно успеть. Начинают они в октябре и заканчивают в апреле и успевают, устраивают каникулы, когда им нравится. Раньше пугали асоциализацией, что ребенок не научится общаться. Всё это не так. Они всё равно ходят на кружки – спорт, танцы, карате и т.д., они себя прекрасно позиционируют на детской площадке в детском коллективе. Опять же позиционирование себя в классе, где 40 человек (современная наполняемость классов), когда люди общаются в онлайне, возможно, и не нужно никому. Есть огромное число детей, которым не нужно 40 человек в классе. Они интроверты, им не нужно всё это коллективное шествие в столовую.  Я очень люблю нашу школу, но я поняла, что мои дети – это мои дети, и других у меня не будет, а в школе там поток, я выбрала путь наименьшего сопротивления. Там, где я меньше всего буду напрягаться, а моих детей меньше гнобить, но я не буду их предавать. Но вот это постоянное желание оправдаться перед школой, перед тренером. Это мой ребенок, я его люблю, он меня бесит, я с этим постоянно что-то пытаюсь сделать. Я не буду предавать своего ребенка и выбирать между школой и ребенком. Наша задача родителей в том, чтобы дать ребенку базу, ценностные установки, ориентиры жизненные, которые не связаны с деньгами, не связаны с профессией, но связаны с его способностью любить, отвечать за себя и своих близких, верить в Бога, строить отношения с людьми по принципу – «поступай так, как хочешь, чтобы поступали с тобой». Дать ему якорь, который не позволит скатиться ему в бездну, а как он будет строить свой путь наверх — это его задачи.

— Какие инновационные технологии обучения вы используете со своими детьми?

Мы отдавали Луку в очень интересную систему, обратите внимание, «Эдванс» (Advance), у них есть онлайн образование, есть очное. Они обучают детей разным техникам усваивания материала, техники эти настолько крутые, что ребенок за 2 дня может целиком прочесть учебник географии за 6 класс или выучить таблицу Менделеева. С помощью мнемотехник и ассоциативного мышления. Причем они работают не только с информацией, но и с нейрофизиологическими структурами – пальчиковые и дыхательные гимнастики. Например, если ты чувствуешь, что устаешь или засыпаешь, можно заставить мозг лучше работать – для меня — это дико интересно. Лука у меня ходил на интенсив – 5 дней в неделю по 6 часов в день они занимались. Вместо школы можно. И они мне говорят – у вас такой талантливый ребенок – он быстрее всех всё схватывает, но и быстрее всех отключается. Из 6 часов – 3 он активно работает, потом начинает «залипать». Он выучил таблицу Менделеева, он прочитал и запомнил учебник по биологии и географии за 6 класс за 4 дня, но никуда не применил. У него этот пласт осел и мы продолжаем ходить 2 раза в неделю по часу с тьютором, чтобы эти навыки не угасли, но в школе он их не включает вообще, у него 2 разные реальности, он даже не понимает, как их совместить.

— Что вы не приемлете в обращении с детьми?

Конечно, самое страшное для меня — видеть, как обращаются с детьми, как люди орут на детей, унижают, бьют, воспринимают, как собачек каких-то, которых нужно дрессировать. Для меня это травма, мы все в этой травме так или иначе выросли, к нам так относились в 90% случаев. Мне достались дети, на которых совершенно невозможно давить, возвращается это всегда в таком троекратном объеме, что волей-неволей приходится фильтровать свои чувства. В связи с этим мне очень нравится Дима Зицер, питерский педагог, он говорит следующую вещь:  «Дети — это последняя дискриминированная часть общества. Все получили всё, что хотели — женщины, геи и т.д. кроме детей. Дети — это самые бесправные члены общества, у которых нет права голоса, нет права на выражение своей личности. У них есть право только слушать родителей, тихо стоять в углу и молчать. И львиная часть общества существует в этой парадигме – и это страшно. Дима Зицер говорит, например, что наказание детей – это совершенно бессмысленная форма воздействия. Если мы говорим, что мы выстраиваем отношения с детьми по тем же принципам, что и отношения со взрослыми, то есть упражнение, которое мне очень помогает.  Когда тебя бесит твой ребенок или когда ты хочешь от него что-то добиться  или когда ты хочешь его поругать – ставь на место ребенка любимого взрослого, или сестру, или маму и смотри, вел бы ты себя так же? Говорил бы ты тоже самое, как ты говоришь это своему ребенку? Посмотрите, в какой лексике мы говорим с детьми – поработить, подавить, добить, но невозможно в этой лексике выстроить любовные отношения. Мы ведь хотим, чтобы ему было хорошо, а как можно сделать ему хорошо, если мы  так с ним разговариваем?

— Что дают вам дети в плане развития?

— Я не знаю, как созревают люди, у которых нет детей. Я не знаю, как они доходят до созревания и до того счастливого состояния жизни, когда ты отвечаешь за себя, за свою жизнь, живешь в осознанном состоянии, как взрослый человек в любви и благодарности. Можно прийти к этому через молитву, молиться всю жизнь, если стать монахом, я другого пути не знаю. Поэтому все наши проблемы с детьми – это не проблемы, а задачи, а во вторых – это наш фитнес душевный, наш способ выйти на новый совершенный уровень.

Мне не выдали другого ребенка, а выдали именно этого, чтобы я у него чему-то научилась. Мы заслуживаем тех детей, которые у нас есть, они наши лучшие учителя. С каждым новым ребенком ты переходишь на новый уровень. И уже даже интересно, что же будет дальше. Это каждый раз такая новая я, такой колоссальный ресурс обновления и развития!

С Туттой Ларсен общалась Ирина Газизова

Фото со странички Тутты Ларсен в социальной сети ВКонтакте

Материалы по теме:

Дети, рожденные в 2000-ых. Особенности характера, психологии, воспитания

6 способов воспитать ребенка-оптимиста

Валентина Паевская: подготовка к школе. Самостоятельный школьник — это реальность!

О чем боятся сказать вам ваша няня, воспитатель, тренер и педиатр

moremam.ru

Тутта Ларсен дети — Экспресс газета

Известный блогер Лена Миро выступила с резкой критикой телеведущей

Телеведущая и журналистка Татьяна Романенко, более известная под псевдонимом Тутта Ларсен, шокировала пользователей Интернета своими странными диалогами с 14-летним сыном Лукой. По мнению известного блогера Лены Миро, подобные разговоры были бы уместны в среде люмпенов или нудистов, но никак не православных людей, к которым себя причисляет Тутта Ларсен.

«В очередной раз выясняем отношения с Лукой. И он такой: а что, вы меня хотите, родили, терпите теперь! А я ему: с чего ты взял? Ты сам приперся! Мы, может, просто хотели сексом позаниматься и получить удовольствие! Он ржет и говорит: ага, и дотрахались. Я ржу и отвечаю: прикинь, какой несимметричный ответ! Разок-то всего потрахались в удовольствие, а теперь ты мне уже 14 лет мозг трахаешь, сыночек! И покатились оба! Офигеть, конечно, что мы оба доросли до такого уровня диалога», — написала Тутта Ларсен в своем микроблоге в Instagram.

Как напоминает Лена Миро, телеведущая учит молодых мам, как растить детей, позиционирует себя в качестве настоящего гуру воспитания, а также публикует рецепты постных блюд. Обозревательница указывает на неуместность подобных разговоров с сыном, «для которого мать — святыня, а не баба, удовлетворяющая свою похоть».

«Писе хочется трахаться? Прямо чесалось так, что было не до презерватива? Нужна ли эта информация сыну, чья мама ходит в церковь и ставит свечки? Мы оба доросли до подобного диалога, заявляет Таня. А вот по-моему, это не рост, а дно. И мама сама опустилась до обсуждения потребностей своей писечки, и сына туда подключила, чтобы поржать», — заключила Лена Миро на своей странице в «Живом журнале».

www.eg.ru

Тутта Ларсен | Журнал Домашний очаг

45-летняя Тутта Ларсен (Татьяна Романенко) воспитывает двоих сыновей и дочь. Телеведущая, актриса и певица делится с подписчиками опытом воспитания детей и регулярно обсуждает проблемные вопросы организации быта. Недавно Тутта рассказала поклонникам о том, как справляется с сезонными заболеваниями, когда в детских садах и школах начинается эпидемия вирусных инфекций.

«Я НЕ лечу своих детей», — заявила телеведущая и раскрыла свою позицию подробнее:

«Осень. Сезон соплей. Каждая мама мечтает подстелить соломки. Сделать со своим ребенком что-то такое волшебное, чтобы он раз — и не болел! Витамины? Закаливание? Иммуностимуляторы? Мой ответ: чтобы дети не болели, их… не надо лечить! К этому выводу я пришла не сразу и не сама: у нас замечательный семейный доктор, всегда держит все на контроле и готов вмешаться».

Тутта Ларсен с Лукой, Марфой и Иваном

@larsentut

Тутта отметила, что за последние десять лет наблюдений ее детей семейным врачом почти не было поводов для лечения. «Круп у Марфы, скарлатина у Луки, орхит у 8-месячного Вани. Плюс форс-мажоры в виде травм и укусов насекомых». По наблюдениям телеведущей, в 90% случаев организм ее детей сам справлялся с вирусной инфекцией.

«Оказалось, что именно так и формируется хороший иммунитет: ребенок встречается с разными вирусами и борется с ними без внешнего вмешательства», — поделилась Ларсен.

Телеведущая не скрывает, что поначалу очень боялась за детей: «Как так — никаких лекарств? Смотрим и ждем. А вдруг что?! Но наблюдая за тем, как дети справляются с болезнью, я научилась различать, где действительно проблема, а где включается моя материнская паника». Если ребенок хорошо переносит температуру, не нужно ее сбивать — стоит дать организму самому победить инфекцию.

Тутта Ларсен

@larsentut

Врач объяснила телеведущей, что температуру необходимо сбивать, если она поднимается после любой травмы: термической, химической, физической. При простуде важно наблюдать за состоянием ребенка и срочно обращаться к врачу, заметив непривычные симптомы, вялость, необычное поведение. Если же ребенок ведет себя как обычно, не стоит сразу вмешиваться.

«Как только я отстала от детей с лекарствами, они стали болеть в три раза реже! Раз-два в сезон ОРВИ, летом ротавирус. Болеем плюс-минус неделю, с высокой температурой, без осложнений в виде отитов, бронхитов итп. Дети разные. Я не призываю следовать моим путем. Но что если никакой «соломки» не надо? Дети иногда должны болеть, чтобы быть здоровее»», — завершила рассказ Тутта.

Тутта Ларсен с мужем Валерием Колосковым и детьми — Лукой, Марфой и Иваном

На эту тему: «Когда отдавать ребенка в школу?» Многодетная мама Тутта Ларсен назвала критерии готовности детей к учебе

Фото: Persona Stars; @larsentut

www.goodhouse.ru

Тутта Ларсен: «Трое детей ‒ это норма»

Тутта Ларсен не впервые становится нашей гостьей. Нынешний повод: пополнение в семье и изменения в карьере. Тутта рассказала нам о родах без обезболивания, лечении без лекарств и воспитании без обольщения.

СЧАСТЛИВЫЕ РОДИТЕЛИ Тутта, вы теперь не просто мама, а мама многодетная! Ощущаете статусные изменения?ТУТТА ЛАРСЕН Знаете, я все еще периодически забываю книжку, дающую нам льготы, хотя многодетной мамой считаюсь уже больше года. Но изменения ощущаю. Вот, например, в этом году мы отмечали день рождения Марфы в Сочи Парке со скидками на билеты, а еще получили льготы по коммунальными платежам и всяким парковочным разрешениям. Это все, конечно, ощутимо и приятно, тем более что мы еще и половиной положенного не пользуемся. А ведь нам и спорт бесплатный положен, и посещение театров… Но, если честно, не ощущаю я себя в полной мере многодетной мамой, потому что в моем окружении много семей, где больше трех детей. Для меня трое детей не подвиг, а норма, это то количество детей, с которых семья должна начинаться. У моих подруг по 5, по 8, по 11 детей! Вот где труд, где подвиг, вот многодетность. Трое детей – это вообще халява.

С.Р. Тутта, у вас было два ребенка, теперь три. Откуда берутся силы на третьего?ТУТТА ЛАРСЕН Силы мне дают дети. Наверное, мне повезло, но я достаточно легко беременею, ношу и рожаю. При этом каждый ребенок привносит в мою жизнь какие-то новые возможности, новые горизонты. Они открывают во мне огромное количество внутренних сил. Я считаю, что беременность и роды ‒ самое ресурсное состояние в жизни женщины, и, если она адекватна, если у нее все в порядке со здоровьем, а ребенок зачат в любви и браке, это всегда большое внутреннее обогащение. И реальные физические силы, которые непонятно откуда берутся. Уж не говорю о вдохновении, потому что благодаря Ване я наконец-то решилась на собственное дело, на телевидение для родителей TUTTA.TV. Оно существует уже больше года, и там папы и мамы могут узнать ответы на все волнующие их вопросы. Мы очень маленькие, все объять пока не можем, сейчас наша специализация – роды, беременность и первый год жизни малыша. То есть рассказываем о том, что нас волнует в данный момент. Захотим ‒ переключимся на другое.

С.Р. Вы рассказывали, что роды Марфы 6 лет назад вы восприняли как нечто космическое. С Ваней было также?ТУТТА ЛАРСЕН Нет. С Марфой опыт был уникален, поскольку тогда я рожала нормальным образом, т. е. через естественные роды, первый раз. Следующие подобные роды воспринимаются уже как рутина. Хотя Ваню мы рожали не в роддоме, а дома. Я залезла в ванну и отказалась из нее вылезать. Рядом были акушерка и врач-гинеколог. Правда, мы этого не планировали, думали ехать в роддом. Не успели. Третьи роды протекали быстро.

С.Р. Ваню, как и Марфу, вы рожали без обезболивания?ТУТТА ЛАРСЕН Оно не нужно. На самом деле это очень больной и очень интересный вопрос. Мы делали передачу про эпидуральную анестезию, где один врач был за нее, другой против, и я не ожидала, что тема вызовет столько эмоций. Огромное количество женщин достаточно агрессивно отстаивало свое право на обезболивание в родах. И мне кажется, оттого, что в глубине души они понимали, что позиция «Я хочу, чтобы мне не было больно в родах» не совсем правильная. В родах у женщины должны быть другие задачи. Безусловно, есть те, кто не может родить без анестезии, потому что у них очень низкий болевой порог или очень сильно возбуждена нервная система. Но мне кажется, надо все же попытаться. И я знаю, что это не просто возможно, это может стать потрясающим опытом для твоего тела, которое само способно вырабатывать все нужные гормоны, помогающие пережить роды. Это не значит, что совсем не будет больно, но боль не будет главным ощущением – так, сопутствующим эффектом, достаточно быстро уходящим на второй план. Мишель Оден, исследователь естественных родов, говорит, что роженица нуждается в трех «Т»: тепло, тихо, темно. Женщина ведь биологическое существо, она как кошка, как млекопитающее, которому надо куда-то уйти, чтобы спокойно родить в одиночестве. Но не в освещенном родзале, где рядом лежат и орут другие будущие мамы и ходят врачи со шприцами. Мне очень хотелось таких, максимально животных родов. По-моему, роды – это некий катарсис, в котором отражается вся личность женщины и вся ее предыдущая жизнь, поэтому все, что с тобой происходит в родах, не случайно. И после родов ты обязательно что-то новое о себе узнаешь и поймешь.

С.Р. А присутствие мужа на родах способствует этому пониманию?ТУТТА ЛАРСЕН Кому как. Мне было надо, чтобы меня все просто оставили в покое. Даже акушерка. Чтобы со мной никто не разговаривал, чтобы ушли вообще все. Есть женщины, которым не надо с мужем рожать, есть мужья, которым ни в коем случае присутствовать не надо. Все в этом деле очень индивидуально, поэтому советов никаких давать невозможно. Совместные роды ‒ процесс весьма ответственный и вовсе не всем необходимый. Но Валерий был, как был и на родах Марфы. Правда, как он говорит, только чай успел себе налить – и уже мальчик закричал.

С.Р. Когда Ваня родился, старшие не страдали от ревности?ТУТТА ЛАРСЕН Да нет. Ревность была у Луки, но он так натренировался на Марфе, что к Ване у него отношение весьма лояльное. А Марфа… Она не про ревность вообще. Ваня у нас такой ангел мира, он, наоборот, всех примиряет и объединяет. Одно из первых его слов было: «Кука», Лука то есть, а «Марфа» он просто пока не в силах произнести.

С.Р. На кого похож ангел мира?ТУТТА ЛАРСЕН Ни на кого не похож, абсолютно. Во-первых, он рыжий, у него белые брови и белые ресницы. Во-вторых, он прямо с первых дней был настоящим мужиком, с характером, с какими-то своими очень выраженными предпочтениями и настроениями. Он четко выражает свои желания, обожает машинки, механизмы всякие, кнопочки, все, что двигается. В год Ваня брал пульт и включал телевизор. А еще он разговаривает с первых часов жизни.

С.Р. ???ТУТТА ЛАРСЕН Ну, не словами, конечно, но, когда Ваня родился, он не плакал ‒ он жаловался, рассказывал, интонировал. Детского «уа» не было. Грудь сразу не взял, сначала – только родившись! – «рассказал» все о себе, потом поел. Акушерка сказала, что никогда такого не видела.

С.Р. Ивану уже больше года, а вы продолжаете его кормить?ТУТТА ЛАРСЕН Продолжаю. И хочу кормить до двух лет, а, может, и дольше. Поскольку я придерживаюсь принципов естественного родительства, то знаю, что есть такая теория естественной редукции лактации – когда молоко уходит само собой ровно в тот момент, когда ему пора уходить, когда оно больше не нужно ребенку. Интересно, получится у меня или нет, но я не уверена, что меня хватит больше чем на два года. Да и если это растянется на семь лет, тоже вряд ли, конечно.

С.Р. Расскажите, изменился ли Лука со времени нашего прошлого разговора два года назад, когда, для того чтобы написать домашний диктант, ему нужно было побегать вокруг дома? Стал ли ответственным и дисциплинированным?ТУТТА ЛАРСЕН Ну… позитивная динамика есть. В смысле взросления. А ответственность и дисциплина ‒ это категории, которые в натуре Луки отсутствуют. Просто не дано. Это не его сильные стороны. Ну вот он такой.

С.Р. Сложно маме с таким активным ребенком?ТУТТА ЛАРСЕН Нет. Знаете, «сложно маме» – это мамины проблемы, потому что ребенок не обязан соответствовать тому, чего от него хочет мама. Он такой, какой он есть. Если ты начинаешь действовать в предлагаемых обстоятельствах, то лишаешься возможности разочаровываться или расстраиваться либо быть обманутым в своих ожиданиях. Спасибо моим детям: они не позволяют мне расслабиться. Мои дети – лучшие учителя в моей жизни. Очень сочувствую тем родителям, которые думают, что могут сделать из своего ребенка все, что им заблагорассудится, и отказываются учитывать его индивидуальность. Я уверена, что общение с детьми может быть только в форме сотрудничества, а для этого тебе надо как минимум признать, что он – это не ты и у него есть свои слабые, но и сильные стороны. Своя скорость, свои таланты. Родителям приходится учиться налаживать коммуникацию.

С.Р. Лука, кроме школы, чем увлекается?ТУТТА ЛАРСЕН Лука бросил абсолютно все, чем он увлекался и занимался, и сейчас находится в поиске своего нового «я». А три года фортепьяно и три года спортивного батута коту под хвост. Пока мы взяли тайм-аут, тем более что у Луки новая школа, частная, где учится и Марфа тоже, и пятый класс, и скоро переходный возраст. У него есть обязательный английский с репетитором и бассейн, куда он сам попросился ходить. А еще он хочет пойти на курсы актерского мастерства. И это именно та ситуация, когда, если он действительно хочет этого, ему придется стать дисциплинированнее. Думаю, с актерством у сына может получиться: у Луки богатая фантазия, он очень много читает, хочет стать сценаристом.

С.Р. А чем увлекается Марфа?ТУТТА ЛАРСЕН Марфа ходит в первый класс, и ей это очень нравится, школу она обожает. Мы сознательно отдали ее с шести лет, потому что, во-первых, она очень развитая, а, во-вторых, мы шли к определенному педагогу, совершенно потрясающему. Марфа очень умная девочка, очень гибкая, очень цельная, очень яркая личность, твердо стоящая на ногах. Пока она ходит только на плавание, и мы думаем, куда бы ее еще отдать. Она поет хорошо. У нее замечательное чувство ритма, хорошая память, слух и очень интересный тембр. Довольно низкий голос с достаточно неплохим диапазоном. Ей точно надо петь. Но в первом классе я не хочу ее загружать.

С.Р. Можете рассказать, о каких-то ваших ошибках в воспитании старших, которые с Ваней не совершите?ТУТТА ЛАРСЕН Я поняла, что самое трудно ‒ это когда у тебя один ребенок. Все твои страхи, амбиции, любовь, ожидания выливаются на этого маленького человека. И этого слишком много – и ему, и тебе. Когда мама зациклена на единственном ребенке, это тяжко. Это касается всего, начиная от лихорадочного желания максимум всего дать, развить до стараний вылечить этого ребенка, когда он болеет, всем, чем только возможно. К третьему своему ребенку я расслабилась и многие вещи просто вычеркнула из нашей жизни. Например, я перестала лечить детей, когда они болеют.

С.Р. Как?!ТУТТА ЛАРСЕН В 90% случаев все проходит само! Мы не сбиваем температуру, не капаем в нос, не мажем прыщи, не даем антигистаминные, если щеки покраснели. 40,5 градусов была у моего ребенка температура, держалась сутки, мы не сбивали. Прошло. С тех пор как мы исключили почти все лекарства, мои дети перестали болеть. Раньше они болели раз в два месяца, теперь болеют два-три раза в год.

Совет от звезды.

Когда во время родов мне было особенно больно, я, по совету психолога, представляла, как заливаю белым-белым ярким-ярким равномерным светом то место, где мне больнее всего. Это помогало расслабиться и одновременно выдохнуть. Тренируйтесь этому еще ДО родов!

С.Р. Как вам удалось выработать в себе такое отношение?ТУТТА ЛАРСЕН Мне просто попался хороший педиатр, который перевернул мое сознание вверх тормашками. А вернее говоря, поставил его на место. И объяснил мне, что мои страхи могут не соотноситься с реальной картиной и что, когда дети болеют, это хорошо. И что, когда у детей высокая температура, это отлично, потому что это – нормальная реакция иммунитета. Врач научила меня относиться ко всем обязательным детским болячкам как к естественному процессу. Мы и сами перестали лечиться.

С.Р. Скажите, православная церковь по-прежнему, занимает большое место в вашей жизни?ТУТТА ЛАРСЕН Конечно. Мы – православные христиане, мы каждое воскресенье в храме. Всякое Рождество, всякую Пасху дети вместе с нами проводят там. Мы держим посты, молимся перед едой, утром и вечером. Но это – наш, родительский образ жизни. Когда дети станут взрослее, они будут выстраивать свои отношения с Богом. И я не исключаю, что они уйдут из православия или из храма. Но я точно знаю, что сейчас мы закладываем некую основу, некий стержень, который – я верю – будет гнуться в разные стороны, но не сломается.

С.Р. Есть какой-то главный постулат жизни вашей семьи?ТУТТА ЛАРСЕН Доверие – вот главная основа нашей жизни. Доверие друг другу, доверие своим детям, доверие Богу, доверие природе.

www.parents.ru

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о