Как убрать психологическую позицию жертвы: Страница не найдена — PsyJournals.ru

Содержание

Проблема виктимного личностного типа в психологии Текст научной статьи по специальности «Психологические науки»

Self-Consciousness in the Aspect of the Self-actualization, Self-acceptance, Real and Ideal Self-images

A. I. Vlasenko

Pyatigorsk State Linguistic University

9, Kalinina, Pyatigorsk, 357500, Stavropol region, Russia

E-mail: [email protected]

The article is devoted to the study of the peculiarities of the conditionally convicted person’s consciousness. It shows the results of psychodiagnostic study of self-actualization subjects and their self-acceptance, the real and the ideal self-images. It is marked the low level of self-actualization subjects, the discrete nature of their time perspective. In conclusion, it is done the implication about the necessity of correction work with respondents, outlined the main parameters of the correction. In the diagnostic work the psychologist is recommended to rely on a holistic perception of individual subjects for their comprehensive study. Key words: self-consciousness, personality, self-image, self-actualization, security of the person.

References

1. Stolin V. V. Samosoznanie lichnosti (The self-consciousness of the person). Moscow, 1983. 284 p.

2. Grigorieva T. L. Professionalnaya Ya-konzepsiya gosu-darstvennykh sluzhashikh raznykh urovnei upravleniya: avt. dis. … cand. psikhol. nauk (The professional self-concept of the civil servants of the different levels of man-

УДК: 159.923

В статье делается анализ теоретических предпосылок разработки проблемы виктимного личностного типа в психологии. Дается определение виктимного личностного типа как такого способа организации личности в сложном соотношении ее внешнего и внутреннего мира, при котором внутренний, преломляясь через внешний, принимает искаженные формы в виде виктимных межличностных ролей (игровая роль жертвы, социальная роль жертвы, позиция жертвы), воплощающихся в габитусе жертвы, способном демонстрировать разные виктимные типы: аутовик-тимный, виктимный, гипервиктимный. Поясняется, что виктимные межличностные роли жертвы (игровая, социальная, позиция) можно отнести к классификации. Они же, приобретя четкое обозначение (габитус жертвы), трансформируются в социально приемлемые и одобряемые виктимные личностные типы: «аутовик-тимный», «виктимный», «гипервиктимный». Ключевые слова: виктимный личностный тип, габитус жертвы, игровая роль жертвы, социальная роль жертвы, позиция жертвы.

agement: author’s abstract of the dissertation of candidate of psychological sciences). Moscow, 2001. 26 p.

3. Deev V. G., Kazakova E. N., Mikhaleva I. V., Nap-ris A. V. Osnovy psikhologii ispolneniya ugolovnykh na-kazanii: uchebnoe posobie (Fundamentals of psychology of execution of criminal punishment: handbook). Vologda, 2001. 347 p.

4. Krasnyanskaya T. M., Tylets V. G. Psykhologicheskaya realnost inoyazichnykh practik: ot comforta k lichnoi bezopasnosti (Psychological reality of foreign language educational practices: from comfort to personal security). Vestnik Pyatigorskogo gosudarstvennogo lingvistiches-kogo universiteta (The Bulletin of Pyatigorsk State Linguistic University), 2008, no. 3, pp. 317-321.

5. Stolin V. V. Urovni i edinitsy samosoznaniya (Levels and units of self-consciousness). Psikhologiya samosoznaniya: khrestomatiya (Psychology of consciousness: chrestoma-thy). Samara, 2003. 672 p.

6. Samoaktualizasionnyi test (SAT) (Self-actualization test (SAT)). Available at: http://azps.ru/tests/tests_sat.html (accessed 12 September 2013).

7. Krasnyanskaya T. M., Tylets V. G. Vremya kak interpre-tatsionnaya kategoriya psikhologicheskogo prostranstva bezopasnosti lichnosti studenta (Time as an interpretation category of psychological space security of the individual student). Vestnik Pyatigorskogo gosudarstvennogo lingvis-ticheskogo universiteta (The Bulletin of Pyatigorsk State Linguistic University), 2012, no. 3, pp. 221-225.

Виктимогенная история развития российского общества, являясь социокультуральным фактором (революция, войны, политические репрессии, катастрофы, длительное существование в условиях тоталитарной системы и т.п.), инте-риоризируясь в личное пространство россиян, по мнению многих специалистов [1, 2], инициирует социотипическое виктимное поведение. Виктимо-генная российская культура, сочетающая неоднородные и конфликтные по своим сущностным характеристикам западную, восточную, советскую и российскую направленности, также способствует виктимизации личности [2, 3]. Разнообразные жизненные ситуации, субъективно воспринимаемые как непреодолимые; стили межличностного взаимодействия, которые оцениваются как не-

ПРОБЛЕМА ВИКТИМНОГО ЛИЧНОСТНОГО ТИПА В ПСИХОЛОГИИ

Одинцова Мария Антоновна —

кандидат психологических наук, доцент кафедры психологии и педагогики дистанционного обучения, старший научный сотрудник лаборатории социально-психологических и социологических мониторинговых исследований, Московский городской психолого-педагогический университет E-mail: [email protected]

адекватные, неадаптивные, и многое другое может пополнить перечень факторов виктимизации современного человека [4, 5]. Таким образом, уже сегодня мы наблюдаем массовую виктимизацию, которая рассматривается как процесс и результат превращения индивида или группы людей в жертв неблагоприятных условий социализации [4].

Вместе с тем исследовательский интерес к психологии жертвы долгие годы центрировался преимущественно в области криминалистики, виктимологии [5], психологии экстремальных ситуаций, т.е. вокруг определенного типа жертв. Недостаточно внимания уделяется виктимизации личности в ситуациях повседневной жизни, которые традиционно считаются благоприятными: «…привычный порядок повседневной жизни не прерывается и воспринимается как непроблематичный» [6, с. 46]. Не всегда учитывается, что относительно непроблематичный характер (благополучие, комфорт) повседневных ситуаций не оказывает того стимулирующего воздействия, которым обладают трудные ситуации, в результате чего происходит стагнация личностных ресурсов человека и добровольное принятие роли жертвы. Не разработаны теоретические основы типологии виктимной личности, не обнаружено исследований, выделяющих те или иные виктимные личностные типы.

Во-первых, это связано с тем, что проблематика психологии жертвы является во многих отношениях «неудобной». Социальное чувство каждого нормального человека не позволяет пройти мимо нуждающихся в помощи и даже не нуждающихся, но кажущихся таковыми. «Неудобство» темы жертвы связано с констатацией факта наличия рентных установок, которые едва уловимы, часто неосознанны, но позволяют человеку получать выгоду из своего неблагоприятного положения и надолго «застревать» в состоянии жертвы. «Неловкость» темы заключается и в осознании провокационного характера поведения жертвы, в обнаружении выраженного стремления некоторых типов виктимных лиц к агрессии, демонстративности, к отрицательной значимости и т.п.

Во-вторых, уже сама по себе проблематика личностных типов в психологии крайне сложна и противоречива. С одной стороны, «идея типов личности волнует и будоражит» [7, с. 14] научную и житейскую психологию, потому что «тип человека — ключ к его истории.» [7, с. 15]. С другой — подход к личности как к уникальному и неповторимому явлению подчеркивает сомнительность всяческих типологий. Так, известный персонолог Г. Олпорт, довольно критически относясь к личностным типологиям, мотивировал это тем, что любая типология проводит границы между людьми, навешивая на них ярлыки [8]. Еще

более сложными являются вопросы типологии виктимной личности с ярлыком «жертвы».

Тем не менее чрезвычайное многообразие проявлений виктимной активности и разнообразие ситуаций, в которых она выражается, требуют некоторой систематизации и направления исследований по разным векторам, в противовес существующим, которые сосредоточены на изучении, главным образом, навязанного характера поведения жертвы. Это и глобальная проблема адресной психологической помощи с учетом специфики того или иного виктимного личностного типа. Наконец, отметим, что без типизации трудно говорить о виктимной личности как о системном образовании, поскольку, как подметила К. А. Абульханова-Славская, «учитывается только параллельность структуры личности и условий жизни, но не их взаимодействие» [7, с. 19]. Как видим, актуальность темы виктимного личностного типа не вызывает сомнений и проблематизирует психологию личности в теоретическом и практическом отношениях.

Несмотря на сложность и противоречивость обозначенной проблемы, к настоящему времени в науке накоплен богатый теоретический и эмпирический материал, способствующий глубокой и разносторонней разработке проблемы виктимного личностного типа в психологии. Так, проводятся исследования понятий «виктимность», «виктим-ная активность», «жертва», «виктимная личность» [4, 5]. Виктимность толкуется разнопланово: как некое устойчивое личностное свойство, способность [4], девиация [9], психологическое расстройство [10], предрасположенность [4] индивида становиться жертвой неблагоприятных условий социализации. В психологии анализируется совокупность типов виктимной активности (агрессия, аутоагрессия, зависимость, некритичность и др.) [11], способствующая виктимному поведению особого вида. Виктимная личность понимается как жертва интерактивного виктимогенеза, интегральными характеристиками которой являются: гетерономность, диффузия идентичности, неадекватная социальная компетенция, психокультурная нерелевантность, рассогласование социальных притязаний и социальных компетенций [9]. При этом жертва или «виктим» справедливо считается персонологической характеристикой онтологии дефекта социализации личности, определяющей ее социальное положение [9].

В зарубежной психологии используется «типоведческий подход» (К. Бриггс, И. Майерс-Бриггс и др.), призванный исследовать личность на надежной научной основе с использованием большого объема эмпирических данных. Проблема личностного типа широко представлена в современных работах отечественных специалистов

[12]. Ведутся исследования проблематики черт личности в соотношении с вопросами типов личности [13], рассматривается тема «вариативности людей» [14]. Разнородность людей определяется, с точки зрения Д. А. Леонтьева, «мерой их индивидуального продвижения по пути очеловечивания, их индивидуальной онтогенетической эволюции, являющейся следствием их личного выбора и усилия» [14, с. 13].

К. А. Абульханова-Славская развивает тему типологии и классификации, указывая при этом, что большинство разработанных в психологии типологий на самом деле остаются классификациями, потому что не выявляют причины возникновения, движущие силы развития и условия изменения того или иного типа [7]. В основу построения типологии, по её мнению, должен быть положен принцип анализа личности через способ ее жизни, который обнаруживается в поведенческих проявлениях через самовыражение личности. Самовыражение личности адекватно миру самой личности, а механизмы, которыми она приводит себя в действие, носят типологический характер [7].

Существенный вклад в разработку проблематики личностного типа вносят работы Д. А. Леонтьева, посвященные структуре личности [15]. Наряду с уровнем ядерных механизмов личности, образующих психологический каркас, смысловым уровнем как отношением личности с миром Д. А. Леонтьев выделяет экспрессивно-инструментальный уровень, характеризующий типичные для личности формы или способы внешнего выражения, внешнюю оболочку [15, с. 159]. Ведь в самом понятии личность (persona — маска, личина, лик) уже изначально был заложен смысл «выражения», демонстрации себя, однако при подходах к структуре личности данный семантический смысл порой утрачивал свое значение. Вместе с тем еще в работах Л. П. Карсавина обращалось особое внимание именно на «извне налагаемое обличье» [16, с. 42], множество ликов, личин, при помощи которых человек демонстрирует себя этому миру. В данном контексте в науке разрабатывается понятие габитуса (от лат. habitus — облик, внешность, наружность) личности, которое толкуется как «порождающее и унифицирующее начало» [17, с. 60], способное сводить внутренние характеристики человека в единый стиль жизни. Именно габитус есть воспроизводство внешних социальных структур под видом внутренних структур личности [17]. Подчеркивая значение габитуса как «интериоризированного ансамбля социальных отношений» [18, с. 181], П. Бурдье писал о том, что габитус «делает возможным экстериоризацию интериоризированного» [18, с. 182]. Габитус личности одновременно может являться продуктом

интериоризации объективных внешних факторов и необходимым индивидуальным условием их экстериоризации, это — «история, ставшая природой» [18, с. 184] человека. В научной литературе подчеркиваются предсказательная сила габитуса, его неосознанный характер, постоянство, способность к спонтанному оцениванию личности другого, в результате чего формируются избирательные отношения на основе симпатии/антипатии, ненависти/любви и т.д. и люди сливаются в группы, объединенные общими признаками. В некоторой степени габитус можно рассматривать и как один из способов выражения потребности человека быть личностью.

Потребность человека быть личностью, по мнению А. В. Петровского и В. А. Петровского, является источником его активности, это способность, позволяющая осуществлять деяния, обеспечивающие его персонализацию в других людях [19]. «Индивида, обделенного личностными характеристиками, можно уподобить нейтрино, гипотетической частице, которая бесследно пронизывает плотную среду, не производя в ней никаких изменений» [20, с. 112]. Выделенный критерий позволяет объяснить сущность выраженного стремления некоторых людей даже к негативной значимости, но только к значимости! Данная идея нашла свое отражение в модели «значимого другого» А. В. Петровского, которую М. Ю.Кондратьев назвал наиболее «продвинутой на сегодняшний день в отечественной социальной психологии концептуализированной схемой отношений межличностной значимости» [21, с. 25]. В позитивных и негативных позициях критериев значимости, разработанных А. В. Петровским, находят место характеристики, связанные с симпатией/антипатией, референтностью/антирефе-рентностью и статусностью/антистатусностью личности [22], на основании чего автор выделяет те или иные личностные типы, зарождающиеся в процессе межличностных взаимоотношений.

Проблематика межличностных взаимоотношений представлена многочисленными работами в зарубежной и отечественной психологии, но наиболее глубоко к структуре человеческих взаимоотношений через описание тех или иных ролей подходят В. И. Слободчиков и Е. И. Исаев, выделяя две фундаментальные характеристики связей и отношений между людьми: ситуативно сть/ внеситуативность, свободный или навязанный характер. На основании этого авторами выделяются следующие единицы анализа (роли): «социальная роль», «игровая роль», «статус», «позиция» [23, с. 159-160]. Данная классификация представляет наиболее удачный вариант из уже существующих, является универсальной, позволяет раскрыть межличностное ролевое взаимодействие не в ста-

тике, а в динамике и побуждает к созданию новых типологий. О насущной необходимости ролевой типизации как социально-психологического механизма формирования эмоционально-ценностного отношения личности к ингрупповому другому пишет Е. В. Рягузова [24].

Вышеперечисленные теоретические идеи и концепции могут стать основой дальнейшей разработки проблемы виктимного личностного типа и позволяют: 1) выделить типы виктимно-го межличностного ролевого взаимодействия; 2) уточнить понятия виктимности и виктимной активности; 3) определить критерии выделения виктимного личностного типа; 4) сделать попытку определения понятия виктимного личностного типа.

Выделению самих типов виктимного межличностного ролевого взаимодействия способствовала описанная выше классификация человеческих взаимоотношений В. И. Слободчикова и Е. И. Исаева [23]. На этом основании нами были выделены: игровая роль жертвы, которая является динамическим воплощением позиции жертвы, и социальная роль жертвы как динамическое воплощение статуса жертвы [25]. Отметим, что обозначенные единицы анализа отличаются характером (ситуативна или постоянна) и типом (добровольна или навязана), они же наделены особыми психологическими характеристиками, позволяющими различать их между собой. Позиция и статус жертвы в наших эмпирических исследованиях с последующим кластерным анализом образовывали единый кластер [25]. Лица, попадавшие в данную группу, обладали высоким уровнем ролевой виктимности и психологическими характеристиками, свойственными как игровой, так и социальной ролям жертвы. На этом основании мы объединили эти две единицы анализа в одну и дали ей общее название: позиция жертвы.

Таким образом, теоретический анализ и проводимые нами многочисленные эмпирические исследования [25] позволили выделить три типа виктимных межличностных ролей, демонстрирующих неоднородность виктимного поведения: игровую роль жертвы, социальную роль жертвы и позицию жертвы, которые являются основными структурными элементами межличностного ролевого виктимного взаимодействия, развивающегося в разных условиях.

Игровая роль жертвы — это единица анализа добровольных, взаимовыгодных, легко принимаемых членами межличностного взаимодействия ролевых отношений, детерминированных сложным сочетанием разнообразных форм виктимной активности, среди которых демонстративность, инфантильность, манипулятивность, зависимость и

др., имеющих в своей основе скрытую мотивацию и гармонично вписывающихся в проигрываемую ситуацию. Игровая роль жертвы может формироваться в комфортных и безопасных ситуациях повседневности под воздействием внешних (опеке, патернализме) и внутренних (виктимной активности) факторов, поэтому является социально одобряемой. Социальная роль жертвы — это единица анализа навязанных (предписанных) отношений, стигматизирующих индивида, способствующих его некоторой изоляции от социальных отношений в силу их болезненности, детерминированных сложным сочетанием разнообразных форм виктимной активности, таких как аутоагрессия, агрессия, зависимость, инфантильность, конформность и др., что препятствует возможности построения его нормальной жизнедеятельности на ближайшую и отдаленную перспективы. Социальная роль жертвы формируется в ситуациях, имеющих угрожающий и опасный характер, под воздействием внешних (авторитаризм, тоталитаризм, сталкеризм) и внутренних (виктимная активность) факторов, является социально приемлемой. В большинстве случаев социальная роль жертвы — продукт трудных жизненных ситуаций, считающихся агрессивными по своей природе (экстремальные, кризисные и др.).

Позиция жертвы — результат причудливого слияния игровой и социальной ролей жертвы, она носит не ситуативный, а устойчивый характер, формируется под воздействием неблагоприятных, обладающих виктимогенным потенциалом внешних и внутренних факторов, не всегда вписывается в социальное одобрение или принятие. При этом к неблагоприятным можно отнести как неповседневные (трудные), так и повседневные ситуации. Лучшей метафорой, характеризующей сущность данных неблагоприятных факторов, являются слова А. В. Петровского: «диктат и опека — явления одного порядка, и различия лишь в форме, а не в сущности» [22, с. 12]. Индивид, заняв устойчивую позицию жертвы, выработав определенную модель отношений, по-другому жить не умеет и не желает. Особое удовольствие он получает, обвиняя ближайшее окружение. Все поведение выстроено на готовности к специфической реакции получения выгоды (материальной либо моральной) из своего неблагоприятного положения.

Все три виктимные роли (игровая, социальная, позиция жертвы) детерминированы не только объективными факторами виктимизации, среди которых культурно-исторические условия, ситуации, стили взаимодействия, но и встречной виктимностью и виктимной активностью личности. Виктимность рассматривается нами как устойчивая личностная особенность, обуслов-

ленная особым сочетанием индивидуально-типологических, характерологических детерминант, взаимодействующих с внешними ( социальными) факторами, не всегда связанными с ситуациями насилия, но способствующими виктимной активности. При этом виктимная активность — это особая деформированная активность, обусловленная конфликтным состоянием мотивационно-потреб-ностной и ценностно-смысловой сфер личности, проявляющаяся в различных формах: агрессии, зависимости, беспомощности, аутоагрессии, демонстративности, манипулятивности и т.п. Она направлена на действия и поступки, превращающие индивида в жертву игрового либо социального характера. Виктимность и виктим-ная активность обусловливают внутренний мир виктимной личности, которая объективируется во внешнем мире в виде разных виктимных ролей (игровая роль жертвы, социальная роль жертвы, позиция жертвы). При этом «жертва» — это и есть специфический способ демонстрации себя этому миру на основе потребности виктимной личности в значимости, которая реализуется через негативные (антипатию, антиреферент-ность, антистатусность) и позитивные (симпатия, референтно сть, властные полномочия) критерии значимости [26].

Таким образом, виктимный личностный тип является результатом:

1) сложного соотношения внутреннего мира и внешнего. Элементы внутреннего мира виктимной личности обусловлены виктимностью и виктимной активностью. Внешний мир предстает как социальное пространство виктимной личности (культурно-исторические условия, ситуации, стили межличностного взаимодействия), преломляется через внутренний, содержащий особенности внешнего мира;

2) объективации, которая понимается как отчуждение виктимной личности от самой себя, подчинение внешним условиям как следствие формирование экстернального локуса контроля. Это оскудение, обеднение, закрытие человека, вынужденное проявление внутреннего мира в искаженной форме, обусловленной социальными ожиданиями, социальной необходимостью. Искаженными формами проявления внутреннего мира виктимной личности являются игровая роль жертвы, социальная роль жертвы, позиция жертвы;

3) способов самовыражения, которыми виктимная личность демонстрирует себя этому миру, другим людям. Жертва как габитус виктимной личности способна сводить внутренние характеристики в разные виктимные стили жизни. В данном случае габитус жертвы является воспроизводством внешних форм поведения, обусловленных внутренними особенностями виктимной

личности и стилем ролевого межличностного взаимодействия. Габитус жертвы делает возможным выражение внутреннего мира виктимной личности в форме, имеющей четкое обозначение в виде того или иного виктимного личностного типа: игровая роль жертвы порождает аутовик-тимный; социальная роль жертвы — социально виктимный; позиция жертвы — гипервиктимный личностные типы.

Виктимный личностный тип — это такой способ организации личности в сложном соотношении ее внешнего и внутреннего мира, при котором внутренний, преломляясь через внешний, принимает искаженные формы в виде виктимных межличностных ролей (игровая роль жертвы, социальная роль жертвы, позиция жертвы), находящих свое воплощение в габитусе жертвы, способном демонстрировать разные виктимные типы: аутовиктимный, социально виктимный, гипервиктимный. При этом, если виды виктимных межличностных ролей жертвы (игровая, социальная, позиция) можно отнести к классификации, то они же, приобретя четкое обозначение в габитусе жертвы, трансформируются в виктимные личностные типы.

В заключение отметим, что проблему типологии виктимного личностного типа нельзя считать исчерпывающей. Перспективными направлениями ее дальнейшего изучения являются: разработка и уточнение самого понятия виктим-ной личности, которая по своей природе неоднородна, организована многоуровневыми связями; более детальная проработка темы габитуса жертвы, его места в структуре не только виктимного личностного типа, но и в структуре виктимной личности; стоит вопрос и о дроблении признаков того или иного виктимного личностного типа и выделения подтипов, на основании этого ставятся задачи количества подтипов; остается открытой проблема адресной психологической помощи с учетом специфики того или иного виктимного личностного типа.

Список литературы

1. Руденский Е. В., Руденская Ю. Е. Социальное разъединение общества в качестве фактора виктимизации // Медицина и образование в Сибири. 2006. № 2. URL: http://www.ngmu.ru/cozo/mos/article/ text_full.php?id=71 (дата обращения: 22.12.2013).

2. Тощенко Ж. Т. Парадоксы постсоветского пространства // Гражданское общество и социальный прогресс в XXI в. Алматы, 2008. С. 58-61.

3. ШтомпкаП. Культурная травма в посткоммунистическом обществе // Социс. 2001. № 2. С. 3-9.

4. Мудрик А. В. Человек — объект, субъект и жертва социализации // Известия РАО. 2008. № 8. C. 48-57.

5. Ривман В. Д. Криминальная виктимология. СПб., 2002. 304 с.

6. Бергер П., Лукман Т. Социальное конструирование реальности : трактат по социологии знания. М., 1995. 323 с.

7. Абульханова-Славская К. А. О путях построения типологии личности // Психологический журн. 1983. Т. 4, № 1. С. 14-35.

8. Олпорт Г. Становление личности. М., 2002. 462 с.

9. Руденский Е. В. Деформация Я-концепции как предмет социально-педагогической виктимологии (опыт экспериментального исследования). Новосибирск, 2000. 59 с.

10. Малкина-Пых И. Г. Психология поведения жертвы. М., 2006. 1008 с.

11. Андронникова О. О. Основные характеристики подростков с самоповреждающим поведением // Вестник Томск. гос. ун-та. 2009. Вып. 9 (187). С. 120-126.

12. Артемцева Н. Г., Ильясов И. И., Миронычева А. В., Нагибина Н. Л., Фивейский В. Ю. Познание и личность : типологический подход. М., 2004. 304 с.

13. Нагибина Н. Л. Психологические классификации : история, методология, проблемы // Психологические и психоаналитические исследования. М., 2011. С. 10-25.

14. Леонтьев Д. А. Новые ориентиры понимания личности в психологии // Вопр. психологии. 2011. № 1. С. 3-27.

15. Леонтьев Д. А. Психология смысла, природа, строение и динамика смысловой реальности. М., 2003. 487 с.

16. Карсавин Л. П. Прологемы к учению о личности // Журнал «Путь». 1928. № 12. С. 32-46.

17. Шматко Н. А. Габитус в структуре социологической теории // Журн. социологии и социальной антропологии. 1998. Т. 1, № 2. С. 60-70.

18. Бурдье П. Начала. М., 1994. 288 с.

19. Петровский А. В., Петровский В. А. Индивид и его потребность быть личностью // Вопр. философии. 1982. № 3. С. 24-38.

20. Петровский А. В. Психология и время. СПб., 2007. 448 с.

21. Кондратьев М. Ю. «Значимый другой» : слагаемые межличностной значимости // Социальная психология и общество. 2011. № 2. С. 17-28.

22. Петровский А. В. Трехфакторная модель значимого другого // Вопр. психологии. 1991. № 1. С. 7-18.

23. Слободчиков В. И., Исаев Е. И. Основы психологической антропологии. Психология человека : введение в психологию субъективности : учеб. пособие для вузов. М., 1995. 384 с.

24. Рягузова Е. В. Ролевая типизация как социально-психологический механизм формирования эмоционально-ценностного отношения личности к ингрупповому другому // Изв. Сарат. ун-та. Нов. серия. Сер. Философия. Психология. Педагогика. 2013. Т. 13, вып. 1. С. 67-71.

25. Одинцова М. А. Типы поведения жертвы. Опросник ролевой виктимности. Самара, 2013. 160 с.

26. Одинцова М. А. Позитивные эффекты отрицательной значимости другого // Социальная психология малых групп. М., 2011. С. 183-187.

Problem of a Victim Personality Type in Psycology M. A. Odintsova

Moscow State University of Psychology et Education 29, Sretenka, Moscow, 107045, Russia E-mail: [email protected]

The analysis of theoretical prerequisites of development of victim personality type problem in psychology is given in this article. A determination of a victim personality type is given as such a type of personality’s formation in a complicated correlation of her outside and inner world when the inner world being interpreted through the outside one takes distorted forms in a form of victim interpersonal roles (victim’s play role, victim’s social role, victim’s position), personifying in victim’s habitus enabling to demonstrate various victim’s types: autovictim, victim, hyper-victim. It is explained that victim interpersonal victim’s roles (play, social, position) can be referred to classification. They are also, acquiring an express designation (victim’s habitus) transformed into victim personality types: «autovictim», «victim», «hyper-victim». Key words: victim personality type, victim’s habitus, victim’s play role, victim’s social role, victim’s position.

References

1. Rudenskiy Ye. V., Rudenskaya Yu. E. Sotsialnoye razye-dineniye obshchestva v kachestve faktora viktimizatsii (Social separation of the society as a factor of victimization). Meditsina i obrazovaniye v Sibiri (Medicine and education in Siberia), 2006, no. 2. Available at: http:// www.ngmu.ru/cozo/mos/article/text_full.php?id=71 (accessed 22 December 2013).

2. Toshchenko Zh. T. Paradoksy postsovetskogo prostrans-tva (Paradoxes of post-Soviet space). Grazhdanskoye obshchestvo i sotsialnyyprogress v v. (Civil society and social progress in the XXI century). Almaty, 2008, pp. 58-61.

3. Shtompka P. Kulturnaya travma v postkommunistiches-kom obshchestve (Cultural trauma in the post-Communist society). Sotsiologicheskiye issledovaniya (Sociological studies), 2001, no. 2, pp. 3-9.

4. Mudrik A. V. Chelovek — obyekt, subyekt i zhertva sotsi-alizatsii (Man — object, subject and victim socialization). Izvestiya RAO (Izvestiya RAO), 2008, no. 8, pp. 48-57.

5. Rivman V. D. Kriminalnaya viktimologiya (Criminal victimology). St.-Petersburg, 2002. 304 p.

6. Berger P., Lukman T. Sotsialnoye konstruirovaniye real-nosti: traktat po sotsiologii znaniya (The social construction of reality: a treatise in the sociology of knowledge). Moscow, 1995. 323 p.

7. Abulkhanova-Slavskaya K. A. O putyakh postroyeniya tipologii lichnosti (On ways to build a typology of the personality). Psikhologicheskiy zhurnal (Psychological journal), 1983, vol. 4, no. 1, pp. 14-35.

8. Allport G. W. Beconing: basic considerations for a psychology of personality. New Haven, 1955. 106 p. (Russ. ed.: Olport G. Stanovleniye lichnosti. Moscow, 2002. 462 p.)

9. Rudenskiy Ye. V. Deformatsiya Ya-kontseptsii kak predmet sotsialno-pedagogicheskoy viktimologii (opyt eksperimen-talnogo issledovaniya) (Deformation of self-concept as a

subject of social-pedagogical victimology (experience of experimental research). Novosibirsk, 2000. 59 p.

10. Malkina-Pykh I. G. Psikhologiya povedeniya zhertvy (Psychology of the victim’s behavior). Moscow, 2006. 1008 р.

11. Andronnikova O. O. Osnovnyye kharakteristiki podrost-kov s samopovrezhdayushchim povedeniyem (The main characteristics of adolescents with самоповреждающим behavior). Vestnik Tomskogo gosudarstvennogo peda-gogicheskogo universiteta (Bulletin Tomsk State Pedagogical University), 2009, iss. 9 (187), pp. 120-126.

12. Artemtseva N. G., Ilyasov I. I., Mironycheva A. V., Nagibina N. L., Fiveyskiy V. Yu. Poznaniye i lichnost: tipologicheskiy podkhod (Cognition and personality: typological approach). Moscow, 2004. 304 p.

13. Nagibina N. L. Psikhologicheskiye klassifikatsii: istoriya, metodologiya, problem (Psychological classification: history, methodology, problems). Psikhologicheskiye i psikhoanaliticheskiye issledovaniya (Psychological and psychoanalytic studies), Moscow, 2011, pp. 10-25.

14. Leontyev D. A. Novyye oriyentiry ponimaniya lichnosti v psikhologii (New guidelines for the understanding of personality in psychology). Voprosypsikhologii (Voprosy psychology), 2011, no. 1, pp. 3-27.

15. Leontyev D. A. Psikhologiya smyslapriroda, stroyeniye i dinamika smyslovoy realnosti (Psychology meaning: the nature, the structure and dynamics of sense of reality). Moscow, 2003. 487 p.

16. Karsavin L. P. Prologemy k ucheniyu o lichnosti (The threat to the teaching about the personality). Put (Way), 1928, no. 12, pp. 32-46.

17. Shmatko N. A. Gabitus v strukture sotsiologicheskoy teorii (Habitus in the structure of sociological theory). Zhurnal sotsiologii i sotsialnoy antropologii (Journal of sociology and social anthropology), 1998, vol. 1, no. 2, pp. 60-70.

18. Bourdieu P. Choses dites. Paris, 1987. 113 p. (Russ. ed.: Burdye P. Nachala. Moscow, 1994. 288 p.)

19. Petrovskiy A. V., Petrovskiy V. A. Individ i yego potreb-nost byt lichnostyu (The individual and his need to be a person of philosophy). Voprosy filosofii (Voprosy of philosophy), 1982, no. 3, pp. 24-38.

20. Petrovskiy A. V. Psikhologiya i vremya (Psychology and while). St.-Petersburg, 2007. 448 p.

21. Kondratyev M. Yu. «Znachimyy drugoy»: slagayemyye mezhlichnostnoy znachimosti («Significant Other»: Components of Interpersonal Significance). Sotsialnaya psikhologiya i obshchestvo (Social psychology and society), 2011, no. 2, pp. 17-28.

22. Petrovskiy A. V. Trekhfaktornaya model znachimogo drugogo (Three-factor model of significant other). Voprosy psikhologii (Voprosy of psychology), 1991, no. 1, pp. 7-18.

23. Slobodchikov V. I., Isayev Ye. I. Osnovy psikhologiches-koy antropologii. Psikhologiya cheloveka: Vvedeniye v psikhologiyu subyektivnosti : ucheb. posobiye dlya vuzov (Fundamentals of psychological anthropology. Human psychology: an Introduction to the psychology of subjectivity: textbook for high schools). Moscow, 1995. 384 p.

24. Ryaguzova E. V. Rolevaya tipizatsiya kak sotsialno-psikhologicheskiy mekhanizm formirovaniya emotsion-alno-tsennostnogo otnosheniya lichnosti k ingruppovomu drugomu (Role Typification as the Socio-Psychological Mechanism of Formation the Emotional-Valuable Relation of the Personality to Ingroup Other). Izv. Sarat. Univ. New. ser. Ser. Philosophy. Psychology. Pedagogics. 2013, vol. 13, iss. 1, pp. 67-71.

25. Odintsova M. A. Tipy povedeniya zhertvy. Oprosnik rolevoy viktimnosti (The types of conduct of the victim. Questionnaire role of the victimization). Samara, 2013. 160 p.

26. Odintsova M. A. Pozitivnyye effekty otritsatelnoy znachi-mosti drugogo (The positive effects of the negative significance of the other). Sotsialnaya psikhologiya malykh grupp (Social psychology of small groups). Moscow, 2011, pp. 183-187.

УДК 159.923.2

ГЕНДЕРНЫЕ ОСОБЕННОСТИ ПРОФЕССИОНАЛЬНЫХ СКЛОННОСТЕЙ

Панчук Екатерина Юрьевна —

кандидат психологических наук, доцент кафедры экономики, маркетинга и психологии управления, Ангарская государственная техническая академия, Иркутская область E-mail: [email protected]

В статье рассматривается проблема профессиональной направленности молодежи с точки зрения тендерных особенностей. Автор анализирует теоретические предпосылки особенностей профессиональных склонностей юношей и девушек, рассматривает результаты существующих практических исследований в области тендерных различий профессиональной направленности. Приводятся результаты эмпирических исследований, свидетельствующие о наличии статистически значимых различий в уровне

проявления склонностей к работе с людьми и к практической деятельности у юношей и девушек. В заключение делается вывод, что гендерные особенности оказывают большое влияние на выбор профессии и подчеркивается важность социокультурной оценки и интерпретации существующих различий. Ключевые слова: профессиональная направленность, профессиональные склонности, гендерные особенности, полороле-вая идентификация, полоролевые стереотипы.

Характеристика психологических особенностей феномена «жертвы» Текст научной статьи по специальности «Психологические науки»

Психология

УДК 159.922.7 DOI 10.21661/r-119081

Е.А. Кудасова, Л.В. Скитневская

Характеристика психологических особенностей феномена «жертвы»

Аннотация

Статья посвящена анализу основных психологических характеристик феномена жертвы в школьной среде. Исследователями рассматриваются виды жертв: пассивная и агрессивная. Отмечается, что пассивные жертвы имеют отрицательное отношение к насилию и препятствуют использованию агрессивных средств. Поведение агрессивных жертв заключается в нападении на причинителя вреда. Данное исследование проводилось в рамках проекта РГНФ №15-06-10575 «Исследование средовых и личностных детерминант подросткового буллинга».

| Ключевые слова: жертва, буллинг, агрессивная жертва, пассивная жертва.

E.A. Kudasova, L.V. Skitnevskaya

Characteristic of psychological particularities of «victim» phenomenon

Abstract

The article is devoted to analysis of the main psychological characteristics of the phenomenon of victims in the schools. The researchers discuss the types of victims: passive and aggressive. Passive victims have a negative attitude towards violence and prevent the use of aggressive means. The aggressive behavior of the victims is an attack on the tortfeasor. The study was conducted in the framework of the project RHSF №15-06-10575 «The study of environmental and personal factors of adolescent bullying».

| Keywords: victim, bullying, aggressive victim, passive victim.

Современные реалии жизни говорят нам о том, что феномен «жертва» продуцируется рядом жизненных ситуаций, которые всё чаще и чаще дают знать о себе, и не могут не сказаться на психическом здоровье человека. Сегодня мы являемся очевидцами появления разнообразных типов «жертв» — это жертвы терактов, жертвы техногенных и экологических катастроф, жертвы кризисов, войн и т. д. «Жертвой» определяют себя государства, нации, этносы, социальные слои, отдельный человек. В конечном счете, жертвой считает себя каждый человек, попавший в ту или иную трудную жизненную ситуацию [7]. Проблема жертвы становиться глобальной социально — психологической проблемой современного общества. К проблеме жертвы наиболее часто стали обращаться в медицинской и клинической психологии, в педагогике, в социологии, кризисной психологии и психологии экстремальной ситуации. В современных науках феномен жертвы рассматривается, как следствие уже случившегося факта, ситуации или события. И в большинстве публикаций не рассматривается глубинный психологический процесс, который

привел к появлению феномена «жертвы». Феномен жертвы остается одним из самых противоречивых, неоднозначных и многоликих понятий психологии. Для В. Франкла тема жертвы приобретает высоконравственный смысл. Для него жертва — тихий и безвестный, но сильный духом человек, это способность избавлять других от страданий, это отдача себя миру, причем отдача, не требующая наград и похвалы. М. Селигман видит жертву лишь в негативном аспекте. Для него жертва — это пассивная, депрессивная и обреченная на неудачу личность. «Жертва» — чрезвычайно опасное явление, — считает он.

По мнению И.И. Павлова жертва рассматривается как внутренне унаследованное рабство души и как результат неправильного воспитания, который приводит к страданиям и болезням, выгодным для самого индивида [8].

С позиции В.Е. Христенко, жертва — это человек, который остался без важных для него ценности, в результате воздействия на него определёнными обстоятельствами или событиями, отдельным человеком (стороной воздействия) или группой людей [6].

Psychology

Человек обреченный на неудачи, пассивный, депрессивный, индивид с комплексом «выученной беспомощности» считается жертвой в позитивной психологии гуманистическом направлении.

Одной из жизненных ситуаций, в которой человек может стать жертвой, является ситуация буллинга. Бул-линг представляет собой продолжительно долгое психическое или физическое насилие со стороны одного индивида или группы в отношении другого индивида, который не способен защитить себя в конкретной ситуации, по определению, которое дает Е. Роланд [5]. Основными характеристиками буллинга являются умысел в нанесении вреда обидчиком жертве, неоднократность в агрессивных действиях, злоупотребление силой, когда обидчик использует свое превосходство над жертвой [2].

Существует мнение о том, что жертвами буллинга становятся дети, которые сами не могут выстроить отношения с одноклассниками. Статистика же говорит обратное, что жертвой буллинга может стать любой ребенок, Дети, имеющие друзей и вполне хорошую самооценку, в любой момент могут быть подвержены агрессии и издевательствам со стороны сверстников.

Исследователями предпринимались попытки типологических характеристик ролей для ситуации буллинг-поведения. А именно, особое внимание уделялось изучению роли жертвы в школьной среде. Д. Олвеус полагал, что чувствительность и застенчивость присуща жертвам [12]. Они имеют низкое самоуважение, достаточно тревожны, не уверенны в себе [3]. Отмечается, что любая сторона жертвы может послужить поводом для издевательств: психологические особенности, физиологические недостатки, неоднозначное отношение учителей. Аналогично, поводом для травли может стать невысокий уровень дохода в семье или социальный статус, пол, национальная принадлежность [9].

Отличительной чертой буллинга является непрерывность агрессивных действий в течение достаточно длительного периода времени, в результате чего жертва надолго остается в ощущении страха, изоляции, одиночества и опасности. Жертва, таким образом, находится в постоянно беспокойном состоянии, ожидании, что же будет делать обидчик дальше. Все эти явления -результат воздействия атмосферы, которая окружает жертву в школе, несоответствие силы и власти, приводящее жертву в состояние неспособности эффективно защищаться от отрицательных воздействий. Жертв отличает склонность уклоняться от конфликтов, социальная отрешенность [2].

Все эти проявления являются результатом воздействия атмосферы, которая окружает жертву буллинга. Он включает в себя несоответствие силы и власти, которое приводит жертву в состояние, в котором она неспособна эффективно защищаться от отрицательных воздействий. «Жертвы» отличаются социальной отрешенностью, склонностью отклоняться от конфликтов.

Труды Д. Олвеуса дают возможность разделить жертв на два типа: покорных и агрессивных. Покорные «жертвы» характеризуются неуверенностью в себе и повышенной тревожностью, нежели обычные ученики, и проявляют тенденцию быть более осторожными, сенситивными, склонными к уходу в себя. Это дети, которые не могут скрыть слабость, они мало развиты физически, эмоционально реагирующие, а также такие, которые предпочитают общество учителей, нежели сверстников. Их типичная реакция на буллинг состоит не в сопротивлении, а в избегании обидчиков. Им свойственно страдать от низкого чувства собственного достоинства, часто представляют себя неудачниками, глупыми, стыдливыми и непривлекательными. Пассивные жертвы имеют отрицательное отношение к насилию и препятствуют использованию агрессивных средств.

Категорию так называемых агрессивных жертв составляют дети, поведение которых заключается в нападении на причинителя вреда. В ситуации буллинга они характеризуются комбинацией из тревожных и агрессивных реакций. Легко раздражаются и впадают в состояние гнева, легко поддаются провокациям. Агрессия используется в качестве мести и в результате потери самообладания на провокацию со стороны сверстников, которую они воспринимают как угрозу. В любом случае, такое поведение жертвы является эмоциональной реакцией на буллинг, а не продуманным расчетом.

Некоторые исследователи выделяют агрессивных жертв как нечто среднее между жертвами и обидчиками в ситуации буллинга. Отмечается, что многие агрессивные жертвы склонны проявлять насилие по отношению к более младшим и слабым сверстникам. Кроме того, агрессивные жертвы обладают нечувствительностью к переживаниям других и склонны сами провоцировать обидчиков [10]. K. Kwak и C. Lee подчеркивают, что «обидчики» более склонны искать социальную поддержку, чем жертвы буллинга. Дети, испытывающие недостаток социальной поддержки, более склонны быть жертвами. Агрессивные жертвы наименее признаны среди детей и наиболее отвергнуты сверстниками. Чаще всего, мальчики являются агрессивными жертвами.

Анализ данных исследования В.С. Собкина и М.М. Смысловой, показал, что девочки чувствуют себя более уверенно в школьном коллективе, нежели мальчики. Девочки чаще мальчиков отмечают, что им не приходилось сталкиваться с физическим или психологическим насилием в школе. Данный факт можно объяснить большей агрессивностью мужской субкультуры, в которой проявление физической агрессии или унижения считаются нормальным явлением и чаще поощряются сверстниками.

Считается, что у жертв самый низкий социометрический статус и коэффициент удовлетворенности общением, что говорит об их низком положении в классе.

Interactive science | 4 (14) • 2017

99

Психология

«Жертвы» наиболее зависимы, «слабы» по сравнению с другими участниками буллинга. Они чаще всех подвергаются буллингу, что еще раз подтверждает правильность деления на группы.

По большинству качеств самооценка «жертв» самая низкая по сравнению с другими группами, а уровень притязаний довольно высокий, т.е. жертвы очень недовольны собой, не принимают сами себя и, возможно хотят меняться. Уровни тревожностей, трудностей в общении и конфликтности тоже самые высокие у жертв.

В своей книге «Развитие Я-концепции и воспитание» Р. Бернс писал: «Говоря о самооценке, мы имеем в виду то, насколько адекватным, ценным считает себя человек, а вовсе не то, насколько он в своих глазах превосходит других людей». У подростков вырабатывается самооценка в ориентировке на свои достижения, прежде всего, во взаимоотношениях в пределах круга непосредственного общения. Самооценка неодномерна, декларируемые для себя качества высоко оценивают, а себя в целом не принимают [1].

В более тяжелых случаях жертвы начинают восторгаться своими мучителями и хотят быть похожими на них.

Дети, которые стали жертвой буллинга проявляют специфические особенности поведения: снижается успеваемость в учебе, они избегают походов в школу, появляются симптомы страха, проявляющиеся в нарушении сна и аппетита, ночное недержание мочи они молчаливы и плохо идут на разговор, притворяются больными, дабы не идти в школу. У детей, подвергшихся буллингу уровень депрессии в три-семь раз выше [4]. Как проявление крайней степени является суицид и суицидальное поведение.

Р. Такизава в своем исследовании утверждает, что те дети которые были подвержены буллингу в школе, во взрослой жизни становятся более склонны к депрессии, часто болеют, страдают от нервных срывов и наиболее склоны к суициду [12].

Следует сделать ряд выводов о том, что феномен жертвы буллинга является одним из наиболее многоликих и неоднозначных понятий в психологии и требует пристального внимания исследователей на заострении и изучении данного феномена. Необходима разработка методического материала по определению жертвы, выработка принципов работы с детьми, попавшими в такую трудную жизненную ситуацию. Для более точной характеристики феномена жертва весьма правильным будет выделить и обосновать классификацию типов жертв, на основе их психологических качеств.

Важнейшей задачей, является обобщение теоретических концепций, упоминающих понятие феномена «жертва», что позволит найти перспективные направления для более подробного изучения данного понятия.

Итак, обобщая все вышесказанные характеристики жертвы можно сделать вывод, о том, что жертва бул-линга обладает застенчивостью, тревожностью, эскапизмом (уходом в себя), низким или наоборот высоким уровнем агрессии, низкой степенью социальной поддержки, заниженной самооценкой, сензетивностью, неуверенностью в себе, ослабленностью.

Литература

1. Берне Р. Развитие Я-концепции и воспитание. — М.: Прогресс, 1986. — 66 с.

2. Волкова И.В. Характеристики подросткового буллинга и его определение // Вестник Мининского университета. — 2016. — №2.

3. Кон И.С. Что такое буллинг и как с ним бороться // Семья и школа. — 2006. — №11. — C. 15-18.

4. Кривцова С.В. Буллинг в школе VS сплоченность неравнодушных. — М.: Издательство Федерального института развития образования. — 2011. — 119 с.

5. Лейн Д.А. Школьная травля (буллинг) / Д.А. Лейн, Д.А. Миллер, Э. Лейн // Детская и подростковая психотерапия. — СПб.: Питер, 2001.

6. Малкина-Пых И.Г. Виктимология. Психология поведения жертвы — М.: Эксмо, 2010. — 864 с.

7. Одинцова М.А. Анализ подходов к понятию «жертва» (в религии, философии, психологии) // Вестник Чувашского университета. — 2011. — №2. — С. 234-238.

8. Одинцова М.А. К вопросу об исследованиях проблемы жертвы в психологии // Вестник Южно-Уральского государственного университета. Серия: Психология. — 2011. — №18 (235). — С. 28-31.

9. Собкин В.С. Жертвы школьной травли: влияние социальных факторов / В.С. Собкин, М.М. Смыслова // Социология образования. Труды по социологии образования. — М., 2012. — С. 130-136.

10. Bullying behaviors among U.S. youth: Prevalence and association with psychosocial adjustment / Nansel T.R. [et al.] // Journal of the American Medical Association. — 2001. — Vol. 285. — №16. — P. 2094-2100.

11. Olweys D. Bylling at school. What we know and what we can do. — Oxford: Blackwell. — 1993. — 135 p.

12. Takizawa R., Maughan B. Adult Health Outcomes of Childhood Bullying Victimization: Evidence From a Five-Decade Longitudinal British Birth Cohort // American Journal of Psychiatry. — 2014. — Vol. 171. — №7. — Р. 784.

Жертвы семейного насилия не признали себя защищенными – Общество – Коммерсантъ

Российское законодательство слабо применимо к случаям семейно-бытового насилия. На этом вновь настаивают четыре заявительницы в Европейский суд по правам человека: они направили в Страсбург ответ на меморандум правительства РФ по разбирательству вокруг дел о домашнем насилии. Минюст РФ убеждал Евросуд, что существующих законов достаточно для эффективной борьбы с этим явлением. Однако юристы на примерах дел своих заявительниц доказывают: указанные меры либо не применятся, либо не подходят для такой категории дел, либо ложатся финансовым и организационным бременем на жертв, а не на агрессоров.

Представители четырех заявительниц из РФ, пожаловавшихся в ЕСПЧ на неспособность властей защитить пострадавших от домашнего насилия, ответили на официальную позицию России по этому делу. Напомним, летом 2019 года ЕСПЧ направил ряд вопросов российскому правительству. В частности, суд интересовало, исполняет ли государство обязательства по созданию и эффективному применению законодательной базы для наказания за все формы бытового насилия, признают ли власти серьезность и масштаб проблемы, были ли приняты меры для предотвращения угрозы жестокого обращения с заявителями, проведено ли эффективное расследование случаев жестокого обращения. 22 октября 2019 года российское правительство направило меморандум в ЕСПЧ (см. “Ъ” от 19 ноября 2019 года), заявив, что «явление насилия в семье, к сожалению, существует в России, как и в любой другой стране».

Однако, говорилось в документе, законодательство эффективно, острой необходимости принятия специальных актов, касающихся насилия в семье, не наблюдается.

Позже в Минюсте заявили о неверной интерпретации этого документа СМИ, указав, что российское законодательство «предусматривает более 40 составов преступлений и по меньшей мере пять административных правонарушений, запрещающих различные формы актов насилия», и допустили в случае необходимости возможность «дальнейшего совершенствования» законодательства.

Речь идет о жалобах Маргариты Грачевой (ей бывший муж отрубил кисти рук), Натальи Туниковой (гражданский партнер пытался сбросить ее с 16-го этажа, женщина ударила его ножом — суд признал ее виновной), Елены Гершман (пережила девять эпизодов избиений со стороны бывшего супруга, суд дважды отказал ей в возбуждении уголовного дела), Ирина Петракова (муж регулярно избивал и насиловал ее, в том числе после развода).

Адвокаты заявительниц указали, что законодательство, на которое ссылалось правительство, неприменимо к жертвам домашнего насилия либо применимо не в полной мере.

Так, в нем не существует определения понятия «насилие в семье»; преследование, экономическое и психологическое насилие не подлежат наказанию; не существует уголовного положения, направленного на защиту жертв насилия и судебного преследования правонарушителей. Кроме того, жертвы не обеспечены защитными ордерами, а «существующие положения законодательства отводят насилие в семейной сфере (незначительный вред здоровью, первый случай избиения и повторное избиение) в категорию частного обвинения». Как пояснила “Ъ” старший юрист проекта «Правовая инициатива» Татьяна Саввина (представляет интересы Елены Гершман), в случае с мужем заявительницы, которая 15 раз обращалась в полицию, «не применялись даже те скудные меры, которые есть в законодательстве». Елена Гершман, говорит юрист, «представляла в мировом суде себя сама, должна была обеспечить явку свидетелей, собрать улики, доказывать связь между избиением и травмами, нанять адвокатов за собственные средства». Она отметила, что ни госпожа Гершман, ни госпожа Туникова не смогли доказать в суде виновность своих партнеров, оба были оправданы.

Авторы меморандума в ЕСПЧ отмечают, что власти не выполнили обязательства по ст. 3 (запрещение пыток) и ст. 13 (право на эффективное средство правовой защиты) Конвенции по правам человека: «Ни один из заявителей не смог получить приказ о немедленной защите. В отличие от большинства государств—членов Совета Европы, Россия является одной из двух стран-членов, в которых такие меры в принципе недоступны в законодательстве». Также заявители отмечают, что меры государственной защиты не могут быть эффективно применены, когда жертва имеет общих детей с преступником. Персонал медучреждений, продолжают авторы, не обязан информировать полицию о случаях бытового насилия.

Также в документе говорится, что «во всех делах заявителей власти не знали о конкретном контексте бытового насилия, ни один сотрудник полиции или прокуратуры, к которому обращались заявители, не имел какой-либо специальной подготовки или квалификации для разрешения дел о насилии в семье».

Более того, власти не смогли гарантировать безопасность жертв даже в судах: заявители Гершман и Петракова подверглись нападениям в зале заседаний. ФЗ-119 о госзащите потерпевших и свидетелей при этом неэффективен для жертв домашнего насилия. «Он применяется, когда преступник неизвестен,— поясняет госпожа Саввина.— Но в домашнем насилии мы знаем агрессора, поэтому такие меры защиты свидетелей, как смена имени, смена внешности, смена работы, не требуются».

«Власти продемонстрировали образец пассивности, небрежности и бездействия»,— делают вывод авторы ответа на правительственный меморандум.

Валерия Мишина, Александр Черных


Как можно не понять, что партнёр — агрессор? Почему бы просто не уйти? Психолог отвечает на вопросы о домашнем насилии Статьи редакции

FAQ от специалиста центра «Насилию.нет».

{«id»:171561,»url»:»https:\/\/tjournal.ru\/analysis\/171561-kak-mozhno-ne-ponyat-chto-partner-agressor-pochemu-by-prosto-ne-uyti-psiholog-otvechaet-na-voprosy-o-domashnem-nasilii»,»title»:»\u041a\u0430\u043a \u043c\u043e\u0436\u043d\u043e \u043d\u0435 \u043f\u043e\u043d\u044f\u0442\u044c, \u0447\u0442\u043e \u043f\u0430\u0440\u0442\u043d\u0451\u0440 \u2014 \u0430\u0433\u0440\u0435\u0441\u0441\u043e\u0440? \u041f\u043e\u0447\u0435\u043c\u0443 \u0431\u044b \u043f\u0440\u043e\u0441\u0442\u043e \u043d\u0435 \u0443\u0439\u0442\u0438? \u041f\u0441\u0438\u0445\u043e\u043b\u043e\u0433 \u043e\u0442\u0432\u0435\u0447\u0430\u0435\u0442 \u043d\u0430 \u0432\u043e\u043f\u0440\u043e\u0441\u044b \u043e \u0434\u043e\u043c\u0430\u0448\u043d\u0435\u043c \u043d\u0430\u0441\u0438\u043b\u0438\u0438″,»services»:{«vkontakte»:{«url»:»https:\/\/vk.com\/share.php?url=https:\/\/tjournal.ru\/analysis\/171561-kak-mozhno-ne-ponyat-chto-partner-agressor-pochemu-by-prosto-ne-uyti-psiholog-otvechaet-na-voprosy-o-domashnem-nasilii&title=\u041a\u0430\u043a \u043c\u043e\u0436\u043d\u043e \u043d\u0435 \u043f\u043e\u043d\u044f\u0442\u044c, \u0447\u0442\u043e \u043f\u0430\u0440\u0442\u043d\u0451\u0440 \u2014 \u0430\u0433\u0440\u0435\u0441\u0441\u043e\u0440? \u041f\u043e\u0447\u0435\u043c\u0443 \u0431\u044b \u043f\u0440\u043e\u0441\u0442\u043e \u043d\u0435 \u0443\u0439\u0442\u0438? \u041f\u0441\u0438\u0445\u043e\u043b\u043e\u0433 \u043e\u0442\u0432\u0435\u0447\u0430\u0435\u0442 \u043d\u0430 \u0432\u043e\u043f\u0440\u043e\u0441\u044b \u043e \u0434\u043e\u043c\u0430\u0448\u043d\u0435\u043c \u043d\u0430\u0441\u0438\u043b\u0438\u0438″,»short_name»:»VK»,»title»:»\u0412\u041a\u043e\u043d\u0442\u0430\u043a\u0442\u0435″,»width»:600,»height»:450},»facebook»:{«url»:»https:\/\/www.facebook.com\/sharer\/sharer.php?u=https:\/\/tjournal.ru\/analysis\/171561-kak-mozhno-ne-ponyat-chto-partner-agressor-pochemu-by-prosto-ne-uyti-psiholog-otvechaet-na-voprosy-o-domashnem-nasilii»,»short_name»:»FB»,»title»:»Facebook»,»width»:600,»height»:450},»twitter»:{«url»:»https:\/\/twitter.com\/intent\/tweet?url=https:\/\/tjournal.ru\/analysis\/171561-kak-mozhno-ne-ponyat-chto-partner-agressor-pochemu-by-prosto-ne-uyti-psiholog-otvechaet-na-voprosy-o-domashnem-nasilii&text=\u041a\u0430\u043a \u043c\u043e\u0436\u043d\u043e \u043d\u0435 \u043f\u043e\u043d\u044f\u0442\u044c, \u0447\u0442\u043e \u043f\u0430\u0440\u0442\u043d\u0451\u0440 \u2014 \u0430\u0433\u0440\u0435\u0441\u0441\u043e\u0440? \u041f\u043e\u0447\u0435\u043c\u0443 \u0431\u044b \u043f\u0440\u043e\u0441\u0442\u043e \u043d\u0435 \u0443\u0439\u0442\u0438? \u041f\u0441\u0438\u0445\u043e\u043b\u043e\u0433 \u043e\u0442\u0432\u0435\u0447\u0430\u0435\u0442 \u043d\u0430 \u0432\u043e\u043f\u0440\u043e\u0441\u044b \u043e \u0434\u043e\u043c\u0430\u0448\u043d\u0435\u043c \u043d\u0430\u0441\u0438\u043b\u0438\u0438″,»short_name»:»TW»,»title»:»Twitter»,»width»:600,»height»:450},»telegram»:{«url»:»tg:\/\/msg_url?url=https:\/\/tjournal.ru\/analysis\/171561-kak-mozhno-ne-ponyat-chto-partner-agressor-pochemu-by-prosto-ne-uyti-psiholog-otvechaet-na-voprosy-o-domashnem-nasilii&text=\u041a\u0430\u043a \u043c\u043e\u0436\u043d\u043e \u043d\u0435 \u043f\u043e\u043d\u044f\u0442\u044c, \u0447\u0442\u043e \u043f\u0430\u0440\u0442\u043d\u0451\u0440 \u2014 \u0430\u0433\u0440\u0435\u0441\u0441\u043e\u0440? \u041f\u043e\u0447\u0435\u043c\u0443 \u0431\u044b \u043f\u0440\u043e\u0441\u0442\u043e \u043d\u0435 \u0443\u0439\u0442\u0438? \u041f\u0441\u0438\u0445\u043e\u043b\u043e\u0433 \u043e\u0442\u0432\u0435\u0447\u0430\u0435\u0442 \u043d\u0430 \u0432\u043e\u043f\u0440\u043e\u0441\u044b \u043e \u0434\u043e\u043c\u0430\u0448\u043d\u0435\u043c \u043d\u0430\u0441\u0438\u043b\u0438\u0438″,»short_name»:»TG»,»title»:»Telegram»,»width»:600,»height»:450},»odnoklassniki»:{«url»:»http:\/\/connect.ok.ru\/dk?st.cmd=WidgetSharePreview&service=odnoklassniki&st.shareUrl=https:\/\/tjournal.ru\/analysis\/171561-kak-mozhno-ne-ponyat-chto-partner-agressor-pochemu-by-prosto-ne-uyti-psiholog-otvechaet-na-voprosy-o-domashnem-nasilii»,»short_name»:»OK»,»title»:»\u041e\u0434\u043d\u043e\u043a\u043b\u0430\u0441\u0441\u043d\u0438\u043a\u0438″,»width»:600,»height»:450},»email»:{«url»:»mailto:?subject=\u041a\u0430\u043a \u043c\u043e\u0436\u043d\u043e \u043d\u0435 \u043f\u043e\u043d\u044f\u0442\u044c, \u0447\u0442\u043e \u043f\u0430\u0440\u0442\u043d\u0451\u0440 \u2014 \u0430\u0433\u0440\u0435\u0441\u0441\u043e\u0440? \u041f\u043e\u0447\u0435\u043c\u0443 \u0431\u044b \u043f\u0440\u043e\u0441\u0442\u043e \u043d\u0435 \u0443\u0439\u0442\u0438? \u041f\u0441\u0438\u0445\u043e\u043b\u043e\u0433 \u043e\u0442\u0432\u0435\u0447\u0430\u0435\u0442 \u043d\u0430 \u0432\u043e\u043f\u0440\u043e\u0441\u044b \u043e \u0434\u043e\u043c\u0430\u0448\u043d\u0435\u043c \u043d\u0430\u0441\u0438\u043b\u0438\u0438&body=https:\/\/tjournal.ru\/analysis\/171561-kak-mozhno-ne-ponyat-chto-partner-agressor-pochemu-by-prosto-ne-uyti-psiholog-otvechaet-na-voprosy-o-domashnem-nasilii»,»short_name»:»Email»,»title»:»\u041e\u0442\u043f\u0440\u0430\u0432\u0438\u0442\u044c \u043d\u0430 \u043f\u043e\u0447\u0442\u0443″,»width»:600,»height»:450}},»isFavorited»:false}

40 754 просмотров

Домашнее насилие в последний год стали особенно активно обсуждать в российских СМИ благодаря борьбе за закон о его профилактике. Эта тема так или иначе всплывает постоянно. Из недавних инфоповодов — кейс Регины Тодоренко и резкое увеличение случаев домашнего насилия во время карантина.

Каждый раз истории о домашнем насилии вызывают бурное обсуждение. Общество всё ещё не пришло к единому мнению о том, как на них реагировать. Под публикациями в СМИ и соцсетях начинаются споры разной степени ожесточённости — в зависимости от того, как сильно пострадала жертва, насколько несимпатичным выглядит агрессор и какие вопросы читателя остались без ответа.

Но есть комментарии, которые повторяются от одной дискуссии к другой — без них не обходится ни один материал по теме. По просьбе TJ на них ответила психолог центра «Насилию.нет» Татьяна Орлова.

Как можно не распознать агрессора в начале отношений? Был идеальным мужем, а потом начал бить — почему?

В начале отношений агрессоры выглядят как романтические герои. Они очень красиво ухаживают. Говорят, что встретили, наконец, свою половину: «Все были ужасные, а ты прекрасна». Это происходит потому, что агрессоры, в целом, неплохие люди. Но они когда-то пережили травму. Например, наблюдали за плохими отношениями в семье в детстве. И они очень надеются, что в их семье это не повторится.

У них записан этот травматический сценарий и все связанные с ним чувства, но они туда не хотят. Надевают на себя маску и искренне верят, что встретят человека, который им идеально подойдет, и они тоже будут действовать идеально в этих отношениях. И вот эту идеальную картинку на первом этапе удаётся контролировать. За ней достаточно сложно разглядеть, как на самом деле человек проявит себя в семье.

Если потенциальный агрессор старается справиться со своим травматическим опытом, он сможет «держать лицо», пока на это есть ресурсы. Но это не значит, что его опыт куда-то делся.

Когда возникнет угроза для опор, на которых человек стоит, — например, ощущения собственного финансового благополучия — из-за сильной тревоги он переместится в эту травмированную часть. Там хранится его ощущение беспомощности, непереработанный гнев и те способы, которыми он может с ними справиться. В основном, это идёт из детства: как он ребёнком реагировал на что-то страшное, так он и поступает — бьёт другого человека.

Такие же сценарии существуют и у людей, которые оказываются в позиции жертвы. Но жертвы и так работают над собой, потому что берут вину на себя, считают, что с ними что-то не так. Агрессоры же — это те, кто работает над другими. Чтобы избавиться от возвращения в травму, они не обращаются за помощью, а говорят: «Вы все должны измениться, чтобы стало лучше». И до тех пор, пока агрессор работает над другими, у него нет ощущения беспокойства. Он не захочет меняться, пока совершает насилие, а жертве в этой ситуации плохо, поэтому она скорее обратится за помощью.

Почему нельзя просто встать и уйти?

Срабатывают адаптивные механизмы нашего мозга, которые учат привыкать к любой ситуации. Мозг делает всё, чтобы мы сохраняли гомеостаз (постоянство — прим. TJ), не меняли ситуацию. Рождаясь, ребёнку приходится держаться за тех родителей, у которых он оказался. Если он их покинет — погибнет. Поэтому когда родители применяют к ребёнку насилие, его мозг выстраивает адаптивные механизмы, заставляющие его к этому приспособиться.

Это работает на протяжении всей жизни. Даже если в детстве механизмы не запустились, они могут сработать на любом этапе. Допустим, семья была хорошая и поддерживающая, но совершенно не принимающая развод. Тогда для человека развод – это катастрофа. Он делает всё, чтобы не выходить из отношений. У него включаются механизмы вины, надежды и другие. Он внушает себе, что надо попробовать ещё раз, надо постараться. И это не патология жертвы: такие механизмы существуют в любом сознании, они нужны для переживания травмы.

При этом, если жертва найдёт в себе силы завершить отношения, это не значит, что абьюзер не захочет их сохранить.

«Просто уйти» не всегда помогает спастись от насилия.

Абьюзер может преследовать жертву, и защититься от этого очень сложно. Многие выбирают оставаться с человеком, чтобы концентрировать его агрессию. Потому что иначе вообще неизвестно, в какой момент он тебя поймает в подъезде. Это может быть ещё страшнее. Кроме того, у нас совсем не развита поддержка со стороны общества. Когда жертва пытается что-то изменить, на неё часто кидаются, и из-за этого она ещё сильнее хочет спрятаться.

Многих жертв домашнего насилия убивают именно при попытке уйти или после расставания. Осенью 2017 года жительница Серпухова Маргарита Грачёва сообщила своему мужу, что хочет с ним развестись. Мужчина съехал из квартиры, но через несколько дней вывез её в лес и угрожал ножом. Маргарита обратилась в полицию, участковый отнёсся к этому спокойно и «поговорил с бывшим мужем чуть ли не на лавочке во дворе».

В декабре 2017 года мужчина снова отвёз Маргариту в лес. Он издевался над ней полтора часа, а затем отрубил кисти обеих рук. По словам девушки, за несколько лет в браке он ни разу её не бил.

Бразильянку Сандру Люсию Аммер Маура убил бывший муж, с которым она прожила почти 25 лет. Спустя пять месяцев после развода женщина вступила в новые отношения. Мужчина расценил это как предательство и ударил её ножом в шею.

Может быть, кому-то нравятся абьюзивные отношения?

Нет. Изначально человек не хочет, чтобы его били. Если он понимает, что избежать этого невозможно, то принимает это как цену отношений. Смиряется, выстраивает какую-то собственную систему защиты, принимает происходящее. Потому что в его сознании иначе не получится. Если в детстве ты переживал телесные наказания, высока вероятность, что ты не сможешь получать отношения и любовь без них, пока не переосмыслишь это.

Когда к человеку применяют насилие, это приносит ему огромные страдания. И он чувствует себя беспомощным, потому что когда-то давно не мог сам выйти из этого положения. Поэтому ему безусловно надо помогать. Прежде всего, человеку важно поверить, что боль не обязательное условие любви.

Что такое психологическое насилие? Кажется, люди ругаются и давят друг на друга в любых отношениях

Это действительно самый тонкий и довольно скользкий вопрос. Отношения — это всегда привязанность. Когда привязанность добровольная, в паре нет психологического насилия. Оно начинается, если кто-то из партнёров боится, что его могут покинуть, отнестись к нему неправильно, когда второй человек не соответствует его картинке. Психологическое насилие состоит в нескольких базовых стратегиях.

  • Если человек боится, что партнёр уйдёт, он пресекает его контакты с противоположным полом, подрывает уверенность в самостоятельности, отрицательно отзывается о делах, которые делает партнёр. Обычно это связано с ревностью.
  • Второй тип связан с ощущением, что партнёр не соответствует ожиданиям человека и не будет о нём заботиться. Такую стратегию применяют те, на кого не обращали внимание родители. Это постоянная попытка исправить партнёра: заставить его делать гимнастику, питаться по-определённому, изменить образ жизни и мыслей.
  • Третий вид психологического насилия самый известный: манипуляции, оскорбления, различные проявления раздражения и гнева. Он связан с тем, что партнёр воспринимается, как опасность. Его хочется обезвредить, но не вступая в прямой конфликт.

Все эти стратегии нужны агрессору, чтобы не попасть в свою детскую травму. Психологическое насилие предотвращает его ощущение беспомощности. В какой-то момент этого становится недостаточно, человек чувствует, что всё равно скатывается в беспомощность. Тогда у него происходит выплеск гнева и начинается физическое насилие.

И агрессор, и жертва — травмированные люди. Но одним мы будем помогать, а других наказывать?

Агрессорам тоже надо помогать. На них давит вытесненный травматический опыт. Кто-то его осознаёт и считает, что это уже в прошлом, а кто-то вообще забывает. И это всплывает только тогда, когда он снова получает похожее переживание. Вытесненный опыт активизируется, и человек начинает вести себя неадекватно. Поэтому это надо прорабатывать, лечить.

Поведение абьюзера тоже адаптация, только он для построения своей картинки «пилит» партнёра. Проблемы, которые растут из травмы, автоматизированы. И справиться с ними самому, к сожалению, почти невозможно. Но если и жертва, и агрессор пролечат свои травмы, пройдут реальную психотерапию — что трудно, ведь у последних меньше мотивации меняться, они смогут вступить в здоровые отношения.

Психотеррор на рабочем месте: как не стать жертвой моббинга. Налоги & бухучет, № 65, Август, 2017

Моббинг — психологический террор, который осуществляет коллектив или его часть, по отношению к кому-либо из сотрудников.

Обидные слова, игнорирование, выпады и насмешки, нежелание делиться информацией, доносы — все это еще «цветочные» проявления моббинга. Известны случаи, когда сотрудники целенаправленно прятали документы от своей жертвы, выбрасывали ее вещи, например, чашку, ломали компьютер и т. д. Формы и методы моббинга могут быть изощренными: от тайного перешептывания за спиной о том, как ужасен этот сотрудник и как он не подходит организации, до открытых агрессивных действий.

Кто может стать жертвой моббинга? В принципе, любой человек. Важно только, чтобы он чем-то отличался от других. А как вы понимаете, изюминку можно найти в каждом. И обвинить жертву в излишней кексовости!

Жертва моббинга — член коллектива, который выделяется среди всех остальных.

Автору довелось работать с главным бухгалтером, которая жаловалась на свою сотрудницу. Последняя применяла моббинг по отношению к предыдущему руководителю, будучи ее заместителем, а сейчас пытается делать это и по отношению к обратившейся женщине. Что сказать… Предыдущий главный бухгалтер — женщина предпенсионного возраста. Девушка, стремящаяся попасть в это кресло, постоянно выставляла свою начальницу ничего не смыслящей старухой, писала анонимки, делала вид, что здесь работает только она, подстрекала других подчиненных игнорировать распоряжения руководителя и т. д. В конце концов, главный бухгалтер ушел на пенсию. Но вышестоящие руководители понимали, с кем имеют дело, и поставили главным бухгалтером не скандалистку-террористку, а женщину, которая и оказалась клиенткой автора. Ведь девица, метящая на должность главного бухгалтера, не успокоилась и теперь организует травлю на клиентку.

Что нужно делать, чтобы не стать жертвой моббинга?

Первый принцип — вежливость и доброжелательность. Человек, который открыт к общению, интересуется окружающими, обращается с ними в соответствии с определенными групповыми правилами, вызывает симпатию, а значит, против него моббинг просто не может быть направлен. Даже если зачинщик постарается сколотить коалицию против такого работника, то у него ничего не выйдет.

Будьте осторожны с критическими высказываниями. Вы можете быть очень мудрым и опытным сотрудником, но это не означает, что стоит возвышаться за счет других. В общении с коллегами, обсуждая те или иные их действия, лучше подчеркивайте позитивные моменты, хвалите, делайте комплименты.

Избегайте возможности унизить другого человека. К этому стоит быть особенно внимательным. Потому что вам может показаться, что, когда вы сказали сотруднице о том, что у нее юбка сильно измята или запачкана, вы сделали доброе дело. Ведь предупрежден — значит вооружен. Вот только вы не обратили внимания на тот факт, что сказали это при мужчине, который ей симпатичен или при женщине, с которой она давно конфликтует. И что получается? Не хотели, но унизили. Унижение вам вряд ли простят и забудут.

Следующий принцип — не надо переть против танка. Уважайте традиции, правила и нормы коллектива. Участвуйте в коллективных мероприятиях, праздниках и т. п. Никто не заставляет вас оставаться в ресторане на праздновании дня рождения кадровика до утра и танцевать пока не отвалятся ноги, но посидеть со всеми, продемонстрировать уважение к традициям, побыть частью группы — это очень важно для построения отношений в трудовом коллективе.

Так что, если подытожить то, что было сказано выше, получается, что нужно быть белым и пушистым и прогибаться под изменчивый коллектив? Друзья, вовсе нет! Более того, наш следующий принцип как раз дополняет это белопушистое начало.

Не позволяйте унижать себя! Это не означает сварливости и повышенного чувства собственной важности, но если вам откровенно хамят или пытаются давить на вас любым другим способом, вы имеете полное право защищаться, выражать свою злость, гневаться и т. д. Когда кто-то из сотрудников давит на вас, ведет себя неэтично, обидно шутит, подставляет или делает что-то еще из разряда моббинга, не реагируйте эмоционально, придержите обиду. Сейчас время собраться и абсолютно спокойно, даже прохладно поговорить с психотеррористом. Выясните, чего он добивается, определите суть конфликта. На самом деле, как только нападающий увидит, что вы не ведетесь, что ему не удается вызвать у вас никаких эмоций, ему тоже придется начать договариваться с вами. Так, включив холодный рассудок, начав обсуждение, вы выходите из позиции жертвы и переходите в позицию участника переговоров.

Вообще в коллективе важно поддерживать баланс между вашими собственными интересами и интересами группы. Так, к примеру, если вам не нравится, что окно открыто, а всем остальным сотрудникам это необходимо, вы можете либо промолчать, либо ввязаться в «войну»… Но и результат будет разным. В первом случае, вы — член коллектива, часть группы и вряд ли моббинг будет направлен против вас, во втором — вы личность, вы — отдельны, у вас есть свои желания и потребности, риск моббинга возрастает. Но если вы знаете, что уступили где-то в другом месте, что в целом групповые интересы вы учли, то вполне возможно, что окошко, которое вы закроете, ни к чему и не приведет, а вот открытое легко может вызвать простуду. Так что следите за балансом между тем, насколько вы сейчас ощущаете себя частью группы, а насколько отдельной личностью, ведь важно и то и другое!

На этом все! Желаем вам продуктивных и приятных профессиональных отношений!

Вытащить из «водоворота тирании»

Из всех инстинктов человека самый мощный – стремление к власти. Именно поэтому у домашних деспотов нет расы, пола, возраста и профессии. Тиран может злоупотреблять наркотиками или алкоголем, а может следить за здоровьем, заниматься спортом, вести активную общественную и светскую жизнь. Когда вскрывается факт семейного насилия, друзья и коллеги агрессора обычно говорят, что никогда не подумали бы такого об этом человеке.

Жертвой домашнего тирана становится тот, кто физически и морально слабее, кто уязвим. Как правило, это дети, жены и старики – случаи насилия взрослых детей над пожилыми родственниками встречаются довольно часто.

Позиция общественности по отношению к жертвам домашнего насилия, на мой взгляд, пугающая: «жертва виновата сама – надо было встать и уйти», «надо было не выходить замуж за тирана, не рожать от него детей», «надо было хорошо себя вести, не грубить» и т.п. Первый вопрос, который задают жертве домашнего насилия: «За что тебя ударили? Что ты сделал(а) не так?»

Пощечина за суп

Домашнее насилие отличается от любого другого вида насилия тем, что поводом может стать любой пустяк, оно происходит на протяжении длительного времени по одинаковому сценарию: нарастание напряжения, насильственный инцидент, примирение, «медовый месяц».

Этап «нарастание напряжения» характеризуется определенным планированием со стороны тирана и подготовкой со стороны жертвы: та чувствует надвигающуюся угрозу, визуализирует картину нападения, обдумывает ответные действия, нервничает. Далее происходит непосредственно вспышка жестокости. После нее тиран успокаивается, нередко искренне переживает, просит прощения, иногда отрицает произошедшее и убеждает жертву в преувеличении событий или обвиняет в случившемся. Цель – обеспечить свою безнаказанность. Спокойный период в отношениях («медовый месяц») характеризуется «оттепелью»: обидчик оказывает жертве знаки внимания, обещает измениться. Впоследствии цикл повторяется. С течением времени каждая фаза становится короче, вспышки жестокости учащаются и причиняют больший вред. По статистике, среднее количество циклов, которое проходит жертва, – 7, после чего ей удается сбежать или ее спасают близкие.

Формы домашнего насилия могут быть разными: физическое насилие (побои, пинки, шлепки, хватания, плевки, порезы, бросание предметов), психологическое (оскорбления, унижения, запугивание, контроль и преследование, эмоциональная изоляция, шантаж), сексуальное, экономическое (запрет работать, учиться, лишение финансовой поддержки, полный контроль расходов).

Почему же жертвы не уходят? Из анализа своей адвокатской практики могу сделать вывод, что жертва попадает в цикл насилия, как в водоворот, и не может из него вырваться без посторонней помощи.

Например, ко мне за юридической помощью по бракоразводному процессу с разделом имущества обратились Анастасия С. и ее мать. Во время беседы мать сказала, что спасла дочь, забрав ее с четырьмя малолетними детьми от мужа, который поднял на нее руку (точнее, электронную книгу), следствием чего стала трещина в черепе. Как оказалось, подобные ситуации происходили в течение всего времени брака. Анастасия С. не уходила от мужа, поскольку полагала, что обуза в виде нее самой и четверых детей матери не нужна.

Другой моей доверительнице повезло меньше – ее история закончилась двумя судимостями. В настоящее время женщина находится в хозотряде женского СИЗО г. Москвы по обвинению в нанесении бывшему мужу тяжких телесных повреждений. Так, навещая детей, мужчина ударил бывшую супругу ладонью по лицу, после чего схватил со стола кухонный нож и двинулся в ее направлении. Женщине удалось выхватить нож и ударить нападающего в живот. В беседе с пострадавшим, который, к слову, оказывал содействие стороне защиты, выяснилось, что поводом для пощечины стал суп, приготовленный на консервах, – такой, по его мнению, детям есть нельзя.

В ходе беседы при определении позиции защиты выяснилось, что доверительница в течение года неоднократно обращалась в полицию с заявлениями на бывшего супруга. По одному из заявлений было возбуждено уголовное дело, впоследствии прекращенное за примирением сторон. Таким образом, как показывает практика, прекращение отношений с садистом не является гарантией прекращения домашнего насилия.

От превентивных мер до эффективной защиты

Что же делать адвокату, если к нему обратилось лицо, соответствующее критерию «жертва домашнего насилия»?

Для правильного выбора тактики поведения необходимо, в первую очередь, выяснить, в какой фазе цикла насилия находится доверитель – от этого зависит экстренность и степень вмешательства. Если человек звонит в момент совершения насилия, надо четко осознать, что звонок дался ему крайне тяжело, возможно, за эту связь ему пришлось бороться, а сам звонок может стать последним. В такой ситуации следует предпринять все возможные меры спасения, изолировать жертву от нападавшего (например, путем помещения в кризисный центр), а не ограничиваться звонком в полицию.

В случаях «спокойных» фаз задача сводится к превентивным мерам, при которых помощь жертве в стадии следующего насильственного акта будет оказана наиболее эффективно и без участия «спасателя». Адвокат, как и любое лицо, к которому жертва обратилась за помощью, может предпринять следующие действия:

  • обойти соседей по этажу, а также на нижних и верхних этажах и проинформировать их о ситуации с жертвой, пояснить, что, если они слышат крики, удары и шум громче стандартного бытового, нужно звонить в полицию;
  • одному из соседей или старшему по подъезду оставить ключ от квартиры, где проживает жертва, и проинструктировать, что в случае экстренной ситуации данное лицо должно передать ключ сотрудникам полиции или предпринять самостоятельные меры реагирования, если позволяет смелость. В большинстве случаев домашнее насилие при появлении третьих лиц прекращается;
  • сообщить в отдел полиции о том, что по конкретному адресу проживает семья, в которой одно лицо совершает домашнее насилие в отношении другого. Уведомить полицию о том, что проинформированы все соседи данных жильцов, и в случае поступления от них звонка в дежурную часть требуется оперативное реагирование. Сообщить, у кого находится ключ от квартиры указанных лиц;
  • эффективным также представляется уведомление органов прокуратуры о заявлении, поданном в полицию, и требование поставить на контроль деятельность сотрудников отдела полиции. Такое действие, фактически не выполняя защитной функции, повышает статус обращения, благодаря которому правоохранители поймут, что привлечение их к ответственности за халатность в случае бездействия реально;
  • если в квартире проживают дети, даже не являющиеся объектами агрессии тирана, рекомендуется проинформировать органы опеки, поскольку дети нередко становятся жертвами домашнего насилия как свидетели произошедшего.

При составлении «плана спасения» рекомендуется учитывать социальный статус тирана. Так, обращение к работодателю в одном случае может положительно повлиять на эффективность помощи жертве, в другом – привести к разборкам на работе или увольнению сотрудника, что абсолютно точно негативно отразится на объекте агрессии.

УК РФ содержит все необходимые нормы для наказания домашних тиранов: умышленное причинение вреда здоровью (ч. 1 ст. 115), побои (ч. 1 ст. 116), угроза убийством (ч. 1 ст. 119), истязание (ст. 117). Противники закона о домашнем насилии утверждают, что уголовное законодательство позволяет привлекать виновников к уголовной ответственности, и утяжелять его нет необходимости.

Не умаляя самодостаточность УК, закон о домашнем насилии применяется как специализированный более чем в 140 странах не потому, что они имеют профицит бюджета, а в силу осознания обществом того факта, что жертва домашнего насилия не в состоянии предпринимать самостоятельные шаги для защиты по делам частного обвинения (как правило, самые распространенные составы, применяемые к таким делам, – ст. 115 и 116 УК РФ, – имеют небольшую тяжесть и относятся к категории частного обвинения).

Очень интересный случай, ярко демонстрирующий отношение правоохранителей к жертвам домашнего насилия, произошел в одном из регионов ЦФО около полугода назад.

Супруги жили в браке около 10 лет. В 2018 г. у них родился ребенок. С этого момента муж изменился и стал иногда поднимать руку на жену. Однажды, когда она кормила ребенка грудью, между супругами произошла ссора, в ходе которой мужчина несколько раз ударил жену по голове пластмассовым пианино, после чего стал толкать ее и пытаться повалить на пол. Защищаясь, женщина несколько раз укусила мужа.

В отделе полиции, куда моя доверительница обратилась с заявлением, ей настоятельно рекомендовали забрать его, обратив внимание на фамилию мужа, известную в городе. Женщина отказалась. Тогда полицейский пригрозил, что привлечет ее к ответственности, так как она фактически созналась в том, что нанесла мужу укусы. Впоследствии сотрудник полиции начал собирать доказательственную базу и спустя некоторое время сообщил заявительнице по телефону о результатах экспертизы, согласно которым укусы мужа имеют тяжкие для его здоровья последствия. При этом он вновь спросил, не желает ли она забрать заявление.

Данный случай закончился тем, что административное производство в отношении моей доверительницы было прекращено, а в отношении ее мужа возбуждено уголовное дело.

Не менее яркий случай произошел в одном из регионов Северного Кавказа, где насилию со стороны отца подверглись дочь и ее муж.

Отец девушки был против брака, однако молодые супруги сбежали и начали самостоятельную жизнь, скитаясь по разным городам. Неоднократно отец настигал супругов и устраивал расправу над ними. Были возбуждены, а затем прекращены по разным основаниям несколько уголовных дел в отношении отца. Спустя несколько месяцев после переезда на новое место проживания молодая женщина была до смерти забита ночью в своем доме. Поскольку в доме никого, кроме мужа и двоих детей, не было, утром супруг был задержан. Находясь в состоянии шока, он написал явку с повинной, «подписав» таким образом себе приговор.

При обыске в вещах убитой было найдено написанное за две недели до смерти в присутствии нотариуса ее заявление о том, что, если с ней что-то случится, она просит ни в чем не винить ее мужа. Сторона защиты требовала запросить биллинг телефона отца убитой, допросить нотариуса, однако следствие удовлетворилось явкой с повинной и передало дело в суд. В итоге муж убитой был приговорен к 9 годам колонии строгого режима и лишен родительских прав. Уже три года он находится в колонии и стоит на учете как лицо, склонное к суициду, так как несколько раз пытался покончить с собой.

Подобные ситуации не редкость, все они являются следствием отсутствия эффективного правового регулирования последствий и профилактики домашнего насилия, недостаточной квалификации сотрудников правоохранительных органов, а также низкого уровня правовой грамотности населения.

Как показывает практика, ситуация с домашним насилием ухудшается год от года. Количество случаев растет, и если раньше правоохранители бездействовали, то теперь демонстрируют активность в сторону обвинения жертвы и оправдания садиста. В моей практике семейные дела занимают около 70%, из них в 8 из 10 случаев усматривается домашнее насилие в той или иной форме – и это рядовые гражданские семейные дела, а не конкретные дела, связанные с физическим насилием.

В связи с этим нашумевшие дела маленькой Аиши из Ингушетии или сестер Хачатурян не представляются чем-то из ряда вон выходящим. Если бы общество стремилось к правде, справедливости и праву, оно бы давно добилось каких-то результатов. К сожалению, только названные резонансные дела могут помочь привлечь внимание законодателя к проблеме домашнего насилия, которая является системной и кроется в безразличии к внутренним проблемам семьи.

Читайте также

Об исследовании «Убитые сплетнями»

Проблема убийств женщин по мотивам «чести» на Северном Кавказе

24 Декабря 2018

Конвенция Совета Европы о предотвращении и борьбе с насилием в отношении женщин и домашнем насилии (Стамбул, 11 мая 2011 г.), которая до сих пор не ратифицирована Россией, провозгласила обязанность государства обеспечивать, чтобы культура, обычаи, религия, традиции и так называемые «соображения чести» не рассматривались в качестве оправдания каких-либо актов семейного насилия (п. 5 ст. 12 Конвенции). Государства должны проводить просветительскую работу с населением, направленную на антидискриминационную политику в отношении девочек и женщин, принимать все необходимые меры по внедрению изменений в социальных и культурных моделях поведения граждан с целью искоренения предрассудков, обычаев, традиций и любой иной практики, которые основаны на идее неполноценности женщин или стереотипных представлениях о роли мужчины и женщины.

Читайте также

Адвокаты обсудили, как защитить жертву домашнего насилия, превысившую пределы необходимой обороны

Состоялось заседание Дискуссионного клуба «Адвокатура&Общество», посвященное семейному насилию и проблемам рассмотрения таких дел судом присяжных

01 Августа 2019

Ситуация и с сестрами Хачатурян, и с малышкой Аишей демонстрирует низкую квалификацию компетентных органов, ведь в обоих этих случаях страшных последствий можно было избежать, если бы компетентные органы работали качественно, а в их штате находились квалифицированные сотрудники с соответствующей подготовкой. Меня, например, всегда удивлял статус практически никому не подотчетных, но обладающих практически безграничной властью сотрудников органов опеки. В такой действительности говорить об улучшении ситуации с семейным насилием не приходится. Считаю, что решение проблемы должно быть комплексным, поэтому принятие специального закона крайне необходимо.

Новые Драматические Треугольники Стивена Карпмана

Делая переводы и вообще изучая информацию часто наталкиваюсь на прекрасные материалы «из первых уст», оригиналы и первоисточники. Вот так вот найдя в оригинале очень полезную, по моему мнению, статью Стивена Карпмана (с которым, кстати, мне удалось лично встретиться и пообщатья, когда он приезжал в Россию, но это отдельная история) «The New Drama Triangles» с описанием истории Драматического Треугольника, его истории и различных деталей, с удовольствием обнаружила перевод на дружественном ресурсе transactional-analysis.ru.

Публикую ее здесь.

USATAA/ITAA лекция для конференции 11 Августа 2007 г.
Версия для бесплатной загрузки, переработанная для
DVD.

1. ИСТОРИЯ ДРАМАТИЧЕСКОГО ТРЕУГОЛЬНИКА

Идея драматического треугольника возникла как результат моих зарисовок на 30 страниц футбольных и баскетбольных финтов. Изначально в нем присутствовала 4-я позиция, Трикстер, которая в результате, превратилась в линии переключения. Сначала треугольник был сценарным, но вскоре его стали использовать как игровой треугольник. 8 лет назад я принял сценарное решение быть выдумщиком. Много хобби. Эксперименты в искусстве. На 202-х вторничных ночных семинарах Берна, действовало правило мозгового штурма, на разработку новой теории выделялась одна неделя. Эрик Берн, как редактор своего TAB. (бюллетень транзакционного анализа ) сказал мне: «Тебя будут цитировать 150 лет, так что сделай все как следует». Он предлагал в качестве альтернативы назвать Преследователя Агрессором и поставить угол жертвы наверх, в качестве манипулятора процессом. К своей формуле игры он, затем, добавил Переключение (П), и сейчас она выглядит так: Н + С = Р > П > С1 > В[1] Драматический треугольник удостоили Научной Награды Памяти Эрика Берна в 1972 г. Речь благодарности, опубликованная в TAJ (журнал транзакционного анализа) за январь 1973 г. была размещена на моем сайте www.karpmandramatrangile.com. 100 посещений в неделю. Но, что удивительно, кто-то раньше меня уже зарегистрировал названия Драматический Треугольник и Треугольник Карпмана. Это оказалось для меня столь же неожиданно, как носорог на дереве.

2. РАННИЕ КОРРЕКТИВЫ

Рисунок а. Вскоре окружающие, как и я ранее, стали представлять треугольник в упрощенном виде, как равнобедренный треугольник с вершиной внизу. Эрик Берн стал ссылаться на него как на «треугольник Карпмана» (по аналогии с треугольником Хассельбаха в медицине). ТА-тренеры, которые стали преподавать ТА по всему миру, укрепили это название.

Рисунок b. Для меня стало ясно, что следует добавить отдельные линии для транзакций (линии по периметру треугольника) и переключений (округлые линии за пределами треугольника) , например в игре «Я Лишь Пытаюсь Помочь Вам» , где Жертва Приманивает Спасателя с помощью «Вы Единственный, Кто Может Помочь Мне» (транзакционные линии на диаграмме), а Спасатель покупается на это с Ответом «Да, У Вас Столько Потенциала». Затем происходит переключение (округлые линии за пределами треугольника). Вот простой пример: вы пытаетесь помочь своему партнеру («это поможет мне, вам, нам»), давая подсказки, полезные для вас лично, или нежеланный совет, за которыми сразу же следует отдача. Таким образом, вы, Спасатель, становитесь новой Жертвой.

Рисунок c. Изначально я предполагал энергию на вершинах треугольника, так как она может быть (+) или (-), называя это ОК треугольником. Иногда я помещал внутри треугольника имя человека, чтобы рассмотреть каждого из игроков в отдельности.

Рисунок а.                                             Рисунок b.                                                 Рисунок c.

ОК ТРЕУГОЛЬНИКИ

Другие авторы описали свои ОК версии. Среди них:

  1. Эйси Чой с великолепной публикацией «Треугольник Победителя» в журнале TAJ за январь 1990 г., в которой он назвал вершины треугольника — Уверенный, Заботливый и Беззащитный, связав их, таким образом, с моделью решений Института Катексиса.
    2. Льюис Куинби на своем обширном сайте, посвященном ТА TA-tutor.com, позаимствовал те же инициалы PRV[2] но в его «Длящемся Треугольнике Куинби» они означают Настойчивость, Помощь и Беспомощность.
    3. Девида Эмеральд, в своем замечательном исследовании, описанном в книге «Сила Т.E.D.’а[3]», переименовал вершины П – Претендент, С – Кушетка, Ж – Формирователь.

КОРРЕКТИВЫ ДРУГИХ АВТОРОВ

В интернете все меняется. Изначально заглавные буквы были предназначены мной для того, чтобы обозначить игровые роли, в то время как прописные могли использоваться для реальных ролей, то есть для подлинных спасателей, подлинных жертв. Этого не произошло. Изредка, авторы, безо всяких на то оснований, переименовывали треугольник, чертили его в «безобразном» виде и занимались тому подобными вещами. В большинстве же случаев, (например, на www.LynneForrest.com и других) публиковались глубоко продуманные варианты треугольника, применимые дома или на работе в различных областях деятельности (для няни, для преподавания, для подлинной ситуации, для неблагополучных семей, в сфере развлечений), что привело к тому, что поисковая система Google находит более 15000 ссылок на запрос. Влияние треугольника, среди авторов ТА обнаруживается в таких темах как Треугольник Минисценария[4], Шестигранник Переопределения и многих других. Одно время в рамках ТА была добавлена роль «Наблюдателя», но стало ясно, что если наблюдатели что-либо чувствуют и получают, включая секретарей и докладчиков, они уже находятся в треугольнике. В противном случае они занимают позицию Взрослого.

ОК ТРЕУГОЛЬНИКИ. ДОПУЩЕНИЕ 10-И ПРОЦЕНТОВ

Вскоре я включил в ОК Треугольник правило «допущения 10 %», которое нашел весьма полезным в терапии супружеских пар, и которое гласит:

1. В каждой игре существует как минимум 10% разумных, ОК, доводов в каждой позиции П, С, Ж.
2. Каждое высказанное утверждение содержит как минимум 10% истины.
3. 10% людей реагировали бы точно также.
4. 10% из того, что вы говорите, в любом случае неправда.

Допущение 10%

3. ВАРИАНТЫ ДРАМАТИЧЕСКОГО ТРЕУГОЛЬНИКА

ВОПРОСИТЕЛЬНЫЙ ТРЕУГОЛЬНИК

Какими неизвестными доводами она руководствовалась, когда бросила его без объяснений? Проверьте, может быть, она как Жертва убежала, словно он сильно её обидел или разочаровал. Или, может быть, с позиции Спасателя она оказала ему услугу, тихо исчезнув из его жизни, так как не являлась той, в ком он нуждался. Или она Преследует его тем, что лишает шанса объясниться с ней. Треугольник предлагает 3 мотива для любого необъясненного поступка.

ТРЕУГОЛЬНИКИ ОШИБОЧНОГО ВОСПРИЯТИЯ

Диаграмма, приведенная выше, также иллюстрирует затруднения, связанные с тем, что человек, возможно, ошибочно понимает ситуацию такой, какой хочет её видеть, а не такой, какая она есть в действительности. Старые семейные переносы («багаж»), или проекции собственных бессознательных установок могут переиначить восприятие П, С и Ж. Ниже изображено, как восприятие некоторых людей замыкается в одной вершине треугольника, словно это их единственное окно в мир.

Окно Преследователя                               Окно Спасателя                                                   Окно Жертвы

ТРЕУГОЛЬНИКИ ДВОЙНОГО ТУПИКА

Предположим что у человека, вовлеченного в судебное разбирательство присутствует проблема наркотической зависимости. Если он добровольно (С) признает проблему, это будет использовано против него в суде, и он проиграет. Если он солжет (П), и будет отрицать, что есть какая-либо проблема, то скажут, что он отказывается признать её, и он проиграет. Третья позиция в Двойном Тупике (Ж), это позиция, в которой нет возможности говорить о проблеме.

ТРЕУГОЛЬНИКИ НЕРЕШИТЕЛЬНОСТИ

Рисунок а. Представим человека, который хочет попросить свою жену сделать пластическую операцию, чтобы улучшить их сексуальную жизнь, в надежде, что жена станет Спасателем их отношений. Но он знает, что стоит ему попросить об этом и она отреагирует с позиции Преследователя и оттолкнет его ещё дальше от себя. Таким образом, он стоит в нерешительности, «наполняя себя чувствами» в позиции Жертвы. В фигуре b, он тайно копит недовольство в позиции Жертвы, но если он начнет высказываться, это прозвучит слишком враждебно (Преследователь), таким образом, он остается в позиции Жертвы, в нерешительности. В фигуре c, он чувствует, что его игнорируют, и желает Спасти сам себя, познакомившись с девушкой на стороне, но это может обернуться тем, что его покинут обе женщины (двойной Преследователь), и он вновь станет Жертвой. Выход из двойного тупика осуществляется с помощью осторожной и заботливой коммуникации на протяжении длительного времени. Если кто-то оказался в затруднительном положении, ему следует отыграть ППИ[5] карты: Признай это, Поверь в это, Измени это.

Рисунок а.                         Рисунок b.                       Рисунок c.

ТРЕУГОЛЬНИКИ ПОРОЧНОГО КРУГА

Рисунок а. Одинокие Жертвы, которые испытывают Расстройство Контроля над Побуждениями и имеют неудовлетворенные потребности, Спасают себя посредством еды, азартных игр, секса, власти, растранжиривания и наркотической зависимости, затем страдают от последствий (П) извне или изнутри, и возвращаются, таким образом, в позицию Жертвы. Рисунок b описывает классический круг насилия, стрелка совершает колебательное движение в противоположную сторону. Освобождение от отвергаемой роли Жертвы (1#) приходит с накоплением напряжения (2#), которое изливается в виде насилия Преследователя (3#), за которым следуют раскаяние и извинение в виде «сюсюканий», затем следует этап обещаний (4#), который начинает круг сначала (1#).

Рисунок а. Треугольники Зависимости

Рисунок b. Треугольник Круга Насилия

ТРЕУГОЛЬНИКИ ЛОВУШКИ и «Узы Предательства»

На первых двух диаграммах один из родителей блокирует другого с помощью уз «особого секрета» или узами угрозы. На третьей диаграмме две верхние роли уже настолько всесторонне контролируются и исполняются, что Жертва не может претендовать на них, и оказывается загнанной в подчиненную позицию.

1                                              2                                         3

  1. «Никому не рассказывай наш особый секрет»
    2. «Не рассказывай, а не то я!!!»
    3.  «Тебе не справиться без меня»

ТРЕУГОЛЬНИКИ ВЫХОДА

«Как же мне выбраться из треугольника?»

Начать следует с понимания ролей и переключений, понимания, как и почему вы оказались в нем и понимания последствий. Как и в случае с эскалацией игр до 1-го, 2-го и 3-го уровней: 1) количество игроков растет, 2) пространство расширяется, 3) драма становится более запутанной и сложной, 4) выигрыш достигает размаха «страшных последствий». Чтение дополнительной литературы по теме со-зависимости и терапии 12-и шагов познавательно и благоприятно в целях изменения. Избегайте скользких путей, ненадежных людей и неясных мыслей. Поменяйте друзей, когда освободитесь. Когда обладающий знанием чувствует, что начинается новая драма, он может сказать драме «нет» .

Если тот, кто осознает роли, переключения и последствия, находится в треугольнике, для него становится возможным выход из любой позиции. Вот выходы из этих позиций:

  1. П = «Я лучше буду сумасбродным, чем сердитым»
  2. С = «Я лучше поумнею, чем буду мучеником»
  3. Ж = «Я лучше буду добиваться своего, чем угасать»

ТРЕУГОЛЬНИКИ УГНЕТЕНИЯ И ТРЕУГОЛЬНИКИ РАВНОПРАВИЯ

Рисунок а. демонстрирует социальных Жертв дефицита и угнетения. Их попытки освобождения не приводят к результатам по причине неэффективности или диверсий со стороны традиционных Преследователей. Затем следует возвращение против часовой стрелки к позиции Жертвы, откуда можно начать все заново или сдаться. Рисунок b изображает ОК Спасение, которое осуществляется с помощью самостоятельных усилий или вдохновляющих героев или общественных движений. Успешная ОК конфронтация с позиции Преследователя включает лидерство или собственную настойчивость и выводит за пределы треугольника, при том, что все три стороны угла были задействованы.

              

Рисунок а. Зацикливание                                                                 Рисунок b. Выход

ПЕРЕКЛЮЧЕНИЕ В ТРЕУГОЛЬНИКЕ

Драма в треугольнике создается переключением ролей. Игроки будут умело и быстро переключаться между ролями, чтобы избежать любой ясности. Для того чтобы скрыть, защитить и отстоять свои пороки они быстро переключаются туда-сюда между ролями, используя Три Правила Хаоса:

1) Все превращать в психологическую игру

2) Все отрицать

3) Немедленно заставить вас защищаться (семейное правило гласило: говори быстро, не слушай.)

Алкоголик, в позиции полной сожаления Жертвы может изображать раскаяние, затем переключиться в позицию угрожающего, запутывающего или убеждающего Преследователя, затем переключиться в роль Спасателя и стать «слишком хорошим, чтобы быть правдой» и обещать, что все станет лучше, если ему дадут второй шанс. Но вскоре вновь вернется опечаленная Жертва, чтобы начать круг заново.

Рисунок а. Увертливое переключение

РОЛИ В СЕМЬЕ АЛКОГОЛИКА

выстраиваются так:

Три семейных роли:

Алкоголик                           Со-зависимый

В.Ре.А. (Взрослый в Ребенке Алкоголика)

Четыре классических сценарных выбора В.Ре.А.:

«Козел Отпущения»                                      «Герой», «Талисман»

«Потерявшийся ребенок»

4. ТРЕУГОЛЬНИК СОСТРАДАНИЯ

Треугольник Сострадания нарисован со знаком + в центре треугольника. Он представляет из себя теорию о том, что если кто-то оказался в Драматическом Треугольнике, он автоматически принимает все 3 роли, не только социально опознаваемую роль, но и роли, отвергаемые явно или завуалировано. Скрытые мотивы могут быть как осознаваемыми, так и бессознательными, или предстать в качестве «непредвиденных последствий». Чтобы получить трехмерное представление об игре, необходимо обсудить все три возможности.

Рисунок а. Рассерженный босс, в качестве Опознаваемого Преследователя, ругает и вводит в замешательство секретаря. Но скрыто, босс занимает позицию Жертвы небрежной работы секретаря, и возможности потерять собственную работу в зависимости от продуктивности офиса; также, он скрыто занимает позицию Спасателя, обучая работников тому, как соответствовать более высоким стандартам, а также открыто выражая претензии, вместо того, чтобы потихоньку уволить секретаря.

Рисунок b. Рассмотрим в качестве Опознаваемого Спасателя со-зависимого в неблагополучной семье: он является скрытым Преследователем, давая возможность продолжать игру, и является скрытой Жертвой, которая не ищет выхода.

Рисунок с. Опознаваемая Жертва представлена в примере ниже классическим «Опознаваемым Пациентом», козел отпущения в неблагополучной семье занимает позицию Жертвы. Но в качестве Спасателя, он является громоотводом, отводящим родительское раздражение и удерживающим семью вместе, а в качестве Преследователя продолжает игру, создавая все больше сложностей для ещё отмены.

Рисунок а.                                                  Рисунок b.                                            Рисунок с.

Опознаваемый Преследователь                   Опознаваемый Спасатель                         Опознаваемая Жертва

ТРЕУГОЛЬНИК ЛЖЕЦА

Лжец теряет уважение, выступая в качестве Опознаваемого Преследователя, но тайно он может быть Спасателем, защищая себя и других, а в качестве Жертвы он опасается справедливой или несправедливой отдачи и этот страх основан на предыдущем опыте.

ТРЕУГОЛЬНИК ЗАЩИТНОГО МЕХАНИЗМА П.Т.С.Р.

Человек, страдающий П.Т.С.Р. (Посттравматическое Стрессовое Расстройство), причиной которого является жестокое обращение в доме, может инстинктивно реагировать на любую критику с позиции Преследователя и Жертвы, но даже не думает о том, чтобы выразить благодарность Спасателю за попытки наладить общение, ни чтобы выразить сочувствие Жертвам своих стрессов. Первым шагом в этом случае будет дать партнеру высказаться, задавать правильные вопросы и использовать критику конструктивно.

5. ТРЕУГОЛЬНИКИ ВНУТРЕННЕЙ ДРАМЫ

В процессе психологической игры мы располагаем внешней личностью и внутренней личностью. Мы можем переживать обе личности, одну или вообще ни одной, с искажениями восприятия или без них. Эта внутренняя диаграмма ПСЖ помогает объяснить: 1) внутренние чувства, 2)внутренний диалог (транзакции по отношению к самому себе), 3) внутренние игровые роли (включая внутренние переключения) в процессе психологической игры. Внутренняя и внешняя личности могут находится в состоянии гармонии или дисгармонии между собой в определенный момент игры. В любой момент времени может доминировать любая из них. В гневе верховодит внешняя личность, при депрессии – внутренняя.

В Треугольнике Минисценария Драйверы начинаются с веры Жертвы в Спасение: «Я буду ОК, если я: Буду Лучшим, Буду Сильным, Буду Торопиться, Буду Стараться, или Буду Радовать Других.» Это может происходить внутри и вовне в позиции Спасателя, и когда не приводит к результатам, это неминуемо ведет человека к его Стопперу или позиции Обвинителя (П) внутри или вовне треугольника, что затем ведет к конечной позиции Безысходности (Ж). После этого процесс повторяется, часто за считанные секунды.

ДВУХУРОВНЕВЫЙ ДРАМАТИЧЕСКИЙ ТРЕУГОЛЬНИК

Рисунок а. В пустом месте в середине треугольника можно визуально представить то что ещё не высказано в психологической игре (Невысказанное), слова, приготовленные для того чтобы все усугубить(-) или улучшить(+), когда представится шанс.

Рисунок b. Социальный и психологический уровни коммуникации в игре, могут быть изображены как на фигуре b.

Рисунок а. Сказанное, Невысказанное.

Рисунок b. Психологический уровень, социальный уровень.

ТРЕУГОЛЬНИКИ МУДРОСТИ

Мудрый человек может предположить 24 варианта треугольника (в зависимости от + и – для каждой позиции) в окружающих и себе самом и выявить их, когда необходимо наладить сопереживание и взаимопонимание.

УХОД В СЕБЯ С ЦЕЛЬЮ РАЗРУШИТЬ ЗДРАВЫЙ СМЫСЛ. ТРЕУГОЛЬНИК МАНИПУЛЯТОРА

Когда человек, с предписанием «Не Думай», сталкивается с тем, чего не хочет слышать, он может обратиться против себя самого и сотворить среду, в которой присутствуют «только чувства», в которой он заведомо победит.

П = «Сейчас я всыплю сам себе за за это!»               С = «В этом виноват кто угодно, только не я»
(Расправа)                                                                     (Заступничество)


Ж = «У меня никогда ничего не получается» (Сожаление)

ПОЗИТИВНЫЙ ВНУТРЕННИЙ ДИАЛОГ

П+ = самоподстегивание, умение управлять собой, дисциплина, целеустремленность и сила характера
С+ = самопоглаживание, самозащита, вера в себя и в свое здоровье, собирание ОК разрешений.
Ж+ = принятие себя, открытость, простота, мягкость, восприимчивость.

ВОЗМОЖНОСТИ ДРАМЫ

Является возможным давать поглаживания за те углы внутреннего и внешнего треугольника, которые ОК, это улучшает отношения и упрощает коммуникацию. Можно так же сглаживать негативные углы, подготавливая человека к разговору, попутно объясняя свои действия: «Возможно сейчас не совсем верный момент, чтобы говорить об этом (чтобы избежать П), но дайте мне знать, если…»(моя Ж)

6. СЦЕНАРНЫЕ ТРЕУГОЛЬНИКИ

Два маленьких треугольника на фигуре а, представленной ниже, иллюстрируют игры, происходящие в «Сценарном Процессе». В детстве, во время написания сценария, происходит внутренняя и внешняя драма.

ВНУТРЕННИЙ ТРЕУГОЛЬНИК НОВОГО РЕШЕНИЯ
  1. Ж = «Как вы чувствовали себя в тот момент?» (ЧУВСТВУЙ)
    2. С = «Что вы думали об окружающем мире?» (ДУМАЙ)
    3. П = «Какое вы приняли решение» (ДЕЛАЙ) – 13 Запретов (Не делай этого) и 5 Драйверов (Делай это)

ВНЕШНИЙ ТРЕУГОЛЬНИК ПЕРЕНОСА 

Объясняет, почему ребенок приемлет «осценаривание».

  1. Ж = Пассивность. Подражание, импринтинг и аттрибуция[6]; ребенок введен в замешательство и подавлен численным превосходством.
    2. С = Поддержка. Желание стать поборником системы родительских убеждений.
    3. П = Отмщение. Желание отомстить родителям, разрушив их надежды и мечты.

Внутреннее пространство можно использовать, разместив там невербальные воспоминания. Родительские предписания(П), драйверы(С) и рэкетные чувства(Ж) располагаются по соответствующим углам. Эти треугольники можно назвать по-разному: Треугольник Нового Решения, Треугольник Переноса и Треугольник Написания Сценария, в зависимости от того, каким образом вы их используете.

П = Предписания С = Драйверы Ж = Рэкетные чувства

ДВУХУРОВНЕВЫЕ ДРАМАТИЧЕСКИЕ ТРЕУГОЛЬНИКИ

ТРЕХУРОВНЕВЫЕ ДРАМАТИЧЕСКИЕ ТРЕУГОЛЬНИКИ

Сказанное. Невысказанное. Неизвестное.

Сознательное. Подсознательное. Бессознательное.

СЦЕНАРНАЯ ТЕРАПИЯ

Рисунок а. Иллюстрирует впитавшиеся сообщения Репарентинга (П), поступившие от терапевта

Рисунок b. Иллюстрирует впитавшиеся Разрешающие (С) сообщения терапевта

Рисунок c. Иллюстрирует впитавшиеся Реляционные (Ж) сообщения терапевта.

Рисунок а.                                                  Рисунок b.                                                  Рисунок c.

ПРОГРЕССИЯ НЕУДОВЛЕТВОРЕННЫХ ПОТРЕБНОСТЕЙ

Потребности могут быть перечислены по Фройду, Эриксону, Маслоу, Шиффам и Левину. Это также могут быть 6 типов голода по Берну (Признания, Контакта, Стимула, Секса, Влияния[7] и Структуры) или неудовлетворенные потребности с точки зрения 13 запретов Гулдингов (включающих «не желай») . Эти неудовлетворенные потребности могут пронизывать всю жизнь человека, как это показано на рисунке ниже.

7. БИОХИМИЧЕСКИЕ ТРЕУГОЛЬНИКИ

Поместите меньший треугольник внутри Сценарного Треугольника, и станет возможным описать взаимодействия на клеточном уровне, которые имеют животное, расовое и семейное происхождение; а так же сообщение между органическими или биохимическими процессами и сценарными решениями. Пятиуровневая диаграмма «Единой Теории Поля» в ТА включает: внешний и внутренний социальный уровень, внутренний и внешний сценарный уровень и клеточный уровень.

ДИНАМИКА НАСЛЕДСТВЕННОСТИ

Гены можно разделить на Доминирующие (П) гены, гены которые будут способствовать дальнейшему развитию, эволюции (R) и неблагоприятные гены (Ж).

КЛЕТОЧНОЕ ВЗАИМОДЕЙСТВИЕ 

Одна группа клеток вырабатывает химические вещества, гормоны (ОБЕСПЕЧЕНИЕ), для клеток (Ж), ожидающих приема (ПОТРЕБЛЕНИЕ), в то время как другие клетки (П) осуществляют блокирование (ОГРАНИЧЕНИЕ) слишком большого выброса или поглощения веществ. Например, выделяется и потребляется серотонин, а его излишки выводятся. Антидепрессанты типа СИОЗС (селективных ингибиторов обратного захвата серотонина) препятствуют всасыванию серотонина клетками рецепторов, таким образом, поддерживая высокий уровень содержания сератонина.

Клеточный уровень. П = Ограничение, С = Обеспечение, Ж = Потребления.

Прим. переводчика:

[1] Наживка, Слабинка, Рычаг, Переключение, Смятение и Выигрыш соответственно.

[2] От анг. Persecutor, Rescuer, Victim, что переводится как Преследователь, Спасатель и Жертва соответственно.

[3] T.E.D. – аббревиатура англ. «The Empowerment Dynamic», переводится как «динамика наделения властью»

[4] В некоторых переводах на русский, например, в книге «Современный Транзактный Анализ», фигурирует как минискрипт.

[5] В оригинале — ABC: Admit it, Believe it, Change It, соответствуют первым 3-м буквам латинского алфавита.

[6] Здесь под аттрибуцией понимается возможность приписывать объектам свойства, например наделение родителей волшебной силой.

[7] В оригинале Incidence Hunger, в переводе книги Э. Берна «Секс в человеческой любви», переведено как голод по инциденту, что, на мой взгляд, не совсем корректно, т.к. контекст описывает необходимость влиять на что-либо, и указывает, таким образом, на переносное значение слова incidence: степень влияния, охват воздействия.

Copyright © 1967, 2007 by Stephen B. Karpman, M.D. All rights reserved. www.KarpmanDramaTriangle.com
Downloads free. Many thanks to Eric Karpman for graphics at www.EricsGraphics.com
Перевод: Владислав Кононов

Работа с жертвами преступлений с ограниченными возможностями

Введение

Этот бюллетень является продуктом Симпозиума по работе с жертвами преступлений с ограниченными возможностями, финансируемого Управлением Жертвы преступлений (OVC) и при координации Национальной организации помощи жертвам (NOVA), 23-24 января, 1998 г. в Арлингтоне, штат Вирджиния. Симпозиум собрал экспертов по защите прав инвалидов и помощи жертвам. и области исследований, и они подняли столько вопросов, сколько дали ответов, тем самым открыв путь для области помощи жертвам чтобы более пристально взглянуть на многочисленную и недостаточно обслуживаемую группу жертв преступлений.В результате обсуждения они разработали рекомендации для OVC и сферы помощи жертвам по улучшению реагирования при оказании помощи жертвам преступлений с инвалидности, которые включены в этот бюллетень .

Исторически сложилось так, что всем жертвам преступлений отказывали в полноценном участии в процессе уголовного правосудия. Жертвы преступлений с инвалиды и их семьи с еще меньшей вероятностью смогут воспользоваться преимуществами системы уголовного правосудия. Отчет защитников инвалидности что преступления против людей с ограниченными возможностями часто не сообщаются в полицию.Из тех, которые приводят к расследованию и арестованы, очень немногие привлекаются к ответственности. Проходя процесс уголовного правосудия, немногие жертвы с инвалидностью попадают в контакт с адвокатом жертвы преступления. Часто услуги, оказываемые жертвам, могут быть неподходящими из-за неадекватности обучение поставщиков услуг для жертв.

Как и в случае с большинством видов преступлений и жертв преступлений, занижение сведений о преступлениях, совершенных против людей с ограниченными возможностями серьезная проблема.В настоящее время нет авторитетных исследований, подробно описывающих, сколько людей с инвалидностью становятся преступниками. жертвы или сколько людей стали инвалидами в результате нападений преступников. Сфера помощи жертвам не определена должным образом передовой опыт обслуживания жертв с особыми потребностями или как обучать персонал системы уголовного правосудия, включая потерпевших специалистов — сделать услуги по-настоящему доступными для всех жертв преступлений.

Имеется ограниченная информация о криминальной виктимизации людей с ограниченными возможностями, но мало что доступно ужасающие по своему характеру и размаху.Джоан Петерсилия, исследователь и профессор криминологии Калифорнийского университета, Ирвин заявил, что для лиц с нарушениями развития риск стать жертвами преступлений в 4-10 раз выше, чем для лиц без инвалидности, в своем отчете на слушаниях Комитета общественной безопасности Сената Калифорнии по теме «Лица с Нарушения развития в системе уголовного правосудия ». Кроме того, она говорит:« Дети с любым видом инвалидности более чем в два раза чаще, чем дети без инвалидности, подвергаются физическому насилию и почти в два раза чаще подвергаются сексуальному насилию.» Другие в области жертв преступлений рассказывают анекдотические случаи из своей работы, которые иллюстрируют, что преступления против людей с инвалидность часто носит чрезвычайно жестокий характер и преднамеренно направлена ​​на то, чтобы травмировать, контролировать и унизить жертву.

  • «Дети с любым типом диабета более чем в два раза чаще, чем дети без инвалидности, имеют физическую подвергались насилию и почти в два раза чаще подвергались сексуальному насилию «.

Реджинальд Робинсон, бывший исполняющий обязанности директора Управления по делам жертв преступлений, спросил участников симпозиума: «Как можно мы лучше выявляем и обслуживаем всех жертв преступлений, которые нуждаются в защите и услугах? Поднимаемся ли мы к задаче быть инклюзивно, как мы определяем группы населения, которые заслуживают нашего внимания и поддержки? »Этот бюллетень освещает основное обсуждение пункты и рекомендации, разработанные участниками Симпозиума и направленные на поощрение программы помощи жертвам персонал должен предпринять необходимые шаги для улучшения обслуживания жертв преступлений с ограниченными возможностями в их общинах.

Препятствия, уникальные для сообщества инвалидов

Некоторые из многочисленных социальных и правовых проблем, с которыми сталкиваются люди с ограниченными возможностями, можно резюмировать следующим образом:

Изоляция

Наше общество часто изолирует людей с ограниченными возможностями через физическую и социальную изоляцию, с помещением в специальные учреждения. представляющий крайность. В результате повсеместной изоляции люди с ограниченными возможностями могут не узнавать о доступных услугах. ресурсы, а также они обычно не информируются о правах, которыми они обладают по закону.Это особенно актуально для людей, у которых больше тяжелые инвалидизирующие состояния, пожилые люди с ограниченными возможностями и молодые люди с нарушениями развития. Действительно, многие люди, которые хронически становятся жертвами, даже не знают, что общество осуждает такое хищническое поведение и имеет инструменты, чтобы положить конец и исправить эту ошибку.

Ограниченный доступ

Физическая доступность: Во многих случаях жертвы преступлений с ограниченными возможностями не имеют физического доступа к услугам.Архитектурные барьеры в зданиях и системах общественного транспорта означают, что многие жертвы преступлений с ограниченными возможностями не могут посетите органы уголовного правосудия или программы помощи жертвам. Закон об американцах с ограниченными возможностями 1990 года (ADA) обращается к ключевые вопросы доступности, но, как отметили участники Симпозиума, отсутствует понимание того, как Разделы II и III ADA относятся к сфере уголовного правосудия и помощи жертвам. Более того, это непонимание часто сочетается со страхом, что обеспечение доступности услуг для жертв преступлений с ограниченными возможностями потребует больших затрат, разрушительные адаптации.

Доступность отношения: Отношение к человеку с ограниченными возможностями не менее важно, чем физическое. доступность. Помимо доступной физической среды, сотрудники программы должны быть приветливы к людям с инвалидностью и демонстрируют своим поведением и качеством своих программ, что они искренне хотят работать вместе служить сообществу.

  • В Калифорнии во время попытки ограбления женщина получила ножевое ранение в спину.В результате нападения она стала паралич нижних конечностей. К сожалению, ни полиция, ни персонал больницы не рассказали ей о помощи жертвам или независимой помощи. бытовые услуги. Поскольку нападавший так и не был задержан, программа помощи жертвам прокуратуры не оказывать ей услуги. В гневе и депрессии она покончила жизнь самоубийством. Она пережила попытку самоубийства только потому, что бдительная медсестра вовремя реанимировала ее.

Занижение сведений о преступлении

Занижение сведений о преступлениях — это повсеместная проблема, которую служба помощи жертвам решает по многим направлениям.Например, Национальная сеть изнасилований, жестокого обращения и инцеста (RAINN) 1 оценивает, что в США ежедневно происходит 1000 изнасилований, но только около 300 будут сообщены в полицию. Преступление может остаться незамеченным по многим причинам: мобильность или общение. барьеры, социальная или физическая изоляция жертвы, нормальное чувство стыда и самообвинения жертвы, незнание система правосудия, или преступник является членом семьи или основным опекуном. В преступлениях с участием потерпевшего с инвалидностью один или несколько из этих факторов могут предотвратить раскрытие информации о преступлении.Когда о преступлении сообщается, сообщающее агентство часто забывают, что потерпевший имел инвалидность, особенно если о преступлении сообщил кто-то другой, а не сама жертва. Потом, предположения и предубеждения относительно надежности проверки потерпевших с ограниченными возможностями могут лишить их доступа к правосудию в судах.

Ограниченная защита

Несмотря на прогресс, достигнутый активистами по защите прав людей с инвалидностью, их защита от их имени все еще ограничена. Опять же, как и во многих преступлениях потерпевшим, лицо, желающее получить доступ к процессам принятия решений в области уголовного правосудия, не может сделать это без надлежащих инструментов для обеспечить полное участие.

Мифы

Следующие три мифа способствуют формированию стереотипов, которые часто приводят к дискриминации людей с ограниченными возможностями:

Первый миф — это представление о том, что люди с ограниченными возможностями «страдают». Вместо того, чтобы расширять законные права и защиты, как и в случае с другими угнетенными группами, общественная реакция до принятия ADA обычно заключалась в расширении «благотворительность.» Доброта по отношению к человеку с ограниченными возможностями не является приемлемой заменой защиты гражданских прав.

Второй миф заключается в том, что люди с ограниченными возможностями не имеют возможности делать выбор или определять для себя, что лучше всего для них. их во всех сферах жизни (физической, умственной, эмоциональной, духовной, политической, сексуальной и финансовой). Хотя лица с тяжелые когнитивные нарушения могут потребовать большей поддержки и услуг по защите интересов, это не ограничивает их способности и не препятствует их право активно участвовать в принятии решений, влияющих на их жизнь.

Третий миф, , согласно защитникам жертв преступлений, заключается в том, что многие люди в обществе опасаются контакта с жертвами преступлений. в общем, как будто их беды заразны. Еще более сильная стигма распространяется на людей с ограниченными возможностями. Наше общество не социализирован, чтобы интегрировать различия в способностях как часть нашего восприятия «нормальности». Культурные нормы для Функциональные возможности включают хороший слух и зрение, физическую независимость и подвижность, умственную активность, способность общаться в первую очередь посредством письменной и устной речи и физической привлекательности.Отклонения от этих норм имеют тенденцию чтобы напугать тех, кто входит в «трудоспособное большинство», определяющее понятие нормальных способностей. Когда две силы стигмы Связанные с виктимизацией и инвалидностью поведенческие барьеры на пути к исцелению и правосудию могут казаться еще более серьезными.

До недавнего времени движение жертв преступлений не работало систематически для выявления проблем и проблем, связанных с более эффективное реагирование на жертв с ограниченными возможностями.Улучшение предоставления услуг людям с ограниченными возможностями должно стать приоритет, потому что движение за права жертв преступлений основано на предпосылке, что каждая жертва преступления заслуживает фундаментальных справедливость и комплексные качественные услуги.

Фон

С первых дней движения за права жертв усилия были вдохновлены двойным желанием справиться с травмой. виктимизации и перемещать жертв преступлений из-за пределов системы уголовного правосудия, наблюдая, в центр процесс.Содействие всестороннему участию жертв преступлений было в центре того, к чему стремилось движение за права жертв. достигать. Защитники потерпевших, в частности, предоставляют инструменты, которые позволяют жертвам преступлений восстанавливать свою жизнь и восстанавливать контроль, который отнял у них преступник. Этот процесс исцеления позволяет жертвам воспринимать себя как выживших. и в большинстве случаев снова стремиться к полному взаимодействию с обществом и добиваться его.

Вовлечение и участие были в центре движения за гражданские права параллельно .Движение за права людей с ограниченными возможностями имеет усердно работали над тем, чтобы люди с ограниченными возможностями могли внести свой значительный вклад в жизнь общества.

Основное отличие человека с ограниченными возможностями, который становится жертвой преступления, заключается в том, что преступная виктимизация часто усугубляет существующие проблемы, вызванные отсутствием доступа к основным социальным услугам, бедностью, институционализация и другие препятствия на пути к равноправию. Преступление, которое может нанести вред здоровью человека, часто сокрушительный удар по инвалиду.Действительно, для многих преступное нападение само по себе приводит к инвалидности, когда основные жизненные функции — способность двигаться, общаться, понимать — временно или навсегда нарушены.

Многие люди с инвалидностью особенно уязвимы для виктимизации из-за своей реальной или предполагаемой неспособности драться или убегать, или чтобы известить других и свидетельствовать о преследовании. Часто, потому что человек с ограниченными возможностями может быть более физически ослабленные, виктимизация может усугубить существующие проблемы со здоровьем или психическим здоровьем.Для тех, кто на это надеется их инвалидность может «защитить» их от преступной виктимизации, это шокирует, узнав, что многие преступники не действуют в соответствии с воспринимаемая «желательность» предполагаемой жертвы. Действительно, многие преступники могут не знать, что их жертвы имеют инвалидность. Здесь жертва действительно случайна, другой из нас оказался не в том месте и не в то время; хотя способность жертвы сорвать умысел преступника может быть меньше, чем у человека без инвалидности.

Другая реальность заключается в том, что многие преступники мотивированы желанием получить контроль над жертвой и измерить ее потенциал. добыча уязвимостей. Многие люди с ограниченными возможностями, поскольку воспринимаются как неспособные физически защитить себя, или идентифицировать злоумышленника, или позвать на помощь, являются идеальными целями для таких злоумышленников. Люди с ограниченными возможностями также уязвимы к злоупотребления со стороны профессионалов и других лиц, обеспечивающих уход за ними.Так же, как многие педофилы тяготеют к работа с молодежью, и многие другие хищники ищут работу по уходу за людьми с ограниченными возможностями. Действительно, в одном По данным опроса, практически половина 48,1 процента лиц, совершивших сексуальное насилие в отношении людей с ограниченными возможностями, получили доступ их жертвы через службы помощи инвалидам. 2

Люди, ставшие жертвами насилия, уязвимы перед еще более тяжелыми страданиями. Большинство жертв испытают чувство шока, недоверия, или отрицание того, что преступление имело место, часто сопровождаемое катастрофическими эмоциями: страхом, гневом, замешательством, виной, унижением и горе, среди прочего.Но у людей с ограниченными возможностями может быть усиленная реакция, потому что они уже могут чувствовать стигматизацию. и часто имеют низкую самооценку из-за общественного отношения. Чувство самообвинения, замешательства, уязвимости и потери доверия. могут быть преувеличены, равно как и амбивалентность или негативность, связанные с их восприятием своего тела. Отрицание и избежание необходимости справляться с последствиями может затруднить идентификацию потерпевших от преступлений с инвалидностью. Немного жертвы, особенно пожилые люди и люди с нарушениями развития, будут нуждаться в услугах, направленных на усиление чувства безопасность в отношении будущей виктимизации.

В отличие от большинства бюллетеней OVC Bulletins , посвященных особым категориям жертв, этот бюллетень не предлагает авторитетных «перепись», описывающая количество и характеристики проверяемого населения жертв. Реализация такого Перепись очень важна для тех, кто работает как в области защиты прав потерпевших, так и прав инвалидов, так что, наконец, страна будет располагать достоверными данными о том, кто из людей с ограниченными возможностями пострадал от преступности, каким образом и как часто.Несмотря на отсутствие авторитетной переписи населения, существует ряд исследований, указывающих на то, что риск криминального виктимизация намного выше для человека с ограниченными возможностями, чем для человека без физических или когнитивных нарушений.

Ниже приведены статистические данные, полученные в результате некоторых исследований. Например, исследования показали, что от 68 до 83 процентов женщины с отклонениями в развитии будут подвергаться сексуальному насилию в течение своей жизни, что на 50 процентов выше чем остальное население. 3 Люди с нарушениями развития с большей вероятностью станут жертвами тех же человек и более половины никогда не обращаются за помощью в юридические или лечебные службы (Pease & Frantz, 1994). Это не просто лица с нарушениями развития, которые очень часто становятся жертвами. Обнаружено исследование стационарных психиатрических больных что 81 процент подверглись физическому или сексуальному насилию. 4 По оценкам Министерства здравоохранения Колорадо, более 85 процентов женщин с ограниченными возможностями являются жертвами домашнего насилия по сравнению с 25-50 процентами женщин-инвалидов в среднем. основное население. 5

Около 54 миллионов американцев живут с широким спектром физических, когнитивных и эмоциональных нарушений. Некоторые виды инвалидности будут легче различить, чем другие. Людей, пользующихся инвалидными колясками, животными-поводырями или ходунками, легко идентифицировать. Меньше очевидны будут люди с умственными или умственными недостатками (например, люди с нарушениями обучаемости или шизофренией) и люди с хроническими заболеваниями (например, люди с синдромом хронической усталости, судорожными расстройствами, артритом, алкоголизмом и наркомания и болезнь ВИЧ).Как и любая жертва преступления, люди с ограниченными возможностями могут стать жертвами домашнего насилия, жестокое обращение с детьми, сексуальное насилие, убийство, мошенничество и другие виды преступлений. Их преследуют члены семьи, знакомые, незнакомцы, персонал учреждения и опекуны. Многие становятся жертвами многократных жертв.

Помимо людей, которые были инвалидами с рождения, некоторые люди стали инвалидами в результате насильственных нападений. Катастрофические физические травмы могут привести к потере способности видеть, слышать, осязать, ощущать вкус, чувствовать, двигаться и думать обычным образом.Хотя статистические данные о телесных повреждениях, связанных с преступлениями, несовершенны, по оценкам, не менее 6 миллионов серьезных травмы происходят каждый год в результате преступления, что приводит к временной или постоянной инвалидности. Национальная реабилитация Информационный центр (NARIC) подсчитал, что большой процент — возможно, до 50 процентов — пациентов, которые длительно проживающие в больницах и специализированных реабилитационных центрах по причине криминальных травм. Эти пациенты редко получают помощь от программ помощи или компенсации жертвам преступлений.

В ожидании более полного портрета жертв преступлений в сообществе инвалидов, это важно для жертвы поле помощи, чтобы лучше понять это сообщество в целом.

  • Слепая женщина, которую регулярно избивал ее супруг, не получала ничего, кроме презрения со стороны своей семьи и немногих друзья. Она чувствовала себя изолированной и пристыженной. После выступления исполнительного директора NOVA на национальном телешоу, женщина позвонила в NOVA и попросила о помощи при условии, что ей позволят анонимность.
  • Престарелая женщина, которая не могла ходить, находилась дома под присмотром членов семьи. Ее внук, наркоман, часто крали у нее деньги, особенно после третьего числа каждого месяца, когда ее инвалидность по социальному обеспечению Прибыл чек о доходах. Женщина подсовывала деньги, чтобы спрятать их от внука. Однажды в в состоянии гнева, когда он не мог найти для нее денег, он перевернул ее, и она упала с кровати на пол.Она получила несколько синяков, но не была осмотрена врачом. Она не сообщала в полицию о жестоком обращении или краже. из страха, что ее семья больше не захочет о ней заботиться.

По данным Национального совета по вопросам инвалидности:

Как группа, инвалиды старше, беднее, менее образованы и менее заняты, чем люди без инвалидности. В наиболее общепринятая оценка количества людей с ограниченными возможностями — 49 миллионов американцев, не проживающих в специализированных учреждениях. (Макнил, 1993).Таким образом, люди с ограниченными возможностями составляют самую большую группу меньшинств в Соединенных Штатах. опережая пожилых людей (около 33,2 миллиона) и афроамериканцев (около 32,7 миллиона) (Bureau of the Census 1995). [Примечание: В обновленной версии этого отчета за октябрь 1997 г. указывается, что 54 миллиона американцев сообщают о том или ином уровне инвалидности, из них 26 миллионов людей с тяжелыми формами инвалидности.]

Данные переписи 1990 г. показывают, что около 2.3 миллиона жителей учреждений имеют инвалидность, большинство из них проживают в дома престарелых. Остальные живут в психиатрических больницах, исправительных учреждениях и психиатрических больницах. Психическая инвалидность наиболее частое нарушение среди лиц, проживающих в учреждениях (LaPlante, 1991). В последнее десятилетие количество увеличилось количество бездомных с ограниченными возможностями, особенно с психическими отклонениями.

Процент людей с ограниченными возможностями увеличивается с возрастом.В то время как 5 процентов населения моложе 18 лет имеют инвалидность, 84,2% лиц в возрасте 85 лет и старше имеют инвалидность. 13,6% лиц в возрасте от 18 до 44 лет имеют инвалидность, в то время как 29,2% людей в возрасте 45-64 лет имеют инвалидность (McNeil, 1993). По мере того, как поколение бэби-бума становится старше, число людей с ограниченными возможностями также увеличится.

Существуют различия в распространенности тяжелой инвалидности среди рас, этнических групп и полов.Для населения в возрасте В возрасте 15-64 лет 7,4 процента белых имели тяжелые формы инвалидности, по сравнению с 12,7 процентами афроамериканцев, 11,7 процентами населения. Американские индейцы, эскимосы или алеуты, 9,1 процента выходцев из Латинской Америки и 4,5 процента выходцев из Азии или Тихого океана. Островитяне. У мужчин уровень инвалидности составлял 18,7 процента, а уровень тяжелой инвалидности — 8,1 процента. Для женщин соответствующие показатели составляли 20,2% и 11% (McNeil, 1993).

C Достижение независимости: вызов 21 века,

Отчет Национального совета по вопросам инвалидности, 26 июля 1996 г., страницы 13-14.

Цель проекта

Участники симпозиума собрались вместе, чтобы разработать план действий для поставщиков услуг для жертв и других специалистов для повышения их способности выявлять жертв преступлений с ограниченными возможностями и реагировать на них. В течение 2 дней, участники определили проблемы, пробелы в услугах и препятствия для доступа; рекомендуются необходимые изменения; и отмечены успешными программы и многообещающие практики, которые охватывают и обслуживают жертв преступлений с широким спектром инвалидизирующих состояний.В Симпозиум предоставил возможность для откровенного обмена идеями между самыми разными людьми и организации, которые они представляли. Хотя единодушие не всегда царило, участники были едины в своем стремлении предоставление всем жертвам преступлений основополагающего правосудия и всесторонних услуг.

За несколько месяцев до Симпозиума сотрудники NOVA и OVC определили знающих людей из областей инвалидности. права, защита и защита, помощь жертвам преступлений, закон и исследования.Некоторые из этих пионеров были приглашены в посетить двухдневный симпозиум по передаче знаний. Были определены материалы для ознакомления участниками Симпозиума, была разработана повестка дня, которая включала презентации экспертов, дискуссии и небольшие рабочие группы. Участники симпозиума сосредоточились на перспективных методах, используемых в настоящее время, и определили области для будущих действий. В Симпозиум был записан, чтобы можно было получить полную стенограмму, которая поможет в разработке отчета с рекомендациями и впоследствии этот бюллетень .

Участники начали обсуждение с ответов на следующие вопросы:

1. Как мы начинаем понимать опыт потерпевших от преступлений, которые являются инвалидами?

* Каков психологический, экономический, социальный и правовой опыт людей с ограниченными возможностями, которые вступают в контакт с правоохранительные органы, судебные органы, исправительные учреждения, службы экстренной медицинской помощи и службы помощи потерпевшим?

* Как прохождение Закона о защите прав человека повлияло на реакцию системы уголовного правосудия на этих жертв?

2. Как мы можем улучшить предоставление услуг потерпевшим от преступлений, которые являются инвалидами?

* Как мы можем улучшить отчетность о преступлениях против людей с ограниченными возможностями?

* Как мы можем улучшить работу с жертвами преступлений с ограниченными возможностями?

* Как мы можем лучше обслуживать жертв, виновные в которых являются их основными опекунами?

* Что может отличаться для тех, кто был инвалидом до своей виктимизации, чем для тех, кто стал инвалидом в результате результат преступного нападения?

* Как мы готовим программы обслуживания потерпевших для обслуживания всех жертв с ограниченными возможностями?

* Что жертвы с ограниченными возможностями нуждаются / хотят от системы?

* Какие стратегии можно использовать, чтобы люди с ограниченными физическими возможностями не «провалились сквозь щели» службы системы родовспоможения, особенно тех, кто помещен в специализированные учреждения или госпитализирован на длительные периоды времени, и тех, кто полагается на помощь личного помощника или система медицинского обслуживания на дому?

3. Что нужно знать защитникам жертв преступлений, чтобы эффективно реагировать на людей с различными видами инвалидности (т. Е. жертвы с нарушениями развития и их семьи, жертвы, недавно ставшие инвалидами, жертвы с ограниченными физическими возможностями, и жертвы с другими типами когнитивных или психических расстройств)?

4. Что нужно знать защитникам жертв преступлений о Законе об американцах с ограниченными возможностями и его применении?

Выявленные уникальные проблемы

В ходе симпозиума участники подняли множество вопросов, которые необходимо решить специалистам в области уголовного правосудия и помощи жертвам. учитывать при работе с потерпевшими от преступлений с ограниченными возможностями.Хотя этот список не является исчерпывающим, он представляет некоторые из основных проблем группы.

У жертв преступлений есть особые проблемы

Большинство проблем, с которыми сталкиваются жертвы преступлений с ограниченными возможностями, затрагивают всех жертв преступлений. Они включают занижение преступлений; отсутствие реакции со стороны правоохранительных органов или прокуратуры на основании предполагаемого отсутствия доверия со стороны жертвы; повторная виктимизация; отсутствие эффективных соответствующих услуг, физическая или социальная изоляция жертвы; и судебный процесс, который сосредоточен на правах и потребностях правонарушителя, а не жертвы.Однако есть важные вопросы и даже различия, которые необходимо подчеркивать при обслуживании жертв с ограниченными возможностями.

* Жертвы преступлений с инвалидностью имеют более высокий риск виктимизации, чем жертвы преступлений без инвалидности, и сталкиваются с большей риск повторной виктимизации, часто от рук опекуна или члена семьи. Следовательно, жертвы могут не находиться в возможность сообщить о преступлении, не опасаясь мести со стороны поставщика медицинских услуг.

* У потерпевшего от преступления с ограниченными возможностями или лица, ставшего инвалидом в результате преступления, может не быть ресурсов или физических стойкость, чтобы справиться с многочисленными задержками и препятствиями, которые обычно возникают в системе уголовного правосудия.Например, если жертва парализован в результате преступления, жертва будет приспосабливаться к этой недавней инвалидности одновременно с взаимодействие с системой уголовного правосудия. Комбинация вполне может быть ошеломляющей.

* Вопросы опеки над детьми обычно сложны в случаях домашнего насилия. Когда у жертвы есть инвалидность, проблемы могут быть еще сложнее. По словам защитников инвалидности, некоторые суды присудили обидчику заключение под стражу на основании предположение, что детям может быть лучше с здоровым преступником, чем с потерпевшим, имеющим инвалидность.

Словарь для лиц с ограниченными возможностями

Слова, которые мы используем, важны, о чем свидетельствуют следующие проблемы:

* Жертва — это загруженный термин в сообществе прав людей с ограниченными возможностями. В медицинской системе люди с ограниченными возможностями исторически считались «жертвами» инвалидности, то есть «жертвой» полиомиелита. Этот термин усиливает уже существующее, социально навязанная негативная идентичность.Защитники инвалидности изо всех сил пытались превратить свою личность из «жертвы» во что-то более позитивный; поэтому признание «виктимизации» часто воспринимается как неудача. Адвокаты жертв также давно обеспокоены использованием языка, который включал бы всех жертв преступлений, но не стигматизировал. Провайдеры услуг работают с жертвами преступлений могли бы прояснить вопрос, спросив потерпевших, как они предпочитают, чтобы их характеризовали. Некоторые люди могут предпочитают термин «выживший», в то время как другие могут посчитать, что использование «жертвы» является подходящим словом для описания их статуса в последствия насильственной или неоднократной виктимизации.

* Специальные услуги — еще один загруженный термин с отрицательной коннотацией. Жертвы преступлений с ограниченными возможностями ничего не хотят специальный. Им нужны права и услуги, на которые они имеют право, и просят здравого смысла убедитесь, что они могут их получить. Однако многие жертвы преступлений (не только с физическими или умственными недостатками) будут нуждаются в индивидуальном внимании и услугах .

* Инвалидность — это больше, чем физическая / эмоциональная / умственная проблема.Это также политическая и социальная проблема, и зачастую она является серьезной проблемой. источник идентичности человека из-за социальных установок. Многие люди с ограниченными возможностями рассматривают свою инвалидность как инвалидность. только в той степени, в которой общество не обеспечивает благоприятную среду.

* Как и в случае со многими жертвами, насилие может быть определено по-разному для многих людей с ограниченными возможностями. Например, удержание инвалидной коляски, заставляющее человека скользить по полу, может рассматриваться как акт насилия.В этом В связи с этим важно отметить, что многие уголовные преступления насилия , совершенные против уязвимых лиц, таких как дети, пожилые люди и люди с ограниченными возможностями рассматриваются как формы жестокого обращения . Хотя поведение определенно является оскорбительным, использование термин злоупотребление вместо насилие может служить для минимизации тяжести преступления против жертвы.

* Сообщество инвалидов включает членов семей, которые, как и члены семей многих жертв преступлений, часто вторичные жертвы.

Разнообразные потребности

Не существует единого монолитного «сообщества инвалидов». Он состоит из множества небольших сообществ, которые могут отличаться от одного географическое положение в другое место и в зависимости от типа инвалидности:

* Не все защитники инвалидности поддерживают обязательное сообщение о преступлениях против людей с ограниченными возможностями. Человек борется для сохранения независимости могут воспринимать обязательную отчетность как чрезмерный «протекционизм», в то время как другие считают, что законный требование сообщать о преступлениях против «уязвимых взрослых» является неотъемлемой частью обеспечения их безопасности.

* По всей стране проживает разное количество глухих и слабослышащих. Например, большое количество Глухие и слабослышащие люди находятся в районе Вашингтона, округ Колумбия, вероятно, из-за присутствия Галлоде. University, крупнейший четырехлетний гуманитарный университет для глухих в США. Другие сообщества аналогичного размера могут у глухих жителей гораздо меньше. Однако даже в сообществах людей с аналогичными нарушениями (например, с травмами спинного мозга, или слепые, или люди с нарушением обучаемости), следует помнить, что сообщество состоит из отдельных, уникальных людей, которые отличаются друг от друга и потребуют индивидуализированных помощь.Все расовые, этнические и социально-экономические группы включают людей с ограниченными возможностями.

* Доступность зависит от инвалидности (см. Также стр. 2 Limited Access ).

Выявление перспективных практик

При подготовке к симпозиуму сотрудники NOVA определили программы помощи жертвам, которые жертвам преступлений с ограниченными возможностями, а также соответствующие учебные материалы. NOVA продолжает поиск информации о эффективные программы и учебные материалы, посвященные обслуживанию жертв преступлений с ограниченными возможностями.Следующие организаций, которые были выделены на Симпозиуме, а также некоторые из программ, которые не смогли представитель присутствует.

1. Инициатива по борьбе с домашним насилием для женщин-инвалидов была основана для создания, продвижения и поддержки жизнеспособных альтернативы для женщин-инвалидов, которые стали жертвами / пережившими насилие в семье и / или жестокое обращение со стороны опекунов. Эта программа также обслуживает тех, кто стал инвалидом в результате домашнего насилия.DVI предоставляет обширное образование и обучение для соответствующие поставщики услуг и общественность по вопросам домашнего насилия и инвалидности. Для получения дополнительной информации звоните 303-839-5510 voice / tdd (Денвер, Колорадо).

2. Ресурсный центр столичной организации по противодействию сексуальному насилию и нарушениям развития профилактика сексуального насилия и информационная программа для людей с ограниченными возможностями. Для получения дополнительной информации звоните по телефону 816-931-4527. (Канзас-Сити, Миссури).

3. Сеть помощи жертвам подготовила учебную программу и видео под названием «Ваша безопасность, ваши права». в котором освещается информация о личной безопасности и предотвращении жестокого обращения для взрослых с ограниченными возможностями и для поставщиков услуг. За Дополнительная информация по телефону 215-348-5664

(Дойлстаун, Пенсильвания).

4. Адвокационные услуги для глухих женщин, подвергшихся насилию (ADWAS) — это программа защиты интересов и услуг, специально предназначенная для глухих, Слепоглухие и слабослышащие жертвы домашнего насилия и сексуального посягательства.Услуги включают круглосуточную службу экстренной помощи и безопасные дома для женщин, подвергшихся побоям. ADWAS был разработан и управляется Мэрилин Смит, пережившей сексуальное насилие. кто глухой. В 1996 году г-жа Смит получила Премию за оказание помощи жертвам преступлений — высшую федеральную награду за службу потерпевшим. Для получения дополнительной информации позвоните по телефону 206-726-0093 (только телетайп) или отправьте электронное письмо по адресу [email protected] (Сиэтл, Вашингтон).

5. Прокуратура округа Хеннепин и Инициатива жертв преступлений возглавили разработку тренинга программа под названием «Полиция и люди с ограниченными возможностями», в которой основное внимание уделяется важной роли правоохранительных органов в борьбе с преступностью. жертвы с ограниченными возможностями.Для получения дополнительной информации звоните по телефону 800-279-8284 (Миннеаполис, Миннесота).

6. Подразделение по оказанию помощи жертвам Окружной прокуратуры округа Вентура имеет опыт поиска не обслуживаемых лиц. группы жертв в округе. Их программа, которая обслуживает жертв преступлений с ограниченными возможностями, является одной из нескольких уникальных услуг, которые они предоставлять. Для получения дополнительной информации звоните по телефону 805-654-2500 (Вентура, Калифорния).

7. Victim Services 2000 , демонстрационный проект, финансируемый OVC, для демонстрации всеобъемлющей, цельной модели жертвы. помощь, тесно сотрудничал со специалистами по правам инвалидов в сообществе, чтобы обеспечить обучение местной службы помощи жертвам провайдеры о том, как лучше всего обслуживать жертв преступлений с ограниченными возможностями.Для получения дополнительной информации позвоните по телефону 303-640-4933 (Денвер, Колорадо).

8. V ictim Помощь глухим взрослым и детям (VADAC). Департамент общественной безопасности Южной Каролины награжден Финансирование VOCA Департаменту психиатрической помощи штата на оказание всесторонней помощи жертвам глухих и Жертвы преступлений с нарушениями слуха в пятнадцати округах северной части штата Южная Каролина. Большинство услуг предоставляется на дому в индивидуальном порядке. менеджеры, свободно владеющие американским языком жестов.Услуги включают устный перевод, ведение дел, кризисное консультирование, терапия, информация о правах жертв и информация о других доступных услугах. За дополнительной информацией обращайтесь по телефону 864-297-5044. или 864-297-5130 (TTY) (штат Южная Каролина).

9. Проект доступа к домашнему насилию. В штате Гавайи Генеральная прокуратура присудила Закон о насилии в отношении женщин (VAWA) предоставляет финансирование общегосударственному проекту, который устанавливает связи между домашними программы по борьбе с насилием и поставщики услуг, работающие с женщинами с ограниченными возможностями.В проекте предусмотрено специализированное оборудование. для оказания помощи в предоставлении услуг, а также в обучении лиц, оказывающих услуги инвалидам, по природе домашнего насилия и тому, как признать это, как получить необходимую информацию от жертв и как получить доступ к доступным услугам. Развитие партнерства и протоколы для совместных усилий должны привести к улучшению обслуживания жертв домашнего насилия с инвалидность. Для получения дополнительной информации звоните по телефону 808-534-0040 (штат Гавайи).

10. Barrier Free Living, Inc . , (BFLI) работает с жертвами насилия в семье с ограниченными возможностями в течение последних 10 лет, и недавно расширила свою программу, включив в нее горячую линию для жертв с ограниченными возможностями. В 1986 году BFLI получил национальный награда Национального совета безопасности за улучшение жизни людей с ограниченными возможностями. Отчет под названием Domestic Насилие и женщины и дети с ограниченными возможностями исполнительного директора BFLI Пола Фейерштейна дает отличную оценку обзор проблем женщин и детей с ограниченными возможностями.Для получения дополнительной информации звоните по телефону 212-677-6668 (Нью-Йорк, Нью-Йорк).

11. Защита интересов женщин и детей в чрезвычайных ситуациях (ПРОБУЖДЕНИЕ) — это программа для пострадавших от побоев женщин, которые выздоравливают. злоупотребление психоактивными веществами, а также подвергшиеся побоям женщины с физическими и когнитивными нарушениями. Услуги предлагаются в местной больнице, общественный центр здоровья и проект государственного жилья. Доступные консультационные, образовательные и адвокатские услуги ориентированы на на развитие самооценки, родительских навыков, исцеления и самопознания, и, в конечном итоге, на будущее, основанное на трезвости.Для получения дополнительной информации звоните по телефону 617-355-4760 (Бостон, Массачусетс).

12. Назад к жизни — это частная некоммерческая организация, деятельность которой направлена ​​на создание возможностей для людей с ограниченными возможностями полноценно и безопасно участвовать в жизни своих сообществ. Организация предоставляет обучение и техническую помощь жертвам преступлений. инвалидам и практикующим, которые работают с этими жертвами. За дополнительной информацией обращайтесь по телефону 512-255-1465, факс. 512-255-1746 или по электронной почте: btl @ inetport.com (Остин, Техас).

Рекомендации для органов уголовного правосудия и службы потерпевших Программы

Многие рекомендации, представленные участниками Симпозиума, применимы ко всем органам уголовного правосудия: право правоприменение, судебное преследование, судебная система, исправительные учреждения и помощь жертвам. Все агентства должны работать согласованно друг с другом. для обеспечения выявления уязвимых жертв и оказания им помощи. Однако, поскольку этот бюллетень , бюллетень сфокусирован на улучшенных жертвах службы помощи, акцент делается на рекомендации для тех, кто работает в программах помощи жертвам.Жертва сотрудники программы поддержки, заинтересованные в выполнении любой из рекомендаций, могут связаться с NOVA или OVC. персонал для предложений о том, как начать работу. Многие из рекомендаций в равной степени применимы к программам помощи жертвам. которые не базируются в агентстве уголовного правосудия.

Физическая доступность

1. Органы уголовного правосудия и программы помощи жертвам должны пройти подготовку по требованиям американцев. Закон об инвалидах (ADA) и должен поддерживать его неукоснительное соблюдение.Агентства / программы должны воспользоваться техническая помощь, предоставляемая федеральным правительством для обеспечения соблюдения ADA. Программы, которые не должен соблюдать букву закона, должен придерживаться духа закона. Это поможет обеспечить равные доступ к системе правосудия, как того требуют федеральные законы, поправки к конституции и статуты штатов.

2. Когда полная физическая доступность не может быть достигнута немедленно, органы уголовного правосудия и программы помощи жертвам должен инициировать планирование перехода, которое фокусируется на обеспечении доступности к назначенной дате.Общественные и некоммерческие агентства должны понимать, что разработка планов соответствия обычно требуется в соответствии с разделами II и III ADA, а также за некоторыми исключениями, планы соответствия обязательны, но не обязательны. Эти планы соответствия служат дорожной картой для принятия дополнительные шаги для улучшения доступности, даже если полное выполнение плана должно быть отложено. Жертва Сектор помощи должен объединиться с защитниками интересов инвалидов и представителями различных групп населения в сообществе. для проведения опроса по оценке потребностей сообщества, чтобы убедиться, что план соблюдения требований является уместным и эффективным.

Сети и перекрестное обучение

3. Персонал системы уголовного правосудия и помощи жертвам должен пройти подготовку по вопросам инвалидности, включая разработку понимание культур людей с ограниченными возможностями. Особые усилия следует предпринять для выявления квалифицированных защитников интересов жертв с ограниченными возможностями в качестве тренеры. Кроме того, органы уголовного правосудия и программы помощи жертвам должны привлекать квалифицированных специалистов с широким кругом различной инвалидности руководить на всех этапах разработки политики, принятия решений, разработки программ и оказания услуг доставка для потерпевших от преступлений с ограниченными возможностями с момента совершения преступления до рассмотрения дела и после.Люди с инвалиды должны активно приниматься на работу и обучаться, чтобы стать волонтерами и оплачиваемыми сотрудниками по уголовным делам. ориентированные на правосудие программы, особенно в рамках системных или частных программ помощи жертвам.

4. Органы уголовного правосудия и программы помощи жертвам должны активно взаимодействовать с местной службой по делам инвалидов. организации. Они должны предоставить им информацию о правах и услугах потерпевших, а затем об обслуживающей организации в в свою очередь, могут информировать своих избирателей о том, как лучше получить доступ к системе уголовного правосудия, особенно к помощи жертвам программы.

5. Органы уголовного правосудия и программы помощи жертвам должны создавать коалиции, перекрестное обучение и совместное обучение. возможности с программами защиты и обслуживания инвалидов для построения лучших рабочих отношений и лучшего понимания услуги, которые каждый предлагает при работе с людьми с ограниченными возможностями. 6 В некоторых общинах эта коалиция может быть оформлена официально. в качестве межведомственной группы или координационного совета, включая участие местных или государственных целевых групп по инвалидность.Сообщества могут пожелать подражать моделям, разработанным в рамках защиты интересов жертв домашнего насилия. сообщество. Типовой протокол Содружества Кентукки для местных координационных советов по борьбе с насилием в семье может быть полезным руководством. Для получения информации позвоните по телефону 502-564-2611.

6. Необходимо также развивать совместные партнерские отношения с другими организациями на уровне сообществ, такими как школы, социальные службы. агентства, группы граждан, церкви или синагоги. Использование ресурсов всего сообщества поможет обеспечить что предоставление услуг является непрерывным, более инклюзивным и не дублирует и не тратит впустую ограниченные ресурсы.

7. Лидеры в области помощи жертвам и защиты интересов инвалидов должны работать вместе, чтобы разработать и использовать новаторские методы. для общения, например, рассылки электронной почты. Эти ссылки позволят своевременно обмениваться информацией и идеями между группы лиц с ограниченными возможностями и лица, обладающие опытом в области прав и услуг с ограниченными возможностями, с аналогичными экспертами по правам жертв и Сервисы. Региональные и государственные веб-сайты, посвященные потребностям жертв преступлений, предлагают еще один способ стимулировать этот обмен.

Прямые услуги

8. Агентства должны внедрить или расширить оптимизированные процедуры собеседования и приема, чтобы жертвы преступлений с с ограниченными возможностями, особенно с когнитивными или коммуникативными нарушениями, не нужно проходить повторное собеседование в разные места. Междисциплинарный подход с участием сотрудника правоохранительных органов, прокурора, помощи потерпевшим. специалист и другие, при необходимости, в среде, благоприятной для жертв, были бы более эффективными и рентабельными.

9. Агентства должны разработать и внедрить специальные протоколы раскрытия информации, конфиденциальности и безопасности для жертв преступлений. с ограниченными возможностями, особенно там, где есть вероятность репрессалий со стороны опекуна или агентства по оказанию помощи инвалидам. За Например, когда жертва преступления сообщает офицеру правоохранительных органов (или, если об этом не сообщили в полицейское управление, то в адвокат жертвы), что он или она является жертвой со стороны опекуна и имеет основания опасаться за свою безопасность, эта жертва должны быть обеспечены помощь в переезде, если это необходимо, и в предоставлении услуг экстренной замены лица, осуществляющего уход.

10. Органы уголовного правосудия и программы помощи жертвам должны активно приобретать вспомогательные технологии, которые помогать жертвам преступлений с ограниченными возможностями более эффективно информироваться, присутствовать, слышать и понимать их при общении с сотрудниками правоохранительных органов, прокурорами, судьями и защитниками жертв. Например, поставщики услуг по оказанию помощи жертвам должен знать, какие приспособления потребуются, чтобы человек с коммуникативными расстройствами мог стать жертвой Заявление о воздействии на момент вынесения приговора.Расходы на вспомогательные технологии и приспособления (например, на компьютерное программное обеспечение, переводчики языка жестов, паратранзит и т. д.) следует рассматривать как часть затрат на «ведение бизнеса».

Агентства по оказанию помощи жертвам должны знать, что в соответствии с федеральными руководящими принципами VOCA средства VOCA могут использоваться для услуги, доступные жертвам с ограниченными возможностями. Конкретные допустимые расходы включают покупку таких предметов, как шрифт Брайля. оборудования или машин TTY / TTD, или для незначительных улучшений здания, которые делают услуги более доступными для жертв с инвалидность.Конкретные инструкции содержатся в Управлении программ правосудия, Офис финансового контролера, Financial Guide.

11. После того, как агентство станет доступным и персонал обучен, органы уголовного правосудия и программы помощи жертвам должны пропагандировать их способность работать с жертвами преступлений с ограниченными возможностями, помещая универсальный символ доступа (рисунок линии инвалидной коляски) и номер TDD / TTY на всей литературе, рекламных материалах, визитных карточках и т. д., используется агентством.

12. Агентства по оказанию помощи жертвам и уголовному правосудию должны включить в существующие политики, процедуры и протоколы конкретное включение людей с ограниченными возможностями, которые являются жертвами / свидетелями домашнего насилия, сексуального насилия, жестокого обращения с детьми, автокатастрофы, выжившие после убийства или другие насильственные преступления против личности. Должны быть написаны параллельные политики для покрытия экономических преступлений, совершенных против людей с ограниченными возможностями.

13. Статистическая информация о жертвах преступлений с ограниченными возможностями должна систематически собираться органами уголовного правосудия. и программы помощи жертвам, использующие ADA для определения статуса инвалидности.

14. Прокуратура должна ссылаться на статуты о преступлениях на почве ненависти, если они указаны, при преследовании за преступления против людей с ограниченными возможностями. Судьи должны применять такие же приговоры или более строгие меры наказания, если это разрешено, к преступникам, которые преследуют людей с инвалидность.

15. Когда насильственных преступлений против личности совершается против лица с ограниченными возможностями, которое помещено в специализированное учреждение, расследование Преступления не должны рассматриваться административно или неформально собственными следователями учреждения. Дэн Соренсен в своей Отчет Калифорнийского комитета по жертвам преступлений (12 января 1997 г.) отметил, что было несколько исследований, которые предполагали, что От 80 до 85 процентов преступных злоупотреблений в отношении резидентов учреждений (по оценкам 2.3 миллиона человек) так и не дошли до закона правоохранительные органы. Уголовное преследование должно осуществляться в случае насильственных преступлений.

Рекомендации для национальных, государственных и местных специалистов по правам инвалидов

Хотя многие из перечисленных выше рекомендаций для помощи жертвам и смежным профессионалам в системе правосудия также Обратитесь к специалистам по правам людей с ограниченными возможностями, ниже приведены предложения, относящиеся к сообществам, защищающим права людей с инвалидностью.Кроме того, сотрудники NOVA и OVC могут внести предложения о том, как найти необходимую информацию, чтобы начать работу с эти рекомендации.

1. Специалисты по правам и услугам инвалидов должны узнать о государственном и местном законодательстве о правах потерпевших. Они должны узнать, как созданы программы помощи жертвам (как системные, так и частные агентства), а также как услуги и ресурсы, в том числе компенсация жертвам преступления, доступны. Кроме того, эта информация должна быть предоставлена ​​жертвам преступлений с ограниченными возможностями. и их семьи.

2. Инвалиды, особенно молодежь, должны быть осведомлены о природе преступной виктимизации, для кого они должны сообщать о преступлениях против них и о том, как получить помощь.

3. Инструктаж по личной безопасности должен быть обеспечен для людей с ограниченными возможностями. Людям с существенной инвалидностью следует работать. со знающим специалистом для разработки планов личной безопасности.

4. Персонал центра самостоятельного проживания, специалисты по льготам, персонал программ защиты и защиты интересов, а также юридические права специалисты должны быть обучены тому, как получить доступ к государственным программам компенсации жертвам преступлений в интересах своих клиентов.

5. Национальные организации по защите прав инвалидов должны создать комитет уголовного правосудия национального масштаба. Этот комитет разработать национальную повестку дня, которая призывает организации по защите прав инвалидов и органы уголовного правосудия систематически решить проблему преступности против всех групп людей с ограниченными возможностями.

6. Защитникам прав инвалидов необходимо работать с соответствующими союзниками, чтобы создать «банк» личных помощников на случай чрезвычайных ситуаций. (чтобы предоставить помощников-помощников и финансовые ресурсы для их оплаты).

7. Защитники прав лиц с ограниченными возможностями должны отстаивать законы штата, требующие проверки наличия судимости в отношении потенциальных помощники и другие непосредственные поставщики услуг до того, как они будут наняты для ухода за людьми с ограниченными возможностями. Офис Правосудие в отношении несовершеннолетних и предупреждение правонарушений (OJJDP), Управление программ правосудия, Министерство юстиции США, в совместно с Центром по делам детей и права Американской ассоциации юристов недавно опубликовали Руководящих принципов для Скрининг лиц, работающих с детьми, пожилыми людьми и лиц с ограниченными возможностями, нуждающихся в поддержке (NCJ # 167248) . Хотя эти руководящие принципы не требуют обязательной проверки судимости для всех поставщиков медицинских услуг, они содержат рекомендации по установление политики для обеспечения надлежащего уровня проверки в зависимости от конкретных ситуаций. Чтобы получить копию этого публикации, позвоните или напишите в Информационный центр по вопросам правосудия в отношении несовершеннолетних / NCJRS, P.O. Box 6000, Роквилл, Мэриленд 20849-6000, телефон 800-638-8736, факс 301-519-5212. Этот документ также можно просмотреть в Интернете или загрузить с Домашняя страница OJJDP: www.ncjrs.gov/ojjhome.htm.

8. Персонал программ, которые предоставляют услуги людям с ограниченными возможностями, следует поощрять и обучать задавать вопросы о история виктимизации клиента как часть обычного процесса приема / оценки. Раскрытие должно быть полностью добровольным и должно быть конфиденциальным. Если клиент сообщает, что он или она были жертвой преступления в прошлом или в настоящее время подвергаются виктимизации, поставщик услуг должен проинформировать клиента о том, что могут быть законы о правах жертв, которые предлагают защиту и предлагают направить клиента в соответствующее агентство по оказанию помощи жертвам.

Рекомендации Управлению для жертв преступлений

1. OVC должна возглавить деятельность по оказанию помощи жертвам в обеспечении того, чтобы жертвам преступлений с ограниченными возможностями были предоставлены основные права и доступ к необходимым услугам. OVC должен способствовать решительному отклику государства на Раздел IV.A.4 Заключительной программы . Руководство для Программы грантов VOCA по оказанию помощи жертвам. В этом разделе содержится призыв к государствам выявлять пробелы в имеющихся услуги, не только по видам совершенных преступлений, но и по демографическим характеристикам потерпевших, включая инвалидность положение дел.

2. OVC следует сотрудничать с государственными программами помощи и компенсации жертвам преступлений, чтобы обеспечить региональные Для субреципиентов VOCA доступно обучение требованиям ADA. Затем OVC может разработать годовой «Контрольный список» доступности для государственных администраторов VOCA, которые, в свою очередь, могут предоставить рекомендации субреципиентам VOCA относительно в соответствии с ADA.

3. OVC должна способствовать использованию имеющихся ресурсов и способствовать выявлению и развитию других ресурсов для помочь гарантировать, что область помощи жертвам C, в частности программы, финансируемые VOCA, осведомлена о проблемах и проблемы, относящиеся к жертвам преступлений с ограниченными возможностями и обученные оказывать услуги эффективно, действенно и с учетом сострадание.

* Государства, получающие средства VOCA, имеют возможность использовать до 6 процентов государственной субсидии помощи жертвам для цель проведения тренингов для сотрудников служб помощи потерпевшим в масштабах штата и / или на региональном уровне. Следует поощрять государства использовать это возможность обеспечить необходимое обучение специалистов-практиков передовому опыту обслуживания жертв преступлений с ограниченными возможностями.

* OVC должен предлагать и поощрять формирование Рабочей группы, состоящей из государственных администраторов VOCA и поставщиков услуг, чтобы помочь определить наиболее эффективные способы использования доступных ресурсов.

4. OVC должен обеспечить доступность учебных материалов, разработанных в рамках грантов OVC и соглашений о сотрудничестве. через Центр ресурсов OVC. Они должны предлагаться в различных форматах, которые могут быть использованы защитниками жертв инвалидности или распространены среди сообщества, защищающего права людей с инвалидностью, чтобы лучше информировать потребителей с инвалидностью и инвалидностью поставщики услуг. Например, видео, снятые на финансирование OVC, должны иметь открытые субтитры, чтобы глухие люди смогут ими пользоваться.

5. OVC следует направлять дискреционное грантовое финансирование VOCA на разработку проектов обучения и технической помощи, которые включают сильный акцент на оказании помощи жертвам преступлений с ограниченными возможностями. Особое внимание следует уделять жертвам преступлений с инвалиды из числа меньшинств и групп с низким доходом, которые с наименьшей вероятностью из всех жертв преступлений получат помощь жертвам Сервисы. OVC в настоящее время финансирует несколько многолетних демонстрационных проектов, Victim Services 2000 , которые предназначены для служат моделями для сообществ в сельских и городских условиях, которые хотят развивать сети интегрированных и всеобъемлющих услуги для жертв преступлений.OVC должен обеспечивать удовлетворение потребностей и проблем жертв преступлений с ограниченными возможностями. комплексно в этих демонстрационных проектах.

6. OVC следует тесно сотрудничать с государственными администраторами компенсации потерпевшим для выявления проблем и пробелов в услугах, связанных с долгосрочные медицинские и психические потребности жертв преступлений с ограниченными возможностями при разработке компенсации жертвам преступления руководящие указания. Например, долгосрочные медицинские расходы для одного участника Симпозиума, который ослеп после выстрела, составляют переоборудовать и заменять протезы глаза каждые несколько лет; расходы около 1700 долларов.

7. OVC следует поощрять презентации по темам, имеющим отношение к повышению доступности услуг для жертв преступлений с инвалидов на всех государственных, региональных или национальных конференциях, съездах, симпозиумах, фокус-группах или собраниях, финансируемых OVC. В частности, обучение администраторов VOCA, посещающих ежегодную конференцию VOCA, должно способствовать повышению важности обслуживая это население жертв преступлений. Тренинг должен представить наиболее эффективные способы использования государственных средств VOCA для увеличить физический доступ за счет модификации объекта или приобретения специализированного коммуникационного оборудования.OVC также следует изучить, сколько финансирования VOCA в настоящее время тратится ежегодно на расширение доступа к услугам для жертв преступлений с инвалидности, и сколько дополнительного финансирования VOCA потребуется для обеспечения полной доступности.

8. OVC следует установить динамические партнерские отношения с сообществами инвалидов на национальном уровне (параллельно с местными усилиями), чтобы поощрять разработку политики и программ, которые принесут пользу жертвам преступлений с ограниченными возможностями.

9.OVC следует разработать механизм использования и распространения информации о статусе инвалидности, которая в настоящее время собираются субреципиентами VOCA. Такую статистику можно использовать для разработки стандартов «сравнительного анализа».

Рабочая группа по федеральному отчету о деятельности должна состоять из представителей (1) Управления по делам жертв Офис по грантам «Преступность и насилие в отношении женщин» Управления программ юстиции Министерства юстиции США и (2) Центр по контролю за заболеваниями и управлению детьми и семьями США.S. Департамент здравоохранения и Сферы услуг. Рабочая группа разработает стандартизированный статистический сводный отчет о присуждении субгранта , который может использоваться всеми организациями, получающими федеральное финансирование, для оказания помощи жертвам преступлений из любого из этих источников федерального финансирования. OVC должен официально рекомендовать, чтобы этот стандартизированный отчет включал статус инвалидности и характер инвалидности как часть собранных демографических данных.

10.Национальная академия помощи жертвам, финансируемая OVC, должна основываться на текущем учебном компоненте по работе с жертвами преступлений с ограниченными возможностями.

Рекомендации для других органов Министерства юстиции

1. Национальный институт юстиции должен работать с соответствующими исследовательскими агентствами, занимающимися вопросами инвалидности, чтобы создать долгосрочная программа исследований с упором на потребности жертв преступлений с ограниченными возможностями с момента возникновения преступность на протяжении всего процесса уголовного правосудия.Такое исследование должно быть направлено на определение лучших методологий для определение уровня и характера риска виктимизации, влияния криминальной виктимизации на жертв с ограниченными возможностями, необходимости для специализированных типов услуг для потерпевших, возможность доступа к услугам для потерпевших и проблемы, стоящие перед уголовным правосудием система расследования и преследования правонарушителей, а также предотвращения будущей виктимизации.

2. Финансируемый OVC проект Национального института юстиции по теме «Эффективность финансирования VOCA в Удовлетворение потребностей жертв преступлений «должны включать конкретные стратегии для измерения способности субреципиентов VOCA выявлять и обслуживать жертв преступлений с ограниченными возможностями, а также определять препятствия, препятствующие этим усилиям.

3. Национальное обследование виктимизации от преступлений, Единый отчет о преступности и другие обследования по сбору данных должны быть переработан для сбора данных о масштабах насилия в отношении людей с ограниченными возможностями и количестве людей, которые стать инвалидом из-за катастрофических телесных повреждений, связанных с преступлением. Если используются альтернативные методы обследования, их следует разработаны и реализованы с использованием достаточных ресурсов, чтобы их результаты были столь же авторитетными, как и другие, полученные Департамент правосудия.

4. Соответствующие подразделения Министерства юстиции должны работать совместно, чтобы сосредоточить внимание на проблемах преступности против людей с ограниченными возможностями для развития сотрудничества в разработке политических инициатив на всех правительственных уровнях.

5. Отдел грантов по борьбе с насилием в отношении женщин и Отдел гражданских прав Министерства юстиции должны работать над тем, чтобы повысить физическую и психологическую доступность программ домашнего насилия и сексуального насилия для женщин с ограниченными возможностями и активно противодействовать любой дискриминации в сфере услуг, предоставляемых инвалидам.

Эти рекомендации представляют собой лишь первый шаг к созданию более совершенной системы предоставления услуг жертвам преступлений с инвалидность. Участники симпозиума, разработавшие эти предложения, намерены продолжать свою работу и вербовать других для продолжения начатой ​​ими работы.

Последствия

Сфера оказания помощи жертвам достигла больших успехов с момента своего зарождения в начале 1970-х годов. Однако это еще не все. достижения, чтобы обеспечить полное вовлечение и всестороннее участие всех жертв преступлений.

В настоящее время существует несколько сетей, объединяющих различных специалистов в области прав и услуг жертв, а также их параллельные коллеги в области прав инвалидов. Пока такие сети не будут созданы, вполне вероятно, что стратегии охвата обучение и скоординированное предоставление услуг будут отложены. Эффективные сети могут способствовать участию людей с инвалидов в нашем процессе уголовного правосудия, обеспечить своевременное предоставление соответствующих услуг жертвам преступлений с ограниченными возможностями, способствовать осведомленности общества об особых потребностях и проблемах жертв с ограниченными возможностями, а также способствовать распространению фактов о виктимизации в различных сообществах людей с ограниченными возможностями.На создание таких сетей потребуется время и энергия многих преданных делу людей и агентств как в области прав потерпевших, так и прав инвалидов. Ясно, что политики не будут изменены, поставщики услуг не будут обучены, а помощь не будет оказана без активных вовлечение клиентов, для которых предназначены услуги. Люди с ограниченными возможностями должны играть ведущую роль в помогая определять будущее прав жертв и услуг для себя, и они должны работать вместе со всеми различные органы уголовного правосудия, чтобы это произошло.

Потребуются руководство и финансирование не только со стороны OVC, но и из других соответствующих источников финансирования, чтобы гарантировать, что наши органы уголовного правосудия и программы помощи жертвам полностью доступны для людей с ограниченными возможностями, и что персонал из этих программ прошли соответствующую подготовку для предоставления качественных услуг. Учитывая большое количество жертв преступлений с инвалидам, программам потребуется дополнительное финансирование для обеспечения необходимого уровня услуг.Когда финансирования нет немедленно доступны, руководители программ должны будут проявить творческий подход к поиску союзов с новыми партнерами, чтобы помочь сделать оказание услуг реальностью. Отсутствие финансирования никогда не должно служить оправданием для исключения жертв преступлений из нашего американского общества. система правосудия.

Американцы с ограниченными возможностями — это очень разнообразная группа людей с разным уровнем независимости и потребностями. В Задача на будущее — обеспечить, чтобы все люди с ограниченными возможностями стали полноправными участниками системы уголовного правосудия.Национальный совет по делам инвалидов отметил в своем отчете «Достижение независимости », что «достижение независимости для люди с ограниченными возможностями — это проверка самих принципов нашей демократии. Это испытание, которое мы можем пройти «. Как защитники жертв, мы теперь знать, что существует потенциально огромное количество необслуживаемых и недостаточно обслуживаемых жертв преступлений, которые имеют право на услуги, которые мы обязуемся оказывать всем жертвам преступлений:

* Право на защиту от запугивания и вреда.

* Право на получение информации о процессе уголовного правосудия.

* Право на адвоката.

* Право на возмещение ущерба.

* Право на сохранение собственности и трудоустройство.

* Право на надлежащую правовую процедуру в уголовном судопроизводстве.

* Право на достойное, сострадание и уважение.

В то время как Соединенные Штаты считаются мировым лидером в области гражданских прав и прав инвалидов, жертвы преступлений с ограниченными возможностями невидимые и их законные права на службу и справедливость остаются без внимания.Правосудие тщательно контролирует уголовные права. и правовая система; движение за права жертв преступлений стремится добиться признания аналогичных прав и услуг для пострадавших , в том числе инвалиды.

  • Задача будущего — сделать так, чтобы все люди с ограниченными возможностями стали полноправными участниками преступной деятельности. система правосудия.

Удовлетворение потребностей жертв преступлений с ограниченными возможностями представляет собой систему уголовного правосудия, включая сферу помощи жертвам, с большим вызовом.Этого нельзя добиться, просто расширив «зонтик помощи жертвам», чтобы охватить больше или даже все жертвы преступлений с ограниченными возможностями. Скорее, партнерство между областями помощи жертвам и защиты интересов инвалидов. должны быть построены так, чтобы способствовать взаимному уважению и обмену идеями, знаниями, возможностями, успехами и сотрудничеством усилия по разработке стратегии решения проблем. Такое партнерство усилит возможности обеих жертв. и защитники инвалидности в их усилиях по обеспечению того, чтобы всем жертвам преступлений была предоставлена ​​основополагающая справедливость и доступ к качеству, комплексные услуги.

Факты перед нами. Мы не можем сейчас повернуть назад.

Для получения дополнительной информации

Для получения дополнительной информации о проекте и продуктах, связанных с Работа с жертвами преступлений с ограниченными возможностями, обращайтесь в NOVA. или OVC по следующим адресам и телефонам:

Управление по делам жертв преступлений

Министерство юстиции США

810 7-я улица, Северо-Запад, 8-й этаж

Вашингтон, Д.С. 20531

202-307-5983 202-514-6383 факс

Веб-сайт

: http://www.ojp.usdoj.gov/ovc/

Национальная организация помощи жертвам

1757 Park Road, N.W.

Вашингтон, округ Колумбия 20010

202-232-6682

202-462-2255 факс

Эл. Почта: [email protected]

Веб-сайт: http: \ www.try-nova.org

Дополнительные ресурсы

Ниже приведены полезные ресурсы.Список, конечно, не полон в интересах краткости.

Книги

Насилие и жестокое обращение в жизни людей с ограниченными возможностями: конец молчаливого принятия? Дик Собси, R.N., Ed.D., Издательство Пола Х. Брукса, Балтимор, Мэриленд.

Насилие и инвалидность: аннотированная библиография, Дик Собси, Дон Уэллс, Ричард Лукарди, Шейла Мэнселл, Пол Х. Издательство Brookes, Балтимор, Мэриленд.

Жестокое обращение со стороны лиц, осуществляющих уход, и домашнее насилие в жизни женщин-инвалидов, удовлетворение потребностей женщин с ограниченными возможностями Инвалиды: план перемен, , проект Berkeley Planning Associates. Марлен Ф. Стронг и Энн Куполо Фримен. 510-465-7884 (буклет).

Учебные программы и видео

Ваша безопасность, ваши права, программа личной безопасности и предотвращения жестокого обращения для взрослых с ограниченными возможностями и для обслуживания провайдеры.Терри Пиз, доктор философии и Беверли Франц, Сеть помощи жертвам, 215-348-5664.

Нанесение на карту новых вод: реагирование на насилие в отношении женщин с ограниченными возможностями, видео и руководство для координаторов. Правосудие Институт Британской Колумбии, 604-525-5422.

Вместе мы сможем изменить мир к лучшему: справочное руководство для сотрудников полиции для граждан с ограниченными возможностями. Пенсильвания Комиссия по преступности и правонарушению, Гаррисбург, Пенсильвания.

Полиция и инвалиды. Ресурсный центр правоохранительных органов. Миннеаполис, Миннесота 800-279-8284.

Разное

«План перехода для полицейских участков и Зала правосудия» Департамента полиции Сан-Франциско (в отношении американцев с Закон об инвалидах), свяжитесь с Sgt. Майкл Дж. Салливан, координатор ADA, 415-553-1343, 415-558-2406 (телетайп).

Центр информирования о личной безопасности Список материалов библиотеки предоставления ресурсов, Остинский кризисный центр изнасилования, 512-445-5776 х 210.

Национальный совет по независимой жизни, 2111 Wilson Boulevard, Suite 405, Arlington, VA 22201, 703-525-3406 (голос), 703-525-3407 (TTY), чтобы найти ближайший Центр самостоятельной жизни.

Информационная линия ADA

800-514-0301 (голосовой)

800-514-0383 (TDD)

www.justice.gov/crt/ada/adahom1.htm

Министерство юстиции США отвечает на вопросы о ADA и предоставляет бесплатные публикации по почте и факсу через свои Информационная линия ADA; публикации также можно просмотреть или загрузить на его веб-сайте.

Центры технической помощи инвалидам и бизнесу (DBTAC)

800-949-4232 (голос / TTD)

www.icdi.wvu.edu/tech/ada.htm

Национальный институт исследований инвалидности и реабилитации (NIDRR) Министерства образования США профинансировал сеть грантополучателей по всей стране для предоставления информации, обучения и технической помощи агентствам и предприятия в отношении их ответственности и обязанностей в соответствии с ADA.Ваш звонок на указанный выше бесплатный номер будет перенаправлен. в DBTAC в вашем регионе.

Президентский комитет по трудоустройству людей с ограниченными возможностями, список председателей, заместителей председателя и секретарей комитетов губернаторов по трудоустройству людей с ограниченными возможностями, 202-376-6200 (голос) / 376-6205 (TDD). Работа Сеть размещения (JAN) — это служба Президентского комитета по трудоустройству людей с ограниченными возможностями, и предоставляет индивидуальные консультационные услуги, предоставляя абонентам подробные решения по размещению и ответы на конкретные вопросы по ADA.Позвоните по номеру 800-ADA-WORK (800-232-9675) voice / tty. Доска объявлений компьютера: 800-Dial-JAN, 800-342-5526). Веб-сайт: http://janweb.icdi.wvu.edu. Совет доступа предоставляет рекомендации ADA по доступности для новых вопросы строительства и соблюдения нормативных требований для объектов, построенных на федеральные деньги. Звоните 202-272-5434 голосовой, 202-272-5549 tty, Интернет сайт: http://access-board.gov.

Связанные веб-сайты

www.cavnet.org

www.boystown.org/research/abused.HTML

www.quasar.ualberta.ca/ddc/ddb/sobleymansell.html

www.psych-health.com/death.html

www.psych-health.com/tony.html

www.vh.org/Welcome/UIHC/UIHCMedDepts/Peds/ ChildAbuse / DHSAdult.html

www.realtime.net/austinrapecrisis/HTML/psac.htm

www.pcepd.gov

www.icdi.wvu.edu/tech/ada.htm

Участники симпозиума (консультанты)

OVC и NOVA благодарят следующих консультантов, которые посетили двухдневный симпозиум, и многих других, кто не смог присутствовали, но предоставили свою информацию и поддержку.

Дайан Александер, Национальный центр помощи жертвам, Арлингтон, Вирджиния

Нора Дж. Баладериан, Ph.D., Spectrum Institute, Disability, Abuse & Personal Rights Project, Culver City, CA

Дайан Брайен, Институт инвалидов / UAP, Темплский университет, Филадельфия, Пенсильвания

Барбара Буркхардт, Офис генерального прокурора, Отдел обслуживания потерпевших, Таллахасси, Флорида

Шарлотта Кларк, Отдел помощи жертвам и свидетелям, U.Офис прокурора С., Вашингтон, округ Колумбия

Марси Дэвис, Кризисное реагирование Санта-Фе, Санта-Фе, штат Нью-Мексико,

Дэн Эдди, Национальная ассоциация советов по компенсации жертвам преступлений, Александрия, Вирджиния

Шарон Д’Эусанио, Отдел обслуживания потерпевших, Генеральная прокуратура, Бока-Ратон, Флорида

Барбара Ваксман Фидучча, Центр исследований политики в отношении женщин, Купертино, Калифорния

Беверли Л.Frantz, Network of Victim Assistance, Sellersville, PA

Марк Галуччи, эсквайр, Центр по правам инвалидов, Коалиция жертв преступлений Коннектикута, Нью-Хейвен, CT

Уилсон Халли, Президентский комитет по трудоустройству людей с ограниченными возможностями, Вашингтон, округ Колумбия

Керри А. Клокнер, Вашингтонская коалиция граждан с ограниченными возможностями, Сиэтл, Вашингтон,

Пэт Лэрд, Управление по порокам развития, U.S. Департамент здравоохранения и социальных служб, Вашингтон, округ Колумбия,

Морна Мюррей, эсквайр, VALOR, Александрия, Вирджиния

Kim Musheno, The Arc, Вашингтон, округ Колумбия

Брук О’Келли, Команда RiteAway, Беверли-Хиллз, Калифорния

Debbie O’Neill, Офис окружного прокурора округа Вентура, Отдел обслуживания жертв, Вентура, Калифорния

Джоан Петерсилия, Ph.D., Калифорнийский университет, Ирвин, Санта-Барбара, CA

Барбара Рэнсом, Центр права общественных интересов Филадельфии (PILCOP), Филадельфия, Пенсильвания 907 907 907

Кристин Томпсон, Инициатива по борьбе с преступностью, прокуратура округа Хеннепин, Миннеаполис, Миннесота

Ричард Титус, Ph.D, Национальный институт юстиции, Вашингтон, округ Колумбия

Реджинальд Ф. Уэллс, доктор философии, Управление по проблемам развития, Департамент здравоохранения и социальных служб США, Вашингтон, округ Колумбия

Джоди Уилди, , округ Колумбия Центр независимой жизни, Вашингтон, округ Колумбия

Мэри Эллен Янг, доктор философии, Центр исследований женщин-инвалидов, Медицинский колледж Бейлора, Хьюстон, Техас

1 RAINN, 635-B Пенсильвания-авеню, S.E., Вашингтон, округ Колумбия 20003
2 Насилие и жестокое обращение в жизни людей с ограниченными возможностями: конец молчаливого принятия ?, Дик Собси, Р.Н., изд. Д., 1994, стр. 75-76, Пол Х. Брукс Паблишинг Ко.
3 Ваша безопасность. . . Образовательная программа по вопросам ваших прав и личной безопасности и предотвращения злоупотреблений для расширения прав и возможностей взрослых с ограниченными возможностями и Обучайте поставщиков услуг. Т. Пиз и Б. Франц, 1994, Дойлстаун, Пенсильвания: Сеть помощи жертвам.
4 Опыт нападения на 100 психиатрических стационаров: доказательства необходимости регулярного обследования. Якобсон А. и Ричардсон Б. (1987) Американский журнал психиатрии, 144 (7), 908-913.)
5 Домашнее насилие и женщины и дети с ограниченными возможностями, Отчет Мемориального фонда Миллбанка, Пауль Фейерштейн, июнь 1997 г., неопубликованный
6
NOVA провела по крайней мере один семинар по теме, связанной с инвалидностью, на своих ежегодных конференциях с начала 1980-х годов.В 1998 году NOVA будет представить пленарное заседание по работе с жертвами преступлений с ограниченными возможностями, а также трек из шести семинаров, посвященных этой проблеме. Офис для жертв преступлений спонсирует два из этих семинаров, в том числе один по требованиям ADA и технической помощи, доступной для агентства по оказанию помощи жертвам, чтобы выполнить эти требования. Защитники жертв преступлений с ограниченными возможностями будут тесно сотрудничать с конференцией координатор по разработке и презентации пленарного заседания и семинаров.

Этот бюллетень был подготовлен в соответствии с соглашением о сотрудничестве № 97-BF-GX-K022, выданным Национальной организации по Помощь жертвам, Управление по делам жертв преступлений, Управление программ правосудия, Министерство юстиции США. Находки и выводы принадлежат автору и не обязательно отражают официальную позицию или политику Министерства США. правосудия.

Управление по делам жертв преступлений является составной частью Управления программ правосудия, в которое также входит Бюро юстиции. Assistance, Бюро судебной статистики, Национальный институт юстиции и Управление ювенальной юстиции и Профилактика правонарушений.

NCJ 172838

Информация на этой странице заархивирована и предоставляется только для справки.

жертв финансового мошенничества

Контактная информация | Информация о жертве | Информация о свидетелях | Обновления дела | Парковка

Как жертва федерального мошенничества вы можете понести финансовый и эмоциональный ущерб и даже медицинские проблемы, связанные с вашей виктимизацией. И вы не одиноки. Ежегодно миллионы людей в Соединенных Штатах становятся жертвами мошенничества.

ЭМОЦИОНАЛЬНОЕ ВОЗДЕЙСТВИЕ ПОБЕДЫ МОШЕННИЧЕСТВА

Преступление о мошенничестве — это нарушение личности. Ваше доверие к собственному суждению и доверие к другим часто подрывается. Вы можете почувствовать предательство, особенно если виновный — кто-то из ваших знакомых. Возможно, вы не решались рассказать членам семьи, друзьям или коллегам о своей виктимизации, опасаясь критики. Если бы они были использованы таким же мошенничеством, вы могли бы почувствовать себя виноватым и испытать чувство изоляции.

Преступления, связанные с мошенничеством, могут подорвать вашу финансовую безопасность, а иногда и безопасность ваших близких. Если вы пожилой человек, инвалид или имеете фиксированный доход — и у вас нет возможности возместить убытки, — вы можете столкнуться с дополнительной травмой, даже с потерей независимости.

Вы можете испытывать чувства по поводу:

  • Сам . Старая поговорка: «Взгляд в прошлое — 20-20» никогда не вернее, чем в преступлениях с финансовым мошенничеством. Многие жертвы считают, что они должны были знать или осознавать, что происходит, или винить себя в том, что они слишком доверчивы или наивны.

  • Преступник за мошенничество за использование вашей финансовой выгоды, предательство вашего доверия и создание угрозы вашей финансовой независимости и безопасности

  • Ваша семья, друзья и коллег за то, что обвиняют вас, расстраиваются из-за того, что они считают вашим отсутствием суждения, или за отказ от финансовой или эмоциональной поддержки.

  • Следствие и прокуратура Этапы процесса отправления правосудия, особенно в делах, которые продвигаются медленно или не приводят к финансовым результатам, благоприятным для вас.

  • Средства массовой информации за неспособность предупредить общественность о схемах мошенничества или за эксплуатацию жертв при сообщениях о мошенничестве.

  • Агентства по защите прав потребителей за неспособность защитить ваши интересы.

  • Кредиторы , которые не понимают вашего тяжелого финансового положения.

  • Сообщество, штат и федеральные агентства , если их ресурсы ограничены или у них нет полномочий помогать вам.

ОБЩАЯ ИНФОРМАЦИЯ О ПОЖЕРТВОВАНИИ МОШЕННИЧЕСТВА

Что такое мошенничество?

Мошенничество происходит, когда физическое или юридическое лицо намеренно обманывает другое лицо обещаниями товаров, услуг или финансовых выгод, которых не существует, которые никогда не предназначались для предоставления или были искажены. Обычно жертвы дают деньги, но никогда не получают то, за что заплатили.

Кто жертвы мошенничества?

Практически любой может стать жертвой мошенничества.Мошенники никого не упускают из-за таких факторов, как возраст человека, финансы, уровень образования, пол, раса, культура, способности или географическое положение. Фактически, преступники, совершающие мошенничество, часто нацелены на определенные группы на основе этих факторов.

Почему о преступлениях мошенничества не сообщается?

Хотя жертвы мошенничества не одиноки, они часто несут убытки в одиночку и молча. Стыд, чувство вины, смущение и недоверие являются одними из причин, по которым только около 15 процентов жертв мошенничества в стране сообщают о своих преступлениях в правоохранительные органы.К другим причинам относятся сомнения жертв в собственном суждении, чувство предательства и опасения по поводу реакции членов их семей, друзей и деловых партнеров. Некоторые жертвы считают, что их потери недостаточно велики, чтобы сообщить о них, не хотят вмешиваться, полагают, что правоохранительные органы не отнесутся к преступлению серьезно, или полагают, что сообщение о преступлении ничего не даст. Многие жертвы считают, что виноваты только они сами, тогда как на самом деле в этих преступных действиях виноваты расчетливые и опытные преступники.

Кто совершает мошенничество?

Как и их жертвы, преступники-мошенники различаются в образовательном, социальном, географическом и финансовом отношении. Большинство аферистов делают карьеру на своей преступной деятельности. Некоторые даже присоединяются к профессиональным организациям, чтобы узаконить свои схемы и создать респектабельный фронт.

Что делает ваше дело федеральным?

Преступления, связанные с мошенничеством, могут преследоваться в судебном порядке на уровне штата или на федеральном уровне, в зависимости от ряда факторов:

  • Тип мошенничества и сумма похищенных денег
  • Нарушены законы (федеральные, штатные или оба)
  • Принцип работы
  • Использование государственных услуг (например, U.S. Почтовая служба, телекоммуникационные системы и Medicare), подпадающие под действие федеральных или государственных нормативных актов и полномочий
  • Место совершения преступления (в пределах штата или за пределами штата или страны)

Каковы наиболее распространенные виды мошенничества?

Преступники-мошенники предпочитают не оружие или нож. Скорее, это чаще всего телефон, письмо, глянцевая публикация или брошюра, предлагающая бесплатный отпуск, товары, инвестиционные возможности или услуги.Не все виды мошенничества связаны с прямой продажей товаров потребителям. Некоторые виды мошенничества нацелены на учреждения или предприятия. Примеры включают:

  • Мошенничество с телемаркетингом (предложение по телефону фальшивых товаров или услуг)
  • Мошенничество с почтой
  • Мошенничество в сфере здравоохранения и страхования
  • Мошенничество с пенсионными и целевыми фондами
  • Мошенничество с кредитными картами и чеками (включая мошенничество путем выдачи себя за другое лицо в результате кражи почты или кредитных карт)
  • Кража личных данных
  • Мошенничество с ценными бумагами, товарами и прочими инвестициями
  • Банковское мошенничество
  • Хищение
  • Пирамида или схемы Понци
  • Схема предоплаты
  • Интернет-мошенничество

Какая документация мне нужна по моему делу?

В дополнение к предоставлению письменной и устной информации по делу от вас потребуется предоставить документацию о ваших финансовых потерях. Вы должны сохранить все документы, относящиеся к преступлению, включая такие предметы, как письма с просьбами, проспекты, аннулированные чеки, денежные квитанции, квитанции кассовых чеков или денежных переводов, банковские выписки, инвестиционные отчеты или медицинские отчеты. Если ваше дело будет передано в суд и обвинительный приговор будет вынесен, судье потребуется эта документация, чтобы определить, будет ли правонарушителю приказано выплатить компенсацию за ваши убытки.

Предлагает ли прокуратура США какие-либо услуги по оказанию помощи жертвам?

Да, наш офис предлагает множество услуг, чтобы помочь вам, если вы стали жертвой преступления.Персонал программы «Жертвы-свидетели» будет работать над тем, чтобы узнать о ваших потребностях, чувствах и проблемах и ответить на вопросы, которые могут у вас возникнуть относительно участия в деле.

Контрольный список для кражи личных данных

Сенат защищает выживших, принимает Закон

о детях-жертвах

( Albany, NY ) Сегодня Сенат принял Закон о детях-жертвах (S.2440) и изменил устаревший срок давности в отношении сексуального насилия над детьми штата Нью-Йорк. Закон о детях-жертвах увеличит срок давности за преступления, связанные с сексуальным насилием над детьми, на пять лет и повысит срок исковой давности по причинам, предъявляемым лицом, добивающимся компенсации за физический, психологический или иной вред, причиненный сексуальным насилием над детьми, до 55 лет. .Кроме того, этот закон создаст период в один год, начиная с шести месяцев с даты вступления в силу законопроекта, для бывших жертв сексуального насилия над детьми, чтобы инициировать судебные процессы против их насильников, а также государственных и частных учреждений, которые допустили насилие. Законопроект устранит обременительные требования «уведомления о претензии», которые создают препятствия для жертв подавать в суд на государственные учреждения, которые по неосторожности допустили злоупотребления как во время периода возрождения, так и в будущем.

«Когда мы начали эту борьбу за Закон о детях-жертвах, никто из нас не думал, что это будет так сложно и так долго», — сказала лидер большинства в Сенате Андреа Стюарт-Казинс .«Правительство обязано встать на защиту оставшихся в живых после этих ужасных преступлений. Вот почему демократическое большинство в сенате на протяжении многих лет борется вместе с выжившими и выступает за принятие Закона о детях-жертвах и устранение барьеров, которые защищали хищников. Я горжусь тем, что работаю с сенатором Брэдом Хойлманом, который отстаивал и поддерживал этот закон, и я благодарю его за его принятие. Наконец-то приходит правосудие ».

Спонсор законопроекта, сенатор Брэд Хойлман сказал: «В течение многих лет пережившие сексуальное насилие над детьми обращались к Олбани за справедливостью, но их мольбы оставались без ответа в Сенате штата Нью-Йорк.Тупиковая ситуация заканчивается сегодня при лидере сената Андреа Стюарт-Казинс. Наконец, выжившие будут иметь возможность добиваться справедливости в отношении своих обидчиков и привлекать к ответственности любые учреждения, в которых они проживали. Мы не были бы здесь сегодня без яростной защиты выживших по всему штату Нью-Йорк. Когда политические лидеры в этом штате отказались слушать, вы смело рассказывали свои истории. Вы требовали действий. Вы создали движение. Теперь, когда вы ищете справедливости, Нью-Йорк будет с вами ».

Закон о детях-жертвах, принятый большинством в Сенате, будет:

  • Продлить срок давности за преступления, связанные с сексуальным насилием над детьми, на пять лет, дав оставшимся в живых до 28 лет для предъявления обвинений в совершении тяжких преступлений и до 25 лет для мисдиминоров.
  • Продлить срок давности по гражданским искам, связанным с сексуальным насилием над детьми, который в настоящее время составляет максимум от одного до пяти лет, чтобы позволить потерпевшим подавать иски до достижения ими возраста 55 лет.
  • Создать одногодичный период, в течение которого гражданские иски с давностью давности могут быть восстановлены.
  • Разрешить иски как к государственным, так и к частным учреждениям путем явной отмены требования об уведомлении о требовании для подачи исков против государственных учреждений как перспективно, так и во время периода возрождения.
  • Обеспечить обучение судей, рассматривающих дела о сексуальном насилии в отношении детей.

Заместитель руководителя Сената Майкл Джанарис сказал: «Защита наиболее уязвимых в нашем обществе — это моральное испытание лидерства. Принимая Закон о детях-жертвах, сенат Нью-Йорка защищает людей, лишенных шанса на справедливость ».

Сенатор Джамаал Бейли сказал: «Принятие Закона о детях-жертвах имеет решающее значение для тысяч жителей Нью-Йорка, переживших сексуальное насилие над детьми.Ребенку никогда не бывает легко говорить о жестоком обращении с ним, особенно в раннем возрасте. Увеличение срока давности необходимо для того, чтобы жертвы сексуального насилия над детьми имели возможность добиваться справедливости, которой они заслуживают. Я хочу поблагодарить сенатора Хойлмана и конференцию за их борьбу за то, чтобы это прошло ».

Сенатор Брайан Бенджамин сказал: «Принятие этого законопроекта — огромный шаг вперед для переживших сексуальное насилие в детстве, многие из которых мужественно и неустанно работали, чтобы сделать его принятие возможным.Я горжусь тем, что являюсь частью Демократического большинства, которое отправляет правосудие и надеется на выживших, а также являюсь партнером и соседом спонсоров законопроекта сенатора Хойлмана и члена Ассамблеи Розенталя ».

Сенатор Алессандра Бьяджи сказала: «Любой, кто пережил травматическое насилие в детстве, должен иметь возможность искать справедливости и поддержки. Тем не менее, закон штата Нью-Йорк устанавливает необоснованный крайний срок для решения выживших выступить и обратиться к прошлому. Проходя CVA, Нью-Йорк встает на защиту выживших и делает наш штат более безопасным для всех.”

Сенатор Джон Брукс сказал: «Сегодня мы сделали давно назревший шаг вперед в защите наших детей от хищников и предоставили пережившим сексуальное насилие больше шансов вернуть свою жизнь. сообщение о том, что голоса жертв жестокого обращения не останутся незамеченными для преследования правосудия за эти преступления ».

Сенатор Дэвид Карлуччи сказал: «Наконец, в Нью-Йорке мы расширяем возможности выживших и исправляем серьезную несправедливость.Закон о детях-жертвах позволит выжившим, подвергшимся сексуальному насилию в детстве, добиваться справедливости, которую они по праву заслуживают, и больше не хранить молчание ».

Сенатор Лерой Комри сказал: «Закон о жертвах детей, который давно откладывается, направлен на обеспечение того, чтобы те, кто пострадал от жестокого обращения на самых уязвимых этапах жизни, теперь имели надлежащую возможность получить возмещение и справедливость, которых они так заслуживают. Мы не можем добросовестно игнорировать проступки людей, которые использовали свое авторитетное положение для того, чтобы воспользоваться детьми.”

Сенатор Джим Гогран сказал: «Принятие Закона о детях-жертвах, наконец, принесет справедливость многим жертвам, которые давно требовали возможности противостоять обидчикам. Сегодня мы на стороне детей, а не хищников. Этот законопроект был давно просрочен ».

Сенатор Эндрю Гунардес сказал: «Я горжусь тем, что поддерживаю Закон о детях-жертвах. Этот давно застопорившийся законодательный акт наконец-то позволит жертвам жестокого обращения с детьми добиваться гражданского правосудия против своих обидчиков и учреждений, в которых они находятся, независимо от того, как давно были совершены преступления.Этот законопроект — настоящая победа для выживших в этих ужасных преступлениях, и он снова выполняет наше обещание защищать и защищать всех жителей Нью-Йорка и дать голос тем, кто не имеет голоса ».

Сенатор Пит Харкхэм сказал: «Выжившим в детстве после сексуального насилия слишком долго отказывали в правосудии. Я горжусь тем, что один из моих первых голосов в качестве сенатора даст жертвам возможность подать иск против нападавших и любых организаций, которые не смогли их защитить. Наконец-то у нас есть шанс исправить ужасную ошибку.”

Сенатор Роберт Джексон сказал: «Сегодня знаменует собой победу для прав оставшихся в живых. Принятие Закона о детях-жертвах приближает законы Нью-Йорка в соответствие с бурной активностью выживших, которую мы наблюдали в движении #MeToo за последние пару лет. Хотя мы должны продолжать делать больше на уровне штата для поддержки переживших жестокое обращение, особенно тех, кто пережил эти травмы в раннем возрасте, этот закон является важным началом ».

Сенатор Тодд Камински сказал: «Сегодня новый день для переживших сексуальное насилие над детьми в штате Нью-Йорк.Закон о детях-жертвах не только даст жертвам шанс на справедливость, но и защитит наши общины от насильников. Я горжусь тем, что являюсь соавтором этого закона, и благодарю лидера Стюарта-Казинса и сенатора Хойлмана за их неизменную поддержку — Нью-Йорк больше не будет защищать насильников над детьми, которым они причинили вред ».

Сенатор Анна М. Каплан сказала: «Слишком долго пережившим сексуальное насилие в детстве отказывали в правосудии в нашем штате. Эти оставшиеся в живых неоднократно подвергались повторной виктимизации из-за законов, которые не принимают во внимание сложное решение, которое необходимо принять, прежде чем выступить с заявлением о жестоком обращении.Я горжусь тем, что являюсь одним из спонсоров Закона о детях-жертвах, который дает выжившим возможность провести свой день в суде, противостоять своим обидчикам и, надеюсь, найти решение, потому что выжившие заслуживают возможности исцеления, а те, кто совершает преступления против детей, должны нести ответственность ».

Сенатор Тим Кеннеди сказал: «В течение многих лет мы стояли бок о бок с пережившими сексуальное насилие в детстве, требуя принятия Закона о детях-жертвах, и теперь, когда демократы полностью контролируют законодательный орган штата, мы агрессивно продвигая этот приоритет вперед.Это голосование давно назрело, и оно окажет глубокое влияние на тех, кого десятилетиями заставляли молчать в поисках справедливости. Жители Нью-Йорка и американцы высказывались и требовали лучшего, и Сенат готов дать убедительный сигнал выжившим: мы слышим вас, и ваши голоса имеют значение. Я с нетерпением жду возможности проголосовать за эту важную реформу ».

Сенатор Лиз Крюгер сказала: «Непостижимо, что до сих пор штат Нью-Йорк не позволял всем жертвам сексуального насилия над детьми присутствовать в суде.К счастью, сегодня это изменилось. Принимая Закон о детях-жертвах, мы гарантируем, что законы Нью-Йорка не будут препятствовать осуществлению права жертв добиваться справедливости. Я благодарю адвокатов и моих коллег-законодателей за их упорство в этой важной борьбе ».

Сенатор Джон Лю сказал: «В штате Нью-Йорк было одно из самых коротких окон, когда жертвы могут сообщить о жестоком обращении. С принятием Закона о детях-жертвах у взрослых выживших будет время, необходимое для того, чтобы смириться с жестоким обращением и добиться возмещения ущерба, и Нью-Йорк сможет реально восстановить справедливость в отношении жертв жестокого обращения с детьми.”

Сенатор Рейчел Мэй заявила: «Сегодняшнее голосование по Закону о детях-жертвах — это большая победа для лиц, переживших сексуальное насилие. Слишком долго наш строгий срок давности не позволял выжившим добиваться справедливости, которой они по праву заслуживают. Эта мера начнет исправлять некоторые недостатки нашей системы правосудия и предоставит тем, кто пострадал в детстве, возможность добиваться некоторого закрытия. Я горжусь тем, что поддерживаю этот законопроект и всех отважных выживших в нашем штате.”

Сенатор Шелли Майер сказала: «Я благодарна за то, что мы расчистили путь к правосудию для тысяч переживших сексуальное насилие в детстве, приняв Закон о детях-жертвах. Действующий закон совершенно неадекватен в том смысле, что он требует от выживших подавать в суд задолго до того, как большинство из них смирится со своими злоупотреблениями, в результате чего многие выжившие не могут предъявить обвинения обидчикам, которые продолжают оставаться скрытыми, и представляют собой угрозу общественной безопасности. Выжившие слишком долго ждали этого дня.Я надеюсь, что этот законопроект даст выжившим инструменты для лечения, душевного спокойствия и закрытия, которых они заслуживают ».

Сенатор Джен Мецгер сказала: «Слишком долго взрослые, которые причинили разрушительный вред детям, использовали свою власть и связи, чтобы избежать юридических последствий своих отвратительных действий. Из-за этого насильники были защищены. Когда мы примем Закон о детях-жертвах, мы дадим понять, что никто не стоит выше закона, и виновные будут привлечены к ответственности, а оставшиеся в живых, наконец, получат возможность добиться справедливости.”

Сенатор Зеллнор Мири сказал: «Любой, кто пережил травматическое насилие в детстве, должен иметь возможность искать справедливости и поддержки. Тем не менее, закон штата Нью-Йорк устанавливает необоснованный крайний срок для решения выживших выступить и обратиться к прошлому. Принимая CVA, Нью-Йорк встает на защиту выживших и делает наш штат более безопасным для всех ».

Сенатор Кевин Паркер сказал: «Я аплодирую сенатору Брэду Хойлману и нашему новому демократическому большинству в Сенате за то, что они сделали то, что правильно, и приняли Закон о детях-жертвах.Штат Нью-Йорк больше не может позволять жертвам заставлять замолчать, и увеличение срока давности, чтобы они могли добиваться справедливости и избавления от такого ужасного опыта, является здравым смыслом. К счастью, под руководством лидера большинства Стюарта-Казинса этот закон стал реальностью в нашем великом государстве ».

Сенатор Роксана Дж. Персо сказала: «CVA давно назрела; наконец, жертвы получат законную возможность добиться правосудия. Я не могу достаточно похвалить своих коллег за продвижение этого закона и их защиту отважным выжившим в Нью-Йорке.”

Сенатор Джессика Рамос сказала: «Выжившие от сексуального насилия над детьми более десяти лет боролись за принятие Закона о детях-жертвах. Пора законодательному собранию штата Нью-Йорк привлечь виновных к ответственности и предоставить оставшимся в живых право добиваться справедливости ».

Сенатор Густаво Ривера сказал: «Еще одна неделя, еще одна победа жителей Нью-Йорка. После многих лет, когда республиканцы блокировали Закон о детях-жертвах, мы наконец вынесли его на голосование. Этот закон поможет тысячам жертв такого ужасного преступления добиться справедливости, которую они заслуживают, чтобы продвинуться вперед в своем процессе исцеления.”

Сенатор Джеймс Сандерс-младший сказал: «Дети относятся к наиболее уязвимым слоям населения, и нам важно сделать все возможное для защиты их безопасности. Я полностью поддерживаю Закон о детях-жертвах, который позволит молодым жертвам сексуального насилия больше положений добиваться справедливости ».

Сенатор Дайан Савино сказала: «Я начала свою карьеру в качестве соц.работницы ACS, где почти ежедневно сталкивалась со многими ужасными ситуациями жестокого обращения. Сегодня мы говорим тысячам жертв жестокого обращения по всему штату, что мы на вашей стороне.На рассмотрение этих дел часто уходят годы, но теперь пришло время, чтобы Нью-Йорк пополнил ряды других штатов ».

Сенатор Луис Сепульведа сказал: «Слишком долго дети, пережившие сексуальное насилие, лишались возможности добиваться справедливости из-за ошибочного срока давности в нашем штате. Закон о детях-жертвах исправляет это нарушение, предоставляя выжившим более широкий доступ к средствам правовой защиты в уголовном и гражданском порядке. Я очень горжусь тем, что поддерживаю этот закон ».

Сенатор Хосе Серрано сказал: «Жертвам сексуального насилия над детьми может потребоваться много лет, чтобы сообщить о пережитом или даже понять, как им был причинен вред.Хотя мы не можем изменить то, что они пережили, сегодняшнее голосование посылает сигнал каждому выжившему, что Нью-Йорк заботится о нем и будет поддерживать его, когда они будут готовы добиваться справедливости. Это также посылает сигнал каждому хищнику, что наши законы будут привлекать их к ответственности, независимо от времени, и что мы сделаем все возможное, чтобы защитить наших детей от насильников. Я благодарю сенатора Хойлмана за его приверженность принятию этого важного закона ».

Сенатор Джеймс Скуфис сказал: «Этот законопроект касается справедливости, точка.Совершенно отвратительно, что Закон о детях-жертвах так долго томился. Жертвы заслуживают обращения, а виновные заслуживают ответственности. Закон о детях-жертвах говорит о том, кем мы должны быть как общество, и я горжусь тем, что решительно поддерживаю его ».

Сенатор Тоби Энн Стависки сказал: «Принятие Закона о детях-жертвах избавляет от правосудия многих выживших в штате Нью-Йорк, в которых долгое время было отказано. Этот закон, наконец, предоставит жертвам сексуального насилия над детьми надлежащую правовую процедуру, которую они заслуживают, и привлечет к ответственности виновных в этих ужасных преступлениях.Я благодарю члена Ассамблеи Розенталя и сенатора Хойлмана за их спонсорство, но мы также должны признать бывшую женщину Ассамблеи Маргарет Марки. Нельзя недооценивать годы ее самоотверженности, упорства и постоянной поддержки жертв ».

Сенатор Кевин Томас сказал: «Я горжусь тем, что вместе с моими коллегами и оставшимися в живых по всему нашему штату принимаю этот давно назревший закон. Слишком долго отважным мужчинам и женщинам, которые стремились к справедливости, отказывали в законной возможности противостоять нападавшим в суде.Как представитель я не могу представить себе более священного социального обязательства, чем защита наших детей и привлечение к ответственности всех, кто преследовал нашу молодежь. Для меня большая честь принять участие в отправлении правосудия в отношении выживших с помощью этого закона, и я праздную эту победу для Нью-Йорка ».

###

Треугольник жертвы, спасателя, преследователя — что это такое и как выбраться.

24 июля 2017 г.

Стивен Карпман, М.Д. разработал свой «драматический треугольник» — жертва, спаситель, преследователь — почти 40 лет назад, и я считаю, что это так же актуально и так же ново для многих, как и 40 лет назад.

Даже если вы не проводите много времени, играя какую-либо из этих трех ролей, вы, вероятно, ежедневно имеете дело с людьми, которые это делают.

Знание, как надеть штаны для «большой девочки» или «большого мальчика» и выбраться из треугольника, очень важно при общении с людьми, которые хотят нас втянуть. Использование собственного мудрого ума, чтобы распознать, когда мы регрессировали в него Этих ролей мы сами (обычно из-за обычного виновника необходимости играть эти роли в начале нашей исходной семьи) также важны для того, чтобы делать разумный осознанный выбор в нашем интимном и социальном взаимодействии с другими.

Пусть размышления и упражнения, предлагаемые ниже, избавят вас от многих горя и помогут вам наслаждаться здоровыми, свободными от игр отношениями.

ОТРАЖЕНИЯ

Драматический треугольник — это динамическая модель социального взаимодействия и конфликта, разработанная доктором Карпманом, когда он был учеником Эрика Берна, доктора медицины, отца транзактного анализа.

[Карпман и другие клиницисты отмечают, что «жертва, спаситель и преследователь» относятся к ролям, которые люди бессознательно играют или пытаются манипулировать другими людьми, чтобы они играли, а не к реальным обстоятельствам чьей-либо жизни.Могут быть реальные жертвы преступлений, расизма, жестокого обращения и т. Д.]

Три роли драматического треугольника архетипичны и легко узнаваемы в их крайних вариантах.

Жертвы

Позиция жертвы «бедный я!» Жертвы видят себя жертвами, угнетенными, бессильными, беспомощными, безнадежными, подавленными и стыдящимися и производят впечатление «сверхчувствительных», желающих лечить ребенка перчатками от других. Они могут отрицать какую-либо ответственность за свои негативные обстоятельства и не обладать властью изменить эти обстоятельства.

Человек в роли жертвы будет искать спасителя, спасителя, чтобы спасти его (и если кто-то откажется или не сделает этого, он может быстро воспринять его как преследователя).

Что касается подрыва устойчивости, жертвы испытывают реальные трудности с принятием решений, решением проблем, получением большого удовольствия от жизни или пониманием своего постоянного поведения.

Спасатели

Позиция спасателя: «Позволь тебе помочь!» Спасатели упорно трудиться, чтобы помочь и caretake других людей, и даже нужно, чтобы помочь другим людям, чтобы чувствовать себя хорошо о себе, игнорируя их собственные потребности или не брать на себя ответственность за удовлетворение своих собственных потребностей.

Спасатели классически взаимозависимы и помощники. Им нужны жертвы, чтобы помочь, и часто они не могут позволить жертве добиться успеха или выздороветь. Они могут использовать чувство вины, чтобы держать своих жертв в зависимости и чувствовать себя виноватыми, если они никого не спасают.

С точки зрения устойчивости к сходам с рельсов, спасатели часто бывают измученными, перегруженными работой, уставшими, застигнутыми мученической охотой, в то время как негодование гноится под ними.

Преследователи

Позиция преследователя: «Это все твоя вина!» Преследователи критикуют жертву и обвиняют ее, устанавливают строгие ограничения, могут быть контролирующими, жесткими, властными, злыми и неприятными.Они заставляют жертву чувствовать себя угнетенной угрозами и издевательствами.

Что касается устойчивости, преследователи не могут сгибаться, не могут быть гибкими, не могут быть уязвимыми, не могут быть людьми; они опасаются риска сами стать жертвой. Преследователи кричат ​​и критикуют, но на самом деле они не решают никаких проблем и не помогают никому решить проблему.

Это самые крайние версии этих трех ролей, но мы можем встретить людей, играющих более мягкие версии этих ролей довольно регулярно.

Поскольку доктор Карпман изучал транзактный анализ в то время, когда он определил эти три роли в драматическом треугольнике, есть сходство с критическим родителем (преследователем), родителем зефира (спасатели) и раненым внутренним ребенком (жертвой) Эриком Берном. описан в Играх, в которые играют люди .

Что придает драматическому треугольнику большую часть его силы и значимости, так это признание того факта, что люди будут меняться ролями и циклически повторять все три роли, никогда не выходя из треугольника.Жертвы зависят от спасителя; спасатели тоскуют по корзине; преследователям нужен козел отпущения.

Ловушка в том, что люди разыгрывают эти роли для удовлетворения личных (часто неосознанных) потребностей, а не для того, чтобы увидеть картину в целом и взять на себя ответственность за свое участие в поддержании треугольника.

Пример из книги Линн Форрест «Три лица жертвы — обзор драматического треугольника»:

Папа возвращается с работы и видит, что мама и младший участвуют в битве.«Убери свою комнату, иначе», — угрожает мама (преследователь). Папа немедленно приходит на помощь Джуниору. «Мама, — мог бы он сказать, — дай мальчику отдохнуть. Он весь день в школе.

Может последовать одна из нескольких возможностей. Возможно (преследователь) мама, чувствуя себя жертвой со стороны папы, обратит на него свой гнев. В этом случае она переводит отца от спасателя к жертве. Затем они могут совершить несколько быстрых обходов треугольника с Джуниором в стороне.

Или, может быть, Джуниор присоединится к отцу в преследовании «Давай объединимся с мамой», или, с другой стороны, может быть, Джуниор обратится к папе, спасая маму с помощью «Подумай о своем деле, папа.Мне не нужна твоя помощь! » Так оно и есть, с бесконечными вариациями, но, тем не менее, по треугольнику из угла в угол. Для многих семей это единственный известный способ взаимодействия.

(дополнительные примеры см. В разделах «Истории, на которых можно учиться» ниже]

Что нужно, так это чтобы каждый в треугольнике «проснулся» от ролей, которые он играет постоянно. Смена ролей одного человека может побудить других отказаться от ролей и поведения. Что особенно полезно, так это то, что жертва начинает «взрослеть» и берет на себя ответственность за расширение своих возможностей и обеспечение себя ресурсами для удовлетворения своих потребностей.

[См. Упражнения для практики ниже]

Каждая роль в драматическом треугольнике имеет свои собственные выплаты. О жертвах нужно позаботиться. Спасатели чувствуют себя хорошо, заботясь о них. Преследователи продолжают чувствовать свое превосходство как над жертвой, так и над спасителем.

Но цена заключается в том, чтобы увековечить дисфункциональную социальную динамику и упустить возможности (и обязанности) здоровых, резонансных, устойчивых отношений.

ПОЭЗИЯ И ЦИТАТЫ ДЛЯ ВДОХНОВЕНИЯ

Только когда мы убеждаемся, что не можем позаботиться о себе, мы превращаемся в жертву.Вера в то, что мы слабы, бессильны или неполноценны, заставляет нас нуждаться в спасении. Беспокойство заставляет нас всегда искать кого-то более сильного или способного позаботиться о нас. Это отбрасывает нас на всю жизнь в полной зависимости от наших основных взаимоотношений.

Жертвы отрицают как свои способности решать проблемы, так и свой потенциал самогенерируемой энергии. Это не мешает им испытывать сильную обиду по отношению к тем, от кого они зависят. Как бы они ни настаивали на том, чтобы о них позаботились их основные спасатели, они, тем не менее, не ценят, когда им напоминают об их несостоятельности.
— Линн Форрест

* * * * *

Спасатель — классический созависимый, способствующий, чрезмерно защищающий — тот, кто хочет «исправить это». Забота о других может быть лучшим планом спасателя, чтобы почувствовать себя стоящим. Нет лучшего способа почувствовать себя важным, чем стать спасителем!

Спасатели часто получают удовлетворение, отождествляя себя со своей ролью по уходу. Они вообще гордятся своими «помощниками» и «наладчиками». Часто их приветствуют в обществе и даже награждают за то, что можно рассматривать как «самоотверженные действия».Они верят в свою доброту как главные смотрители и считают себя героями.

За всем этим стоит магическое убеждение: «Если я буду заботиться о них достаточно долго, то рано или поздно они позаботятся и обо мне». Обычные фразы для мученика-спасителя: «После всего, что я для тебя сделал, это благодарность, которую я получаю?» или «Сколько бы я ни делал, этого никогда не бывает». или «Если бы ты любил меня, ты бы не стал так со мной обращаться!»

Самый большой страх спасателя — то, что они останутся одни.Они считают, что их общая ценность зависит от того, как много они делают для других. Им сложно увидеть свою ценность за пределами того, что они могут предложить в виде «вещей» или «услуг». Они верят: «Если я тебе понадоблюсь, ты меня не оставишь». Они изо всех сил стараются стать незаменимыми, чтобы не быть брошенными.
— Линн Форрест

* * * * *

Преследователь на самом деле основан на стыде. Эту роль чаще всего берут на себя те, кто в детстве подвергался явному психологическому и / или физическому насилию.В результате они часто тайно кипят внутри от гнева, основанного на стыде, который в конечном итоге уносит их жизнь.

Они могут предпочесть подражать своим основным обидчикам в детстве, предпочитая идентифицировать себя с теми, кто, по их мнению, обладает властью и силой, вместо того, чтобы становиться «выброшенными на поражение» в нижней части жизненной стопки. Преследователи, как правило, занимают позицию, которая гласит: «Мир жесток и низок; выживают только безжалостные. Я буду одним из них.

Преследователь преодолевает чувство беспомощности и стыда, подавляя других.Доминирование становится их наиболее распространенным стилем взаимодействия. Значит, они всегда должны быть правы! Их методы включают запугивание, проповедь, угрозы, обвинения, поучения, допросы и прямое нападение.

Преследователю нужно кого-то винить. Они отрицают свою уязвимость так же, как спасатели отрицают их нужды. Их самый большой страх — бессилие. Поскольку они осуждают и отрицают свою собственную неадекватность, страх и уязвимость, им нужно какое-то другое место, чтобы проецировать эти отрицаемые чувства.Другими словами, им нужна жертва.

Для кого-то в роли преследователя труднее всего брать на себя ответственность за то, как они причинили вред другим. По их мнению, другие заслуживают того, что получают. Эти враждующие личности склонны считать, что им приходится постоянно бороться за выживание. Они ведут постоянную борьбу за защиту в том, что они воспринимают как враждебный мир.
— Линн Форрест

* * * * *

[Вне треугольника….]

Единственный способ «выбраться» из драматического треугольника — действовать как «взрослый» и не участвовать в игре.
— Джон Гуле, MFT, Разбивая драматический треугольник

* * * * *

Те, кто играет роль жертвы, должны научиться брать на себя ответственность и проявлять заботу о себе, а не искать спасителя извне. Они должны бросить вызов укоренившемуся убеждению, что они не могут позаботиться о себе, если хотят избежать треугольника. Вместо того, чтобы считать себя бессильными, они должны признать свое решение проблем, а также свои лидерские способности. Нет выхода, кроме как взять на себя полную ответственность за свои собственные чувства, мысли и реакции.

Конечно, можно быть полезным и поддержать, не будучи спасателем . Есть четкая разница между истинной помощью и спасением. Настоящие помощники действуют, не ожидая взаимности. Они наделяют тех, кому служат, а не лишают их возможности. То, что они делают, будет сделано для поощрения самоответственности, а не для поощрения зависимости. Верные сторонники считают, что другой может заняться своим делом. Они считают, что каждый имеет право делать ошибки и извлекать уроки из порой тяжелых последствий.Они верят, что у другого есть все необходимое, чтобы пережить трудные времена без необходимости «спасать» их.

Самостоятельная ответственность — единственный выход из сети для преследователя . Им должен быть какой-то прорыв, чтобы принять свою роль. К сожалению, из-за их большого нежелания это сделать, возможно, придется перерасти в кризис.
— Линн Форрест

ИСТОРИИ, КОТОРУЮ НУЖНО УЗНАТЬ ИЗ

В то время, когда мы с дочерью жили с моей девушкой и ее дочерью, мне не хватало пары очень дорогих серег — стоимостью более 200 долларов, и я объявил всем, как они выглядели, и спросил, видели ли они их.Нет, их никто не видел.

Наконец, однажды, с подозрением относясь к дочери моей девушки, я вошел в ее комнату и заглянул в ее шкатулку с драгоценностями, а там — мои серьги! Я схватил их обратно. Позже, когда все были дома, я рассказала всем, где я нашла свои серьги.

Я был явно жертвой, верно? Преследователем явно была дочь моей подруги, а спасательницей могла быть либо моя девушка, либо моя дочь, которая была очень маленькой.

Ну… Моя девушка не могла отказаться от того, что ее дочь забрала серьги, а ее дочь отрицала их взятие, заявив, что понятия не имеет, как они оказались в ее шкатулке с драгоценностями, поэтому моя девушка начала злиться на меня за обвиняя свою дочь, преследуя меня, но делая меня преследователем, а ее дочь жертвой, а мою девушку спасительницей ее дочери.

Моя девушка и ее дочь, не берущие на себя ответственность, удерживают нас всех в треугольнике.
— Пэтти Флинер, MSW

* * * * *

Хорошим примером игры может быть этот вымышленный спор между Джоном и Мэри, супружеской парой. V = потерпевший, R = спасатель, P = преследователь

Джон: Не могу поверить, что ты сжег обед! Это уже третий раз за месяц! (P)
Мэри: Ну, маленький Джонни упал и содрал кожу с колена. Ужин горел, пока я накидывала ему повязку.(R)
Джон: Слишком много ты, малышка, этот мальчик! (P)
Мэри: Вы бы не хотели, чтобы он заразился, не так ли? В конечном итоге мне пришлось бы заботиться о нем, пока он был болен. (V)
Джон: Он достаточно большой, чтобы носить себе повязку. (R)
Мэри: Я просто не хотела, чтобы он залил кровью весь ковер. (R)
Джон: Вы знаете, что проблема с этими детьми? Они ожидают, что вы все сделаете. (R)
Мэри: Это только натуральный мед, они еще молодые. (R)
Джон: Я работаю как собака весь день на работе, которую ненавижу … (V)
Мэри: Да, ты действительно очень много работаешь, дорогая.(R)
Джон: И я даже не могу сесть за хороший обед! (V)
Мэри: Я могу приготовить что-нибудь еще, это не займет много времени. (R)
Джон: Пустая трата дорогого стейка! (P)
Мэри: Ну, может быть, если бы ты вытащил свою задницу на минуту, пока я был занят, она бы не сгорела! (P)
Джон: Ты ничего не сказал! Откуда мне было знать? (P)
Мэри: Как будто вы не слышите плач Джонни? Ты всегда игнорируешь детей! (P)
Джон: Я не знаю. Мне просто нужно время, чтобы посидеть, расслабиться и расслабиться после целого дня работы! Вы не знаете, каково это… (V)
Мэри: Конечно, как будто забота о доме и детях — это не работа! (П)

Этот аргумент может продолжаться бесконечно.Интересно, как можно выйти из треугольника. Самый простой метод — это беззащитный ответ. Это работает в любой момент, независимо от роли, которую берет на себя другой человек, поскольку он не дает намек на следующий ответ.

Например:

Мэри: Ну, может, если бы ты на минутку вытащил свою задницу из кресла, пока я был занят, она бы не сгорела! (P
Джон: Да, это правда.

Хотя Мэри может попытаться возобновить цикл, продолжая ругать, если Джон будет продолжать в том же духе, Мэри в конечном итоге не будет что сказать.Спокойный ответ Джона скорее побуждает к дискуссии, чем к продолжению споров. Мэри могла бы понять, что она не просила его о помощи, и они вполне могли бы помочь разрешить ситуацию, спланировав план действий на случай, если что-то подобное произойдет в будущем.

Так же хорошо работает и для роли жертвы:

Иоанна Я не знаю. Мне просто нужно время, чтобы посидеть, расслабиться и расслабиться после целого дня работы! Вы не знаете, каково это… (V)
Мэри: Мне жаль, что вы так устали.

Это подтверждает любую реальную проблему, которая может возникнуть у другого человека, не продолжая танец.Опять же, другой человек может попытаться возобновить цикл, продолжая жаловаться, но, опять же, при продолжении не оборонительной реакции у другого человека не будет что сказать.

Точно так же можно относиться даже к роли спасателя.

Мэри: Это только натуральный мед, они молодые. (R)
Джон: Да, они молодые.

Другой отличный ответ без защиты:

«Ой».
«Понятно».
«Возможно, ты прав».
— Джон Гуле, MFT, Разбивая драматический треугольник

УПРАЖНЕНИЯ НА ПРАКТИКУ

Поскольку у всех нас есть подсознательные основные убеждения о себе и о том, как взаимодействовать с другими, приобретенные в динамике отношений наших исходных семей, выход из драматического треугольника требует осознанного осознания любых ролей, жертвы, спасителя, преследователя или любых других, которые мы отождествлять себя и, возможно, играть в настоящее время, способность различать более здоровые, не оборонительные, не стыдно-обвиняющие реакции, когда мы чувствуем, что нас втягивают в роли треугольника, и готовность взять на себя ответственность за наше восприятие, реакции и поведение, когда мы просыпаемся и знаем, что находимся в треугольнике.

Это базовое более мудрое самостоятельное применение нашей практики внимательности, чтобы замечать, признавать закономерности, отступать, чтобы поразмыслить над ними и их последствиями, а затем дезидентифицировать их, а не увековечивать цикл, выбирать более мудрые ответы или поведение.

Не уклоняться от предложения здесь соответствующих упражнений, но упражнения из главы 16: Использование рефлексии для определения вариантов в моей книге Возвращение назад: переоснащение вашего мозга для максимальной устойчивости и благополучия — это именно те виды применения вашей внимательности. Практика, которая поможет вам выйти из треугольника, или иметь дело напрямую с любым, кто пытается вас втянуть.

РЕСУРСОВ

Драматический треугольник Карпмана официальный сайт драматического треугольника доктора Стивена Карпмана

«Жизнь без игр: драматический треугольник и треугольник сострадания» Стефана Карпмана, доктора медицины, 2014 г.

Драматический треугольник Карпмана — Википедия

«Три лица жертвы — обзор драматического треугольника» Линн Форрест.

Разбивая драматический треугольник, Джон Гуле, MFT

Почему мужчины насилуют Рэнди Торнхилл и Крейг Т.Палмер

Почему мужчины насилуют Рэнди Торнхилл и Крейг Т. Палмер ИСХОДНО ИЗДАН НЬЮ-ЙОРКСКОЙ АКАДЕМИЕЙ НАУК · ЯНВАРЬ / ФЕВРАЛЬ 2000 ОСОБЕННОСТЬ Почему Изнасилование мужчин Профилактика усилия будут проваливаться, пока они не будут основаны на понимании
что изнасилование превратилось в форму мужского репродуктивного поведения

BY РЭНДИ ТОРНХИЛЛ И КРЕЙГ Т.ПАЛМЕР



ВВЕДЕНИЕ

(1) Однажды наш друг сказал нам о ее изнасиловании. Детали вряд ли имеют значение, но в общих чертах история ошеломляюще знакома. После кино она вернулась со своим свиданием. к его машине, оставленной на изолированной стоянке. Она была ожидая, что он отвезет ее домой. Вместо этого мужчина запер машину двери и физически заставили ее заняться с ним сексом.

(2) Наш друг был эмоционально травмирована своим опытом: она стала беспокоиться о свиданиях и даже о выходе на публику.У нее были проблемы со сном, едой и концентрируясь на своей работе. Действительно, как некоторые ветераны войны, изнасилование жертвы часто страдают посттравматическим стрессовым расстройством, при котором такие симптомы, как беспокойство, потеря памяти, навязчивые мысли и эмоциональное онемение сохраняется после глубоко тревожного переживания. Пока что ужасные испытания, подобные тому, что пережил наш друг, слишком часты: в Опрос 1992 года американских женщин в возрасте восемнадцати лет и старше, 13 процентов респонденты сообщили, что они стали жертвой как минимум одного изнасилования, где изнасилование определялось как нежелательное оральное, анальное или вагинальное проникновение достигается путем применения силы или угрозы силой.Конечно, искоренение сексуальное насилие — проблема, которую современное общество должно сделать приоритет. Но сначала необходимо ответить на непонятный вопрос и ответил: Почему мужчины насилуют?

(3) В поисках ответа этот вопрос занимал нас двоих вместе для большего чем сорок лет. Как чисто научная головоломка, проблема сложная. довольно. Но его еще больше раздувают сильные идеологические течения. Много социальные теоретики рассматривают изнасилование не только как уродливое преступление, но и как симптом нездорового общества, в котором мужчины боятся женщин и не уважают их.В 1975 г. писательница-феминистка Сьюзан Браунмиллер утверждала, что изнасилование — это мотивируется не похотью, а желанием контролировать и доминировать. в Спустя двадцать пять лет точка зрения Браунмиллера стала общепринятой. Согласно теории, все мужчины испытывают сексуальное желание, но не все мужчины насилуют. Изнасилование рассматривается как неестественное поведение, не имеющее ничего общего с секс, и тот, который не имеет следствия в животном мире.

(4) Безусловно, физическое лицо у насильников могут быть разные мотивы.Мужчина может изнасиловать, потому что, например, он хочет произвести впечатление на своих друзей, потеряв девственности, или потому что он хочет отомстить женщине, которая отверг его. Но социологи убедительно не продемонстрировали, что насильники хотя бы частично мотивированы сексуальными желание тоже. В самом деле, как вообще могло произойти изнасилование без сексуальная мотивация со стороны насильника? Это не сексуальное возбуждение насильник — общий фактор всех изнасилований, в том числе изнасилований на свидании, изнасилования детей, изнасилования женщин под наркозом и даже банды изнасилования, совершенные солдатами во время войны?

ПРОТИВ СТАРОГО ИДЕИ

(5) Мы хотим оспорить широко распространенная идея, что изнасилование не связано с сексом.Мы понимаем, что наш подход и наша откровенность вызовут недовольство некоторых социологов, включая некоторых серьезных и добросовестных следователей по расследованию изнасилований. Но многие факты указывают на то, что изнасилование, по самой своей сути, половой акт. Более того, мы утверждаем, что изнасилование происходило на протяжении тысячелетий. истории человечества, а также ухаживания, сексуальное влечение и другие поведение, связанное с производством потомства.

(6) Учитывайте следующее Фактов:

  • Большинство жертв изнасилования — женщины детородный возраст.
  • Во многих культурах изнасилование лечится как преступление против мужа жертвы.
  • Жертвы изнасилования пострадали на меньше эмоциональный стресс, когда они подвергаются еще насилие.
  • Изнасилование происходит не только среди человеческие существа, но также и множество других животных разновидность.
  • Замужние женщины и женщины детородный возраст испытывает больше психологического стресса после изнасилований, чем девочек, одиноких женщин или женщин, которые климакс.

Какими бы странными ни были некоторые из этих фактов Кажется, все они имеют смысл, когда изнасилование рассматривается как естественное биологический феномен, который является продуктом эволюции человека наследство.

(7) Здесь надо спешить подчеркнуть это, классифицируя поведение как «естественное» и «биологический» мы никоим образом не подразумеваем, что поведение оправдано или даже неизбежно. Биологический означает «из или относящиеся к жизни «, поэтому это слово относится ко всем человеческим качествам и поведение.Но чтобы сделать вывод из этого — как утверждают многие наши критики, мы делаем — что то, что является биологическим, как-то правильно или хорошо, было бы впадают в так называемое натуралистическое заблуждение. Эта ошибка очевидна достаточно, если учесть такие стихийные бедствия, как эпидемии, наводнения и торнадо. В этих случаях ясно, что естественное не всегда желательно. И, конечно же, многое можно сделать и делается для защиты людей против природных угроз — от приема антибиотиков до составление планов аварийной эвакуации.Другими словами, тот факт, что изнасилование — древняя часть человеческой натуры, никоим образом не оправдывает насильник

ИЗНАСИЛОВАНИЕ: ПРИРОДА VS. ПРИРОДА

(8) Зачем тогда редакторы? научных журналов отказались публиковать статьи, посвященные изнасилованию. с дарвиновской точки зрения? Зачем нужны пикеты и публика протестующие вызвали публичные лекции об эволюционных основах изнасилования быть отмененным или прекращенным? Почему следователи работают над раскрыть эволюционные причины изнасилования. университеты?

(9) Причина в глубокой раскол между многими социологами и исследователями, такими как мы, сторонники того, что по-разному называют социобиологией или эволюционная психология.Социологи считают культуру — все, от привычек в еде до языка — как полностью человеческий изобретение, которое развивается произвольно. Согласно этой точке зрения, желания мужчин и женщин — это усвоенное поведение. Изнасилование имеет место только когда мужчины учатся насиловать, и это можно искоренить, просто заменяя новые уроки. Социобиологи, напротив, подчеркивают это усвоенное поведение, как и вся культура, является результатом психологические адаптации, которые развивались в течение длительных периодов время.Эти приспособления, как и все качества отдельных людей, имеют как генетические, так и экологические компоненты. Мы горячо верим что, как пятна леопарда и удлиненная шея жирафа являются результатом эонов прошлого дарвиновского отбора, так же как и изнасилование.

(10) Это заключение имеет глубокие и немедленные практические последствия. Профилактика изнасилования мерам, которым обучают сотрудников полиции, юристов, родителей, студенты колледжей и потенциальные насильники основаны на преобладающих с точки зрения социальных наук, и поэтому обречены на провал.Дарвиновский теория эволюции путем естественного отбора — самая мощная научная теория, применимая к живым существам. Пока усилия чтобы предотвратить изнасилование, остаются в стороне от этой теории, они будут продолжать быть ограниченным идеями о человеческой природе, которые фундаментально неадекватный. Мы считаем, что только признавая эволюционный корни изнасилования можно разработать тактику предотвращения, которая действительно работай.

ГЕНДЕРНЫЕ РАЗЛИЧИЯ

(11) С дарвиновской точки зрения, все виды животных, будь то кузнечики или гориллы, немецкие или Ганский — эволюционировал, чтобы производить здоровых детей, которые выживут. передать генетическое наследие своих родителей.Механика явления просты: животные рождаются без черт, которые привели к репродукции вымерли, тогда как те, которые воспроизводили наиболее удалось передать свои гены потомству. Грубо говоря, секс доставляет удовольствие, потому что с течением времени животные, которые любили занятие сексом произвело больше потомства, чем животные, которые не сделал.

(12) Как всем тоже известно что ж, однако, секс и связанное с ним социальное поведение бесконечно сложный.Их таинственные и запутанные перестановки вдохновляющие полеты литературного гения на протяжении веков, начиная с Царь Эдип Жалоба Портного. И быстрое прочтение секции личного роста любого книжного магазина — за исключением таких названий, как Мужчины с Марса, женщины с Венеры и Не надо Понять — этого достаточно, чтобы показать, что это одна из причин, по которой секс так хорош. Сложно то, что мужчины и женщины воспринимают это по-разному. В том, что дело только потому, что мальчики и девочки получают разные сообщения во время воспитания? Или, как мы полагаем, эти различия между полами глубже уйти?

(13) За длительные периоды время эволюции мужчины и женщины столкнулись с совершенно разными репродуктивные проблемы.В то время как отцы могут разделить обязанности по воспитанию детей они не обязаны. Как и большинство их коллеги-мужчины в остальной части животного царства, люди самцы могут успешно размножаться с минимальными затратами времени и энергия; после завершения краткого полового акта, их вклад может прекратиться. Напротив, минимальные усилия требуется для успешного воспроизводства женщины, включает девять месяцев беременности и болезненных родов.Обычно предковые самки также пришлось посвятить себя длительному грудному вскармливанию и многим лет заботы о детях, если они должны были обеспечить выживание своих гены. Короче говоря, мужчина может иметь много детей, мало неудобство самому себе; женщина может иметь только несколько, и с большим усилие.

(14) Эта разница ключ к пониманию происхождения некоторых важных адаптации — особенности, которые сохраняются, потому что они были одобрены естественный отбор в прошлом.Учитывая невысокие затраты времени и энергии что спаривание влечет за собой для самца, избранные самцы, которые спариваются часто. Напротив, отбор отдавал предпочтение самкам, которые осторожно внимательность к выбору спутника жизни; таким образом, высокая стоимость спаривание для самки будет происходить при обстоятельствах, которые скорее всего, дадут здоровое потомство. В результате мужчины проявляют больший интерес, чем женщины, к разнообразным сексуальным партнеров и в случайном сексе без вложений или обязательств.Это банальное наблюдение подтверждено многими эмпирическими исследованиями. исследования. Эволюционный психолог Дэвид М. Басс из Например, Техасский университет в Остине обнаружил, что женщины во всем мире используют богатство, статус и потенциал заработка как основные критериев при выборе партнера, и что они оценивают эти атрибуты в товарищи больше, чем мужчины.

(15) Помните, что ни один из вышеизложенные поведенческие проявления эволюции необходимо осознавать.Люди не обязательно занимаются сексом, потому что хотят детей, и они, конечно, не проводят тщательного анализа затрат и выгод перед укладывать партнера в постель. Как пояснил Дарвин, отдельные организмы просто служат инструментами эволюции. Сегодня мужчины находят молодых женщины привлекательны, потому что на протяжении истории эволюции человека мужчины которые предпочитали девочек препубертатного возраста или женщин, слишком старых для зачатия, были больше, чем мужчины, которых тянуло к женщинам с высоким репродуктивный потенциал.А женщины сегодня предпочитают успешных мужчин, потому что самки, которые передали больше всего генов и, таким образом, стали нашими предки, были теми, кто тщательно отбирал партнеров, которые могли лучше всего поддерживать свое потомство. Вот почему, как считает антрополог, Дональд Саймонс из Калифорнийского университета в Санта-Барбаре заметил, что люди во всем мире понимают секс как «что-то, что есть у женщин. что хотят мужчины «.

Вязание

(16) Дюжина роз, романтика ужины при свечах, Обручальное кольцо Тиффани: классика ритуал ухаживания требует много времени, энергии и пристального внимания к деталям.Но в этом отношении люди далеко не уникальны: мужчины большинства видов животных тратят большую часть своей энергии на привлечение, ухаживание и обеспечение половых партнеров. Вальдшнеп, например, каждую весну во время спаривания демонстрирует впечатляющее зрелище, взлетая высоко в воздух, а затем упал на землю. Самцы светлячков даже ярче, мигая, как неоновые вывески. Самец шалашника строит настоящий коттедж для молодоженов: замысловатое скульптурное гнездышко, которое он украшает цветами и другими яркими безделушками.Самец оленя и антилопы запирают рога в демонстрации грубой силы, за которую нужно соревноваться самки.

(17) Когда-то женский интерес раздражена, самец ведет себя по-разному, чтобы сделать ее более сексуальной восприимчивый. В зависимости от вида он танцует, веет перьями или предлагает подарки еды. В паучьей паутине из детского сада пищевым подарком является попытаться отвлечь женщину, которая в противном случае могла бы буквально сожрать ее партнер во время полового акта.Общая нить, которая связывает почти кажется, что самцы готовы отказаться от всех видов животных. разум и приличия, даже рискуя своей жизнью, в безумных поисках секс.

(18) Но хотя большинство мужчин животные тратят много времени и энергии на соблазнение самок, принудительное совокупление — изнасилование — также происходит, по крайней мере, иногда, в разнообразные насекомые, птицы, рыбы, рептилии, земноводные, морские млекопитающие и нечеловеческие приматы.Кроме того, у некоторых видов животных изнасилование это обычное дело. Например, у многих видов скорпионов — насекомых. что один из нас (Торнхилл) глубоко изучил — у мужчин есть два хорошо сформулированные стратегии спаривания. Либо они предлагают женщине брачный подарок (выделенная ими масса затвердевшей слюны или мертвый насекомое) либо преследуют самку и насильно забирают ее.

(19) Замечательная особенность эти скорпионы — придаток, который, кажется, специально разработан для изнасилование.Названный нотальным органом, он представляет собой зажим на верхней части мужского живот, которым он может ухватиться за одно из передних крыльев самки во время спаривания, чтобы предотвратить ее побег. Помимо изнасилования, нотальный орган не имеет никакой другой функции. Например, когда Нотальные органы самцов экспериментально покрывают пчелиным воском, чтобы не позволяйте им функционировать, самцы не могут насиловать. Такие самцы до сих пор спариваться успешно, однако, когда им разрешено представлять брачный подарки женщинам.И другие эксперименты показали, что нотал орган не является приспособлением для передачи спермы: в ненасильственном спариванию орган ничего не способствует оплодотворению.

(20) Неудивительно, что женщины предпочитают добровольную вязку спариванию силой: они подойдут к самцу принести брачный дар и убежать от мужчины, у которого его нет. Интересно, однако, что и самцы, похоже, предпочитают согласованный договоренность: они насилуют только тогда, когда не могут получить свадебный подарок.Эксперименты показали, что при наличии у самцов скорпионов свадебные подарки удаляются с территории, бездарные мужчины — как правило, более слабые, которые проиграли в мужских соревнованиях добыча — быстро перейти от попытки изнасилования к охране подарка, остался без присмотра. Это предпочтение секса по обоюдному согласию имеет смысл в с точки зрения эволюции, потому что, когда женщины хотят, самцы с большей вероятностью достичь проникновения и передачи спермы.

(21) Мужчины, очевидно, мужчины не имеют внешнего органа, специально предназначенного для изнасилования.Кто-то должен поэтому смотрите на мужскую психику — на возможное умственное изнасилование орган — обнаружить любую специальную адаптацию мужчины-человека изнасиловать.

ИЗНАСИЛОВАНИЕ КАК РЕПРОДУКТИВНОЕ СТРАТЕГИЯ

(22) Поскольку женщины разборчивы, мужчин были отобраны для поиска пути быть избранным. Один способ сделать это, чтобы обладать чертами, которые предпочитают женщины: мужчины с симметричными черты тела привлекательны для женщин, предположительно потому, что такие черты лица — признак здоровья.Второй способ, которым мужчины могут получить доступ женщинам — побеждать других мужчин в драках или других соревнования — тем самым обретая власть, ресурсы и социальный статус, другие качества, которые женщины находят привлекательными.

(23) Под изнасилованием понимается третий вид сексуальной стратегии: еще один способ получить доступ к самки. Есть несколько механизмов, с помощью которых такая стратегия может функция. Например, мужчины могут прибегнуть к изнасилованию, когда они социально обездолены, и поэтому не могут получить доступ к женщинам через внешность, богатство или статус.В качестве альтернативы мужчины могли иметь стали практиковать изнасилование, когда затраты кажутся низкими — например, когда женщина одинока и беззащитна (и поэтому возмездие кажется маловероятно), или когда у них есть физический контроль над женщиной (и так не может быть травмирован ею). В течение эволюционного периода у некоторых мужчин могли появиться удалось передать свои гены через изнасилование, тем самым увековечив поведение. Однако возможно также, что изнасилование развивалось не так, как репродуктивная стратегия сама по себе, но просто как побочный эффект другие адаптации, такие как сильное мужское половое влечение и мужское желание спариваться с самыми разными женщинами.

(24) Возьмем, например, факт, что мужчины способны поддерживать половое возбуждение и совокупляться с не желающие женщины. Эта способность побуждает к исследованиям, согласно психолог Марго Уилсон из Университета Макмастера в Гамильтоне, Онтарио и ее коллеги, потому что это не обычная черта самцам всех видов животных. Его наличие у мужчин-мужчин может сигнализировать о том, что они разработали психологические механизмы, которые специально дать им возможность участвовать в принудительном совокуплении — короче говоря, это может быть адаптацией изнасилования.Но это не единственное правдоподобное объяснение. Психолог Нил М. Маламут из Университета Калифорния, Лос-Анджелес, указывает, что способность совокупляться с нежелательные женщины могут быть просто побочным продуктом «большей способности мужчин для безличного секса ».

ЯВЛЯЕТСЯ АКТОМ ИЗНАСИЛОВАНИЯ НАСИЛИЕ?

(25) Требуются дополнительные исследования решить вопрос, является ли изнасилование адаптацией или просто побочный продукт других сексуальных адаптаций.Обе гипотезы правдоподобно: один из нас (Торнхилл) поддерживает первое, тогда как other (Палмер) поддерживает последнее. Независимо от того, какая гипотеза преобладает, однако, нет сомнений в том, что изнасилование имеет эволюционный — и таким образом генетическое — происхождение. Все черты характера и поведения проистекают из сложного взаимодействие между генами и окружающей средой. Если изнасилование — это адаптации, мужчины должны обладать генами, которые существуют именно потому, что изнасилование повысило репродуктивный успех. Если изнасилование окажется просто побочный эффект других адаптаций, то участвующие гены существуют для причины, не имеющие ничего общего с изнасилованием.В любом случае, однако эволюционная перспектива объясняет ряд загадочных факты о продолжающихся изнасилованиях среди мужчин-мужчин.

(26) Например, если изнасилование эволюционно по своему происхождению, он должен представлять опасность в основном для женщин детородный возраст. И на самом деле молодые взрослые женщины очень чрезмерно представлены среди жертв изнасилования среди женского населения как целые, а дети женского пола и женщины пострепродуктивного возраста — сильно недопредставлены.

(27) Таким же образом, если изнасилование сохранилось в человеческой популяции в результате действия сексуальный отбор, насильники не должны серьезно травмировать жертвы — репродуктивный успех насильника будет затруднен после все, если он убил свою жертву или причинил столько вреда, что потенциальная беременность была поставлена ​​под угрозу. И снова эволюционный логика, кажется, предсказывает реальность. Насильники редко прибегают к безвозмездной насилие; вместо этого они обычно ограничиваются силой требуется, чтобы подчинять или контролировать своих жертв.Опрос одного из нас (Палмер) из волонтеров кризисных центров изнасилования обнаружил, что только 15 процент жертв, с которыми столкнулись волонтеры, сообщили были избиты сверх того, что было необходимо для выполнения изнасилование. А в исследовании 1979 г., в котором участвовали 1401 жертва изнасилования, группа под руководством социолог Томас В. МакКахилл обнаружил, что большинство жертв сообщили, что их толкали или держали, но что акты неоправданного насилия, такие, как избиение, пощечина или удушье, были зарегистрированы только в меньшинство изнасилований — 22 процента и менее.Очень небольшое количество жертвы изнасилования убиты: около 0,01 процента (эта цифра включает незарегистрированные, а также зарегистрированные изнасилования). Даже в тех немногих случаях может быть, убийство произошло не потому, что насильник мотивировано желанием убить, а потому, что убрав единственное свидетель преступления, он значительно увеличивает свои шансы на побег наказание.

ПСИХОЛОГИЧЕСКАЯ БОЛЬ

(28) Изнасилование доставляет больше страданий для женщин, чем другие насильственные преступления, и эволюционная теория может помочь объяснить и это.В последние годы исследования человека несчастье, основанное на теории эволюции, развилось в значительной мере. доказательства функциональной роли психологической боли. Такая боль считается адаптацией, которая помогает людям остерегаться обстоятельства, снижающие их репродуктивный успех; это делает стимулирование поведенческих изменений, направленных на предотвращение боли в будущем [см. «Что хорошего в плохом самочувствии?» Рэндольф М. Нессе, ноябрь / декабрь 1991]. Таким образом, можно было бы ожидать, что величайшая психологическая боль быть связаны с событиями, которые снижают репродуктивный успех, и, действительно, эмоционально травмирующие события, такие как смерть родственника, потеря социального статуса, оставление супруга и травма все изнасилование можно истолковать как имеющее такой эффект.

(29) Изнасилование сокращает самку репродуктивный успех несколькими способами. Во-первых, жертва может быть раненым. Более того, если она забеременеет, ее лишат шанс выбрать лучшего отца для своих детей. Изнасилование может также заставляют женщину терять вложения своего постоянного партнера, потому что это ставит под сомнение, является ли ребенок, которого она позже родит, действительно его. Различные исследования показали, что и мужчины, и женщины больше заботятся о своем генетическом потомстве, чем о пасынки.

(30) Один из нас (Торнхилл), в ассоциация с антропологом Нэнси В. Торнхилл провела серия исследований факторов, влияющих на эмоциональную боль, которую испытывают женщины после изнасилования. Эти исследования подтвердили, что чем больше изнасилование нарушило репродуктивные интересы женщины, тем больше боли они чувствовали. Данные, полученные от Joseph J. Peters Институт в Филадельфии, по результатам собеседований с 790 девушками и женщины, которые сообщили о сексуальном насилии и впоследствии обследован в больнице общего профиля Филадельфии с 1973 по 1975 годы.В субъекты в возрасте от двух месяцев до восьмидесяти восьми лет, задавали различные вопросы, чтобы оценить их психологические реакции на изнасилование. Помимо прочего, они были спросили об изменениях в их привычках сна, в их чувствах по отношению к известным и неизвестным мужчинам, в их сексуальных отношениях со своими партнеров (детей не спрашивали о сексуальных вопросах), и в их привычки в еде и социальная активность.

(31) Анализ данных показали, что молодые женщины страдают от изнасилования больше, чем сделали дети или женщины, которые вышли из репродуктивного возраста.Это открытие имеет эволюционный смысл, потому что именно молодые женщины подвергались риску быть оплодотворенным нежелательным партнером. Замужние женщины, кроме того, были более травмированы, чем незамужние женщины, и с большей вероятностью чувствовать, что изнасилование нанесло ущерб их будущему. Это тоже, имеет эволюционный смысл, потому что сомнение, которое сеет изнасилование отцовство может привести к тому, что давний партнер лишится своего поддерживать.

(32) Среди женщин в исследования, психологическая боль возрастала обратно пропорционально насилию со стороны атака.Другими словами, когда насильник применял меньше силы, После этого жертва расстроилась еще больше. Эти выводы, поначалу удивительные, имеют смысл в эволюционном контексте: жертва, которая демонстрирует вещественные доказательства того, что сексуальный доступ был насильственным, могут иметь меньше трудно убедить мужа или парня в том, что произошло было изнасилованием, а не сексом по обоюдному согласию. В эволюционном плане такие доказательства будут обнадеживающими для парного мужчины, потому что изнасилование — это разовое мероприятие, тогда как секс по обоюдному согласию с другими партнерами вероятен быть частым и, следовательно, более опасным для отцовства.

(33) Наконец, женщины репродуктивный возраст сообщил о большем эмоциональном стрессе, когда нападение вовлекал половой акт, чем когда он вовлекал другие виды сексуальное поведение. Однако среди молодых девушек и пожилых женщин половой акт и вагинальный половой акт расстраивали не больше, чем другие виды полового акта. нападения. Опять же, возможность нежелательной беременности может быть ключевой фактор степени травмы, которую пережила жертва.

(34) По всем этим причинам, психологическая боль, которую испытывают жертвы изнасилования, кажется развитая защита от изнасилования.Человеческие женщины, которые размножились другие — и таким образом стали нашими предками — были людьми, которые обеспокоен изнасилованием. Их беда, по-видимому, послужила их интересов, мотивируя их выявить обстоятельства, которые привели к изнасилованию, оценить проблемы, вызванные изнасилованием, и принять меры избегать изнасилований в будущем.

ИЗНАСИЛЕНИЕ ЯВЛЯЕТСЯ СЕКСОМ?

(35) Если сегодня женщины должны защищать себя от изнасилования, и мужчины должны воздерживаться от него, люди должны получить совет, основанный на знаниях.Настаивая на том, что изнасилование не о сексе дезинформирует мужчин и женщин о мотивах за изнасилованием — опасная ошибка, которая не только мешает профилактике усилия, но на самом деле может увеличить заболеваемость изнасилование.

(36) То, что мы представляем, является эволюционно информированная программа для молодых мужчин, которая учит их сдерживать свое сексуальное поведение. Завершение такого курса могло бы быть требуется, скажем, до того, как молодому человеку выдадут водительские права.В программа может начаться с побуждения молодых людей признать силу своих сексуальных импульсов, а затем объясняя, почему мужчины-мужчины развились таким образом. Молодые люди должны узнать это прошлое Дарвиновский отбор — причина того, что у мужчины может возникнуть эрекция. глядя на фотографию обнаженной женщины, почему он может испытывать искушение требовать секса, даже если он знает, что его свидание действительно этого не хочет, и почему он может принять дружеский комментарий женщины или узкую блузку за приглашение к сексу.Прежде всего, программа должна подчеркивать, что развитые сексуальные желания человека не дают ему никакого оправдания насилует женщину, и если он понимает и сопротивляется этим желаниям, он может предотвратить их проявление при сексуальном принуждении поведение. Уголовные наказания за изнасилование также следует обсудить в деталь.

(37) Молодым женщинам тоже нужен новый вид образования. Например, в сегодняшней профилактике изнасилований в справочниках женщинам часто говорят, что сексуальная привлекательность не влиять на насильников.Это категорически неверно. Потому что женщина считается наиболее привлекательной, когда ее плодовитость находится на пике, начиная с от подростков до двадцати, тактика, направленная на защиту женщины в этих возрастных группах будут наиболее эффективными в сокращении общая частота изнасилований.

(38) Молодые женщины должны быть сообщил, что в ходе эволюции человеческой сексуальности существование женского выбора предпочитают мужчин, которые быстро возбуждаются сигналами готовности женщины предоставить сексуальный доступ.Кроме того, женщины необходимо понимать это, потому что отбор отдавал предпочтение самцам, у которых было много товарищи, мужчины склонны читать сигналы принятия в действиях женщины даже если такие сигналы не предназначены.

КОМПРОМИССИРУЮЩИЕ ПОЗИЦИИ

(39) Несмотря на протесты в напротив, женщин также должны быть проинформированы о том, что способ, которым они платье может подвергнуть их опасности. В прошлом большинство обсуждений женского явку в контексте изнасилования совершенно несправедливо заявили одежда и поведение жертвы должны влиять на степень наказание, назначенное насильнику: таким образом, если жертва была одета вызывающе, она «дошла до нее» — и насильник получит слегка выключить.Но нынешние попытки избежать обвинения жертвы имеют привели к ложной пропаганде, что в одежде и поведении мало или нет влияние на шансы женщины быть изнасилованным. Как следствие, важны знания о том, как избежать опасных обстоятельств. часто подавляется. Несомненно, суть в том, что поведение женщины не дает повода для беспокойства. мужчине право изнасиловать ее может быть предоставлено без поощрения женщин к упускать из виду роль, которую они сами могут играть в компромисс их безопасность.

(40) До сравнительно недавнего времени в Европе и США строгие социальные табу удерживали молодых мужчин и женщин от совместного времяпрепровождения без присмотра, а также во многих других в странах молодые женщины по-прежнему изолированы от мужчин. Такой физические препятствия по понятным причинам ненавидят многих людей, поскольку они сильно ограничивают свободу женщин. Но свержение тех барьеры в современных западных странах порождают собственные проблемы.В обычная практика свиданий без присмотра в автомобилях и частных домах, который часто сопровождается употреблением алкоголя, молодые женщины в среде, которая в определенной степени способствует изнасилованию это, вероятно, не имеет аналогов в истории. Изучив данные по Факторы риска изнасилования, исследователи пола Элизабет Р. Allgeier и Albert R. Allgeier, оба из Bowling Green State Университет штата Огайо рекомендовал мужчинам и женщинам общаться только в общественные места на ранних этапах их отношений — или, по крайней мере, женщины имеют больший контроль, чем обычно, над обстоятельства, при которых они соглашаются оставаться наедине с мужчинами.

ЭВОЛЮЦИОННАЯ КОНСУЛЬТАЦИЯ

(41) Эволюционная перспектива по изнасилованию может не только помочь предотвратить изнасилования, но и привести к большему количеству эффективное консультирование жертв изнасилования. Программа терапии, объясняющая что мужчины насилуют, потому что они коллективно хотят доминировать над женщинами, не помогать жертве понять, почему нападавший, похоже, был сексуально мотивирована, почему она больше не может концентрироваться настолько, чтобы вести себя жизнь эффективно, или почему ее муж или парень могут наблюдать за нападением как пример неверности.Кроме того, мужчины, осведомленные о эволюционные причины их подозрений в отношении своих жен или заявления подруг об изнасиловании должны иметь больше шансов изменить их реакция на такие заявления.

(42) В отличие от многих других спорные социальные вопросы, такие как аборт и права гомосексуалистов, В отношении изнасилования у всех одна и та же цель: положить этому конец. Эволюционный биология предоставляет четкую информацию, которую общество может использовать для достижения эта цель.Социальные науки, напротив, продвигают ошибочные решения, потому что он не признает, что дарвиновский отбор сформировал не только человеческие тела, но человеческая психология, модели обучения и поведение тоже. Дело в том, что мужчины по сравнению с женщинами больше агрессивный, сексуально напористый и стремящийся к совокуплению, и менее различение партнеров — черты, которые способствуют существованию изнасилования. Когда социологи ошибочно утверждают, что социализация сами по себе вызывают эти гендерные различия, они игнорируют тот факт, что такие же различия существуют и у всех других видов животных, у которых мужчины предлагают меньше родительских инвестиций, чем женщины, и конкурируют за доступ к самкам.

(43) При обращении вопрос изнасилования, выбор между политически сконструированным ответы социальных наук и доказательные ответы эволюционных Биология — это, по сути, выбор между идеологией и знанием. В качестве ученых, которые хотели бы искоренить изнасилование в человеческой жизни, мы искренне надеюсь, что правда восторжествует.

АВТОР

Рэнди Торнхилл — биолог-эволюционист из Университета Нью-Йорка. Мексика в Альбукерке. Крейг Т. Палмер — эволюционный антрополог из Университета Колорадо в Колорадо-Спрингс. Эта статья была адаптирована из их будущей книги A Natural История изнасилования: биологические основы сексуального принуждения , опубликовано в апреле 2000 года издательством MIT Press.

© 1999 Нью-Йоркская академия наук, Все права зарезервированный.

Ссылки по теме

Читателей Ответить на вопросы

Дарвина Перспектива эволюции путем естественного отбора

Сьюзен Браунмиллер отвечает на книгу Торнхилла и Палмера

Эволюция и неравенство: почему некоторые мужчины насилуют

Онлайн Лекция и обсуждение: Насилие в отношении женщин

Изнасилование как адаптацию? Джерри Койн и Эндрю Берри

Торнхилл и Палмер отвечают (2003)

Скоттмерлино.com

Насилие в средствах массовой информации и развлечениях (меморандум)

Распространенность и влияние насилия, изображаемого в средствах массовой информации и развлечениях, долгое время были предметом дискуссий в Соединенных Штатах. В 1972 году главный хирург США выпустил специальный отчет о большом и растущем количестве данных о последствиях насилия в СМИ для общественного здравоохранения. 1 В то время в отчете основное внимание уделялось телевидению как преобладающей форме средств массовой информации и развлечений в Соединенных Штатах.Однако даже несмотря на то, что за прошедшие десятилетия ландшафт СМИ изменился, включив в него другие формы цифровых медиа и развлечений, почти повсеместное изображение насилия в различных формах СМИ оставалось предметом пристального внимания.

Всемирная организация здравоохранения (ВОЗ) определила насилие как «преднамеренное применение физической силы или силы, угрожающее или действительное, против себя, другого лица, группы или сообщества, которое либо приводит к, либо имеет высокую вероятность в случае травмы, смерти, психологического вреда, недоразвития или депривации.” 2 Насилие в США происходит с угрожающей скоростью. 3 Среди американцев в возрасте от 15 до 34 лет две из трех основных причин смерти — это убийства и самоубийства, и многие из этих смертей связаны с огнестрельным оружием. 4,5 В конкретный год от насилия с применением огнестрельного оружия погибнет больше детей в США, чем от рака, пневмонии, гриппа, астмы, ВИЧ / СПИДа и опиоидов вместе взятых. 6 По данным Фонда защиты детей, «США дети и подростки в 15 раз чаще умирают от огнестрельного оружия, чем их сверстники в 31 другой стране с высоким уровнем доходов вместе взятых.” 7 Фактически, общий уровень смертей или травм, связанных с огнестрельным оружием, в Соединенных Штатах выше, чем в большинстве других промышленно развитых стран. 8 В 2018 году в США было зарегистрировано 39 740 смертей, связанных с огнестрельным оружием, что в среднем составляет примерно 109 человек, умирающих каждый день в результате убийств, самоубийств и непреднамеренных смертей с применением огнестрельного оружия. 5 Кроме того, количество несмертельных травм от огнестрельного оружия более чем вдвое превышает количество смертей. 9

Хотя множество факторов могут привести к насильственным действиям, все больше литературы демонстрирует тесную связь между совершением насилия и подверженностью насилию в средствах массовой информации, цифровых средствах массовой информации и развлечениях.Это серьезная проблема общественного здравоохранения, которая должна волновать всех семейных врачей, особенно когда она затрагивает маленьких пациентов и их родителей или опекунов. Дети, подростки и молодые люди потребляют цифровые медиа из различных источников, многие из которых являются мобильными, доступны 24 часа в сутки и предлагают как пассивное, так и активное участие. На многих из этих медиа-платформ представлены развлечения, которые содержат значительные дозы насилия и изображают сексуальную и межличностную агрессию.

Многочисленные исследования показали либо сильную связь, либо подозрение, либо предположение о причинно-следственной связи между воздействием насилия в СМИ и агрессивными или насильственными мыслями, эмоциями и поведением тех, кто подвергается воздействию. 10 Семейные врачи обязаны осознавать взаимосвязь факторов риска воздействия насилия в средствах массовой информации, цифровых медиа и развлечениях, особенно для уязвимых групп населения. Например, некоторые исследования показали, что независимые факторы риска просмотра фильмов с крайне жестоким насилием включают мужской пол, расовый статус или статус этнического меньшинства, низкий социально-экономический статус и плохую успеваемость в школе. 11

Призыв к действию

Семейные врачи имеют уникальную возможность поощрять более безопасное использование цифровых носителей, работая в тесном сотрудничестве с пациентами и их родителями или опекунами во время посещений здоровых детей и подростков.Они могут подключать пациентов, родителей или опекунов к ресурсам для поощрения более здоровых привычек, таких как создание семейного плана использования технологий, который учитывает качество и количество медиафайлов, потребляемых дома. Семейные врачи также могут участвовать в адвокации на местном, государственном и национальном уровнях, чтобы привлечь внимание к текущим проблемам насилия в средствах массовой информации, цифровых СМИ и развлечениях, а также поддержать продолжающиеся исследования в этой области.

Уровень врача

● Продвигайте план использования семейных технологий.Это позволяет родителям и опекунам оценивать качество и количество цифровых медиа, которые потребляются дома, и устанавливать руководящие принципы для соответствующих возрасту СМИ. 12 Было показано, что использование родителями цифровых медиа влияет на их поведение у детей. 13

● Повысить личные знания о типах цифровых медиа, используемых в домашних хозяйствах, особенно среди детей и подростков.

● Поощряйте пациентов, детей, семьи и опекунов участвовать в программах медиаобразования и медиаграмотности.

● Поощряйте родителей или опекунов следить за контентом и не полагаться исключительно на рейтинги СМИ или рекомендательные ярлыки. Было показано, что родительский контроль оказывает защитное воздействие на некоторые академические, социальные и физические результаты детей, включая агрессивное поведение. 14

● Посоветуйте взрослым пользоваться цифровыми медиа вместе со своими детьми и помогите им справиться с насилием в СМИ. Предварительная запись программ позволяет сделать паузу для обсуждения или обработки.

● Вы можете задавать вопросы об использовании средств массовой информации во время посещений здоровых детей и подростков, например:

  • Сколько развлекательных материалов ребенок или подросток потребляет каждый день?
  • Есть ли у ребенка или подростка доступ к телевизору или цифровым средствам массовой информации в спальне?

● Вы можете спросить пациентов и родителей или опекунов о подверженности насилию в цифровых средствах массовой информации. Если вы обнаружите сильное воздействие (то есть более двух часов в день), возьмите дополнительный анамнез агрессивного поведения, проблем со сном, страхов и депрессии.Будьте готовы обсудить риски для здоровья, связанные с использованием агрессивных СМИ.

● Работайте с пациентами и родителями или опекунами, чтобы составить список здоровых альтернатив потреблению агрессивных СМИ.

● Посоветуйте родителям или опекунам и лицам, осуществляющим уход за детьми младше двух лет, ограничивать время, проведенное их детьми перед экраном, не более чем двумя часами в день. Не поощряйте рутинное использование цифровых медиа.

● Поощряйте использование технологий, которые ограничивают определенный контент и выключают устройство через определенное время.

Уровень практики

● Создайте среду без осуждения и культуры, в которой пациенты и родители или опекуны могут задавать вопросы и выражать озабоченность.

● Предоставлять и / или продвигать ненасильственные средства массовой информации в амбулаторных залах ожидания и стационарах.

● Показывать рекламную информацию о возможностях обучения медиаграмотности в сообществе.

Уровень образования

● Ознакомьтесь с исследованиями тенденций в использовании СМИ и последствий насилия в СМИ для людей.

● Согласовать медицинское образование и обучение по программе ординатуры, чтобы предоставлять основанную на фактах информацию о потенциальных последствиях для здоровья потребления агрессивных СМИ.

● Расширить текущие предложения по непрерывному медицинскому образованию (НМО), включив в них научно обоснованную информацию о передовых методах продвижения медиаобразования и здорового использования медиа.

● Поддержка разработки программ обучения медиаграмотности, направленных на понимание разрыва между реальным и выдуманным насилием на телевидении, в фильмах и других формах цифровых медиа, а также ответственности, сложности и последствий насилия в реальной жизни. .Программы медиаграмотности показали свою эффективность в ограничении негативного воздействия средств массовой информации и изучении потенциальных положительных способов использования средств массовой информации в социальных сетях. 14,15,16

Уровень защиты

● Сотрудничайте с медицинскими организациями, государственными учреждениями и преподавателями, чтобы поддержать сохранение этого вопроса в повестке дня общественного здравоохранения.

● Сотрудничайте с семьями и общественными организациями, чтобы требовать от производителей средств массовой информации ограничения количества и типов насилия, изображаемого в средствах массовой информации.

● Поддержите финансирование исследований для продолжения изучения этой темы.

● Пропагандируйте улучшение систем рейтингов СМИ, чтобы помочь родителям или опекунам и попечителям направлять детей в выборе здоровых средств массовой информации.

Насилие в СМИ в США

Термин «цифровые носители» относится ко всем типам электронных данных, включая текст, базы данных, изображения, аудио и видео; он также может относиться к электронным устройствам, которые хранят данные, и к способам связи, которые передают данные. 17 Примеры включают потоковое видео, обмен сообщениями и платформы социальных сетей, видеоигры, телевидение, музыку, музыкальные клипы и социальные сети. Распространение средств массовой информации на все новые и новые формы цифровых средств массовой информации облегчило доступ к изображениям насилия и сделало их более уязвимыми. Появление Интернета еще больше расширило охват и влияние цифровых медиа, поощряя интерактивность и формирование групп с помощью таких медиа, как онлайн-игры, виртуальная реальность, цифровое искусство и социальные сети. 18

Поскольку стоимость телевизоров и других экранных мультимедийных устройств в последние годы продолжает снижаться, экранные мультимедийные средства, потоковые мультимедиа и другие цифровые мультимедиа стали более доступными, чем когда-либо. В Соединенных Штатах в 84% домохозяйств есть хотя бы один смартфон, при этом в среднем домохозяйстве в США имеется пять подключенных устройств (например, смартфон, ноутбук или настольный компьютер, устройство потокового мультимедиа), а в каждом пятом домохозяйстве имеется 10 или более таких устройств. . 19

На протяжении десятилетий просмотр телевидения был самой распространенной формой ежедневного потребления медиа, но в 2019 году ситуация изменилась, когда время в Интернете превысило время, проведенное за просмотром телевизора. 20 Исследования показывают, что молодые люди в США проводят больше времени, взаимодействуя с различными цифровыми медиа, чем в любой другой деятельности, кроме сна, при этом типичный ребенок от 8 до 18 лет использует те или иные медиа в среднем в течение 50 часов. в неделю и более. 21 В среднем американские подростки тратят более семи часов в день на различные развлекательные экранные носители (например, смартфоны, социальные сети, игры, музыку), а дети в возрасте от 8 до 12 лет тратят более четырех часов в день. . 22

Исследования, демонстрирующие связь между воздействием насилия в СМИ и реальной агрессией и насилием, начали появляться в 1950-х годах. С тех пор различные правительственные учреждения и организации изучали эту взаимосвязь, сообщая о своих выводах в публикациях, включая отчет главного хирурга за 1972 год, обзор Национального института психического здоровья за 1982 год и опубликованное совместное заявление о влиянии развлекательного насилия на детей. после саммита Конгресса 2000 года. 1,23,24 В 2000 году Федеральное бюро расследований (ФБР) опубликовало отчет, в котором отмечалось, что насилие в СМИ является фактором риска при стрельбе в школе. 25 Обзор 2003 года определил насилие в СМИ как важный причинный фактор агрессии и насилия. 26 Федеральная комиссия по связи (FCC) выпустила отчет 2007 года о программах насилия на телевидении и отметила, что есть «веские доказательства» того, что воздействие насилия через СМИ может усилить агрессивное поведение детей. 27

Эти и другие отчеты основаны на литературных источниках, включающих более 2000 научных работ, исследований и обзоров, демонстрирующих различные последствия воздействия насилия со стороны СМИ на детей и подростков. К ним относятся усиление агрессивного поведения, снижение чувствительности к насилию, издевательства, страха, депрессии, кошмаров и нарушений сна. 28,29,30 Некоторые исследования показали, что сила связи между потреблением агрессивных СМИ и этим поведением почти такая же сильная, как связь между курением сигарет и раком легких, и более сильная, чем хорошо установленная связь между потреблением кальция и костной тканью. масса, прием свинца и IQ, а также отказ от использования презервативов и заражение ВИЧ. 31

Телевидение

У 71% детей в возрасте от 8 до 18 лет есть телевизор в спальне. 21 Кроме того, 50% людей этой возрастной группы получают доступ к телевизионному контенту в Интернете и / или на мобильных платформах в течение обычного дня. 21 Исследователи обнаружили, что дети от 8 до 12 лет смотрят телепрограммы в среднем 1 час 23 минуты в день, а дети от 13 до 18 лет смотрят в среднем 1 час 45 минут в день. , из которых примерно 19 и 38 минут, соответственно, были потрачены на просмотр телевизионного контента на других устройствах (например,г., компьютер, смартфон, планшет, MP3-плеер). 22

Средний американский молодой человек станет свидетелем 200 000 актов насилия по телевидению до 18 лет. 32 Оружие появляется на телевидении в прайм-тайм в среднем девять раз в час. 33 Насилие, изображаемое в телевизионном контенте, часто бывает значительным, даже в программах, не рекламируемых как насильственные, а детские шоу — особенно жестокие. Просмотр мультфильмов в субботу утром был обычным делом в американской жизни.Теперь детям доступны мультфильмы по запросу. Исследования, анализирующие содержание популярных мультфильмов, показали, что они содержат от 20 до 25 актов насилия в час, что примерно в пять раз больше, чем в программах в прайм-тайм. 34 В целом 46% телевизионных сцен насилия происходит в мультфильмах. 35,36,37 Кроме того, в этих программах насилие с большей вероятностью сочетается с юмором (67%) и менее вероятно, что будут показаны долгосрочные последствия насилия (5%). 34,35,36 Хотя некоторые утверждают, что мультипликационное насилие не такое «реальное» и, следовательно, не такое разрушительное, было показано, что оно увеличивает вероятность агрессивного антиобщественного поведения среди молодежи. 38 Эта ассоциация имеет смысл в свете трудностей развития детей, которые могут отличать реальное от фантастического. 39

Видеоигры

Почти все американские подростки — 97% мужчин и 83% женщин — играют в видеоигры. 40 Восемьдесят процентов подростков играют в видеоигры не менее трех часов в неделю на игровой консоли, при этом 25% подростков играют 11 часов и более в неделю. 41 Дополнительное воздействие происходит среди подростков, которые считают себя поклонниками соревновательных видеоигр или киберспорта; Среди молодых людей в возрасте от 14 до 21 года примерно столько же, сколько профессиональных фанатов футбола, считают себя фанатами киберспорта. 42

Многие видеоигры содержат сцены насилия, и исследования показали значительную связь между агрессивным воздействием в видеоиграх и повышенной агрессией, повышенной десенсибилизацией к насилию и снижением эмпатии. 43 Видеоигры, в которых принимают на себя роли агрессоров или солдат, дают игрокам возможность стать «виртуальными преступниками». Эти игры также награждают игроков за успешное проявление агрессивного поведения. Исследования показали, что общие последствия насилия могут быть более серьезными, когда дети играют в эти интерактивные игры, чем когда они подвергаются насилию более пассивно, например, при просмотре телевизора. 44,45

Музыка

Музыка играет центральную роль в жизни многих подростков и молодых людей, помогая им разобраться в своих эмоциях, идентифицировать себя с группами сверстников и развивать самоощущение. Сорок семь процентов детей в возрасте от 8 до 12 лет слушают музыку каждый день, при этом в среднем они слушают 43 минуты в день, а 82% детей в возрасте от 13 до 18 лет слушают музыку каждый день, при этом в среднем чуть более двух часов прослушивания в день. 22

Было проведено меньше исследований воздействия изображения насилия в музыке, чем исследований насилия в других формах СМИ. Одно исследование обнаружило корреляцию между жестокими текстами песен и агрессивными мыслями и эмоциями, но не действиями. 46 Дополнительные исследования показали, что люди, которые предпочитают хэви-метал или рэп, более склонны к рискованному поведению, имеют более низкие оценки в начальной школе и в подростковом возрасте и имеют опыт консультирования в начальной школе по академическим проблемам по сравнению с сверстники, предпочитающие другую музыку. 47

Музыкальные видеоклипы десятилетиями были источником жестокого содержания. Контент-анализ показал, что более 80% насилия в музыкальных клипах совершается привлекательными образцами для подражания и что музыкальные клипы в основном изображают акты насилия в отношении женщин и людей из групп меньшинств. 48 Во многих музыкальных клипах сцены насилия имеют сексуальный характер. Кроме того, художественный выбор и редактирование могут сопоставлять насилие с изображениями, такими как красивые пейзажи, потенциально связывая насилие с приятными переживаниями. 49 Несколько исследований, посвященных насилию в рэп-музыке, показали, что этот жанр содержит больше насилия, чем другие жанры. Они также обнаружили, что зрители клипов с рэп-музыкой с большей вероятностью смирились с применением насилия, смирились с насилием в отношении женщин и сами совершили насильственные или агрессивные действия. 49

Фильмы

Некоторые исследователи описали увеличение количества сцен насилия в фильмах, несмотря на национальную систему рейтингов.Например, исследования показали, что 91% телевизионных фильмов содержат насилие, в том числе крайнее насилие. 11,36 Хотя рейтинги фильмов и рекомендательные ярлыки могут помочь родителям выбрать фильмы, которых следует избегать, некоторые ярлыки, такие как «совет родителей по усмотрению» и рейтинг R, привлекают детей, особенно мальчиков. 33,35,36 В 2003 году 10 миллионов подростков в возрасте от 10 до 14 лет, в том числе 1 миллион 10-летних, посмотрели самый популярный фильм того года с рейтингом R. 11 Одно исследование показало, что в период с 2012 по 2017 год негативных тем, чаще всего связанных с насилием, было в два раза больше, чем позитивных тем, изображенных в 25 самых кассовых фильмах с рейтингом R. 50 Исследователи также отметили, что количество насилия с применением огнестрельного оружия в самых кассовых фильмах с рейтингом PG-13 увеличилось более чем в три раза с момента введения рейтинга в 1985 году. 51 В 2012 году фильмы с рейтингом PG-13 фактически содержали больше насилия с применением огнестрельного оружия, чем Фильмы с рейтингом R. 52 Кроме того, насилие присутствует даже в фильмах, которые не считаются жестокими, например, в анимационных фильмах. 53

Список литературы

1. Научно-консультативный комитет главного хирурга по телевидению и социальному поведению. Телевидение и взросление: влияние телевидения насилия. Сообщите главному хирургу Службы общественного здравоохранения США. Типография правительства США; 1972. Публикация DHEW № HSM 72-9090. По состоянию на 16 октября 2020 г. https://collections.nlm.nih.gov/ext/document/101584932X543/PDF/101584932X543.pdf

2. Всемирная организация здравоохранения.Определение и типология насилия. По состоянию на 19 июля 2020 г. https://www.who.int/violenceprevention/approach/definition/en/

3. Американская академия семейных врачей. Насилие (рассмотрено и одобрено в 2014 г.). По состоянию на 16 октября 2020 г. https://www.aafp.org/about/policies/all/violence-position-paper.html

4. Центры по контролю и профилактике заболеваний. 10 основных причин смерти по возрастным группам, США — 2018. По состоянию на 19 июля 2020 г. https://www.cdc.gov/injury/images/lc-charts/leading_causes_of_death_by_age_group_2018_1100w850h.jpg

5. Центры по контролю и профилактике заболеваний. Предупреждение насилия с применением огнестрельного оружия. По состоянию на 20 октября 2020 г. https://www.cdc.gov/violenceprevention/firearms/fastfact.html

6. Фонд защиты детей. Защищайте детей, а не оружие 2019. По состоянию на 31 июля 2020 г. https://www.childrensdefense.org/wp-content/uploads/2019/09/Protect-Children-Not-Guns-2019.pdf

7. Фонд защиты детей. Состояние детей Америки 2020. По состоянию на 19 июля 2020 г. https://www.childrensdefense.org / policy / resources / soac-2020-обзор

8. Грамлих Дж. Что говорят данные о случаях смерти от огнестрельного оружия в исследовательском центре Pew в США; 2019. По состоянию на 16 октября 2020 г. https://www.pewresearch.org/fact-tank/2019/08/16/what-the-data-says-about-gun-deaths-in-the-u-s/

9. Фаулер К.А., Дальберг Л.Л., Хейлиесус Т. и др. Травмы от огнестрельного оружия в США. Предыдущая Med . 2015; 79: 5-14.

10. Huesmann LR. Влияние насилия в электронных СМИ: научная теория и исследования. J Здоровье подростков . 2007; 41 (6 Приложение 1): S6-S13.

11. Worth KA, et al. Знакомство американских подростков с фильмами с крайне жестокими сценами. Педиатрия . 2008; (122) 2: 306-312.

12. Американская академия педиатрии. Семейный медиаплан. По состоянию на 19 октября 2020 г. https://www.healthychildren.org/English/media/Pages/default.aspx

13. Джаго Р., Себире С.Дж., Эдвардс М.Дж. и др. Родительский просмотр ТВ, родительская самоэффективность, медиаоборудование и просмотр ТВ среди детей дошкольного возраста. Eur J Pediatr . 2013; 172 (11): 1543-1545.

14. Джентиле Д.А., Реймер Р.А., Натансон А.И. и др. Защитные эффекты родительского мониторинга использования детских СМИ: проспективное исследование, JAMA Pediatr. 2014; (168) 5: 479-484. Https://jamanetwork.com/journals/jamapediatrics/fullarticle/1852609

15. Педиатрический комитет Американской академии народного образования. Медиаобразование. Педиатрия . 1999; 104 (2): 341-343.

16. Коричневый JA. Телевидение «Навыки критического просмотра»: основные проекты медиаграмотности в США и некоторых странах. Routledge; 1991.

17. PC Magazine Энциклопедия. Цифровые СМИ. По состоянию на 20 октября 2020 г. https://www.pcmag.com/encyclopedia/term/digital-media

18. Смит Р. Что такое цифровые медиа? Центр цифровых медиа; 2013. По состоянию на 22 августа 2020 г. https://thecdm.ca/news/what-is-digital-media

.

19. Исследовательский центр Пью. Треть американцев живет в семье с тремя и более смартфонами. 25 мая 2017 г. По состоянию на 16 октября 2020 г. https://www.pewresearch.org / fact-tank / 2017/05/25 / треть-американцев-живут-в-семье-с-тремя или более-смартфонами /

20. Долливер М. Время, проведенное в США со СМИ, 2019 г. eMarketer; 2019. По состоянию на 16 октября 2020 г. https://www.emarketer.com/content/us-time-spent-with-media-2019

21. Rideout VJ, Foehr UG, Roberts DF. Поколение M 2 : СМИ в жизни 8-18-летних. Фонд семьи Генри Дж. Кайзера; 2010. По состоянию на 19 июля 2020 г. https://files.eric.ed.gov/fulltext/ED527859.pdf

22. Rideout V, Робб М.Б. Перепись Common Sense: использование СМИ подростками и подростками, 2019 г. Common Sense Media; 2019. По состоянию на 16 октября 2020 г. https://www.commonsensemedia.org/sites/default/files/uploads/research/2019-census-8-to-18-full-report-updated.pdf

23. Национальный институт психического здоровья. Телевидение и поведение: десять лет научного прогресса и последствия для восьмидесятых. Vol. I: сводный отчет. Типография правительства США; 1982. Публикация DHHS №АДМ 82-1195. По состоянию на 16 октября 2020 г. https://files.eric.ed.gov/fulltext/ED222186.pdf

24. Американская академия педиатрии, Американская академия детской и подростковой психиатрии, Американская психологическая ассоциация и др. Совместное заявление о влиянии развлекательного насилия на детей. Саммит Конгресса по общественному здравоохранению. 2000.

25. O’Toole ME. Школьный стрелок: перспектива оценки угрозы. Федеральное Бюро Расследований; 1999. По состоянию на 16 октября 2020 г. https: // www.fbi.gov/file-repository/stats-services-publications-school-shooter-school-shooter/view

26. Андерсон К.А., Берковиц Л., Доннерштейн Е. и др. Влияние насилия в СМИ на молодежь. Психологические науки Общественный интерес . 2003 (4) 3: 81-110.

27. Федеральная комиссия связи. Жестокие телепрограммы и их влияние на детей. 2007. По состоянию на 16 октября 2020 г. https://www.fcc.gov/document/violent-television-programming-and-its-impact-children

28.Нееврея DA. Насилие в СМИ и дети: полное руководство для родителей и специалистов . 2 и изд. Praeger; 2014.

29. Coker TR, Elliott MN, Schwebel DC, et al. Разоблачение насилия в СМИ и физическая агрессия у детей пятого класса. Акад. Педиатр . 2015; 15 (1): 82-88.

30. Ибарра М.Л., Динер-Вест М., Маркоу Д. Связь между насилием в Интернете и другими средствами массовой информации с серьезным агрессивным поведением молодежи. Педиатрия . 2008; (122) 5: 929-937.

31. Singer DG, Singer JL, ред. Справочник для детей и СМИ . 2 и изд. Sage Publications, Inc .; 2011.

32. Американская психологическая ассоциация. Насилие и молодежь: ответ психологии. Vol. I: сводный отчет Комиссии Американской психологической ассоциации по насилию и молодежи. 1993. По состоянию на 19 октября 2020 г. https://www.apa.org/pi/prevent-violence/resources/violence-youth.pdf

33. Страсбургер В.К., Доннерштейн Э. Дети, подростки и средства массовой информации в 21, , веке. Адолеск Мед . 2000; 11 (1): 51-68.

34. Комитет по коммуникациям Американской академии педиатрии. Насилие в СМИ. Педиатрия . 1995 (6): 949-951.

35. Seawell M, ed. Национальное телевизионное исследование насилия. Том 1. Sage Publications, Inc .; 1996.

36. Federman J, ed. Национальное телевизионное исследование насилия. Том 2. Sage Publications, Inc .; 1997.

37. Seawell M, ed. Национальное телевизионное исследование насилия.Том 3. Sage Publications, Inc .; 1998.

38. Леунг Л. Р., Фаган Дж. Э., Чо Х. Дети и телевидение. Ам Фам Врач . 1994; 50: 909-912, 915-918.

39. Huesmann LR, Eron LD, Klein R, et al. Снижение имитации агрессивного поведения путем изменения отношения детей к насилию в СМИ. J Pers Soc Psychol . 1983; 44 (5): 899-910.

40. Исследовательский центр Пью. Подростки, социальные сети и технологии, 2018 г. По состоянию на 19 октября 2020 г. https: // www.pewresearch.org/internet/wp-content/uploads/sites/9/2018/05/PI_2018.05.31_TeensTech_FINAL.pdf

41. PricewaterhouseCoopers. Эволюция видеоигр и потребления контента. 2012. По состоянию на 20 октября 2020 г. https://www.pwc.com/sg/en/tice/assets/ticenews201206/evolutionvideogame201206.pdf

42. Центр общественного мнения УМасса Лоуэлла. Выпуск спортивного опроса 2017 года — киберспорт и соревновательные видеоигры. По состоянию на 19 октября 2020 г. https://www.uml.edu/docs/esports-highlights_tcm18-288117.pdf

43. Калверт С.Л., Аппельбаум М., Додж К.А. и др. Целевая группа Американской психологической ассоциации оценивает жестокие видеоигры: наука на службе общественных интересов. Ам Психол . 2017; 72 (2): 126-143.

44. Холлингдейл Дж., Грейтмейер Т. Влияние онлайн-видеоигр о насилии на уровни агрессии. PLOS ONE . 2014; 9 (11): e111790.

45. Андерсон, Калифорния, Джентиле Д.А., Бакли К.Е. Жестокое воздействие видеоигр на детей и подростков .Издательство Оксфордского университета; 2007.

46. Андерсон К.А., Каранжи Н.Л., Юбэнкс Дж. Воздействие агрессивных СМИ: влияние песен с жестокими текстами на агрессивные мысли и чувства. J Pers Soc Psychol . 2003; (84) 5: 960-971.

47. Совет по коммуникациям и СМИ Американской академии педиатрии. Влияние музыки, музыкальных текстов и видеоклипов на детей и молодежь. Педиатрия . 2009; 124 (5): 1488-1494.

48. Rich M, Woods ER, Goodman E, et al.Агрессоры или жертвы: пол и раса в клипах насилия. Педиатрия . 1998; 101 (4 Pt 1): 669-674.

49. Эшби С.Л., Рич М. Видео убило радио-звезду: влияние музыкальных клипов на здоровье подростков. Адолеск Мед Клин . 2005; (16) 2: 371-393.

50. Уоттс А., Лолой Дж., Лесснер К. и др. Темы из самых кассовых фильмов с рейтингом R, выпущенных с 2012 по 2017 год. Cureus . 2020; 12 (2): e6844.

51. Ромер Д., Джеймисон П. Е., Бушман Б. Дж. И др.Снижение чувствительности родителей к насилию и сексу в кино. Педиатрия . 2014; (134) 5: 877-884.

52. Бушман Б.Дж., Джеймисон П.Е., Вайц И. и др. Тенденции применения огнестрельного оружия в фильмах. Педиатрия . 2013; 132 (6): 1014-1018.

53. Kirsh SJ. Мультипликационное насилие и агрессия в молодости. Агрессия и агрессивное поведение . 2006; 11: 547-557.

(2004) (DEC2020BOD)

Интернет-травля в школе: профилактика и поддержка

Что делать, когда технологии становятся мучением

Согласно опросу, проведенному Исследовательским центром киберзапугивания, в 2016 году киберзапугиванием подверглись почти 34 процента учащихся средних и старших классов — это самый высокий процент с тех пор, как организация начала отслеживать киберзапугивание 10 лет назад .По мере роста этой проблемы учащимся, родителям и преподавателям важно понимать последствия кибербуллинга и то, что можно сделать, чтобы предотвратить его. Это руководство дает целостный взгляд на проблему и включает информацию о типах киберзапугивания, о том, как учащиеся могут защитить себя и какие действия можно предпринять для решения этой проблемы после того, как это произойдет.

Что такое киберзапугивание?

Киберзапугивание происходит, когда кто-то преследует, мучает, угрожает или унижает кого-то с помощью технологий, включая текстовые сообщения, сайты социальных сетей, электронную почту, мгновенные сообщения и веб-сайты.Подобно личному издевательству, киберзапугивание может проявляться в нескольких различных формах поведения. Ниже приведены некоторые распространенные примеры того, как выглядит киберзапугивание.

Различные типы киберзапугивания

Выдача себя за другое лицо.


Вероятно, наиболее распространенной формой выдачи себя за другое лицо являются поддельные учетные записи или профили, предназначенные для выдачи себя за жертву. Одна из форм выдачи себя за другое лицо, известная как «фрапинг», предполагает получение кем-либо несанкционированного доступа к учетной записи жертвы в социальной сети, выдачи себя за него и публикации неприемлемого контента в качестве жертвы », — говорит Маргарет Арсено, соучредитель и главный исполнительный директор Face2Face Youth Group Inc. .«Хотя некоторые дети могут думать об этом как о безобидной розыгрыше, выдача себя за кого-то в сети и нанесение ущерба их реальной — и, возможно, хрупкой — репутации может иметь серьезные последствия. Мы напоминаем детям, с которыми мы общаемся, что как только что-то попадает в Интернет, это невозможно контролировать. Даже удаленные вещи могут существовать как много-много электронных копий где-то еще и всплывать на поверхность.

Киберпреследование.


Киберпреследование — это когда кто-то использует технологии для неоднократного преследования, запугивания и угроз.Киберсталкеры могут следить за своими жертвами и предпринимать попытки встретиться с ними. Во многих случаях киберпреследования взрослые склоняют подростков к сексуальным отношениям.

Пылающий.


Flaming — это когда люди публикуют уничижительные комментарии на чьей-либо веб-странице или странице в социальных сетях, через мгновенные сообщения, электронную почту или чаты. Обычно это происходит во время онлайн-драки, и общение обычно наполнено злостью и нецензурной бранью.

Прогулка.


Этот вид киберзапугивания предполагает разглашение чьей-либо личной информации с целью публичного унижения его или ее. Выезд может включать в себя размещение фотографий, электронных писем, текстовых сообщений или видео в Интернете или их пересылку другим людям.

Преследование.


Преследование подразумевает постоянную отправку вредоносных, оскорбительных или угрожающих сообщений отдельному человеку или группе в Интернете.Это может быть сделано с жертвами публично или в частном порядке.

Троллинг.


Это дедушка всех техник киберзапугивания. Это термин почти такой же старый, как сам Интернет. Троллинг — это преднамеренный акт провокации реакции посредством использования некоторых подстрекательских заявлений — таких как использование оскорблений и ненормативной лексики — на онлайн-форуме », — говорит Арсено. «Раньше троллинг можно было найти на досках объявлений и на подобных форумах.Сегодня тролли «живут» в социальных сетях. Обычно цель состоит в том, чтобы рассердить кого-то, возможно, чтобы он опубликовал что-то неуместное или смущающее. Троллинг часто проводится, чтобы заставить тролля почувствовать себя лучше, расстроив других.

Обман.


Подобно прогулке, обман включает раскрытие частной информации о другом человеке. Когда кто-то участвует в этом типе киберзапугивания, этот человек заводит дружбу с кем-то и завоевывает его или ее доверие с конкретным намерением поделиться неловкой информацией этого человека в Интернете.

Кетфишинг.


Кетфишинг — это когда кто-то притворяется кем-то, кем он не является, и иногда принимает в сети личность другого человека, включая личность жертвы, — говорит Дженнифер Понсе, менеджер по профилактическому образованию в Laura’s House. «Они могут делать это, чтобы публиковать неприемлемый контент или манипулировать и навредить другим отношениям жертвы в сети.

Клевета.


Это происходит, когда кто-то публикует в сети слухи и сплетни о ком-то. Кибербуллы используют клевету, чтобы испортить отношения и репутацию жертвы.

Исключение.


Исключение — это создание групп или событий и исключение кого-либо », — говорит Понсе. «Это также может произойти, если вы не отметите кого-то на фотографии или не пригласите его на мероприятие, а также исключите кого-то из онлайн-разговора.

Несмотря на то, что важно понимать, в чем заключаются различные виды поведения в отношении киберзапугивания, для полного понимания этого также важно понимать самих хулиганов и то, почему они делают то же самое со своими коллегами. Есть много причин, по которым учащиеся могут проявлять такое поведение, включая скуку, месть, гнев и спровоцировать реакцию своих жертв.

Кроме того, анонимный характер Интернета облегчает людям киберзапугивание других, особенно если они сами являются социальными изгоями, у которых не хватит смелости запугать кого-либо лично.В других случаях некоторые люди становятся кибербулерами, потому что они являются частью толпы, и они имитируют поведение своих собственных групп сверстников, чтобы приспособиться к ним. стрессовый опыт, но когда к этому уравнению добавляется Интернет, это может быть особенно болезненным из-за того, что хулиган имеет доступ к жертве, по словам Арсено.

«До появления Интернета дети, над которыми издевались в школе, часто получали передышку, когда возвращались домой.Сегодня издевательства происходят лично и в Интернете, поэтому они могут быть непрекращающимися », — говорит она. «Те жертвы издевательств, которые проводят много времени в Интернете, особенно в социальных сетях, буквально круглосуточно подвергаются издевательствам и их негативным последствиям».

Кроме того, постоянный характер Интернета может способствовать стрессу и травмам, которые испытывают жертвы киберзапугивания, а это именно то, чего хочет хулиган.

«В этих случаях жертва чувствует себя еще более бессильной, поскольку очень легко распространять информацию в Интернете и очень трудно извлекать и удалять то, что уже есть», — говорит Понсе.«Очень часто киберзапугиватель может использовать Интернет или мобильный телефон в качестве оружия выбора, и издевательства могут очень легко перерасти в еще больший вред в школе со своими сверстниками».

В результате непрекращающегося киберзапугивания учащиеся могут испытывать множество негативных эффектов, в том числе:

  • Беспокойство
  • Депрессия
  • Снижение успеваемости
  • Чувство изоляции
  • Изменения в еде и привычки ко сну
  • Снижение самооценки
  • Частые пропуски занятий в школе
  • Потеря интереса к хобби и другим занятиям
  • Употребление алкоголя и наркотиков, чтобы справиться с трудностями
  • Разлучение с семьей и друзьями

Киберзапугивание и самоповреждение

Если оставили При отсутствии контроля последствия киберзапугивания могут привести к сильному стрессу и депрессии, а учащиеся, ставшие жертвами, могут почувствовать тягу к самоповреждению в результате своего опыта.Фактически, согласно исследованию, опубликованному в Journal of Medical Internet Research, студенты, подвергшиеся кибербуллингу, в два раза чаще склонны к самоповреждению и имеют суицидальные мысли, чем те, кто этого не делал.

Однако жертвы издевательств — не единственные, кто уязвим для членовредительства и суицидального поведения: исследование также сообщает, что молодые люди, которые запугивают других, подвергаются значительно более высокому риску испытать эти чувства, чем те, кто этого не делает. .

Что делать, если над вами издеваются в Интернете?

Учащиеся, ставшие жертвами киберзапугивания, могут чувствовать себя настолько подавленными, что не знают, что с этим делать. Ниже приведены некоторые шаги, которые они могут предпринять, чтобы справиться с такими ситуациями и получить необходимую помощь.

Предотвращение киберзапугивания

Поскольку последствия кибербуллинга могут быть очень серьезными — как для обидчика, так и для жертвы, учителям, родителям и даже другим ученикам необходимо работать вместе, чтобы предотвратить киберзапугивание.Ниже приведены некоторые стратегии, которые могут помочь.

Учителя

  • Сообщите учащимся, что они могут сообщать о любых злоупотреблениях в Интернете, которые с ними происходят.
  • Примите участие в тренинге по предотвращению киберзапугивания, чтобы лучше понять его и изучить стратегии борьбы с ним.
  • Объясните учащимся, что такое киберзапугивание и почему они ошибаются.
  • Создайте в классе атмосферу взаимного уважения и терпимости.
  • Включите Интернет и социальные сети в планы уроков, чтобы научить студентов относиться с уважением к другим в Интернете.
  • Работайте в тесном сотрудничестве с родителями, чтобы они понимали киберзапугивание.
  • Реализуйте в классе политику борьбы с запугиванием в Интернете.

Родители

  • Отслеживайте активность детей в Интернете.
  • Уберите мобильные устройства детей, если они уличены в жестоком обращении с людьми в Интернете.
  • Обучайте детей ответственному использованию технологий.
  • Узнайте, с кем дети разговаривают и заводят друзей в Интернете.
  • Понимать признаки того, кто стал жертвой издевательств.
  • Узнайте, как использовать технологии, которые используют дети, чтобы получить представление об их онлайн-мире.

Студенты

  • Подумайте, прежде чем размещать каждое сообщение в Интернете, и избегайте сообщений, которые могут негативно повлиять на вашу репутацию.
  • Узнайте, что такое кибербуллинг и какие модели поведения связаны с киберзапугиванием.
  • Не размещайте в Интернете неприемлемые фотографии, потому что они могут быть топливом, которым пользуются кибер-хулиганы.
  • мудрецов от неизвестных людей, не открывая их.Также избегайте открытия сообщений от известных хулиганов.
  • Относитесь ко всему и ко всем с уважением.

Законы о запугивании в Интернете

Запугивание в Интернете — это не просто неприятность; в некоторых случаях это преступление. Ниже приведены примеры некоторых законов о киберзапугивании в книгах в разных штатах страны.


  • Юта Лоус

    В штате Юта закон о киберзапугивании запрещает использование мобильных устройств или Интернета для отправки сообщений с целью умышленно смущать, причинять боль или угрожать кому-либо.Кроме того, политика Государственного совета по образованию требует, чтобы школы соблюдали правила, запрещающие издевательства и киберзапугивание.


  • Законы Гавайев

    Гавайи запрещают преследование с помощью электронных средств. В штате, если несовершеннолетние хулиганы или кибер-хулиганы кого-то, родители или законные опекуны могут быть оштрафованы на сумму до 100 долларов за каждый инцидент.


  • Законы штата Аризона

    Закон Аризоны о киберзапугивании распространяется на запугивание, запугивание и преследование с помощью технологий.Школьные округа должны разработать процедуры для решения проблемы преследований, запугивания и издевательств, которые совершаются на территории школы, а также в автобусах, автобусных остановках и мероприятиях за пределами кампуса.


  • Законы штата Иллинойс

    В Иллинойсе киберзапугивание — это серьезное или широко распространенное электронное общение, которое призвано нанести вред психическому здоровью учащегося, помешать успеваемости или помешать жертве пользоваться школьными услугами или мероприятиями.Учащиеся, проявляющие такое поведение, могут быть отстранены от занятий или исключены из школы.


  • Законы Коннектикута

    Закон

    Коннектикута определяет киберзапугивание как любой акт запугивания, совершаемый через Интернет, цифровые технологии и мобильные электронные устройства. Школы штата обязаны проводить политику, направленную на борьбу с издевательствами, которые имеют место за пределами школы, если такое поведение нарушает права жертвы, мешает обучению или делает школьную среду враждебной.

Кроме того, на федеральном уровне нет законов, конкретно касающихся киберзапугивания; однако закон о дискриминации может применяться, если киберзапугивание нацелено на кого-то из-за его или ее расы, религии, возраста, пола или инвалидности.

Дополнительную информацию о законах о киберзапугивании в определенных штатах можно найти на сайтах www.stopbullying.gov и www.cyberbullying.org.

Советы по безопасности в социальных сетях

Хотя Интернет может быть отличным ресурсом, чтобы помочь студентам подготовиться к тестам и провести исследования для выполнения заданий, а также оставаться на связи со своими друзьями, для них по-прежнему важно быть в безопасности при использовании технологий — особенно сайты социальных сетей.Ниже приведены несколько советов, которые помогут подросткам оставаться в безопасности при использовании социальных сетей.

Никогда не сообщайте другим людям информацию о пароле.
Не указывайте адрес, номер телефона или местонахождение школы в Интернете.
Используйте строгие настройки конфиденциальности, чтобы только друзья и родственники могли видеть сообщения.
.
Будьте осторожны при переходе по ссылкам и не переходите по ссылкам от неизвестных людей.
Не принимайте предложения дружбы от незнакомцев.
Используйте надежные пароли и регулярно меняйте их.
Не отвечайте на оскорбительные сообщения.
Никогда не открывайте вложения от неизвестных людей.
Задайте контрольные вопросы на сайтах социальных сетей.
Не разрешать программам отслеживать местоположение.

Ответы на ваши вопросы о киберзапугивании

Киберзапугивание — серьезная проблема, поэтому важно, чтобы родители, учителя и ученики знали, как с ней справляться.Мы попросили наших экспертов, Маргарет Арсено и Дженнифер Понсе, высказать свое мнение и предоставить больше информации о киберзапугивании.

Джефф Бенсон


Биография / должность здесь

Что могут сделать родители, чтобы поддержать ребенка, подвергшегося киберзапугиванию?

Arsenault:

Если ваш ребенок говорит вам, что над ним издеваются или что кто-то другой действует в Интернете ненадлежащим образом, не стоит недооценивать происходящее.Молодой человек может преуменьшить значение ситуации из-за смущения или даже преувеличить. Поговорите со своим ребенком и позвольте ему объяснить своими словами, что происходит. Вы лучше всех знаете своего ребенка, но помните, что просто прийти к вам с такой проблемой, как издевательства, вероятно, потребовало от них большого мужества. Сохраняйте спокойствие, выслушайте их, а затем изучите ситуацию, чтобы определить, требует ли она большего вмешательства.

Родители должны обязательно связаться со школой, чтобы сообщить о происшествии, пусть даже неформально.Вы никогда не знаете, какая модель издевательств может происходить в школе, и ваш отчет может быть тем, что побудит администрацию действовать или усилить то, как она обрабатывает обвинения.

Ponce:

Иногда, как родителям, трудно понять, что у ваших детей есть какие-либо негативные переживания, но именно в это время подростки и подростки будут нуждаться в вас больше всего. Первый совет, который я всегда даю, — это прислушиваться к тому, что ваш ребенок делится с вами, и быть открытым к нему.Иногда подростки боятся рассказать об этом маме или папе, потому что не хотят попасть в беду. Это решающий момент, чтобы отбросить все суждения и по-настоящему выслушать своих детей и дать им понять, что вы рядом с ними, несмотря ни на что.

Я также призываю родителей провести свое исследование и узнать признаки того, что ребенок может подвергаться кибербуллингу или издевательствам в целом. Вот некоторые вещи, на которые следует обратить внимание родителям:

  • Увеличение или уменьшение использования сотового телефона.
  • У вашего ребенка сильная эмоциональная реакция после того, как он был в сети или прочитал текстовое сообщение.
  • Ребенок, который больше скрывает свои электронные устройства и социальные сети; возможно, ваш ребенок удаляет вас или блокирует вас в своих учетных записях в социальных сетях.
  • Ваш ребенок начинает избегать занятий или посещений мест, которые ему когда-то нравились.
  • Ваш ребенок выглядит подавленным или более возбужденным, как будто что-то просто «не так».

Зная, какие ресурсы доступны, родитель может поддержать ребенка, который, возможно, подвергся киберзапугиванию.

Могут ли родители работать со школой для решения этой проблемы?

Арсено:

Родители могут работать со школой, чтобы решить эту проблему.На самом деле, я считаю, что должны. Чем больше родители вовлечены в образование своих детей, тем лучше. Однако есть такая вещь, как слишком много помощи. Я бы порекомендовал родителям ознакомиться с политикой своего округа в отношении нападений, сексуальных домогательств и издевательств, а также с официальной системой подачи жалоб в округе. Поговорите с администрацией. Обычно это означает директора или заместителя директора. Узнайте, знают ли они о проблеме и что они с ней делают.

Что касается деликатного момента, будьте готовы к возможности того, что роль вашего ребенка может быть не совсем такой, какой ее вам представляли. Ребенок, сообщающий о том, что над ним издеваются, может подстрекать предполагаемого хулигана, превращая ситуацию во взаимно враждебную. С другой стороны, молодой человек, над которым издеваются, может отреагировать неуместным образом, прибегнув к физическому насилию или громким взрывам ненормативной лексики из отчаяния. Будьте готовы при необходимости обратить внимание на поведение своего собственного ребенка, но не позволяйте другим изображать вашего ребенка как подстрекателя, если это не то, что происходит.

Ponce:

Родители определенно могут работать со школой. Я бы сказал, что важно, чтобы родители знали свои варианты, но чтобы они также включали ребенка и давали понять, что они собираются предпринять этот курс действий, чтобы ребенок знал и не застал врасплох.

Что лучше для родителей — противостоять обидчику ребенка или родителям обидчика?

Арсено:

Короткий ответ — нет, если вы не знаете их лично.Я думаю, что наиболее очевидная причина заключается в том, что киберзапугиватель может узнавать свое поведение от родителей. Вполне возможно, что родитель, с которым вы столкнулись, может быть таким же хулиганом, как и ребенок. Или хуже. Может, и нет, но зачем рисковать? Теперь, если вы знаете этого родителя и у вас хорошие отношения с этим человеком, обязательно соберитесь вместе и посмотрите, сможете ли вы решить это.

В ситуациях, связанных с киберзапугиванием, я думаю, что для родителей будет хорошей идеей разрешить школе решить эту проблему, если это возможно.Какими бы благими намерениями ни были родители, мы все хотим сражаться за наших детей и хотим верить всему, что они нам говорят. Школьные чиновники, как правило, лучше подготовлены к тому, чтобы быть объективными арбитрами среди учеников, и, по сути, они, вероятно, лучше знакомы с моделями поведения каждого ученика в школе.

В ситуациях, когда школа не способна или не желает решать проблему, например, когда киберзапугиватель не является учеником этой школы, хорошей идеей может быть обращение в полицию или консультации с консультантом или священником.Даже если они не могут напрямую решить проблему, они, вероятно, смогут предложить некоторые ресурсы.

Ponce:

Я бы посоветовал родителям не противостоять обидчикам своего ребенка напрямую. От родителей зависит, будут ли они чувствовать себя комфортно в ситуации с родителями хулигана. Другой вариант — сообщить об этом школе и позволить школе каким-либо образом способствовать разрешению проблемы.

Какая помощь доступна подросткам, подвергшимся киберзапугиванию?

Арсено:

Первое место, где я бы порекомендовал родительский образ, — это школьный округ.В каждом округе должна быть политика в отношении издевательств. Поищите в Интернете на сайте округа. Это также хорошее время, чтобы просмотреть руководство для родителей / учеников, которое было брошено в шкаф в начале учебного года.

Ponce:

Существует ряд ресурсов для подростков, над которыми издевались. Если кто-то находится в непосредственной физической или эмоциональной опасности, я всегда рекомендую 911 быть в верхней части списка. Если жертва чувствует себя беспомощной или безнадежной, было бы важно воспользоваться горячими линиями помощи подросткам, такими как Национальная линия жизни по предотвращению самоубийств, (800) 273-TALK (8255).Если подростку нужна эмоциональная поддержка или кому-то, с кем можно поговорить, в местном сообществе доступно множество служб психического здоровья. Laura’s House предлагает бесплатную и конфиденциальную линию текстовых сообщений / чатов для подростков, подвергающихся любым формам насилия, включая издевательства и киберзапугивание. Подросток может написать слово «СЕРДЦЕ» на номер (949) 484-8440 и связаться с адвокатом, который может помочь и / или подключить подростка к дополнительным ресурсам, или они могут общаться в чате онлайн, посетив www.laurashouse.org/lhteen . Если киберзапугивание происходит в школе, я рекомендую сообщить об этом учителю и школьной администрации.

Какую помощь может получить хулиган, чтобы изменить свое поведение?

Арсено:

Я думаю, что большинство детей-хулиганов не думают о том, как они могут измениться. Я думаю, что они имеют дело с собственными проблемами и действуют как способ справиться с ними. Издевательства — это негативный метод совладания, но, тем не менее, форма совладания. Я видел, как дети, издевающиеся над другими, плакали, когда взрослые рассказывали им об их поведении и спрашивали, что происходит.Возможно, хулиган действует из-за гнева или страха из-за каких-то обстоятельств в его или ее жизни. Я не лицензированный консультант, но я родитель и человек. Когда люди начинают вести себя нестандартно, это хороший показатель того, что человек имеет дело с одной или несколькими проблемами. Взрослые, которые взаимодействуют с молодежью, такие как учителя, родители, спортивные тренеры и т. Д., Могут распознать эти изменения в поведении и направить молодежь к школьному консультанту.Раннее распознавание и вмешательство могут увеличить количество молодых людей, получающих лечение психических заболеваний, что будет иметь каскадный эффект.

Ponce:

Точно так же, как жертва будет нуждаться в эмоциональной поддержке, мы обнаружили, что то же самое можно сказать и о людях, которые причиняют вред другим. Я бы посоветовал им связаться со специалистами в области психического здоровья, чтобы они могли лучше овладеть навыками межличностного общения и взаимоотношений, включая управление конфликтами и / или гневом и лучшие стратегии выживания.

Какие самые важные вещи следует помнить учащимся, если они подвергаются киберзапугиванию?

Арсено:

Студенты должны знать, что если они подвергаются киберзапугиванию, это не их вина. Детям легко усвоить чувство вины или стыда, когда их в чем-то обвиняют, даже если их обвиняют ложно. Давление, исходящее от стыда, очень велико, особенно для детей средней школы. Иногда то, что люди называют запугиванием, на самом деле является просто разногласием между двумя людьми.

Если вы чувствуете, что можете сделать это безопасно, скажите обидчику, чтобы он остановился. Серьезно. Мой муж, который много времени работал в окружной тюрьме, говорит: «Хулиганы будут продолжать издевательства только тогда, когда веселье перевешивает издержки. В тот момент, когда цена будет выше, чем хулиган готов заплатить, он или она перестанет издеваться над этим человеком ». Для некоторых хулиганов отсутствие ответа от своих целей «неинтересно», и они останавливаются. Для других то, что цели стоят перед ними, положит этому конец. Некоторые хулиганы более чем готовы стать физическими.Вы должны оценить ситуацию. Легче сказать хулигану, чтобы тот прекратил работу в Интернете, чем при личной встрече.

Ponce:

Самое важное, что нужно помнить, — это то, что вы не виноваты и не одиноки. Часто жертвы чувствуют, что они сделали что-то, чтобы заслужить такое поведение или сыграли определенную роль в собственной виктимизации, но это неправда. Жертва никогда не виновата. Следующая важная вещь, о которой следует помнить, — это то, что вы не одиноки и что есть поддержка.Не бойтесь говорить кому-нибудь. Это может быть страшно, и бояться — это нормально, но важно помнить, что в том, что произошло, не была ваша вина, есть помощь, и вы сможете найти поддержку, которая поможет вам в этом. ; все наладится.

Дополнительные ресурсы по запугиванию в Интернете


  • Набор средств борьбы с запугиванием в Интернете Этот инструментарий от некоммерческой организации Common Sense предоставляет информацию для преподавателей, включая планы уроков, которые можно использовать в классе, и ресурсы, которыми можно поделиться с родителями и семьями.

Leave a Reply

Ваш адрес email не будет опубликован.