Психология детей 7 8 лет мальчики: Кризис 7 лет у ребенка

Содержание

Возрастные особенности детей младшего школьного возраста

   Возрастные особенности детей младшего школьного возраста  

 

 

 

Возрастные особенности детей 7 – 8 лет

ФИЗИЧЕСКИЕ

1. Дети этого возраста очень подвижны, энергичны. Ребенок растет очень быстро, но его рост неравномерен. Так как сердце не растет в пропорции с его телом, он не может вынести длительные периоды напряженной деятельности.
2. Ребенок может сосредоточить свое внимание на 15 минут. Но его произвольное внимание не прочно: если появляется что-то интересное, то внимание переключается. Активно реагирует на все новое, яркое.
3. Любит слушать речь взрослого, но необходимо учитывать, что порог слышимости и острота слуха еще не достигли своих наибольших величин (это произойдет в подростковом возрасте).

РЕКОМЕНДАЦИИ

1.Необходимы периоды отдыха, спокойные игры, рисование, ручной труд.
2. Наибольшее значение имеет не словесное объяснение, а показ: яркая картина или слайд, действие.

Это запоминается гораздо сильнее.
3. Важно следить за своей речью: «не глотать окончания», четко произносить все звуки, быть точным в эмоциональной окраске, а главное – помнить о том, чтобы темп речи был доступен и понятен.

 

ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНЫЕ

1.Ребенок живет, в основном, настоящим. У него ограниченное понимание времени, пространства и чисел.
2. Наши слова ребенок может понимать буквально. Затруднено понимание абстрактных слов и понятий.
3. Любит задавать вопросы: «Почему?», «А правда ли это?»
4. Ребенок хорошо запоминает факты, сведения, стихи. Прекрасный возраст для заучивания наизусть. Более легко запоминает слова, чем мысли.

5. Особенно хорошо запоминает то, что чем-то мотивировано, значимо.

 

РЕКОМЕНДАЦИИ

1.Приближайте язык к разговорному. Избегать слов с двойным смыслом, предпочитайте простые слова. Объяснять значение трудных слов. Избегайте длинных, запутанных предложений.
2. Необходимо быть хорошо подготовленным. Давайте ответы на вопросы либо путем личного исследования, либо помогая ребенку самостоятельно найти ответ с помощью наводящих вопросов.

ЭМОЦИОНАЛЬНЫЕ

1. Начинает развиваться система оценок, но эмоции часто заслоняют объективность оценки. Авторитет взрослого еще так велик, что нередко собственную оценку заслоняет оценка взрослого.

2. Достаточно хорошо может оценить и предвидеть предполагаемую реакцию взрослого. Прекрасно знает, когда и с кем что можно позволить.
3. Ребенок нуждается в любви и опеке.
4. Старается помочь маме по дому и учителям.

РЕКОМЕНДАЦИИ

1. Помогайте ребенку правильно оценивать себя, свои качества, свои возможности, успехи и неудачи. Показывайте не столько его неудачи и трудности (это ребенок видит и ощущает сам), сколько помогите ребенку увидеть свои возможности, пусть еще не реализованные: создайте условия, в которых он сможет поверить в себя, в свои силы.
2. Будьте постоянными в своих требованиях. Ребенок должен знать, чего от него ждут – ведь, как правило, ему очень нравится быть «хорошим».


3. Не скрывайте свою любовь. Щедро выплескивайте ее детям, обнимайте их: руки – проводник тепла.
4. Постарайтесь, чтобы каждый имел свои маленькие обязанности. Дайте понять детям, что их помощь нужна вам.

 

СОЦИАЛЬНЫЕ

1. Дети этого возраста дружелюбны. Им нравится быть вместе и участвовать в групповой деятельности и в играх. Это дает каждому ребенку чувство уверенности в себе, так как его личные неудачи и недостатки навыков не так заметны на общем фоне. Нравится заниматься изготовлением поделок, но чаще ребенок трудится лучше в начале, чем при завершении этого труда. Мальчикам больше нравятся энергичные игры, но они могут поиграть и с игрушками вместе с девочками.

2. Ребенок гордится своей семьей, желает быть с семьей.

РЕКОМЕНДАЦИИ

1. Постарайтесь, чтобы каждому ребенку нашлось место в игре или в труде. Чтобы раскрылись его сильные стороны и незаметными оказались слабости и неумение. Изготовление поделок заканчивайте на этом же занятии.
2. Планируйте совместные мероприятия всей семьей.

Возрастные особенности детей 9 – 10 лет

ФИЗИЧЕСКИЕ

1. Ребенок этого возраста очень активен. Любит приключения , физические упражнения, игры.

2. Может пренебрегать своим внешним видом.

РЕКОМЕНДАЦИИ

1. Использовать прогулки, поездки, лагеря для преподавания духовных истин.
2. Обучать ребенка личной гигиене, уходу за своей одеждой, комнатой, приучать к пунктуальности.

 

ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНЫЕ

1. Нравится исследовать все, что незнакомо.
2. Понимает законы последовательности и последствия. Имеет хорошее историческое и хронологическое чувство времени, пространства, расстояния.
3. Хорошо мыслит и его понимание абстрактного растет.
4. Нравится делать коллекции. Собирает все, что угодно. Для него главное не качество, а количество.
5. «Золотой возраст памяти».

РЕКОМЕНДАЦИИ

1. Обучение через исследование. Задавайте свои «почему?».
2. Идти дальше поверхностных фактов, излагать библейскую историю с событиями и именами.
3. Ставьте вопросы, ответы на которые ребенок сможет найти самостоятельно.  

ЭМОЦИОНАЛЬНЫЕ

1. Резко выражает свои чувства. Сначала говорит, а потом думает.
2. Свободно выражает свои эмоции. Эмоционально быстро включается в споры.
3. Начинает развиваться чувство юмора. Желает рассказывать смешные истории.
4. Скрытые страхи. Ему хотелось бы выглядеть бесстрашным.

РЕКОМЕНДАЦИИ

1.Учите самоконтролю: когда быть серьезным и спокойным, а когда быть веселым.

2. Учите терпимости и самоконтролю. Рассматривайте все факты до принятия решения. Учите уважать права и чувства других людей.
3. Научите смеяться над собой, не произносить тех шуток, которые будут оскорблять других людей.

 

СОЦИАЛЬНЫЕ

1. Ребенок начинает быть самостоятельным. Приспосабливается к обществу вне семейного круга. Ищет группу ровесников того же пола, т.к. для девочек мальчики «слишком шумны и буйны», а для мальчиков девочки «слишком глупы».

РЕКОМЕНДАЦИИ

1. Учите дружелюбию. Поощряйте ребёнка не занимать позиции «я свят для тебя».

 

 

РЕКОМЕНДУЕМАЯ ЛИТЕРАТУРА

 

мальчик 8 лет психология

На чтение 8 мин.

Именно период с 8 лет представляет особую важность в детской психологии. В это время активно формируется мировоззрение ребенка, он уже начинает активно осознавать различие между полами и собственную принадлежность. Чтобы избежать проблем во взаимоотношениях со своими детьми, родители должны знать некоторые психологические особенности этого непростого возраста в жизни ребенка.

Мальчик в 8 лет чувствуется себя взрослым героем

Некоторые нюансы психологического развития детей в 8 лет

Мальчик и девочка в этом возрасте начинают себя позиционировать и проявлять по-разному. Именно в 8 лет у детей начинает формироваться объективная оценка собственных действий и происходящего. Ребенок 8 лет сомневается в правильности поступков собственных родителей, потому что на экране телевизора он видит совершенно противоположную картину.   Споры с родителями у него могут происходить по причине того, что он прочитал в книге либо увидел по телевизору важную для него информацию, которая расходится с мнением его родителей. Точка зрения родителей и учителей на возникший конфликт не всегда совпадают.

В 8 лет хрупкая детская психика нарушается, ребенок не может сдержать нахлынувших эмоций, проявляет несдержанность.

8 лет – возраст эмоциональной неустойчивости

В этот период родители должны быть особенно внимательны к тому, какое количество времени их мальчик проводит перед экраном телевизора либо за чтением книги. Важно также и содержание передач, которые он смотрит, а также тематика книг для чтения. Конечно, оптимальным вариантом будет, если мальчик и девочка выберут главными героями собственных родителей, а не киношных героев. В этом возрасте приучение подросшего малыша к самостоятельности является приоритетной задачей каждого родителя.

Мальчику необходимо одобрение отца

Совет для родителей: заслужить такое доверие ребенка 8 лет бывает непросто, для этого проявляйте с ним предельную честность, искренний интерес к его личным увлечениям, создайте совместное хобби, которые сплотило бы вас, придите на помощь в решении школьных вопросов, если об этом попросил ребенок, открыто рассказывайте о собственной жизни в его возрасте.

Личностная мотивация

8 лет являются переломными в жизни каждого ребенка. Мальчик теряет свою наивность непосредственность в обращении с окружающими.

В период 8 лет начинается разделение внешних и внутренних личностных сторон школьника.

Именно на этом этапе важно выяснить мотивацию ребенка, что побуждает его посещать школу: стремление к новым знаниям, желание получить хорошие отметки и признание окружающих сверстников. Что заставляет юного школьника корпеть над учебниками? Этот момент очень важен, доверие малыша к родителям поможет найти  ключ к решению этого вопроса.

Мальчик должен иметь личную мотивацию к учебе

Половые различия в развитии этого возраста

В период 8 лет психология ребенка резко изменяется, у него появляется свое личное «Я». Ребенок начинает осознавать, кем он намерен быть в будущем, свое текущее положение в обществе.  Дети в этом возрасте учатся оценивать себя и свои возможности адекватно, без преувеличения. Они начинают выполнять домашние задания медленнее, чем обычно.

Учеба дается легче девочке, чем мальчику, в этот непростой период переоценки многих важных вещей. Мальчик становится настоящим непоседой, просидеть урок спокойно он просто не в состоянии, именно поэтому больше всего шумят на переменах мальчики. Если мальчик не привык к порядку и дисциплине, то привыкнуть к этому позже ему будет очень сложно. Ребенок практически перестает обращать внимание на состояние своей одежды. Он не обращает внимания на грязь, может легко носить рваные вещи, чего не скажешь о девочке, для которой внешний вид обретает особую важность.

Часто в 8-9 лет мальчики теряют интерес к учебе

В 8 лет мальчик слабо ощущает свою личную ответственность за происходящее. Выполнение обязательных домашних заданий волнует его меньше всего. Ребенок может просто забывать их выполнять. Мальчик не беспокоится о школьных отметках, а вот о домашних заданиях родителям приходится узнавать через общих знакомых. Ребенок проходит этот психологический период очень непросто.

Мальчик отличается о девочек ровесниц резкими перепадами в настроении – от состояния полной самоуверенности до неуверенности.

В плане накопления словарного запаса лидирует мальчик, ведь в 8 лет в накопленном словарном обиходе девочек содержится достаточное количество слов для оценивания предметов, а у противоположного пола пользуются спросом слова и выражения, отвечающие за передачу действия.

Ребенка надо приучать держать порядок

Важные моменты для родителей

Ребенок этого возраста большую часть свободного времени должен проводить в активных играх, на занятиях спортом. Девочки предпочитают заниматься музыкой, изобразительным искусством, чтением. Ребенок в это время может пойти на горнолыжный спорт, акробатические кружки либо спортивную гимнастику. Это время, когда подросший малыш испытывает потребность в оценке собственных умений. Родителям не стоит спешить с критичной оценкой поступков своего ребенка, чтобы не ранить его ненароком. Нужно сначала предоставить ему возможность самостоятельно выполнять множество простых действий.

Занятия спортом – лучший выход энергии

Родители выступают в роли проводника, они должны подсказывать ребенку, обучать его самостоятельно оценивать свои текущие поступки. Совместный анализ детских поступков поможет подробнее разложить на части ситуацию, научит ребенка осознавать последствия своих действий и бездействия.

Самостоятельно анализируя собственные поступки, ребенок сможет прекратить действовать на основе личного импульса, начнет действовать более осознанно и дисциплинированно.

В 9 лет малыш может из разговорчивого ребенка превратиться в молчуна, держать некоторую дистанцию между собой и родителями. Ему может стать стыдно, что родители по сей день встречают его со школы. При общении школьника со своими сверстниками он получает множество различной информации, фильтровать ее просто необходимо. Именно родителям на это время отводится роль фильтра, помогающего определиться в противоречивом потоке информации.

Отношения со сверстниками выходят на первый план

В этом возрасте важно внести некоторые коррективы в воспитание подросшего ребенка. Он повзрослел, больше не посещает детский сад, многие признают его взрослым. На его поведение налагаются определенные рамки и условности, из-за чего и возникают некоторые сложности в родительском воспитании ребенка в этот переломный момент. Малыш пытается постоянно анализировать, как вести себя в каждой конкретной ситуации с ровесниками, в стенах школы, с близкими друзьями. Как правило, этот отрезок времени проходит у детей относительно спокойно.

Школьная адаптация

Готовность малыша к школе не всегда определяется умениями считать, писать, читать. Гораздо более важная роль отведена психологической подготовке детей к школе. Они должны психологически приспособиться к тому, что их привычная жизнь изменилась кардинальным способом. Родители должны приложить усилия, чтобы ребенок шел в школу с радостью и жаждой познания. Нужно проявлять заинтересованность не только в его каждодневных отметках, но и в личных поступках, мыслях и поведении с друзьями.

Доверительные отношения с мальчиком – это очень важно

Необходимо осознать, что школьник – это ребенок, который находится в стадии непрерывного развития.

Если у вашего чада что-то не заладилось с уроками, помогите ему выполнить задачи, решить заданные примеры. Подробно объясните, что и как тут нужно выполнять, лично проконтролируйте исполнение. Такую поддержку ребенок оценит.

Юный школьник может получать плохие отметки из-за своего страха совершить ошибку, по причине неуверенности в правильности собственного поведения в школьных стенах. Если вашего ребенка постоянно критиковать за низкие отметки, то в дальнейшем он может замкнуться в себе по причине собственной неудачи. Нужно помогать малышу в решении сложных задач, поощрять за успехи по тем предметам, которые ему даются с легкостью. Родительская похвала является мощным стимулом для дальнейшего успешного обучения в школе.

Отношения в коллективе очень важны в этом возрасте

В дальнейшем, при столкновении с различными непреодолимыми трудностями, малыш будет точно знать, что в него искренне верят и помогут, тогда он легко справится со всеми преградами на своем пути.

Особенности родительского воспитания

Современные методы и направления воспитания сильно отличаются от тех, которые еще недавно считались самыми прогрессивными. Интернет и телевидение присутствуют в жизни каждого школьника, но вот содержание поступающей из интернета информации и время, проведенное за экраном, должны четко контролироваться родителями.

Родители должны контролировать пребывание мальчика в интернете

Родительское воспитание мальчиков и девочек в этот период отличается. Мама с дочкой должна постепенно приступать к обычным домашним делам, приготовлением пищи, уборкой дома, рукоделием. При этом девочка должна знать, что ее ценят и признают не за ее ответственность и дисциплинированность, а за то, что она просто есть в жизни родителей. Искренне хвалите девочку, а не то, чем она занимается.

Контроль за простором ТВ-передач обязателен

Мальчикам особенно важна родительская оценка результатов. Они уже думают о себе, как о взрослых мужчинах, способных на любую мужскую работу вместо собственного отца либо старшего брата. В некоторых ситуациях у родителей возникают споры о степени самостоятельности своего сыночка в 8 лет, о границах дозволенности.

При этом многим мамам нужно просто отпустить повзрослевшего сыночка, а папе нежелательно давить на сына, заставляя выполнять те действия, которые ему не нравятся.

Основное требование, которое ребенок выдвигает в этом возрасте своим родителям, заключается в предоставлении большей свободы и самостоятельности в поведении, принятии собственных решений. Необходимо предоставить ему подобную свободу, поддержать его намерение проявлять самостоятельность и развивать собственную независимость.

Диспраксия у детей: что это такое

Все дети в ходе своего роста и развития проходят через стадию неуклюжести. Если жалобы на трудности координации и нарушения мелкой моторики сохраняются после 7 лет, необходимо выяснить, нет ли у этого ребенка диспраксии.


Диспраксия (синдром «неуклюжего ребенка», координационная неловкость, трудности двигательных реакций) — это такое расстройство двигательной системы, когда ребенок с трудом координирует свои действия во время выполнения сложных и целенаправленных движений, но при этом у него нет ни параличей, ни нарушений мышечного тонуса.

От 6 до 20% детей страдают диспраксией. По результатам последних исследований нарушение развития двигательных функций выявляется примерно у 50% детей, имеющих последствия гипоксически-ишемического повреждения головного мозга во время перинатального периода.

До 10% англичан обнаруживают у себя симптомы диспраксии, причем мужчины страдают в 4 раза чаще женщин. Английский актер Дэниель Редклифф в 2008 году признался, что страдает этим нарушением, но болезнь протекает у него в легкой форме, и самая большая трудность для него — это завязать шнурки.

Причины возникновения диспраксии


Причины возникновения диспраксии окончательно неизвестны, но последние нейрофизиологические исследования указывают на то, что болезнь может вызываться недостаточным развитием или незрелостью нейронов головного мозга, а не их повреждением. Особую роль в развитии данного заболевания играет гипоксически-ишемическое повреждение головного мозга в перинатальном периоде.

Нарушение праксиса (способности к выполнению целенаправленных движений) может быть диагностировано только после седьмого года жизни, когда её можно отличить от расстройств координации и двигательных нарушений.

Диагноз «диспраксия» может быть поставлен только врачом-педиатром или детским неврологом, психоневрологом.


Проявления синдрома «неуклюжего ребенка»:

  • Задержки физического развития.
  • Ребенок медленно учится одеваться и самостоятельно есть.
  • Ребенок неаккуратен во время приема пищи, плохо пользуется ножом или вилкой
  • Неловкости в выполнении любых целенаправленных действий
  • Ребенок не может или плохо прыгает, плохо катается на велосипеде, часто падает на ровном месте и спотыкается при ходьбе.
  • Ребенок плохо играет в мяч.
  • Имеются трудности в письме и рисовании.
  • Различные психоэмоциональные и поведенческие комплексы.
  • Нестабильная и вялая осанка.

Дети с таким диагнозом испытывают определенные трудности в социальных отношениях, часто сверстники отказываются контактировать с ними. «Неумелому» ребенку не легко соответствовать здоровым детям в повседневной жизни. Такие дети характеризуются повышенной утомляемостью, ведь энергетические затраты на выполнение обычных ежедневных задач у них значительно выше, чем у здоровых сверстников.


Лечение диспраксии


Лечение диспраксии должно быть комплексным. В зависимости от вида и степени тяжести заболевания, в лечении должны принимать участие неврологи, психологи и логопеды.

Советы родителям:

  • Поощрять ребенка и помогать ему в приобретении специальных навыков.
  • Хвалить ребенка за любые попытки выполнить действие, не обращая внимание на результат.
  • Обязательно соблюдать режим дня.
  • Ставить перед ребенком ясные и понятные цели.
  • Лучше начинать с тех действий, которые нравятся самому ребенку.
  • Быть терпеливым к своему ребенку.

Игры для развития координационных возможностей у детей с диспраксией:

«На ощупь».

(развивает мелкую моторику рук, осязание, тактильную чувствительность).

В непрозрачный мешок из ткани складывают до 10 небольших предметов, предварительно показав их ребенку: ручку, пробку от бутылки, блокнотик, пульт и др. Ребенок на ощупь определяет предметы, находящиеся в мешке.

«Замок».

(развивает моторику мелких мышц кисти, устную связную речь, память и воображение).

Во время проговаривания текста: «На двери висит замок.

Кто открыть его бы смог?
Потянули, покрутили,
Постучали и открыли!»,
происходят ритмичные быстрые соединения пальцев рук в замок, затем ручки тянуться в разные стороны, кисти рук со сцепленными пальцами двигаются от себя — к себе, основания ладоней постукивают друг о друга, пальцы расцепляются, ладони разводятся в стороны. Повторяется несколько раз.

«Чья лошадка быстрее».

(развивает координацию и быстроту движений крупных и мелких мышечных групп, формирует правильную осанку, тренирует внимание, улучшает зрение и слух, координирует движения туловища и конечностей).

Необходимы палочки длиной 20 см, шнурки или куски веревки, игрушечные лошадки или любые другие игрушки.

Дети сидят на стульях и держат в руках палочки, к которым за шнурки привязаны игрушечные лошадки (или другие игрушки) на расстоянии 15-20 шагов. По сигналу, дети начинают наматывать шнурок на палочку, приближая к себе игрушку.


«Поймай мяч».

(развивает внимание, память, приобретаются навыки игры в мяч).

Игроки становятся по кругу. Водящий в центре подкидывает мяч вверх и называет имя игрока. Названный игрок должен поймать мяч. Если мяч не пойман, игрок меняется местом с водящим. Побеждает тот, кто меньше всех был водящим.

Диагноз «диспраксия» может быть поставлен только врачом-педиатром или детским неврологом, психоневрологом. Запишитесь на прием по телефону единого контакт-центра в Москве +7 (495) 775 75 66, воспользуйтесь сервисом онлайн-записи к врачу или обратитесь в регистратуру клиники.


Ребенок вас не слушается? Радуйтесь!

«Мой ребенок неуправляемый, упрямый, капризный, закатывает истерики, игнорирует мои просьбы, нарушает запреты». Когда подобные сетования появляются на интернет-форумах, обязательно находятся «психологи от бога», которые спешат пригвоздить растерянных родителей: «Ребенку не хватает любви и внимания» и настоятельно советуют «просто любить свое дитя» – и тогда, мол, оно с радостью станет послушным и покладистым. Так ли это на самом деле? Как грамотно реагировать на отказ ребенка выполнять ваши просьбы и подчиняться требованиям? В этих актуальных для многих родителей вопросах портал www.interfax.by разбирался с семейным психологом Максимом Бодиковым.

– Максим Михайлович, согласны ли Вы с тем, что детское непослушание – признак неблагополучия в детско-родительских отношениях? И действительно ли корень проблемы в том, что ребенку не хватает любви и внимания матери и отца?

– Прежде чем говорить о детском непослушании, давайте разберемся, для чего родителям надо, чтобы ребенок их слушался, вел себя определенным образом. Когда мамы и папы откровенно отвечают себе на вопрос: «Какого человека я собираюсь воспитать?», проблема непослушания часто снимается. Потому что они осознают, что послушный ребенок – это удобный ребенок, для них самих и окружающих, но не для себя самого.

Конечно, здорово, когда сын или дочь во всем беспрекословно тебя слушается в 5, 10, 15 лет. Вот только не стоит мечтать, что такой ребенок, едва достигнув совершеннолетия, вдруг станет самостоятельным, целеустремленным, инициативным, будет точно знать, чего хочет от жизни. На практике, когда послушные дети приближаются к взрослости, их родители хватаются за голову: «Он (она) ничего не хочет!» И недоумевают почему.

Что стоит за непослушанием ребенка, нужно разбираться в каждом конкретном случае. Одно дело, когда он не хочет убрать за собой тарелку со стола, и совсем другое, когда перечит родителям, потому что у него есть своя точка зрения. Дети до 5-6 лет своим непослушанием тестируют, кто главнее в отношениях – они или родители. Если взрослые вышли из себя, начали орать или наказали, то ребенок делает вывод, что главный – он.

После того, как родители определись с ответом, с какой целью и в каких аспектах следует добиваться послушания, важно решить, как его компенсировать, т. е. каким образом формировать у ребенка качества, которые все же необходимы – ту же целеустремленность, например.

С нехваткой родительской любви и внимания может столкнуться первый ребенок в семье в возрасте 3-7 лет при появлении младшего брата или сестры. Дети старше 7 лет чаще всего не замечают, что родители с появлением младенца стали уделять им меньше внимания. У последующих детей такая проблема изначально не возникает, потому что они никогда не были единственными у мамы и папы. Дефицит родительского внимания может приводить к непослушанию ребенка, но, по моим наблюдениям, не более чем в трети случаев от общего количества.

– В некоторых случаях непослушание ребенка – вполне нормальное и даже необходимое явление, верно? Так, психологи утверждают, что подростковый кризис легче протекает у ребенка, который в три года был неуправляемым и на все предложения родных решительно отвечал: «Нет!», «Не буду!», «Не хочу!», а вот подросший тихоня обязательно заставит родителей поволноваться. Но даже если взрослый понимает, что это нормально, когда сын или дочь время от времени не слушается, ему бывает сложно справиться со злостью и стыдом, если сцена разворачивается при свидетелях…

– Негативные эмоции в ситуациях, когда ребенок не слушается, – ответственность исключительно родителей. Вообще это нормально, когда маленькие дети орут, и если посторонние люди, например, в общественном транспорте или магазине, бросают на вас осуждающие взгляды, шикают, требуют: «Сделайте что-нибудь!» (другими словами: «Заткните рот своему ребенку, чтобы мне было комфортно»), то это их проблема. Пусть они решают ее сами, не касаясь вас и ваших детей. В Европе на детский ор реагируют адекватно – совершенно спокойно.

Нынешнее поколение родителей воспитывали послушными, т.е. удобными для окружающих. Поэтому те, кому сейчас 30-40 лет, стремятся выглядеть хорошими в глазах других людей, остро переживают за свой имидж родителя. Они придумали себе картинку, что они идеальные мамы и папы, и безуспешно пытаются ей соответствовать. Встреча с реальностью приводит к депрессиям, нервным срывам.

Когда «хороший родитель напоказ» вдруг становится неудобным, он испытывает большой дискомфорт. И транслирует свою модель поведения ребенку, болезненно реагируя на его непослушание. Так вот вместо того чтобы стараться угодить окружающим, лучше задумываться над тем, а удобно ли тебе самому оттого, что ты удобный. Ради кого и ради чего ты поддерживаешь этот имидж?

– Максим Михайлович, у Вас с женой трое маленьких детей. Они послушные? Как Вы реагируете, когда они нарушают установленные в семье правила?

– Мой 4-летний сын очень непослушный, и меня это радует. Я уже вижу, насколько это хорошо: он самостоятельный, очень целеустремленный, точно добьется того, что ему нужно (уже сейчас добивается). Негативные эмоции у меня появляются только тогда, когда дети делают что-то опасное. Если дети меня не слушаются, я не выхожу из себя по одной простой причине: у меня нет представления о том, что я идеальный папа, и нет желания казаться идеальным. Дети не слышат от меня: «Я точно знаю, что для вас лучше».

От детей мы с женой требуем безусловного выполнения правил, которые касаются жизни и здоровья. Формулируем правило простыми словами, убеждаемся, что дети его поняли. Обязательно предупреждаем о последствиях нарушения правила, причем до того, как появилась такая возможность. Так, наши дети должны переходить дорогу, держа взрослых за руку. Однажды сын на самокате пересек выезд со двора, не подождав нас с женой. Я его догнал, напомнил правило, предупредил, что выброшу самокат, если такое повторится. Сын сказал, что все понял, – и на ближайшем перекрестке снова не остановился. Самокат я тут же опустил в мусорный контейнер. Сын помнит об этом случае, и желания нарушить правило при переходе дороги у него с тех пор ни разу не возникло.

Во всех остальных случаях мы с детьми торгуемся, причем сын и старшая дочка (младшая еще маленькая) нередко выигрывают эти споры.

– Если человек не научится учитывать и уважать интересы других людей, проблем в его жизни будет не меньше, чему у «хорошего родителя напоказ», разве не так?

– Конечно, границы должны быть. Вопрос в том, как их формировать. Если ребенок регулярно слышит от родителя жесткое: «Должно быть так, и никак иначе, потому что я так сказал», то подростковый бунт случится в 90% случаев. Следует воспитывать не границы (понимание того, как нужно) как таковые, а понимание последствий своих поступков, чтобы подросший ребенок мог самостоятельно совершать выбор, а не беспрекословно следовать авторитету. А если кто-то сомневается, то подумайте, что в тоталитарных сектах тоже говорят, как нужно, но кому от этого хорошо?..

Адекватное понимание последствий своих поступков формируется у ребенка годам к 9. До этого возраста родители, озвучивая правила, должны сами говорить о последствиях его поступков. Например: «мы не ходим по лужам без резиновых сапог», потому что «промокнут ноги, с мокрыми ногами можешь заболеть, заболеешь – будешь лечиться, не сможешь гулять на улице».

Большинство границ можно сформировать либо за счет объяснений, либо за счет сделки. Торг – очень эффективная модель отношений с детьми. Ребенка не нужно заставлять что-то делать – мотивируйте его и получите то, что нам нужно, не силой и принуждением, а в обмен на что-то.

Допустим, вы разрешаете ребенку проводить у телевизора не более получаса в день, но он хочет посмотреть фильм, который длится час. Или горит желанием заниматься в платной секции. Вы должны сказать: «Хорошо, а что мне с этого будет? Что ты можешь мне предложить?» И ребенок начинает думать. Чем он старше, тем больше вероятность, что рано или поздно предложит вариант, который вам нужен. Если ребенок маленький, сами подкиньте ему идею: «Давай договоримся: ты ходишь в секцию, но каждый вечер моешь посуду за всей семьей». Ребенок имеет право согласиться или не согласиться, но в любом случае он быстро понимает: если я чего-то хочу, то должен что-то предложить. Через какое-то время это становится манерой поведения, переносится на общение с окружающими. Уходит детское эгоцентричное «мне должны». Последствия самые благотворные, ведь все взаимоотношения между людьми строятся на принципе «ты – мне, я – тебе».

– Как родителю вести себя, если ребенок не выполняет договоренности? Скажем, обещал прийти домой в 10 вечера, а вернулся в 11.

– Прежде всего нужно выяснить, почему ребенок не выполнил договоренность, и принимать решение, исходя из ситуации. Причем делать это нужно, когда все участники контролируют свои эмоции. Чувствуете, что ребенок или вы вот-вот выйдете из себя, сорветесь на крик, наговорите обидных слов – возьмите тайм-аут. Можно ввести более жесткое ограничение на месяц-два: не можешь вернуться в 10, значит, приходи домой в 7. Точки воздействия могут быть разными: ребенок может переживать, что мама расстроится, а папа перестанет доверять, лишение Интернета, гаджетов, карманных денег.

Даже если ребенка неправильно воспитывали сызмальства, в подростковом возрасте можно все изменить и вырулить на хорошие отношения с ним. Давайте ребенку больше свободы, наделяйте бОльшим пластом ответственности – и, если вы будете правильно себя вести с ним (перестанете быть всезнающим мамой или папой, а начнете общаться с позиции «на равных», проявляя уважение к его личности и не допуская неуважения к себе), он начнет сам формировать границы. В итоге вы будете уважать друг друга и приходить к обоюдным договоренностям.

Беседовала Ирина Барейко

Кризис 7 лет. Как реагировать? • Архитектура Будущего

Дошкольный возраст богат кризисными периодами. В данной статье мы более подробно рассмотрим кризис 7-ми лет, который протекает как раз на рубеже дошкольного и младшего школьного возраста.

Возрастные границы кризиса достаточно условны, принято считать, что обычное время проявления — 6-8 лет. В этот период многие родители начинают замечать изменения в поведении ребенка, которые можно назвать вертлявостью, паясничанием, клоунадой. Родители жалуются, что «ребёнок может часами стоять перед зеркалом и строить рожи, гримасничать», «он  передразнивает окружающих», «строит из себя шута», «у него стала нелепая походка», «ребёнок замыкается, стал что-то скрывать». Кроме того, отмечается повышение эмоциональности, которая проявляется в капризах, эмоциональной несдержанности. Всё это говорит о том, что ребёнок активно начинает перерастать дошкольный возраст и готовится вступить в школьный период.

За данными поведенческими особенностями скрываются очень важные личностные изменения, которые происходят в ребёнке.

Во-первых, он взрослеет и утрачивает детскую непосредственность. У него начинает появляться чёткое разграничение внутренней и внешней жизни. То есть если раньше между желанием ребёнка и его действием не было никаких преград (хочу-делаю), то теперь между желанием и действием вклинивается переживание того, какое значение это будет иметь для самого ребёнка (хочу-подумаю-сделаю). Ребёнок начинает задумываться о последствиях, он более критично относится к ситуации, начинает оценивать происходящее, понимать контекст. Он озвучивает не все мысли, которые приходят в голову, понимая, что это может расстроить, обидеть другого человека. В психологии даже выделяют симптом «горькой конфеты», когда ребёнку плохо, но он старается это скрывать и не показывать свои переживания окружающим.

Во-вторых, происходят изменения в эмоциональных переживаниях ребёнка: они осмысливаются и обобщаются. То есть ребёнок начинает «собирать» те эмоциональные переживания, которые у него возникают в разных социальных ситуациях, принимает и осмысливает новый опыт. Например, для ребенка становится важным, что о нем говорят в детском саду, как относятся сверстники, какие у него успехи на кружках, что говорят родители, когда у ребенка что-то не получается. И именно на основе этих отзывов окружающих и сопутствующих переживаниях начинает закладываться самолюбие и самооценка.

Вот такие изменения происходят с нашим дошколёнком. Очевидно, что родители, понимая, как ему трудно совладать с новыми мыслями и чувствами, могут поддержать своё чадо в это сложное время. Родителям важно помнить всего три вещи!

  1. Самое главное не ругать за необычное, нелепое поведение, так как кривляния, вертлявость, гримасы и передразнивания будут постепенно сходить на нет. Если же постоянно акцентировать на этом внимание, то велика вероятность, что данная особенность поведения может сохраниться или у ребёнка будет оставаться чувство вины. Помните, что данные поведенческие проявления – это психическая норма и признак гармоничного и своевременного развития.
  2. Хвалим ребёнка за успехи и старания, а также поддерживаем и помогаем, если у него что-то не получается. Так как с этого возрастного периода начинает активно формироваться самооценка, то анализ своих успехов и неудач поможет ребёнку в дальнейшем сформировать более адекватное представление о самом себе.
  3. Сохраняем доверительные отношения и эмоциональный контакт с ребёнком. В этом особенно поможет искренний интерес к делам и мыслям ребенка, к тому, что его радует в жизни, что нравится, а что нет. Не забывайте сами делиться своими переживаниями, чувствами, можете вспомнить свои переживания в первом классе – расскажите об этом ребёнку. Совместно продумывайте и активно проводите время вместе: можно играть, гулять, заниматься уборкой, ходить по магазинам, готовить… главное, чтобы это вам обоим доставляло удовольствие и радость.

Удачи :о)

Наталья Соломахо,
Психолог-консультант НОУ ДО «Архитектура Будущего»

Твитнуть

Поделиться

Плюсануть

Поделиться

Отправить

Класснуть

вех для 8-летних | Детская больница CS Mott

Обзор темы

Дети обычно прогрессируют в естественной предсказуемой последовательности от одной вехи развития к другой. Но каждый ребенок растет и приобретает навыки в своем собственном темпе. Некоторые дети могут быть продвинутыми в одной области, например, в языке, но отстают в другой, например, в сенсорном и моторном развитии.

Вехи обычно сгруппированы по пяти основным направлениям: физический рост, когнитивное развитие, эмоциональное и социальное развитие, языковое развитие, а также сенсорное и моторное развитие.

Физический рост и развитие

Большинство детей к 8 годам:

  • Вырастают примерно на 2,5 дюйма (6 см) и прибавляют примерно 7 фунтов (3 кг) в год.
  • Может иметь руки и ноги, которые кажутся слишком длинными для своего тела.
  • Каждый год теряют около четырех молочных зубов, которые заменяются постоянными.

Мышление и рассуждение (когнитивное развитие)

Большинство детей к 8 годам:

  • Умеют считать по двойкам (2, 4, 6, 8 и т. Д.) И 5 (5, 10, 15, 20, и так далее).
  • Знайте, какой сейчас день недели. Обычно они не знают полной даты и года.
  • Может читать простые предложения.
  • Выполните простые задачи сложения и вычитания однозначных чисел (например, 1 + 8, 7 + 5, 6 — 2, 4 — 3).
  • Может отличить правое от левого.
  • Большую часть времени используйте черно-белую перспективу. Вещи либо велики, либо ужасны, уродливы или прекрасны, правильные или неправильные. Они сосредотачиваются на одной особенности или идее за раз, что затрудняет понимание сложных вопросов.

Эмоциональное и социальное развитие

Большинство детей к 8 годам:

  • Наслаждайтесь общением с друзьями. Мнение их друзей становится все более важным. И давление сверстников может стать проблемой.
  • Обретите чувство безопасности, участвуя в регулярных групповых мероприятиях, таких как 4-H или Скауты.
  • С большей вероятностью будут следовать правилам, которые они создают.
  • Быстро меняющиеся эмоции. Часто случаются вспышки гнева.Многие дети критически относятся к другим, особенно к своим родителям. Они могут показаться драматичными, а иногда и грубыми.
  • Нетерпеливы. Им нравится немедленное удовлетворение, и им трудно ждать того, чего они хотят.
  • Заинтересованы в деньгах. Некоторые дети могут быть одержимы сбережениями и планами зарабатывать и тратить деньги.

Развитие речи

Большинство детей к 8 годам:

  • Имеют хорошо развитую речь и большую часть времени используют правильную грамматику.
  • Заинтересоваться чтением книг. Для некоторых детей это любимое занятие.
  • Все еще работают над орфографией и грамматикой в ​​письменной работе. Этот аспект языкового развития не так развит, как устная речь.

Сенсорное и двигательное развитие

Большинство детей к 8 годам:

  • Завязывают шнурки.
  • Нарисуйте ромбовидную форму.
  • Нарисуйте человека с 16 чертами лица.
  • Становитесь все более опытными в хобби, спорте и активных играх.

Кредиты

Текущий по состоянию на: 27 мая, 2020

Автор: Healthwise Staff
Медицинский обзор:
Джон Поуп, доктор медицины — педиатрия
Кэтлин Ромито, доктор медицины — семейная медицина
Луи Пеллегрино, доктор медицины — педиатрия развития
Сьюзан К. Ким, доктор медицины — педиатрия

Текущее состояние: 27 мая 2020 г.

Автор: Здоровый персонал

Медицинский обзор: Джон Поуп, доктор медицины — педиатрия и Кэтлин Ромито — доктор медицины, семейная медицина и Луи Пеллегрино, доктор медицины — педиатрия развития и Сьюзан К.Ким MD — Педиатрия

Проблемы с поведением в возрасте 7 лет и советы по воспитанию детей

Последнее обновление

Ваш семилетний ребенок становится более независимым и может легко выполнять повседневные задачи, например, самостоятельно купаться, самостоятельно одеваться или даже готовить себе сухие завтраки. Вашему ребенку в этом возрасте может не потребоваться непосредственный присмотр, но ему может потребоваться постоянное руководство и поддержка. На этом этапе ваш ребенок может захотеть сделать свой собственный выбор и предпочтения.Однако иногда вы можете обнаружить, что ваш семилетний ребенок ведет себя неустойчиво, он может отвечать вам или даже лгать вам. Почему ваш ребенок так себя ведет? В этом возрасте происходит много изменений в поведении. Вот все, что вам нужно знать о поведенческих проблемах семилетнего ребенка и о том, какие стратегии воспитания вы можете использовать как родитель.

Каково нормальное поведение 7-летнего ребенка?

Каждый ребенок индивидуален, и его поведение может во многом зависеть от различных факторов, таких как его окружение, его эмоциональное развитие и его физическое развитие.Поэтому на поведение ребенка большое влияние будут оказывать эти факторы. Однако здесь есть некоторые особенности поведения семилетнего ребенка:

1. Физическое поведение

Ваш ребенок в этом возрасте полон энергии и может получать удовольствие от множества физических нагрузок. Физические нагрузки помогают ребенку развить моторику и набраться физической силы. Хотя на этом этапе ваш ребенок все еще может бороться с проблемами почерка, поскольку его мелкая моторика все еще развивается.Из-за большой физической активности в течение дня вашему ребенку на этом этапе потребуется от 10 до 12 часов сна.

2. Социальное поведение

К этому возрасту ваш ребенок может стать очень дружелюбным и, возможно, захотеть иметь много друзей. Он также развивает привязанность к своим друзьям. Он может сблизиться с некоторыми и может опасаться других.

3. Когнитивное поведение

К настоящему времени у вашего ребенка улучшилась концентрация внимания; он может сконцентрироваться и даже будет принимать от вас подробные команды или инструкции.Он может захотеть поделиться или поделиться своими знаниями или тем, что он узнал в школе, с другими. Он также может перенять привычки у своей группы сверстников и тоже им следовать.

4. Эмоциональное поведение

Ваш ребенок в этом возрасте более устойчив в отношении своих эмоций. Он может хорошо приспособиться к любым внезапным изменениям или переходам. Хотя ему все еще может быть трудно справиться или практиковать самоконтроль, который станет лучше по мере его роста, но он, безусловно, становится лучше справляться с неожиданными ситуациями.

Каковы проблемы с поведением семилетнего ребенка?

Вот некоторые общие проблемы с поведением или некоторые типичные проблемы с плохим отношением 7-летнего возраста:

1. Лежащая

Ложь — одна из самых распространенных проблем у детей этого возраста. Очень важно понять первопричину этого. Иногда дети лгут, потому что не могут четко отделить реальность от фантазии. Родители должны проанализировать обстоятельства и ситуации, которые приводят к такому поведению их ребенка.

2. Неповиновение

Ваш ребенок может игнорировать ваши приказы или просто игнорировать то, что вы от него ожидаете. Иногда такое поведение является признаком того, что ваш ребенок пытается проверить свои границы с родителями и до тех пор, пока ему это не сойдет с рук. Ваш ребенок может формировать свои симпатии и антипатии и таким образом игнорировать то, что вы от него ожидаете.

3. Эмоциональные колебания

Дети в этом возрасте часто испытывают эмоциональные перепады. Это потому, что ребенок в этом возрасте находится на пороге десятилетнего возраста и больше не дошкольник, это может сбить его с толку и вызвать эмоциональные перепады.

4. Готовность быть ласковой на публике

Вы можете заметить, что ваш малыш проявляет больше привязанности на публике, чем наедине. Это может быть связано с необходимостью внимания родителей. Хотя это очень контрастное поведение, в котором и состоит весь этот век, это помогает справиться с путаницей.

5. Гнев

Гнев — одна из самых сложных проблем поведения у 7-летних. Это можно описать как перепады настроения, ответную реакцию, разочарование, импульсивность или другие подобные поведенческие черты.Для ребенка этого возраста совершенно нормально чувствовать негодование или гнев; однако, если гнев выходит из-под контроля или определяет основное поведение вашего ребенка, вам нужно действовать.

Советы родителей по воспитанию 7-летнего ребенка с проблемами поведения

Вот несколько советов родителям по приучению их 7-летнего ребенка к проблеме поведения:

1. Поговорите со своим ребенком

Ваш ребенок находится в таком возрасте, когда он может понять, что вы ему говорите.Поэтому первое и самое главное в решении любой проблемы с поведением вашего ребенка — это поговорить с ним о том же.

2. Пусть ваш ребенок знает свои границы

Дети, которые знают или знают, что от них ожидают, как правило, лучше себя ведут. Расскажите своему ребенку о его ограничениях и о том, что он может и что не может делать.

3. Будьте позитивными

Всегда проявляйте позитивный подход к своему ребенку; Если вы хотите уважения, убедитесь, что вы также уважаете своего ребенка и его выбор.Не кричите и не ругайте ребенка. Вежливо поговорите и объясните проблему.

4. Используйте время

Попросите ребенка посидеть тихо и подумать о его ошибках и поведении, вместо того, чтобы рассказывать ему, какие ошибки он совершил.

5. Используйте логическое объяснение

Постарайтесь дать обоснованные объяснения своих решений и действий и воздержитесь от каких-либо нелогичных объяснений.

6. Будьте на стороне ребенка

Помогите ребенку разобраться в его недостатках и ошибках, а затем вместе решить различные проблемы.Будьте на его стороне и работайте над проблемами в команде.

Вы можете эффективно управлять различными проблемами поведения вашего ребенка, следуя приведенным выше советам. Кроме того, вы можете поговорить об этом со своим врачом и узнать, что можно сделать для решения таких проблем.

Также читайте: Как заставить детей слушать вас

Мой семилетний рывок | Психология сегодня

Источник: Фото Хантера Джонсона на Unsplash

Тайлер стоит передо мной, имитируя и произнося слова, которые я говорю.Я прошу его занять место в своей комнате за то, что он проигнорировал меня в третий раз. Его лицо искривлено и совершенно неуважительно, когда он притворяется мной. Он выглядит молодо и глупо, потому что плохо копирует меня, но у меня «двигатель красный», как сказал бы мой четырехлетний ребенок. Мое тело напряжено. Он у меня под кожей. И теперь я сошел с ума.

Явное игнорирование моей относительно нейтральной просьбы после множества шансов просто сесть заставляет меня чувствовать себя бессильным. Я не о многом просил, просто чтобы он сидел на своем месте во время ужина.Ничего больше. Я хочу показать ему двойной средний палец и сказать: «Ты полный придурок». Но я этого не делаю. Я борюсь с желанием.

Я остаюсь на курсе и считаю до 3, затем сообщаю ему, что его роликовые коньки (его призовое владение) исчезнут на ночь, если я доберусь до 3. Он медленно пятится от стола и в конце концов уходит в свою комнату. Я слежу за тем, чтобы мои ноги твердо стояли на полу, чтобы они не выскакивали, и слегка подкосил его, чтобы помочь ему ускорить темп. Я постоянно борюсь с тем, что я хочу сделать и сказать как родитель, и с тем, что я знаю как клинический психолог, чтобы быть самым здоровым и полезным.На самом деле это нормально для него и для меня. Тай наконец вырывается из тени своего старшего брата, от своих родителей, стараясь найти свое место в нашей семье и свою независимость в мире. Я должен признать эмоциональную проблему воспитания детей, а также сделать психологически здоровый выбор в отношении воспитания. Возможно и то, и другое.

Если бы этот ребенок был моим пациентом, что бы я подумал? Какие вопросы мне задать? Сначала я бы спросил себя: каков уровень развития ребенка? Очевидно, что каждый ребенок идет своим путем, но какова его жизнь в 7 лет и чего в целом ожидать?

По данным Центров по контролю и профилактике заболеваний (CDC), для детей в возрасте 6-8 лет нормально с точки зрения развития бороться с обретением собственной независимости.Дети в этом возрасте становятся старше и более независимыми, но все еще нуждаются в любви, внимании и присмотре, как и они сами. Когда я отдаляюсь от непосредственных эмоций и процессов, возникающих в голове психолога, это становится ясно. Мне намного легче реагировать здоровым образом, когда я думаю об этом с когнитивной точки зрения или глазами другого человека.

Это был год большой независимости. С академической точки зрения Тайлер пошел в первый класс, начал программу французского погружения, которая требует от него самостоятельно выполнять домашнее задание, говорить на языке, который никто из его родителей не понимает, и уделять внимание более глубоким и актуальным образом, чем в детском саду.В социальном плане он бегает по соседству в одиночестве, зовет друзей, самостоятельно играет дома со своим братом или сестрой и сверстниками, и, как правило, всю жизнь в школе и на игровом поле он чувствует в основном отдельно от его отца и меня. Конечно, он также ведет свою внутреннюю войну: мальчик я или младенец?

Я не понимаю. Он хочет быть полностью автономным, но при этом очень нуждается в нас. Вновь обретенная дерзость Тая — это конкретное представление о том, как провести грань между «ты мне нужен» и «ты мне не нужен».Он проверяет то, что ему может сойти с рук. Я вижу внутренние переговоры между самостоятельностью и сохранением связи с таким добрым и уважительным мальчиком, которым он является. Моя цель — помочь ему найти свой путь. Я должен удерживать для него границу, позволяя ему натолкнуться на невидимую линию, которую он хочет знать. Я должен увидеть и сосредоточиться на его чистом, любящем сердце под краем. Если ударить его по заднице, это только покажет ему, что гнев и разочарование управляются физически и сердито, сообщив, что я не могу терпеть его тяжелые эмоции, его неуверенность и его граничные испытания.

Для всех родителей, у которых дома энергичные 6-8-летние дети, запомните следующее:

  • Ваши дети — неплохие дети. Как и все этапы, это пройдет.
  • Реакция гневом не помогает, а только добавляет путаницы и, как правило, ухудшает поведение в долгосрочной перспективе. Практикуйте сочувствие и сострадание. Это изменит их поведение. Моделирование имеет значение.
  • Удерживайте границы и ожидайте, что дети будут часто их проверять. Счет 1-2-3, очень медленный, помогает в нашем доме.Сообщите своему ребенку, что будут последствия, если он не ответит должным образом на 3 и удержит РЕАЛЬНЫЙ предел.
  • Назовите три самых важных вещи для вас как родителя. Объясните своему ребенку, чего вы ожидаете от этих трех вещей. Затем привлеките их к ответственности. Поощряйте ответственность и верьте, что они смогут справиться с этой задачей. Тогда отпустите остальное. Воспитание — это компромисс, а не диктатура.
  • Поговорите со своим ребенком. Спросите об их опыте. Подтверждаю свои эмоции.«Вы делаете гораздо больше в одиночку, и я этим горжусь. Но дети часто сбиты с толку, потому что больше делают сами и не совсем понимают, как быть хорошими парнями. Как это было для тебя? Ты такой хороший парень. Мне нравится, когда вы можете использовать свои слова и проявлять уважение, хотя я знаю, что иногда это сложно. Вы можете быть независимым и приятным человеком, точно так же, как (тот, на кого равняется ваш ребенок). Помните, когда они (назовите добрый жест)? »
  • Положитесь на партнеров, друзей и семью.Отмечайте, когда это необходимо, и знайте, что это нормально. Воспитание — это тяжело.

В конце дня напомните себе, что вы делаете хорошую работу. Такие времена могут бросать вызов родителям и вызывать чувство разочарования, потому что они чувствуют, что поведение их детей отражает то, насколько хорошо они воспитывают детей. Это может быть правдой, но часто это не так. Дети должны работать над собственными эмоциональными перегибами; это часть этого процесса развития. Пристегнитесь, будьте добрыми и любящими и найдите время, чтобы понять, что движет вашим поведением.

Наша оценка и обзор по возрасту: 5-7 лет

Какой возраст подходит для детей от 5 до 7 лет?

То, как наши дети потребляют и создают медиа, глубоко влияет на их социальное, эмоциональное и физическое развитие. Вот почему, когда мы проводим оценку соответствия возрасту, мы полагаемся на критерии развития от некоторых ведущих национальных авторитетов, чтобы определить, какое содержание и занятия лучше всего подходят для каждого возраста и этапа. Ниже вы найдете рекомендации по развитию, которые мы используем при установлении возрастных рейтингов и рекомендаций.Но даже полагаясь на экспертов, мы знаем, что все дети растут и взрослеют по-разному. Наши обзоры и рейтинги по возрасту — это ориентир, но, в конечном счете, вы по-прежнему являетесь экспертом, когда дело касается ваших детей.

Что происходит в возрасте 5–7 лет?

Когнитивное развитие: В 5 лет дети реально владеют своим языком. Они ясно говорят, и многие начинают читать. Они понимают структуру рассказов (начало, середина, конец), могут запоминать и повторять истории и с удовольствием создают свои собственные.Еще они любят загадки и шутки. Пятилетние дети тоже могут понимать базовые математические понятия. Их самооценка растет по мере того, как они овладевают словами и числами.

По мере того, как продолжительность концентрации внимания у пятилетних детей увеличивается, они могут концентрироваться на более длительные периоды времени. По мере того, как это происходит, они все больше заинтересованы в получении подробной информации о том, как устроен мир. Будьте готовы ответить на множество вопросов «как» и «почему» и постарайтесь получить практический опыт для дальнейшего обучения.

Шестилетние дети развивают более твердое чувство реальности и фантазии, но у них все еще очень активное воображение.Для их воображения характерно информирование о том, как они видят мир — например, применение человеческих качеств к животным. В этом возрасте дети начинают читать самостоятельно и считать вперед и назад. Они развивают более длительную продолжительность концентрации внимания, хотя им все же удается лучше структурированные занятия, чем открытые.

К 7 годам большинству детей нравится читать рассказы, они могут обсуждать, писать и разыгрывать прочитанное. Их мышление становится более конкретным и логичным. Они могут разделять вещи на категории, но у них все еще есть проблемы с гипотетическими идеями и абстрактными концепциями.Юмор становится большим делом в этом возрасте, когда дети переходят от фарса к шуткам и пустякам.

Социальное и эмоциональное развитие: Дети от 5 до 7 лет — социальные животные. Хотя члены семьи по-прежнему оказывают наибольшее влияние на этих детей, их круг доверия и привязанности распространяется не только на непосредственных опекунов и членов семьи, но и на учителей и других взрослых. Дети этого возраста также обладают хорошим чувством юмора и любят делиться шутками и смеяться со взрослыми.

С повышенной уверенностью в себе дети начинают отстаивать свою индивидуальность и даже ставить под сомнение авторитет взрослых (хотя им нужна уверенность в надежном присутствии взрослых, когда они начинают свой независимый путь в этом мире).Личная конфиденциальность становится важной, и дети становятся более восприимчивыми к чувствам других. Эти дети понимают разницу между добром и злом, хотя могут использовать нецензурные выражения или слова «туалет», чтобы привлечь внимание и проверить пределы взрослого.

В это время дети начинают общаться в группах сверстников, особенно сверстников того же пола, которые имеют схожие интересы. Дети от 5 до 7 лет любят копировать своих друзей и сверстников и начинают развивать у них сильное чувство преданности. Клубы и игры — популярные занятия.Для них важны правила, и они придумывают игры со сложными правилами, которые можно и чего нельзя делать.

Повышенная способность понимать «как» и «почему» вещей означает, что дети от 5 до 7 лет менее напуганы. Но они все равно могут бояться громких звуков, темноты, животных или каких-то незнакомых людей. Некоторые дети могут начать бояться неуспеваемости в школе, а также отвержения сверстников.

В этом возрасте дети осознают социальные категории, такие как раса, и могут придерживаться сильных гендерных стереотипов. Они развивают и укрепляют гендерные предпочтения в играх и занятиях.Некоторые дети в возрасте от 5 до 7 лет придерживаются жестких стереотипов в отношении себя и других и нетерпимы к нарушениям гендерных ролей.

Физическое развитие: В этом возрасте у детей расширяется моторный контроль и появляется леворукость или праворукость. К 5 годам дети могут научиться сложной координации тела для таких занятий, как плавание, езда на велосипеде и завязывание шнурков. В 6 лет дети совершенствуют и совершенствуют свои моторные навыки. Они развивают силу, скорость, равновесие, зрительно-моторную координацию и гибкость.Количество и качество физической активности могут иметь большое влияние на ход их двигательного развития. Активные дети разовьют более зрелые моторные навыки, чем неактивные. К концу этого периода дети, которые уже занимались такими видами деятельности, как спорт, танцы и гимнастика, теперь могут начать развивать навыки в этих занятиях.

Технологическая / цифровая смекалка: Когда дети начинают читать и писать, весь онлайн-опыт меняется. Поскольку они могут общаться с другими, дети действительно должны понимать основы доброго, ответственного и безопасного поведения в Интернете.Пятилетние дети могут легко пользоваться клавиатурой и мышью, умело рисовать и раскрашивать, а также начинают печатать буквы. По мере развития их навыков грамотности они могут начать проводить больше времени в Интернете, но они не будут знать навыков безопасного поиска, если их не научат взрослые. Важно, чтобы за онлайн-активностью следил либо взрослый, либо следить за тем, чтобы дети оставались на сайтах, соответствующих возрасту. Поиск в Интернете лучше всего оставить детям постарше, поскольку даже при безопасных настройках поиска могут появляться всевозможные изображения, не подходящие по возрасту.Ожидайте, что дети старшего возраста проявят интерес к социальным сетям на детских сайтах. Но убедитесь, что они понимают, как вести себя в Интернете, в том числе как защитить свою конфиденциальность. Устройства следует размещать в центре для максимального контроля. Установите правила для мобильных технологий — от телефонов до планшетов и портативных игровых устройств — в отношении того, когда, где, как и как долго эти устройства можно использовать.

Какому возрасту подходит возраст 5–7 лет?

Образовательная ценность: Детям младшего возраста из этого диапазона будет полезен контент, поддерживающий их готовность к школе, включая социально-эмоциональные навыки, такие как самоконтроль.Детям старшего возраста будет полезен контент, поддерживающий переход в первый класс, например ранние навыки чтения и письма, базовые математические функции и решение проблем. Дети в этом возрастном диапазоне могут изучать базовое научное содержание, такое как гравитация, но лучше всего они учатся на визуальных демонстрациях, а не на говорящих или поющих персонажах и на конкретных уроках, а не на абстрактных принципах. Пятилетние дети имеют некоторое представление о прошлом и настоящем, но им потребуется помощь в понимании исторических уроков и их применении в контексте.

Дети в возрасте от пяти до семи лет все еще развивают понимание техники редактирования, поэтому рассказы должны быть простыми. Воспоминания и внезапные сдвиги сцены или перспективы продолжают сбивать с толку. Детям младшего возраста также нужна помощь в понимании разницы между учебным содержанием и содержанием фантазий / пустяков.

Образовательные уроки должны занимать центральное место в сюжете рассказа (а не просто появляться в середине истории, не имеющей отношения к делу). В идеале настройки и сценарии должны быть реалистичными или связанными, чтобы детям было легче понять и применить уроки в реальном мире.Дети могут не понимать отсылки к персонажам, прибывающим из других стран или использующим другие языки, особенно если шоу является анимированным. Укажите на связи с реальным миром (знакомых людей, занятия) и задавайте вопросы, чтобы убедиться, что они понимают то, что видят.

Позитивные модели и сообщения: Истории, в которых персонажи показывают добрые, приятные дела друг другу, вероятно, наиболее эффективны. Детям этого возраста по-прежнему трудно усваивать социальные уроки из рассказов, особенно из словесных описаний или разговоров между персонажами.Вы можете положительно прокомментировать понравившееся поведение на экране или рассказать о сходствах и различиях между персонажами и самими детьми.

Контент, который пытается преподать положительные уроки, используя отрицательные примеры (например, брат или сестра учится любить своего нового брата после того, как она показала себя скупой), может быть потерян для детей в возрасте от 5 до 7 лет. Это также может иметь обратный эффект, так как маленькие дети могут в основном сосредотачиваться на негативе. Это особенно верно, если урок в основном устный, а не визуальный.Стремитесь к контенту, который моделирует желаемое хорошее поведение, а не нежелательное поведение. Когда вы видите историю, в которой персонаж делает что-то не так, а затем лучше учится, укажите на хорошее поведение и объясните, что не так с плохим поведением.

К 7 годам дети могут учиться на отрицательных примерах, в которых персонаж делает что-то не так и в конечном итоге наказывается или раскаивается. Просто убедитесь, что сюжет не слишком сложен (что усложняет связь плохого поведения и положительного финала), а отрицательное поведение не доминирует в истории.Тем не менее, 7-летние дети все еще не могут понять предполагаемый социальный урок историй. Это особенно верно в отношении более длинных историй, в которых есть сюжетные линии и которые требуют от зрителей установления связей от одной части истории к другой. Вы можете помочь детям понять эти типы уроков, рассказав о том, чему научился персонаж и что он или она могли бы сделать по-другому. Контент, моделирующий негативное поведение (включая дискриминацию или давление со стороны сверстников) без последствий или уроков, неуместен.Детям этого возраста все еще сложно научиться оценивать такой контент самостоятельно.

В этом возрасте дети часто предпочитают свой пол и расу / этническую принадлежность. Им часто требуется помощь, чтобы заметить или запомнить контент, противоречащий стереотипам. Однако к 7 годам некоторые дети могут ценить различия в людях, не думая, что один способ лучше другого. Важно, чтобы они видели представления различных групп, и чтобы эти представления были положительными и избегали стереотипов.Стремитесь получить хотя бы какой-то контент, который показывает персонажей, нарушающих гендерные стереотипы, изображает девочек и мальчиков, взаимодействующих в здоровых и равных межгендерных отношениях, и имеет внешний вид, который не подходит только для одного пола. Положительно комментируйте противоречивые стереотипы.

Когда вы сталкиваетесь со стереотипами, основанными на гендерной, расовой / этнической принадлежности или социальных группах (например, ботаники против спортсменов), укажите, в чем, по вашему мнению, заключаются проблемы. Поощряйте детей принимать и уважать людей, которые не похожи друг на друга, показывая им контент, который включает людей разного происхождения.Подумайте о том, чтобы побудить ребенка думать о более сложных, реалистичных представлениях или реальных контрпримерах. Ищите контент, в котором показаны великие исторические личности, спортсмены или звезды СМИ различного происхождения. Убедитесь, что дети понимают исторический контекст этих людей и то, что сделало их опыт таким замечательным и революционным.

Хотя родителям может быть неудобно обсуждать расу или этническую принадлежность персонажей, исследования показывают, что это помогает детям понять положительное отношение своих родителей.Можно положительно комментировать межрасовые взаимодействия персонажей и помочь детям понять их связь с реальным миром (например, отметив друзей или знакомых того же происхождения).

Персонажи, демонстрирующие антиобщественное или дискриминационное поведение, должны столкнуться с последствиями такого поведения, но не предполагайте, что дети заметят эти последствия. Объясните, почему вам не нравится такое поведение, и посоветуйте ребенку подумать о том, какие чувства оно вызвало у жертвы.

Насилие: Насилие труднее игнорировать в этом возрасте, особенно если дети смотрят мультфильмы или находятся в комнате, когда идут новости.Тем не менее, исследования показали, что длительное погружение в агрессивный медиа-контент может усилить насилие и агрессивное поведение у детей этого возраста.

Дети с большей вероятностью будут имитировать насилие, если оно визуально (а не описано), легко имитируется (удары руками, кулаками) и представлено как смешное или глупое. Дети так же склонны подражать мультяшному насилию, как и реалистичному контенту. Когда «хорошие» персонажи совершают насилие, которое кажется оправданным, это может произвести неправильное впечатление у маленьких детей.

Избегайте шоу и фильмов, в которых персонажи применяют насилие для разрешения конфликта, но если это произойдет, поговорите об альтернативных способах, которыми персонажи могли бы решить проблему. Укажите на негативное поведение и обсудите, какими будут реальные последствия (для жертвы и агрессора). Маленькие дети могут не заметить, что агрессивный персонаж сожалеет или наказан в конце рассказа, особенно если история была длинной или имела побочные сюжеты. Помимо физического насилия, дети старшего возраста все чаще сталкиваются с нефизической социальной агрессией в подростковом программировании.Вы можете указать на подлое, враждебное поведение и обсудить, почему это проблема. Поговорите о том, что реально, а что нет, и о том, как завести хорошие дружеские отношения.

Scariness: Разных детей пугают разные вещи. Не всегда можно предсказать, что напугает конкретного ребенка. Старайтесь избегать потенциально пугающего программирования, особенно перед сном. Насилие и опасность для персонажей часто пугают, но огорчают и другие вещи, в том числе новостные изображения (похищения детей, стрельба, стихийные бедствия с большим ущербом), эмоциональная напряженность и / или разлучение детей и родителей.Избегайте художественного содержания, которое связано с серьезной потерей — например, родителей, брата, сестры или домашнего животного — а также пугающим ожиданием, множеством опасностей, запугиванием, принуждением или изображением психологической дисфункции. Темнота, странные звуки, искаженные лица и тела или другие гротескные образы — все это может расстраивать в этом возрасте, даже если рассказ «говорит», что все в порядке или что это хороший персонаж.

Если вы не можете избежать просмотра контента с некоторыми страшными сценами, подумайте о быстрой перемотке вперед через эти части.Если ваш ребенок напуган, важно слушать, а не высмеивать или отвергать его страхи. Когда младшие дети видят что-то, что их пугает, лучшим утешением является уверенность в том, что все в безопасности (плюс объятия и любимая игрушка и / или отвлечение интересным занятием). Сказать им, что это ненастоящее, как правило, менее эффективно для детей младшего возраста.

Ободрение для детей старшего возраста может включать простые объяснения того, как все работает и почему детям не нужно бояться.Например, если это правда, вы можете указать, что такого не может случиться или никогда не происходило в вашем районе. Тем не менее, часто лучшие стратегии в этом возрасте — отвлечение увлекательным, веселым занятием и / или физическим комфортом, например объятиями.

Сексуальные вещи: Понятие романтических отношений и сцены привязанности между партнерами (объятия, держась за руки) соответствуют возрасту. Контент, в котором акцент делается на красоте, гиперсексуальной внешности, сексуальном поведении и стереотипных сексуальных ролях, не соответствует возрасту.Если вы все же столкнетесь с подобным контентом, назовите неприемлемые изображения и поведение и объясните, что для вас проблематично. Сексуальный юмор, нагота и имитация секса не подходят для этого возраста.

Язык: Нецензурная брань для детей этого возраста недопустима. Маленькие дети начинают понимать, что есть определенные слова, которые нельзя произносить (хотя их мысленный список несколько ограничен и, вероятно, в значительной степени связан с частями и функциями тела).Хотя эти слова сами по себе не обязательно вредны в этом возрасте, детям все же нужна помощь в понимании того, что имитировать неуместно. Старайтесь не довольствоваться оскорблениями, унижением или словесной жестокостью. Как и в случае с физическим насилием, дети с большей вероятностью будут имитировать негативный словесный контент, который, по их мнению, является забавным или который произносится персонажем, который им нравится. Если вы сталкиваетесь с неприемлемой речью, обзыванием или словесной жестокостью, объясните, почему это проблематично, и побудите вашего ребенка подумать о том, как это может вызвать чувства у каждого персонажа.

Потребительство и коммерциализм: Вы не можете избежать коммерческого программирования и привязки продуктов. Поговорите с детьми о рекламе, указав, что не все, что они видят в рекламе, является правдой. Детям этого возраста все еще трудно понять, что реклама предназначена для их убеждения. Но вы можете помочь им понять, что реклама часто бывает «хитрой», заставляя вещи выглядеть лучше и увлекательнее, чем в реальной жизни — например, заставляя игрушки выглядеть больше, а еда — вкуснее.Укажите на заявления об отказе от ответственности и объясните простым языком, что они означают (например, «Детали и игрушки продаются отдельно» означает «В комплекте нет всего этого — вам придется доплачивать»). Реклама еды может быть особенно сложной. Расскажите детям, как и почему на выбор еды в семье не повлияет реклама.

Рискованное и нездоровое поведение: Избегайте средств массовой информации, которые включают алкоголь, наркотики, курение или рискованные трюки для этого возраста. Маленькие дети могут не понимать разницы между последствиями, которые происходят по телевизору, и тем, что произошло бы в реальной жизни.Дети могут имитировать нездоровое / рискованное поведение, даже если за действиями персонажей следуют негативные последствия. Они с большей вероятностью будут имитировать рискованное или нездоровое поведение, если не будет никаких негативных последствий или если поведение будет изображено как смешное или гламурное.

Рискованное и нездоровое поведение: Все действия в Интернете для детей этого возраста должны проводиться под присмотром родителей. Абсолютно никакая личная информация не должна никуда передаваться. Видеочаты с членами семьи соответствуют возрасту, но все остальные взаимодействия должны использовать заранее заданные слова и фразы, которые дети выбирают из списка.

Семилетний ребенок из Нью-Йорка был обвинен в изнасиловании. Арестовать его — ответ?

Он провел восемь месяцев в изоляторе для несовершеннолетних. Г-н Райс, которому сейчас 31 год и защитник молодежи из групп риска, считает, что если бы он был белым, ему бы предложили терапию. «Это была криминализация моего детства», — сказал он. «Я взывал о помощи, а не о наручниках».

В Массачусетсе за три года, прошедшие с момента вступления в силу нового закона, не наблюдалось всплеска преступной активности среди детей, по словам Саны Фадель, заместителя директора Управления граждан по вопросам ювенальной юстиции, даже несмотря на то, что количество дел в судебной системе по делам несовершеннолетних снизилось. на 40 процентов.По ее словам, дети, скорее, проходят через поддерживающие программы, которые сосредоточены на предоставлении социальных услуг.

«Правовая система, вероятно, отстала на сто лет, потому что обычный тест:« Понимаете ли вы, что это правильно, а это неправильно? »- сказала Джейн Тьюксбери, которая работала в Массачусетсе прокурором, а затем занимала должность комиссара. государственного управления по делам молодежи. «Четырехлетний ребенок мог бы так сказать, но это не значит, что если он ударил кого-то карандашом, то он действительно знает, что происходит.”

Судебное разбирательство также может быть непонятным для маленьких детей. Когда Дебби Фрейтас, юрист из Лоуэлла, штат Массачусетс, в 2018 году привела 8-летнего клиента к магистрату за то, что тот принес в школу нож для масла, ребенок воскликнул: «Ого, мы увидим президент? »- вспоминала г-жа Фрейтас. «Они так молоды, что не понимают основ происходящего».

Новости об аресте в Брашер-Фолс ошеломили жителей, сказал Марк А. Питс, надзиратель города Брашер.«Невозможно представить, чтобы семилетний ребенок был арестован; Вы смотрите все эти «настоящие преступления» по телевизору и никогда не думаете о семилетнем ребенке », — сказал он.

Но наряду с коллективным горем по жертве, по его словам, есть ощущение, что такой молодой преступник тоже нуждается в помощи.

«Есть правильное и неправильное, но должен быть какой-то протокол социального обслуживания, — сказал Питс, — какой-то способ справиться с этим без того, чтобы с ним обращались почти как со взрослым».

Родители исключительно выносливых и умных детей делают эти 7 вещей, говорит психолог.

Не все люди равны во всех отношениях.Есть несколько человек, которые достигли беспрецедентного мастерства в своей области — и их я называю исключениями . Другими словами, они составляют 1% от 1% самых успешных людей в мире.

Некоторые примеры включают новаторов, таких как Илон Маск и Джефф Безос, спортсменов, таких как Майкл Джордан и Серена Уильямс, и музыкантов, таких как Моцарт и Бетховен. Или это могут быть люди, о которых вы никогда не слышали, кто изобрел жизненно важные лекарства или получил Нобелевские премии, сделав фундаментальный прогресс в знаниях.

За пять с лишним лет изучения того, как воспитать выдающихся взрослых, я обнаружил, что почти все они в молодом возрасте развили навыки, позволяющие максимально использовать доступный им физический, умственный и социальный потенциал. В большинстве случаев их родители оказали огромное влияние на создание среды, которая позволяла им процветать.

Основываясь на исследованиях, вот семь вещей (да, некоторые из них немного напряженные), которые всегда делают родители исключительно устойчивых и успешных детей:

1.Они подталкивают своих детей к тому, чтобы они играли в полную силу.

Норвежский шахматный вундеркинд Магнус Карлсен показал уникальную способность терпеливо решать головоломки и сложные конструкции Lego в очень юном возрасте. Отец Карлсена думал, что эти навыки пригодятся в шахматах, и поэтому познакомил его с игрой.

В конце концов, Карлсен подал столько надежд, что родители стали водить его на шахматные турниры. Они заметили в своем сыне четкий набор связанных навыков, а затем посоветовали ему заняться делом, которое сыграло бы на его сильных сторонах.

Каждый ребенок рождается с более развитыми навыками в одних областях, чем в других. У вашего ребенка могут быть пространственные сильные стороны, например, способность мыслить абстрактно и в нескольких измерениях. Или, может быть, они одарены математикой и могут анализировать проблемы логически или исследовать их с научной точки зрения.

Всегда следите за природными способностями вашего ребенка, а затем помогайте ему развивать врожденные таланты.

2. Они демонстрируют связь между упорным трудом и выдающимися результатами.

Родители выдающихся детей моделируют это, посвящая годы своей жизни совершенствованию своего дела и следя за тем, чтобы их дети обращали на это внимание.

В сообщении в блоге 2020 года, описывающем трудовую этику своего отца, соучредитель Microsoft Билл Гейтс написал: «Он был одним из самых трудолюбивых и наиболее уважаемых юристов в Сиэтле, а также крупным гражданским лидером в нашем регионе. ..]. Он был рассудителен и серьезно относился к обучению ».

Отец Гейтса учил своих детей, что они должны работать ради похвалы. Так что покажите своим детям, что тяжелый труд окупается, что ничего просто не «дано» и что короткие пути не помогут им в достижении их целей.

3.Они создают культуру стремления и совершенства.

В 2017 году группа британских исследователей изучила различия между «элитными» и «ультра-элитными» спортсменами. (Конечно, все игроки НБА — элита, но есть Майкл Джордан, Леброн Джеймс или Коби Брайант, чьи достижения безмерно выделяются по сравнению с другими.) культура стремления. Они выросли в домах, где стремление к совершенству и расширение границ всегда ожидались, а не просто желались.

Беспрецедентный успех Венеры и Серены Уильямс на теннисном корте, например, был обусловлен общей средой, которая была создана для них, чтобы преуспевать: их восхождение к вершине началось с их отца Ричарда, который написал подробную 78-страничную статью. план восхождения его дочерей на вершину теннисного мира.

Он рано оправдывал свои ожидания; сестрам не было и пяти лет, когда он записал свой процесс. Но в конечном итоге он сформировал двух самых успешных чемпионов в истории тенниса.

4. Они поощряют уверенность в себе.

Помощь вашим детям в развитии уверенности имеет огромное значение в их дальнейшей жизни. Это побуждает их мечтать о большом и не дает им когда-либо сдаваться после неудач.

Даже в детстве самые выдающиеся личности всегда считали, что выдающиеся достижения достижимы, а не предназначены исключительно для людей, которых они видели по телевизору или о которых читали в новостях.

Когда родители поощряют уверенность в себе (вместо того, чтобы критиковать своих детей и унижать их каждый раз, когда они в чем-то терпят неудачу), их дети с большей вероятностью будут работать на высшем уровне и принять образ мышления, который в конечном итоге поднимется на вершину.

Такая самоуверенность — или непоколебимая вера в то, что они могут быть лучшими — является ключом к достижению величия.

5. Они терпеливы, когда их дети задают вопросы

Родители самых опытных людей всегда уделяют первоочередное внимание изучению нового. И поскольку они учат своих детей любопытству, одна вещь, к которой они относятся очень серьезно, — это отвечать на вопросы.

Я взял интервью у нескольких лауреатов Нобелевской премии, и почти все они вспомнили, что даже намного позже их родители всегда терпеливо пытались ответить на вопросы, которые они задавали.А когда у родителей не было немедленных ответов, они учили своих детей искать ответы и часто искали их вместе.

Их родители также старались найти лучших наставников, тренеров и учителей, которые могли бы поддержать умственный рост своих детей и развитие навыков.

6. Они продвигают «раннюю специализацию»

Родители часто сталкиваются с вопросом, следует ли им использовать «специализированный» подход и поощрять своих детей специализироваться на деятельности, в которой они демонстрируют высокий потенциал, или использовать «универсальный» подход. и подвергать их разным вещам (например,g., бейсбол, футбол, фортепиано, математический клуб), чтобы помочь им стать разносторонними.

Большинство родителей выбирают последнее, но родители одаренных детей выбирают специализированный подход.

Ранняя специализация не означает, что ваш ребенок бросает заниматься другими делами, возможно, для развлечения или даже для развития дополнительных навыков. Это просто означает, что они выбрали деятельность, в которой они стремятся приложить усилия, необходимые для того, чтобы стать как можно лучше в ней.

Родительское мышление состоит в том, что чем раньше они поощряют своих детей изучать основы области, в которой их ребенок обещает, тем быстрее они перейдут к более продвинутым навыкам.И чем раньше они разовьют эти передовые навыки, тем быстрее они разовьют лучшие в своем классе навыки. И чем быстрее они приобретут лучшие в своем классе навыки, тем больше у них шансов достичь редкого и элитного уровня мастерства.

7. Они поощряют конкуренцию и совершенствование.

Многие исключительные люди, которых я изучал и опрашивал, выросли в постоянно конкурентной среде.

Соревнование с раннего возраста, даже в небольших занятиях, таких как настольные игры или умение убирать комнату быстрее всех, подвергало их стрессу и давлению, которые требовались им для победы в дальнейшей жизни.

Но их родители также учили их, что они не должны ценить только соревнование и результаты, что быть исключительным — это больше, чем просто вести счет. Если вы зацикливаетесь исключительно на результатах, а не на улучшении, то у вас меньше шансов стать мастером своего дела.

Д-р Кумар Мехта , доктор философии, является автором «Биом инноваций» и «Исключительные» и основатель Bridges Insight, аналитического центра, специализирующегося на исследования устойчивого совершенства и инноваций.Доктор Мехта также является старшим научным сотрудником Центра цифрового будущего и членом правления Комитета по делам детей, некоммерческой организации, деятельность которой направлена ​​на улучшение благополучия детей посредством социально-эмоционального обучения и развития. Следуйте за ним в Twitter @mehtakumar .

Не пропустите:

Социальные и когнитивные корреляты лживого поведения детей

Аннотация

Была исследована связь между лживостью детей и их социальным и когнитивным развитием.Детям (3–8 лет) запретили подглядывать за игрушкой. Большинство детей подглядывали, а позже лгали о том, что смотрели. Последующие устные заявления детей не всегда соответствовали их первоначальному отрицанию, и в них просочилась критическая информация, раскрывающая их обман. Также оценивались концептуальное моральное понимание лжи детьми, исполнительное функционирование и понимание теории разума. Первоначальные ложные отрицания детей были связаны с их пониманием убеждений первого порядка и их сдерживающим контролем. Способность детей поддерживать свою ложь была связана с их пониманием убеждений второго порядка.Детская ложь связана с их моральными оценками. Эти данные свидетельствуют о том, что социальные и когнитивные факторы могут играть важную роль в способности детей лгать.

Ложь предполагает, что говорящий делает ложное заявление с намерением обмануть получателя (Бок, 1978; Кришолм и Фихан, 1977; Коулман и Кей, 1981; Ли, 2000). В последние годы поведение детей, говорящее неправду, привлекает повышенное внимание психологов, занимающихся вопросами развития, как из-за его теоретических последствий для понимания социального когнитивного развития детей (например,г., Chandler, Fritz, & Hala, 1989; Ликам, 1993; Пескин, 1992; Полак и Харрис, 1999; Sodian, 1991), а также его практическое применение в юридических, клинических и образовательных учреждениях (например, Chagoya & Schkolne, 1986; Goodman et al., 2006; Lyon, 2000; Strichartz & Burton, 1990; Stouthamer-Loeber, 1986; Talwar , Ли, Бала и Линдси, 2002, 2004). Большинство существующих исследований о детях и лжи посвящено изучению понимания детьми лжи и их моральной оценки (например, Bussey, 1992, 1999; Lee, Cameron, Xu, Fu, & Board, 1997; Lee, & Ross, 1997; Siegal & Peterson, , 1996, 1998; обзор см. Lee, 2000).Эти исследования показали, что дети демонстрируют рудиментарное концептуальное и моральное понимание лжи в возрасте около трех лет, но для достижения зрелости требуется более десяти лет (например, способность учитывать намерение при отнесении утверждения к категории лжи и оценке его моральных ценностей). Лишь ограниченное количество исследований посвящено изучению фактического поведения детей во лжи, в большинстве из которых участвовали дети дошкольного возраста (например, Chandler et al., 1989; Lewis, Stanger, & Sullivan, 1989; Peskin, 1992; Polak & Harris, 1999). ; Talwar & Lee, 2002a, 2002b; Talwar et al., 2002; 2004; Талвар, Мерфи и Ли, 2007). В целом, эти исследования показали, что лживое поведение проявляется еще в дошкольном возрасте и что маленькие дети способны обманывать других в раннем возрасте.

Ложное поведение детей

Наиболее часто используемый метод изучения лжи у детей (например, Lewis, et al., 1989; Polak & Harris, 1999; Talwar & Lee, 2002a; Talwar, Gordon, & Lee, 2007 ) — парадигма сопротивления искушению, впервые предложенная Sears, Rau, & Alpert (1965).Согласно этой парадигме, исследователь обычно прямо говорит детям, что они не должны подглядывать и не играть с игрушкой, когда они остаются одни. Из-за детского любопытства и сложности противостояния искушению (отсюда и название парадигмы) большинство детей склонны не подчиняться указаниям исследователя. По возвращении исследователь спрашивает детей, смотрели ли они на игрушку или играли с ней. Таким образом, парадигма сопротивления искушению создает ситуацию, когда дети, которые нарушили правила, не подчиняясь указаниям взрослых, могут принять решение либо солгать, либо сказать правду о своем проступке.Преимущество этой парадигмы состоит в том, что она вызывает у детей спонтанную ложь (т.е. детей не учат лгать), чтобы скрыть проступок. Что еще более важно, он имитирует естественные условия, в которых дети склонны лгать (DePaulo & Jordan, 1982; Newton, Reddy & Bull, 2000; Wilson, Smith, & Ross, 2003). Наблюдательные исследования (например, Newton, et al. 2000; Wilson, et al. 2003) показали, что самая распространенная и самая ранняя ложь, которую рассказывают дети, как правило, скрывает проступки там, где они сделали то, чего не должны были делать.Интересно, что, несмотря на раннее и частое появление такого рода лжи, дети всех возрастов и взрослые относятся к ним очень негативно. Например, Басси (1992, 1999) обнаружил, что дети в возрасте 4 лет считали ложь о проступках очень плохой и лжец чувствовал себя виноватым за такую ​​ложь. Более того, они оценили этот вид лжи более негативно, чем другие виды лжи и даже сами проступки.

В классическом исследовании Lewis et al. (1989) экспериментально исследовали обман трехлетних детей с целью сокрытия своего проступка с использованием парадигмы сопротивления искушению.Льюис и др. (1989) обнаружили, что из 33 протестированных детей 29 подсмотрели и 38% солгали о том, что смотрели на игрушку. Lewis et al. (1989) пришли к выводу, что дети в возрасте 3 лет способны вербально обмануть других. Этот результат был воспроизведен Талваром и Ли (2002a), которые показали, что 36% трехлетних детей лгали о своих взглядах. Они также обнаружили, что, в отличие от трехлетних, большинство детей в возрасте от 4 до 7 лет лгали. Полак и Харрис (1999) дополнительно модифицировали парадигму Льюиса и др.Они использовали разрешающее условие, когда детям разрешалось играть с игрушкой, и запрещающее условие, когда детям давали указание не прикасаться к игрушке. Аналогичные результаты были получены с большинством 3- и 5-летних детей, находящихся в состоянии запрета, тогда как все дети в разрешенном состоянии признались, что прикасались к игрушке. Таким образом, Полак и Харрис пришли к выводу, что отрицание детьми своего проступка отражает их преднамеренную попытку ввести в заблуждение, а не забыть.Эти результаты, наряду с результатами соответствующих исследований (Chandler et al., 1989; Lewis et al., 1989; Peskin, 1992; Talwar & Lee, 2002a), предполагают, что маленькие дети способны участвовать в намеренных словесных обманах, когда дана возможность.

Способность детей успешно лгать

В то время как дети начинают лгать с дошкольного возраста, их способность успешно лгать, по-видимому, развивается и в среднем детстве. Чтобы успешно обмануть предполагаемый обман, лжец должен уметь не только сделать ложное заявление, но и обеспечить согласованность между своей первоначальной ложью и последующими утверждениями.Любые несоответствия в чьих-либо утверждениях могут привести к раскрытию лжи. Способность поддерживать согласованность между утверждениями во время обмана в литературе называется контролем семантической утечки (Talwar & Lee, 2002a). Талвар и Ли (2002a) обнаружили, что, когда детей младшего возраста спрашивали об идентичности игрушки, даже если дети говорили, что они не смотрели на игрушку, они часто не изображали невежество и выдавали идентичность игрушки. Талвар и Ли (2002a) показали стенограммы разговора детей с экспериментатором студентам университетов, которые легко могли обнаружить ложь детей.Однако была обнаружена тенденция развития у детей способности контролировать семантическую утечку. В то время как большинство детей в возрасте от 3 до 5 лет выпалили название игрушки, в которую они отрицали, что заглянули, и, таким образом, заявили, что нарушили правила, около половины детей 6-7 лет симулировали незнание идентичности игрушки. . В результате те дети, которые симулировали невежество, были неотличимы от детей, которые не выглядели, и их не заметили взрослые. Это открытие предполагает, что с возрастом дети становятся все более способными сохранять последовательность в своих последующих утверждениях, когда они лгут.

Социальные и когнитивные факторы

Было высказано предположение, что у детей младшего возраста могут отсутствовать когнитивные способности, чтобы убедительно рассказывать ложь (Talwar & Lee, 2002a), что может объяснять различия в развитии, обнаруживаемые в поведении детей, которые лгут в разные периоды жизни. возрастов. Однако было проведено очень мало исследований точных социальных и когнитивных факторов, которые могут играть роль в способности детей успешно лгать. Ограниченное существующее исследование, по-видимому, предполагает, что детская теория понимания разума, исполнительного функционирования и их концептуальное и моральное понимание лжи могут быть связаны с их способностями лгать.

Теория понимания разума

Существуют две гипотезы относительно взаимосвязи между теорией понимания разума и лжи. Первая гипотеза предполагает взаимосвязь между лживостью детей и их пониманием убеждений первого порядка (Chandler et al., 1989; Polak & Harris, 1999), в данном случае именуемой ToM 1 Гипотеза. Основанием для этой гипотезы является то, что для успешного совершения лжи необходимо сознательно создать ложное убеждение в сознании другого человека.Акты обмана, такие как ложь, были определены как ранние индикаторы понимания ребенком убеждений и ложных убеждений (Chandler et al., 1989; Peskin, 1992; Ruffman, Olson, Ash & Keenan, 1993; Sodian, 1991). Chandler et al. (1989) обнаружили, что дети в возрасте 3 лет намеренно создают ложное убеждение в другом, утаивая достоверную информацию или подбрасывая ложную информацию. Этот вывод остается спорным (Sodian, 1991; Sodian, Taylor, Harris & Perner, 1991).Еще одно свидетельство связи между детской ложью и теорией понимания разума было получено от Полака и Харриса (1999), которые обнаружили, что понимание ложных убеждений детей 3 и 5 лет связано с их ложным отрицанием того, что они играли с игрушкой. Однако их понимание ложных убеждений не было связано с тем, что рассказчики лжи симулировали невежество в последующих вопросах (т. Е. Не смогли скрыть свои взгляды и тем самым раскрыли тот факт, что их первоначальное отрицание было ложным).

Вторая гипотеза утверждает, что существует взаимосвязь между способностями детей сохранять свою ложь и их второстепенным пониманием убеждений (здесь упоминается Гипотеза ToM 2 ).Предыдущие исследования показали, что понимание психического состояния второго порядка (например, Питер знает, что Салли думает, что идет дождь) начинает проявляться только в возрасте около 6 лет и постепенно развивается в подростковом возрасте (Sullivan, Zaitchik, & Tager-Flusberg, 1994 ; Wimmer & Perner, 1983). Кроме того, Банерджи и Юилл (1999) обнаружили, что дети, прошедшие тесты на убеждения второго порядка, с большей вероятностью предполагали, что главные герои рассказывают ложные утверждения, чтобы представить себя в позитивном свете для других.Основываясь на этих данных, Полак и Харрис (1999) и Талвар и Ли (2002a) выдвинули гипотезу в контексте вышеупомянутой парадигмы сопротивления искушению, что дети старшего возраста с большей вероятностью будут симулировать невежество в последующих вопросах, и их успешный обман будет быть связанным с их выполнением задач убеждения второго порядка. Они предположили, что для ложного отрицания детьми возможности подглядывать нужно лишь, чтобы ребенок представлял убеждения, отличные от истинного положения вещей. Следовательно, для ложного отрицания подглядывания требуется только понимание ложных убеждений первого порядка.Однако, чтобы подтвердить ложь о том, что кто-то не заглядывал, когда их спросили, каков объект, на который им было приказано не заглядывать, дети должны были сделать вывод, какую веру они должны иметь, учитывая первоначальное отрицание. Таким образом, Полак и Харрис (1999) предсказали, что дети старшего возраста с большей вероятностью будут симулировать невежество в последующих вопросах, чем дети младшего возраста, и что успех в этом будет связан с выполнением заданий второго порядка с ложными убеждениями. Косвенная поддержка гипотезы ToM2 исходит из выводов Талвара и Ли (2002a), демонстрирующих, что 6- и 7-летние (которые, как известно, лучше понимают ложные убеждения второго порядка) лучше поддерживали свою ложь, чем дети младшего возраста. .Недавно Талвар, Гордон и Ли (2007) оказали прямую поддержку гипотезе ToM 2 . Они показали, что симулирование невежества после того, как они взглянули на игрушку, действительно было значительно связано с оценками веры второго порядка среди детей в возрасте от 7 до 11 лет.

Таким образом, в то время как первоначальные ложные опровержения могут быть связаны с пониманием детских убеждений первого порядка (ToM 1 Гипотеза), поддержание лжи в последующих вопросах может быть связано со способностью ребенка представлять чужие убеждения и с тем, что другой будет делать. делать выводы из любых знаний, раскрытых ребенком (ToM 2 Hypothesis; Polak & Harris, 1999; Talwar & Lee, 2002a; Talwar et al., 2007). Однако эти гипотезы не рассматривались одновременно. Только одно исследование непосредственно изучило гипотезу ToM 1 (Polak & Harris, 1999) с участием детей 3 и 5 лет, и только одно исследование изучило гипотезу ToM 2 с детьми 7 лет и старше (Talwar et al. ., 2007). Развитие лжи у детей в возрасте от 3 до 8 лет, когда происходят критические изменения в теории понимания разума, не исследовалось, равно как и взаимосвязь между пониманием убеждений детей первого и второго порядка и их фактическим лжем. поведение.Таким образом, одной из целей настоящего исследования было изучить взаимосвязь между пониманием убеждений первого и второго порядка и способностями лгать у детей в возрасте от 3 до 8 лет.

Исполнительное функционирование

Существуют некоторые свидетельства того, что лгущее поведение детей также может быть связано с исполнительными функциями. Исполнительное функционирование было определено как набор психологических процессов более высокого порядка, вовлеченных в целенаправленное поведение под сознательным контролем (Zelazo & Muller, 2002).Управленческое функционирование включает в себя совокупность когнитивных навыков, включая саморегуляцию, тормозящий контроль, планирование, гибкость внимания и использование стратегии (Welsh, Pennington, & Groisser, 1991; Zelazo, Carter, Reznick & Frye, 1997). Было показано, что управляющие функциональные навыки возникают в позднем младенчестве и развиваются в детские годы (Welsh & Pennington, 1988; Zelazo & Muller, 2002), когда исследователи отметили повышение способности лгать (например, Polak & Harris, 1999; Talwar & Lee, 2002a).В частности, было высказано предположение, что тормозящий контроль и рабочая память могут быть напрямую связаны с детским обманом (Carlson & Moses, 2001; Carlson, Moses, & Hix, 1998). Тормозящий контроль — это способность подавлять мешающие мыслительные процессы или действия (Carlson, Moses, & Breton, 2002), а рабочая память — это система для временного хранения и обработки информации в уме (Baddeley, 1986). Лгая, дети должны подавить сообщение о проступке, который они хотят скрыть и представить, и выдать ложную информацию, которая отличается от реальности (Carlson et al., 1998, 2002). Кроме того, чтобы поддерживать свою ложь, дети должны подавлять те мысли и утверждения, которые противоречат их лжи и раскрывают их проступки, сохраняя при этом в своей памяти содержание своей лжи. Таким образом, чтобы лгать и успешно лгать, дети должны уметь удерживать в уме противоречивые альтернативы (то есть, что они на самом деле делали / думали и что, по их словам, они делали / думали).

Только в одном исследовании изучалась связь между исполнительными функциями детей и обманчивым поведением (Carlson et al., 1998). Карлсон и др. (1998) обнаружили, что дошкольники, которые испытывали трудности с выполнением задач управляющего функционирования, особенно тех, которые требовали высокого уровня тормозящего контроля, демонстрировали трудности с физическим обманом (т. Е. Указанием). Хотя Carlson et al. (1998) не исследовали явным образом поведение лжи, их результаты, по-видимому, предполагают, что дети также могут испытывать трудности с ложью, если у них отсутствуют развитые навыки исполнительного функционирования, особенно с точки зрения тормозящего контроля и рабочей памяти.Однако ни одно исследование не проверило эту гипотезу напрямую. Настоящее исследование направлено на восполнение этого пробела в литературе путем изучения взаимосвязи между исполнительными функциями и способностями детей лгать.

Детское концептуальное и моральное понимание лжи и правды

Исследования показали, что концептуальное и моральное понимание у детей лжи и правды возникает в раннем дошкольном возрасте и быстро развивается в течение школьных лет (Bussey, 1992; 1999; Петерсон, Петерсон и Сито, 1983; Пиаже, 1932; Сигал и Петерсон, 1998; Талвар и др., 2002; см. обзор в Lee, 2000). Уже к 3 годам дети уже имеют элементарное представление о лжи, которую рассказывают в антиобщественных целях, и они оценивают такую ​​ложь негативно. С возрастом дети начинают отличать антисоциальную ложь от честных ошибок, догадок, преувеличений и, в конечном итоге, сарказма и иронии. Дети также постепенно принимают во внимание социальный контекст, в котором рассказывается ложь, и намерения лжеца при оценке лжи. В целом, к раннему подростковому возрасту концептуальное и моральное понимание детьми лжи и правды становится сопоставимым со взрослыми.

Однако было проведено ограниченное исследование для изучения взаимосвязи между концептуальным и моральным пониманием детей и их фактическим лживым поведением. Talwar et al. (2002) не обнаружили взаимосвязи между фактическим поведением детей, говорящим о лжи и правде, и их концептуальным и моральным пониманием лжи. Большинство детей, которые сообщили, что ложь для сокрытия проступка — это плохо, смогли правильно определить такую ​​ложь и рекомендовали другим говорить правду. Тем не менее, большинство из них солгали, чтобы скрыть свои проступки.Другое исследование, проведенное Талваром и др. (2004), обнаружило значительную, но скромную корреляцию между концептуальным и моральным пониманием детей и их лживым поведением, чтобы скрыть проступки родителей. Следует отметить, что в обоих исследованиях концептуальное и моральное понимание детей оценивалось с помощью задач, обычно используемых юристами в суде (Bala, Lee, Lindsay & Talwar, 2000; Lyon, 2001; Talwar et al., 2004). Эти задания, как правило, очень краткие и оцениваются только на предмет того, имели ли дети минимальное понимание лжи и правды.В результате наблюдалась низкая вариабельность оценок детей, что могло скрывать подлинную связь между развивающимися у детей концептуальными и моральными знаниями и их лживым поведением. Одна из целей настоящего исследования состояла в том, чтобы решить эту проблему с помощью более комплексного измерения концептуального и морального понимания детьми лжи и правды.

Таким образом, было проведено несколько исследований, в которых изучались социальные и когнитивные факторы, способствующие развитию лжи или правды.Более того, несколько исследований, в которых изучалась взаимосвязь между социальными и когнитивными факторами (например, теория разума, исполнительные функции, концептуальные и моральные суждения детей) и ложью, изучали только один фактор, и ни одно из них не исследовало различную роль этих факторов в отношении детей. лживое поведение. Таким образом, цель настоящего исследования заключалась в устранении этих пробелов в литературе и предоставлении интегрированной и всеобъемлющей картины взаимосвязи между лживым поведением детей и различными социальными и когнитивными факторами.

В текущем исследовании для оценки их лживого поведения дети в возрасте от 3 до 8 лет участвовали в парадигме сопротивления искушению, аналогичной той, которая использовалась в предыдущих исследованиях (Lewis et al., 1989; Talwar & Lee, 2002a; Talwar et al., 2002). Детям было сказано не подглядывать за игрушкой, пока исследователь выходил из комнаты. Позже детей попросили пообещать сказать правду, а затем спросили, не заглянули ли они. Концептуальное и нравственное понимание детей оценивалось с помощью рассказов, в которых детей просили определить, лгал ли главный герой или нет, и оценить свои утверждения как хорошие или плохие (Bussey, 1992, 1999; Peterson et al., 1983; Seigal & Peterson, 1998). Дети также выполнили 3 теста на управляющее функционирование (Gerstadt, Hong, & Diamond, 1994; Hala, Hug & Henderson, 2003; Kochanska, Murray, Jacques, Koenig, & Vandegeest, 1996) и четыре задания на убеждения (Hogrefe, Wimmer, & Perner, 1986; Sullivan et al., 1994; Wimmer & Hartl, 1991; Wimmer & Perner, 1983).

Основываясь на имеющихся данных, мы ожидали, что с возрастом дети, заглянувшие в игрушку, будут с большей вероятностью не только отрицать свой проступок (первоначальная ложь), но и скрывать свой проступок, когда их спрашивают об идентичности игрушки (i .е., контроль семантической утечки). Например, они будут симулировать незнание того факта, что им известна игрушка. Кроме того, ожидалось, что понимание убеждений первого порядка детьми будет предсказывать их лживость в парадигме сопротивления искушению (ToM 1 Hypothesis), а их понимание убеждений второго порядка будет предсказывать их контроль семантической утечки (ToM 2 Hypothesis). . Также ожидалось, что лучший тормозящий контроль и лучшая рабочая память будут положительно связаны с контролем за утечкой семантики у детей, чтобы скрыть свои нарушения в словесных утверждениях после первоначальной лжи.Например, дети, которые могут дольше удерживать информацию в своей рабочей памяти и не реагируют импульсивно, с большей вероятностью будут симулировать незнание идентичности игрушки. Наконец, мы предположили, что дети с высоким концептуальным и моральным пониманием лжи и правды (например, зная разницу между правдой и ложью и ее моральную отрицательность) с меньшей вероятностью будут придерживаться парадигмы сопротивления искушению.

Метод

Участники

Дети ( N = 150) в возрасте от 3 до 8 лет участвовали в исследовании ( M = 65 месяцев, SD = 12.3; от 36 до 102 месяцев, 80 мальчиков). Было 77 детей дошкольного возраста ( M = 49,9; SD = 8,4; 31 девочка) и 73 ребенка младшего школьного возраста ( M = 85,4, SD = 10,3; 39 девочек). Впредь первая возрастная группа будет называться младшей, а вторая — старшей. Дети были преимущественно кавказцами из семей среднего размера в Северной Америке (население: 120 000 человек).

Меры и процедуры

Ложное поведение

В настоящем исследовании использовалась модифицированная версия парадигмы сопротивления искушению, использовавшаяся в предыдущих исследованиях (Lewis et al., 1989; Талвар и Ли, 2002а; Talwar et al., 2002) для изучения лжи детей. После получения согласия родителей каждый ребенок был помещен в комнату с исследователем. В этой комнате ребенок и исследователь играли в угадайку. Ребенку было приказано повернуться на стуле так, чтобы он был спиной к исследователю, пока исследователь воспроизводил звук из игрушки. Им было сказано не нарушать правило, поворачиваясь на стуле, чтобы взглянуть на игрушку во время игры. Они могли только смотреть, когда об этом говорил экспериментатор.Услышав звук игрушки, ребенка просили угадать, что это за игрушка. Все игрушки были знакомы детям по телевизионным программам и рассказам (например, Buzz Light Year, Godzilla, Elmo), и все они имели знакомые звуки, которые указывали на их личность. На протяжении всей игры детям неоднократно говорили о правиле не подглядывать. После того, как ребенок правильно угадал, что это за 2 игрушки, исследователя вызвали из комнаты. Исследователь сказал ребенку, что она должна уйти на минуту и ​​что третья последняя игрушка будет оставлена ​​на столе со звуком.Третьей игрушкой была кукла Барни, и звук, который сопровождал ее, не имел отношения к кукле и исходил от поздравительной открытки. Таким образом, ребенок не мог правильно угадать идентичность игрушки по звуку, который он слышал. Перед тем, как исследователь вышел из комнаты, ребенку сказали не оборачиваться и не смотреть на игрушку, пока исследователя не было в комнате. Затем исследователь покинул комнату на одну минуту. Скрытая видеокамера фиксировала поведение ребенка в отсутствие исследователя.Когда исследователь, который не знал, выглядывал ли ребенок, вернулся в комнату, они сказали ребенку не поворачиваться, а затем накрыли игрушку простыней. Когда игрушка была накрыта, ребенку было приказано развернуться на стуле. Исследователь попросил ребенка пообещать сказать правду. Эта процедура была адаптирована из Talwar et al. (2002). Обращение к детям с просьбой дать обещание сказать правду было серьезной модификацией типичной процедуры, поскольку существующие исследования показали, что, не прося детей пообещать говорить правду, большинство детей лгут (например,г., Lewis et al., 1989; Полак и Харрис, 1999; Талвар и Ли, 2002а; Talwar et al., 2002). Это приведет к низкой вариабельности лжи, что приведет к трудностям в выявлении каких-либо потенциальных связей между ложью и социальными и когнитивными факторами. Однако, когда детей просили пообещать говорить правду, около 50% детей сказали бы правду (Talwar et al., 2002), что делает такую ​​процедуру идеальной для изучения взаимосвязи между ложью и социальными и когнитивными факторами.

Затем ребенку был задан критический вопрос: «Когда меня не было, ты смотрел на игрушку?» и последующий вопрос: «Как вы думаете, что это за игрушка?» Детей, которые дали правильный ответ (Барни), спросили: «Как вы узнали, что это за игрушка?»

Социальные и когнитивные факторы

Дети вернулись во второй визит, чтобы выполнить 3 набора социальных и когнитивных задач: задачи на концептуальное и моральное суждение, задачи теории разума и задачи на управляющее функционирование. Порядок выполнения заданий был сбалансирован, и каждый ребенок был случайным образом распределен в 1 из 3 различных порядков.Вся сессия длилась в среднем около 30 минут с 2 короткими перерывами между задачами.

Задания на концепцию и моральное суждение

Для проверки концептуального и морального понимания детьми лжи и правды были использованы 9 рассказов. Эти истории включают различные ситуации, в которых персонаж мог солгать, чтобы скрыть проступок, сказал правду о нем, солгал за друга, совершил честную ошибку, непреднамеренно передал ложь, сказал белую ложь, сыграл шутку, сказал неправду. преувеличение, выполнение обещания или невыполнение обещания.Истории были адаптированы из произведений Bussey (1992), Bussey (1999), Seigal and Peterson (1998), Peterson et al. (1983) и Talwar and Lee (2002a). Пример одной из историй о лжи, чтобы скрыть проступок, описан ниже:

Учитель Кэти подарил ей конфеты в качестве особого угощения, но посоветовал ей не есть их до обеда. Но когда учительница Кэти ушла, она съела конфету перед обедом. Когда ее учитель вернулся и спросил Кэти, ела ли она конфету, Кэти ответила, что нет

. После того, как каждый рассказ был закончен, ребенку задавали вопрос для классификации понятий и вопрос для оценки действий.Вопросы были смоделированы на основе предыдущего исследования, в котором изучались концептуальные и моральные оценки детей лжи и правды (Bussey, 1992, 1999; Seigal & Peterson, 1998, Peterson et al., 1983, Talwar & Lee, 2002a, Wimmer, Грубер и Пернер, 1984). Вопрос классификации концепций звучал так: «Является ли то, что Кэти в рассказе сказала ложью, правдой или чем-то еще?» Чтобы оценить этот компонент, каждый ребенок получил 1 балл за каждый концептуальный вопрос, на который он / она правильно ответил во всех рассказах, что дало оценку 9 из 9.Вопрос для оценки действия был таким: «Это то, что сказала Кэти: очень-очень плохо, очень плохо, плохо, не хорошо / неплохо, хорошо, очень хорошо или очень-очень хорошо». Чтобы помочь ответить на этот вопрос, ребенку было предложено указать свой ответ с помощью 7-балльной шкалы Лайкерта, где звездочки указывают на положительные оценки, а крестики — на отрицательные. Например, если ребенок указал на 3 звезды, это означало, что, по его мнению, поведение персонажа было очень хорошим. Две звезды означают очень хорошо, а одна звезда — просто хорошо.Этот формат использовался таким же образом для X, так что один X означает плохой, два X — очень плохой, а три X — очень очень плохой. Если ребенок считал поведение плохим или плохим, ему предлагалось указать на кружок. Перед выставлением оценок каждый ребенок был обучен пользоваться шкалой. Эта шкала была адаптирована из предыдущих исследований (Bussey, 1992; 1999; Peterson et al., 1983), которые показали, что дошкольники могут успешно использовать эту шкалу для оценки лжи. Затем оценки детей переводились в баллы по каждому моральному вопросу в диапазоне от -3 до +3.

Теория понимания разума

Для проверки детской теории понимания разума были использованы пять заданий. Эти пять задач были адаптированы из Hogrefe et al. (1986), Салливан и др. (1994), Виммер и Хартл (1991) и Виммер и Пернер (1983). Эти задачи включали в себя задание с неожиданным содержанием первого порядка с ложными убеждениями, две истории с неожиданными локациями с ложными убеждениями первого порядка и две истории с неожиданными локациями второго порядка. Рассказы разыгрывались в кукольных спектаклях и показывались детям на видео.Порядок рассказов был уравновешен между предметами.

Для выполнения задания с неожиданным содержанием ложного убеждения (Wimmer & Hartl, 1991) каждому ребенку была предоставлена ​​коробка пластырей, в которую было помещено какое-то неожиданное содержимое (например, цветные карандаши). Ребенку показали коробку с пластырем и спросили, что, по их мнению, было в коробке. После ответа ребенка коробку открыли, и в ней появился набор цветных мелков. После того, как ребенку было показано фактическое содержимое, коробка была закрыта. Затем ребенку было задано два вопроса о содержимом коробки.Сначала их спросили: «Прежде чем вы заглянули внутрь, что вы думали, что было в коробке?» Затем ребенка представили марионетке Максу и спросили: «Что, по мнению Макса, находится в коробке?» Каждый ребенок получил 1 балл за правильный ответ на каждый вопрос. Эта процедура дала возможную оценку 2.

Две неожиданные истории верований первого порядка были смоделированы по Виммеру и Пернеру (1983). Одна история связана с Марком, который кладет шоколад в одном месте перед выходом на игру. Его мать перемещает шоколад во второе место, пока его нет.Каждого ребенка спрашивали: «Где Марк будет искать плитку шоколада?» Вторая история — это история Салли-Энн, в которой Энн перемещает игрушечную машинку Салли, пока ее нет. Каждого ребенка спрашивали: «Где, по мнению Салли, ее игрушечная машинка?» За каждый рассказ ребенок получил 1 балл за правильное приписывание главного героя ложного убеждения, что дает общую возможную оценку 2. Наряду с заданием на ложное убеждение из содержания, каждый ребенок имел общую «оценку убеждений первого порядка». из 4.

Две задачи убеждения второго порядка были адаптированы из Hogrefe et al.(1986) и Sullivan et al. (1994). Одна история связана с двумя детьми — Джоном и Эммой, которые встречают мороженого в парке. Эмма идет домой за деньгами на мороженое. Пока ее нет, продавец мороженого говорит Джону, что он идет в школу продавать мороженое. По дороге в школу продавец мороженого встречает Эмму и говорит ей, что идет в школу. На протяжении всего кукольного спектакля ребенку-участнику задавали контрольные вопросы относительно действий персонажей (например, «Что сказал Джону мороженое?»).Все дети правильно ответили на контрольные вопросы. Каждому ребенку задавали следующие целевые вопросы: «Знает ли Джон, что Эмма знает, где сейчас мороженое?» И «Куда, по мнению Джона, пойдет Эмма, чтобы купить мороженое?» Каждый ребенок получил 1 балл за правильные ответы на каждый вопрос.

Во второй истории участвовали двое детей, Мэри и Саймон, и их дедушка. По сюжету дедушка подарил детям кусочек шоколада. Саймон хотел оставить угощение себе, поэтому спрятал его, пока Мэри играла на улице.Пока Саймон прятал шоколад, Мэри наблюдала за ним через окно. Во время этой кукольной игры ребенку-участнику задавали несколько контрольных вопросов (например, «Куда Саймон положил шоколад?»). Все дети правильно ответили на контрольные вопросы. Каждому ребенку задавали следующие целевые вопросы: «Знает ли Саймон, что Мэри знает, где сейчас шоколад?» и «Где, по мнению Саймона, Мэри будет искать шоколад?» Каждый ребенок получил 1 балл за правильные ответы на каждый вопрос.Общая оценка для двух историй убеждений второго порядка была из 4, что в дальнейшем называется «оценкой убеждений второго порядка».

Исполнительное функционирование

Для проверки исполнительного функционирования детей использовались 3 задания. Одна задача (задача Whispers) была мерой тормозящего контроля (Kochanska, et al., 1996), другая (задача Stroop) была мерой тормозящего контроля, включающей торможение и рабочую память (Gerstadt, et al., 1994; см. Carlson & Moses, 2001 для обсуждения задачи) и одна (задача Six Box Scramble) была мерой рабочей памяти (Hala, et al., 2003). Порядок выполнения задач был уравновешен.

В задании «Шепот» ребенку были предложены 10 картинок, выбранных его родителем. Эти картинки состояли из персонажей рассказов, с которыми дети были знакомы, и других, которых они не знали. Участникам-детям сказали, что они увидят серию картинок, и после каждой картинки они должны были сказать исследователю, кто, по их мнению, изображен на картинке. Одно правило, которое было дано каждому ребенку для выполнения этого задания, заключалось в том, что он должен был шептать все свои ответы.Чтобы все дети понимали, как шептать, их просили прошептать свое имя и возраст. Записывалось, что ребенок отвечал шепотом, нормальным голосом, смешанным голосом или криком. Каждый ребенок получил 3 балла за правильный ответ шепотом, 2 балла за ответ нормальным голосом, 1 балл за ответ смешанным голосом и ноль баллов за ответ криком. Это дало возможную оценку 30.

В задании Струпа каждый ребенок был проинструктирован, что он будет играть в игру противоположностей.Ребенку показали изображение луны и спросили, что это должно было гарантировать, что ребенок хорошо знаком с объектом. Затем им было приказано говорить «день или солнце» каждый раз, когда исследователь показывал им изображение луны. Затем ребенку показали изображение солнца. После ознакомления с предметом ребенку предлагалось произносить слово «ночь или луна» каждый раз, когда исследователь показывал ему изображение солнца. Было проведено два практических испытания, чтобы проверить, насколько ребенок понимает правила. После практических занятий ребенку показали 16 картинок, 8 из которых — солнце и 8 — луна.Эти изображения были упорядочены случайным образом, чтобы минимизировать предсказуемость. Каждому ребенку присваивался 1 балл за правильный ответ и 0 баллов за неправильный ответ из 16 баллов.

Последним заданием исполнительного функционирования было задание «Схватка из шести ящиков». Шесть коробок, каждая разного цвета, были поставлены на доску перед детьми. Каждому ребенку сказали, что в каждую коробку исследователь поместил наклейку и что его работа — найти их. Ребенку сказали, что ему разрешено выбирать только один ящик за раз.После каждого выбора коробки перемешивались, и ребенку разрешалось выбирать снова, пока он не нашел все шесть наклеек. Ребенку разрешили оставить наклейки, как только они их найдут. Чтобы оценить это задание, количество попыток, необходимое детям для поиска всех наклеек, складывалось, а затем вычиталось из 15 (максимально допустимое количество попыток).

Результаты

Для изучения лжи детей и их связи с различными социальными когнитивными показателями был проведен ряд анализов.Во-первых, были получены описательные статистические данные о том, как дети выглядят и лгут. Во-вторых, чтобы изучить различия между теми детьми, которые лгали, и теми, кто не лгал, в оценках своих социальных и когнитивных факторов, был проведен ANOVA. Наконец, чтобы изучить, какие социальные и когнитивные факторы предсказывают поведение детей, был проведен иерархический регрессионный анализ.

Подглядывание

В целом 82% детей (123) смотрели на игрушку в отсутствие экспериментатора, и в среднем дети смотрели через 11 секунд после того, как экспериментатор покинул комнату ( SD = 13.2), при этом половина детей выглядывает в течение 6 секунд. Регрессионный анализ не выявил значимого влияния возраста и пола ребенка на поведение подглядывания (подробности см. Ниже).

Первоначальная ложь

Из 123 заглянувших детей 79 (64%) детей солгали о своем проступке, а 44 ребенка (36%) признались. Регрессионный анализ не выявил значимых эффектов возраста и пола детей (подробности см. Ниже). Все 27 детей, которые воздерживались от взгляда, заявили, что они не смотрели.

Ответы лжеца на уточняющий вопрос (контроль семантической утечки)

Из 79 детей, солгавших о подглядывании, 57 (72%) детей дали правильный ответ на уточняющий вопрос: «Что вы думаете? игрушка? » тогда как все 44 ребенка, которые признались, что подглядывали, дали правильный ответ, χ 2 (1, N = 123) = 7,18, p <0,01. Регрессионный анализ не выявил значимых эффектов возраста и пола детей (подробности см. Ниже). Все 27 детей, воздержавшихся от подглядывания, дали неправильные ответы.Таким образом, кажется, что немногие лжецы скрывали свои знания об игрушке, на которую они смотрели. Большинство из них не смогли подтвердить свою ложь, отвечая на последующий вопрос.

Ответы детей на вопрос «Как вы узнали, что это за игрушка?» когда они давали правильный ответ, они анализировали дальнейшую способность детей поддерживать свою первоначальную ложь. Ответы детей были разделены на 2 категории: правдоподобные объяснения, которые пытались скрыть их взгляды (например, «Я слышал музыку раньше и знал, что это Барни»; «У моей сестры есть видео, и я слышу на нем эту музыку»; «Я знал») песня принадлежит Барни »), и объяснения, показывающие их поведение подглядывания или не объясняющие правильный ответ (e.г., «Я видел пурпур»; «Это было похоже на Барни»; «Не знаю») с межкодерной надежностью 97%. Из 57 детей, которые назвали игрушкой Барни, 28 (49%) дали правдоподобные ответы, а 29 либо сказали «Я не знаю», либо заявили о себе (например, «Я видел фиолетовый»). Регрессионный анализ выявил значительное влияние возраста, но не влияния пола ребенка (подробности см. Ниже). С возрастом дети стали лучше поддерживать свою ложь и давать правдоподобные объяснения, скрывающие их проступки.Чтобы проиллюстрировать этот эффект возраста, мы разделили возраст детей на младшую группу (77 дошкольников: M = 49,9; SD = 8,4; 31 девочка) и старшую группу (73 ребенка младшего школьного возраста: M = 85,4, SD = 10,3; 39 девочек): 77% детей старшего возраста дали правдоподобные объяснения, тогда как только 29% детей младшего возраста дали правдоподобные объяснения.

Одномерный анализ: Социальные и когнитивные показатели, связанные с лживым поведением детей

Для дальнейшего изучения различий между лжецами, исповедниками и детьми, которые не заглядывали (не заглядывавшие), с точки зрения каждого социального и когнитивного фактора (i .е., теория понимания разума, управляющая функция и концептуальное моральное понимание), мы провели ANOVA 3 (тип ребенка: лжец, духовник, не подглядывание) × 2 (пол) × возраст (непрерывная переменная) для каждого социального и когнитивный фактор. В этих анализах возраст рассматривался как непрерывная переменная, чтобы повысить эффективность анализа, поскольку использовалась только одна степень свободы. Причина, по которой индивидуальный дисперсионный анализ ANOVA проводился по каждому социальному или когнитивному показателю, заключалась в том, чтобы убедиться, что наша первоначальная априорная гипотеза относительно каждого показателя верна.

Задача «Шепот»

Наблюдается значительный эффект для возраста, F (1, 149) = 16,36, p <0,001, эта 2 = 0,13. Чтобы проиллюстрировать значительный возрастной эффект для этой задачи, а также других социально-познавательных задач (см. Ниже), мы снова разделили возраст детей на две возрастные группы: младшие дети (дошкольники) и старшие дети (дети младшего школьного возраста). ). Как показано на рисунке, оценки старших детей за задание шепотом были значительно выше, чем у младших.Никакие другие факторы не имели значения. Не было разницы между лжецами, исповедниками и непроверявшимися.

Таблица 1

Средние (стандартные отклонения) баллы исполнительной функции, теории разума и концептуальных моральных знаний по возрастным группам

Дети младшего возраста Дети старшего возраста
Исполнительная функция
Шепот 25,36 (6.14) 28,63 (2,27)
Stroop 11,09 (4,54) 13,83 (2,71)
Схватка с шестью коробками 7,58 (2,23) 8,4282 из 1,38 разум
Вера первого порядка 1,88 (1,43) 3,40 (1,09)
Вера второго порядка 2,08 (0,99) 2,99 (0,183) Концептуальные моральные суждения
Концептуальные знания 7.23 (2,03) 9,60 (2,50)
Моральные оценки
Факты ,24 (1,15) -,25 (0,74)
Мотивация
15 (1,04) ,16 (0,94)
Обещание ,11 (0,94) -.11 (1,05)

Задача Струпа

Существенно повлияло на возраст, F (1, 149) = 41,28, p <.001, эта 2 = 0,22. Баллы детей по заданию на удары росли с возрастом (). Также наблюдался значительный эффект для типа ребенка: F (2, 149) = 5,32, p <0,01, эта 2 = 0,07. Постхокальный анализ Бонферрони показал, что у исповедников были значительно более низкие баллы ( M = 10,68, SD = 4,47), чем у рассказчиков лжи ( M = 13,04, SD = 3,80, p <0,01) и не- наблюдатели ( M = 13,48, SD = 2.87, p <0,05). Между двумя последними группами не было значительных различий.

Задача по схватке с шестью ячейками

Наблюдается значительный эффект для возраста, F (1, 149) = 7,27, p <0,01, эта 2 = 0,05. Оценки детей с возрастом увеличиваются (). Также был значительный эффект для пола ребенка, F (2, 149) = 7,27, p <0,01, эта 2 = 0,05. Мальчики показали более низкие результаты в схватке с шестью боксами ( M = 7.58, SD = 2,28), чем девочки ( M = 8,51, SD = 1,22). Не было разницы между лжецами, исповедниками и непроверявшимися.

Убеждение первого порядка

Было значительное влияние на возраст, F (1, 149) = 71,67, p <0,001, эта 2 = 0,38. Показатели веры детей первого порядка увеличивались с возрастом (). Также был значительный эффект для типа ребенка, F (2, 149) = 4,79, p =.01, эта 2 = 0,07. Posthoc анализ Бонферрони с лжецами в качестве контрольной группы показал, что у лжецов были значительно более высокие баллы, чем ( M = 3,04, SD = 1,28), чем исповедники ( M = 1,93, SD = 1,50, p <.05) или непикеров ( M = 2,52, SD = 1,60, p <.05). Таким образом, похоже, что ToM 1 Гипотеза подтвердилась, когда дети, которые изначально лгали, имели более высокие баллы, чем те, кто признался или не заглянул.

Убеждение второго порядка

Было значительное влияние на возраст, F (1, 149) = 47,56, p <0,001, эта 2 = 0,25. Показатели убеждений детей второго порядка увеличивались с возрастом (). Других значимых факторов не было.

Концептуальное знание детьми правдивых и неправдивых заявлений

Было значительное влияние на возраст, F (1, 149) = 91,89, p <0,001, eta 2 = 0,2. Способность детей правильно классифицировать ложь возрастает с возрастом ().Других значительных эффектов не было.

Таблица 3

Матрица корреляции между индивидуальными социальными и когнитивными переменными

7 Концепция Вера
1 2 3 4 5 6
2. Ингибирующий контроль .08
3. Строп ,18 * ,28 **
4. Рабочая память .21 ** .26 ** .07
.0,33 ** ,36 ** .32 ** ,17 *
6. Фактор 1 (факт. .16 * –.17 * -.14 -.04 .28 **
7. Фактор 2 (мотивация) — .40 ** -.11 –.13 -.13 –,25 ** .00
8. Фактор 3 (обещание) .14 .08 .09 .06 * .19 .00 .00

Моральные суждения детей в отношении правдивых и неправдивых заявлений

Факторный анализ с использованием метода извлечения главных компонентов с ротацией варимакс был проведен на детских оценках различных историй (т.е. их ответы на вопросы оценки акта). Этот анализ выявил три фактора, на которые приходится 54% дисперсии (см.). Первый фактор, обозначенный как «Факты», содержал оценки трех историй (факторные нагрузки выше 0,4), включая обман, невиновную ложь и ложь для сокрытия нарушения (собственное значение = 2,29, приходится 26% дисперсии). Второй фактор, названный Мотивация, содержал оценки четырех историй, включая ложь для друга, преувеличения, непреднамеренную ложь и ошибки (собственное значение = 1.44, 16% дисперсии приходится). Третий фактор, обозначенный как «Обещание», содержал оценки двух историй относительно обещания и невыполнения обещания (собственное значение = 1,15, 13% учтенной дисперсии). Для последующего анализа были получены факторные оценки, представляющие три фактора.

Таблица 2

Факторная нагрузка моральных суждений или словесных заявлений

Выполнение обещания

Преувеличение

.
Фактор
Моральная оценка Факты Мотивация Выполнение обещания .09 .15 -.87
Ложь от имени друга .36 .46 -.03
Ситуация белой лжи .70 -.01 -.03
Ложь о проступке .73 .27 — .02
Выполнение обещания .15 .23 .78
.30 .57 -.02
Уловки .70 .12 .13
Нечаянно передать ложь .03
Ошибка -.10 .74 -.07

Три отдельных ANOVA были выполнены для каждой из трех факторных оценок: Факты, Мотивация и Обещание с возрастом как непрерывной переменной и типом ребенка как категориальная переменная.Фактор фактической действительности оказал значительное влияние на возраст: F (1, 149) = 4,92, p <0,05, eta 2 = 0,04. Показатели фактора фактической достоверности детей уменьшались с возрастом (). Также был значительный эффект для типа ребенка: F (2, 149) = 3,10, p <0,05, эта 2 = 0,04. Постоперационный анализ Бонферрони показал, что исповедники имели более высокие баллы по фактору фактов (M = 0,32, SD = 0,83), чем рассказчики лжи ( M = -0,17, SD = 1.05, p <.05) или лиц, не просматривающих ( M = -0,02, SD = 0,99, p <.05). Для фактора мотивации наблюдалось значительное влияние на возраст: F (1, 149) = 9,46, p, <0,01, эта 2 = 0,06. Показатели фактора мотивации детей увеличиваются с возрастом (). Других значительных эффектов не было. Для фактора обещания наблюдалось значительное влияние на возраст: F (1, 149) = 4,65, p, <0,05, eta 2 =.03. Показатели фактора «Обещание детей» уменьшаются с возрастом (). Также был значительный эффект для типа ребенка: F (2, 149) = 3,48, p <0,05, эта 2 = 0,05. Постхокальный анализ Бонферрони показал, что у тех, кто не пикировал, были более высокие баллы фактора обещания ( M = 0,54, SD = 1,09), чем у исповедников ( M = -0,08, SD = 0,81, p <0,05 ) или лжецов ( M = -0,1, SD = 1,03, p <.05).

Многомерный анализ: взаимосвязь социальных и когнитивных показателей с поведением детей

Учитывая наличие нескольких значимых корреляций между независимыми переменными, показанными в, была проведена серия иерархических регрессий для поведения детей в парадигме сопротивления искушению, чтобы проверить, насколько социальные когнитивные факторы вместе или по отдельности предопределяли подсматривание детей (то есть, выглядели они или нет), склонность лгать (т.е., солгали ли они или сказали правду), и способность поддерживать свою ложь (то есть, смогли ли они симулировать невежество после того, как солгали). Основываясь на предыдущих исследованиях, ожидалось, что лживое поведение детей будет предсказано их теорией разума и способностей к управляющим функциям.

Подглядывание

Была проведена иерархическая логистическая регрессия с подсматриванием детей (подглядывание или не подглядывание) в качестве прогнозируемой переменной, возраста ребенка (непрерывная переменная) и пола, введенных на первом шаге, а также баллов за задание шепотом, балла за выполнение задания, На втором этапе были введены баллы за задачу схватки с шестью ячейками, баллы верований первого и второго порядка, баллы классификации концепций и баллы по 3 факторам.Для этого и последующих анализов логистической регрессии независимые переменные, поскольку они были выбраны по теоретическим причинам (см. Menard, 2002), сначала были введены в качестве предикторов. Дополнительные предикторы (т. Е. Взаимодействия) добавлялись индивидуально, чтобы определить, будут ли они вносить существенный вклад в модель. Достоверность оценивалась с помощью теста блока χ 2 (также известного как тест различия χ 2 ). В этом тесте сохранение каждого предиктора в модели должно существенно увеличить изменчивость, чтобы оправдать использование более сложной модели.Общая модель не была значимой, χ 2 (11, N = 150) = 16,74, н.с.

Задержка взгляда

В иерархическом линейном регрессионном анализе с оценками задержки взгляда наблюдателей в качестве прогнозируемой переменной и тех же предикторов, описанных выше, общая модель не была значимой, F (11, 111) = 1,07, н.с.

Первоначальная ложь (склонность лгать)

Была проведена иерархическая логистическая регрессия с исходной склонностью детей лгать или говорить правду, поскольку на первом этапе вводились прогнозируемая переменная, а также возраст и пол ребенка, а также оценка задачи шепотом, строчка оценка задачи, оценка задачи схватки с шестью ячейками, оценка веры первого и второго порядка, оценка классификации концепций и оценки по трем факторам были введены на втором этапе.Зависимая переменная — это ответы детей на вопрос «Подглядывал ли вы?». (лжецы против исповедников). Первая модель не имела значения, χ 2 (2, N = 123) = 1,51, н.с. Вторая модель была значимой, χ 2 (11, N = 123) = 28,02, p <0,01. Показатели Детского Струпа были значимым предиктором лжи ( ß = 0,2, Wald = 8,5, p <0,01). Дети, которые лгали, имели более высокие баллы по заданию Струпа ( M = 13.04, SD = 3,8), чем дети, которые признались ( M = 10,68, SD = 4,47). Показатели веры детей первого порядка были значимым предиктором лжи ( ß = 0,88, Wald = 5,76, p <0,05). Дети, которые солгали, имели более высокие оценки убеждений первого порядка ( M = 3,04, SD = 1,29), чем дети, которые признались ( M = 1,93, SD = 1,50).

Ответы лжеца на последующий вопрос (контроль семантической утечки)

Был проведен логистический регрессионный анализ с ответами детей на последующий вопрос «Как вы думаете, кто это?» (Правильные vs.неверно) в качестве прогнозируемой переменной. На первом этапе были введены возраст и пол ребенка, на втором этапе были введены баллы за задание шепотом, балл за выполнение задания, балл из шести блоков, балл веры первого и второго порядка, балл классификации понятий и 3 балла фактора морального суждения. (исповедники исключены из анализа). Первая модель не имела значения, χ 2 (2, N = 79) = 1,63, н.с. Вторая модель была значимой, χ 2 (11, N = 79) = 23.80, стр. <.05. Показатели Детского Струпа были значимым предиктором лжи ( ß = -0,41, Вальд = 3,9, p <0,05). Дети, давшие неправильные ответы, имели более высокие баллы по заданию на выполнение задач ( M = 14,86, SD = 1,13), чем дети, давшие правильный ответ ( M = 12,33, SD = 4,23).

Была проведена логистическая регрессия по объяснениям лжецов для правильного ответа. На первом этапе вводились возраст и пол ребенка, а на втором этапе вводились балл за задание шепотом, балл за задание на шепот, балл за задание по схватке с шестью ячейками, балл веры первого и второго порядка, балл классификации понятий и баллы по трем факторам морального суждения. шаг (исповедники исключены из анализа).Общая регрессионная модель была значимой, χ 2 (11, N = 57) = 23,42, p <0,05. На первом этапе детский возраст значительно предсказывал детские объяснения ( ß = 0,79, Wald = 11,61, p <0,001). На втором этапе после того, как возраст был частично исключен, показатели убеждений детей второго порядка были значимым предиктором детских объяснений ( ß = 1,47, Wald = 6,41, p <.05). Дети, дававшие правдоподобные объяснения, скрывающие подглядывание, имели более высокие баллы убеждений второго порядка ( M = 2,9, SD =. 69), чем дети, давшие правильный ответ ( M = 2,1, SD = 0,86). ). Таким образом, настоящие результаты подтверждают гипотезу ToM 2 с пониманием убеждений второго порядка детей, предсказывающих их способность поддерживать свою ложь и давать правдоподобные объяснения, не раскрывающие их проступков.

Обсуждение

В текущем исследовании изучается поведение детей, говорящее ложь, и его связь с их теорией разума, исполнительными функциями, а также изучались концептуальные и моральные знания о лжи и правде.Было получено несколько важных выводов.

Во-первых, большинство детей не только смотрели на запрещенную игрушку, но также, когда экспериментатор спрашивал, смотрели ли они, 64% отрицали свой проступок и, таким образом, солгали. Эти результаты согласуются с прошлыми исследованиями, которые обнаружили сильную тенденцию лгать у детей младше 7 лет, если они нарушили правила (Lewis et al., 1989; Polak & Harrris, 1999; Talwar & Lee, 2002a). Однако, в отличие от предыдущих исследований, в которых детей не просили обещать говорить правду и было обнаружено, что трехлетние дети реже лгали по сравнению с детьми более старшего возраста, в настоящем исследовании такой разницы обнаружено не было.Наши результаты аналогичны результатам Talwar et al. (2002), которые не обнаружили разницы в возрасте, когда детей просили пообещать говорить правду. Также как Talwar et al. (2002) мы обнаружили схожий уровень лжи и признания: больше детей признались после обещания сказать правду, чем в других исследованиях, когда детей не просили дать обещание сказать правду. Суммируя нынешние и предыдущие результаты, можно сделать вывод, что к 3 годам и позже тенденция лгать о собственном проступке остается сильной на протяжении всего дошкольного и младшего школьного возраста.Однако просьба к маленьким детям пообещать говорить правду может уменьшить их склонность ко лжи.

Во-вторых, была выдвинута гипотеза, что дети старшего возраста не только будут отрицать свой проступок, но и успешно контролировать семантическую утечку, скрывая свою ложь в ходе последующих допросов. В целом, лгуты не симулировали незнание в своем ответе на первый дополнительный вопрос. Правильно назвали идентичность игрушки. Однако половина детей, по-видимому, пытались скрыть свой проступок, давая, казалось бы, правдоподобные объяснения того, почему они знали, что такое игрушка, и тенденция давать правдоподобные объяснения усиливалась с возрастом.Более молодые лгуты с большей вероятностью правильно назовут игрушку после того, как заявили, что не смотрели на нее, а затем не смогли дать правдоподобного объяснения своей идентичности. Таким образом, кажется, что с возрастом дети старшего возраста становятся более умелыми в поддержании своей лжи в последующих словесных заявлениях после того, как они изначально солгали.

В-третьих, была выдвинута гипотеза, что лгущее поведение детей будет связано с их пониманием убеждений первого и второго порядка.В частности, ожидалось, что дети, которые лучше справлялись с задачами с убеждениями первого порядка, с большей вероятностью будут лгать (ToM 1 Hypothesis), а дети, которые лучше справлялись с задачами с убеждениями второго порядка, будут лучше поддерживать контроль семантической утечки (ToM 2 Гипотеза). Настоящие результаты подтверждают обе гипотезы. В соответствии с Полаком и Харрисом (1999), успеваемость детей в задачах по убеждению первого порядка предсказывала ложное отрицание их поведения подглядывания. Таким образом, первоначальная ложь детей может отражать их способность представлять ложные убеждения, отличные от их убеждений об истинном положении дел.

Кроме того, те дети, у которых были более высокие оценки убеждений второго порядка, также лучше скрывали свое нарушение в последующих вопросах, таким образом подтверждая гипотезу ToM 2 (Polak & Harris, 1999; Talwar & Lee, 2002a). Наши результаты согласуются с выводами Talwar et al. (2007), что понимание убеждений второго порядка детьми младшего школьного возраста (7 лет и старше) в значительной степени связано с их способностью поддерживать контроль семантической утечки.Однако существует заметное различие между настоящим исследованием и исследованием Талвара и др. (2007). В Talwar et al. (2007), понимание второстепенных убеждений детей было в значительной степени связано с их способностью симулировать невежество. Напротив, в настоящем исследовании понимание детьми убеждений второго порядка не было существенно связано с их способностью симулировать невежество, а скорее с их способностью давать правдоподобные объяснения правильному названию запрещенной игрушки. Это различие, однако, не указывает на несоответствие между двумя исследованиями, поскольку самые старшие дети (7- и 8-летние) в настоящем исследовании, как и самые маленькие дети (7- и 8-летние) в исследовании Talwar et al. al.исследования, как правило, выпаливают правильное название запрещенной игрушки. Таким образом, кажущиеся несоответствия в корреляционных результатах могут отражать прогресс в развитии способности детей контролировать семантическую утечку, от неспособности контролировать утечку вообще в дошкольные годы до простого объяснения своей утечки правдоподобными ответами в первые годы начальной школы. осуществлять больший контроль над утечками, полностью симулируя незнание. Следует отметить, что необходимы дальнейшие исследования для изучения этих различий, а также взаимосвязи между детской теорией понимания разума и другими типами лжи (например,g., ложь по-крупному, когда есть негативные последствия для других, просоциальная ложь, рассказанная в пользу других). Может случиться так, что когда дети должны учитывать последствия для других, когда они лгут, будут обнаружены более резкие различия в развитии в отношении их понимания теории разума.

Тем не менее, эти результаты, наряду с предыдущими исследованиями, дают представление о том, как дети лгут, чтобы скрыть свой проступок. Детская ложь, по-видимому, проходит три уровня (см. Также Polak & Harris, 1999, и Talwar et al., 2007). Во-первых, детская «основная ложь» начинается примерно в возрасте 2–3 лет, когда дети впервые способны сознательно делать фактически ложные утверждения. Хотя до сих пор неясно, являются ли такие утверждения формой игры слов, исполнением желаний или подлинным обманом (т. Е. Заявлениями, сделанными с намерением внушить ложное убеждение в сознании получателя), первая ложь детей часто связана с ситуациями нарушения правил и попытки детей избежать обвинений, защитить свои интересы или представить себя в более позитивном свете (Newton et al., 2000; Wilson et al., 2003). Учитывая тот факт, что настоящая ложь, которую говорят дети в более позднем детстве, как правило, выполняет аналогичные функции, такая ранняя ложь может быть рудиментарной формой преднамеренного словесного обмана. Однако в этом возрасте детская ложь все еще нечасто (Newton et al., 2000; Wilson et al., 2003): примерно половина трехлетних детей лгут о своих проступках, тогда как остальные склонны быть честными и признаются в своем проступке, когда спрашивают взрослые (например, Льюис и др., 1989; Полак и Харрис, 1999; Талвар и Ли, 2002a).

Второй уровень, «вторичная ложь», отражает значительный сдвиг, который происходит между 3 и 4 годами (Chandler et al., 1989; Peskin, 1992; Polak & Harris, 1999). В возрасте 4 лет и старше большинство детей с готовностью лгут, чтобы скрыть свой проступок. Результаты настоящего исследования и предыдущих исследований показывают, что приобретение детьми понимания убеждений первого порядка может играть важную роль в переходе детей от первого уровня ко второму.Возможно, это также связано с развитием понимания убеждений первого порядка: дети способны успешно регулировать свое невербальное поведение, чтобы казаться честными (Talwar & Lee, 2002a). Однако многие дети на уровне средней школы испытывают трудности с контролем семантической утечки. Их последующие утверждения, следующие за первоначальным ложным утверждением, как правило, несовместимы с первоначальной ложью, и поэтому их обман легко обнаруживается наивными взрослыми (Talwar & Lee, 2002a). Третий уровень, «высшая ложь», возникает в возрасте от 7 до 8 лет.На этом уровне дети постепенно становятся все более изощренными в управлении семантической утечкой. Дети будут говорить заведомую ложь, при этом следя за тем, чтобы их последующие утверждения не противоречили первоначальной лжи и, таким образом, их заявления трудно отличить от заявлений, сделанных не лжецом. Как было обнаружено в настоящем исследовании, понимание детьми убеждений второго порядка может играть важную роль в переходе от вторичного к высшему уровню. Возможно, это связано с тем, что такое понимание «допускает намеренную социальную координацию» (Perner, 1988, стр.272), так что дети могут рассуждать о сложных взаимодействиях между психическими состояниями, участвующими в поддержании лжи, и действовать соответствующим образом.

В-четвертых, настоящее исследование обнаружило значительную связь между исполнительными функциями детей и их лживым поведением. Дети с более высокими баллами за выполнение суровых заданий чаще лгали. Когда детей спрашивали, смотрят ли они, дети должны были подавить сообщение о проступке, который они хотели скрыть, а также представлять и произносить ложную информацию, которая отличается от реальности.Тормозящий контроль, необходимый для того, чтобы сказать такую ​​ложь, может быть теми же навыками исполнительного функционирования, которые используются при выполнении задания на подачу. Наши результаты в целом согласуются с выводами Carlson et al. (1998), которые обнаружили, что дети, испытывающие трудности с задачами управляющего функционирования, особенно с теми, которые требуют высокого уровня тормозящего контроля, демонстрируют трудности с задачами обмана. Эта задача также включает рабочую память (см. Carlson & Moses, 2001). Таким образом, возможно, что рабочая память также может сыграть роль в решении детей солгать.Чтобы сказать ложь, может потребоваться двойная способность запоминать нарушенное правило и препятствовать сообщению о проступке, который они хотят скрыть. Тем не менее, следует отметить, что две другие задачи исполнительного функционирования (одна из тормозных функций и одна из рабочей памяти) не были связаны с ложью. Таким образом, требуется дальнейшее исследование взаимосвязи между ложью и тормозящим контролем и рабочей памятью, чтобы изучить различное влияние этих способностей с помощью задач, в которых тормозящий контроль и рабочая память могут быть легко изолированы.Тем не менее, настоящие результаты показывают, что развитие у детей способностей лгать связано не только с детской теорией интеллектуальных способностей, но и с их навыками исполнительного функционирования. Этот вывод может быть неудивительным, поскольку исследования неизменно демонстрируют значительную взаимосвязь между детской теорией понимания разума и их исполнительным функционированием (например, Carlson et al., 2002; Hughes, 1998; Perner, Lang, & Kloo, 2002). Интересно, что двойные задачи с исполнительным спросом, такие как прямая задача, использованная в этом исследовании, оказались более сильными в предсказании возможностей теории разума, чем одна только рабочая память или тормозящие задачи (например.грамм. Карлсон и Моисей, 2001; Hala, et al., 2003). Учитывая это открытие, может оказаться, что комбинация тормозящего контроля и рабочей памяти может иметь решающее значение не только для рассуждений ToM, но и для лжи, которая требует от детей претворения в жизнь своих теоретических знаний.

Пятым важным выводом настоящего исследования является отсутствие существенной связи между концептуальным пониманием детьми лжи и правды и реальным поведением детей. В соответствии с предыдущими исследованиями, в текущем исследовании оценки концептуальной классификации детей увеличивались с возрастом (Bussey, 1992, 1999; Lee, 2000; Peterson et al., 1983; Сигал и Петерсон, 1998; Talwar et al., 2002). Хотя в настоящем исследовании использовалась гораздо более полная мера концептуальных знаний детей, результаты были аналогичны результатам двух других исследований, в которых изучалась взаимосвязь между концептуальным пониманием детей и их фактическим лживым поведением (Talwar et al., 2002, 2004). . Возможно, это неудивительно, учитывая, что взрослые знают, что такое ложь, но при этом лгут изо дня в день (DePaulo & Kashy, 1998). Взятые вместе, эти результаты показывают, что способность детей классифицировать правду и ложь не мешает им лгать, чтобы скрыть свои проступки.В будущих исследованиях следует изучить, верно ли это и для лжи детей в других ситуациях, например, когда ложь рассказывается по просоциальным причинам (например, ложь во благо).

Как и в предыдущих исследованиях (например, Bussey, 1992, 1999; Siegal & Peterson, 1998; Piaget, 1932), возраст детей в значительной степени зависел от их оценок моральных историй. При вынесении моральных суждений младшие дети с большей вероятностью обращали внимание на фактические и многообещающие факторы, чем старшие. Однако они реже принимали во внимание мотивацию по сравнению с детьми старшего возраста.Таким образом, дети младшего возраста обращали больше внимания на фактологичность утверждения и соблюдение или нарушение правил (например, выполнение обещания или нарушение), чтобы дать свою моральную оценку, тогда как дети старшего возраста рассматривали намерение персонажа обмануть себя, чтобы сделать свои оценки. . Эти результаты согласуются с предыдущими исследованиями, которые показали, что, хотя дети в возрасте 4 лет могут делать основные различия между ложью и правдой, их моральное понимание лжи развивается со временем, так как дети младшего возраста в большей степени подвержены влиянию фактов высказываний и внешних факторов. в то время как на детей старшего возраста больше влияют намерения и внутренние факторы (например,g., Bussey, 1992, 1999, Peterson et al., 1983; Пиаже, 1932 г.). Таким образом, чтобы полностью понять, как дети начинают понимать ложь, важно изучить не только их способности к классификации, но и их оценки правдивых и неправдивых заявлений.

Что еще более важно, шестой важный вывод настоящего исследования показал, что лживое поведение детей связано с их моральными оценками. Эти результаты отличаются от предыдущих исследований (Talwar et al., 2002, 2004), которые не обнаружили или не обнаружили взаимосвязи между моральным пониманием и поведением, возможно, из-за того, что в текущем исследовании использовалась более полная оценка нравственного понимания детей.В частности, исповедники имели более высокие показатели достоверности, чем рассказчики лжи. Другими словами, дети, признававшие свой проступок, с большей вероятностью ценили правдивость и давали ей более высокие оценки независимо от ситуации. Напротив, дети, которые предпочли солгать, обычно не придерживались строгих взглядов на необходимость говорить правду. Эти результаты показывают, что дети, которые придерживаются более релятивистских взглядов на моральный смысл лжи, могут быть более склонны лгать, тогда как те, кто придерживается более строгих моральных взглядов на ложь, с большей вероятностью признаются.Еще один заслуживающий внимания вывод заключается в том, что по сравнению с лжецами и исповедниками, те, кто не заглядывал, дали самые положительные оценки историям, в которых главный герой сдержал обещание, и самые отрицательные оценки, когда главный герой истории не сдержал обещание. Одно из возможных объяснений состоит в том, что те, кто не смотрит, больше всего беспокоились о правилах и их соблюдении. Они могли воспринять инструкцию экспериментатора не заглядывать в запрещенную игрушку более серьезно, чем лжецы и исповедники, и это беспокойство было достаточно сильным, чтобы побудить их противостоять высокоуровневому соблазну заглянуть в текущую процедуру.Таким образом, хотя способность детей определять, является ли утверждение ложью, не связана с их поведением, их восприятие приемлемости таких утверждений в значительной степени связано с их поведением.

Есть основания сделать несколько оговорок в отношении наших выводов. Во-первых, в настоящем исследовании участвовали дети, не подчиняющиеся указаниям взрослых и лгавшие им о своем проступке. Хотя предыдущие исследования показывают, что такая ложь распространена среди детей, которых рассказывают родителям и учителям, они также считали ее серьезным нарушением морали (Bussey, 1992, 1999; DePaulo & Jordan, 1982; Newton, et al.2000; Stouthamer-Loeber, 1986, Wilson, et al. 2003), само нарушение не является серьезным и, следовательно, может иметь незначительный характер. Когда ставки высоки или последствия проступка более серьезны, поведение детей, а также его отношение к моральным суждениям могут измениться. Учитывая очевидные этические проблемы создания таких ситуаций, этот вид лжи еще не подвергался систематическому исследованию. Тем не менее исследования со взрослыми показывают, что в ситуациях с высокими ставками мы с меньшей вероятностью будем соответствовать нашим моральным знаниям и стандартам и с большей вероятностью будем действовать исходя из эгоистичной мотивации (Batson & Thompson, 1999).Во-вторых, настоящее исследование было первым исследованием, в котором была обнаружена связь между нравственным пониманием детей и их лживым поведением с использованием более обширных критериев детского нравственного понимания, чем те, которые использовались в предыдущих исследованиях, которые не смогли найти значимой связи. Несмотря на это методологическое усовершенствование, возможно, что более точная оценка может привести к еще более сильной взаимосвязи. Кроме того, поскольку мы использовали только один поведенческий критерий, неясно, связано ли моральное понимание детей с другими типами лжи, такими как ложь во благо.Будущие исследования с множеством поведенческих и моральных критериев понимания предоставят необходимые доказательства, чтобы выяснить, как на поведение детей влияют их моральные знания о лжи и честности, и наоборот.

Таким образом, текущие результаты показывают, что большинство детей в возрасте от 3 до 8 лет лгут, чтобы скрыть свои проступки, и их способность поддерживать эту ложь увеличивается с возрастом. Способность детей контролировать семантическую утечку увеличивается не только с возрастом, но и с увеличением когнитивной сложности.Ложное поведение было связано как с детской теорией психики, так и с исполнительными способностями. Хотя детский обман часто считается проблемой, результаты текущего исследования показывают, что ложь положительно связана с когнитивным развитием детей с точки зрения их понимания чужого ума и управленческих функций.

Leave a Reply

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *