Психология девиантного подростка: Формы и причины девиантного поведения подростков Статьи в научных изданиях

Содержание

Психолого-педагогическая деятельность по профилактике девиантного поведения подростков — Психология и право

Современный этап развития нашего общества характеризуется весьма изменившейся социально-экономической и политической ситуацией. Это влечет за собой серьезные изменения убеждений, взглядов, мировоззренческих позиций как отдельных личностей, так и целых социальных групп. Особое значение имеет формирование ценностных ориентаций подрастающего поколения. На него оказывают воздействие и конкретная социально-экономическая обстановка в стране, и средства массовой информации, и художественная литература, и, конечно же, ценностные ориентации референтных лиц и групп [2].

На сегодняшний день нет единой точки зрения на определение понятия девиантного поведения и степень его патологичности. Существуют разные подходы к определению девиантного поведения, которые исходят из различного понимания нормы: социологический, биологический и психологический.

Социологический подход определяет девиацию как отклонение от общепринятых, усредненных стереотипов поведения и выделяет два типа девиантного поведения созидающей и разрушительной направленности. Девиантное поведение деструктивной направленности – совершение человеком или группой людей социальных действий, отклоняющихся от доминирующих в социуме социокультурных ожиданий и норм, общепринятых правил. Вследствие этого данный подход отождествляет разрушительную (асоциальную) девиацию только с преступным поведением, уголовно наказуемым, запрещенным законом, и является лишь одной из форм данного вида девиантного поведения.

Биологический подход предполагает существование неблагоприятных физиологических или анатомических особенностей организма ребенка, затрудняющих его социальную адаптацию:

  • генетические, передающиеся по наследству. Это могут быть нарушения умственного развития, дефекты слуха и зрения, телесные пороки, повреждения нервной системы;
  • психофизиологические, связанные с влиянием на организм человека психофизиологических нагрузок, конфликтных ситуаций, химического состава окружающей среды, новых видов энергии, приводящих к различным соматическим, аллергическим, токсическим заболеваниям;
  • физиологические, включающие в себя дефекты речи, внешнюю непривлекательность, недостатки конституционно-соматического склада человека, которые в большинстве случаев вызывают негативное отношение со стороны окружающих, что приводит к искажению системы межличностных отношений ребенка в среде сверстников, коллективе.
     

Психологический подход рассматривает девиантное поведение в связи с внутриличностным конфликтом, деструкцией и саморазрушением личности, блокированием личностного роста, а также состояниями умственных дефектов, дегенеративности, слабоумия и психопатии. Причиной возникновения девиаций в поведении и развитии ребенка может быть недостаточная сформированность определенных функциональных систем мозга, обеспечивающих развитие высших психических функций (минимальные мозговые дисфункции, синдром дефицита внимания, синдром гиперактивности). Отклонения такого рода рассматриваются в рамках неврологии и нейропсихологии. Однако во многих случаях необычные формы поведения, отличающиеся от усредненного представления о норме, связывают с особенностями характера или личности.

Социально-психологический подход объясняет причины, влияющие на появление отклоняющегося поведения: девиантное поведение – результат сложного взаимодействия процессов, происходящих в обществе и сознании человека.

Таким образом, отклоняющееся поведение – это система поступков или отдельные поступки, противоречащие принятым в обществе правовым или нравственным нормам. Следовательно, девиантным является поведение, отклоняющееся от установленных обществом норм и стандартов, будь то нормы психического здоровья, права, культуры, морали (В.В. Ковалев, И.С. Кон, В.Г. Степанов, Д.И. Фельдштейн и др.), а также поведение, не удовлетворяющее социальным ожиданиям данного общества в конкретный период времени (Н. Смелзер, Т. Шибутани) [9⎼12].

К основным условиям и причинам возникновения девиантного поведения подростков, как правило, относят:

1.                  Индивидуально-психологические особенности, способствующие формированию девиаций поведения: нарушения в эмоционально-волевой сфере. Такие особенности, чаще всего, если не являются патологическими, формируются в результате неудовлетворительного, ошибочного воспитания в семье, в результате различного рода нарушений детско-родительских отношений.

2.                  Акцентуации (чрезмерно выраженные отдельные черты) характера подростка как крайний вариант нормы, при которой отдельные черты характера подростка чрезмерно усилены, при этом существует избирательная уязвимость в отношении определенного рода психогенных воздействий при хорошей и даже повышенной устойчивости к другим. При определенном стечении обстоятельств такие подростки неожиданно иначе, чем другие, реагируют на явления окружающей жизни, неадекватно поступают, казалось бы, в стандартной ситуации. Как отмечают              П.Б. Ганнушкин, К. Леонгард, А.Е. Личко и др., акцентуации характера необязательно связаны с девиантным поведением подростков, но такие подростки обладают меньшей устойчивостью против пагубного влияния окружающей среды. Ряд типов акцентуации характера как бы провоцируют девиантное поведение несовершеннолетних. Родителям, учителям и другим взрослым, которые наиболее тесно взаимодействуют с подростками, следует учитывать, что в норме большинство детей в подростковом возрасте имеют акцентуации характера [1; 5; 6].

3.                  Бурно протекающий подростковый кризис, стремление к взрослости на фоне противоречий физиологического и психического развития (отсюда и неадекватность реакций во взаимоотношениях с окружающими и противоречивость в действиях и поступках). Часто неадекватное, вызывающее поведение несовершеннолетних в подростковом возрасте (что, собственно, является нормой в этом возрасте) в результате неправильного, неграмотного реагирования родителей, учителей и других взрослых закрепляется и укореняется. При этом следует отметить, что часто взрослые не в состоянии грамотно реагировать на поведение подростков из-за своих собственных комплексов. Подростковый возраст детей в первую очередь обнажает психологические проблемы их родителей.

4.                  Негативное влияние стихийно-группового общения в формировании личности подростков. Основным видом деятельности подростков является общение, хотя они в своем большинстве и не умеют это делать грамотно и конструктивно.

Примечательно также, что грамотно и конструктивно общаться их специально никто и не учит, поэтому основными источниками научения являются семейные и «киношные» образцы общения. Очень велико влияние референтной группы подростков, так как процесс освоения ими общественных норм и ценностей происходит через неформальную группу. Отверженность в семье, изоляция в классном коллективе вынуждают искать среду обитания вне больших, организованных коллективов, в кругу себе подобных, в сфере стихийно-группового общения. Последнее же является важным фактором социализации несовершеннолетних, здесь подростки находят условия и возможности для собственной самореализации и самоутверждения. Стихийно-групповое общение ведет к усилению девиантного поведения, но, как показывают практика и научные исследования, все зависит от характера и направленности группы: если групповое общение имеет антиобщественную, криминальную направленность, то и характер девиантного поведения подростка будет усугубляться, а его деятельность приближаться к криминальной, общественно опасной.

5.                  Социально-педагогические причины, среди которых выделяются семья (родительская) и школа. Противоречивость внутрисемейного общения и отношений в подростковом возрасте особенно остро проявляется в функционально несостоятельных семьях, не выполняющих или выполняющих формально свою ведущую функцию – воспитание полноценного человека. К таким относятся криминальные, конфликтные, педагогически несостоятельные, педагогически пассивные, антипедагогические семьи. Но и в функционально-состоятельных семьях подростковый возраст создает множество проблем, неправильное их решение приводит к девиациям в поведении подростков. Школа, как правило, подхватывает ошибки родителей во взаимодействии с подростками и усугубляет их, закрепляя тем самым девиантное поведение несовершенолетних.

6.                  Школьная дезадаптация также является одной из причин появления девиаций поведения, как правило, агрессивной и социально-пассивной направленности.

Педагогические ошибки, особенно на ранних этапах обучения, порождают психосоциальные проблемы личности дезадаптирующего характера, которые, не будучи разрешенными в младшем школьном возрасте, становятся основой для всевозможных отклонений психосоциального развития несовершеннолетних и в подростничестве резко изменяют поведение несовершеннолетних в негативную сторону: агрессия, склонность к употреблению психоактивных веществ и уходу в виртуальный мир (компьютерная и интернет-зависимости), самовольные уходы из дома и школы на длительное время, отказ от обучения и т. д.

Таким образом, к отклоняющемуся (девиантному) поведению относятся различные действия подростков агрессивного, антисоциального, аддиктивного  характера (алкоголизм, токсико- и наркомания), различные правонарушения и такие типично подростковые реакции, как оппозиция, побеги из дома, группирование со сверстниками. Последние формы обычно не носят патологический характер и должны с взрослением исчезать [2; 5].

Подростковый этап развития является сенситивным периодом для формирования личности, смысложизненных представлений, ценностных ориентаций. Естественная неустойчивость жизненной позиции в этот момент, отсутствие референтных лиц для обсуждения смысложизненных проблем (исследования показывают, что наиболее референтной группой для обсуждения смысложизненных проблем является «кто-то другой», не присутствующий в данном моменте жизни, зачастую абстрактный человек), а также отсутствие условий для  удовлетворения нормативной,  ведущей для данного возраста потребности в самоутверждении, фрустрация базовой потребности личности в общении со сверстниками – это далеко не полный перечень проблем, детерминирующих появление группы риска, асоциального и девиантного поведения. Дело еще усугубляется тем, что большинство населения не знакомо с закономерностями становления личности на определенных возрастных этапах [1]. По этой причине эмоциональные барьеры, такие как неуверенность в ценностности собственного «я»; переживание ущербности по сравнению с окружающими и подобные значительно усложняют процесс общения и заставляют подростков искать другие способы самоутверждения. Такими альтернативными формами самоутверждения личности может оказаться, в частности, наркотизация (алкоголизм, наркомания, токсикомания), тяга к материальному обогащению любыми способами, чтобы доказать свою самодостаточность с позиций самомнения, невзирая на уже очевидно криминальный характер подобного поведения, ярко свидетельствующего о духовной нищете [3].

Особенности подросткового возраста

  • средний школьный возраст (от 9-11 до 14-15лет) называют отроческим, или подростковым;
  • процесс формирования новообразований, отличающих подростка от взрослого, растянут во времени и может происходить неравномерно, из-за чего в подростке одновременно существует и «детское» и «взрослое»;
  • центральное новообразование отрочества ⎼ чувство взрослости, – возникающее представление о себе как уже неребенке. Подросток начинает чувствовать себя взрослым, стремится быть и считаться взрослым;
  • ведущие позиции начинают занимать общественно полезная деятельность и общение со сверстниками;
  • возраст характеризуется перестройкой мотивационной сферы (в том числе наполняются новым смыслом и уже существующие мотивы), интеллектуальной сферы (проявляются элементы теоретического мышления и профессиональная направленность интересов и планов), сферы взаимоотношений со взрослыми и сверстниками, личностной сферы – самосознания.

Возникшее у подростка чувство взрослости проявляется как субъективное переживание готовности быть полноправным членом коллектива взрослых. Подросток начинает чувствовать себя взрослым, стремится им быть и считаться. Своеобразие заключается в том, что подросток отвергает свою принадлежность к детям, но полноценной взрослости еще нет, хотя проявляется потребность в признании ее окружающими. Претензии подростка на новые права распространяются прежде всего на сферу его отношений со взрослыми. Он начинает сопротивляться требованиям, которые раньше выполнял; обижается и протестует при попытках ограничить его самостоятельность. У него обнаруживается обостренное чувство собственного достоинства, и он претендует на большее равноправие со взрослыми. Создается специфическая для этого возраста ситуация: права взрослых он ограничивает, а свои расширяет и претендует на уважение его личности и достоинства, на доверие и предоставление самостоятельности [1].

Специфика данного возраста хорошо описывается с применением частицы «НЕ»:

НЕ хотят учиться так, как могут;

НЕ хотят слушать никаких советов;

НЕ убирают за собой;

НЕ делают домашние дела;

НЕ приходят вовремя.

В это время они бросаются в активное узнавание различных аспектов жизни, активное опробование своих новых ролей. Им не нужны ничьи советы, ведь им необходимы собственные ошибки.

Таким образом, фундаментальным приоритетом в проблеме девиантного подросткового поведения является профилактическое направление в деятельности всех структур, звеньев,  специалистов, причастных к ее решению. Известно, что профилактика девиантного поведения связана с необходимостью выделения факторов риска, в числе которых важно отметить, прежде всего, макросоциальные и макроэкономические условия: затянувшийся экономический кризис; резкие изменения в социальном устройстве общества; незавершенность разработки правовой базы; экологическая и демографическая катастрофы; активная социокультурная интервенция Запада и Востока, детерминирующие деструкции традиционных социальных,  культурных, поведенческих стереотипов, утрата ценностных ориентиров и идеалов, разрушение духовной целостности субъекта жизнедеятельности, фрустрированность базовых потребностей человека [6]. В числе социально-педагогических факторов риска важно отметить безнадзорность, семейную и педагогическую запущенность, продуцирующие конфликтогенное сознание и в своих крайних проявлениях извращенное восприятие мира. В числе психологических факторов важное место на подростковом этапе занимают подростковые поведенческие реакции: эмансипации, группирования со сверстниками, увлечения, хобби, формирующиеся сексуальные влечения и др. [4].  Основным мотивом подростковой группы риска является именно поисковая деятельность, стремление познать необъятное, а также групповое мнение и групповое поведение. Вовлечению подростков в группу риска способствуют также отсутствие информированности о нормативном развитии и искаженные сведения о действии наркотических средств и о последствиях их применения. При этом запретные меры по их употреблению усиливают влечение и способствуют включению подростков в группу риска [6].  

Приведенные выше факторы позволяют наметить основное направление профилактики в психолого-педагогической работе среди детей, подростков и их родителей ⎼ это просветительская деятельность, но не в плане «страшилок по поводу …»,  которые малоэффективны, а порой приводят к обратному результату, являясь средством извращенного самоутверждения. Основной формой работы с подростками должно стать обучение «тактике отказа» (умению сказать нет) в любых жизненных ситуациях.

Другим,  не  менее важным аспектом психолого-педагогической деятельности является формирование здоровых поведенческих стереотипов путем оживления позитивной поисковой деятельности, развитие любознательности, кругозора. Формирование ценностности развития на основе приобщения к истинным,  классическим ценностям культуры и социальной жизни [7]. В связи с этим для успешной социализации подростков с девиантным поведением  весьма актуальными оказываются следующие задачи.

Способствование становлению личности подростка посредством создания благоприятных условий  экономического и социального уровня: удовлетворенность базовых потребностей человека (еда, одежда, жилье), социальная востребованность личностных параметров каждого пришедшего в этот мир и искренняя заинтересованность в реализации возможностей каждого.

Психолого-педагогическая помощь в принятии общечеловеческих ценностей как субъективно значимых; в вырабатывании отношения к психоактивным веществам как к средствам порабощения личности, способствующим подчинению чужой воле и не дающим основания для решения своих проблем; обучение подростка умению противостоять чужому влиянию, подавляющему его волю и собственные интересы; стимулировать готовность к самостоятельному решению жизненно важных проблем; помогать в овладении позитивными способами самоутверждения, самореализации.

Создание условий для личностного роста и  формирования позитивных основ социальных коммуникаций в условиях  тренинговых групп личностного роста, где подростку предоставляется возможность решения ряда личностно важных задач.

Психолого-педагогическая деятельность по средствам просветительской, диагностической и тренинговой работы, направленная на понимание и закрепление социально- психологических знаний,  по развитию способности познания себя и окружающих, умения диагностики и коррекции личностных качеств и свойств, навыков снятия различного рода психологических барьеров, обучение приемам релаксации, саморегуляции и др.

Решение названных задач возможно лишь при условии, что психолог и  педагог будут теоретически и практически готовы к творческой реализации личностно-ориентированного подхода и принципов гуманистической направленности обучения и воспитания растущего человека. Следует подчеркнуть, что взгляды, убеждения  психолога и педагога воспринимаются как субъективно значимые лишь тогда, когда подросток видит в нем сильную личность, человека с определенной жизненной позицией, достойной уважения.

Работа по профилактике девиантного поведения подростков будет эффективной,  если  и психологи и педагоги  будут обладать знаниями и умениями по оценке личности подростка, его мировоззренческих позиций, взглядов, отношений, психического и физического состояния данного  возрастного периода.

В ходе психолого-педагогической работы, направленной на формирование у подростка  ценностно-смысловой сферы, и педагоги и психологи в своей деятельности просто обязаны давать основы для формирования здоровых мировоззренческих отношений, для выработки критического отношения к нездоровому образу жизни, умения отстаивать свою жизненную позицию, свои жизненные принципы; для овладения адекватными способами самоутверждения; давать примеры  самостоятельного решения своих личных проблем [8].

Важным моментом в профилактической работе является обучение подростка  навыкам, позволяющим адекватно реагировать на возникающие неоднозначные жизненные ситуации на интеллектуальной основе, посредством оценки ситуации и выработки основных тенденций выхода из нее.

Существует стереотипность педагогов по отношению к подросткам:

  • неизменность общественного положения ⎼  подросток по-прежнему школьник;
  • полная материальная зависимость от родителей;
  • привычный стиль взрослых в воспитании – направлять и контролировать;
  • сохранение детских черт в поведении.

Важно обсуждать с подростками проблему прав и обязанностей каждого человека, в том числе родителей, по отношению к самому себе. Поэтому успешность воспитания подростка и профилактики формирующегося девиантного поведения в немалой степени зависит от преодоления стереотипного отношения к подростку как к ребенку.

Таким образом, эффективность психолого-педагогической профилактики предупреждения девиантного поведения во многом зависит от социально-политических, социально-экономических, культурно-исторических условий и от уровня соответствующей готовности психологов, педагогов,  их личных принципов, ценностных ориентаций, способностей и умений.

Социальная девиация. Психология девиантного поведения детей и подростков

Высшее образование онлайн

Федеральный проект дистанционного образования.

Я б в нефтяники пошел!

Пройди тест, узнай свою будущую профессию и как её получить.

Химия и биотехнологии в РТУ МИРЭА

120 лет опыта подготовки

Международный колледж искусств и коммуникаций

МКИК — современный колледж

Английский язык

Совместно с экспертами Wall Street English мы решили рассказать об английском языке так, чтобы его захотелось выучить.

15 правил безопасного поведения в интернете

Простые, но важные правила безопасного поведения в Сети.

Олимпиады для школьников

Перечень, календарь, уровни, льготы.

Первый экономический

Рассказываем о том, чем живёт и как устроен РЭУ имени Г.В. Плеханова.

Билет в Голландию

Участвуй в конкурсе и выиграй поездку в Голландию на обучение в одной из летних школ Университета Радбауд.

Цифровые герои

Они создают интернет-сервисы, социальные сети, игры и приложения, которыми ежедневно пользуются миллионы людей во всём мире.

Работа будущего

Как новые технологии, научные открытия и инновации изменят ландшафт на рынке труда в ближайшие 20-30 лет

Профессии мечты

Совместно с центром онлайн-обучения Фоксфорд мы решили узнать у школьников, кем они мечтают стать и куда планируют поступать.

Экономическое образование

О том, что собой представляет современная экономика, и какие карьерные перспективы открываются перед будущими экономистами.

Гуманитарная сфера

Разговариваем с экспертами о важности гуманитарного образования и областях его применения на практике.

Молодые инженеры

Инженерные специальности становятся всё более востребованными и перспективными.

Табель о рангах

Что такое гражданская служба, кто такие госслужащие и какое образование является хорошим стартом для будущих чиновников.

Карьера в нефтехимии

Нефтехимия — это инновации, реальное производство продукции, которая есть в каждом доме.

Психологические особенности подростков с девиантным поведением

Для девиантных подростков характерны такие особенности эмоционально-волевой сферы, как повышенная тревожность, дефектность ценностной системы, особенно в области целей и смысла жизни. Они, как правило, импульсивны, раздражительны, вспыльчивы, агрессивны, конфликтны, что затрудняет общение таких подростков с окружающими и создает значительные сложности при их воспитании.

Для полноценного существования подросток нуждается в постоянном сопротивлении (средовых факторов, внутренних условий) его стремлениям к удовлетворению собственных потребностей, поскольку такое сопротивление обеспечивает феномен актуального самочувствия и создает возможности для развития. С другой стороны, преодоление сопротивления удовлетворению той или иной потребности всегда вызывает напряжение, что при отсутствии соответствующего эмоционально-волевого ресурса приводит к деструктивным эффектам: конфликтам, стрессу, агрессии, девиациям.

Подростковые девиации отличаются высокой личностной включенностью, заниженной критикой к совершенному проступку и возможностью рецидива. При этом зачастую самим подростком проступок оценивается как выражение самостоятельности и проявление некоего «геройства».

Наиболее часто несовершеннолетними совершаются правонарушения в отношении сверстников или других лиц, которые характеризуются как нарушение прав и безопасности личности, то есть подростки в отношении этих лиц применяют агрессию.

Подростки с асоциальной агрессией существенно отличаются от своих более успешных в социальном плане сверстников. Они чаще и более непосредственно выражают свою агрессию. Агрессивные подростки, нарушающие законы, не доверяют окружающим, избегают ситуаций, в которых они могут оказаться в эмоциональной зависимости. Они менее доброжелательно относятся к сверстникам, часто смешивают секс и агрессию, практически не чувствуют вины за агрессивное поведение, подчиняются больше внешним, а не внутренним ограничениям. Такие подростки действуют практически во вред себе, так как в результате своих действий лишаются привязанностей и попадают под жесткий контроль представителей власти, к которым не испытывают ни доверия, ни уважения.

Агрессивное поведение подростков подразделяется специалистами на две группы:

  1. Несоциализированные формы агрессивного поведения, которые не носят враждебного характера и не имеют своей целью причинение ущерба другому человеку.
  2. Социализированные формы агрессивного поведения, характеризующиеся враждебностью и имеющие своей целью причинение ущерба или боли другому человеку.

Мотивы собственного поведения могут осознаваться подростком, но чаще совершение агрессивных поступков побуждается и поддерживается бессознательными тенденциями. Психологической целью агрессии может быть как причинение страдания и вреда жертве, так и достижение иных результатов. Наиболее распространенными целями агрессивного поведения могут быть:

  • причинение боли жертве;
  • месть за перенесенное страдание;
  • причинение ущерба;
  • доминирование, власть над другим человеком;
  • получение материальных благ;
  • аффективная разрядка, разрешение внутриличностного конфликта;
  • самоутверждение, повышение самооценки, сохранение самоуважения;
  • защита от реальной или воображаемой угрозы и страдания;
  • отстаивание личностной автономии и свободы;
  • завоевание авторитета в группе сверстников;
  • удаление препятствий на пути к удовлетворению потребностей;
  • привлечение внимания.

Специфической особенностью агрессивного поведения в подростковом возрасте является зависимость подростка от группы сверстников на фоне крушения авторитета взрослых. В этом возрасте умение быть агрессивным друзьями часто воспринимается как наличие силы. Любая подростковая группа имеет свои ритуалы и мифы, поддерживаемые лидером. Например, широко распространены ритуалы посвящения в члены группы или испытания новичков. Ритуалы усиливают чувство принадлежности к группе и дают подросткам ощущение безопасности, а мифы становятся идейной основой ее жизнедеятельности. Последние широко используются группой для оправдания ее внутригрупповой и внешней агрессии. Насилие, «одухотворенное» групповым мифом, переживается подростками как утверждение своей силы, как героизм и преданность группе.

В отдельных случаях инициаторами агрессивного поведения могут быть отдельные подростки-аутсайдеры, дезадаптированные в силу различных причин и предпринимающие попытки самоутвердиться с помощью агрессии. Проявление агрессивности определяется статусом подростка в группе. Наиболее высокий уровень агрессии наблюдается у лидеров и «отверженных». Лидеры с помощью агрессивных действий укрепляют свое первенство, а отверженные группой посредством агрессии показывают неудовлетворенность своим положением.

Уровень вовлеченности в противоправную деятельность зависит от многих личностных особенностей подростка и от семейных установок и микроклимата, в котором он воспитывается, от уровня терпимости социума, от законодательной базы, предусматривающей ответственность несовершеннолетних за правонарушения.

По детерминации поведения можно выделить несколько групп агрессивно-девиантных подростков:

  1. Ситуативный нарушитель. Противоправные действия преимущественно спровоцированы ситуацией.
  2. Субкультурный нарушитель. Идентифицирует себя с групповыми антисоциальными ценностями.
  3. Невротический нарушитель. Асоциальные действия выступают следствием внутриличностного конфликта и тревоги.
  4. «Органический» нарушитель. Совершает противоправные действия вследствие мозговых повреждений с преобладанием импульсивности, интеллектуальной недостаточности и эффективности.
  5. Психотический нарушитель. Девиантные действия возникают по причине тяжелого психического расстройства, психоза, помрачения сознания.
  6. Антисоциальная личность. Антиобщественные действия вызваны специфическим сочетанием личностных черт — враждебностью, недоразвитостью высших чувств, неспособностью к близким доверительным отношениям.

Таким образом, агрессивное поведение подростков является не однородным феноменом, а имеет различные внутренние и внешние причины и зависит от возрастных особенностей, индивидуальных целей, причин, обусловливающих его возникновение.

Исследования, проводимые во многих регионах России, показывают, что ярко выраженные девиации в поведении наблюдаются у несовершеннолетних, находящихся на воспитании в интернатных учебных учреждениях и детских домах. В почти 90 процентах случаев несовершеннолетние правонарушители являлись социальными сиротами, воспитывающимися в семьях группы риска, ведущих аморальный и асоциальный образ жизни, в семьях, где родители уклонялись от своих обязанностей по воспитанию детей, жестоко обращались с ними, употребляли алкоголь и наркотики, где дети с самого раннего возраста были предоставлены сами себе и познали тяготы взрослой жизни.

Наблюдения и исследования показывают, насколько тяжелы аномалии развития личности детей, оставшихся без родительской любви и ласки в раннем детстве. По данным российских исследователей, эти дети регулярно «пополняют» преступный мир: 40 процентов воспитанников учреждений интернатного воспитания склонны к совершению преступлений, 40 процентов — уже совершили их, 10 процентов склонны к суициду и только 10 процентов имеют позитивную мотивацию на будущую жизнь.

К особой группе можно отнести подростков с риском суицида. Саморазрушительное поведение рассматривается как акт отчаяния, неспособность дальше руководить своей жизнью. Подростковый суицид в основных чертах повторяет взрослый, но вместе с тем имеет свою специфику, обусловленную возрастными особенностями. Подростковый суицид часто подражателен, имеет черты героического или романтического поведения с элементами игры и демонстрации.

Психологический смысл подросткового суицида — крик о помощи, стремление привлечь внимание к своему страданию. Настоящего желания умереть у подростков, как правило, нет; представление о смерти крайне расплывчато и инфантильно. Смерть представляется в виде желательного сна, отдыха от невзгод, в ней видится способ наказать обидчиков.

Суициду предшествуют кратковременные конфликты в разных сферах отношений: бытовых, учебных, личных. Конфликт представляется подростку как крайне значимый, вызывал внутренний кризис и драматизацию состояния. В связи с этим суицидальное поведение регулируется скорее аффектом, порывом, чем продумыванием и обоснованием.

У подростков часты не столько завершенные суициды, сколько замыслы и попытки. Присутствует демонстративно-шантажное поведение, которое предполагает не столько смерть, сколько воздействие на значимых лиц. При таком поведении подросток в действительности не хочет умирать и избирает суицид как способ влияния на жизненные условия и людей, от которых зависит исправление этих условий.

Сложные жизненные обстоятельства, неправильное семейное воспитание, низкий образовательный и культурный уровень окружающих влияют на многих, однако далеко не все поставленные в эти условия дети и подростки становятся девиантными личностями. Девиантное поведение подростков формируется в совокупности внешних и внутренних факторов, немаловажным среди которых является предрасположенность личности к внутреннему принятию своего отклоняющегося поведения, что, в первую очередь, зависит от психологических особенностей несовершеннолетнего.

Педагогика и психология девиантного поведения (44.05.01) специалитет

Укрупненная группа: Образование и педагогические науки

Описание

Учебная программа по специальности «Педагогика и психология девиантного поведения» состоит из блока педагогических предметов, блока юридических и блока психологических дисциплин. К первым относится история педагогики, методика воспитания, основы педагогики, социальная педагогика, коррекционная педагогика; ко вторым – конституционное право России, теория государства и права, право социального обеспечения, семейное право; к третьим – общая психология, психология девиантного поведения, психология личности, специальная психология и др.Будущих специалистов готовят к научно-исследовательской, социально-педагогической, экспертно-консультационной и диагностико-коррекционной видам деятельности.Студентов учат:

  • проводить психолого-педагогическую диагностику молодых людей с девиантным поведением (в том числе и несовершеннолетних, отбывающих наказание),
  • изучать социальные и бытовые условия проживания детей и подростков,
  • корректировать нервно-психическое состояние пациента,
  • определять причину кризиса личности несовершеннолетнего,
  • защищать интересы и права подростков и детей,
  • оказывать психологическую помощь детям из группы риска, оказавшимся в сложной жизненной ситуации,
  • заниматься вопросами лишения родительских прав,
  • работать с малолетними правонарушителями и подростками, занимающимися попрошайничеством и бродяжничеством,
  • оказывать психологическую и социально-правовую помощь, проводить профилактические встречи и беседы с детьми из неблагополучных семей,
  • преподавать психолого-педагогические дисциплины.

Кем работать

Выпускники специалитета «Педагогика и психология девиантного поведения» могут вести социально-педагогическую, правоохранительную, диагностико-коррекционную, научно-исследовательскую, экспертно-консультационную, педагогическую или организационно-управленческую деятельность. Соответственно молодые специалисты смогут работать инспекторами, психологами, специалистами по социальной работе, педагогами, в том числе и социальными, в учреждениях образования, в органах социальной защиты, опеки и попечительства, в комиссиях по делам несовершеннолетних, в правоохранительных органах, в коррекционных и реабилитационных центрах, в органах по делам молодежи. Могут найти себя в сфере психолого-педагогического сопровождения подростков и детей из группы риска или стоять на защите прав и интересов молодежи. Главная профессиональная задача, которую предстоит решать молодым специалистам с дипломом «Педагогика и психология девиантного поведения», — диагностирование и коррекция девиантных проявлений у детей и подростков из группы риска, оказание психологической и консультативной помощи тем, кто попал в сложную ситуацию в жизни.

Социальная девиация. Психология девиантного поведения детей и подростков (72 часа)

Согласно ст. 48 п. 7 Федерального закона «Об образовании в Российской Федерации» педагог обязан повышать свой профессиональный уровень. Этот пункт подразумевает участие педагога в различных семинарах, конференциях, вебинарах, прохождение курсов повышения квалификации и т.д.

В соответствии с действующим законодательством прохождение курсов повышения квалификации или профессиональной переподготовки является и правом, и обязанностью педагогических работников. В соответствии с ч. 5 ст. 47 Федерального закона от 29.12.2012 № 273-ФЗ «Об образовании в Российской Федерации» (далее – Федеральный закон) педагогические работники имеют право на дополнительное профессиональное образование по профилю педагогической деятельности не реже, чем один раз в три года.

В то же время, согласно п. 7 ч. 1 ст. 48 Федерального закона, педагогические работники обязаны систематически повышать свой профессиональный уровень.

Необходимость обучения педагогических работников по программам дополнительного профессионального образования возникает по разным причинам: в силу требований ФГОС, перед прохождением аттестации, в связи с введением профессионального стандарта.

Согласно Письму Министерства труда и социальной защиты РФ от 4 апреля 2016 г. N 14-0/10/В-2253 Трудовой кодекс Российской Федерации (ст. 195.3) устанавливает обязательность применения требований в части содержащихся в них требований к квалификации, необходимой работнику для выполнения определенной трудовой функции, предусмотренных ТК РФ, другими федеральными законами, иными нормативными правовыми актами Российской Федерации.

С окончанием переходного периода (01.01.2020 года) все работники, находящиеся на должностях педагогических работников, должны соответствовать требованиям профессионального стандарта. Работника, отказавшегося от прохождения обучения, можно будет направить на независимую оценку квалификации для получения сертификата соответствия в соответствии с Федеральным законом от 03.07.2016 № 238-ФЗ «О независимой оценке квалификации» и постановлением Правительства РФ от 16.11.2016 № 1204 «Об утверждении Правил проведения центром оценки квалификаций независимой оценки квалификации в форме профессионального экзамена». Независимая оценка квалификации, в случае осуществления ее по направлению работодателя, проводится за счет работодателя центром оценки квалификаций.

В случае успешного прохождения экзамена соискателю выдается свидетельство о квалификации или, в случае непрохождения экзамена, —  заключение о прохождении квалификационного экзамена.

Если по результатам независимой оценки квалификации работник получит свидетельство о соответствии, то он не может быть уволен из организации на основании несоответствия профессиональным стандартам.

Таким образом, если не соблюдены указанные обязательные требования законодательства, то работодателю может быть выдано предписание об устранении выявленных нарушений трудового законодательства, а также он может быть привлечен к административной ответственности в соответствии со статьей 5.27 Кодекса об административных правонарушениях.

[свернуть]

Ассоциации с родительским контролем и отклонениями от сверстников

Аннотация

Цель:

Преемственность подросткового девиантного и агрессивного поведения имеет серьезные последствия для вовлечения в преступную деятельность во взрослом возрасте. В текущем исследовании изучалась экология родителей и сверстников в отношении развития девиантного и агрессивного поведения в подростковом возрасте.

Метод:

Ускоренный продольный дизайн был использован для анализа ассоциаций родительского контроля и девиантности сверстников на траектории подросткового девиантного и агрессивного поведения с весны 5-го класса до весны 11-го класса ( N = 1162).Ряд многоуровневых моделей был подогнан к данным с использованием оценки максимального правдоподобия с использованием полной информации. Для проверки смягчающего воздействия родительского контроля на развитие девиантного и агрессивного поведения использовались ассоциации между людьми и внутри них.

Результаты:

Изменения в девиантном и агрессивном поведении были очевидны в подростковом возрасте. Была обнаружена поддержка смягчающего эффекта межличностного и личного родительского контроля на развитие девиантного и агрессивного поведения в подростковом возрасте.Было обнаружено два межуровневых взаимодействия между девиантностью сверстников внутри человека и родительским мониторингом между людьми, а также внутриличностным родительским контролем и межличностным отклонением от сверстников, что свидетельствует о поддержке смягчающего эффекта родительского контроля. Кроме того, значительное взаимодействие между родительским мониторингом между людьми и отклонением от сверстников показало, что люди, сообщавшие о более низких уровнях родительского контроля и более высоких уровнях отклонений от сверстников, сообщали о самых высоких уровнях девиантного и агрессивного поведения, а подростки, которые сообщали о более высоких уровнях родительского контроля. родительский контроль и более высокие уровни отклонений от сверстников сообщили о менее положительном росте.

Заключение:

Полученные данные подчеркивают важную роль родителей в устранении неблагоприятных последствий наличия девиантных друзей.

Ключевые слова: девиантное и агрессивное поведение, родительский мониторинг, девиантность сверстников, подростковый возраст, модель роста

Подростковый возраст — это период развития, отмеченный усилением девиантного и антисоциального поведения (Moffitt, 2006). Для большинства антиобщественная деятельность прекращается по мере того, как подростки становятся молодыми; однако для некоторых людей продолжение девиантного и агрессивного поведения в подростковом и юношеском возрасте имеет значительные последствия для устойчивого участия в криминальном, насильственном и правонарушительном поведении во взрослом возрасте (Broidy et al., 2003; Моффитт, 1993; Моффитт, 2006). В нескольких исследованиях изучались социально-экологические факторы риска и защитные факторы, а также долгосрочные поведенческие последствия и последствия для здоровья, связанные с девиантным и агрессивным поведением подростков (Brook, Lee, Finch, Brown, & Brook, 2013; Loeber & Farrington, 1998, 2001; Loeber, Farrington, Stouthamer-Loeber, & Van Kammen, 1998; Loeber et al., 2003; Moffitt, 1993).

Экология семьи и сверстников — это две важные социальные области, которые часто исследуются, чтобы понять роль социально-экологических факторов риска и защитных факторов в развитии девиантного и агрессивного поведения подростков (Fletcher, Stenberg, & Williams-Wheeler, 2004; Trudeau, Мейсон, Рэндалл, Спот и Ралстон, 2012 г.).Некоторые исследования показывают, что родительский мониторинг является важным буфером против влияния сверстников на индивидуальные показатели девиантного и агрессивного поведения (Galambos, Barker, & Almeida, 2003; Laird, Criss, Pettit, Dodge, & Bates, 2007; Trucco, Colder, & Вечорек, 2011). Настоящее исследование направлено на прояснение и расширение существующей литературы по родительскому мониторингу путем изучения регулирующей роли родительского мониторинга как на внутри-, так и на межличностном уровне анализа от раннего до позднего подросткового возраста.Разделение дисперсии как на межличностном, так и на личном уровне анализа позволяет более детально изучить роль родительского контроля и девиантности сверстников в развитии девиантного и агрессивного поведения в подростковом возрасте. Кроме того, в отличие от большинства исследований, в которых основное внимание уделяется средним различиям между людьми, индивидуальный подход исследует степень, в которой люди отклоняются от своего среднего уровня с течением времени, что, возможно, является более значимым уровнем анализа для изучения изменений в развитии отдельных людей (Хоффман , 2015).Более четкое понимание факторов, связанных с развитием и стабильностью девиантного и агрессивного поведения в подростковом возрасте, может послужить основой для мер вмешательства и профилактики.

Родительский мониторинг, девиантность сверстников, девиантное и агрессивное поведение

Семейный контекст — важная социальная экология, в рамках которой люди развивают, учатся и моделируют поведение, которому родители и другие члены семьи учат и которым подкрепляют (Dishion & Patterson, 2006). Одна конструкция, которой уделяется много внимания в литературе, — это родительский мониторинг.Родительский мониторинг обычно определяется как знание о местонахождении и деятельности своего ребенка и поощрение позитивного общения с целью снижения риска девиантного и антисоциального поведения (Stattin & Kerr, 2000). Было установлено, что родительский контроль является одной из самых сильных практик воспитания, связанной с более низким уровнем девиантного и агрессивного поведения подростков (Hoeve et al., 2009). Исследования показали, что практика родительского контроля может сдерживать развитие различных индивидуальных результатов, включая употребление психоактивных веществ, девиантное и агрессивное поведение (Fosco, Stormshak, Dishion, & Winter, 2012; Hirschi, 2002; Kiesner, Poulin, & Dishion, 2010; Li, Фейгельман и Стэнтон, 2000).

Связь между родительским контролем и девиантным или агрессивным поведением не является однонаправленной по своей природе, а предполагает динамическую и взаимную связь между родителем и ребенком. Исследования, изучающие транзакционные отношения между родительским мониторингом и девиантным и агрессивным поведением, показывают, что низкие привычки мониторинга связаны с увеличением девиантного и агрессивного поведения, в то время как более высокие показатели девиантного и агрессивного поведения связаны с уменьшением родительских знаний и практики мониторинга (Gault- Sherman, 2012; Laird, Pettit, Bates, & Dodge, 2008; Patterson, Reid, & Dishion, 1992).Кроме того, было обнаружено, что ранние формы девиантного и агрессивного поведения подрывают текущие усилия родителей по мониторингу (Bullock & Dishion, 2002). В нескольких исследованиях также изучалась лонгитюдная связь между практикой родительского контроля и развитием девиантного и агрессивного поведения в подростковом возрасте. Barnes, Hoffman, Welte, Farrell и Dintcheff (2006) обнаружили, что подростки с более высоким уровнем родительского контроля имели более низкие исходные уровни и более медленную скорость изменения злоупотребления алкоголем и правонарушений.Эти результаты подчеркивают динамичный характер родительского контроля и девиантного и агрессивного поведения в подростковом возрасте.

Хотя было обнаружено, что усиление родительского контроля связано с более низкими показателями девиантного и агрессивного поведения, в родительской литературе ведутся споры относительно полезности стратегий активного контроля по сравнению с родительскими знаниями (Kerr & Stattin, 2003). Статтин и Керр (2000) отмечают, что раскрытие информации о ребенке — это один из методов, используемых родителями для получения информации о деятельности и местонахождении своего ребенка.Эти авторы утверждают, что раскрытие информации детьми является более сильным предиктором девиантного и проблемного поведения, чем родительский контроль. Однако в некоторых случаях, особенно среди несовершеннолетних правонарушителей, подростки могут отказываться раскрывать подробности своей личной деятельности, что ограничивает полезность мер по раскрытию информации детьми. Кроме того, работа Статтина и Керра не оценивалась с использованием различных выборок, таких как молодые люди, подверженные риску отклонений. В этой области необходима дальнейшая работа для изучения этих различий между нормативными выборками и выборками из групп риска.В текущем исследовании используется переменная родительского мониторинга, которая включает несколько пунктов, которые специально оценивают поведенческие индикаторы активного родительского контроля, и пункты, оценивающие знания родителей.

Переход из средней школы в старшую — это период, когда молодежь начинает проводить меньше времени со своими родителями и больше со своими сверстниками. Этот период отмечен ростом конфликтов между родителями и детьми и вовлечением подростков в антиобщественное и рискованное поведение (Arnett, 1999; Moffit, 1993).Это изменение может создать больше возможностей для подростков взаимодействовать с девиантными группами сверстников, а для групп сверстников — в свою очередь, влиять на развитие и поведение подростков (Snyder, 2002). Девиантная принадлежность к сверстникам была связана с увеличением индивидуальных показателей отклонений, включая употребление психоактивных веществ (Galambos et. Al., 2003; Kiesner, et. Al., 2010; Laird et. Al., 2008; Simons, Chao, & Conger, 2001). ) и агрессии с течением времени (Barnes et al., 2006; Benson & Buehler, 2012; Fergusson, Swain-Campbell, & Horwood, 2002).Эти девиантные группы сверстников могут создавать контекст, нормы и возможности для проявления девиантного и насильственного поведения (Farrell & Barnes 2000; Haynie & Osgood, 2005), и во многих случаях девиантные подростки могут искать или быть разыскиваемыми девиантными сверстниками. группы, что еще больше усиливает индивидуальную вовлеченность в девиантное и агрессивное поведение (Скарамелла, Конгер, Спот и Саймонс, 2002; Витаро, Тремблей и Буковски, 2001). Несколько исследований показали, что подростки, которые чаще проявляют девиантное и агрессивное поведение, обычно проводят много времени без присмотра с друзьями, которые также проявляют девиантное и агрессивное поведение (Haynie & Osgood, 2005; Vitaro et al., 2001). Учитывая преемственность и риск продолжения девиантности, молодые люди, которые демонстрируют высокий уровень девиантного и агрессивного поведения и остаются связанными с девиантными группами сверстников, требуют дальнейшего расследования. Подростки проводят много времени как со своими родителями, так и со сверстниками в этот период развития, что приводит к потенциальному совпадению контекстов семьи и сверстников в развитии девиантного и агрессивного поведения, поэтому важно учитывать связь между развитием родительского контроля и отклонения от сверстников вместе.

Дезагрегация внутри- и межличностных эффектов

Несколько исследований изучали девиантную принадлежность сверстников вместе и практики родительского контроля и обнаружили, что родительский контроль является важным сдерживающим фактором против положительной связи между девиантной принадлежностью сверстников и развитием девиантных и девиантных подростков и подростков. насильственное поведение (Barnes, Reifma, Farrell, & Dintcheff, 2000; Bowman, Prelow, & Weaver, 2006; Galambos, et. al., 2003; Kiesner, et. al., 2010; Laird, et.др., 2008; Ван Ризин, Fosco, & Dishion, 2012). Несмотря на предшествующие данные о модерирующей роли родительского контроля, во многих лонгитюдных исследованиях изучаются средние различия между людьми или то, как люди отличаются друг от друга по отношению к общему среднему значению с течением времени (т. Е. Между людьми; Barnes et al., 2000; Harris-McKoy & Cui, 2013; Van Ryzin et al., 2012). Несколько исследований рассматривали, как люди отличаются от своих типичных уровней; то есть, как люди меняются по отношению к их собственному среднему значению с течением времени (т.е., очно). Неспособность учитывать внутриличностные различия систематически игнорирует то, как люди меняются с течением времени по отношению к собственной траектории, что, возможно, является наиболее значимым уровнем анализа для развития (Hoffman, 2015). Понимание того, как индивидуальные показатели девиантного и агрессивного поведения меняются от типичного индивидуального уровня (состояние) и с течением времени (характерно), может предоставить более подробную информацию о непрерывности и прерывности в развитии девиантного и агрессивного поведения.Например, мы исследовали, связаны ли временные изменения в родительском мониторинге с одновременным снижением девиантного и агрессивного поведения (подобное состоянию), и в то же время исследовали, были ли у лиц с более высокими средними показателями родительского мониторинга более низкие показатели девиантное и агрессивное поведение с течением времени (черта характера). Внутренний и межличностный уровни анализа имеют разные существенные значения, и при совместном исследовании можно оценить развитие девиантного и агрессивного поведения на разных уровнях анализа.Кроме того, поскольку внутри- и межличностные уровни несут разные существенные значения, величина и направление эффектов внутри- и межличностных переменных потенциально могут быть разными. На сегодняшний день ни в одном исследовании не изучалось смягчающее влияние родительского контроля на развитие девиантного и агрессивного поведения с использованием многоуровневой структуры, охватывающей как среднюю, так и старшую школу.

Текущее исследование и гипотезы

Взаимодействие воспитания и окружающей среды сверстников в подростковом возрасте происходит на этапе развития, когда изменения часты, но нормативны.В то время как несколько исследований изучали, как связаны родительский контроль и отклонения, лишь немногие пытались понять, как эти конструкции связаны как на внутри-, так и на межличностном уровне анализа. В текущем исследовании мы используем большую выборку учеников средних и старших классов, за которыми проспективно наблюдали в течение пяти лет, чтобы изучить, как родительский контроль может смягчить влияние девиантной принадлежности сверстников на индивидуальный уровень девиантного и агрессивного поведения. Мы предполагаем, что (1) более низкие уровни межличностных отношений (например,g., типичный уровень с течением времени) родительский мониторинг будет прогнозировать более высокие начальные уровни и более высокую скорость изменения девиантного и агрессивного поведения подростков, и (2) более высокие уровни отклонений от сверстников будут прогнозировать более высокие начальные уровни и более высокая скорость изменения девиантного и агрессивного поведения подростков. Кроме того, мы предполагаем, что (3) в среднем внутри человека (например, зависящие от времени отклонения от своего типичного уровня ) повышение родительского контроля будет связано с одновременным снижением девиантного и агрессивного поведения подростков и (4) увеличением девиантность сверстников будет связана с одновременным увеличением девиантного и агрессивного поведения подростков.Наконец, (5) мы ожидаем обнаружить, что родительский контроль будет смягчать влияние девиантного поведения сверстников на девиантное и агрессивное поведение подростков на различных уровнях анализа.

Методы

Участники

В число участников входили 1162 ученика, отобранных из 4 средних школ Среднего Запада в 5 , 6 и 7 классе, за которыми впоследствии наблюдали в течение пяти лет. Школы набирались из одного школьного округа в городе Среднего Запада.К четырем директорам обратились после утверждения округа, и все четверо согласились участвовать. Четыре средние школы, выбранные для исследования, были начальными школами города, как таковые, охватывали большинство учащихся в этом районе. Кроме того, эти школы были расово разнообразными и включали ряд социально-экономических статусов (SES). Выборка включала 30,2% белых, 55,6% афроамериканцев, 3,8% латиноамериканцев и 10,4% других. Выборка состояла из 51,8% женщин и 48,2% мужчин. На 1 волне 30,5% были в 5, 37 классах.2% учились в 6-м классе, а 32,3% — в 7-м классе. Отчеты учащихся об образовании матери и отца и бесплатном / сокращенном обеде использовались в качестве косвенного показателя социально-экономических характеристик выборки. Примерно 42% матерей и 46% отцов имели диплом средней школы или меньше, а 40% родителей закончили колледж или выше. В текущей выборке ставки бесплатного / льготного обеда варьировались от 60% до 73%.

Процедуры

Одобрение человеческих субъектов было получено Наблюдательным советом университетского учреждения.Согласие было получено до сбора данных. Формы согласия родителей были разосланы всем учащимся и родителям, и их попросили подписать и вернуть форму согласия только в том случае, если они не хотят, чтобы их ребенок участвовал в исследовании. Студенческое согласие получалось на каждой волне сбора данных. Учащиеся заполняли анкету в школе в обычное школьное время. Обученные наблюдатели получили согласие учащихся, описали исследование, прочитали опрос вслух (только волны 1–4, 5 и 6 зачитывали про себя) и ответили на все вопросы учащихся.Интервал между волнами сбора данных составлял примерно шесть месяцев. На заполнение анкеты ушло примерно 30-40 минут.

В текущем исследовании использовалась модель ускоренного продольного роста, которая разделила дисперсию на уровне анализа внутри и между людьми, чтобы изучить связь между родительским контролем и девиантностью сверстников с развитием девиантного и агрессивного поведения подростков по десяти волнам ( 5 -й сорт — 11 -й сорт ). Таким образом, мы ожидали, что в различные моменты будут отсутствовать данные, учитывая запланированный недостающий дизайн.Этот подход использовал шесть волн данных от трех когорт студентов и рассматривал их как десять волн от одной когорты студентов, использующих семестровые оценки в качестве переменной времени (см. Дополнительные таблицы 1 и 2). То есть учащиеся пятого класса предоставили шесть волн данных, начиная с весны пятого класса и заканчивая весной девятого класса; учащиеся шестого класса предоставили шесть волн данных, начиная с весны шестого класса и заканчивая весной десятого класса; и ученики седьмого класса предоставили пять волн данных, начиная с весны седьмого класса и заканчивая весной одиннадцатого класса (см. дополнительные таблицы 1 и 2).Следует отметить, что в Падении 9 -го класса было только четыре человека, учитывая запланированный недостающий дизайн. Поэтому мы не использовали эту волну в окончательном анализе из-за небольшого размера выборки. Подход к проектированию дал несколько преимуществ и позволил нам: (1) исследовать непрерывность или прерывность в развитии девиантного и агрессивного поведения подростков, (2) рассматривать несколько когорт как единую траекторию для моделирования девиантного и агрессивного поведения подростков в течение длительного периода. времени, (3) дезагрегировать предикторы на уровне анализа внутри и между людьми, которые имеют разное значение, и (4) проверять, насколько поведение родительского контроля смягчает связь между девиантностью сверстников и девиантным и агрессивным поведением подростков. на нескольких уровнях анализа (личный, межличностный и межуровневый).

Отсутствующие данные

Уровень участия 95% был достигнут на волне 1. Показатели удержания варьировались между волнами, потому что у студентов было шесть возможностей принять участие в исследовании. Например, студенты, которые не участвовали в волне 2, не были исключены из последующих волн администрирования. Уровень удержания варьировался от 75% до 84% с течением времени и по когортам (5 -й класс — 7 -й класс ). Коэффициенты удержания не рассчитывались для участников в классе 8 th на Волне 1 из-за их единой точки администрирования.Общий коэффициент удержания для всего исследования составил около 80%.

Мы использовали тест Полностью случайного отсутствия Литтла (MCAR), чтобы исследовать механизмы пропуска данных и определить, соответствуют ли данные MCAR. Тест MCAR был значимым ( X 2 = 114,88, df = 30, p <0,001) и показал, что данные отсутствовали не случайно (Enders, 2010; Little, 1988). Хотя не существует явного метода формальной проверки предположения об отсутствии случайным образом (MAR) без знания значений отсутствующей зависимой переменной (например,g., показатели девиантного и агрессивного поведения), мы предприняли различные шаги для изучения недостающих шаблонов данных (Enders, 2010). Например, у мужчин было больше пропущенных данных, чем у женщин при родительском контроле ( X 2 = 18,82, df = 1, p <0,001), отклонение от сверстников ( X 2 = 17,71, df = 1, p <0,001), а также девиантное и агрессивное поведение ( X 2 = 17,84, df = 1, p <.001) переменные во времени. Поэтому мы включили пол, а также возраст и расу в нашу модель, чтобы учесть потенциальную систематическую ошибку из-за отсутствия данных (Enders, 2010). Смещение, вызванное отсутствием данных, связанных с этими переменными (и нашими основными эффектами), корректируется в наших моделях. Все модели были подогнаны с использованием полной информации максимального правдоподобия (FIML) для устранения недостающих данных и оценки робастного максимального правдоподобия (MLR) для устранения ненормальности в Mplus 7.4 (Muthén & Muthén, 1998–2012).

Меры

Девиантное и агрессивное поведение.

Эта шкала из 8 пунктов основана на шкале общего отклоняющегося поведения Джессора и Джессора (1977) и просит учащихся сообщить, сколько видов поведения указано в измерении, в котором они участвовали в течение последнего года. Сильная дискриминантная и конвергентная валидность была показана и оценена в различных исследованиях (Jessor & Jessor, 1977). Например, как и ожидалось, шкала девиантного поведения была положительно связана с употреблением психоактивных веществ и запугиванием и отрицательно с академической успеваемостью и заботливым поведением.Шкала состоит из таких пунктов, как « Ввязался в драку, », « Несет нож или пистолет, » и « Повреждена школа или другое имущество, которое вам не принадлежит ». В то время как некоторые из предметов оценивают общее отклонение, некоторые из них включают агрессивные действия, такие как повреждение школы и другого имущества, кража у сверстников и магазинов, а также участие в драках и ношение оружия. Ответы записываются по 5-балльной шкале с вариантами от 1 ( Никогда, ) до 5 ( 10 или более раз ).Альфа Кронбаха варьировалась от 0,81 до 0,87 по шести волнам.

Родительский контроль.

Подшкала родительского контроля / надзора из Проекта социального развития Сиэтла (Arthur et al., 2002) использовалась для измерения восприятия установленных семейных правил и воспринимаемой осведомленности родителей относительно школьных занятий и посещаемости, взаимоотношений со сверстниками, употребления алкоголя или наркотиков и оружия. владение. Текущая шкала широко использовалась для оценки родительского поведения и показала сильную дискриминантную и конвергентную валидность (см. Arthur et al., 2002). Подшкала включала 8 пунктов, измеряемых по 4-балльной шкале Лайкерта в диапазоне от 0 ( Никогда, ) до 3 ( Всегда, ). Примеры: « В моей семье есть четкие правила в отношении употребления алкоголя и наркотиков » и « Мои родители спрашивают, сделал ли я домашнее задание ». В текущем исследовании альфа Кронбаха варьировалась от 0,86 до 0,93 по шести волнам.

Отклонение от сверстников.

По этой шкале из 7 пунктов (Институт поведенческих наук, 1987) студентов просят сообщить, сколько их друзей совершали правонарушения в прошлом году, в том числе: « Ударил или угрожал ударить кого-то », « Умышленно нанесен ущерб. или уничтожили имущество, которое им не принадлежало », и« Использованный алкоголь .Ответы записываются по 5-балльной шкале Лайкерта с вариантами от 0 ( Ни один из них ) до 4 ( Все они ). Шкала отклонений от сверстников широко использовалась в прошлых исследованиях и показала сильную дискриминантную и конвергентную валидность (см. Институт поведенческих наук, 1987). Альфа Кронбаха колебалась от 0,86 до 0,90 по шести волнам.

Демографические переменные.

Демографические характеристики были определены путем самооценки пола, расы и возраста.Пол был закодирован таким образом, что контрольной группой был мужчина. Раса была закодирована таким образом, что Уайт был контрольной группой. Переменная расы включала белых, черных и других; все остальные расы были включены в другую категорию. Возраст рассматривался как непрерывная переменная.

Переменные времени и когорты.

Время и Когорта также были предикторами в нашей модели. Время было отсчитано как семестр, с центром на весне 5 -го класса . Семестровая оценка была выбрана для измерения времени, потому что она концептуально отражает развитие девиантного и агрессивного поведения подростков в средней и старшей школе.Таким образом, случайный перехват в нашей модели роста представляет изменчивость в уровнях девиантного и агрессивного поведения учащихся весной 5 -го класса .

План анализа данных

Ускоренный продольный план был использован с использованием шести волн данных из трех когорт и рассматривался как десять волн из одной когорты. В качестве начального шага мы проверили когортные различия или сцепление (Miyazaki & Raudenbush, 2000). Тестирование когортных различий показывает, можно ли рассматривать каждую из трех когорт как часть единой траектории развития.Когорта была закодирована пустышкой, так что эталонной категорией была оценка 5 . В частности, мы протестировали две вложенные модели (см.). Первый включал линейные и квадратичные эффекты для уклона со случайным пересечением и наклонами Уровня 2. Мы сравнили это с моделью, которая включала коэффициенты когорты Уровня 2 и взаимодействия между линейными и квадратичными эффектами оценки по когорте. Когорта по временным взаимодействиям не была значимой, что свидетельствует об отсутствии когортных различий, что указывает на целесообразность продолжения ускоренного продольного дизайна.Кроме того, с использованием теста отношения правдоподобия модель когорты не соответствовала данным значительно лучше, чем модель без когортных эффектов (ΔLR = -420,0, df = 6, p = 0,99), поэтому мы решили использовать более экономная модель без когортных переменных (см.). Таким образом, оценки по трем когортам рассматриваются как одна общая траектория развития.

Таблица 1.

Вложенные модели роста и когортные модели

Эффекты .014) 902
Оценки параметров (SE)
Модель A Модель B
Перехват 1.202 *** 1,233 ***
(.028) (.037)
Линейный наклон .057 *** .030
(.022)
Квадратичный наклон −.005 *** −.001
(.001) (.003)
0,030
(.071)
Когорта 7 0,081
(0,185)
Время * Когорта 6 −20.015 0,035)
Время * Когорта 7 −,005
(0,063)
Время * Время * Когорта 6 (0.004)
Время * Время * Когорта 7 −,001
(.005)
Случайные эффекты В пределах 0,092 *** 0,103 ***
(.003) (.004)
Перехват между 0,085 *** .103 ***
(.022) (.004)
Линейный наклон .039 *** , 001
(.009) (0,001)
5 (0,001)
8 Квадратный угол наклона. *** 0,001
(.001) (0,001)
Контрасты
Когорт 6 по сравнению с когортными
(0.191)
Индексы соответствия
-2LL 3669,42 4089.42
AIC 18
AIC 18 39201
AIC 18 39201 9018 418 418 4128 9018 39202

Инвариантные во времени предикторы уровня 2 были сосредоточены на большом среднем и относились к средним различиям между людьми. Предикторы уровня 1, изменяющиеся во времени, были ориентированы на среднее значение человека и рассматривали индивидов как свой собственный контроль, тем самым корректируя все наблюдаемые и ненаблюдаемые неизменяющиеся во времени помехи, позволяя при этом разделить дисперсию внутри человека.

Мы подобрали таксономию моделей многоуровневой кривой роста (Singer & Willett, 2003). В серии безусловных и условных моделей мы сначала установили правдоподобные модели роста для траекторий девиантного и агрессивного поведения людей. В последующих моделях мы проверили наши гипотезы, исследуя систематические группы моделей условного роста. Сначала мы проверили соответствующие взаимосвязи между родительским мониторингом и девиантностью сверстников с девиантным и агрессивным поведением подростков.Чтобы проверить, в какой степени родительский мониторинг регулирует межличностные и внутриличностные отношения между отклонениями сверстников и девиантным и агрессивным поведением, мы впоследствии добавили в модель соответствующие термины внутриуровневого, межуровневого и межуровневого взаимодействия. Незначительные взаимодействия были удалены из полной модели для экономии. Вложенные модели оценивались на соответствие модели с использованием значительного сокращения логарифмического правдоподобия –2. Наша окончательная модель описана в уравнении 1.

Уравнение 1:

Уровень 1:

Deviant / ViolentBehaviorsij = β0i + β1i (Time) ij + β2i (Time) 2ij + β3i (Monitorij − Monitor¯i) + β4i ( PeerDevianceij − PeerDeviance¯i) + εij

(1)

Уровень 2:

β0i = γ00 + γ01 (Пол) i + γ02 (Возраст) i + γ03 (Черный) i + γ04 (Другой) i + γ05 ( Monitor¯) i + γ06 (PeerDeviance¯) i + γ07 (Monitor¯ * PeerDeviance¯) i + ζ0i

(2)

β1i = γ10 + γ11 (Пол) i + γ12 (Возраст) i + γ13 (Черный) i + γ14 (Другое) i + γ15 (Monitor¯) i + γ16 (PeerDeviance¯) i + γ17 (Monitor¯ * PeerDeviance¯) i + ζ1i

(3)

β2i = γ20 + γ21 (Gender) i + γ22 (Возраст) i + γ23 (Черный) i + γ24 (Другой) i + γ25 (Monitor¯) i + γ26 (PeerD¯eviance) i + γ27 (Monitor¯ * PeerDeviance¯) i + ζ2i

(4)

β3i = γ30 + γ31 (PeerDeviance¯) I + ζ3i

(5)

β4i = γ40 + γ41 (MONITOR) I + ζ4i

(6)

[ζ0iζ1iζ2iζ3iζ4i] ~ N [00000] [σ02σ01σ02σ03σ04σ10σ12σ12σ13σ14σ20σ21σ22σ23σ24σ30σ31σ32σ32σ34σ40σ41σ42σ43σ42] , Εij = ~ N (0, σε2)

(7)

Обсуждение

В настоящем исследовании изучались внутриличностные (временные вариации) и межличностные (временные) связи между родительским контролем и девиантностью сверстников в отношении развития девиантного и агрессивного поведения подростков в раннем и позднем подростковом возрасте.Это исследование расширяет имеющуюся литературу за счет использования многоуровневой структуры, которая разделяет различия на уровне анализа внутри и между людьми, обеспечивая более подробное изучение регулирующей роли родительского контроля в развитии девиантного и агрессивного поведения в подростковом возрасте.

Родительский мониторинг, девиантность сверстников, девиантное и агрессивное поведение

Как и ожидалось, и в соответствии с существующей литературой, средний родительский контроль со временем снижался с возрастом участников (Pettit, Keiley, Laird, Bates, & Dodge, 2007).Наши результаты показали, что родительский контроль был связан с более низким уровнем девиантного и агрессивного поведения. В соответствии с нашими гипотезами, люди, которые сообщили о более высоких средних показателях родительского контроля, сообщили о более низких индивидуальных показателях девиантного и агрессивного поведения в средней и старшей школе. Этот результат подтверждает прошлые исследования, которые выявили положительную связь между родительским контролем и девиантным и агрессивным поведением подростков (Dishion & Patterson, 2006; Hoeve et al., 2009), и еще больше расширяют это исследование, изучая личные ассоциации.Контролируя средний уровень родительского контроля, личные данные показывают, что в моменты времени, когда люди сообщали о более высоких показателях родительского контроля, чем их типичный уровень , они сообщали о более низких уровнях девиантного и агрессивного поведения. Этот вывод свидетельствует о том, что родители, которые увеличивают привычки наблюдения, соответствующие типичному уровню своего ребенка, могут помочь снизить вовлеченность своих детей в девиантное и агрессивное поведение. Подобные результаты были обнаружены в исследовании, в котором изучались личные связи между родительским контролем и временем, проведенным в криминогенных условиях (Janssen, Deković, & Bruinsma, 2014).

Кроме того, наши результаты показывают, что люди с более девиантными сверстниками проявляли более девиантное и агрессивное поведение. Исследования обнаружили аналогичные положительные ассоциации между девиантностью сверстников и девиантным и агрессивным поведением (Fergusson et al., 2002; Keenan, Loeber, Zhang, Stouthamer-Loeber, & Van Kammen, 1995). Тем не менее, наше исследование расширило текущую литературу, изучив ассоциации на внутриличностном уровне, которые имеют иное содержательное значение. То есть, когда люди сообщали о более высоких уровнях девиантности сверстников, чем их типичный уровень , они также сообщали о более высоких уровнях девиантного и агрессивного поведения.Независимо от количества девиантных друзей, увеличение количества девиантных сверстников в зависимости от времени было связано с увеличением девиантного и агрессивного поведения. Этот вывод предполагает, что сокращение числа девиантных друзей или устранение отклонений в группе сверстников также может снизить индивидуальные показатели девиантного и агрессивного поведения для отдельных людей.

Родительский мониторинг как модерирующая конструкция

Нашей основной целью было изучить степень, в которой родительский мониторинг модерирует связь между девиантностью сверстников и девиантным и агрессивным поведением.Наши результаты показывают, что родительский контроль является важным модератором связи между девиантностью сверстников и девиантным и агрессивным поведением подростков. Четыре траектории подчеркивают различия в различных уровнях родительского контроля и девиантности сверстников в связи девиантного и агрессивного поведения от весны 5 -го класса до весны 11 -го класса. Траектории с низким уровнем девиантности сверстников показали самые низкие показатели девиантного и агрессивного поведения с течением времени.В частности, люди с высоким уровнем родительского контроля и низким уровнем девиантности сверстников показали самый низкий начальный уровень девиантного и агрессивного поведения; однако около отметки 8 наклон неуклонно увеличивался, заканчиваясь на тех же уровнях, что и траектория с высоким уровнем родительского контроля и высоким отклонением от сверстников. Этот вывод предполагает, что высокий уровень родительского контроля может быть связан с отрицательными результатами среди людей, которые не общаются с девиантными сверстниками. Эти люди могут интерпретировать контролируемое поведение как навязчивое или необоснованное и могут реагировать более высокими показателями девиантного и агрессивного поведения.Этот вывод согласуется с некоторыми предыдущими исследованиями, которые показали, что родительский контроль связан с увеличением девиантного и агрессивного поведения (Barber, 1996; Barber & Olsen, 1997). Низкий уровень родительского контроля и низкое отклонение от сверстников имели вторые по величине показатели девиантного и агрессивного поведения, хотя к весне 11 -го класса они сообщили о самых низких показателях девиантного и агрессивного поведения. Эта траектория может характеризовать нормативные тенденции в вовлечении в девиантное и насильственное поведение, достигающее пика в 8 классе и впоследствии снижающееся в средней школе.Одним из наиболее важных выводов этого исследования была регулирующая роль родительского контроля в контексте высокого отклонения от сверстников. Лица, которые сообщили о более низком уровне родительского контроля и более высоком уровне отклонений от сверстников, сообщили о самых высоких индивидуальных показателях девиантного и агрессивного поведения по всем четырем траекториям. В частности, низкий родительский контроль и траектория высокого отклонения от сверстников показали самые высокие начальные уровни и рост девиантного и агрессивного поведения с течением времени, при этом показатели девиантного и агрессивного поведения достигли пика весной 7 -го класса и впоследствии снизились в средней школе.Регулирующая роль родительского контроля была наиболее очевидна в траектории, в которую входили люди, которые сообщили о высоком родительском контроле и низком отклонении от сверстников. Эти люди сообщили о втором по величине уровне девиантного и насильственного поведения с течением времени, хотя по сравнению с группой с низким уровнем родительского контроля и высоким уровнем отклонения от сверстников показатели девиантного и агрессивного поведения со временем были значительно ниже. Эти результаты подтверждают предыдущие исследования, в которых изучается регулирующая роль родительского контроля (Barnes et al., 2006; Van Ryzin et al., 2012) и расширяет их, проверяя модерацию на различных уровнях анализа (перекрестный уровень). Полученные данные подчеркивают важную роль родителей в смягчении развития девиантного и агрессивного поведения, особенно в контексте высокой девиантной принадлежности к сверстникам.

На разных уровнях мы обнаружили, что люди, которые сообщали о более высоких средних уровнях родительского контроля (между людьми) с течением времени, меньше страдали от зависящего от времени увеличения отклонений сверстников (внутри человека) от индивидуальных показателей девиантного и агрессивного поведения.Иными словами, когда подростки находились в среде с более девиантными сверстниками, чем их типичный уровень , они сообщали о более высоких индивидуальных показателях девиантного и агрессивного поведения; однако эта положительная связь была смягчена для подростков, родители которых постоянно следили за их поведением. Точно так же в моменты времени, когда люди сообщали о более высоком родительском контроле, чем их типичный уровень , они также сообщали о более низких показателях девиантного и агрессивного поведения.Однако эта связь была особенно сильной для людей, которые сообщали о более высоких средних уровнях отклонений от сверстников с течением времени. Лица, которые постоянно были связаны с большим количеством девиантных сверстников, сообщали о более высоких средних показателях девиантного и агрессивного поведения, однако в моменты времени, когда они сообщали о более высоких уровнях родительского контроля, чем их собственный средний уровень, они сообщали о более низких уровнях девиантного и агрессивного поведения. Это более детальное исследование предполагает, что высокий уровень родительского контроля с течением времени помогает сдерживать зависящее от времени увеличение девиантности сверстников при увеличении девиантного и агрессивного поведения.Таким образом, люди с высоким уровнем отклонения от сверстников с течением времени могут получить больше пользы от увеличения родительского контроля в конкретный момент времени для снижения девиантного и агрессивного поведения.

Ограничения

Текущее исследование имеет несколько ограничений, которые следует отметить. Во-первых, настоящее исследование опиралось исключительно на данные самоотчетов с отдельными репортерами, которые могли раздуть отношения между конструкциями (например, родительский мониторинг и девиантное и агрессивное поведение). Несколько репортеров предоставили бы более подробное исследование развития девиантного и агрессивного поведения в подростковом возрасте.Во-вторых, в этом исследовании использовалась выборка с низким уровнем риска в отношении средних показателей девиантного и агрессивного поведения. Текущие результаты должны быть воспроизведены с более высоким уровнем риска, который имеет более высокие средние показатели девиантного и агрессивного поведения подростков. В-третьих, выборка состояла из студентов из одного округа Среднего Запада, поэтому возможность обобщения результатов географически ограничена. В-четвертых, в настоящем исследовании не оценивались взаимные ассоциации между родительским контролем, девиантностью сверстников, девиантным и агрессивным поведением.Может случиться так, что девиантное и агрессивное поведение связано с изменениями в поведении родительского контроля или отклонениями от сверстников. Например, девиантное и агрессивное поведение может быть связано с усилением родительского контроля. Соответственно, в будущих исследованиях следует дополнительно изучить направленность этих ассоциаций, особенно на уровне человека, с использованием многоуровневых моделей с перекрестными задержками, таких как модель авторегрессивной латентной траектории со структурированными остатками (ALT-SR; Berry & Willoughby, 2016).В-пятых, в текущем исследовании изучается только один аспект воспитания (например, родительский контроль) и не исследуются другие родительские конструкции (например, родительская теплота и привязанность). Точно так же в этом исследовании изучалась только роль родителей в активном мониторинге, установлении ограничений и поиске информации о своем ребенке. Различные комбинации родительских усилий затрудняют выявление различий между мониторингом, установлением ограничений и знаниями. Кроме того, в этом исследовании не рассматривается еще один аспект — это степень, в которой раскрытие информации ребенком родителям может повлиять на родительские знания и привычки контроля (Kerr & Stattin, 2003).

Клинические и политические последствия

Несмотря на эти ограничения, текущее исследование дает важное понимание взаимосвязи между воспитанием и экологией сверстников в развитии девиантного и агрессивного поведения в подростковом возрасте, что имеет значение как для практики, так и для теории. На практике результаты могут повлиять на профилактические меры, учитывая роль родительского контроля в компенсации влияния девиантности сверстников на развитие девиантного и агрессивного поведения.Наше исследование показало, что стратегии родительского контроля могут сдерживать развитие девиантного и агрессивного поведения в контексте высокого уровня девиантной принадлежности сверстников. Программы, ориентированные на молодежь из группы риска, могут использовать стратегии воспитания как способ уменьшения влияния девиантных групп сверстников, как в случае мультисистемной терапии (MST). Модели лечения, такие как MST, которые предназначены для лечения молодежи с крайними формами антисоциального поведения, в значительной степени сосредоточены на роли родителей и семьи (Henggeler, 1997a; LaFavor & Randall, 2012).Модель на дому усиливает роль родителей в обеспечении лечения в естественной домашней среде человека. Вмешательства, сосредоточенные на нескольких сферах, таких как родители, оказались успешными в сокращении делинквентного, девиантного и агрессивного поведения (Henggeler, 1997b). Эти усилия помогают молодежи освободиться от девиантных связей со сверстниками и снизить вовлеченность в девиантное и агрессивное поведение. Исследования показывают, что увеличение времени, проводимого со сверстниками, занимающимися неструктурированной деятельностью, связано с более высокими показателями девиантного и агрессивного поведения (Haynie & Osgood, 2005).Важным шагом к снижению развития девиантного и агрессивного поведения является устранение девиантной принадлежности к сверстникам, которая влияет на поведение человека. Кроме того, усиление родительского контроля, особенно в контексте высокой девиантной принадлежности сверстников, может привести к снижению индивидуальной вовлеченности в девиантное и агрессивное поведение.

Новая гибкая система, а именно система бдительного ухода, подчеркивает необходимость корректировки участия родителей в зависимости от серьезности ситуации, и нашла определенный успех.Система бдительного ухода учит родителей определять предупреждающие сигналы, основанные на поведении их ребенка, и увеличивать или уменьшать вовлеченность (Omer, Satran, & Driter, 2016). Различные уровни структуры (например, открытое внимание, сосредоточенное внимание и активная защита) предоставляют ряд руководящих принципов, которые помогают родителям решить, когда использовать заботливое отношение, а не авторитетную позицию, в зависимости от ситуации и ее последствий. Наши результаты показывают, что динамическая структура, такая как бдительный уход, может иметь успех благодаря своей гибкости.Например, люди с более высоким уровнем родительского контроля и низкими отклонениями от сверстников со временем демонстрируют рост девиантного и агрессивного поведения. Это может указывать на то, что этим подросткам требуется больше заботливого отношения, чем авторитетных стратегий, тогда как людям с низким уровнем родительского контроля и высоким отклонением от сверстников могут потребоваться авторитетные стратегии, включающие активную защиту.

Значение для исследований

Изучение различий внутри и между людьми имеет значение также для исследований и теории.Методологический подход способствует нашему пониманию влияния воспитания детей и окружающей среды сверстников на развитие девиантного и агрессивного поведения, что невозможно при нынешних методологических планах, ориентированных исключительно на средние различия между людьми во времени. Например, мы обнаружили, что внутриличностные отклонения сверстников от девиантного и агрессивного поведения подростков варьировались в зависимости от межличностного родительского контроля. Если степень взаимосвязи между девиантным поведением сверстников внутри человека и девиантным и агрессивным поведением на самом деле сильнее у лиц с более низким средним уровнем родительского контроля, как предполагает это исследование, то основной механизм, приводящий к развитию девиантного и агрессивного поведения в подростковом возрасте может быть разным для лиц с разным уровнем родительского контроля.Текущие результаты показывают, что люди с высоким уровнем родительского контроля в меньшей степени подвержены влиянию временных изменений в девиантности сверстников, поскольку это связано с развитием их собственного девиантного и агрессивного поведения.

Выводы

Настоящее исследование предлагает уникальный взгляд на взаимосвязь между родительским контролем и девиантностью сверстников в развитии девиантного и агрессивного поведения подростков с раннего до позднего подросткового возраста путем изучения как изменяющихся во времени, так и неизменных во времени ассоциаций.Результаты этого исследования показывают, что воспитание детей и экология сверстников вносят важный вклад в раннее развитие девиантного и агрессивного поведения среди учащихся средних и старших классов. Это исследование дополняет концептуальное понимание девиантного и агрессивного поведения и дополнительно информирует о рисках в родительской сфере и среди сверстников.

Информация для авторов

Габриэль Дж. Меррин, Университет Виктории, факультет психологии.

Джордан П. Дэвис, Университет Южной Калифорнии, Школа социальной работы Сюзанны Дворак-Пек, Департамент по делам детей, молодежи и семьи.

Дэниел Берри, Университет Миннесоты, Институт развития ребенка.

Дороти Л. Эспелаж, Университет Флориды, факультет психологии.

«Конструктивная» и «деструктивная» девиантность в поведении подростков, связанном со здоровьем

  • Баумринд Д. (1985). Семейные предшественники употребления наркотиков подростками: перспектива развития. В Jones, C. L., и Battjes, R. J. (Eds.), Etiology of Drug Abuse: Implications for Prevention . Национальный институт злоупотребления наркотиками, Серия исследовательских монографий 56, U.S. Правительственная типография, Вашингтон, округ Колумбия.

    Google ученый

  • Брук Дж., Лукофф И. и Уайтмен М. (1977). Сферы сверстников, семьи и личности в связи с наркотическим поведением подростков. Psychol. Rep. 41: 1095–1102.

    Google ученый

  • Брук, Дж., Уайтмен, М., Брук, Д., и Гордон, А. (1981). Отцовские детерминанты употребления марихуаны подростками. Develop. Psychol. 17: 841–847.

    Google ученый

  • Брук, Дж., Уайтмен, М., Гордон, А., и Коэн, П. (1986). Динамика личностных черт в детском и подростковом возрасте и употребление наркотиков подростками. Develop. Psychiol. 22: 403–414.

    Google ученый

  • Чассин Л. (1984). Употребление подростками психоактивных веществ и злоупотребление ими. В Karoly, P., and Steffen, J.(Eds.), Расстройства поведения подростков: основы и современные проблемы . Лексингтон, Массачусетс, Д. К. Хит.

    Google ученый

  • Chassin, L., Presson, C.C. и Sherman, S.J. (1987). Применение психологии социального развития к поведению подростков в отношении здоровья. В Айзенберге, Н. (ред.), Современные темы психологии развития . Нью-Йорк, Вили.

    Google ученый

  • Чассин, Л., Прессон, К. К., Шерман, С. Дж., Бенсенберг, М., Корти, Э., и Ольшавский, Р. О. (1984). Прогнозирование начала курения сигарет в подростковом возрасте: продольное исследование. J. Appl. Социальное. Psychol. 7: 670–676.

    Google ученый

  • Кокс, В. М., Лун, К.-С., и Лопер, Р. Г. (1983). Выявление доалкогольных черт личности. В Cox, W. M. (Ed.), Идентификация и измерение черт личности алкоголика . Франциско, Джосси-Басс.

    Google ученый

  • Каннингем У. Х., Каннингем И. К. М. и Инглиш У. Д. (1974). Социально-психологические характеристики студентов, употребляющих марихуану. J. Genet. Psychol. 125: 3–12.

    Google ученый

  • Домино, Г. (1970). Выявление потенциально творческих личностей по контрольному списку прилагательного. J. Consult. Clin. Psychol. 35: 45–51.

    Google ученый

  • Донован, Дж. Э., Джессор, Р., и Коста, Ф. (1987). Поведение подростков в отношении здоровья и условность нетрадиционности: расширение теории проблемного поведения. Неопубликованная рукопись, Институт поведенческих наук, Университет Колорадо, Боулдер, Колорадо.

    Google ученый

  • Энсмингер М., Браун К. Х. и Келлам С. (1982).Половые различия в предшественниках употребления психоактивных веществ среди подростков. J. Социальные вопросы 38: 25–42.

    Google ученый

  • Эванс Р., Хансен В. и Миттельмарк М. (1977). Повышение достоверности самоотчетов о поведении в исследовании курения среди детей. J. Appl. Psychol. 62: 521–523.

    Google ученый

  • Гоф, Х. Г. (1969). Руководство по Калифорнийской психологической инвентаризации , Пало-Альто, Калифорния, Consulting Psychologies Press.

    Google ученый

  • Холландер, Э. П., и Уиллис, Р. Х. (1967). Некоторые актуальные вопросы психологии соответствия и несоответствия. Psychol. Бык. 68: 62–76.

    Google ученый

  • Джессор Р. и Джессор С. Л. (1977). Проблемное поведение и психосоциальное развитие: лонгитюдное исследование молодежи .Нью-Йорк, Academic Press.

    Google ученый

  • Johnston, L., O’Malley, P., and Eveland, L. (1978). Наркотики и частота: поиск причинно-следственных связей. В Кандел, Д. Б. (ред.), Продольное исследование употребления наркотиков: эмпирические результаты и методологические вопросы . Нью-Йорк, Вили.

    Google ученый

  • Кандел, Д. Б. (Ред.). (1978). Продольное исследование употребления наркотиков: эмпирические данные и методологические вопросы .Нью-Йорк, Джон Вили.

    Google ученый

  • Каплан, Х. Б. (1980). Девиантное поведение в защиту себя . Нью-Йорк, Academic Press.

    Google ученый

  • Келлэм С., Браун К. Х. и Флеминг Дж. (1982). Социальная адаптация к употреблению наркотиков, алкоголя и сигарет в первом классе и подростках. J. Школьное здравоохранение 301–306.

  • Новицки, С.и Стрикленд Б. Р. (1973). Локус шкалы контроля для детей. J. Consult. Clin. Psychol. 40: 148–154.

    Google ученый

  • Шлегель Р. П. и ДиТекко Д. (1978). Посредническая адекватность модели Фишбейна в условиях различной сложности поведения. Неопубликованная рукопись, Департамент кинезиологии, Университет Ватерлоо, Онтарио, Канада.

    Google ученый

  • Смит, Г.и Фогг К. (1978). Психологические предикторы раннего употребления, позднего употребления и неиспользования марихуаны среди студентов-подростков. В Кандел, Д. Б. (ред.), Продольное исследование употребления наркотиков: эмпирические результаты и методологические вопросы . Нью-Йорк, Джон Вили.

    Google ученый

  • Tarter, R., Alterman, A., and Edwards, K. (1985). Уязвимость к алкоголизму у мужчин: поведенческо-генетическая перспектива. J. Исследования алкоголя 46: 329–357.

    Google ученый

  • Уиллис Р. Х. (1963). Два измерения соответствия-несоответствия. Социометрия 26: 499–513.

    Google ученый

  • Цукерман М., Айзенк С. и Айзенк Х. Дж. (1978). В поисках сенсаций в Англии и Америке: кросс-культурные, возрастные и половые сравнения. J. Consult. Clin. Psychol. 46: 139–149.

    Google ученый

  • Цукерман, М., Кульман, Д. М., и Камак, К. (1988). Что лежит за пределами E и N? Факторный анализ шкал, которые, как считается, измеряют основные параметры личности. J. Personal. Социальное. Psychol. 54: 96–107.

    Google ученый

  • (PDF) Как научить подростков с девиантным поведением выражать свои мысли и чувства?

    Новик Наталья Николаевна, Хрусталёва Ольга Николаевна / Труды IFTE-2019 1423

    норм. Кроме того, вместе с учителями психологи пытаются изучить раннее детство правонарушителей, поскольку

    человек узнает о приемлемых поведенческих границах в раннем детстве.

    Большинство ученых согласны с тем, что не существует единого объяснения происхождения девиантного поведения, но они

    признают многофакторный подход к его изучению, т.е. объясняют появление девиантного поведения

    влиянием многих факторов.

    Существует множество исследований, посвященных девиантному поведению, и проблема подростков с девиантным поведением

    заключается в характере межотраслевого взаимодействия социальных институтов.

    Правоохранительные органы, учителя, психологи, психологи-педагоги,

    социальных и

    реабилитационных центров, центров дополнительного образования и здравоохранения ориентированы на

    вышеуказанную категорию детей.

    Проанализировав методы работы с подростками с девиантным поведением, можно отметить

    , что значительный упор делается на коммуникативные способности таких детей. Затем идут исследования

    по реабилитации и социализации подростков с девиантным поведением. Имеются работы, посвященные

    влиянию семьи подростка на его девиантное поведение. Многочисленные работы направлены на профилактику

    девиантного поведения как в учебных заведениях, так и в центрах дополнительного образования и спорта

    школ.Разрабатываются индивидуальные пути развития, которые могут способствовать «позитивной психолого-педагогической поддержке

    подростков и инициированию оздоровительных проектов для поддержания социально-психологического баланса личности

    » (Зиннуров, 2013).

    Работы Гербеева, Гройсмана, Костяшкина, Медведева, Невского и др. Посвящены

    анализу социально-педагогических причин отклонений поведения несовершеннолетних; Психологические особенности девиантного поведения

    исследовали Алексеев, Алемаскин, Бадмаев, Беличева, Ковалев, Славина,

    Фельдштейн и другие; правовые аспекты проблемы исследовали Алмазов, Долговой, Ермаков,

    ,

    Минковский и другие; разработку диагностики отклонений в поведении несовершеннолетних можно найти в

    работах Белкина, Обухова, Степанова и других; Ахияров, Гирфанова, Гуров, Зиннуров, Невский, Новик,

    ,

    Островский, Свиридов, Юричка и другие обратили внимание на поиск путей и средств предотвращения

    и преодоления девиантного поведения студентов.

    Иностранные ученые, такие как Барон, Парк, Доллард, Бандура, Ричардсон, Дилтс, Лоренц, Скиннер,

    Торндайк, Мид, Роджерс, Маслоу, Парсонс и другие работали над проблемами преодоления и предотвращения

    различных проявлений девиантного поведения.

    В последнее десятилетие появились исследования педагогов и психологов по вопросам подготовки психологов

    для работы с девиантами (Баркаева, 2009), профилактики религиозной зависимости и

    защиты от влияния на подростков (Горохов, 2018), профилактики девиантного поведения с точки зрения среды обучения

    (Ахметханов, 2015), особенностей переживания психологических проблем

    девиантными подростками (Белобрыкин, 2017), проблем киберпреступности и низкой самооценки (Доннер,

    Маркус, Дженнингс, Хиггинс , Банфилд) и др.

    Однако опыт показывает, что использование новых программ работы с подростками,

    демонстрирующих антисоциальное поведение, часто фрагментировано, как набор не связанных между собой эпизодических событий, реализуемых

    разными отделами, что, на наш взгляд, не обеспечивает необходимый системный эффект для предотвращения

    социально негативных явлений в молодежной среде. Таким образом, эта проблема в современном российском обществе

    остается острой и актуальной.Это требует поиска более эффективных мер как со стороны государственных, так и общественных

    организаций.

    Задача преодоления девиантного поведения молодого поколения в его различных формах требует глубокого

    понимания его причин. По мнению экспертов, причинами девиантного поведения являются социальное неравенство; потеря

    Изменение того, что значит быть подростком — Психология в действии

    Дети поколения Z берут на себя меньше рисков, чем предыдущие поколения, и это изменение пойдет им на пользу в долгосрочной перспективе.Подростки известны своей склонностью к риску (Defoe et al., 2019). Некоторые подростки пропускают занятия, употребляют алкоголь или даже вступают в драки. Но даже те подростки, которые поступают так рискованно, не только из-за неспособности понять последствия. Напротив, это связано с их эмоциями (Figner & Weber, 2011), особенно когда они находятся рядом с людьми их возраста (Riedijk & Harakeh, 2018). Такое рискованное поведение с друзьями помогает подросткам сблизиться.

    Пропуск комендантского часа, чтобы пообщаться с друзьями, сигнализирует им, что они важны — больше, чем время на просмотр телевизора или свобода на выходных, которые родители могут отнять в наказание.Эти узы укрепляются демонстрацией лояльности и общим захватывающим — или, может быть, даже вызывающим адреналин — опытом, увеличивающим социальный капитал людей в дальнейшей жизни. Это настолько важно, что отсутствие подростковой девиации такого типа ранее связывали с плохими социальными навыками и социальной тревожностью (Mercer et al., 2017). Эти узы, созданные в подростковом возрасте, являются неотъемлемой частью развития стабильного взрослого человека и полезны в качестве социального капитала по мере развития во взрослой жизни. Однако в наши дни подростки и молодые люди берут на себя гораздо меньше рисков.

    Это была тенденция с начала 90-х, и некоторые исследователи были обеспокоены. Нарушение правил в подростковом возрасте — обычное дело — настолько распространено, что есть термин для обозначения этого: ограниченное антисоциальное поведение подростков. Это означает, что в подростковом возрасте наблюдается всплеск такого рода девиантного поведения, который для большинства из нас исчезает в возрасте от 20 до 25 лет (Moffitt, 1993). Такое изменение продолжительности жизни при нарушении правил и даже умеренно преступном поведении является нормальным. Итак, исследователи спросили теперь: что может означать, что подростки и молодые люди берут на себя меньше рисков, чем раньше?

    Недавняя статья показывает другую сторону этого правила для подростков.Исследователи из Университета Олсо в Норвегии проанализировали поведение подростков и связали его с результатами жизни десятилетия спустя. Они обнаружили, что эти последователи правил, или «трезвенники-правонарушители», как их называли в исследовании, были не хуже, а иногда даже лучше, чем их коллеги с умеренной преступностью, если — и это важно — если бы у них были прочные социальные связи ( Педерсен и др., 2020). Даже в этом случае трезвенники, у которых не было этих сильных социальных связей, преуспели лучше, чем люди, которые вели себя преступниками.

    В течение десятилетий исследователи считали, что эти умеренно рискованные молодые люди преуспевают в более позднем возрасте из-за — или, по крайней мере, сильно привязаны — к их рискованному поведению в подростковом возрасте. Что мы сейчас узнаем, так это то, что мы создаем социальные связи, и эти связи могут быть созданы другими способами. Рискованное поведение может быть быстрым и легким способом установить прочные связи с другими людьми, но вместо этого эти связи могут развиваться просоциальным путем. Подростки создают свои связи через группы волонтеров, спортивные команды, школы и рабочую среду и даже через политическую активность.Поколение детей и молодых людей, строящих отношения таким образом, может изменить культуру подросткового возраста и то, что значит быть подростком. То, что подростки со временем становятся менее правонарушителями, может быть хорошо для них в краткосрочной перспективе и для общества в целом в долгосрочной перспективе.

    Цитаты:

    Дефо, И. Н., Семон Дубас, Дж., И Ромер, Д. (2019). Повышенный риск подросткового возраста? Выводы лабораторных исследований о возрастных различиях в принятии решений. Политические идеи из поведенческих наук и наук о мозге , 6 (1), 56–63.https://doi.org/10.1177/2372732218801037

    Фигнер Б. и Вебер Э. У. (2011). Кто рискует, когда и почему? Детерминанты принятия риска. Текущие направления психологической науки , 20 (4), 211–216. https://doi.org/10.1177/0963721411415790

    Мерсер, Н., Крочетти, Э., Миус, В., и Бранье, С. (2017). Изучение связи между подростковой социальной тревожностью, подростковой преступностью (воздержанием от занятий) и качеством взаимоотношений во взрослом возрасте. Тревога, стресс и совладание , 30 (4), 428–440.https://doi.org/10.1080/10615806.2016.1271875

    Моффит, Т. Э. (1993). Ограниченное подростковым возрастом и стойкое антисоциальное поведение на протяжении всей жизни: таксономия развития. Психологический обзор , 100 (4), 674–701.

    Педерсен, В., Харт, Р. К., Моффит, Т. Э., и фон Сост, Т. (2020). Преступники в подростковом возрасте, а также результаты рынка образования и труда в среднем возрасте: популяционное 25-летнее лонгитюдное исследование. Психология развития .https://doi.org/10.1037/dev0001117

    Ридейк, Л., и Хараке, З. (2018). Имитация принятия рискованных решений сверстниками: экспериментальное исследование среди молодых людей. Emerging Adulthood , 6 (4), 255–265. https://doi.org/10.1177/2167696817722918

    Развитие подростков | Noba

    Подростковый возраст часто характеризуется как период трансформации, в первую очередь, с точки зрения физических, когнитивных и социальных изменений. [Изображение: Алекс Проимос, https: // goo.gl / 1jqpnl, CC BY-NC 2.0, https://goo.gl/VnKlK8]

    Подростковый возраст — это стадия развития, которая начинается с полового созревания и заканчивается переходом во взрослую жизнь (примерно в возрасте 10–20 лет). Подростковый возраст эволюционировал исторически, и есть данные, свидетельствующие о том, что эта стадия удлиняется, поскольку люди начинают половое созревание раньше и переходят к взрослой жизни позже, чем в прошлом. Половое созревание сегодня начинается в среднем в возрасте 10–11 лет для девочек и 11–12 лет для мальчиков. Этот средний возраст дебюта постепенно снижался со временем с XIX века на 3-4 месяца за десятилетие, что объяснялось рядом факторов, включая лучшее питание, ожирение, частое отсутствие отца и другие факторы окружающей среды (Steinberg, 2013). .Завершение формального образования, финансовая независимость от родителей, брак и отцовство — все это были маркерами конца подросткового возраста и начала взрослой жизни, и все эти изменения происходят, в среднем, сейчас позже, чем в прошлом. Фактически, удлинение подросткового возраста привело к введению нового периода развития, названного развивающейся взрослой жизни , который фиксирует эти изменения развития от подросткового возраста до взрослого возраста, происходящие примерно в возрасте от 18 до 29 лет (Arnett, 2000).

    Этот модуль описывает изменения, происходящие в подростковом возрасте, в трех областях: физическом, когнитивном и социальном. В социальной сфере будут рассматриваться изменения в отношениях с родителями, сверстниками и романтическими партнерами. Затем модуль обращается к психологической и поведенческой адаптации подростков, включая формирование идентичности, агрессию и антисоциальное поведение, тревогу и депрессию, а также академические достижения. Наконец, в модуле кратко описаны источники разнообразия в опыте и развитии подростков.

    Физические изменения

    Физические изменения в период полового созревания отмечают начало подросткового возраста (Lerner & Steinberg, 2009). Как для мальчиков, так и для девочек эти изменения включают скачок роста в высоту, рост волос на лобке и подмышках, а также изменения кожи (например, прыщи). У мальчиков также наблюдается рост волос на лице и снижение голоса. У девочек наблюдается развитие груди, и у них начинается менструация. Эти пубертатные изменения вызваны гормонами, особенно повышением уровня тестостерона у мальчиков и эстрогена у девочек.

    Когнитивные изменения

    Дофамин — нейротрансмиттер в головном мозге, который вызывает чувство удовольствия. В подростковом возрасте люди, как правило, занимаются любыми видами деятельности, производящими больше всего дофамина, не учитывая в полной мере последствий таких действий. [Изображение: CC0 Public Domain, https://goo.gl/m25gce]

    Основные изменения в структуре и функционировании мозга происходят в подростковом возрасте и приводят к когнитивным и поведенческим изменениям (Steinberg, 2008). Когнитивные изменения в подростковом возрасте включают переход от конкретного к более абстрактному и сложному мышлению.Таким изменениям способствуют улучшения в раннем подростковом возрасте внимания, памяти, скорости обработки данных и метапознания (способность думать о мышлении и, следовательно, лучше использовать стратегии, такие как мнемонические устройства, которые могут улучшить мышление). В раннем подростковом возрасте изменения в дофаминергической системе мозга способствуют усилению у подростков мотивации поиска ощущений и вознаграждения. Позже, в подростковом возрасте, центры когнитивного контроля в префронтальной коре головного мозга развиваются, что усиливает саморегуляцию подростков и их ориентацию на будущее.Разница во времени развития этих различных областей мозга способствует большему риску в среднем подростковом возрасте, потому что подростки мотивированы искать острые ощущения, которые иногда возникают из-за рискованного поведения, такого как безрассудное вождение, курение или употребление алкоголя, и еще не разработали когнитивный контроль, чтобы противостоять импульсам или в равной степени сосредоточиться на потенциальных рисках (Steinberg, 2008). Один из ведущих мировых экспертов по развитию подростков, Лоуренс Стейнберг, сравнивает это с включением мощного двигателя до того, как будет установлена ​​тормозная система.В результате подростки более склонны к рискованному поведению, чем дети или взрослые.

    Социальные изменения

    Родители

    Хотя сверстники приобретают большее значение в подростковом возрасте, семейные отношения также остаются важными. Одно из ключевых изменений в подростковом возрасте связано с пересмотром родительско-детских отношений. По мере того как подростки стремятся к большей независимости и автономии в это время, различные аспекты воспитания становятся более заметными. Например, дистальный надзор и наблюдение со стороны родителей становятся более важными, поскольку подростки проводят больше времени вдали от родителей и в присутствии сверстников.Родительский мониторинг включает в себя широкий спектр форм поведения, таких как попытки родителей установить правила и узнать друзей, действия и местонахождение своих подростков, в дополнение к готовности подростков раскрывать информацию своим родителям (Stattin & Kerr, 2000). Психологический контроль, который включает в себя манипуляции и вторжение в эмоциональный и когнитивный мир подростков посредством обесценивания чувств подростков и принуждения их к определенному мышлению (Barber, 1996), является еще одним аспектом воспитания, который становится более заметным в подростковом возрасте и связан с большим количеством факторов. проблемная подростковая адаптация.

    Сверстники

    Отношения со сверстниками — большая часть подросткового развития. Влияние сверстников может быть как положительным, так и отрицательным, поскольку подростки экспериментируют вместе с формированием идентичности и новым опытом. [Изображение: CC0 Public Domain, https://goo.gl/m25gce]

    По мере того, как дети становятся подростками, они обычно начинают проводить больше времени со своими сверстниками и меньше — со своими семьями, и эти взаимодействия со сверстниками все чаще проходят без надзора со стороны взрослых. Представления детей о дружбе часто сосредотачиваются на совместной деятельности, тогда как представления о дружбе у подростков все чаще сосредотачиваются на интимном обмене мыслями и чувствами.В подростковом возрасте группы сверстников эволюционируют от преимущественно однополых к смешанным. Подростки в группе сверстников, как правило, похожи друг на друга в поведении и отношениях, что было объяснено как функция гомофилии (подростки, которые похожи друг на друга, предпочитают проводить время вместе в «стае перьевых птиц» способ) и влияние (подростки, которые проводят время вместе, формируют поведение и отношения друг друга). Один из наиболее широко изучаемых аспектов влияния сверстников среди подростков известен как девиантное заражение сверстников (Dishion & Tipsord, 2011), то есть процесс, с помощью которого сверстники усиливают проблемное поведение, смеясь или показывая другие признаки одобрения, которые затем увеличивают вероятность будущего проблемное поведение.

    В подростковом возрасте сверстники могут выполнять как положительные, так и отрицательные функции. Негативное давление со стороны сверстников может подтолкнуть подростков к принятию более рискованных решений или к более проблемному поведению, чем в одиночку или в присутствии семьи. Например, подростки гораздо чаще употребляют алкоголь, наркотики и совершают преступления, когда они находятся со своими друзьями, чем когда они одни или со своей семьей. Однако сверстники также служат важным источником социальной поддержки и общения в подростковом возрасте, и подростки с позитивными отношениями со сверстниками более счастливы и лучше приспособлены, чем те, кто социально изолирован или имеет конфликтные отношения со сверстниками.

    Толпа — это новый уровень отношений со сверстниками в подростковом возрасте. В отличие от дружбы (которые представляют собой взаимные диадические отношения) и клик (которые относятся к группам людей, которые часто взаимодействуют), толпы больше характеризуются общей репутацией или образами, чем реальными взаимодействиями (Brown & Larson, 2009). Эти толпы отражают различные прототипные идентичности (например, спортсмены или умники) и часто связаны с социальным статусом подростков и восприятием сверстниками их ценностей или поведения.

    Романтические отношения

    Подростковый возраст — это период развития, в течение которого обычно возникают первые романтические отношения. Первоначально группы сверстников одного пола, которые были обычным явлением в детстве, расширяются до групп сверстников смешанного пола, которые более характерны для подросткового возраста. Романтические отношения часто формируются в контексте этих смешанных групп сверстников (Connolly, Furman, & Konarski, 2000). Хотя романтические отношения в подростковом возрасте часто бывают недолговечными, а не долгосрочными, их важность не следует преуменьшать.Подростки тратят много времени на романтические отношения, и их положительные и отрицательные эмоции больше связаны с романтическими отношениями (или их отсутствием), чем с дружбой, семейными отношениями или школой (Furman & Shaffer, 2003). Романтические отношения способствуют формированию идентичности подростков, изменениям в семье и отношениях со сверстниками, а также эмоциональной и поведенческой адаптации подростков.

    Кроме того, романтические отношения центрально связаны с зарождающейся сексуальностью подростков.Родители, политики и исследователи уделяют большое внимание сексуальности подростков, во многом из-за опасений, связанных с половым актом, контрацепцией и предотвращением подростковой беременности. Однако сексуальность включает в себя нечто большее, чем этот узкий кругозор. Например, в подростковом возрасте часто люди, являющиеся лесбиянками, геями, бисексуалами или трансгендерами, начинают воспринимать себя как таковые (Russell, Clarke, & Clary, 2009). Таким образом, романтические отношения — это область, в которой подростки экспериментируют с новым поведением и идентичностью.

    Формирование идентичности

    Теории подросткового развития часто сосредотачиваются на формировании идентичности как на центральном вопросе. Например, в классической теории стадий развития Эриксона (1968) формирование идентичности было выделено как главный индикатор успешного развития в подростковом возрасте (в отличие от смешения ролей, которое могло бы быть индикатором неудачного решения задачи подросткового возраста). Марсия (1966) описал формирование идентификации в подростковом возрасте как включающее как точки принятия решения, так и обязательства по отношению к идеологиям (например,г., религия, политика) и профессии. Он описал четыре статуса идентичности: лишение права выкупа, распространение идентичности, мораторий и достижение идентичности. Лишение права выкупа происходит, когда человек принимает на себя идентификацию, не изучая варианты. Распространение идентичности происходит, когда подростки не исследуют и не связывают себя никакими идентичностями. Мораторий — это состояние, при котором подростки активно изучают возможности, но еще не взяли на себя никаких обязательств. Достижение идентичности происходит, когда люди изучают различные варианты, а затем принимают на себя обязательства по идентичности.Основываясь на этой работе, другие исследователи исследовали более конкретные аспекты идентичности. Например, Финни (1989) предложил модель развития этнической идентичности, которая включает стадии неизученной этнической идентичности, поиск этнической идентичности и достижение этнической идентичности.

    Агрессия и антисоциальное поведение

    Раннее антисоциальное поведение приводит к дружбе с другими людьми, которые также проявляют антисоциальное поведение, что лишь увековечивает нисходящий цикл агрессии и противоправных действий. [Изображение: Philippe Put, https: // goo.gl / 14H7HL, CC BY 2.0, https://goo.gl/BRvSA7]

    Несколько основных теорий развития антисоциального поведения рассматривают подростковый возраст как важный период. Модель Паттерсона (1982) по сравнению с моделью развития агрессивного и антисоциального поведения, начавшаяся рано и поздно, различает молодых людей, чье антисоциальное поведение начинается в детстве (ранние дети), и подростки (те, кто начинает поздно). Согласно теории, люди, начавшие рано, подвергаются большему риску длительного антиобщественного поведения, которое распространяется и во взрослую жизнь, чем те, кто начал поздно.Теоретически поздно начинающие дети, которые становятся антисоциальными в подростковом возрасте, испытывают плохой родительский контроль и присмотр — аспекты воспитания становятся более заметными в подростковом возрасте. Плохой мониторинг и отсутствие надзора способствуют более активному взаимодействию с девиантными сверстниками, что, в свою очередь, способствует собственному антиобщественному поведению подростков. Те, кто поздно начинает, воздерживаются от антиобщественного поведения, когда изменения в окружающей среде делают другие варианты более привлекательными. Точно так же Моффитт (Moffitt, 1993) по сравнению с устойчивой моделью жизненного цикла и моделью, ограниченной подростками, проводит различие между антиобщественным поведением, которое начинается в детстве, и подростковым возрастом.Моффитт рассматривает ограниченное подростками антисоциальное поведение как результат «разрыва в зрелости» между зависимостью подростков и контролем со стороны взрослых и их желанием продемонстрировать свою свободу от взрослых ограничений. Однако по мере того, как они продолжают развиваться и законные взрослые роли и привилегии становятся доступными для них, появляется меньше стимулов для участия в антисоциальном поведении, что приводит к отказу от этого антисоциального поведения.

    Тревога и депрессия

    Модели развития тревожности и депрессии также рассматривают подростковый возраст как важный период, особенно с точки зрения появления гендерных различий в показателях распространенности, которые сохраняются на протяжении взрослой жизни (Rudolph, 2009).Начиная с раннего подросткового возраста, по сравнению с мужчинами, у женщин уровень тревожности примерно в два раза выше, а уровень депрессии в 1,5–3 раза выше (American Psychiatric Association, 2013). Хотя показатели варьируются в зависимости от конкретных диагнозов тревожности и депрессии, показатели некоторых расстройств заметно выше в подростковом возрасте, чем в детстве или во взрослом возрасте. Например, распространенность конкретных фобий составляет около 5% у детей и 3–5% у взрослых, но 16% у подростков. Беспокойство и депрессия вызывают особую озабоченность, поскольку самоубийства — одна из основных причин смерти в подростковом возрасте.Модели развития фокусируются на межличностных контекстах как в детстве, так и в подростковом возрасте, которые способствуют депрессии и тревоге (например, Rudolph, 2009). Семейные невзгоды, такие как жестокое обращение и родительская психопатология, в детстве создают основу для социальных и поведенческих проблем в подростковом возрасте. Подростки с такими проблемами создают стресс в своих отношениях (например, плохо разрешая конфликт и чрезмерно ищут утешения) и выбирают более неадаптивный социальный контекст (например, сценарии «несчастье любит компанию», в которых депрессивные молодые люди выбирают других депрессивных молодых людей в качестве друзей, а затем часто размышляют, обсуждая свои проблемы, усугубляя негативные эмоции и стресс).Эти процессы усиливаются для девочек по сравнению с мальчиками, потому что девочки имеют более ориентированные на отношения цели, связанные с близостью и социальным одобрением, что делает их более уязвимыми для разрушения этих отношений. Затем тревога и депрессия усугубляют проблемы в социальных отношениях, что, в свою очередь, способствует стабильности тревоги и депрессии с течением времени.

    Академическая успеваемость

    Подростки проводят в школе больше времени бодрствования, чем в любом другом контексте (Eccles & Roeser, 2011).Академическая успеваемость в подростковом возрасте определяется межличностными (например, участие родителей в обучении подростков), внутриличностными (например, внутренняя мотивация) и институциональными (например, качество школы) факторами. Академическая успеваемость важна сама по себе как маркер позитивной адаптации в подростковом возрасте, но также и потому, что академическая успеваемость закладывает основу для будущих образовательных и профессиональных возможностей. Самым серьезным последствием школьной неуспеваемости, особенно отсева из школы, является высокий риск безработицы или неполной занятости во взрослом возрасте.Высокие достижения могут заложить основу для поступления в колледж или будущего профессионального образования и возможностей.

    Разнообразие

    Хотя сходные биологические изменения происходят у всех подростков, когда они вступают в половую зрелость, эти изменения могут значительно различаться в зависимости от культурных, этнических и социальных факторов. [Изображение: CC0 Public Domain, https://goo.gl/m25gce]

    Подростковое развитие не обязательно идет по одному и тому же пути для всех людей. Некоторые особенности подросткового возраста, особенно в отношении биологических изменений, связанных с половым созреванием, и когнитивных изменений, связанных с развитием мозга, относительно универсальны.Но другие особенности подросткового возраста во многом зависят от обстоятельств, которые более изменчивы с экологической точки зрения. Например, подростки, растущие в одной стране, могут иметь разные возможности для принятия риска, чем подростки в другой стране, а поддержка и санкции за различное поведение в подростковом возрасте зависят от законов и ценностей, которые могут быть специфическими для того места, где живут подростки. Точно так же различные культурные нормы, касающиеся семейных отношений и взаимоотношений со сверстниками, формируют опыт подростков в этих областях.Например, в некоторых странах ожидается, что родители подростков сохранят контроль над принятием важных решений, тогда как в других странах предполагается, что подростки начнут участвовать в процессе принятия решений или брать на себя их контроль.

    Даже в пределах одной страны пол, этническая принадлежность, статус иммигранта, религия, сексуальная ориентация, социально-экономический статус и личность подростков могут влиять на поведение подростков и реакцию на них других, создавая различные контексты развития для разных подростков.Например, раннее половое созревание (которое происходит до того, как большинство сверстников переживало половое созревание), по-видимому, связано с худшими результатами для девочек, чем для мальчиков, отчасти потому, что девочки, которые рано вступают в половое созревание, склонны общаться с мальчиками более старшего возраста, что, в свою очередь, связано с раннее половое поведение и употребление психоактивных веществ. Для подростков, принадлежащих к этническим или сексуальным меньшинствам, дискриминация иногда представляет собой набор проблем, с которыми не сталкиваются представители меньшинств.

    Наконец, генетические вариации являются дополнительным источником разнообразия в подростковом возрасте.Современные подходы подчеркивают взаимодействие гена X с окружающей средой, которое часто следует модели дифференциальной восприимчивости (Belsky & Pluess, 2009). То есть определенные генетические вариации считаются более опасными, чем другие, но генетические вариации также могут сделать подростков более или менее восприимчивыми к факторам окружающей среды. Например, связь между генотипом CHRM2 и подростковым экстернализирующим поведением (агрессия и правонарушение) была обнаружена у подростков, родители которых плохо отслеживают поведение (Dick et al., 2011). Таким образом, важно помнить, что индивидуальные различия играют важную роль в развитии подростков.

    Подростковое развитие характеризуется биологическими, когнитивными и социальными изменениями. Социальные изменения особенно заметны по мере того, как подростки становятся более независимыми от своих родителей, проводят больше времени со сверстниками и начинают изучать романтические отношения и сексуальность. Приспособление в подростковом возрасте отражается в формировании идентичности, которое часто включает период исследования, за которым следует приверженность определенной идентичности.Подростковый возраст характеризуется рискованным поведением, которое становится более вероятным из-за изменений в мозге, при которых центры обработки вознаграждений развиваются быстрее, чем системы когнитивного контроля, что делает подростков более чувствительными к вознаграждениям, чем к возможным негативным последствиям. Несмотря на эти обобщения, такие факторы, как страна проживания, пол, этническая принадлежность и сексуальная ориентация, влияют на развитие таким образом, что приводят к разнообразию опыта в подростковом возрасте.

    ОСОБЕННОСТИ ВОЗРАСТНОЙ ДИНАМИКИ ДЕВИАНТНОГО ПОВЕДЕНИЯ ДЕТЕЙ И ПОДРОСТКОВ С НЕВРОПОДОБНЫМ СОСТОЯНИЕМ ОСТАТОЧНО-ОРГАНИЧЕСКОГО ГЕНЕЗА

    Title ОСОБЕННОСТИ ВОЗРАСТНОЙ ДИНАМИКИ И ДЕВИАНТОВАЯ ГЕНЕРАТУРА ДЕВИОРИНОВАЯ ГЕНЕРАТУРА ДЕВИОРИН-ГЕНЕРИНА ДЕВИОРИНА БЕЗОРИНА Abstract

    В исследовании представлено выявление и изучение особенностей формирования и динамики различных форм девиантного поведения в клинике неврозоподобных состояний остаточно-органического генеза, что руководствуется принципами, ранее не использовавшимися. при изучении изучаемой патологии.Расстройства поведения изучались в сравнительном аспекте в двух клинических вариантах, которые являются астеногипердинамическими и астеноадинамическими проявлениями церебрастенического синдрома, входящего в структуру неврозоподобного состояния. Возрастная динамика поведенческих расстройств изучалась на разных этапах онтогенеза, включая детство, препубертат и половое созревание, путем сопоставления полученных данных, обозначенных подзаголовками «Период первого возрастного кризиса», «Период второго возрастного кризиса» и «Половое созревание. период».Исследование показало, что формы возрастной реакции отражают низкие личные ресурсы подростков и массовость негативных социальных влияний. Как показал анализ клинического материала, в период полового созревания нарушения в области тяги стали более выраженными. Нарушения в сфере влечений в этом возрасте тесно коррелируют с особенностями сомато-эндокринного метаморфоза и неблагоприятным влиянием социально-психологических факторов. Отсутствие полового влечения было прямо пропорционально выраженной задержке полового созревания.Нарушения в сфере полового влечения, отражающие недифференцированность сексуальных установок подростков с задержкой полового созревания, были характерны для обследованных с выраженной волевой незрелостью, в частности с такими признаками, как внушаемость, склонность к подражанию. В период полового созревания в клинической картине исследуемых подростков более четко выявляются качественно новые патологические свойства личности за счет развития возбудимых, неустойчивых, реже лабильных и истерических проявлений.В отличие от психопатического поведения у больных детей и подростков не обнаружено корреляции между первыми признаками девиантного поведения и церебрастеническими расстройствами. Во всех случаях нарушения поведения вызваны неблагоприятными микросоциальными факторами. На основании данных катамнестического наблюдения установлено, что исследуемая группа больных детей и подростков характеризуется как благоприятной динамикой (22), так и отрицательным исходом (20 пациентов). Это говорит о том, что пубертатный период характеризуется полиморфизмом поведенческих нарушений и является одним из решающих факторов прогноза дальнейшего развития ребенка.

    «Тренинг девиантности» среди друзей может привести к еще большим проблемам — ScienceDaily

    Дружба может быть полезной, но будьте осторожны, когда разговоры на девиантные темы — лучший способ развеселить подростковые отношения, потому что такое общение вполне может приводят к сомнительному поведению в будущем, говорят исследователи из Университета Орегона.

    В своем исследовании, опубликованном в журнале Child Development, исследователи снимали на видео 16 и 17 лет, когда они общались с близкими друзьями.Команда UO стремилась найти механизмы, лежащие в основе идеи о том, что антисоциальное поведение предсказуемо на основе поведения сверстников. Субъекты были разделены на три группы по 40 человек на основании их более ранней классификации как нормальных, начинающих поздно или постоянно антисоциальных в продолжающемся продольном исследовании.

    По словам соавтора Томаса Дж. Дишиона, профессора психологии и школьной психологии, результаты представляют собой «смешанную сумку» с хорошими и плохими аспектами дружбы. «Исследование говорит о силе влияния коллег в формировании результатов», — сказал ведущий автор Тимоти Ф.Пилер, докторант психологии.

    Видеозапись велась на 45-минутных сеансах, в то время как испытуемые вели беседы один на один. Взаимодействия были закодированы, чтобы помочь проанализировать обсуждаемые темы, время, потраченное на каждую тему, и качество взаимодействия, например зрительный контакт и сохранение концентрации.

    Исследователи обнаружили, что когда антисоциальные подростки тесно взаимодействуют друг с другом и проводят время, обсуждая такие вещи, как злоупотребление психоактивными веществами и нарушение закона, они, как правило, в дальнейшем проявляют более проблемное поведение.Этот вывод подтверждает идею о том, что дружба, тесно связанная с девиантными ценностями, может в большей степени влиять на проблемное поведение, сказал Пилер.

    «Я думаю, что широкое значение этой работы и основной посыл прошлой работы Тома состоит в том, что мы должны быть очень осторожны в создании возможностей для антисоциальной молодежи установить близкие дружеские отношения друг с другом», — сказал он. «Антисоциальную молодежь регулярно объединяют в различные группы, например, в групповую терапию при употреблении психоактивных веществ или в системе ювенальной юстиции.Если эти настройки не структурированы должным образом, они могут на самом деле усугубить проблемы, которые они намереваются решать, поощряя формирование близких дружеских отношений, основанных на антиобщественном поведении ».

    Исследование подтвердило выводы, сделанные Dishion в 2004 году, о том, что успешные подростки, как правило, имеют позитивное, хорошо организованное взаимодействие со своими друзьями. Это исследование, опубликованное в Journal of Abnormal Child Psychology, показало, что если дружба фокусируется на отклонениях, позитивная дружба предсказывает эскалацию антиобщественного поведения до 24 лет — целых 10 лет спустя.

    «Исследование Тима вывело мои предыдущие открытия на новый уровень, чтобы более четко указать, что именно положительные качества дружбы определяют влияние, как положительное, так и отрицательное», — сказал Дишион, директор Центра ребенка и семьи, связанного с UO институт с офисами в Юджине и Портленде.

    В долгосрочном исследовании, из которого были взяты испытуемые, участвовало около 1000 детей, чьи модели поведения отслеживались с шестого по одиннадцатый класс Портлендским офисом Детского и Семейного центра.Три группы в новом исследовании включали детей, которые практически не проявляли проблемного поведения, поздно начали, которые не проявляли проблемного поведения примерно до 15 лет, и постоянно антисоциальную молодежь, которая постоянно демонстрировала модели поведения с высоким риском, включая преступную деятельность.

    Исследователи UO также пришли к выводу, что:

    • Постоянно антисоциальная молодежь, как правило, демонстрировала более низкое качество взаимодействия. Они уделяли меньше внимания, не слушали внимательно и уделяли гораздо больше времени обсуждению девиантных тем, чем другие подростки.Исследование показало, что хотя время, которое подростки тратят на обсуждение девиантных тем, обычно отражает типичное поведение каждой группы, между группами не было различий в количестве времени, которое они тратят на обсуждение положительных тем.
    • Считалось, что низкокачественные отношения устойчиво антисоциальной молодежи отражают историю плохих отношений со сверстниками, включая конфликты и частое неприятие со стороны других. С другой стороны, другие подростки с большей вероятностью имели положительный опыт дружбы в раннем возрасте, что позволило им лучше развить навыки, необходимые для поддержания близких и заботливых отношений со сверстниками.

    Национальный институт психического здоровья, подразделение Национальных институтов здоровья (NIH), поддержал исследование, предоставив Пилеру грант на обучение. Кроме того, NIH через Национальный институт злоупотребления наркотиками оказал поддержку Dishion.

    Leave a Reply

    Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *