Взаимосвязь психологического и физического здоровья: Психическое здоровье

Содержание

ВЗАИМОСВЯЗЬ ПСИХОЛОГИЧЕСКОГО ЗДОРОВЬЯ И ПСИХОЛОГИЧЕСКОЙ КУЛЬТУРЫ ПЕДАГОГА В КОНТЕКСТЕ СОВРЕМЕННОЙ СОЦИОКУЛЬТУРНОЙ СИТУАЦИИ


Леганькова Ольга Викторовна
кандидат психологических наук, доцент,
зав. кафедрой общей и детской психологии,
Белорусский государственный педагогический университет имени М.Танка
Минск, Республика Беларусь

Труд педагога один из самых тяжёлых и на протяжении истории являлся одним из самых уважаемых. Однако трансформационные процессы, наблюдающиеся в современном обществе, снизили его социальный престиж и материальную обеспеченность. При внешнем снижении статуса профессии, в то же время возросла нагрузка ответственности на кадры системы образования за подготовку будущего поколения к вступлению в самостоятельную взрослую жизнь, что не могло не сказаться на характеристиках психологического портрета современного педагога.

Динамика современной социокультурной ситуации предъявляет всё новые требования к человеку как личности. Глобальное расширение информационного пространства, а также альтернатив выбора стратегий и способов осуществления собственного жизненного пути, предоставляя возможности, облагает нас бременем ответственности за принятые решения. В таком контексте, формирование психологического здоровья человека как динамической совокупности его психических свойств, обеспечивающих гармонию между потребностями индивида и общества, является одним из актуальных направлений исследований современной науки [8; 10; 12].

Термин «психологическое здоровье» в психолого-педагогическом лексиконе расширяет и конкретизирует традиционное представление о гармонично развитой личности. Анализ теоретических и экспериментальных исследований структуры данного феномена позволяет описать психологическое здоровье как систему, включающую три взаимосвязанных, находящихся в постоянном динамическом взаимодействии компонента: аксиологический, инструментальный и потребностно-мотивационный [12, 11]. Аксиологический компонент представляется как безусловное принятие человеком самого себя и других людей при достаточно полном знании объектов.

Инструментальному компоненту соответствует умение понимать и описывать собственные эмоциональные состояния и переживания других, осознавать причины и последствия межличностных взаимодействий, а потому свободно выражать свои чувства, не травмируя окружающих. Потребностно-мотивационный компонент психологического здоровья определяется личной ответственностью человека, прежде всего в отношении собственного развития, а также наличием потребности способствовать развитию других людей.

Проблема психологического здоровья личности уже достаточно прочно обосновалась в психологической науке и практике, в качестве отдельных направлений исследования (И.В. Вачков, И.В. Дубровина, Я.Л. Коломинский, С.В. Кривцова, Е.А. Панько, О.В. Хухлаева и др.), однако, их результаты ещё недостаточно востребованы социальной образовательной практикой. Несмотря на то, что главной задачей психологической службы образования выступает сохранение психологического здоровья ребёнка (Н.И. Гуткина, И.В. Дубровина, А.М.

Прихожан, Н.Н. Толстых и др.) отсутствует преемственность между теоретическими и практическими исследованиями, не выработаны единые основания для образовательных и коррекционно-развивающих программ. Психологическое здоровье педагога чаще рассматривается в контексте работы по коррекции неблагоприятных функциональных состояний, чем организации профилактической работы.

На взаимосвязь показателей психологического здоровья и психологической культуры личности указывает всё большее количество современных исследователей данных феноменов (И.В. Дубровина, Е.А. Панько, Е.М. Семёнова, Е.П. Чеснокова, О.В. Хухлаева и др.). Данная связь присутствует в описании сущностных характеристик понятий, их функциональных особенностей, а также выделенных структурных компонентах и направлениях коррекции.

Становление психологической культуры человека, понимаемой как уровень самопознания и саморегуляции человека в различных сферах жизнедеятельности и рассматриваемой в качестве показателя успешности процессов социализации и индивидуализации, является актуальной задачей формирования личности в контексте инновационной стратегии организации образования. Всё чаще приобщение к психологической культуре рассматривается как «важное условие сохранение и укрепления психологического здоровья» как ребёнка, так и взрослого [10, 55]. Я.Л. Коломинский выделяет два основных блока в структуре психологической культуры личности: теоретико-концептуальный, подразумевающий системные теоретические знания по психологии, а также практический, связанный с их реализацией в практической деятельности [4]. Л.С. Колмогорова расширяет их состав через раскрытие функциональной стороны каждого компонента: 1. психологическая грамотность; 2. психологическая компетентность; 3. ценностно-смысловой компонент; 4. рефлексивно-оценочный компонент; 5. культуротворческий компонент [3].

Формирование психологической культуры на любом этапе онтогенеза связано с овладением теоретическими и практическими знаниями и методами построения взаимодействия и общения с людьми в различных условиях их жизнедеятельности, освоения способов регуляции поведения и действования, которые могут быть направлены двусторонне — на себя и на других людей.

Всё чаще в качестве основной цели психологического образования выступает формирование психологической культуры личности. При этом обучение психологии должно быть «направлено не только на овладение способами понимания и преобразования условий, определяющих образ мыслей и образ действий других людей, но и на само преобразование условий собственной жизнедеятельности и сознания. Сложность достижения цели освоения психологии — в этой особой сращенности способов познания и преобразования, познавательного отношения и личностно-преобразующего отношения» [6, 31].

Неисчерпаемость предмета психологического познания, слияние субъекта и предмета познавательной деятельности обусловливают трудности, которые возникают в процессе изучения как житейской, так и научной психологии. Всё более ускоряющийся темп жизни, необходимость координации собственных действий при огромном количестве вариант собственного развития в современной социальной ситуации порождают потребность растущего человека в психологических знаниях и навыках «психологического самообслуживания».

Отсутствие базового школьного образования в области психологии, не смотря на наличие программ и учебников по данной дисциплине [1; 3; 6; 8; 11], однообразие собственного жизненного не может быть полноценно восполнено на последующих возрастных этапах порождает определённые трудности в процессе её дальнейшего изучения.

Особенно важной, с нашей точки зрения, является необходимость проследить данную взаимосвязь, в контексте подходов к организации современного педагогического образования, начиная от самых истоков (дошкольного и школьного образования) и заканчивая подготовкой педагогов как трансляторов современного уровня культуры личности будущему поколению.

Прежде чем приступить к непосредственному анализу проведённого эмпирического исследования, хотелось бы дать небольшую характеристику отдельных субъектов образования на современном этапе развития общества, в контексте изучаемой проблемы.

Дошкольный возраст без сомнений является основополагающим в качестве закладки базовых составляющих психологического здоровья взрослой личности. Тем не менее, статистика в этой сфере является отнюдь не утешительной. По данным А.И. Захарова, в возрасте одного-трёх лет заметные отклонения в психологическом здоровье имеет каждый четвёртый ребёнок, без особых различий по полу. А в дошкольном возрасте – каждый третий мальчик и четвёртая девочка. Нарушения эти проявляются в повышенной, заметной внешне возбудимости и раздражительности, двигательном беспокойстве, неустойчивости настроения, вспыльчивости, замкнутости и т.д. [2]. При этом, исходя из личного опыта общения с дошкольниками, могу заметить, что, уже начиная со среднего дошкольного возраста, детей, как правило, расстраивает факт наличия у них таких психических проявлений. Это замечательно иллюстрирует известный американский психолог М. Селигман, приводя беседу со своей пятилетней дочерью. В ответ на грубое замечания отца девочка сказала следующее: «Ты помнишь, какой плаксой я была до пяти лет? Хныкала каждый день. А когда мне исполнилось пять лет, я решила, что больше не буду плакать.

Мне было очень тяжело, но я справилась. А если я смогла перестать плакать, то и ты сумеешь не ворчать» [9, 47].

По мнению И.Ю. Кулагиной и В.Н. Колюцкого подавляющее большинство детей (90%) завершают дошкольный возраст со значительными отклонениями от оптимальной линии онтогенеза жизненного мира, теряется его целостность и непосредственность удовлетворения потребностей содержанием главных сторон жизни [5, 231]. Д.И. Фельдштейн выделяет увеличение негативных тенденций в психическом развитии современного ребёнка (в когнитивной, произвольной, эмоциональной, мотивационной и других сферах) [11]. Продолжая характеристику современного детства, а также подросткового этапов развития, согласно последним данным отмечают, что в целом для них характерно: снижение энергичности детей, желания активно действовать; рост эмоционального дискомфорта; недостаточная социальная компетентность; чувство незащищённости, эмоциональной изоляции; негативная динамика культурных и общественных ценностных ориентаций детей.

При этом, классические учебники по детской психологии избегают обсуждения этой проблемы. Практики преимущественно выделяют три группы факторов её обуславливающих (неблагоприятные семейные обстоятельства, характеристики образовательной среды и индивидуально-личностные особенности) [1; 4; 8; 9; 10; 12], подробнее останавливаясь на каком-либо одном из них. На наш взгляд, современная социокультурная ситуация настоятельно требует интеграции всех выше названных подходов, комплексных мер по психолого-педагогическому сопровождению всех субъектов образовательного процесса.

Отмеченные нарушения психологического здоровья современных детей требуют особенного внимания со стороны воспитывающих и обучающих взрослых, требуют разработки особого подхода к организации процесса образования. Однако, имеющаяся система подготовки педагогических кадров, по-видимому, с данной миссией не справляется, что и является причиной не совсем благоприятной оценки психологических характеристик современных педагогов.

Изучение синдрома эмоционального выгорания (как одного из проявлений нарушения психологического здоровья) среди работников дошкольного образования в Беларуси показало, что наиболее подвержены этому процессу воспитатели (44% выборки — вторая стадия развития процесса выгорания, 27% — третья или хроническая). Общей характеристикой процесса жизнедеятельности при этом (согласно опросу у 80%) является ухудшение физического и психического самочувствия, нарушения сна, усталость, недомогания. С точки зрения снижения эффективности педагогического взаимодействия для них становится характерным: неадекватное эмоциональное реагирование, редукция профессиональных обязанностей. Относительно педагогов средней школы, подобные данные приводит В.Б. Ольшанский. По данным российского института социологии «лишь у одного учителя из десяти развиты такие профессиональные важные качества, как пристальное и постоянное внимание к личности другого человека, глубокое её понимание, уважение к ней, искренность в выражении своих чувств и переживаний в межличностном общении». В связи с этим не вызывает удивления и тот факт, что по результатам другого психологического исследования «большинство учителей расцениванивают своё поведение как благожелательное в отношении к ученикам, в то время как больше половины учеников воспринимают его как несправедливое» [7].

Таким образом, назрела существенная необходимость в изучении проблемы психологического здоровья всех субъектов образовательного процесса и оптимизации нравственно-психологических аспектов образовательной практики и подготовки педагогических кадров с точки зрения формирования их психологической культуры.

В контексте имеющихся тенденций нам показалось важным изучить представления современных педагогов о содержании понятий «психологическое здоровье» и «психологическая культура» личности, а также выявить уровень наличия данных личностных характеристик (на основании самооценивания), их тенденции к взаимосвязи между собой и другими характеристиками респондентов.

Эмпирическое исследование было проведено в сентябре 2010 года и включало проведение опроса студентов (факультет дошкольного образования, заочная сокращённая форма получения образования, после педагогического колледжа) и слушателей (факультет переподготовки, заочная форма получения образования, на базе имеющегося высшего образования) Белорусского государственного педагогического университета имени Максима Танка (г. Минск), получающих специальность «Дошкольное образование». Всего в опросе приняло участие 58 респондентов (пол женский, возраст от 20 до 47 лет, стаж работы в области дошкольного образования от 1 месяца до 26 лет).

Предварительный анализ полученных данных показал, что большинство респондентов прослеживает связь между содержательными характеристиками психологического здоровья и психологической культуры. При этом при описании понятия психологическая культура чаще описывается знаниевый (когнитивный) компонент психического развития, а для анализа психологического здоровья – эмоционально-оценочный. При этом по результатам самооценивания («Оцените Ваш собственный уровень психологической культуры и психологического здоровья (в процентах)…») оказалось, что:

· диапазон показателей психологический культуры и психологического здоровья оказался одинаковым и составил от 20 до 100%, хотя индивидуальные показатели совпали лишь у 14 респондентов (24%) и разбежка между ними достигала 60 %.

· средние показатели по выборке для обеих названных характеристик личности оказались примерно одинаковыми: уровень психологической культуры 66,4% и психологического здоровья – 64,3% .

· согласно данным математической статистики существует прямая корреляционная связь между показателями уровней психологической культуры и психологического здоровья респондентов (коэффициент ранговой корреляции Спирмена 0,6 при р≤0,01).

· при этом отсутствует корреляционная связь показателей уровней психологической культуры (и здоровья) с возрастом и продолжительность стажа в занимаемой должности респондентов.

· интерпретация полученных данных не однозначна и требует подробного анализа структуры изученной выборки. Однако уже сейчас можно утверждать, что уровень психологической культуры педагога опосредует характеристики его психологического здоровья.

Таким образом, можно считать, что собственно психологическая составляющая развития педагогической ментальности с точки зрения формирования ценностных аспектов образовательного процесса связана с введением в психологическую теорию и практику понятий психологического здоровья и психологической культуры личности. Лишь при условии сохранения психологического здоровья можно обеспечить не только благоприятное содержание межличностных взаимодействий педагога, но и в значительной степени полноценное раскрытие потенциала формирующейся индивидуальности. Комплексные характеристики психологического здоровья человека позволяют учитывать не имеющий аналогов в природе процесс присвоения человеком самого себя, своей сущности, и тем самым открывает возможности адекватной характеристики процесса социализации и индивидуализации личности. Психологически здоровая личность − личность психологически образованная, нравственная, способная к самореализации и полноценному функционированию в жизни общества. Организация практики формирования психологического здоровья будущих педагогов (непосредственно в процессе их профессионального обучения) должна опираться на повышение уровня психологической культуры личности. Только гармоничное развитие личности педагога будет залогом становления психологического здоровья детей как будущего каждой нации.

Библиографический список:

1. Дубровина И.В. Психическое и психологическое здоровье в контексте психологической культуры личности// Вестник практической психологии образования.− №3.− 2009. − С.17-21.

2. Захаров А.И. Предупреждение отклонений в поведении ребёнка. — СПб.: Союз, 2000. — 224с.

3. Колмогорова Л.С. Становление психологической культуры личности как ориентир современного образования// Педагог.-№3. — Режим доступа: http://sci.informika.ru/text/magaz/pedagog/pedagog_3/at14.html

4. Коломинский Я.Л. Психология педагогического взаимодействия : учеб. пособие/ Я.Л. Коломинский, Н.М. Плескачёва , И.И. Заяц, О.А. Митрахович; под ред. Я.Л. Коломинского.− СПб.: Речь, 2007.− 240с.

5. Кулагина И.Ю., Колюцкий В.Н. Возрастная психология: Полный жизненный цикл развития человека. Учебн. пособие. — М.: ТЦ «Сфера», 2001.- 464с.

6. Ляудис В.Я. Методика преподавания психологии: учеб. пособие/ В.Я. Ляудис.− 5-е изд.− М.: Лидер, 2007. − 192с.

7. Ольшанский В.Б. Психология – практикам: учителям, родителям и руководителям. − М.: Тривола, 1996.− 264с.

8. Практическая психология образования: Учебное пособие/ Под ред И.В. Дубровиной. — СПб.: Питер, 2006. — 592с.

9. Селигман Мартин Э.П. Новая позитивная психология: Научный взгляд на счастье и смысл жизни/ Перев. с англ.— М.: Издательство «София», 2006.— 368с.

10. Семёнова Е.М., Чеснокова Е.П. Психологическое здоровье ребёнка и педагога: пособие для педагогов учреждений, обеспечивающих получение дошкольного образования. – Мозырь: Белый ветер, 2010. – 174с.

11. Фельдштейн Д.И. Приоритетные направления психолого-педагогических исследований в условиях значимых изменений ребёнка и ситуации его развития// Мир психологогии.- №2(62).- 2010. – С.206-221.

12. Хухлаева О.В. Основы психологического консультирования и психологической коррекции: Учеб. пособие для студентов высш. пед. учеб, заведений. — М.: Издательский центр «Академия», 2001. — 208с.

Психическое и психологическое здоровье человека

Согласно определению ВОЗ, психическое здоровье — это состояние благополучия, при котором человек может реализовать свой собственный потенциал, справляться с обычными жизненными стрессами, продуктивно и плодотворно работать, а также вносить вклад в жизнь своего сообщества.

ВОЗ выделяет следующие критерии психического здоровья:

осознание и чувство непрерывности, постоянства и идентичности своего физического и психического «Я»;

чувство постоянства и идентичности переживаний в однотипных ситуациях;

критичность к себе и своей собственной психической продукции (деятельности) и ее результатам;

соответствие психических реакций (адекватность) силе и частоте средовых воздействий, социальным обстоятельствам и ситуациям;

* способность самоуправления поведением в соответствии с социальными нормами, правилами, законами;

способность планировать собственную жизнедеятельность и реализовывать эти планы;

способность изменять способ поведения в зависимости от смены жизненных ситуаций и обстоятельств .

 

Всемирный день психического здоровья отмечается 10 октября, начиная с 1992 года.

 Отличие психологического здоровья от психического, главным образом заключается в том, что психическое здоровье имеет отношение к отдельным психическим процессам и механизмам, а психологическое – относится к личности в целом и позволяет выделить собственно психологический аспект проблемы психического здоровья в отличие от медицинского аспекта.

 Термин «психологическое здоровье» был введен в научный лексикон не так давно автором Дубровиной, которая считает, что психологическое здоровье является необходимым условием полноценного функционирования и развития человека в процессе его жизнедеятельности. Неоспорима и связь психологического здоровья с физическим.

 Результаты исследования Джюэтта, изучавшего психологические характеристики людей, благополучно доживших до 80-90 лет, показали, что всем им характерны следующие качества: оптимизм, эмоциональное спокойствие, способность радоваться, самодостаточность и умение адаптироваться к сложным жизненным обстоятельствам.

 Если составить обобщенный портрет психологически здорового человека, то мы увидим спонтанного, творческого, жизнерадостного, веселого, открытого, познающего себя и окружающий мир человека не только разумом, но и чувствами, интуицией. Он полностью принимает самого себя и при этом признает ценность и уникальность окружающих его людей. Он находится в постоянном развитии и способствует развитию других людей. Такой человек берет ответственность за свою жизнь прежде всего на себя и извлекает уроки из неблагоприятных ситуаций. Его жизнь наполнена смыслом. Это человек, находящийся в гармонии с самим собой и окружающим его миром.

 Таким образом, можно сказать, что ключевым словом для описания психологического здоровья является слово «гармония». Это гармония между различными аспектами: эмоциональными и интеллектуальными, телесными и психическими .

 Критерии, по которым можно определить, насколько психически и психологически здоров тот или иной человек, достаточно размыты. Есть понятие «нормы», но оно во многом обусловлено социально-культурными особенностями, обычаями, традициями и устоями того или иного общества, особенностями профессиональной деятельности, а также ситуациями, в которых человек чаще всего проявляет себя. Берсеркер, т.е. викинг в состоянии своего рода боевого транса — почти идеальный боец на поле боя, тем не менее, в других обстоятельствах назвать его поведение нормальным затруднительно. Циничный и малочувствительный патологоанатом в наибольшей степени способен реализоваться в своей профессии, но вне работы может выглядеть в глазах окружающих по меньшей мере странным и непонятным.

Норма характеризуется балансом между реальностью и приспособлением к ней, установкой на самоутверждение и саморазвитие в единстве чувством ответственности, достаточным потенциалом психической энергии, с активностью. Норма — это умение преодолевать жизненные трудности и принимать вызов обстоятельств. Психическое здоровье снижается при болезнях и с возрастом — после 75 — 80 лет (не у всех) а иногда и раньше. Психическое здоровье — это понятие не статическое, а динамическое.

К норме относятся:

 1. Интеллект. Хорошие умственные способности, продуктивное мышление, стремление находить оптимальный выход, полагаясь на реальные факты. Знание своих сильных сторон, умение добиваться цели в разумные сроки. Совершенствование навыков, наличие воображения.

 2. Моральный облик: чуткий человек, без черствости «бездушия», нравственной тупости. Справедливый, объективный. Полагается на собственное суждение. Мнение окружающих для него не закон, хотя и существенно. Твердая воля, но не упрямство. Признает ошибки, но без самобичевания.

 3. Социально привлекательное адаптивное поведение, контакты с людьми разных возрастов и социальных слоев. Чувство ответственности и непринужденные отношения с вышестоящими и нижестоящими личностями, гибкое чувство социальной дистанции. Спонтанность эмоционально-поведенческих реакций.

 4. Личностный оптимизм, характер добродушный, самостоятельный. Реалист, не боится риска.

 5. Эмоциональность: без излишней доверчивости и подозрительности. Свежесть чувств.

 6. Сексуальность: учет пожеланий и мнений партнера, уважение к нему [3].

 Условно состояние психологического здоровья можно разделить на три уровня:

Высокий (креативный), для которого характерна устойчивая адаптация к среде, наличие резерва сил для преодоления стрессовых ситуаций и активное творческое отношение к действительности. Такие люди не требуют психологической помощи.

Средний (адаптивный) – люди, в целом адаптированные к социуму, однако имеющие некоторую повышенную тревожность, неприспособленность к отдельным нестандартным, не слишком часто встречающимся в жизни ситуациям. Своевременная и квалифицированная психологическая помощь в большинстве случаев может быть полезной и обеспечить более быстрое и менее болезненное преодоление жизненных трудностей.

Низкий (дезадаптивный) уровень свойственен людям, стиль поведения которых характеризуется, прежде всего, стремлением приспособиться к внешним обстоятельствам в ущерб своим желаниям или возможностям, или, наоборот, используя активную наступательную позицию, подчинить окружение своим потребностям. Люди, отнесенные к данному уровню психологического здоровья, требуют индивидуальной психологической помощи [2].

Как любят говорить психиатры, «нет абсолютно здоровых людей, есть неообследованные».

Полным набором абсолютно нормальных психологических показателей, по данным Е. А. Шапошникова, обладает лишь 25 — 30 процентов людей. Но на различных этапах жизни даже полностью психически здоровые люди могут не всегда нормально реагировать на те или иные ситуации, в частности на собственные соматические заболевания. 55-60 процентов людей балансируют между полноценным психическим здоровьем и теми или иными преходящими или незначительными нарушениями. И только 3-5 процентов могут считаться психически нездоровыми, требующими психиатрического лечения (этот показатель значительно колеблется в различных странах) .

Проблемы психического здоровья в современном обществе

Что такое здоровье? Согласно определению, данному Всемирной организацией здравоохранения, «здоровье является состоянием полного физического, душевного и социального благополучия, а не только отсутствием болезней и физических дефектов». Отсюда следует, что все три составляющих: тело, «душа» и общество тесно взаимосвязаны между собой и влияют на самочувствие и состояние человека. Как правило, уравновешенные, устойчивые к стрессу люди более здоровы и успешны в жизни. Они умеют создавать благоприятный климат в семье, поддерживают высокую активность, у них хватает сил и работать, и заботиться о близких, подавая детям положительный пример. Умение противостоять стрессам, бороться с тревогой, плохим настроением снижает вероятность развития психосоматических заболеваний, в основе развития которых лежат психологические причины. Это всем известные заболевания сердца и сосудов, инфаркты, инсульты, гипертония, язвенная болезнь желудка и двенадцатиперстной кишки, бронхиальная астма и многие другие. О типах и причинах психологических и психических расстройств, а также способах борьбы с ними нам рассказала главный врач ГКУЗ «Ульяновская областная клиническая психиатрическая больница», главный внештатный психиатр Министерства здравоохранения Ульяновской области Гаврилина Ольга Владимировна.

Когда психика человека начинает давать сбои? Каковы причины психических расстройств?

Современный ритм жизни таков, что именно психическое здоровье наиболее и первично подвержено негативному влиянию. Огромное количество стрессов, причем везде: на работе, дома, большой поток различной информации, которая сыплется на человека со всех сторон и несет зачастую негативный характер, экология, неправильное питание и прочее. Про стрессы сегодня говорят практически все, и большинство людей склонны считать их причиной своих проблем, в том числе и проблем со здоровьем. А вот что означает это понятие, мало кто задумывается.

Каким же образом стресс влияет на нас?

Наш организм устроен так, что ему необходимо равновесие, и это очень мудро. Однако люди своим поведением, отношением к себе и друг другу часто нарушают это равновесие, и организму приходится постоянно работать «на грани», стремясь поддерживать нормальное течение всех физиологических и психических процессов, то есть практически не отдыхать. Воздействие стресса на организм может быть и очень вредным. Почему? Дело в том, что эта реакция организма очень древняя: ещё в каменном веке наши предки, охотясь на диких зверей, побеждали и спасали свои жизни именно благодаря воздействию стресса. В экстремальной ситуации в кровь выбрасываются гормоны, обеспечивающие поступление энергии туда, куда нужно – поэтому древние люди успевали либо убить животное, либо убежать от него, спасая свою жизнь. В наше время, хотя мы и не охотимся на опасных зверей с риском для жизни, физиологическая реакция осталась прежней. Как только в кровь выбрасываются гормоны стресса, организм приходит в боевую готовность. Стресс задуман природой для того, чтобы позволить нам совершить активные действия в очень короткий период времени, не более того. Но, в отличие от наших предков, мы не позволяем себе отдыхать и расслабляться даже когда это жизненно важно, поэтому организм находится в состоянии боевой готовности постоянно. Представьте себе, что ваш организм всё время работает так, как описано выше. Долго ли он «протянет»? Организм старается восстановить равновесие любыми путями – ему надо приспособиться к стрессу, если он затягивается. Повышается давление, снижается количество глюкозы в крови – всё это произвольно, в поисках оптимальных вариантов. Но мы не даём своему организму найти эти варианты, постоянно добавляем ему проблем. Например, начинаем бесконтрольно принимать химические лекарства, пытаясь с их помощью «гасить» стресс. А получается ещё хуже… Находясь в состоянии затяжного стресса, мы ослабляем свой иммунитет. Иммунная система, постоянно находясь в состоянии боевой готовности, не может уделить внимание борьбе с инфекциями, простудами или развивающейся онкологией. А привычка «заедать» стресс разными «вкусностями», продающимися в готовом виде в магазинах, добавляет проблем перегруженному организму, истощая последние запасы энергии. При этом нарушается нормальный аппетит, масса тела снижается или, наоборот, повышается. Человек ощущает постоянную усталость, настроение часто меняется – возникает беспричинное волнение или подавленность. Если не остановить этот разрушительный процесс, то наша жизнь будет ухудшаться, пока не превратится в кошмар.

Какие же расстройства психического здоровья встречаются чаще всего?

Ошибочно думать, что психические расстройства – это только шизофрения и другие психозы. Львиная доля психических расстройств – это невротические и тревожные расстройства, патология характера, аффективные и психосоматические нарушения. Кстати, в последнее время число неврозов и депрессивных расстройств возрастает. Каждый из нас сталкивается с негативными периодами стресса и горя, но симптомы психического расстройства наблюдаются гораздо дольше и часто не связаны с реакцией на ежедневные события. Когда эти симптомы набирают силу, достаточную для того, чтобы мешать нормальному функционированию человека, их можно рассматривать в качестве психического или психологического заболевания. К примеру, человек с клинической депрессией постоянно будет чувствовать сильную грусть, плохое настроение, тоску, причем совершенно безосновательно. Такие симптомы обычно развиваются в течение нескольких недель или месяцев, иногда это может происходить и гораздо быстрее. Проблемы психического здоровья определяются и классифицируются для того, чтобы помочь экспертам назначать правильный уход и лечение пациентам. Невротические расстройства  – крайние формы «нормальных» эмоциональных переживаний, таких как депрессия, тревога или обсессивно-компульсивное расстройство (развитие навязчивых мыслей, воспоминаний, движений и действий, а также разнообразные патологические страхи). Примерно каждый десятый человек сталкивается с подобными расстройствами в тот или иной момент времени. Психотические симптомы встречаются гораздо реже – у одного человека из 100. Они искажают восприятие реальности, влияя на мысли и суждения. К счастью, большинство людей с невротическими расстройствами при правильном подходе выздоравливают или учатся жить с проблемой, особенно если диагноз поставлен на ранних стадиях.

Как не допустить развития неврозов и сохранить психическое здоровье? Как бороться со стрессом?

Повлиять на большинство внешних факторов, вызывающих стресс, сложно, то помочь своему организму может каждый – было бы желание. Ведь организму, находимся мы под действием стресса или нет, нужно работать – у него нет выходных дней, и отпуск он взять не может. Предупреждение стрессов является лучшим средством борьбы с ними. И хотя мы не в состоянии полностью  избавиться от стрессов, правильно бороться с ними можно научиться. Исследования показали, что наиболее эффективными для выработки в организме  устойчивости к стрессам являются упражнения, связанные с тренировкой дыхания – бег, ходьба. Также научитесь расслабляться физически. Со временем вы заметите, что при этом расслабляетесь и психологически. Находите время для отдыха. Это могут быть и спортивные игры, и занятия с детьми, и просто гуляние по парку. Главное, чтобы вы при этом хоть немного отвлеклись от повседневных забот и отдохнули. Помогает бороться со стрессом и снижение потребления стимуляторов, которые содержатся в кофе, алкоголе, сигаретах. Причина в том, что организм на любой стимулятор реагирует, как на встряску. Если у вас есть вредные привычки, начните борьбу с ними. Следите за своим рационом питания. Старайтесь придерживаться одного и того же времени приема пищи. Здоровая пища поможет лучше чувствовать себя физически. Если вас постоянно беспокоят стрессы, замучила бессонница, тревожные ощущения, не стесняйтесь обратиться за помощью к психологу, психиатру или психотерапевту. Не замыкайтесь в себе: если проблема обговорена, она не будет постоянно вас преследовать.  Научитесь отвлекаться от негативных мыслей. Кроме того, следует научиться управлять своим временем. У каждого бывают моменты, когда наваливается очень много работы, и неизбежны перегрузки. Правильное планирование рабочего и личного времени поможет вам избежать ненужных эмоциональных и физических перегрузок. Есть и другие способы защитить себя от стресса и справиться с его последствиями. Например, следует всегда ставить перед собой чёткие и ясные цели. Не нужно переживать по поводу глобальных проблем, решение которых вам не под силу. Массаж, акупунктура, визуализация, гимнастика и медитация, дыхательные упражнения и водные процедуры – всё это тоже помогает. Когда в жизни случаются неприятные моменты, не обвиняйте никого, особенно себя. Лучше подумайте, почему это с вами произошло, чему вы можете научиться благодаря этой ситуации? Если не допускать негативной реакции, стрессов будет становиться всё меньше. Кстати, утверждение, что смех является лучшим лекарством, абсолютно верно. Разумеется, когда вы расстроены, смеяться совсем не хочется, но попробовать стоит. Попробуйте включить весёлую музыку или посмотреть смешной фильм.

Итоги конкурса информационных буклетов «Нет здоровья без психического здоровья»

25 октября 2019 года были подведены итоги конкурса информационных буклетов «Нет здоровья без психического здоровья». Конкурс проводился в рамках мероприятий, посвященных Всемирному дню психического здоровья.

Всемирный день психического здоровья (World Mental Health Day) — 10 октября – отмечается в мире с 1992 года. В Российской Федерации – с 2002 года, по инициативе академика РАМН Т.Б. Дмитриевой.

Психическое здоровье является неотъемлемой частью и важнейшим компонентом здоровья. Оно определяется как состояние благополучия, при котором каждый человек может реализовать свои способности и собственный потенциал, противостоять обычным жизненным стрессам, продуктивно и плодотворно работать и вносить вклад в жизнь своего сообщества. В этом позитивном смысле психическое здоровье является основой благополучия каждого человека и эффективного функционирования всего сообщества.

Целью конкурса являлось привлечение внимания обучающихся к проблемам психического здоровья, способам и условиям его сохранения и укрепления, повышение психологической компетентности будущих медицинских работников.

Всего на конкурс  было представлено 18 работ от 29 студентов нашего колледжа. Особо активное участие в конкурсе приняли студенты специальности «Фармация».

При оценке конкурсных работ учитывались актуальность и соответствие теме конкурса, информационная насыщенность, доступность и достоверность информации, грамотность, качество исполнения и художественного оформления работы, ее оригинальность.

Все работы соответствовали тематике конкурса и были посвящены актуальным вопросам психического здоровья. Особенно популярными среди участников оказались такие проблемы, как взаимоотношения супругов, воспитание детей, сохранение психического здоровья в профессиональной деятельности, взаимосвязь психического и физического здоровья. Также многие работы отличались качественным исполнением, ярким, оригинальным оформлением, содержательностью.

 Экспертная комиссия конкурса состояла из преподавателей нашего колледжа Заниной Любовь Васильевны, Андрюхиной Екатерины Михайловны, Богдановой Елены Владимировны, Кожириновской Натальи Владимировны и председателя комиссии — заместителя директора по воспитательной работе Корнюшиной Татьяны Павловны.

По результатам оценки конкурсных работ 1 место присуждено студентам группы 311фм10 Сметанникову Владиславу и Явид Ангелине;

2 место заняла студентка группы 59м1 Лобанова Виктория;

3 место – студентка группы 49фм8 Баранова Дарья.

Хочется также отметить высокое качество выполнения конкурсных работ следующими участниками: Новикова Татьяна, Ибишова Аида, Васечкина Анна, Янченко Вероника, Полякова Анжелика, Маклюсова Анна, Понкратова Мария, Пилипенко Наталья, Ковтун Валерия, Бабкина Юлия, Редина Ирина, Матвеева Валентина.

Хочется поздравить всех участников и победителей конкурса, пожелать им дальнейших успехов, и, конечно, крепкого здоровья!

   

 

 

 

 

 

 

   

Кожириновская Н. В.,
педагог-психолог

Правила и основы здорового образа жизни для детей дошкольного возраста



Правила и основы здорового образа жизни для детей дошкольного возраста | СПб ГБУЗ «Городская поликлиника №122»
Правила и основы здорового образа жизни для детей дошкольного возраста

 

Здоровый образ жизни для детей дошкольного возраста — это не только двигательная активность, но и целый комплекс мер, которые должны стать приоритетными задачами для родителей малыша. До 7 лет ребенок проходит огромный путь развития, на котором закладывается как его физическое здоровье, так и личностные качества. Они взаимосвязаны друг с другом, поэтому так важно в самом начале жизни сформировать у малыша базу знаний и навыков здорового образа жизни.

 

 

Основы здоровья дошкольников
Для многих родителей формирование здорового образа жизни у дошкольников ограничивается лишь физическим развитием ребенка, тогда как организм малыша — это сложная система.
Нормальная жизнедеятельность молодого организма обеспечивается совмещением нескольких компонентов:
• биологического;
• психического;
• социального.
Часто биологическое здоровье ребенка напрямую зависит от образа жизни его родителей. Вредные привычки папы и мамы вредят развитию малыша еще в его внутриутробной жизни. Негативно сказывается на развитии плода и чрезмерная двигательная активность женщины во время беременности, переедание, плохой сон, эмоциональные перегрузки.
Если экологическая среда, в которой растет и развивается ребенок, не может быть изменена одним человеком, то психическое и социальное здоровье малыша находится полностью в руках его родителей. Формирование культуры здоровья у детей дошкольного возраста должно начинаться с родительского примера. Спокойная обстановка в семье, адекватная реакция на возникающие трудности, помощь друг другу — все это станет основой для нормального психического развития дошкольника.
Социальные основы здоровья дошкольника и младшего школьника закладываются в общении не только с родителями, но и друзьями. Неблагополучное окружение отрицательно повлияет на развитие личности. Поэтому так важно найти для ребенка такое окружение, которое влияло бы на него положительно. Кроме того, у самого малыша должны быть развиты необходимые качества для комфортного взаимодействия с окружающими его людьми. Это формирование нравственных идеалов и ценностей, а также социальная адаптация. Все это является важным составляющим основы воспитания культуры здоровья у детей дошкольного возраста. Одним из лучших средств укрепления социального здоровья является трудовая деятельность. Именно приобщение малыша к работе дает ему чувство нужности и принадлежности к обществу.
Физическое развитие
Формирование навыков здорового образа жизни у дошкольников не может проходить без практической составляющей. Пример здорового образа жизни родителей важен, но понятие ЗОЖ для дошкольников немыслимо без физического развития самого малыша.
Пока ему не нужны спортивные нагрузки, однако комплекс мер по укреплению физического состояния необходим. Основные аспекты, направленные на укрепление здоровья детей дошкольного возраста, включают в себя:
• двигательный режим;
• личную гигиену;
• закаливание.
Игры — главный способ поддержания двигательной активности ребенка. Укрепляющие физические упражнения важны, однако на них отводится всего лишь несколько минут в день. Все остальное время малыш проводит в играх. Однако должен быть сохранен разумный баланс между активной деятельностью и отдыхом. Поэтому лучше чередовать активные и спокойные игры, а также времяпровождение на свежем воздухе и в помещении.
Приобщение дошкольников к здоровому образу жизни начинается с коротких физических нагрузок. Это утренняя гимнастика, двигательные физкультминутки, которые нужно проводить как дома, так и в детском саду, зарядка после дневного сна.
Полезно проводить с ребенком оздоровительные водные процедуры в бассейне.
Личная гигиена для здоровья ребенка крайне важна. Малыш в самом начале жизни должен усвоить, что за телом необходимо ухаживать. Это важно не только для хорошего состояния организма, но и здоровья окружающих. У ребенка должны быть личные вещи: расческа, зубная щетка, полотенце и носовой платок. С детства нужно научить его правильно пользоваться этими предметами.
Формирование здорового образа жизни у детей дошкольного возраста не проходит без закаливания, хотя эта процедура у многих родителей ассоциируется с применением рискованных мер. Однако закаливание — эффективный метод профилактики заболеваний и укрепления иммунитета. Если соблюдать основные правила закаливания, то организм малыша постепенно станет выносливее к факторам внешней среды. Важно проводить закаливающие процедуры регулярно, особенно в зимний период. Принцип постепенности является главным. Без проблем приспособить организм к изменениям внешней среды получится, если увеличивать нагрузку постепенно.
Нужно учитывать также индивидуальные особенности малыша. Если он плохо переносит какую-либо процедуру, то лучше от нее отказаться.
Здоровьесберегающие технологии
Сегодня в образовательных учреждениях большое внимание уделяется системе воспитательно-оздоровительных, профилактических и коррекционных мероприятий. Использование здоровьесберегающих технологий дошкольного образования — это важная ступень в развитии полноценного и физически крепкого ребенка. Такие технологии применяются во всех видах деятельности. Направлены они на сохранение здоровья и формирование основных знаний ЗОЖ у детей. В дошкольных учреждениях применяются следующие формы технологии сохранения и стимулирования здоровья:
• динамические паузы;
• пальчиковая гимнастика;
• гимнастика для глаз;
• дыхательная гимнастика;
• бодрящая гимнастика;
• подвижные игры;
• релаксация.
Короткие динамические паузы в течение 2-5 минут необходимы для малышей. Они разнообразят занятия и снимут напряжение. Короткая двигательная активность позволяет включиться в занятия с новой силой.
Пальчиковая гимнастика в детских садах очень важна. Если для школьников разминка пальцев и кистей рук только снимает напряжение, то у малышей во время этих коротких занятий улучшается мелкая моторика, стимулируется речь, усиливается кровообращение. В логопедических группах такие перерывы между занятиями просто необходимы. Проводить пальчиковую гимнастику можно в любой период. В последнее время в детских садах большое распространение получила технология биоэнергопластики. Это совмещение движений кистей рук и артикуляционного аппарата. Такая зарядка помогает стимулировать мозговую активность.
Во время занятий, требующих большого зрительного сосредоточения, необходимо устраивать паузы и давать отдохнуть глазам. Специальная гимнастика в течение 3-5 минут позволит снять напряжение с глазных мышц.
Полезно сделать круговые движения глазами, посмотреть в разные стороны, вдаль и перед собой.
Дыхательная гимнастика хорошо влияет на здоровье детей дошкольного возраста. Она активизирует кислородный обмен в тканях, нормализует дыхательную систему в целом. Особенно этот вид паузы полезен при физических нагрузках.
После обеденного сна полезно провести бодрящую гимнастику. Длится она всего 5-10 минут и состоит из определенного комплекса упражнений. Это своего рода утренняя зарядка, только не такая интенсивная. Начинать комплекс бодрящих упражнений можно прямо в кроватках. Эти упражнения направлены на коррекцию осанки и плоскостопия. Во многих садах воспитатели используют коврик с пуговицами. Дети ходят по нему после сна. Такая дорожка полезна для здоровья дошкольников, она отлично массирует ступни и укрепляет мышцы.
Подвижные игры — неотъемлемая часть занятий в дошкольных учреждениях. Они не только способствуют укреплению здоровья детей, но и развивают двигательную активность, улучшают психологическое и физиологическое состояние организма.
Конечно, после подвижных игр необходим отдых. Во время релаксации ребенок может сделать самомассаж. Подобная процедура улучшит кровообращение и станет отличной профилактикой многих заболеваний. А добрые сказки и приятная музыка, дополняющие занятия, улучшат психологическое здоровье малыша.

Спасибо за отзыв!

Ваш отзыв был получен и отправлен администратору!

Взаимосвязь психологического состояния и здоровья человека | Развитие человека

Здоровье — это совокупность многих факторов: генетическая предрасположенность, образ жизни, особенности питания, взаимодействие с окружающей средой и мышление человека. Для сохранения здоровья человеку нужно находиться в гармонии с самим собой и окружающим миром. Болезнь возникает в случае нарушения психического, душевного и физического баланса. Нарушение здоровья сказывается на психологическом состоянии человека и наоборот.

Психологические факторы, влияющие на здоровье

Очень часто физические заболевания могут быть основаны на психологическом состоянии человека. Достаточно часто существующие болезни вызваны теми или иными психологическими нарушениями.

  • Собственное представление о здоровье. Ввиду открытости и доступности информации сегодня многие сами ставят себе диагнозы. Изучив разнообразную информацию в сети Интернет, журналах или книгах, получив что-то вроде общей картины, человек настраивается на развитие событий, который он сам для себя предсказал. Психика человека настраивается на ту же волну, так как физическое и психологическое тело неразрывны.
  • Представление человека о здоровье. Имея опыт подобной болезни и предполагая развитие событий, человек настраивает себя только на один сценарий. Он оценивает болезнь и прогнозирует ее последствия.
  • Стрессовое состояние. Заболеванию обязательно предшествует стрессовое состояние, которое влияет на дальнейшее развитие событий.
  • Болезнь родственников. Зная, как болели ранее члены семьи, человек предполагает развитие такого заболевания и у себя, прогнозируя идентичное развитие событий.

Данные факторы еще до развития заболевания могут сказываться на проблемах со здоровьем.

Влияние здоровья на психологическое состояние

Точно также работает механизм влияния состояния здоровья на психику человека. Недостаточное количество сна, нерегулярное и неправильное питание, недостаточная активность, сидячий образ жизни — это факторы, которые накапливаются и в результате оказывают влияние на психологическое состояние человека.

Ежедневный стресс от испытываемых болевых ощущений формирует общую картину, когда человек меняет свое отношение к окружающему миру и себе. Например, испытывая регулярный дискомфорт, связанный с постоянными болевыми ощущениями в области спины вследствие травмы, человек переносит свой негатив на окружающую его среду. Таких причин может быть множество и это одна из них.

Стрессовое состояние может возникнуть в любой сфере жизни человека, распространившись на другие. В результате человеку сложно концентрироваться, решать ежедневные задачи, вследствие чего начинается нервозное состояние, переживания и суета.

Решение проблемы

Исходя из всего этого, возникает один вопрос: «Как избежать стрессового состояния, вызванного физическими заболеваниями?». Для решения данной проблемы нужен целый комплекс мер:

  • Активный образ жизни. Умеренные нагрузки даже при существующих болезнях (предварительно посоветоваться с врачом) позволят избавиться от стрессового состояния. Одним из безобидных видов спорта считается велоспорт. Это умеренная нагрузка, которая пойдет только на пользу. Интенсивность и периодичность занятий можно регулировать самостоятельно.
  • Правильное питание. Далеко не все видят взаимосвязь регулярно употребляемых продуктов и здоровья. Но многочисленные испытания, эксперименты и длительные исследования показывают, что режим и правильное питание напрямую сказываются на психологическом и физическом состоянии человека, а также на продолжительности жизни. Человек, который понимает важность правильного питания и старается следить за своим рационом, не всегда делает это правильно. На первый взгляд кажущиеся «правильные» продукты могут такими не оказаться. Для большей уверенности лучше проконсультироваться со специалистом.
  • Положительные эмоции. Радость и счастье являются надежным защитником психологического здоровья. Важно регулярно испытывать положительные эмоции. Нужно стараться находить источники радости и удовольствия.
  • Правильные мысли. Работа над собой, своим мышлением и мировосприятием. Как ни крути, а мышление человека лежит в основе его жизни и здоровья.

Всего три четыре правила к успешной, безболезненной и счастливой жизни. Психологическое состояние человека зависит от многих моментов в жизни, одним из которых всегда было и будет здоровье.

Сделайте жизнь радостной, отношения гармоничными , здоровье крепким!

Ставьте лайки и подписывайтесь на канал!

Психолог назвала способы сохранить эмоциональное и физическое здоровье | Новости | Известия

Умение расслабляться и отдыхать, здоровый сон, приятное общение, любовь к себе и занятия спортом помогут сохранить эмоциональное и физическое здоровье. Об этом в беседе с сайтом aif.ru рассказала психолог Анна Хныкина.

По словам специалиста, в первую очередь следует отказаться от установок, к примеру, родить детей или накопить на квартиру и машину до 30 лет, поскольку такой подход к жизни является неестественным.

«Хорошо быть успешным, но только не ценой своего психологического и физического здоровья, поэтому подумайте, какие установки заставляют вас жить в тисках времени и кто вам их навязал», — заявила специалист.

Хныкина отметила, что психосоматика чаще всего свидетельствует о том, что организму необходима передышка от бесконечного выполнения массы задач. Она также указала на существование целого ряда заболеваний с психосоматической природой: различные виды аллергий, сердечно-сосудистые проблемы, онкология.

Кроме того, психолог отметила необходимость высыпаться — не менее восьми часов в сутки, а также не жертвовать простым человеческим общением, ограничиваясь лишь «нужными» людьми.

«Важно, чтобы рядом были и те, кто близок по духу, родственные души. Их ни в коем случае нельзя исключать из своего времени даже ради самой блестящей карьеры», — подчеркнула Хныкина.

Также эксперт призвала ежедневно уделять себе 10% времени, фокусируясь в такие моменты на собственных мыслях, и не забывать о спорте. Отключиться от посторонних переживаний, по мнению специалиста, поможет йога и пилатес:

«Чтобы сделать упражнение, приходится от всего отвлекаться, ты фокусируешься на теле и не можешь больше думать ни о чем другом. Это очень похоже на медитацию. И я бы назвала это одним из самых простых способов успокоить ум», — пояснила психолог.

Специалист также посоветовала находить удовольствие во всем, что приходится делать, будь это работа, хобби или курсы повышения квалификации, поскольку «это верный путь избежать депрессии и болезней».

В декабре 2018 года сообщалось, что психологи из Портлендского государственного университета и Иллинойсского университета в Урбане-Шампейне выявили взаимосвязь между грубостью на работе и бессонницей.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Связь между психическим и физическим здоровьем

Психическое и физическое здоровье фундаментально взаимосвязаны. Существует множество ассоциаций между психическим здоровьем и хроническими физическими состояниями, которые существенно влияют на качество жизни людей, потребность в медицинской помощи и других услугах, финансируемых государством, и порождают последствия для общества. Всемирная организация здравоохранения (ВОЗ) определяет: здоровье как состояние полного физического, психического и социального благополучия, а не просто отсутствие болезней или недугов. ВОЗ заявляет, что « нет здоровья без психического здоровья». 1

Нигде взаимосвязь между психическим и физическим здоровьем не является более очевидной, чем в области хронических состояний. Связи между психическим и физическим здоровьем следующие:

  1. Плохое психическое здоровье является фактором риска хронических соматических заболеваний.
  2. Люди с серьезными психическими расстройствами подвержены высокому риску хронических физических состояний.
  3. Люди с хроническими физическими заболеваниями подвержены риску ухудшения психического здоровья.

Социальные детерминанты здоровья влияют как на хронические физические состояния, так и на психическое здоровье. Ключевые аспекты профилактики включают повышение физической активности, доступ к питательной пище, обеспечение адекватного дохода и содействие социальной интеграции и социальной поддержке. Это создает возможности для усиления защитных факторов и снижения факторов риска, связанных с аспектами психического и физического здоровья.

Понимание связи между разумом и телом — это первый шаг в разработке стратегий, направленных на снижение частоты сосуществующих состояний и поддержку тех, кто уже живет с психическими и хроническими физическими заболеваниями.


[1] Содействие психическому здоровью: концепции, новые данные, практика: сводный отчет / отчет Всемирной организации здравоохранения, Департамента психического здоровья и токсикомании, в сотрудничестве с Викторианским фондом укрепления здоровья (VicHealth) и университетом Мельбурна. (2004).

Взаимосвязь между физическим здоровьем и психологическим благополучием среди пожилых людей

J Aging Res. 2011; 2011: 605041.

Джинмён Чо

1 Департамент человеческого развития и семейных исследований, Государственный университет Айовы, Эймс, Айова 50011, США

Питер Мартин

1 Департамент человеческого развития и семейных исследований, Государственный университет Айовы, Эймс, Айова 50011, США

Дженнифер Маргретт

1 Департамент человеческого развития и семейных исследований, Государственный университет Айовы, Эймс, Айова 50011, США

Морис Макдональд

2 Школа семейных исследований и социальных служб, Университет штата Канзас, Манхэттен, KS 66506, США

Леонард В.Пун

3 Институт геронтологии Университета Джорджии, Афины, GA 30602, США

1 Департамент человеческого развития и семейных исследований, Государственный университет Айовы, Эймс, Айова 50011, США

2 Школа семейных исследований и социальных служб, Университет штата Канзас, Манхэттен, KS 66506, США

3 Институт геронтологии Университета Джорджии, Афины, GA 30602, США

Научный редактор: Бо А. Хагберг

Поступила 14 февраля 2011 г .; Принята в печать 19 марта 2011 г.

Это статья в открытом доступе, распространяемая по лицензии Creative Commons Attribution License, которая разрешает неограниченное использование, распространение и воспроизведение на любом носителе при условии правильного цитирования оригинальной работы.

Эта статья цитируется в других статьях в PMC.

Abstract

Целью данного исследования было оценить взаимосвязь между физическим здоровьем и психологическим благополучием среди пожилых людей. Моделирование структурным уравнением было выполнено для изучения влияния здоровья на психологическое благополучие среди 306 восьмидесятилетних и долгожителей из исследования долгожителей Джорджии.Скрытые переменные были созданы для отражения субъективного здоровья, измеряемого самооценкой здоровья, и объективного здоровья, измеряемого нарушениями физического здоровья (например, проблемы со здоровьем, прошлые и настоящие болезни, госпитализация) и биомаркерами (например, гемоглобином и альбумином). Психологическое благополучие измерялось положительными и отрицательными эмоциями. Были значительные прямые эффекты субъективного здоровья на аффект и значительные косвенные эффекты объективного здоровья через субъективное здоровье на положительный аффект и отрицательный аффект.Субъективное здоровье играет роль посредника между объективным здоровьем и психологическим благополучием. Эти результаты подчеркивают статус и восприятие здоровья как важнейшего показателя благополучия в глубокой старости.

1. Введение

В связи с беспрецедентным увеличением числа пожилых и пожилых людей в нескольких исследованиях уделялось внимание долгожителям и их жизни, изучающих факторы, связанные с их долголетием, такие как здоровье, генетические факторы, общий образ жизни, физическая активность, питание и социальные отношения [1].Несмотря на то, что многие исследователи указывают на то, что долгожители страдают несколькими хроническими заболеваниями [2], а здоровье является важным показателем психологического благополучия среди пожилых и пожилых людей, только несколько исследований были сосредоточены на здоровье и его влиянии на психологическое благополучие в экстремальных условиях. старость. Следовательно, существует необходимость исследовать связь между здоровьем и психологическим благополучием среди пожилых людей.

Обычно физического здоровья является наиболее часто используемым индексом для оценки благополучия людей.По мере взросления люди могут осознавать, что их физическое здоровье (например, показатели распространенности хронических состояний) не так хорошо, как в прошлом. Важность здоровья среди пожилых людей, особенно распространенность хронических состояний, была показана в исследовании датских долгожителей [2]. Они обнаружили, что здоровых долгожителей было немного и что у большинства датских долгожителей было несколько общих заболеваний и хронических состояний, таких как сердечно-сосудистые заболевания (72%), остеоартрит (54%), гипертония (52%), деменция (51%) и ишемия сердца. болезнь (28%).Андерсен-Ранберг и др. [2] пришли к выводу, что избавиться от потенциально распространенных заболеваний до 100 лет — это проблема. Это утверждение было подтверждено другим исследованием, посвященным столетию. После оценки истории болезни 424 долгожителей Evert et al. обнаружили, что даже несмотря на то, что 19% долгожителей были классифицированы как «беглецы», которые достигли своего 100-летия без диагноза общих возрастных заболеваний, 81% долгожителей не были свободны от общих возрастных заболеваний [3]. Таким образом, большинство пожилых людей сообщали о хронических заболеваниях.

Субъективное здоровье «связано не только с продолжительностью жизни, но и с состоянием здоровья в оставшиеся годы» [4, p.S315] и служит одним из наиболее важных детерминант психологического благополучия в более позднем возрасте. Хойманс и его коллеги отметили, что субъективное здоровье является ценным и персонализированным индикатором здоровья, определяющим восприятие и оценку собственного здоровья на основе интерпретации объективного физического и психического состояния здоровья, а также ожиданий и сравнений [5–10].Поскольку отношение, мотивация и убеждения людей влияют на восприятие болезни и инвалидности, индивидуальные различия в субъективном здоровье могут играть важную роль для психологического благополучия в дальнейшей жизни [11]. Например, поскольку психологические характеристики включают в себя способность и готовность человека адаптироваться к физическим изменениям [12], на субъективный опыт влияют различные виды заболеваний или истории болезней [11, 13].

Психологическое благополучие рассматривалось как показатель успешной адаптации в пожилом и очень преклонном возрасте [14].Брэдберн рассматривал субъективную оценку благополучия как баланс между положительным и отрицательным аффектом [15]. Эти два измерения благополучия могут быть источником психологического благополучия [15, 16]. Эти два типа аффекта могут иметь разные адаптивные функции. Отрицательный аффект относится к следствию неадаптивного поведения, тогда как положительный аффект можно рассматривать как подкрепление адаптивного или адекватного поведения [15, 16]. Ларсон обобщил предыдущие исследования психологического благополучия, проведенные за 30-летний период (1940–1970-е годы), и отметил, что конструкция тесно связана с физическим состоянием здоровья, функциональным статусом и социально-демографическими факторами, включая профессию, доход, уровень образования. , а также степень социального взаимодействия [17, 18].Хамасима изучил предыдущие исследования психологического благополучия (в частности, качества жизни) в Японии и пришел к выводу, что на него влияет физическое здоровье и другие факторы, такие как возраст, семейное положение, род занятий и экономический статус [18–20].

Основываясь на предыдущих исследованиях, при учете благополучия в более позднем возрасте необходимо учитывать влияние физического здоровья. О важности физического здоровья для психологического благополучия сообщалось в ряде исследований. Ревицки и Митчелл, например, обнаружили, что проблемы с физическим здоровьем являются наиболее важным источником жизненного напряжения среди пожилых людей [21].Физическое здоровье может иметь большое влияние на субъективное благополучие. Например, Bishop et al. обнаружили, что плохое здоровье было важным фактором, связанным с более низким моральным духом [22]. Кроме того, существует несколько исследований, посвященных влиянию конкретных заболеваний на психологическое благополучие. Например, положительный эффект был связан с меньшим количеством симптомов инсульта [23], а низкий сердечно-сосудистый риск был связан не только с лучшей выживаемостью, но и с лучшим психологическим благополучием у пожилых людей [24].Все эти исследования продемонстрировали, что воспринимаемое здоровье связано с объективным здоровьем [25]. Несколько исследований выявили тесную взаимосвязь между воспринимаемым здоровьем и длительными хроническими заболеваниями, особенно среди пожилых людей [25–29], а также с другими показателями здоровья, такими как количество лекарств, больничные дни или госпитализации [25, 30–32].

Как показали предыдущие исследования, существует тесная связь между объективными и субъективными оценками личного здоровья, и эта связь влияет на психологическое благополучие [11].Другими словами, на психологическое благополучие людей влияют история болезни, текущие физические симптомы и ощущения тела, убеждения и поведение в отношении здоровья, а также психическое и эмоциональное благополучие [11, 33]. Кроме того, основным фактором субъективного здоровья является объективное физическое здоровье, то есть хронические состояния и инвалидность. Многие исследования отмечают взаимосвязь между хроническими состояниями, инвалидностью и субъективным здоровьем [5, 25, 34–38]. Интересно, что Кемпен и его коллеги заметили, что на восприятие здоровья больше всего влияют сердечные заболевания, за которыми следуют астма / хронический бронхит, жалобы на суставы, проблемы со спиной и диабет [35].

Несмотря на то, что ряд исследований предполагает сильную связь между физическим здоровьем (объективным и субъективным) и психологическим благополучием, многие исследования включают только людей в возрасте от 60 до 80 лет, и информации об этой связи мало. очень преклонный возраст [39]. Следовательно, дополнительные исследования должны быть сосредоточены как на маркерах физического здоровья, так и на субъективном здоровье, позволяющем прогнозировать психологическое благополучие в очень позднем возрасте, потому что это время часто характеризуется функциональным упадком или разрушением физической и психологической системы [39].Целью этого исследования было оценить связь различных аспектов (объективных и субъективных) физического здоровья и их прямого и косвенного влияния на психологическое благополучие (т.е. положительное и отрицательное влияние) у очень пожилых людей.

2. Метод

2.1. Участники

Основа выборки исследования столетних жителей Джорджии (GCS, Phase III) [40], которое предоставляет данные для этого исследования, состояла из двух компонентов. Первый из них заключался в определении доли всех жителей учреждений квалифицированного сестринского ухода (SNF) и домов личной гигиены (PCH) в 44 округах на севере Грузии.Основываясь на масштабах переписи, в рамках проекта были определены резиденты ОЯТ и ООП. Вторая стратегия приема на работу заключалась в использовании информации о дате рождения в файлах регистрации избирателей для идентификации жителей общины. На основе этих двух компонентов и пяти различных характеристик (географический, возраст, пол, раса и тип проживания) для этого исследования была составлена ​​выборка долгожителей и восьмидесятилетних [40].

Получить информацию от пожилых людей не всегда просто или возможно.На способность людей реагировать, особенно в пожилом возрасте, влияет их физическое здоровье, когнитивный статус или функциональные способности [41]. Различные уровни этих факторов среди пожилых людей часто приводят к использованию косвенных оценок здоровья, функционального статуса или психического здоровья вместо самооценок [41–44]. ЛаРю и его коллеги предположили, что существует значительная взаимосвязь между отчетами врачей и личными данными; поэтому самооценки могут служить надежным средством оценки состояния здоровья в пожилом возрасте [43].Бассет и его коллеги сообщили, что между отчетами респондентов и доверенных лиц о когнитивном и психическом здоровье существует значительное соответствие [42]. Эти авторы также предположили, что самоответы на показатели когнитивного и психологического статуса могут быть заменены косвенными ответами, когда исходный информатор недоступен [42]. Кроме того, несколько исследований также показали, что косвенная информация является надежной или менее предвзятой, когда респонденты имеют когнитивные нарушения или депрессию [44–46]. Роджерс и Херцог, например, указали, что среди исследователей существует общее мнение о том, что доверенных респондентов следует использовать в исследованиях, посвященных пожилым людям старшего возраста, чтобы избежать искажения данных по сравнению со здоровыми пожилыми людьми [47].Следовательно, на основе этих аргументов использование косвенных данных может быть полезным не только для замены недостаточной информации в самоотчетах, но и для выработки различных точек зрения на психологическое благополучие среди пожилых людей старшего возраста. Таким образом, информация в этом документе основана на информации доверенного лица.

Прокси-информаторы отбирались следующим образом: первая близкая семья, такая как супруги или дети, рассматривалась как доверенные лица. Если в живых было более одного ребенка, старшие-пожилые взрослые назначали доверенного лица или, в случае когнитивных нарушений, контактный ребенок принимал решение о том, кто может предоставить наиболее точную информацию.Другие родственники выступали в качестве доверенных лиц, если в живых не было детей, или если они были назначены участником. Если другие родственники не были живы или доступны, друзья, соседи, медсестры, священнослужители или другие знающие люди также выступали в качестве доверенных лиц. Большинство доверенных лиц (59,4%) составляли взрослые дети. Дополнительные доверенные лица включали племянников и племянников (10,0%), внучки (7,7%) и различных информаторов, таких как супруги, братья и сестры или друзья (22,9%).

В это исследование вошли 306 пожилых людей в возрасте от 80 до 100 лет, проживающих в сообществах и помещенных в специализированные учреждения (средний возраст 96 лет.55 лет). В этом исследовании 79,4% участников составляли женщины, и 75% участников оценили свое здоровье как хорошее или отличное. Сводка демографических характеристик представлена ​​в.

Таблица 1

Сводка демографических характеристик.

9030 77121 9030 77121 3
Демографические характеристики n %
Возраст
восьмидесятилетний ( M = 84,58) 72 23.5
Столетний ( M = 100,23) 234 76,5
Пол
Женский 243 79,4
Мужской 63 20,6
Тип проживания
Частный дом / квартира 165 54,1
Личная гигиена 48 15.7
Дом престарелых 92 30,2
Этническая принадлежность
Белый / европеец 240 78,4
Черный / афроамериканец 66 21,6
Образование
Меньше, чем средняя школа 99 34,1
Диплом средней школы 61 21.0
GED / некоторый колледж 67 23,1
Колледж / высшее образование 63 21,7
Субъективное здоровье
Плохо 10 3,3
Удовлетворительно 69 22,7
Хорошо 148 48,7

2.2. Меры

2.2.1. Нарушения физического здоровья

Нарушения физического здоровья измерялись с использованием пунктов с несколькими показателями: прошлые и текущие заболевания, состояние здоровья и госпитализация. Прошлые и текущие заболевания оценивались с помощью исчерпывающего списка заболеваний, таких как застойная сердечная недостаточность, инфаркт миокарда и высокое кровяное давление. Состояние здоровья оценивалось с учетом различных проблем со здоровьем, таких как дискомфорт в груди, онемение, артрит и головокружение.Наконец, к госпитализации обращались с любой недавней или пожизненной госпитализацией. Более высокие баллы отражают больше проблем со здоровьем, больше болезней и больше госпитализаций.

2.2.2. Биомаркеры

Биомаркеры включали гемоглобин и альбумин, которые оценивались с помощью анализа крови. Более высокие баллы указывают на более высокий уровень гемоглобина и альбумина.

2.2.3. Субъективное восприятие здоровья

Субъективное восприятие здоровья состояло из двух вопросов [48] с исходным внутренним коэффициентом согласованности α = 0.74. Доверенным лицам задавали вопрос: «Как бы вы оценили его / ее общее состояние здоровья в настоящее время — отличное, хорошее, удовлетворительное или плохое?» и был масштабирован таким образом, что от 0 = плохо до 3 = отлично. Другой вопрос был «Насколько его / ее проблемы со здоровьем мешают ему / ей делать то, что он / она хочет делать?» и был масштабирован так, что 0 = очень много, до 2 = совсем нет. Внутренняя согласованность прокси-рейтингов наших участников составила α = 0,56. Физическое здоровье оценивалось таким образом, что более высокие баллы указывали на более высокий уровень физического здоровья.

2.2.4. Психологическое благополучие

Психологическое благополучие оценивалось с помощью шкалы баланса аффектов Брэдберна [15]. Шкала состоит из двух измерений: положительного аффекта и отрицательного аффекта. В этом исследовании использовались пять пунктов положительного аффекта ( α, = 0,80) и пять пунктов отрицательного аффекта ( α = 0,80) из косвенных отчетов. Доверенным лицам было предложено оценить долгожителей с учетом следующих утверждений о положительном влиянии. За последние две недели: (1) Доволен ли он / она выполнением чего-либо? (2) Чувствовал ли он / она гордость из-за того, что кто-то похвалил его / ее за то, что он / она сделал? (3) Чувствовал ли он / она когда-нибудь особенное возбуждение или интерес к чему-либо? (4) Чувствовал ли он / она когда-нибудь, что все идет по его / ее пути? (5) Чувствовал ли он когда-нибудь на вершине мира? Для отрицательного аффекта были заданы следующие утверждения.(1) Чувствовал ли он когда-нибудь депрессию и очень несчастный? (2) Чувствовал ли он / она когда-нибудь какое-то смутное беспокойство? (3) Было ли ему скучно? (4) Был ли он когда-нибудь настолько беспокойным, что не мог долго сидеть в кресле? (5) Чувствовал ли он / она когда-либо себя очень одиноким или далеким от других людей? Оценки использовались по четырехбалльной шкале Лайкерта: 1 = совсем нет, 2 = один раз, 3 = несколько раз и 4 = часто. Более высокие баллы за положительное влияние указали на лучшее благополучие, в то время как более высокие баллы за отрицательное влияние указали на более низкое благополучие.

2.3. План анализа

2.3.1. Подтверждающий факторный анализ (CFA)

Подтверждающий факторный анализ с использованием LISREL 8.71 [49] установил соответствие субъективного здоровья, объективного здоровья и психологического благополучия соответствующим конструктам в этом исследовании. Использовалась оценка максимального правдоподобия. Результаты представлены в. Что касается меры психологического благополучия, положительный аффект и отрицательный аффект изначально тестировались по модели, состоящей из пяти индикаторов для каждой конструкции.Однако самые низкие нагрузки каждой конструкции были отброшены после проведения анализа элементов, и модель указала три индикатора для каждой конструкции аффекта. Все нагрузки каждого фактора были значительными ().

Таблица 2

Факторные нагрузки в подтверждающем факторе здоровья и психологического благополучия.

9012 9012
Нарушения физического здоровья Биомаркеры Субъективное здоровье Положительное влияние Отрицательное влияние
Прошлая болезнь 0.89
Текущее заболевание 0,55
Проблемы со здоровьем 0,39

Альбумин 0,43
Самостоятельная оценка общего состояния здоровья 0.72
Самостоятельная оценка проблемы со здоровьем 0,63
Принято 0,73
Взволнованный / заинтересованный 0,76
Депрессивный 0,77
Неуловимо непросто 0.76
Расточка 0,70
2.3.2. Моделирование структурных уравнений (SEM)

Моделирование структурных уравнений использовалось для проверки взаимосвязи между субъективным здоровьем, объективным здоровьем и психологическим благополучием с помощью LISREL 8.71.

3. Результаты

Были протестированы три разные модели для изучения взаимосвязи между физическим здоровьем и психологическим благополучием (). Модель 1 представляет собой модель измерения объективного здоровья, субъективного здоровья и психологического благополучия, и не предполагалось никакой связи между нарушениями физического здоровья, биомаркерами, субъективным здоровьем, положительным и отрицательным аффектами, х 2 (df = 78) = 111.19, P <0,05, CFI = 0,94, TLI (NNFI) = 0,93 и RMSEA = 0,06. Модель 2 исследовала взаимосвязь между объективным здоровьем и психологическим благополучием через субъективное здоровье. Модель 2 лучше подходит по сравнению с моделью 1, χ 2 (df = 72) = 55,48, P = 0,93, χ 2 diff (6) = 55,71, P <0,001, CFI = 1,00, TLI (NNFI) = 1,03 и RMSEA = 0,00 (). Модель 3 протестировала полную модель прямого воздействия объективного здоровья (нарушения физического здоровья, биомаркеры) и субъективного здоровья на психологическое благополучие.Предполагается, что все возможные взаимосвязи между здоровьем и психологическим благополучием коррелируют. По сравнению с моделью 1, модель 3 дает лучшую подгонку модели, х . 2 (df = 68) = 53,75, P = 0,90, χ 2 diff (10) = 57,74, P <0,001, CFI = 1,00, TLI (NNFI) = 1,03 и RMSEA = 0,00 (). Однако Модель 3 не была значительно лучше по сравнению с Моделью 2, χ . 2 diff (4) = 1,73 и P =.79. Таким образом, модель 2, более экономная, была выбрана как наиболее подходящая модель ().

Таблица 3

Индексы соответствия для вложенной последовательности моделей поперечного сечения.

Модель χ 2 df χ 2 diff CFI TLI RMSEA
(1) Модель измерения 111,19 78 0.94 0,93 0,06
(2) Модель отношения здоровья и психологического благополучия 55,48 1,00 1,03 0,00
Разница между моделью 2 и моделью 1 72 55,71 ***
(3) Полностью рекурсивная модель 53,75 68 1.00 1,03 0,00
Разница между моделью 3 и моделью 2 1,73
(4) Нулевая модель 562,57

На основе модели 2 были изучены скрытые переменные взаимосвязи между здоровьем и психологическим благополучием (). Эта модель исследовала опосредующий эффект субъективного здоровья между объективным здоровьем (т.е., нарушения физического здоровья и биомаркеры) и психологическое благополучие (т.е. положительный аффект и отрицательный аффект). Были исследованы пути между нарушениями физического здоровья, биомаркерами, субъективным здоровьем, положительным и отрицательным воздействием ().

Скрытая переменная взаимосвязь между ухудшением физического здоровья и психологическим благополучием. Примечание. Коэффициенты траектории представляют собой стандартизированные оценки параметров, а прямые нагрузки отображаются сплошными линиями. * P <.05.

В Модели 2 было несколько значительных прямых эффектов. С точки зрения физического здоровья, нарушения физического здоровья оказали значительное отрицательное прямое влияние на субъективное здоровье ( β = -0,35, P <0,05) . Биомаркеры оказали значительное положительное влияние на субъективное здоровье ( β, = 0,54, P <0,05). Во-вторых, субъективное здоровье оказало значительное прямое влияние на положительные и отрицательные эмоции. Другими словами, было обнаружено, что субъективное здоровье в значительной степени связано с положительным аффектом, β = 0.41, P <0,05, а для того, чтобы иметь значительную отрицательную связь с отрицательным аффектом, β = -0,35, P <0,05. В-третьих, было косвенное влияние объективного здоровья на психологическое благополучие. В частности, нарушения физического здоровья оказали значительное косвенное влияние на положительный аффект, β = -0,14, P <0,05, и отрицательный эффект, β = 0,12, P <0,05. Биомаркеры также оказали значительное косвенное влияние на положительный результат, β = 0.22, P <0,05, и отрицательный эффект, β = -0,19, P <0,05. Другими словами, имел место опосредующий эффект субъективного здоровья между физическим здоровьем и положительным аффектом и отрицательным аффектом.

4. Обсуждение

Целью этого исследования было выявить то, каким образом физическое здоровье влияет на психологическое благополучие пожилых людей. Два потенциально важных вывода были сделаны в результате моделирования структурным уравнением. Во-первых, анализ показывает, что субъективное здоровье тесно связано с психологическим благополучием (например,g., аффект) среди пожилых людей. Во-вторых, результаты также показали, что нарушения физического здоровья и биомаркеры имеют независимое прямое влияние на субъективное здоровье и косвенно связаны с психологическим благополучием пожилых людей.

Есть несколько причин, по которым эти результаты, полученные в результате этого исследования, заслуживают внимания. Во-первых, выводы основаны на данных, собранных среди самых старых и старых людей. В целом физическое здоровье признано одним из важнейших показателей качества жизни в более зрелом возрасте.Несмотря на то, что важность изучения очень старых групп населения неоднократно отмечалась, мало исследований (например, [49]) изучали взаимосвязь здоровья с психологическим благополучием очень старых людей. Кроме того, определение физического здоровья с помощью различных оценок, таких как нарушение физического здоровья, биомаркеры и субъективное здоровье, помогает подчеркнуть важность включения различных аспектов (объективных и субъективных) физического здоровья и различной роли, которую они играют для психологического благополучия, в очень высокой степени. поздняя жизнь.Наконец, результаты этого исследования были основаны на косвенной информации. Это важно, потому что многие исследователи указывают, что использование прокси-информации менее надежно из-за смещения прокси. Однако, в соответствии с более ранними исследованиями [44–47], результаты этого исследования вносят вклад в аргумент о том, что информация от доверенных лиц может предоставить достаточную информацию и уникальные перспективы психологического благополучия среди пожилых людей старшего возраста.

Результаты этого исследования были подтверждены предыдущими исследованиями.Во-первых, объективные аспекты физического здоровья (например, физические недостатки, биомаркеры) оказали независимое прямое влияние на субъективное здоровье. Более ранние исследования показали, что хронические заболевания в значительной степени связаны с субъективным здоровьем или предполагаемым состоянием здоровья [44–47]. Например, Jylhä и его коллеги обнаружили, что разные факторы были связаны с самооценкой здоровья для разных возрастных групп [27]. Результаты показали, что количество хронических заболеваний, таких как высокое кровяное давление, было самым сильным показателем самооценки здоровья среди пожилых людей в возрасте от 70 до 79 лет [27].Это подчеркивает важность нарушения физического здоровья для восприятия здоровья пожилым и пожилым-старым населением. Более того, результаты этого исследования согласуются с выводами недавних исследований, согласно которым оценки биомаркеров используются в сочетании с поведенческими и социальными аспектами, связанными со здоровьем и благополучием людей [50–52]. Jylhä et al. показали значительную связь между биомаркерами и самооценкой здоровья. Интересно, что более низкие уровни гемоглобина были в значительной степени связаны с удовлетворительной или плохой самооценкой здоровья [53].Другой результат этого исследования подтвердил предыдущие результаты, свидетельствующие о значительной связи между психологическим благополучием и субъективным здоровьем среди пожилых людей старшего возраста [6–11]. Возможно, наиболее примечательным открытием этого исследования было значительное косвенное влияние физического здоровья на психологическое благополучие пожилых людей старшего возраста. Это согласуется с другими исследованиями, в которых сообщается, что те, у кого больше положительных аффектов, сообщали о меньшем количестве тяжелых симптомов заболевания, а те, у кого больше отрицательных аффектов, сообщали о более тяжелых (например.г., [54]). Этот вывод подтверждается работой Темане и Виссинга [55], которые показали, что субъективное восприятие здоровья опосредует взаимосвязь между индивидуальным контекстом, таким как физическое здоровье и психологическое благополучие [55]. Таким образом, результаты нашего исследования приводят нас к выводу, что воспринимаемое здоровье играет роль важного посредника между физическим здоровьем и психологическим благополучием.

Несмотря на то, что это исследование внесло значительный вклад в литературу, связав две точки зрения на здоровье и психологическое благополучие, у настоящего исследования также есть несколько ограничений.Выборка этого исследования была из одной географической области Соединенных Штатов. У других пожилых людей в разных регионах могут быть разные модели взаимосвязи между физическим здоровьем и психологическим благополучием. Во-вторых, хотя физическое здоровье оценивалось по количеству нынешних и прошлых заболеваний, эти показатели были изучены с использованием поперечного дизайна. Следовательно, нельзя делать причинно-следственные выводы о взаимосвязи между здоровьем и благополучием. Наконец, несмотря на то, что большинство индикаторов было исследовано с помощью косвенных рейтингов, и довольно много работ продемонстрировали, что доверенные информаторы надежны и могут быть заменены отчетами с самооценкой, мы должны учитывать, что разногласия по психологическим аспектам могут привести к различиям в косвенных оценках. — и самооценки долгожителей.

Несмотря на эти ограничения, результаты этого исследования подтверждают мнение о том, что здоровье, субъективное и объективное, является важным фактором психологического благополучия в дальнейшей жизни. Меньшее количество проблем с физическим здоровьем (например, количество заболеваний, проблем со здоровьем и госпитализация) и более благоприятные показатели гемоглобина и альбумина влияют на восприятие здоровья, и это положительно влияет на положительный эффект и отрицательно влияет на отрицательный эффект у очень пожилых людей. человек. Несмотря на то, что проблемы с физическим здоровьем распространены среди восьмидесятилетних и долгожителей, результаты подтверждают, что как физическое, так и психологическое благополучие являются критическими факторами в самом конце человеческой жизни.

Благодарности

Исследование столетнего возраста Джорджии (Леонард В. Пун, PI) финансируется 1P01-AG17553 из Национального института старения, сотрудничество между Университетом Джорджии, Центром медицинских наук Университета Тьюлейн, Бостонским университетом, Университетом Кентукки. , Университет Эмори, Университет Дьюка, Государственный университет Уэйна, Государственный университет Айовы, Университет Темпл и Мичиганский университет. Дополнительные авторы включают С. М. Язвински, Р. К. Грин, М. Геринг, В. Р. Маркесбери, Дж.Л. Вудард, М. А. Джонсон, Дж. С. Теновер, И. К. Сиглер, В. Л. Роджерс, Д. Б. Хаусман, К. Ротт, А. Дэйви и Дж. Арнольд. Авторы выражают признательность М. Берджессу, К. Гриеру, Э. Джексону, Э. Маккарти, К. Шоу, Л. Стронгу и С. Рейнольдсу за ценные усилия по набору и сбору данных, руководителям группы сбора данных; С. Андерсон, Э. Кэссиди, М. Янке и Дж. Савла, управление данными; М. Пун за фискальное управление проектом.

Ссылки

1. Одзаки А., Учияма М., Тагая Х, Охида Т., Огихара Р.Японское исследование столетних людей: автономия была связана с практикой здоровья, а также с физическим статусом. Журнал Американского гериатрического общества . 2007. 55 (1): 95–101. [PubMed] [Google Scholar] 2. Андерсен-Ранберг К., Шролл М., Джюн Б. Здоровых долгожителей не существует, но есть автономные долгожители: популяционное исследование заболеваемости среди датских долгожителей. Журнал Американского гериатрического общества . 2001. 49 (7): 900–908. [PubMed] [Google Scholar] 3. Эверт Дж., Лоулер Э., Боган Х., Перлз Т.Профили заболеваемости долгожителей: выжившие, задержанные и бежавшие. Журналы геронтологии А . 2003. 58 (3): 232–237. [PubMed] [Google Scholar] 4. Холостой Э.Л., Касл СВ. Самооценка здоровья: предсказывают ли они также изменение функциональных способностей? Журналы геронтологии B . 1995; 50 (6): S344 – S353. [PubMed] [Google Scholar] 5. Hoeymans N, Feskens EJM, Kromhoup D, Van Den Bos GAM. Старение и взаимосвязь между функциональным статусом и самооценкой здоровья у пожилых мужчин. Социальные науки и медицина .1997. 45 (10): 1527–1536. [PubMed] [Google Scholar] 6. Cockerham WC, Sharp K, Wilcox JA. Старение и предполагаемое состояние здоровья. Журналы геронтологии . 1983. 38 (3): 349–355. [PubMed] [Google Scholar] 7. Fienberg SE, Loftus EF, Tanur JM. Когнитивные аспекты методологии обследования здоровья: обзор. Ежеквартальный отчет Мемориального фонда Милбанка, Здоровье и общество . 1985. 63 (3): 547–564. [PubMed] [Google Scholar] 8. Холостой ЭЛ. Возрастные различия в самооценке здоровья: возрастные изменения, когортные различия или выживаемость? Журналы геронтологии .1993; 48 (6): S289 – S300. [PubMed] [Google Scholar] 9. Краузе Н.М., Джей GM. Что измеряют глобальные товары для здоровья с самооценкой? Медицинское обслуживание . 1994. 32 (9): 930–942. [PubMed] [Google Scholar] 10. Сулс Дж., Марко К.А., Йобин С. Роль временного сравнения, социального сравнения и прямой оценки в самооценке здоровья пожилых людей. Журнал прикладной социальной психологии . 1991; 21: 1125–1144. [Google Scholar] 11. Wu Z, Schimmele CM. Психологический настрой и самооценка здоровья среди «самых старых-старых» в Китае. Старение и общество . 2006. 26 (1): 135–151. [Google Scholar] 12. Kuo WH, Tsai YM. Социальные сети, выносливость и психическое здоровье иммигрантов. Журнал здоровья и социального поведения . 1986. 27 (2): 133–149. [PubMed] [Google Scholar] 14. Смит Дж., Флисон В., Гейзельманн Б., Сеттерстен Р. А., Кунцманн Ю. Источники благополучия в очень пожилом возрасте. В: Балтес ПБ, Майер К.Ю., ред. Берлинское исследование старения: старение от 70 до 100 . Нью-Йорк, Нью-Йорк, США: Издательство Кембриджского университета; 2002 г.С. 450–471. [Google Scholar] 15. Брэдберн Н. Структура психологического благополучия . Чикаго, штат Иллинойс, США: Алдин; 1969. [Google Scholar] 16. Джопп Д., Ротт С. Адаптация в преклонном возрасте: изучение роли ресурсов, убеждений и отношений для счастья долгожителей. Психология и старение . 2006. 21 (2): 266–280. [PubMed] [Google Scholar] 17. Ларсон Р. Тридцать лет исследований субъективного благополучия пожилых американцев. Журналы геронтологии . 1978. 33 (1): 109–125.[PubMed] [Google Scholar] 18. Иваса Х, Каваай К., Гондо Й., Инагаки Х., Судзуки Т. Субъективное благополучие как предиктор общей смертности среди людей среднего и пожилого возраста, живущих в японском городском сообществе: семилетнее проспективное когортное исследование. Международная гериатрия и геронтология . 2006; 6: 216–222. [Google Scholar] 19. Хамасима С. Качество жизни пожилых людей. Японский гигиенический журнал . 1994; 49: 533–542. [PubMed] [Google Scholar] 20. Иваса Х, Каваай К., Гондо Й, Инагаки Х, Сузуки Т.Субъективное благополучие как предиктор общей смертности среди людей среднего и пожилого возраста, проживающих в японском городском сообществе: семилетнее проспективное когортное исследование. Международная гериатрия и геронтология . 2006; 6: 216–222. [Google Scholar] 21. Revicki DA, Mitchell JP. Напряжение, социальная поддержка и психическое здоровье у пожилых сельских жителей. Журналы геронтологии . 1990; 45 (6): S267 – S274. [PubMed] [Google Scholar] 22. Епископ Д.С., Эпштейн Н.Б., Кейтнер Г.И. Инсульт: моральный дух, функционирование семьи, состояние здоровья и функциональные возможности. Архив физической медицины и реабилитации . 1986. 67 (2): 84–87. [PubMed] [Google Scholar] 23. Ostir GV, Markides KS, Peek MK, Goodwin JS. Связь между эмоциональным благополучием и частотой инсульта у пожилых людей. Психосоматическая медицина . 2001. 63 (2): 210–215. [PubMed] [Google Scholar] 24. Strandberg TE, Strandberg AY, Pitkälä KH, Salomaa VV, Tilvis RS, Miettinen TA. Сердечно-сосудистый риск в среднем возрасте и психологическое благополучие среди пожилых мужчин. Архив внутренней медицины .2006. 166 (20): 2266–2271. [PubMed] [Google Scholar] 25. Родин Дж., Макэвей Г. Детерминанты изменения воспринимаемого здоровья в продольном исследовании пожилых людей. Журналы геронтологии . 1993; 47 (6): P373 – P384. [PubMed] [Google Scholar] 26. Гольдштейн М.С., Сигель Дж. М., Бойер Р. Прогнозирование изменений воспринимаемого состояния здоровья. Американский журнал общественного здравоохранения . 1984. 74 (6): 611–614. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 27. Юлха М., Лескинен Э., Аланен Э., Лескинен А.Л., Хейккинен Э.Самооценка здоровья и связанные с ним факторы у мужчин разного возраста. Журналы геронтологии . 1986. 41 (6): 710–717. [PubMed] [Google Scholar] 28. Лян Дж. Самооценка физического здоровья пожилых людей. Журналы геронтологии . 1986. 41 (2): 248–260. [PubMed] [Google Scholar] 29. Zonderman AB. Влияние возраста, истории гипертонии и невротизма на восприятие здоровья. Экспериментальная геронтология . 1986; 21 (4-5): 449–458. [PubMed] [Google Scholar] 30. Fillenbaum GG.Социальный контекст и самооценка здоровья пожилых людей. Журнал здоровья и социального поведения . 1979; 20 (1): 45–51. [PubMed] [Google Scholar] 31. Линн Б.С., Линн М.В. Объективная и самооценка здоровья у старых и очень старых. Социальные науки и медицина . 1980. 14 (4): 311–315. [PubMed] [Google Scholar] 33. Каплан Г., Барон-Эпель О. Что скрывается за субъективной оценкой состояния здоровья? Социальные науки и медицина . 2003. 56 (8): 1669–1676. [PubMed] [Google Scholar] 34.Джонсон Р.Дж., Волински Ф.Д. Структура состояния здоровья пожилых людей: болезнь, инвалидность, функциональные ограничения и восприятие здоровья. Журнал здоровья и социального поведения . 1993. 34 (2): 105–121. [PubMed] [Google Scholar] 35. Kempen GIJM, Ormel J, Brilman EI, Relyveld J. Адаптивные реакции среди голландских пожилых людей: влияние восьми хронических заболеваний на качество жизни, связанное со здоровьем. Американский журнал общественного здравоохранения . 1997. 87 (1): 38–44. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 36.Ким Ш., Вольде-Цадик Г, Рубен Д.Б. Предикторы воспринимаемого здоровья у госпитализированных пожилых людей: поперечное и продольное исследование. Журнал Американского гериатрического общества . 1997. 45 (4): 420–426. [PubMed] [Google Scholar] 37. Мум Т. Самооценка здоровья взрослых норвежцев. Социальные науки и медицина . 1992. 35 (7): 935–947. [PubMed] [Google Scholar] 38. Малроу CD, Герети МБ, Корнелл Дж. Э., Лоуренс В. А., Кантен Д. Н.. Взаимосвязь между болезнью и функцией и воспринимаемым здоровьем у очень слабых пожилых людей. Журнал Американского гериатрического общества . 1994. 42 (4): 374–380. [PubMed] [Google Scholar] 39. Смит Дж. Благополучие и здоровье в возрасте от 70 до 100 лет: результаты берлинского исследования старения. Европейский обзор . 2001. 9 (4): 461–477. [Google Scholar] 40. Пун Л.В., Язвински С.М., Грин Р.С. и др. Методологические соображения в изучении долгожителей: уроки, извлеченные из исследований долгожителей Джорджии. В: Poon LW, Perls TT, редакторы. Ежегодный обзор геронтологии и гериатрии: биопсихосоциальные подходы к долголетию .Vol. 27. Нью-Йорк, штат Нью-Йорк, США: Springer; 2007. С. 231–264. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 41. Schönemann-Gieck P, Rott C, Martin M, D’Heureuse V, Kliegel M, Becker G. Сходства и различия между самооценкой и косвенной оценкой здоровья в глубокой старости. . Zeitschrift fur Gerontologie und Geriatrie . 2003. 36 (6): 429–436. [PubMed] [Google Scholar] 42. Бассетт СС, Магазинер Дж., Хебель Дж. Р.Надежность косвенного ответа на индексы психического здоровья пожилых женщин, проживающих в общинах. Психология и старение . 1990; 5 (1): 127–132. [PubMed] [Google Scholar] 43. LaRue A, Bank L, Jarvik L, Hetland M. Здоровье в старости: как соотносятся оценки врачей и самооценки? Журналы геронтологии . 1979. 34 (5): 687–691. [PubMed] [Google Scholar] 44. Вайнбергер М, Самса Г.П., Шмадер К., Гринберг С.М., Карр Д.Б., Вильдман Д.С. Сравнение представлений о функциональном статусе пациентов и восприятия пациентами: результаты амбулаторной гериатрической клиники. Журнал Американского гериатрического общества . 1992. 40 (6): 585–588. [PubMed] [Google Scholar] 45. Кейн Р.Л., Кейн Р.А., Бершадский Б. и др. Прокси-источники информации о качестве жизни обитателей домов престарелых. Журналы геронтологии B . 2005; 60 (6): S318 – S325. [PubMed] [Google Scholar] 46. Тамим Х., Маккаскер Дж., Дендукури Н. Прокси-отчеты о качестве жизни с использованием EQ-5D. Медицинское обслуживание . 2002. 40 (12): 1186–1195. [PubMed] [Google Scholar] 47. Роджерс WL, Херцог AR.Сбор данных о самых старых: проблемы и процедуры. В: Сузман Р.М., Уиллис Д.П., Мантон К.Г., редакторы. Самый старый . Нью-Йорк, Нью-Йорк, США: Оксфордский университет; 1992. С. 135–156. [Google Scholar] 48. Fillenbaum GG. Многомерная функциональная оценка пожилых людей: ресурсы и услуги для пожилых американцев герцога . Хиллсдейл, Мичиган, США: Лоуренс Эрлбаум Ассошиэйтс; 1988. [Google Scholar]

49. Йореског К., Сорбом Д. Лисрел 8: справочное руководство пользователя. SSI, Чикаго, Иллинойс, США, 1996.

50. Gruenewald TL, Kemeney ME. Психонероиммунологические процессы в старении и здоровье. В: Aldwin CM, Park CL, Spiro A, редакторы. Справочник по психологии здоровья и старению . Нью-Йорк, Нью-Йорк, США: Guilford Press; 2007. С. 97–118. [Google Scholar] 51. Piazza JR, Алмейда Д.М., Дмитриева Н.О., Klein LC. Границы использования биомаркеров здоровья в исследованиях стресса и старения. Журналы геронтологии B . 2010. 65 (5): 513–525. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 52. Певец B, диск Ryff. Новые горизонты в здравоохранении: комплексный подход . Вашингтон, округ Колумбия, США: Национальная академия прессы; 2001. [Google Scholar] 53. Jylhä M, Volpato S, Guralnik JM. Самостоятельная оценка здоровья показала дифференцированную связь с часто используемыми биомаркерами в большой выборке населения. Журнал клинической эпидемиологии . 2006. 59 (5): 465–471. [PubMed] [Google Scholar] 54. Коэн С., Прессман С.Д. Положительно сказываются и на здоровье. Текущие направления психологической науки . 2006. 15 (3): 122–125.[Google Scholar] 55. Темане QM, Wissing MP. Роль субъективного восприятия здоровья в динамике контекста и психологического благополучия. Психотерапия и психосоматика . 2006. 75 (2): 85–95. [Google Scholar]

Взаимосвязь между физическим здоровьем и психологическим благополучием среди пожилых людей

J Aging Res. 2011; 2011: 605041.

Джинмён Чо

1 Департамент человеческого развития и семейных исследований, Государственный университет Айовы, Эймс, Айова 50011, США

Питер Мартин

1 Департамент человеческого развития и семейных исследований, Государственный университет Айовы, Эймс, Айова 50011, США

Дженнифер Маргретт

1 Департамент человеческого развития и семейных исследований, Государственный университет Айовы, Эймс, Айова 50011, США

Морис Макдональд

2 Школа семейных исследований и социальных служб, Университет штата Канзас, Манхэттен, KS 66506, США

Леонард В.Пун

3 Институт геронтологии Университета Джорджии, Афины, GA 30602, США

1 Департамент человеческого развития и семейных исследований, Государственный университет Айовы, Эймс, Айова 50011, США

2 Школа семейных исследований и социальных служб, Университет штата Канзас, Манхэттен, KS 66506, США

3 Институт геронтологии Университета Джорджии, Афины, GA 30602, США

Научный редактор: Бо А. Хагберг

Поступила 14 февраля 2011 г .; Принята в печать 19 марта 2011 г.

Это статья в открытом доступе, распространяемая по лицензии Creative Commons Attribution License, которая разрешает неограниченное использование, распространение и воспроизведение на любом носителе при условии правильного цитирования оригинальной работы.

Эта статья цитируется в других статьях в PMC.

Abstract

Целью данного исследования было оценить взаимосвязь между физическим здоровьем и психологическим благополучием среди пожилых людей. Моделирование структурным уравнением было выполнено для изучения влияния здоровья на психологическое благополучие среди 306 восьмидесятилетних и долгожителей из исследования долгожителей Джорджии.Скрытые переменные были созданы для отражения субъективного здоровья, измеряемого самооценкой здоровья, и объективного здоровья, измеряемого нарушениями физического здоровья (например, проблемы со здоровьем, прошлые и настоящие болезни, госпитализация) и биомаркерами (например, гемоглобином и альбумином). Психологическое благополучие измерялось положительными и отрицательными эмоциями. Были значительные прямые эффекты субъективного здоровья на аффект и значительные косвенные эффекты объективного здоровья через субъективное здоровье на положительный аффект и отрицательный аффект.Субъективное здоровье играет роль посредника между объективным здоровьем и психологическим благополучием. Эти результаты подчеркивают статус и восприятие здоровья как важнейшего показателя благополучия в глубокой старости.

1. Введение

В связи с беспрецедентным увеличением числа пожилых и пожилых людей в нескольких исследованиях уделялось внимание долгожителям и их жизни, изучающих факторы, связанные с их долголетием, такие как здоровье, генетические факторы, общий образ жизни, физическая активность, питание и социальные отношения [1].Несмотря на то, что многие исследователи указывают на то, что долгожители страдают несколькими хроническими заболеваниями [2], а здоровье является важным показателем психологического благополучия среди пожилых и пожилых людей, только несколько исследований были сосредоточены на здоровье и его влиянии на психологическое благополучие в экстремальных условиях. старость. Следовательно, существует необходимость исследовать связь между здоровьем и психологическим благополучием среди пожилых людей.

Обычно физического здоровья является наиболее часто используемым индексом для оценки благополучия людей.По мере взросления люди могут осознавать, что их физическое здоровье (например, показатели распространенности хронических состояний) не так хорошо, как в прошлом. Важность здоровья среди пожилых людей, особенно распространенность хронических состояний, была показана в исследовании датских долгожителей [2]. Они обнаружили, что здоровых долгожителей было немного и что у большинства датских долгожителей было несколько общих заболеваний и хронических состояний, таких как сердечно-сосудистые заболевания (72%), остеоартрит (54%), гипертония (52%), деменция (51%) и ишемия сердца. болезнь (28%).Андерсен-Ранберг и др. [2] пришли к выводу, что избавиться от потенциально распространенных заболеваний до 100 лет — это проблема. Это утверждение было подтверждено другим исследованием, посвященным столетию. После оценки истории болезни 424 долгожителей Evert et al. обнаружили, что даже несмотря на то, что 19% долгожителей были классифицированы как «беглецы», которые достигли своего 100-летия без диагноза общих возрастных заболеваний, 81% долгожителей не были свободны от общих возрастных заболеваний [3]. Таким образом, большинство пожилых людей сообщали о хронических заболеваниях.

Субъективное здоровье «связано не только с продолжительностью жизни, но и с состоянием здоровья в оставшиеся годы» [4, p.S315] и служит одним из наиболее важных детерминант психологического благополучия в более позднем возрасте. Хойманс и его коллеги отметили, что субъективное здоровье является ценным и персонализированным индикатором здоровья, определяющим восприятие и оценку собственного здоровья на основе интерпретации объективного физического и психического состояния здоровья, а также ожиданий и сравнений [5–10].Поскольку отношение, мотивация и убеждения людей влияют на восприятие болезни и инвалидности, индивидуальные различия в субъективном здоровье могут играть важную роль для психологического благополучия в дальнейшей жизни [11]. Например, поскольку психологические характеристики включают в себя способность и готовность человека адаптироваться к физическим изменениям [12], на субъективный опыт влияют различные виды заболеваний или истории болезней [11, 13].

Психологическое благополучие рассматривалось как показатель успешной адаптации в пожилом и очень преклонном возрасте [14].Брэдберн рассматривал субъективную оценку благополучия как баланс между положительным и отрицательным аффектом [15]. Эти два измерения благополучия могут быть источником психологического благополучия [15, 16]. Эти два типа аффекта могут иметь разные адаптивные функции. Отрицательный аффект относится к следствию неадаптивного поведения, тогда как положительный аффект можно рассматривать как подкрепление адаптивного или адекватного поведения [15, 16]. Ларсон обобщил предыдущие исследования психологического благополучия, проведенные за 30-летний период (1940–1970-е годы), и отметил, что конструкция тесно связана с физическим состоянием здоровья, функциональным статусом и социально-демографическими факторами, включая профессию, доход, уровень образования. , а также степень социального взаимодействия [17, 18].Хамасима изучил предыдущие исследования психологического благополучия (в частности, качества жизни) в Японии и пришел к выводу, что на него влияет физическое здоровье и другие факторы, такие как возраст, семейное положение, род занятий и экономический статус [18–20].

Основываясь на предыдущих исследованиях, при учете благополучия в более позднем возрасте необходимо учитывать влияние физического здоровья. О важности физического здоровья для психологического благополучия сообщалось в ряде исследований. Ревицки и Митчелл, например, обнаружили, что проблемы с физическим здоровьем являются наиболее важным источником жизненного напряжения среди пожилых людей [21].Физическое здоровье может иметь большое влияние на субъективное благополучие. Например, Bishop et al. обнаружили, что плохое здоровье было важным фактором, связанным с более низким моральным духом [22]. Кроме того, существует несколько исследований, посвященных влиянию конкретных заболеваний на психологическое благополучие. Например, положительный эффект был связан с меньшим количеством симптомов инсульта [23], а низкий сердечно-сосудистый риск был связан не только с лучшей выживаемостью, но и с лучшим психологическим благополучием у пожилых людей [24].Все эти исследования продемонстрировали, что воспринимаемое здоровье связано с объективным здоровьем [25]. Несколько исследований выявили тесную взаимосвязь между воспринимаемым здоровьем и длительными хроническими заболеваниями, особенно среди пожилых людей [25–29], а также с другими показателями здоровья, такими как количество лекарств, больничные дни или госпитализации [25, 30–32].

Как показали предыдущие исследования, существует тесная связь между объективными и субъективными оценками личного здоровья, и эта связь влияет на психологическое благополучие [11].Другими словами, на психологическое благополучие людей влияют история болезни, текущие физические симптомы и ощущения тела, убеждения и поведение в отношении здоровья, а также психическое и эмоциональное благополучие [11, 33]. Кроме того, основным фактором субъективного здоровья является объективное физическое здоровье, то есть хронические состояния и инвалидность. Многие исследования отмечают взаимосвязь между хроническими состояниями, инвалидностью и субъективным здоровьем [5, 25, 34–38]. Интересно, что Кемпен и его коллеги заметили, что на восприятие здоровья больше всего влияют сердечные заболевания, за которыми следуют астма / хронический бронхит, жалобы на суставы, проблемы со спиной и диабет [35].

Несмотря на то, что ряд исследований предполагает сильную связь между физическим здоровьем (объективным и субъективным) и психологическим благополучием, многие исследования включают только людей в возрасте от 60 до 80 лет, и информации об этой связи мало. очень преклонный возраст [39]. Следовательно, дополнительные исследования должны быть сосредоточены как на маркерах физического здоровья, так и на субъективном здоровье, позволяющем прогнозировать психологическое благополучие в очень позднем возрасте, потому что это время часто характеризуется функциональным упадком или разрушением физической и психологической системы [39].Целью этого исследования было оценить связь различных аспектов (объективных и субъективных) физического здоровья и их прямого и косвенного влияния на психологическое благополучие (т.е. положительное и отрицательное влияние) у очень пожилых людей.

2. Метод

2.1. Участники

Основа выборки исследования столетних жителей Джорджии (GCS, Phase III) [40], которое предоставляет данные для этого исследования, состояла из двух компонентов. Первый из них заключался в определении доли всех жителей учреждений квалифицированного сестринского ухода (SNF) и домов личной гигиены (PCH) в 44 округах на севере Грузии.Основываясь на масштабах переписи, в рамках проекта были определены резиденты ОЯТ и ООП. Вторая стратегия приема на работу заключалась в использовании информации о дате рождения в файлах регистрации избирателей для идентификации жителей общины. На основе этих двух компонентов и пяти различных характеристик (географический, возраст, пол, раса и тип проживания) для этого исследования была составлена ​​выборка долгожителей и восьмидесятилетних [40].

Получить информацию от пожилых людей не всегда просто или возможно.На способность людей реагировать, особенно в пожилом возрасте, влияет их физическое здоровье, когнитивный статус или функциональные способности [41]. Различные уровни этих факторов среди пожилых людей часто приводят к использованию косвенных оценок здоровья, функционального статуса или психического здоровья вместо самооценок [41–44]. ЛаРю и его коллеги предположили, что существует значительная взаимосвязь между отчетами врачей и личными данными; поэтому самооценки могут служить надежным средством оценки состояния здоровья в пожилом возрасте [43].Бассет и его коллеги сообщили, что между отчетами респондентов и доверенных лиц о когнитивном и психическом здоровье существует значительное соответствие [42]. Эти авторы также предположили, что самоответы на показатели когнитивного и психологического статуса могут быть заменены косвенными ответами, когда исходный информатор недоступен [42]. Кроме того, несколько исследований также показали, что косвенная информация является надежной или менее предвзятой, когда респонденты имеют когнитивные нарушения или депрессию [44–46]. Роджерс и Херцог, например, указали, что среди исследователей существует общее мнение о том, что доверенных респондентов следует использовать в исследованиях, посвященных пожилым людям старшего возраста, чтобы избежать искажения данных по сравнению со здоровыми пожилыми людьми [47].Следовательно, на основе этих аргументов использование косвенных данных может быть полезным не только для замены недостаточной информации в самоотчетах, но и для выработки различных точек зрения на психологическое благополучие среди пожилых людей старшего возраста. Таким образом, информация в этом документе основана на информации доверенного лица.

Прокси-информаторы отбирались следующим образом: первая близкая семья, такая как супруги или дети, рассматривалась как доверенные лица. Если в живых было более одного ребенка, старшие-пожилые взрослые назначали доверенного лица или, в случае когнитивных нарушений, контактный ребенок принимал решение о том, кто может предоставить наиболее точную информацию.Другие родственники выступали в качестве доверенных лиц, если в живых не было детей, или если они были назначены участником. Если другие родственники не были живы или доступны, друзья, соседи, медсестры, священнослужители или другие знающие люди также выступали в качестве доверенных лиц. Большинство доверенных лиц (59,4%) составляли взрослые дети. Дополнительные доверенные лица включали племянников и племянников (10,0%), внучки (7,7%) и различных информаторов, таких как супруги, братья и сестры или друзья (22,9%).

В это исследование вошли 306 пожилых людей в возрасте от 80 до 100 лет, проживающих в сообществах и помещенных в специализированные учреждения (средний возраст 96 лет.55 лет). В этом исследовании 79,4% участников составляли женщины, и 75% участников оценили свое здоровье как хорошее или отличное. Сводка демографических характеристик представлена ​​в.

Таблица 1

Сводка демографических характеристик.

9030 77121 9030 77121 3
Демографические характеристики n %
Возраст
восьмидесятилетний ( M = 84,58) 72 23.5
Столетний ( M = 100,23) 234 76,5
Пол
Женский 243 79,4
Мужской 63 20,6
Тип проживания
Частный дом / квартира 165 54,1
Личная гигиена 48 15.7
Дом престарелых 92 30,2
Этническая принадлежность
Белый / европеец 240 78,4
Черный / афроамериканец 66 21,6
Образование
Меньше, чем средняя школа 99 34,1
Диплом средней школы 61 21.0
GED / некоторый колледж 67 23,1
Колледж / высшее образование 63 21,7
Субъективное здоровье
Плохо 10 3,3
Удовлетворительно 69 22,7
Хорошо 148 48,7

2.2. Меры

2.2.1. Нарушения физического здоровья

Нарушения физического здоровья измерялись с использованием пунктов с несколькими показателями: прошлые и текущие заболевания, состояние здоровья и госпитализация. Прошлые и текущие заболевания оценивались с помощью исчерпывающего списка заболеваний, таких как застойная сердечная недостаточность, инфаркт миокарда и высокое кровяное давление. Состояние здоровья оценивалось с учетом различных проблем со здоровьем, таких как дискомфорт в груди, онемение, артрит и головокружение.Наконец, к госпитализации обращались с любой недавней или пожизненной госпитализацией. Более высокие баллы отражают больше проблем со здоровьем, больше болезней и больше госпитализаций.

2.2.2. Биомаркеры

Биомаркеры включали гемоглобин и альбумин, которые оценивались с помощью анализа крови. Более высокие баллы указывают на более высокий уровень гемоглобина и альбумина.

2.2.3. Субъективное восприятие здоровья

Субъективное восприятие здоровья состояло из двух вопросов [48] с исходным внутренним коэффициентом согласованности α = 0.74. Доверенным лицам задавали вопрос: «Как бы вы оценили его / ее общее состояние здоровья в настоящее время — отличное, хорошее, удовлетворительное или плохое?» и был масштабирован таким образом, что от 0 = плохо до 3 = отлично. Другой вопрос был «Насколько его / ее проблемы со здоровьем мешают ему / ей делать то, что он / она хочет делать?» и был масштабирован так, что 0 = очень много, до 2 = совсем нет. Внутренняя согласованность прокси-рейтингов наших участников составила α = 0,56. Физическое здоровье оценивалось таким образом, что более высокие баллы указывали на более высокий уровень физического здоровья.

2.2.4. Психологическое благополучие

Психологическое благополучие оценивалось с помощью шкалы баланса аффектов Брэдберна [15]. Шкала состоит из двух измерений: положительного аффекта и отрицательного аффекта. В этом исследовании использовались пять пунктов положительного аффекта ( α, = 0,80) и пять пунктов отрицательного аффекта ( α = 0,80) из косвенных отчетов. Доверенным лицам было предложено оценить долгожителей с учетом следующих утверждений о положительном влиянии. За последние две недели: (1) Доволен ли он / она выполнением чего-либо? (2) Чувствовал ли он / она гордость из-за того, что кто-то похвалил его / ее за то, что он / она сделал? (3) Чувствовал ли он / она когда-нибудь особенное возбуждение или интерес к чему-либо? (4) Чувствовал ли он / она когда-нибудь, что все идет по его / ее пути? (5) Чувствовал ли он когда-нибудь на вершине мира? Для отрицательного аффекта были заданы следующие утверждения.(1) Чувствовал ли он когда-нибудь депрессию и очень несчастный? (2) Чувствовал ли он / она когда-нибудь какое-то смутное беспокойство? (3) Было ли ему скучно? (4) Был ли он когда-нибудь настолько беспокойным, что не мог долго сидеть в кресле? (5) Чувствовал ли он / она когда-либо себя очень одиноким или далеким от других людей? Оценки использовались по четырехбалльной шкале Лайкерта: 1 = совсем нет, 2 = один раз, 3 = несколько раз и 4 = часто. Более высокие баллы за положительное влияние указали на лучшее благополучие, в то время как более высокие баллы за отрицательное влияние указали на более низкое благополучие.

2.3. План анализа

2.3.1. Подтверждающий факторный анализ (CFA)

Подтверждающий факторный анализ с использованием LISREL 8.71 [49] установил соответствие субъективного здоровья, объективного здоровья и психологического благополучия соответствующим конструктам в этом исследовании. Использовалась оценка максимального правдоподобия. Результаты представлены в. Что касается меры психологического благополучия, положительный аффект и отрицательный аффект изначально тестировались по модели, состоящей из пяти индикаторов для каждой конструкции.Однако самые низкие нагрузки каждой конструкции были отброшены после проведения анализа элементов, и модель указала три индикатора для каждой конструкции аффекта. Все нагрузки каждого фактора были значительными ().

Таблица 2

Факторные нагрузки в подтверждающем факторе здоровья и психологического благополучия.

9012 9012
Нарушения физического здоровья Биомаркеры Субъективное здоровье Положительное влияние Отрицательное влияние
Прошлая болезнь 0.89
Текущее заболевание 0,55
Проблемы со здоровьем 0,39

Альбумин 0,43
Самостоятельная оценка общего состояния здоровья 0.72
Самостоятельная оценка проблемы со здоровьем 0,63
Принято 0,73
Взволнованный / заинтересованный 0,76
Депрессивный 0,77
Неуловимо непросто 0.76
Расточка 0,70
2.3.2. Моделирование структурных уравнений (SEM)

Моделирование структурных уравнений использовалось для проверки взаимосвязи между субъективным здоровьем, объективным здоровьем и психологическим благополучием с помощью LISREL 8.71.

3. Результаты

Были протестированы три разные модели для изучения взаимосвязи между физическим здоровьем и психологическим благополучием (). Модель 1 представляет собой модель измерения объективного здоровья, субъективного здоровья и психологического благополучия, и не предполагалось никакой связи между нарушениями физического здоровья, биомаркерами, субъективным здоровьем, положительным и отрицательным аффектами, х 2 (df = 78) = 111.19, P <0,05, CFI = 0,94, TLI (NNFI) = 0,93 и RMSEA = 0,06. Модель 2 исследовала взаимосвязь между объективным здоровьем и психологическим благополучием через субъективное здоровье. Модель 2 лучше подходит по сравнению с моделью 1, χ 2 (df = 72) = 55,48, P = 0,93, χ 2 diff (6) = 55,71, P <0,001, CFI = 1,00, TLI (NNFI) = 1,03 и RMSEA = 0,00 (). Модель 3 протестировала полную модель прямого воздействия объективного здоровья (нарушения физического здоровья, биомаркеры) и субъективного здоровья на психологическое благополучие.Предполагается, что все возможные взаимосвязи между здоровьем и психологическим благополучием коррелируют. По сравнению с моделью 1, модель 3 дает лучшую подгонку модели, х . 2 (df = 68) = 53,75, P = 0,90, χ 2 diff (10) = 57,74, P <0,001, CFI = 1,00, TLI (NNFI) = 1,03 и RMSEA = 0,00 (). Однако Модель 3 не была значительно лучше по сравнению с Моделью 2, χ . 2 diff (4) = 1,73 и P =.79. Таким образом, модель 2, более экономная, была выбрана как наиболее подходящая модель ().

Таблица 3

Индексы соответствия для вложенной последовательности моделей поперечного сечения.

Модель χ 2 df χ 2 diff CFI TLI RMSEA
(1) Модель измерения 111,19 78 0.94 0,93 0,06
(2) Модель отношения здоровья и психологического благополучия 55,48 1,00 1,03 0,00
Разница между моделью 2 и моделью 1 72 55,71 ***
(3) Полностью рекурсивная модель 53,75 68 1.00 1,03 0,00
Разница между моделью 3 и моделью 2 1,73
(4) Нулевая модель 562,57

На основе модели 2 были изучены скрытые переменные взаимосвязи между здоровьем и психологическим благополучием (). Эта модель исследовала опосредующий эффект субъективного здоровья между объективным здоровьем (т.е., нарушения физического здоровья и биомаркеры) и психологическое благополучие (т.е. положительный аффект и отрицательный аффект). Были исследованы пути между нарушениями физического здоровья, биомаркерами, субъективным здоровьем, положительным и отрицательным воздействием ().

Скрытая переменная взаимосвязь между ухудшением физического здоровья и психологическим благополучием. Примечание. Коэффициенты траектории представляют собой стандартизированные оценки параметров, а прямые нагрузки отображаются сплошными линиями. * P <.05.

В Модели 2 было несколько значительных прямых эффектов. С точки зрения физического здоровья, нарушения физического здоровья оказали значительное отрицательное прямое влияние на субъективное здоровье ( β = -0,35, P <0,05) . Биомаркеры оказали значительное положительное влияние на субъективное здоровье ( β, = 0,54, P <0,05). Во-вторых, субъективное здоровье оказало значительное прямое влияние на положительные и отрицательные эмоции. Другими словами, было обнаружено, что субъективное здоровье в значительной степени связано с положительным аффектом, β = 0.41, P <0,05, а для того, чтобы иметь значительную отрицательную связь с отрицательным аффектом, β = -0,35, P <0,05. В-третьих, было косвенное влияние объективного здоровья на психологическое благополучие. В частности, нарушения физического здоровья оказали значительное косвенное влияние на положительный аффект, β = -0,14, P <0,05, и отрицательный эффект, β = 0,12, P <0,05. Биомаркеры также оказали значительное косвенное влияние на положительный результат, β = 0.22, P <0,05, и отрицательный эффект, β = -0,19, P <0,05. Другими словами, имел место опосредующий эффект субъективного здоровья между физическим здоровьем и положительным аффектом и отрицательным аффектом.

4. Обсуждение

Целью этого исследования было выявить то, каким образом физическое здоровье влияет на психологическое благополучие пожилых людей. Два потенциально важных вывода были сделаны в результате моделирования структурным уравнением. Во-первых, анализ показывает, что субъективное здоровье тесно связано с психологическим благополучием (например,g., аффект) среди пожилых людей. Во-вторых, результаты также показали, что нарушения физического здоровья и биомаркеры имеют независимое прямое влияние на субъективное здоровье и косвенно связаны с психологическим благополучием пожилых людей.

Есть несколько причин, по которым эти результаты, полученные в результате этого исследования, заслуживают внимания. Во-первых, выводы основаны на данных, собранных среди самых старых и старых людей. В целом физическое здоровье признано одним из важнейших показателей качества жизни в более зрелом возрасте.Несмотря на то, что важность изучения очень старых групп населения неоднократно отмечалась, мало исследований (например, [49]) изучали взаимосвязь здоровья с психологическим благополучием очень старых людей. Кроме того, определение физического здоровья с помощью различных оценок, таких как нарушение физического здоровья, биомаркеры и субъективное здоровье, помогает подчеркнуть важность включения различных аспектов (объективных и субъективных) физического здоровья и различной роли, которую они играют для психологического благополучия, в очень высокой степени. поздняя жизнь.Наконец, результаты этого исследования были основаны на косвенной информации. Это важно, потому что многие исследователи указывают, что использование прокси-информации менее надежно из-за смещения прокси. Однако, в соответствии с более ранними исследованиями [44–47], результаты этого исследования вносят вклад в аргумент о том, что информация от доверенных лиц может предоставить достаточную информацию и уникальные перспективы психологического благополучия среди пожилых людей старшего возраста.

Результаты этого исследования были подтверждены предыдущими исследованиями.Во-первых, объективные аспекты физического здоровья (например, физические недостатки, биомаркеры) оказали независимое прямое влияние на субъективное здоровье. Более ранние исследования показали, что хронические заболевания в значительной степени связаны с субъективным здоровьем или предполагаемым состоянием здоровья [44–47]. Например, Jylhä и его коллеги обнаружили, что разные факторы были связаны с самооценкой здоровья для разных возрастных групп [27]. Результаты показали, что количество хронических заболеваний, таких как высокое кровяное давление, было самым сильным показателем самооценки здоровья среди пожилых людей в возрасте от 70 до 79 лет [27].Это подчеркивает важность нарушения физического здоровья для восприятия здоровья пожилым и пожилым-старым населением. Более того, результаты этого исследования согласуются с выводами недавних исследований, согласно которым оценки биомаркеров используются в сочетании с поведенческими и социальными аспектами, связанными со здоровьем и благополучием людей [50–52]. Jylhä et al. показали значительную связь между биомаркерами и самооценкой здоровья. Интересно, что более низкие уровни гемоглобина были в значительной степени связаны с удовлетворительной или плохой самооценкой здоровья [53].Другой результат этого исследования подтвердил предыдущие результаты, свидетельствующие о значительной связи между психологическим благополучием и субъективным здоровьем среди пожилых людей старшего возраста [6–11]. Возможно, наиболее примечательным открытием этого исследования было значительное косвенное влияние физического здоровья на психологическое благополучие пожилых людей старшего возраста. Это согласуется с другими исследованиями, в которых сообщается, что те, у кого больше положительных аффектов, сообщали о меньшем количестве тяжелых симптомов заболевания, а те, у кого больше отрицательных аффектов, сообщали о более тяжелых (например.г., [54]). Этот вывод подтверждается работой Темане и Виссинга [55], которые показали, что субъективное восприятие здоровья опосредует взаимосвязь между индивидуальным контекстом, таким как физическое здоровье и психологическое благополучие [55]. Таким образом, результаты нашего исследования приводят нас к выводу, что воспринимаемое здоровье играет роль важного посредника между физическим здоровьем и психологическим благополучием.

Несмотря на то, что это исследование внесло значительный вклад в литературу, связав две точки зрения на здоровье и психологическое благополучие, у настоящего исследования также есть несколько ограничений.Выборка этого исследования была из одной географической области Соединенных Штатов. У других пожилых людей в разных регионах могут быть разные модели взаимосвязи между физическим здоровьем и психологическим благополучием. Во-вторых, хотя физическое здоровье оценивалось по количеству нынешних и прошлых заболеваний, эти показатели были изучены с использованием поперечного дизайна. Следовательно, нельзя делать причинно-следственные выводы о взаимосвязи между здоровьем и благополучием. Наконец, несмотря на то, что большинство индикаторов было исследовано с помощью косвенных рейтингов, и довольно много работ продемонстрировали, что доверенные информаторы надежны и могут быть заменены отчетами с самооценкой, мы должны учитывать, что разногласия по психологическим аспектам могут привести к различиям в косвенных оценках. — и самооценки долгожителей.

Несмотря на эти ограничения, результаты этого исследования подтверждают мнение о том, что здоровье, субъективное и объективное, является важным фактором психологического благополучия в дальнейшей жизни. Меньшее количество проблем с физическим здоровьем (например, количество заболеваний, проблем со здоровьем и госпитализация) и более благоприятные показатели гемоглобина и альбумина влияют на восприятие здоровья, и это положительно влияет на положительный эффект и отрицательно влияет на отрицательный эффект у очень пожилых людей. человек. Несмотря на то, что проблемы с физическим здоровьем распространены среди восьмидесятилетних и долгожителей, результаты подтверждают, что как физическое, так и психологическое благополучие являются критическими факторами в самом конце человеческой жизни.

Благодарности

Исследование столетнего возраста Джорджии (Леонард В. Пун, PI) финансируется 1P01-AG17553 из Национального института старения, сотрудничество между Университетом Джорджии, Центром медицинских наук Университета Тьюлейн, Бостонским университетом, Университетом Кентукки. , Университет Эмори, Университет Дьюка, Государственный университет Уэйна, Государственный университет Айовы, Университет Темпл и Мичиганский университет. Дополнительные авторы включают С. М. Язвински, Р. К. Грин, М. Геринг, В. Р. Маркесбери, Дж.Л. Вудард, М. А. Джонсон, Дж. С. Теновер, И. К. Сиглер, В. Л. Роджерс, Д. Б. Хаусман, К. Ротт, А. Дэйви и Дж. Арнольд. Авторы выражают признательность М. Берджессу, К. Гриеру, Э. Джексону, Э. Маккарти, К. Шоу, Л. Стронгу и С. Рейнольдсу за ценные усилия по набору и сбору данных, руководителям группы сбора данных; С. Андерсон, Э. Кэссиди, М. Янке и Дж. Савла, управление данными; М. Пун за фискальное управление проектом.

Ссылки

1. Одзаки А., Учияма М., Тагая Х, Охида Т., Огихара Р.Японское исследование столетних людей: автономия была связана с практикой здоровья, а также с физическим статусом. Журнал Американского гериатрического общества . 2007. 55 (1): 95–101. [PubMed] [Google Scholar] 2. Андерсен-Ранберг К., Шролл М., Джюн Б. Здоровых долгожителей не существует, но есть автономные долгожители: популяционное исследование заболеваемости среди датских долгожителей. Журнал Американского гериатрического общества . 2001. 49 (7): 900–908. [PubMed] [Google Scholar] 3. Эверт Дж., Лоулер Э., Боган Х., Перлз Т.Профили заболеваемости долгожителей: выжившие, задержанные и бежавшие. Журналы геронтологии А . 2003. 58 (3): 232–237. [PubMed] [Google Scholar] 4. Холостой Э.Л., Касл СВ. Самооценка здоровья: предсказывают ли они также изменение функциональных способностей? Журналы геронтологии B . 1995; 50 (6): S344 – S353. [PubMed] [Google Scholar] 5. Hoeymans N, Feskens EJM, Kromhoup D, Van Den Bos GAM. Старение и взаимосвязь между функциональным статусом и самооценкой здоровья у пожилых мужчин. Социальные науки и медицина .1997. 45 (10): 1527–1536. [PubMed] [Google Scholar] 6. Cockerham WC, Sharp K, Wilcox JA. Старение и предполагаемое состояние здоровья. Журналы геронтологии . 1983. 38 (3): 349–355. [PubMed] [Google Scholar] 7. Fienberg SE, Loftus EF, Tanur JM. Когнитивные аспекты методологии обследования здоровья: обзор. Ежеквартальный отчет Мемориального фонда Милбанка, Здоровье и общество . 1985. 63 (3): 547–564. [PubMed] [Google Scholar] 8. Холостой ЭЛ. Возрастные различия в самооценке здоровья: возрастные изменения, когортные различия или выживаемость? Журналы геронтологии .1993; 48 (6): S289 – S300. [PubMed] [Google Scholar] 9. Краузе Н.М., Джей GM. Что измеряют глобальные товары для здоровья с самооценкой? Медицинское обслуживание . 1994. 32 (9): 930–942. [PubMed] [Google Scholar] 10. Сулс Дж., Марко К.А., Йобин С. Роль временного сравнения, социального сравнения и прямой оценки в самооценке здоровья пожилых людей. Журнал прикладной социальной психологии . 1991; 21: 1125–1144. [Google Scholar] 11. Wu Z, Schimmele CM. Психологический настрой и самооценка здоровья среди «самых старых-старых» в Китае. Старение и общество . 2006. 26 (1): 135–151. [Google Scholar] 12. Kuo WH, Tsai YM. Социальные сети, выносливость и психическое здоровье иммигрантов. Журнал здоровья и социального поведения . 1986. 27 (2): 133–149. [PubMed] [Google Scholar] 14. Смит Дж., Флисон В., Гейзельманн Б., Сеттерстен Р. А., Кунцманн Ю. Источники благополучия в очень пожилом возрасте. В: Балтес ПБ, Майер К.Ю., ред. Берлинское исследование старения: старение от 70 до 100 . Нью-Йорк, Нью-Йорк, США: Издательство Кембриджского университета; 2002 г.С. 450–471. [Google Scholar] 15. Брэдберн Н. Структура психологического благополучия . Чикаго, штат Иллинойс, США: Алдин; 1969. [Google Scholar] 16. Джопп Д., Ротт С. Адаптация в преклонном возрасте: изучение роли ресурсов, убеждений и отношений для счастья долгожителей. Психология и старение . 2006. 21 (2): 266–280. [PubMed] [Google Scholar] 17. Ларсон Р. Тридцать лет исследований субъективного благополучия пожилых американцев. Журналы геронтологии . 1978. 33 (1): 109–125.[PubMed] [Google Scholar] 18. Иваса Х, Каваай К., Гондо Й., Инагаки Х., Судзуки Т. Субъективное благополучие как предиктор общей смертности среди людей среднего и пожилого возраста, живущих в японском городском сообществе: семилетнее проспективное когортное исследование. Международная гериатрия и геронтология . 2006; 6: 216–222. [Google Scholar] 19. Хамасима С. Качество жизни пожилых людей. Японский гигиенический журнал . 1994; 49: 533–542. [PubMed] [Google Scholar] 20. Иваса Х, Каваай К., Гондо Й, Инагаки Х, Сузуки Т.Субъективное благополучие как предиктор общей смертности среди людей среднего и пожилого возраста, проживающих в японском городском сообществе: семилетнее проспективное когортное исследование. Международная гериатрия и геронтология . 2006; 6: 216–222. [Google Scholar] 21. Revicki DA, Mitchell JP. Напряжение, социальная поддержка и психическое здоровье у пожилых сельских жителей. Журналы геронтологии . 1990; 45 (6): S267 – S274. [PubMed] [Google Scholar] 22. Епископ Д.С., Эпштейн Н.Б., Кейтнер Г.И. Инсульт: моральный дух, функционирование семьи, состояние здоровья и функциональные возможности. Архив физической медицины и реабилитации . 1986. 67 (2): 84–87. [PubMed] [Google Scholar] 23. Ostir GV, Markides KS, Peek MK, Goodwin JS. Связь между эмоциональным благополучием и частотой инсульта у пожилых людей. Психосоматическая медицина . 2001. 63 (2): 210–215. [PubMed] [Google Scholar] 24. Strandberg TE, Strandberg AY, Pitkälä KH, Salomaa VV, Tilvis RS, Miettinen TA. Сердечно-сосудистый риск в среднем возрасте и психологическое благополучие среди пожилых мужчин. Архив внутренней медицины .2006. 166 (20): 2266–2271. [PubMed] [Google Scholar] 25. Родин Дж., Макэвей Г. Детерминанты изменения воспринимаемого здоровья в продольном исследовании пожилых людей. Журналы геронтологии . 1993; 47 (6): P373 – P384. [PubMed] [Google Scholar] 26. Гольдштейн М.С., Сигель Дж. М., Бойер Р. Прогнозирование изменений воспринимаемого состояния здоровья. Американский журнал общественного здравоохранения . 1984. 74 (6): 611–614. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 27. Юлха М., Лескинен Э., Аланен Э., Лескинен А.Л., Хейккинен Э.Самооценка здоровья и связанные с ним факторы у мужчин разного возраста. Журналы геронтологии . 1986. 41 (6): 710–717. [PubMed] [Google Scholar] 28. Лян Дж. Самооценка физического здоровья пожилых людей. Журналы геронтологии . 1986. 41 (2): 248–260. [PubMed] [Google Scholar] 29. Zonderman AB. Влияние возраста, истории гипертонии и невротизма на восприятие здоровья. Экспериментальная геронтология . 1986; 21 (4-5): 449–458. [PubMed] [Google Scholar] 30. Fillenbaum GG.Социальный контекст и самооценка здоровья пожилых людей. Журнал здоровья и социального поведения . 1979; 20 (1): 45–51. [PubMed] [Google Scholar] 31. Линн Б.С., Линн М.В. Объективная и самооценка здоровья у старых и очень старых. Социальные науки и медицина . 1980. 14 (4): 311–315. [PubMed] [Google Scholar] 33. Каплан Г., Барон-Эпель О. Что скрывается за субъективной оценкой состояния здоровья? Социальные науки и медицина . 2003. 56 (8): 1669–1676. [PubMed] [Google Scholar] 34.Джонсон Р.Дж., Волински Ф.Д. Структура состояния здоровья пожилых людей: болезнь, инвалидность, функциональные ограничения и восприятие здоровья. Журнал здоровья и социального поведения . 1993. 34 (2): 105–121. [PubMed] [Google Scholar] 35. Kempen GIJM, Ormel J, Brilman EI, Relyveld J. Адаптивные реакции среди голландских пожилых людей: влияние восьми хронических заболеваний на качество жизни, связанное со здоровьем. Американский журнал общественного здравоохранения . 1997. 87 (1): 38–44. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 36.Ким Ш., Вольде-Цадик Г, Рубен Д.Б. Предикторы воспринимаемого здоровья у госпитализированных пожилых людей: поперечное и продольное исследование. Журнал Американского гериатрического общества . 1997. 45 (4): 420–426. [PubMed] [Google Scholar] 37. Мум Т. Самооценка здоровья взрослых норвежцев. Социальные науки и медицина . 1992. 35 (7): 935–947. [PubMed] [Google Scholar] 38. Малроу CD, Герети МБ, Корнелл Дж. Э., Лоуренс В. А., Кантен Д. Н.. Взаимосвязь между болезнью и функцией и воспринимаемым здоровьем у очень слабых пожилых людей. Журнал Американского гериатрического общества . 1994. 42 (4): 374–380. [PubMed] [Google Scholar] 39. Смит Дж. Благополучие и здоровье в возрасте от 70 до 100 лет: результаты берлинского исследования старения. Европейский обзор . 2001. 9 (4): 461–477. [Google Scholar] 40. Пун Л.В., Язвински С.М., Грин Р.С. и др. Методологические соображения в изучении долгожителей: уроки, извлеченные из исследований долгожителей Джорджии. В: Poon LW, Perls TT, редакторы. Ежегодный обзор геронтологии и гериатрии: биопсихосоциальные подходы к долголетию .Vol. 27. Нью-Йорк, штат Нью-Йорк, США: Springer; 2007. С. 231–264. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 41. Schönemann-Gieck P, Rott C, Martin M, D’Heureuse V, Kliegel M, Becker G. Сходства и различия между самооценкой и косвенной оценкой здоровья в глубокой старости. . Zeitschrift fur Gerontologie und Geriatrie . 2003. 36 (6): 429–436. [PubMed] [Google Scholar] 42. Бассетт СС, Магазинер Дж., Хебель Дж. Р.Надежность косвенного ответа на индексы психического здоровья пожилых женщин, проживающих в общинах. Психология и старение . 1990; 5 (1): 127–132. [PubMed] [Google Scholar] 43. LaRue A, Bank L, Jarvik L, Hetland M. Здоровье в старости: как соотносятся оценки врачей и самооценки? Журналы геронтологии . 1979. 34 (5): 687–691. [PubMed] [Google Scholar] 44. Вайнбергер М, Самса Г.П., Шмадер К., Гринберг С.М., Карр Д.Б., Вильдман Д.С. Сравнение представлений о функциональном статусе пациентов и восприятия пациентами: результаты амбулаторной гериатрической клиники. Журнал Американского гериатрического общества . 1992. 40 (6): 585–588. [PubMed] [Google Scholar] 45. Кейн Р.Л., Кейн Р.А., Бершадский Б. и др. Прокси-источники информации о качестве жизни обитателей домов престарелых. Журналы геронтологии B . 2005; 60 (6): S318 – S325. [PubMed] [Google Scholar] 46. Тамим Х., Маккаскер Дж., Дендукури Н. Прокси-отчеты о качестве жизни с использованием EQ-5D. Медицинское обслуживание . 2002. 40 (12): 1186–1195. [PubMed] [Google Scholar] 47. Роджерс WL, Херцог AR.Сбор данных о самых старых: проблемы и процедуры. В: Сузман Р.М., Уиллис Д.П., Мантон К.Г., редакторы. Самый старый . Нью-Йорк, Нью-Йорк, США: Оксфордский университет; 1992. С. 135–156. [Google Scholar] 48. Fillenbaum GG. Многомерная функциональная оценка пожилых людей: ресурсы и услуги для пожилых американцев герцога . Хиллсдейл, Мичиган, США: Лоуренс Эрлбаум Ассошиэйтс; 1988. [Google Scholar]

49. Йореског К., Сорбом Д. Лисрел 8: справочное руководство пользователя. SSI, Чикаго, Иллинойс, США, 1996.

50. Gruenewald TL, Kemeney ME. Психонероиммунологические процессы в старении и здоровье. В: Aldwin CM, Park CL, Spiro A, редакторы. Справочник по психологии здоровья и старению . Нью-Йорк, Нью-Йорк, США: Guilford Press; 2007. С. 97–118. [Google Scholar] 51. Piazza JR, Алмейда Д.М., Дмитриева Н.О., Klein LC. Границы использования биомаркеров здоровья в исследованиях стресса и старения. Журналы геронтологии B . 2010. 65 (5): 513–525. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 52. Певец B, диск Ryff. Новые горизонты в здравоохранении: комплексный подход . Вашингтон, округ Колумбия, США: Национальная академия прессы; 2001. [Google Scholar] 53. Jylhä M, Volpato S, Guralnik JM. Самостоятельная оценка здоровья показала дифференцированную связь с часто используемыми биомаркерами в большой выборке населения. Журнал клинической эпидемиологии . 2006. 59 (5): 465–471. [PubMed] [Google Scholar] 54. Коэн С., Прессман С.Д. Положительно сказываются и на здоровье. Текущие направления психологической науки . 2006. 15 (3): 122–125.[Google Scholar] 55. Темане QM, Wissing MP. Роль субъективного восприятия здоровья в динамике контекста и психологического благополучия. Психотерапия и психосоматика . 2006. 75 (2): 85–95. [Google Scholar]

Взаимосвязь между физическим здоровьем и психологическим благополучием среди пожилых людей

J Aging Res. 2011; 2011: 605041.

Джинмён Чо

1 Департамент человеческого развития и семейных исследований, Государственный университет Айовы, Эймс, Айова 50011, США

Питер Мартин

1 Департамент человеческого развития и семейных исследований, Государственный университет Айовы, Эймс, Айова 50011, США

Дженнифер Маргретт

1 Департамент человеческого развития и семейных исследований, Государственный университет Айовы, Эймс, Айова 50011, США

Морис Макдональд

2 Школа семейных исследований и социальных служб, Университет штата Канзас, Манхэттен, KS 66506, США

Леонард В.Пун

3 Институт геронтологии Университета Джорджии, Афины, GA 30602, США

1 Департамент человеческого развития и семейных исследований, Государственный университет Айовы, Эймс, Айова 50011, США

2 Школа семейных исследований и социальных служб, Университет штата Канзас, Манхэттен, KS 66506, США

3 Институт геронтологии Университета Джорджии, Афины, GA 30602, США

Научный редактор: Бо А. Хагберг

Поступила 14 февраля 2011 г .; Принята в печать 19 марта 2011 г.

Это статья в открытом доступе, распространяемая по лицензии Creative Commons Attribution License, которая разрешает неограниченное использование, распространение и воспроизведение на любом носителе при условии правильного цитирования оригинальной работы.

Эта статья цитируется в других статьях в PMC.

Abstract

Целью данного исследования было оценить взаимосвязь между физическим здоровьем и психологическим благополучием среди пожилых людей. Моделирование структурным уравнением было выполнено для изучения влияния здоровья на психологическое благополучие среди 306 восьмидесятилетних и долгожителей из исследования долгожителей Джорджии.Скрытые переменные были созданы для отражения субъективного здоровья, измеряемого самооценкой здоровья, и объективного здоровья, измеряемого нарушениями физического здоровья (например, проблемы со здоровьем, прошлые и настоящие болезни, госпитализация) и биомаркерами (например, гемоглобином и альбумином). Психологическое благополучие измерялось положительными и отрицательными эмоциями. Были значительные прямые эффекты субъективного здоровья на аффект и значительные косвенные эффекты объективного здоровья через субъективное здоровье на положительный аффект и отрицательный аффект.Субъективное здоровье играет роль посредника между объективным здоровьем и психологическим благополучием. Эти результаты подчеркивают статус и восприятие здоровья как важнейшего показателя благополучия в глубокой старости.

1. Введение

В связи с беспрецедентным увеличением числа пожилых и пожилых людей в нескольких исследованиях уделялось внимание долгожителям и их жизни, изучающих факторы, связанные с их долголетием, такие как здоровье, генетические факторы, общий образ жизни, физическая активность, питание и социальные отношения [1].Несмотря на то, что многие исследователи указывают на то, что долгожители страдают несколькими хроническими заболеваниями [2], а здоровье является важным показателем психологического благополучия среди пожилых и пожилых людей, только несколько исследований были сосредоточены на здоровье и его влиянии на психологическое благополучие в экстремальных условиях. старость. Следовательно, существует необходимость исследовать связь между здоровьем и психологическим благополучием среди пожилых людей.

Обычно физического здоровья является наиболее часто используемым индексом для оценки благополучия людей.По мере взросления люди могут осознавать, что их физическое здоровье (например, показатели распространенности хронических состояний) не так хорошо, как в прошлом. Важность здоровья среди пожилых людей, особенно распространенность хронических состояний, была показана в исследовании датских долгожителей [2]. Они обнаружили, что здоровых долгожителей было немного и что у большинства датских долгожителей было несколько общих заболеваний и хронических состояний, таких как сердечно-сосудистые заболевания (72%), остеоартрит (54%), гипертония (52%), деменция (51%) и ишемия сердца. болезнь (28%).Андерсен-Ранберг и др. [2] пришли к выводу, что избавиться от потенциально распространенных заболеваний до 100 лет — это проблема. Это утверждение было подтверждено другим исследованием, посвященным столетию. После оценки истории болезни 424 долгожителей Evert et al. обнаружили, что даже несмотря на то, что 19% долгожителей были классифицированы как «беглецы», которые достигли своего 100-летия без диагноза общих возрастных заболеваний, 81% долгожителей не были свободны от общих возрастных заболеваний [3]. Таким образом, большинство пожилых людей сообщали о хронических заболеваниях.

Субъективное здоровье «связано не только с продолжительностью жизни, но и с состоянием здоровья в оставшиеся годы» [4, p.S315] и служит одним из наиболее важных детерминант психологического благополучия в более позднем возрасте. Хойманс и его коллеги отметили, что субъективное здоровье является ценным и персонализированным индикатором здоровья, определяющим восприятие и оценку собственного здоровья на основе интерпретации объективного физического и психического состояния здоровья, а также ожиданий и сравнений [5–10].Поскольку отношение, мотивация и убеждения людей влияют на восприятие болезни и инвалидности, индивидуальные различия в субъективном здоровье могут играть важную роль для психологического благополучия в дальнейшей жизни [11]. Например, поскольку психологические характеристики включают в себя способность и готовность человека адаптироваться к физическим изменениям [12], на субъективный опыт влияют различные виды заболеваний или истории болезней [11, 13].

Психологическое благополучие рассматривалось как показатель успешной адаптации в пожилом и очень преклонном возрасте [14].Брэдберн рассматривал субъективную оценку благополучия как баланс между положительным и отрицательным аффектом [15]. Эти два измерения благополучия могут быть источником психологического благополучия [15, 16]. Эти два типа аффекта могут иметь разные адаптивные функции. Отрицательный аффект относится к следствию неадаптивного поведения, тогда как положительный аффект можно рассматривать как подкрепление адаптивного или адекватного поведения [15, 16]. Ларсон обобщил предыдущие исследования психологического благополучия, проведенные за 30-летний период (1940–1970-е годы), и отметил, что конструкция тесно связана с физическим состоянием здоровья, функциональным статусом и социально-демографическими факторами, включая профессию, доход, уровень образования. , а также степень социального взаимодействия [17, 18].Хамасима изучил предыдущие исследования психологического благополучия (в частности, качества жизни) в Японии и пришел к выводу, что на него влияет физическое здоровье и другие факторы, такие как возраст, семейное положение, род занятий и экономический статус [18–20].

Основываясь на предыдущих исследованиях, при учете благополучия в более позднем возрасте необходимо учитывать влияние физического здоровья. О важности физического здоровья для психологического благополучия сообщалось в ряде исследований. Ревицки и Митчелл, например, обнаружили, что проблемы с физическим здоровьем являются наиболее важным источником жизненного напряжения среди пожилых людей [21].Физическое здоровье может иметь большое влияние на субъективное благополучие. Например, Bishop et al. обнаружили, что плохое здоровье было важным фактором, связанным с более низким моральным духом [22]. Кроме того, существует несколько исследований, посвященных влиянию конкретных заболеваний на психологическое благополучие. Например, положительный эффект был связан с меньшим количеством симптомов инсульта [23], а низкий сердечно-сосудистый риск был связан не только с лучшей выживаемостью, но и с лучшим психологическим благополучием у пожилых людей [24].Все эти исследования продемонстрировали, что воспринимаемое здоровье связано с объективным здоровьем [25]. Несколько исследований выявили тесную взаимосвязь между воспринимаемым здоровьем и длительными хроническими заболеваниями, особенно среди пожилых людей [25–29], а также с другими показателями здоровья, такими как количество лекарств, больничные дни или госпитализации [25, 30–32].

Как показали предыдущие исследования, существует тесная связь между объективными и субъективными оценками личного здоровья, и эта связь влияет на психологическое благополучие [11].Другими словами, на психологическое благополучие людей влияют история болезни, текущие физические симптомы и ощущения тела, убеждения и поведение в отношении здоровья, а также психическое и эмоциональное благополучие [11, 33]. Кроме того, основным фактором субъективного здоровья является объективное физическое здоровье, то есть хронические состояния и инвалидность. Многие исследования отмечают взаимосвязь между хроническими состояниями, инвалидностью и субъективным здоровьем [5, 25, 34–38]. Интересно, что Кемпен и его коллеги заметили, что на восприятие здоровья больше всего влияют сердечные заболевания, за которыми следуют астма / хронический бронхит, жалобы на суставы, проблемы со спиной и диабет [35].

Несмотря на то, что ряд исследований предполагает сильную связь между физическим здоровьем (объективным и субъективным) и психологическим благополучием, многие исследования включают только людей в возрасте от 60 до 80 лет, и информации об этой связи мало. очень преклонный возраст [39]. Следовательно, дополнительные исследования должны быть сосредоточены как на маркерах физического здоровья, так и на субъективном здоровье, позволяющем прогнозировать психологическое благополучие в очень позднем возрасте, потому что это время часто характеризуется функциональным упадком или разрушением физической и психологической системы [39].Целью этого исследования было оценить связь различных аспектов (объективных и субъективных) физического здоровья и их прямого и косвенного влияния на психологическое благополучие (т.е. положительное и отрицательное влияние) у очень пожилых людей.

2. Метод

2.1. Участники

Основа выборки исследования столетних жителей Джорджии (GCS, Phase III) [40], которое предоставляет данные для этого исследования, состояла из двух компонентов. Первый из них заключался в определении доли всех жителей учреждений квалифицированного сестринского ухода (SNF) и домов личной гигиены (PCH) в 44 округах на севере Грузии.Основываясь на масштабах переписи, в рамках проекта были определены резиденты ОЯТ и ООП. Вторая стратегия приема на работу заключалась в использовании информации о дате рождения в файлах регистрации избирателей для идентификации жителей общины. На основе этих двух компонентов и пяти различных характеристик (географический, возраст, пол, раса и тип проживания) для этого исследования была составлена ​​выборка долгожителей и восьмидесятилетних [40].

Получить информацию от пожилых людей не всегда просто или возможно.На способность людей реагировать, особенно в пожилом возрасте, влияет их физическое здоровье, когнитивный статус или функциональные способности [41]. Различные уровни этих факторов среди пожилых людей часто приводят к использованию косвенных оценок здоровья, функционального статуса или психического здоровья вместо самооценок [41–44]. ЛаРю и его коллеги предположили, что существует значительная взаимосвязь между отчетами врачей и личными данными; поэтому самооценки могут служить надежным средством оценки состояния здоровья в пожилом возрасте [43].Бассет и его коллеги сообщили, что между отчетами респондентов и доверенных лиц о когнитивном и психическом здоровье существует значительное соответствие [42]. Эти авторы также предположили, что самоответы на показатели когнитивного и психологического статуса могут быть заменены косвенными ответами, когда исходный информатор недоступен [42]. Кроме того, несколько исследований также показали, что косвенная информация является надежной или менее предвзятой, когда респонденты имеют когнитивные нарушения или депрессию [44–46]. Роджерс и Херцог, например, указали, что среди исследователей существует общее мнение о том, что доверенных респондентов следует использовать в исследованиях, посвященных пожилым людям старшего возраста, чтобы избежать искажения данных по сравнению со здоровыми пожилыми людьми [47].Следовательно, на основе этих аргументов использование косвенных данных может быть полезным не только для замены недостаточной информации в самоотчетах, но и для выработки различных точек зрения на психологическое благополучие среди пожилых людей старшего возраста. Таким образом, информация в этом документе основана на информации доверенного лица.

Прокси-информаторы отбирались следующим образом: первая близкая семья, такая как супруги или дети, рассматривалась как доверенные лица. Если в живых было более одного ребенка, старшие-пожилые взрослые назначали доверенного лица или, в случае когнитивных нарушений, контактный ребенок принимал решение о том, кто может предоставить наиболее точную информацию.Другие родственники выступали в качестве доверенных лиц, если в живых не было детей, или если они были назначены участником. Если другие родственники не были живы или доступны, друзья, соседи, медсестры, священнослужители или другие знающие люди также выступали в качестве доверенных лиц. Большинство доверенных лиц (59,4%) составляли взрослые дети. Дополнительные доверенные лица включали племянников и племянников (10,0%), внучки (7,7%) и различных информаторов, таких как супруги, братья и сестры или друзья (22,9%).

В это исследование вошли 306 пожилых людей в возрасте от 80 до 100 лет, проживающих в сообществах и помещенных в специализированные учреждения (средний возраст 96 лет.55 лет). В этом исследовании 79,4% участников составляли женщины, и 75% участников оценили свое здоровье как хорошее или отличное. Сводка демографических характеристик представлена ​​в.

Таблица 1

Сводка демографических характеристик.

9030 77121 9030 77121 3
Демографические характеристики n %
Возраст
восьмидесятилетний ( M = 84,58) 72 23.5
Столетний ( M = 100,23) 234 76,5
Пол
Женский 243 79,4
Мужской 63 20,6
Тип проживания
Частный дом / квартира 165 54,1
Личная гигиена 48 15.7
Дом престарелых 92 30,2
Этническая принадлежность
Белый / европеец 240 78,4
Черный / афроамериканец 66 21,6
Образование
Меньше, чем средняя школа 99 34,1
Диплом средней школы 61 21.0
GED / некоторый колледж 67 23,1
Колледж / высшее образование 63 21,7
Субъективное здоровье
Плохо 10 3,3
Удовлетворительно 69 22,7
Хорошо 148 48,7

2.2. Меры

2.2.1. Нарушения физического здоровья

Нарушения физического здоровья измерялись с использованием пунктов с несколькими показателями: прошлые и текущие заболевания, состояние здоровья и госпитализация. Прошлые и текущие заболевания оценивались с помощью исчерпывающего списка заболеваний, таких как застойная сердечная недостаточность, инфаркт миокарда и высокое кровяное давление. Состояние здоровья оценивалось с учетом различных проблем со здоровьем, таких как дискомфорт в груди, онемение, артрит и головокружение.Наконец, к госпитализации обращались с любой недавней или пожизненной госпитализацией. Более высокие баллы отражают больше проблем со здоровьем, больше болезней и больше госпитализаций.

2.2.2. Биомаркеры

Биомаркеры включали гемоглобин и альбумин, которые оценивались с помощью анализа крови. Более высокие баллы указывают на более высокий уровень гемоглобина и альбумина.

2.2.3. Субъективное восприятие здоровья

Субъективное восприятие здоровья состояло из двух вопросов [48] с исходным внутренним коэффициентом согласованности α = 0.74. Доверенным лицам задавали вопрос: «Как бы вы оценили его / ее общее состояние здоровья в настоящее время — отличное, хорошее, удовлетворительное или плохое?» и был масштабирован таким образом, что от 0 = плохо до 3 = отлично. Другой вопрос был «Насколько его / ее проблемы со здоровьем мешают ему / ей делать то, что он / она хочет делать?» и был масштабирован так, что 0 = очень много, до 2 = совсем нет. Внутренняя согласованность прокси-рейтингов наших участников составила α = 0,56. Физическое здоровье оценивалось таким образом, что более высокие баллы указывали на более высокий уровень физического здоровья.

2.2.4. Психологическое благополучие

Психологическое благополучие оценивалось с помощью шкалы баланса аффектов Брэдберна [15]. Шкала состоит из двух измерений: положительного аффекта и отрицательного аффекта. В этом исследовании использовались пять пунктов положительного аффекта ( α, = 0,80) и пять пунктов отрицательного аффекта ( α = 0,80) из косвенных отчетов. Доверенным лицам было предложено оценить долгожителей с учетом следующих утверждений о положительном влиянии. За последние две недели: (1) Доволен ли он / она выполнением чего-либо? (2) Чувствовал ли он / она гордость из-за того, что кто-то похвалил его / ее за то, что он / она сделал? (3) Чувствовал ли он / она когда-нибудь особенное возбуждение или интерес к чему-либо? (4) Чувствовал ли он / она когда-нибудь, что все идет по его / ее пути? (5) Чувствовал ли он когда-нибудь на вершине мира? Для отрицательного аффекта были заданы следующие утверждения.(1) Чувствовал ли он когда-нибудь депрессию и очень несчастный? (2) Чувствовал ли он / она когда-нибудь какое-то смутное беспокойство? (3) Было ли ему скучно? (4) Был ли он когда-нибудь настолько беспокойным, что не мог долго сидеть в кресле? (5) Чувствовал ли он / она когда-либо себя очень одиноким или далеким от других людей? Оценки использовались по четырехбалльной шкале Лайкерта: 1 = совсем нет, 2 = один раз, 3 = несколько раз и 4 = часто. Более высокие баллы за положительное влияние указали на лучшее благополучие, в то время как более высокие баллы за отрицательное влияние указали на более низкое благополучие.

2.3. План анализа

2.3.1. Подтверждающий факторный анализ (CFA)

Подтверждающий факторный анализ с использованием LISREL 8.71 [49] установил соответствие субъективного здоровья, объективного здоровья и психологического благополучия соответствующим конструктам в этом исследовании. Использовалась оценка максимального правдоподобия. Результаты представлены в. Что касается меры психологического благополучия, положительный аффект и отрицательный аффект изначально тестировались по модели, состоящей из пяти индикаторов для каждой конструкции.Однако самые низкие нагрузки каждой конструкции были отброшены после проведения анализа элементов, и модель указала три индикатора для каждой конструкции аффекта. Все нагрузки каждого фактора были значительными ().

Таблица 2

Факторные нагрузки в подтверждающем факторе здоровья и психологического благополучия.

9012 9012
Нарушения физического здоровья Биомаркеры Субъективное здоровье Положительное влияние Отрицательное влияние
Прошлая болезнь 0.89
Текущее заболевание 0,55
Проблемы со здоровьем 0,39

Альбумин 0,43
Самостоятельная оценка общего состояния здоровья 0.72
Самостоятельная оценка проблемы со здоровьем 0,63
Принято 0,73
Взволнованный / заинтересованный 0,76
Депрессивный 0,77
Неуловимо непросто 0.76
Расточка 0,70
2.3.2. Моделирование структурных уравнений (SEM)

Моделирование структурных уравнений использовалось для проверки взаимосвязи между субъективным здоровьем, объективным здоровьем и психологическим благополучием с помощью LISREL 8.71.

3. Результаты

Были протестированы три разные модели для изучения взаимосвязи между физическим здоровьем и психологическим благополучием (). Модель 1 представляет собой модель измерения объективного здоровья, субъективного здоровья и психологического благополучия, и не предполагалось никакой связи между нарушениями физического здоровья, биомаркерами, субъективным здоровьем, положительным и отрицательным аффектами, х 2 (df = 78) = 111.19, P <0,05, CFI = 0,94, TLI (NNFI) = 0,93 и RMSEA = 0,06. Модель 2 исследовала взаимосвязь между объективным здоровьем и психологическим благополучием через субъективное здоровье. Модель 2 лучше подходит по сравнению с моделью 1, χ 2 (df = 72) = 55,48, P = 0,93, χ 2 diff (6) = 55,71, P <0,001, CFI = 1,00, TLI (NNFI) = 1,03 и RMSEA = 0,00 (). Модель 3 протестировала полную модель прямого воздействия объективного здоровья (нарушения физического здоровья, биомаркеры) и субъективного здоровья на психологическое благополучие.Предполагается, что все возможные взаимосвязи между здоровьем и психологическим благополучием коррелируют. По сравнению с моделью 1, модель 3 дает лучшую подгонку модели, х . 2 (df = 68) = 53,75, P = 0,90, χ 2 diff (10) = 57,74, P <0,001, CFI = 1,00, TLI (NNFI) = 1,03 и RMSEA = 0,00 (). Однако Модель 3 не была значительно лучше по сравнению с Моделью 2, χ . 2 diff (4) = 1,73 и P =.79. Таким образом, модель 2, более экономная, была выбрана как наиболее подходящая модель ().

Таблица 3

Индексы соответствия для вложенной последовательности моделей поперечного сечения.

Модель χ 2 df χ 2 diff CFI TLI RMSEA
(1) Модель измерения 111,19 78 0.94 0,93 0,06
(2) Модель отношения здоровья и психологического благополучия 55,48 1,00 1,03 0,00
Разница между моделью 2 и моделью 1 72 55,71 ***
(3) Полностью рекурсивная модель 53,75 68 1.00 1,03 0,00
Разница между моделью 3 и моделью 2 1,73
(4) Нулевая модель 562,57

На основе модели 2 были изучены скрытые переменные взаимосвязи между здоровьем и психологическим благополучием (). Эта модель исследовала опосредующий эффект субъективного здоровья между объективным здоровьем (т.е., нарушения физического здоровья и биомаркеры) и психологическое благополучие (т.е. положительный аффект и отрицательный аффект). Были исследованы пути между нарушениями физического здоровья, биомаркерами, субъективным здоровьем, положительным и отрицательным воздействием ().

Скрытая переменная взаимосвязь между ухудшением физического здоровья и психологическим благополучием. Примечание. Коэффициенты траектории представляют собой стандартизированные оценки параметров, а прямые нагрузки отображаются сплошными линиями. * P <.05.

В Модели 2 было несколько значительных прямых эффектов. С точки зрения физического здоровья, нарушения физического здоровья оказали значительное отрицательное прямое влияние на субъективное здоровье ( β = -0,35, P <0,05) . Биомаркеры оказали значительное положительное влияние на субъективное здоровье ( β, = 0,54, P <0,05). Во-вторых, субъективное здоровье оказало значительное прямое влияние на положительные и отрицательные эмоции. Другими словами, было обнаружено, что субъективное здоровье в значительной степени связано с положительным аффектом, β = 0.41, P <0,05, а для того, чтобы иметь значительную отрицательную связь с отрицательным аффектом, β = -0,35, P <0,05. В-третьих, было косвенное влияние объективного здоровья на психологическое благополучие. В частности, нарушения физического здоровья оказали значительное косвенное влияние на положительный аффект, β = -0,14, P <0,05, и отрицательный эффект, β = 0,12, P <0,05. Биомаркеры также оказали значительное косвенное влияние на положительный результат, β = 0.22, P <0,05, и отрицательный эффект, β = -0,19, P <0,05. Другими словами, имел место опосредующий эффект субъективного здоровья между физическим здоровьем и положительным аффектом и отрицательным аффектом.

4. Обсуждение

Целью этого исследования было выявить то, каким образом физическое здоровье влияет на психологическое благополучие пожилых людей. Два потенциально важных вывода были сделаны в результате моделирования структурным уравнением. Во-первых, анализ показывает, что субъективное здоровье тесно связано с психологическим благополучием (например,g., аффект) среди пожилых людей. Во-вторых, результаты также показали, что нарушения физического здоровья и биомаркеры имеют независимое прямое влияние на субъективное здоровье и косвенно связаны с психологическим благополучием пожилых людей.

Есть несколько причин, по которым эти результаты, полученные в результате этого исследования, заслуживают внимания. Во-первых, выводы основаны на данных, собранных среди самых старых и старых людей. В целом физическое здоровье признано одним из важнейших показателей качества жизни в более зрелом возрасте.Несмотря на то, что важность изучения очень старых групп населения неоднократно отмечалась, мало исследований (например, [49]) изучали взаимосвязь здоровья с психологическим благополучием очень старых людей. Кроме того, определение физического здоровья с помощью различных оценок, таких как нарушение физического здоровья, биомаркеры и субъективное здоровье, помогает подчеркнуть важность включения различных аспектов (объективных и субъективных) физического здоровья и различной роли, которую они играют для психологического благополучия, в очень высокой степени. поздняя жизнь.Наконец, результаты этого исследования были основаны на косвенной информации. Это важно, потому что многие исследователи указывают, что использование прокси-информации менее надежно из-за смещения прокси. Однако, в соответствии с более ранними исследованиями [44–47], результаты этого исследования вносят вклад в аргумент о том, что информация от доверенных лиц может предоставить достаточную информацию и уникальные перспективы психологического благополучия среди пожилых людей старшего возраста.

Результаты этого исследования были подтверждены предыдущими исследованиями.Во-первых, объективные аспекты физического здоровья (например, физические недостатки, биомаркеры) оказали независимое прямое влияние на субъективное здоровье. Более ранние исследования показали, что хронические заболевания в значительной степени связаны с субъективным здоровьем или предполагаемым состоянием здоровья [44–47]. Например, Jylhä и его коллеги обнаружили, что разные факторы были связаны с самооценкой здоровья для разных возрастных групп [27]. Результаты показали, что количество хронических заболеваний, таких как высокое кровяное давление, было самым сильным показателем самооценки здоровья среди пожилых людей в возрасте от 70 до 79 лет [27].Это подчеркивает важность нарушения физического здоровья для восприятия здоровья пожилым и пожилым-старым населением. Более того, результаты этого исследования согласуются с выводами недавних исследований, согласно которым оценки биомаркеров используются в сочетании с поведенческими и социальными аспектами, связанными со здоровьем и благополучием людей [50–52]. Jylhä et al. показали значительную связь между биомаркерами и самооценкой здоровья. Интересно, что более низкие уровни гемоглобина были в значительной степени связаны с удовлетворительной или плохой самооценкой здоровья [53].Другой результат этого исследования подтвердил предыдущие результаты, свидетельствующие о значительной связи между психологическим благополучием и субъективным здоровьем среди пожилых людей старшего возраста [6–11]. Возможно, наиболее примечательным открытием этого исследования было значительное косвенное влияние физического здоровья на психологическое благополучие пожилых людей старшего возраста. Это согласуется с другими исследованиями, в которых сообщается, что те, у кого больше положительных аффектов, сообщали о меньшем количестве тяжелых симптомов заболевания, а те, у кого больше отрицательных аффектов, сообщали о более тяжелых (например.г., [54]). Этот вывод подтверждается работой Темане и Виссинга [55], которые показали, что субъективное восприятие здоровья опосредует взаимосвязь между индивидуальным контекстом, таким как физическое здоровье и психологическое благополучие [55]. Таким образом, результаты нашего исследования приводят нас к выводу, что воспринимаемое здоровье играет роль важного посредника между физическим здоровьем и психологическим благополучием.

Несмотря на то, что это исследование внесло значительный вклад в литературу, связав две точки зрения на здоровье и психологическое благополучие, у настоящего исследования также есть несколько ограничений.Выборка этого исследования была из одной географической области Соединенных Штатов. У других пожилых людей в разных регионах могут быть разные модели взаимосвязи между физическим здоровьем и психологическим благополучием. Во-вторых, хотя физическое здоровье оценивалось по количеству нынешних и прошлых заболеваний, эти показатели были изучены с использованием поперечного дизайна. Следовательно, нельзя делать причинно-следственные выводы о взаимосвязи между здоровьем и благополучием. Наконец, несмотря на то, что большинство индикаторов было исследовано с помощью косвенных рейтингов, и довольно много работ продемонстрировали, что доверенные информаторы надежны и могут быть заменены отчетами с самооценкой, мы должны учитывать, что разногласия по психологическим аспектам могут привести к различиям в косвенных оценках. — и самооценки долгожителей.

Несмотря на эти ограничения, результаты этого исследования подтверждают мнение о том, что здоровье, субъективное и объективное, является важным фактором психологического благополучия в дальнейшей жизни. Меньшее количество проблем с физическим здоровьем (например, количество заболеваний, проблем со здоровьем и госпитализация) и более благоприятные показатели гемоглобина и альбумина влияют на восприятие здоровья, и это положительно влияет на положительный эффект и отрицательно влияет на отрицательный эффект у очень пожилых людей. человек. Несмотря на то, что проблемы с физическим здоровьем распространены среди восьмидесятилетних и долгожителей, результаты подтверждают, что как физическое, так и психологическое благополучие являются критическими факторами в самом конце человеческой жизни.

Благодарности

Исследование столетнего возраста Джорджии (Леонард В. Пун, PI) финансируется 1P01-AG17553 из Национального института старения, сотрудничество между Университетом Джорджии, Центром медицинских наук Университета Тьюлейн, Бостонским университетом, Университетом Кентукки. , Университет Эмори, Университет Дьюка, Государственный университет Уэйна, Государственный университет Айовы, Университет Темпл и Мичиганский университет. Дополнительные авторы включают С. М. Язвински, Р. К. Грин, М. Геринг, В. Р. Маркесбери, Дж.Л. Вудард, М. А. Джонсон, Дж. С. Теновер, И. К. Сиглер, В. Л. Роджерс, Д. Б. Хаусман, К. Ротт, А. Дэйви и Дж. Арнольд. Авторы выражают признательность М. Берджессу, К. Гриеру, Э. Джексону, Э. Маккарти, К. Шоу, Л. Стронгу и С. Рейнольдсу за ценные усилия по набору и сбору данных, руководителям группы сбора данных; С. Андерсон, Э. Кэссиди, М. Янке и Дж. Савла, управление данными; М. Пун за фискальное управление проектом.

Ссылки

1. Одзаки А., Учияма М., Тагая Х, Охида Т., Огихара Р.Японское исследование столетних людей: автономия была связана с практикой здоровья, а также с физическим статусом. Журнал Американского гериатрического общества . 2007. 55 (1): 95–101. [PubMed] [Google Scholar] 2. Андерсен-Ранберг К., Шролл М., Джюн Б. Здоровых долгожителей не существует, но есть автономные долгожители: популяционное исследование заболеваемости среди датских долгожителей. Журнал Американского гериатрического общества . 2001. 49 (7): 900–908. [PubMed] [Google Scholar] 3. Эверт Дж., Лоулер Э., Боган Х., Перлз Т.Профили заболеваемости долгожителей: выжившие, задержанные и бежавшие. Журналы геронтологии А . 2003. 58 (3): 232–237. [PubMed] [Google Scholar] 4. Холостой Э.Л., Касл СВ. Самооценка здоровья: предсказывают ли они также изменение функциональных способностей? Журналы геронтологии B . 1995; 50 (6): S344 – S353. [PubMed] [Google Scholar] 5. Hoeymans N, Feskens EJM, Kromhoup D, Van Den Bos GAM. Старение и взаимосвязь между функциональным статусом и самооценкой здоровья у пожилых мужчин. Социальные науки и медицина .1997. 45 (10): 1527–1536. [PubMed] [Google Scholar] 6. Cockerham WC, Sharp K, Wilcox JA. Старение и предполагаемое состояние здоровья. Журналы геронтологии . 1983. 38 (3): 349–355. [PubMed] [Google Scholar] 7. Fienberg SE, Loftus EF, Tanur JM. Когнитивные аспекты методологии обследования здоровья: обзор. Ежеквартальный отчет Мемориального фонда Милбанка, Здоровье и общество . 1985. 63 (3): 547–564. [PubMed] [Google Scholar] 8. Холостой ЭЛ. Возрастные различия в самооценке здоровья: возрастные изменения, когортные различия или выживаемость? Журналы геронтологии .1993; 48 (6): S289 – S300. [PubMed] [Google Scholar] 9. Краузе Н.М., Джей GM. Что измеряют глобальные товары для здоровья с самооценкой? Медицинское обслуживание . 1994. 32 (9): 930–942. [PubMed] [Google Scholar] 10. Сулс Дж., Марко К.А., Йобин С. Роль временного сравнения, социального сравнения и прямой оценки в самооценке здоровья пожилых людей. Журнал прикладной социальной психологии . 1991; 21: 1125–1144. [Google Scholar] 11. Wu Z, Schimmele CM. Психологический настрой и самооценка здоровья среди «самых старых-старых» в Китае. Старение и общество . 2006. 26 (1): 135–151. [Google Scholar] 12. Kuo WH, Tsai YM. Социальные сети, выносливость и психическое здоровье иммигрантов. Журнал здоровья и социального поведения . 1986. 27 (2): 133–149. [PubMed] [Google Scholar] 14. Смит Дж., Флисон В., Гейзельманн Б., Сеттерстен Р. А., Кунцманн Ю. Источники благополучия в очень пожилом возрасте. В: Балтес ПБ, Майер К.Ю., ред. Берлинское исследование старения: старение от 70 до 100 . Нью-Йорк, Нью-Йорк, США: Издательство Кембриджского университета; 2002 г.С. 450–471. [Google Scholar] 15. Брэдберн Н. Структура психологического благополучия . Чикаго, штат Иллинойс, США: Алдин; 1969. [Google Scholar] 16. Джопп Д., Ротт С. Адаптация в преклонном возрасте: изучение роли ресурсов, убеждений и отношений для счастья долгожителей. Психология и старение . 2006. 21 (2): 266–280. [PubMed] [Google Scholar] 17. Ларсон Р. Тридцать лет исследований субъективного благополучия пожилых американцев. Журналы геронтологии . 1978. 33 (1): 109–125.[PubMed] [Google Scholar] 18. Иваса Х, Каваай К., Гондо Й., Инагаки Х., Судзуки Т. Субъективное благополучие как предиктор общей смертности среди людей среднего и пожилого возраста, живущих в японском городском сообществе: семилетнее проспективное когортное исследование. Международная гериатрия и геронтология . 2006; 6: 216–222. [Google Scholar] 19. Хамасима С. Качество жизни пожилых людей. Японский гигиенический журнал . 1994; 49: 533–542. [PubMed] [Google Scholar] 20. Иваса Х, Каваай К., Гондо Й, Инагаки Х, Сузуки Т.Субъективное благополучие как предиктор общей смертности среди людей среднего и пожилого возраста, проживающих в японском городском сообществе: семилетнее проспективное когортное исследование. Международная гериатрия и геронтология . 2006; 6: 216–222. [Google Scholar] 21. Revicki DA, Mitchell JP. Напряжение, социальная поддержка и психическое здоровье у пожилых сельских жителей. Журналы геронтологии . 1990; 45 (6): S267 – S274. [PubMed] [Google Scholar] 22. Епископ Д.С., Эпштейн Н.Б., Кейтнер Г.И. Инсульт: моральный дух, функционирование семьи, состояние здоровья и функциональные возможности. Архив физической медицины и реабилитации . 1986. 67 (2): 84–87. [PubMed] [Google Scholar] 23. Ostir GV, Markides KS, Peek MK, Goodwin JS. Связь между эмоциональным благополучием и частотой инсульта у пожилых людей. Психосоматическая медицина . 2001. 63 (2): 210–215. [PubMed] [Google Scholar] 24. Strandberg TE, Strandberg AY, Pitkälä KH, Salomaa VV, Tilvis RS, Miettinen TA. Сердечно-сосудистый риск в среднем возрасте и психологическое благополучие среди пожилых мужчин. Архив внутренней медицины .2006. 166 (20): 2266–2271. [PubMed] [Google Scholar] 25. Родин Дж., Макэвей Г. Детерминанты изменения воспринимаемого здоровья в продольном исследовании пожилых людей. Журналы геронтологии . 1993; 47 (6): P373 – P384. [PubMed] [Google Scholar] 26. Гольдштейн М.С., Сигель Дж. М., Бойер Р. Прогнозирование изменений воспринимаемого состояния здоровья. Американский журнал общественного здравоохранения . 1984. 74 (6): 611–614. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 27. Юлха М., Лескинен Э., Аланен Э., Лескинен А.Л., Хейккинен Э.Самооценка здоровья и связанные с ним факторы у мужчин разного возраста. Журналы геронтологии . 1986. 41 (6): 710–717. [PubMed] [Google Scholar] 28. Лян Дж. Самооценка физического здоровья пожилых людей. Журналы геронтологии . 1986. 41 (2): 248–260. [PubMed] [Google Scholar] 29. Zonderman AB. Влияние возраста, истории гипертонии и невротизма на восприятие здоровья. Экспериментальная геронтология . 1986; 21 (4-5): 449–458. [PubMed] [Google Scholar] 30. Fillenbaum GG.Социальный контекст и самооценка здоровья пожилых людей. Журнал здоровья и социального поведения . 1979; 20 (1): 45–51. [PubMed] [Google Scholar] 31. Линн Б.С., Линн М.В. Объективная и самооценка здоровья у старых и очень старых. Социальные науки и медицина . 1980. 14 (4): 311–315. [PubMed] [Google Scholar] 33. Каплан Г., Барон-Эпель О. Что скрывается за субъективной оценкой состояния здоровья? Социальные науки и медицина . 2003. 56 (8): 1669–1676. [PubMed] [Google Scholar] 34.Джонсон Р.Дж., Волински Ф.Д. Структура состояния здоровья пожилых людей: болезнь, инвалидность, функциональные ограничения и восприятие здоровья. Журнал здоровья и социального поведения . 1993. 34 (2): 105–121. [PubMed] [Google Scholar] 35. Kempen GIJM, Ormel J, Brilman EI, Relyveld J. Адаптивные реакции среди голландских пожилых людей: влияние восьми хронических заболеваний на качество жизни, связанное со здоровьем. Американский журнал общественного здравоохранения . 1997. 87 (1): 38–44. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 36.Ким Ш., Вольде-Цадик Г, Рубен Д.Б. Предикторы воспринимаемого здоровья у госпитализированных пожилых людей: поперечное и продольное исследование. Журнал Американского гериатрического общества . 1997. 45 (4): 420–426. [PubMed] [Google Scholar] 37. Мум Т. Самооценка здоровья взрослых норвежцев. Социальные науки и медицина . 1992. 35 (7): 935–947. [PubMed] [Google Scholar] 38. Малроу CD, Герети МБ, Корнелл Дж. Э., Лоуренс В. А., Кантен Д. Н.. Взаимосвязь между болезнью и функцией и воспринимаемым здоровьем у очень слабых пожилых людей. Журнал Американского гериатрического общества . 1994. 42 (4): 374–380. [PubMed] [Google Scholar] 39. Смит Дж. Благополучие и здоровье в возрасте от 70 до 100 лет: результаты берлинского исследования старения. Европейский обзор . 2001. 9 (4): 461–477. [Google Scholar] 40. Пун Л.В., Язвински С.М., Грин Р.С. и др. Методологические соображения в изучении долгожителей: уроки, извлеченные из исследований долгожителей Джорджии. В: Poon LW, Perls TT, редакторы. Ежегодный обзор геронтологии и гериатрии: биопсихосоциальные подходы к долголетию .Vol. 27. Нью-Йорк, штат Нью-Йорк, США: Springer; 2007. С. 231–264. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 41. Schönemann-Gieck P, Rott C, Martin M, D’Heureuse V, Kliegel M, Becker G. Сходства и различия между самооценкой и косвенной оценкой здоровья в глубокой старости. . Zeitschrift fur Gerontologie und Geriatrie . 2003. 36 (6): 429–436. [PubMed] [Google Scholar] 42. Бассетт СС, Магазинер Дж., Хебель Дж. Р.Надежность косвенного ответа на индексы психического здоровья пожилых женщин, проживающих в общинах. Психология и старение . 1990; 5 (1): 127–132. [PubMed] [Google Scholar] 43. LaRue A, Bank L, Jarvik L, Hetland M. Здоровье в старости: как соотносятся оценки врачей и самооценки? Журналы геронтологии . 1979. 34 (5): 687–691. [PubMed] [Google Scholar] 44. Вайнбергер М, Самса Г.П., Шмадер К., Гринберг С.М., Карр Д.Б., Вильдман Д.С. Сравнение представлений о функциональном статусе пациентов и восприятия пациентами: результаты амбулаторной гериатрической клиники. Журнал Американского гериатрического общества . 1992. 40 (6): 585–588. [PubMed] [Google Scholar] 45. Кейн Р.Л., Кейн Р.А., Бершадский Б. и др. Прокси-источники информации о качестве жизни обитателей домов престарелых. Журналы геронтологии B . 2005; 60 (6): S318 – S325. [PubMed] [Google Scholar] 46. Тамим Х., Маккаскер Дж., Дендукури Н. Прокси-отчеты о качестве жизни с использованием EQ-5D. Медицинское обслуживание . 2002. 40 (12): 1186–1195. [PubMed] [Google Scholar] 47. Роджерс WL, Херцог AR.Сбор данных о самых старых: проблемы и процедуры. В: Сузман Р.М., Уиллис Д.П., Мантон К.Г., редакторы. Самый старый . Нью-Йорк, Нью-Йорк, США: Оксфордский университет; 1992. С. 135–156. [Google Scholar] 48. Fillenbaum GG. Многомерная функциональная оценка пожилых людей: ресурсы и услуги для пожилых американцев герцога . Хиллсдейл, Мичиган, США: Лоуренс Эрлбаум Ассошиэйтс; 1988. [Google Scholar]

49. Йореског К., Сорбом Д. Лисрел 8: справочное руководство пользователя. SSI, Чикаго, Иллинойс, США, 1996.

50. Gruenewald TL, Kemeney ME. Психонероиммунологические процессы в старении и здоровье. В: Aldwin CM, Park CL, Spiro A, редакторы. Справочник по психологии здоровья и старению . Нью-Йорк, Нью-Йорк, США: Guilford Press; 2007. С. 97–118. [Google Scholar] 51. Piazza JR, Алмейда Д.М., Дмитриева Н.О., Klein LC. Границы использования биомаркеров здоровья в исследованиях стресса и старения. Журналы геронтологии B . 2010. 65 (5): 513–525. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 52. Певец B, диск Ryff. Новые горизонты в здравоохранении: комплексный подход . Вашингтон, округ Колумбия, США: Национальная академия прессы; 2001. [Google Scholar] 53. Jylhä M, Volpato S, Guralnik JM. Самостоятельная оценка здоровья показала дифференцированную связь с часто используемыми биомаркерами в большой выборке населения. Журнал клинической эпидемиологии . 2006. 59 (5): 465–471. [PubMed] [Google Scholar] 54. Коэн С., Прессман С.Д. Положительно сказываются и на здоровье. Текущие направления психологической науки . 2006. 15 (3): 122–125.[Google Scholar] 55. Темане QM, Wissing MP. Роль субъективного восприятия здоровья в динамике контекста и психологического благополучия. Психотерапия и психосоматика . 2006. 75 (2): 85–95. [Google Scholar]

Взаимосвязь между физическим здоровьем и психологическим благополучием среди пожилых людей

J Aging Res. 2011; 2011: 605041.

Джинмён Чо

1 Департамент человеческого развития и семейных исследований, Государственный университет Айовы, Эймс, Айова 50011, США

Питер Мартин

1 Департамент человеческого развития и семейных исследований, Государственный университет Айовы, Эймс, Айова 50011, США

Дженнифер Маргретт

1 Департамент человеческого развития и семейных исследований, Государственный университет Айовы, Эймс, Айова 50011, США

Морис Макдональд

2 Школа семейных исследований и социальных служб, Университет штата Канзас, Манхэттен, KS 66506, США

Леонард В.Пун

3 Институт геронтологии Университета Джорджии, Афины, GA 30602, США

1 Департамент человеческого развития и семейных исследований, Государственный университет Айовы, Эймс, Айова 50011, США

2 Школа семейных исследований и социальных служб, Университет штата Канзас, Манхэттен, KS 66506, США

3 Институт геронтологии Университета Джорджии, Афины, GA 30602, США

Научный редактор: Бо А. Хагберг

Поступила 14 февраля 2011 г .; Принята в печать 19 марта 2011 г.

Это статья в открытом доступе, распространяемая по лицензии Creative Commons Attribution License, которая разрешает неограниченное использование, распространение и воспроизведение на любом носителе при условии правильного цитирования оригинальной работы.

Эта статья цитируется в других статьях в PMC.

Abstract

Целью данного исследования было оценить взаимосвязь между физическим здоровьем и психологическим благополучием среди пожилых людей. Моделирование структурным уравнением было выполнено для изучения влияния здоровья на психологическое благополучие среди 306 восьмидесятилетних и долгожителей из исследования долгожителей Джорджии.Скрытые переменные были созданы для отражения субъективного здоровья, измеряемого самооценкой здоровья, и объективного здоровья, измеряемого нарушениями физического здоровья (например, проблемы со здоровьем, прошлые и настоящие болезни, госпитализация) и биомаркерами (например, гемоглобином и альбумином). Психологическое благополучие измерялось положительными и отрицательными эмоциями. Были значительные прямые эффекты субъективного здоровья на аффект и значительные косвенные эффекты объективного здоровья через субъективное здоровье на положительный аффект и отрицательный аффект.Субъективное здоровье играет роль посредника между объективным здоровьем и психологическим благополучием. Эти результаты подчеркивают статус и восприятие здоровья как важнейшего показателя благополучия в глубокой старости.

1. Введение

В связи с беспрецедентным увеличением числа пожилых и пожилых людей в нескольких исследованиях уделялось внимание долгожителям и их жизни, изучающих факторы, связанные с их долголетием, такие как здоровье, генетические факторы, общий образ жизни, физическая активность, питание и социальные отношения [1].Несмотря на то, что многие исследователи указывают на то, что долгожители страдают несколькими хроническими заболеваниями [2], а здоровье является важным показателем психологического благополучия среди пожилых и пожилых людей, только несколько исследований были сосредоточены на здоровье и его влиянии на психологическое благополучие в экстремальных условиях. старость. Следовательно, существует необходимость исследовать связь между здоровьем и психологическим благополучием среди пожилых людей.

Обычно физического здоровья является наиболее часто используемым индексом для оценки благополучия людей.По мере взросления люди могут осознавать, что их физическое здоровье (например, показатели распространенности хронических состояний) не так хорошо, как в прошлом. Важность здоровья среди пожилых людей, особенно распространенность хронических состояний, была показана в исследовании датских долгожителей [2]. Они обнаружили, что здоровых долгожителей было немного и что у большинства датских долгожителей было несколько общих заболеваний и хронических состояний, таких как сердечно-сосудистые заболевания (72%), остеоартрит (54%), гипертония (52%), деменция (51%) и ишемия сердца. болезнь (28%).Андерсен-Ранберг и др. [2] пришли к выводу, что избавиться от потенциально распространенных заболеваний до 100 лет — это проблема. Это утверждение было подтверждено другим исследованием, посвященным столетию. После оценки истории болезни 424 долгожителей Evert et al. обнаружили, что даже несмотря на то, что 19% долгожителей были классифицированы как «беглецы», которые достигли своего 100-летия без диагноза общих возрастных заболеваний, 81% долгожителей не были свободны от общих возрастных заболеваний [3]. Таким образом, большинство пожилых людей сообщали о хронических заболеваниях.

Субъективное здоровье «связано не только с продолжительностью жизни, но и с состоянием здоровья в оставшиеся годы» [4, p.S315] и служит одним из наиболее важных детерминант психологического благополучия в более позднем возрасте. Хойманс и его коллеги отметили, что субъективное здоровье является ценным и персонализированным индикатором здоровья, определяющим восприятие и оценку собственного здоровья на основе интерпретации объективного физического и психического состояния здоровья, а также ожиданий и сравнений [5–10].Поскольку отношение, мотивация и убеждения людей влияют на восприятие болезни и инвалидности, индивидуальные различия в субъективном здоровье могут играть важную роль для психологического благополучия в дальнейшей жизни [11]. Например, поскольку психологические характеристики включают в себя способность и готовность человека адаптироваться к физическим изменениям [12], на субъективный опыт влияют различные виды заболеваний или истории болезней [11, 13].

Психологическое благополучие рассматривалось как показатель успешной адаптации в пожилом и очень преклонном возрасте [14].Брэдберн рассматривал субъективную оценку благополучия как баланс между положительным и отрицательным аффектом [15]. Эти два измерения благополучия могут быть источником психологического благополучия [15, 16]. Эти два типа аффекта могут иметь разные адаптивные функции. Отрицательный аффект относится к следствию неадаптивного поведения, тогда как положительный аффект можно рассматривать как подкрепление адаптивного или адекватного поведения [15, 16]. Ларсон обобщил предыдущие исследования психологического благополучия, проведенные за 30-летний период (1940–1970-е годы), и отметил, что конструкция тесно связана с физическим состоянием здоровья, функциональным статусом и социально-демографическими факторами, включая профессию, доход, уровень образования. , а также степень социального взаимодействия [17, 18].Хамасима изучил предыдущие исследования психологического благополучия (в частности, качества жизни) в Японии и пришел к выводу, что на него влияет физическое здоровье и другие факторы, такие как возраст, семейное положение, род занятий и экономический статус [18–20].

Основываясь на предыдущих исследованиях, при учете благополучия в более позднем возрасте необходимо учитывать влияние физического здоровья. О важности физического здоровья для психологического благополучия сообщалось в ряде исследований. Ревицки и Митчелл, например, обнаружили, что проблемы с физическим здоровьем являются наиболее важным источником жизненного напряжения среди пожилых людей [21].Физическое здоровье может иметь большое влияние на субъективное благополучие. Например, Bishop et al. обнаружили, что плохое здоровье было важным фактором, связанным с более низким моральным духом [22]. Кроме того, существует несколько исследований, посвященных влиянию конкретных заболеваний на психологическое благополучие. Например, положительный эффект был связан с меньшим количеством симптомов инсульта [23], а низкий сердечно-сосудистый риск был связан не только с лучшей выживаемостью, но и с лучшим психологическим благополучием у пожилых людей [24].Все эти исследования продемонстрировали, что воспринимаемое здоровье связано с объективным здоровьем [25]. Несколько исследований выявили тесную взаимосвязь между воспринимаемым здоровьем и длительными хроническими заболеваниями, особенно среди пожилых людей [25–29], а также с другими показателями здоровья, такими как количество лекарств, больничные дни или госпитализации [25, 30–32].

Как показали предыдущие исследования, существует тесная связь между объективными и субъективными оценками личного здоровья, и эта связь влияет на психологическое благополучие [11].Другими словами, на психологическое благополучие людей влияют история болезни, текущие физические симптомы и ощущения тела, убеждения и поведение в отношении здоровья, а также психическое и эмоциональное благополучие [11, 33]. Кроме того, основным фактором субъективного здоровья является объективное физическое здоровье, то есть хронические состояния и инвалидность. Многие исследования отмечают взаимосвязь между хроническими состояниями, инвалидностью и субъективным здоровьем [5, 25, 34–38]. Интересно, что Кемпен и его коллеги заметили, что на восприятие здоровья больше всего влияют сердечные заболевания, за которыми следуют астма / хронический бронхит, жалобы на суставы, проблемы со спиной и диабет [35].

Несмотря на то, что ряд исследований предполагает сильную связь между физическим здоровьем (объективным и субъективным) и психологическим благополучием, многие исследования включают только людей в возрасте от 60 до 80 лет, и информации об этой связи мало. очень преклонный возраст [39]. Следовательно, дополнительные исследования должны быть сосредоточены как на маркерах физического здоровья, так и на субъективном здоровье, позволяющем прогнозировать психологическое благополучие в очень позднем возрасте, потому что это время часто характеризуется функциональным упадком или разрушением физической и психологической системы [39].Целью этого исследования было оценить связь различных аспектов (объективных и субъективных) физического здоровья и их прямого и косвенного влияния на психологическое благополучие (т.е. положительное и отрицательное влияние) у очень пожилых людей.

2. Метод

2.1. Участники

Основа выборки исследования столетних жителей Джорджии (GCS, Phase III) [40], которое предоставляет данные для этого исследования, состояла из двух компонентов. Первый из них заключался в определении доли всех жителей учреждений квалифицированного сестринского ухода (SNF) и домов личной гигиены (PCH) в 44 округах на севере Грузии.Основываясь на масштабах переписи, в рамках проекта были определены резиденты ОЯТ и ООП. Вторая стратегия приема на работу заключалась в использовании информации о дате рождения в файлах регистрации избирателей для идентификации жителей общины. На основе этих двух компонентов и пяти различных характеристик (географический, возраст, пол, раса и тип проживания) для этого исследования была составлена ​​выборка долгожителей и восьмидесятилетних [40].

Получить информацию от пожилых людей не всегда просто или возможно.На способность людей реагировать, особенно в пожилом возрасте, влияет их физическое здоровье, когнитивный статус или функциональные способности [41]. Различные уровни этих факторов среди пожилых людей часто приводят к использованию косвенных оценок здоровья, функционального статуса или психического здоровья вместо самооценок [41–44]. ЛаРю и его коллеги предположили, что существует значительная взаимосвязь между отчетами врачей и личными данными; поэтому самооценки могут служить надежным средством оценки состояния здоровья в пожилом возрасте [43].Бассет и его коллеги сообщили, что между отчетами респондентов и доверенных лиц о когнитивном и психическом здоровье существует значительное соответствие [42]. Эти авторы также предположили, что самоответы на показатели когнитивного и психологического статуса могут быть заменены косвенными ответами, когда исходный информатор недоступен [42]. Кроме того, несколько исследований также показали, что косвенная информация является надежной или менее предвзятой, когда респонденты имеют когнитивные нарушения или депрессию [44–46]. Роджерс и Херцог, например, указали, что среди исследователей существует общее мнение о том, что доверенных респондентов следует использовать в исследованиях, посвященных пожилым людям старшего возраста, чтобы избежать искажения данных по сравнению со здоровыми пожилыми людьми [47].Следовательно, на основе этих аргументов использование косвенных данных может быть полезным не только для замены недостаточной информации в самоотчетах, но и для выработки различных точек зрения на психологическое благополучие среди пожилых людей старшего возраста. Таким образом, информация в этом документе основана на информации доверенного лица.

Прокси-информаторы отбирались следующим образом: первая близкая семья, такая как супруги или дети, рассматривалась как доверенные лица. Если в живых было более одного ребенка, старшие-пожилые взрослые назначали доверенного лица или, в случае когнитивных нарушений, контактный ребенок принимал решение о том, кто может предоставить наиболее точную информацию.Другие родственники выступали в качестве доверенных лиц, если в живых не было детей, или если они были назначены участником. Если другие родственники не были живы или доступны, друзья, соседи, медсестры, священнослужители или другие знающие люди также выступали в качестве доверенных лиц. Большинство доверенных лиц (59,4%) составляли взрослые дети. Дополнительные доверенные лица включали племянников и племянников (10,0%), внучки (7,7%) и различных информаторов, таких как супруги, братья и сестры или друзья (22,9%).

В это исследование вошли 306 пожилых людей в возрасте от 80 до 100 лет, проживающих в сообществах и помещенных в специализированные учреждения (средний возраст 96 лет.55 лет). В этом исследовании 79,4% участников составляли женщины, и 75% участников оценили свое здоровье как хорошее или отличное. Сводка демографических характеристик представлена ​​в.

Таблица 1

Сводка демографических характеристик.

9030 77121 9030 77121 3
Демографические характеристики n %
Возраст
восьмидесятилетний ( M = 84,58) 72 23.5
Столетний ( M = 100,23) 234 76,5
Пол
Женский 243 79,4
Мужской 63 20,6
Тип проживания
Частный дом / квартира 165 54,1
Личная гигиена 48 15.7
Дом престарелых 92 30,2
Этническая принадлежность
Белый / европеец 240 78,4
Черный / афроамериканец 66 21,6
Образование
Меньше, чем средняя школа 99 34,1
Диплом средней школы 61 21.0
GED / некоторый колледж 67 23,1
Колледж / высшее образование 63 21,7
Субъективное здоровье
Плохо 10 3,3
Удовлетворительно 69 22,7
Хорошо 148 48,7

2.2. Меры

2.2.1. Нарушения физического здоровья

Нарушения физического здоровья измерялись с использованием пунктов с несколькими показателями: прошлые и текущие заболевания, состояние здоровья и госпитализация. Прошлые и текущие заболевания оценивались с помощью исчерпывающего списка заболеваний, таких как застойная сердечная недостаточность, инфаркт миокарда и высокое кровяное давление. Состояние здоровья оценивалось с учетом различных проблем со здоровьем, таких как дискомфорт в груди, онемение, артрит и головокружение.Наконец, к госпитализации обращались с любой недавней или пожизненной госпитализацией. Более высокие баллы отражают больше проблем со здоровьем, больше болезней и больше госпитализаций.

2.2.2. Биомаркеры

Биомаркеры включали гемоглобин и альбумин, которые оценивались с помощью анализа крови. Более высокие баллы указывают на более высокий уровень гемоглобина и альбумина.

2.2.3. Субъективное восприятие здоровья

Субъективное восприятие здоровья состояло из двух вопросов [48] с исходным внутренним коэффициентом согласованности α = 0.74. Доверенным лицам задавали вопрос: «Как бы вы оценили его / ее общее состояние здоровья в настоящее время — отличное, хорошее, удовлетворительное или плохое?» и был масштабирован таким образом, что от 0 = плохо до 3 = отлично. Другой вопрос был «Насколько его / ее проблемы со здоровьем мешают ему / ей делать то, что он / она хочет делать?» и был масштабирован так, что 0 = очень много, до 2 = совсем нет. Внутренняя согласованность прокси-рейтингов наших участников составила α = 0,56. Физическое здоровье оценивалось таким образом, что более высокие баллы указывали на более высокий уровень физического здоровья.

2.2.4. Психологическое благополучие

Психологическое благополучие оценивалось с помощью шкалы баланса аффектов Брэдберна [15]. Шкала состоит из двух измерений: положительного аффекта и отрицательного аффекта. В этом исследовании использовались пять пунктов положительного аффекта ( α, = 0,80) и пять пунктов отрицательного аффекта ( α = 0,80) из косвенных отчетов. Доверенным лицам было предложено оценить долгожителей с учетом следующих утверждений о положительном влиянии. За последние две недели: (1) Доволен ли он / она выполнением чего-либо? (2) Чувствовал ли он / она гордость из-за того, что кто-то похвалил его / ее за то, что он / она сделал? (3) Чувствовал ли он / она когда-нибудь особенное возбуждение или интерес к чему-либо? (4) Чувствовал ли он / она когда-нибудь, что все идет по его / ее пути? (5) Чувствовал ли он когда-нибудь на вершине мира? Для отрицательного аффекта были заданы следующие утверждения.(1) Чувствовал ли он когда-нибудь депрессию и очень несчастный? (2) Чувствовал ли он / она когда-нибудь какое-то смутное беспокойство? (3) Было ли ему скучно? (4) Был ли он когда-нибудь настолько беспокойным, что не мог долго сидеть в кресле? (5) Чувствовал ли он / она когда-либо себя очень одиноким или далеким от других людей? Оценки использовались по четырехбалльной шкале Лайкерта: 1 = совсем нет, 2 = один раз, 3 = несколько раз и 4 = часто. Более высокие баллы за положительное влияние указали на лучшее благополучие, в то время как более высокие баллы за отрицательное влияние указали на более низкое благополучие.

2.3. План анализа

2.3.1. Подтверждающий факторный анализ (CFA)

Подтверждающий факторный анализ с использованием LISREL 8.71 [49] установил соответствие субъективного здоровья, объективного здоровья и психологического благополучия соответствующим конструктам в этом исследовании. Использовалась оценка максимального правдоподобия. Результаты представлены в. Что касается меры психологического благополучия, положительный аффект и отрицательный аффект изначально тестировались по модели, состоящей из пяти индикаторов для каждой конструкции.Однако самые низкие нагрузки каждой конструкции были отброшены после проведения анализа элементов, и модель указала три индикатора для каждой конструкции аффекта. Все нагрузки каждого фактора были значительными ().

Таблица 2

Факторные нагрузки в подтверждающем факторе здоровья и психологического благополучия.

9012 9012
Нарушения физического здоровья Биомаркеры Субъективное здоровье Положительное влияние Отрицательное влияние
Прошлая болезнь 0.89
Текущее заболевание 0,55
Проблемы со здоровьем 0,39

Альбумин 0,43
Самостоятельная оценка общего состояния здоровья 0.72
Самостоятельная оценка проблемы со здоровьем 0,63
Принято 0,73
Взволнованный / заинтересованный 0,76
Депрессивный 0,77
Неуловимо непросто 0.76
Расточка 0,70
2.3.2. Моделирование структурных уравнений (SEM)

Моделирование структурных уравнений использовалось для проверки взаимосвязи между субъективным здоровьем, объективным здоровьем и психологическим благополучием с помощью LISREL 8.71.

3. Результаты

Были протестированы три разные модели для изучения взаимосвязи между физическим здоровьем и психологическим благополучием (). Модель 1 представляет собой модель измерения объективного здоровья, субъективного здоровья и психологического благополучия, и не предполагалось никакой связи между нарушениями физического здоровья, биомаркерами, субъективным здоровьем, положительным и отрицательным аффектами, х 2 (df = 78) = 111.19, P <0,05, CFI = 0,94, TLI (NNFI) = 0,93 и RMSEA = 0,06. Модель 2 исследовала взаимосвязь между объективным здоровьем и психологическим благополучием через субъективное здоровье. Модель 2 лучше подходит по сравнению с моделью 1, χ 2 (df = 72) = 55,48, P = 0,93, χ 2 diff (6) = 55,71, P <0,001, CFI = 1,00, TLI (NNFI) = 1,03 и RMSEA = 0,00 (). Модель 3 протестировала полную модель прямого воздействия объективного здоровья (нарушения физического здоровья, биомаркеры) и субъективного здоровья на психологическое благополучие.Предполагается, что все возможные взаимосвязи между здоровьем и психологическим благополучием коррелируют. По сравнению с моделью 1, модель 3 дает лучшую подгонку модели, х . 2 (df = 68) = 53,75, P = 0,90, χ 2 diff (10) = 57,74, P <0,001, CFI = 1,00, TLI (NNFI) = 1,03 и RMSEA = 0,00 (). Однако Модель 3 не была значительно лучше по сравнению с Моделью 2, χ . 2 diff (4) = 1,73 и P =.79. Таким образом, модель 2, более экономная, была выбрана как наиболее подходящая модель ().

Таблица 3

Индексы соответствия для вложенной последовательности моделей поперечного сечения.

Модель χ 2 df χ 2 diff CFI TLI RMSEA
(1) Модель измерения 111,19 78 0.94 0,93 0,06
(2) Модель отношения здоровья и психологического благополучия 55,48 1,00 1,03 0,00
Разница между моделью 2 и моделью 1 72 55,71 ***
(3) Полностью рекурсивная модель 53,75 68 1.00 1,03 0,00
Разница между моделью 3 и моделью 2 1,73
(4) Нулевая модель 562,57

На основе модели 2 были изучены скрытые переменные взаимосвязи между здоровьем и психологическим благополучием (). Эта модель исследовала опосредующий эффект субъективного здоровья между объективным здоровьем (т.е., нарушения физического здоровья и биомаркеры) и психологическое благополучие (т.е. положительный аффект и отрицательный аффект). Были исследованы пути между нарушениями физического здоровья, биомаркерами, субъективным здоровьем, положительным и отрицательным воздействием ().

Скрытая переменная взаимосвязь между ухудшением физического здоровья и психологическим благополучием. Примечание. Коэффициенты траектории представляют собой стандартизированные оценки параметров, а прямые нагрузки отображаются сплошными линиями. * P <.05.

В Модели 2 было несколько значительных прямых эффектов. С точки зрения физического здоровья, нарушения физического здоровья оказали значительное отрицательное прямое влияние на субъективное здоровье ( β = -0,35, P <0,05) . Биомаркеры оказали значительное положительное влияние на субъективное здоровье ( β, = 0,54, P <0,05). Во-вторых, субъективное здоровье оказало значительное прямое влияние на положительные и отрицательные эмоции. Другими словами, было обнаружено, что субъективное здоровье в значительной степени связано с положительным аффектом, β = 0.41, P <0,05, а для того, чтобы иметь значительную отрицательную связь с отрицательным аффектом, β = -0,35, P <0,05. В-третьих, было косвенное влияние объективного здоровья на психологическое благополучие. В частности, нарушения физического здоровья оказали значительное косвенное влияние на положительный аффект, β = -0,14, P <0,05, и отрицательный эффект, β = 0,12, P <0,05. Биомаркеры также оказали значительное косвенное влияние на положительный результат, β = 0.22, P <0,05, и отрицательный эффект, β = -0,19, P <0,05. Другими словами, имел место опосредующий эффект субъективного здоровья между физическим здоровьем и положительным аффектом и отрицательным аффектом.

4. Обсуждение

Целью этого исследования было выявить то, каким образом физическое здоровье влияет на психологическое благополучие пожилых людей. Два потенциально важных вывода были сделаны в результате моделирования структурным уравнением. Во-первых, анализ показывает, что субъективное здоровье тесно связано с психологическим благополучием (например,g., аффект) среди пожилых людей. Во-вторых, результаты также показали, что нарушения физического здоровья и биомаркеры имеют независимое прямое влияние на субъективное здоровье и косвенно связаны с психологическим благополучием пожилых людей.

Есть несколько причин, по которым эти результаты, полученные в результате этого исследования, заслуживают внимания. Во-первых, выводы основаны на данных, собранных среди самых старых и старых людей. В целом физическое здоровье признано одним из важнейших показателей качества жизни в более зрелом возрасте.Несмотря на то, что важность изучения очень старых групп населения неоднократно отмечалась, мало исследований (например, [49]) изучали взаимосвязь здоровья с психологическим благополучием очень старых людей. Кроме того, определение физического здоровья с помощью различных оценок, таких как нарушение физического здоровья, биомаркеры и субъективное здоровье, помогает подчеркнуть важность включения различных аспектов (объективных и субъективных) физического здоровья и различной роли, которую они играют для психологического благополучия, в очень высокой степени. поздняя жизнь.Наконец, результаты этого исследования были основаны на косвенной информации. Это важно, потому что многие исследователи указывают, что использование прокси-информации менее надежно из-за смещения прокси. Однако, в соответствии с более ранними исследованиями [44–47], результаты этого исследования вносят вклад в аргумент о том, что информация от доверенных лиц может предоставить достаточную информацию и уникальные перспективы психологического благополучия среди пожилых людей старшего возраста.

Результаты этого исследования были подтверждены предыдущими исследованиями.Во-первых, объективные аспекты физического здоровья (например, физические недостатки, биомаркеры) оказали независимое прямое влияние на субъективное здоровье. Более ранние исследования показали, что хронические заболевания в значительной степени связаны с субъективным здоровьем или предполагаемым состоянием здоровья [44–47]. Например, Jylhä и его коллеги обнаружили, что разные факторы были связаны с самооценкой здоровья для разных возрастных групп [27]. Результаты показали, что количество хронических заболеваний, таких как высокое кровяное давление, было самым сильным показателем самооценки здоровья среди пожилых людей в возрасте от 70 до 79 лет [27].Это подчеркивает важность нарушения физического здоровья для восприятия здоровья пожилым и пожилым-старым населением. Более того, результаты этого исследования согласуются с выводами недавних исследований, согласно которым оценки биомаркеров используются в сочетании с поведенческими и социальными аспектами, связанными со здоровьем и благополучием людей [50–52]. Jylhä et al. показали значительную связь между биомаркерами и самооценкой здоровья. Интересно, что более низкие уровни гемоглобина были в значительной степени связаны с удовлетворительной или плохой самооценкой здоровья [53].Другой результат этого исследования подтвердил предыдущие результаты, свидетельствующие о значительной связи между психологическим благополучием и субъективным здоровьем среди пожилых людей старшего возраста [6–11]. Возможно, наиболее примечательным открытием этого исследования было значительное косвенное влияние физического здоровья на психологическое благополучие пожилых людей старшего возраста. Это согласуется с другими исследованиями, в которых сообщается, что те, у кого больше положительных аффектов, сообщали о меньшем количестве тяжелых симптомов заболевания, а те, у кого больше отрицательных аффектов, сообщали о более тяжелых (например.г., [54]). Этот вывод подтверждается работой Темане и Виссинга [55], которые показали, что субъективное восприятие здоровья опосредует взаимосвязь между индивидуальным контекстом, таким как физическое здоровье и психологическое благополучие [55]. Таким образом, результаты нашего исследования приводят нас к выводу, что воспринимаемое здоровье играет роль важного посредника между физическим здоровьем и психологическим благополучием.

Несмотря на то, что это исследование внесло значительный вклад в литературу, связав две точки зрения на здоровье и психологическое благополучие, у настоящего исследования также есть несколько ограничений.Выборка этого исследования была из одной географической области Соединенных Штатов. У других пожилых людей в разных регионах могут быть разные модели взаимосвязи между физическим здоровьем и психологическим благополучием. Во-вторых, хотя физическое здоровье оценивалось по количеству нынешних и прошлых заболеваний, эти показатели были изучены с использованием поперечного дизайна. Следовательно, нельзя делать причинно-следственные выводы о взаимосвязи между здоровьем и благополучием. Наконец, несмотря на то, что большинство индикаторов было исследовано с помощью косвенных рейтингов, и довольно много работ продемонстрировали, что доверенные информаторы надежны и могут быть заменены отчетами с самооценкой, мы должны учитывать, что разногласия по психологическим аспектам могут привести к различиям в косвенных оценках. — и самооценки долгожителей.

Несмотря на эти ограничения, результаты этого исследования подтверждают мнение о том, что здоровье, субъективное и объективное, является важным фактором психологического благополучия в дальнейшей жизни. Меньшее количество проблем с физическим здоровьем (например, количество заболеваний, проблем со здоровьем и госпитализация) и более благоприятные показатели гемоглобина и альбумина влияют на восприятие здоровья, и это положительно влияет на положительный эффект и отрицательно влияет на отрицательный эффект у очень пожилых людей. человек. Несмотря на то, что проблемы с физическим здоровьем распространены среди восьмидесятилетних и долгожителей, результаты подтверждают, что как физическое, так и психологическое благополучие являются критическими факторами в самом конце человеческой жизни.

Благодарности

Исследование столетнего возраста Джорджии (Леонард В. Пун, PI) финансируется 1P01-AG17553 из Национального института старения, сотрудничество между Университетом Джорджии, Центром медицинских наук Университета Тьюлейн, Бостонским университетом, Университетом Кентукки. , Университет Эмори, Университет Дьюка, Государственный университет Уэйна, Государственный университет Айовы, Университет Темпл и Мичиганский университет. Дополнительные авторы включают С. М. Язвински, Р. К. Грин, М. Геринг, В. Р. Маркесбери, Дж.Л. Вудард, М. А. Джонсон, Дж. С. Теновер, И. К. Сиглер, В. Л. Роджерс, Д. Б. Хаусман, К. Ротт, А. Дэйви и Дж. Арнольд. Авторы выражают признательность М. Берджессу, К. Гриеру, Э. Джексону, Э. Маккарти, К. Шоу, Л. Стронгу и С. Рейнольдсу за ценные усилия по набору и сбору данных, руководителям группы сбора данных; С. Андерсон, Э. Кэссиди, М. Янке и Дж. Савла, управление данными; М. Пун за фискальное управление проектом.

Ссылки

1. Одзаки А., Учияма М., Тагая Х, Охида Т., Огихара Р.Японское исследование столетних людей: автономия была связана с практикой здоровья, а также с физическим статусом. Журнал Американского гериатрического общества . 2007. 55 (1): 95–101. [PubMed] [Google Scholar] 2. Андерсен-Ранберг К., Шролл М., Джюн Б. Здоровых долгожителей не существует, но есть автономные долгожители: популяционное исследование заболеваемости среди датских долгожителей. Журнал Американского гериатрического общества . 2001. 49 (7): 900–908. [PubMed] [Google Scholar] 3. Эверт Дж., Лоулер Э., Боган Х., Перлз Т.Профили заболеваемости долгожителей: выжившие, задержанные и бежавшие. Журналы геронтологии А . 2003. 58 (3): 232–237. [PubMed] [Google Scholar] 4. Холостой Э.Л., Касл СВ. Самооценка здоровья: предсказывают ли они также изменение функциональных способностей? Журналы геронтологии B . 1995; 50 (6): S344 – S353. [PubMed] [Google Scholar] 5. Hoeymans N, Feskens EJM, Kromhoup D, Van Den Bos GAM. Старение и взаимосвязь между функциональным статусом и самооценкой здоровья у пожилых мужчин. Социальные науки и медицина .1997. 45 (10): 1527–1536. [PubMed] [Google Scholar] 6. Cockerham WC, Sharp K, Wilcox JA. Старение и предполагаемое состояние здоровья. Журналы геронтологии . 1983. 38 (3): 349–355. [PubMed] [Google Scholar] 7. Fienberg SE, Loftus EF, Tanur JM. Когнитивные аспекты методологии обследования здоровья: обзор. Ежеквартальный отчет Мемориального фонда Милбанка, Здоровье и общество . 1985. 63 (3): 547–564. [PubMed] [Google Scholar] 8. Холостой ЭЛ. Возрастные различия в самооценке здоровья: возрастные изменения, когортные различия или выживаемость? Журналы геронтологии .1993; 48 (6): S289 – S300. [PubMed] [Google Scholar] 9. Краузе Н.М., Джей GM. Что измеряют глобальные товары для здоровья с самооценкой? Медицинское обслуживание . 1994. 32 (9): 930–942. [PubMed] [Google Scholar] 10. Сулс Дж., Марко К.А., Йобин С. Роль временного сравнения, социального сравнения и прямой оценки в самооценке здоровья пожилых людей. Журнал прикладной социальной психологии . 1991; 21: 1125–1144. [Google Scholar] 11. Wu Z, Schimmele CM. Психологический настрой и самооценка здоровья среди «самых старых-старых» в Китае. Старение и общество . 2006. 26 (1): 135–151. [Google Scholar] 12. Kuo WH, Tsai YM. Социальные сети, выносливость и психическое здоровье иммигрантов. Журнал здоровья и социального поведения . 1986. 27 (2): 133–149. [PubMed] [Google Scholar] 14. Смит Дж., Флисон В., Гейзельманн Б., Сеттерстен Р. А., Кунцманн Ю. Источники благополучия в очень пожилом возрасте. В: Балтес ПБ, Майер К.Ю., ред. Берлинское исследование старения: старение от 70 до 100 . Нью-Йорк, Нью-Йорк, США: Издательство Кембриджского университета; 2002 г.С. 450–471. [Google Scholar] 15. Брэдберн Н. Структура психологического благополучия . Чикаго, штат Иллинойс, США: Алдин; 1969. [Google Scholar] 16. Джопп Д., Ротт С. Адаптация в преклонном возрасте: изучение роли ресурсов, убеждений и отношений для счастья долгожителей. Психология и старение . 2006. 21 (2): 266–280. [PubMed] [Google Scholar] 17. Ларсон Р. Тридцать лет исследований субъективного благополучия пожилых американцев. Журналы геронтологии . 1978. 33 (1): 109–125.[PubMed] [Google Scholar] 18. Иваса Х, Каваай К., Гондо Й., Инагаки Х., Судзуки Т. Субъективное благополучие как предиктор общей смертности среди людей среднего и пожилого возраста, живущих в японском городском сообществе: семилетнее проспективное когортное исследование. Международная гериатрия и геронтология . 2006; 6: 216–222. [Google Scholar] 19. Хамасима С. Качество жизни пожилых людей. Японский гигиенический журнал . 1994; 49: 533–542. [PubMed] [Google Scholar] 20. Иваса Х, Каваай К., Гондо Й, Инагаки Х, Сузуки Т.Субъективное благополучие как предиктор общей смертности среди людей среднего и пожилого возраста, проживающих в японском городском сообществе: семилетнее проспективное когортное исследование. Международная гериатрия и геронтология . 2006; 6: 216–222. [Google Scholar] 21. Revicki DA, Mitchell JP. Напряжение, социальная поддержка и психическое здоровье у пожилых сельских жителей. Журналы геронтологии . 1990; 45 (6): S267 – S274. [PubMed] [Google Scholar] 22. Епископ Д.С., Эпштейн Н.Б., Кейтнер Г.И. Инсульт: моральный дух, функционирование семьи, состояние здоровья и функциональные возможности. Архив физической медицины и реабилитации . 1986. 67 (2): 84–87. [PubMed] [Google Scholar] 23. Ostir GV, Markides KS, Peek MK, Goodwin JS. Связь между эмоциональным благополучием и частотой инсульта у пожилых людей. Психосоматическая медицина . 2001. 63 (2): 210–215. [PubMed] [Google Scholar] 24. Strandberg TE, Strandberg AY, Pitkälä KH, Salomaa VV, Tilvis RS, Miettinen TA. Сердечно-сосудистый риск в среднем возрасте и психологическое благополучие среди пожилых мужчин. Архив внутренней медицины .2006. 166 (20): 2266–2271. [PubMed] [Google Scholar] 25. Родин Дж., Макэвей Г. Детерминанты изменения воспринимаемого здоровья в продольном исследовании пожилых людей. Журналы геронтологии . 1993; 47 (6): P373 – P384. [PubMed] [Google Scholar] 26. Гольдштейн М.С., Сигель Дж. М., Бойер Р. Прогнозирование изменений воспринимаемого состояния здоровья. Американский журнал общественного здравоохранения . 1984. 74 (6): 611–614. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 27. Юлха М., Лескинен Э., Аланен Э., Лескинен А.Л., Хейккинен Э.Самооценка здоровья и связанные с ним факторы у мужчин разного возраста. Журналы геронтологии . 1986. 41 (6): 710–717. [PubMed] [Google Scholar] 28. Лян Дж. Самооценка физического здоровья пожилых людей. Журналы геронтологии . 1986. 41 (2): 248–260. [PubMed] [Google Scholar] 29. Zonderman AB. Влияние возраста, истории гипертонии и невротизма на восприятие здоровья. Экспериментальная геронтология . 1986; 21 (4-5): 449–458. [PubMed] [Google Scholar] 30. Fillenbaum GG.Социальный контекст и самооценка здоровья пожилых людей. Журнал здоровья и социального поведения . 1979; 20 (1): 45–51. [PubMed] [Google Scholar] 31. Линн Б.С., Линн М.В. Объективная и самооценка здоровья у старых и очень старых. Социальные науки и медицина . 1980. 14 (4): 311–315. [PubMed] [Google Scholar] 33. Каплан Г., Барон-Эпель О. Что скрывается за субъективной оценкой состояния здоровья? Социальные науки и медицина . 2003. 56 (8): 1669–1676. [PubMed] [Google Scholar] 34.Джонсон Р.Дж., Волински Ф.Д. Структура состояния здоровья пожилых людей: болезнь, инвалидность, функциональные ограничения и восприятие здоровья. Журнал здоровья и социального поведения . 1993. 34 (2): 105–121. [PubMed] [Google Scholar] 35. Kempen GIJM, Ormel J, Brilman EI, Relyveld J. Адаптивные реакции среди голландских пожилых людей: влияние восьми хронических заболеваний на качество жизни, связанное со здоровьем. Американский журнал общественного здравоохранения . 1997. 87 (1): 38–44. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 36.Ким Ш., Вольде-Цадик Г, Рубен Д.Б. Предикторы воспринимаемого здоровья у госпитализированных пожилых людей: поперечное и продольное исследование. Журнал Американского гериатрического общества . 1997. 45 (4): 420–426. [PubMed] [Google Scholar] 37. Мум Т. Самооценка здоровья взрослых норвежцев. Социальные науки и медицина . 1992. 35 (7): 935–947. [PubMed] [Google Scholar] 38. Малроу CD, Герети МБ, Корнелл Дж. Э., Лоуренс В. А., Кантен Д. Н.. Взаимосвязь между болезнью и функцией и воспринимаемым здоровьем у очень слабых пожилых людей. Журнал Американского гериатрического общества . 1994. 42 (4): 374–380. [PubMed] [Google Scholar] 39. Смит Дж. Благополучие и здоровье в возрасте от 70 до 100 лет: результаты берлинского исследования старения. Европейский обзор . 2001. 9 (4): 461–477. [Google Scholar] 40. Пун Л.В., Язвински С.М., Грин Р.С. и др. Методологические соображения в изучении долгожителей: уроки, извлеченные из исследований долгожителей Джорджии. В: Poon LW, Perls TT, редакторы. Ежегодный обзор геронтологии и гериатрии: биопсихосоциальные подходы к долголетию .Vol. 27. Нью-Йорк, штат Нью-Йорк, США: Springer; 2007. С. 231–264. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 41. Schönemann-Gieck P, Rott C, Martin M, D’Heureuse V, Kliegel M, Becker G. Сходства и различия между самооценкой и косвенной оценкой здоровья в глубокой старости. . Zeitschrift fur Gerontologie und Geriatrie . 2003. 36 (6): 429–436. [PubMed] [Google Scholar] 42. Бассетт СС, Магазинер Дж., Хебель Дж. Р.Надежность косвенного ответа на индексы психического здоровья пожилых женщин, проживающих в общинах. Психология и старение . 1990; 5 (1): 127–132. [PubMed] [Google Scholar] 43. LaRue A, Bank L, Jarvik L, Hetland M. Здоровье в старости: как соотносятся оценки врачей и самооценки? Журналы геронтологии . 1979. 34 (5): 687–691. [PubMed] [Google Scholar] 44. Вайнбергер М, Самса Г.П., Шмадер К., Гринберг С.М., Карр Д.Б., Вильдман Д.С. Сравнение представлений о функциональном статусе пациентов и восприятия пациентами: результаты амбулаторной гериатрической клиники. Журнал Американского гериатрического общества . 1992. 40 (6): 585–588. [PubMed] [Google Scholar] 45. Кейн Р.Л., Кейн Р.А., Бершадский Б. и др. Прокси-источники информации о качестве жизни обитателей домов престарелых. Журналы геронтологии B . 2005; 60 (6): S318 – S325. [PubMed] [Google Scholar] 46. Тамим Х., Маккаскер Дж., Дендукури Н. Прокси-отчеты о качестве жизни с использованием EQ-5D. Медицинское обслуживание . 2002. 40 (12): 1186–1195. [PubMed] [Google Scholar] 47. Роджерс WL, Херцог AR.Сбор данных о самых старых: проблемы и процедуры. В: Сузман Р.М., Уиллис Д.П., Мантон К.Г., редакторы. Самый старый . Нью-Йорк, Нью-Йорк, США: Оксфордский университет; 1992. С. 135–156. [Google Scholar] 48. Fillenbaum GG. Многомерная функциональная оценка пожилых людей: ресурсы и услуги для пожилых американцев герцога . Хиллсдейл, Мичиган, США: Лоуренс Эрлбаум Ассошиэйтс; 1988. [Google Scholar]

49. Йореског К., Сорбом Д. Лисрел 8: справочное руководство пользователя. SSI, Чикаго, Иллинойс, США, 1996.

50. Gruenewald TL, Kemeney ME. Психонероиммунологические процессы в старении и здоровье. В: Aldwin CM, Park CL, Spiro A, редакторы. Справочник по психологии здоровья и старению . Нью-Йорк, Нью-Йорк, США: Guilford Press; 2007. С. 97–118. [Google Scholar] 51. Piazza JR, Алмейда Д.М., Дмитриева Н.О., Klein LC. Границы использования биомаркеров здоровья в исследованиях стресса и старения. Журналы геронтологии B . 2010. 65 (5): 513–525. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 52. Певец B, диск Ryff. Новые горизонты в здравоохранении: комплексный подход . Вашингтон, округ Колумбия, США: Национальная академия прессы; 2001. [Google Scholar] 53. Jylhä M, Volpato S, Guralnik JM. Самостоятельная оценка здоровья показала дифференцированную связь с часто используемыми биомаркерами в большой выборке населения. Журнал клинической эпидемиологии . 2006. 59 (5): 465–471. [PubMed] [Google Scholar] 54. Коэн С., Прессман С.Д. Положительно сказываются и на здоровье. Текущие направления психологической науки . 2006. 15 (3): 122–125.[Google Scholar] 55. Темане QM, Wissing MP. Роль субъективного восприятия здоровья в динамике контекста и психологического благополучия. Психотерапия и психосоматика . 2006. 75 (2): 85–95. [Google Scholar]

Взаимосвязь между физическим и психическим здоровьем: анализ посредничества

https://doi.org/10.1016/j.socscimed.2017.11.008Получение прав и контента

Основные моменты

Разработка структуры посредничества перекрестных эффектов психического и физического здоровья.

Оценивает взаимосвязь с выбором образа жизни и социальным взаимодействием.

Обнаруживает сильные косвенные перекрестные эффекты как для психического, так и для физического здоровья.

Физическая активность очень важна. Эффекты наиболее сильны для мужчин и людей старшего возраста.

Политика должна учитывать косвенные перекрестные эффекты психического и физического здоровья.

Abstract

Существует тесная связь между психическим и физическим здоровьем, но мало что известно о путях перехода от одного к другому.Мы анализируем прямое и косвенное влияние прошлого психического здоровья на настоящее физическое здоровье и прошлое физическое здоровье на настоящее психическое здоровье, используя выбор образа жизни и социальный капитал в рамках посредничества. Мы используем данные о 10 693 человеке в возрасте 50 лет и старше из шести волн (2002–2012 гг.) Английского лонгитюдного исследования старения. Психическое здоровье измеряется по шкале депрессии Центра эпидемиологических исследований (CES), а физическое здоровье — по повседневной активности (ADL). Мы находим значительные прямые и косвенные эффекты для обеих форм здоровья, причем косвенные эффекты объясняют 10% влияния прошлого психического здоровья на физическое здоровье и 8% влияния прошлого физического здоровья на психическое здоровье.Физическая активность вносит наибольший вклад в косвенные эффекты. Имеются более сильные косвенные эффекты для психического здоровья мужчин (9,9%), для старших возрастных групп — психического здоровья (13,6%) и физического здоровья (12,6%). Политика здравоохранения, направленная на изменение физического и психического здоровья, должна учитывать не только прямые перекрестные эффекты, но и косвенные перекрестные эффекты между психическим и физическим здоровьем.

Ключевые слова

UK

Психическое здоровье

Физическое здоровье

Медиативный анализ

Пожилое население

Рекомендуемые статьиЦитирующие статьи (0)

© 2017 Авторы.Опубликовано Elsevier Ltd.

Рекомендуемые статьи

Ссылки на статьи

Физическое и психическое здоровье

Мы часто думаем о своем разуме и теле как о отдельных, но наше психическое и физическое здоровье взаимосвязаны.

* Последнее обновление: 9 июля 2021 г.

Проблемы с физическим здоровьем значительно увеличивают риск развития проблем с психическим здоровьем, и наоборот.

Почти каждый третий человек с длительным физическим заболеванием также имеет проблемы с психическим здоровьем, чаще всего депрессию или тревогу.

Как мое психическое здоровье влияет на мое физическое здоровье?

Исследования показывают, что люди с проблемами психического здоровья с большей вероятностью будут иметь предотвратимое физическое заболевание, такое как болезнь сердца.

Это может быть по разным причинам, в том числе:

  • генетика. Гены, повышающие вероятность того, что у вас разовьется проблема с психическим здоровьем, также могут играть роль в проблемах с физическим здоровьем
  • низкая мотивация. Некоторые проблемы с психическим здоровьем или лекарства могут повлиять на вашу энергию или мотивацию заботиться о себе
  • трудности с концентрацией и планированием.Вам может быть трудно записаться на прием к врачу или посетить его, если проблема психического здоровья влияет на вашу концентрацию
  • Отсутствие поддержки для изменения нездорового поведения. Медицинские работники могут подумать, что вы не способны к изменениям, поэтому не будут предлагать никакой поддержки, чтобы сократить употребление алкоголя или бросить курить, например
  • реже получают медицинскую помощь. Медицинские работники могут предположить, что ваши физические симптомы являются частью вашего психического заболевания, и не исследовать их дополнительно.Люди с психическим заболеванием с меньшей вероятностью будут проходить плановые проверки (например, артериального давления, веса и холестерина), которые могут раньше выявить симптомы физического состояния здоровья.

Кроме того, проблемы с психическим здоровьем могут иметь физические симптомы. Наши тела и разум неотделимы друг от друга, поэтому неудивительно, что психические расстройства могут повлиять на ваше тело. Депрессия может сопровождаться головными болями, усталостью и проблемами с пищеварением, а беспокойство может вызвать, например, расстройство желудка.Другие симптомы могут включать бессонницу, беспокойство и трудности с концентрацией внимания.

Чем я могу помочь себе?

Наличие проблемы с психическим здоровьем не означает, что у вас неизбежно разовьется проблема с физическим здоровьем. Есть вещи, которые вы можете сделать, чтобы улучшить свое физическое состояние.

Упражнение

Физическая активность — отличный способ сохранить физическое здоровье, а также улучшить психическое состояние.Исследования показывают, что при выполнении упражнений в головном мозге высвобождаются химические вещества, вызывающие хорошее самочувствие, называемые эндорфинами. Даже короткая 10-минутная быстрая ходьба может улучшить вашу умственную активность, энергию и настроение.

Неважно, ухаживаете ли вы за садом или пробегаете марафон, упражнения могут значительно улучшить качество вашей жизни. Дополнительные советы о том, как начать работу, можно найти в нашем руководстве «Как заботиться о своем психическом здоровье с помощью упражнений».

Хорошо питайтесь

Правильное питание может улучшить ваше самочувствие и настроение.Сбалансированная диета включает здоровое количество белков, незаменимых жиров, сложных углеводов, витаминов, минералов и воды. Пища, которую мы едим, может влиять на развитие, лечение и профилактику многих психических заболеваний, включая депрессию и деменцию.

Бросить курить

Курение отрицательно сказывается как на психическом, так и на физическом здоровье. Многие люди с проблемами психического здоровья считают, что курение облегчает их симптомы, но эти эффекты кратковременны.Никогда не поздно бросить курить, и теперь есть много поддержки, которая поможет вам отказаться.

Запишитесь на прием к терапевту

Если вы беспокоитесь о своем физическом здоровье или вас пригласили на плановую проверку или обследование, запишитесь на прием к терапевту. Если вам трудно разговаривать со специалистами в области здравоохранения или вы беспокоитесь, что вас не будут слушать, вы можете привести кого-нибудь, чтобы помочь вам заявить о себе.

Leave a Reply

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *