Взрослые дети и родители взаимоотношения психология: Родители и взрослые дети: как выстроить гармоничные отношения

Содержание

Родители и взрослые дети — Психологос

Фильм «Война и мир»

Фильм «Базовый тренинг: открытие новых возможностей. Занятие проводит проф. Н.И. Козлов»

Мини-консультация «Хочу наладить отношения с родителями».
скачать видео

В соответствии с законодательством ребенок, став совершеннолетним, приобрел права самостоятельного гражданина. Это значит, что раньше дети были обязаны слушаться родителей, теперь — не обязаны. Могут послушаться, а могут и нет: их право. С другой стороны, дети (а нередко и родители) как-то не понимают, что по достижении совершеннолетия с родителей снимается обязанность содержать этих своих детей. Стали взрослые — содержите себя сами…

Дети вырастают и становятся взрослыми, но не всегда вырастают и взрослеют отношения между родителями и детьми.

Порой родители продолжают относиться к выросшим детям с привычной позиции воспитателя, и не хотят видеть в них уже сложившихся людей. Да и сами дети не всегда воспринимают своих родителей на уровне взрослого человека. Все это нередко порождает напряженность в отношениях между близкими людьми.

Должны ли взрослые дети следовать родительским заветам? Вопрос не простой. Если родители мудрые, если таковы считают их и дети, и окружающие, то дети будут слушаться их всегда. Однако иногда родителям мудрость изменяет. Бывают ситуации, когда родители уже не правы, и тогда их дети, как вполне взрослые и ответственные люди, могут и должны принимать полностью самостоятельные решения.

Как взрослым детям налаживать отношения со своими родителями? Если вы хотите наладить отношения со своими родителями, то учтите ряд важных моментов:

  • Помните, что люди в возрасте вообще менее склонны к каким-либо изменениям, поэтому для налаживания отношений потребуется время. При этом все новшества должны привноситься понемногу, постепенно.
  • Обычно родители считают себя более авторитетными по сравнению со своими детьми. Поэтому, налаживая отношения, всегда относитесь к ним уважительно, меньше утверждайте, больше спрашивайте и думайте над их словами. Делайте им предложения, но не учите жизни.
  • Если родители не склонны выслушивать и серьезно относится к вашим словам, то для донесения своих мыслей стоит воспользоваться таким способом, как написание письма. К написанному в письме родители отнесутся гораздо внимательнее, и ваши слова, скорее всего, будут услышаны.
  • Мало вести душеспасительные беседы о налаживании семейных отношений и ждать изменений со стороны родителей. Важно самому создавать радость и теплоту отношений на уровне простых повседневных забот: целовать и хвалить маму, вовлекать в общие дела папу, быть солнышком и центром семейной активности.
  • Помните: «С родителями не воюют». Если вы совсем не согласны с родителями, поблагодарите их и далее не спорьте: прекращайте пользоваться их помощью и начинайте жить полностью самостоятельно.

А когда-то приходит время, когда дети становятся совсем взрослыми людьми, а наши родители становятся совсем как дети. И тогда нам нужно уже о них заботиться.

Как грамотно сказать взрослому сыну, что я выхожу замуж?

Сын, у меня к тебе просьба. Вопрос для меня важный. Я хочу жить с Алексеем, я хочу, чтобы он стал моим мужем, хочу выйти за него замуж. Пока, кажется, у нас все хорошо, но что будет на самом деле в жизни, сказать не может никто. Мы с ним обсуждали вопросник Семейного договора, кажется по большинству вопросов у нас схожие взгляды, тем не менее я очень тревожусь, что будет. У меня к тебе просьба — поддержи меня. Помоги мне. Если ты сумеешь наладить с Алексеем нормальные отношения, мне будет гораздо спокойнее, потому что не дай бог у вас с Алексеем не сложатся отношения, тогда мне только вешаться. Я не хочу оставаться одна, а без твоей помощи мне будет трудно. Как ты считаешь, мы с тобой вместе — справимся?

Психология, родители и взрослые дети — Реальное время

Родители против детей.

Вечный бой вокруг традиционных семейных ценностей

В статье, написанной для «Реального времени», психолог и психоаналитик Анастасия Рубцова демонстрирует, как попытки опекать взрослого человека неизбежно превращаются в акт агрессии и только вредят ему.

Совы иногда не то, чем кажутся.

У меня есть подруга, а у подруги есть работа, одновременно любимая и хорошо оплачиваемая, что, как мы знаем, редкое и счастливое совпадение. Еще у нее есть дочь-подросток и любовник-испанец с ресницами до ушей. Еще она занимается йогой, гоняет на мотобайке и где-то бесконечно путешествует. С любовником, без любовника, с друзьями, с дочерью.

Я, допустим, не большой любитель путешествий и испанцев, но иногда ей завидую даже я. Потому что к каким-то проблемам она относится преступно легко, уборку и покупку еды — вещи для многих невероятно интимные — легко передоверяет помощнице по дому, а сама может уехать на весь день на какую-нибудь дружественную дачу и читать там книгу.

Но у подруги есть родители. Так вот, родители сообщают ей, что:

— Она эгоистка.

— Она эгоистка, потому что не хочет снова выйти замуж.

— Она эгоистка, потому что больше не хочет детей.

— Она ошибается, считая, что работа ее прокормит. Это неправильно. Кормить женщину должен муж.

— Она ошибается, полагая, что не хочет замуж. На самом деле она хочет, должна хотеть. Потому что скоро она станет старой, дряхлой и никому не нужной, тогда уже и хотеть будет бесполезно (с точки зрения логики это абсолютно бредовая конструкция, где первоначальный тезис ложный, а все остальное — даже не следствия из него, а нагромождение абсурда).

Фото gra-al.ru

— Она ошибается, считая, что не хочет больше детей. Должна хотеть. Дети — счастье. Все дело в том, что она, во-первых, не понимает, что скоро останется одна (смотри предыдущий пункт), во-вторых, эгоистка (смотри первый пункт), в-третьих, просто глупа, а свои дипломы пусть засунет себе туда, откуда она не хочет рожать детей.

— Она ошибается, считая, что ей сейчас хорошо. На самом деле ей нехорошо. На самом деле ее жизнь катится в бездну, набирая обороты, а ведь они ее предупреждали!

Дальше все возвращается к первому пункту, хорошенько взбалтывается и повторяется. До бесконечности.

Надо ли говорить, что подруга в такие моменты очень страдает.

И особенно страдает потому, что оказывается в воронке раздирающего ее конфликта. С одной стороны, родителей она любит, они объективно сделали ей немало хорошего. С другой стороны, поведение родителей выглядит как агрессия, пахнет как агрессия, вообще говоря, оно и является агрессией. Когда нас мучают те, кто любит, это сильно связывает нам руки, даже если очень хочется дать им в нос. С третьей стороны, понятно, что идеи родителей, вместе и по отдельности, не выдерживают проверки реальностью, опытом и здравым смыслом.

Как и все шаткое сооружение «традиционных семейных ценностей», которое трещит по швам, и из которого то тут, то там лезут клочья ваты и ослиные уши.

У подруги, честно говоря, и опыта гораздо больше — опыта впечатлений, событий, опыта отношений, в конце концов, сексуального — чем было и будет у родителей.

Зачем, спрашивает подруга в отчаянии, зачем они так?..

Почему они не желают порадоваться, черт возьми, за меня?..

Фото medgenesis.ru

Тут можно попробовать — это почти всегда помогает — отделить то, что родители говорят, от того, что они чувствуют.

Самая большая ловушка — цепляться за формальный смысл слов и претензий. Доказывать, что слово «эгоизм» не имеет ничего общего с тем, как родители его понимают. Что эгоизм и дети никак не связаны. Что работа надежнее мужчины. И так далее. Спорить с бредовыми конструкциями всегда очень сложно, иной шизофреник в клинике всех врачей переспорит. Браться за это следует, только если у вас десяток запасных жизней или вы блестящий адвокат-полемист (с десятком запасных жизней).

Если нет, то смыслы можно отодвинуть в сторонку, а прислушаться к чувствам.

Правда чувств состоит в том, что родители в ярости и страшно напуганы. Потому что из их рук ускользает контроль (в этом месте у многих есть соблазн обвинить родителей и не идти дальше). Родители, между тем, отнюдь не чудовища. Просто мы завязаны в единую систему с близкими людьми, будь то родители, дети или партнеры. В системе все части взаимозависимы, все до какой-то степени друг в друга прорастают и используют другого как подпорку. И это нормально.

Но ребенок, вырастая, отделяется от родительской системы, и это тоже нормально. Это называется сепарация, про нее все знают и слышали, и проходит она с большей или меньшей кровью. Некоторые системы сопротивляются этому особенно яростно, потому что, например, они очень хрупкие и черт знает на чем держатся, любой кирпичик убери — страшно! Некоторые зубами вцепляются в подрастающих детей именно потому, что дети — та главная подпорка, на которой система построена. Без них все теряет смысл, как завод по производству подков без лошадей.

И дать детям право идти своей дорогой — это не вопрос великодушия родительского, а вопрос, извините, буквально выживания.

Да просто представьте, вот есть у вас нога. Вы с утра проснулись, а она парализована и ходить отказывается. Как минимум вы страшно испугаетесь. Побежите по врачам. Пойдете на процедуры. Можете даже на операцию решиться. Вы, черт возьми, привязаны к этой ноге! Она ваша нога, ваша неотъемлемая часть! И вы сделаете все, чтобы ее вернуть!

Фото rawanonline.com

Примерно это испытывают родители, чей ребенок, иногда взрослый, иногда даже очень взрослый, наконец отделяется и пытается отползти в кусты. Далеко не все родители реагируют так: некоторые отпускают легко, по необходимости перестраивая отношения «мама — дочь» или «папа — дочь» на «человек — человек». А некоторые, будь их воля, не отпустили бы вообще никогда. И обычно у этих родителей буквально руки тянутся разыграть карту «традиционных семейных ценностей», пусть даже явно во вред ребенку. Почему? Не знаю. Подозреваю, потому, что в «традиционной семье» женщина, накрепко связанная мужем, детьми (особенно маленькими), бытом, огородом, долгами, объективно зависима и уязвима.

Нога на месте, иногда она болит, иногда ноет, но далеко не убежит. Физически и мировоззренчески.

Колоссально трудно сделать над собой усилие, взглянуть на ногу под другим углом и допустить саму мысль, что это НЕ НОГА.

Вот посмотрите сейчас на свою ногу. И оцените масштаб усилий.

Некоторым родителям это вообще никогда не удается. Тогда противостояние затягивается. И в этом противостоянии тоже есть своя выгода для родительской стороны, потому что конфликт — это хоть что-то живое, это еще не разрыв. Лучше уж нагромождение бреда, чем молчание телефона. Лучше наслаждение битвой жизни, чем ходить по руинам в одиночку.

Так что «замуж» — очень часто только ширмочка для тех невидимых миру драм, которые разворачиваются в темной чаще леса.

А совы — про сов вы уже поняли.

Фото novodiagroup. com

Анастасия Рубцова

7 советов, как построить нормальные отношения между взрослыми детьми и их пожилыми родителями

Не относитесь к общению с родителями как к долгу

Общение с родителями — особенно если оно связано с негативными эмоциями — воспринимается взрослыми детьми куда тяжелее, если они относятся к этому как к долгу. Здесь важно помнить, что никто не решал, рождаться ему или нет, и для того, чтобы быть кому-то «должным», надо у этого кого-то хоть что-то, да занять или попросить по своей инициативе.

Все обязательства в этом смысле человек налагает на себя сам — или же их на него накладывает собственная любовь (что вполне логично). Так что у вас есть свобода выбора, как и в каком режиме общаться с родными людьми.

Напоминайте себе почаще, что вы не заложник в этих отношениях, и тогда общение с родителями станет для вас куда приятнее.

Звоните первым

Хотя часть родителей может быть в общении с детьми излишне навязчивой, многие, напротив, боятся лишний раз кого-то побеспокоить — даже самых близких людей. В определенном возрасте они могут начать чувствовать свое общество нежелательным, а самих себя — лишними и ненужными в вашей жизни. Чтобы помочь им преодолеть это ощущение, не дожидайтесь, когда они сами вам позвонят, опережайте их: звоните и навещайте их по собственной инициативе. Когда родители чувствуют свою значимость для вас, они будут спокойнее, и поводов для конфликтов станет гораздо меньше, будьте уверены.

Сообщайте меньше негативных новостей

С возрастом у людей появляется страх перед жизнью — в силу того, что они сами уже не могут на нее значительно повлиять. Поэтому часть проблем приобретает характер нерешаемых и вызывает у пожилых родителей серьезные затруднения и стресс. Особенно их расстраивают проблемы детей, ведь они уже не могут посодействовать в решении трудной ситуации. Это, в свою очередь, вызывает у них чувство бессилия.

Если вы не хотите, чтобы ваши родители пребывали в подобном состоянии, постарайтесь по мере возможного ограждать их от слишком травмирующих новостей.

Напротив, про небольшие проблемы, в которых они могут вам помочь, рассказывайте охотно — так они убедятся, что еще полезны и нужны вам. А это чувство очень важно в жизни любого человека.

Не пытайтесь перевоспитать родителей

Когда дети взрослеют, а родители стареют, диспозиция сил в семье начинает меняться. Старшее поколение становится ограниченным в своих возможностях, тогда как младшее, напротив, лишь входит во вкус. Пожилые родители могут хуже вас разбираться во многих вещах, да и в решении трудных ситуаций им может понадобиться ваша помощь, как и вам — их когда-то давно. Однако не надо пользоваться этим и утверждать над ними свою власть, словно они — несмышленые дети. Вы никогда не сможете переделать родителей. Не сводите с ними счеты за детские травмы и обиды — они взрослые люди, и их надо принимать такими, какие они есть, если вы решили поддерживать с ними связь.

Давайте им возможность заботиться о себе

Беспокойные звонки родителей и обращение с вами, как с ребенком («Ты точно собрал(-а) чемодан и всё положил(-а), что нужно?»), могут раздражать, и это нормально. Однако не стоит давать волю своим эмоциям. Фраза про то, что дети для родителей остаются детьми в любом возрасте — факт. Таким образом они не только проявляют свою любовь, но и дают сами себе возможность почувствовать свою силу и значимость. Конечно, не стоит разрешать им переходить некие разумные границы личной жизни, однако и отказывать им в возможности хоть немного вас опекать тоже не надо.

Будьте понимающим, но не давайте собой манипулировать

С возрастом у людей часто портится характер — это не секрет. Это связано в первую очередь с тем, что человек чисто физически ослабевает — становится более хрупким, подверженным различным болезням. Кроме того, пожилой человек куда менее гибок в психологическом смысле, чем молодой. Поэтому удивляться изменившемуся поведению родителей не надо — постарайтесь их понять и принять, не давая, однако, собой манипулировать.

Не «списывайте» родителей со счетов заранее

Самое главное, что нужно родителям, — это ваше внимание и искреннее участие в их жизни. Старайтесь советоваться с ними, беспокоиться об их делах, вовлекайте их в общение. Всё это делает жизнь родителей насыщенной.

В то же время, если вы видите, что у них нет собственных интересов и увлечений, постарайтесь организовать им досуг, заинтересуйте чем-нибудь, и тогда повышенное внимание к вам (если такое есть) ослабнет, и легче жить будет не только им, но и вам самим.

«Война миров». Как наладить гармоничные взаимоотношения между взрослыми детьми и родителями?

Конфликты между родителями и повзрослевшими детьми – одна из распространенных семейных проблем. Оснований для такого противостояния довольно много. Одно из них – серьезная разница в возрасте. О наиболее распространенных причинах недоразумений и способах, позволяющих их разрешить, нам рассказала психолог семейного центра «Кутузовский» Азатэ Жапова.

«Нередко со сложностями сталкиваются семьи с одним ребенком. Как правило, в детско-родительских взаимоотношениях здесь прослеживаются чрезмерные забота, контроль родителей, ограничение активности, самостоятельности ребенка. Вследствие этого у него отсутствует возможность получения личного опыта преодоления возникающих проблем.

Также причиной многих конфликтов может являться эгоизм детей. Дело в том, что с раннего детства мы приучаем их к мысли, что решим все возникающие у них проблемы. Дети привыкают к тому, что смысл жизни родителей – благополучие ребенка.

Еще одной причиной семейных конфликтов является вмешательство в жизнь взрослых детей. Причем многие родители, как им кажется, делают это исключительно из благих намерений. Они не могут понять того, что взрослый ребенок должен прожить свою жизнь по собственному «сценарию».

Кроме того, многим родителям взрослых детей, которые только покинули родительский дом, знаком так называемый «синдром пустого гнезда». Очень важно, чтобы он со временем не перерос в синдром «Жизнь без цели». Родителям взрослых детей необходимо «наполнить» свою жизнь интересными занятиями: путешествия, изучение языков, спорт и т.д., чтобы сохранить свою личность», — говорит Азатэ Жапова.

Чтобы не увязнуть родным и любящим людям в бесконечной «Войне миров» семейные психологи рекомендуют во взаимоотношениях родителей с взрослыми детьми придерживаться достаточно простых принципов.

«Уважайте друг друга, принимайте недостатки других, как свои собственные. Не копите недовольство. Лучше решать проблемы по мере их появления. Также не мешает остановиться и подумать: чего вы ждете от отношения с родными? Осознание дает возможность открыто и спокойно обсуждать возникающие проблемы с целью их урегулирования. Это единственный возможный способ конструктивного решения конфликтных ситуаций, которые неизбежно возникают в любых взаимоотношениях, даже в самых гармоничных», — считает психолог.

педагог – родитель, ребенок – взрослый – статья – Корпорация Российский учебник (издательство Дрофа – Вентана)


Большой детский фестиваль KIDS FEST проходит 26 по 30 августа в Москве на ВДНХ.  Отдельное внимание зрителей заслужил круглый стол «Родительский университет» с участием специалистов и представителей ГК «Просвещение», посвященный участию родителей в воспитании ребенка, их «вмешательству» в учебный и воспитательный процессы и новым типам взаимодействия педагогов, детей и родителей.

Особым гостем мероприятия стала психолог Елена Юдина, специалист по педагогической и возрастной психологии, эксперт по дошкольному образованию, которая рассказала о психологии взаимоотношений педагогов и родителей и «нововведениях», привнесенных пандемией.


Чего хотят родители?

В подавляющем большинстве родители на вопрос «чего вы хотите для своего ребенка?» отвечают: «хотим, чтобы ребенку в дальнейшем было хорошо». Педагоги называют это «успешность» — не только в настоящий момент, но и в будущем.

Но при ближайшем рассмотрении выясняется, что эта тема не совсем простая, так как успешность бывает двух видов:

  1. Успех реализуемого дела (содержательная успешность). Когда условия складываются таким образом, что ты не чувствуешь себя неудачником. Это важно для всех людей, но для детей — особенно важно.
  2. Социальная успешность, продвижение по карьерной лестнице, статус.

При идеальном раскладе обе позиции друг друга поддерживают. Но в реальности они довольно часто конфликтуют. Именно здесь заложена одна из точек конфликта родителя и педагога.

Остановитесь на минутку, задайте себе вопрос: «Спрашиваю ли я ребенка, чего он хочет?»

Многие родители рисуют себе совершенно устойчивую картину-желание: «Вот сейчас у моего ребенка будет успешный период в детском саду, потом суперуспешный в школе, еще более потрясающий в вузе, а затем… он станет президентом Российской Федерации». Сколько в России одномоментно может быть президентов? Успешных актеров? Если есть такие ожидания у родителей, дети, особенно маленькие, считывают это мгновенно. Зачем же программировать ребенка на неудачу?

«Есть люди, которым социальная успешность не нужна вообще. Поэтому важно спросить ребенка, чего хочет он сам».


Нам всем очень важно, чтобы ребенок был лучше. И в это, наверное, непросто поверить, но ребенку достаточно, чтобы он был лучшим для нас самих — для его родителей. Это не история про конкуренцию, где кто-то лучше, а кто-то хуже других, это, скорее, про базовые семейные ценности.

Когда у вас есть стремление продвинуться в каком-то деле, важно при этом сохранять дружелюбные отношения с теми, кто идет рядом, важно помнить о слаженной командной работе. Если ребенок это понимает, то он спокойно относится к тому, что в какой-то момент немного сдал. Он понимает и чувствует, что его поддержат, и что у него есть все шансы восстановить свои силы.

В наше время появился новый тип лидерства — так называемое распределенное лидерство. Самый крутой лидер — не тот, кто стоит выше всех, а тот, кто готов отступить назад, потому что он видит свою команду изнутри и знает потенциал каждого ее участника.

Исследование предпочтений родителей относительно задач дошкольного образования, которое проводится с 2011 года, не первый сезон свидетельствует о том, что многие родители требуют, чтобы детей готовили к школе. При этом педагоги понимают, что это неправильно.

«Психологический комфорт, по мнению родителей, всегда стоит во главе угла. А вот игру, например, родители стабильно оставляют на последнем месте. Почему? Ведь без игры ребенок не может жить. Игровая деятельность — это тот контекст, в котором дети развиваются. Вообще, если вы хотите, чтобы ребенку было интересно, упаковывайте любое занятие в игру». 


На третьем месте — общение. А что же на втором? Безопасность. И кстати, год за годом мы наблюдаем, как падает динамика важности школьной подготовки. Но вернемся к безопасности. Каждый родитель понимает под этим определением что-то свое, но чаще всего — условия, которые обеспечивают жизнь и здоровье ребенка, предотвращение чьего-то дурного влияния, то есть проявление некой самостоятельности в собственной безопасности. Но ведь безопасность — это витальная потребность каждого человека. И тут важно научить детей не травмироваться, суметь объяснить базовые понятия безопасного поведения, а не отгораживать их от всего, завернув в пупырчатую пленку.

«Не запугивайте ребенка. Дети, которые не способны пойти на риск, в будущем не смогут справляться с новой деятельностью, каждый новый шаг для них будет сопровождаться психологическим дискомфортом».   

Неопределенность, эпидемия и новые тренды

Мы живем в век неопределенности. Горизонт планирования придвинулся на час, в лучшем случае — на час или на два, при везении — на неделю. В этой ситуации неуверенности и непонимания, каким будет завтрашний день, появляется тренд в современном образовании — изменение традиционной модели отношений между взрослыми и детьми. Мы не можем дать детям уверенность и четкое знание, а вот они, наоборот, могут посоветовать действия на два шага вперед.

В итоге родители перестают воспринимать школу как камеру хранения, начинают осознавать ответственность за развитие детей, хотят быть причастными к их воспитанию. Так появляются ассоциации родителей, нарушения «границ» детского сада и т.д. А педагоги становятся субъектами собственной деятельности: они серьезно озабочены своим профессиональным развитием — и не только развитием, относящимся к карьере.

«Мы движемся к полной перестройке образования. Пандемия еще больше подсветила эту историю, обострила тренды. Новая школа будет перестроена по всем фронтам: институционально и по задачам».  


Семья постепенно перестает делегировать образование своих детей государству. Отсюда все больше семей, которые хотят выбирать школу или сад, педагога, программу. По этой же причине появляются частные и негосударственные учебные форматы, вторжение семьи в работу образовательных организаций.

Но сама образовательная организация обычно закрывается от таких вторжений. Есть позиция: «мы профессионалы, а вы в образовании некомпетентны, дайте нам работать». Безусловно, у них есть своя правда, но игнорировать право родителей на участие в жизни своего ребенка нельзя. Ошибки родителей — не причина «изымать» их из воспитательного процесса.

Есть формулировка «семья — наш заказчик», отсюда идет позиция «клиент всегда прав», но это не совсем так.

Мы хотим, чтобы детский сад полностью открылся родителям. Что это значит? Что родители сами, своими ногами, придут в группу детского сада. Вступая в партнерские отношения с ними, педагоги получат ресурсы, которые по объему ни в какое сравнение не идут с риском присутствия кого-то третьего на вашем открытом уроке.

Духовно-нравственное развитие и воспитание учащихся. Мониторинг результатов. Книга моих размышлений. 3 класс

В «Книгу моих размышлений» входят упражнения, выполняя которые, дети смогут задуматься о необходимости соблюдения норм морали, об отношениях с одноклассниками и близкими людьми, проанализировать своё поведение. Анализ результатов выполнения упражнений позволит учителю использовать материалы мониторинга в качестве основы воспитательной работы в классе, а также поможет создать условия для вовлечения родителей (законных представителей) в реализацию программы духовно-нравственного развития и воспитания учащихся.

Купить
Пандемия выделила эти тренды, показав, к чему приводит необходимость коммуникации по новым правилам.

Исследования влияния эпидемии на образовательный процесс и коммуникацию показали, что теперь «заставлять» и «увещевать» приходилось родителям. Это привело к смещению ролей. Навязанная родителям роль надзирателя привела к тому, что те заявили: «Вы нам портите отношения с ребенком». Учителя, в свою очередь, смогли наглядно показать, каково это — быть «надзирателями». Ведь насилие как один из главных элементов образования у нас не было проблематизировано ни одной стороной — ни школой, ни семьей.

Но из этой кризисной ситуации есть и положительные исходы, ведь не только школа пришла в семью, но и семья — в школу. Родители смогли увидеть, что происходит в классе. Если, конечно, им этого хотелось. Взрослые ведь могут буквально «выйти из комнаты». Как мы говорили в самом начале, родители хотят быть ответственными, участвовать в процессе, и теперь у них появилась возможность проникнуть в него.

Родители — это еще и очень мощный ресурс, защита педагогов перед администрацией, когда вам трудно разруливать свои конфликты с начальством, когда вас не слышат. Главное — наладить это тройственное взаимодействие. Для этого школе и детским садам надо выяснить, чего на самом деле хотят мамы и папы.

Может показаться, что поправки в законе об образовании, касающиеся воспитания детей, это перебрасывание ответственности за воспитательный процесс то на учителей, то, наоборот, на родителей. Но в реальности эта проблема сильно преувеличена. Сложности, которые действительно существуют, вполне разрешимы.

«Если мы делаем какое-то заключение, оно зависит не только от окружающей нас реальности, но и от наших установок — того, что мы склонны замечать, а что — игнорировать. Так и с родителями — они не проявятся, если педагоги не создадут для этого условия. Ведь многие взрослые готовы принимать участие в школьной жизни детей, но пока в силу неопытности просто не представляют, с чего начать. И это абсолютно нормальная ситуация».



Они уже давно не дети. Как продолжать дружить со взрослыми детьми?

Некоторые люди думают, что как только дети вырастают, родители им больше ничем не обязаны. Это не совсем так.
Мы хотим рассказать вам, на каких «взрослых» принципах строятся отношения между родителями и их выросшими детьми.

Итак, дорогие родители:

Проявляйте эмпатию

Современный мир устроен так, что эмпатия нередко воспринимается как слабость. Сначала так считают молодые родители, а потом и уже повзрослевшим детям приходят точно такие же идеи. 

Что делать? Забыть о предрассудках! Способность проявлять эмпатию — не только важное умение, но и первая обязанность родителей и детей. Это позволит мамам и папам благотворно выстраивать отношения со своими взрослыми детьми. 

В такой семьи ребёнок не будет закрываться и переживать губительный опыт в одиночку. С любой проблемой (будь то алкоголь, наркотики, психологическая травма, абьюзивные романтические отношения) он придёт в надежде на понимание, отзывчивость, принятие.

Эмпатия — это именно то, что не позволяет людям обесценивать опыт других. И особенно важно не обесценивать чувства собственных детей, сколько бы им ни было лет.

Извиняйтесь

Научитесь искренне извиняться. Извинениями можно назвать особую форму взаимодействия, помогающую сохранить контакт, даже если он висит на волоске.

Каждый человек может сорваться на детях и наговорить им гадостей. Однако пусть они знают: вы всегда готовы принять свою неправоту и извиниться перед ними. Этот положительный опыт в будущем скажется на их романтических отношениях и отношениях с собственными детьми.

Заботьтесь о здоровье

Почему заботиться о собственном здоровье — обязанность родителей? Всё потому, что они — главные защитники своих детей, даже если «малыши» уже давно выросли. Разумеется, жизнь — штука непредсказуемая. Но всегда нужно делать всё, что в наших силах. Например, чаще гулять на свежем воздухе, выполнять простые физические нагрузки, проходить диспансеризацию раз в год, не забывать посещать врачей, стараться питаться правильно и защищать себя от ненужного информационного шума.

Важно заботиться не только о физическом здоровье, но и о моральном. Обязательно укрепляйте силу духа и стрессоустойчивость! Дети растут всю жизнь, а значит, всю жизнь за них придётся волноваться. 

Если вы привыкли хвататься за сердце от любой новости и падать в импровизированные обмороки от любого форс-мажора, то не удивительно, что взрослый ребёнок хочет поберечь ваше психоэмоциональное состояние и молчит обо всём, что с ним происходит. 

Хотите всегда быть в курсе, чем живут ваши выросшие дети, что их интересует и увлекает? Закаляйте нервы и живите по принципу «чему быть — того не миновать».

Делитесь переживаниями

Не только дети могут приходить к мамам и папам, чтобы поплакаться в жилетку. Родителям тоже важно делиться чувствами и переживаниями со взрослыми детьми. Пусть они знают: вы живой человек, подвластный эмоциям, и вы тоже нуждаетесь в утешении, поддержке и совете.

Кроме того, подобная открытость укрепляет внутрисемейную связь и избавляет от проблем с доверием.

Поддерживайте

Желание получить поддержку — это одна из ключевых причин, почему вообще люди строят семью и заводят детей. И действительно каждому из нас было бы приятно всегда иметь рядом надёжное плечо, на которое можно опереться в сложную минуту. 

Но чтобы поддерживали тебя, необходимо и самому уметь поддерживать. Поэтому никогда не скупитесь на похвалу. Простое искреннее «Ты большой молодец!» или «У тебя всё получится!» способно залатать не одну брешь в дыре семейного недопонимания.

Давай

те советы, когда в них нуждаются

Взрослый ребёнок пришёл за советом? Не открещивайтесь. Поговорите и дайте совет, который бы дали самому себе в такой же ситуации. Даже если вы когда-то об этом пожалели, расскажите. Ваше право — посоветовать. Но как поступать, решать всё равно ребёнку.

Главное правило — давайте советы только когда, когда их просят. Именно это будет означать, что вам по-настоящему доверяют.

Уважайте чужой выбор

Гиперопека ещё никогда не приводила к хорошему. Да, возможно, родители лучше знают, как сделать или как поступить в той или иной ситуации. Однако дети тоже должны уметь получать свой опыт, даже если он может оказаться негативным.

Уважайте выбор своего ребёнка — и тогда он всегда придёт за советом, поделится с вами своими идеями, задумками и планами. Подобная модель взаимодействия развивает в детях самостоятельность, ответственность, готовность брать на себя ведущую роль, умение планировать и мыслить аналитически.

Психологи говорят, что дети, для которых мамы и папы были обузой, вырастают во взрослых с отношением к родителям как к бремени. Но дети, к которым мамы и папы относились с уважением, становятся взрослыми, умеющими любить и сопереживать. Задача каждого родителя — выстроить правильную стратегию взаимодействия сначала с малышами, а потом и со взрослыми детьми: именно это принесёт гармонию и счастье всем домочадцам.

Взрослые и дети. Взаимоотношения родителей с детьми

Взрослые и дети. Взаимоотношения родителей с детьми

Как влияют связи и разрывы на отношения взрослых детей и родителей

Психологическая литература полна материала о взаимоотношениях детей и родителей в период взросления, вплоть до 18-летнего возраста. Но как строятся отношения между взрослыми детьми и родителями? Чтобы прояснить ситуацию по этому вопросу, МГУ несколько лет назад провел пилотажный опрос, в котором приняли участие 50 русских мужчин и женщин. Их возраст составлял 25-30 лет, проживали все в Москве или области. Каждый участник исследования делился с автором опроса своими настоящими взаимоотношениями с родителями. В результате удалось установить четыре различных категории отношений родителей и повзрослевших детей.

1. Сотрудничество и взаимопонимание.

В таких отношениях постоянно чувствуется двухсторонняя забота и всесторонняя помощь. Родители и дети – равноправные партнеры. В таком варианте у детей не возникает напряженности в отношениях, их наоборот, не хватает времени, которое они могут выделить для общения с родителями.

Следующие три типа, речь о которых пойдет ниже, объединены одним общим показателем – отсутствием равенства в отношениях. В каждой категории нет стремления к партнерству, а каждая сторона стремится руководить друг другом. И только консультация психолога в Воронеже помогает разрешать возникающие вопросы.

2. Родительское насилие, подавляющее стремление руководить

Что главное в таких отношениях? Излишняя опека и излишний контроль. В этом возрасте повзрослевшим детям уже не нужна родительская опека, но родители не могут смириться с этим и навязывают ее силой. В чем причина такого поведения? Это может быть полная уверенность в том, что дети, по-прежнему ничего не могут сделать самостоятельно. Или в таком поведении выражается «кричащая» жертвенность: «Я тебе всю свою жизнь посвятила, а теперь ты обязан…»

При таких взаимоотношениях о понимании и близости между родными людьми речи не идет. Со стороны родителей наблюдается все тот же уничижающий контроль в любых житейских вопросах, и не важно, о чем идет речь, о личной жизни или о хозяйственно-бытовых вопросах, для достижения свой цели родители используют нотации, крик, приказы, взывания к чувству стыда и вины. В таком случае поможет помощь психолога в Воронеже.

В такой ситуации дети не спешат идти к психологу, подобную ситуацию они предпочитают «разруливать» с помощью подруг или друзей, или, что намного страшнее, обращаются за поддержкой к «зеленому змею». Жаловаться на своих велико возрастных детей к психологу могут прийти родители, а не дети. И так часто бывает, что консультация психолога в Воронеже бывает одним из важных моментов.

3. Недоверие или завуалированное руководство

Обычно в таких отношениях сложно выявить открытое насилие. Однако с родительской стороны постоянно наблюдаются попытки вмешательства в различные аспекты жизни: в отношения между мужем и женой, в воспитание внуков, в желание поскорее выдать дочь замуж и т.д. Давление оказывается не напрямую, а завуалировано, замаскировано: случайно сказанные слова, соответствующая мимика или взгляд. Такие отношения могут закончиться полным физическим и эмоциональным разрывом, когда общение между родственниками прекращается на несколько лет.

4. Зависимое положение детей от родителей

В этом случае проявляется попытка детей руководить родителями. Со стороны инфантильных взрослых детей постоянно исходят просьбы, требования, призывы к помощи, поиск защиты у родительского плеча. При этом взрослые дети подсознательно во всем стараются угодить, подчиниться, не обидеть, чтобы получить то, что им нужно: совет, поддержку, понимание. В другом случае со стороны детей звучат постоянные командные нотки в сторону родителей, общение строится на указания и командах.

Все четыре категории не отражают полной картины. Жизнь многообразна, и ее сложно помесить в определенную схему. Однако стоит заметить, что поведение в каждой категории совершено не зависит от того, имеют ли взрослые дети свои семьи или нет, проживают они вместе с родителями или живут отдельно. Во взаимоотношениях поколений эти факторы определяющими не являются.

Типы взаимоотношений, описанные выше, позволяют взглянуть на реальную жизнь под другим углом. И возможно, поводов для волнения совсем бы не возникнет. А что говорят по этому поводу классики семейной психотерапии.

Системная теория семьи была дополнена понятиями отрыва и процесса трансляции в поколениях. Изучению этого вопроса посвящены работы М.Боунэна. Трансляция позволяет понять, что на протяжении трех поколений, функционирование членов семьи происходит по схожей схеме. Реакции на отдельные ситуации, отношение к определенным вопросам передаются из поколения в поколении. И происходит это на уровне взаимоотношений. Отрываясь, взрослый ребенок утрачивает возможность постоянного контакта с семьей. Но может возникнуть ситуация, спровоцированная внешними или внутренними факторами, когда происходит полный отрыв от семьи. Подобный отрыв – это нормальное явление, оно необходимо для начала автономного существования, для создания своей собственной семьи.

Отделение от семьи может происходить по нескольким направлениям: эмоциональное, физическое, психологическое, социальное. На жизнь человека огромное влияние оказывает интенсивный эмоциональный отрыв. Как утверждает М. Боуэн, множество физиологических, социальных, психологических проблем может спровоцировать интенсивный эмоциональный отрыв. Причиной для неблагополучия эмоциональный отрыв быть не может, но практика показывает, что потеря вертикальных семейных связей отрицательно влияет на жизнь следующих поколений.

Можно вспомнить высказывание В.Сатира: «Взрослые обрекают себя на множество проблем, когда между ними и родителями сохранятся детско-родительские отношения. Такие отношения следует менять. Встав взрослыми, дети должны сосуществовать с родителями на равных. В семье каждый должен уважать личность другого, и при необходимости всегда прийти на помощь». Стать самостоятельным и равноправным, можно только тогда, когда есть самоуважение и уважение других.

Многие личностные и социальные проблемы являются следствием низкой самооценки и взятой из семьи манере поведения, которые закладывались в раннем возрасте (до 6 лет). После этого происходит только закрепление самооценки. Если в этот период любые эмоциональные проявления ребенка родители игнорируют, не обращают внимания на достигнутые успехи, у ребенка возникает пренебрежительное отношение к самому себе. Во взрослой жизни это может привести к множеству проблем, особенно страдают от этого самые близкие люди. В. Сатир подчеркивает, что когда во взаимоотношениях возникают скрытые барьеры, зажатые чувства, происходит отдаление от родственников и отвержение части себя. В итоге получается замкнутый круг, так как то, что уже случилось, не изменишь. В таких ситуациях часто требуется помощь психолога в Воронеже.

На консультациях психолога в Воронеже часто приходится прибегать к методу, изобретенному В.Сатиром. Он касается «семейной реконструкции». Для этого группа показывает человеку, как выглядит его семейная история. При этом у человека возникает новый взгляд на своих родителей, без их социальных ролей отца и матери, и это дает силы для более глубокого понимания и всестороннего прощения самых родных людей. Это помогает расшатать сложившиеся стереотипы по отношению к семье, к себе. Восстанавливаются родственные связи, укрепляется «корневая система» между близкими людьми. Приняв свои «истоки» собственное «Я» человека становится богаче, появляется возможность «подпитываться» ресурсами семьи.

Семейная психотерапия нашла отражение и в работах Б. Хеленгера. Им изобретен метод «Построение семьи». Согласно этому методу, все члены семьи, когда-либо исключенные из родственного круга, в силу определенных обстоятельств или особого поведения, восстанавливаются в семейной системе. Даже если человека уже нет среди живых, происходит восстановление памяти о нем, а задача заключается в том, что бы для него найти в сердце достойное место. Есть свое мнение у Б. Хеленгера о взаимоотношениях с родителями. По его утверждению, у ребенка может быть гармония с собой лишь тогда, когда он контактирует с родителями на позитивной волне. Он принимает родителей, и этот процесс не зависит от каких-либо личностных качеств отца и матери. Сложно себе представить, как это будет выглядеть в действительности, когда человек решит, что вот это в родителях я приму, а это противоречит моим понятиям. Родителей стоит принимать без каких-либо условий, такими, какими они есть. И если это принятие состоялось, человеку проще уйти от родителей в «самостоятельное плавание», у него пропадает необходимость искать поводы для недовольства родителями и считать, что они ему чем-то обязаны.

Отношения между родителями и взрослыми детьми имеют драматическую составляющую. И эта ситуация отягощается тем, что при встрече, дети и родители по-прежнему не ощущают реальности времени: одни считают что детям всего 5 лет, другие ведут себя как пятилетние дети, хотя на самом деле им давно за…

Очень часто мы полагаем, что наша естественная реакция на близких и родных людей кажется нам единственно верной. Однако, если более глубоко «проникнуть» в проблему, обнаружится, что мудрости, гибкости, толерантности, которых так не хватает при общении с семьей, нам еще придется поучиться.

Психолог онлайн Лысенко Леонид Сергеевич.

Ссылки на солидарность и амбивалентность

Психологическое старение. Авторская рукопись; доступно в PMC 1 июня 2010 г.

Опубликован в окончательной редакции как:

PMCID: PMC26

NIHMSID: NIHMS94367

Для корреспонденции Кира С. Бердитт, Институт социальных исследований, Мичиганский университет, 426 Томпсон St., Ann Arbor, MI., 48104-2321, [email protected] Окончательная отредактированная версия этой статьи издателем доступна на сайте Psychol Aging См. Другие статьи в PMC, в которых цитируется опубликованная статья.

Abstract

Напряженность является нормой в отношениях между родителем и взрослым ребенком, но мало исследований по темам, которые вызывают наибольшее напряжение, или о том, связано ли напряжение с общим качеством отношений. Взрослые сыновья и дочери в возрасте от 22 до 49 лет, а также их матери и отцы ( N = 158 семей, 474 человека) сообщили об интенсивности различных проблемных тем и качестве отношений (солидарность и амбивалентность) друг с другом. Напряженность варьировалась между семьями и внутри семей в зависимости от поколения, пола и возраста потомства.По сравнению с напряженностью по отдельным вопросам, напряжение в отношениях было связано с более низкой эмоциональной солидарностью и большей амбивалентностью. Полученные данные согласуются с гипотезой разрыва в развитии, которая указывает на то, что напряженность между родителями и детьми является обычным явлением и является результатом несоответствий в потребностях развития, которые различаются в зависимости от поколения, пола и возраста.

Ключевые слова: родитель-ребенок, напряженность, амбивалентность, солидарность, конфликт, межличностные проблемы

Отношения родитель-ребенок — одна из самых длительных и эмоционально напряженных социальных связей.Хотя часто эта связь является позитивной и поддерживающей, она также включает в себя чувства раздражения, напряжения и двойственности (Luescher & Pillemer, 1998). Действительно, родители и их дети сообщают о том, что испытывают напряженность еще долгое время после того, как дети вырастут (Clarke, Preston, Raksin, & Bengtson, 1999; Fingerman, 1996; Morgan, 1989; Shaw, Krause, Chatters, Connell, & Ingersoll-Dayton, 2004; Talbott, , 1990). Однако отсутствует информация о темах, которые вызывают более серьезную напряженность у родителей и их взрослых детей, а также о том, сообщают ли матери, отцы, их сыновья и дочери о напряженности аналогичной интенсивности.Кроме того, неясно, связана ли напряженность с общим качеством отношений. Описание различий в восприятии напряженности и ее связи с качеством отношений между родителями и взрослыми детьми имеет решающее значение из-за последствий, которые эта связь может иметь для общего качества жизни, депрессивных симптомов и здоровья (Fingerman, Pitzer, Lefkowitz, Birditt, & Mroczek , в печати; Lowenstein, 2007; Silverstein & Bengtson, 1997).

В настоящем исследовании были изучены темы, вызывающие напряженность у родителей и их взрослых детей, для достижения двух целей: 1) изучить, варьируется ли интенсивность тем напряженности в зависимости от поколения, пола и возраста взрослых детей, и 2) оценить связи между напряжением. интенсивность, солидарность и двойственность.

Темы напряженности в отношениях родителей и взрослых детей

В широком смысле межличностная напряженность — это раздражение, испытываемое в социальных связях. Поэтому напряженность может варьироваться от незначительного раздражения до открытого конфликта. Гипотезы о заинтересованности в развитии и о расколе в развитии обеспечивают полезную основу для понимания того, почему существует напряженность в отношениях между родителями и взрослыми детьми на протяжении всей жизни. Согласно гипотезе о доле развития, родители более эмоционально вовлечены в отношения, чем взрослые дети, и это различие поколений остается неизменным на протяжении всей жизни (Bengtson & Kuypers, 1971; Rossi & Rossi, 1990; Shapiro, 2004).Фингерман (1996; 2001) расширил гипотезу о ставке развития концепцией разрыва в развитии, в которой она предположила, что напряженность в отношениях между родителями и детьми возникает из-за несоответствий в потребностях развития родителей и их детей. Два раскола, которые характеризуют связь между родителем и взрослым ребенком, включают независимость (также называемую заботой о себе) и важность, придаваемую отношениям (Fingerman, 1996). Эти расколы могут привести к различным темам напряженности и различиям в восприятии напряженности между членами семьи.

Качественные исследования описали темы напряженности в отношениях между родителем и взрослым ребенком, установив, что напряженность является обычным явлением и охватывает широкий круг вопросов (Clarke et al., 1999; Fingerman, 1996; Morgan, 1989; Shaw et al., 2004). ; Talbott, 1990). Эти исследования в основном были сосредоточены на описании напряженности между взрослыми и их родителями, без предоставления теоретических объяснений причин возникновения напряженности или интенсивности этих тем. Более того, мало что известно о том, как восприятие напряженности различается внутри или между семьями, или о том, как эти противоречия влияют на качество отношений.

Мы рассмотрели две теоретические категории тем о напряжении, которые могут объяснить различия в качествах взаимоотношений между взрослыми и их родителями. Напряженность может отражать либо параметры отношений, либо поведение одного из участников отношений (Braiker & Kelley, 1979; Fingerman, 1996). Мы называем эти противоречия отношениями и индивидуальными противоречиями. Напряженность в отношениях относится к тому, как диада взаимодействует, и охватывает вопросы эмоциональной близости и сплоченности или их отсутствия.Индивидуальная напряженность связана с поведением одного члена диады и часто связана с независимостью или заботой о себе. Мы использовали эти категории для группировки напряженности, обнаруженной в литературе (Clarke et al., 1999; Fingerman, 1996; Hagestad, 1987; Morgan, 1989, Talbott, 1990). Напряженность в отношениях включает нежелательные советы, частоту контактов, личностные различия, воспитание детей и прошлые проблемы в отношениях. Индивидуальные противоречия включают работу / образование, финансы, ведение домашнего хозяйства, образ жизни и здоровье.Это исследование включало количественную оценку этой напряженности, позволяющую сравнить оценки родителей и взрослых детей в отношении интенсивности отношений и личных противоречий. Мы определили интенсивность как степень, в которой конкретная тема вызывает напряжение.

Восприятие напряженности по поколениям, полу и возрасту

Раскол в развитии и возникающая в результате напряженность может варьироваться в зависимости от структурного контекста и контекста развития. Мы рассматриваем три фактора, которые особенно важны в отношениях родителей и взрослых детей: поколение, пол и возраст (Росси и Росси, 1990).Во-первых, из-за различий в потребностях в развитии и вложениях в отношения родители и взрослые дети могут по-разному воспринимать темы напряжения. Кларк и его коллеги (1999) обнаружили, что взрослые дети сообщали о большей напряженности в отношении стиля общения и взаимодействия (напряженности в отношениях) по сравнению с другими темами. Фингерман (1996) обнаружил, что дочери сообщали о большем напряжении, связанном с чувством вторжения (напряженность в отношениях), чем их матери. Эти различия могут быть результатом разногласий между родителями и детьми в их взглядах на важность отношений (Bengtson & Kuypers, 1971; Fingerman, 1996).Поскольку родители чувствуют себя более вовлеченными в отношения, чем их дети, они могут сообщать о меньшем напряжении в отношении фундаментальных проблем диадического взаимодействия, тогда как их взрослые дети могут сообщать о большей напряженности в отношениях из-за усилий родителей установить более близкие отношения. Например, родители могут предъявлять больше требований к большему контакту или давать больше нежелательных советов (напряженность в отношениях), чем их дети.

Из-за этих расколов в развитии восприятие личных противоречий также может варьироваться от поколения к поколению.Кларк и его коллеги (1999) обнаружили, что родители сообщали о большей напряженности в отношении привычек и образа жизни взрослых детей (как они тратят свое время и деньги, проблемы, связанные со здоровьем), чем по другим вопросам напряжения. Действительно, родители часто ожидают, что их взрослые дети начнут карьеру, обретут финансовую независимость, выйдут замуж и родят детей. Благополучие родителей часто зависит от успеха их детей в этих ролях (Ryff, Lee, Essex, & Schmutte, 1994). Поскольку родители испытывают сильное желание, чтобы их дети достигли статуса взрослых и независимости (Fingerman & Pitzer, 2007), они могут ощущать более сильное напряжение в отношении независимости и способности своих взрослых детей заботиться о себе и сообщать о более сильных индивидуальных напряжениях, чем их взрослые дети.

Большая часть исследований напряженности между родителями и взрослыми детьми до сих пор была сосредоточена на отношениях между матерью и дочерью или, когда включались отцы и сыновья, не рассматривала результаты отдельно по полу. Однако восприятие напряженности может варьироваться в зависимости от пола. Отношения с дочерьми, как правило, более эмоционально насыщены, связаны с большей близостью и конфликтами (Fingerman, 2001; Smetana, Daddis & Chuang, 2003). Матери также склонны иметь больше близости и конфликтов со своими детьми, чем отцы (Collins & Russell, 1991).В целом напряженность может быть более сильной с матерями или дочерьми, чем с отцами или сыновьями.

Из-за изменений в развитии и связанных с возрастом различий в уровнях развития напряженность, о которой сообщают родители и взрослые дети, также может варьироваться в зависимости от возраста взрослых детей (Fingerman, 1996). Например, семьи с детьми старшего возраста могут испытывать меньшую напряженность из-за увеличения автономии взрослых детей. По мере того как взрослые дети получают работу и заводят новые отношения, родители могут меньше беспокоиться о недостаточной независимости своих взрослых детей.Снижение контактов с детьми по мере взросления также может привести к снижению напряженности (Akiyama, Antonucci, Takahashi, & Langfahl, 2003).

Влияние напряженности на аффективную солидарность и амбивалентность

Напряженность, скорее всего, влияет на качество отношений. В настоящем исследовании рассматриваются два аспекта качества взаимоотношений: аффективная солидарность и амбивалентность. Аффективная солидарность означает положительные чувства между членами семьи, включая привязанность, эмоциональную близость, доверие и уважение (Bengtson & Roberts, 1991; Bengtson, Giarrusso, Mabry, & Silverstein, 2002).Из-за заинтересованности в развитии родители склонны сообщать о большей эмоциональной солидарности со своим потомством, чем их потомство с ними (Shapiro, 2004).

В отличие от солидарности, амбивалентность между поколениями включает конфликтующие чувства или познания, которые возникают, когда социальные структуры не включают четких руководящих принципов для межличностного поведения или отношений (Connidis & McMullin, 2002). Эта социологическая или структурная амбивалентность возникает, когда роли включают противоречивые ожидания в отношении поведения.Пол и поколение являются важными структурными детерминантами амбивалентности в отношениях родителей и взрослых детей. Эта структурная амбивалентность приводит к психологической амбивалентности, которая определяется как переживание положительных и отрицательных чувств по поводу одних и тех же отношений (Luescher & Pillemer, 1998). Например, дочь может одновременно испытывать чувство любви и раздражения по отношению к матери. Скорее всего, факторы, помимо социальных ролей, предсказывают большую или меньшую амбивалентность.В частности, определенные противоречия могут быть связаны с амбивалентностью.

Влияние напряженности на аффективную солидарность и амбивалентность может варьироваться в зависимости от темы напряжения. Фактически, небольшое количество исследований показывает, что напряженность в отношениях между родителем и взрослым ребенком связана с меньшим вниманием к отношениям и амбивалентностью. Фингерман (1996) обнаружил, что матери, которые чувствовали себя исключенными своими дочерьми, меньше уважали отношения. Точно так же дочери, которые сообщали о напряженности из-за того, что их матери не запрашивали совета, выказывали меньше внимания отношениям.Родители сообщали о большей двойственности, когда их дети были слишком заняты, чтобы проводить с ними время (Peters, Hooker, & Zvonkovic, 2006). Взрослые дети сообщали о большей амбивалентности по отношению к родителям, которые раньше были отвергающими и враждебными (Willson, Shuey, & Elder, 2003).

Некоторые исследования показывают возможную связь между индивидуальной напряженностью и качеством отношений. Фингерман (1996) обнаружил, что матери и дочери, которые связывали напряженность с раздражающим поведением / привычками, на больше относились к своим отношениям.Родители склонны сообщать о большей амбивалентности, когда их дети не достигли статуса взрослых (брак, дети и работа) или имеют финансовые трудности (Fingerman, Chen, Hay, Cichy, & Lefkowitz, 2006; Pillemer & Suitor, 2002; Willson, Shuey, Elder, & Wickrama, 2006). Родители также сообщают о большей амбивалентности, когда взрослые дети оказывают помощь и поддержку в решении их проблем со здоровьем (Spitze & Gallant, 2004). Точно так же взрослые дети склонны сообщать об амбивалентности, когда они ожидают заботы родителей и проблем со здоровьем (Willson et al., 2003; Wilson et al., 2006). Напряженность в отношениях, скорее всего, имеет большее влияние на общее восприятие отношений, чем индивидуальная напряженность, потому что она связана с фундаментальной напряженностью во взаимодействии диады.

Настоящее исследование

Настоящее исследование стремилось внести вклад в литературу о взаимоотношениях между поколениями несколькими способами. В отличие от предыдущего исследования, в котором описывалась напряженность и / или исключались отцы и сыновья, мы включили рейтинги напряженности со стороны матерей, отцов и их сыновей и дочерей молодого и среднего возраста.Кроме того, мы исследовали связи между напряжением, аффективной солидарностью и амбивалентностью. В этом исследовании были изучены два вопроса:

1) Различаются ли представления об отношениях и индивидуальной напряженности в зависимости от поколения, пола родителей, пола взрослого ребенка и возраста взрослого ребенка?

Основываясь на гипотезах о ставке развития и расколе, а также на предыдущих качественных исследованиях напряженности, мы предсказали, что родители будут сообщать о более сильных личных напряжениях, чем их взрослые дети (из-за опасений за независимость своих детей), а взрослые дети будут сообщать о более интенсивных напряжениях в отношениях. чем их родители (из-за раздражения по поводу того, что родители больше вкладывают средства в галстук; Кларк и др., 1999; Пальчик, 1996). Кроме того, основываясь на литературе, посвященной гендерным конфликтам и конфликтам между родителями и детьми, мы предсказали, что диады с матерями или дочерьми будут сообщать о более сильной напряженности, чем диады с отцами или с сыновьями. Мы также предсказали, что семьи со взрослыми детьми старшего возраста будут сообщать о меньшей напряженности из-за увеличения автономии взрослых детей и уменьшения контактов.

2) Связаны ли отношения и индивидуальная напряженность с качеством отношений (аффективная солидарность и амбивалентность)?

Поскольку напряженность в отношениях связана с общими проблемами диадного взаимодействия, а не с поведением одного члена диады, мы предсказали, что члены семьи, сообщающие о более интенсивных напряжениях в отношениях, будут сообщать о более низкой солидарности и более высокой амбивалентности.Мы предположили, что связь между напряженностью в отношениях и качеством отношений будет больше, чем связь между индивидуальной напряженностью и качеством отношений.

Метод

Участники

Участники были из исследования семьи взрослых (Fingerman, Lefkowitz, & Hay, 2004), которое включало 158 ( N = 474) семейных триад (мать, отец, взрослый ребенок), проживающих в Филадельфии. территория города. Участники прошли индивидуальные телефонные и видеозаписи интервью, а также оценили напряженность и качество отношений на бумаге и карандашом.включает образец описания. Отбор участников включал метод стратифицированной выборки по возрасту взрослого ребенка (от 22 до 33, от 34 до 49), полу и этнической принадлежности взрослых детей. Набор большей части выборки происходил из списка, приобретенного у Genesys Corporation (85%), а оставшаяся часть (15%) — из удобной выборки (например, снежный ком, реклама и церковные бюллетени). Метод удобной выборки помог увеличить выборку афроамериканцев и добиться большего разброса в качестве взаимоотношений (Karney, Davila, & Cohan, 1995).Процедуры выборки происходили с равным распределением по стратификационным группам по полу, возрасту и этнической принадлежности.

Таблица 1

Характеристики выборки

32
Взрослые Дети
( n = 158)
Отцы
( n = 158)
Матери
( n = 158)
Средние и стандартные отклонения
Возраст 34.97 63,00 61,26
(7,28) (9,27) (8,79)
(1,97) (2,80) (2,66)
Самостоятельно заявленное физическое здоровье a 3,75 3.34 3,27
(0,85) (0,94) (1,01)
Пропорции
Женщины 0,52 0,00 1,00
Этническая принадлежность 0,32 0,32
Американец европейского происхождения 0,68 0,68 0,68
Семейное положение Повторный брак 0,61 0,90 0,89
Другое 0,39 0,10 0.11

Родители завершили измерения, касающиеся напряженности и качества их отношений с целевым ребенком, и целевой ребенок сообщил о каждом из своих родителей. Триады состояли из взрослых детей (в возрасте от 22 до 49 лет; 48% мужчин) и их матерей и отцов (в возрасте от 40 до 84 лет), которые жили в пределах 50 миль друг от друга. Исследователи не включали тех, кто вместе проживал в исследовании. Треть выборки составляли афроамериканцы, а оставшаяся часть — европейские американцы.В общей сложности 61% взрослых детей состояли в браке, и 87% родителей состояли в браке друг с другом. Всего 4 отца не выполнили измерения напряженности.

Меры

Напряженность

Участники заполнили меру из 16 пунктов, оценивающую степень, в которой они испытали напряженность со своим взрослым ребенком / матерью / отцом за последние 12 месяцев в отношении конкретных проблемных тем. Мы извлекли темы напряженности из предыдущего исследования напряженности родителей и взрослых детей (Clarke et al., 1999; Fingerman, 1996, Hagestad, 1987; Морган, 1989; Talbott, 1990).

Указания по измерению напряжения были следующими: «Ниже приведены вопросы, которые могут вызвать напряжение между родителями и их взрослым сыном или дочерью. Напряжение означает, что по крайней мере один человек обеспокоен, даже если он не говорит об этом. Укажите степень, в которой каждая из этих проблем вызывает напряжение у вас или вашего родителя / ребенка по шкале от: 1 ( совсем не ), 2 ( немного ), 3 ( примерно ), 4 ( совсем немного ), до 5 ( очень много ).Таким образом, каждая напряженная тема получила оценку интенсивности напряженности.

Когда напряженность касалась родителей или взрослого ребенка (например, домашнее хозяйство, работа, финансы, здоровье и воспитание детей), мы спрашивали о напряженности отдельно для родителей и взрослых детей. Когда напряжение относилось к диадическим взаимодействиям (например, личностным различиям), мы спрашивали о напряженности только один раз.

Мы рассматривали напряженность как две шкалы: отношения и индивидуальные напряжения. Мы создали весы, вычислив среднее значение элементов.Чтобы проверить обоснованность этих двух теоретических категорий, восемь исследователей социальных наук сгруппировали темы в две категории. Если по крайней мере шесть оценщиков (0,75) соглашались по теме, мы считали это допустимым примером категории. Напряженность во взаимоотношениях включала: частоту контактов, личностные различия, нежелательные советы, прошлые проблемы в отношениях и воспитание детей. Индивидуальные противоречия включали: финансы, ведение домашнего хозяйства, образ жизни, работу / образование и здоровье. Все противоречия, кроме двух: политика / религия и отношение к другим, подпадают под эти две категории.Альфа Кронбаха продемонстрировала статистическую надежность теории двух категорий; 0,75 для напряженности в отношениях и 0,86 для индивидуальной напряженности.

Аффективная солидарность

Мы оценили положительные чувства по поводу взаимоотношений с помощью индекса аффективной солидарности Бенгтсона (Bengtson & Schrader, 1982), в котором участники указали, насколько они доверяют, понимают, уважают, испытывают привязанность и чувствуют своего взрослого ребенка / матери. / отец является удовлетворительным от 1 ( не очень хорошо, ) до 5 ( очень хорошо, ).Общая оценка складывается из пяти пунктов ( α = 0,85).

Амбивалентность

Как это часто бывает в появляющейся литературе, относящейся к амбивалентности (Fingerman et al., 2006; Willson et al., 2003), мы создали меру амбивалентности с оценками положительных и отрицательных аспектов отношений, первоначально использовавшихся в исследование American Changing Lives (Umberson, 1992). Хотя косвенные оценки могут отражать восприятие различий в отношениях между социальными партнерами (Priester & Petty, 2001), этот подход связан с другими мерами амбивалентности (Willson et al., 2003) и может быть более эффективным, чем прямой опрос участников об их смешанных чувствах (Pillemer & Suitor, 2002). Людям может быть трудно оценить свои смешанные чувства, но меньше проблем с оценкой того, насколько они позитивны и негативны (Luescher & Pillemer, 1998). Положительная оценка включала два пункта (насколько он / она заставляет вас чувствовать себя любимыми и заботливыми, насколько он / она вас понимает). Отрицательная оценка включала два пункта (насколько он / она вас критикует, насколько он / она предъявляет к вам требования) с оценками от 1 (, совсем не ) до 5 ( — очень много, ).Мы использовали формулу подобия и интенсивности компонентов Гриффина для расчета амбивалентности [(положительный + отрицательный) / 2- | положительный — отрицательный |] + 1,5 (Thompson, Zanna, & Griffin, 1995). Более высокие баллы отражают большую амбивалентность.

Поколение, пол и возраст

Поколение и пол родителей включали четыре категории: 1 ( взрослых детей, сообщающих об отце ), 2 ( взрослых детей, сообщающих о матери ), 3 ( матери, сообщающих о взрослом ребенке ) ), и 4 ( отец, сообщающий о взрослом ребенке) .Мы разделили семьи по возрасту и полу взрослых детей на: 0 ( в возрасте от 22 до 33 ), 1 ( в возрасте от 34 до 49 ) и 0 ( дочь ), 1 ( сын ).

Ковариаты

Мы кодировали этническую принадлежность как 0 ( европейский американец ), 1 ( афроамериканец ). Образование состояло из количества завершенных лет обучения (от 7 до 18). Участники оценили свое здоровье от 1 ( плохо, ) до 5 (, отлично, ). Участники также заполнили шкалу управления впечатлениями из 10 пунктов Сбалансированного перечня социально желательных реакций (Paulhus, 1984; 1991), чтобы проверить, в какой степени участники представили положительный имидж, а не ответили правдиво.Участники указали согласие от 1 ( не соответствует действительности ) до 7 ( очень верно ) с такими пунктами, как: «Иногда я лгу, если мне нужно» и «Я никогда не брал вещи, которые мне не принадлежат» ( α = 0,66).

Стратегия анализа

Поскольку данные включали нескольких респондентов в одной семье (т. Е. Взрослого ребенка, матери и отца), а дети сообщили об обоих родителях, мы использовали многоуровневое моделирование для учета вложенных данных (SAS PROC MIXED; Littell , Милликен, Строуп и Вольфингер, 1996; Зингер, 1998).PROC MIXED идеально подходит для этого типа данных, в котором существует несколько зависимостей (например, между членами семьи и между ответами одного и того же человека). В частности, мы оценили модели, которые включали случайный семейный эффект (подразумевающий корреляцию наблюдений внутри одной семьи) и случайный родитель / ребенок в семейном эффекте, который позволял матери и отцу сообщать об одном и том же ребенке и отчетам ребенка об обоих родителях. коррелировать. Модели включали два уровня, в которых переменные верхнего уровня включали характеристики семейной триады (например,g., возраст взрослого ребенка, пол взрослого ребенка, этническая принадлежность), а переменные более низкого уровня включали характеристики родителя или взрослого ребенка (например, пол родителя, оценки напряженности или качества отношений, социально желаемый ответ, здоровье). Характеристики верхнего уровня варьировались между семьями, тогда как переменные более низкого уровня варьировались внутри семьи. Мы рассматривали этническую принадлежность, образование и здоровье как коварианты, потому что они часто связаны с качеством отношений (Birditt & Antonucci, 2007; Hill & Sprauge, 1999) и социально желательной реакцией, потому что люди могут сообщать о менее сильной напряженности, чтобы казаться социально желательными (Birditt И Fingerman, 2003).В целях экономии времени ковариаты не отображаются в таблицах.

Анализ состоял из трех этапов. Сначала мы провели описательный анализ. Затем мы оценили модели, чтобы оценить, варьируется ли интенсивность тем напряженности в зависимости от поколения, пола родителей, пола взрослого ребенка и возраста взрослого ребенка. Таким образом, шкалы для тем взаимоотношений и отдельных тем были переменными результата. Наконец, мы оценили модели, чтобы изучить связи между интенсивностью темы напряженности, аффективной солидарностью и амбивалентностью.Индивидуальные противоречия и напряженность в отношениях были предикторами, а шкалы качества отношений — результатами.

Результаты

Результаты представлены в трех разделах. В первом разделе мы суммируем описательную статистику. Во втором и третьем разделах мы описываем результаты двух наборов многоуровневых моделей, изучающих, варьируется ли напряженность в зависимости от характеристик семьи, родителей и их взрослых детей, и предсказывает ли напряженность различия в качестве отношений.

Описательные

Мы рассчитали описательную статистику, чтобы дать общую картину интенсивности напряженности, агрегированной между родителями и взрослыми детьми. Напряженность в отношениях была немного более интенсивной ( M = 1,89, SD = 0,76), чем индивидуальная напряженность согласно парному выборочному t-критерию ( M = 1,83, SD = 0,75; t = 2,46 , с <. 05). Хотя средние оценки интенсивности были довольно низкими, 94% участников отметили, по крайней мере, небольшое напряжение в отношении хотя бы одной из тем взаимоотношений или индивидуального напряжения.Корреляции выявили относительно высокую связь между отношениями и индивидуальной напряженностью ( r = 0,71, p <0,01). Хотя исследования показывают, что проблемными являются только корреляции выше 0,80 (Licht, 1995), мы рассмотрели, были ли проблемы из-за мультиколлинеарности в более поздних анализах. включает все другие корреляции.

Таблица 2

Корреляции между напряжениями и переменными качества взаимоотношений

9014 903

Темы напряженности по поколениям, полу и возрасту взрослых детей

Мы использовали двухуровневые многоуровневые модели, чтобы проверить, варьируется ли интенсивность отношений и индивидуальная напряженность в зависимости от поколения, пола и возраста взрослого ребенка с двумя моделями: одна для напряженности в отношениях и один для индивидуальных напряжений ().Поскольку ни одно из взаимодействий между возрастом, полом и поколением не было значимым, мы удалили их из моделей. Чтобы изучить различия по полу родителей и поколений, мы включили четыре запланированных контраста (мать против ребенка, отец против ребенка, мать против отца, восприятие ребенком матери и отца).

Таблица 3

Интенсивность взаимоотношений и индивидуальная напряженность в зависимости от поколения, пола и возраста взрослого ребенка

Отношения
напряжений
Индивидуальные
напряженности
Аффективная
солидарность
Индивидуальное напряжение 71 **
Аффективная солидарность -.43 ** −.22 **
Амбивалентность .44 ** .33 ** −.52 **
между семьей 9011 9017 0,09 2 логарифм вероятности
Родство Индивидуальное
B SE B F B SE B F
Поколение / пол родителя 280 * 6,00 **
Запланированные контрасты 9044 9044 9044 2,34 11,76 **
Мать против взрослого ребенка 0,09 6.93 **
Мать против отца 1,21 0,40
Ребенок о матери против отца 2,06
Пол взрослого ребенка (сына) −0,17 0,08 5,00 * −0,16 0.08 4,03 *
Возраст взрослого ребенка (от 34 до 49 лет) 0,17 0,08 4,74 * 0,08 0,08 1,00
0,14 0,03 4,98 ** 0,17 0,03 5,43 **
Разница между родителями и детьми в семье 0,002 0.03 0,10 0,02 0,02 0,90
Остаточная дисперсия 0,34 0,03 12,05 ** 0,29 0,29
1237,4 ** 1206,5 **

Как и ожидалось, напряженность в отношениях варьировалась в зависимости от пола (родителя и взрослого ребенка) и в зависимости от возраста взрослый ребенок, но возрастной эффект оказался противоположным ожидаемому направлению.В тексте приведены расчетные средства, помогающие интерпретировать запланированные контрасты, представленные в. Потомство сообщило о более сильной напряженности в отношениях со своими матерями ( M = 1,92, SE = 0,06), чем с отцами ( M = 1,76, SE = 0,06). Семьи с дочерьми ( M = 1,96, SE = 0,05) сообщили о более сильной напряженности в отношениях, чем семьи с сыновьями ( M = 1,79, SE = 0,06). Семьи со взрослыми детьми ( M = 1.96, SE = 0,06) сообщили о более сильной напряженности в отношениях, чем семьи с младшими взрослыми детьми ( M = 1,79, SE = 0,06). Напряженность в отношениях между матерями и отцами и поколениями не различалась.

Индивидуальное напряжение зависит от поколения и пола ребенка. Согласно гипотезе, матери ( M = 1,94, SE = 0,06) и отцы ( M = 1,90, SE = 0,06) сообщили о более сильной индивидуальной напряженности в отношении своих матерей, чем взрослые дети ( M ). = 1.76, SE = 0,06) или отцов ( M = 1,67, SE = 0,06). Семьи с дочерьми сообщили о более сильной индивидуальной напряженности ( M = 1,90, SE = 0,06), чем семьи с сыновьями ( M = 1,74, SE = 0,06). Индивидуальная напряженность не зависела от пола родителей или возраста взрослого ребенка.

Напряженность, аффективная солидарность и амбивалентность

В следующем анализе мы использовали двухуровневые многоуровневые модели для изучения взаимосвязей между отношениями и индивидуальной напряженностью, аффективной солидарностью и амбивалентностью ().Из-за высокой корреляции между индивидуальным напряжением и напряжением во взаимоотношениях мы оценили модели с двумя шкалами вместе в качестве предикторов в одних и тех же моделях, а также с двумя шкалами в качестве предикторов в отдельных моделях, чтобы проверить, были ли проблемы при оценке параметров из-за множества факторов. коллинеарность. Когда предикторы были введены вместе, мы обнаружили, что индивидуальная напряженность предсказывала большую аффективную солидарность, но не показывала связи с амбивалентностью, тогда как напряженность в отношениях предсказывала более низкую аффективную солидарность и большую амбивалентность.Мы обнаружили разные результаты, когда предикторы вводились отдельно, что указывает на возможные проблемы с оценкой из-за мультиколлинеарности. Таким образом, мы представляем модели с введенными отдельно шкалами. Мы оценили четыре модели с аффективной солидарностью и амбивалентностью как результаты, а индивидуальную напряженность (модели 1 и 3) и напряженность в отношениях (модели 2 и 4) как отдельные предикторы. Мы включили поколение / пол родителей, пол взрослого ребенка, возраст взрослого ребенка, самооценку здоровья, социальную желательность, образование и этническую принадлежность в качестве ковариат.

Таблица 4

Аффективная солидарность и амбивалентность как функция интенсивности напряжения

0 Модель 3 0 Модель 3 0 90 082 08 08 *
Аффективная солидарность Амбивалентность
Модель 1 Модель 2 Модель 3
B SE B F B SE B F

900 SE F B SE B F
Межличностное напряжение
Отношение -1.62 0,18 81,37 ** 0,60 0,06 103,65 ** -0,68 0,19 12,13 ** 0,41 0,06 41,68 **
Разница между семействами8 0,59 5,26 ** 3,87 0,68 5,67 ** 0,13 0,05 2,49 ** 0,19 0,06
Разница между родителями и детьми
внутри семьи
0,05 0,46 0,10 0,08 0,49 0,15 0,11 0,06 1,74 0,06 1,29
Остаточная дисперсия 6,18 0,51 12,14 ** 6,66 0,55 12,17 12,17 0,76 0,06 12,16 **
— 2 логарифмическая вероятность 2960,60 ** 3027.80 ** 1637.30 ** 1692.10 **

Модели и аффективные связи между ними. Как и предполагалось, более сильная напряженность в отношениях предсказывала меньшую аффективную солидарность. Более сильная индивидуальная напряженность также предсказывала более низкую солидарность. Модели, предсказывающие амбивалентность, показали, что более интенсивные отношения и индивидуальная напряженность предсказывают большую амбивалентность.Поскольку предыдущая литература показала, что напряженность в отношениях предсказывает более низкое качество отношений, чем индивидуальная напряженность, мы сравнили силу связи между напряженностью в отношениях и качеством отношений с силой связи между индивидуальной напряженностью и качеством отношений. В частности, мы статистически сравнили степень согласия моделей с оценками логарифмического правдоподобия −2 (Singer & Willett, 2003). Оценка степени согласия включает вычитание оценок логарифмического правдоподобия −2 для двух моделей и изучение разницы в распределении хи-квадрат со степенью свободы 1.Сравнение показателей согласия показало, что модели с напряжением в отношениях как предиктором аффективной солидарности и амбивалентности обладают значительно лучшим соответствием, чем модели с индивидуальным напряжением как предиктором аффективной солидарности и амбивалентности ( p <0,01) .

Обсуждение

Используя уникальную выборку триад европейского и афроамериканского родителей и взрослого ребенка, это исследование поддерживает гипотезу эволюционного раскола и вносит свой вклад в литературу по нескольким направлениям.Настоящее исследование показало, что большинство родителей и взрослых детей испытывали хотя бы небольшое напряжение друг с другом. Кроме того, влияние этих напряжений на качество отношений варьировалось в зависимости от темы напряжения, при этом некоторые темы напряжения более тесно связаны с общим качеством отношений, чем другие. Это исследование также показывает, что структурные или возрастные различия в интенсивности напряжения не всегда совпадают по темам напряжения. Например, хотя потомки сообщали о более сильной напряженности в отношениях с матерями, чем с отцами, не было различий между матерями и отцами в их восприятии отношений или личных противоречий.Также были отмечены возрастные различия в сообщениях о напряженности в отношениях, но не было таких различий в сообщениях об индивидуальной напряженности.

Напряженность по поколениям, полу и возрасту

Родители и взрослые дети в одних и тех же семьях по-разному воспринимали интенсивность напряжения. Интересно, что, несмотря на высокую корреляцию между отношениями и индивидуальной напряженностью, ее предикторы различались. В соответствии с нашей гипотезой, матери и отцы сообщали о более сильной индивидуальной напряженности (например,g., финансы, образование и здоровье), чем их взрослые дети. Этот результат аналогичен подростковой литературе, в которой говорится, что родители больше расстраиваются из-за конфликтов с детьми-подростками и что они склонны размышлять об этих взаимодействиях больше, чем их дети (Larson & Richards, 1994; Steinberg, 2001). Этот вывод особенно интересен, потому что он указывает на то, что родители все еще больше расстраиваются, когда дети становятся старше, но что различия между поколениями специфичны для личных противоречий, а не для напряженности в отношениях.Этот вывод может отражать гипотезу о ставке в развитии или концепцию раскола в развитии, при которой большее внимание родителей к узам также может привести к большему напряжению родителей (Fingerman, 1996). Различия между поколениями в восприятии личных противоречий могут быть признаком того, что родители хотят, чтобы их дети достигли независимого статуса. Родители часто обеспокоены независимостью своих детей и продолжают прилагать усилия, чтобы социализировать своих детей во взрослой жизни (Fingerman & Pitzer, 2007).Родители могут предпочесть приписать напряженность индивидуальной напряженности, а не напряженности в отношениях, как средство поддержания близких отношений со своими детьми.

Хотя мы предсказывали, что взрослые дети будут сообщать о более интенсивных темах напряженности в отношениях, чем их родители, мы не обнаружили различий между поколениями в сообщениях на эти темы напряженности. Напряженность в отношении параметров отношений может быть результатом продолжающейся межличностной динамики, а не структурных переменных.Например, эти противоречия могут включать в себя проблемы, возникшие в начале отношений и сохраняющиеся на протяжении всей жизни. Кроме того, поскольку эти противоречия связаны с восприятием диадических взаимодействий, возможно, что оба индивида с большей вероятностью воспримут наличие проблемы по сравнению с индивидуальными напряжениями, которые связаны с одним из индивидов, а не диадой. Например, родители могут никогда не сообщать о своем раздражении по поводу финансового положения своего взрослого ребенка (индивидуального напряжения), тогда как напряжение в отношении личностных различий может быть более очевидным при взаимодействии друг с другом.

Это исследование также продемонстрировало, что гендерные различия детей в интенсивности конфликта, которые обычно обнаруживаются в исследованиях родителей и подростков, по-видимому, сохраняются и во взрослой жизни (Smetana et al., 2003). Семьи с дочерьми сообщили, что отношения и индивидуальная напряженность были более сильными, чем семьи с сыновьями. Этот вывод согласуется с исследованиями, показывающими, что отношения с дочерями более эмоционально насыщены, чем отношения с сыновьями (Rossi & Rossi, 1990).В семьях могут быть более сильные трения с дочерьми, потому что родители больше контактируют с дочерьми, чем с сыновьями.

Мы предсказывали, что матери будут сообщать о более сильной напряженности, чем отцы. Однако не было различий между отцами и матерями в их отчетах об интенсивности напряжения. Отсутствие различий между матерями и отцами в их восприятии является несколько неожиданным, учитывая, что матери часто сообщают о большей заинтересованности и эмоциональной напряженности в отношении своих детей, чем отцы (Collins & Russell, 1991; Rossi & Rossi, 1990).Этот вывод также удивителен, учитывая, что в подростковой литературе указывается, что пол родителей часто является более значимым предиктором моделей взаимодействия, чем пол ребенка (Hauser et al., 1987; McHale, Crouter, & Whiteman, 2003). Различия между отцами и матерями могут исчезнуть по мере взросления, когда родители станут старше, а темы напряженности станут менее специфичными для пола. Например, теория гендерной интенсификации предполагает, что дети испытывают усиление гендерных ролей в подростковом возрасте, что совпадает с большей социализацией родителей по половому типу (Hill & Lynch, 1983).Однако эмпирическая литература по этой теории показала, что это усиление сильно зависит от контекста (Alfieri, Ruble & Higgins, 1996; Crouter, Manke, & McHale, 1995). Поэтому проблемы во взрослом возрасте могут быть более гендерно нейтральными (по сравнению с подростковым возрастом) и могут вызывать меньшие гендерные различия в том, как родители относятся к отношениям. Следовательно, родители могут столкнуться с уменьшением своих родительских ролей в зависимости от пола, что приведет к более идиосинкразическим отношениям.

Интересно, что хотя матери и отцы одинаково воспринимали напряженность, потомки сообщали о более сильной напряженности в отношениях со своими матерями, чем с отцами.Это открытие может быть связано с более сильным чувством близости матери со своим потомством, чем отцов (Rossi & Rossi, 1990). Матери могут требовать большей близости и, как правило, более навязчивы, чем отцы (Fingerman, 1996).

Мы предсказывали, что семьи с детьми старшего возраста будут сообщать о меньшей напряженности в целом из-за возрастного увеличения автономии детей и уменьшения частоты контактов, но вместо этого обнаружили, что семьи со взрослыми детьми более старшего возраста сообщают о более сильной напряженности в отношениях.В соответствии с гипотезой разногласий в развитии родители и взрослые дети могут испытывать все более противоречивые представления о важности своих отношений друг с другом. Дети среднего возраста могут быть менее вовлечены в связь между родителями и детьми, чем дети младшего возраста, потому что они с большей вероятностью создали свои собственные семьи и столкнулись с многочисленными ролевыми требованиями. Таким образом, в то время как родители становятся более заинтересованными в своих отношениях со своими взрослыми детьми, взрослые дети могут становиться все менее заинтересованными по мере взросления, создавая еще более сильную напряженность в отношениях.

Напряженность, аффективная солидарность и амбивалентность

Как и предполагалось, напряженность в отношениях более тесно связана с качеством отношений, чем индивидуальная напряженность. И отношения, и индивидуальная напряженность предсказывали большую амбивалентность и меньшую аффективную солидарность, но напряженность в отношениях была более тесно связана с качеством отношений, чем отдельные темы напряжения. Эти результаты важны, потому что они показывают, что, хотя большинство родителей и взрослых детей испытывают хотя бы небольшое напряжение, некоторые темы напряжения могут быть более вредными для отношений, чем другие.Для родителей и их детей важно поддерживать хорошие отношения на протяжении всей жизни по ряду причин. Например, качество отношений связано с благополучием и здоровьем (Fingerman et al., В печати; Lowenstein, 2007; Silverstein & Bengtson, 1991), а отношения между родителями и детьми являются важным источником поддержки и помощи для как родители, так и дети (Silverstein & Bengtson, 1997; Shaw et al., 2004).

Кроме того, интересно, что противоречия по отдельным темам могут отрицательно сказаться на взглядах родителей и детей друг на друга в целом.Напряженность в отношениях связана с фундаментальными проблемами диадического взаимодействия. Таким образом, интуитивно понятно, что напряженность в отношениях будет иметь большее значение для общего негативного мнения об отношениях. Возможно, эти темы напряженности вредны, потому что они представляют собой давние противоречия, которые трудно изменить. Действительно, исследователи обнаружили, что отрицательные детские переживания связаны с амбивалентными чувствами во взрослом возрасте (Willson et al., 2003). Исследователи также обнаружили, что нежелательные советы связаны с меньшим вниманием друг к другу в отношениях матери и дочери (Fingerman, 1996).Эта более глобальная напряженность в отношениях может иметь широкое влияние на то, как родители и дети смотрят друг на друга в целом, что в конечном итоге может иметь последствия для обмена поддержкой, здоровья и благополучия.

Вывод настоящего исследования о том, что индивидуальная напряженность предсказывает более низкое качество отношений, согласуется с результатами исследования, касающегося амбивалентности в отношениях родитель-ребенок. В этих исследованиях изучались связи между структурными переменными (например, уход, брак, карьера, финансы) и амбивалентностью (Pillemer & Suitor, 2002; Willson et al., 2006) и обнаружил, что родители и взрослые дети сообщают о большей амбивалентности, когда дети не достигли статуса взрослых и независимости. Индивидуальные противоречия в этом исследовании могут отражать беспокойство и раздражение родителей по поводу прогресса их детей во взрослом возрасте. Это исследование продвигает эти результаты еще дальше и показывает, что родители и взрослые дети, сообщающие об этой напряженности, также сообщают о большей амбивалентности и меньшей аффективной солидарности. Интересно, что личная напряженность менее вредна для качества отношений, чем напряженность в отношениях.Возможно, родители и дети с меньшей вероятностью будут сообщать о своем раздражении относительно личных противоречий. Например, родители могут испытывать раздражение по поводу финансов или образования своих детей, о котором они никогда не сообщают, и, таким образом, эти проблемы менее пагубно сказываются на отношениях в целом. Также возможно, что эти противоречия менее вредны, потому что они отражают беспокойство или беспокойство друг о друге, а не фундаментальные проблемы во взаимоотношениях.

Ограничения и направления будущих исследований

Есть несколько ограничений, на которые следует обратить внимание в будущих исследованиях.Эта выборка несколько необычна и может быть весьма функциональной, поскольку большинство родителей все еще состояли в браке и желали участвовать в обширном опросе. Таким образом, хотя мы стремились разработать более полную оценку напряженности, мы, возможно, недостаточно представили семьи, которые менее функциональны и могут испытывать более серьезные напряжения, такие как пренебрежение, жестокое обращение, химическая зависимость и психологические расстройства. Из поперечного дизайна также неясно, предсказывает ли качество отношений (амбивалентность, аффективная солидарность) изменения интенсивности напряженности или наоборот, и будущие исследования должны изучить эти ассоциации с течением времени.Кроме того, ученые подвергли критике косвенное измерение амбивалентности, поскольку высокие баллы могут отражать дифференцированный взгляд на тему или восприятие разногласий между социальными партнерами, а не одновременные положительные и отрицательные чувства (Priester & Petty, 2001). В будущей работе следует учитывать последствия напряженности как для косвенной, так и для прямой оценки амбивалентности. Наконец, дальнейшие исследования должны оценить типы стратегий выживания, используемых в ответ на напряженность.Например, некоторые родители и взрослые дети могут избегать обсуждения определенного напряжения, в то время как другие могут спорить. Эти разные стили могут иметь уникальные последствия для качества отношений (Birditt & Fingerman, 2005; Fingerman, 1998).

Это исследование продвигает эту область, исследуя восприятие тем напряженности среди матерей, отцов и взрослых детей и последствия этих напряжений для аффективной солидарности и амбивалентности. Это исследование также очень необычно из-за большого количества включенных в него афроамериканских семей.Большинство исследований в семейной литературе охватывало только американцев европейского происхождения. Таким образом, наши результаты более распространены на разнообразную популяцию. Это исследование демонстрирует важность рассмотрения нескольких точек зрения на отношения. Родители и взрослые дети, состоящие в одних и тех же отношениях, по-разному воспринимают причины напряженности, и это восприятие может по-разному влиять на качество отношений. Напряженность связана с большей амбивалентностью и более низкой аффективной солидарностью.Исследователям и практикам важно осознавать, что восприятие напряженности различается между семьями, внутри семьи и внутри человека в отношении различных отношений. Это исследование также показывает, что структурные и связанные с развитием вариации напряженности во многом зависят от темы напряжения и что некоторые темы напряжения могут быть более вредными для отношений, чем другие. Эти результаты имеют важное значение из-за длительного и далеко идущего воздействия отношений родитель-ребенок на благополучие, здоровье и поддержку.Следующие шаги включают изучение того, как родители и взрослые дети справляются с напряжением, и последствия этого напряжения для качества отношений с течением времени.

Благодарности

Это исследование было поддержано грантом R01AG17916 «Проблемы между родителями и потомством во взрослом возрасте» и R01 AG027769, «Психология передачи из поколения в поколение» Национального института старения. Мы хотели бы поблагодарить Кристин Айроуч и Программу развития жизненного пути за их полезные комментарии.Мы также хотели бы поблагодарить Кристину Хартман и Николь Фриззелл за их помощь в подготовке рукописи и Брэди Уэста за его помощь со статистическими моделями.

Сноски

Заявление издателя: Следующая рукопись является окончательно принятой рукописью. Он не подвергался окончательному редактированию, проверке фактов и корректуре, необходимой для официальной публикации. Это не окончательная версия, проверенная издателем. Американская психологическая ассоциация и ее Совет редакторов отказываются от какой-либо ответственности или обязательств за ошибки или упущения в этой версии рукописи, любой версии, полученной из этой рукописи NIH или другими третьими сторонами.Опубликованная версия доступна по адресу http://www.apa.org/journals/pag/

Более ранняя версия этой статьи была представлена ​​на собрании Геронтологического общества Америки в Далласе, штат Техас, ноябрь 2006 г., и в Обществе Встреча по изучению человеческого развития State College, PA, октябрь 2007 г.

Ссылки

  • Akiyama H, Antonucci T, Takahashi K, Langfahl ES. Негативное взаимодействие в близких отношениях на протяжении всей жизни. Журналы геронтологии: Серия B: Психологические и социальные науки.2003; 58: P70 – P79. [PubMed] [Google Scholar]
  • Альфиери Т., Рубль DN, Хиггинс ET. Гендерные стереотипы в подростковом возрасте: изменения в развитии и переход в неполную среднюю школу. Психология развития. 1996; 32: 1129–1137. [Google Scholar]
  • Бенгтсон В., Джарруссо Р., Мабри Дж. Б., Сильверштейн М. Солидарность, конфликты и амбивалентность: взаимодополняющие или конкурирующие взгляды на отношения между поколениями? Журнал брака и семьи. 2002. 64: 568–576. [Google Scholar]
  • Bengtson VL, Kuypers JA.Различия между поколениями и ставка развития. Старение и человеческое развитие. 1971; 2: 249–260. [Google Scholar]
  • Bengtson VL, Roberts REL. Солидарность поколений в стареющих семьях: пример построения формальной теории. Журнал брака и семьи. 1991; 53: 856–870. [Google Scholar]
  • Bengtson VL, Schrader SS. Родительско-дочерние отношения. В: Mangen DJ, Peterson WA, редакторы. Социальные роли и социальное участие. Университет Миннесоты Пресс; Миннеаполис, Миннесота: 1982.С. 115–129. [Google Scholar]
  • Birditt KS, Antonucci TC. Характеристики качества взаимоотношений и благополучия взрослых в браке. Журнал семейной психологии. 2007; 21: 595–604. [PubMed] [Google Scholar]
  • Birditt KS, Fingerman KL. Возрастные и гендерные различия в описаниях взрослых эмоциональных реакций на межличностные проблемы. Журналы геронтологии: Психологические науки. 2003; 58: P237 – P245. [PubMed] [Google Scholar]
  • Birditt KS, Fingerman KL. Становимся ли мы лучше в выборе сражений? Возрастные различия в описании поведенческих реакций на межличностную напряженность.Журналы геронтологии: Психологические науки. 2005; 60B: P121 – P128. [PubMed] [Google Scholar]
  • Braiker H, Kelley HH. Конфликт в развитии близких отношений. В: Берджесс Р.Л., Хьюстон Т.Л., редакторы. Социальный обмен в развитии отношений. Академическая пресса; Нью-Йорк: 1979. С. 135–168. [Google Scholar]
  • Кларк Э., Престон М., Раксин Дж., Бенгтсон В.Л. Типы конфликтов и трений между старшими родителями и взрослыми детьми. Геронтолог. 1999; 39: 261–270. [PubMed] [Google Scholar]
  • Коллинз А., Рассел С.Отношения мать-ребенок и отец-ребенок в среднем детстве и юности: анализ развития. Обзор развития. 1991; 11: 99–136. [Google Scholar]
  • Connidis IA, McMullin JA. Социологическая амбивалентность и семейные узы: критическая точка зрения. Журнал брака и семьи. 2002. 64: 558–567. [Google Scholar]
  • Crouter AC, Manke BA, McHale SM. Семейный контекст гендерной интенсификации в раннем подростковом возрасте. Развитие ребенка. 1995; 66: 317–329. [PubMed] [Google Scholar]
  • Fingerman KL.Источники напряжения в отношениях стареющей матери и взрослой дочери. Психология и старение. 1996; 11: 591–606. [PubMed] [Google Scholar]
  • Fingerman KL. Поджатые губы ?: Реакция стареющих матерей и взрослых дочерей на межличностную напряженность в их отношениях. Личные отношения. 1998. 5: 121–138. [Google Scholar]
  • Fingerman KL. Стареющие матери и их взрослые дочери: исследование смешанных эмоций. Издатели Springer; Нью-Йорк: 2001. [Google Scholar]
  • Fingerman KL, Chen PC, Hay EL, Cichy KE, Lefkowitz ES.Амбивалентные реакции в родительских и детско-взрослых отношениях. Журналы геронтологии: Психологические науки. 2006; 61B: P152 – P160. [PubMed] [Google Scholar]
  • Fingerman KL, Lefkowitz ES, Hay EL. Учеба в семье взрослых. Университет Пердью; West Lafayette, IN: 2004. [Google Scholar]
  • Fingerman KL, Pitzer LM. Социализация в старости. В: Hastings PD, Grusec JE, редакторы. Справочник по социализации. Guilford Press; Нью-Йорк: 2007. С. 232–255. [Google Scholar]
  • Fingerman KL, Pitzer L, Lefkowitz ES, Birditt KS, Mroczek D.Двойственные качества взаимоотношений между взрослыми и их родителями: влияние на благополучие обеих сторон. Журналы геронтологии: Психологические науки. под давлением. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
  • Hagestad GO. Отношения родителей и детей в дальнейшей жизни: тенденции и пробелы в прошлых исследованиях. В: Ланкастер Дж. Б., Альтман Дж., Росси А. С., Шеррод Л. Р., редакторы. Воспитание на протяжении всей жизни. Алдин Де Грюйтер; Нью-Йорк: 1987. С. 405–433. [Google Scholar]
  • Hauser ST, Book BK, Houlihan J, Powers S, Weiss-Perry B, Follansbee D, Jacobson AM, Noam GG.Половые различия в семье: исследования взаимоотношений подростков и родителей в семье. Журнал молодежи и отрочества. 1987. 16: 199–220. [PubMed] [Google Scholar]
  • Hill JP, Lynch ME. Усиление ролевых ожиданий, связанных с гендером, в раннем подростковом возрасте. В: Брукс-Ганн Дж, Петерсен А.С., редакторы. Девочки в период полового созревания: биологические и психологические перспективы. Пленум Пресс; Нью-Йорк: 1983. С. 201–228. [Google Scholar]
  • Hill SA, Sprague J. Воспитание в черно-белых семьях: взаимодействие пола с расой и классом.Пол и общество. 1999; 13: 480–502. [Google Scholar]
  • Karney BR, Davila J, Cohan CL. Эмпирическое исследование стратегий выборки в семейных исследованиях. Журнал брака и семьи. 1995; 57: 909–920. [Google Scholar]
  • Larson RW, Richards MH. Семейные эмоции: испытывают ли молодые подростки и их родители одинаковые состояния? Журнал исследований подросткового возраста. 1994; 4: 567–583. [Google Scholar]
  • Licht MH. Множественная регрессия и корреляция. В: Grimm LG, Yarnold PR, редакторы.Чтение и понимание многомерной статистики. Американская психологическая ассоциация; Вашингтон, округ Колумбия: 1995. С. 19–64. [Google Scholar]
  • Littell RC, Milliken GA, Stroup WW, Wolfinger RD. Система SAS для смешанных моделей. SAS Institute Inc; Северная Каролина: 1996. [Google Scholar]
  • Lowenstein A. Конфликт солидарности и амбивалентность: тестирование двух концептуальных рамок и их влияние на качество жизни пожилых членов семьи. Журналы геронтологии: общественные науки. 2007; 62: S100 – S107.[PubMed] [Google Scholar]
  • Люшер К., Пиллемер К. Межпоколенческая амбивалентность: новый подход к изучению отношений между родителями и детьми в дальнейшей жизни. Журнал брака и семьи. 1998. 60: 413–425. [Google Scholar]
  • McHale SM, Crouter AC, Whiteman SD. Семейные контексты гендерного развития в детстве и юности. Социальное развитие. 2003. 12: 125–148. [Google Scholar]
  • Morgan DL. Приспосабливаться к вдовству: действительно ли социальные сети облегчают жизнь? Геронтолог.1989. 29: 101–107. [PubMed] [Google Scholar]
  • Paulhus DL. Двухкомпонентные модели социально желательного реагирования. Журнал личности и социальной психологии. 1984; 46: 598–609. [Google Scholar]
  • Paulhus DL. Измерение и контроль смещения ответа. В: Робинсон Дж. П., Шейвер П. Р., Райтсман Л. С., редакторы. Меры личности и социально-психологические установки. Академическая пресса; Нью-Йорк: 1991. С. 17–59. [Google Scholar]
  • Петерс К.Л., Хукер К., Звонкович А.М. Восприятие старшими родителями амбивалентности в отношениях со своими детьми.Семейные отношения. 2006; 55: 539–551. [Google Scholar]
  • Pillemer K, Suitor JJ. Объяснение амбивалентности матери по отношению к своим взрослым детям. Журнал брака и семьи. 2002. 64: 602–613. [Google Scholar]
  • Priester J, Petty RE. Расширение основ субъективной амбивалентности отношения: межличностные и внутриличностные предпосылки оценочного напряжения. Журнал личности и социальной психологии. 2001; 80: 19–34. [PubMed] [Google Scholar]
  • Росси А.С., Росси PH. О человеческих связях: родительско-детские отношения на протяжении всей жизни.Альдин де Грюйтер; Нью-Йорк: 1990. [Google Scholar]
  • Ryff CD, Lee YH, Essex MJ, Schmutte PS. Мои дети и я: оценка взрослых детей и себя в среднем возрасте. Психология и старение. 1994; 9: 195–205. [PubMed] [Google Scholar]
  • Шапиро А. Пересмотр разрыва между поколениями: изучение взаимоотношений родителей / взрослых-детей. Международный журнал старения и человеческого развития. 2004. 58: 127–146. [PubMed] [Google Scholar]
  • Шоу Б.А., Краузе Н., Чаттерс Л.М., Коннелл К.М., Ингерсолл-Дейтон Б.Эмоциональная поддержка родителей в молодости, старении и здоровье. Психология и старение. 2004; 19: 4–12. [PubMed] [Google Scholar]
  • Silverstein M, Bengtson VL. Солидарность поколений и структура взрослых детско-родительских отношений в американских семьях. Американский журнал социологии. 1997. 103: 429–460. [Google Scholar]
  • Silverstein M, Bengtson VL. Снижают ли тесные отношения между родителями и детьми риск смерти пожилых родителей? Журнал здоровья и социального поведения. 1991; 32: 382–395.[PubMed] [Google Scholar]
  • Singer JD. Использование SAS PROC MIXED для соответствия многоуровневым моделям, иерархическим моделям и индивидуальным моделям роста. Журнал образовательной и поведенческой статистики. 1998. 23: 323–355. [Google Scholar]
  • Singer JD, Willett JB. Прикладной лонгитюдный анализ данных. Издательство Оксфордского университета; Нью-Йорк: 2003. [Google Scholar]
  • Smetana JG, Daddis C, Chuang SS. «Убери свою комнату!»: Продольное исследование конфликта между подростками и родителями и разрешение конфликтов в афроамериканских семьях среднего класса.Журнал исследований подростков. 2003. 18: 631–650. [Google Scholar]
  • Spitze G, Gallant MP. «Горькое со сладким»: стратегии пожилых людей для преодоления амбивалентности в отношениях со своими взрослыми детьми. Исследования старения. 2004. 26: 387–412. [Google Scholar]
  • Steinberg L. Мы кое-что знаем: отношения родителей и подростков в ретроспективе и перспективах. Журнал исследований подросткового возраста. 2001; 11: 1–19. [Google Scholar]
  • Talbott MM. Отрицательная сторона отношений между вдовами старшего возраста и их взрослыми детьми: взгляд матерей.Геронтолог. 1990; 30: 595–603. [PubMed] [Google Scholar]
  • Томпсон М.М., Занна М.П., ​​Гриффин Д.В. Не будем равнодушны к (установочной) амбивалентности. В кн .: Петти Р.Е., Кросник К.А., ред. Сила отношения: предпосылки и последствия. Лоуренс Эрлбаум Ассошиэйтс, Инк; Хиллсдейл, Нью-Джерси: 1995. С. 361–386. [Google Scholar]
  • Амберсон Д. Отношения между взрослыми детьми и их родителями: Психологические последствия для обоих поколений. Журнал брака и семьи.1992; 54: 664–674. [Google Scholar]
  • Willson AE, Shuey KM, Elder GH. Двойственное отношение взрослых детей к стареющим родителям и свекрови. Журнал брака и семьи. 2003. 65: 1055–1072. [Google Scholar]
  • Willson AE, Shuey KM, Elder GH, Wickrama KAS. Амбивалентность в отношениях матери и ребенка: диадический анализ. Social Psychology Quarterly. 2006; 69: 235–252. [Google Scholar]

Ссылки на солидарность и амбивалентность

Психологическое старение. Авторская рукопись; доступно в PMC 2010 1 июня.

Опубликован в окончательной редакции как:

PMCID: PMC26

NIHMSID: NIHMS94367

Для корреспонденции Кира С. Бердитт, Институт социальных исследований, Мичиганский университет, 426 Thompson St., Ann Arbor, MI. ., 48104-2321, [email protected] Окончательная отредактированная версия этой статьи издателем доступна на сайте Psychol Aging. См. Другие статьи в PMC, в которых цитируется опубликованная статья.

Abstract

Напряженность является нормой в отношениях между родителем и взрослым ребенком, но мало исследований по темам, которые вызывают наибольшее напряжение, или о том, связано ли напряжение с общим качеством отношений.Взрослые сыновья и дочери в возрасте от 22 до 49 лет, а также их матери и отцы ( N = 158 семей, 474 человека) сообщили об интенсивности различных проблемных тем и качестве отношений (солидарность и амбивалентность) друг с другом. Напряженность варьировалась между семьями и внутри семей в зависимости от поколения, пола и возраста потомства. По сравнению с напряженностью по отдельным вопросам, напряжение в отношениях было связано с более низкой эмоциональной солидарностью и большей амбивалентностью. Полученные данные согласуются с гипотезой разрыва в развитии, которая указывает на то, что напряженность между родителями и детьми является обычным явлением и является результатом несоответствий в потребностях развития, которые различаются в зависимости от поколения, пола и возраста.

Ключевые слова: родитель-ребенок, напряженность, амбивалентность, солидарность, конфликт, межличностные проблемы

Отношения родитель-ребенок — одна из самых длительных и эмоционально напряженных социальных связей. Хотя часто эта связь является позитивной и поддерживающей, она также включает в себя чувства раздражения, напряжения и двойственности (Luescher & Pillemer, 1998). Действительно, родители и их дети сообщают о том, что испытывают напряженность еще долгое время после того, как дети вырастут (Clarke, Preston, Raksin, & Bengtson, 1999; Fingerman, 1996; Morgan, 1989; Shaw, Krause, Chatters, Connell, & Ingersoll-Dayton, 2004; Talbott, , 1990).Однако отсутствует информация о темах, которые вызывают более серьезную напряженность у родителей и их взрослых детей, а также о том, сообщают ли матери, отцы, их сыновья и дочери о напряженности аналогичной интенсивности. Кроме того, неясно, связана ли напряженность с общим качеством отношений. Описание различий в восприятии напряженности и ее связи с качеством отношений между родителями и взрослыми детьми имеет решающее значение из-за последствий, которые эта связь может иметь для общего качества жизни, депрессивных симптомов и здоровья (Fingerman, Pitzer, Lefkowitz, Birditt, & Mroczek , в печати; Lowenstein, 2007; Silverstein & Bengtson, 1997).

В настоящем исследовании были изучены темы, вызывающие напряженность у родителей и их взрослых детей, для достижения двух целей: 1) изучить, варьируется ли интенсивность тем напряженности в зависимости от поколения, пола и возраста взрослых детей, и 2) оценить связи между напряжением. интенсивность, солидарность и двойственность.

Темы напряженности в отношениях родителей и взрослых детей

В широком смысле межличностная напряженность — это раздражение, испытываемое в социальных связях. Поэтому напряженность может варьироваться от незначительного раздражения до открытого конфликта.Гипотезы о заинтересованности в развитии и о расколе в развитии обеспечивают полезную основу для понимания того, почему существует напряженность в отношениях между родителями и взрослыми детьми на протяжении всей жизни. Согласно гипотезе о доле развития, родители более эмоционально вовлечены в отношения, чем взрослые дети, и это различие поколений остается неизменным на протяжении всей жизни (Bengtson & Kuypers, 1971; Rossi & Rossi, 1990; Shapiro, 2004). Фингерман (1996; 2001) расширил гипотезу о ставке развития концепцией разрыва в развитии, в которой она предположила, что напряженность в отношениях между родителями и детьми возникает из-за несоответствий в потребностях развития родителей и их детей.Два раскола, которые характеризуют связь между родителем и взрослым ребенком, включают независимость (также называемую заботой о себе) и важность, придаваемую отношениям (Fingerman, 1996). Эти расколы могут привести к различным темам напряженности и различиям в восприятии напряженности между членами семьи.

Качественные исследования описали темы напряженности в отношениях между родителем и взрослым ребенком, установив, что напряженность является обычным явлением и охватывает широкий круг вопросов (Clarke et al., 1999; Fingerman, 1996; Morgan, 1989; Shaw et al., 2004; Talbott, 1990). Эти исследования в основном были сосредоточены на описании напряженности между взрослыми и их родителями, без предоставления теоретических объяснений причин возникновения напряженности или интенсивности этих тем. Более того, мало что известно о том, как восприятие напряженности различается внутри или между семьями, или о том, как эти противоречия влияют на качество отношений.

Мы рассмотрели две теоретические категории тем о напряжении, которые могут объяснить различия в качествах взаимоотношений между взрослыми и их родителями.Напряженность может отражать либо параметры отношений, либо поведение одного из участников отношений (Braiker & Kelley, 1979; Fingerman, 1996). Мы называем эти противоречия отношениями и индивидуальными противоречиями. Напряженность в отношениях относится к тому, как диада взаимодействует, и охватывает вопросы эмоциональной близости и сплоченности или их отсутствия. Индивидуальная напряженность связана с поведением одного члена диады и часто связана с независимостью или заботой о себе. Мы использовали эти категории, чтобы сгруппировать противоречия, обнаруженные в литературе (Clarke et al., 1999; Fingerman, 1996; Хагестад, 1987; Морган, 1989, Талботт, 1990). Напряженность в отношениях включает нежелательные советы, частоту контактов, личностные различия, воспитание детей и прошлые проблемы в отношениях. Индивидуальные противоречия включают работу / образование, финансы, ведение домашнего хозяйства, образ жизни и здоровье. Это исследование включало количественную оценку этой напряженности, позволяющую сравнить оценки родителей и взрослых детей в отношении интенсивности отношений и личных противоречий. Мы определили интенсивность как степень, в которой конкретная тема вызывает напряжение.

Восприятие напряженности по поколениям, полу и возрасту

Раскол в развитии и возникающая в результате напряженность может варьироваться в зависимости от структурного контекста и контекста развития. Мы рассматриваем три фактора, которые особенно важны в отношениях родителей и взрослых детей: поколение, пол и возраст (Росси и Росси, 1990). Во-первых, из-за различий в потребностях в развитии и вложениях в отношения родители и взрослые дети могут по-разному воспринимать темы напряжения.Кларк и его коллеги (1999) обнаружили, что взрослые дети сообщали о большей напряженности в отношении стиля общения и взаимодействия (напряженности в отношениях) по сравнению с другими темами. Фингерман (1996) обнаружил, что дочери сообщали о большем напряжении, связанном с чувством вторжения (напряженность в отношениях), чем их матери. Эти различия могут быть результатом разногласий между родителями и детьми в их взглядах на важность отношений (Bengtson & Kuypers, 1971; Fingerman, 1996). Поскольку родители чувствуют себя более вовлеченными в отношения, чем их дети, они могут сообщать о меньшем напряжении в отношении фундаментальных проблем диадического взаимодействия, тогда как их взрослые дети могут сообщать о большей напряженности в отношениях из-за усилий родителей установить более близкие отношения.Например, родители могут предъявлять больше требований к большему контакту или давать больше нежелательных советов (напряженность в отношениях), чем их дети.

Из-за этих расколов в развитии восприятие личных противоречий также может варьироваться от поколения к поколению. Кларк и его коллеги (1999) обнаружили, что родители сообщали о большей напряженности в отношении привычек и образа жизни взрослых детей (как они тратят свое время и деньги, проблемы, связанные со здоровьем), чем по другим вопросам напряжения. Действительно, родители часто ожидают, что их взрослые дети начнут карьеру, обретут финансовую независимость, выйдут замуж и родят детей.Благополучие родителей часто зависит от успеха их детей в этих ролях (Ryff, Lee, Essex, & Schmutte, 1994). Поскольку родители испытывают сильное желание, чтобы их дети достигли статуса взрослых и независимости (Fingerman & Pitzer, 2007), они могут ощущать более сильное напряжение в отношении независимости и способности своих взрослых детей заботиться о себе и сообщать о более сильных индивидуальных напряжениях, чем их взрослые дети.

Большая часть исследований напряженности между родителями и взрослыми детьми до сих пор была сосредоточена на отношениях между матерью и дочерью или, когда включались отцы и сыновья, не рассматривала результаты отдельно по полу.Однако восприятие напряженности может варьироваться в зависимости от пола. Отношения с дочерьми, как правило, более эмоционально насыщены, связаны с большей близостью и конфликтами (Fingerman, 2001; Smetana, Daddis & Chuang, 2003). Матери также склонны иметь больше близости и конфликтов со своими детьми, чем отцы (Collins & Russell, 1991). В целом напряженность может быть более сильной с матерями или дочерьми, чем с отцами или сыновьями.

Из-за изменений в развитии и связанных с возрастом различий в уровнях развития напряженность, о которой сообщают родители и взрослые дети, также может варьироваться в зависимости от возраста взрослых детей (Fingerman, 1996).Например, семьи с детьми старшего возраста могут испытывать меньшую напряженность из-за увеличения автономии взрослых детей. По мере того как взрослые дети получают работу и заводят новые отношения, родители могут меньше беспокоиться о недостаточной независимости своих взрослых детей. Снижение контактов с детьми по мере взросления также может привести к снижению напряженности (Akiyama, Antonucci, Takahashi, & Langfahl, 2003).

Влияние напряженности на аффективную солидарность и амбивалентность

Напряженность, скорее всего, влияет на качество отношений.В настоящем исследовании рассматриваются два аспекта качества взаимоотношений: аффективная солидарность и амбивалентность. Аффективная солидарность означает положительные чувства между членами семьи, включая привязанность, эмоциональную близость, доверие и уважение (Bengtson & Roberts, 1991; Bengtson, Giarrusso, Mabry, & Silverstein, 2002). Из-за заинтересованности в развитии родители склонны сообщать о большей эмоциональной солидарности со своим потомством, чем их потомство с ними (Shapiro, 2004).

В отличие от солидарности, амбивалентность между поколениями включает конфликтующие чувства или познания, которые возникают, когда социальные структуры не включают четких руководящих принципов для межличностного поведения или отношений (Connidis & McMullin, 2002). Эта социологическая или структурная амбивалентность возникает, когда роли включают противоречивые ожидания в отношении поведения. Пол и поколение являются важными структурными детерминантами амбивалентности в отношениях родителей и взрослых детей. Эта структурная амбивалентность приводит к психологической амбивалентности, которая определяется как переживание положительных и отрицательных чувств по поводу одних и тех же отношений (Luescher & Pillemer, 1998).Например, дочь может одновременно испытывать чувство любви и раздражения по отношению к матери. Скорее всего, факторы, помимо социальных ролей, предсказывают большую или меньшую амбивалентность. В частности, определенные противоречия могут быть связаны с амбивалентностью.

Влияние напряженности на аффективную солидарность и амбивалентность может варьироваться в зависимости от темы напряжения. Фактически, небольшое количество исследований показывает, что напряженность в отношениях между родителем и взрослым ребенком связана с меньшим вниманием к отношениям и амбивалентностью.Фингерман (1996) обнаружил, что матери, которые чувствовали себя исключенными своими дочерьми, меньше уважали отношения. Точно так же дочери, которые сообщали о напряженности из-за того, что их матери не запрашивали совета, выказывали меньше внимания отношениям. Родители сообщали о большей двойственности, когда их дети были слишком заняты, чтобы проводить с ними время (Peters, Hooker, & Zvonkovic, 2006). Взрослые дети сообщали о большей амбивалентности по отношению к родителям, которые раньше были отвергающими и враждебными (Willson, Shuey, & Elder, 2003).

Некоторые исследования показывают возможную связь между индивидуальной напряженностью и качеством отношений. Фингерман (1996) обнаружил, что матери и дочери, которые связывали напряженность с раздражающим поведением / привычками, на больше относились к своим отношениям. Родители склонны сообщать о большей амбивалентности, когда их дети не достигли статуса взрослых (брак, дети и работа) или имеют финансовые трудности (Fingerman, Chen, Hay, Cichy, & Lefkowitz, 2006; Pillemer & Suitor, 2002; Willson, Shuey, Elder, & Wickrama, 2006).Родители также сообщают о большей амбивалентности, когда взрослые дети оказывают помощь и поддержку в решении их проблем со здоровьем (Spitze & Gallant, 2004). Точно так же взрослые дети склонны сообщать об амбивалентности, когда они ожидают заботы родителей и проблем со здоровьем (Willson et al., 2003; Wilson et al., 2006). Напряженность в отношениях, скорее всего, имеет большее влияние на общее восприятие отношений, чем индивидуальная напряженность, потому что она связана с фундаментальной напряженностью во взаимодействии диады.

Настоящее исследование

Настоящее исследование стремилось внести вклад в литературу о взаимоотношениях между поколениями несколькими способами.В отличие от предыдущего исследования, в котором описывалась напряженность и / или исключались отцы и сыновья, мы включили рейтинги напряженности со стороны матерей, отцов и их сыновей и дочерей молодого и среднего возраста. Кроме того, мы исследовали связи между напряжением, аффективной солидарностью и амбивалентностью. В этом исследовании были изучены два вопроса:

1) Различаются ли представления об отношениях и индивидуальной напряженности в зависимости от поколения, пола родителей, пола взрослого ребенка и возраста взрослого ребенка?

Основываясь на гипотезах о ставке развития и расколе, а также на предыдущих качественных исследованиях напряженности, мы предсказали, что родители будут сообщать о более сильных личных напряжениях, чем их взрослые дети (из-за опасений за независимость своих детей), а взрослые дети будут сообщать о более интенсивных напряжениях в отношениях. чем их родители (из-за раздражения по поводу того, что родители больше вкладывают средства в галстук; Кларк и др., 1999; Пальчик, 1996). Кроме того, основываясь на литературе, посвященной гендерным конфликтам и конфликтам между родителями и детьми, мы предсказали, что диады с матерями или дочерьми будут сообщать о более сильной напряженности, чем диады с отцами или с сыновьями. Мы также предсказали, что семьи со взрослыми детьми старшего возраста будут сообщать о меньшей напряженности из-за увеличения автономии взрослых детей и уменьшения контактов.

2) Связаны ли отношения и индивидуальная напряженность с качеством отношений (аффективная солидарность и амбивалентность)?

Поскольку напряженность в отношениях связана с общими проблемами диадного взаимодействия, а не с поведением одного члена диады, мы предсказали, что члены семьи, сообщающие о более интенсивных напряжениях в отношениях, будут сообщать о более низкой солидарности и более высокой амбивалентности.Мы предположили, что связь между напряженностью в отношениях и качеством отношений будет больше, чем связь между индивидуальной напряженностью и качеством отношений.

Метод

Участники

Участники были из исследования семьи взрослых (Fingerman, Lefkowitz, & Hay, 2004), которое включало 158 ( N = 474) семейных триад (мать, отец, взрослый ребенок), проживающих в Филадельфии. территория города. Участники прошли индивидуальные телефонные и видеозаписи интервью, а также оценили напряженность и качество отношений на бумаге и карандашом.включает образец описания. Отбор участников включал метод стратифицированной выборки по возрасту взрослого ребенка (от 22 до 33, от 34 до 49), полу и этнической принадлежности взрослых детей. Набор большей части выборки происходил из списка, приобретенного у Genesys Corporation (85%), а оставшаяся часть (15%) — из удобной выборки (например, снежный ком, реклама и церковные бюллетени). Метод удобной выборки помог увеличить выборку афроамериканцев и добиться большего разброса в качестве взаимоотношений (Karney, Davila, & Cohan, 1995).Процедуры выборки происходили с равным распределением по стратификационным группам по полу, возрасту и этнической принадлежности.

Таблица 1

Характеристики выборки

32
Взрослые Дети
( n = 158)
Отцы
( n = 158)
Матери
( n = 158)
Средние и стандартные отклонения
Возраст 34.97 63,00 61,26
(7,28) (9,27) (8,79)
(1,97) (2,80) (2,66)
Самостоятельно заявленное физическое здоровье a 3,75 3.34 3,27
(0,85) (0,94) (1,01)
Пропорции
Женщины 0,52 0,00 1,00
Этническая принадлежность 0,32 0,32
Американец европейского происхождения 0,68 0,68 0,68
Семейное положение Повторный брак 0,61 0,90 0,89
Другое 0,39 0,10 0.11

Родители завершили измерения, касающиеся напряженности и качества их отношений с целевым ребенком, и целевой ребенок сообщил о каждом из своих родителей. Триады состояли из взрослых детей (в возрасте от 22 до 49 лет; 48% мужчин) и их матерей и отцов (в возрасте от 40 до 84 лет), которые жили в пределах 50 миль друг от друга. Исследователи не включали тех, кто вместе проживал в исследовании. Треть выборки составляли афроамериканцы, а оставшаяся часть — европейские американцы.В общей сложности 61% взрослых детей состояли в браке, и 87% родителей состояли в браке друг с другом. Всего 4 отца не выполнили измерения напряженности.

Меры

Напряженность

Участники заполнили меру из 16 пунктов, оценивающую степень, в которой они испытали напряженность со своим взрослым ребенком / матерью / отцом за последние 12 месяцев в отношении конкретных проблемных тем. Мы извлекли темы напряженности из предыдущего исследования напряженности родителей и взрослых детей (Clarke et al., 1999; Fingerman, 1996, Hagestad, 1987; Морган, 1989; Talbott, 1990).

Указания по измерению напряжения были следующими: «Ниже приведены вопросы, которые могут вызвать напряжение между родителями и их взрослым сыном или дочерью. Напряжение означает, что по крайней мере один человек обеспокоен, даже если он не говорит об этом. Укажите степень, в которой каждая из этих проблем вызывает напряжение у вас или вашего родителя / ребенка по шкале от: 1 ( совсем не ), 2 ( немного ), 3 ( примерно ), 4 ( совсем немного ), до 5 ( очень много ).Таким образом, каждая напряженная тема получила оценку интенсивности напряженности.

Когда напряженность касалась родителей или взрослого ребенка (например, домашнее хозяйство, работа, финансы, здоровье и воспитание детей), мы спрашивали о напряженности отдельно для родителей и взрослых детей. Когда напряжение относилось к диадическим взаимодействиям (например, личностным различиям), мы спрашивали о напряженности только один раз.

Мы рассматривали напряженность как две шкалы: отношения и индивидуальные напряжения. Мы создали весы, вычислив среднее значение элементов.Чтобы проверить обоснованность этих двух теоретических категорий, восемь исследователей социальных наук сгруппировали темы в две категории. Если по крайней мере шесть оценщиков (0,75) соглашались по теме, мы считали это допустимым примером категории. Напряженность во взаимоотношениях включала: частоту контактов, личностные различия, нежелательные советы, прошлые проблемы в отношениях и воспитание детей. Индивидуальные противоречия включали: финансы, ведение домашнего хозяйства, образ жизни, работу / образование и здоровье. Все противоречия, кроме двух: политика / религия и отношение к другим, подпадают под эти две категории.Альфа Кронбаха продемонстрировала статистическую надежность теории двух категорий; 0,75 для напряженности в отношениях и 0,86 для индивидуальной напряженности.

Аффективная солидарность

Мы оценили положительные чувства по поводу взаимоотношений с помощью индекса аффективной солидарности Бенгтсона (Bengtson & Schrader, 1982), в котором участники указали, насколько они доверяют, понимают, уважают, испытывают привязанность и чувствуют своего взрослого ребенка / матери. / отец является удовлетворительным от 1 ( не очень хорошо, ) до 5 ( очень хорошо, ).Общая оценка складывается из пяти пунктов ( α = 0,85).

Амбивалентность

Как это часто бывает в появляющейся литературе, относящейся к амбивалентности (Fingerman et al., 2006; Willson et al., 2003), мы создали меру амбивалентности с оценками положительных и отрицательных аспектов отношений, первоначально использовавшихся в исследование American Changing Lives (Umberson, 1992). Хотя косвенные оценки могут отражать восприятие различий в отношениях между социальными партнерами (Priester & Petty, 2001), этот подход связан с другими мерами амбивалентности (Willson et al., 2003) и может быть более эффективным, чем прямой опрос участников об их смешанных чувствах (Pillemer & Suitor, 2002). Людям может быть трудно оценить свои смешанные чувства, но меньше проблем с оценкой того, насколько они позитивны и негативны (Luescher & Pillemer, 1998). Положительная оценка включала два пункта (насколько он / она заставляет вас чувствовать себя любимыми и заботливыми, насколько он / она вас понимает). Отрицательная оценка включала два пункта (насколько он / она вас критикует, насколько он / она предъявляет к вам требования) с оценками от 1 (, совсем не ) до 5 ( — очень много, ).Мы использовали формулу подобия и интенсивности компонентов Гриффина для расчета амбивалентности [(положительный + отрицательный) / 2- | положительный — отрицательный |] + 1,5 (Thompson, Zanna, & Griffin, 1995). Более высокие баллы отражают большую амбивалентность.

Поколение, пол и возраст

Поколение и пол родителей включали четыре категории: 1 ( взрослых детей, сообщающих об отце ), 2 ( взрослых детей, сообщающих о матери ), 3 ( матери, сообщающих о взрослом ребенке ) ), и 4 ( отец, сообщающий о взрослом ребенке) .Мы разделили семьи по возрасту и полу взрослых детей на: 0 ( в возрасте от 22 до 33 ), 1 ( в возрасте от 34 до 49 ) и 0 ( дочь ), 1 ( сын ).

Ковариаты

Мы кодировали этническую принадлежность как 0 ( европейский американец ), 1 ( афроамериканец ). Образование состояло из количества завершенных лет обучения (от 7 до 18). Участники оценили свое здоровье от 1 ( плохо, ) до 5 (, отлично, ). Участники также заполнили шкалу управления впечатлениями из 10 пунктов Сбалансированного перечня социально желательных реакций (Paulhus, 1984; 1991), чтобы проверить, в какой степени участники представили положительный имидж, а не ответили правдиво.Участники указали согласие от 1 ( не соответствует действительности ) до 7 ( очень верно ) с такими пунктами, как: «Иногда я лгу, если мне нужно» и «Я никогда не брал вещи, которые мне не принадлежат» ( α = 0,66).

Стратегия анализа

Поскольку данные включали нескольких респондентов в одной семье (т. Е. Взрослого ребенка, матери и отца), а дети сообщили об обоих родителях, мы использовали многоуровневое моделирование для учета вложенных данных (SAS PROC MIXED; Littell , Милликен, Строуп и Вольфингер, 1996; Зингер, 1998).PROC MIXED идеально подходит для этого типа данных, в котором существует несколько зависимостей (например, между членами семьи и между ответами одного и того же человека). В частности, мы оценили модели, которые включали случайный семейный эффект (подразумевающий корреляцию наблюдений внутри одной семьи) и случайный родитель / ребенок в семейном эффекте, который позволял матери и отцу сообщать об одном и том же ребенке и отчетам ребенка об обоих родителях. коррелировать. Модели включали два уровня, в которых переменные верхнего уровня включали характеристики семейной триады (например,g., возраст взрослого ребенка, пол взрослого ребенка, этническая принадлежность), а переменные более низкого уровня включали характеристики родителя или взрослого ребенка (например, пол родителя, оценки напряженности или качества отношений, социально желаемый ответ, здоровье). Характеристики верхнего уровня варьировались между семьями, тогда как переменные более низкого уровня варьировались внутри семьи. Мы рассматривали этническую принадлежность, образование и здоровье как коварианты, потому что они часто связаны с качеством отношений (Birditt & Antonucci, 2007; Hill & Sprauge, 1999) и социально желательной реакцией, потому что люди могут сообщать о менее сильной напряженности, чтобы казаться социально желательными (Birditt И Fingerman, 2003).В целях экономии времени ковариаты не отображаются в таблицах.

Анализ состоял из трех этапов. Сначала мы провели описательный анализ. Затем мы оценили модели, чтобы оценить, варьируется ли интенсивность тем напряженности в зависимости от поколения, пола родителей, пола взрослого ребенка и возраста взрослого ребенка. Таким образом, шкалы для тем взаимоотношений и отдельных тем были переменными результата. Наконец, мы оценили модели, чтобы изучить связи между интенсивностью темы напряженности, аффективной солидарностью и амбивалентностью.Индивидуальные противоречия и напряженность в отношениях были предикторами, а шкалы качества отношений — результатами.

Результаты

Результаты представлены в трех разделах. В первом разделе мы суммируем описательную статистику. Во втором и третьем разделах мы описываем результаты двух наборов многоуровневых моделей, изучающих, варьируется ли напряженность в зависимости от характеристик семьи, родителей и их взрослых детей, и предсказывает ли напряженность различия в качестве отношений.

Описательные

Мы рассчитали описательную статистику, чтобы дать общую картину интенсивности напряженности, агрегированной между родителями и взрослыми детьми. Напряженность в отношениях была немного более интенсивной ( M = 1,89, SD = 0,76), чем индивидуальная напряженность согласно парному выборочному t-критерию ( M = 1,83, SD = 0,75; t = 2,46 , с <. 05). Хотя средние оценки интенсивности были довольно низкими, 94% участников отметили, по крайней мере, небольшое напряжение в отношении хотя бы одной из тем взаимоотношений или индивидуального напряжения.Корреляции выявили относительно высокую связь между отношениями и индивидуальной напряженностью ( r = 0,71, p <0,01). Хотя исследования показывают, что проблемными являются только корреляции выше 0,80 (Licht, 1995), мы рассмотрели, были ли проблемы из-за мультиколлинеарности в более поздних анализах. включает все другие корреляции.

Таблица 2

Корреляции между напряжениями и переменными качества взаимоотношений

9014 903

Темы напряженности по поколениям, полу и возрасту взрослых детей

Мы использовали двухуровневые многоуровневые модели, чтобы проверить, варьируется ли интенсивность отношений и индивидуальная напряженность в зависимости от поколения, пола и возраста взрослого ребенка с двумя моделями: одна для напряженности в отношениях и один для индивидуальных напряжений ().Поскольку ни одно из взаимодействий между возрастом, полом и поколением не было значимым, мы удалили их из моделей. Чтобы изучить различия по полу родителей и поколений, мы включили четыре запланированных контраста (мать против ребенка, отец против ребенка, мать против отца, восприятие ребенком матери и отца).

Таблица 3

Интенсивность взаимоотношений и индивидуальная напряженность в зависимости от поколения, пола и возраста взрослого ребенка

Отношения
напряжений
Индивидуальные
напряженности
Аффективная
солидарность
Индивидуальное напряжение 71 **
Аффективная солидарность -.43 ** −.22 **
Амбивалентность .44 ** .33 ** −.52 **
между семьей 9011 9017 0,09 2 логарифм вероятности
Родство Индивидуальное
B SE B F B SE B F
Поколение / пол родителя 280 * 6,00 **
Запланированные контрасты 9044 9044 9044 2,34 11,76 **
Мать против взрослого ребенка 0,09 6.93 **
Мать против отца 1,21 0,40
Ребенок о матери против отца 2,06
Пол взрослого ребенка (сына) −0,17 0,08 5,00 * −0,16 0.08 4,03 *
Возраст взрослого ребенка (от 34 до 49 лет) 0,17 0,08 4,74 * 0,08 0,08 1,00
0,14 0,03 4,98 ** 0,17 0,03 5,43 **
Разница между родителями и детьми в семье 0,002 0.03 0,10 0,02 0,02 0,90
Остаточная дисперсия 0,34 0,03 12,05 ** 0,29 0,29
1237,4 ** 1206,5 **

Как и ожидалось, напряженность в отношениях варьировалась в зависимости от пола (родителя и взрослого ребенка) и в зависимости от возраста взрослый ребенок, но возрастной эффект оказался противоположным ожидаемому направлению.В тексте приведены расчетные средства, помогающие интерпретировать запланированные контрасты, представленные в. Потомство сообщило о более сильной напряженности в отношениях со своими матерями ( M = 1,92, SE = 0,06), чем с отцами ( M = 1,76, SE = 0,06). Семьи с дочерьми ( M = 1,96, SE = 0,05) сообщили о более сильной напряженности в отношениях, чем семьи с сыновьями ( M = 1,79, SE = 0,06). Семьи со взрослыми детьми ( M = 1.96, SE = 0,06) сообщили о более сильной напряженности в отношениях, чем семьи с младшими взрослыми детьми ( M = 1,79, SE = 0,06). Напряженность в отношениях между матерями и отцами и поколениями не различалась.

Индивидуальное напряжение зависит от поколения и пола ребенка. Согласно гипотезе, матери ( M = 1,94, SE = 0,06) и отцы ( M = 1,90, SE = 0,06) сообщили о более сильной индивидуальной напряженности в отношении своих матерей, чем взрослые дети ( M ). = 1.76, SE = 0,06) или отцов ( M = 1,67, SE = 0,06). Семьи с дочерьми сообщили о более сильной индивидуальной напряженности ( M = 1,90, SE = 0,06), чем семьи с сыновьями ( M = 1,74, SE = 0,06). Индивидуальная напряженность не зависела от пола родителей или возраста взрослого ребенка.

Напряженность, аффективная солидарность и амбивалентность

В следующем анализе мы использовали двухуровневые многоуровневые модели для изучения взаимосвязей между отношениями и индивидуальной напряженностью, аффективной солидарностью и амбивалентностью ().Из-за высокой корреляции между индивидуальным напряжением и напряжением во взаимоотношениях мы оценили модели с двумя шкалами вместе в качестве предикторов в одних и тех же моделях, а также с двумя шкалами в качестве предикторов в отдельных моделях, чтобы проверить, были ли проблемы при оценке параметров из-за множества факторов. коллинеарность. Когда предикторы были введены вместе, мы обнаружили, что индивидуальная напряженность предсказывала большую аффективную солидарность, но не показывала связи с амбивалентностью, тогда как напряженность в отношениях предсказывала более низкую аффективную солидарность и большую амбивалентность.Мы обнаружили разные результаты, когда предикторы вводились отдельно, что указывает на возможные проблемы с оценкой из-за мультиколлинеарности. Таким образом, мы представляем модели с введенными отдельно шкалами. Мы оценили четыре модели с аффективной солидарностью и амбивалентностью как результаты, а индивидуальную напряженность (модели 1 и 3) и напряженность в отношениях (модели 2 и 4) как отдельные предикторы. Мы включили поколение / пол родителей, пол взрослого ребенка, возраст взрослого ребенка, самооценку здоровья, социальную желательность, образование и этническую принадлежность в качестве ковариат.

Таблица 4

Аффективная солидарность и амбивалентность как функция интенсивности напряжения

0 Модель 3 0 Модель 3 0 90 082 08 08 *
Аффективная солидарность Амбивалентность
Модель 1 Модель 2 Модель 3
B SE B F B SE B F

900 SE F B SE B F
Межличностное напряжение
Отношение -1.62 0,18 81,37 ** 0,60 0,06 103,65 ** -0,68 0,19 12,13 ** 0,41 0,06 41,68 **
Разница между семействами8 0,59 5,26 ** 3,87 0,68 5,67 ** 0,13 0,05 2,49 ** 0,19 0,06
Разница между родителями и детьми
внутри семьи
0,05 0,46 0,10 0,08 0,49 0,15 0,11 0,06 1,74 0,06 1,29
Остаточная дисперсия 6,18 0,51 12,14 ** 6,66 0,55 12,17 12,17 0,76 0,06 12,16 **
— 2 логарифмическая вероятность 2960,60 ** 3027.80 ** 1637.30 ** 1692.10 **

Модели и аффективные связи между ними. Как и предполагалось, более сильная напряженность в отношениях предсказывала меньшую аффективную солидарность. Более сильная индивидуальная напряженность также предсказывала более низкую солидарность. Модели, предсказывающие амбивалентность, показали, что более интенсивные отношения и индивидуальная напряженность предсказывают большую амбивалентность.Поскольку предыдущая литература показала, что напряженность в отношениях предсказывает более низкое качество отношений, чем индивидуальная напряженность, мы сравнили силу связи между напряженностью в отношениях и качеством отношений с силой связи между индивидуальной напряженностью и качеством отношений. В частности, мы статистически сравнили степень согласия моделей с оценками логарифмического правдоподобия −2 (Singer & Willett, 2003). Оценка степени согласия включает вычитание оценок логарифмического правдоподобия −2 для двух моделей и изучение разницы в распределении хи-квадрат со степенью свободы 1.Сравнение показателей согласия показало, что модели с напряжением в отношениях как предиктором аффективной солидарности и амбивалентности обладают значительно лучшим соответствием, чем модели с индивидуальным напряжением как предиктором аффективной солидарности и амбивалентности ( p <0,01) .

Обсуждение

Используя уникальную выборку триад европейского и афроамериканского родителей и взрослого ребенка, это исследование поддерживает гипотезу эволюционного раскола и вносит свой вклад в литературу по нескольким направлениям.Настоящее исследование показало, что большинство родителей и взрослых детей испытывали хотя бы небольшое напряжение друг с другом. Кроме того, влияние этих напряжений на качество отношений варьировалось в зависимости от темы напряжения, при этом некоторые темы напряжения более тесно связаны с общим качеством отношений, чем другие. Это исследование также показывает, что структурные или возрастные различия в интенсивности напряжения не всегда совпадают по темам напряжения. Например, хотя потомки сообщали о более сильной напряженности в отношениях с матерями, чем с отцами, не было различий между матерями и отцами в их восприятии отношений или личных противоречий.Также были отмечены возрастные различия в сообщениях о напряженности в отношениях, но не было таких различий в сообщениях об индивидуальной напряженности.

Напряженность по поколениям, полу и возрасту

Родители и взрослые дети в одних и тех же семьях по-разному воспринимали интенсивность напряжения. Интересно, что, несмотря на высокую корреляцию между отношениями и индивидуальной напряженностью, ее предикторы различались. В соответствии с нашей гипотезой, матери и отцы сообщали о более сильной индивидуальной напряженности (например,g., финансы, образование и здоровье), чем их взрослые дети. Этот результат аналогичен подростковой литературе, в которой говорится, что родители больше расстраиваются из-за конфликтов с детьми-подростками и что они склонны размышлять об этих взаимодействиях больше, чем их дети (Larson & Richards, 1994; Steinberg, 2001). Этот вывод особенно интересен, потому что он указывает на то, что родители все еще больше расстраиваются, когда дети становятся старше, но что различия между поколениями специфичны для личных противоречий, а не для напряженности в отношениях.Этот вывод может отражать гипотезу о ставке в развитии или концепцию раскола в развитии, при которой большее внимание родителей к узам также может привести к большему напряжению родителей (Fingerman, 1996). Различия между поколениями в восприятии личных противоречий могут быть признаком того, что родители хотят, чтобы их дети достигли независимого статуса. Родители часто обеспокоены независимостью своих детей и продолжают прилагать усилия, чтобы социализировать своих детей во взрослой жизни (Fingerman & Pitzer, 2007).Родители могут предпочесть приписать напряженность индивидуальной напряженности, а не напряженности в отношениях, как средство поддержания близких отношений со своими детьми.

Хотя мы предсказывали, что взрослые дети будут сообщать о более интенсивных темах напряженности в отношениях, чем их родители, мы не обнаружили различий между поколениями в сообщениях на эти темы напряженности. Напряженность в отношении параметров отношений может быть результатом продолжающейся межличностной динамики, а не структурных переменных.Например, эти противоречия могут включать в себя проблемы, возникшие в начале отношений и сохраняющиеся на протяжении всей жизни. Кроме того, поскольку эти противоречия связаны с восприятием диадических взаимодействий, возможно, что оба индивида с большей вероятностью воспримут наличие проблемы по сравнению с индивидуальными напряжениями, которые связаны с одним из индивидов, а не диадой. Например, родители могут никогда не сообщать о своем раздражении по поводу финансового положения своего взрослого ребенка (индивидуального напряжения), тогда как напряжение в отношении личностных различий может быть более очевидным при взаимодействии друг с другом.

Это исследование также продемонстрировало, что гендерные различия детей в интенсивности конфликта, которые обычно обнаруживаются в исследованиях родителей и подростков, по-видимому, сохраняются и во взрослой жизни (Smetana et al., 2003). Семьи с дочерьми сообщили, что отношения и индивидуальная напряженность были более сильными, чем семьи с сыновьями. Этот вывод согласуется с исследованиями, показывающими, что отношения с дочерями более эмоционально насыщены, чем отношения с сыновьями (Rossi & Rossi, 1990).В семьях могут быть более сильные трения с дочерьми, потому что родители больше контактируют с дочерьми, чем с сыновьями.

Мы предсказывали, что матери будут сообщать о более сильной напряженности, чем отцы. Однако не было различий между отцами и матерями в их отчетах об интенсивности напряжения. Отсутствие различий между матерями и отцами в их восприятии является несколько неожиданным, учитывая, что матери часто сообщают о большей заинтересованности и эмоциональной напряженности в отношении своих детей, чем отцы (Collins & Russell, 1991; Rossi & Rossi, 1990).Этот вывод также удивителен, учитывая, что в подростковой литературе указывается, что пол родителей часто является более значимым предиктором моделей взаимодействия, чем пол ребенка (Hauser et al., 1987; McHale, Crouter, & Whiteman, 2003). Различия между отцами и матерями могут исчезнуть по мере взросления, когда родители станут старше, а темы напряженности станут менее специфичными для пола. Например, теория гендерной интенсификации предполагает, что дети испытывают усиление гендерных ролей в подростковом возрасте, что совпадает с большей социализацией родителей по половому типу (Hill & Lynch, 1983).Однако эмпирическая литература по этой теории показала, что это усиление сильно зависит от контекста (Alfieri, Ruble & Higgins, 1996; Crouter, Manke, & McHale, 1995). Поэтому проблемы во взрослом возрасте могут быть более гендерно нейтральными (по сравнению с подростковым возрастом) и могут вызывать меньшие гендерные различия в том, как родители относятся к отношениям. Следовательно, родители могут столкнуться с уменьшением своих родительских ролей в зависимости от пола, что приведет к более идиосинкразическим отношениям.

Интересно, что хотя матери и отцы одинаково воспринимали напряженность, потомки сообщали о более сильной напряженности в отношениях со своими матерями, чем с отцами.Это открытие может быть связано с более сильным чувством близости матери со своим потомством, чем отцов (Rossi & Rossi, 1990). Матери могут требовать большей близости и, как правило, более навязчивы, чем отцы (Fingerman, 1996).

Мы предсказывали, что семьи с детьми старшего возраста будут сообщать о меньшей напряженности в целом из-за возрастного увеличения автономии детей и уменьшения частоты контактов, но вместо этого обнаружили, что семьи со взрослыми детьми более старшего возраста сообщают о более сильной напряженности в отношениях.В соответствии с гипотезой разногласий в развитии родители и взрослые дети могут испытывать все более противоречивые представления о важности своих отношений друг с другом. Дети среднего возраста могут быть менее вовлечены в связь между родителями и детьми, чем дети младшего возраста, потому что они с большей вероятностью создали свои собственные семьи и столкнулись с многочисленными ролевыми требованиями. Таким образом, в то время как родители становятся более заинтересованными в своих отношениях со своими взрослыми детьми, взрослые дети могут становиться все менее заинтересованными по мере взросления, создавая еще более сильную напряженность в отношениях.

Напряженность, аффективная солидарность и амбивалентность

Как и предполагалось, напряженность в отношениях более тесно связана с качеством отношений, чем индивидуальная напряженность. И отношения, и индивидуальная напряженность предсказывали большую амбивалентность и меньшую аффективную солидарность, но напряженность в отношениях была более тесно связана с качеством отношений, чем отдельные темы напряжения. Эти результаты важны, потому что они показывают, что, хотя большинство родителей и взрослых детей испытывают хотя бы небольшое напряжение, некоторые темы напряжения могут быть более вредными для отношений, чем другие.Для родителей и их детей важно поддерживать хорошие отношения на протяжении всей жизни по ряду причин. Например, качество отношений связано с благополучием и здоровьем (Fingerman et al., В печати; Lowenstein, 2007; Silverstein & Bengtson, 1991), а отношения между родителями и детьми являются важным источником поддержки и помощи для как родители, так и дети (Silverstein & Bengtson, 1997; Shaw et al., 2004).

Кроме того, интересно, что противоречия по отдельным темам могут отрицательно сказаться на взглядах родителей и детей друг на друга в целом.Напряженность в отношениях связана с фундаментальными проблемами диадического взаимодействия. Таким образом, интуитивно понятно, что напряженность в отношениях будет иметь большее значение для общего негативного мнения об отношениях. Возможно, эти темы напряженности вредны, потому что они представляют собой давние противоречия, которые трудно изменить. Действительно, исследователи обнаружили, что отрицательные детские переживания связаны с амбивалентными чувствами во взрослом возрасте (Willson et al., 2003). Исследователи также обнаружили, что нежелательные советы связаны с меньшим вниманием друг к другу в отношениях матери и дочери (Fingerman, 1996).Эта более глобальная напряженность в отношениях может иметь широкое влияние на то, как родители и дети смотрят друг на друга в целом, что в конечном итоге может иметь последствия для обмена поддержкой, здоровья и благополучия.

Вывод настоящего исследования о том, что индивидуальная напряженность предсказывает более низкое качество отношений, согласуется с результатами исследования, касающегося амбивалентности в отношениях родитель-ребенок. В этих исследованиях изучались связи между структурными переменными (например, уход, брак, карьера, финансы) и амбивалентностью (Pillemer & Suitor, 2002; Willson et al., 2006) и обнаружил, что родители и взрослые дети сообщают о большей амбивалентности, когда дети не достигли статуса взрослых и независимости. Индивидуальные противоречия в этом исследовании могут отражать беспокойство и раздражение родителей по поводу прогресса их детей во взрослом возрасте. Это исследование продвигает эти результаты еще дальше и показывает, что родители и взрослые дети, сообщающие об этой напряженности, также сообщают о большей амбивалентности и меньшей аффективной солидарности. Интересно, что личная напряженность менее вредна для качества отношений, чем напряженность в отношениях.Возможно, родители и дети с меньшей вероятностью будут сообщать о своем раздражении относительно личных противоречий. Например, родители могут испытывать раздражение по поводу финансов или образования своих детей, о котором они никогда не сообщают, и, таким образом, эти проблемы менее пагубно сказываются на отношениях в целом. Также возможно, что эти противоречия менее вредны, потому что они отражают беспокойство или беспокойство друг о друге, а не фундаментальные проблемы во взаимоотношениях.

Ограничения и направления будущих исследований

Есть несколько ограничений, на которые следует обратить внимание в будущих исследованиях.Эта выборка несколько необычна и может быть весьма функциональной, поскольку большинство родителей все еще состояли в браке и желали участвовать в обширном опросе. Таким образом, хотя мы стремились разработать более полную оценку напряженности, мы, возможно, недостаточно представили семьи, которые менее функциональны и могут испытывать более серьезные напряжения, такие как пренебрежение, жестокое обращение, химическая зависимость и психологические расстройства. Из поперечного дизайна также неясно, предсказывает ли качество отношений (амбивалентность, аффективная солидарность) изменения интенсивности напряженности или наоборот, и будущие исследования должны изучить эти ассоциации с течением времени.Кроме того, ученые подвергли критике косвенное измерение амбивалентности, поскольку высокие баллы могут отражать дифференцированный взгляд на тему или восприятие разногласий между социальными партнерами, а не одновременные положительные и отрицательные чувства (Priester & Petty, 2001). В будущей работе следует учитывать последствия напряженности как для косвенной, так и для прямой оценки амбивалентности. Наконец, дальнейшие исследования должны оценить типы стратегий выживания, используемых в ответ на напряженность.Например, некоторые родители и взрослые дети могут избегать обсуждения определенного напряжения, в то время как другие могут спорить. Эти разные стили могут иметь уникальные последствия для качества отношений (Birditt & Fingerman, 2005; Fingerman, 1998).

Это исследование продвигает эту область, исследуя восприятие тем напряженности среди матерей, отцов и взрослых детей и последствия этих напряжений для аффективной солидарности и амбивалентности. Это исследование также очень необычно из-за большого количества включенных в него афроамериканских семей.Большинство исследований в семейной литературе охватывало только американцев европейского происхождения. Таким образом, наши результаты более распространены на разнообразную популяцию. Это исследование демонстрирует важность рассмотрения нескольких точек зрения на отношения. Родители и взрослые дети, состоящие в одних и тех же отношениях, по-разному воспринимают причины напряженности, и это восприятие может по-разному влиять на качество отношений. Напряженность связана с большей амбивалентностью и более низкой аффективной солидарностью.Исследователям и практикам важно осознавать, что восприятие напряженности различается между семьями, внутри семьи и внутри человека в отношении различных отношений. Это исследование также показывает, что структурные и связанные с развитием вариации напряженности во многом зависят от темы напряжения и что некоторые темы напряжения могут быть более вредными для отношений, чем другие. Эти результаты имеют важное значение из-за длительного и далеко идущего воздействия отношений родитель-ребенок на благополучие, здоровье и поддержку.Следующие шаги включают изучение того, как родители и взрослые дети справляются с напряжением, и последствия этого напряжения для качества отношений с течением времени.

Благодарности

Это исследование было поддержано грантом R01AG17916 «Проблемы между родителями и потомством во взрослом возрасте» и R01 AG027769, «Психология передачи из поколения в поколение» Национального института старения. Мы хотели бы поблагодарить Кристин Айроуч и Программу развития жизненного пути за их полезные комментарии.Мы также хотели бы поблагодарить Кристину Хартман и Николь Фриззелл за их помощь в подготовке рукописи и Брэди Уэста за его помощь со статистическими моделями.

Сноски

Заявление издателя: Следующая рукопись является окончательно принятой рукописью. Он не подвергался окончательному редактированию, проверке фактов и корректуре, необходимой для официальной публикации. Это не окончательная версия, проверенная издателем. Американская психологическая ассоциация и ее Совет редакторов отказываются от какой-либо ответственности или обязательств за ошибки или упущения в этой версии рукописи, любой версии, полученной из этой рукописи NIH или другими третьими сторонами.Опубликованная версия доступна по адресу http://www.apa.org/journals/pag/

Более ранняя версия этой статьи была представлена ​​на собрании Геронтологического общества Америки в Далласе, штат Техас, ноябрь 2006 г., и в Обществе Встреча по изучению человеческого развития State College, PA, октябрь 2007 г.

Ссылки

  • Akiyama H, Antonucci T, Takahashi K, Langfahl ES. Негативное взаимодействие в близких отношениях на протяжении всей жизни. Журналы геронтологии: Серия B: Психологические и социальные науки.2003; 58: P70 – P79. [PubMed] [Google Scholar]
  • Альфиери Т., Рубль DN, Хиггинс ET. Гендерные стереотипы в подростковом возрасте: изменения в развитии и переход в неполную среднюю школу. Психология развития. 1996; 32: 1129–1137. [Google Scholar]
  • Бенгтсон В., Джарруссо Р., Мабри Дж. Б., Сильверштейн М. Солидарность, конфликты и амбивалентность: взаимодополняющие или конкурирующие взгляды на отношения между поколениями? Журнал брака и семьи. 2002. 64: 568–576. [Google Scholar]
  • Bengtson VL, Kuypers JA.Различия между поколениями и ставка развития. Старение и человеческое развитие. 1971; 2: 249–260. [Google Scholar]
  • Bengtson VL, Roberts REL. Солидарность поколений в стареющих семьях: пример построения формальной теории. Журнал брака и семьи. 1991; 53: 856–870. [Google Scholar]
  • Bengtson VL, Schrader SS. Родительско-дочерние отношения. В: Mangen DJ, Peterson WA, редакторы. Социальные роли и социальное участие. Университет Миннесоты Пресс; Миннеаполис, Миннесота: 1982.С. 115–129. [Google Scholar]
  • Birditt KS, Antonucci TC. Характеристики качества взаимоотношений и благополучия взрослых в браке. Журнал семейной психологии. 2007; 21: 595–604. [PubMed] [Google Scholar]
  • Birditt KS, Fingerman KL. Возрастные и гендерные различия в описаниях взрослых эмоциональных реакций на межличностные проблемы. Журналы геронтологии: Психологические науки. 2003; 58: P237 – P245. [PubMed] [Google Scholar]
  • Birditt KS, Fingerman KL. Становимся ли мы лучше в выборе сражений? Возрастные различия в описании поведенческих реакций на межличностную напряженность.Журналы геронтологии: Психологические науки. 2005; 60B: P121 – P128. [PubMed] [Google Scholar]
  • Braiker H, Kelley HH. Конфликт в развитии близких отношений. В: Берджесс Р.Л., Хьюстон Т.Л., редакторы. Социальный обмен в развитии отношений. Академическая пресса; Нью-Йорк: 1979. С. 135–168. [Google Scholar]
  • Кларк Э., Престон М., Раксин Дж., Бенгтсон В.Л. Типы конфликтов и трений между старшими родителями и взрослыми детьми. Геронтолог. 1999; 39: 261–270. [PubMed] [Google Scholar]
  • Коллинз А., Рассел С.Отношения мать-ребенок и отец-ребенок в среднем детстве и юности: анализ развития. Обзор развития. 1991; 11: 99–136. [Google Scholar]
  • Connidis IA, McMullin JA. Социологическая амбивалентность и семейные узы: критическая точка зрения. Журнал брака и семьи. 2002. 64: 558–567. [Google Scholar]
  • Crouter AC, Manke BA, McHale SM. Семейный контекст гендерной интенсификации в раннем подростковом возрасте. Развитие ребенка. 1995; 66: 317–329. [PubMed] [Google Scholar]
  • Fingerman KL.Источники напряжения в отношениях стареющей матери и взрослой дочери. Психология и старение. 1996; 11: 591–606. [PubMed] [Google Scholar]
  • Fingerman KL. Поджатые губы ?: Реакция стареющих матерей и взрослых дочерей на межличностную напряженность в их отношениях. Личные отношения. 1998. 5: 121–138. [Google Scholar]
  • Fingerman KL. Стареющие матери и их взрослые дочери: исследование смешанных эмоций. Издатели Springer; Нью-Йорк: 2001. [Google Scholar]
  • Fingerman KL, Chen PC, Hay EL, Cichy KE, Lefkowitz ES.Амбивалентные реакции в родительских и детско-взрослых отношениях. Журналы геронтологии: Психологические науки. 2006; 61B: P152 – P160. [PubMed] [Google Scholar]
  • Fingerman KL, Lefkowitz ES, Hay EL. Учеба в семье взрослых. Университет Пердью; West Lafayette, IN: 2004. [Google Scholar]
  • Fingerman KL, Pitzer LM. Социализация в старости. В: Hastings PD, Grusec JE, редакторы. Справочник по социализации. Guilford Press; Нью-Йорк: 2007. С. 232–255. [Google Scholar]
  • Fingerman KL, Pitzer L, Lefkowitz ES, Birditt KS, Mroczek D.Двойственные качества взаимоотношений между взрослыми и их родителями: влияние на благополучие обеих сторон. Журналы геронтологии: Психологические науки. под давлением. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
  • Hagestad GO. Отношения родителей и детей в дальнейшей жизни: тенденции и пробелы в прошлых исследованиях. В: Ланкастер Дж. Б., Альтман Дж., Росси А. С., Шеррод Л. Р., редакторы. Воспитание на протяжении всей жизни. Алдин Де Грюйтер; Нью-Йорк: 1987. С. 405–433. [Google Scholar]
  • Hauser ST, Book BK, Houlihan J, Powers S, Weiss-Perry B, Follansbee D, Jacobson AM, Noam GG.Половые различия в семье: исследования взаимоотношений подростков и родителей в семье. Журнал молодежи и отрочества. 1987. 16: 199–220. [PubMed] [Google Scholar]
  • Hill JP, Lynch ME. Усиление ролевых ожиданий, связанных с гендером, в раннем подростковом возрасте. В: Брукс-Ганн Дж, Петерсен А.С., редакторы. Девочки в период полового созревания: биологические и психологические перспективы. Пленум Пресс; Нью-Йорк: 1983. С. 201–228. [Google Scholar]
  • Hill SA, Sprague J. Воспитание в черно-белых семьях: взаимодействие пола с расой и классом.Пол и общество. 1999; 13: 480–502. [Google Scholar]
  • Karney BR, Davila J, Cohan CL. Эмпирическое исследование стратегий выборки в семейных исследованиях. Журнал брака и семьи. 1995; 57: 909–920. [Google Scholar]
  • Larson RW, Richards MH. Семейные эмоции: испытывают ли молодые подростки и их родители одинаковые состояния? Журнал исследований подросткового возраста. 1994; 4: 567–583. [Google Scholar]
  • Licht MH. Множественная регрессия и корреляция. В: Grimm LG, Yarnold PR, редакторы.Чтение и понимание многомерной статистики. Американская психологическая ассоциация; Вашингтон, округ Колумбия: 1995. С. 19–64. [Google Scholar]
  • Littell RC, Milliken GA, Stroup WW, Wolfinger RD. Система SAS для смешанных моделей. SAS Institute Inc; Северная Каролина: 1996. [Google Scholar]
  • Lowenstein A. Конфликт солидарности и амбивалентность: тестирование двух концептуальных рамок и их влияние на качество жизни пожилых членов семьи. Журналы геронтологии: общественные науки. 2007; 62: S100 – S107.[PubMed] [Google Scholar]
  • Люшер К., Пиллемер К. Межпоколенческая амбивалентность: новый подход к изучению отношений между родителями и детьми в дальнейшей жизни. Журнал брака и семьи. 1998. 60: 413–425. [Google Scholar]
  • McHale SM, Crouter AC, Whiteman SD. Семейные контексты гендерного развития в детстве и юности. Социальное развитие. 2003. 12: 125–148. [Google Scholar]
  • Morgan DL. Приспосабливаться к вдовству: действительно ли социальные сети облегчают жизнь? Геронтолог.1989. 29: 101–107. [PubMed] [Google Scholar]
  • Paulhus DL. Двухкомпонентные модели социально желательного реагирования. Журнал личности и социальной психологии. 1984; 46: 598–609. [Google Scholar]
  • Paulhus DL. Измерение и контроль смещения ответа. В: Робинсон Дж. П., Шейвер П. Р., Райтсман Л. С., редакторы. Меры личности и социально-психологические установки. Академическая пресса; Нью-Йорк: 1991. С. 17–59. [Google Scholar]
  • Петерс К.Л., Хукер К., Звонкович А.М. Восприятие старшими родителями амбивалентности в отношениях со своими детьми.Семейные отношения. 2006; 55: 539–551. [Google Scholar]
  • Pillemer K, Suitor JJ. Объяснение амбивалентности матери по отношению к своим взрослым детям. Журнал брака и семьи. 2002. 64: 602–613. [Google Scholar]
  • Priester J, Petty RE. Расширение основ субъективной амбивалентности отношения: межличностные и внутриличностные предпосылки оценочного напряжения. Журнал личности и социальной психологии. 2001; 80: 19–34. [PubMed] [Google Scholar]
  • Росси А.С., Росси PH. О человеческих связях: родительско-детские отношения на протяжении всей жизни.Альдин де Грюйтер; Нью-Йорк: 1990. [Google Scholar]
  • Ryff CD, Lee YH, Essex MJ, Schmutte PS. Мои дети и я: оценка взрослых детей и себя в среднем возрасте. Психология и старение. 1994; 9: 195–205. [PubMed] [Google Scholar]
  • Шапиро А. Пересмотр разрыва между поколениями: изучение взаимоотношений родителей / взрослых-детей. Международный журнал старения и человеческого развития. 2004. 58: 127–146. [PubMed] [Google Scholar]
  • Шоу Б.А., Краузе Н., Чаттерс Л.М., Коннелл К.М., Ингерсолл-Дейтон Б.Эмоциональная поддержка родителей в молодости, старении и здоровье. Психология и старение. 2004; 19: 4–12. [PubMed] [Google Scholar]
  • Silverstein M, Bengtson VL. Солидарность поколений и структура взрослых детско-родительских отношений в американских семьях. Американский журнал социологии. 1997. 103: 429–460. [Google Scholar]
  • Silverstein M, Bengtson VL. Снижают ли тесные отношения между родителями и детьми риск смерти пожилых родителей? Журнал здоровья и социального поведения. 1991; 32: 382–395.[PubMed] [Google Scholar]
  • Singer JD. Использование SAS PROC MIXED для соответствия многоуровневым моделям, иерархическим моделям и индивидуальным моделям роста. Журнал образовательной и поведенческой статистики. 1998. 23: 323–355. [Google Scholar]
  • Singer JD, Willett JB. Прикладной лонгитюдный анализ данных. Издательство Оксфордского университета; Нью-Йорк: 2003. [Google Scholar]
  • Smetana JG, Daddis C, Chuang SS. «Убери свою комнату!»: Продольное исследование конфликта между подростками и родителями и разрешение конфликтов в афроамериканских семьях среднего класса.Журнал исследований подростков. 2003. 18: 631–650. [Google Scholar]
  • Spitze G, Gallant MP. «Горькое со сладким»: стратегии пожилых людей для преодоления амбивалентности в отношениях со своими взрослыми детьми. Исследования старения. 2004. 26: 387–412. [Google Scholar]
  • Steinberg L. Мы кое-что знаем: отношения родителей и подростков в ретроспективе и перспективах. Журнал исследований подросткового возраста. 2001; 11: 1–19. [Google Scholar]
  • Talbott MM. Отрицательная сторона отношений между вдовами старшего возраста и их взрослыми детьми: взгляд матерей.Геронтолог. 1990; 30: 595–603. [PubMed] [Google Scholar]
  • Томпсон М.М., Занна М.П., ​​Гриффин Д.В. Не будем равнодушны к (установочной) амбивалентности. В кн .: Петти Р.Е., Кросник К.А., ред. Сила отношения: предпосылки и последствия. Лоуренс Эрлбаум Ассошиэйтс, Инк; Хиллсдейл, Нью-Джерси: 1995. С. 361–386. [Google Scholar]
  • Амберсон Д. Отношения между взрослыми детьми и их родителями: Психологические последствия для обоих поколений. Журнал брака и семьи.1992; 54: 664–674. [Google Scholar]
  • Willson AE, Shuey KM, Elder GH. Двойственное отношение взрослых детей к стареющим родителям и свекрови. Журнал брака и семьи. 2003. 65: 1055–1072. [Google Scholar]
  • Willson AE, Shuey KM, Elder GH, Wickrama KAS. Амбивалентность в отношениях матери и ребенка: диадический анализ. Social Psychology Quarterly. 2006; 69: 235–252. [Google Scholar]

Цена обвинения родителей

В конце XIX века Фрейд предположил, что, подобно мифическому греческому королю Фив, ребенок бессознательно хочет убить своего отца, чтобы иметь возможность заняться сексом со своей матерью.Он считал, что одна из основных функций психоанализа — довести гнев по отношению к родителю до сознательного осознания, и это освободит клиента от симптомов.

Сегодня лишь небольшая часть психотерапевтов все еще верят в центральную роль Эдипова комплекса или его женской версии, Электры, мифологической женщины, прославившейся Софоклом и Еврипидом за то, что они планировали отомстить своей матери. Тем не менее, сосредоточение внимания на гневе по отношению к родителям по-прежнему лежит в основе многих психотерапевтических методов, ориентированных на понимание.

Как психологи и исследователи, мы думаем, что упор на поддержку продолжающегося гнева и обвинения родителей является проблемой современной психотерапии и культуры в целом. Подтверждение чувств и представлений может быть полезным и даже необходимым первым шагом в исцелении от трудного детства. Вторым полезным шагом может стать обучение тому, как перейти от самообвинения к законному гневу на родителей.

Рекламное объявление Икс

Meet the Greater Good Toolkit

От GGSC на вашу книжную полку: 30 научно обоснованных инструментов для благополучия.

Что нас беспокоит, основываясь на исследовании привязанности в семейных отношениях, охватывающих несколько поколений, так это то, как остановка на этом втором этапе может ухудшить отношения с родителем и нанести вред долгосрочным интересам человека и расширенной семьи.

Мы считаем, что новая терапевтическая структура для ответа на гнев взрослых детей на своих родителей может быть более полезной в долгосрочной перспективе — для взрослого ребенка, родителя и внуков. Такой же новый фрейм нужен тем из нас, клиентов или нет, кто твердо придерживается мнения о том, что родители виноваты во многих психологических трудностях.

Наша цель здесь — описать некоторые открытия из теории привязанности, которые могут помочь терапевтам, клиентам и другим людям понять, почему может быть полезно преодолеть гнев на своих родителей. Мы не предлагаем популярные в настоящее время стратегии «отпустить и двигаться дальше» или «прощение», какими бы полезными они ни были. Скорее, мы утверждаем ценность достижения более полного понимания того, почему наши родители вели себя именно так, чтобы мы могли не попасть в ловушку старых шаблонов и не повторять болезненные шаблоны отношений в следующем поколении.

Гнев и привязанность из поколения в поколение

Одна из самых больших опасностей хронического гнева по отношению к родителю заключается не только в том, как это влияет на отношения между нами и нашими родителями, но и в том, как это может повлиять на наши отношения с интимным партнером или нашими детьми.

Наши собственные и другие исследования подтверждают теории Джона Боулби, который утверждал, что младенцы или маленькие дети, которые никогда не чувствовали себя надежно привязанными к одному или обоим родителям, могут нести в себе глубоко укоренившуюся неуверенность во взрослой жизни относительно того, заслуживают ли они того, чтобы их любили или заботились.Эта незащищенность может сильно повлиять на способность этого человека любить и воспитывать детей. Другими словами, возможность быть надежно привязанным в детстве влияет не только на чувство безопасности и благополучия этого ребенка, но и на его или ее способность в дальнейшей жизни воспитывать надежную привязанность у своего ребенка.

В наших лонгитюдных семейных исследованиях мы рассмотрели истории привязанности родителей, а затем то, как учителя описывали поведение своих детей в школе. Мы обнаружили, что дети с родителями, чьи отношения можно охарактеризовать как небезопасные по отношению к их родителям (бабушкам и дедушкам), более склонны к гневу и агрессии со сверстниками, застенчивым, замкнутым, тревожным или депрессивным — или одновременно злым и тревожным. У них также было меньше шансов преуспеть в учебе. Как это происходит?

Наше исследование демонстрирует, что небезопасная привязанность, по-видимому, приводит к тому, что дети — а позже и взрослые — испытывают трудности с контролем или модулированием своих эмоций, знают, как успокоить себя в стрессовых ситуациях, или чувствуют себя расслабленными и доверяют другим, и это, в свою очередь, отражается в том, что мы видели в их отношениях с партнерами и детьми. Родители часто были неспособны увидеть свой собственный вклад в страдания и конфликты в своих ключевых отношениях.По всей вероятности, эти трудности возникают из-за того, что у них нет заботливого родителя, они не чувствуют себя любимыми и не умеют принимать или заботиться о себе.

Когда клиент осознает эту динамику, естественно сердиться на родителя. Но как нам перейти от гнева, самообвинения и ненадежной модели близких отношений к более терпимому и сострадательному взгляду на наше воспитание? То есть, как мы можем создать более обнадеживающую модель того, чего мы можем ожидать или к чему стремимся в наших близких отношениях? И зачем кому-то беспокоиться?

Как терапевты помогают или мешают клиентам

Психотерапевт обычно поддерживает или поощряет гнев взрослого на его или ее родителей за их поведение в прошлом, основываясь на идее, что установление контакта и выражение гнева поможет клиенту уйти от самообвинения и перейти к улучшение психического здоровья.

Однако отношения клиента с терапевтом могут быть более ограничивающими, чем расширяющими, с течением времени, если терапевт продолжает поддерживать идею о том, что клиент должен агрессивно сопротивляться реальности или воспоминаниям (если родителя уже нет в живых) о человеке. грозным отцом или матерью, вместо того, чтобы видеть в родителях кого-то со своими собственными слабостями, неуверенностью и стремлениями. Это важно учитывать, потому что, когда взрослые держатся за негативные чувства по поводу ранних отношений, это может укрепить их представление о себе как о жертве и сделать их неспособными принять меры для установления интимных отношений, которые приносят удовлетворение, доверие или, по крайней мере, не вредный.

Без какого-либо подталкивания клиент мог также сделать вывод, что избегание, а не восстановление отношений с родителем — единственный выбор. Хотя прекращение отношений с родителем иногда может быть самым здоровым решением, это не всегда: останавливаясь на поддержке гнева клиента на родителя, некоторые терапевты могут исключить возможность того, что родитель все еще может предоставить часть того, что нужно. Взрослый ребенок жаждет и нуждается, даже если это больше проявляется в отношениях между внуком и дедушкой.

Хотя многие авторы, которые говорят о привязанности, пишут так, будто модель сформирована на раннем этапе и навсегда запечатлена как шаблон, данные не подтверждают это. Модели привязанности могут со временем меняться, поскольку более благоприятный или удовлетворяющий опыт отношений подталкивает нас к чувству большей легкости, доверия и уверенности в развитии удовлетворительных интимных отношений (что некоторые называют «заслуженной безопасностью»). Это может произойти, когда стиль романтического партнера показывает, насколько более принимающая позиция может быть заботливой, или когда более отзывчивые отношения с заботливым взрослым — терапевтом, наставником, учителем или другом — показывают, что можно найти более заботливых, поддерживающих и поддерживающих друг друга. удовлетворение близких отношений.

Как перейти от гнева к пониманию

В общем, мы не можем простить своих родителей, пока не получим некоторую ясность в том, что мы не заслуживаем их плохого обращения. Не менее важно понимать, что в мире семьи травмы часто приводят к травмам: с большинством родителей, которые плохо обращаются со своими детьми, вероятно, также плохо обращались. Чтобы разорвать этот печальный круг, цель может заключаться в том, чтобы увидеть в родителях не только пренебрежительного или враждебного отношения, но и как плохо подготовленных для создания такой семейной среды, которая способствует укреплению уверенности и надежных привязанностей.

Представление о том, что родители «сделали все, что в их силах», может показаться отрицательным для тех, кто уже чувствует себя бедным и недостойным. Но движение к этой точке зрения вместо того, чтобы держаться за долгосрочную или вновь обретенную злость, имеет три потенциально продуктивных результата:

  • Во-первых, некоторые взрослые могут успешно установить более удовлетворительные отношения со своими родителями, родственниками или родственниками. члены семьи, вместо того, чтобы отказываться от каких-либо отношений со своей большой семьей.
  • Во-вторых, для некоторых взрослых такая позиция может привести к установлению разумных ограничений для отношений с родителем, который продолжает оскорблять, вместо того, чтобы продолжать нести постоянное чувство гнева, которое поражает другие аспекты жизни.
  • В-третьих, более дифференцированное представление о том, почему родители вели себя именно так, может помочь нам избежать повторения цикла ненадежных привязанностей с нашими партнерами и детьми. В свою очередь, это может способствовать развитию у наших родителей и детей отношений между поколениями, поскольку мы создаем новые собственные семьи, тем самым предлагая нашим детям отношения в их расширенной семье.

Требуется психологическое усилие, чтобы перейти от гнева к пониманию и взрастить понимание того, что то, что кажется преднамеренным, не всегда так. Это верно независимо от того, получает ли человек помощь от профессионала.

Это также требует развития большей невосприимчивости к восприятию и поведению родителей — процесс, который означает рост и делает нас более устойчивыми как в семейных отношениях, так и в противостоянии жизненным трудностям. Развитие сострадания к родителям, интимным партнерам и друзьям полезно не только потому, что оно делает нас более сострадательными людьми, но и потому, что позволяет нам видеть слабости других, распознавать иногда неудачные попытки заботиться о нас и, в конечном итоге, любить более полно и будьте более открыты к любви со стороны других.

В то время как многие люди считают, что это одна из самых сложных задач, которую можно выполнить — с профессиональной помощью или без нее, — некоторым посчастливилось обнаружить, что она дает освобождение способами, о которых они даже не догадывались, и что мир кажется более гостеприимным. которую нужно жить и любить.

Взрослые Дети | Руководство по воспитанию взрослых детей

Воспитание взрослых детей: это один из самых трудных — и все же наименее обсуждаемый — жизненный переход, с которым сталкиваются современные бумеры.Истерики у малышей и гормоны подростков не были пикником, но для этих этапов воспитания доступно множество ресурсов — впрочем, не столько для того, как воспитывать взрослых детей. Вот почему мы создали это руководство. Используйте его как ресурсный центр и обращайтесь к нему за инструментами, советами и стратегиями, которые помогут вам лучше ориентироваться в это трудное время в жизни своих взрослых детей.

Когда ваши дети становятся взрослыми детьми

Ли вы верите, что взрослая жизнь начинается в 18 лет или что это меньше, чем число и больше о зрелости, реальность такова, что сегодняшняя молодежь живет в очень Другое слово.Калечащий долг колледжа. Высококонкурентный рынок труда. В давление для выполнения — и успеха — на ранней стадии. Постоянное сравнение с аналогами через социальные медиа. Из-за этих изменений появились новые определения взрослой жизни. возникающий.

В Фактически, эксперты все чаще используют термин «развивающаяся взрослая жизнь», благодаря работе Джеффри Дженсена Арнетта, профессора психологии и автор книги Emerging Adulthood: the Winding Road from the Late Teens Через двадцатые годы. В книге Арнетт исследует демографию этот жизненный этап и отмечает различие между юностью и взрослой жизнью.

Но жизнь 20-летнего взрослого ребенка выглядит совершенно иначе, чем у 30-летнего. или 40-летний взрослый ребенок. Если у вас большая семья, у вас может быть взрослый дети на всех трех стадиях юного взросления.

В эти десятилетия могут быть совпадения и выбросы — например, более 10 миллионов миллениалов в настоящее время ухаживают за одним из родителей или бабушкой или дедушкой — но это одни из основных вех и маркеров для молодых людей:

  • Жизнь в 20-е гг. Окончание колледжа (или посещение других высших учебных заведений), подача заявления в аспирантуру для получения ученой степени, поиск работы, свидания, изучение личности, определение карьеры и жизненного успеха.
  • Жизнь в 30-е гг. Карьерный рост, изменение отношений (более длительные свидания, брак, совместное проживание), путешествия, сбережения / покупка дома, создание семьи.
  • Жизнь в 40-е гг. Более сфокусированная карьера (или, возможно, смена карьеры), воспитание детей, начало размышлений о пенсии, планирование ухода в соответствии с возрастом родителей, бабушек и дедушек, продолжение образования.

Воспитание взрослых детей

Ваши дни смены подгузников и шофера закончились. Независимо от того, чувствуете ли вы облегчение или противоречие по поводу этого изменения, пора принять независимость вашего взрослого ребенка и насладиться новым этапом родительских обязанностей. Есть разные способы воспитания взрослых детей. Вот восемь способов укрепить здоровые отношения со своими взрослыми детьми и как воспитывать взрослых детей в возрасте от 20 лет и старше:

1. Признавайте и уважайте свои различия. Если у вас и вашего ребенка был конфликт задолго до того, как он стал взрослым, он не исчезнет в одночасье, когда ему исполнится 18 лет. Иногда конфликт является просто результатом столкновения личностей, и пребывание под одной крышей может его усилить. Хорошие новости: сейчас самое время принять — и отпраздновать — уникальность вашего ребенка. Возможно, вы не всегда соглашаетесь с их жизненным выбором, но по мере роста их независимости находите радость в общении без конфликтов.

2. Поделитесь своей мудростью и пониманием (без критики). Поскольку ваш ребенок может иметь совсем другой темперамент, чем ваш, он не всегда может хорошо реагировать на ваши предложения — какими бы полезными они ни были. Если они почувствуют критику, они могут даже полностью отключиться. Если вы делитесь мудростью, делайте это с изяществом и чуткостью. Это одна из многих проблем в воспитании взрослых детей, но это также и сильный способ укрепить с ними понимание и сочувствие. Узнай, как они общаются.

3.Установление границ со взрослыми детьми. Неважно, в каких условиях вы живете — взрослые дети, живущие дома, взрослые дети, живущие за границей, и все остальное — вам все равно нужны границы. Бывают случаи, когда вы первый, кому они звонят в кризисной ситуации, а в других случаях они захотят сначала выяснить это с другом. Точно так же то, что ваши дети уже взрослые, не означает, что вы должны рассказывать им обо всех интимных решениях и обсуждениях, которые вы можете проводить дома с супругом или партнером.Установите основные правила, как не соглашаться. Поначалу может быть неудобно устанавливать границы со взрослыми детьми, но чем больше вы будете это делать и придерживаться, тем легче будет это сделать.

4. Занимайтесь любимым делом вместе. Если вы любили делать покупки вместе со своей дочерью, когда она была подростком, нет причин останавливаться сейчас. Может быть, пришло время открывать для себя новые вещи, которые нравятся вам обоим. Какими бы ни были традиции, хобби или занятия, которые нравятся вам и вашему взрослому ребенку, регулярно наслаждайтесь ими вместе.

5. Освободите место для значимых людей в их жизни. Может быть трудно поделиться своими детьми с их близкими, но эти отношения являются важным этапом на пути их к независимости. Будьте открыты и любезны при встрече с этим человеком и находите способы познакомиться с ним, не проявляя излишней напористости или критики. Это не обязательно означает отпускать взрослых детей, но дает им возможность расти и учиться в своем собственном темпе.

6.Будьте консультантом, а не генеральным директором. Тесс Бригам, LMFT (лицензированный терапевт по вопросам брака и семьи) из района Залива, говорит, что на этом этапе отцовства речь идет не о том, чтобы управлять компанией и нести ответственность за свою жизнь, как вы были, когда они были иждивенцами, а, вместо этого, воспитывать взрослых. «Дети» могут означать предоставление экспертных советов и рекомендаций, которые могут реализовать взрослые дети.

7. Будьте звуковой дорожкой для взрослых детей. Создайте атмосферу, в которой вашим детям всегда будет казаться, что они могут с вами поговорить, — говорит Синтия Уайт, писатель-фрилансер из Канады, у которой 29-летняя дочь и 32-летний сын.«Взрослые дети не всегда будут просить совета, а, скорее, просто просят звуковую доску», — говорит Уайт. И, помимо поддержания открытых линий связи, сохраняйте покерное лицо, когда они делают разговаривают с вами о вещах, от которых у вас мурашки по коже, добавляет она.

8. Сделайте семейные встречи регулярным явлением. Если вы на протяжении всей жизни своего ребенка способствовали открытому общению, регулярные семейные встречи будут казаться более естественными, — говорит доктор Ричард Хоровиц из Growing Great Relationships.В больших семьях бывает сложно удержать всех на одной странице. Регулярные семейные встречи дают родителям и братьям и сестрам безопасное пространство для обсуждения проблем, вызывающих беспокойство, и для совместного решения сложных вопросов.

Взрослые дети, игнорирующие своих родителей

Нет у каждого родителя и ребенка есть счастливые отношения и взрослая жизнь могут увеличить этот разрыв. Ищите возможности чтобы укрепить более здоровые отношения, чем в прошлом, теперь, когда динамика власти могла измениться.Попробуйте найти общие интересы — если ваша дочь любит занятия спортом, планируйте вместе пойти на мероприятие. Если ваш сын любит историю искусств, пригласите чтобы встретить вас в музее в субботу.

Если раны ваших болезненных отношений глубоки, вы можете поискать терапевт, который может помочь вам понять корни боли и работать над ее устранением. выздоровление. Может быть возможность привести сына или дочь на сеанс с вами, чтобы терапевт мог вести открытый разговор об этом прошлом болит.

Независимо от ситуации, будьте настойчивы в установлении отношений со своими взрослыми детьми, осознавая, что вы можете быть ближе к одним из них, чем к другим. Если ваш ребенок полностью игнорирует вас, и вы уже пытались спросить, зачем вам, возможно, нужно дать ему время и место. Не принимайте это на свой счет и постоянно выражайте свое желание отношений, когда они будут готовы.

Взрослые дети, не уважающие своих родителей

Пока вы можете не всегда соглашаться со всем в этой новой фазе родительско-дочернего отношения, взрослые дети не должны больше испытывать вас или восстать против вас.Установите ожидание за уважение: вы все еще родительская фигура.

Если ваш взрослый ребенок возвращается домой, вы также можете предоставить ему комнату и питание. Тесс Бригам, опытный психотерапевт, которому исполнилось 20 лет, жизненный стратег, говорит, что одна из самых важные вещи, которые родители могут сделать до того, как взрослый ребенок вернется домой, — это оцените, что вы хотите от этой договоренности, вместо того, чтобы сразу готовить комнату вашего ребенка и наполнение холодильника едой.

«Родителям бывает так сложно сказать« нет », — говорит Бригам.«Вот почему так важно сформулировать намерение, подумать о том, как это может выглядеть, и установить четкие границы». Например, вы все равно должны пойти на занятия йогой или в тренажерный зал и выполнять свои собственные обязательства — вместо того, чтобы бросать все, чтобы сходить за молоком или получить заявление о приеме на работу для этого ребенка. Это предотвращает обиду со стороны родителей и помогает обеспечить приоритетность заботы о себе. «Вам нужно поддерживать своего ребенка, чтобы не потеряться в процессе», — говорит Бригам.

Взрослые дети, возвращающиеся домой

Доктор.Горовиц говорит, что есть две основные причины, по которым дети возвращаются домой: деньги и стиль воспитания. В современном обществе сложнее быть финансово независимым, где долг колледжа часто намного превышает то, что могут зарабатывать новые выпускники, если им посчастливится найти работу. Они либо полагаются на своих родителей в получении дохода, либо вынуждены переехать домой.

Даже если бы вы не считали себя родителем-вертолетником, многие молодые люди менее устойчивы, если вы часто вмешивались в их защиту. «Они попали препятствие, и они с меньшей вероятностью справятся », — говорит Горовиц.«Это может быть потому что они слишком привязались, а это мешает независимости ».

Какими бы ни были причины, по которым ваш взрослый ребенок переезжает домой, ваш успех в организации работы на короткие расстояния зависит от установления четких ожиданий и правил для взрослых детей, живущих дома.

Правила для взрослых детей, проживающих дома

1. Остерегайтесь старых шаблонов и отменяйте их. Даже если ваш сын сохранил общежитие комната на удивление аккуратная, легко вернуться к старым образцам и привычкам, если он возвращается в комфорт и рутину дома.Будьте готовы к этому возможность, обсудив, как все было, и поделитесь, какими вы хотели бы видеть этих старых модели меняются в настоящем.

Для Например, если он пришел домой со школьной работы и плюхнулся на диван смотреть телевизор — оставив свою грязную одежду разбросанной по гостиной — установить ожидание на раннем этапе: когда он возвращается с работы домой, вы бы хотели, чтобы он оставил свои вещи в своей комнате прежде, чем он будет зависать в общем семейном месте.

Какие бы конфликты у вас ни были с детьми раньше, скорее всего, всплывут снова, хотя теперь, когда они стали взрослыми, они могут выглядеть иначе.И ваши отношения из-за этого другие, но это не значит, что старые модели, особенно негативные, должны быть частью нового образа жизни. Возможно, вы больше не будете «руководить», но пока они живут в вашем доме, старайтесь улучшить отношения с помощью честного, открытого общения.

2. Удостоверьтесь, что бремя работы по дому и домашней работы распределяется поровну и как можно честно. Им больше не нужна наклейка, но вашим детям по-прежнему должны вносить свой вклад в работу по дому.Сядьте вместе и обсудите время и то, что является реалистичным, исходя из их и вашего расписания.

Если ваша дочь любит готовить, но работает в ресторане в обеденное время, возможно, попросите ее приготовить заморозку по выходным или по утрам, чтобы у вас будет доступ к простым вариантам в течение недели.

Если у вашего сына теперь есть собственная ванная комната, и он обязан ее убрать, если только готов заняться другими домашними делами (стричь газон, заменять перегоревшие лампочки, вынося мусор) в обмен на прикосновение белой перчатки мамы.

Для получения дополнительных рекомендаций по установлению правил для взрослых детей, живущих дома и налаживанию домашних отношений с вашими взрослыми детьми, прочтите Дети-бумеранги: когда взрослые дети возвращаются домой.

Отпустить взрослых детей при их переходе в реальный мир

Если ваши дети еще подростки, успешный выход во взрослую жизнь начинается уже сейчас. Здесь Эми Уайт, магистр делового администрирования и создательница блога Daily Successful Living Blog, делится тем, что помогло ей и ее мужу, когда их три подростка (которым сейчас 20 лет) перешли во взрослую жизнь:

  • Помогите, не раздавая раздаточных материалов. «Одно из решений, которые мы с мужем приняли, когда наши дети начали уезжать из дома, — это оказать поддержку, но не оказывать финансовую помощь», — объясняет Уайт. «Родителям трудно видеть, как ваши дети борются, что приводит к их склонности к чрезмерному увлечению. Чтобы помочь нашим детям, мы продолжали оплачивать их медицинскую страховку, мобильные телефоны и оставляли их на нашей автомобильной страховке ». Уайт говорит, что как только их дети начали свою первую настоящую работу, она и ее муж сели с ними и объяснили стоимость их телефонов и страховки, а затем дали им понять, что это расходы, за которые они несут ответственность.
  • Настроить систему окупаемости. Каждый месяц наши взрослые дети должны возвращать нам деньги, — говорит Уайт. «Все наши дети постепенно начали переводить эти учетные записи на свои собственные имена и брать на себя эту ответственность. Теперь у нас есть один ребенок на нашем телефонном плане и один на нашей автомобильной страховке », — говорит она.
  • Отпустить взрослых детей — значит отметить переход к независимости. Уайт и ее муж наслаждались этой сменой.«Было очень весело наблюдать, как они начинают самостоятельно жить в финансовом отношении», — говорит она. «Я думаю, что, постепенно позволяя им переходить, обеспечивая при этом финансовую поддержку, в которой они нуждались в то время, — помогли каждому из них поэкспериментировать с деньгами и найти способ составления бюджета, который работал бы для них».

Когда взрослый ребенок имеет проблемы с психическим здоровьем или особые потребности

Моника Гаррет-Хьюз, медсестра в BrightStar Care из Лаббока, штат Техас, дает советы по установлению границ здорового образа жизни, когда ваш взрослый ребенок живет с психическим заболеванием.«Все начинается еще до первого дня, с понимания их болезни и происхождения», — говорит Гаррет-Хьюз.

Когда она встречается с семьями, чтобы обеспечить уход, Гаррет-Хьюз пытается понять триггеры и то, как болезнь проявляется. «Первым приоритетом является демонстрируя четкие границы и никогда не колеблясь », — говорит она. Но это важно, чтобы родители узнали, на что способны их сын или дочь, и подбадривайте их по пути, за Гаррет-Хьюз. «Установление распорядка и быть предсказуемым тоже очень важно.”

Один из самых больших проблем в навигации этого типа родитель-взрослый ребенок отношение? Разлучение вашего ребенка с его / ее психическим заболеванием. «Позади перепады настроения, боевое поведение и истерики, есть прекрасная душа которые по-прежнему нуждаются в сострадательной заботе », — говорит Гаррет-Хьюз.

Дж. Надежда Суис, автор из Mid-Life Joyride , берет на себя многие обязанности внук, а ее младшая дочь — его мать — борется с психическим заболеванием. «Моя дочь, ее муж и их двухлетний сын живут со мной», — говорит Суис.«Мне также нужно решить, как решать такие проблемы, как деньги, домашние дела и другие ситуации с ней напрямую, и научитесь баланс там, где психическое заболевание останавливается / начинается и начинается активизация ». Включение взрослых детей может происходит без вашего осознания. Суис прошел курс, предоставленный Национальный альянс по психическим заболеваниям (НАМИ), чтобы она могла лучше понять ее болезнь дочери и получить навыки, необходимые ей, чтобы воспитывать ее во взрослом возрасте.

В случае взрослого ребенка с особыми потребностями может потребоваться более длительный период поддержки до перехода к независимости.Некоторым взрослым детям с особыми потребностями всегда может потребоваться поддержка, но она должна быть адаптирована к их потребностям и с учетом их целей в отношении независимости. Прочтите нашу статью Кто позаботится о моем взрослом ребенке с особыми потребностями? для получения информации и советов.

Родители и взрослые дети

Автор Хизер Гудиер хочет видеть крепкие семьи на каждом этапе жизни, и это повлияло на ее писательство и воспитание детей (двое из ее шести детей достигли совершеннолетия, и один уже на пороге).

Говорит Goodyear: «Я узнал, что слишком многие родители сожалеют, что их дети достигают совершеннолетия. У них ностальгия по младенцу, малышу и годы взросления — и сожалею, что те дни не вернутся ». Это сожаление часто подпитывает создание благоприятных условий или даже конфликт, потому что вместо того, чтобы охватить все независимые аспекты жизни своих взрослых детей — они начинают бороться против растущей независимости своих детей. «Это создает бурную время между родителями и взрослыми детьми, которое, вероятно, вызовет еще большее сожаление для родителей позже », — говорит Гудиер.

Как вы избегаете возможности для взрослых детей, особенно когда ваш взрослый ребенок требовательный и нуждающийся (и, возможно, так было на протяжении всего детства)? Начните с установления границ со взрослыми детьми и помните о цели независимости. Работайте вместе, чтобы оправдать ожидания. Открыто говорите о проблемах и честно говорите о страданиях и надеждах.

Взрослые дети, пользующиеся преимуществами родителей

Если вы оплакивали пустое гнездо, вы, вероятно, встретите своего ребенка дома с открытые объятия.Но это не значит, что вы должны делать все за них или позволять им Воспользуйтесь вашим теплым приемом.

Кэрри Кравик, лицензированный терапевт по вопросам брака и семьи в клинике Birmingham Maple Clinic в Трое, штат Мичиган, советует родителям провести инвентаризацию того, что они могут контролировать, а что нет. «Возможно, вы не сможете контролировать, как долго ваш взрослый ребенок остается или спит дома, но вы можете контролировать его ресурсы, такие как деньги, использование автомобиля и т. Д.», — говорит Кравец. «Создайте правила для взрослых детей, живущих дома, и ожидания того, что вы можете контролировать, и избегайте того, чего вы не можете.”

Что делать с взрослыми детьми, которые ждут денег

Элизабет Ститт, автор книги «Воспитание как второй язык» и основатель Joyful Parenting Coaching, предлагает этот совет о том, как решать денежные вопросы с взрослые дети:

«Давай скажите, что ваш взрослый человек 20-летнего возраста вернулся к вам. Вы сочувствуете проблемы дороговизны жилья и хотят помочь. Помогать бывает иначе чем устранение всех препятствий и предотвращение вашего ребенка от взросления обязанность.Конечно, пусть они снимают у вас по сниженной ставке, но взимают арендовать. Сколько? Что ж, достаточно, чтобы уменьшить количество борьбы, но не все Это. Если вы размещаете своего взрослого ребенка по льготной цене, и он тратит много на его досуге (независимо от того, насколько он полезен), вы позволяете своему взрослому детей и не позволяя им быть взрослыми.

“Датчик сколько поддержки оказать, задав вопрос, помогает ли моя поддержка моему ребенку достичь более высокого уровня ответственности взрослых? Например, возможно, ваш предоставление жилья позволяет вашему взрослому ребенку оставаться на работе и брать продолжая уроки обучения одновременно, а может быть, вы спасаете его от пары часов в день в пути, чтобы он мог потратить лишние часы, чтобы по-настоящему произвести впечатление на своего босса и подготовиться к повышению по службе.”

Подробнее об этой сложной теме читайте в нашей статье Давать деньги взрослым детям: когда остановиться и как избавиться от привычки .

Основные проблемы, вызывающие беспокойство у взрослых детей

Какие бы заботы о воспитании взрослых детей ни возникали на этом новом этапе, проблема часто сводится к установлению и соблюдению границ:

  • Как помочь им успешно запустить программу, не допуская взрослых детей?
  • Как вы помогаете своей дочери в борьбе с управлением капиталом стать финансово независимым?
  • Как вы помогаете своему сыну, который борется с ужасающей тревогой, жить в собственной квартире?
  • Как вы ориентируетесь в возвращении ребенка — с внуками в буксир — после разрыва болезненных отношений или брака?
  • Как уравновесить желание быть всем для всех вы любите — детей и внуков, супругов и стареющих родителей — выполняя чего вы надеялись и даже планировали на стадии пустого гнезда?

Есть на этом этапе жизни много уровней сложности, и ресурсы вокруг него немногочисленны и редки, поскольку многие из этих изменений возникают недавно, а жизнь взрослые дети выглядели совсем иначе в предыдущих поколениях.

Как в любой сложной жизненной фазе, обсуждая проблемы со сверстниками и теми, кто в аналогичных ситуациях является положительной отправной точкой, так как поиск консультанты, медиаторы и другие специалисты, которые могут направлять и прямой — чтобы облегчить растущие боли в отношениях родитель-взрослый ребенок. Для много семей, незаживающие раны и шрамы детства (для обоих родителей и ребенок) может потребоваться конфронтация, чтобы развить здоровую, основательную отношение.

Мы готовы помочь вам во всем и будем рады вашим отзывам по темам, которые вы хотели бы, чтобы мы затронули.Или расскажите нам, как вы справляетесь со своими взрослыми детьми в сложной ситуации, в комментариях ниже.

Когда взрослые дети «разводятся» со своими родителями

Документы не подаются, и ни один судья не слушает дело, но все больше и больше взрослых детей разводятся со своими родителями, часто полностью прерывая контакт. Что вызывает рост отчуждения между родителями и детьми? У профессионалов, работающих с семьями, есть некоторые идеи, и тысячи людей поделились своим опытом в опросах.Окончательные ответы могут быть труднодостижимыми, но некоторые проблемы довольно легко понять.

Статистика отчуждения

На сайте Estranged Stories и родители, и взрослые дети могут заполнить анкеты о своем отчуждении. Результаты могут быть неожиданными. Разлученные родители старше, чем можно было бы ожидать, более одной трети приходится на возрастную группу от 70 до 80 лет.

Когда их попросили описать отношения между родителями и детьми до разрыва, наиболее популярным ответом взрослых детей было то, что они поддерживали их из «морального долга».Вторым по популярности ответом было описание отношений как «непостоянных и / или не близких». На вопрос, несут ли они какую-то ответственность за отчуждение, чуть более половины ответили утвердительно.

Еще одна интересная область касается того, рассказывали ли дети когда-либо отрезанному родителю причины отчуждения. Более 67% сказали, что да. Это обратное зеркальное отражение ответа родителей в аналогичном опросе, когда более 60% заявили, что им никогда не рассказывали о причинах отчуждения.Это неравенство отражает трудности, с которыми иногда сталкиваются родители в общении со взрослыми детьми.

Британский опрос показал, что обычно дети прерывают контакт. Когда родителей спросили об отчуждении, почти три четверти ответили, что их дочь (74,5%) или сын (73%) были инициаторами разрыва.

Когда детей спросили об их отчуждении от родителей, их ответы были аналогичными. Среди тех, кто расстался с матерями, 55% заявили, что они инициировали перерыв, а 10% заявили, что их мать прервала их.Дети, разлученные со своими отцами, инициировали перерыв в 51% случаев и были отключены в 14% случаев.

Причины отчуждения

Причины конфликтов между родителями и взрослыми детьми различны. Некоторые взрослые дети разорвали отношения с родителями из-за травмирующего детства: они подвергались жестокому обращению или росли с родителями, чья наркотическая или алкогольная зависимость мешала их воспитанию.

Иногда из-за денег вспыхивали семейные споры. Однако в большинстве случаев причины отчуждения не столь однозначны.Тем не менее, определенные темы снова и снова возникают в комментариях взрослых детей, которые развелись со своими родителями.

«Ты не был хорошим родителем»

Некоторые дети считают, что их недостаточно любили или воспитывали. Иногда это происходит потому, что они выросли в то время или в культуре, которые не ценили открытые выражения любви. Иногда это происходит потому, что их родителям действительно было трудно выражать свои чувства. Иногда взрослые дети все еще чувствуют боль из-за эпизодов, произошедших много лет назад, эпизодов, о которых родители могут даже не подозревать.

«Ты все еще видишь меня ребенком»

Родители и дети много лет живут в определенных отношениях, и родители несут ответственность за них. Родителям иногда трудно отказаться от этой конструкции. Когда взрослые дети говорят, что родители не видят в них взрослых, иногда они правы. Часто родители упорно дают нежелательные советы. Высказывание неодобрения по отношению к супругу, финансам, работе или образу жизни ребенка определенно может вызвать конфликт.

«У нас разные ценности»

Когда дети делают выбор, который не соответствует ценностям их родителей, родители иногда говорят: «Мы не воспитывали вас таким образом.»Им трудно признать, что взрослые дети несут ответственность за развитие своих моральных компасов.

Проблемы также могут возникнуть, когда взрослый ребенок женится на ком-то, кто во многом отличается от его родной семьи. Иногда трудности возникают из-за различий в политических взглядах или религиозных убеждениях. Эти вопросы представляют собой особенно трудные проблемы, потому что такие убеждения, как правило, твердо придерживаются. Некоторые семьи учатся жить с различиями. Другие никогда этого не делают.

«Ты токсичный человек»

Что именно означает «токсичный» человек, зависит от говорящего. Как правило, это означает человека, который наносит вред эмоциональному равновесию другого человека. Тех, кто в подавляющем большинстве негативно настроен, обвиняет других, чрезмерно нуждаются или проявляют небрежную жестокость, иногда называют токсичными.

Другие ярлыки, которые часто используются для оправдания прекращения отношений, — это «нарциссический» и «биполярный». Оба они относятся к подлинным психологическим расстройствам, но эти ярлыки часто применяются случайно, без какого-либо профессионального диагноза.

Способствует ли развод отчуждению?

Многие родители винят собственный развод в отчуждении от взрослых детей. Среди отчужденных от дочерей 50% заявили, что развод был «очень важным» фактором, по сравнению с 37% родителей, разлученных с сыновьями. Некоторые считают, что дети обвиняют их в том, что они не стараются изо всех сил сохранить семью. Другие считают, что их бывший партнер настроил их ребенка против них путем убеждения или манипуляции.

Однако многочисленные исследования показывают, что большинство взрослых детей не рассматривают развод как главный фактор своего отчуждения.Вместо этого молодое поколение обычно связывает разлуку с поведением родителей, например пренебрежением или критикой.

В каждой семье свои уникальные обстоятельства. В некоторых случаях возможно, что детей манипулировали так, чтобы они увидели в поведении отчужденных родителей проблемы. В других случаях отчужденные родители могли плохо справиться с разводом и винить в этом вмешательство третьих лиц, а не свои собственные действия. Как развод влияет на отношения между родителями и детьми, зависит от вовлеченных лиц.

Возможность примирения

Подавляющее большинство взрослых детей, которые развелись со своими родителями, говорят, что они сделали это для блага своих семей или для собственного блага. На вопрос, следует ли родителям пытаться примириться, ответы различаются. Некоторые считают любую попытку общения домогательством.

Однако в исследовании «Истребленные истории» около 60% взрослых детей заявили, что хотели бы иметь отношения с человеком, с которым они расстались.Чаще всего упоминались шаги, которые могли повлиять на примирение, — это извинения родителей, принятие родителями ответственности и установление границ.

В британском исследовании «Скрытые голоса» взрослые дети гораздо чаще, чем родители, говорили, что ситуация безнадежна и у них нет шансов на примирение. Фактически, более 70% согласны или полностью согласны с мнением о том, что иметь функциональные отношения с их матерью или отцом в будущем невозможно.

И все же родителям в этой ситуации не стоит терять надежду.Известно, что молодые люди меняют свое мнение по мере взросления и приобретения жизненного опыта. А родители могут ободриться, зная, что, даже если они разведены, указ не является окончательным.

Что означает отчуждение для бабушек и дедушек

Родители, отрезанные от взрослых детей, часто оказываются отрезанными от внуков. Пытаясь примириться, бабушка и дедушка иногда умоляют внуков нуждаться в бабушках и дедушках, и это правда. Бабушки и дедушки могут выполнять очень важные функции для внуков.

Однако в этих ситуациях основное внимание следует уделять развитию отношений между родителем и взрослым ребенком. Как только эти отношения будут восстановлены, дедушки и бабушки снова смогут увидеть своих внуков.

Парентификация: опасность полагаться на своих детей в плане эмоциональной поддержки

В детстве Брент Суитцер много слышал о проблемном браке своих родителей. Гораздо больше, чем ему хотелось. Оглядываясь назад, Свитцер говорит, что когда мама опиралась на него в поисках эмоциональной поддержки, это было очень разрушительно.Отношения между родителями и детьми размылись.

«Когда моя мать поделилась со мной своей эмоциональной болью, я почувствовал, что падаю в яму», — говорит Свитцер, теперь отец двоих детей и лицензированный терапевт из Камминга, штат Джорджия. «В зрелом возрасте я обнаружил, что избегаю близких отношений, особенно романтических. Я боялся поделиться своими настоящими чувствами и подлинным «я» с другими ».

Только когда Суитцер пошел на консультацию, он понял, что обычно ставит потребности других людей выше своих собственных.Он также узнал, что дети не должны утешать взрослых своими взрослыми проблемами и что детский мозг недостаточно развит, чтобы справиться с таким уровнем ответственности. Позже он взял паузу в общении с мамой, чтобы выздороветь. Мать Свейтцера, которая, по его словам, не осознавала, что причинила ему какой-либо вред, с тех пор извинилась.

Дети от природы чутки, поэтому родители легко могут непреднамеренно перейти черту «парентификации»: акта помещения детей в ситуации, когда они больше чувствуют себя родителями, чем детьми.

«К сожалению, детей так легко эксплуатировать», — говорит Аарон Андерсон, LMFT, директор клиники по вопросам брака и семьи в Денвере. «Если вы научите детей быть доступными всякий раз, когда у вас эмоциональный срыв, они будут такими, в то время как другой взрослый — нет».

Родители не прилагают сознательных усилий для эксплуатации своих детей, — говорит Андерсон. Но принято думать, что Гораздо легче разговаривать с моим ребенком; они заботятся обо мне и обнимают, когда я чувствую себя подавленным на .

Обращение к ребенку за любовью и поддержкой может не звучать так, как будто это может повредить его развитию, но когда такое поведение «парентифицирует» детей, может. Существует два типа парентификации: «Инструментальная парентификация» относится к детям, которые ухаживают за младшими братьями и сестрами или берут на себя домашние дела, и, как правило, менее вредны для детей. Более проблематичным типом является «эмоциональная парентификация», при которой родители посредством различных форм поведения обращаются к детям, чтобы удовлетворить свои эмоциональные потребности.Дети, которые регулярно сталкиваются с последним, могут играть нездоровую роль в отношениях родителей и детей — слияния родителей, терапевта и лучшего друга.

То, что Суитцер испытал со своей мамой, было эмоциональной парентификацией, формой дисфункции, которую труднее определить, чем явное насилие. Как и Свитцер, многие мужчины не замечают этого, когда это происходит. Став взрослыми, они могут пойти на терапию, чтобы помочь справиться с тревогой или депрессией или выяснить, почему они продолжают разводиться.Ощущение, будто родитель неуместно опирается на них для получения эмоциональной поддержки, обычно не приводит парней к психотерапевту.

Мы много слышим о «токсичных» отношениях матери и дочери. Женщины, как правило, эмоционально более выразительны, чем мужчины, поэтому имеет смысл обращаться к детям для удовлетворения своих эмоциональных потребностей чаще, чем к отцам. Мамы в первую очередь ухаживают за детьми чаще, чем папы, и поэтому несут больше тяжести критики со стороны родителей.

«Мужчины, вероятно, реже« парентифицируют », потому что их учат:« Не опирайтесь на детей, не опирайтесь на своего супруга, не опирайтесь ни на кого », — говорит Андерсон.«На протяжении всей жизни мужчинам говорят не чувствовать и перестать быть эмоциональными».

Хотя парентификация, вероятно, реже происходит среди отцов, она все же случается как с мальчиками, так и с девочками. И мужчины, у которых был подобный опыт, когда они росли, но не осознавали этого, рискуют повторить такое поведение со своими детьми.

Паренификация: когда папы виноваты

Мужчины, как правило, ищут поддержки у своих детей иными и, зачастую, более тонкими способами, чем женщины, говорит Карла Мари Мэнли, доктор философии.D, клинический психолог из Санта-Роза, Калифорния.

«Я работал с отцами, которые уделяли все свое внимание своим маленьким детям, часто маленькой дочери, чтобы избежать эмоциональной близости с матерью», — говорит Мэнли. «Затем ребенок« заменяет »мать, которая часто злится и ожесточается, и становится маленькой папиной принцессой».

Детям нравится, когда их обожают, но отцы, которые так поступают, часто не устанавливают четких и четких ограничений для детей, поэтому они лишены возможности видеть в своих родителях здоровый, единый фронт.Эти дети часто вырастают и ищут партнеров, которые позаботятся о них. По ее словам, этот тип парентификации снижает их способность превращаться в сильных, уверенных в себе людей.

У Мэнли также есть клиенты (как женщины, так и мужчины), которые говорят, что их отцы похожи на маленьких детей, которые избегают любой части жизни, которая не является развлечением. «Когда у отца такое отношение, ребенок естественным образом вынужден играть роль родителя», — говорит она.

Мэнли добавляет, что многие мужчины говорят, что их жены — их лучшие друзья, и это здорово, но иногда она также их единственный друг.Когда папа не ладит с мамой, он может рассказать своему сыну-подростку или дочери о своих проблемах в отношениях, что никогда не уместно. Другой распространенный сценарий, который Андерсон видит в своей практике, — это папы, которые, обнаружив, что их сын нашел его тайник с порнографическими журналами, говорят ему: «Не говори матери».

«Это родственные отношения», — говорит Андерсон. «Он полагается на своего сына, чтобы защитить тайну, которая ставит ребенка в положение защиты родителей, будь то защита от смущения или неприятностей с супругой.

Хотя это может не показаться многим родителям проблемным поведением, нельзя говорить своему ребенку: «У меня был напряженный день на работе, и мне нужно обнять», — говорит Свитцер.

«Это больше касается ваших потребностей, а не вашего ребенка», — говорит он. «Это нарушает автономию детей. Они могут подумать: «Что будет, если я не обниму? Разве мои родители перестанут любить меня? ‘

Как правило, отцы с большей вероятностью, чем мамы, родятся через игру, говорит Андерсон.Мужчина, воспитанный отцом-парентифатом, может чувствовать себя виноватым, если не занимается определенными делами со своим отцом, а не со своей женой, потому что он знает, что у его отца мало друзей. Или ребенок может поиграть с отцом в мяч или пойти в мяч не потому, что он этого хочет, а потому, что папе скучно и он хочет, чтобы его развлекал сын.

Папы могут задаться вопросом: «Чего ж ты не прав, когда водил моего ребенка на игру в мяч? Я просто провожу с ними время и занимаюсь чем-нибудь веселым ». Но, по словам Андерсона, ключевым моментом является эмоциональная уверенность.Другими словами, важно именно «почему»: если ваш ребенок чувствует себя обязанным и берет на себя обязательство оказывать вам поддержку (скажем, идет с вами на бейсбольный матч, хотя он ненавидит бейсбол), это превращает родительско-дочерний отношения, что является проблемой.

«Мы не хотим препятствовать тому, чтобы мужчины занимались детьми, но они должны спросить себя:« Развивает ли это самостоятельность моего ребенка и в первую очередь для удовлетворения моих потребностей или потребностей здорового развития моего ребенка? », — говорит Свитцер.«Нет ничего плохого в том, чтобы удовлетворить ваши потребности, но спросите себя, не противоречит ли вы потребностям своего ребенка».

Отношения между родителями и детьми не должны меняться, даже когда дети — молодые взрослые, — говорит психотерапевт Сьюзен Пиз Гадуа, соавтор книги The New I Do. Один из клиентов Гадуа, например, попросил свою молодую взрослую дочь помочь ему украсить его новую квартиру после развода с ее матерью, что неправильно поставило ее во взрослую роль. Кроме того, дочь, вероятно, не смогла сказать «нет», потому что она была нужна папе.

Родители, которые парентифицируют, могут защищаться, когда на это указывают во время терапии, говорит Андерсон. Обычные протесты включают: «Но мой ребенок такой умный и зрелый — они могут справиться с этим», «Вы бы видели моих родителей; У меня это гораздо лучше, чем у них »и« Мои дети любят меня и любят мне помогать ».

Более традиционные родители-парентифицирующие родители могут воспитывать детей с философией, что они являются авторитетом и могут растить детей, и разговаривать со своими детьми, как они хотят, говорит Свитцер.Он добавляет, что они могут говорить такие вещи, как «Кровь гуще воды», «То, что происходит в семье, остается в семье» или другие философские взгляды, которые можно использовать в качестве оправданий для родительства детей.

Проблема с парентификацией в отношениях родитель-ребенок

«Отношения родитель-ребенок по определению иерархичны», — говорит эксперт по родительским вопросам Ванесса Лапойнт, зарегистрированный психолог из Ванкувера и автор книги «Дисциплина без ущерба: как получить Ваши дети должны вести себя, не беспокоя их .«Дети должны иметь возможность опираться на эмоциональный покой, который им обеспечивает иерархия. Ребенок наклоняется, опираясь на сильный позвоночник родителя. Если вы лучшие со своими маленькими детьми, они наклоняются, а вы наклоняетесь к ним, и конструкция становится шаткой.

Когда дети не могут найти этот «эмоциональный отдых» с вами, продолжает она, это мешает их росту и развитию, особенно эмоциональному. Конечным результатом являются эмоционально незрелые дети.

«Это не значит, что в отношениях не должно быть близости; должно быть, без сомнения.Но родитель должен занимать лидирующую позицию », — говорит Лапойнт. «Тогда вы сможете наслаждаться счастьем своего ребенка, и ваш ребенок волен быть счастливым и не подчиняться нуждам родителей».

Многие родители не знают о разнице власти в родительско-дочерних отношениях, добавляет Свитцер. Мамы и папы физически крупнее и имеют полностью развитый мозг, и дети во всем зависят от них. «Родители могут забыть об этом, особенно если они находятся в кризисной ситуации», — говорит он.

Это досадный парадокс, что благонамеренные усилия родителей дать своим детям свободу воли иногда могут привести к парентифицирующему поведению. Например, у Lapointe есть клиенты, которые сказали своему 8-летнему ребенку, в какой школе он хотел бы учиться. Они хотели прислушаться к его мнению, но Лапойнт указал, что это было парентификацией: «Теперь дело ребенка, если это решение не сработает, и это ужасно!» она говорит.

«Самая большая проблема, происходящая сегодня с детьми и родителями, — это то, что я называю« детьми Халка »: дети полностью управляют шоу, и родители ставят их на это место», — продолжает Лапойнт.«Родители эмоционально и поведенчески отказались от занимаемой должности. В значительной степени это помогает объяснить эпидемию беспокойства ».

Родитель-вертолет — это своего рода символ парентификации, соглашается Андерсон.

«Вот этот родитель отстраняется до такой степени, что забывает себя», — говорит он. «Они забывают гулять с друзьями, как пара. Они сосредоточены исключительно на своем ребенке, и в результате ребенок становится для них системой эмоциональной поддержки, которой ребенку быть не должно.

Дети, эмоционально отнесенные к родительским, имеют реальную власть в семье, отсюда и проистекает этот эффект прав. Но они также неуверенны, потому что на каком-то уровне дети знают, что они не способны успокаивать взрослых. По словам Свитцера, это заставляет детей нервничать.

Исследования связали все виды негативных эффектов с парентификацией, включая депрессию, тревогу и компульсивную заботу. Но некоторые исследования также показали положительные эффекты, такие как повышение устойчивости у детей, рожденных от родителей.Одно исследование, опубликованное в середине 2000-х годов, показало, что одаренные маленькие цветные дети, заботящиеся о родителях с ВИЧ / СПИДом, показали некоторые положительные эффекты, в том числе уменьшение злоупотребления психоактивными веществами и улучшение навыков выживания.

Эффекты парентификации сложны и требуют дальнейшего изучения, отметили авторы упомянутой выше статьи 2011 года. Они обнаружили, что временный период повышенной ответственности из-за, скажем, потери работы родителями, может быть более терпимым для ребенка. Культурные факторы также влияют на то, как ребенок может отреагировать на парентификацию.Примечательно, что исследователи также обнаружили, что восприятие является ключевым фактором в реакции родителей. Если дети чувствуют, что их жизненный опыт был несправедливым или несправедливым и что родители мало признавали или ценили их, у них, как правило, было больше проблем с психическим здоровьем, чем у детей, которые так не думали.

Кроме того, по словам Гадуа, важным фактором является также личность детей. Проще говоря, некоторые дети справляются с давлением лучше, чем другие. Но может быть безопаснее не делать такой ставки.

Как избежать ловушки парентификации

«По сути, трудно просить родителей стать психологами, — говорит Гадуа. «Воспитание — это очень сложно, и многое из того, что вам нужно узнать, придется делать задним числом. Оглядываясь назад, вы скажете: «Вау, я не должен был этого делать» ».

Все люди имеют фундаментальную потребность чувствовать себя увиденным и услышанным, и каждый, как скажет вам большинство психологов, имеет какую-то частичку багаж собственного воспитания, который они привносят в отношения со своими детьми.Это немного настраивает нас на неудачу на фронте парентификации.

«Люди часто фантазируют о том, каково было бы иметь ребенка», — говорит Лапойнт. «Мы наконец-то будем с кем-то, кто любит нас так, как нас никогда не любили раньше. Поэтому с самого начала мы настроены на то, чтобы дети удовлетворяли наши потребности. Так что мы слишком много делимся или пытаемся многими другими способами заполнить внутреннюю дыру, которая не должна или действительно не может быть заполнена детьми ».

По ее словам, самое важное для вас — это быть ответом для своего ребенка, а не иметь ответы на все вопросы.

«Вы не добьетесь совершенства, но если вы действительно ошиблись, вам нужно исправить ее», — соглашается Гадуа. «Исправление того, что неправильно, может помочь повысить устойчивость детей и научить их, что им также необходимо исправлять свои собственные ошибки».

Заботу о том, чтобы не парентифицировать, которая помогает детям стать уверенными и защищенными взрослыми, не следует путать с нянькой. Это не защищает детей от боли мира. Родители, которые избегают этого, просто не перегружают их неуместными способами.

Например, дети могут видеть, как плачут родители, и, на самом деле, важно, чтобы родители не говорили своим детям, что с ними все в порядке, если они плачут. «Это учит их не доверять своему восприятию, поскольку они могут видеть по энергии родителей, что папа грустит», — говорит Гадуа. Лучше сказать что-то вроде: «Мне нужно поплакать прямо сейчас, но заботиться обо мне — это не твоя работа — это моя работа». Родители должны сообщить детям, что у них уже есть необходимая им поддержка. В идеале у родителей действительно есть такая поддержка.

«Родители должны убедиться, что у них есть группа поддержки взрослых, на которую они могут опираться, и что они делают взрослые вещи со взрослыми», — говорит Андерсон. «Таким образом, вы не обращаетесь к детям, чтобы удовлетворить их потребности. Когда у вас хорошие взрослые отношения, ни один ребенок не может с этим конкурировать ».

Другими словами, выражение эмоций — это нормально, если родители не полагаются на своих детей при решении проблем взрослых. На семинарах для родителей, которые он ведет, Свитцер предлагает родителям обращать внимание на язык, который они используют, когда выражают гнев или разочарование по отношению к детям.

«Если дети ведут себя неуважительно, уместно сказать:« Я разочарован тем, что вы меня не слушаете », — говорит он. «Потому что вы признаетесь в своих чувствах и воспитываете что-то в данный момент, и то, что ваш ребенок может контролировать».

Прелесть детей в том, что родителям не нужно пытаться получить от них любовь и поддержку — они естественным образом зависят от них и любят их.

«Семьям необходимо чувствовать себя сплоченными, безопасными и заботливыми, — говорит Андерсон.«Это все соответствующие потребности, и они должны возвращаться туда и обратно. Но есть соответствующие возрасту способы сделать это ».

Свитцер говорит, что он старается удовлетворять свои эмоциональные потребности через дружеские отношения со взрослыми и свою собственную терапию.

«Я также много работал, чтобы выслушать то, что мои дети слышали или воспринимали о нашем финансовом положении, чтобы я прояснил с ними, за что они несут ответственность как члены нашей семьи — помогать по хозяйству, играть, ходить в школу. — и за что они , а не несут ответственность: заботятся о взрослых », — говорит он.

Ой! Пожалуйста, попробуйте еще раз.

Спасибо за подписку!

Как психологический контроль родителей может вызвать у молодых взрослых учеников страх неудачи

По сравнению с предыдущими десятилетиями, люди в Северной Америке теперь дольше учатся, позже начинают свою карьеру и позже устанавливают преданные отношения.

Эти изменения привели к новому периоду развития, который психологи называют «зарождающейся взрослой жизнью», то есть, когда взрослые находятся в возрасте от 18 до 25 лет.

Новые взрослые люди чувствуют, что они достигли некоторых аспектов взрослой жизни, но все еще исследуют свою идентичность. Они более ответственны и независимы, чем подростки, но иногда остаются финансово и эмоционально зависимыми от родителей.

В результате наступление взрослой жизни порождает новую динамику во взаимоотношениях между детьми и родителями, в которых родителям и детям может быть трудно ориентироваться.Например, некоторым родителям может быть трудно предоставить своим растущим детям большую автономию и независимость, и вместо этого они могут активно или пассивно пытаться сохранить определенный контроль над жизнью своих детей.

Наше исследование показало, что родители, осуществляющие психологический контроль, могут препятствовать положительному академическому развитию своих детей, которые становятся взрослыми. Но родители могут научиться устанавливать поддерживающие отношения в этот период развития.

Родительский психологический контроль

Влиятельной формой родительского контроля над поведением является то, что исследователи называют «родительским психологическим контролем».«Родители, которые осуществляют психологический контроль, пытаются контролировать то, что чувствует их ребенок, или навязать ребенку свои собственные взгляды и стандарты в качестве формы манипуляции. Хотя предоставление рекомендаций о том, как воспринимать мир, важно для маленьких детей, в формирующейся взрослой жизни это, наоборот, ущемляет их автономию.

Психологический контроль может осуществляться разными способами. Некоторые родители могут просто установить для ребенка высокие стандарты, в то время как другие могут избегать разговоров или взглядов на своего ребенка, чтобы выразить разочарование.Другие родители могут вспомнить прошлые ошибки своего ребенка как форму критики или вызвать чувство вины.

Важно отметить, что некоторые родители ведут себя подобным образом с добрыми намерениями, но такое поведение все же может быть вредным для начинающих взрослых. Действительно, исследования показывают, что психологический контроль воспитания ставит детей на более плохую траекторию развития от детства к формирующейся взрослой жизни.

Некоторые исследования показывают, что психологический контроль родителей может по-разному влиять на сыновей и дочерей.

В нашем недавнем исследовании мы обнаружили, что новые мужчины и женщины, которые испытывают более высокий родительский психологический контроль, сообщают о более высоком страхе перед неудачей, то есть чувстве некомпетентности или огорчения близких в случае неудачи. Мы также обнаружили, что эти развивающиеся взрослые испытывают неблагоприятные последствия страха перед неудачей в своей академической жизни, и что психологический контроль напрямую влияет на сыновей и дочерей по-разному.

У некоторых родителей добрые намерения, но их поведение по-прежнему может быть вредным для их растущих детей.(Shutterstock)

Повышенный страх перед неудачей

В нашу выборку вошли 1796 студентов в возрасте от 18 до 25 лет, которые проходили вводный курс психологии в Университете Оттавы. Анализ был сосредоточен на 1333 респондентах, которые идентифицировали себя как женщины, и 459 респондентах, которые определились как мужчина. (В исследование не вошли студенты, которые идентифицировали себя как небинарные или гендерно неконформные.)

Среди студентов 42,1% по-прежнему жили с родителями.Участники, которые жили со своими родителями, сообщили о таком же психологическом контроле, как и те, кто этого не делал. Это может быть не так удивительно, как кажется, учитывая, что психологический контроль можно осуществлять лично, с помощью телефонных звонков, текстовых сообщений или электронных писем.

Наши результаты показывают, что когда новые взрослые сообщали о большем психологическом контроле со стороны своих родителей, они также сообщали о большем страхе перед неудачей. Этот результат сохраняется независимо от гендерной идентичности родителей и детей (например, дочери сообщили, что они испытывали такой же психологический контроль со стороны своих матерей, как и сыновья со своими отцами).

Это показывает, что новые взрослые, которые все еще исследуют свою автономию и в поисках взрослой независимости, могут усвоить психологический контроль своих родителей. Тогда они могут остаться с негативным ощущением своих способностей и чувством стыда за несоблюдение стандартов своих родителей.

Влияние на учебу

Наше исследование показало, что страх студентов перед неудачей, в свою очередь, приведет к ухудшению академической адаптации — того, как студент приспосабливается к академической жизни.Мы обнаружили, что страх неудачи предсказывает худшую академическую успеваемость, меньшую удовлетворенность академической успеваемостью, меньшую успеваемость и меньшую академическую удовлетворенность, независимо от того, является ли студент мужчиной или женщиной.

Эти результаты показывают, что страх неудачи явно влияет на то, как развивающиеся взрослые приспосабливаются к школе. Действительно, студенты, которые боятся неудач, будут получать более низкие оценки, но также будут менее удовлетворены своими оценками, независимо от их успеваемости. Учащиеся, которые боятся неудач, также будут чувствовать, что они не достигают поставленных академических целей, а также будут меньше получать удовольствие от учебы.

Кроме того, для дочерей психологический контроль родителей имел прямое влияние на то, насколько они удовлетворены своими академическими достижениями, в то время как для сыновей психологический контроль родителей имел прямое влияние на их успехи в достижении своих академических целей.

В целом, наше исследование показывает, что влияние психологического контроля может проявляться в страхе неспособности повлиять на то, как взрослые мужчины и женщины получают послесреднее образование.

Он присоединяется к ряду других исследований, показывающих, насколько чрезмерное воспитание вредно для детей.В зарождающейся взрослой жизни важно, чтобы родители и дети установили новую динамику взаимоотношений, которая позволяет новым взрослым чувствовать себя независимыми, но поддерживаемыми.

Важно, чтобы родители и дети установили новую динамику взаимоотношений, позволяющую новым взрослым чувствовать себя независимыми, но поддерживаемыми. (Shutterstock)

Советы родителям по поддержке развивающейся взрослой самостоятельности их детей

  1. Даже если вы не воспринимаете себя контролирующим, восприятие вашим ребенком вашего поведения является самым важным и формирует основу его реальности.Посоветуйтесь со своим ребенком, если вы непреднамеренно переступаете через его автономию, это поможет вам понять, когда следует давать указания.

  2. Как бы трудно это ни было, родители молодых людей должны признать, что это нормально, что их ребенок принимает собственное решение, даже если эти решения отличаются от того, что могли бы выбрать родители. Принятие неверных решений — часть важного процесса обучения при формировании личности взрослого человека. Обращаясь к детям по поводу решения, которое вы предвидите как проблемное, постарайтесь сохранять непредвзятость.Роль родителей — оказывать поддержку, когда дети принимают решения, а не принимать решения за них.

  3. Поощряйте позитивные действия вашего ребенка, а не только результаты. Если родители хвалят своего ребенка только за его достижения (например, высокие оценки), дети могут прийти к выводу, что они могут заставить своих родителей гордиться, только если они добьются успеха. Вместо этого родители могут похвалить усердный труд своих детей, поскольку путешествие важнее результатов.

Leave a Reply

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *