Баланс в отношениях мужчины и женщины: Как достичь баланса в отношениях | И как перестать отдавать больше, чем принимать — Психология эффективной жизни

Содержание

Как достичь баланса в отношениях | И как перестать отдавать больше, чем принимать — Психология эффективной жизни

Говоря о балансе в отношениях, мы, конечно же, подразумеваем отношения в паре. С родителями у нас никогда не будет никакого баланса — потому как они подарили нам жизнь, и эту жизнь мы им никогда не вернем обратно. Мы свою жизнь будем просто жить сами. С нашими детьми у нас тоже никогда не будет баланса. Мы просто заботимся о них, давая им все, что у нас для них есть. Ни больше, ни меньше.

А отношения в паре создаются усилиями двоих. Это как волшебный котел, куда каждый приносит то, что у него есть. И бульончик варится наваристый. Мужчина приносит мужской вклад, женщина — женский. Семья — это совместный проект двоих. Помимо удовлетворения сексуальных влечений, у этого проекта есть и другие цели: очень часто это дети, иногда — совместный бизнес, иногда — просто интересы и удовольствия, предаваться которым вдвоем намного приятнее, чем в одиночку.

«Калькулятор» отношений

Независимо от того, основаны ваши отношения в паре на брачном контракте, состоящем из 700 страниц мелким шрифтом, или на безумной-безумной-безумной любви, на каком-то уровне сознания постоянно идет учет баланса, как в бухгалтерии. Конвертация валют в этом балансе может быть любой: «Я даю тебе одно… Ты мне даешь другое…»

Например, мужчина зарабатывает и приносит в пару деньги, а женщина рожает ему детей и воспитывает достойными представителями семейной династии. У каждого свой уникальный вклад. Как подсчитать равноценность этого вклада? Существует ли подобный калькулятор? Да, существует. Только измеряются-взвешиваются на этих весах не факты и события, а очень субъективные вещи — представления, ожидания, мнения, эмоции, энергии, состояния.

Я попробую вам это доказать. Мужчина, к примеру, может зарабатывать и приносить в семью 100 условных единиц денег. Если представления его прекрасной половинки о счастье соответствует 99 единицам, то такой заработок воспринимается как достойный, а мужчина — героем и добытчиком. Если женщина ждет от мужчины 101 условную единицу, то 100 единиц ее категорически не будут устраивать и мужчина будет восприниматься как лентяй и бездельник.

Какие решения здесь могут помочь? Мужчине и женщине нужно выбрать время, желательно сделать это до брака, и детально обсудить финансовые ожидания в будущих отношениях. Это совершенно нормально — заранее сказать:

  • «Моя мама, все мои бабушки-прабабушки никогда не работали, их всегда полностью содержали мужчины. Я представляю нашу будущую жизнь именно так: ты, мой дорогой и любимый мужчина, работаешь и зарабатываешь на все! А я рожаю наших с тобой детей и забочусь об их воспитании». 
  • «Я археолог, денег больших в археологии нет. Если хочешь быть моей женой, я тебя заранее предупреждаю: археология — моя главная страсть… Согласишься быть мне женой — буду очень рад. Решишь по-другому — приму как есть…»   

И как вы, наверное, догадались, вопрос очень часто совсем не в деньгах. Субъективный внутренний калькулятор партнеров учитывает абсолютно все. Каждое слово, каждое прикосновение, каждую минуту уделенного времени, каждый жест помощи и поддержки, каждый подарок, каждый знак внимания. Иногда это происходит на уровне сознания, но намного чаще — на бессознательном уровне.

Неравные ранги партнеров

Например, мужчина и женщина любят друг друга. Он ей может подарить на день рождения новенький спортивный «Мерседес» или квартиру, а она ему может подарить поздравительную открытку, нарисованную своей рукой. От такой разницы рангов она может чувствовать себя не в своей тарелке, чувствовать, что ее покупают.

Решение в этом случае и очень простое, и очень сложное. Он и она должны воспринимать обмен этими «неравными» подарками как высочайший акт любви. Возможно, он подарил ей только часть своих богатств, а ее подарок ему — это все, что у нее было. Поэтому надо не соревноваться в подсчете дензнаков (оставьте это своим бухгалтерам), а радоваться «дарам волхвов», сиять и лучезарить искренней благодарностью в ответ на то, что получаешь.

Энергия искренней благодарности — самая прекрасная энергия на земле. Она выравнивает ранги, она может уравнять каплю с океаном. Просто задайте себе вопрос: как чувствует себя мужчина, усилия которого вознаграждаются искренней благодарностью?

Обмен как взаимозависимость

Обмен дарами одновременно означает и взаимозависимость друг от друга. Если один дал другому 100 единиц хорошего, а другой на радостях дал в ответ 101 единицу, то у первого возникает желание повторить подарок хорошего в размере 102 единиц. Что чувствует второй — желание. Так трафик обмена хорошим, добрым и прекрасным постоянно увеличивается. Происходит своеобразная эскалация добра, отношения углубляются, дружба и семья крепнут. Важный аспект такой ситуации состоит в том, что одновременно с этим увеличивается взаимозависимость партнеров друг от друга.

Если на подарок одного в размере 100 единиц другой отвечает абсолютно равноценным подарком в 100 единиц, они остаются свободны друг от друга. Никакой зависимости и чувства долга не возникает. Остается только приятное впечатление друг о друге. Такой обмен часто происходит в купле-продаже товаров и услуг.

Обмен может происходить в плохом. Допустим, один другому нанес боли, обид и страданий на 100 единиц. А другой разозлился и в ответ нанес страданий и боли на 1000 единиц. Первый может оскорбиться от такого хамства и несправедливости: «Я же не специально тебе на ногу наступил! А ты мне ответил уже специально!» — и в ответ наносит второму ущерба на 1 000 000 единиц. Это модель эскалации конфликта. Такая ситуация очень сильно привязывает людей друг к другу. Такая вражда может длиться вечно.

Решение, которое подойдет для предотвращения и прекращения конфликта, знает каждый ребенок. Если ты кому-то наступил на ногу, нужно дать пострадавшему наступить на ногу тебе, но он это делает не сильно, символически. В детском саду каждый ребенок в курсе этих правил. Все происходит само собой. Точно так же можно поступать и в мире взрослых.

— Виноват, готов загладить. Три банки пива в качестве компенсации устроит?

— Нет, только ящик водки!           

— Ух ты, какой обидчивый!

Отсутствие баланса в отношениях

А теперь пора переходить к самому сложному варианту. Вы сошлись в отношения с партнером. Пообещали оставаться верными друг другу и в горе, и в радости. Ему все нравится. А вам почему-то не совсем. Или даже совсем не нравится то, что происходит, но придраться формально не к чему. Время уделяет, цветы дарит, зарплату приносит, с тещей ласков и нежен. А вот не чувствуется на субъективном уровне баланса, и все тут.

А чувствуются утомление и раздражение, и кажется вам, что вы один или одна везете в гору и себя, и партнера, и детей на своей шее. Тяжеловато, однако!  

Признаки такой неприятной ситуации следующие:

  • Любая просьба партнера, даже самая незначительная, вызывает бурную реакцию гнева, сарказма, недоумения или раздражения.  
  • В присутствии партнера вы сжимаетесь, съеживаетесь, стараетесь стать меньше, незаметнее.
  • Вы чувствуете, что после каждого общения с партнером вы смертельно устаете.
  • Вам изменяет ваше чувство юмора, и вместо того, чтобы смеяться над его шутками, как прежде, вам хочется его ударить или оттолкнуть.     
  • Вас в общении с партнером преследуют совершенно странные симптомы: общая слабость, головокружение, чувство голода, боль в теле, муть в голове. Иногда доходит до полного нежелания что-либо предпринимать.
  • Сексуальные отношения не приносят радости и удовольствия, воспринимаются как рабский подневольный труд.   

Причины такого положения дел довольно разнообразны.

1. К примеру, ваш партнер — самовлюбленный нарцисс, который видит в вас служанку для выполнения своих прихотей. Эксплуатация других в своих интересах — это его вполне осознанный принцип жизни. И изменять своим принципам этот принципиальный человек не собирается.

    

Решение: немедленно разойтись и приступить к поискам нового партнера, с которым баланс и равновесие будут ощущаться в полной мере. Важно проработать программы жертвенности, которая притянула вас к такому несносному и невыносимому партнеру. 

2. Другой причиной может быть то, что неосознанно ваш партнер большую часть своей энергии тратит на обслуживание системных семейных динамик. Например, он является символическим мужем своей мамы, конкурентом для своего папы, находится в незавершенных отношениях с прежними партнерами, до сих пор по уши сидит в незавершенном трауре по нерожденным братьям и сестрам, переплетен с тяжелыми судьбами предков, пережил травму отверженного в раннем детстве или родовую травму в момент рождения.

Все эти ситуации пожирают его силы, внимание, и происходит это совершенно бессознательно. Очень часто лакмусовой бумажкой, которая помогает убедиться, что проблема действительно существует, является снижение качества сексуальных отношений с партнером.   

Решение: немедлительно займитесь исследованием этой тяжелой для обоих ситуации в любом доступном для вас методе терапии. Неосознанное нужно осознать, нужно прекратить выполнение неправильных ролей, найти свое правильное место, завершить неправильные отношения, вернуть свою энергию для своей собственной жизни в настоящем, стать более живым, сделать отношения с партнером более живыми.

Уверяю вас, как только путаница ролей будет преодолена, сексуальный обмен в вашей паре наладится, самочувствие улучшится и внутренний барометр ваших отношений будет снова показывать хорошую погоду.   

 

От редакции

В чем измерить равноценность вклада в отношения? На эту тему рассуждает популярный блогер Малка Лоренц: https://psy.systems/post/trudovye-otnoshenia.

Как только вы поняли, что начинаете терять себя в отношениях, нужно либо найти компромисс с партнером, либо прекратить их, если партнер не готов идти на уступки. Если первого варианта не получилось, отпускайте старые отношения, разорвите их раз и навсегда. Как именно — рассказывает Ираида Арсени: https://psy.systems/post/otpustite-proshlye-otnosheniya-ne-xodite-po-starym-grablyam.

Как избежать токсичных отношений и не быть одинокими, нужен ли штамп о браке, как пережить развод и т.д. — вопросы, которым посвящена книга Павела Зыгмантовича «Психология навылет. М+Ж. 6 секретов счастливых отношений от самого категоричного психолога в мире»: https://psy.systems/post/pavel-zygmantovich-psixologia-na-vylet.

Баланс «давать-брать» в отношениях

«Если тебя ударят по правой щеке, подставь и левую». Стоит ли понимать это буквально и как на самом деле правильно реагировать на зло – добром или таким же злом?

В семейной жизни мы часто ударяемся в одну из крайностей – либо держимся за все обиды и не уступаем ни в чем, требуем внимание и силы партнера по максимуму, либо занимаем позицию всепрощения и уступаем слишком много. Золотая середина всегда дается сложнее всего. Но в партнерских отношениях она нужна как нигде больше.

Почему не стоит постоянно настаивать на своем, думаю, объяснять не надо. Всегда есть какие-то разногласия и если решать их в духе «я делаю так, а ты как хочешь», есть риск не дотянуть даже до второй годовщины свадьбы.

Но кому-то может показаться, что постоянные уступки – отличное решение. И что, когда мы даем больше, чем получаем, то можно потерпеть это – ради хороших отношений. На самом деле перекос, который возникает в этом случае, ничем не лучше, чем конфликты из-за неуступчивости. Отдавая слишком много, мы рискуем не только опустошить себя, но и сделать партнера должником.

Как же правильно строить отношения? Как и везде, в них необходимо соблюдать баланс «давать-брать». И с этой точки зрения, на каждое действие партнера с нашей стороны должен быть адекватный ответ, причем это касается как хорошего, так и плохого. Но адекватный – не значит «око за око и зуб за зуб». Я объясню, что имею в виду, и начну с плохого. :)

Почему важно правильно реагировать на негатив?

Если один партнер все время терпит какие-то однозначно негативные проявления второго – например, необоснованную ревность и обвинения в измене, оскорбления или измены – нарушается баланс «давать-брать».

Снова и снова прощая, улыбаясь в ответ на обвинения или оскорбления, мы, во-первых, подаем сигнал, что с нами можно так обращаться, а во-вторых, делаем партнера энергетическим должником. Он часто ощущает это на бессознательном уровне и проявляет новый негатив. Это может выглядеть странно – человека быстро простили за какую-то «бяку», а он еще и недоволен. Но на самом деле он чувствует, что задолжал – и конечно, ему неприятно. Если это происходит регулярно, то долг может стать очень большим. Как его отдавать – непонятно, потому что просто делать что-то хорошее тому, кого ты незаслуженно обидел, к сожалению, не снимает долг. А любимый или любимая не дает возможности «расплатиться», и становится энергетическим кредитором, начиная рано или поздно вызывать неприятные эмоции. Так возникают все эти истории, когда «я ему — лучшие годы своей жизни, а он ушел к стерве». Стерва просто не заставляла чувствовать себя должником.

Тот же, кто постоянно прощает все, в конце концов, чувствует опустошение. И страшную обиду, если все кончается разрывом. Стоит ли строить отношения на таком ненадежном фундаменте?

Если же в отношениях все проявления получают соответствующий ответ, баланс «давать-брать» в целом соблюдается.

Но что тогда делать? Кричать в ответ на крики, обвинять, злиться, дуться?

К счастью, все это вовсе не обязательно. Адекватный ответ на негатив – не обязательно строго симметричный. Главное – осознание того, что с вами поступили неправильно. А как конкретно вы будете реагировать – зависит от обстоятельств.

В каких-то случаях можно спокойно сказать, что подобное поведение недопустимо. Или объяснить, почему оно вас задевает. В других – проявить гнев, если вы его чувствуете. Важно четкое понимание того, зачем и почему вы так реагируете: потому что вам дороги ваши отношения, и вы не хотите сделать партнера должником. Потому что вы любите его на самом деле – даже в эту минуту – но понимаете: вести себя так – значит портить отношения. И ради блага вашей семьи проявляете возмущение или озвучиваете претензии.

Важный момент: если вы очень разобижены и хотите уколоть человека побольнее, отомстить за злые слова или неприятные действия – это как раз будет неадекватный ответ, хотя, с формальной точки зрения, баланс будет соблюден. Когда мы сильно злимся, то редко отвечаем разумно. Негатив от партнера почти всегда суммируется в нашей голове с какими-то внутренними проблемами, и в итоге мы отвечаем намного сильнее, чем ударили нас. Как вы понимаете, это может превратиться в порочный круг, где, обмениваясь все более неприятными колкостями, вы просто забудете, с чего все началось, и рискуете задеть друг друга по-настоящему глубоко.

Поэтому ваш ответ всегда должен быть меньше, чем то, что вам пришло. Но он должен быть обязательно.

Если в данную минуту вы не чувствуете в себе сил реагировать спокойно – сделайте паузу. Вы даже можете прямо сказать партнеру, что боитесь наговорить лишнего, так как вам очень обидно, и поэтому просите его подождать, а поговорить готовы позже. Это нормальный способ остыть, и, кстати, часто остужает второго участника ссоры гораздо лучше, чем встречные обвинения.

И позже обязательно обсудите. Не замалчивайте. Объясните ваши чувства, почему вам обидно, что он такого сказал или сделал. И пробуйте найти компромисс.

И еще одна причина не пытаться стать всепрощающим. Думаю, для вас не секрет, что все мы люди, а значит, подвержены человеческим слабостям. И это значит, что если наши слабости поощрять, то мы с удовольствием будем проявлять их снова и снова. Когда на какое-то очевидно негативное действие мы получаем позитивную реакцию – у нас нет никакого стимула менять свое поведение.

О балансе в позитивном ключе

А теперь поговорим о приятном. Самый лучший способ поддерживать и усиливать семью – соблюдать баланс и в позитивном. И если вам дали что-то хорошее – обязательно вернуть – но немного больше. Так у партнера снова появится желание сделать для вас что-то хорошее, и тоже немного больше. И это может превратиться в самый приятный замкнутый круг.

Дать взамен – не значит отплатить чем-то аналогичным. Когда муж дарит жене дорогой подарок, она не должна обязательно отдариваться. Но она может давать ему благодарность, восхищение и радость. Она может сделать для него что-то своими руками. Или приготовить его любимое блюдо – несмотря на то, что оно ей сложно дается или она не умеет готовить. Или придумать что-то свое. Главное – внимание и отдача. Мужчину невероятно вдохновляет, когда женщина благодарна и готова тратить свои усилия на заботу о нем.

Баланс в хорошем важно соблюдать и в обратную сторону. Если мы все время делаем для человека что-то хорошее, а он ничего для вас – нужно остановиться. Не потому, что жалко, а потому, что нарушается равновесие. Мы опять делаем партнера должником – теперь уже другим способом. Он должен иметь возможность сделать что-то для нас. А закидывая его благодеяниями, мы просто не даем ему пространства отблагодарить нас, он не успевает.

Дисбаланс ведет сначала к чувству вины, а потом к негативу. Поэтому старайтесь следить за ним. Не надо, конечно, фанатично подсчитывать количество «баллов», заработанных каждым супругом в неделю, просто следите за своими ощущениями.

Вклад в отношения усиливает любовь

Еще одна составляющая баланса – вклад в отношения. Важно делать усилия и стараться ради них. И дело тут не только в энергетическом равновесии. Есть еще некоторые чисто психологические моменты. Обесценивание того, что досталось слишком легко и наоборот, трепетное отношение к вещам, для достижения которых пришлось потрудиться. Возможно, вы замечали и сами: удовольствие от приобретений часто прямо пропорционально вложенным деньгам, силам и времени. Это не случайно. Так работает наша психика – мы должны совершить какие-то движения, действия, чтобы подсознание поверило, что происходит что-то важное и «обратило на это внимание». Именно поэтому отношения нужно строить: чем больше вкладываешься в них, тем дороже становится партнер. Этот же механизм работает, когда мы развиваем любовь к себе – она растет через заботу о себе, вкладывание сил в самого себя. И при психологической работе происходит нечто похожее – мы верим в серьезность собственных намерений изменить жизнь, только когда тратим важные ресурсы, будь то время, деньги или внимание.

Поэтому вкладывайтесь в отношения, цените то, что дают вам и, конечно, соблюдайте баланс!

Вадим Куркин

Баланс в отношениях. Как брать и отдавать без мучений | by Nataliya Patrakova

(To read in English, click here)

Здоровый союз между людьми в идеале подразумевает партнерские отношения.

В которых постоянно происходит обмен энергией. Механизм “брать и отдавать” лежит в основе межличностных отношений, и несправедливо ожидать плюшек, если вы не предложите чего-то взамен. Поддержание такого баланса — одно из важнейших условий хорошего климата отношений. И если баланс нарушен, начинаются проблемы, и один из участников чувствует, как на самом деле мало “выхлопа” от получает от этого партнерства.

Самая тяжелая проблема здесь — это не всегда очевидная суть такого положения. Если это союз, в котором люди действительно испытывают друг к другу теплые и со всех сторон положительные чувства, может быть очень трудно распознать дисбаланс. Недостаточно дающий партнер может пребывать в недоумении, ведь он искренне любит человека рядом, считает его замечательным и желает всего самого наилучшего. Ему кажется, что он отдает достаточно. Но по факту он не делает человека рядом счастливым, не добавляет ценностей в его жизнь.

И однажды партнер, который отдает, не получая многого взамен, почувствует себя выпитым, высохшим, иссякшим, как севшая батарейка. И порой очень трудно сравнить свой вклад в отношения, пока еще есть силы завести разговор и постараться исправить ситуацию. Только когда уже совершенно нет сил все это терпеть, у вечно дающей стороны начинается поток претензий. И очень трудно удержаться от подведения счетов. А это — быстрый полет в пропасть, потому что все мы иногда делаем ошибки, как и совершаем хорошие поступки, но подсчет и припоминание каждого просчета партнера вряд ли принесут что-то кроме новой ссоры.

Еще один сложный момент состоит в отличиях, так сказать, производственных мощностей. Правда в том, что у каждого из нас разный заряд. Кто-то может отдавать по своему максимуму, и этого всегда будет недостаточно для человека рядом. И вы никогда на самом деле не поймете, сколько усилий требуется другому человеку для выполнения той или иной задачи, будь то уборка в доме или слова поддержки. И если это те самые отношения, которые по каким-то причинам все-таки хочется сохранить, обе стороны должны верно оценить свои возможности и принять их, признав, что ситуация может никогда не измениться. В других случаях, как бы ни было тяжело, лучше разойтись вовремя, пока кто-то из двоих не выгорел окончательно, заработав себе на нервной почве какую-нибудь болячку. В сериале “How I met your mother” был эпизод, в котором каждый из друзей рассказывал про человека, который высасывал из него соки, будучи не способным давать тепло в ответ. Все эти отношения, к сожалению, заканчивались.

Что же вы можете сделать в такой ситуации, чтобы сохранить отношения и не допустить печальных последствий?

1. Слушайте партнера

В отношениях между поставщиком фруктов и супермаркетом есть договор, а еще куча чеков и актов приема и передачи. И каждый из участников процесса в каждый момент времени в курсе всех своих задолженностей. К сожалению, в отношениях вещи в основном имеют не денежный и даже не материальный характер. И вы можете воспринимать ситуацию совершенно по-разному. Но если любимый человек говорит, что он устал и больше так не может, поверьте ему. Осознанность своей роли и признание дисбаланса — это самая здоровая реакция, но даже если вы не осознаете или не хотите признавать, что получаете в отношениях очень много, просто поверьте. Вы можете не понимать, почему партнер считает себя обделенным. Вы можете быть не в восторге от этого. Вы можете не соглашаться с этим. Просто примите это. И спросите, что вы можете сделать, чтобы сделать его жизнь лучше. И вообще ↓

2. Регулярно спрашивайте, как вы можете сделать его жизнь лучше

Это так легко делать на ежедневной основе. Даже если вы злы на него, даже если вам кажется, что претензии несправедливы. Спросите себя, привнесли ли вы сегодня что-то ценное в день партнера. Показали ли вы сегодня ему свою любовь? Ответив себе утвердительно, осведомитесь о его мнении. Ответив себе отрицательно, действуйте скорее! Поцелуй, звонок, слова поддержки — из мелочей складывается восприятие отношений.

3. Если это вы устали отдавать, поговорите с партнером

Я до сих пор считаю самой дурацкой своей особенностью молчание в ответ на обиды. И мой негативный опыт показывает, что от этого в любом случае ваши отношения пострадают. Ваш партнер имеет право знать правду о том, что на самом деле происходит в ваших отношениях. И ваш шаг — это поставить его в известность, а дальше уже его ход, принимать ли это во внимание или нет.

4. Не отдавайте больше, чем можете себе позволить

Поймите партнера, оцените его возможности. Если вы четко видите, что он просто не “заряжен” на вашем уровне, снизьте свой вклад в его жизнь. Убавьте скорость, чтобы не разбиться. Это ваша ответственность — отдавать на том уровне, который не истощит вас. Если вы постоянно превышаете свои лимиты, возможно стоит проработать это с психологом.

5. Оцените, может быть этот дисбаланс — временный

Не стоит спускать все и всегда на тормозах, но текущая ситуация действительно может быть обусловлена какими-то внешними обстоятельствами. “Брать и отдавать” не должно быть в точности 50 на 50 в каждый момент времени. Судите об отношениях глобальнее, важно, чтобы вы оба чувствовали взаимность в целом.

6. Старайтесь

Наверняка, есть вещи, которые даются вам легче других. Приятные слова, звонки перед сном, помощь по дому, покупка еды, выслушивание проблем. Найдите свои сильные стороны и эксплуатируйте их по полной, главное, делайте это с радостью.

Был ли у вас подобный опыт в отношениях? Как вы справлялись с дисбалансом?

Баланс между «брать» и «давать»

Все мы в отношениях выступаем в разных ролях. Иногда мы отдаем, иногда получаем. И хоть и бытует мнение, что когда ты отдаешь что-то другому человеку, то не стоит ожидать ответного хода. Это значит, что не стоит ожидать ничего взамен отданного, чтобы не разочаровываться, так ничего и не получив; да и только так, мол, можно проверить наши намерения на искренность. Но!

Берт Хеллингер, психотерапевт, родоначальник метода системных семейных расстановок, применяемого в Европе на протяжении уже десятков лет, а на постсоветском пространстве практикуемого только в течение всего последних нескольких лет, в одной из своих книг открыто говорит о том, что «…отношения в паре складываются, когда мужчина и женщина признают друг друга разными, но при этом равноценными партнерами. Когда они выступают по отношению друг к другу равными.

Партнерские отношения удаются благодаря постоянному обмену «давать – брать». Один дает – другой берет, с любовью прибавляет к полученному что-то и возвращает. Другой снова прибавляет что-то – потому что любит – и отдает обратно. Благодаря обмену, постоянной компенсации с небольшим «приростом» отношения в паре складываются удачно. Когда один из партнеров вынужден давать больше (от него требуют, чтобы он давал больше, чем получает) – отношения оказываются под угрозой. От этого любовь охладевает.»

Но ведь часто бывает так, что женщина в отношениях с мужчиной не то чтобы вынуждена, а просто сама начинает отдавать гораздо больше, чем получает. Не будем останавливаться на причинах – это может быть и желание показать все свои лучшие стороны в начале отношений; и ожидание того, что рано или поздно это будет замечено и по достоинству оценено партнером, или, как заметила одна моя знакомая, просто «получение удовольствия от того, что ты кому-то нужна».

И тут есть одна хитрая закономерность, проистекающая из различий в Природе мужчины и женщины, и которую хорошо бы знать.
Если женщина отдает своей настоящей подруге, другой женщине, то да, подруга это оценит и отдаст, прибавив еще что-то, потому что сама является женщиной. Таким образом, запустится привычный для «женского» понимания справедливости «механизм качелей» – ты мне, а я тебе. И нам хорошо от этого, ведь в выигрыше мы обе, да еще и при удовольствии.

Но вот в случаях, когда женщина отдает что-то мужчине, не стоит ожидать от него ответного хода по факту того, что она уже отдала, и теперь его ход. Мужчина мыслит другими категориями: «Она мне это отдала – значит для нее это естественно, это в порядке вещей». А раз это в порядке вещей, то часто не возникает и мысли о том, чтобы как-то скомпенсировать полученное. И если женщина продолжает только отдавать и отдавать, то рано или поздно у нее может возникнуть ощущение неудовлетворенности. Вроде бы и любимому мужчине отдавала, а что-то грызет изнутри. Что-то не дает женщине быть довольной, когда игра долго идет только в одни ворота…

Поэтому, чтобы не в бросать в пылу ссор пресловутые: «Я отдала тебе лучшие годы, а ты…», женщине стоит помнить, что отдавать мужчине безоговорочно стоит только то, что не жаль отдать вот так запросто – задаром. Отдавать можно лишь то, что не жаль потерять, чего никогда не поставишь мужчине в упрек, дабы не услышать в ответ на это: «А я тебя об этом не просил!»…

Но есть и вещи, которые стоит отдавать именно «оговорочно». Если женщина чувствует, что она отдает больше, чем готова отдать просто так, и это в данном случае в интересах сохранения и улучшения партнерских взаимоотношений действительно должна отдать именно она, то женщина может договориться с мужчиной о том, что справедливо будет получить за это от него компенсацию. При этом лучше всего, если размер и качество компенсации будут названы женщиной – ведь только она чувствует меру достаточности и единицы ее измерения – это могут быть и выходные, проведенные вместе или новая кофточка, или … допишите по вкусу…

Естественно, не стоит забывать и о том, как договариваться. Конечно, не в виде ультиматума, а с любовью, с улыбкой, с хитростью, с блеском в глазах – по-женски!

Вообще, если женщина постоянно отдает мужчине гораздо больше, чем получает, а он не может или не умеет, или не знает, как и чем скомпенсировать полученное, то вряд ли можно назвать счастливыми обоих. Иногда это может даже вызывать приступы агрессии у мужчины. Ведь он, с одной стороны, получает, а с другой – чувствует себя должным и связанным этим долгом. И находясь в таком положении, при очередном увеличении его долга, он может демонстрировать не благодарность за то, что сделала для него женщина, а раздражение – неосознанное чувство увеличения долга перевешивает удовольствие от полученного и создает ощущение отсутствия свободы выбора.

Почему я начала именно с этой темы? Хотя бы потому, что когда женщина расстается с мужчиной, нередко даже уже построив новые отношения с другим, нет-нет, да и всплывают на поверхность ее неотпущенные прежние обиды на «бывшего», которые могут вылиться либо в стереотипы мышления – «все мужчины – сво…», либо в боязнь, что негатив повторится, либо в болезни на телесном уровне. Ведь давно уже не секрет, что непроработанные психологические травмы ведут к мышечным зажимам и провоцируют заболевания тела.

А еще потому, что предупреждена – значит вооружена! Но Женская Сила – не в пистолетах и шпагах, она – в оружии другого сорта. А если вы уже нашли своего любимого и единственного, то не менее важная задача – сохранить гармоничные отношения с ним. Гармоничных вам отношений и женского счастья!

Автор: Елена Николаева

СТАТЬИ на эту же ТЕМУ
вс, 17 Октября, 2021 — 16:00
Киев
Обучение эротическому массажу (тайский, боди, шёлком)
5000 грн
пн, 18 Октября, 2021 — 10:00
он-лайн
Жизнь после отношений: практика он-лайн
Основа, Международная тренинговая компания
4500 грн
пн, 18 Октября, 2021 — 10:30
Киев
Обучение Access Facelift. Энергетическая технология омоложения лица и тела
10000 грн
 100 грн
пн, 18 Октября, 2021 — 13:00
он-лайн
Питание, как метод регулировки гормонального фона женщины
Формула любви, Центр гармоничного развития
150 грн
пн, 18 Октября, 2021 — 15:30
Киев
Почему у женщины нет оргазма? Что не так?
3500 грн
пн, 18 Октября, 2021 — 19:00
Одесса
Йога здоровья для женщин 30+ 40+ 50+
Сириус, Клуб воинских искусств
100 грн

Баланс в отношениях : evo_lutio — LiveJournal

Не могу обойти ветку в комментариях к предыдущему посту, которая разрослась до неприличных размеров.

Заодно попытаюсь начать отвечать на давний вопрос. Как держать баланс в отношениях?

В первую очередь надо (мысленно) послать подальше всех тех, кто говорит, что это невозможно.

Невозможно иметь отношения без баланса, поскольку такие отношения быстро распадаются. Иногда сохраняются «ради детей» или повисают на одном партнере, но по сути – распадаются.

А вот баланс в отношениях – это норма. И это то, что отношения удерживает на плаву и дает им смысл.

Баланс – это примерно равная значимость обоих партнеров друг для друга. Само собой, имеется в виду равная ненулевая значимость, поскольку при значимости близкой к нулю, отношения распадаются из-за недостатка связей. Чем больше связей, тем больше значимость. Когда значимость очень велика с обеих сторон, люди рвут связи с миром, чтобы больше времени посвящать друг другу, и такие отношения тоже находятся под угрозой из-за недостатка внешних связей. Все остальные случаи: от средней равной значимости до высокой равной значимости – это случаи счастливых и длительных отношений.

Как проверить уже существующие отношения на баланс? Очень просто.

Если вы ждете от партнера каких-то шагов к еще большему сближению и укреплению отношений, ожидаете действий, подтверждающих вашу ценность для него, мечтаете услышать какие-то слова или получить доказательства чувств, значит баланс нарушен, и не в вашу пользу.

Если партнер наскучил вам, вам хочется больше свободы, вас напрягает его ревность и мучает чувство вины за то, что вы уделяете ему мало внимания, скорее всего баланс нарушен не в пользу партнера.

Если вас все устраивает, никаких обид и претензий, вы если и скучаете по нему, то самую малость и это даже приятно, внимания вам достаточно и ваш партнер тоже не в обиде на вас, но скучает в разлуке, значит в ваших отношениях – баланс.

Выправить баланс, нарушенный не в свою пользу, легче, чем баланс, нарушенный не в пользу партнера. То есть увеличить свою значимость для партнера проще, чем значимость партнера для вас.

Однако, это совсем не значит, что увеличить свою значимость очень легко. Это может быть относительно легко в одних обстоятельствах и достаточно сложно в других.

Прежде всего, необходимо снизить значимость партнера для себя. Большинству влюбленных это очень не хочется делать, поскольку кажется, что потеряется весь смысл отношений. Однако, если значимость не равна, сначала необходимо избавиться от лишней значимости партнера, а потом уже пытаться поднять свою. Чаще всего в результате снижения значимости партнера, собственная поднимается сама собой.

Для снижения значимости партнера необходимо сделать всего одну вещь: перенести свое внимание на другие сферы жизни. Это очень трудная задача, когда есть аддикция, то есть когда любовь перестроила жизнь так, что в ней не осталось ничего другого. Это сложно сделать и в том случае, когда все другие интересующие сферы прочно связаны с партнером. Например, снизить значимость мужа для домохозяйки практически нереально: дети общие, дом общий, друзья общие, и на что бы она ни пыталась отвлечься, это не снижает ее внимания к мужу, а включает его. Кроме того, очень часто, пытаясь избавиться от лишней зависимости, люди начинают с того, что перестают заботиться о партнере. На самом деле надо начинать с того, чтобы перестать его доставать своей требовательностью, ревностью, обидами, думать о нем и переживать, а практическую заботу лучше оставить прежней. Чтобы резко сократить привычную заботу и не получить конфликт, необходимо занимать очень хорошую позицию в паре, то есть сначала собственная значимость должна очень подрасти. Пока собственная значимость мала, отказ от выполнения привычных обязанностей ведет к еще большему снижению значимости, то есть дает обратный эффект. Если цель — не развод, а восстановление баланса, начинать нужно с другого.

Также не надо пытаться переносить внимание с супруга на других мужчин, или с супруги на других женщин. Пока существует дисбаланс, это вызовет не ревность, а отвращение. Только при очень высокой значимости небольшая ревность усиливает страсть, при низкой значимости пропадает последнее влечение. Кроме того, пока значимость партнера очень высока, а собственная мала, любые активные попытки флирта на стороне будут влиять на самооценку негативно. Попробуйте, если хотите убедиться, что с вами будут говорить сверху вниз. Ваша низкая значимость в одних отношениях делает вашу энергетику (назовем состояние поля так) очень слабой. Другое дело – пассивный флирт, когда инициатива исходит не от вас. В этом случае результат может быть чуть лучше, однако, ситуацию со значимостью это не исправит, а конфликт породить может. Поэтому если и заниматься флиртом на стороне, то пассивным и хорошо скрытым.

Надо понять, что достичь баланса в отношениях можно только одним путем – созданием связей с миром не меньше, чем есть связей у вашего партнера. То есть если ваш партнер имеет друзей, творческое хобби, интересную работу, автомобиль, амбициозные планы и абонемент в фитнесс-клуб, вам необходимо все то же самое или другое, но равнозначное, чтобы его значимость для вас была не больше, чем ваша для него. Всю энергию, которая у него есть, он делит между всеми своими интересами, вам достается лишь часть. И если вы, в свою очередь, будете увлекаться только им, а все остальные ваши увлечения будут с ним связаны и на него ориентированы, вы будете в эмоциональной зависимости и его значимость для вас будет очень большой. Бесполезно ругать себя, бесполезно притворяться и манипулировать, бесполезно посещать женские тренинги и учиться женственности. Возможно, у тренера и получается держать в своей паре баланс, но не благодаря женственности, а благодаря тому, что сама она увлечена ведением тренингов, влиянием на женские умы и зарабатыванием денег, и ее партнеру достается не так много ее внимания, а значит мало претензий. Она приходит домой сытая и довольная, вдохновленная новыми идеями, именно это делает ее привлекательной и необременительной. Она полна энергией и не требует энергию партнера, поэтому партнер рядом с ней доволен и мотивирован на близость. Вы же, скорее всего, окажетесь в другой ситуации, если потратите на тренинг все свои сбережения. Вам захочется воплотить полученные знания в жизнь и получить результат. Поэтому перед партнером вы предстанете еще более энергетически истощенной и более требовательной. Никакая женственность не поможет этого скрыть: ваша требовательность повиснет немым укором. Женственность (нежность, игривость, пассивность, легкомысленность, уступчивость) хорошо сочетается только с высокой самооценкой, а при низкой значимости в важных отношениях высокая самооценка недостижима. Если самооценка женщины низка, усиление женственности превращает женщину в грустную тень, а не в красиво порхающую нимфу.

Значимость партнера (любого пола) растет в одном единственном случае: когда увеличение близости с ним обещает много приятных эмоций.

Предлагаю остановиться на время и обсудить все вышесказанное.

Максим Вердикт (3 способа повысить БАЛАНС ЗНАЧИМОСТИ) — Передачи и шоу

Бешеный ритм жизни современного человека заставляет откладывать решение психологических проблем на задний план и справляться с ними самостоятельно. Если многие женщины не имеют барьеров для походов к психологу, то мужчинам решиться на это морально гораздо сложнее. Именно по этой причине представители сильного пола ищут помощи в интернете.

Канал Максим Вердикт как раз помогает мужчинам разбираться в их проблемах, в частности в отношениях со второй половинкой. Автор канала отмечает, что его задача — реанимация угасающих чувств и построение эффективной модели отношений.

За два года существования аккаунт, созданный в середине февраля 2018 года, в общей сложности набрал почти сто миллионов просмотров, что свидетельствует об актуальности и важности информации.

Создатель проекта глубоко исследует взаимоотношения мужчин и женщин, основываясь и на собственном опыте. Он нередко приводит в пример свою первую любовь, которая установила несколько психологических блоков. Именно неудачи в прошлом стали катализатором для углубленного изучения психологии отношений.

Максим Вердикт называет союз мечты простым конструктором, так как при большом желании и определенных усилиях его можно построить быстро и надолго. Блогер предлагает мужчинам поменять собственную модель поведения для достижения результатов.

Самое популярное видео на канале собрало почти два миллиона просмотров и тысячи благодарных комментариев. Ролик Что будет с девушкой, которая тебя бросила? рассказывает о тонкостях взаимоотношений с бывшей девушкой. Максим ведет закрытую страницу ВКонтакте и пополняет статьями свой сайт, где любой желающий может записаться на консультацию.

Бешеный ритм жизни современного человека заставляет откладывать решение психологических проблем на задний план и справляться с ними самостоятельно. Если многие женщины не имеют барьеров для походов к психологу, то мужчинам решиться на это морально гораздо сложнее. Именно по этой причине представители сильного пола ищут помощи в интернете. Канал Максим Вердикт как раз помогает мужчинам разбираться

Баланс «давать — брать» в отношениях мужчины и женщины • Золотая середина

Что касается отношений между мужчиной и женщиной, Берт Хеллингер говорит, что у мужчины есть что-то, чего не хватает женщине, а у женщины – то, чего не хватает мужчине. Оба партнера равны не только в отношении способности отдавать друг другу, но и в потребности получать друг от друга. Это равенство, которое с самого начала было установлено между партнерами, существует и во всех других сферах их отношений.

Отношения в паре складываются, когда мужчина и женщина признают друг друга разными, но при этом равноценными партнерами. Когда они выступают по отношению друг к другу равными.

Партнерские отношения удаются благодаря постоянному обмену «давать — брать». Один дает — другой берет, с любовью прибавляет к полученному что-то и возвращает. Другой снова прибавляет что-то — потому что любит — и отдает обратно. Благодаря обмену, постоянной компенсации с небольшим «приростом» отношения в паре складываются удачно.

Принимая что-то от других, мы показываем наше смирение. Мы немного отступаем от своей гордости и соглашаемся с небольшой потерей своей силы. Только при таком смирении наш партнер в состоянии дать нам то, что он хочет. В то же время мы получаем и силу, благодаря которой будем способны дать другому что-то взамен. Значит, здесь, с одной стороны, действует смирение, а с другой — оба партнера всегда находятся на одном и том же уровне.

Когда отношения под угрозой?

Когда один из партнеров вынужден давать больше, от него требуют, чтобы он давал больше, чем получает, — отношения под угрозой. От этого любовь охладевает. Бывает так, что у одного из супругов есть дети от предыдущего брака, и он приводит их в новую семью. От нового партнера он ожидает заботы о своих детях — несмотря на то, что это совсем не его дети. И, выходит, новый партнер должен давать больше, чем получает. От него ждут, что он будет давать больше, чем получает. В таком случае равенство и равноправие нарушены. Есть только один путь: равновесие должно быть восстановлено. Это возможно, только если требующий большего ценит по достоинству то, что получает. Если он откажется от требования: «Ты должен мне», и признает: «Я должен тебе». Если он ценит это — с любовью. Вот что может восстановить равновесие.

Партнерские отношения предполагают равновесие не только в хорошем, но и в плохом. Мы стремимся уравновешивать не только хорошее, но и плохое. Если один из партнеров ранит другого, не важно по какой причине, второй стремится ранить первого. И должен это сделать, иначе равновесие нарушено. Но он ранит его с любовью, это значит — ранить чуть меньше, чем ранили тебя. Тогда снова возможен обмен хорошим. Это маленькие секреты удачных партнерских отношений.

Как сохранить баланс «давать — брать» в отношениях между мужчиной и женщиной?

Надо попросить другого человека о чем-то конкретном. То есть нельзя сказать: «Дай мне немного больше любви!»» — так как это недостаточно конкретно. Лучше сказать: «Пожалуйста, побудь со мной хотя бы полчаса! Поговори со мной!» Тогда через полчаса он будет знать, что выполнил просьбу своего партнера. Если же ты скажешь: «Останься со мной на всю жизнь!» — он никогда не сможет узнать, выполнил ли твою просьбу, и почувствует, что от него требуют слишком много. Это очень простой совет, но он помогает.

Обмен в любви

Отношения между людьми всегда начинаются с отказа от чего-либо, потому что количество допустимых взаимных даров ограничено. Этот принцип действителен для всех типов отношений.

Некоторые ищут отношений, в которых не соблюдался бы этот принцип ограничения взаимных даров, но таких отношений не существует. Распрощавшись с подобной иллюзией, мы приобретаем способность жить в менее требовательных отношениях, которые благодаря этому будут счастливыми.

Обмен между партнерами основан на двух потребностях. Одна из них — потребность в равновесии, другая — потребность в любви. Если один из партнеров дает с любовью — другой принимает. Потребность в равновесии заставляет его вернуть нечто равноценное. Но в силу своей любви он возвращает немного больше, чем получил. То же самое происходит и с другим. Он возвращает немного больше, из любви к партнеру. Таким образом, в силу связи обеих потребностей — в равновесии и любви — обмен растет, а счастья прибавляется. Вот основной принцип счастья, он прост.

мужчин, женщин и прекрасный баланс между нами | автор: Yael Wolfe

Мы разные, но мы такие же

Фото luizclas из Pexels

[Предупреждение о триггере / содержании: эта статья содержит краткое упоминание о суицидальном поведении.]

Это осеннее равноденствие сегодня, второй раз в этом году, ночь и день будут одинаковой продолжительности. Это заставляет меня думать о других противоположностях. Женщины, ночь. Мужчины, день. Женщины, луна. Мужчины, солнце.

Я вижу мир вокруг себя как зеркало. Что мне нужно посмотреть? Что это отражает мое внутреннее «я»?

Сегодня зеркало кажется больше. Я вижу в этом больше, чем только себя. Я всех нас вижу.

За последние несколько лет мы пережили такие глубокие изменения. Болезненные потрясения. Травматические откровения. Решительное стремление быть услышанным, удерживаемым, уважаемым.

Возможно ли, что мы наконец-то демонтируем систему, которая угнетает всех нас, независимо от нашего пола? Возможно ли, что мы наконец-то учимся создавать что-то, что будет поддерживать всех ?

Я очень на это надеюсь.Но пока что меня переполняют чувства, которые возникают во мне — старая боль, отчаянный страх, парализующее разочарование. И я наблюдаю боль других людей так, как никогда не мог себе представить.

В течение прошлого сезона мне посчастливилось получать самые интимные, уязвимые комментарии, личные заметки и сообщения в Instagram от читателей и коллег-писателей, которые делятся своей болью по поводу своего сексуального разочарования, отсутствия близости в их жизни. , их разочарование в состоянии своих романтических отношений, их одиночество, их душевная боль.

Возможно ли, что мы наконец научимся создавать что-то, что будет поддерживать всех ?

Я всегда знал, что мы все болели примерно что-то . Но было чрезвычайно приятно видеть, как так много людей, подобных мне, борются за связь, за удовлетворение, за удовлетворение, за радость.

Иногда кажется, что ответ в прошлом — в том, что случилось с нашими бывшими или нынешними партнерами. Я все еще анализирую, что пошло не так в моих последних отношениях.

Десятки раз пытался уйти. К сожалению, это были самые сексуальные отношения, которые у меня когда-либо были, из-за чего мне было чрезвычайно трудно уйти. Но вне спальни я не чувствовал удовлетворения.

Мой бывший был крайне боязливым к обязательствам. Во время наших отношений мы снова и снова разыгрывали один и тот же эмоциональный цикл. У нас были недели страстной связи, мы переписывались друг с другом в течение всего дня, пока мы не приходили в безумие, снимая одежду, когда мы возвращались домой после работы, падая в кровать.Позже мы лежали, обняв друг друга, пока не заснули.

А потом… он начал отстраняться. Он называл меня «малыш», а не «милая». Наши поцелуи и сладкие объятия переросли в более семейный контакт. Он давал мне угощения, щекотал мне живот или игриво отталкивал меня, когда видел, как я иду обнимать.

В конце концов, он посоветовал нам поговорить. Я не уверен, что люблю тебя больше , — говорил он. Или , я не знаю, хочу ли я этого больше. или Я сомневаюсь в нас .

Он сказал бы, что ему нужно подумать некоторое время. Ему нужно время. Космос.

Несколько дней не трогаем. Мы спали спиной друг к другу. Мы не переписывались, за исключением тех случаев, когда мне нужно было, чтобы он что-то забрал в магазине, или если он хотел сказать мне, что будет гулять с друзьями в ту ночь.

Потом однажды он пришел домой, встал позади меня, пока я мыла посуду, прижимаясь ко мне, кусал меня за шею и ухо, шептал, как сильно он меня хочет (как будто я не догадывалась, что из других сигналов), как сильно он скучал по мне, как сильно он во мне нуждался.Он сказал бы, что ошибался. Он не хотел этого . И, пожалуйста, можно , пожалуйста, лечь спать? Прямо тогда? Ужин позже?

В течение последних двух лет наших отношений эта закономерность нанесла нам такой ущерб, что мы стали спать в отдельных спальнях. Мы больше не признавали, что мы вместе, несмотря на то, что мы все еще жили в одном доме, все еще были сексуально близки, все еще вместе обедали, все еще обнимались, пока смотрели телевизор …

И да, он все еще приходил ко мне со страстью каждый раз несколько недель, кусая меня за шею и ухо, шепча мне, как сильно он меня хочет, как сильно он меня любит.И все же о последующем сексе почти всегда сразу сожалел — сначала он, потом я. В тот момент, когда мы разваливались, он говорил: « Дерьмо , это была ошибка. Думаю, я ошибался, любя тебя. Я просто этого больше не чувствую. Мы должны прекратить это делать ». Мое счастье от той связи, которую мы только что пережили, так быстро растворилось в чувствах отвращения к себе, ненависти к себе.

Почему я не могла уйти?

Однажды ночью я взял его пистолет в гардеробную, которую мы все еще использовали, и лежал там на полу, плача, пытаясь понять, как им пользоваться.Через некоторое время я прекратил попытки, потому что не мог понять, как достичь своей цели, не заливая его футболки и ковер кровью. Ему придется покупать новую одежду, и он потеряет залог за уборку дома. Я не хотел оставлять его в таком беспорядке.

Я пролежал там несколько часов, пока он не пришел домой, не нашел меня, не забрал пистолет и не позвал брата, чтобы тот пришел на помощь.

И вот однажды он ушел навсегда.

Как он подвел меня как партнера, как товарища, как мужчину? Как я подвела его как друга, как любовницу, как женщину? Как мы подвели друг друга?

Мое счастье от связи, которую мы только что пережили, так быстро растворилось бы в чувствах отвращения к себе, ненависти к себе.

Я знаю, что мне нужно было, чтобы он хотел меня страстно — за пределами спальни. Мне нужно, чтобы он увидел меня, полюбил мое сердце, хотел всех меня. Я хотела, чтобы он ценил меня как женщину. Как человек.

Что ему было нужно из того, что я ему не дал? Кормил ли я то, что ему нужно как человеку? Выполнил ли я то, что ему нужно как мужчина? Могу только представить, что ответ на эти вопросы отрицательный.

Со стороны большинство людей — даже близких нам людей — думали, что у нас прекрасные отношения.Никто не догадывался, что я склонен к суициду в течение двух лет, и это привело бы к тому, что я принял почти необратимое решение. Большинство людей по-прежнему не знают этого. Никто не подозревал, насколько токсичными, болезненными и душераздирающими стали эти отношения. Никто не догадывался, что мы два человека, которые просто не могут получить друг от друга то, что мы хотели и в чем нуждались.

По мере того, как я становлюсь старше, я все отчетливее вижу боль в сердцах людей. Я знаю, что так много женщин похожи на меня — они так глубоко страдают, так отчаянно хотят любви.Желание, чтобы его видели, слышали, держали. Я вижу так много мужчин, которым больно из-за сексуального внимания, удовлетворения прикосновений и удовольствия. Желание быть замеченным, подтвержденным, желанным.

Иногда мы говорим об этих проблемах, как будто это две разные проблемы. Мужчины хотят больше секса! Женщины хотят больше любви!

Но я думаю, что мы намного больше похожи, чем мы думаем. Рассмотрим то, что мы уже знаем:

  • Нам нужно еще . Все мы. Больше внимания. Больше связи.Мы чувствуем себя невидимыми, ненужными, нелюбимыми, неслышанными. Мы хотим, чтобы нас заметили. Мы хотим иметь значение.
  • Нас всех обидели — члены семьи, друзья, любовники. У всех нас разбиты сердца, которые были неуклюже, а иногда и неэффективно сшиты вместе. Мы все истекаем кровью каждый божий день из-за не совсем заживающей раны. И наша боль иногда причиняет боль другим, когда мы забываем с ней справиться или плохо справляемся.
  • Мы все неуклюжи с любовью.И уж точно с сексом. Мы не живем в культуре, которая учит нас владеть этими могущественными силами с какой-либо грацией или мастерством.
  • Мы все немного (или много) небезопасны.
  • Никто из нас действительно не знает, что мы делаем. Мы просто пытаемся понять жизнь, шаг за шагом.
  • Многие из нас жаждут большего удовольствия и удовлетворения желаний (всех видов). Мы живем под грузом культурных и религиозных правил, которые заставляют нас отказываться от удовольствия — вредной привычки.

Мне снова и снова приходит в голову, что мужчины и женщины не такие уж разные . Наши желания и потребности не так уж и различны. Внутри мы все еще дикие волки — волки, которым нужна свобода, питание, физическое прикосновение, поддержка и семья.

Как и все, я не знаю, что делать, чтобы это исправить. Если бы я мог наложить заклинание так, чтобы каждый человек чувствовал себя любимым, желанным и удовлетворенным, как он хотел, я бы сделал это в мгновение ока. Представьте себе красоту такого мира — где каждый чувствовал себя сытым во всех смыслах.Или даже если бы мы были только , в основном, сытыми, вместо того, чтобы так часто голодать. На что это будет похоже?

Внутри мы все еще дикие волки — волки, которым нужна свобода, питание, физическое прикосновение, поддержка, семья.

К сожалению, у меня нет такой магии. У меня есть только слова и молитвы, надежды и намерения.

Все, что я могу сделать, это попытаться поделиться как можно честно. Я верю, что честность наводит мосты. Я видел это снова и снова.

Все, что я могу сделать, это быть голосом в пустоте, которой принадлежат голоса женщин.Я буду кричать, кричать и кричать, пока нас не услышат.

Все, что я могу делать, это слушать мужчин, узнавать больше об их историях и путешествиях и поддерживать их. Патриархат их тоже подвел.

Все, что я могу делать, это моя работа. Загляните внутрь себя снова и снова и никогда не переставайте пытаться стать лучше, никогда не переставайте пытаться отпустить прошлое, никогда не прекращайте попытки открыть свой разум и мое разбитое сердце.

Давайте вспомним сегодня, в этот день равного света и тьмы, что нам нужны друг друга .Мы здесь, чтобы помогать друг другу, поддерживать друг друга. Мы в этом вместе.

В целом мы прекрасны.

Свет и тьма. Солнце и Луна. Вместе мы поддерживаем вращение Земли.

© Yael Wolfe 2019

Гендер, эмоциональная работа и качество отношений: ежедневное дневниковое исследование

Аннотация

Мы используем перспективу гендерных отношений из феминистских теорий, чтобы исследовать, как гендерная и повседневная эмоциональная работа предопределяет качество повседневных отношений в 74 парах. (148 человек в свиданиях, сожительстве или супружеских отношениях) в основном с юго-запада U.S. Эмоциональная работа характеризуется деятельностью, которая улучшает эмоциональное благополучие других. Мы исследовали работу эмоций двумя способами: черта (средний уровень индивидуума) и состояние (ежедневные колебания индивидуума). Мы изучили влияние эмоциональной работы на актеров и партнеров и проверили гендерные различия. В качестве переменных результата мы включили шесть типов качества повседневных отношений: любовь, приверженность, удовлетворение, близость, амбивалентность и конфликт. Этот подход позволил нам предсказать три аспекта качества отношений: средние уровни, дневные колебания и волатильность (общая дневная изменчивость в течение недели).Возникли три закономерности. Во-первых, работа с эмоциями предсказала качество отношений в этой разнообразной группе пар. Во-вторых, гендерные различия были минимальными для фиксированных эффектов: работа с чертами и состоянием эмоций предсказывала более высокие средние оценки и положительное ежедневное увеличение собственного положительного качества отношений между людьми и более низкую среднюю амбивалентность. В-третьих, гендерные различия были более устойчивыми в отношении изменчивости: для эффектов партнера наличие партнера, который сообщил о более высокой средней эмоциональной работе, предсказывал на более низкую изменчивость в любви, удовлетворении и близости на для женщин по сравнению с более высокую неустойчивость в любви и приверженности для мужчин.Ни гендерная, ни эмоциональная работа не предсказывала средних уровней, суточных колебаний или нестабильности конфликта. Мы обсуждаем последствия и будущие направления, относящиеся к уникальной роли пола в понимании связи между повседневной эмоциональной работой и изменчивостью повседневных качеств взаимоотношений для партнеров по взаимоотношениям.

Ключевые слова: пол, эмоциональная работа, качество взаимоотношений, ежедневный дневник, ежедневная изменчивость

Введение

Эмоциональная работа характеризуется как деятельность, имеющая отношение к повышению эмоционального благополучия значимых других и оказанию эмоциональной поддержки (e .g., предложения поддержки, внимательное слушание партнера; Эриксон, 2005). Эмоциональная работа является важной конструкцией при прогнозировании разделения домашнего труда, ухода за детьми и удовлетворенности отношениями, а также вклада в семейную жизнь (Erickson, 2005; Holm, Werner-Wilson, Cook, & Berger, 2001; Pfeffer, 2010; Stevens, Minnotte, Mannon). , & Кигер, 2006). Эмоциональная работа отличается от других видов работы тем, что первая не может быть делегирована отдельным лицам за пределами партнерства или группы (Erickson, 2005), а также от эмоционального труда или работы, выполняемой в оплачиваемых или общественных секторах рыночной экономики (Hochschild , 1989).

Используя перспективу гендерных отношений из феминистских теорий (Ferree, 1990, 2010; Fox & Murry, 2000; Risman, 2004), мы утверждаем, что работа с эмоциями связана с силой отношений, приписываемой мужчинам и женщинам через преувеличенные гендерные различия и исторически и социально сконструированные гендерные роли. Эмоциональная работа может подчеркивать большее неравенство в отношениях между партнерами, включая представления о том, что женщины несут ответственность за эмоциональную работу так, как это не делают мужчины (Daniels, 1987), или когда женщины считают выполнение эмоциональной работы работой , в то время как мужчины считают эмоциональная работа, чтобы стать частью романтических отношений (Эриксон, 2005).Неравная эмоциональная работа связана с неудовлетворенностью и прекращением боевых отношений, когда женщины прилагают усилия для установления связи со своими мужьями, а их мужья не отвечают им взаимностью (Duncombe & Marsden, 1993). Несмотря на эти отрицательные результаты, работа с эмоциями также может способствовать большему равенству в отношениях между партнерами, включая положительные чувства по поводу отношений, когда оба члена вносят свой вклад в работу с эмоциями (Holm et al., 2001).

Мы исследуем, как работа с эмоциями предсказывает качество отношений в выборке женщин и мужчин в романтических отношениях в США.S. Мы расширяем существующие знания о гендерных вопросах и качестве взаимоотношений несколькими способами. Во-первых, мы используем феминистскую теорию с точки зрения гендерных отношений, чтобы понять связь между работой над эмоциями и качеством отношений для обоих партнеров в романтических отношениях. Таким образом, мы фокусируем наше обсуждение на семье, а не только на женщинах или мужчинах (Ferree, 2010), а также продвигаем феминистский вызов традиционных взглядов на «разделенность и солидарность» (Ferree, 1990, p.870). Во-вторых, мы используем ежедневный дневник для изучения как работы с эмоциями, так и качества отношений. Ежедневные дневниковые исследования важны для распутывания жизней людей, состоящих в парных отношениях (Bolger, Davis, & Rafaeli, 2003). В-третьих, мы применяем тонкий подход к пониманию работы эмоций, разделяя работу эмоций на эффекты черты (то есть средние уровни индивидов) и состояния (то есть ежедневные колебания индивидов). В-четвертых, мы исследуем работу с эмоциями в связи с шестью уникальными типами качества отношений, включая положительное (любовь, приверженность, удовлетворение, близость) и отрицательное (амбивалентность, конфликт) качество отношений.Эта повышенная специфичность позволяет более детально понять, каким образом работа эмоций по-разному влияет на качество отношений.

Во всех эмпирических исследованиях, которые мы описываем, используются образцы из США, если не указано иное. Мы признаем, что концептуальные представления об эмоциональной работе и отношениях не универсальны. Мы надеемся, что читатели из других стран смогут использовать информацию, полученную в результате этого исследования, в качестве отправной точки для изучения работы с эмоциями и качества отношений для дальнейшего продвижения обсуждения гендерных проблем, обнаруженных в романтических отношениях и в семьях, в их собственных исследованиях и диалог друг с другом.

Концептуальные основы

Феминистская точка зрения намеренно включает множество значений и практик, с ключевыми темами, включая власть и свободу воли, что проявляется в семейных отношениях (Allen, Lloyd & Few, 2009). Феминизм занимает центральное место в понимании семейных отношений, потому что семьи состоят из эмоциональных и физических мест, в которых такие конструкции, как сила, конфликт и забота, объединяются, чтобы объяснить, как люди живут своей жизнью (Few-Demo, Lloyd, & Allen, 2014).

Хотя учёным-феминисткам было предложено изучить власть в других контекстах вне дома (Collins, 2000), изучение семейных вопросов по вопросам дома остается центральным для учёных-феминисток (Hochschild, 1989; Lachance-Grzela И Бушар, 2010). Понимание того, какие члены семьи обретают, сохраняют или теряют власть, или восприятие власти внутри семьи, является важным для феминистских ученых, потому что способность понимать такую ​​динамику власти предсказывает, как и женщины, и мужчины действуют во взаимозависимых отношениях (Deutsch , 2007; Few-Demo et al., 2014; Komter, 1989 с использованием данных из Нидерландов; Сасслер и Миллер, 2001).

Эту власть и динамику отношений можно понять с точки зрения феминистского теоретизирования с точки зрения гендерных отношений (Ферри, 1990). Гендер занимает центральное место (т.е. структура, институт) и встроен во все социальные процессы повседневной жизни (Risman, 2004). То есть «осью феминистского исследования является гендер, который состоит из глубоко укоренившихся социальных значений и их производной, силы» (Fox & Murry, 2000, стр.1160). Кроме того, семьи все чаще рассматриваются как места, в которых гендер имеет значение и может глубоко влиять на женщин, мужчин и их отношения (Ferree, 2010; Fox & Murry, 2000).

С этой целью перспектива гендерных отношений фокусируется на социальном конструировании гендерного поведения, объектов и отношений (Ferree, 2010). Гендер — это не статическая норма или идеал, а, скорее, «… социальные отношения, характеризующиеся неравенством власти, которое иерархически порождает, организует и оценивает мужественность и женственность посредством оспариваемых, но контролирующих практик отдельных лиц, организаций и обществ» (Ferree, 2010 , п.424). Таким образом, различия между женщинами и мужчинами рассматриваются как социально и культурно сконструированные, политически значимые, понимаемые в рамках более крупных структур и уровней, которые имеют свои собственные практики и значения и глубоко укоренились в обществе (Ferree, 2010; Fox & Murry, 2000; Рисман, 2004).

Ключевой способ конструирования гендера — это социальное и структурное преувеличение различий между мужчинами и женщинами (Ferree, 1990). В среднем между мужчинами и женщинами сходства гораздо больше, чем различий; таким образом, преувеличивая различия между полами, один пол получает социальную власть над другим в определенных контекстах (Ferree, 1990; Fox & Murry, 2000).Например, создавая дихотомию, согласно которой женщины в первую очередь являются воспитателями дома, тогда как мужчины в первую очередь обеспечивают финансовую поддержку семьи вне дома (Ferree, 1990), женщинам предоставляется больше полномочий в воспитании детей, а мужчинам — больше полномочий в карьере. и экономические ресурсы.

Сила, полученная в результате такого конструирования пола, может проявляться в форме эмоциональной работы между мужчинами и женщинами. Эта закономерность, вероятно, связана с преувеличенными различиями и ожиданиями в отношении ролей в отношениях между женщинами и мужчинами, такими как построенные ожидания, что, поскольку женщины часто более заботливы, чем мужчины, все женщины заботятся о них, а все мужчины — нет (Davis & Greenstein, 2009; Эриксон, 2005; Пффефер, 2010).Представления о преувеличенных различиях и ожиданиях в отношении гендерных ролей в отношениях заключаются в том, что женщины более эмоциональны, чем мужчины, и поэтому несут большую часть бремени по поддержанию семьи, включая большую часть работы с эмоциями (Erickson, 2005). Затем эмоциональная работа становится одним из многих способов использования гендера для структурирования иерархий как внутри, так и вне семьи, подобно уходу за детьми и работе по дому (Collins, 2000). Путем концептуализации работы с эмоциями как женской работы и последующего ее обесценивания гендерные структуры укрепляются за счет убеждения, что женщины принадлежат дому, полагаясь на своих мужей, в то время как мужчины должны выполнять оплачиваемую работу вне дома.Затем это «производит натурализованные иерархии» (Collins, 2000, стр. 158), социализируя людей, чтобы они поверили, что то, что происходит в семьях, является отражением естественного порядка общества. Гендерные убеждения, закрепленные в семье, затем тиражируются в общественной сфере: мужчины занимают более престижные и ценные должности, а женщины служат под их началом на обесцененных, поддерживающих постах; мужчины чрезмерно представлены в политических системах и т. д.

Хотя многие отношения носят более эгалитарный характер по мере того, как женщины все чаще выходят на рынок труда (Sayer, Cohen, & Casper, 2004), часто женщины по-прежнему должны выполнять и выполняют большую часть семьи. эмоциональная работа дома (Hochschild, 1989; Lachance-Grzela & Bouchard, 2010).В одном исследовании, несмотря на то, что пары описывали свои отношения языком равенства («мы — партнерство», стр. 86), ни одно из них не достигло фактического равенства (Knudson-Martin & Mahoney, 1998). Вместо этого многие женщины дали больше и получили меньше эмоциональной поддержки, чем их партнеры, несмотря на то, что многие из этих пар кормили двоих (Knudson-Martin & Mahoney, 1998). Гендерное ожидание того, что женщины более заботливы, чем мужчины, также демонстрируется, так как женщины-партнеры трансгендерных мужчин сообщают, что выполняют большую часть эмоциональной работы в своих романтических отношениях (Pfeffer, 2010, с использованием данных U.S и Канада).

Кроме того, перспектива гендерных отношений учитывает исторически сложившиеся различия между мужчинами и женщинами на рынке труда; это миф, что мужчин традиционно выполняли роль кормильца (Ferree, 1990). В результате построения модели взаимоотношений с единственным поставщиком возникает разная власть в гетеросексуальных парах. Женщины могут быть больше вовлечены в отношения, потому что они часто более финансово зависят от отношений (Baker & McNulty, 2011), и, следовательно, большая часть эмоциональной работы ложится на их плечи.Таким образом, сконструированные гендерные различия и неравное разделение в трудовом цикле могут способствовать неравенству в эмоциональной работе (например, почему эмоциональная работа рассматривается женщинами как работа , но рассматривается мужчинами как часть родственных обязанностей; Erickson, 2005).

Модель единственного поставщика имеет особое последствие усиления структурного неравенства между женщинами и мужчинами, потому что семейная работа и частная сфера считаются менее ценными, чем публичная сфера оплачиваемой работы, особенно потому, что эти сферы разделены по гендерному признаку на женский и мужской, соответственно. (Коллинз, 2000; Осмонд и Торн, 1993).Исследователи обнаружили, что женщины, состоящие как в однополых, так и в разнополых отношениях, больше работают с эмоциями, чем мужчины, позволяя и поощряя обмен личными мыслями, чувствами и эмоциями между партнерами по отношениям (Umberson, Thomeer, & Lodge, 2015). Когда мужчины действительно занимаются эмоциональной работой, они описывают ее маскулинизированными терминами, аналогично тому, как они описывают себя как поставщиков финансовых услуг (Thomeer, Reczek, & Umberson, 2015). В выборке Thomeer et al. (2015) гетеросексуальных пар, в которых один из партнеров имел серьезные проблемы со здоровьем, мужчины объяснили выполнение эмоциональной работы тем, что они «были камнем преткновения» для своих жен (стр.16). Тем не менее, мужчины в выборке не сообщали, что они выполняли столько же эмоциональной работы, сколько их жены, даже когда их жены были теми, у кого были проблемы со здоровьем. Кроме того, мужчины в этом исследовании чрезмерно подчеркивали женственность своих жен, когда те были ухаживающими за ними, называя своих жен медсестрами, но, в частности, исключили возможность того, чтобы их считали медсестрами своих жен. Такое восприятие позиционирует работу эмоций как феминизированную и «подчеркивает, что ключевой частью установления господствующей маскулинности [культурно определяемого идеала поведения мужчин] в браке является относительное противопоставление ее подчеркнутой женственности и женственности» (стр.19). То есть в этих браках роли женщин и мужчин рассматривались как исключительные и противоположные, что подчеркивалось строгим бинарным набором ролей и атрибутов, подходящих для каждого пола (Ferree, 2010; Thomeer et al., 2015).

Эмоциональная работа и качество отношений

До сих пор мы описывали эмоциональную работу в более негативном свете (например, неравенство между романтическими партнерами). Но работа над эмоциями также имеет положительный вклад в отношения, например, возможность большего равенства между партнерами.Эта закономерность особенно очевидна, когда оба члена пары вносят свой вклад в работу над эмоциями. В качестве одного примера, в исследовании пар, ищущих терапию, и мужчины, и женщины сообщили о высоком уровне удовлетворенности отношениями, когда эмоциональная работа у них была примерно одинаковой (Holm et al., 2001). В соответствующем исследовании показалось, что оказание мужчинами чуткой поддержки (аналогично работе с эмоциями) улучшило их семейные исходы и их жен (Jensen, Ruer, & Volling, 2013).

Эти исследования предоставляют доказательства связи между эмоциональной работой и качеством отношений (т.д., удовлетворенность отношениями и качество брака), а также включение данных от обоих членов пары. Хотя другие авторы изучали работу с эмоциями, данные необязательно получены от пар (например, мужчины и женщины, не состоящие в отношениях; Erickson, 2005), или включены данные только от одного партнера (Erickson, 1993; Wharton & Erickson, 1995). .

Здесь мы сообщаем данные от обоих партнеров в паре, что позволяет более сбалансировано изучить гендерную динамику и динамику эмоциональной работы между партнерами.В предыдущих исследованиях отношений и семей исследователи часто считали женщин представителями семьи, поддерживающими отношения или теми, кто обеспечивает эмоциональную работу для пары (Erickson, 2005; Few et al., 2014; Ogolsky И Bowers, 2012). Тем не менее, отношения и семьи состоят не только из женщин или одного члена пары. Напротив, семьи характеризуются как социальная группа из двух или более людей, которые взаимозависимы, имеют долгосрочные обязательства друг перед другом и построены посредством социального взаимодействия и общения друг с другом (Baxter & Braithwaite, 2006; Vangelisti, 2004).Таким образом, в нашем исследовании обоих членов пары в текущем исследовании мы деконструируем предположение, что женщина является синонимом семьи (Ferree, 2010; Few-Demo et al., 2014).

Эмоциональная работа должна быть полезна для качества отношений, когда ее исполняют оба члена пары. Этот прогноз согласуется с более ранними исследованиями в этой области (например, Holm et al., 2001), а также со способностью обоих партнеров участвовать в эмоциональной работе (например, позволяя партнеру знать, что его или ее ценили).Что касается работы с эмоциями, в текущем исследовании мы включаем как эффекты акторов, так и то, как поведение человека влияет на его собственные результаты, и эффекты партнера, или то, как поведение партнера влияет на результаты.

Помимо этого включения данных от обоих членов пары, мы также добавляем в литературу о работе с эмоциями и качестве отношений другими способами. Во-первых, мы исследуем положительные качества взаимоотношений, помимо удовлетворенности отношениями (например, Holm et al., 2001), а также другие более отрицательные качества взаимоотношений, которые недостаточно изучены в области работы с эмоциями.В частности, мы исследуем работу с эмоциями в сочетании с шестью уникальными типами качества отношений: приверженность, удовлетворение, близость, любовь, а также амбивалентность и конфликт. Мы определяем эти переменные качества отношений, поскольку отношения включают как положительный, так и отрицательный опыт и взаимодействия (Kelley et al., 1983; Totenhagen, 2011; Totenhagen, Serido, Curran & Butler, 2012). Кроме того, все эти переменные исследования являются общими для исследований романтических отношений (например, Braiker & Kelley, 1979; Kelley, 1979; Reis, Collins, & Berscheid, 2000).В предыдущей работе с использованием вариантов выборки, которую мы используем в этой статье, авторы обнаружили, что все шесть качеств взаимоотношений, которые мы исследуем здесь, значительно различаются внутри человека изо дня в день и подходят для ежедневного изучения (Totenhagen, 2011).

Во-вторых, мы применяем тонкий подход к концептуализации работы с эмоциями. Здесь мы исследуем работу с эмоциями на уровне черты (то есть средний уровень эмоциональной активности людей в течение недели или вариации между людьми), а также на уровне состояния (т.д., колебания индивидуума относительно их индивидуального среднего уровня эмоциональной работы или вариации внутри индивидуума; Bolger & Laurenceau, 2013). Оба типа изменчивости информативны, поскольку мы можем лучше понять связь между эмоциональной работой и качеством отношений на уровне между людьми и внутри них. Используя этот дизайн, мы можем получить знания о том, как определенные уровни эмоциональной работы соотносятся с общими уровнями качества отношений (различия между людьми; черта характера) и как уровни эмоций, работающие в конкретный день, соотносятся с уровнями качества отношений в этот день ( внутриличностные различия; состояние).Сказанный еще один способ работы с состоянием эмоций: в дни, когда люди сообщают о работе с эмоциями, которая выше или ниже их собственного среднего значения , мы можем исследовать, влияет ли это изменение на качество взаимоотношений людей в этот день.

Наконец, мы упомянули некоторые гендерные различия (например, Hochschild, 1989; Lachance-Grzela & Bouchard, 2010). Специально для изучения пола, работы с эмоциями и качества отношений было опубликовано несколько исследований (например, Holm et al., 2001; Пфеффер, 2010). Может случиться так, что когда партнеры-женщины и мужчины сообщают о работе с более высокими эмоциями, качество отношений улучшается. Но также может быть, что у женщин и мужчин разные ожидания и реакции на работу с эмоциями (Daniels, 1987; Erickson, 2005; Thomeer et al., 2015). С этой целью, как сформулировано ниже, мы рассматриваем влияние пола в ассоциациях между повседневной эмоциональной работой и каждым типом качества повседневных отношений.

Для проверки наших гипотез и исследовательских вопросов (RQ) мы использовали MLM, или многоуровневое моделирование.MLM — это форма регрессии, в которой учитываются множественные источники взаимозависимости (например, данные от обоих членов пары; данные от людей, измеряемые каждый день в течение недели; Kenny, Kashy, & Cook, 2006). Напротив, регрессионный анализ предполагает независимость выборки от генеральной совокупности, что было бы неверным предположением, учитывая вложенные или взаимозависимые данные, которые у нас есть. Кроме того, чтобы понять точки зрения обоих членов пары, мы использовали модели взаимозависимости актеров и партнеров (APIM; Cook & Kenny, 2005), чтобы изучить эффекты как актеров, так и партнеров.В частности, мы исследовали, как ежедневные черты эмоций работают на отдельных лиц и партнеров, а повседневные эмоции состояния работают на отдельных лиц и партнеров (независимые переменные), предсказывая качество повседневных отношений (например, любовь, приверженность, удовлетворение, близость, амбивалентность, конфликт; зависимые переменные). . Мы также включили влияние пола как модератора между повседневной эмоциональной работой и качеством повседневных отношений. Таким образом, мы создали четыре термина взаимодействия (т. Е. Работа с эмоциями по признаку пола X; работа с эмоциями по состоянию пола X; работа с эмоциями, присущими партнеру X, работа с эмоциями партнера по полу X) в качестве дополнительных независимых переменных для прогнозирования каждого типа качества повседневных отношений.Всего мы проанализировали шесть отдельных моделей MLM; по одному для каждой ежедневной переменной качества отношений.

Специально для этих фиксированных эффектов мы формулируем следующие гипотезы и исследовательские вопросы (RQ):

h2: Эмоциональная работа с более высокой чертой как для отдельных лиц, так и для партнеров должна ассоциироваться с более высокой любовью, приверженностью, удовлетворением и близостью, а также с меньшей амбивалентностью и конфликтами.

RQ1: Какое влияние оказывает пол (например, женщины по сравнению с мужчинами) при изучении ассоциаций между работой с чертами эмоций и каждым типом качества повседневных отношений?

h3: В дни, когда люди или их партнеры испытывают эмоциональную работу с более высоким, чем обычно, состоянием, они должны сообщать о более высокой любви, приверженности, удовлетворении и близости, а также о более низкой амбивалентности и конфликтах.

RQ2: Какое влияние оказывает пол (т.е. женщины по сравнению с мужчинами) при изучении ассоциаций между работой с эмоциями состояния и каждым типом качества повседневных отношений?

В дополнение к работе с чертами и состоянием эмоций, связанной с уровнями качества отношений, мы стремимся изучить связи между работой эмоций и степенью изменчивости качества отношений в течение недели. Неустойчивость — это фактор между людьми, что означает, что некоторые люди могут испытывать меньшую изменчивость (или большую стабильность) в качестве отношений, тогда как другие люди испытывают большую изменчивость (или меньшую стабильность) в качестве отношений изо дня в день в течение недели.То есть отношения часто переживаются по-разному, и было бы слишком упрощенно утверждать, что человек в целом удовлетворен или не удовлетворен (Arriaga, 2001; Berscheid & Lopes, 1997). Мы стремимся понять, как характерные (средние) уровни эмоциональной работы предсказывают различия в изменчивости качества взаимоотношений между людьми.

Изучение нестабильности качества отношений важно, потому что высокие колебания качества отношений обычно не предвещают ничего хорошего для отношений (Karney & Bradbury, 1995).Например, колебания качества отношений связаны с возможным разрывом романтических пар (Arriaga, 2001; Arriaga, Reed, Goodfriend, & Agnew, 2006), а также с увеличением психологического стресса, снижением удовлетворенности жизнью и депрессивными симптомами с течением времени (Whitton & Whisman, 2010; Whitton, Rhoades, & Whisman, 2014). Насколько нам известно, связи между работой над определенными эмоциями и нестабильностью качества отношений в течение недели не изучались. Мы проверили, влияет ли работа на характерные эмоции и на партнерские эмоции на общую нестабильность качества отношений.Мы также связали эти две переменные с полом, чтобы проверить потенциальные гендерные различия. Все эти тесты проводились одновременно в моделях при тестировании фиксированных эффектов, упомянутых выше в h2, RQ1, h3 и RQ2. Специально для тестов на волатильность (которые мы более подробно объясняем в разделе «Результаты») мы ставим следующие RQ:

RQ3: Каков прогноз изменчивости каждого типа качества взаимоотношений для людей или партнеров, которые испытывают эмоциональную работу выше среднего уровня?

RQ4: Каково влияние пола (т.д., женщины по сравнению с мужчинами) при изучении связи между работой характерных эмоций и изменчивостью в каждом типе качества взаимоотношений?

В дополнение к уже указанным переменным мы также включили несколько элементов управления: общее качество отношений, раса / этническая принадлежность, продолжительность отношений и семейное положение. Мы выбрали эти конструкции, поскольку они обычно используются в исследованиях работы с эмоциями и / или романтических отношений (Erickson, 2005; Ruppel & Curran, 2012; Totenhagen, 2011; Totenhagen & Curran, 2011; Totenhagen et al., 2012, 2013). Например, продолжительность отношений использовалась для прогнозирования связей между людьми в романтических отношениях, а также того, следует ли людям продвигаться вперед в своих отношениях (Braiker & Kelley, 1979). Кроме того, исследователи задокументировали защитные преимущества брака по сравнению с другими статусами отношений, такими как сожительство (например, Stanley, Rhoades & Markman, 2006). Соответственно, брак связан с образованием, так что выпускники колледжей с большей вероятностью вступят в брак по сравнению с людьми без высшего образования (Cherlin, 2010), а также расы / этнической принадлежности (т.е., прогнозируется, что 81% белых женщин неиспаноязычного происхождения выйдут замуж к 30 годам по сравнению с 52% афроамериканских женщин неиспаноязычного происхождения; Черлин, 2010). Наконец, родительский статус важен, так как присутствие детей может увеличить время для одного или обоих взрослых партнеров, связанных с уходом за детьми и / или работой по дому (Voydanoff, 2007), а также иногда отрицательно сказывается на романтических отношениях между родителями (Doss, Rhoades, Stanley, И Маркман, 2009; Твенге, Кэмпбелл и Фостер, 2003). Первоначально мы включили возраст в качестве контрольной переменной, но, учитывая высокую корреляцию и мультиколлинеарность с длиной отношений, мы удалили возраст из моделей, представленных здесь.

Результаты

Описательная статистика и корреляции

Описательная статистика и корреляции между людьми находятся в (категориальные демографические контрольные переменные включены). Мы проверили гендерные различия в исследуемых и контрольных переменных (например, MANOVA, последующие ANOVA и тесты кросс-таблицы / хи-квадрат для категориальных переменных). Никаких значительных гендерных различий (т.е. p <0,05) не выявлено. Специфические для корреляций, и, как и ожидалось, все корреляции переменных исследования были значимыми между женщинами и мужчинами (эти корреляции указаны на диагонали).

Многоуровневые модели: план анализа

Как отмечалось в конце введения, у нас есть различимые диадические данные за 7 дней, когда индивидуумы (женщины и мужчины) вложены в пары и скрещены со временем. Учитывая эту вложенность (или взаимозависимость) данных, мы использовали MLM, используя Proc Mixed в SAS 9.3.

Наши данные имеют трехуровневую структуру: от низшего к высшему, дневной (уровень 1), индивидуальный (уровень 2) и диадный (уровень 3). Уровень 3 не имеет изменчивости в стандартной трехуровневой модели MLM для диадических данных, поскольку в каждой диаде есть только два возможных члена.Таким образом, мы создали фиктивные закодированные переменные для женщин и мужчин (Bolger & Laurenceau, 2013), которые мы ввели в случайную строку в модели. Эта спецификация терминов «женщины» и «мужчины» должным образом объясняет структуру и взаимозависимости в данных и структуре ошибок, а также учитывает межиндивидуальные различия (случайные эффекты) в оценках качества отношений женщинами и мужчинами. В целом, эти спецификации делают модель двухуровневой моделью с днем ​​(уровень 1) и мужчинами и женщинами, указанными в парах (уровень 2).Кроме того, мы учли случайную вариабельность наклона между работой с эмоциями в состоянии и качеством повседневных отношений, поскольку, по сути, не все люди должны одинаково реагировать на один и тот же уровень эмоциональной работы.

Чтобы повысить экономичность моделей, мы использовали модель с одним перехватом и ввели показатель пола (1 = мужской, 0 = женский; аналогично Campbell, Simpson, Boldry, & Kashy, 2005). Мы выбрали этот метод вместо использования модели с двумя перехватами с фиктивными кодированными переменными для женщин и мужчин в фиксированных эффектах (как это сделано в Bolger & Laurenceau, 2013), поскольку последний дал бы нам два отдельных перехватчика (один для женщин). и один для мужчин), а также отдельные оценки для всех переменных исследования для женщин и мужчин.Таким образом, модель одиночного перехвата предоставляет более экономный вариант для проверки значимости гендерных различий, в отличие от отчетности по эффектам отдельно для мужчин и женщин.

Чтобы проверить все гипотезы и RQ, мы проанализировали шесть отдельных моделей MLM; по одному для каждой повседневной переменной качества отношений (например, любви, приверженности, удовлетворения, близости, амбивалентности, конфликта). Специально для фиксированных эффектов (например, h2, RQ1, h3, RQ2) мы ввели в модели элементы управления, черты и состояние эмоций (как актера, так и партнера), пол и взаимодействия с полом. Специфично для изменчивости (например, RQ3, RQ4), мы использовали методы Хоффмана (2007) для изучения влияния как актора, так и партнера работы эмоций на уровне черт на неоднородность (или общую суточную волатильность) повседневных качеств отношений. Чтобы предсказать остаточную изменчивость, мы ввели работу с эмоциями актеров и партнеров, а также пол и взаимодействия с полом в качестве предикторов в повторяющейся строке в Proc Mixed. Остаточная изменчивость была возведена в степень, чтобы обеспечить линейное предсказание компонента дисперсии по уровням черт эмоциональной работы.После оценки моделей мы удалили все несущественные взаимодействия с полом. Наконец, мы рассчитали степени свободы во всех моделях, используя приближение Саттертуэйта, которое учитывает степень взаимозависимости для любой переменной результата и соответствующим образом корректирует как межличностные, так и внутриличностные эффекты. Это также объясняет, почему степени свободы для каждого фиксированного эффекта могут сильно различаться. Ниже мы описываем общие уравнения для наших моделей MLM:

На уровне 1 у нас есть уравнение, описывающее внутриличностные отношения качества повседневных отношений ( отн.Качество ti ) для ежедневных предикторов, работа с эмоциями состояния ( β 2 i ) и работа с эмоциями состояния партнера ( β 3 i ). Прогнозируемое значение качества взаимоотношений для каждого индивидуального «i» в данном случае «t» является функцией среднего качества взаимоотношений индивидуума в день 1 (точка пересечения, β 0 i ), линейный наклон дня ( β 1 i ), отклонения от средней эмоциональной работы человека ( β 2 i ), отклонения от средней эмоциональной работы индивидуального партнера ( β 3 i ) и остаточное изменение качества взаимосвязи ( e ti ).

На уровне 2 мы ввели предсказатели между людьми, работу характерных эмоций и случайные эффекты между людьми. Средний балл качества отношений ( β 0 i ) является функцией общего среднего показателя качества отношений по выборке ( γ 00 ), пола ( γ 01 ), работы с эмоциями ( γ 02 ), эмоциональная работа с чертами партнера ( γ 03 ), взаимодействие черты эмоций с полом ( γ 04 и γ 05 ), контроль ( γ 06 до γ 011 ), и случайное отклонение от среднего по выборке для мужчин и женщин ( мужчин * μ 0 i и женщин * μ 0 i ).Линейный наклон качества взаимосвязи по дням ( β 1 i ) представляет собой средний линейный наклон выборки по дням ( γ 10 ). Эффект работы с эмоциями состояния ( β 2 i ) является функцией выборочного среднего эффекта работы эмоции состояния ( γ 20 ), пола ( γ 21 ) и случайной вариации. ( μ 2 i ). Эффект эмоциональной работы состояния партнера ( β 3 i ) является функцией выборочной средней эмоциональной работы состояния партнера ( γ 30 ) и пола ( γ 31 ).Мы не включали случайные эффекты на уровне 2 для линейного наклона ( β 1 i ) и работы с эмоциями состояния партнера ( β 3 i ), поскольку модель не могла сходиться с ними, включенными и поэтому пришлось упростить.

Наконец, общая остаточная изменчивость по дням (индивидуальная изменчивость, не учитываемая ни одним из предикторов) для каждого отдельного «i» (σei2), то, что мы называем волатильностью , была смоделирована с помощью переменных уровня 2, включая пол ( α 1 ), эмоциональная работа с чертами ( α 2 ), работа с партнерскими эмоциями ( α 3 ) и взаимодействие с полом ( α 4 и α 5 ).

In, мы сообщаем нестандартные оценки по результатам наших моделей MLM. Поскольку категориальные контрольные переменные (например, европеоид, женат) и влияние пола на точку пересечения в качестве отношений, как правило, были несущественными, значения точки пересечения можно интерпретировать так, что средний человек в среднем за день в этой выборке испытывал довольно высокие положительные чувства во взаимоотношениях. ( γ 00 диапазон от 5,38 до 6,24, dfs диапазон от 66 до 106, пс <.001) и низкие отрицательные чувства отношения ( γ 00 диапазон от 2,47 до 2,61, dfs диапазон от 122 до 127, пс <0,001). Мужчины и женщины различались только чувством приверженности, при этом мужчины сообщали о более низком общем уровне приверженности, чем женщины ( γ 00 = -0,25, df = 57, p <0,01).

Таблица 3

Многоуровневые модели качества повседневных отношений, прогнозируемые ежедневной эмоциональной работой и полом

5 ​​905 −0,02 905 905 905

905 905 905 905 −0520 5 ​​5 ​​5 ​​5 ​​5 ​​5
Фиксированные эффекты Любовь Обязательство Удовлетворение Близость Амбивалентность Конфликт
Перехват, γ00 6.15 *** 6,24 *** 5,38 *** 5,75 *** 2,47 *** 2,61 ***
День, γ10 0,02 0,006 0,02 0,02 −0,009 −0,0002
Пол, γ01 −0,07 −0,25 −0,25 0 0 −0,25 0 905 -0,01 0.13
Управляющие переменные
Качество взаимосвязи, γ06 1 0,53 *** 0,59 20 905 0,55 *** −0,73 *** −0,34 ***
Кавказский, γ07 −0.10 -0,08 -0,02 -0,09 -0,001 -0,19
Поступил в какой-то колледж, γ08 0,008 0,08 0,33 0,05 −0,57 *
Продолжительность родства (месяцев), γ09 1 −0,002 −0,002 −0,002 * −0520 −0,002 * −05

8

−0,0001
Родительский статус, γ010 0,28 0,14 0,73 * 0,3 0,12 0,06
−0,14 −0,02 −0,13 0,005
h2 и RQ1: Черта эмоциональная работа и взаимодействие с полом как предикторы среднего качества отношений
эмоции 0.56 *** 0,49 *** 0,59 *** 0,59 *** −0,27 * −0,14
Работа с партнерскими эмоциями γ03 −0,12 −0,05 −0,01 −0,01 −0,03 0,08
Пол * Работа с эмоциями, γ04
Пол * Партнерские черты, эмоции, работа, γ05
h3 и RQ2: State эмоциональная работа и взаимодействие с полом как предикторы daily качества отношений
State эмоциональная работа, γ20 0.34 *** 0,25 ** 0,46 *** 0,57 *** 0,01 −0,24
Работа с эмоциями состояния партнера, γ30 0,0 −0,07 0,16 * 0,16 * −0,01 −0,003
Пол * Работа с эмоциями состояния, γ21 — —
Пол * Работа с эмоциями состояния партнера, γ31 0.27 **

RQ3 и RQ4: работа черты эмоций и взаимодействие с полом как предикторы отклонения остаточной ошибки (т. Е. Общей дневной волатильности)

Пол, α1 0,11 0,50 *** 0,03 0,14 -0,16 0.18
Работа с чертами эмоций, α2 −0,39 * −1,18 *** −0,28 * −0,28 *
Эмоциональная работа с партнерскими чертами, α3 −0,51 *** −0,25 −0,37 * −0,72 *** 0,02 −0,09 905 * Работа с чертами эмоций, α4 −0.95 *** −1,08 *** 0,51 **
Пол * Работа с эмоциями партнера, α5 1,21 *** 0,84 ** 0,46 * 0,96 ***

Для элементов управления и, как ожидалось, более высокий базовый уровень Качество отношений в значительной степени ассоциировалось с более высокой любовью, приверженностью, удовлетворением и близостью, а также с меньшей амбивалентностью и конфликтами.Посещение хотя бы какого-то колледжа значительно снижает амбивалентность и конфликты. Чем больше продолжительность отношений, тем меньше удовлетворенность отношениями. Наконец, родительский статус (то есть наличие детей) был значительно связан с большей удовлетворенностью отношениями.

h2: Работа с эмоциями (средний уровень индивидуума) и качество отношений (фиксированные эффекты)

Как и предполагалось, люди с более высоким средним уровнем эмоциональной работы (уровень черты) в течение недели в среднем получали более высокие баллы по любви, приверженности и т. Д. удовлетворенность и близость ( γ 02 диапазон значений от.От 49 до 0,59, dfs от 114 до 136, p s <0,001) и более низкие оценки амбивалентности ( γ 02 = −0,27, df = 126, p <. 05). Эта ассоциация не возникла для конфликта ( γ 02 = −0,14, df = 131, нс ). Неожиданно мы не обнаружили значительных эффектов партнера для работы с чертами эмоций ( γ 03 ) при прогнозировании качеств отношений.

RQ1: Какое влияние оказывает пол (т.д., женщины по сравнению с мужчинами) при изучении ассоциаций между работой над определенными эмоциями и каждым типом качества повседневных отношений? (Фиксированные эффекты)

Мы не обнаружили значимых гендерных взаимодействий (см. γ 04 и γ 05 ).

h3: Состояние эмоциональной работы (ежедневные колебания индивидов) и качество отношений (фиксированные эффекты)

Как и предполагалось, в дни, когда люди сообщали о более высоких оценках эмоциональной работы, чем их средний уровень, они также сообщали о большей любви, приверженности, удовлетворении, и близость ( γ 20 значений в диапазоне от 0.От 25 до 0,57, dfs от 43 до 60, p с <0,01). Вопреки гипотезе, ежедневные колебания в эмоциональной работе не были существенно связаны с ежедневными колебаниями отрицательных качеств отношений (амбивалентность и конфликт) ( γ 20 диапазон значений от 0,01 до -0,23, dfs диапазон от 43 до 58, нс ).

Эффекты партнера (т. Е. Эффекты колебаний в отчетах партнера об эмоциональной работе) возникали из-за собственного чувства удовлетворения и близости (оба значения γ 30 = 0.16, dfs = 566 и 550 соответственно, ps <0,05). Люди испытывали большее удовлетворение и близость в те дни, когда их партнер сообщал о более высоких эмоциях, чем обычно.

RQ2: Какое влияние оказывает пол (т.е. женщины по сравнению с мужчинами) при изучении ассоциаций между работой с эмоциями состояния и каждым типом качества повседневных отношений? (Фиксированные эффекты)

Мы обнаружили только одно значимое гендерное взаимодействие для работы эмоций состояния партнера с любовью ( γ 31 = 0.27, df = 488, p <0,01). В отличие от женщин ( γ 30 = 0,08, df = 296, нс ), мужчины сообщали о большем чувстве любви в те дни, когда их партнер сообщал о более высокой эмоциональной работе, чем их средний уровень ( γ 30 + γ 31 = 0,08 + 0,27 = 0,35, df = 224, p <0,01).

RQ3: Предсказывает ли работа с эмоциями на уровне черт общую нестабильность качества отношений? (Неустойчивость)

Поскольку степень нестабильности в течение недели качества отношений является фактором между людьми, мы исследовали, предсказывает ли работа с чертами эмоций различия в степени изменчивости качества отношений.Мы резюмируем картину результатов в целом, отмечая при этом возникновение гендерных различий. Таким образом, результаты были квалифицированы на основе взаимодействия с полом на более высоком уровне, и мы отсылаем читателя к следующему разделу (например, RQ4) для получения конкретных оценок для мужчин и женщин.

В целом, люди с более высокими чертами эмоциональной работы сообщили о более низкой изменчивости в любви, приверженности, удовлетворении и близости (см. Результаты для RQ4 для конкретных оценок для мужчин и женщин, которые часто различались). Работа с чертами эмоций в значительной степени не предсказывала изменчивость амбивалентности или конфликта (хотя можно увидеть одно потенциальное различие по полу в RQ4).Часто люди, партнеры которых сообщали о работе с более высокими эмоциями, демонстрировали аналогичные модели более низкой изменчивости в любви, удовлетворении и близости, но не приверженности (хотя возникали некоторые гендерные различия, и оценки различались по полу; см. RQ4).

RQ4: Какое влияние оказывает пол (например, женщины по сравнению с мужчинами) при изучении взаимосвязей между работой характерных эмоций и изменчивостью в каждом типе качества взаимоотношений? (Неустойчивость)

Возникло несколько гендерных различий, как для актерских, так и для партнерских эффектов.Что касается актерских эффектов, мужчины испытывали большую ежедневную изменчивость в чувстве приверженности, чем женщины ( α 1 = 0,50, z = 3,92, p <0,001). Кроме того, влияние работы с характерными эмоциями на волатильность различается для женщин и мужчин. Женщины и мужчины, которые сообщили о более высоком среднем уровне эмоциональной работы в течение недели, испытали более низкую общую суточную изменчивость в любви, приверженности, удовлетворении и близости ( α 2 оценки варьируются от −0,28 до −1,18, значения z находятся в диапазоне от −2 .От 32 до -6,40, пс <0,05), и этот эффект был сильнее у мужчин, чем у женщин, на изменчивость в любви ( α 4 = -0,95, z = -3,97, p <0,001 ) и приверженность ( α 4 = -1,08, z = -3,93, p <0,001). Мы также наблюдали гендерные различия в отношении амбивалентности, так что мужчины, которые сообщили о более высокой средней эмоциональной работе, испытали большую суточную изменчивость амбивалентности ( α 2 + α 4 = -0.10 + 0,51 = 0,41, z = 2,70, p <0,01), тогда как у женщин значимого эффекта не наблюдалось ( α 2 = -0,10, z = -0,72, нс ).

Для эффектов партнера мы обнаружили значительную взаимосвязь между работой партнерских эмоций и полом ( α 5 оценки варьируются от 0,46 до 1,21, z значений в диапазоне от 1,99 до 5,34, пс <0,05). Для женщин наличие партнера, который сообщил о более высокой средней эмоциональной работе, предсказал, что опыт женщин на снизится до неустойчивости в любви, удовлетворении и близости ( α 3 оценки находятся в диапазоне от -0.От 37 до -0,72, z значения в диапазоне от -2,18 до -4,30, пс <0,05; не имеет значения для приверженности, хотя в том же направлении, α 3 = -0,25, z = -1,46, нс ). Для мужчин наличие партнера, который сообщил о более высокой средней эмоциональной работе, предсказал, что у мужчин будет на более высокая неустойчивость в любви на ( α 3 + α 5 = −0,51 + 1,21 = 0,70, z = 4,12, с. <.001) и приверженность ( α 3 + α 5 = −0,25 + 0,84 = 0,59, z = 2,99, p <0,01). В отличие от женщин, работа над эмоциями партнера не была существенно связана с изменчивостью чувства удовлетворения мужчин ( α 3 + α 5 = −0,37 + 0,46 = 0,09, z = 0,58, нс ) или близости ( α 3 + α 5 = −0,72 + 0.96 = 0,24, z = 1,59, нс ).

Обсуждение

Мы использовали перспективу гендерных отношений из феминистских теорий, чтобы изучить, как ежедневная эмоциональная работа предсказывает качество повседневных отношений для обоих партнеров. Мы выбрали работу с эмоциями, потому что эта конструкция расширяет обсуждение от экономических или относительных ресурсов (Lachance-Grzela & Bouchard, 2010) к динамике отношений в семье (Deutsch, 2007; Ferree, 1990), при этом уделяя внимание деятельности, специфичной для улучшения. эмоционального благополучия других людей и оказания эмоциональной поддержки (Erickson, 2005).

В частности, мы исследовали, как средний уровень (черта) и ежедневные колебания (состояние) эмоциональной работы людей предсказывают различные типы качества взаимоотношений. Мы также изучили, как работа с характерными эмоциями предсказывает изменчивость качества отношений (или общую суточную изменчивость в течение недели). Мы обсуждаем, когда модели гендерных различий между эмоциональной работой и качеством отношений были минимальными (например, фиксированные эффекты) по сравнению с тем, когда модели гендерных различий были более устойчивыми (например,, волатильность). Ниже мы обсудим три модели результатов.

Работа с эмоциями имеет значение

Во-первых, работа с эмоциями предсказала большинство типов качества отношений в этой разнообразной группе пар (люди, находящиеся в свиданиях, сожительстве и супружеских отношениях). Обычно работа с эмоциями изучается на выборках супружеских пар (например, Erickson, 2005). Мы демонстрируем, что работа с эмоциями, характеризующаяся действиями, которые улучшают эмоциональное благополучие других, является конструкцией, важной для людей, находящихся в самых разных отношениях.

Гендерные различия как минимальные

Во-вторых, при исследовании фиксированных эффектов эмоциональной работы, специфичной для черты характера (т. Е. Средние уровни) или состояния (т. Е. Ежедневные колебания) и уровней качества взаимоотношений, гендерных различий между эмоциональной работой и качеством взаимоотношений были минимальными. Вместо этого, независимо от пола, мы обнаружили, что работа как с чертами, так и с состоянием эмоций предсказывала более высокие средние баллы и положительный ежедневный рост четырех типов положительных качеств отношений: любви, приверженности, удовлетворения и близости.Единственное исключение, в котором мужчины и женщины значительно различались, — это работа с эмоциями партнера над любовью: в отличие от женщин, мужчины сообщали о большем чувстве любви в те дни, когда их партнер сообщал о более высокой эмоциональной работе, чем их средний уровень.

Если сфокусироваться на работе с чертами или состоянием эмоций и качестве отношений в целом, наши результаты подтверждают выводы ученых-феминисток о том, что гендерные различия часто преувеличиваются и между мужчинами и женщинами больше сходства, чем различий (Ferree, 1990; Fox & Murry, 2000). ).Кроме того, эти результаты подтверждают, что контекст, изучаемый между мужчинами и женщинами (или «гендерный контекст отношений», Umberson et al., 2015, p. 543), может иметь большее влияние, чем пол участников, на понимание конструкции. как работа с эмоциями (Umberson et al., 2015). Воспроизведение нашего исследования с однополыми парами и парами с людьми с менее изученной гендерной идентичностью (например, трансгендерами) может дополнительно выявить, является ли это гендер или гендерный контекст отношений, когда дело доходит до ассоциаций между эмоциональной работой и качеством отношений.

Из-за устойчивой модели результатов для отдельных лиц (эффекты актеров) мы были удивлены, что модели для эффектов партнера (эффекты среднего уровня и колебания в отчетах партнера об эмоциональной работе) были более ограниченными. Мы обнаружили только, что в дни, когда их партнер сообщает о более высоких эмоциях, чем обычно, люди испытывают большее удовлетворение и близость. В других исследованиях романтических отношений авторы отметили, что эффекты партнера иногда встречаются реже (или отсутствуют вовсе) по сравнению с эффектами актера (например.г., Гейбл, Рейс и Дауни, 2003; Келли, 1979; В целом, Fletcher, & Kenny, 2012, с использованием данных Новой Зеландии; Totenhagen et al., 2013).

С точки зрения атрибуции, люди часто переоценивают то, что они делают в отношениях, недооценивая, что делают их партнеры (Kelley, 1979), что, возможно, объясняет меньшее количество значимых эффектов партнера по сравнению с эффектами актера. Люди могут ощущать, что они выполняют большой объем эмоциональной работы, но это восприятие может не разделяться партнером.Степень, в которой действуют общие представления об эмоциях, и то, как этот уровень сходства предсказывает качество отношений, является важным для будущих исследований. Вспомните исследование Holm et al. (2001), в котором и мужчины, и женщины были удовлетворены своими отношениями, когда уровни эмоциональной работы у них были равными или сбалансированными. Используя подход ежедневного дневника, будущие исследователи могли бы изучить, как работают различные модели ежедневных эмоций (например, как количество сходства меняется изо дня в день между партнерами; ежедневная взаимность между партнерами по сравнению с промежутком в течение недели; какова степень сходства между партнеры взаимодействуют с уровнем повседневной эмоциональной работы) прогнозируют качество повседневных отношений.

Гендерные различия как устойчивые и систематизированные

В-третьих, поскольку исследователи определили колебания или нестабильность качества отношений, которые плохо предвещают отношения (например, Arriaga, 2001; Karney & Bradbury, 1995; Whitton et al., 2014), мы расширили в этой литературе, сосредоточив внимание на моделях изменчивости качества отношений, которые прогнозируются в зависимости от характера эмоций и пола. Что касается актерских эффектов, как женщины, так и мужчины, которые сообщили о более высокой средней эмоциональной работе в течение недели, испытали более низкую общую суточную изменчивость в любви, приверженности, удовлетворении и близости, хотя этот эффект был сильнее у мужчин, чем у женщин, в отношении изменчивости в любви и приверженности.

Что касается последней части этого открытия, эти мужчины, похоже, испытывают «статусный бонус» (Cottingham, Erickson, & Diefendorff, 2014, стр. 4), так что, когда мужчины сообщают о более высокой средней эмоциональной работе в течение недели, они не только «защищены от негативного воздействия скрывающих эмоций» (Cottingham et al., 2014, стр. 1), но и получают выгоду с точки зрения меньшей изменчивости в любви и приверженности по сравнению с женщинами. То есть привилегированный статус мужчин часто ограждает их от необходимости выполнять эмоциональную работу так же часто, как и женщин (Cottingham et al., 2014; Hochschild 1983/2003).

Что касается эффектов партнера, то закономерности результатов у мужчин и женщин сильно различались. Для женщин наличие партнера, который сообщил о более высокой средней эмоциональной работе, предсказал более низкую неустойчивость в любви, удовлетворение и близость на . Напротив, мы обнаружили противоположное направление эффектов для мужчин. То есть для мужчин наличие партнера, который сообщил о более высокой средней эмоциональной работе, предсказал на большую неустойчивость в любви и приверженности. Хотя мы ставили исследовательские вопросы, а не гипотезы, кажется странным обнаружение большей изменчивости в любви и приверженности для мужчин, у которых есть партнеры, которые сообщают о более высокой средней эмоциональной работе.Мы говорим это, поскольку работа с эмоциями относится к деятельности, направленной на улучшение эмоционального благополучия других и с предоставлением эмоциональной поддержки (Erickson, 2005). Кроме того, учитывая, что работа над эмоциями рассматривается как работа или затраченные усилия, ее необходимо «управлять, сфокусировать и направлять таким образом, чтобы оказать желаемое воздействие на получателя помощи» (Erickson, 2005, стр. 349).

Может случиться так, что эти мужчины чувствуют себя чрезмерно выгодными, когда их партнерши сообщают о более высокой средней эмоциональной работе. Чрезмерная выгода — это форма неравенства, которая может возникать, когда люди получают большую выгоду относительно взносов по сравнению с их партнером, и это было связано с более высоким чувством вины (Guerrero, La Valley, Farinelli, 2008; Walster, Walster, Berscheid, 1978). ) и возможные чувства неэффективности, зависимости и задолженности (Gleason, Iida, Bolger, & Shrout, 2003).Связанный с полом и властью, партнер-мужчина может воспринимать больше эмоциональной работы, выполняемой от его имени, чем он желает или нуждается, что связано с его ощущением отсутствия контроля над отношениями или с партнерской женщиной, обладающей большей властью в отношениях. Соответственно, может случиться так, что мужчины воспринимают более высокий уровень эмоциональной работы своих партнеров-женщин как требовательность и угрозу своей власти, хотя партнеры-женщины могут не предполагать, что их эмоциональная работа воспринимается таким образом.

Кроме того, хотя представления о мужественности как о рациональной и неэмоциональной смещаются в сторону признания изменений в ролях мужчин в семейной жизни (например,g., домохозяева, отцы как опекуны; Smith, 1998), мужчины, которые чувствуют себя чрезмерно выгодными и зависимыми в отношениях, могут чувствовать, что они не действуют должным образом в условиях господствующей маскулинности, доминирующей формы маскулинности в данном контексте. Эти мужчины могут пытаться построить более традиционную мужественность и воссоздать гендерное расслоение в своих отношениях, более близких к отношениям в доминирующем обществе (Connell & Messerschmidt, 2005; Hanlon, 2012).

Тем не менее, следуя этим правилам господствующей мужественности, мужчины могут испытывать недостатки по крайней мере двумя способами: во-первых, с точки зрения романтических отношений более низкого качества (Wade & Donis, 2007), и, во-вторых, с точки зрения преимуществ, предлагаемых работой по уходу. (здесь — работа с эмоциями), включая чувство эмоционального удовлетворения (Hanlon, 2012).Однако мужчины вряд ли изменятся, если эти преимущества не компенсируют потерю привилегий, которая происходит по мере того, как отношения становятся более равноправными (Hunt & Hunt, 1987). Этот набор шаблонов проливает свет на обсуждение Рисманом (2004) важности работы, которая определяет направление и силу взаимоотношений между полами в определенных аспектах. То есть эти закономерности из текущего исследования могут помочь определить места, в которых могут происходить смены пола, в которых могут быть отвергнуты «привычные» гендерные распорядки, и как такое «восстание» может изменить сами институты (Risman, 2004, стр.434).

Взятые вместе, эти результаты, относящиеся к работе с эмоциями и изменчивости качества отношений, подчеркивают важность перспективы гендерных отношений или того, как гендер является социальным отношением, в котором основное внимание следует уделять социальному построению гендерного поведения и отношений ( Ферри, 2010). То есть, если бы мы сосредоточились только на средних уровнях или ежедневных колебаниях (фиксированных эффектах, таких как наши выводы о том, что для разных полов работа с чертами и состоянием эмоций предсказывала более высокие средние баллы и положительное ежедневное увеличение четырех типов положительного качества отношений. ) мы бы пришли к выводу, что гендерные различия более или менее отсутствовали при обсуждении повседневных эмоций и качества повседневных отношений.Тем не менее, если мы рассмотрим, как работа с эмоциями предсказывает изменчивость в течение недели, гендерные различия устойчивы и закономерны (например, наш вывод, что наличие партнера, который сообщил о более высокой средней эмоциональной работе, предсказал более низкую изменчивость в любви, удовлетворении и близость для женщин по сравнению с (выше непостоянство в любви и приверженность для мужчин). Изучая периоды времени в днях, мы можем увидеть, каким образом гендерное поведение влияет на результаты романтических отношений, и продемонстрировать, как гендер конструируется и основан на многих уровнях и институтах (Ferree, 2010).

До сих пор наши модели были специфичны для положительного качества взаимоотношений. Мы обнаружили лишь несколько значимых результатов для работы с эмоциями и амбивалентности: у людей с более высокими чертами эмоциональной работы были более низкие баллы по амбивалентности, а у мужчин, которые сообщили о более высокой средней эмоциональной работе, наблюдалась более высокая дневная волатильность в амбивалентности, тогда как женщины не испытали здесь значительного эффекта. Мы не обнаружили никаких существенных закономерностей для эмоциональной работы и конфликта.

Учитывая ограниченное исследование работы с эмоциями и качества отношений (e.г., Holm et al., 2001; Pfeffer, 2010), мы не знаем, почему модели более устойчивы к положительному, чем к отрицательному качеству отношений. Однако в других исследованиях мы обнаружили, что вдохновляющие повседневные события в один день влияют только на положительное качество отношений, а не на отрицательное (Totenhagen et al., 2012). Кроме того, в исследованиях, касающихся социальных обменов, исследователи обнаружили аналогичную закономерность в том, что как положительные, так и отрицательные социальные обмены влияют на положительное настроение, тогда как на отрицательное настроение влияют только отрицательные социальные обмены (например,г., Ладья, 2001). Наши результаты предполагают необходимость изучения как положительного, так и отрицательного качества отношений.

Ограничения, дальнейшие направления и выводы

Мы отмечаем некоторые ограничения нашего исследования. Все участники были гетеросексуальны; Как такие результаты применимы к выборкам лесбиянок, геев, бисексуалов, трансгендеров и гомосексуалистов, выходит за рамки нашего исследования. В нашем обзоре работы с эмоциями мы нашли одно исследование (Pfeffer, 2010), в котором автор использовал качественные методы для изучения того, как женщины-партнеры трансгендерных мужчин испытывают домашнюю работу и эмоциональную работу.Однако пары в исследовании Пфеффера (2010) все еще могут считаться парами другого пола / смешанного пола на основе гендерной идентичности, даже если они не идентифицировали себя как гетеросексуальные. Поскольку мы утверждали, что семьи воспроизводят внутри себя социальное неравенство (Few-Demo et al., 2014), анализ работы с эмоциями и гендера в гетеросексуальных парах дал наибольшую ясность; однако изучение того, воспроизводят ли однополые пары и это неравенство, и каким образом, способствовало бы обсуждению гендерных вопросов и власти.

Мы также признаем, что сложности интерсекциональности были недостаточно представлены в нашем исследовании, оставив без ответа вопросы о многих уровнях исключения и маргинализации по сравнению с привилегиями (например, Risman, 2004; Shields, 2008) в романтических отношениях. Интерсекциональность определяется как «отношения между множеством измерений и модальностей социальных отношений и субъектных формаций» (McCall, 2005, p. 1771). В размышлениях об интерсекциональности и феминизме, а также о работе с эмоциями и связанных с этим темах, таких как работа по дому и уход за детьми, многие опубликованные исследования относятся к женатым людям (см. Ferree, 2010), оставляя неизвестным опыт людей, таких как люди, состоящие в свиданиях или не состоящие в браке. сожители.Еще предстоит проделать большую работу, чтобы «включить точку зрения маргинализированных лиц и групп в план исследования» и «охватить различные формы семьи» (Ферри, 2010, стр. 427 и 430). К этому последнему пункту мы включили ответы людей, которые состояли в браке, встречались и проживали вместе. Для сожителей, в частности, могут возникнуть проблемы маргинализации (например, в среднем люди с меньшим образованием более склонны к сожительству; Cherlin, 2010), и гендерные различия в сожительстве задокументированы (e.g., сожительницы, «ожидающие, чтобы их спросили» в переходных периодах отношений; Сасслер и Миллер, 2011, стр. 19).

Что касается областей для будущих исследований, важно изучить статус отношений как регулирующую переменную эмоциональной работы и качества отношений для пар. Например, будут ли различаться ассоциации между эмоциональной работой и качеством отношений между свиданиями и людьми, живущими вместе и состоящими в браке, учитывая, что первые не живут вместе, а вторые живут? Или может случиться так, что такие ассоциации имеют меньшее значение в зависимости от условий жизни и больше от привязанности друг к другу (свидания и женатые vs.сожители; см. Stanley et al., 2006)? В качестве еще одной области будущих исследований потребуется дополнительная информация о том, в какой степени восприятие работы эмоций разделяется обоими партнерами в паре.

Хотя участники были разными по длине и типу отношений, им не хватало разнообразия в других конструкциях (например, 70% были европеоидами; 88% сообщили, по крайней мере, о каком-то колледже или более). Возвращаясь к интерсекциональности, в исследовании Пфеффера (2010) трансмужчинам не хватало цисгендерных (т.е. тех, чей пол совпадает с полом, который им был назначен при рождении) для идентификации как трансгендеров; однако они нашли привилегию в своих отношениях, идентифицировав себя как мужчины.Этот пример демонстрирует важность для будущих исследователей изучения того, как оба партнера по взаимоотношениям усиливают или подрывают социальное неравенство и динамику власти в их собственных отношениях. Кроме того, как и подавляющее большинство изученной нами литературы, посвященной работе с эмоциями, наша выборка также была характерна для людей в США. С этой целью мы не предполагаем, что результаты нашего исследования представляют универсальные истины, которые не зависят от культуры и культуры. различия. Таким образом, мы признаем точку зрения Шилдса (2008) о «недостатке информации» (стр.305), и мы продолжим учиться у интерсекциональных феминисток и включим этот фокус в наши будущие исследования.

Мы выбрали данные дневника за 7 дней, чтобы иметь промежуток между буднями и выходными, а также не перегружать наших участников, как и другие исследователи, которые ведут ежедневную дневниковую работу (например, Bolger et al., 2003). Возможно, наша учебная неделя была уникальной для участников в некоторых аспектах, о которых мы не знали. Также может потребоваться более длительный период времени, чтобы оценить взаимосвязь между работой над эмоциями и негативным качеством взаимоотношений.В связи с этим моментом, хотя наши данные позволяют нам ответить на вопросы о повседневной изменчивости, мы не смогли изучить, как ежедневные уровни или изменчивость в эмоциональной работе влияют на долгосрочные изменения качества отношений. Наконец, следуя примеру других (например, Laurenceau, Barrett, & Rovine, 2005), а также нашему предыдущему исследованию (например, Totenhagen et al., 2012, 2013), мы решили использовать единичные меры, чтобы минимизировать количество участников. усталость. Тем не менее, индивидуальные меры имеют ограничения, в том числе невозможность сообщить о надежности и возможность снижения вариабельности (хотя мы обнаружили значительную изменчивость в течение нескольких дней во всех наших реляционных переменных качества; Totenhagen, 2011).

Отметим также несколько сильных сторон. С точки зрения гендерных отношений с точки зрения феминистских теорий мы сосредоточились на работе с эмоциями как на конструкции власти, а не на более традиционных концепциях экономических или относительных ресурсов (Erickson, 2005; Lachance-Grzela & Bouchard, 2010). Мы изучили работу с эмоциями и качество отношений, используя данные обоих членов пары. Хотя другие изучали работу с эмоциями, эти данные не всегда получены от пар или от обоих членов пары (Erickson, 1993; Wharton & Erickson, 1995).Кроме того, мы изучили работу с эмоциями и качество отношений как повседневные конструкции, в то же время углубив наше понимание качества отношений как средних уровней, дневных колебаний и волатильности. Когда мы изучили работу с эмоциями партнеров для прогнозирования изменчивости качества отношений, мы обнаружили уникальные гендерные различия, которые имеют важное значение для понимания как большего равенства, так и неравенства в романтических отношениях.

Таким образом, мы вносим несколько вкладов в литературу о том, как гендер и эмоции работают как неотъемлемые конструкции в понимании динамики отношений между партнерами.В целом, мы предлагаем партнерам заниматься эмоциональной работой, поскольку это связано с более позитивным качеством отношений на ежедневной основе и в течение недели. Мы также предлагаем романтическим партнерам обращать внимание на гендерное расслоение в своих отношениях и взаимодействиях друг с другом, особенно в понимании связи между эмоциональной работой и изменчивостью в течение недели в различных типах качества отношений. Например, что касается непостоянства, когда женщины сообщали о работе с более высокими эмоциями, их партнеры-мужчины сообщали о большей изменчивости в любви и приверженности.Обоим партнерам рекомендуется поддерживать открытые линии общения в отношении работы с эмоциями и намерений их работы с эмоциями, как часть усилий по уравновешиванию неравенства и достижению большего равенства в отношениях.

шесть ссылок и одна большая возможность

Доноры недавно приложили большие усилия, чтобы понять силу в странах-партнерах. Тем не менее, они в значительной степени игнорировали одно из самых распространенных властных отношений — гендер.

Гендер определяет власть, от «частных» отношений в семье до высших уровней принятия политических решений.Однако, как отмечают читатели блога Дункана Грина, призывы к практикам в области развития ставить власть в центр своих усилий и «думать и работать политически» (TWP) обычно забывают о гендере. Аналогичным образом, анализ донорами распределения власти и ресурсов в странах-партнерах обычно делает только самые поверхностные ссылки на гендер, если они вообще упоминают его.

«… разработка могла бы быть более разумной с политической точки зрения и более эффективной, если бы она обратилась к этому слепому пятну»

В новом кратком обзоре концепции DLP я утверждаю, что работа по развитию могла бы быть как политически более разумной, так и более эффективной, если бы она обратилась к этому слепому пятну, сосредоточив внимание на шести тесных связях между гендером и властью.

Пол разделяет власть . Неравенство между мужчинами и женщинами — одна из самых устойчивых моделей распределения власти. Например, отсутствие влияния женщин свидетельствует о принятии политических решений во всем мире.

Гендерные отношения — это властные отношения . Часто быть «женщиной» значит быть бессильным (тихим, послушным, уступчивым). «Настоящий мужчина», напротив, силен (откровенен, властен, способен навязывать свою волю), особенно по отношению к женщинам.Эти гендерные роли имеют тенденцию увековечивать неравенство сил, на котором они основаны. Например, тот факт, что многие мужчины и женщины считают, что для женщин «неестественно» публично выступать, часто становится основным препятствием для доступа женщин к процессу принятия решений. «Власть равняется мужественности» также помогает объяснить, почему влиятельные люди часто демонстрируют гендерное доминирование. В Малави, например, лидеры традиционно утверждали свой статус «большого человека», заставляя женщин предлагать сексуальные «услуги» партийным лидерам и функционерам.В результате они установили, что «мобилизация женщин на подчиненные и эксплуататорские роли является непреходящей чертой политической системы Малави».

Семья — это арена власти и политики . Динамика власти в семьях и домохозяйствах взаимодействует с властями в «общественной» сфере, определяя результаты развития. В Шри-Ланке рост занятости женщин и доступ к ресурсам поставили под вопрос властные отношения между мужчинами и женщинами в домашних хозяйствах и часто приводили к конфликтам в семьях.Это, как это ни парадоксально, привело к возрождению общественного контроля над женщинами, проявившемуся в высшей степени, когда некоторые НПО, нанимающие женщин из числа местных жителей, получили угрозы о взрывах.

Гендер формирует неравенство сил, основанное на других делениях, таких как классовая и этническая принадлежность, и наоборот . В Шри-Ланке, например, анализ власти показал, что почти все женщины-парламентарии были родственниками-мужчинами-политиками из влиятельных политических семей. Подавляющее большинство также происходило из доминирующей сингальской этнической группы.Противодействие открытию большего количества мест в парламенте для женщин, представляющих женщин, «проистекает не только из нежелания делиться властью с женщинами, но и из нежелания предоставлять женщинам, не относящимся к основной« политической культуре », доступ к местам власти и власти».

Гендер формирует институты и как они влияют на распределение власти . Большинство политических и экономических институтов, в которых исторически преобладали мужчины, приспособлены к опыту (элиты) мужчин. Они идеализируют «мужские» формы поведения и полагаются на власть мужчин над женщинами.Следовательно, эти институты имеют тенденцию «фиксировать» два типа власти — власть мужчин над женщинами и власть наиболее «мужественных» мужчин над всеми. Возьмите политические партии. Они являются ключевыми воротами для участия женщин в политической жизни, но их культура, в которой доминируют мужчины, часто делает их недоступными для женщин. В Бурунди и Косово, например, женщины-политики жаловались, что важные партийные решения принимались в барах — местах, куда женщины часто не имеют доступа.

Пол определяет то, как мы понимаем, что такое «власть» в первую очередь .Широко распространенное определение власти — это заставить кого-то делать то, что вы от них хотите. Возможно, это отражает специфически мужской опыт мира: место, населенное враждебными «другими», с которыми, чтобы выжить, вы вынуждены наладить какие-то социальные отношения. Женщины, особенно в их социально закрепленных ролях жены и матери, могут чаще понимать себя как преемственность с окружающими их людьми, а не как оппозиционные. Часто они стремятся укрепить потенциал других, а не доминировать.Это могло бы предложить альтернативную идею власти: способность трансформировать и расширять возможности себя и других. Среди прочего, эта альтернативная точка зрения подчеркивает, что женщины иногда могут иметь особые формы влияния на принятие решений из-за своего особого социального статуса. В Либерии, например, женщины, борющиеся за мир, смогли добиться высокого уровня доверия между противостоящими фракциями, подчеркнув свою неугрожающую роль сестер, матерей и жен.

‘…. пол и власть неразрывно связаны; понимание этого может помочь нам лучше понять обе концепции »

Итак, пол и власть неразрывно связаны; понимание этого может помочь нам лучше понять обе концепции и создать возможность, на которую я намекаю в названии этой статьи, — возможность для более политически грамотного развития. Он делает это, предлагая два действительно практических совета:

Если мы думаем о гендере, мы лучше думаем и работаем политически .Гендерная перспектива показывает, что программы PEA и TWP в настоящее время не учитывают ключевые компоненты работы власти: как власть и политика в семье формируют властные отношения на всех уровнях общества; как более широкие экономические, политические и социальные структуры опираются на гендерные властные отношения и воспроизводят их; и как феминизированные источники власти открывают новые возможности для мира и процветания. Устранение этих слепых пятен может помочь нам стать более сообразительными с политической точки зрения. И это хорошо для результатов развития.

Если мы мыслим политически, мы лучше поддерживаем гендерное равенство .Перспектива власти показывает, что гендерное неравенство связано с властными отношениями на всех уровнях общества. Таким образом, гендерное неравенство носит глубоко политический характер, и если мы хотим помочь справиться с ним, мы должны решать его как таковые. Для этого, помимо прочего, нам необходимо более глубокое понимание местного контекста; сосредоточиться на более широком круге влиятельных игроков; и, что важно, более пристально взглянуть на гендерные отношения власти в организациях стран-доноров.

В заключение скажу несколько действительно хороших новостей для более политически подкованной и более эффективной работы по развитию: до меня доходили слухи, что «команда TWP» планирует в ближайшее время больше говорить о гендере.С нетерпением жду поста об этом FP2P!

Чтобы увидеть больше статей и блогов по гендерным вопросам, щелкните здесь. Присоединяйтесь к обсуждению в Twitter @Dlprog, #LeadershipObvs.

Поделиться

Скопируйте ссылку

https://www.dlprog.org/opinions/gender-and-power-six-links-and-one-big-opportunity

Мужчины, отцы и баланс между работой и семьей

Сноски и цитаты доступны в версиях PDF и Scribd.

Социолог из Университета Орегона Скотт Колтрейн и его коллеги правильно заявили, что сегодня в Соединенных Штатах существует «несоответствие между рабочим местом и рабочей силой».В то время как около половины американских семей в 1970-х годах имели отца-кормильца и мать-домохозяйку, только около одной трети семей сегодня соответствуют этому описанию. Пары с двойным заработком стали нормой в американском обществе благодаря расширению участия женщин в рабочей силе; оба партнера работают в 59,1% супружеских пар с детьми, а 68,2% матерей-одиночек также работают вне дома. Продолжающееся участие в рабочей силе матерей с детьми дошкольного возраста резко повлияло на работу и семейную жизнь; в 2013 году — 63.9 процентов матерей с детьми младше 6 лет работали.

Гендерный состав рабочей силы — не единственное существенное изменение за последние 40 лет. Резкое сокращение рабочих мест в обрабатывающей промышленности с 1970-х гг. — рабочих мест, которые традиционно занимали мужчины, — и одновременный рост экономики услуг, в которой часто доминируют женщины, радикально изменили возможности трудоустройства для наименее образованных американских рабочих. Хорошо оплачиваемые, стабильные возможности трудоустройства с хорошими льготами в значительной степени были заменены менее стабильными рабочими местами с сильно изменяющимся рабочим временем и небольшим количеством льгот.Повышение уровня образования женщин способствовало их потенциальному заработку: у женщин больше степеней бакалавра, чем у мужчин. Но крах американского производства также подготовил почву для сдвига в сфере первичного заработка. Исследование Pew Research Center показало, что 37 процентов замужних гетеросексуальных матерей зарабатывают больше своих мужей. В то же время, по данным Центра американского прогресса, 40,9% матерей являются единственными или основными кормильцами своей семьи, а еще 22 человека.4 процента являются соработниками, что означает, что они приносят домой от 25 до 49 процентов заработка своей семьи. Число отцов-домоседов — хотя и весьма невелико — выросло поразительными темпами: с 1,6% до 3,4% от всех родителей-домоседов в первое десятилетие нового тысячелетия. Объедините эти сдвиги со старением населения и соответствующим увеличением объема неоплачиваемой работы по уходу за престарелыми, которой заняты многие американцы, в основном женщины, и рабочая сила США сегодня сильно отличается от того, что было всего 50 лет назад.

Несмотря на эти драматические сдвиги, рабочие места по-прежнему в значительной степени организованы для так называемого идеального работника — человека, который не связан семейными обязанностями. По всему спектру заработной платы работодатели ожидают и вознаграждают работников, демонстрирующих полную приверженность работе. Многочисленные исследования переутомления показали, как технологии и возросшие ожидания увеличили продолжительность рабочего времени белых воротничков. В то время как эти работники часто работают более 40 часов в неделю, работники на противоположном конце рабочего спектра борются с неполной работой, что означает слишком мало часов из-за повышенного внимания к составлению графиков в последнюю минуту для минимизации затрат на рабочую силу.Для низкоквалифицированных, часто с почасовой оплатой, ожидание полной доступности в любое рабочее время часто сопровождает изменчивые графики, которые часто нестабильны и не предусматривают достаточного количества часов. Фактически, работодатели считают доступность такой же важной, как опыт работы, и ставят ее «более важной, чем рекомендации или профессиональная подготовка», согласно отчету Urban Institute. Работники всех типов борются с нереально требовательными рабочими местами, многие из которых предлагают мало ресурсов для баланса между работой и семейными обязанностями.

Существуют серьезные исследования того, как положение женщин в Соединенных Штатах на работе ставит женщин в невыгодное положение. Некоторые примеры наказаний и проблем, с которыми женщины сталкиваются на работе, включают штраф в заработной плате за материнство, когда матери зарабатывают меньше, чем их коллеги-мужчины, и женщины без детей, что может быть основано на предположениях, связанных с материнством и работой. Социолог Шелли Коррелл, которая ведет хронику наказания за материнство, выявила потенциальное негативное влияние, которое перерывы в работе после рождения ребенка могут оказать на заработок женщин, штрафы за карьеру, связанные с гибким графиком работы, и более общую предвзятость по отношению к опекунам.Например, работники, выполняющие работу, связанную с уходом, обычно получают почасовую оплату ниже, чем можно было бы спрогнозировать, исходя из требований и квалификации для этих рабочих мест.

Будь то так называемый «след матери», «склонность» или «пробелы в уверенности», это богатство исследований часто преподносится в публичной сфере таким образом, что соответствие работы и семьи в значительной степени оформляется как женская проблема; чаще всего это проблема матери. В свою очередь, такие важные проблемы, как гибкие варианты работы, оплачиваемый отпуск по семейным обстоятельствам и оплачиваемые больничные, а также неравенство в оплате труда, игнорируются как политические проблемы, требующие безотлагательного внимания.

Однако эти вопросы касаются не только женщин. Скорее, они влияют на работу и семейную жизнь всех американцев. Несмотря на то, что важно учитывать особые потребности женщин и матерей как работников, цель этого информационного бюллетеня состоит в том, чтобы очертить, как такие вопросы, как работа и жизнь, такие как гибкость рабочего места, оплачиваемый отпуск и равенство в оплате труда, должны рассматриваться как проблемы, затрагивающие мужчин. напрямую, а не только в роли партнеров, отцов, коллег и друзей женщин.

Мужчины, работа и семья

Большинство исследований баланса между работой и личной жизнью сосредоточено на женщинах, и значительно меньше исследований посвящено именно опыту мужчин.Однако недавнее исследование показало, что мужчины сталкиваются с конфликтами между работой и семьей так же часто, как и женщины. Интересно, что по крайней мере одно исследование показало, что мужчины чаще сталкивались с конфликтами между работой и семьей, чем женщины: Национальное исследование изменения рабочей силы — 30-летнее исследование Института семьи и труда — показало, что в период с 1977 по 2008 год процент матерей в парах с двумя кормильцами, сообщивших о конфликте между работой и семьей, немного вырос с 41 до 47 процентов, в то время как процент отцов, сообщивших о конфликте между работой и семьей, значительно увеличился с 35 до 60 процентов.Для этого исследования конфликт между работой и семьей был определен двунаправленным образом, когда исследователи спросили «сотрудников с семейными обязанностями (определяемых как тех, кто живет с супругами или партнерами, детьми, родителями или другими членами семьи, что составляет 85% всех работающих мужчин. ) насколько их работа и семейные обязанности мешают друг другу », а не просто спрашивать, как работа мешает семейным обязанностям или наоборот.

Этот рост конфликта между работой и семьей, о котором сообщают мужчины, вырос вместе с новым отцовским идеалом, который появился в последние годы.В этом новом идеале для того, чтобы быть хорошим отцом, требуется нечто большее, чем то, что некоторые называют «зарабатывать как заботу». Сегодня ожидается, что отцы будут участвовать в уходе за детьми и выполнять домашние обязанности, разделяя работу по уходу со своими партнерами, а не просто помогая, когда это необходимо. Повышенное социальное давление, направленное на то, чтобы родители были активными и заинтересованными, означает, что все больше мужчин сталкиваются с такими конкурирующими требованиями, с которыми сталкиваются женщины. Исследования отцов показывают, что они тоже придерживаются этих ожиданий; Опрос в основном профессиональных отцов из Центра работы и семьи Бостонского колледжа показал, что большинство отцов не хотят быть только традиционными кормильцами, но они также ценят свою роль в уходе за своими детьми.Они также обнаружили, что отцы, которые, как правило, больше ценили свои обязанности по уходу, также сообщали, что тратили больше времени на уход в рабочий день, и что 65 процентов отцов считали, что уход должен делиться поровну между супругами, даже если это убеждение не обязательно реализуется в реальности. .

Сохранение идеальной нормы рабочего, то есть работника, который полностью посвящает себя работе без семейных обязанностей, нарушающих рабочие обязательства, в сочетании с изменением норм, касающихся отцовства и мужественности, означает, что мужчины сталкиваются с растущим давлением на работе и дома.

Получение хлеба по-прежнему является ключевым аспектом того, как американцы понимают мужественность, и быть хорошим кормильцем, безусловно, по-прежнему считается важным компонентом хорошего отца. Надбавка к заработной плате отцовства — когда отцы, особенно новоиспеченные, получают более высокую заработную плату на основании множества факторов — является примером того, как отцовство продолжает оставаться важной и ценной социальной ролью, которая вознаграждается на рабочем месте. Согласно литературным источникам, эта надбавка к заработной плате является наибольшей для мужчин, демонстрирующих другие «маркеры гегемонистской маскулинности на рабочем месте», то есть тех, кто белые, гетеросексуальные, женатые с традиционным разделением труда в доме — даже домоседы. жена — выпускница колледжа, белые воротнички.Надбавка к заработной плате отцовства является самой маленькой для цветных мужчин и тех, кто меньше всего зарабатывает; Дальнейшие исследования даже показали, что для отцов с самым низким доходом не существует надбавок или даже штрафов. Даже в тех случаях, когда для некоторых мужчин может существовать наказание за отцовство, снижение заработной платы меньше, чем наказание за материнство. На данный момент существует мало данных о том, получали ли отцы-геи те же преимущества, что и их гетеросексуальные коллеги.

Исследования также показывают, что мужчины хотят больше участвовать в жизни своих семей, играть более значительную роль в уходе за детьми и в домашних делах и хотят поддерживать своих партнеров в их карьерных делах.Хотя женщины по-прежнему тратят значительно больше времени на уход за детьми и работу по дому, количество времени, которое женщины тратят на домашнюю работу, сократилось с 1960-х годов — снижение, которое, как часто считается, сопровождается увеличением участия женщин в оплачиваемой работе. Между тем, данные об использовании времени, такие как исследование использования времени в США, проведенное Бюро статистики труда, документально подтверждают увеличение количества часов, которые мужчины тратят как на уход за детьми, так и на домашний труд. В 1965 году отцы тратили на работу по дому 4,4 часа в неделю и 2 часа.5 часов в неделю по уходу за детьми. В 2008 году отцы сообщили, что они тратят 9,5 часов в неделю на работу по дому и 7,8 часа в неделю на уход за детьми. Исследование Pew, проведенное в марте 2013 года, подтвердило эти выводы, а качественные исследования социологов и гендерных ученых дали аналогичные выводы о более широком участии мужчин в домашнем труде и уходе за детьми.

Несмотря на эти сдвиги в отношениях, желаниях и поведении мужчин, по-прежнему существует значительный разрыв между оплачиваемым и неоплачиваемым трудом мужчин и женщин: оплачиваемый труд женщин увеличивался более быстрыми темпами, чем неоплачиваемый вклад мужчин по уходу и работе по дому.Ученые предложили множество объяснений этого стойкого разрыва с небольшим консенсусом.

Тем не менее, объяснения этого временного разрыва обычно можно разделить на две категории. Первая точка зрения предполагает постоянное сближение и движение в сторону большей справедливости, когда женщины выполняют меньше работы по дому, а мужчины — больше, даже если изменения носят неравномерный характер. С этой точки зрения мужчины и женщины делают рациональный выбор в отношении того, как лучше разделить домашнюю работу и где проводить свое время. Например, сегодня матери чаще работают за плату вне дома, что влияет на решения о работе по дому.Однако отчасти причина того, что гендерный разрыв в работе по дому сохраняется, заключается в том, что оплачиваемый труд мужчин по-прежнему оплачивается выше, чем женский.

Согласно второй точке зрения, женщины и мужчины продолжают неравномерно разделять уход за детьми и домашнюю работу, потому что они выполняют так называемую гендерную работу — традиционно гендерные взгляды на работу женщин в качестве сиделок и работу мужчин в качестве кормильца. Эти взгляды влияют на то, что родители хотят делать, но другие критически относятся к такой интерпретации данных.Некоторые исследователи даже предполагают, что на эту перспективу влияет доход. Например, женщины, которые зарабатывают больше, чем их партнеры, готовы выполнять больше работы по дому, потому что они нарушают ожидания мужчины-кормильца.

Тем не менее, другие недавние исследования пытались усложнить взгляд исследователей на данные об использовании времени. Например, некоторые ставили под сомнение популярный анализ второй смены, согласно которому работающие женщины выполняют больше работы дома, чем их партнеры-мужчины, потому что, когда часы оплачиваемого и неоплачиваемого труда складывались вместе, мужчины и женщины работали одинаково.На самом деле молодые пары часто распределяют домашнюю работу довольно равномерно, но модели начинают расходиться, как только они переходят к отцовству. Эти модели часто имеют гендерный характер в соответствии с женскими / мужскими ожиданиями: мужчины, как правило, больше работают на оплачиваемой работе, женщины, как правило, больше работают дома. Но предыдущие исследования не учитывали изменений во времени в распределении оплачиваемой и неоплачиваемой работы в семье. Более того, уход за детьми может представлять собой большее препятствие для оплачиваемой работы, чем работа по дому — посуду можно оставлять в раковине, ребенка нельзя оставлять дома одного — поэтому изучение работы по дому и ухода за детьми как равных форм неоплачиваемого труда может вводить в заблуждение.

В то время как исследования продолжают развиваться и расширяться в оценке прогресса мужчин в семье, важно учитывать социальные идеологии и организационную культуру, которые ограничивают их возможности для более широкого участия. Джоан Уильямс, выдающийся профессор права Калифорнийского университета в Гастингсе и директор Центра трудового права, отмечает, что рабочие места, организованные вокруг идеального работника, часто вытесняют женщин из кормильца и одновременно уводят мужчин от заботы.Женщины добились огромных успехов на рабочем месте, но, как ясно показывает приведенное выше исследование, их продолжают наказывать за поведение, связанное с уходом. Между тем, мужчины также существенно изменили неоплачиваемую работу дома, но разделение труда остается неравным, и прогресс на обоих фронтах этой неразрешимой проблемы замедлился до минимума.

Оплачиваемый отпуск по семейным обстоятельствам и оплачиваемые больничные

Споры вокруг оплачиваемого отпуска для американских рабочих приобрели значительный импульс в последние несколько лет.Такие мероприятия, как Саммит Белого дома по рабочим семьям, привлекли к этим вопросам более широкую аудиторию, и законодатели начали предлагать политику создания различных видов оплачиваемых отпусков по семейным обстоятельствам.

Вопрос об оплачиваемом отпуске по семейным обстоятельствам часто обсуждается в связи с тем, что роженицы вынуждены быстро вернуться на работу после рождения ребенка. Доступ к оплачиваемому семейному отпуску для матерей невероятно важен, но разговор также следует расширить, включив в него мужчин. Не только мужчины могут многое выиграть от оплачиваемого отпуска, но и более широкие социальные последствия более широкого участия мужчин и их ответственности за уход за семьей поддерживают усилия государственной политики по разработке практичных и нейтральных с гендерной точки зрения политики отпусков.

Оплачиваемый отпуск по семейным обстоятельствам обеспечит некоторую замену заработной платы работникам, которым необходимо взять отпуск для ухода за членами семьи. Хотя Закон о семейных и медицинских отпусках (FMLA) предусматривает до 12 недель неоплачиваемого отпуска с сохранением работы для ухода за новыми детьми, тяжелобольными членами семьи или проблемами со здоровьем, сам закон оказал ограниченное влияние с момента его введения в 1993. Квалификационные критерии носят ограничительный характер: например, он применим только к предприятиям с 50 или более сотрудниками, и сотрудники должны проработать на предприятии не менее одного года.Это оставляет миллионы работников, таких как непризнанные лесбиянки, геи, бисексуалы и трансгендеры, или ЛГБТ, семьи или не ближайшие члены семьи, неспособными подать заявление на отпуск по ЗОСПСО.

Более того, неоплачиваемый отпуск делает его неосуществимым для многих работников. По оценкам Министерства труда, чуть более 40 процентов американской рабочей силы не соответствует требованиям FMLA. Кроме того, исследования показывают, что, хотя ЗОСПСО повлияло на поведение женщин, когда они расставались, но не повлияло на поведение мужчин.

Тем временем три штата — Калифорния, Нью-Джерси и совсем недавно Род-Айленд — ввели политику оплачиваемых отпусков по семейным обстоятельствам, которые являются важными ступенями к работе и попыткам примирения в семье как мужчин, так и женщин из Америки. В то время как мужчины и женщины используют эти возможности для отпуска, статистика программы для Калифорнии также показывает гендерную модель использования: 74 процента работников, которые воспользовались оплачиваемым семейным отпуском в Калифорнии, были женщинами.

Это, возможно, можно рассматривать как пример того, как политика опережает культурные изменения, даже несмотря на то, что и мужчины, и женщины поддерживают все большее отпускание отца.Одно недавнее исследование, проведенное среди студентов колледжей, показало, что, хотя мужчины и женщины почти равны в оценке важности гибкости и возможностей баланса между работой и личной жизнью в будущем трудоустройстве, «мужчины значительно реже, чем женщины, сообщали о намерениях добиться такой гибкости. ” Хотя намерения и гипотетические опросы не обязательно предсказывают реальные будущие действия, может быть какая-то причина для сдержанности молодых людей: исследования мужчин, которые уходят с работы по семейным обязанностям, показали, что они сталкиваются с штрафами в заработной плате, аналогичными, хотя и менее продолжительными, чем женщины.

Есть данные, указывающие на то, что нормы меняются и что мужчины хотят получить отпуск по уходу за ребенком. Опрос, проведенный Центром работы и семьи Бостонского колледжа, показал, что около половины опрошенных кадровых специалистов отметили, что они чаще пользуются отпуском по уходу за ребенком. Более того, отцы-миллениалы больше поддерживали оплачиваемый отпуск по уходу за ребенком, чем поколение X или бэби-бумеры: 93 процента миллениалов заявили, что это несколько, очень или чрезвычайно важно, по сравнению с 88 процентами отцов поколения X и 77 процентами отцов поколения бэби-бумеров.Данные того же исследования показали, что отцы воспользуются всем имеющимся у них оплачиваемым отпуском по беременности и родам: 49 процентов тех, у кого есть одна неделя оплачиваемого отпуска, 64 процента тех, кто имеет двухнедельный отпуск, и 41 процент те, у кого был четырехнедельный отпуск, использовали все свободное время.

Тем не менее, международное исследование поведения мужчин в отношении отпусков показывает, что отцы с большей вероятностью будут использовать отпуск по семейным обстоятельствам, когда он оплачивается с высокой степенью замещения заработной платы.Это особенно верно в отношении тех политик, которые включают в себя часть «используй или потеряй» для отцов, которая не может быть передана матерям — в просторечии именуемой «отцовскими днями», — и для политик, которые доступны как можно большему количеству работников. В странах с непередаваемым отпуском для отцов наблюдается самый высокий процент использования отпуска по уходу за ребенком. Опыт скандинавских стран показывает, как определенные типы политики отпусков по семейным обстоятельствам могут влиять на поведение, привлекая отцов к семейной заботе, обеспечивая легитимную основу для их ухода.

Швеция выделяется в международном сообществе как лидер в использовании государственной политики для решения вопросов соответствия работы семье и для поддержки более справедливого разделения труда между мужчинами и женщинами. После того как Швеция реорганизовала семейный отпуск в 1995 и 2002 годах, включив в него непередаваемую часть отпуска для мужчин до того, как их детям исполнится 8 лет, процент отцов, берущих отпуск, резко вырос с 4 процентов до 80 процентов в 2010 году. Введение отцовской квоты в Норвегии были аналогичные результаты.В настоящее время норвежские отцы отпускают около 89 процентов. Эти статистические данные показывают, однако, стратегическое значение отпуска по принципу «используй или потеряй» только для отца; даже в Норвегии только 15 процентов отцов пользуются любым из имеющихся отпусков, которые можно разделить между родителями. Матери же берут все подобные отпуска.

Если посмотреть немного ближе к дому, недавнее исследование, посвященное опыту канадской провинции Квебек с оплачиваемым отпуском по уходу за ребенком, показывает, как государственная политика, серьезно относящаяся к уходу за мужчинами, может существенно повлиять на поведение.Качественное исследование показало, что оплачиваемый отпуск по уходу за ребенком дает возможность новым отцам брать отпуск, в то время как опыт пребывания в отпуске помогает новым отцам развить навыки и уверенность в том, что они могут стать родителями вместе со своими партнерами-женщинами.

Что делает дело Квебека особенно интересным, так это непосредственное влияние политики отпуска по уходу за ребенком. В 2005 году только 32 процента отцов в Квебеке взяли отпуск по уходу за ребенком. К 2011 году этот процент вырос почти до 80 процентов.Программа отпусков Квебека, предусматривающая от трех до пяти недель отпуска только для отца при уровне замещения заработной платы до 70 процентов, подтверждает то, что показали другие исследования политики отпусков: мужчины действительно хотят участвовать в процессе ухода и будут использовать доступный отпуск, если он организован определенным образом.

Во всех этих странах государственная политика продолжает развиваться по мере изменения гендерной динамики и изменения рабочей силы. Но растущее число отцов, пользующихся отпуском, показывает, что по-настоящему поддерживающая политика способствует участию отцов в семейной жизни и помогает изменить идеальную парадигму работника.

Помимо вышеупомянутых примеров, важно помнить, однако, что такой оплачиваемый отпуск недоступен для многих американских рабочих с любым диапазоном заработной платы. Фактически, только 12 процентов работников имеют доступ к оплачиваемым семейным отпускам через своих работодателей. Закон о СЕМЬЕ, представленный сенатором Кирстен Гиллибранд (штат Нью-Йорк) и членом палаты представителей Розой ДеЛауро (штат Коннектикут), является одной из попыток предоставить всем работникам до 12 недель высокооплачиваемого отпуска после рождения или усыновления ребенка. ребенка, для ухода за тяжелобольным членом его ближайшей семьи или для решения своего собственного заболевания.Согласно Закону о СЕМЬЕ, заработная плата заменяется в размере до 66 процентов от месячной заработной платы с максимальной суммой в 1000 долларов в неделю. Как и в случае с социальным обеспечением, этот отпуск представляет собой заработанное пособие, к которому сотрудники будут вносить 0,2 процента своей заработной платы, чтобы использовать отпуск.

При обсуждении использования отпусков отцами и мужчинами для обеспечения баланса между семьей и работой и личной жизнью внимание часто уделяется новым отцам и отцам с маленькими детьми. Закон о СЕМЬЕ важен, потому что он также предоставляет работникам, как мужчинам, так и женщинам, лучшую возможность заботиться о взрослых членах семьи.По данным исследовательского центра Pew Research Center, 39 процентов американцев заботятся о взрослых или детях с серьезными проблемами со здоровьем, а мужчины и женщины сообщают о такой же заботе — от 37 процентов до 40 процентов соответственно. Более того, 30 процентов людей, у которых хотя бы один из родителей старше 65 лет, говорят, что они помогают им в повседневных делах и нуждах. Шестьдесят два процента этих лиц, осуществляющих уход, работают полный рабочий день, а в 2009 году почти 70 процентов сообщили, что вносят коррективы на работу в соответствии со своими обязанностями по уходу.В настоящее время женщины с большей вероятностью будут ухаживать за пожилыми членами семьи или взрослыми и детьми с особыми потребностями и с большей вероятностью покинут рабочую силу из-за обязанностей по уходу. Расширение доступа к оплачиваемым отпускам и гибкости на рабочем месте как для мужчин, так и для женщин могло бы способствовать более справедливому уходу и смягчить финансовые последствия сокращения рабочего времени для ухода за близкими.

Наконец, 49 миллионов рабочих — или 39 процентов рабочей силы старше 18 лет — не имеют доступа к оплачиваемым больничным листам.По данным Института исследований женской политики, несколько меньше мужчин имеют доступ к оплачиваемым больничным листам, чем женщины — 60 процентов по сравнению с 62 процентами. Доступ к оплачиваемым больничным листам должен быть основным аспектом рабочего места в Америке для всех рабочих, потому что, помимо создания более здорового рабочего места, он может улучшить баланс между работой и семьей. Заработанные больничные могут позволить работникам заботиться о своем собственном здоровье или заботиться о членах семьи и детях, когда они больны. Такая базовая политика уже введена в действие для некоторых рабочих.Оплачиваемые больничные листы заметно выросли в 2014 году на местном уровне; до 2014 г. в шести городах и одном штате выплачивалось пособие по болезни. В 2014 году Калифорния, Массачусетс и 10 городов приняли постановления об оплачиваемом отпуске по болезни. В 2015 году в Такоме, штат Вашингтон, также не было оплачиваемых больничных.

Города и штаты с законами об оплачиваемых больничных днях

• Сан-Франциско, Калифорния (2006)
• Вашингтон, округ Колумбия (2008)
• Коннектикут (2011)
• Сиэтл, Вашингтон (2011)
• Портленд, Орегон (2013)
• Нью-Йорк, Нью-Йорк (2013)
• Джерси-Сити, Нью-Джерси (2013)
• Ньюарк, Нью-Джерси (2014)
• Сан-Диего, Калифорния (2014)
• Юджин, Орегон (2014)
• Калифорния (2014)
• Пассаик, Нью-Джерси (2014) )
• Ист-Ориндж, Нью-Джерси (2014)
• Паттерсон, Нью-Джерси (2014)
• Ирвингтон, Нью-Джерси (2014)
• Окленд, Калифорния (2014)
• Монтклер, Нью-Джерси (2014)
• Трентон, Нью-Джерси (2014)
• Массачусетс (2014)
• Такома, Вашингтон (2015)

Оплачиваемый отпуск по уходу за ребенком без права передачи, а также расширенный доступ к отпуску по уходу и оплачиваемым больничным дням для всех работников может изменить ожидания и нормы, касающиеся ухода за ребенком и кормильца.Предоставляя отцам возможность общаться со своими детьми и развивать навыки и уверенность, необходимые для автономных родителей, остается открытой дверь для переговоров и выработки стратегии на уровне семьи о том, как лучше всего обеспечить уход и зарабатывание кормильца.

Неравенство в оплате труда

Причины неравенства в оплате труда мужчин и женщин разнообразны и сложны, но выполнение большей части работы по уходу и выполнение домашних обязанностей играет заметную роль в гендерном разрыве в заработной плате.Несмотря на это, разрыв сохраняется даже для молодых женщин, которые с меньшей вероятностью несут обязанности по уходу. В отсутствие политики, способствующей уходу за мужчинами, и сохранения идеологий на рабочем месте, которые мешают мужчинам использовать имеющиеся возможности для совмещения работы и семьи, работа по уходу будет по-прежнему непропорционально ложиться на женщин, и гендерный разрыв в заработной плате сохранится.

Таким образом, женщины борются с описанными выше штрафами, в результате чего они еще больше отстают от своих коллег-мужчин по заработкам.В свою очередь, развиваются социальные модели, которые натурализуют циклическую социальную систему, в которой мужчины специализируются на зарабатывании кормильца, а женщины специализируются на уходе за детьми, оказывая поддержку неравной оплате труда.

Мужчины и женщины также имеют тенденцию объединяться в разных профессиях, а те, в которых преобладают женщины, в среднем платят меньше. Тот факт, что мужчины и женщины делают разные карьеры, не основан исключительно на их выборе; он также основан на естественных, но не всегда полезных убеждениях, в том числе о «женской работе» и «мужской работе».Более того, когда матери оказываются на работе, за которую платят меньше, чем у их мужа или партнера, они могут принять решение сократить свое рабочее время или вообще перестать работать, чтобы удовлетворить потребности семьи в уходе. Как объясняет Сара Джейн Глинн из Центра американского прогресса: «В свою очередь, это сокращение рабочих часов и продолжительности рабочего времени одновременно снижает заработную плату женщин в целом и способствует формированию культурного представления о том, что женщины не так преданы трудоустройству, когда у них появляются дети». Более того, в некоторых профессиях сокращение или увеличение продолжительности рабочего дня может привести к непропорциональному снижению или увеличению заработной платы.

Помимо циклических последствий, когда в основном женщины-сиделки зарабатывают меньше в течение своей трудовой жизни из-за того, что они не работали по семейным обстоятельствам, существует основная ассоциация матерей с уходом и меньшей привязанностью к работе. Другими словами, некоторые утверждают, что существует «стигма женственности», приравнивающая матери — или действия, воспринимаемые как женские или материнские, такие как уход за детьми, — с менее преданными работниками. Для мужчин поведение, которое не рассматривается как стереотипно мужское, например, нарушение гендерных норм и требование гибкого графика работы, связанного с семьей, может привести к тому, что другие также будут считать их менее преданными работниками.Одно, по общему признанию, очень предварительное исследование, проведенное в 2013 году, показало, что мужчины, которые стремились к этим договоренностям, также рассматривались как имеющие негативные черты, связанные с женственностью, такие как слабость и отсутствие свободы воли, среди прочего. И хотя эти ассоциации, по-видимому, приводят к штрафам за отцов, они не столь продолжительны, как для женщин.

Учитывая эти стигмы, разработка действительно гендерно нейтральной политики и изменение организационной культуры, чтобы сделать такую ​​политику жизнеспособным вариантом для мужчин и женщин, позволят мужчинам быть теми, кто ухаживает за ними, как они хотят, в то же время позволяя женщинам быть работниками, которыми они хотят быть.В то же время критическое изучение распространенности стигмы, связанной с тем, как гендерные нормы проявляются на рабочем месте, необходимо для изменения культуры работы и жизни.

Заключение

Значительные исследования были сосредоточены на дисбалансе и препятствиях на пути к адекватной работе и жизни, подходящей для женщин и матерей. Но гораздо меньше исследований было сосредоточено на том, как гендерные представления о так называемом идеальном работнике и устаревшем рабочем месте вступают в противоречие с современными представлениями об отцовстве.Тем не менее, расширение доступа как мужчин, так и женщин к таким политикам, как гибкий график работы, оплачиваемый отпуск по семейным обстоятельствам и оплачиваемые больничные, может продвинуть рабочее место вперед, чтобы удовлетворить потребности рабочей силы 21 века. В то же время, устранение гендерных представлений и стигм вокруг так называемой «женской работы» и «мужской работы», а также ухода за детьми может создать более справедливый и сбалансированный опыт работы и жизни для всех американских рабочих.

Эрин М. Рехель — консультант Совета по клиническим операциям компании The Advisory Board Company.Эмили Бакстер — научный сотрудник отдела экономической безопасности женщин Центра американского прогресса.

Когда совмещают работу и семью, женщины предлагают больше эмоциональной поддержки, чем мужчины

В Северной Америке и Европе модель двойного кормильца сейчас более распространена, чем модель кормильца-мужчины. Мужчины и женщины больше не специализируются на одной роли. Оба занимаются оплачиваемой работой и заботятся о детях и пожилых людях. Задача этого жонглирования — поддерживать оптимальную производительность на работе и дома.Хотя жонглеры могут хорошо справляться с основными задачами, которые от них требуют, менее срочными, обязательными или очевидными аспектами работы и семейной жизни часто легче пренебречь.

Например, родитель может покинуть офис вовремя, чтобы забрать своего ребенка из школы, но затем, утомленный, у него не хватает энергии, чтобы послушать своего партнера, когда он готовит ужин позже в тот же вечер. Или, возможно, человеку удастся составить отчет о работе к установленному сроку, но он упустит счастливый час и возможность пообщаться со своими коллегами из-за домашних обязанностей.Другими словами, совмещение нескольких ролей может поставить отношения под давлением, потому что мы просто не можем сделать все это.

Или можем? Мы намеревались обнаружить это в серии двух исследований, руководствуясь следующим исследовательским вопросом:

Как требования и объем поддержки, получаемой на работе или дома, влияют на объем поддержки, которую человек оказывает своему супругу или коллегам, и как это, в свою очередь, влияет на отношения в их большой семье или команде?

Исследование № 1: Обеспечение поддержки на дому

В нашем первом исследовании изучались 26 гетеросексуальных пар с двойным доходом в возрасте от 22 до 57 лет в Нидерландах.У восьмидесяти девяти процентов супружеских пар были дети, и все они работали не менее трех дней в неделю — мужчины — примерно 42,8 часа, а женщины — примерно 29,8 часа — в различных отраслях, от коммерческих услуг до строительства. Каждой супруге выдали блокнот, и они вели два коротких журнала в день в течение пяти дней подряд. Первый журнал был заполнен по возвращении домой с работы. Супруги размышляли об эмоциональных требованиях своей работы — работе с трудными клиентами, проектами или дедлайнами — а также о том, получали ли они эмоциональную поддержку от коллег.Второй журнал был завершен перед сном. Супруги оценивали свое время, проведенное дома, оценивая, какую эмоциональную поддержку они оказали своему партнеру, выслушивая проблемы или проявив привязанность. Они также оценили отношения между членами своей семьи в тот вечер, отметив, насколько хорошо все ладили.

Результаты показали, что рабочий день каждого супруга оказал значительное влияние на их отношения в доме, но влияние было совершенно разным для мужей и жен. Рассмотрим одну пару из нашей выборки (имена изменены): Тим (36) и Лиза (31), школьные учителя, которые женаты и имеют троих детей в возрасте до десяти лет.Тим работает пять дней по 38 часов в неделю; Лиза работает три дня и 24 часа в неделю.

Когда Тим вернулся домой после эмоционально изнуряющих дней в классе, и он, и Лиза сообщили, что он плохо слушает. Он казался отвлеченным на воспоминания Лизы о ее сегодняшнем дне и выказывал меньше привязанности и заботы о ее чувствах в целом. Следовательно, супруги оценили время, которое они проводили вместе, хуже — напряженное и менее приятное. Мы наблюдали эту закономерность на протяжении всей нашей выборки.Когда у мужей был напряженный рабочий день с обширными эмоциональными потребностями, они меньше поддерживали своих жен. В эти дни оба супруга часто плохо оценивали время, проведенное семьей вместе.

Напротив, когда жены оказались в такой же ситуации, их напряженные рабочие дни не повлияли на то, сколько эмоциональной поддержки они оказывали своим мужьям, и не повлияли на качество времени, проводимого семьей вместе. Например, когда у Лизы был эмоционально изнурительный день на работе, она все еще могла приходить к Тиму дома, и, следовательно, это не влияло на время, которое семья проводила вместе.Более того, после плодотворного рабочего дня Лиза оказала Тиму еще большую эмоциональную поддержку, и общее качество их семейного времени улучшилось — еще одна закономерность, которую мы обнаружили среди женщин в выборке. Однако, когда у мужчин был плодотворный рабочий день, они не оказывали более эмоциональной поддержки своим женам, равно как и качество семейного времени не улучшалось.

Эти данные побудили нас повторить исследование в обратном направлении.

Исследование № 2: Обеспечение поддержки на работе

В нашем втором исследовании мы стремились выяснить, влияет ли семейная жизнь аналогичным образом на то, сколько эмоциональной поддержки сотрудники оказывают своим коллегам на работе, и соответствует ли установленный нами гендерный образец.Мы наняли 128 сотрудников — 64 пары тесно работающих вместе коллег в возрасте от 18 до 64 лет в Нидерландах. В выборку вошли 92 женщины, которые работали примерно 30,3 часа в неделю, 35 мужчин, которые работали примерно 39,3 часа в неделю, и одна участница, которая не раскрыла свой пол. На этот раз у 63% испытуемых были дети.

Каждый сотрудник заполнял два журнала в день в течение пяти дней подряд. Перед работой они размышляли о своем утреннем доме и записывали любые эмоциональные запросы, которые они испытали — ссоры или напряженные моменты с членами семьи, — а также любую признательность или привязанность, которые они получили от своего супруга.В конце рабочего дня каждый сотрудник оценивал, насколько эмоциональной поддержки он оказал своему главному коллеге, например выслушал проблему или поддержал. Они также оценили качество взаимоотношений между большей командой в тот день, отметив, были ли участники сотрудничать и любили ли они проводить время вместе.

Результаты выявили ту же гендерную модель, которую мы обнаружили в нашем первом исследовании. Мужчины, у которых утро было эмоционально истощающим, как правило, меньше поддерживали своего коллегу, что в целом ухудшало командную динамику.С другой стороны, женщины не показали изменений в объеме поддержки, которую они оказывали своему коллеге, даже после тяжелого утра дома. Как и в случае с нашим предыдущим выводом, женщины, у которых дома было плодотворное утро, как правило, оказывали своему главному коллеге более эмоциональную поддержку, чем обычно, что в целом улучшало командную динамику.

Оба исследования подтверждают закономерность, согласно которой мужчины уменьшают эмоциональную поддержку, когда требования в другой роли становятся слишком тяжелыми. Женщины оказывают эмоциональную поддержку независимо от их требований в другой роли, а также они «передают» поддержку, которую они получают в одной роли, оказывая более эмоциональную поддержку в другой роли, тем самым укрепляя отношения.

Правдоподобные объяснения

Есть несколько. Во-первых, гендерные нормы влияют на просоциальное поведение. Хотя стереотипы в отношении мужского и женского поведения становятся все более и более устаревшими, исследования показывают, что мужчины и женщины часто по-прежнему подвержены различным ожиданиям с раннего возраста. От женщин часто ожидается общность, что обычно выражается в заботе о других и их воспитании. На них оказывается большее давление, чтобы они были «хранителями родственников», которые управляют отношениями в семье и сообществе.От мужчин традиционно ожидается, что они будут более активными с раннего возраста — рациональными, стратегическими и напористыми — даже если это приводит к их меньшей готовности к сотрудничеству и внимательности.

Поскольку нормы жесткие, а изменение требует времени, возможно, что женщины в нашей выборке чувствовали себя более ответственными за поддержание отношений на работе и дома, чем мужчины. В результате женщины могли не допускать, чтобы требования в одной области ухудшали отношения в другой, и использовали ресурсы в одной области для улучшения отношений в другой, тогда как мужчины, возможно, не чувствовали себя обязанными делать то же самое.

Второе, отчасти связанное с этим объяснение состоит в том, что женщины, даже имеющие высокий статус и хорошо оплачиваемую работу, часто по-прежнему являются основными лицами, обеспечивающими уход дома, что может заставить их чувствовать себя более ответственными за домашнюю жизнь, чем их партнеры. Хотя модель кормильца-мужчины в Нидерландах сокращается, в отношении функций по уходу, которые пары не передают на аутсорсинг, женщины по-прежнему несут ответственность за 67%, в то время как мужчины берут на себя только 33%. Таким образом, вполне вероятно, что в нашем исследовании женщины скрывали негативные последствия тяжелого рабочего дня, чтобы оправдать ожидания своей семейной роли.Кроме того, хотя мужчины все чаще берут на себя обязанности по уходу дома, одно исследование показывает, что в целом они склонны больше отождествлять себя со своими рабочими ролями, чем со своими домашними ролями. Таким образом, вполне вероятно, что мужчины из нашей выборки не чувствовали необходимости скрывать свои изнуряющие рабочие дни дома.

Эти традиционные гендерные роли могут объяснить, почему женщины также оказывают большую поддержку на работе. Поскольку женщинам часто приходится подниматься по более крутой лестнице, особенно в корпоративной среде, они могут приложить больше усилий, чтобы требования семьи не мешали их работе, и вместо этого использовать семейные ресурсы для дальнейшего улучшения своих отношений на работе.Более того, женщины, работающие неполный рабочий день, могут не чувствовать себя вправе четко отождествлять себя со своей рабочей ролью, как это делают мужчины. Напротив, мужчины могут с большей вероятностью воспринимать свою рабочую роль как должное и полагать, что они могут меньше терять, когда семейные требования мешают их работе, особенно когда речь идет о том, чтобы выслушать коллег и проявить заботу о них. Хотя это явно важно, можно было бы рационализировать, что эмоционально поддерживающее поведение не является основной рабочей задачей, и использовать это обоснование, чтобы снизить его приоритетность.

Можем ли мы внести изменения?

Важно помнить, что наши исследования смотрели только на то, сколько эмоциональных поддержки супругов и коллег обменялись. Возможно, что некоторые мужчины после тяжелого рабочего дня готовят ужин или моют посуду, но не хотят разговаривать. Тем не менее, чтобы убедиться, что каждый партнер получает необходимую поддержку, парам было бы полезно знать, как они могут наилучшим образом поддержать своего партнера. Чтобы выяснить это, мы опросили 28 женщин и 24 мужчин из пар с двойным доходом в возрасте от 24 до 66 лет в Нидерландах.У 87% пар были дети, и в среднем они работали 38 часов в неделю. Мы спросили их, какую поддержку они хотели бы получить от своего супруга, когда вернутся домой.

Участников попросили вспомнить два сценария. В первом сценарии они вернулись домой после эмоционально напряженного рабочего дня . Во втором они вернулись домой после эмоционально вознагражденных . В обоих сценариях мы спросили участников, какой ответ от их супруга был бы наиболее оценен или наименее оценен.

Наши интервью показали, насколько сложно оказывать полезную поддержку после тяжелого рабочего дня. Грань между эффективной и неэффективной поддержкой тонка. Например, мужчины и женщины в нашей выборке ценят обратную связь, но только если она подтверждает их действия и не слишком критична. Участница объяснила: «Хуже всего, когда он продолжает задавать критические вопросы и не соглашается со всем, что я говорю». Точно так же предложение решений или советов — это баланс. Некоторые респонденты ценят супруга, который активно помогает находить решения их проблем, в то время как другие отметили, что просто хотят дать выход.Респонденты также различались по тому, насколько им нравится слышать о дне своего партнера. Некоторым респондентам это нравится, но 20% находят раздражающим, когда их партнер слишком много жалуется.

Как лучше всего поддержать супруга после работы? Одной из постоянных характеристик, которые мы наблюдали, было активное слушание. В конце концов, большинство наших респондентов просто хотят, чтобы их услышали, был ли у них хороший день или плохой. 54% мужчин и 79% женщин заявили, что ценят партнера, который активно слушает, признает их чувства и остается рядом.Выразив свои чувства, 29% мужчин заявили, что они ценят, когда их партнер помогает им перейти к другим занятиям, чтобы отвлечься от работы, тогда как 36% женщин заявили, что они ценят, когда их партнер помогает по дому и заботе. задачи (например, приготовление ужина, укладывание детей спать).

Мы считаем, что аналогичные стратегии поддержки будут работать в офисной среде: присутствовать и внимательно слушать, когда коллега делится своим личным опытом, предлагать помощь с рабочими задачами, если это необходимо, а затем переходить к своим собственным запланированным обязательствам.

Первый шаг к оказанию эффективной поддержки

Разговор со своим партнером о том, какая поддержка нужна каждому из вас. до : вы оба вернетесь домой уставшими (или взволнованными) с работы — это хороший способ начать. Какая поддержка вам нужна от супруга после тяжелого рабочего дня? После награды? Вам также следует обсудить тайминг этой поддержки. Например, одна семья с маленькими детьми может решить сначала сосредоточиться на задачах по уходу, которые необходимо выполнить, и рассказать о своих рабочих днях, когда дети лягут в постель.Другая пара без детей или со взрослыми детьми может решить запланировать 10-минутную беседу или праздник, когда они вернутся домой, а затем перейти к другим занятиям.

В работе также может использоваться комбинация диалога и планирования. Например, коллеги могут решить поделиться негативными (и позитивными) событиями, произошедшими дома в первые несколько минут после прибытия, а затем более подробно рассказать об этом позже, за обедом, после того, как они добьются прогресса в своих наиболее важных рабочих задачах.

Наше исследование показывает, что супруги и коллеги не всегда эффективно поддерживают друг друга и что существует значительный гендерный разрыв, который необходимо преодолеть. И все же в то же время мужчины и женщины выражают одну удивительно похожую потребность: быть услышанными их супругом или коллегой. Таким образом, активное слушание действительно может стать первым шагом вперед — не только для того, чтобы люди почувствовали поддержку, когда они беззаботно делятся взлетами и падениями в своей жизни, но и для сближения пар и рабочих групп.Это может помочь вам лучше понять различные роли, которые ваш супруг (а) и коллеги берут на себя в повседневной жизни, как эти роли играют в ваших более широких отношениях и как вы можете их улучшить.

У женщин лучше, чем у мужчин, совмещают баланс между работой и личной жизнью?

Совмещение домашних и рабочих обязанностей никогда не бывает легким, и все же было проведено на удивление мало исследований того, как требования — или поддержка — дома или на работе могут перетекать в другой контекст. Например, может ли неприятный или агрессивный рабочий день негативно повлиять на семейную жизнь в этот вечер? Или, если ваш партнер эмоционально поддерживает вас, когда вы оба вернетесь домой, вы «передадите это» и окажете больше поддержки коллегам на следующий день? И затронуты ли мужчины и женщины одинаково? Новая статья, опубликованная в Журнале прикладной психологии, дает несколько провокационных ответов.

В первом из двух исследований, проведенных в Нидерландах, Джеффри Гринхаус из Дрекселя ЛеБоу и его соавтор Лике тен Браммельхейс из Университета Саймона Фрейзера опросили обоих членов 26 гетеросексуальных рабочих пар, у большинства из которых были дети и которые были вместе. в среднем 17 лет заполнять анкеты каждый день в течение пяти дней.
Сразу после работы они отвечали на вопросы об их эмоциональных рабочих требованиях и поддержке в тот день — например, сталкивались ли они с требовательными клиентами или коллегами или коллега нашел время, чтобы выслушать их проблемы.

Непосредственно перед сном они заполнили еще одну анкету, в которой спрашивали о взаимодействии дома после работы. (Они должны были указать, насколько они согласны или нет с такими утверждениями, как «Сегодня моя семья решила проблемы вместе».) Они также заполнили краткий опрос, в котором оценивалась степень поддержки, которую, по их мнению, они получили от своего партнера после работы. день, и сколько поддержки они смогли предложить своему партнеру — например, подбодрить его или выслушать, пока они говорили о проблемах на работе.

Результаты показали некоторые интригующие гендерные различия. В дни, когда у мужчин была более тяжелая работа, они признавали, что меньше поддерживают своих партнеров, и их партнеры поддерживали это, сообщая, что они получали меньше поддержки и что качество семейных отношений было ниже. Но когда у женщин был тяжелый рабочий день, это никак не отразилось на поддержке или семейной жизни. Более того, когда женщины сообщили, что получали больше эмоциональной поддержки от коллег на работе днем, они также сказали в тот вечер, что предложили своим партнерам больше поддержки, и, подтверждая честность этих утверждений, их партнеры также сообщили, что качество семейные отношения были выше.Этот положительный перенос поддержки с работы на дом не происходил с мужчинами.

Чтобы выяснить, что влияет на домашние потребности и эмоциональную поддержку — или ее отсутствие — на работе, исследователи набрали 64 пары сотрудников для еще одного пятидневного исследования. В начале каждого дня все участники заполняли анкету, в которой спрашивали о домашних требованиях и поддержке. Затем, во второй половине дня, они заполнили еще один опрос, в котором спрашивали, какую поддержку они предложили своему коллеге в тот день, а также о качестве взаимоотношений в команде.

Исследователи обнаружили результаты, аналогичные результатам первого исследования: мужчины с более тяжелыми домашними потребностями оказывали меньшую эмоциональную поддержку своему коллеге, и оба члена пары оценили качество взаимоотношений в команде как более низкое. Для женщин более тяжелые домашние требования не оказали негативного влияния на эмоциональную поддержку, которую они могли предложить своему коллеге, а когда они получили больше поддержки дома, они предложили больше поддержки на работе, и качество взаимоотношений в команде улучшилось. Опять же, у мужчин этой положительной ассоциации не обнаружено.

Как пишут исследователи: «Среди женщин мы обнаружили только положительные процессы работы и дома в обоих направлениях, тогда как среди мужчин мы обнаружили только отрицательные процессы работы и дома в обоих направлениях».

Это может быть связано с тем, что в соответствии с гендерными нормами от женщин ожидается, что они будут оказывать более эмоциональную поддержку и прилагать больше усилий для поддержания отношений, чем мужчины, предполагают исследователи. Как они также отмечают, равные роли мужчин и женщин более ценятся в Нидерландах, чем в некоторых других странах, таких как США.С. «Не исключено, что гендерные различия в выборке из Северной Америки могут быть даже более выраженными, чем в наших исследованиях», — пишут они.

Есть причины с осторожностью относиться к некоторым выводам. Примечательно, что данные об оказанной и полученной поддержке и о качестве отношений (дома и на работе) собирались одновременно, поэтому невозможно быть уверенным в направлении отношений. Но, как пишут исследователи, это краткосрочное исследование действительно дает несколько подсказок для будущих исследований, которые могут изучить наблюдаемые гендерные различия, а также узнать, существуют ли стратегии, которые могут помочь превратить негативные процессы, наблюдаемые у мужчин, в позитивные.

Статья Гринхауса «Как ролевые жонглеры поддерживают отношения дома и на работе: гендерное сравнение» была опубликована в Журнале прикладной психологии в декабре 2018 года. Это резюме было переиздано с разрешения Исследовательского дайджеста Британского психологического общества.

Как мужчины получают выгоду от близких отношений с женщинами на работе

Как мужчины получают выгоду от близких отношений с женщинами на работе

getty

Автор: Лиза С.Капловиц, Кристина Дуранте, У. Брэд Джонсон и Дэвид Г. Смит

Слишком часто рассказы об участии мужчин в инициативах по гендерному разнообразию, равенству и инклюзивности (DEI) сосредоточены почти исключительно на преимуществах для женщин. Например, усилия по принуждению мужчин к участию в гендерных программах DEI часто сосредотачиваются на экономическом обосновании (почему продвижение женщин полезно для прибыли компании), моральном доводе (соединяющем включение с его чувством справедливости и справедливости), личном случае ( сделайте это для своей сестры, дочери или партнера), и, конечно же, о хорошо задокументированных преимуществах — в профессиональном и личном плане — для женщин, работающих с мужчинами.

Хотя каждый из этих мотивов наставлять, спонсировать и дружить с женщинами на работе является логичным и основанным на фактах, вместе они создают ошибочное впечатление, что межгендерное сотрудничество на работе приносит пользу только женщинам.

Это повествование, изображающее мужчин полностью альтруистическими, самоотверженными, даже рыцарскими, поддерживающими женщин, просто ложно. Да, мужчины играют важную роль в достижении гендерного равенства, но неспособность извлечь выгоду из множества способов, которыми мужчины преуспевают в близких отношениях с женщинами, особенно в отношениях с недопредставленными женщинами, во многих отношениях является монументальной упущенной возможностью.

Во-первых, по сравнению с неженатыми мужчинами, те, кто женат, чувствуют себя лучше почти по всем параметрам здоровья и счастья. Женатые мужчины в целом более здоровы, более оптимистичны и доверчивы, у них лучше сердечное здоровье, меньше ожирение и гораздо больше социальных связей. Они тоже живут дольше. Фактически, исследование показывает, что по всем показателям результат брак часто является более выгодной сделкой для мужчин, чем для женщин.

Во-вторых, исследование Кристины показывает, что мужчины с дочерьми более счастливы и более преданы своим отношениям, чем мужчины, у которых есть только сыновья.Жены воспринимают своих мужей как лучших партнеров дома, когда в доме есть дочь. Родители дочерей также усиливают мужскую поддержку гендерного равенства, и, когда мужчины с дочерьми возглавляют организации, рейтинг корпоративной социальной ответственности их компании выше, особенно в отношении разнообразия.

В-третьих, мужчины получают перспективу, понимание и поддержку от разных коллег-женщин, чтобы они стали лучше и более открытыми лидерами. На работе мужчины с подругами получают больше информации о компании и получают большую социальную поддержку, более широкие связи и больше возможностей для карьерного роста.Социальные взаимодействия, которые мужчины испытывают в тесной дружбе с женщинами, помогают мужчинам критически оценивать гендерные стереотипы, рассматривать новые перспективы и уменьшать собственное беспокойство по поводу общения с женщинами.

И не забывайте о взаимной лояльности. Лаура Адамс, генеральный директор Института качества Род-Айленда, сказала Дэвиду и Брэду, что:

Женщины не просто получают союзничество, мы развиваем преданность и чувство ответственности.

Размышляя о своей тесной дружбе с союзником и наставником Джорджем Веччионе, она заметила:

Из-за союзничества Джорджа я чувствовал себя связанным с ним, поддерживая его публично и в частном порядке, если кто-то стрелял в него.Он создал во мне союзника. Я не уверен, что большинство мужчин понимает эту ценность.

Наконец, мужчины, которым посчастливилось иметь наставнические отношения с женщинами, часто сообщают о более высоком гендерном интеллекте (например, об увеличении осведомленности об опыте и препятствиях для женщин, более эгалитарном отношении, повышенном смирении и любопытстве, продуктивном участии в инициативах по гендерному равенству). Тесное наставничество с женщинами также способствует развитию навыков взаимных взаимоотношений, таких как слушание, сочувствие и самосознание.

Эти важнейшие элементы эмоционального интеллекта помогают мужчинам развивать здоровые навыки взаимоотношений, которые они могут перенести домой, чтобы добиться успеха в качестве партнеров и родителей. Важно отметить, что мужчины, похоже, пожинают эти преимущества наставничества независимо от того, являются они наставниками или подопечными.

Например, программы обратного наставничества, разработанные для продвижения большего числа молодых женщин путем объединения их — в качестве наставников — со старшими мужчинами, часто позволяют удерживать и продвигать больше женщин отчасти потому, что мужчины находят эти отношения такими профессионально просветляющими и личностно значимыми.

Вот шесть стратегий, которые организации и отдельные лидеры могут использовать сейчас, чтобы вовлечь мужчин в отношения сотрудничества с женщинами.

[Связанный: Уважаемый господин, не позволяйте #MeToo заставлять вас бояться меня ]

Поощрять межгендерное сотрудничество в ресурсных группах женщин (ERG).

Без приглашения или очевидной роли женские ресурсные группы сотрудников (ERG) не могут быть очевидным местом для мужчин, в которые они могут войти самостоятельно.Старшие руководители-мужчины должны приветствовать возможность выступить в качестве исполнительного спонсора этих ERG.

Создавайте массовые сообщества союзников-мужчин.

Сформируйте группу союзников-мужчин, которая тесно связана с женской ERG. Лучшие практики включают в себя назначение мужчин и женщин из другой группы в качестве сопредседателей, создание совместных программ, которые обслуживают потребности обеих групп, и разработку инициатив, ориентированных на действия, связанных с бизнес-результатами.

Включите кросс-гендерное наставничество в программы наставничества / спонсорства.

Программы обратного наставничества и взаимного наставничества являются хорошими стратегиями для обеспечения возможности наставничества между мужчинами и женщинами. Как выяснили Брэд и Дэвид в ходе своего исследования, наставники-мужчины узнали столько же или больше, что и их подопечные-женщины, когда отношения основывались на взаимности. Доказательства также очевидны, что мужчины с женскими образцами для подражания или наставниками более склонны сочувствовать своим коллегам-женщинам.

[Связано: Быть и иметь союзника на рабочем месте ]

Предлагайте коучинг мужчин-руководителей от женщин.

Контракт с опытными инструкторами по руководству и консультантами по менеджменту, которые являются женщинами, которые дают мужчинам возможность развить свой гендерный интеллект и навыки союзника.

Сделайте совместную работу гендерно-разнообразных команд нормой компании.

Гендерное разнообразие способствует сотрудничеству, производительности, инновациям и творчеству в команде. Установление организационных норм, при которых все команды гендерно разнообразны, обеспечивает рабочую среду, которая нормализует и поощряет межгендерные социальные взаимодействия, способствуя развитию навыков общения, перспективного восприятия и сочувствия.

Объедините подотчетность и мотивацию менеджеров.

Используя установленные бизнес-результаты, свяжите критерии оценки эффективности и периодические вознаграждения с достижением или превышением целей в отношении межгендерных отношений.

Пришло время перевернуть сценарий участия мужчин в инициативах по обеспечению гендерного равенства, подчеркнув, как такое участие приносит пользу мужчинам. В это время, когда гендерное равенство висит на волоске, предоставление мужчинам инструментов, необходимых для более инклюзивного руководства, поможет мужчинам и женщинам преуспеть в наших организациях.

[Связано: Расширение прав и возможностей людей в качестве союзников Часть 1: Межсекторальное союзничество ]

Лиза С. Капловиц, магистр делового администрирования, профессор кафедры профессиональной практики финансово-экономического факультета и исполнительный директор Центра женщин в бизнесе бизнес-школы Рутгерса. Она имеет 25-летний опыт работы в качестве инвестиционного банкира и финансового директора и регулярно выступает по вопросам, связанным с продвижением женщин в бизнесе.

Кристина Дуранте, доктор философии, является профессором, заместителем председателя Департамента маркетинга и директором по исследованиям Центра женщин в бизнесе бизнес-школы Рутгерса.Она является автором нескольких статей по психологии женщины и семьи. Она регулярно рассказывает о своих исследованиях по всему миру, в том числе о недавнем выступлении на TEDx.

W. Брэд Джонсон, доктор философии, профессор психологии факультета лидерства, этики и права Военно-морской академии США и младший преподаватель в аспирантуре Университета Джона Хопкинса. Он является соавтором книг «Восстание Афины: как и почему мужчины должны наставлять женщин», «Элементы наставничества» и других книг о наставничестве.Его новая книга, написанная в соавторстве с Дэвидом Смитом, «Хорошие парни: как мужчины могут быть лучшими союзниками женщин на рабочем месте».

Дэвид Г. Смит, доктор философии, профессор социологии Колледжа лидерства и этики Военно-морского колледжа США.

Leave a Reply

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *