Без фонетических умений нельзя научить: Развитие фонетических умений у учащихся начальных классов.

Содержание

Тесты и курсы для учителя начальных классов ИДПК ГО

Тест «Деятельность учителя начальных классов в условиях ФГОС»

Позволяет проверить, насколько педагог знает: Федеральный государственный стандарт начального общего образования; особенности ФГОС начального общего образования; требования нового ФГОС НОО; отличительные особенности нового Стандарта. Для автогенерации сертификата вам необходимо набрать не менее 50% правильных вариантов ответов. Начни тестирование: желаем удачи!

1. В основе вычислительного приема вида 78 * 6 лежит

Распределительный закон умножения

Сочетательный закон умножения

Переместительный закон умножения

Все ответы верны

2. В соответствии с ФГОС НОО, примерные результаты воспитания и социализации младших школьников имеют:

индивидуальный характер

рекомендательный характер

все ответы верны

обязательный характер

3.

В каком из разделов примерной программы по предмету характеризуются цели, назначение и место учебного предмета в системе начального образования?

Содержание курса

Тематическое планирование

Пояснительная записка

Основные виды учебной деятельности

4. Выберите и вставьте правильный ответ: … — это метод, который предполагает изучение психических особенностей человека в специально созданных условиях для выяснения зависимости протекания психического процесса или проявления свойств личности от внешних и внутренних условий.

Наблюдение

Эксперимент

Опрос

Тестирование

5. Ведущим видом деятельности младшего школьника является:

учебная деятельность

учебно-профессиональная деятельность

трудовая деятельность.

коммуникативная деятельность

6. В соответствии с Единым квалификационным справочником по должностям работников образования, учитель осуществляет контрольно-оценочную деятельность с использованием:

все ответы верны

электронного дневника

электронного журнала

электронных форм учебной документации

7. В соответствии с ФГОС НОО, при оценке результатов деятельности образовательных учреждений и работников образования основным объектом оценки выступают:

требования к уровню знаний, умений и навыков по предмету

планируемые результаты

цели-ориентиры

все ответы верны

8. Без фонетических умений нельзя научить детей

Ставить орфографические задачи

Решать орфографические задачи

Разбирать слово по составу

Определять грамматические значения частей речи

9. Какой тип мышления доминирует у первоклассника?

абстрактное

cловесно-логическое

оперативное

наглядно-образное

10. В соответствии с ФГОС НОО, какая из перечисленных программ должна обеспечивать формирование знаний негативных факторов риска здоровью детей (сниженная двигательная активность, курение, алкоголь, наркотики и другие психоактивные вещества, инфекционные заболевания):

программа коррекционной работы

рабочая программа по предмету «Окружающий мир»

.программа воспитательной работы

программа формирования культуры здорового и безопасного образа жизни

11. Аттестация с целью подтверждения соответствия занимаемой должности проводится в отношении педагогических работников, не имеющих квалификационных категорий:

Через год после предыдущей аттестации, если работнику были даны рекомендации аттестационной комиссии

. Один раз в 3 года

Один раз в пять лет

12. В основе ФГОС НОО лежит:

информационно-коммуникативный подход

интегративный подход

системно-деятельностный подход

все ответы верны

13. В этой дидактической линии (в соответствии с материалами ФГОС НОО) курса математики изучаются элементы статистики и вероятностей:

арифметика

работа с данными

алгебра

геометрия

14. В соответствии с базисным учебным планом, в содержании какого предмета в начальной школе должно уделяться внимание формированию у младших школьников здорового образа жизни, элементарных знаний о поведении в экстремальных ситуациях:

«Физическая культура»

«Окружающий мир»

«Литературное чтение»

«Технология»

15. Источник учебной информации, раскрывающий в доступной для учащихся форме предусмотренное образовательными стандартами содержание – это:

рабочая программа

хрестоматия

учебник

учебный план

Советы учителя — Звуко-буквенный (фонетический) разбор слова, учитель начальных классов в Москве

Фонетика — раздел науки о языке, изучающий звуковые средства. Фонетические знания и умения необходимы для формирования всех четырех видов речевой деятельности человека: слушания (аудирования) говорения, чтения и письма. 

Для того чтобы адекватно воспринимать слышимую речь, нужно иметь развитый фонематический слух, благодаря которому мы различаем слова по их звучанию, фонетические способности помогают нам по интонации улавливать смысл, который говорящий вкладывает в высказывание. Поскольку русское письмо звуко-буквенное, читающий оперирует в процессе чтения звуками.

Отсюда требование: исходным пунктом в обучении чтению должна стать ориентировка в звуковой действительности языка. В настоящее время обучение грамоте по любому букварю начинается с до буквенного периода, когда учащиеся на практике осваивают фонетику.

Фонетические знания и умения важны для всего последующего обучения чтению и письму. Например, такое качество чтения, как выразительность, нельзя сформировать, не познакомив учащихся с интонацией, логическим ударением. Фонетические умения — необходимая база для становления осознанных навыков правописания, без них нельзя сформировать орфографическую зоркость учащихся.

На фонетику мы опираемся и при обучении лексики, грамматике, морфемике.

Выполняя фонетический разбор в школе, ученик должен уметь выделять гласные и согласные звуки, соотносить их с буквами.

  1. Буквы – это графические знаки, с помощью которых на письме обозначаются звуки. Полного соответствия между звуками и буквами нет.
  2. Гласные звуки
    В русском алфавите всего 33 буквы.
    Две из них — Ь и Ъ не относятся ни к гласным, ни к согласным буквам, звуков не обозначают.
    Гласные буквы: бывают ударными или безударными, образуют слоги. Сколько в слове гласных звуков, столько и слогов.
    Гласных букв 10: а, о, у, э, ы, я, ё, ю, е, и.
    Гласных звуков 6: [а], [о], [у], [э], [и], [ы].
    А, О, У, Э, Ы – обозначают твёрдость согласных звуков.
    Я, Ё, Ю, Е, И – обозначают мягкость согласных звуков.
  3. Йотированные гласные буквы (буквы, обозначающие два звука). Обозначают два звука, если стоят:
    Я — [jа] Ю- [jу] Е – [jэ] Ё – [jо]
    * в начале слова (ель, яблоко, юла)
    * после Ъ и Ь (съем, семья, подъём, вьюн)
    * после гласных букв (клюёт, воют, военный)
    Буквы е, я, ю, ё обозначают один звук [э], [а], [у], [о] после согласного только под ударением: век — [в’эк], мяч- [м’ач’], блюз — [бл’ус], мед — [м’от]
    В безударном положении эти буквы после согласного обозначают звук [иэ]
    ряды [р’ и д ы] лесок [л’ и с о к]
  4. Согласные звуки
    Согласных букв 21: н, м, л, р, й, б, в, г, д, ж з, п, ф, к, т, ш, с, х, ц, ч, щ.
    Согласных звуков в русском языке – 36.
  5. Согласные звуки образуют 6 пар звонких и глухих согласных
    :
  6. [б] — [п], [в] — [ф],[г] — [к], [д] — [т], [ж] — [ш], [з] — [с].
  7. Кроме того, согласные звуки образуют 15 пар твёрдых и мягких согласных:
  8. [б] -[б’], [в] — [в’], [г] — [г’], [д] -[д’], [з] — [з’], [к] — [к’],[л] — [л’],[м] — [м’],
  9. [н] — [н’],[п] — [п’], [р] — [р’], [с] — [c’], [т] — [т’],[ф] — [ф’], [х] — [х’].
  10. Сонорные звуки: [л], [м], [н], [р], [й].
  11. Пять непарных глухих звуков: [х], [х’] [ц], [ч’], [щ’].
    Всегда твёрдые согласные звуки: [ж], [ш], [ц].
    Всегда мягкие согласные звуки: [ч’], [щ’], [й’].

План фонетического разбора

1. Запишем слово.

2. Поставим ударение.

3. Запишем справа транскрипцию слова, разделим его на слоги.

4. Охарактеризуем все звуки, записывая их сверху вниз:

4.1. ударный-безударный для гласных;

4.2. звонкий-глухой (пара), твёрдый-мягкий (пара) для согласных;

5. Подсчитаем количество звуков и букв

Образец:

морковь мор-кóвь 2 слога

м – [м] — согл., сонорн. непарн., тв. парн.

о – [а] — гласн., безуд.

р – [р] — согл., сонорн. непарн., тв. парн.

к – [к] — согл., глух. парн., тв. парн.

о – [о] — гласн., ударн.

в – [ф’] — согл., глух. парн., мягк. парн.

ь – [ ]

___________________________

7 букв, 6 звуков

Орфограмма — это место в слове:

  1. где пишется не так, как слышится;
  2. где звук слышится неясно;
  3. где возможна ошибка;
  4. где при письме возникает трудность;
  5. где требуется применение правила;
  6. где для обозначения определенного звука нужно выбрать букву.

«Значение фонетического анализа в период обучения грамоте» | Статья по чтению (1 класс) по теме:

Значение фонетического анализа в период обучения грамоте

в 1 классе

Современное состояние произносительной стороны речи школьников, к сожалению, далеко от нормы. Причинами сложившейся ситуации являются:  

  1. неразвитость фонематического слуха;
  2. неумение детей анализировать звуковую структуру слова;
  3. нежелание некоторых учителей начальной школы уделять данному разделу курса русского языка должное внимание на уроках и во внеурочное время (особенно это касается тех учителей, в классах которых много детей, при поступлении в школу уже умеющих читать).

Недоразвитость фонематического слуха и неправильная сформированность (а зачастую и полное отсутствие) умения фонетического анализа слов являются одними из причин неуспеваемости по русскому языку. Невозможно научить ребенка правильно писать, соблюдать правила графического отображения звуков на письме и правила русской орфографии, предварительно не научив его фонетическому анализу.

          Также нельзя не отметить тот факт, что в современных российских школах учатся дети из бывших союзных республик, имеющие в большинстве своем значительные сложности при изучении русского языка. Такая ситуация складывается в том числе и потому, что фонетический строй русского языка значительно отличается от фонетического строя родных языков этих детей. А общение с ними других учащихся накладывает отпечаток и на произношение и звуковосприятие русскоязычных детей.

          Нередки такие случаи, когда дети, обучающиеся грамоте различными домашними методами, приходя в школу, не знают вообще ничего о звуковом составе слова. Если такому ребенку предложить определить различия в словах мал – мял или вол – вёл, он указывает на буквы а-я или о-ё, а не на твердые и мягкие согласные фонемы /м/-/м’/ или /в/-/в’/. И если такого ребенка спросить, сколько звуков в слове юла, он без всяких сомнений ответит: три. Подобные проблемы знакомы почти каждому современному преподавателю начальной школы.

Недооценка значения фонетики, недостаточная фонетическая подготовка первоклассников на начальном этапе обучения – одна из существенных причин как графических, так и орфографических ошибок младших школьников. Почему первоклассники так часто пропускают или переставляют буквы? Почему в дальнейшем они не замечают многих орфограмм? Да потому, что не слышат звучащее слово, не умеют легко устанавливать последовательность звуков, быстро ориентироваться в «соседях», свободно распознавать ударные и безударные гласные и т.д. Чтобы решить эти проблемы письменной речи, нужно еще в период обучения грамоте заложить хороший фонетический «фундамент» – от его качества в значительной степени будет зависеть успешность обучения письму, в том числе и последующего обучения орфографии.

Единой точки зрения на то, каким образом необходимо проводить работу по формированию фонетического анализа в начальной школе, не существует.

Л.Ф. Климанова считает, что учащимся необходимо дать четкие представления о характерных признаках каждого звука-фонемы, об их классификации, помочь строго разграничивать звук и букву, не смешивать звуковой и буквенный, графический ряды, научить анализировать звуковую форму слов.

         Д.Б. Эльконин предлагает использовать схемы-модели, которые дают, по мнению автора данной методики, представление о порядке следования звуков и основных признаках каждого из них. Автор считает, что его способ помогает ориентироваться в звуковой системе языка, без которой невозможно сформировать действие воссоздания звуковой системы слова, то есть невозможно научить, ни читать, ни писать.

В программе «Начальная школа 21 века» лежит в основе обучения грамоте второй подход.

Расскажем о способе анализа, предлагаемый Д.Б. Элькониным: «Под фонемным анализом мы понимаем: во-первых, выяснение порядка следования фонем в слове; во-вторых, установление различительной функции фонем; в-третьих, выделение основных фонематических противопоставлений, свойственных данному языку». При помощи аналитико-синтетической деятельности происходит сравнение ребенком своей несовершенной речи с речью старших и формирование звукопроизношения. Недостаточность анализа или синтеза сказывается на развитии произношения в целом. Однако, если наличия первичного фонематического слуха достаточно для повседневного общения, то его недостаточно для овладения чтением и письмом. А.Н. Гвоздев, В.И. Бельтюков, Н.Х. Швачкин, Г.М. Лямина доказали, что необходимо развитие более высоких форм фонематического слуха, при которых дети могли бы делить слова на составляющие их звуки, устанавливать порядок звуков в слове, т.е. производить анализ звуковой структуры слова. Д.Б. Эльконин назвал эти специальные действия по анализу звуковой структуры слов фонематическим восприятием. В связи с обучением грамоте эти действия формируются в процессе специального обучения, при котором детей обучают средствам звукового анализа.

Из этого следует, что фонематический анализ не служит исключительно практической цели – выделению фонемы и связыванию ее с буквой, а имеет более широкие задачи. Он должен дать ребенку ориентацию

в звуковой системе языка, без которой невозможно сформировать действие воссоздания звуковой системы слова, то есть невозможно научить ни читать, ни писать.

Тем самым исследователем выделяется особый этап в обучении, в задачу которого входит введение ребенка в фонематическую (звуковую) систему языка. Это задача широко познавательная, и такой предварительный курс имеет значение не только для обучения чтению, но и для всего последующего изучения русского языка – для усвоения грамматики, поэтического языка, синтаксиса.

На первый взгляд, может показаться, что такая работа является излишней. Ведь уже очень рано, в конце первого – начале второго года жизни, дети различают слова, отличающиеся друг от друга всего одной фонемой. Даже очень маленький ребенок различает слова папа, баба, хотя фонематические различия этих слов минимальны. Однако это вовсе не означает, что ребенок уже отделил звуковую, материальную оболочку слов от их значений и выделяет в их звуковой оболочке те фонематические различия, которые служат основой дифференциации слов.

В основе фонетической работы на всем протяжении обучения должны лежать собственные действия ученика со звучащим словом. Главная рекомендация учителя на данном этапе: «скажи и послушай слово». Приемы протяжного или усиленного произнесения звуков, фонетический эксперимент («попробуем…»), сопоставление звуков и т.п. – это приемы, облегчающие обучение, помогающие маленькому школьнику обрести свой опыт (первый из этих приемов введен в практику обучения Д.Б. Элькониным, а втрой – лингвистом М.В. Пановым). 

Не в полной мере понимая сущность фонетических умений и их значимость для обучения письму, учителя, во-первых, при проведении разбора нередко идут от написанного (напечатанного) слова, а во-вторых, сокращают объем фонетической работы, проводя ее, «если останется время». Недостаток фонетической работы в период обучения грамоте, как и ошибки в ее проведении, неизбежно скажутся на качестве последующей подготовки школьников. Вот почему на это направление работы следует обратить самое серьезное внимание. Звуковой (фонетический) анализ помогает также осознать первоклассникам основные принципы русской графики, что способствует формированию навыка слогового чтения. Для решения этой задачи следует предостеречь учителя от весьма распространенной ошибки: быстрого «проскакивания» этого периода в том случае, если в классе есть читающие дети.

К концу периода обучения грамоте первоклассники должны уметь достаточно свободно и быстро проводить полный звуковой анализ слов, легко выделять отдельные звуки и определять их характер: гласный – согласный, гласный ударный – безударный, согласный твердый – мягкий, согласный звонкий – глухой; должны знать парные и непарные согласные звуки (по твердости-мягкости, по звонкости-глухости).

Итак,  важнейшей задачей для учителя первого класса является формирование у учеников умения осуществлять действия звукового (фонетического) анализа, то есть умения называть звуки слова в той последовательности, в которой они в нем находятся, давать качественную характеристику каждому звуку (гласный, согласный, твердый, мягкий). Звуковой анализ закладывает основы лингвистического образования и будущего грамотного письма, предупреждая возможности пропуска букв, их перестановки и т. д.

34_Бредихина_Методика преподавания.cdr

%PDF-1.3 % 453 0 obj > endobj 452 0 obj >stream application/pdf

  • ВЛАД
  • 34_Бредихина_Методика преподавания.cdr
  • 2018-03-05T11:00:10+05:00CorelDRAW X82018-04-23T12:50:31+05:002018-04-23T12:50:31+05:00PDF/X-1a:2001PDF/X-1:2001PDF/X-1:20011uuid:a7279942-fe6f-4972-ac9e-a053e81073fbuuid:0ee3cc99-a157-4c02-9d65-2c9edeed99c5Acrobat Distiller 11.0 (Windows)FalsePDF/X-1:2001PDF/X-1a:2001 endstream endobj 358 0 obj > endobj 461 0 obj > endobj 462 0 obj > endobj 463 0 obj > endobj 464 0 obj > endobj 480 0 obj > endobj 481 0 obj > endobj 482 0 obj > endobj 483 0 obj > endobj 484 0 obj > endobj 505 0 obj >/Resources 511 0 R/TrimBox[0 0 411. !b(Zjv{NbjÓÛE}߲[xׇ[˞1]kxMjWRxoj1]dI-CK,ʰmQg]m%,/O(«#[1v%{2\IG

    советы для учителей русского языка — Я Учитель

    Умение вести конструктивную дискуссию полезно в любой профессии. А в школе содержательные и аргументированные учебные споры в школе работают на формирование интереса к учебным предметам и помогают сделать уроки более яркими и динамичными. О том, чем хорош урок-дискуссия, и как подготовить учеников 2-6 классов к ведению дискуссии, рассказывает руководитель направления «Словесность» Яндекс.Учебника Анна Булгакова.

    Зачем детям обучаться искусству дискуссии?

    Групповая дискуссия — это универсальный метод обучения, который может прийти на помощь на любом предмете. Простое повторение пройденного или обобщение знаний могут показаться детям скучными — ведь они не узнают  ничего нового, а, например, повторение в форме дискуссии помимо работы с предметным материалом, заметно оживит урок и будет работать на развитие soft skills детей.      

    Однако дискуссия как учебная техника уместна не на каждом уроке. Её имеет смысл использовать для активизации, мотивации, проблематизации, поиска решения, исследования, обобщения.

    Возьмем в качестве примера удачного применения метода дискуссии урок русского языка, цель которого — обобщить и повторить знания учеников 5 класса по фонетике и графике. В связи с этим можно обсудить с ребятами вопрос «Есть ли в алфавите лишние буквы?». Все ли буквы играют значимую роль? Можно ли безболезненно убрать какие-то из них? Взгляды на эту тему могут быть самыми разными, а для аргументации понадобиться вспомнить роль тех или иных букв и буквосочетаний и то, как записывается звучащая речь. Учитель может рассказать о том, что алфавит хоть и кажется нам константой, в действительности — результат договорённости. И изменения в нём уже происходили: например, когда была упразднена буква «ять» или «еръ». Обсуждение всего этого поможет ребятам не только повторить алфавит, усвоить его значение для повседневной жизни и узнать много нового о русской культуре, но и развить soft skills: умение излагать мысли и слушать одноклассников, осуществлять анализ информации, подбирать аргументы и так далее.  

    Важные составляющие урока-дискуссии

    Важно, чтобы в вопросе, который вы решили обсудить с ребятами в рамках групповой дискуссии, были такие составляющие, как проблемный момент и поле для построения разных гипотез. Тогда будет интересно обсуждать, захочется потрудиться, чтобы сформулировать или даже отстоять своё мнение в споре в школе. При этом важно, чтобы любое предположение ученика было обосновано, сформулированы аргументы за и против, высказаны версии о последствиях предлагаемых изменений. Всё это приводит к переосмыслению пройденного материала, поиску интересных фактов, активизации учеников. Такая учебная техника больше подойдет для учеников пятого – шестого класса, у них уже накоплен определенный багаж знаний по предметным темам, и поэтому для них спор в школе не будет являться стрессом. 

    По каким ещё темам можно провести интересный урок-дискуссию? При определенной сноровке учитель легко придумает такие вопросы, как, например:

    ► Почему нельзя писать так, как слышишь?

    ► Как правильно использовать заимствованные слова?

    ► Можно ли говорить только простыми предложениями?

    Для того, чтобы провести интересный урок с использованием групповой дискуссии, важно подготовить к этому учеников.  

    Что нужно для успешной дискуссии?

    Не каждый взрослый умеет участвовать в дискуссии активно и конструктивно. Ведь дискуссия — это особый вид спора, когда общей целью участников является поиск ответа на вопрос или решения проблемы, а отнюдь не отстаивание своего мнения. Поэтому для участия в такой форме работы нужно научить детей спорить аргументированно, задать рамки, которые помогут им формулировать мысли, слушать окружающих, соглашаться или не соглашаться с ними. Что прежде всего важно уметь участнику групповой дискуссии и как эти умения развить?

    Формулировать свои мысли ясно и коротко

    Для того чтобы помочь ученикам научиться формулировать мысли, нужно планомерно заниматься развитием речи. На первых порах и в качестве подготовительных заданий удобно использовать онлайн-средства. Например, карточки Яндекс.Учебника по русскому языку, в которых много яркого и разнообразного языкового материала. Даже традиционное задание по описанию картины прекрасно подойдёт. Тут нужно подобрать прилагательные, ребёнок может выбрать вариант ответа. Но стоит ли этим ограничиваться? Используя эту карточку на уроке-дискуссии, можно не только обсудить с учениками выбор того или иного прилагательного и его синонимы, а, например, попросить ребят рассказать о картине за ограниченный промежуток времени — причём как устно, так и письменно. Так они будут учиться быстро и точно излагать то, что видят, точнее подбирать слова. Можно усложнить задания, попросив описать картину только существительными. 

    Подобные задания в Яндекс.Учебнике можно найти в разделе для 3 класса «Морфология (части речи)», подраздел — «Роль прилагательных в речи». 

    Для детей постарше есть задания посложнее: в них за основу берётся языковая ситуация, без визуальной поддержки.

    Понимать другого, следить за ходом мысли собеседника

    Чтобы максимально точно понимать собеседника, важно слушать не только факты, но и интонацию, эмоции человека, считывать подтекст. Это тоже предмет целенаправленной работы. В Яндекс.Учебнике есть специальные задания на формирование эмоционального интеллекта. Их можно найти в тематических подборках для учеников 2-4 классов (тема — «Развитие коммуникативных УУД»). Они также работают на формирование soft skills детей. 

    Подбирать убедительные аргументы

    Умение аргументировать — также один из этапов развития речи и мышления. Чтобы сформировать его, важно давать детям проблемные темы, где как минимум на первый взгляд возможна не одна точка зрения. Подобрать  интересные материалы для обсуждения поможет Яндекс.Учебник: достаточно открыть задания на развитие функциональной грамотности и встроить его в канву урока. Например, подборка заданий «Просто космос! Формируем читательскую грамотность» наведёт на мысли о том, зачем исследовать Солнечную систему, для чего нужны марсоходы и спутники, каких животных и почему отправляли в космос и о многом другом. Задания достаточно простые, чтобы быть понятными школьникам, и достаточно содержательные, чтобы подобрать много разных фактов, которые могут быть использованы в дискуссии. Тексты для 5 класса поднимают актуальные современные проблемы, например, проблему космического мусора.

    Соблюдать общие правила 

    Чтобы дискуссия работала именно как инструмент обучения, важно, чтобы дети освоили групповую форму взаимодействия: научились не перебивать друг друга, работать в команде, отвечать на поставленный вопрос, давали высказаться другим. Развивать эти умения важно последовательно, периодически предоставляя ученикам возможность обсудить ту или иную тему. Постепенно контроль учителя над ходом обсуждения должен ослабевать: ребята со временем научатся выстраивать конструктивный диалог без помощи взрослого. 

    Постепенно формируя навыки, используя в комплексе офлайн- и онлайн-средства, педагог не просто готовит учеников к участию в дискуссии или проходит предметный материал, но и развивает их soft skills, учит мыслить и излагать свои мысли последовательно и аргументированно. А из урока-дискуссии с подготовленными учениками можно получить не только пользу, но и настоящее удовольствие. 

    1.2 Требования федерального государственного образовательного стандарта по иностранному языку к формированию фонетических навыков. Использование лимериков с целью формирования фонетических навыков на начальном этапе обучения в основной школе

    Похожие главы из других работ:

    Бумагопластика как средство развития творческих способностей детей дошкольного возраста

    1.3 Образовательный потенциал бумагопластики в контексте Федерального государственного образовательного стандарта дошкольного образования

    Федеральный государственный образовательный стандарт дошкольного образования разработан с учетом Конвенции ООН о правах ребенка, Конституции Российской Федерации, законодательства Российской Федерации…

    Влияние стиля отношений педагога с обучающимися на достижение образовательных результатов

    1. ТРЕБОВАНИЯ ФЕДЕРАЛЬНОГО ГОСУДАРСТВЕННОГО ОБРАЗОВАТЕЛЬНОГО СТАНДАРТА НАЧАЛЬНОГО ОБЩЕГО ОБРАЗОВАНИЯ К РЕЗУЛЬТАТАМ СВОЕНИЯ ОСНОВНОЙ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЙ ПРОГРАММЫ

    Государственный образовательный стандарт. Характеристика результатов обучения

    1.3 Структура федерального компонента государственного стандарта общего образования

    Федеральный компонент — основная часть государственного стандарта общего образования, обязательная для всех государственных, муниципальных и негосударственных образовательных учреждений Российской Федерации…

    Значение профессиональной деятельности педагога

    6. Выписать из Федерального Государственного образовательного стандарта высшего профессионального образования 3 поколения по направлению подготовки 050100 Педагогическое образование (бакалавриат) образовательный профиль Биология (или БЖ)

    · Основные разделы (структура) · Квалификационную характеристику выпускника вуза · Виды профессиональной деятельности · Цикл дисциплин…

    Изучение иностранного языка в дошкольных образовательных организациях

    2.1 Анализ требований организации образовательного процесса в дошкольной образовательной организации на основе Федерального Государственного стандарта дошкольного образования

    В последние несколько лет Министерством образования и науки РФ проводится реорганизация системы образования. Эта реформа коснулась и организации процесса обучения иностранному языку в дошкольной образовательной организации…

    Комплексное обеспечение профессии «сварщик»

    1.2 Требования федерального государственного образовательного стандарта по профессии «Сварщик»

    В Национальной доктрине развития образования Российской Федерации говорится об опережающем развитии начального и среднего профессионального образования; актуализации содержания и повышении качества профессиональной подготовки на этих…

    Методические основы создания и использования рабочей тетради по теме «Методика изучения технологии обработки числовой информации»

    §2. Анализ федерального государственного образовательного стандарта основного общего образования, программы и содержания вузовской темы «Методика изучения технологии обработки числовой информации»

    В этом параграфе представлен анализ федерального государственного образовательного стандарта (ФГОС) основного общего образования (ООО)…

    Определение возможностей духовно-нравственного воспитания среди учащихся начальных классов во внеурочной деятельности

    1.2 Духовно-нравственное формирование личности в аспекте федерального государственного образовательного стандарта

    Обращение государства и системы к идее духовно-нравственного воспитания как основного условия возрождения современного российского общества и человека не случайно. Нравственная деградация, прагматизм, утрата смысла жизни и культ потребления…

    Организация и методика проведения занятий по изучению нового материала в процессе преподавания предметов профессионального цикла

    1.1 Требования государственного профессионального образовательного стандарта по подготовке профессии повар — кондитер

    1. Сроки получения СПО по профессии 260807.01 Повар, кондитер в очной форме обучения и соответствующие квалификации приводятся в Таблице 1. Таблица 1 Сроки обучения профессии повар кондитер Уровень образования…

    Развитие коммуникативной компетентности воспитателя дошкольной образовательной организации в условиях введения федерального государственного образовательного стандарта

    Глава 1. Теоретические основы формирования коммуникативной компетентности воспитателя дошкольной образовательной организации в условиях введения федерального государственного образовательного стандарта дошкольного образования

    Развитие коммуникативной компетентности воспитателя дошкольной образовательной организации в условиях введения федерального государственного образовательного стандарта

    1.1 Профессиональная компетентность воспитателя дошкольной образовательной организации с позиции федерального государственного образовательного стандарта

    В связи с введением федерального государственного образовательного стандарта дошкольного образования меняется цель образовательной работы, и в соответствии с целью меняются и требования к профессиональной компетентности воспитателя ДОО…

    Разработка учебно-методического комплекса дисциплины «Конкурентоспособность компании» на основе компетентностного подхода

    2.1 Анализ федерального государственного образовательного стандарта (ФГОС) высшего образования по направлению подготовки 38.03.02 Менеджмент (уровень бакалавриата)

    I. Назначение ФГОС ВПО. Область применения. Настоящий федеральный государственный образовательный стандарт высшего образования (ФГОС ВО…

    Региональный компонент в обучении иностранному языку

    1.1.Состояние федерального и регионального компонентов в государственном образовательном стандарте. Социокультурный компонент содержания обучения иностранному языку

    Внедрение национально-регионального компонента содержания образования, предусмотренного Законом РФ «Об образовании», в учебный план осуществляется как через выделение региональной составляющей в базовых курсах истории, географии…

    Формирование личностных универсальных учебных действий младших школьников на уроках математики

    1.1 Основные характеристики личностных универсальных учебных действий в контексте федерального государственного образовательного стандарта начального общего образования

    Способность обучающегося самостоятельно успешно усваивать новые знания, формировать умения и компетентности, включая самостоятельную организацию этого процесса, т.е. умение учиться, обеспечивается тем…

    Формирование навыков говорения у учащихся на уроках иностранного языка с использованием лингвострановедческого материала на среднем этапе основной школы

    2. Требования ФГОС к формированию коммуникативных навыков и умений при обучении иностранному языку

    Государственный Образовательный Стандарт общего образования [14] определяет конкретные требования в области формирования навыков говорения, что несомненно, способствует правильному, планомерному и целенаправленному усвоению данных навыков…

    Почему акустика — не главное в обучении чтению | Обучение и развитие

    В то время как учителя начальной грамотности подчиняются законодательным требованиям EYFS, а учителя 1-го и последующих классов — Национальной учебной программы, синтетический акустический подход — это еще не все и не конец всему обучению детей чтению, — говорит Клэр. Скотт…

    Есть хороший шанс, что вы помните, что родители читали вас, когда вы были моложе.Возможно, вы помните или все еще храните свою любимую книгу. Возможно, вы вспомните, как посещение библиотеки или чтение под одеялом при свете факелов. Менее вероятно, что вы помните, как научились читать. Вы знаете, что сделали — чтение это только доказательства. Но была ли это какая-то конкретная схема? Вам помогал один учитель? Была ли это вдохновляющая книга или урок? Однако можно с уверенностью сказать, что если вас каким-то образом научили читать, то это не было исключительно акустикой.

    Phonics, более точно известная как синтетическая акустика, в настоящее время является «основным подходом», используемым для обучения детей младшего возраста по всей Великобритании. Правительство приняло этот метод после доклада Роуза в 2006 году, и он широко используется в новой национальной учебной программе на 2014 год. Законодательное требование для 1-го класса обучения учеников «применять звуковые знания и навыки в качестве способа декодирования слов». . Также, что, на мой взгляд, весьма тревожно, утверждается, что ученики должны «точно читать вслух книги, которые соответствуют их развивающимся звуковым знаниям и не требуют от них использования других стратегий для выработки слов».

    Здесь важна фраза «другие стратегии». Используя его, Департамент образования признает, что действительно есть другие стратегии, которые можно использовать для выработки слов. Скорее всего, это те стратегии, которые вы, возможно, использовали, чтобы научиться читать, и, действительно, все еще полагаетесь на них сегодня при чтении незнакомых слов.

    Работа в раннем возрасте требует, чтобы практикующие врачи и учителя обеспечивали подготовку детей, находящихся на их попечении, к жизни на ключевой стадии 1, а сама EYFS поддерживает преподавание фонетики.В нормативной базе указывается, что «развитие грамотности включает в себя поощрение детей к связыванию звуков и букв», и в качестве целей раннего обучения перечислено использование «звуковых знаний для декодирования обычных слов и их точного чтения вслух [и] написания слов таким образом, чтобы они соответствовали их произносимым звукам». для чтения и письма. Таким образом, еще до того, как дети начнут процесс обучения чтению, становится очевидным, что путь к успеху ведет только по одному пути, а именно через акустику.

    Синтетическая акустика действительно работает, и звучание и смешивание могут быть полезными ранними стратегиями чтения слов.Но это далеко не единственная стратегия. Предлагать универсальный подход к любому аспекту преподавания и обучения в лучшем случае наивно, но, как утверждает профессор Эндрю Дэвис, в худшем случае может быть «серьезно неуместным для некоторых первых читателей». Так что, если не акустика?

    Аналитическая акустика

    Там, где синтетическая акустика фокусируется на озвучивании отдельных фонем, а затем их объединении — чтении «насквозь слово» — аналитическая фонетика учит детей сначала смотреть на слово целиком и разбивать его на части, которые они уже знают.Слова часто можно разделить на две части: начало (начальная часть перед первой гласной) и рийм (начиная с первой гласной). Например, если взять слово «разлив», «sp» — это начало, а «ill» — это изморозь. Затем вы можете сгенерировать целую рифмованную строку слов, в которой используется слово «плохо», заменив начало — заполнить, счет, мельница и т. Д. Их также называют «семействами слов».

    Сторонники аналитического метода утверждают, что после начального обучения чтению компетентные, беглые читатели часто используют этот метод, когда сталкиваются с неизвестными словами.Как взрослый, вы, скорее всего, это сделаете. Как бы вы прочитали слово фелинофил? Можно было бы сказать «скверна-в-филе». Если вы знаете, что это связано с кошками, вы можете даже произнести это слово-офил. Скорее всего, вы не озвучили его фонетически, по одной букве за раз — вы вышли за пределы этой стадии, используя гораздо менее трудоемкую технику. Также можно утверждать, что аналитическая фоника помогает ускорить процесс чтения в целом, поскольку обучение одному ритуалу, например «плохо», может помочь расшифровать целый ряд других слов.

    Посмотри и скажи

    Это то, что большинство взрослых помнит в какой-то момент, хотя бы в отношении правописания. Проще говоря, слова изучаются целиком с помощью карточек и повторений. Это работает и фактически рекомендуется для детей старшего возраста в Национальной учебной программе, которая использует этот метод для неправильных слов, которые не могут быть декодированы с помощью фонетики. Иногда их называют «хитрыми словами», объем этих слов в нашем повседневном языке поражает — около 40 из 100 наиболее часто используемых слов не могут быть декодированы фонетически — и это еще один аргумент в пользу того, что «другие стратегии» могут быть полезны, когда учимся читать.Подход «смотри и говори» также учитывает неправильность английского языка в целом — теоретически ни одно слово не может быть выучено таким образом.

    Самая большая критика этого метода — это количество слов, которые ребенок должен выучить и запомнить в быстрой последовательности, и что юношеская человеческая память просто не в состоянии делать это эффективно, чтобы выучить такой обширный словарный запас.

    Весь язык

    Этот метод способствует использованию высококачественных книжек с картинками и рассказов, чтобы помочь контекстуализировать письменный язык.Прямых инструкций мало, но дети полагаются на учителя, который объясняет и направляет их, устанавливая свои собственные связи и понимая слова. Фоника, как синтетическая, так и аналитическая, может использоваться вместе с этим методом, но только в контексте читаемой книги.

    Всеобъемлющий упор делается на развитие понимания, что часто является одной из самых серьезных критических замечаний в отношении синтетической акустики. Сторонники целостного языкового подхода больше озабочены тем, чтобы дети были вовлечены в историю и понимали ее, чем правильное произношение каждого слова.Также рекомендуется использовать другие стратегии, такие как контекст и визуальные эффекты, чтобы дети могли угадывать слово, а не декодировать его.

    Используя этот метод, было бы трудно оценить и, следовательно, подтвердить, в чем именно ребенок стал уверен и как он читает то, что на странице. Но погружение детей в высококачественную литературу и своевременная поддержка взрослого в том, чтобы научить их понимать смысл и стратегии декодирования, доступные при чтении текста, — это, пожалуй, самый разносторонний подход из всех.

    Контекстные и визуальные «подсказки»

    Когда детям показывают карточки или смотрят книжки с картинками, они используют то, что они видят на иллюстрациях, для поддержки своего понимания слов. Мы могли бы предположить, что это хорошо, но Министерство образования рассмотрит возможность использования визуальной информации в качестве предположения, а не декодирования, и как таковое, это становится одной из «других стратегий», от использования которых детям не рекомендуется.

    Конечно, когда в конце концов картинки исчезают и дети переходят к романам, они не могут полагаться на картинки, но вместо этого они должны использовать свои знания истории (контекста), чтобы понять слова.Опять же, применять это к чтению текста не рекомендуется — в национальной учебной программе даже говорится, что «после того, как ученики уже успешно расшифровывают слова, можно обсуждать значение тех слов, которые для них являются новыми». Другими словами, после прочтения слов «Она пролила слезу» (например, «страх») как «Она пролила слезу» (например, «медведь»), учителя указывали на очевидный контекст, который упускается из виду. Конечно, эти реплики могут помочь ребенку, когда он или она приблизится к слову, а не потом…

    Заключительные мысли

    Все мы знаем, насколько сложен и необычен английский язык.Единственная причина, по которой мы, взрослые, проявляем упорство, заключается в том, что где-то в процессе мы подобрали немного всех этих стратегий, чтобы помочь нам: синтетическая фоника, аналитическая фоника, весь язык, внешний вид и слова, визуальные и контекстные подсказки. Если мы не дадим детям как можно больше стратегий и как можно скорее, то наверняка закончим с целым поколением разочарованных, сбитых с толку и, в конечном итоге, разочарованных читателей, испытывающих трудности. Как юным практикам и учителям важно также помнить, что, хотя детям нужно учиться читать, они также должны хотеть читать, и наш энтузиазм в отношении любви к книгам и чтению может стать самым важным уроком. все.

    Клэр Скотт — квалифицированный педагог и консультант по раннему обучению грамоте.

    Вас также может заинтересовать …

    Как ошибочная идея учит миллионы детей быть плохими читателями | Не хватает слов

    Слушайте этот документальный аудиозапись в подкасте «Образование». Подписаться .

    Молли Вудворт была ребенком, который, казалось, преуспевал во всем: хорошие оценки, одаренность и талант.Но она не очень хорошо читала.

    «Для меня не было рифмы или причины читать», — сказала она. «Когда учитель диктовал слово и говорил:« Скажите, как вы думаете, вы можете его написать », я сидел с открытым ртом, пока другие дети произносили слова по буквам, и я думал:« Как они вообще знают, с чего начать? ‘ Я был полностью потерян ».

    Вудворт учился в государственной школе в Овоссо, штат Мичиган, в 1990-х годах. Она говорит, что звуки и буквы просто не имеют для нее смысла, и она не помнит, чтобы кто-то учил ее читать.Поэтому она придумала свои собственные стратегии работы с текстом.

    Стратегия 1. Запомните как можно больше слов. «Слова были для меня как картинки», — сказала она. «У меня была действительно хорошая память».

    Стратегия 2: Угадайте слова в зависимости от контекста. Если она сталкивалась со словом, которого не было в ее банке зрительной памяти, она смотрела на первую букву и находила слово, которое, казалось, имело смысл. Чтение было чем-то вроде игры в 20 вопросов: какое это могло быть слово?

    Стратегия 3: Если все остальное не помогло, она пропускала слова, которых не знала.

    В большинстве случаев она могла понять суть того, что читала. Но чтение текста длилось вечно. «Я ненавидела читать, потому что это было утомительно», — сказала она. «Я прочел главу, и к ее концу у меня заболел мозг. Я не был взволнован, чтобы учиться».

    Никто не знал, как сильно она боролась, даже ее родители. Ее стратегии чтения были ее «маленькими грязными секретами».

    Молли Вудворт (слева) со своей тетей Норой Чабази возле Центра чтения Ounce of Prevention во Флашинге, штат Мичиган.Эмили Хэнфорд | Отчеты APM

    Вудворт, которая сейчас работает бухгалтером, говорит, что она все еще не очень хорошо читает, и плачет, когда говорит об этом. Чтение «влияет на все аспекты вашей жизни», — сказала она. Она полна решимости сделать так, чтобы ее собственные дети начали лучше, чем она.

    Вот почему она так встревожилась, увидев, как ее старшую дочь Клэр учили читать в школе.

    Пока эта опровергнутая теория остается частью американского образования, многим детям, вероятно, будет сложно научиться читать.

    Пару лет назад Вудворт был волонтером в классе детского сада Клэр. Класс читал книгу вместе, и учитель говорил детям практиковать стратегии, которые используют хорошие читатели.

    Учитель сказал: «Если вы не знаете этого слова, просто посмотрите на эту картинку здесь», — вспоминал Вудворт. «На картинке были лиса и медведь. И слово было« медведь », и она сказала:« Посмотрите на первую букву. Это буква «b». Это лиса или медведь? »»

    Вудворт был ошеломлен.«Я подумал:« Боже мой, это мои стратегии ». Это то, чему я научилась, чтобы выглядеть хорошим читателем, а не тому, что делают хорошие читатели », — сказала она. «Этих детей учили моим маленьким грязным секретам».

    Она пошла к учителю и выразила свое беспокойство. Учитель сказал ей, что она обучает чтению так, как ей сказано в учебной программе.

    Вудворт наткнулся на маленький секрет американского образования о чтении: начальные школы по всей стране учат детей плохо читать — а педагоги могут даже не знать об этом.

    На протяжении десятилетий обучение чтению в американских школах основывалось на ошибочной теории о том, как работает чтение, теории, которая была опровергнута несколько десятилетий назад учеными-когнитивистами, но все же остается глубоко укоренившейся в педагогической практике и учебных материалах. В результате стратегии, которые испытывают затруднения читатели, — запоминание слов, использование контекста для угадывания слов, пропуск слов, которые они не знают, — являются стратегиями, которым многих начинающих читателей обучают в школе. Из-за этого многим детям сложнее научиться читать, а детям, у которых не получается хорошее начало в чтении, трудно когда-либо овладеть этим процессом.

    Шокирующее количество детей в Соединенных Штатах не умеют хорошо читать. Треть всех четвероклассников не умеют читать на базовом уровне, и большинство учеников все еще не умеют читать к моменту окончания средней школы.


    Процент четвероклассников в США по чтению ниже базового


    Когда дети изо всех сил пытаются научиться читать, это может привести к нисходящей спирали, в которой медленное развитие чтения в конечном итоге влияет на поведение, словарный запас, знания и другие когнитивные навыки.Непропорционально большое количество бедных читателей бросают школу и попадают в систему уголовного правосудия.

    Тот факт, что опровергнутая теория о том, как работает чтение, по-прежнему влияет на то, как многих детей учат читать, является частью проблемы. Школьные округа тратят сотни миллионов долларов налогоплательщиков на учебные материалы, содержащие эту теорию. Учителей обучают теории в рамках программ подготовки учителей и на рабочем месте. Пока эта опровергнутая теория остается частью американского образования, многим детям, вероятно, будет сложно научиться читать.


    Процент учащихся 12-х классов в США, владеющих навыками чтения


    Истоки

    Теория известна как «три подсказки». Название происходит от представления о том, что читатели используют три разных типа информации — или «подсказки» — для идентификации слов при чтении.

    Теория была впервые предложена в 1967 году, когда профессор образования по имени Кен Гудман представил доклад на ежегодном собрании Американской ассоциации исследований в области образования в Нью-Йорке.

    В этой статье Гудман отверг идею о том, что чтение — это точный процесс, включающий точное или детальное восприятие букв или слов. Вместо этого он утверждал, что, читая, люди делают прогнозы относительно слов на странице, используя эти три подсказки:

    • графических подсказок (что буквы говорят вам о том, что может быть слово?)

    • синтаксических реплик (какое слово может быть, например, существительное или глагол?)

    • семантических реплик (какое слово будет иметь здесь смысл в зависимости от контекста?)

    Гудман пришел к выводу, что:

    Навык чтения предполагает не большую точность, а более точные первые предположения, основанные на лучших методах выборки, большем контроле над структурой языка, расширенном опыте и повышенном концептуальном развитии.По мере того как ребенок развивает навыки чтения и скорость, он использует все меньше графических подсказок.

    Предложение Гудмана стало теоретической основой для нового подхода к обучению чтению, который вскоре прижился в американских школах.

    Раньше вопрос о том, как научить читать, касался одной из двух основных идей.

    Одна из идей состоит в том, что чтение — это процесс визуальной памяти. Метод обучения, связанный с этой идеей, известен как «целое слово». Пожалуй, лучше всего словесный подход был воплощен в книгах «Дик и Джейн», впервые появившихся в 1930-х годах.В книгах используются повторения слов и рисунки, которые подтверждают смысл текста. Идея состоит в том, что если вы видите достаточно слов, вы в конечном итоге сохраняете их в своей памяти как визуальные образы.

    Другая идея состоит в том, что чтение требует знания взаимоотношений между звуками и буквами. Дети учатся читать, произнося слова. Этот подход известен как акустика. Это восходит к далеким временам, популяризировалось в 1800-х годах среди читателей Макгаффи.

    Эти две идеи — целостное слово и фонетика — по очереди считались излюбленным способом обучения чтению, пока Гудман не пришел с тем, что стало известно среди педагогов как «система трех подсказок».«

    Согласно теории подсказок о том, как работает чтение, когда ребенок приходит к слову, которое он не знает, учитель побуждает его придумать слово, которое имеет смысл, и спрашивает: «Правильно ли оно выглядит?» Звучит правильно? Если слово проверяется на основе этих вопросов, ребенок его понимает. Она на пути к умелому чтению.

    Учителя могут не знать термин «три сигнала», но они, вероятно, знакомы с «MSV». M означает использование значения для определения того, что такое слово, S для использования структуры предложения и V для использования визуальной информации (т.е., буквы в словах). MSV — это подсказка, которая восходит к покойной Мари Клэй, психологу по развитию из Новой Зеландии, которая впервые изложила свои теории чтения в диссертации в 1960-х годах.

    Клэй разработала свою теорию подсказок независимо от Гудмана, но они встречались несколько раз и имели схожие представления о процессе чтения. Их теории были основаны на наблюдательных исследованиях. Они слушали, как дети читают, отмечали, какие ошибки они совершали, и использовали эту информацию, чтобы определять трудности чтения у ребенка.Например, ребенок, который говорит «лошадь», когда слово «дом», вероятно, слишком полагается на визуальные или графические подсказки. В этом случае учитель побуждает ребенка уделять больше внимания тому, какое слово имеет смысл в предложении.

    Гудман и Клей считали, что буквы были наименее надежными из трех подсказок, и что по мере того, как люди стали лучше читать, им больше не нужно было обращать внимание на все буквы в словах. «В эффективном восприятии слов читатель в основном полагается на предложение и его значение, а также на некоторые избранные особенности форм слов», — писал Клэй.Для Гудмана точное распознавание слов не обязательно было целью чтения. Целью было понять текст. Если предложения имеют смысл, читатель, должно быть, понимает слова правильно или достаточно правильно.

    Эти идеи вскоре стали основой преподавания чтения во многих школах. Идея Гудмана о трех подсказках легла в теоретическую основу подхода, известного как «целостный язык», который к концу 1980-х годов распространился по всей Америке. Клэй воплотила свои идеи в программу чтения для начинающих первоклассников под названием «Восстановление при чтении».Она была внедрена по всей Новой Зеландии в 1980-х годах и стала одной из наиболее широко используемых в мире программ вмешательства при чтении.

    Но пока в школах распространялась реплика, ученые были заняты изучением когнитивных процессов, связанных с чтением слов. И они пришли к разным выводам о том, как люди читают.

    Первоклассники из Окленда, штат Калифорния, практикуют чтение. Хасайн Рашид для отчетов APM

    Ученые используют три подсказки

    Это было в начале 1970-х, и Кейт Станович работал над докторской диссертацией по психологии в Мичиганском университете.Он считал, что поле для чтения готово к вливанию знаний из «когнитивной революции», которая происходила в психологии. Станович имел опыт работы в экспериментальной науке и интересовался обучением и познанием, отчасти благодаря влиянию его жены Паулы, которая была учителем специального образования.

    Станович хотел понять, как люди читают слова. Он знал о работе Гудмана и думал, что, вероятно, был прав в том, что, когда люди стали лучше читать, они больше полагались на свои знания словарного запаса и языковой структуры, чтобы читать слова, и им не нужно было уделять столько внимания буквам.

    Итак, в 1975 году Станович и его сокурсник решили проверить идею в своей лаборатории. Они набрали читателей разного возраста и способностей и дали им ряд заданий по чтению слов. Их гипотеза заключалась в том, что опытные читатели больше полагаются на контекстные подсказки для распознавания слов, чем плохие читатели, которые, вероятно, не так хорошо использовали контекст.

    Они не могли ошибиться больше.

    «К нашему удивлению, все результаты наших исследований указывали в противоположном направлении», — написал Станович.«Именно более бедные читатели, а не более опытные читатели больше полагались на контекст, чтобы облегчить распознавание слов».

    Опытные читатели могли мгновенно распознавать слова, не полагаясь на контекст. Другие исследователи подтвердили эти результаты аналогичными экспериментами. Оказывается, способность быстро и точно читать отдельные слова является отличительной чертой умелого читателя. Сейчас это один из наиболее последовательных и хорошо воспроизводимых результатов всех исследований в области чтения.

    Другие исследования выявили дополнительные проблемы с теорией подсказок:

    • Опытные читатели не просматривают слова и выборки из графических сигналов случайно; вместо этого они очень быстро распознают слово как последовательность букв. Вот как хорошие читатели мгновенно узнают разницу между, например, «домом» и «лошадью».

    • Эксперименты, заставляющие людей использовать контекст для предсказания слов, показывают, что даже опытный читатель может правильно угадать только часть слов; это одна из причин, по которой люди, которые полагаются на контекст для определения слов, плохо читают.

    • Слабые навыки распознавания слов — наиболее частый и изнурительный источник проблем с чтением.

    Результаты этих исследований не вызывают разногласий или оспаривания среди ученых, изучающих чтение. Результаты были включены во все основные научные модели того, как работает чтение.

    Но кии все еще живы и здоровы в школах.

    Picture Power!

    Примеры системы подсказок найти несложно.Быстрый поиск в Google, Pinterest или Teachers Pay Teachers обнаруживает множество планов уроков, учебных пособий и классных плакатов. На одном популярном плакате изображены милые мультяшные персонажи, которые напоминают детям, что у них есть множество стратегий, которые можно использовать, когда они застряли на слове, включая просмотр картинки (Орлиный глаз) и приготовление губ для того, чтобы попробовать первый звук (Губы рыбы) , или просто вообще пропустив слово (Skippy Frog).

    В Интернете есть видео, где можно увидеть реплики в действии.В одном видео, размещенном на Teaching Channel, воспитательница детского сада в Окленде, штат Калифорния, инструктирует своих учеников использовать «силу изображения» для определения слов на странице. По словам учителя, цель урока состоит в том, чтобы ученики «использовали картинку и первый звук, чтобы определить неизвестное слово в своей книге».

    Класс читает вместе книгу под названием «В саду». На каждой странице есть изображение того, что вы можете найти в саду. Это то, что известно как предсказуемая книга; предложения все те же, за исключением последнего слова.

    Детей учили запоминать слова «смотреть», «на» и «то». Задача — получить последнее слово в предложении. В плане урока учителю предлагается прикрыть слово стикером.

    На видео извивающиеся детсадовцы, сидящие на полу, скрестив ноги, попадают на страницу с изображением бабочки. Воспитатель говорит детям, что она угадывает слово «бабочка». Она раскрывает слово, чтобы проверить точность своего предположения.

    «Посмотрите на это», — говорит она детям, указывая на первую букву слова. «Это начинается с / b / / b / / b /». Класс читает предложение вместе, пока учитель указывает на слова. «Посмотрите на бабочку!» они взволнованно кричат.

    Этот урок взят из «Единиц обучения чтению», более известного как «мастерская для читателей». Согласно плану урока, на этом уроке дети учатся «знать и применять на уровне своего класса акустические навыки и навыки анализа слов при расшифровке слов.«

    Но на этом уроке детей не учили расшифровывать слова. Их учили угадывать слова с помощью картинок и шаблонов — отличительных черт системы трех подсказок.

    Автор книги «Единицы исследования для обучения чтению» Люси Калкинс часто ссылается на реплики в своих опубликованных работах. Она использует термин MSV — значение, структура и визуальная идея, изначально пришедшая из Клэя в Новой Зеландии.

    Затем есть программы Fountas и Pinnell Literacy, основанные Ирен Фунтас и Гей Су Пиннелл, учителями, которые в 1980-х годах изучили концепцию MSV у Клея.

    Фунтас и Пиннелл написали несколько книг о преподавании чтения, в том числе бестселлер о широко используемом методе обучения под названием «Чтение под руководством». Они также создали систему оценки чтения, в которой используются так называемые «выровненные книги». Дети начинают с предсказуемых книг, таких как «В саду», и продвигаются по уровням, поскольку они могут «читать» слова. Но многие слова в этих книгах — бабочка, гусеница — это слова, которые начинающих читателей еще не научили расшифровывать.Одна из целей книг — научить детей тому, что, когда они подбирают слово, которое они не знают, они могут использовать контекст, чтобы понять его.

    При применении на практике в классе эти подходы могут вызвать проблемы у детей, когда они учатся читать.

    ‘Это не чтение’

    Маргарет Голдберг, учитель и инструктор по обучению грамоте в Объединенном школьном округе Окленда, вспоминает момент, когда она осознала, насколько серьезной является подход с тремя подсказками. Она была с первоклассником по имени Родни, когда он зашел на страницу с фотографией девушки, облизывающей рожок мороженого, и собаки, облизывающей кость.

    В тексте сказано: «Моя маленькая собачка любит поесть со мной».

    Но Родни сказал: «Моя собака любит лизать свою кость».

    Родни пронесся сквозь него, не подозревая, что он не читал предложение на странице.

    Голдберг поняла, что многие ее ученики не могут читать слова в своих книгах; вместо этого они запоминали образцы предложений и использовали картинки, чтобы угадывать. Один маленький мальчик воскликнул: «Я могу читать эту книгу с закрытыми глазами!»

    «О нет, — подумал Голдберг.«Это не чтение».

    Голдберг был нанят школами Окленда в 2015 году, чтобы помочь нуждающимся читателям, обучая программе Fountas и Pinnell под названием «Вмешательство в уровень грамотности», в которой используются книги с уровнями и метод подсказок.

    Примерно в то же время Голдберг прошел обучение по программе, в которой используется другая стратегия обучения детей чтению слов. Программа называется «Систематическое обучение фонологической осведомленности, фонетике и зрительным словам» или SIPPS.Это звуковая программа, которая учит детей озвучивать слова и использует так называемые «декодируемые книги». Большинство слов в книгах имеют схемы написания, которым детей учили на уроках фонетики.

    Голдберг решила обучать некоторых из своих учеников с помощью программы фонетики, а некоторых из своих учеников — с помощью трех сигналов. И она начала замечать различия между двумя группами детей. «Не только в их способностях к чтению, — сказала она, — но и в их подходе к чтению.«

    Голдберг и его коллега записали, как первоклассники рассказывают о том, что делает их хорошими читателями.

    На одном видео слева показана Миа, которая участвовала в программе по акустике. Миа говорит, что она хороший читатель, потому что она смотрит на слова и озвучивает их. JaBrea, справа, был обучен системе подсказок. JaBrea говорит: «Я смотрю на картинки и читаю их».

    Предоставлено Маргарет Голдберг, Объединенный школьный округ Окленда

    После нескольких месяцев преподавания обоих подходов Голдбергу стало ясно, что у студентов, изучающих фонетику, дела идут лучше.«Одна из вещей, с которой я все еще борюсь, — это сильное чувство вины», — сказала она.

    Она думает, что ученики, выучившие три реплики, действительно пострадали от такого подхода. «Я причинил непоправимый вред этим детям. Было так трудно заставить их перестать смотреть на картинку, чтобы угадать, что будет за слово. Было так трудно заставить их замедлиться и произнести слово, потому что они был опыт осознания того, что вы предсказываете то, что читаете, еще до того, как прочитаете это ».

    Голдберг вскоре обнаружил десятилетия научных доказательств против использования подсказок.Она была шокирована. Она никогда не сталкивалась с этой наукой ни при подготовке учителя, ни на работе.

    И она начала задаваться вопросом, почему бы и нет.

    Сбалансированная грамотность

    Люди веками спорят о том, как учить детей читать. Борьба в основном сосредоточена на том, следует ли преподавать фонетику.

    Все языковое движение конца 20-го века было, пожалуй, зенитом антифонических аргументов. Обучение акустике считалось утомительным, трудоемким и в конечном итоге ненужным.Почему? Потому что — согласно теории трех сигналов — читатели могут использовать другие, более надежные подсказки, чтобы понять, что говорят слова.

    Мэрилин Адамс столкнулась с этой верой в начале 1990-х годов. Она когнитивный психолог и психолог, который только что написал книгу, в которой резюмируются исследования того, как дети учатся читать. Один большой вывод из книги заключается в том, что для того, чтобы стать квалифицированным читателем английского языка, необходимо знание звуко-орфографических соответствий. Еще один важный вывод: многих детей этому не учили в школе.

    Вскоре после того, как книга была опубликована, Адамс описывала свои открытия группе учителей и государственных чиновников системы образования в Сакраменто, Калифорния. Она чувствовала дискомфорт и смятение в комнате. «И я просто остановилась и спросила:« Что мне не хватает? »- вспоминала она. «« О чем нам нужно поговорить? Помогите мне ».

    Женщина подняла руку и спросила: «При чем здесь система трех сигналов?» Мэрилин не знала, что это за система с тремя сигналами.«Думаю, я взорвала все их предохранители, потому что не знала, что это было, потому что это было очень важно для начального учителя чтения», — сказала она. «Как я мог представить себя знатоком чтения и не знать об этом?»

    Учителя нарисовали ей диаграмму Венна системы трех сигналов. Выглядело это примерно так:

    Адамс считал, что эта диаграмма имеет смысл. Исследование ясно показывает, что читатели используют все эти сигналы, чтобы понять, что они читают.

    Но Адамс вскоре выяснил, в чем проблема. Учителя понимали эти подсказки не только как способ, которым читатели конструируют смысл из текста, но как то, как читатели фактически идентифицируют слова на странице. И они думали, что учить детей расшифровывать или озвучивать слова не нужно.

    «Самым важным было, чтобы дети понимали текст и наслаждались им», — сказал Адамс. «И от этого понимания и радости чтения слова на странице просто выскакивали из них».

    Она объясняла учителям при каждой возможности, что прямое обучение детей взаимосвязи между звуками и буквами необходимо для того, чтобы все дети хорошо начали читать.Но она получила массу возражений со стороны учителей. «Они не хотели учить фонетике!» — с разочарованием вспоминала она.

    В 1998 году Адамс написал главу в книге о том, как система трех сигналов противоречит тому, что исследователи выяснили о чтении. Она надеялась, что это поможет положить конец трем репликам.

    К этому времени научные исследования чтения набирали обороты. В 2000 году национальная комиссия, созванная Конгрессом для изучения доказательств того, как обучать чтению, выступила с докладом.Он определил несколько основных компонентов обучения чтению, в том числе словарный запас, понимание и фонетику. Доказательства того, что обучение фонетике способствует успеху детей в обучении чтению, были ясными и убедительными. Национальные отчеты о чтении несколько лет спустя в Великобритании и Австралии пришли к такому же выводу.

    «Когда я вошел в класс и кто-то сказал мне использовать эту практику, я не стал сомневаться в этом».

    -Стейси Черный

    В конце концов, многие сторонники целого языка признали весомость научных доказательств важности обучения акустике.Они начали добавлять звуки в свои книги и материалы и переименовали свой подход в «сбалансированную грамотность».

    Но от системы трех сигналов не избавились.

    Сторонники сбалансированной грамотности скажут вам, что их подход представляет собой сочетание обучения акустике с достаточным количеством времени для детей, чтобы читать и получать удовольствие от книг. Но внимательно посмотрите на материалы, и вы увидите, что сбалансированная грамотность смешивает не это. Вместо этого он смешивает кучу разных идей о том, как дети учатся читать.Это небольшая инструкция из целого слова с длинными списками слов, которые дети должны запомнить. Это немного фоники. По сути, это идея о том, что детей нужно учить читать, используя систему трех сигналов.

    И оказывается, что подсказки могут действительно помешать детям сосредоточиться на словах так, как им нужно, чтобы научиться читать.

    Отображение слов

    ПРЕДЫДУЩИЙ

    СЕНТ. 11 августа 2017 г.

    СЕНТ. 10, 2018

    Чтобы понять, почему подсказки могут мешать развитию чтения у детей, важно понять, как наш мозг обрабатывает слова, которые мы видим.

    Ученые-читатели десятилетиями знали, что отличительным признаком умелого чтения является способность мгновенно и точно распознавать слова. Если вы опытный читатель, ваш мозг настолько научился читать слова, что вы обрабатываете слово «стул» быстрее, чем изображение стула. Вы знаете десятки тысяч слов мгновенно, с первого взгляда. Как ты научился это делать?

    Это происходит посредством процесса, называемого «орфографическое отображение». Это происходит, когда вы обращаете внимание на детали написанного слова и связываете произношение и значение слова с его последовательностью букв.Ребенок знает значение и произношение слова «пони». Слово отображается в его памяти, когда он связывает звуки / p / / o / / n / / y / с написанным словом «пони».

    Это требует знания звуков речи в словах и понимания того, как эти звуки представлены буквами. Другими словами, вам потребуются звуковые навыки.

    Вот что происходит, когда читатель, обладающий хорошими звуковыми навыками, встречает в печати слово, которое не узнает. Она останавливается на слове и произносит его вслух.Если значение этого слова ей известно, значит, теперь она связала написание слова с его произношением. Если она не знает значения слова, она может использовать контекст, чтобы попытаться понять его.

    Примерно ко второму классу обычно развивающемуся читателю нужно всего несколько раз познакомиться со словом, понимая как произношение, так и правописание, чтобы это слово сохранялось в ее памяти. Она не знает этого слова, потому что запомнила его как визуальный образ. Она знает это слово, потому что в какой-то момент успешно его произнесла.

    Чем больше слов она запоминает таким образом, тем больше она может сосредоточиться на значении того, что она читает; в конечном итоге она будет использовать меньше умственных способностей для определения слов и сможет посвятить больше умственных способностей пониманию того, что она читает.

    Но когда у детей нет хороших звуковых навыков, процесс другой.

    «Они берут образцы букв, потому что не умеют их разобрать», — сказал Дэвид Килпатрик, профессор психологии в SUNY Cortland и автор книги о предотвращении трудностей с чтением.«И они используют контекст».

    Другими словами, когда люди не обладают хорошими звуковыми навыками, они используют систему подсказок.

    «Система с тремя подсказками — это способ чтения плохих читателей», — сказал Килпатрик.

    И если учителя используют систему подсказок для обучения чтению, Килпатрик говорит, что они не просто учат детей привычкам плохого чтения, они фактически препятствуют процессу орфографического картирования.

    «В ту минуту, когда вы просите их обратить внимание на первую букву или посмотреть на картинку, посмотреть на контекст, вы отвлекаете их внимание от того самого предмета, с которым им нужно взаимодействовать, чтобы они могли прочитать слово [и] запомните слово «, — сказал Килпатрик.Таким образом, по его словам, три подсказки могут фактически предотвратить критическое обучение, необходимое ребенку, чтобы стать квалифицированным читателем.

    Во многих классах сбалансированной грамотности детей обучают акустике и системе подсказок. Некоторые дети, которым преподают оба подхода, довольно быстро понимают, что произнесение слова — самый эффективный и надежный способ узнать, что это такое. Этим детям, как правило, легче понять, как связаны звуки и буквы. Они откажутся от стратегии подсказок и начнут создавать тот большой банк мгновенно узнаваемых слов, который так необходим для умелого чтения.

    Но некоторые дети пропускают зондирование, если их учат, что у них есть другие возможности. Акустика — сложная задача для многих детей. Поначалу стратегии подсказки кажутся более быстрыми и легкими. А благодаря использованию контекста и запоминанию множества слов многие дети могут выглядеть хорошими читателями — до тех пор, пока они не дойдут до третьего класса, когда в их книгах станет больше слов, длиннее слов и меньше картинок. Тогда они застряли. У них не развиты навыки звучания. Их банк известных слов ограничен.Чтение медленное и трудоемкое, им это не нравится, поэтому они не делают этого, если им не нужно. В то время как их сверстники, рано освоившие декодирование, каждый день читают и учат себя новым словам, дети, которые придерживаются подхода с подсказками, все больше и больше отстают.

    Эти плохие привычки чтения, когда-то укоренившиеся в раннем возрасте, могут следовать за детьми в старшую школу. Некоторые дети, которых учили использовать подсказки, так и не научились хорошо читать. Не потому, что они не умеют хорошо читать, а потому, что их научили стратегиям борьбы с читателями.

    Маргарет Голдберг (вторая слева) и Лани Медник (справа) — тренеры по обучению грамоте Объединенного школьного округа Окленда. Дана Силоно (слева) работала в сети чартерных школ Education for Change, а Эрин Кокс — в государственных школах Aspire. Они работают над проектами по избавлению своих школ от системы трех сигналов. Хасайн Рашид для отчетов APM

    ‘А что, если они используют картинку?’

    После того, как Маргарет Голдберг обнаружила доказательства противодействия подсказкам в области когнитивных наук, она хотела, чтобы ее коллеги из школьного округа Окленда тоже узнали об этом.

    В течение последних двух лет Голдберг и его коллега по обучению грамоте Лани Медник возглавляли пилотный проект, финансируемый за счет грантов, по повышению успеваемости в чтении в школах Окленда.

    У них есть своя работа. Почти половина третьеклассников округа по чтению ниже своего класса. Голдберг и Медник хотят поднять вопросы о том, как детей в Окленде учат читать .

    Каждые пару недель они встречаются с тренерами по грамотности из 10 начальных школ, участвующих в пилотной программе.Они читают и обсуждают статьи о научных исследованиях чтения. На собрании в марте тренеры посмотрели видео урока «сила картинки».

    «Этот учитель имел в виду хорошие намерения», — сказал Медник тренерам после того, как они посмотрели урок. «Похоже, она верила, что этот урок поможет ее ученикам начать чтение».

    Медник хотел, чтобы тренеры рассмотрели представления о чтении, которые привели бы к созданию урока, подобного «силе изображения».«Школы Окленда приобрели серию« Учебные курсы для обучения чтению », в которую входит урок« сила изображения », в рамках инициативы по сбалансированной грамотности, которую округ начал около 10 лет назад. Округ также приобрел систему оценивания Fountas and Pinnell.

    Тренеры сразу увидели, что «сила изображения» была разработана для обучения детей системе подсказок. Но они сказали, что многие учителя не видят проблем с подсказками. В конце концов, одна из подсказок — смотреть на буквы в слове.Что плохого в том, чтобы научить детей разным стратегиям разгадывать неизвестные слова?

    «Я помню, как до того, как мы начали изучать науку и все такое, я подумала про себя:« Детям так трудно читать, так что, если они воспользуются картинкой? », — сказала Сорайя Саджус-Брукс, тренер по ранней грамотности в Prescott Elementary Школа в Западном Окленде. «Мол, используй все, что у тебя есть».

    Но она пришла к пониманию, что подсказки посылают детям сигнал о том, что им не нужно произносить слова.Ее ученики получали занятия по фонетике в течение одной части дня. Затем они пойдут на читательский семинар и узнают, что, когда они приходят к слову, которое они не знают, у них есть множество стратегий. Они могут это выговорить. Они также могут проверить первую букву, посмотреть на картинку, придумать слово, которое имеет смысл.

    Обучение звуковым сигналам и не работает, сказал Саджус-Брукс. «Одно отрицает другое».

    Голдберг и Медник хотят показать округу, что есть лучший способ научить читать.Школы, участвовавшие в пилотном проекте, использовали грантовые деньги для покупки новых материалов, не связанных с идеей трех сигналов. Две сети чартерных школ в Окленде работают над аналогичными проектами, чтобы отвести свои школы от репутации.

    Чтобы увидеть, как это выглядит, я посетил класс для первого класса в чартерной школе в Окленде под названием «Академия достижения».

    Одна часть дня была посвящена подробному обучению акустике. Студенты были разделены на небольшие группы в зависимости от их уровня подготовки. Они встретились со своим учителем Андреа Руис за столом в форме почки в углу класса.Группа самого низкого уровня работала над определением звуков речи в таких словах, как «кожа» и «пропустить». Группа высшего уровня выучила, как глаголы типа «шпионить» и «плакать» пишутся как «шпионил» и «плакал» в прошедшем времени.

    Андреа Руис ведет урок фонетики. Хасайн Рашид для отчетов APM

    Были также уроки лексики. Весь класс собрался на ковре перед классом, чтобы поговорить о книге, которую мисс Руис прочитала им вслух. Одно из слов в книге было «добыча».«

    «Какие животные являются добычей хамелеонов?» — спросила г-жа Руис у детей. «Или мы можем также спросить, на каких животных хамелеоны охотятся ради пропитания?»

    Дети повернулись и поговорили друг с другом. «Добычей хамелеона являются жуки, насекомые, другие хамелеоны, мыши и птицы», — объяснил маленький мальчик своему однокласснику. «Вот и все.»

    Другие словарные слова, которые выучили первоклассники, были вывешены на карточках по всему классу. В их число входили: блуждающие, настойчивые, косоглазые и вкусные.Дети еще не ожидали, что прочитают эти слова. Идея состоит в том, чтобы построить свой устный словарный запас так, чтобы, когда они могли читать эти слова, они знали, что они означают.

    Это напрямую связано с научным исследованием, которое показывает, что понимание прочитанного является результатом двух вещей. Во-первых, ребенок должен уметь произносить слово. Во-вторых, ребенку необходимо знать значение только что произнесенного слова. Итак, в классе для первоклассников, который следует за исследованием, вы увидите подробные инструкции по фонетике, а также уроки, которые развивают устную лексику и базовые знания.И вы увидите, как дети практикуют то, чему их учили.

    После урока лексики дети начали «приятное чтение». Они удалились в разные места в классе, чтобы читать друг другу книги. Я нашел Белинду сидящей на стуле для взрослых в задней части класса, ее маленькие ножки раскачивались. Напротив нее был ее приятель Стивен, одетый в желто-синюю клетчатую рубашку, аккуратно заправленную в его джинсы. Он взял книгу и указал на слова, пока Белинда читала.

    «Эллен / м /, — остановилась Белинда, произнося слово», — встречает.»Она читала расшифровываемую книгу о детях, которые ходят на ферму. Почти все слова в книге содержат образцы правописания, которым ее учили на уроках фонетики.

    «Я здесь на ферме», — прочитала Белинда.

    Стивен обдумал. «Здесь фермер, — мягко сказал он. Работа Стивена как напарника Белинды по чтению заключалась в том, чтобы помочь ей, если она пропустила слово или застряла. Но этого не случилось, потому что Белинду научили читать слова. Она тоже не нуждалась в помощи с фотографиями.Она даже не взглянула на них, пока читала.

    Стивен и Белинда занимаются «дружеским чтением». Хасайн Рашид для отчетов APM

    Для ясности, с картинками нет ничего плохого. На них приятно смотреть и говорить, и они могут помочь ребенку понять смысл истории. Контекст — в том числе изображение, если оно есть — помогает нам понять, что мы постоянно читаем. Но если ребенка учат использовать контекст для определения слов, его учат читать как плохого читателя.

    Многие преподаватели не знают этого, потому что исследования когнитивных наук не вошли во многие школы и учебные заведения.

    Руис не знал об этом исследовании до пилотного проекта в Окленде. «Когда я начала преподавать, я действительно ничего не знала о том, как дети учатся читать, — сказала она. Было облегчением, когда она приехала в Окленд, и в учебной программе было прописано, что дети используют значение, структуру и визуальные подсказки, чтобы разгадывать слова. «Поскольку у меня ничего не было, я подумала:« О, есть способ, которым мы должны этому научить », — сказала она.

    Я слышал это от других преподавателей. Подсказка была привлекательной, потому что они не знали, что еще делать.

    «Когда я вошел в класс, и кто-то сказал мне использовать эту практику, я не усомнился в этом», — сказала Стейси Черни, бывшая учительница, а теперь директор начальной школы в Пенсильвании. Она говорит, что многих учителей не учат тому, что им нужно знать о структуре английского языка, чтобы хорошо преподавать фонетику. Она говорит, что акустика может пугать; три реплики нет.

    Еще одна причина, по которой репликация сохраняется, заключается в том, что она, кажется, работает для некоторых детей. Но исследователи подсчитали, что есть процент детей — возможно, около 40 процентов — которые будут учиться читать независимо от того, как их учат. По словам Килпатрика, дети, которые учатся читать по подсказкам, преуспевают вопреки инструкциям, а не благодаря им.

    Голдберг надеется, что пилотный проект в Окленде убедит округ отказаться от всех учебных материалов, включая подсказки.

    На вопрос об этом офис суперинтенданта Окленда ответил письменным заявлением о том, что пилотного проекта недостаточно доказательств для внесения изменений в учебный план для всего округа и что школы Окленда по-прежнему привержены принципам сбалансированной грамотности.

    Положение Окленда ничем не отличается от ситуации во многих других районах страны, которые вложили миллионы долларов в материалы, в том числе реплики.

    «Такое чувство, что каждый доверяет кому-то другому, чтобы он выполнил должную осмотрительность», — сказал Голдберг. «Классные учителя верят, что материалы, которые им передают, будут работать. Люди, которые покупают материалы, верят, что если бы они были на рынке, они будут работать. Мы все доверяем, и эта система сломана.«

    «Моя наука другая»

    Если кийн был опровергнут учеными-когнитивистами несколько десятилетий назад, почему эта идея все еще присутствует в материалах, которые продаются школам?

    Один из ответов на этот вопрос — школьные округа по-прежнему закупают материалы. Согласно отчетам о доходах, Heinemann, компания, которая издает продукты Fountas, Pinnell и Lucy Calkins, которые используют школы Окленда, в 2018 году заработала около 500 миллионов долларов.

    Я хотел знать, что авторы этих материалов думают об исследованиях в области когнитивных наук.И я хотел дать им возможность объяснить идеи, лежащие в основе их работы. Я написал Калкинсу, Фунтасу и Пиннеллу и попросил интервью. Все отказались. Хайнеманн отправил заявление, в котором говорится, что каждый продукт, который продает компания, основан на обширных исследованиях.

    Я также попросил Кена Гудмана об интервью. Прошло более 50 лет с тех пор, как он впервые изложил теорию трех сигналов в той статье 1967 года. Я хотел знать, что он думает об исследованиях в области когнитивных наук. Из основных сторонников трех реплик, к которым я обратился, он был единственным, кто согласился на интервью.

    Я навестил Гудмана в его доме в Тусоне, штат Аризона. Ему 91 год. Он передвигается на скутере, но все еще работает. Он только что закончил новое издание одной из своих книг.

    Кен Гудман с женой и частым соавтором Йеттой Гудман. Эмили Хэнфорд | Отчеты APM

    Когда я спросил его, что он думает об исследованиях в области когнитивных наук, он ответил, что думает, что ученые слишком много внимания уделяют распознаванию слов. Он до сих пор не верит, что точное распознавание слов необходимо для понимания прочитанного.

    «Распознавание слов — это забота», — сказал он. «Я не обучаю распознаванию слов. Я учу людей понимать язык. И изучение слов является случайным для этого».

    Он привел пример ребенка, который доходит до слова «лошадь» и вместо этого говорит «пони». Его аргумент состоит в том, что ребенок все равно поймет значение истории, потому что лошадь и пони — одно и то же.

    Я настаивал на этом. Во-первых, пони — это не то же самое, что лошадь.Во-вторых, разве вы не хотите быть уверенными, что когда ребенок учится читать, он понимает, что / p / / o / / n / / y / говорит «пони»? А разными буквами написано «конь»?

    Он отклонил мой вопрос.

    «Цель не в том, чтобы учить слова», — сказал он. «Цель состоит в том, чтобы иметь смысл».

    Ученые-когнитивисты не спорят, что цель чтения — понять текст. Но возникает вопрос: как понять, что вы читаете, если вы не можете точно прочитать слова? И если быстрое и точное распознавание слов является признаком умелого чтения, как маленький ребенок до него добирается?

    Гудман отверг идею о том, что можно различать опытных и неквалифицированных читателей; ему не нравится оценочное суждение, которое подразумевает.Он сказал, что дислексии не существует, несмотря на множество доказательств ее существования. И он сказал, что теория трех сигналов основана на многолетних наблюдательных исследованиях. По его мнению, три подсказки совершенно верны, поскольку они основаны на доказательствах иного рода, нежели те, которые ученые собирают в своих лабораториях.

    «Моя наука другая, — сказал Гудман.

    Идея о том, что существуют разные виды доказательств, которые приводят к разным выводам о том, как работает чтение, является одной из причин, по которой люди по-прежнему расходятся во мнениях относительно того, как следует учить детей читать.Педагогам важно понимать, что три подсказки основаны на теории и наблюдательных исследованиях, и что есть десятилетия научных доказательств из лабораторий по всему миру, которые сходятся в совершенно ином представлении об умелом чтении.

    Когнитивная наука не дает всех ответов о том, как научить детей читать, но на вопрос о том, как квалифицированные читатели читают слова, ученые собрали огромное количество доказательств.

    Голдберг считает, что педагогам по всей стране пора внимательно изучить все материалы, которые они используют для обучения чтению.

    «Мы должны просмотреть материалы и найти улики», — сказала она. «И если он там, не трогайте его. Не позволяйте ему приближаться к нашим детям, не позволяйте ему приближаться к нашим классам, нашим учителям».

    «Не хватает слов» — один из трех аудиодокументальных фильмов этого сезона из подкаста «Образовать» — рассказы об образовании, возможностях и том, как люди учатся.

    Делитесь и обсуждайте в Facebook


    ИСПОЛНИТЕЛЬНЫЙ РЕДАКТОР
    Стивен Смит

    РЕДАКТОР
    Екатерина Винтер

    АССОЦИАЦИЯ ПРОИЗВОДИТЕЛЯ
    Alex Baumhardt

    PRODUCTION HELP
    John Hernandez

    ВЕБ-РЕДАКТОРЫ
    Энди Круз
    Дэйв Манн

    AUDIO MIX
    Craig Thorson
    Chris Julin

    ГЛАВНЫЙ РЕДАКТОР
    Крис Уортингтон

    КООРДИНАТОР ПРОЕКТА
    Шелли Лэнгфорд

    ТЕМА МУЗЫКА
    Гэри Мейстер

    ПРОВЕРКА ФАКТОВ
    Бетси Таунер Левин

    РЕДАКТОР КОПИРОВАНИЯ
    Шерри Хильдебрандт

    ОТДЕЛЬНОЕ СПАСИБО
    Саша Асланян
    Heena Srivastava

    Поддержка этой программы осуществляется фондами Spencer Foundation и Lumina Foundation.


    Обратная связь

    Нам интересно узнать, какое влияние на вас оказывают программы APM Reports. Изменил ли один из наших документальных фильмов или подкастов ваше отношение к проблеме? Это заставило вас что-то сделать, например, начать разговор или попытаться сделать что-то новое в своем сообществе? Поделитесь своей историей воздействия.

    Ресурсы


    Подпишитесь на уведомления по электронной почте

    Введите свой адрес ниже, и мы сообщим вам, когда опубликуем новые истории.

    Метод горизонтов чтения

    Словарь, беглость и понимание

    Перевод звуковых навыков в свободное чтение

    Для свободного чтения необходимы точные и автоматические навыки декодирования аутентичного текста. Систематическая передача навыков позволяет студентам переходить от словарного уровня к более длинным и сложным отрывкам. В инструкциях Reading Horizons используется процесс, который поддерживает эффективную передачу и включает ресурсы и действия, которые способствуют усвоению словарного запаса, беглости чтения и пониманию.

    Словарь Инструкция

    Учащиеся обычно поступают в школу с гораздо большим словарным запасом устной речи, чем письменной. Обучающие студентов звуковые шаблоны помогают учащимся точно распознавать и произносить эти слова на бумаге. Словарный запас является важным компонентом обучения грамоте, и его лучше всего использовать, когда учащиеся сталкиваются с неизвестными словами. Инструкция Reading Horizons связывает значение слов, используемых для чтения и письма, определяя каждое слово и используя его в контекстном предложении.Программное обеспечение Reading Horizons обеспечивает практику декодирования, определения, контекстные предложения и иллюстрации для тысяч слов.

    Трансферные карты

    Чтобы помочь преодолеть разрыв между изолированными словами и беглым чтением, Reading Horizons предоставляет сотни трансферных карточек. Эти карточки помогают студентам практиковать только что изученные навыки с помощью расшифровываемых списков слов и предложений, которые включают новый навык.Учителя также могут использовать эти карточки для оценки готовности учеников перейти к аутентичному тексту.

    Декодируемый текст для классов K – 3

    The Reading Horizons Discovery ® Little Book были написаны, чтобы подчеркнуть каждый звуковой навык с использованием 90% декодируемого текста и контролируемого словарного запаса, соответствующего уровням навыков учащихся. Эти книги помогают учащимся K – 3 классов перевести навыки декодирования в свободное чтение. Книги включают в себя полноцветные иллюстрации, которые нравятся молодым студентам, и смесь художественных и документальных рассказов.Каждому отрывку присвоен показатель Lexile®, и в него включены соответствующие вопросы на понимание, чтобы учащиеся все понимали.

    Эти книги доступны в печатном виде, а также доступны через программный компонент программы.

    ВЫУЧИТЬ БОЛЬШЕ
    Отрывки для повышенного интереса и низкого уровня для классов 4+

    Библиотека для чтения Reading Horizons Elevate® книг содержат 330 документальных отрывков с богатым содержанием для любого уровня чтения.Отрывки дают учащимся возможность перенести базовые навыки чтения в текст, одновременно изучая широкий круг тем, которые связаны с основным содержанием и нравятся учащимся более старшего возраста. Каждому отрывку присвоен показатель Lexile®, и в него включены соответствующие вопросы на понимание, чтобы учащиеся все понимали.

    Пособие для учителя содержит ключи ответов на вопросы, связанные с пониманием, а также рекомендации по наилучшему использованию отрывков из Библиотеки для чтения в связи с инструкциями по фонетике.

    Эти книги доступны в печатном виде, а также доступны через программный компонент программы.

    ВЫУЧИТЬ БОЛЬШЕ

    Прозвучание слов против контрольных слов | Учимся читать с помощью декодирования | Понятно

    Что это такое

    Слова, которые дети могут озвучить, используя правила фонетики.

    Примеры включают: горшок , флейта и улитка .

    Слова, которые нельзя выговорить и которые не соответствуют правилам фонетики. Их нужно запомнить, чтобы они были мгновенно узнаваемы. Иногда их называют слов с прицелом, или звездными словами.

    Примеры включают: справа , достаточно и знак .

    (Примечание: некоторые декодируемые слова также преподаются как слова-подсказки. Эти слова используются так часто, что детям необходимо мгновенно их узнавать.)

    Требуемые навыки

    Детям необходимо иметь фонематическую осведомленность (часть более широкого навыка, называемого фонологической осведомленностью). Этот навык позволяет учащимся быстро сопоставлять звуки с буквами и смешивать звуки для чтения слов.

    Дети также полагаются на рабочую память , которая помогает им запоминать звуки в начале слова при декодировании остальной части слова.

    Детям необходимы хорошие навыки памяти, чтобы сохранять слова в долговременной фонологической памяти.

    Это позволяет им быстро находить слова, когда они их видят. Дети превращают слово в слово-визитку, сопоставляя неожиданные (нефонетические) последовательности букв со своими звуками.

    Детям требуется достаточно высокая скорость обработки, чтобы читать слова автоматически и плавно.

    Как учат эти слова

    Для детей с проблемами чтения, такими как дислексия, учителя обычно используют мультисенсорное структурированное языковое образование (MSLE). Сюда входят мультисенсорные техники, помогающие детям связывать буквы со звуками.

    Одним из таких подходов к обучению является Ортон – Гиллингем. Несколько программ чтения основаны на этом подходе.

    Существуют также другие программы чтения, которые в основном используются в общеобразовательных школах. В младших классах эти программы сосредоточены на навыках декодирования.

    Учителя знакомят учащихся с группами слов в зависимости от их класса. Студенты могут взять эти слова домой и поработать над их запоминанием. Дети лучше всего учатся, когда работают и тренируются с небольшими группами слов на регулярной основе, пока слова не станут мгновенно узнаваемыми.

    Может помочь, если ученики потренируются читать эти слова осмысленными предложениями.

    Это также может помочь найти неправильную часть слова и выделить ее, чтобы ее было легче запомнить. Например, в слове сказано неправильная часть слова — ai .

    Что нужно знать детям

    Существуют правила, которые могут помочь им произносить слова.

    Некоторые общеупотребительные слова не соответствуют правилам и не могут быть озвучены.Эти слова нужно запомнить. Слова со сходным значением или похожим написанием можно изучать группами. Например, эти ight слов: right , night , flight .

    Как вы можете помочь

    Существуют мультисенсорные методы и инструменты, которые родители могут использовать для обучения фонетике.

    Существуют также стратегии повышения фонологической осведомленности в разном возрасте.

    Существуют стратегии обучения не декодируемым словам трудным читателям.

    Родители могут просматривать списки ключевых слов, в том числе не декодируемые, вместе со своим ребенком. Они могут говорить о схемах букв в словах с неправильным зрением, которые не соответствуют правилам.

    Пора прекратить спорить о том, как научить детей читать и следовать свидетельствам

    В холодный вторник в январе класс моего 7-летнего сына в Миннеаполисе был заполнен чтением.За партами первоклассники и второклассники писали на рабочих листах, самостоятельно читали и проводили уроки фонетики на iPad. В коридоре ученики по очереди играли в кости, в которых им предлагалось составить слова со структурой согласный-гласный-согласный, например, wig или map .

    В другой части класса небольшие группы из двух или трех детей, у многих из которых отсутствовали два передних зуба, по очереди сидели на ковре с цветными блоками с учителем Патрисом Павеком. В одной группе Павек попросил студентов прочитать вслух список слов.«Признаюсь», — сказала семилетняя девочка с ямочками по имени Хейзел, которая сидела, скрестив ноги, в фиолетовых ботинках и черном флисе. Павек напомнил Хейзел, что гласный звук в середине слова меняется, если в конце поставить e . Хейзел попыталась снова. «Путаница», — сказала она. «Красивый!» Павек просиял.

    Когда Хейзел вернулась к своему столу, я спросил ее, что приходит ей в голову, когда она находит слово, которого не знает. «Вызвать это», — сказала она. «Или перейти к следующему слову». Ее одноклассники дали другие советы.Рейли, 6 лет, сказал, что это помогает тренироваться и смотреть на картинки. Семилетняя Беатрикс, которая любит книги о единорогах и драконах, выступает за то, чтобы смотреть и на картинки, и на буквы. «Это странно, когда ты не знаешь ни слова, — сказала она, — потому что кажется, что это знают все остальные». Но учиться читать — это весело, добавила она. «Вы можете разгадать слово, которого раньше не знали».

    Как и большинство школ в Соединенных Штатах, в округе моего сына используется подход к обучению чтению, называемый сбалансированной грамотностью.И это ставит его и его одноклассников в центр давней дискуссии о том, как лучше всего научить детей читать.

    Споры — часто называемые «войнами чтения» — обычно представляют собой битву между двумя различными точками зрения. С одной стороны, те, кто выступает за усиление акцента на акустике: понимание отношений между звуками и буквами, с ежедневными уроками, которые основываются друг на друге в систематическом порядке. С другой стороны, сторонники подходов, делающих больший упор на понимание смысла, с добавлением спорадической фонетики.Сбалансированная грамотность — один из таких примеров.

    Вопросы менее черно-белые. Учителя и сторонники чтения спорят о том, сколько акустики нужно уместить, как ее следует преподавать, а также какие другие навыки и методики обучения также имеют значение. В различных формах споры о том, как лучше всего обучать чтению, растянулись на протяжении почти двух столетий, и на этом пути накопились политический, философский и эмоциональный багаж.

    На самом деле наука может многое сказать о чтении и о том, как его научить.Множество доказательств показывает, что дети, которые получают систематические инструкции по фонетике, учатся читать лучше и быстрее, чем дети, которые этого не делают. Но противопоставление акустики другим методам — ​​это чрезмерное упрощение сложной реальности. Акустика — не единственный вид обучения, который имеет значение, и не панацея, которая решит кризис чтения в стране.

    Преодоление путаницы в том, как обучать чтению, очень важно, говорят эксперты, потому что чтение имеет решающее значение для успеха, и многие люди никогда не учатся делать это хорошо.

    По данным правительства США, только одна треть четвероклассников обладает навыками чтения, которые считаются хорошими, что определяется Национальной оценкой образовательного прогресса как демонстрация компетентности по сложному предмету. По словам Тимоти Шанахана, исследователя чтения из Иллинойского университета в Чикаго, треть четвероклассников и более четверти двенадцатиклассников не обладают навыками чтения, чтобы должным образом выполнять школьные задания на уровне своего класса.

    Эта борьба, как правило, продолжается.По данным Министерства образования США, около 44 миллионов взрослых в США, или 23 процента взрослого населения, не обладают навыками грамотности. Пострадавшие могут прочитать списки фильмов или время и место встречи, но они не могут синтезировать информацию из длинных отрывков текста или расшифровать предупреждения на вкладышах с лекарствами. Люди, которые плохо читают, реже других голосуют, читают новости или получают работу. А сегодняшний рынок труда, основанный на технологиях, означает, что студентам нужно научиться читать больше, чем в прошлом, говорит Шанахан.«Мы не можем этого сделать».

    Надежная журналистика имеет свою цену.

    Ученые и журналисты разделяют главную веру в то, что нужно задавать вопросы, наблюдать и проверять, чтобы достичь истины. Science News сообщает о важнейших исследованиях и открытиях в научных дисциплинах. Чтобы это произошло, нам нужна ваша финансовая поддержка — каждый вклад имеет значение.

    Подпишитесь или пожертвуйте сейчас
    Уроки расшифровки

    Подавляющее большинство детей нужно научить читать.По словам Дэниела Уиллингема, психолога из Университета Вирджинии в Шарлоттсвилле и автора книги Raising Kids Who Read , даже среди тех, у кого нет проблем с обучением, только около 5 процентов понимают, как читать, практически без посторонней помощи. Тем не менее, педагоги не пришли к единому мнению о том, как лучше всего обучать чтению, а акустика — это часть уравнения, о котором люди все еще спорят больше всего.

    Идея систематического акустического подхода заключается в том, что дети должны научиться переводить секретный код письменного языка на разговорный язык, который они знают.Это «декодирование» начинается с развития фонологической осведомленности или способности различать произносимые звуки. Фонологическая осведомленность позволяет детям, часто начиная с дошкольного возраста, говорить, что big и pig отличаются звуком в начале слов.

    Как только дети могут слышать разницу между звуками, на втором месте идет фонетика, предлагающая подробные инструкции по связям между буквами, комбинациями букв и звуками.Чтобы быть систематизированными, этим навыкам необходимо обучать в организованном порядке концепций, которые основываются друг на друге, предпочтительно на ежедневной основе, — говорит Луиза Моутс, лицензированный психолог и эксперт по грамотности из Сан-Вэлли, штат Айдахо. Сегодня сторонники фонетики часто выступают за простой взгляд на чтение, который подчеркивает декодирование и понимание, способность расшифровывать смысл предложений и отрывков.

    Поддержка фонетики существует по крайней мере с 1600-х годов, но критики также давно выражают опасения, что механические уроки фонетики скучны, мешают детям научиться любить читать и отвлекают от способности понимать смысл текста.В 1980-х годах такое мышление привело к появлению целого языка, подхода, направленного на то, чтобы сделать чтение приятным и захватывающим, а не бездумным и полным усилий.

    К 2000-м годам более всесторонний и включающий фонику подход, называемый сбалансированной грамотностью, набирал популярность как ведущая теория в конкуренции с подходами, ориентированными на фонику.

    По данным Education Week Research Center, некоммерческой организации в Бетесде, штат Мэриленд, в ходе опроса 674 учителей начального и специального образования из США, проведенного в 2019 году, 72 процента заявили, что в их школах используется подход сбалансированной грамотности.Однако, как показало исследование, реализация сбалансированной грамотности широко варьируется, особенно в зависимости от того, сколько в нее включено звуковое сопровождение. Эта вариация, вероятно, мешает многим детям научиться читать так хорошо, как они могли бы, как показывают десятилетия исследований.

    В конце 1990-х, когда война за чтение была в самом разгаре, Национальный институт здоровья детей и развития человека собрал группу из примерно дюжины экспертов по чтению, чтобы оценить доказательства того, как лучше всего обучать чтению.«Первой задачей Национальной комиссии по чтению было выяснить, какие типы учебных заданий включить в анализ», — говорит Шанахан, член комиссии. В конечном итоге группа выбрала восемь категорий и провела метаанализ 38 исследований, включающих 66 контролируемых экспериментов с 1970 по 2000 год. Результаты показали поддержку пяти компонентов обучения чтению, которые больше всего помогли студентам.

    Два компонента, которые поднялись на вершину, были акцентом на фонематической осведомленности (часть фонологической осведомленности, которая включает в себя способность идентифицировать и управлять отдельными звуками в произносимых словах) и фонетики.Исследования, включенные в анализ, показали, что более высокий уровень фонематической осведомленности в детском саду и в первом классе был предикторами улучшения навыков чтения в будущем. Анализ не мог оценить масштабы преимуществ, но дети, которые получали систематические инструкции по фонетике, имели более высокие оценки по чтению, орфографии и пониманию прочитанного, особенно когда уроки по фонетике начинались до первого класса. По словам Шанахана, эти дети также лучше произносили слова, в том числе бессмысленные.

    Развитие словарного запаса было еще одним важным компонентом, как и упор на понимание.Последним важным аспектом было сосредоточение внимания на достижении беглости — способности читать текст быстро, точно и с правильным выражением — за счет того, что дети читают вслух, среди других стратегий.

    Еще до того, как в 2000 году комиссия опубликовала свои результаты, многочисленные исследования и книги еще с 1960-х годов пришли к выводу о ценности явного обучения акустике. С тех пор исследования добавили еще больше поддержки фонетике.

    В 2008 году Национальная группа по ранней грамотности, созданная правительством группа, в которую входил Шанахан, рассмотрела десятки исследований по фонологической осведомленности (включая фонематическую осведомленность), а также обучение фонетике в дошкольных учреждениях и детских садах.Дети, получившие инструкции по расшифровке, показали значительно лучшие результаты по тестам на фонологическую осведомленность по сравнению с теми, кто этого не сделал. Преимущество было эквивалентно прыжку с 50-го процентиля на 79-й процентиль по стандартизированным тестам, что свидетельствует о том, что эти ученики были лучше подготовлены к обучению чтению.

    Аналогичным образом, метаанализ 2007 года 22 исследований, проведенных в городских начальных школах, показал, что дети из числа меньшинств, получившие обучение по фонетике, набрали на несколько месяцев раньше своих сверстников из меньшинства по нескольким академическим критериям.В исследованиях не выяснилось, может ли фоника помочь закрыть пробелы в демографических достижениях, но исследования показывают, что подходы к общему языку менее эффективны в уязвимых группах населения, чем в других группах.

    «Есть по крайней мере несколько тысяч исследований, которые сходятся на этом открытии», — говорит Моутс. «Обучение акустике всегда имело преимущество в консенсусных отчетах».

    Трудно количественно оценить, насколько существенны выгоды от явного обучения акустике, отчасти потому, что большая часть опубликованных исследований полна двусмысленностей.Рандомизированные испытания редки. Исследования, как правило, небольшие. А в школах, где учителя имеют право самостоятельно отвечать ученикам по своему усмотрению, контрольные группы часто не четко определены, что затрудняет определение того, с какими программами, ориентированными на акустику, действительно сравнивают, или сколько фоники получают контрольные группы. Реальность обучения может отличаться от класса к классу, даже в пределах одной школы. А ученики, которые не изучают акустику в школе, могут заполнить пропуски дома, где родители могут озвучивать слова и говорить о буквах, читая сказки на ночь.

    Имеющиеся данные позволяют предположить, что дети, которые получают систематические уроки фонетики, набирают примерно половину класса, опережая детей из других групп по стандартизированным тестам, говорит Шанахан. Это не гигантский скачок, но он помогает. «В подавляющем большинстве случаев в исследованиях, как индивидуально, так и в метаанализе, где вы объединяете результаты разных исследований, если вы явно преподаете фонетику в течение некоторого времени, дети добиваются большего успеха, чем если вы не уделяете этому много внимания или если вы уделите немного внимания [акустике] », — говорит он.

    Реальный опыт

    Некоторые из наиболее убедительных доказательств в поддержку подхода, ориентированного на акустику, получены из исторических наблюдений: когда в школах начинают преподавать систематическую фонетику, результаты тестов имеют тенденцию повышаться. По мере того как в 1970-х годах в школах США распространялась акустика, четвероклассники стали лучше сдавать стандартные тесты по чтению.

    В 1980-х годах Калифорния заменила свою учебную программу по фонетике полностью языковой. В 1994 году четвероклассники штата занимали последнее место в стране: менее 18 процентов овладели чтением.После того, как в 1990-х годах в Калифорнии вернулась акустика, результаты тестов выросли. К 2019 году 32% достигли уровня владения языком на уровне своего класса.

    Эти колебания продолжаются и сегодня. В 2019 году штат Миссисипи сообщил о наибольшем улучшении показателей чтения в стране; Шесть лет назад штат начал подготовку учителей по акустике. Впервые показатели чтения в Миссисипи совпали со средними по стране: 32 процента студентов показали высокий уровень владения языком, по сравнению с 22 процентами в 2009 году, что делает его единственным штатом, продемонстрировавшим значительный прогресс в чтении в 2019 году.

    В Англии также начались драматические результаты после того, как в 2006 году в государственных школах потребовалось обучать систематической фонетике детей от 5 до 7 лет. Когда в 2012 году в стране был проведен тест на оценку акустических навыков, его сдали 58 процентов детей в возрасте от 5 до 6 лет. К 2016 году сдал 81 процент студентов. Понимание прочитанного в 7 лет повысилось, и, похоже, его результаты сохраняются в 11 лет. Эти демографические тенденции являются вескими аргументами в пользу преподавания фонетики, говорит Дуглас Фукс, педагог-психолог из Университета Вандербильта в Нэшвилле.

    Несмотря на доказательства того, что дети лучше всего учатся читать, когда им вместе с другими ключевыми компонентами программы обучения грамоте дают систематические знания, многие школы и программы подготовки учителей либо игнорируют науку, либо применяют ее непоследовательно, либо смешивают противоречивые подходы, которые могут помешать овладению знаниями. Согласно опросу исследовательского центра Education Week 2019 года, 86 процентов учителей, занимающихся подготовкой учителей, заявили, что преподают фонетику. Но опрошенные учителя начальной школы часто используют стратегии, противоречащие принципу «сначала звук»: 75% сказали, что они используют технику под названием «три сигнала».Этот метод учит детей угадывать слова, которые они не знают, используя контекст и подсказки в виде картинок, и подвергается критике за то, что мешает обучению их расшифровке. Более половины учителей заявили, что, по их мнению, ученики могут понимать письменные отрывки, содержащие незнакомые слова, даже без хорошего знания фонетики.

    Отключение начинается сверху. В обзоре почти 700 педагогических учебных заведений в 2013 году только 29 процентов требовали от учителей прохождения курсов по четырем или пяти из пяти основных аспектов обучения чтению, определенных Национальной комиссией по чтению.По данным Национального совета по качеству учителей, исследовательской и политической группы, базирующейся в Вашингтоне, округ Колумбия, почти 60% требовали от учителей завершения курсовых работ по двум или менее предметам первой необходимости.

    В 2019 году Исследовательский центр Education Week также опросил 533 преподавателя среднего образования, которые обучают учителей методам обучения чтению. Только 22 процента этих преподавателей заявили, что их философия заключается в преподавании явной систематической фонетики. Почти 60 процентов заявили, что поддерживают сбалансированную грамотность.И около 15% думали, вопреки свидетельствам, что большинство студентов научились бы читать, если бы им дали правильные книги и достаточно времени.

    «Большинство классных комнат в этой стране продолжают охватывать учебные практики и программы, которые не включают систематическое обучение основополагающим навыкам, таким как фонематическая осведомленность, а также фонетика и орфография», — говорит Моутс. «Они просто этого не делают».

    В школе моего сына в Миннеаполисе специалист по чтению Карин Эмерсон рассказала мне о своих первых днях обучения в детском саду, в первом и втором классах в 1990-х годах.Ее научили использовать весь языковой подход, который включал в себя технику трех сигналов.

    Эмерсон описал типичный урок чтения: «Я собираюсь показать вам большую книгу, и я собираюсь скрыть все буквы слова, кроме b , и я собираюсь сказать:» Посмотри на эту страницу. Он говорит, что это … ‘Как вы думаете, что в нем говорится? » Затем она показывала бабочку на картинке и просила учеников подумать, может ли звук b относиться к чему-либо на картинке.«С чего начинается бабочка? А-а-а. Думаешь, это будет бабочка? Думаю, это будет бабочка. Это.»

    Восемь лет спустя Эмерсон превратился из классного учителя в специалиста по чтению, помогая третьеклассникам, которые еще не читали. Многие были теми же учениками, которых она учила читать в младших классах. Изучив исследование чтения, она внедрила систематическую акустику. К концу третьего класса учащиеся ее групп в среднем перешли на два класса.Теперь она рекомендует учителям младших классов уделять уроки грамотности не менее 20 минут в день по фонетике.

    Оглядываясь на дни, когда она преподавала в классе, Эмерсон говорит, что родители часто говорили ей, что они обеспокоены тем, что их дети еще не читают. «Я бы сказал:« О, с ними все будет хорошо, потому что они хорошо говорят, они умны, и вы им читаете ». Ну, они были не в порядке, — говорит Эмерсон. «Некоторые люди учатся читать очень легко, и это здорово. Но большинство людей нужно обучать, и есть довольно большая часть людей, которых нужно обучать систематически.”

    Узнавая о продолжающихся битвах из-за обучения чтению, я удивлялся тому, как мой сын превратился из не читателя в читателя. Однажды днем ​​он пришел домой из школы и сказал мне, что научился писать слово «А-Г-А-И-Н». Я спросил его, как бы он произнес это по буквам, если бы это выглядело так, как будто оно звучало. Он продумывал это, по звуку за раз: «У-Г-Э-Н». Мы сошлись во мнении, что английский язык довольно странный. Удивительно, что кто-то вообще учится читать.

    Почему мы учим бессмысленным словам? В этом нет смысла.

    Вы учите и оцениваете бессмысленные слова? Вы знаете, зачем вы это делаете? Глупые слова не привязаны к содержанию учебного курса и находятся вне контекста, но они могут многое рассказать о ваших учениках и их уровне фонетических знаний.

    Прежде чем мы зайдем слишком далеко, позвольте мне рассказать о двух разных моделях или точках зрения на получение информации при чтении. Есть сценическая модель и несценическая модель.

    Основная суть в том, что сценическая модель говорит, что дети проходят этапы в своем прогрессе в обучении чтению и что читатели на разных уровнях будут использовать разные стратегии, чтобы приблизиться к неизвестным словам.По мере того как неквалифицированные читатели учатся читать, они меняют стратегии, которые используют, потому что новые стратегии более эффективны и действенны.

    Модель Non-Stage гласит, что все читатели будут использовать одни и те же стратегии для декодирования печати, и основная стратегия — контекст. Это не значит, что учащиеся не используют фонетические знания для декодирования, но основной метод — это контекст. Другими словами, приближаясь к неизвестному слову, учащиеся сначала используют контекст, прежде чем использовать свои знания в области фонетики.

    Скоро в блоге будет сообщение о различиях между этими двумя моделями. Но пока знайте, что есть две разные модели. Какая модель, которой вы будете следовать в своем обучении чтению, повлияет на то, как вы будете читать этот пост на бессмысленных словах.

    Пару лет назад у меня была уникальная возможность пообщаться с горсткой учеников от детского сада до второго класса. Я преподавал полный класс в детском саду, затем в следующем году преподавал 1/2 комбинированного класса, а в следующем году — прямой класс 2-го класса.У меня было несколько студентов в течение трех лет подряд, и было действительно интересно наблюдать, как они прогрессируют от того, кто не читает, к чтению многосложных слов.

    Ниже приведены несколько причин, по которым вы можете учить и оценивать бессмысленные слова. Большинство из следующих причин связано с тем, что они учитель второго класса и наблюдают, как ученики пытаются правильно читать слоги в многосложных словах из-за отсутствия у них звуковых навыков.

    Глупые слова — это слоги, которые помогают учащимся научиться расшифровывать более крупные слова.

    При обучении фонематической осведомленности мы часто разбиваем слова на слоги.У нас есть ученики хлопают по слогам, прыгают на каждый слог или делают что-то еще, чтобы обозначить количество слогов в слове. Во время фонематического осознавания мы работаем со слогами устно, но эта устная практика переходит в чтение слов.

    Когда мы учим маленьких детей чтению, мы начинаем с коротких гласных. Каждое слово vcv — это слог. Однако не все слоги — настоящие слова. здесь в игру вступают бессмысленные слова.

    Глупые слова предшествуют чтению слов по частям или по слогам.Нажмите, чтобы твитнуть

    Надо ли еще дошкольникам читать многосложные слова? Нет. Но их мозг развивает мышечную память и модели чтения. Работа по чтению бессмысленных слов поможет им читать многосложные слова в следующем году.

    Когда студенты практикуются в чтении бессмысленных слов, они отрабатывают важный навык чтения: разбиение слова на слоги, которые могут не иметь смысла сами по себе. Несмотря на то, что слог может не иметь значения, он, как правило, следует правилам фонетики.

    Обучение детей обычным фрагментам слов помогает им распознавать эти фрагменты в более крупных словах. Глупые слова обычно преподают в детском саду, когда учатся декодировать слова cvc. Однако в первом классе, когда ученики читают двухсложные слова, ученики будут зависеть от своей ранней практики чтения и мышечной памяти.

    Глупые слова — это весело!

    Мой пятилетний ребенок постоянно придумывает новые звуки. Он произносит предложение, а затем заменяет одно слово в предложении каким-нибудь глупым односложным бессмысленным словом.Это каждый раз ломает его.

    Глупые слова — это просто развлечение.

    Для некоторых детей это может быть им на крючок, что им нужно весело провести время с чтением и запомнить звуковые шаблоны. Чем больше удовольствия вы получите в классе, тем больше вероятность того, что ученики запомнят то, чему вы их учите.

    Глупые слова показывают способность ученика расшифровать слово

    Может ли ученик произнести отдельные фонемы слова и соединить их вместе? Знают ли они наиболее распространенные звуки букв?

    Бессмысленные слова следуют предсказуемым фонетическим образцам.Если учащиеся выучили общепринятые звуки слов, они могут выявить глубину своего обучения в быстрой оценке. Оценка бессмысленных слов дает вам представление о том, над чем ученику, возможно, придется работать дальше.

    Глупые слова Избавьтесь от работы на догадки из чтения

    Глупые слова также хороши для учащихся, которые склонны угадывать слова. Если вы скажете студенту, что это слово ненастоящее и не имеет смысла, это избавит его от догадок и поможет ему сосредоточиться на звуках в нем.Учащийся с большей вероятностью сосредоточится на звуках, если не пытается угадать слово.

    Бессмысленные слова — дополнительная практика

    Бессмысленные слова — хороший способ установить алфавитный принцип и попрактиковаться в кодировании и декодировании. Что это значит? В основном они помогают студентам овладеть хорошими звуковыми навыками.

    Студенты должны уметь декодировать и смешивать слова, которые они не знают, поскольку они будут продолжать встречать новые слова до конца своей читательской жизни.Студентам также необходимо расшифровывать слова, которых нет в их словарном запасе. Это часть изучения словарного запаса. Умение читать незнакомые слова, даже если они пока не имеют для них значения, является частью хорошего читателя.

    Не позволяйте обучению бессмысленным словам перевешивать обучение реальным словам и подлинный опыт общения с языком. Есть много детей, которые научились читать, но не учат бессмысленным словам.

    Глупые слова помогают учащимся соединять фонемы и читать многосложные слова большего размера, да.Нужны ли они, чтобы стать хорошим читателем, нет. Не каждый ребенок научился читать бессмысленные слова.

    Если ученик может читать бессмысленные слова целиком или целыми словами, нет необходимости практиковаться в чтении бессмысленных слов. Практика чтения большинства учащихся должна состоять из настоящих слов в контекстах, создающих смысл и понимание, в сочетании с целевым обучением по фонетике, где их учат смешивать и сегментировать звуки.

    Если ученик изо всех сил пытается расшифровать настоящие слова, то практика с бессмысленными словами вместе с постоянной обратной связью может быть хорошим вмешательством.

    Как только сможешь.

    Обучайте их так же, как и словам CVC. Убедитесь, что учащиеся обладают базовыми навыками, что они могут смешивать и сегментировать фонемы устно (без печати) и что они знают звуки букв в каждом бессмысленном слове.

    Затем предоставьте массу удовольствия тренировкам, как только сможете.

    Есть ли у вас уникальные способы практиковать бессмысленные слова? Я хотел бы услышать, какие они! Оставьте комментарий ниже и дайте мне знать, что работает для ваших учеников и вашего класса.


    Вы заинтересованы в том, чтобы помочь своим ученикам смешивать слова? Получите эти карточки смешивания для коротких слов CVC БЕСПЛАТНО.

    What Is Phonics, Подробная инструкция по акустике :: Read Naturally, Inc.

    What Is Phonics?

    Фоника — это «система обучения чтению, основанная на алфавитном принципе, центральным компонентом которой является обучение соответствию между буквами или группами букв и их произношению» (Адамс, 1990, стр.50). Декодирование — это процесс преобразования напечатанных слов в произносимые слова. Читатели используют звуковые навыки, начиная с буквенно-звукового соответствия, чтобы произносить слова, а затем придают им значение. По мере развития читатели применяют другие навыки декодирования, такие как распознавание частей слова (например, корней и аффиксов) и способность декодировать многосложные слова. Студенты также учатся применять навыки декодирования к неправильным словам, которые практически поддаются декодированию.

    Фонематическая осведомленность и фонетика — это не одно и то же, но обучение фонематической осведомленности и фонетике имеет тенденцию перекрываться.Когда студенты начинают переходить к фонетике, они изучают взаимосвязь между фонемой (звуком) и графемой (буквой (буквами), обозначающими звук) в письменной речи. Обучение фонематической осведомленности улучшает фонематические навыки, а фонематические навыки улучшают фонематическую осведомленность (Lane and Pullen, 2004).

    Программы чтения Naturally для обучения фонетике

    Ключевые понятия

    Неявная и явная инструкция по фонетике

    Есть два подхода к обучению фонетике:

    • Систематическая, явная инструкция по фонетике: Звуковые / орфографические соответствия преподаются напрямую и систематически.
    • Случайные, неявные звуковые инструкции: Звуковые / орфографические соответствия выводятся из чтения целых слов и вводятся по мере того, как учащиеся сталкиваются с ними в тексте.

    Национальная комиссия по чтению (2000) провела метаанализ для обзора и оценки исследований эффективности различных подходов к обучению детей чтению. Их результаты показали, что студенты, которые получали систематические и подробные инструкции по фонетике, лучше читали в конце обучения, чем студенты, которые получали несистематические инструкции по фонетике или вообще без них (Эри, 2006; Армбрустер, Лер и Осборн, 2001).

    Национальная комиссия по чтению также заявила, что «отличительной чертой систематических звуковых программ является то, что они очерчивают запланированный, последовательный набор звуковых элементов, и они учат этим элементам явно и систематически» (2000, стр. 2-99).

    Обычные и неправильные слова

    Распознавание слов включает два типа слов: обычные слова (слова, которые учащиеся могут расшифровать, произнося их) и неправильные слова (слова, которые учащиеся не могут полностью декодировать, произнося их).Например:

    Обычные слова (декодируемые) Неправильные слова (не декодируемые)
    горячий они
    черный было
    обычное
    обычное слово В некоторых программах обычные слова, которые можно декодировать, называются звуковыми словами . Неправильные слова, которые необходимо выучить наизусть, называются разборными словами .

    На начальных этапах обучения фонетике неправильное слово также может быть словом, которое ученик еще не имеет специальных навыков чтения (Carnine et al., 2006). Например, до того, как ученик узнает, что вместе буквы k-n говорят / n /, слова «знал» и «знаю» являются неправильными. Как только ученик узнает, что вместе буквы k-n говорят / n /, эти слова перестают быть неправильными.

    Высокочастотные слова

    Еще одним важным направлением фонетики и распознавания слов является изучение часто встречающихся слов. Восемь слов составляют 18% всех слов, которые студенты обычно читают и пишут, 25 слов — 33%, 100 слов — 50% и 300 слов — 65% (Fry, Fountoukidis, & Kress, 2000).Часто употребляемые слова могут быть правильными или неправильными.

    Первые 200 высокочастотных слов

    Многосложные слова

    Среднее количество слогов в словах, которые читают учащиеся, постоянно увеличивается в начальных классах. В пятом классе и старше очень важно знать, как расшифровывать многосложные слова, потому что большинство слов, с которыми ученики сталкиваются при печати, представляют собой слова из семи или более букв и двух или более слогов (Nagy and Anderson, 1984).

    Важны систематические и подробные инструкции по декодированию многосложных слов.Явные инструкции по декодированию многосложных слов наиболее эффективны для студентов, которые уже могут точно декодировать односложные слова и точно произносить все типичные комбинации гласных. Однако способность декодировать односложные слова не обязательно переносится на чтение многосложных слов (Just & Carpenter, 1987).

    Исследования показывают, что учащихся можно научить гибко разбивать многосложные слова на орфографические единицы (блоки), которые можно расшифровать (Bhattacharya and Ehri, 2004; Archer et al.2003, 2006). Студентам необходимы два ключевых навыка для успешного декодирования многосложных слов:

    • Аффиксы произношения: Около 80% всех слов имеют один или несколько аффиксов — префиксов или суффиксов (Cunningham, 1998). Аффиксы заслуживают изучения, потому что их ограниченное количество, они встречаются часто, а суффиксы особенно согласованы во всех словах (Shefelbine and Newman, 2004). Студенты, которые научились читать префиксы и суффиксы на вид (например, re-, -tion, ex-, -sion, -ism, ad-, -sive) и могут произносить их изолированно, более успешно расшифровывают многосложные слова. .
      Общие аффиксы (префиксы и суффиксы)
    • Произношение открытых и закрытых слогов: Мы знаем, что открытые и закрытые слоги составляют почти 75% слогов в английских словах (Stanback, 1992). Исследования показали, что существует значительная взаимосвязь между зрением учащихся открытых и закрытых слогов и способностью учащихся читать многосложные слова (Shefelbine, Lipscomb, and Hern, 1989).
    Важность развития автоматизма в акустике

    Исследования показывают, что для того, чтобы свободно читать, студентам необходимо научиться точно и автоматически расшифровывать неизвестные слова.Учащиеся, которые должны использовать всю свою умственную энергию для произнесения слов, не могут сосредоточиться на значении того, что они читают (LaBerge and Samuels, 1974). Фактически, результаты исследований показывают, что те ученики, которые не развили автоматизм к началу второго класса, подвержены риску неспособности читать (Berninger et al., 2003, Berninger et al., 2006).

    Большинство программ по фонетике учат студентов правильно декодировать, но изучение фонетики не гарантирует, что учащиеся смогут автоматически декодировать слова.Студенты должны развивать способность читать слова быстро и без усилий.

    Развитие звуковых навыков

    Дети обычно развивают последовательность выявленных звуковых навыков по мере того, как они учатся читать и писать, независимо от того, учатся ли они медленно или быстро (Ehri, 2004; Moats, 1995; Templeton and Bear, 1992; Treiman and Bourassa , 2000).

    Вот простая последовательность элементов фонетики для обучения озвученным словам, которая переходит от самых простых звуковых / орфографических моделей к наиболее сложным:

    1. Согласные и короткие гласные звуки
    2. Согласные диграфы и смеси
    3. Длинные гласные / финал e
    4. Диграфы долгих гласных
    5. Другие образцы гласных
    6. Слоговые образцы
    7. Аффиксы

    Read Naturally Программы для обучения фонетике

    Read Naturally предлагает несколько программ, основанных на исследованиях фонетики и распознавания слов, описанных выше.

    Знаки для звуков TM
    Инструктаж под руководством учителя для обучения регулярным фонетическим шаблонам правописания, а также регулярным и неправильным высокочастотным словам посредством правописания. Сосредоточен на орфографии и фонетике с дополнительной поддержкой фонематической осведомленности.
    Подробнее о Signs for Sounds
    Signs for Sounds samples
    Read Naturally® Live
    В основном независимая облачная программа со встроенной поддержкой звука.Серия Phonics фокусируется на фонетике и беглости речи с дополнительной поддержкой фонематической осведомленности и словарного запаса.
    Подробнее о Read Naturally Live
    Видео: Работа с фонетическими историями (Примечание: в этом видео представлены шаги из серии Read Naturally Live Phonics, но шаги в серии Read Naturally Encore Phonics по сути те же.)

    Библиография

    Адамс, MJ (1990). Начало чтения: Думая и узнавая о печати .Кембридж, Массачусетс: MIT Press.

    Арчер, А., М. Глисон и В. Вашон. (2003). Расшифровка и беглость: основные навыки для читателей старшего возраста. Learning Disability Quarterly , 26, стр. 89-101.

    Арчер, А., М. Глисон и В. Вашон. (2006). НАГРАДЫ: Отличное чтение: стратегии словесной атаки и повышения рейтинга . Лонгмонт, Колорадо: Sopris West.

    Армбрустер, Лер и Осборн. (2001). Ставьте чтение на первое место: строительные блоки исследования для обучения детей чтению .Джессап, доктор медицины: Национальный институт грамотности.

    Бернингер, В. В., К. Вермёлен, Р. Б. Эбботт, Д. Маккатчеон, С. Коттон, Дж. Куд, С. Дорн и Т. Шарон. (2003). Сравнение трех подходов к дополнительному обучению чтению для низко успевающих читателей второго класса. Услуги по изучению языка, речи и слуха в школах , 34, стр. 101-116.

    Бернингер В. В., Р. Б. Эбботт, К. Вермёлен и К. М. Фултон. (2006). Пути к пониманию прочитанного у читателей второго класса из группы риска. Журнал нарушений обучаемости , 39, стр. 334-351.

    Бхаттачарья А. и Л. Эри. (2004). Графосиллабический анализ помогает читателям-подросткам читать и писать слова по буквам. Журнал нарушений обучаемости , 37, стр. 331-348.

    Карнин Д. У., Дж. Силберт, Э. Дж. Каменуи, С. Г. Тарвер и К. Юнгйоханн. 2006. Обучение читателей, находящихся в трудном положении и подверженных риску . Река Аппер Сэдл, Нью-Джерси: Пирсон.

    Каннингем П. М. (1998). Дилемма многосложных слов: помочь учащимся выстраивать смысл, писать и читать «большие» слова. Ежеквартальное чтение и письмо , 14 (2), стр. 189-218.

    Эри, Л. (2004). Обучение фонематическому восприятию и фонетике. В P. McCardle и V. Chhabra (ред.). Голос доказательств в исследованиях чтения , стр. 153-186. Балтимор, Мэриленд: Издательство Брукс.

    Эри, Л. (2006). Подробнее о акустике: находки и размышления. В К. А. Догерти Шталь и М. К. Маккенна (ред.), Исследование чтения на работе: основы эффективной практики . Нью-Йорк: Гилфорд.

    Фрай, Э. Б., Фунтукидис, Д. Л., и Кресс, Дж. Э. (2000). Списочная книга для учителя чтения, 4-е изд. . Сан-Франциско, Калифорния: Джосси-Басс.

    Хониг Б., Даймонд Л. и Гутлон Л. (2013). Пособие по обучению чтению, 2-е изд. . Новато, Калифорния: Arena Press.

    Just, M. A., and P. A. Carpenter. (1987). Психология чтения и понимания речи . Нидхэм-Хайтс, Массачусетс: Аллин и Бэкон.

    Лаберж, Д., & Сэмюэлс, С.J. (1974). К теории автоматической обработки информации при чтении. Когнитивная психология , 6, стр. 292–323.

    Lane, H. B., and P. C. Pullen. (2004). Хорошее начало: оценка и обучение фонологической осведомленности . Бостон: Аллин и Бэкон.

    Моутс, Л. К. (1995). Орфография: развитие, инвалидность и обучение . Балтимор, Мэриленд: York Press.

    Надь, W. Э. и Р. К. Андерсон. (1984). Сколько слов в печатном школьном английском? Reading Research Quarterly , 19, стр.304-330.

    Национальная комиссия по чтению. (2000). Обучение детей чтению: основанная на фактах оценка научно-исследовательской литературы по чтению и ее значение для обучения чтению . Вашингтон, округ Колумбия: Национальный институт детского здоровья и человеческого развития.

    Shefelbine, J., L. Lipscomb, and A. Hern. (1989). Переменные, связанные со способностью учащихся второго, четвертого и шестого классов определять многосложные слова. В С. Маккормике и Дж. Зутелле (ред.), Когнитивные и социальные перспективы исследования и обучения грамотности , стр. 145-149. Чикаго: Национальная конференция по чтению.

    Шефелбин Дж. И К. Ньюман. (2004). SIPPS: Систематическое обучение распознаванию фонем, фонетике и визуальному восприятию слов. Уровень вызова, многосложное декодирование, 2-е изд .

    Leave a Reply

    Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *