Человек которому я доверяю: Доктор — человек, которому я доверяю

Содержание

Сочинение на тему «Человек, которому я верю»

Дорогая Алина!

В этом письме мне бы хотелось поговорить с тобой о дружбе и о том , что лежит в её основе – о доверии. Казалось бы, столько вокруг людей, которым ты доверяешь: родственники, любимые, друзья. Но скольким из них ты готов открыться полностью, не опасаясь получить нож в спину? Семье? Конечно, ведь ближе и дороже их никого нет. Любимым людям? Да, ведь вы две половинки одного целого, два человека, но с одной душой. А как же друзья? Готовы ли они протянуть руку помощи и не отвернуться в минуты отчаяния, способны ли сохранить доверие , на котором строится дружба?

В настоящее время, как это ни печально, мало кто умеет дружить, бескорыстно, преданно, самозабвенно, подавляя эгоистические стремления ради друга — самого близкого и родного тебе человека, не по крови, а по духу, убеждениям, восприятию жизни.

Количество наших друзей растет с каждым днём (социальные сети тому причина), но стали ли мы от этого менее одинокими? Нет, более того, отчуждение людей, их отгороженность от мира растет с каждым днем.

Мы все больше прячемся в мир иллюзий, предоставляемых нам интернетом, и давно уже забыли о простом человеческом общении, о той дружбе, во имя которой совершали героические поступки, шли на смерть.

Дружба… Что скрывается за этим великим словом? Давай поразмышляем.

В нашей жизни понятие дружбы мало что значит. Люди привыкли жить согласно принципу: «Ты мне – я тебе». Большинство считает, что если он помог другу, то и друг взамен должен выручить его. Это, безусловно, верно. Ни одна дружба не может существовать без взаимопомощи, но мы также не должны забывать и о том, что дружим с человеком не из-за выгоды, не из желания когда-то в дальнейшем преуспеть за счет этих отношений, а по велению души. Дружба, на мой взгляд, чем-то сродни любви. Корыстные побуждения разрушают и то, и другое очень быстро, нанося незаживающие раны обиды и разочарования. Как получилось так, что дружба все чаше основывается на личных, эгоистических интересах, а не на искренней заинтересованности в человеке и на доверии ? Мне кажется, все дело в отсутствии желания иметь рядом с собой близкого человека, не виртуального, а настоящего, и не на час, чтобы весело провести время и проститься до следующего раза, не беря на себя никаких обязательств.

Ведь дружба, если она, конечно, настоящая, требует огромной работы души, а многие из нас избегают такого нравственного, духовного труда, привыкнув жить исключительно для собственного удовольствия, и поэтому не готовы жертвовать чем-то ради дружбы.

Когда я смотрю на своих сверстников, то вспоминаю Печорина и его утверждение о том, что дружбы не существует, а все взаимоотношения построены только на подчинении одного человека другому. Помнишь, как мы осуждали эту позицию и яростно не соглашались с Григорием Александровичем, убежденным, что в дружбе нет и не может быть равенства, это всего лишь желание одного — управлять, а другого – подчиняться.

Я по – прежнему считаю, что это безнравственная философия жизни, утверждающая принципы эгоизма и равнодушия. Почему же многие подростки взяли эту позицию за основу выстраивания отношений с окружающими людьми? Они изначально не верят в саму возможность дружбы, но, понимая необходимость поддержки в этом мире, окружают себя людьми и называют их друзьями. Разве таким «друзьям» откроешь сердце, осмелишься доверить тайну? Нет, потому так и одинок человек, и ожесточен, и ненавидит всех, видя вокруг одних врагов и предателей. Мы приобрели столько много богатств, но потеряли намного больше: доброту, искренность, веру.

Алина, почему мы перестали доверять друг другу? Мне кажется, причина в том, что мы боимся людей. Никто не хочет быть подчиненным и жить чужими бедами и радостями, подчас забывая о себе. Мы перестали верить в саму возможность существования искренности и во всем подозреваем подвох. Современный человек отгородился от окружающего мира стеной невнимания и равнодушия. Ему безразличны проблемы других людей, он не доверяет никому. Страшно существовать в таком мире, понимая, что каждый только сам за себя.

Если человек не умеет дружить, не доверяет никому свои переживания, то живет ли он на самом деле? Я думаю, нет. Он просто существует в мире, где царит равнодушие и эгоизм, где нет ничего человеческого. Так и хочется закричать, достучаться до каждого сердца: «Люди, давайте меняться! Давайте перестанем думать только о себе и начнем помогать, не выискивая при этом выгоду для себя.

Будем проще, вновь поверим в дружбу. Станем вновь людьми и научимся творить свою жизнь, отказавшись раз и навсегда от жалкого существования в мире, позабывшем, что такое доверие».
Дорогая Алина, я так рада, что у нас с тобой настоящая дружба, построенная на искренних и доверительных отношениях. Я доверяю тебе все свои тайны и не сомневаюсь в том, что ты никогда не раскроешь никому мои секреты. Убеждена, что если радом есть человек — настоящий преданный друг, которому ты безгранично доверяешь, это и есть счастье

Как бы мне хотелось, чтобы все люди отказались от эгоизма, черствости и открыли свои сердца этому миру, вновь научились верить и любить!

 

Твоя подруга Минель.

P.S. Ты всегда была и будешь человеком, которому я верю.

Сочинение на тему « Человек, которому я верю» — Всероссийский дистанционный конкурс «Лучшее школьное сочинение» — Конкурсные работы — Каталог статей

Папу я знаю, папе я верю,
Ему я любую тайну доверю.
Он все поймёт, не предаст никогда,
Отец мой будет рядом всегда!
Время идет, но я не устану
Любить моего самого лучшего папу!
-Папа, а у тебя есть человек, которому ты веришь?- спросила я как-то у своего отца.
-Да, у меня есть такой человек и даже несколько. Но их, к сожалению, мало, и очень часто встречаются люди, способные пойти на предательство и обман. С ними лучше не связываться и не общаться. Один из тех, которому я верю и доверяю — это мой отец. Он помогал мне во всех моих начинаниях, научил самому важному в жизни, и я бы хотел быть для тебя тем человеком, который всегда поймет, не оставит в беде и поможет в трудную минуту.
Такой разговор произошёл у меня с отцом. И я призадумалась, ведь, действительно, не каждые родители могут быть для своих детей людьми, которым они могли бы доверять. Но мне повезло: у меня есть такие родители. И я очень счастлива. И поэтому я решила написать сочинение на эту тему и рассказать о своем отце.

Не хочу умалять заслуг своих школьных учителей, отдавших немало сил, чтобы научить меня отличать добро от зла, истину от заблуждений и правду от лжи. Однако, самому главному научил меня папа.
После окончания девятого класса передо мной встал жизненно важный вопрос: Кем быть? Какую профессию освоить? Поступить в училище или колледж, или окончить школу в десятом или одиннадцатом классе? Я привыкла доверять свои цели и заветные мечты маме, но с некоторыми вопросами я все же обращаюсь к отцу, так как считаю, что никто лучше него не решит моих трудностей. Принимая какое-либо решение, я сначала стараюсь подумать, а как бы поступил в таком случае отец. Ведь для меня мой папа — пример для подражания. Я спросила у него самого:
-Папа, а куда мне пойти учиться? Кем быть?
— Я одобрю любой твой выбор. Подталкивать тебя, никуда не буду. Совет дать могу. Старайся найти такое место в жизни, где бы тебя никто заменить не мог.
-Незаменимых людей не бывает,- сказала я.
-Ещё как бывает!- возразил отец.- Если ты станешь первоклассным поваром-кондитером, то, как думаешь, тебя можно заменить?
-Наверно, можно,- ответила я. — Классных поваров не так много.
-Верно. Если ты станешь ведущим инженером-технологом, или талантливым учителем, а, может быть, известной швеёй — модельером; то и в этом случае тебя можно заменить.
— Где же тогда моё место? Такого места нет!
-Не спеши с выводами. Посмотри на свою маму. Можешь себе представить, что
кто-нибудь встанет на её месте?
-Нет! Нет!
-Правильно, доченька. Будешь хорошей мамой,- никто тебя не заменит. Чтобы быть хорошей мамой надо овладеть двумя-тремя десятками профессий. Учись бережливо вести домашнее хозяйство и готовить пищу, запасать продукты и поддерживать уют в доме. Изучай историю и психологию, ботанику и биологию. Если изучишь основы медицины, то это тоже пригодится: будешь знать, как за здоровьем своих домочадцев следить.
Трудно представить, чтобы мой отец ответил по-другому. Я ему верю и знаю, что он поможет мне в любых ситуациях. Папа очень любит детей и дорожит своей семьёй. Я у него не единственный ребенок. Нас пятеро! Некоторые считают, что это много, а у нашего отца другое мнение. Он рассказал о своём семейном нравоучении. Ведь у него тоже очень много братьев и сестёр, которых он так любит. Если у родителей один ребёнок, то он дан им во спасение, двое — в утешение, третий ребёнок принесёт настоящую радость, а четверо и более даруют счастье. Поэтому у нас большая и дружная семья! И всем нам отец заповедует укреплять свой род и свою семью. И сам изо всех сил старается для семьи и для нас.
Когда я была маленькой, мой мир был удивительной сказкой. Часть этой сказки творил для меня и моего братика наш папа. Он построил для нас во дворе маленький домик и песочницу, установил качели и подвесную лестницу, смастерил небольшой бассейн.
В детском воображении бассейн легко превращался в океан, жуки-плавунцы в опасных акул, песочница — в пустыню Сахара, а домик — во дворец. Нужно было без страха преодолеть океан, пройти через пустыню, по горячему песку, и дойти до дворца, где спрятан «аленький цветочек», точнее желтый одуванчик, и тот, кто найдет волшебный цветок, подарит его маме на счастье.
Мы с братиком добывали счастье для мамы иногда по десять раз на дню, а папа едва успевал прятать очередной « аленький цветочек». Ему же приходилось быть то коньком-Горбунком, то добрым великаном.
Сейчас мы подросли, и в нашей песочнице играют наши младшие братики и сестрёнка. И теперь уже мы помогаем родителям творить сказку для малышей.
Мой папа знает много русских пословиц и поговорок, поэтому с ним очень интересно разговаривать. Также он очень любит читать. Его любимые писатели А.С.Пушкин, Л.Н.Толстой, М.Ю. Лермонтов и Н.В.Гоголь. На их произведениях он воспитывался. Музыку слушает редко; не хватает времени, а когда есть, то включает классику или народные песни. Несколько дней назад папа спросил меня:
-Доченька, хочешь стихотворение прочитаю?
-Хочу!
-Друзья мои, прекрасен наш союз!
Надеюсь, ещё долго будем вместе.
И трижды повторить я не боюсь,
В кругу друзей намного интересней.

Вы пишете прекрасные стихи,
И в каждом слове выверены чувства,
А в каждой интонации штрихи,
Великого поистине искусства.

Я в диспутах участвую как все,
И рад принять участье в вашем споре,
От всех стихов, во всей своей красе,
Душа моя летает на просторе.

И если чуть добавить теплоты,
Без зависти открыто и без лести,
Без всякой нам ненужной суеты,
Хочу, чтоб соблюдали кодекс чести.

Друзья мои, прекрасен наш союз,
Пусть дружба между нами не иссякнет.
Ещё раз нашей музе поклонюсь,
Надеюсь, вдохновенье не угаснет.
Ну, как понравилось?
-Да, очень! В своих произведениях Александр Сергеевич Пушкин вызывает самые добрые и светлые чувства.

-Береги, доченька, своих друзей и никогда не оставляй их в беде!
Я горжусь своим отцом за честность и справедливость. Он является тем источником силы, в котором я нуждаюсь. Когда у меня что-то не получается и у меня опускаются руки, он вдохновляет меня и утверждает, что все получится, что самое главное — стремиться к своей цели.
Папа мечтает показать нам Кащейку, место возле Озёрок , где снимали фильм « Кощей Бессмертный». Мы обязательно там побываем.
Мой отец заложил много семейных традиций. Одна из них это посещение Горного Алтая. Обычно мы туда ездим всей семьёй. Удивительная природа сама по себе создаёт атмосферу праздника. Горный Алтай – волшебный, сказочный край. Каждый здесь найдет то, что придется ему по душе. Снежные пики, устремляющиеся в облака или равнины, звонкие ручейки и реки или грохочущие водопады. Здесь в летнее время года, днём стоит жара, рано утром ощутима прохлада и свежесть чистого горного воздуха, резкие перепады с дневной жаркой температуры до утреннего холода и обратно встречает день жарким палящим солнцем. А так же в Горном Алтае много цветов, на которых трудятся пчёлки и дарят людям потрясающий, ароматный и вкуснейший мёд. Очень хорошую традицию заложил мой отец. К сожалению, я не часто задумываюсь о том, сколько времени и сил, труда и здоровья тратит на нас папа. Я благодарю отца за то, что он есть у меня. Он самый лучший, у меня было самое лучшее детство, потому что папа был всегда со мной, в самые трудные минуты жизни, он поддерживал меня, никогда не осуждал меня за мои ошибки.
В своё время Диоген, древнегреческий философ, искатель высоких нравов, бродил средь бела дня с зажжённым огнём. Прохожие спрашивали у него, зачем он днём гуляет с зажжённым факелом. «Ищу человека!»- ответил Диоген.
Мне тогда тоже нужен был верный, надёжный и честный человек. Но мне не пришлось ходить с включённым фонариком. Человек, которого я искала, был рядом и это мой отец!


Автор: Черданцева Маргарита, ученица 11 «Б» класса, Алтайский край, г. Новоалтайск, МБОУ СОШ № 12 г. Новоалтайска
Руководитель: Бочкарёва Галина Рудольфовна,
учитель русского языка и литературы, МБОУ СОШ № 12 г. Новоалтайска

Harvard Business Review Россия

Доверие — удобное чувство: оно спасает от головной боли и лишних тревог. Между тем, на вопрос «доверять или не доверять?» большинство из нас чаще всего отвечает отрица­тельно. От чего зависит и на что влияет доверие, рассказывает доктор экономики (PhD), доцент Международного института экономики и финансов НИУ ВШЭ, заведующий Лабораторией экспериментальной и поведенческой экономики, старший научный сотрудник Института мировой экономики и международных отношений РАН Алексей Белянин.

Что такое доверие?

Мне нравится такое определение: доверие — это внутреннее чувство, выражающееся в том, что человек может идентифицировать интересы другого человека со своими собст­венными. Иными словами, если я кому-то доверяю, я могу полагаться на него, как на себя самого. ­Чувственная природа доверия означает, что для него нет объективной меры — во всяком случае, пока ее не открыли. Известно, правда, что доверие скоррелировано с определенными гормонами, с токами и процессами в мозгу человека, которые можно измерить. Но это коррелят, а не величина доверия.

Если доверие связано с токами в мозгу, значит, его уровень можно искусственным образом изменять?

Да, и это клинически доказано. Можно, например, ввести человеку определенную дозу гормона — например серотонина, или «гормона счастья», который способствует открытости и благорасположенности духа — и уровень доверия повышается. Но в повседневной жизни сделать это не так-то просто. Поэтому существуют другие способы стимулировать доверие. Например, если вы попадаете в помещение, где играет громкая музыка, где все покрашено в агрессивные цвета (например, в красный и черный), где ходят странные личности и косо на вас поглядывают, — вы наверняка почувствуете нервное напряжение и будете относиться к окружающим вас людям как минимум с осторожностью. А вот другое помещение: мягкий свет, уютная мебель, преобладают зеленые и голубые тона, все улыбаются — и вы, наоборот, расслабляетесь, успокаиваетесь и начинаете относиться к миру с высокой долей доверия. Неспроста первая атмосфера характерна для казино, а вторая — для частных клиник.

Как и когда у человека формируется чувство доверия? Каковы его истоки?

Изначально у человека формируется доверие к матери, оно почти пренатальное, это исходная биологически образованная связь между ­матерью и ребенком. Идентификация матери с ребенком — процесс очень устойчивый, и проходит несколько лет, прежде чем она разрывается и ребенок начинает вполне осознавать себя как отдельное физическое существо. Если на самом раннем этапе мать показывает ребенку, что мир к нему добр, что его никто не обидит, что ему всегда помогут и защитят его, то ребенок учится доверять окружающим. Если же мать ведет себя по-другому и ребенок видит от нее только негатив, у него возникает недоверие и даже комплекс вины.

Что еще влияет на развитие доверия?

Окружение и — шире — ­общество, в котором находится человек. Мы знаем, что в некоторых странах уровень абстрактного доверия очень высок. Например, в странах Скандинавии он достигает 60%, а, допустим, в Португалии или Румынии — ­всего 10%. Это существенный разрыв. По­нятно, что в этих странах разный стиль воспитания и отношений между людьми.

А каков уровень доверия в России?

Уровни доверия измеряются как проценты респондентов из репрезентативной выборки, ответивших положительно на вопросы типа «Считае­те ли вы, что большинству людей можно доверять, или же в отношениях с людьми осторожность никогда не бывает лишней?» Россия на этой мировой шкале располагается где-то посередине. В СССР замеры ­доверия по международным ­методикам не проводились, но многое свидетельствует о том, что раньше уровень доверия в нашей стране был намного выше. В послевоенные годы, уходя из дома, люди могли завязать дверь на веревочку или оставить на двери записку: «Дорогая, ключ, как всегда, под ковриком, суп на плите. Целую, мама». Входи, кто хочет, ешь суп, делай что угодно — не было ощущения, что это чем-то чревато. Разрушение доверия, скорее всего, произошло очень быстро, за один-два года, в 1991—1993 годах, между двумя путчами. Этого времени с запасом хватило, чтобы люди поняли: теперь другая жизнь, другая страна, другая ситуация и полагаться надо преимущественно на себя, а не на ближнего своего. В этот период по национальному сознанию, психике и восприятию людьми общества, в котором они живут, был нанесен сильнейший удар.

Какие страны окружают нас на шкале доверия? В какой компании мы там оказались?

Примерно на этом же уровне находятся многие европейские страны: Великобритания и Германия — несколько повыше, там же, где и США, Франция — чуть пониже. Украина располагается на этой шкале примерно там же, где Россия, Беларусь — немного выше. Уровень доверия зависит не только от материального благополучия. В Эстонии и Израиле доверие низкое, даже ниже, чем у нас, хотя страны довольно богатые, а Эстония — это уже практически Скандинавия. Но эти страны — полиэтнические: в Эстонии есть русское и эстонское население, в Израиле — еврейское и палестинское — и отношения между ними далеки от идеальных. В США много мигрантов, там еще живы люди, которые помнят, что такое расовая сегрегация, и страна не ощущает себя единым организмом. С другой стороны, в короткий исторический промежуток страна доросла до того, что избрала президентом чернокожего Барака Обаму, — и об этом тоже не стоит забывать.

Получается, высокого уровня доверия можно ожидать в моноэтнических и малопривлекательных для иммиграции странах, а также в государст­вах с жесткой миграционной политикой?

Многое зависит еще и от того, кто в эти страны приезжает и откуда: из государств с высоким уровнем доверия и схожей социальной ситуацией или нет. В полиэтнических странах этот уровень тоже может быть достаточно высок: в Швейцарии, например, есть три сообщества, в Бельгии — два, и они более-менее мирно сосуществуют испокон веков. В Скандинавских странах уровень доверия в значительной степени задается государственными институтами. Да, там высокие налоги — они доходят до 60%, но, забирая у людей деньги, государство тратит их на своих граждан. В этих странах крепкая социальная поддержка: скажем, одинокая мама в Швеции может не работать до конца своих дней. И, наоборот, если она хочет работать, компании создадут для нее все необходимые условия. Скандинавское общество договорилось о том, что такое поведение — норма, и сделало оно это, безусловно, с подачи сверху.

Связано ли доверие с уровнем свободы?

Думаю, что истинное чувство доверия может испытывать только свободный человек в самом глубоком смысле этого слова. Иисус, скажем, доверял человеку, а поздний Карл Маркс — нет. И доверие в этом смысле, конечно, отличается от доверия, перемешанного с фанатизмом в отношении вождей народов, таких как Гитлер или Сталин. Природа этого доверия, перерождающегося в массовый социальный психоз, — отдельная философская проблема. Если же говорить о гражданских свободах, то, как показывают данные, некоторая корреляция между ними и доверием существует, но даже более слабая, чем с ВВП. Гражданские свободы зависят от качества государства, а доверие — от всего общества в целом, так что сопоставлять их не совсем корректно.

А какова связь между доверием и культурой страны?

Культурные факторы существенно влияют на уровень доверия. Например, есть такой эксперимент: группе людей завязывают глаза, ­впускают их в дом и просят найти из него выход. При этом людям говорят: когда вы устанете или отчаетесь, можете попросить организаторов о помощи, и они вас выведут. Посте­пенно люди начинают сдаваться и просить о помощи. Но всегда остаются те, кто все равно ищет выход с закрытыми глазами, и чаще всего это люди восточные, в основном китайцы. Такой эксперимент проводили на Тибете, и там никто не обращался за помощью, при том что это был единственный способ выйти из дома. Есть и другие эксперименты, которые показывают, что представителям восточной культуры свойственно более низкое доверие к другим и более высокое доверие к слову вождя, чем западным людям.

Но доверие к вождю, к государству свойственно многим народам.

Да, это в какой-то степени социальная норма. И очень часто это доверие оказывается необоснованным и неоправданным. Германские народы в высокой степени доверяли Гитлеру, наш народ — Сталину. И это доверие не подвергалось массовому сомнению до тех пор, пока эти вожди не умерли. Конечно, были люди, которые понимали, что происходит на самом деле, но их было меньшинство, а общество в целом склонялось к социальной норме, которая гласит: надо доверять вождю, он лучше знает, что делать.

Кажется, что сейчас в России уровень доверия к власти падает. Это нарушение социальной нормы?

Россия очень разная. В некоторых местах доверие к власти очень высоко. Да и по степени осмысленности и обоснованности оно различается. Многое зависит от активности и информированности людей. Мы у себя в лаборатории проводили измерения и выяснили, что в России есть группа просоциально активных людей (примерно 20%) и антисоциально активных людей (примерно 15%), однако средний человек социально нейтрален, ему все равно, что происходит вокруг. Отчуждение от своего социального «я», от своей гражданской идентичности очень характерно для России. Это одно из следствий перестроечных лет, ведь еще в конце 1980-х была другая атмосфера и другая социальная норма: было почти неприлично не думать о стране, о ее будущем. Сейчас мы наблюдаем серьезную социальную апатию, и это представляется мне большей проблемой, чем наличие не только

­­про-, но и антисоциальных групп.

Существует ли корреляция между доверием и недоверием, с одной стороны, и индивидуализмом и социальной ориентацией — с другой?

Мои коллеги Владимир Магун и Максим Руднев из Высшей школы экономики проводили исследование на эту тему, и оно показало: если разложить ценностные суждения россиян на компоненты, то окажется, что у нас преобладают консерваторы, а люди, открытые к изменениям, как правило, оказываются индивидуалистами. Напротив, людей, озабоченных общественными интересами, очень мало — и это основное отличие российской системы ценностей от западноевропейской. Нетрудно предположить, что высокая степень индивидуализма вкупе с консерватизмом (в противоположность открытости) должна приводить к малому радиусу доверия.

Каковы круги доверия среднестатистического россиянина? Что в них входит?

Первый круг доверия — это, конечно, семья. Для нас это важнейшая ценность, мы ей очень дорожим. При этом семья может пониматься более или менее широко. Как правило, это супруги и дети — не важно, какие у вас с ними отношения. Статус семейности определяет высокий уровень доверия, причем зарегистрированные браки обеспечивают большее доверие, а гражданские — меньшее.

Второй круг — это разнообразные отношения братства и сестринства, например войсковое братство. Мы проводили исследования ­полицейской системы и заметили, что там существуют нормы «сегодня ты, завтра я» и «своих не сдают» — то есть система защищает своих членов. Это характерно для любой мало-мальски замкнутой среды — доверие там необходимо хотя бы для самозащиты. Если хоть одному члену команды корабля, вышедшего в море, будет плохо — то и всем будет плохо. Даже в армии, где свирепствует дедовщина, ценятся понятия «наша рота», «наш экипаж» и т.д.

Еще один круг доверия — доверие, основанное на общем социальном опыте. Ты болельщик «Динамо» — и я болельщик «Динамо», ты застройщик — и я застройщик, ты водитель — и я водитель, даже если ты профессиональный дальнобойщик, а я только на дачу за пятьдесят километров выезжаю воздухом подышать. Это очень сильно сближает — пусть мы больше ничего друг о друге не знаем, мы испытываем одно и то же, у нас общий опыт и общие проблемы. Это ситуативное доверие, которое парадоксальным образом может транслироваться на довольно широкий круг взаимодействий, не обязательно связанных с предметом обоюдного интереса.

Какие институты пользуются у нас наибольшим доверием?

Репрезентативный опрос населения Москвы, который мы проводили в ноябре-декабре 2011 года, показал, что на первом месте по уровню доверия у нас православная церковь — 3,6 из 5 баллов, далее следуют вооруженные силы — 3,13 балла, ФСБ — 2,97 балла, прокуратура — 2,86 балла, полиция — 2,78 балла, ­правительство — 2,87 балла, парламент — 2,59 балла, суды — 2,71 балла.

Получается довольно кучная картина, но, повторяю, это данные только по Москве, — по России разброс гораздо больше. Доверия к президенту в этом опросе не было, но, по данным других опросов (например, «Левада-центра»), сейчас в России оно находится примерно на уровне от 

30 до 40%. Больше всего здесь, конечно, настораживает низкое доверие к судам — эта цифра самая страшная.

Эта картина в целом объяснима, если учесть источники информации, которыми пользуются люди. Нас, правда, интересовал конкретный ­вопрос — источники информации о работе полиции, однако по Москве основным источником оказались центральные каналы телевидения — из него черпают информацию от 

50 до 60% москвичей. Затем с большим отрывом идут радио и печатные СМИ — у них до 10% и замыкает рейтинг интернет — 5—10%.

Если институты влияют на уровень доверия, влияет ли уровень доверия на институты?

Разумеется. Если вы станете доверять полиции, законам, судам ­государственным услугам, зачем вам будут нужны полицейские на каждом углу? Граждане сами будут понимать, что закон нарушать не надо, что преступников сильно карают, будут объяснять это своим детям и сами в семье отучать от мысли о правонарушениях тех, кто может стать потенциальным преступником. Если вы доверяете государству и его институтам, то у вас больше оснований эту практику доверия транслировать окружающим людям и они в свою очередь будут чаще оправдывать это доверие и понимать, что окружающим надо доверять. Это взаимосвязанные вещи.

То есть если мы вдруг станем доверять судам, они у нас станут работать лучше?

Про наши суды я бы так не сказал — они у нас, конечно, «самые гуманные в мире», только слова эти неспроста приходится ставить в кавычки. Тот механизм, о котором вы говорите, требует хорошо налаженной обратной связи: если в суде нельзя найти справедливости, о каком доверии к нему может идти речь? И наоборот, если вы как налогоплательщик и гражданин понимаете, что на любую несправедливость можно найти управу, то это изменит ваше поведение и повысит уровень доверия к окружающим.

Другой вопрос, могут ли у нас измениться суды при том, что все остальные институты останутся неизменными? Конечно, нет. Должны произойти серьезные социальные сдвиги, какая-то масштабная трансформация, чтобы это чувство доверия к судам начало восстанавливаться. Сами по себе изнутри они не изменятся — им просто незачем меняться.

Какое влияние доверие оказывает на экономику?

Большой радиус доверия в делах, прежде всего в бизнесе, ведет к уменьшению трансакционных издержек. Грубо говоря, если мы друг другу не доверяем, мы должны проверять качество товара, нанимать экспертов, полицию, частных детективов для проверки партнера, чтобы понимать его подноготную. Это усилия и ресурсы, которые могли бы быть потрачены с большей пользой, если бы у нас не было ощущения, что проверка необходима. Конечно, заплатив полицейскому или аудитору, мы вносим вклад в экономику — повышаем их покупательную способность, но это гораздо менее продуктивно, чем вложение в собственный бизнес.

Хороший пример потери доверия есть у Салтыкова-Щедрина: «Не то беда, если за рубль дают полрубля; а то будет беда, когда за рубль станут давать в морду». Базовое доверие к рублю в том смысле, что им можно пользоваться, означает, что вы можете пойти на рынок, дать рубль продавцу и ожидать, что вам дадут нормальный, а не гнилой товар, и не в морду.

Но более важны, наверное, даже не прямые затраты, связанные с низким доверием, а косвенные. Если у инвестора нет уверенности, что его вложения окупятся, что его права будут защищены, а правила игры неожиданно не изменятся, то не будет и инвестиций. Такие издержки, в отличие от трансакционных, трудно измерить. При этом недоинвестированные средства, вывезенные на Кипр в офшоры или просто спрятанные в кубышку, стоят гораздо больше. По­этому можно сказать, что трансакционные издержки — это нижняя граница издержек недоверия в экономике. Более того, можно предположить, что свои деньги будут вывозить, а не инвестировать самые производительные люди, и это безусловно ведет к подав­лению деловой активности в стране.

Каким образом можно повысить уровень доверия в стране?

Очень полезны в этом отношении совместные социальные практики. Понимание того, что вы можете делать с кем-то общее дело и получать при этом какие-то плоды, очень важно. Пример таких практик — волонтерское движение. Исследования, в которых я принимал участие, показали, что один из важнейших мотивов участия в волонтерском движении — не про­с­то позитивное физическое действие, а осознание того, что ты не один, что есть еще люди, которым не все равно. Это сплачивает даже очень разных по социальному статусу людей.

Точно так же повышают доверие любые совместные гражданские действия, например сбор подписей — за то, чтобы построить детскую площадку или против того, чтобы строить дорогу через лес. Если власти окажут противодействие такой деятельности, это сплотит еще сильнее: люди будут протестовать, и даже если протест будет подавлен, это приведет, скорее всего, только к расширению и росту гражданской активности. Такого рода совместные социальные практики позволяют создавать доверие снизу.

Другой вариант — доверие, созданное сверху. Допустим, власть говорит: «Давайте забудем все, что было до этого момента, начнем с чистого листа и больше никогда не будем друг другу врать». Можно по-разному относиться к этому сценарию, но, если события развиваются таким образом, это дает мощный толчок к укреплению доверия. Показательный пример — Колумбия. Еще лет двадцать назад Богота была одним из самых криминальных городов в мире. Потом пост мэра там последовательно занимали два человека — Антанас Мокус и Энрике Пеньялоса, которые изменили город за какие-то пятнадцать лет. Там появилась социальная инфраструктура, возникло уважение к правилам дорожного движения, к закону, уровень убийств упал на порядок, то есть город преобразился. Огромную роль в этом сыграли, конечно, личный пример и харизма мэров — именно на них реагировали жители столицы.

Конечно, реформы сверху сработают, только если на них есть спрос. Если люди говорят: «мы живем в болоте, и нам тут хорошо, потому что это наша родина», то ничего не изменится. А если общество требует перемен и если найдется пользующийся доверием и популярностью у народа лидер, который встанет во главе реформ, то ситуацию можно будет переломить.

Каковы ваши прогнозы: можем ли мы ожидать повышения уровня доверия в нашей стране?

Если развивать социальные практики, проводить совместные акции, которые сплачивают людей, я думаю, доверие можно повысить. Этот процесс, мне кажется, пошел — медленными темпами, локально: где-то сильнее, где-то слабее. Я считаю, что способствовать этому процессу — в некотором роде гражданский долг любого человека, который чувствует себя связанным с Россией.

Однако если рассуждать реалистически, то я вижу больше поводов для пессимизма, чем для оптимизма, прежде всего потому что большинству граждан нашей страны нет до нее дела. К тому же в России много разных разобщенных групп людей, которые в любой момент готовы сорваться с места и пойти друг на друга войной. Все это внушает очень большие опасения. Хватит ли у общества ответственности и зрелости, чтобы все вопросы решать переговорами, а не дубиной, не известно. А ведь это еще и вопрос внутренней картины мира и доверия к окружающим, в том числе к инакомыслящим. И тем не менее, мне все-таки хочется оставаться в рядах оптимистов: ведь все позитивное, что сделано на земле, сделано именно их руками, а такие дела обязательно окупятся в исторической перспективе.

Ханты-Мансийск | В Сургуте наградили победителей конкурса «Доктор – человек, которому я доверяю»

Сургутский филиал Центра медицинской профилактики наградил победителей городского конкурса рисунков «Доктор – человек, которому я доверяю».

На конкурс поступило более 260 рисунков, выполненных учениками начальных классов города Сургута, 29 из них вошли в финал. Увидеть работы финалистов можно на  выставках с одноименным названием, которые будут проходить в 2019 году в поликлиниках Сургута.

Как отметил организатор конкурса, руководитель Сургутского филиала Центра медицинской профилактики Владимир Пидзамкив, конкурс «Доктор – человек, которому я доверяю» помогает как непосредственным участникам, так и всем другим детям, а также врачам: «Наши конкурсанты рисовали медицинских работников такими, какими их видят. И благодаря этим работам, детям, которые будут приходить в поликлинику, будет намного радостей и веселей проходить медицинские осмотры и лечение. А врачи, глядя на представленные в рамках выставки рисунки, станут работать еще качественней и будут еще более внимательны к здоровью своих пациентов. Уверен, если дети продолжат занимать активную позицию, то их жизнь станет лучше».

Церемония награждения состоялась 21 декабря 2018 года в актовом зале Сургутской городской клинической поликлиники № 1. Все юные таланты, ставшие участниками финала конкурса, получили почетные грамоты и призы от организаторов, а победителям в награду достались еще и подарочные сертификаты.

 

Данный материал опубликован на сайте BezFormata 11 января 2019 года,
ниже указана дата, когда материал был опубликован на сайте первоисточника!

Ещё новости о событии:

Доктор глазами детей

На конкурс поступило более 260 рисунков, выполненных учениками начальных классов города Сургута, и 29 из них вошли в финал.
10:02 27.12.2018 Департамент Здравоохранения — Ханты-Мансийск

В Сургуте наградили победителей конкурса «Доктор – человек, которому я доверяю»

Сургутский филиал Центра медицинской профилактики наградил победителей городского конкурса рисунков «Доктор – человек, которому я доверяю».
16:31 26.12.2018 Центр медицинской профилактики — Ханты-Мансийск

Доктор – человек, которому я доверяю

Концерт, игры и подарки в награду за доверие: в Сургуте состоялось торжественное награждение победителей городского конкурса рисунков.

Организатором конкурса «Доктор – человек, которому я доверяю» выступил Сургутский филиал Центра медицинской профилактики, а участниками – ученики начальных классов общеобразовательных учреждений города.

На конкурс поступило более 200 рисунков, и 26 из них прошли во второй тур – тур отбора лучших и присуждения призовых мест.
Портрет, зарисовка, аллегория, сюжетно-тематическая картина… Независимо от жанра живописи, все конкурсные работы объединили два ключевых слова – это «доктор» и «доверие».

В повседневной жизни эти слова также идут рука об руку: чем лучше и доверительней отношения между пациентом и врачом, тем эффективней проходит профилактика и лечение различных заболеваний. И наоборот, чем меньше доверия к медицинским работникам, тем больше вероятность «запустить» болезнь.

Торжественное награждение состоялось 13 декабря 2017 года в актовом зале Сургутской городской клинической поликлиники № 1. Всем юным художникам, чьи работы вошли во второй тур конкурса, в награду за участие достались почетные грамоты и памятные подарки, а победителям – еще и сертификаты на посещение мастер-класса, предоставленные председателем жюри, директором школы творчества «Счастливый Художник и 5 Королевств» Александрой Сафроновой.

По словам заместителя главного врача по детству и родовспоможению поликлиники № 1 Анны Ухановой, одной из главных задач конкурса является помощь детям в их победе над страхами и предотвращение так называемого «синдрома белого халата», то есть негативной реакции на врача и его деятельность. По статистическим данным обладателями данного синдрома в России является около 20 процентов людей. При этом у более 50 процентов из них корни фобии тянутся из детства: кто-то боялся лечения зубов, кому-то становилось дурно от простого забора крови на анализ, кого-то пугали прививки… И хотя детство осталось далеко позади, реакция на белый халат у этих людей ничуть не изменилась – это неконтролируемые панические атаки, скачки кровяного давления, прием ненужных медикаментов в надежде избежать визита к доктору.

На сегодняшний день на территории Югры проживает более 405000 детей и подростков в возрасте до 17 лет. Опираясь на приведенные статистические данные, можно предположить, что более 81 тысячи детей уже приобрели синдром белого халата.

Участие в конкурсе позволило детям оценить роль пациента, нуждающегося в лечении, и роль доктора, готового всегда прийти на помощь. Вовлекаясь в процесс творчества, школьники рисовали не просто врачей, а тех, кому они готовы доверить самое ценное — здоровье.

«Посмотреть на мир глазами пациента и врача, понять, что они не враги, а друзья, сражающиеся с общим врагом под названием «болезнь» — все это способствует выстраиванию правильных, доверительных отношений, в которых не существует страха» — подчеркнул Владимир Пидзамкив.

Стоит отметить, что все рисунки второго тура вошли в экспозицию «Доктор – человек, которому я доверяю» и на протяжении нескольких месяцев будут выставляться в клинических поликлиниках Сургута. На сегодняшний день увидеть работы конкурсантов можно в Сургутской городской клинической поликлинике № 1.

БУ «Центр медицинской профилактики» филиал в г. Сургуте

Я никому не доверяю: что такое травма отвержения и как от нее избавиться

Эмоциональная холодность родителей травмирует ребенка. Во взрослой жизни эта травма мешает человеку выстраивать близкие отношения с другими. Люди с травмой отвержения рассказали «Снобу», через что им пришлось пройти в детстве и как их недоверие к миру портит им жизнь, а психологи — как прожить негативные чувства, простить родителей и научиться любить, чтобы исцелиться.

«Я не умею выстраивать здоровые отношения с людьми»: Анна, 31 год

Мой папа — невротичный и жесткий, а мама — замкнутая и эмоционально холодная. У них обоих были сложные отношения со своими родителями. Папу родители тиранили и унижали лет до 20. Мама вообще не знала ласки и любви: ее родители пили и дрались, мать била. Когда маме было восемь лет, ее мать зарезали в пьяной драке. Дедушка женился, и мачеха тоже била маму. Потом мама долгое время жила у своих теток и была предоставлена сама себе.
Я росла под гиперконтролем. Папа бил меня в наказание за проступки, а мама никогда не заступалась. Пару раз я убегала из дома, потом возвращалась и получала еще. Я старалась быть хорошей девочкой, пока в какой-то момент мне не стало безразлично, накажут или нет. Я просто делала то, что считала нужным, и получала за это. Меня это не останавливало. Став взрослой, я съехала от родителей. Они чуть-чуть переросли свои собственные травмы, и на расстоянии я получала от них больше тепла.
В моей душе по-прежнему жила боль и обида на родителей, но со временем эти чувства вытеснились: всякий раз, когда меня отвергали или критиковали, я понимала, что мне должно быть неприятно, но ничего не чувствовала. Два с половиной года назад у меня начались панические атаки, и я пошла к психологу. Мы стали углубляться в мое прошлое и прорабатывать травмы. По заданию психолога я решила поговорить с родителями. Не помню точно, как начала разговор. Сказала, что отношения у нас были непростыми и мне крайне важно услышать от них, что они меня любят. Родители сказали это, поплакали чуть-чуть. На время мне полегчало: месяц-два я ходила радостная, а потом все вернулось на круги своя. Обида никуда не ушла. Сейчас я почти не общаюсь с родителями: время от времени звоню маме, но давно уже не приезжаю в родительский дом.
Я не умею выстраивать нормальные здоровые отношения с людьми. Меня пугает их теплое отношение ко мне. Никому не доверяю, думаю, что меня хотят обмануть или просто обращаются со мной хорошо из вежливости, и я так же вежливо держу дистанцию, никому ничего не рассказывая о себе. Я перестала говорить о своих чувствах с мужем, потому что это бесполезно. Любой брак, на мой взгляд, обречен на угасание в нем любви и нежности. Я разочаровалась в отношениях и не ищу их. Когда недавно влюбилась, просто отогнала чувства как ненужные, понимая, что все закончится и мне будет больно. Пусть лучше мне будет больно сейчас, чем потом, когда все зайдет слишком далеко.

Сейчас у меня переходный период: заново учусь открываться и доверять людям, но это дается мне очень тяжело. За травмой отвержения лежит глубокий дефицит любви, но без проживания эмоций, которые сопровождали эту травму, невозможно исцелиться. Это не избавление, но новый опыт. И я в процессе.

Ирина Кутянова, психолог семейного центра «Печатники»:

В истории Анны четко прослеживается негативный семейный сценарий, когда жестокое обращение и отсутствие любви повторяется из поколения в поколение. Эмоционально холодная мать не дает достаточно тепла и любви своему ребенку, и у него уже во взрослой жизни в каких-то стрессовых ситуациях (ссора с партнером, критика коллег и т. д.) активизируется травма отвержения. Постепенно человек приходит к выводу: «Это не я вам не нужен, это вы мне не нужны». Он, боясь боли и разочарований, пресекает на корню позитивные чувства к другим людям и не верит в искренность таких чувств по отношению к себе.

Хотя Анна понимает, что ее родителей просто не научили любить их собственные родители и они растили ее как могли, она не может их простить, а значит, и освободиться. Нужно прожить свои негативные эмоции по отношению к родителям, принять часть их опыта и закрыть ситуацию для себя. Это можно сделать как в группе, так и одному, под наблюдением специалиста, используя, например, технику «пустого стула». Нужно представить, что перед вами на стуле сидит человек, который вас обидел, и высказать ему все свои обиды. Потом сесть на стул и ответить на эти обиды с позиции оппонента, отыграв его роль. Таким образом реконструируется диалог и отрабатываются самые глубокие и табуированные чувства.

Часто из-за зашкаливающих эмоций человеку бывает сложно выразить свои мысли. В этом случае можно прописать все свои обиды в письме (его даже не нужно отправлять). Важно, чтобы письмо заканчивалось прощением. Обида, даже справедливая, разрушает того, кто обижается. Непроработанные негативные чувства, которые человек копит в себе и не хочет отпускать, могут перерасти в психосоматические заболевания. Стремясь к прощению, человек должен думать в первую очередь о себе и своем здоровье.

Человек с травмой отвержения не умеет любить. Для того чтобы разморозить это чувство и культивировать его в себе, нужно бескорыстно делать добрые дела. Начать можно с малого: например, сказать доброе слово прохожему, помочь пожилой соседке донести тяжелую сумку. Можно устроиться волонтером в приют. Когда человек делает что-то бескорыстно и получает взамен искреннюю благодарность и положительные эмоции, он постепенно учится любить и наполняет себя этой любовью.

«Я всегда боюсь, что меня прогонят и назовут никчемной»: Ольга, 35 лет

Я с детства ощущала свою ненужность и неважность. Приходя с работы, отец сразу уходил со мной гулять. Мать потом рассказывала, что я часто плакала, кричала и мешала его родственникам, у которых мы жили, и потому он много со мной гулял. Я росла очень активным ребенком, всегда собирала вокруг себя детей из ближайших дворов. В четыре года на меня уже оставляли младшую сестру. При этом я постоянно слышала от родителей: «не мешай», «будь тише», «отойди» или «займись уже чем-нибудь». Лет в пять в качестве наказания за какой-то проступок родители пригрозили отдать меня в детдом. Вечером отец надел на меня шубку и сказал: «У нас есть другая девочка, а такая нам не нужна. Мы отдадим тебя в детский дом». Мать сидела рядом с младшей сестрой в подтверждение его слов. Я сильно испугалась, попросила прощения и пообещала быть хорошей и послушной.
В школе я была активной и участвовала во всем, в чем только можно, до того момента, пока там не ввели экспериментальную учебную программу. Я училась в шестом классе, и учителя решили, что наш класс не справится, посчитали его отстающим. Это ударило по самолюбию моей матери, и она перевела меня в другой класс. Новые одноклассники меня не приняли: пару лет они напоминали, что я из отстающего класса и там мне и место, хотя у меня была нормальная успеваемость. Тогда же меня отвергли и бывшие одноклассники. Кто-то из них меня спросил, почему я перешла в другой класс. Я ответила то же, что говорили учителя: «Класс слабый, с программой не справится» — и они от меня отвернулись. Я осталась одна, без друзей. Мне очень хотелось общения, и я старалась всячески его заслужить. Я подстраивалась под других: с сильно умными корчила из себя зубрилу, с оторвами была оторвой. Если получалось с кем-то подружиться, вела себя так, как удобно этому человеку, боясь вновь остаться в одиночестве.
Поддержки от родителей не было — мои чувства никогда их не волновали. Они ни разу не сказали, что меня любят, ни разу не обняли. В моей семье вообще не принято было говорить о чувствах. Я должна была только приносить хорошие оценки и ни о чем другом не думать. При этом мне всегда внушали, что я ничего не умею, не могу, ни на что не способна. Мать говорила, что я никому не буду нужна и меня никто не будет любить. Ей часто говорили, что такую энергичную девочку надо отдать, например, на танцы (я была не против, но кого интересовали мои желания?), но она воспринимала это иначе: ее учат, как обуздать ребенка, которого слишком много, поэтому я должна стать незаметной. Матери всегда было стыдно за меня, а эти разговоры обо мне ей были невыносимы. Если вдруг ей рассказывали обо мне что-то плохое или я делала что-то, что ей не понравилось (а ей не нравилось 95% того, что я делаю), она говорила, что лучше бы убила меня еще в утробе и что проклинает день моего рождения. Зачастую это сопровождалось побоями, наказаниями (например, месяц без прогулок) и длительным игнором. Отец не вмешивался и не защищал меня. Он всегда говорил, чтобы я терпела и вела себя тише. Через какое-то время родители разошлись, и отца в моей жизни почти не стало. Однажды, когда мать меня довела, я спросила: «Ты вообще меня хотела?» Она рассмеялась и ответила: «Нет. Мы с твоим отцом просто трахались под забором».
Во взрослой жизни все это вылилось в то, что мне очень трудно вступать в отношения с людьми — это касается и работы, и дружбы, и личных отношений. Я ищу того, кто меня полюбит и примет, и всегда боюсь, что меня прогонят, скажут, что я никчемная. Я жду оценки, подтверждения, что мне можно быть / жить, что мне скажут: «Ты нужна, ты не мешаешь, ты меня устраиваешь». Я всегда думаю, что делаю недостаточно много или недостаточно хорошо. Раньше я вообще не могла брать и требовать свое, вступать в конфликт. Мне страшно было высказывать свое мнение, потому что в детстве я слышала от матери: «Кто ты такая? Ты должна слушать других, которые важнее, умнее и лучше». Я долго могла терпеть недовольство, а потом оно выливалось в истерики.
Раньше я велась на любого мужчину, который на меня посмотрит, и мной пользовались. Однажды в попытке сбежать от матери я чуть не вышла замуж. Мы с этим мужчиной постоянно ругались, как это обычно бывает в созависимых парах. Он выпивал. По стечению обстоятельств свадьбу пришлось отменить. В конце концов мы, к счастью, расстались. Теперь я просто избегаю отношений.
Сейчас я живу с матерью, но мы не общаемся. Отец не звонит. Раз в полгода я забегаю к нему на пять минут на чай. Особо не разговариваем: ему не нужны подробности моей жизни, а я постепенно перестаю искать его заботы и защиты.
Человек, в жизни которого было много абьюза, долго верит в свою ненужность и никчемность. Но когда я решила работать над этим, стала встречать людей, которые показали мне, что я им нужна и не мешаю, и один из них привел меня к психологу. Сейчас, кроме психотерапии, я занимаюсь духовными практиками и получаю психологическое образование. Иллюзии, что я навсегда избавлюсь от травмы отвержения, у меня нет. Она слишком глубоко во мне и, думаю, случилась еще в перинатальном периоде. Меня радует, что я могу ее отследить, знаю, как она проявляется. Я научилась с ней жить и давать людям право выбирать не меня и не принимать это на свой счет. Научилась говорить самой себе: «Я всегда с тобой, я тебя люблю, ты мне нужна, ты — самое дорогое, что у меня есть, и я тебя не брошу».

Елена Шохина, психолог семейного центра «Зеленоград»:

Отвержение проявляется в нечувствительности родителя к эмоциональным потребностям ребенка. Оно может быть явным, как в истории Ольги, или скрытым. Часто отвержение передается из поколения в поколение как форма взаимодействия. Например, в послевоенные годы родителям некогда было говорить детям, что они нужны и любимы. Повзрослев, дети воспринимали это как норму и бессознательно относились так же к своим детям.
История Ольги очень травматична — ее отвергли оба родителя: мать была более агрессивна, использовала физическое и эмоциональное насилие, отец же предпочитал не вмешиваться. Что сильнее сказалось на Ольге — еще вопрос, потому что девочка берет поведение отца за образец мужского отношения с себе. Возможно, Ольга будет искать мужчину или уже пыталась строить отношения с мужчиной, который игнорировал ее, как и отец.
Отец и мать Ольги подпитывали распространенный детский страх быть не любимым родителями ребенком, угрожая сдать ее в детдом. И у нее сформировался защитный механизм: «Если я не нужна миру такая, какая есть, я буду такой, какой меня хотят видеть другие». Это поведение жертвы. То есть травма расщепила детскую личность. Задача психолога эту личность собрать: помочь той маленькой Оле с ее желаниями и потребностями вырасти — прожить свои желания и стать опорой самой себе.
Помимо отвержения, Ольга столкнулась еще и с парентификацией — ситуацией, когда родители вынуждают ребенка рано взрослеть и перекладывают на него свои обязанности. Вообще, четыре-пять лет — знаковый возраст для формирования детской психики и дальнейшей судьбы человека. Благоприятная семейная система способна раскрыть потенциал ребенка и стать хорошим трамплином в жизни, неблагоприятная — искалечить.
Самостоятельно проработать такую травму практически невозможно. Одна из функций родителя — дать ребенку базовое доверие к миру, ощущение, что он любим и у него все получится. Лишенный этого ребенок, повзрослев, не знает, на что способен и что может. Поэтому тут потребуется долгая и кропотливая работа с психологом. Его задача — помочь взрослому человеку принять все, что было в его детстве, и отпустить обиду, которая сжигает колоссальное количество внутренней энергии и не дает человеку двигаться дальше. Психолог также поможет человеку выразить свои агрессивные эмоции. Когда ребенку было обидно и страшно, он не мог высказать это родителям. Но сейчас, став взрослым, он не только может, но и должен выплеснуть эмоции, которые разрушают его изнутри, а потом сказать своему внутреннему ребенку: «Что бы ни случилось, я с тобой. Я тебя люблю и всегда поддержу». Что и делает Ольга.

«Раньше я ставила мать выше себя, мужа и детей»: Анна, 34 года

Мама растила меня одна. Будучи беременной мной, она психанула и ушла от моего отца, а он не стал ее возвращать. Его мать быстро нашла ему молодую невесту и убедила, что я «нагулянная». Я родилась в июле, а отец женился в октябре того же года.
У мамы было много подруг, которые часто приходили в гости. Я всегда радовалась толпе народа в доме, мне очень нравилось общаться с людьми — могла заболтать любого. Я была очень активным ребенком. Мать внушала мне, что я нерадивая, неуклюжая, неаккуратная и невнимательная. Она постоянно ставила мне в пример мою двоюродную сестру. Например, что она аккуратно носит вещи, а на мне вещи буквально горят, я их быстро снашиваю. Случались черные дни, когда я делала что-то не по нраву матери: огрызнулась в ответ на ее критику или что-то сломала. Она меня никогда не била, но орала так, что стены тряслись. Иногда угрожала сдать меня в детдом или говорила, что она заболеет от моего поведения и я точно туда попаду. Если в этот момент ей звонил кто-то из подруг или приходили гости, она сразу меняла тон и становилась радостная. Я надеялась, что она отошла, но, когда мы оставались вдвоем, мама обычно снова разговаривала со мной сквозь зубы в приказном тоне, жестко и твердо, или могла долго меня игнорировать и молчать. Я пыталась разрулить ситуацию, угодить маме, но все было бесполезно. В подростковом возрасте мне даже домой идти не хотелось в такие дни. Но я боялась за ее здоровье, боялась потерять ее и потому не заставляла ее беспокоиться и всегда возвращалась. (До сих пор, если куда-то еду, надо ей отзвониться, что доехала, даже если к доктору или на работу.) Мама меня сильно опекала, а у меня был страх, что только вдвоем мы выживем, хотя мамины родственники, к которым мы часто ездили, нас любили и принимали. При этом я никогда не сомневалась в том, что мама любит меня. Не помню, чтобы она говорила об этом прямо, но я знала, что любит.
В школе у меня были сложные отношения с классом. Я не хотела быть изгоем, но и подстраиваться под лидеров тоже не собиралась, поэтому болталась в одиночестве, беря под крыло новеньких, чтобы не быть одной. У меня была одна подруга, которая все десять лет школы портила мне жизнь. Я боялась оставаться одна и долго с ней общалась, пока классе в седьмом она меня не подставила. Тогда я поняла, что мир жесток и доверять никому нельзя. С тех пор я никому не доверяю и всех подозреваю. Не доверяю даже мужу. Если он уйдет к другой, это станет ударом, я буду раздавлена, но не удивлюсь. Было время, когда я подстраивалась под людей, сейчас стала прямее. За это качество многие меня ценят.

Года четыре назад я начала психологически сепарироваться от матери, с которой продолжаю жить под одной крышей. Только к 30 годам я поняла, что считать свою мать важнее мужа, детей и себя — ненормально. Раньше я готова была горы свернуть ради ее хорошего настроения. Как раз тогда у матери начался открытый конфликт с моим мужем. Она перевернула все факты в свою пользу, и я стала задумываться. У меня был довольно долгий период злости на мать. Я винила ее во всем, даже страшно было, что я могу так плохо о ней думать. Чувство вины за эти мысли сменялось еще большей озлобленностью за то, что я запрещала себе так думать. Я прочитала много статей про сепарирование, видела картинки из своей жизни и снова злилась на мать. Потом спустя какое-то время вдруг поняла, что она на тот момент давала мне все, что у нее было, и вела себя со мной так не со зла. Просто она растила меня одна, и у нее не было времени погружаться в психологию. У меня получилось посмотреть на наши отношения со стороны.
Позже я посмотрела уже на себя в роли матери, проанализировала свои ошибки. Узнала, что у меня, как и у моих детей, синдром дефицита внимания и гиперактивности (СДВГ). Мне стало проще принимать свои несовершенства и не ругать детей за те же проявления СДВГ. Они так же, как и я когда-то, что-то роняют, проливают или разбивают, легко отвлекаются и не замечают течения времени. Я рада, что мои дети твердо знают, чего хотят, и не боятся говорить, что думают. Я не пытаюсь манипулировать ими, игнорируя, ругаюсь и злюсь минут пять-десять, потом мы миримся. Я научилась слушать себя: если на сердце камень, значит, я делаю что-то не то и надо остановиться. Я не считаю себя идеальной матерью, знаю, что мои дети найдут на что пожаловаться своим психологам. Но для меня главное, что я делаю все возможное и честна перед ними.
После проработки своей травмы я поняла, что все люди разные и они не обязаны соответствовать моим ожиданиям. Я просто отделила маму от себя: вот тут моя реакция и мои ощущения, а там — мамины. Я не имею права запретить ей реагировать так, как она хочет. Она взрослый человек и сама ответственна за себя. Я же буду отвечать за себя и своих детей. Мама в возрасте и уже не может поменять привычные паттерны поведения, поэтому лавировать приходится мне. С ней сложно, конечно. Она растеряла всех подруг и требует от меня погружения в ее проблемы, чтобы я общалась только с ней. Она и сейчас манипулирует мной, лишая меня общения. Если раньше я пыталась угодить, наладить отношения, то сейчас позволяю ей насладиться тем, что она сама для себя создала. Теперь она первая возвращается к контакту со мной, и эти ее выпады случаются все реже.

Зульфия Исмагулова, психолог семейного центра «Отрадное»:

Травма отвержения чаще формируется до шестилетнего возраста, исключения случаются редко. В некоторых случаях — даже когда ребенок еще находится в утробе матери: например, когда мать думает об аборте. Чем раньше эта травма сформировалась, тем сложнее ее исцелить. Некоторые люди имеют внутреннюю предрасположенность к этой травме — в зависимости от темперамента, генетики и прохождения внутриутробного периода. Наличие или отсутствие этой предрасположенности можно узнать, пройдя «опросник отверженности».
Признаки травмы отвержения — недоверие к миру, страх близости, недовольство собой, отрицание своих потребностей и собственной значимости, чувство неполноценности, стертые личные границы, неспособность отстоять свое мнение, чувство стыда, внутриличностные конфликты и боязнь сепарации от родителей.
Задача родителей — удовлетворить потребность своего ребенка в безопасности, привязанности и близости. Ведь от этого будет зависеть отношение ребенка к миру. Отец покинул Анну. Ее мать была эмоционально нестабильна, тревожна и непредсказуема. Анна не знала, чего ей ожидать от матери, а значит, и от мира, потому что мир ребенка — его родители. В семье у ребенка формируются некие убеждения. Анна с детства была убеждена, что она нерадивая, что может выжить только в слиянии с матерью, что миру доверять нельзя.
Травма отвержения включается обычно только для значимого человека, которого страшно потерять. «Если я буду в близких отношениях, человек узнает меня настоящую и я ему не понравлюсь. Поэтому я буду избегать близких отношений или буду выбирать мужчин, которым не нужны серьезные отношения». Наша психика всегда стремится к стабильности, для нее такая схема проще. Психолог поможет изменить ее в безопасных условиях, как здоровый взрослый, которому можно раскрыться, не боясь, что тебя бросят.
Травмированный ребенок отвергает ту часть себя, которую не признают родители. Чтобы вернуть целостность, необходимо эмоционально сепарироваться от родителя, что и сделала Анна. Некоторые люди считают, что сепарироваться — значит высказать родителям, какие они были плохие, и сбежать от них. Но речь идет именно об эмоциональной сепарации, когда нужно разобраться, где свои чувства, а где чужие, и разграничить их. Тут советую почитать книги психологов Линдси Гибсон «Взрослые дети эмоционально незрелых родителей» и Джеффри Янга «Прочь из замкнутого круга! Как оставить проблемы в прошлом и впустить в свою жизнь счастье».
Анна поняла и приняла, что ее мать не переделать. Многие в процессе терапии начинают переносить свои чувства на родителей: «Почему вы ко мне так относились?» Но тут важно не «почему», а «как я сам буду относиться к поведению родителей». Обычно процесс сепарации сопровождается злостью и чувством вины, которые также надо проработать и отпустить. Анна, надо отдать ей должное, провела большую работу по сепарации и самопринятию и позволила себе быть неидеальной.

курганские избиратели отдают голоса за депутатов

Утро единого дня голосования в гимназии №32 началось ровно в 8 часов. В защитной экипировке наблюдатели и работники участковой комиссии встречают избирателей. Такой штиль держался и во время досрочного голосования.

— Подготовка нормальная, нарушений не зафиксировано. Люди приходят адекватные, всё было в порядке, — рассказывает общественный наблюдатель Галина Калинина.

В участковой избирательной комиссии отметили, что для избирателей созданы все условия. Процедура проходит с соблюдением всех предписаний Роспотребнадзора. Однако мелких замечаний избежать не удалось. 

— Мы соблюдаем необходимые требования для безопасности наших избирателей. Поэтому проблем у нас нет. Всё в штатном режиме, — утверждает председатель участковой избирательной комиссии № 856 г. Кургана Валерия Тихонова. — Все три дня мы старались без нарушений проводить выборы. Единственное — были небольшие замечания по агитации, к которым мы отношения не имели.

Оптимистично настроены и сотрудники избирательной комиссии №855 во дворце творчества юных. Председатель комиссии уверена, что высказать свою гражданскую позицию должны все зауральцы. 

— Приходят, голосуют, уходят. Не было ни возмущений, никаких неприятных моментов у нас не было, — рассказывает председатель участковой избирательной комиссии №855 г. Кургана Нина Белых.— Все хотят, чтобы в жизни были изменения, чтобы она становилась лучше. Для этого нужно избирать депутатов — тех людей, которые готовы пойти во власть, чтобы улучшить их жизнь.

В единый день голосования свою гражданскую позицию выразила действующий депутат городской думы Татьяна Хильчук. Она на своём опыте работы поняла, какими качествами должен обладать хороший депутат и за кого стоит отдать голос в этой гонке.

— Тут надо подходить к выбору депутата таким образом, чтобы ему потом было интересно с вами работать. Есть ли у вас горячая вода, засыпали ли вам яму во дворе, а не чтобы он оперировал философскими понятиями. Никто в региональной думе не будет раздавать фабрики и землю. Здесь делают конкретные дела и поэтому надо выбирать конкретного человека. Я выбрала конкретного человека, которому доверяю, — уверена в своём выборе депутат курганской городской думы Татьяна Хильчук.

Избирательные участки в Курганской области закроются в 20:00

Дарья Ткачук, служба информации телекомпании «Область 45», фото Анны Макаровой

Человеку, которому я доверяю все

Доверять кому-то после того, как ваше доверие раз за разом обманывали, на самом деле сложно . Первые пару раз это случается, когда вы чувствуете, что вас используют в своих интересах, наносят удар в спину, обманывают или даже унижают. Но после того, как это случается раз за разом, вы вынуждены никому не доверять, чтобы больше не чувствовать себя так. В конце концов, вы никому не доверяете и держите все при себе. А потом вы встречаетесь с тем человеком, с которым мгновенно общаетесь.Тот, кто излучает эту атмосферу, которая говорит: «Я никогда не перейду к вам». Кого-то, кого вы, наконец, чувствуете комфортно, впуская в свой личный мир.

Это открытое письмо человеку, которому я все доверяю.

Прежде всего, я хотел бы сказать спасибо .

Спасибо, , что пришли в мою жизнь и никогда не уходили. Я боюсь потерять тебя, потому что ты так много значишь для меня. Вы никогда не давали мне повода так думать. Вы говорили о долгосрочных перспективах наших отношений.Это дает мне надежду на то, что наши отношения будут расти и никогда не прекращаться.

Спасибо, , за доверие. После того, как тебя предали так много раз, трудно доверять легко и полностью. Но ты особенный. Вы облегчаете открытие. Вы заставляете меня хотеть рассказать вам все. Когда что-то происходит в моей жизни, я первым хочу сказать тебе об этом. Я никогда не чувствовал себя так комфортно с кем-то. Спасибо за это.

Спасибо, , за то, что позволили мне высказаться перед вами, и за то, что всегда давали мне советы.Даже если вы понятия не имеете, что я чувствую или что я переживаю, слушайте. И это все, что мне действительно нужно. Но даже после того, как вы меня выслушали, вы всегда пытаетесь дать совет, что я очень ценю. Даже когда не знаешь, что сказать, всегда говоришь правильные вещи. Вы знаете, как связаться со мной, и вы знаете, как справиться со мной и моими многочисленными чувствами. Вы замечаете мое плохое настроение и всегда проверяете меня. Я действительно ценю это, раньше никого так не волновало.

Спасибо, , за то, что ты веришь в меня и никогда, никогда не отказывался от меня. Вы верите в меня больше, чем я верю в себя. Вы видите мой потенциал и изо всех сил стараетесь убедиться, что когда-нибудь я достигну этого потенциала. Вы хотите, чтобы я добился успеха, и будете помогать мне в этом, несмотря ни на что. Спасибо.

Спасибо за то, что вы были собой.

После того, как меня так много раз обманывали люди, которым я так доверял (возможно, слишком сильно), быть полностью уверенным в ком-то очень приятно.Переход от нескольких избранных, которым я доверял некоторую информацию, но никому, кому я мог бы все рассказать, к тому, чтобы иметь кого-то, одного особенного человека, которому я могу все рассказать и без всяких условий, — это потрясающее чувство. Как будто с моих плеч свалился огромный груз. Никогда не возникает вопроса, будет ли этот человек осуждать меня, высмеивать меня за мои решения, высмеивать мои чувства или предавать мое доверие. И за это я невероятно благодарен.

Человек, которому я бы доверил свою жизнь…

Человек, которому я бы доверил свою жизнь, — это тот, кто доверил бы мне свою.

Доверие — очень деликатный вопрос. Это что-то нематериальное, но хрупкое. Это то, что требует силы, но часто передается в слабые руки. Его мягкость часто может быть поводом для того, чтобы кто-то ослабил свою защиту, потому что как что-то такое нежное и хрупкое может причинить вам вред? Но не всегда все работает так, как мы думаем.

Доверие — дело взаимное. Он построен со временем и усилиями, чтобы понять целостность другого человека.Любить кого-то не всегда означает полностью ему доверять. В песне есть доля правды: «Иногда любви недостаточно». Например, в романтических отношениях можно признаться кому-то в любви, но при этом с подозрением относиться к действиям партнера. Кто-то может сказать: «Если я не ревную, значит, я не люблю тебя по-настоящему». Они делают любовь оправданием своего недоверия. Мы не можем просто сказать, что они чувствуют не настоящую любовь, потому что мы не стоим на их месте. Однако можно с уверенностью сказать, что доверия в таких отношениях не бывает.Такая любовь может удушать и утомлять. Доверие терпит поражение, когда отсутствует понимание того, что чувствует другой человек. Следовательно, любовь терпит поражение, когда нет доверия.

Поскольку доверие взаимно, я бы доверил свое сердце и все свое существо тому, кто доверяет мне. Я бы доверил свою жизнь тому, кто понимает меня со всей моей сложностью.

Человек, которому я доверяю свою жизнь, — это мой муж, не только потому, что он тот человек, за которого я вышла замуж, но потому, что он — человек, который доверяет мне больше всего.За наши четырнадцать лет совместной жизни он ни разу не поколебался в своем доверии. В определенные моменты я сомневался в его верности, но он никогда не сомневался. Хотя я была ревнивой девушкой, он всегда говорил мне: «Я доверяю тебе». И, несмотря на всю свою ценность, он всегда доказывал мне это. Благодаря его неизменному доверию я узнал, что можно полностью доверять кому-то. Мне было стыдно за свои действия, но это научило меня быть доверчивым человеком. В моменты моего триумфа он был рядом, чтобы подбодрить меня, а в мои неудачи он всегда первым говорил: «Ничего страшного.Я верю, что ты сможешь сделать это в следующий раз ». Он говорит это, даже когда я терплю неудачу столько раз, что снова встаю на ноги. Я доверяю ему, потому что он верит в меня. Этот ребенок доверия — это то, что мы строили годами слезами и жертвами.

Доверие похоже на крепкое здание. У него должен быть прочный фундамент. Для этого нужны подходящие материалы, чтобы выдержать испытания временем. Вы должны строить его аккуратными руками.

Я знаю, что все это может показаться слишком хорошим, чтобы быть правдой для некоторых, особенно для тех, кто когда-то доверял и терпел неудачу.Но не бойтесь снова доверять. Единственный способ узнать, можно ли кому-то доверять, — это довериться им. Наберитесь смелости еще раз довериться. Самое главное, ДОВЕРЯЙТЕ СЕБЕ. Вы не можете дать то, чего у вас нет. Как говорится, «будь осторожен, когда голый человек предлагает тебе рубашку». Поверьте, что вы снова способны доверять. Верьте, что вы достойны того, чтобы вас любили. Верьте, что есть кто-то, кто может доверять вам так, как вы доверяете себе. Жизнь слишком коротка, чтобы жить в сомнениях.

Хотите знать, заслуживает ли кто-то доверия? Ищите эти 15 знаков

Хорошие отношения придают жизни больше смысла, а в бизнесе они превращаются в ресурсы, советы и стабильность. В основе этих связей лежит доверие.

Эти 15 знаков — мертвые раздачи, что вы имеете дело с хранителем:

1. Они последовательны.

Надежный человек будет использовать примерно одно и то же поведение и язык в любой ситуации. У них есть самоконтроль, чтобы поддерживать характер и выполнять то, что они обещают сделать, даже когда они испытывают искушение вернуться назад.Они не будут носить разные маски и притворяться кем-то, кого не хотят впечатлять. Переключение происходит благодаря получению надежной новой информации, а не из корыстных прихотей. Более того, то, что они говорят, совпадает с тем, что вы слышите от других.

2. Они проявляют сострадание и смирение.

Обе эти черты демонстрируют, что человек может хорошо думать о других и не считает себя более важным, чем кто-либо другой. Поскольку они более сосредоточены на внешнем мире, они с меньшей вероятностью наступят вам на ноги или предадут вас, чтобы получить то, что им нужно или чего они хотят.

3. Они уважают границы.

Надежные люди не пытаются навязать свою волю другим, потому что не чувствуют необходимости контролировать тех, кто их окружает. Они избегают издевательств и признают, что нет, значит нет.

4. Они идут на компромисс и ничего не ждут даром.

Маленькие жертвы показывают, что человек осознает, что доверие — это улица с двусторонним движением. Они готовы дать немного, чтобы потом что-то вернуть. И если они что-то просят, они обязательно продемонстрируют ценность своего запроса.

5. Они расслаблены (и вы тоже).

Человек, который притворяется и склонен вести себя сомнительно, обычно проявляет некоторые признаки беспокойства, такие как возбужденный язык тела. Если этот человек кажется спокойным, ему, вероятно, нечего скрывать, и он честен и открыт с вами. Вы, вероятно, тоже будете спокойны, потому что не будете подсознательно улавливать и отражать негативные сигналы.

6. Они уважительно относятся ко времени.

Надежные люди делают все возможное, чтобы не опаздывать и не отменять планы в последнюю минуту, потому что они знают, что это причиняет вам неудобства и нарушает обещания. Они не будут торопиться или затягивать дела ради собственной выгоды.

7. Они проявляют благодарность.

Надежные люди готовы признать, что в одиночку они не справятся, и ценят командную работу. Они отдают должное там, где это необходимо, даже если это означает, что они не продвигаются так быстро и не так хорошо себя чувствуют.

8. Они сообщают все факты, даже если это больно.

Для надежных людей важны правда и прозрачность. Они не будут лгать из-за упущения или подделки данных. Они откажутся даже от информации, которая может поставить под угрозу их репутацию или создать конфликт, полагая, что эти конфликты можно разрешить с помощью хорошего сочувствия и общения.

9. Они доверяют вам.

Доверие кому-то, выявление недостатков и тому подобное — это определенная уязвимость.Поэтому, когда кто-то доверяет вам, это демонстрирует, что человек уже доверяет вам и что они хотят, чтобы вы также были открыты с ним.

10. Они не материалистичны и не отчаянно нуждаются в деньгах.

Хотя в том, чтобы иметь хорошие вещи, нет ничего плохого, надежные люди не ставят вещи выше людей. Они готовы отказаться от того, что у них есть (или может быть), чтобы помочь. Финансовая стабильность способствует доверию, поскольку снижает соблазн плохо относиться к другим из-за необходимости самосохранения.

11. Правильно

лот .

Поскольку надежные люди ценят истину, они готовы делать свою домашнюю работу. Они проводят исследования, которые приводят к поддающимся проверке выводам, поэтому у них есть репутация правильного ответа.

12. Они пропускают сплетни о кулерах.

Надежные люди не любят делать предположений ни о чем, ни о ком. Они предпочитают получать информацию из источника и позволять источнику говорить за себя.Они избегают слухов, потому что знают, что слухи обычно включают в себя негатив, который разрывает людей, а не нагнетает их. Когда они разговаривают, их язык вдохновляет и уважает.

13. Они ученики.

Люди, которым можно доверять, знают, что у них нет ответов на все вопросы. Они ищут способы постоянно учиться и совершенствоваться, и в ходе этого процесса они готовы делиться найденными ресурсами и фактами.

14.Вы знаете, с кем они связаны, и они пытаются связать вас.

Оба эти элемента показывают, что другой человек считает вас важным человеком. Они хотят, чтобы вы были частью их обычной социальной группы и встречали людей, которые вам нужны для достижения успеха. Другие тоже могут подтвердить или опровергнуть то, что вы знаете об этом человеке. Следовательно, чем больше людей вас представляет человек, тем больше вероятность того, что они не скрывают, кто они есть.

15. Они готовы помочь вам и другим.

Надежные люди будут слушать и поддерживать вас, даже если им от вас что-то не нужно. Они делают все возможное, чтобы быть готовыми помочь, что бы вы ни пережили.

Мнения, выраженные здесь обозревателями Inc.com, являются их собственными, а не мнениями Inc.com.

5 основных причин, по которым вы постоянно доверяете не тем людям, и как их остановить

Часть серии «Найдите смельчаков, чтобы построить свою счастливую жизнь и карьеру»

Фото: Pexels

В течение последних нескольких месяцев я получил известия от множества мужчин и женщин, которые испытывают серьезные проблемы и даже травмы после того, как доверились не тем людям.Поскольку они верят этим мошенникам, мошенникам или эмоционально нестабильным людям, они совершают большие жизненные и карьерные ошибки и выбирают неправильную работу, партнерские отношения, отношения, сделки и многое другое.

Когда конкретная проблема, подобная этой, проявляется в моей коучинговой работе чаще, чем обычно, я знаю, на что нужно обратить внимание.

Я потратил годы на то, чтобы понять, почему люди делают то, что они делают — сначала в моей корпоративной карьере, затем в качестве терапевта по вопросам брака и семьи, а теперь в качестве карьерного коуча и писателя.В этих случаях мы с моими клиентами внимательно изучали, почему они доверяют людям, которые сбивают их с пути. Мы исследовали, чувствовали ли они, что это плохой ход, прежде чем они это сделали, и почему они влюбились в этих людей, которые лгали, обманывали, причиняли им боль или преднамеренно искажали имеющиеся возможности.

Во всех случаях причины схожи. Я видел пять основных причин, по которым нас постоянно обманывают люди, которым мы не должны доверять, и почему мы подвержены хроническому доверию ненадежным людям, которые, в конце концов, заботятся только о себе и себе. прирост.

Когда я вспоминаю одно из худших карьерных решений, которое я когда-либо принимал, которое привело к серьезной травме в моей жизни, это было доверие не тому человеку — боссу, который был новым сотрудником в компании с небольшим соответствующим отраслевым опытом, — и верой тому, что он сказал о работе, которая, казалось, была ответом на все мои молитвы (деньги, влияние, власть, гибкость и т. д.). Еще до моего первого дня там я начал получать всевозможные тревожные признаки того, что это будет катастрофа. Но я уже согласился на роль (по всем причинам, перечисленным ниже).И я был слишком слаб, неуверен в себе и боялся последствий, чтобы отменить свое решение после его принятия.

Первые пять причин, по которым мы доверяем не тем людям:

1. Мы отчаянно хотим верить им, хотя знаем, что то, что они предлагают, слишком хорошо, чтобы быть правдой

Когда мы находимся в ситуации, которую отчаянно нуждаемся или хотим изменить, мы часто не обращаем внимания на все внешние и внутренние признаки, указывающие на то, следует ли человеку доверять.Вместо этого мы используем то, что звучит замечательно и впечатляюще, и то, что мы думаем, поможет нам как можно быстрее избавиться от нашей текущей боли и проблем. Даже если мы знаем, что то, что предлагает этот человек, кажется слишком приятным, чтобы быть правдой, мы бросаемся на это, потому что хотим верить, что есть быстрый и легкий выход из того положения, в котором мы находимся сегодня.

2. Они подтверждают то, во что мы должны верить в отношении самих себя

Ненадежные люди с повесткой дня часто точно знают, что нам сказать, чтобы нас зацепить.Они ясно чувствуют (и ищут), в чем заключаются наши «пробелы в силе» — где нам не хватает уверенности и самоуважения и во что мы стремимся верить о себе и своей жизни — и говорят нам то, что мы хотим услышать. Это заставляет нас чувствовать себя хорошо, поэтому мы следуем им.

3. Они кажутся «победителями» — харизматичными, убедительными и впечатляющими

Нарциссы (люди с настоящим нарциссическим расстройством личности) и другие эмоциональные манипуляторы часто являются людьми, которым мы доверяем, хотя нам не следует доверять.Почему? Потому что они обычно кажутся сильными, уверенными, контролирующими и очень успешными. Они кажутся «победителями» в своей жизни и карьере, и мы хотим, чтобы часть этого отразилась на нас. И нам приятно, что эти «победители» выбирают нас для игры в их команде. Но когда мы узнаем их, или если нам когда-нибудь придется бросить вызов тому, что они говорят, думают или во что верят, мы очень скоро увидим, что они небезопасны и им нельзя доверять, и они не те, кем кажутся. .

4. Они заставляют нас чувствовать, будто кто-то наконец признал наши таланты

Оглядываясь назад на свою жизнь до настоящего момента, я должен признать, что доверял не тем людям, когда они заставляли меня чувствовать, что меня наконец-то узнают и ценят.Они хвалили меня за мои таланты и способности и говорили о том, чем я выделялся среди конкурентов, как будто я могу понять, что я собой представляю и кем я являюсь по своей сути. И это заставило меня почувствовать, что меня понимают, ценят и в хороших руках с этим человеком.

К сожалению, ненадежные люди часто бьют вас прямо по ахиллесовой пятке, хваля и надувая вас, так что вы чувствуете себя потрясающе в их присутствии. Но этот тип лести и похвалы недолговечен, и, хотя в то время это может показаться прекрасным, это просто тактика, которая заставляет нас любить их и следовать им.Это не по душе, и они могут обернуться против вас ни копейки. Это игра с манипуляциями.

5. Мы передаем наши полномочия и пропускаем необходимые проверки, чтобы убедиться, что это правильный шаг

Даже при том, что они собираются заняться чем-то очень важным с человеком, многие люди не проводят необходимую оценку человека, прежде чем они просто не доверяют ему.

Если мы посмотрим на слово «заслуживающий доверия» в словаре, мы увидим эти описания и синонимы:

  • Надежный
  • Можно положиться на то, чтобы сделать или предоставить то, что нужно и правильно
  • цельный
  • Безопасный
  • Сейф
  • Ответственный
  • Проверено на практике

Как узнать, заслуживает ли кто-то доверия?

Есть несколько очень надежных признаков надежности (вот 15 полезных) при оценке их поведения, отношения, ценностей и порядочности, которые показывают, можно ли доверять этому человеку.Не руководствуйтесь только их словами — исследуйте глубже. Слова дешевы.

Если доверие не тем людям является для вас хронической проблемой, вы можете это изменить. Первый шаг — остановиться перед тем, как сказать «ДА» чему-либо или кому-либо, что связано с обязательствами с вашей стороны. Выделите немного времени наедине с собой и запишите все причины, по которым вы чувствуете необходимость следовать этому человеку и доверять ему.

Задайте себе следующие вопросы:

  • Напоминает ли он мне кого-то из моего прошлого?
  • Доверяя и следуя этому человеку, пытаюсь ли я «исправить» или исцелить большую проблему в моей жизни как можно быстрее?
  • Эта ситуация напоминает мне другую ситуацию, которая пошла не так в моей жизни?
  • Есть ли какие-то внешние признаки того, что мне НЕ следует доверять этому человеку?
  • Существуют ли какие-либо поступки (прошлые или нынешние), которые вызывают тревогу в отношении этого человека?
  • Что другие люди, которым я доверяю, разделяют об манерах, поведении и надежности этого человека?
  • Есть ли у меня интуиция или чутье в отношении этого человека, которого я игнорирую?
  • Считают ли мои наставники и советники целесообразным доверять этому человеку?
  • Каковы были бы потенциальные результаты в моей жизни и карьере, если бы я поступил интуитивно и не доверял этому человеку?

Если вы хронически доверяете не тем людям, главное — замедлиться, провести тщательную, сбалансированную и бесстрастную оценку этого человека и этой возможности, а также попросить доверенных сторонних мнений, чтобы эффективно оценить лучший следующий шаг в вашей жизни.

В идеале, наше внутреннее руководство должно быть достаточно мощным и надежным, чтобы указывать нам лучших людей, с которыми можно взаимодействовать. Но многих с детства и прошлого приучили не слышать и не обращать внимания на внутренний голос, кричащий «СТОП!»

Окончательный шаг к более успешной жизни и карьере — это развить в себе больше смелости, уверенности, чувства собственного достоинства и силы, чтобы четко понимать, что вам подсказывает ваше внутреннее руководство, и «найти храбрость», чтобы подняться, высказаться и встать. решительно за то, что вы хотите, за то, кем вы являетесь, и за отличные результаты, которых вы полностью заслуживаете.

Для практической помощи в построении более сильного будущего, поработайте с Кэти и загрузите ее бесплатный веб-семинар «Самый быстрый путь к вашей самой счастливой карьере».

Галерея: 100 человек: лидеры отрасли

33 изображений

Кому можно доверять?

Представьте, что вы заключаете многолетнюю сделку по предоставлению аутсорсинговых услуг крупной компании. Клиент говорит вам, что его фирма хочет подписаться на определенный уровень услуг, но он хотел бы, чтобы вы были готовы предоставлять больше на лету, полагая, что вы сможете выработать условия для дополнительных ресурсов по мере того, как возникает необходимость.Согласны ли вы?

Или представьте, что потенциальный деловой партнер хочет купить у вас услуги на сумму 12 миллионов долларов, но может потратить только 10 миллионов долларов из-за временных бюджетных ограничений. Он рискует перспективой получения долгосрочных доходов в обмен на скидку, но говорит, что пока не может ни на что брать обязательства. Вы должны дать ему сделку?

Подобные ситуации представляют собой дилеммы для любого менеджера. Ответы не очевидны. Если вы решите доверять новым клиентам, подрядчикам или сотрудникам, вы сделаете себя уязвимым: ваши результаты, финансовые и прочие, теперь зависят от их верности.Но если вы настаиваете на проверке каждой претензии и учете всех деталей до подписания сделки, вы замедляете процесс и увеличиваете расходы, потенциально ставя себя в невыгодное положение.

Два приведенных выше сценария исходят от моего друга, назовем его Робом, который является партнером одной из крупнейших консалтинговых фирм в мире. (Поскольку мы говорим о доверии, мы использовали псевдоним, чтобы защитить его анонимность, а также его фирму и его клиентов.) Хотя он согласился с предложениями обоих клиентов, решения о доверии привели к очень разным результатам.Первый клиент воспринял согласие Роба как подтверждение того, что она и ее очень большая фирма обладают властью в отношениях и, следовательно, могут диктовать условия будущей работы; Со временем она прояснила, что, если все более необоснованные требования фирмы не будут удовлетворены, она просто перейдет к другому, более желающему поставщику. Второй клиент, напротив, оказался заслуживающим доверия, и долгосрочный доход, который он принес компании Роба, более чем компенсировал скидку, предоставленную в первоначальном соглашении.

Успех в бизнесе, несомненно, требует определенной готовности сотрудничать с другими и веры в них. Вопрос в том, сколько веры и в кого? Десятилетия научных исследований показывают, что точность людей при принятии решения о том, можно ли доверять другому, как правило, лишь ненамного лучше, чем случайность. Но это не потому, что надежность совершенно непредсказуема. Это потому, что рекомендации, которые большинство из нас использует для таких прогнозов, ошибочны. Мы уделяем слишком много внимания репутации и предполагаемой уверенности, игнорируя тот факт, что человеческое поведение всегда чувствительно к контексту и часто может быть лучше оценено нашей собственной интуицией.

Итак, когда деньги и ресурсы вашей компании находятся на кону, как вы можете лучше оценить надежность и тем самым повысить свои шансы на успех? Эта статья основана на новейших исследованиях, чтобы показать, как работает надежность, и предлагает четыре момента, о которых следует помнить в следующий раз, когда вы будете решать, вести дела с новым партнером или нет.

Целостность может меняться

Большинство людей используют репутацию как показатель честности. Была ли компания надежной в прошлом? Будут ли предыдущие клиенты одобрять его как хорошего делового партнера? Ответы на такие вопросы одни из самых востребованных в мире коммерции.Десятки веб-сайтов и ресурсов, от Angie’s List до Stack Overflow, были созданы, чтобы удовлетворить спрос. Но с такими стратегиями есть проблема. Вопреки распространенному мнению, порядочность не является стабильной чертой: тот, кто был справедливым и честным в прошлом, не обязательно будет справедливым и честным в будущем.

Чтобы понять почему, нам нужно отказаться от представления о том, что люди борются с «добрыми» и «злыми» импульсами. За исключением случаев серьезной психопатологии, разум так не работает.Скорее, он фокусируется на двух типах выгод: краткосрочной и долгосрочной. И это компромисс между ними, который обычно диктует честность в любой момент. Люди, которые нарушают доверие — например, обещая работу, которую они не выполнят или не смогут выполнить, — могут немедленно получить вознаграждение, но они уменьшают вероятность накопления большей выгоды от обмена и сотрудничества с одним и тем же партнером (и, возможно, с другими). в будущем. Какой результат лучше? Это зависит от ситуации и вовлеченных сторон.

Взять жульничество. Психолог из Claremont McKenna Пьеркарло Вальдесоло и я провели множество экспериментов по этой теме, и один удивительный (хотя и разочаровывающий) результат, который мы снова и снова обнаруживаем, заключается в том, что 90% людей, большинство из которых считают себя морально достойными, будут действовать нечестно. чтобы принести пользу себе , если они считают, что их не поймают. Почему? Анонимность означает, что никаких долгосрочных затрат не потребуется. Еще более поразительным является тот факт, что большинство обманщиков также отказываются характеризовать свои действия как ненадежные; они рационализируют свое поведение, даже осуждая то же самое в других.

Результат очевиден. Надежность зависит от обстоятельств. Если подрядчик, гарантирующий выполнение работ, находится под значительным давлением, требующим сокращения затрат для достижения целей на конец года, его внимание может сместиться на краткосрочные проблемы, что приведет к снижению ее добросовестности. Точно так же, если продавец собирается закрыть крупную сделку, но планирует в ближайшее время покинуть свою фирму, расчет становится довольно простым: согласиться с требованиями потенциального покупателя и проклясть последствия. Так что помните, нельзя полагаться на репутацию, заработанную ведением бизнеса с одним клиентом с одним набором затрат и выгод, когда меняются компромиссы или подотчетность.

Власть портит

Кто из мужчин, по вашему мнению, будет честнее: тот, кто носит костюм от Armani, или тот, кто носит спортивную куртку от Men’s Wearhouse? Хотя одежда может показаться неуместной, исследование Пола Пиффа, социального психолога из Беркли, предполагает, что показатели социально-экономического статуса могут предсказывать надежность. Оказывается, повышение статуса и власти идут рука об руку с уменьшением честности и надежности. Например, в одном эксперименте Пифф и его коллеги попросили участников сыграть роль рекрутера.Участникам рассказали об открытой временной должности, которая продлится не более шести месяцев, и о высококвалифицированном соискателе, которого интересует только долгосрочная роль. Когда их попросили подготовить свои предложения, чтобы добиться расположения этого кандидата, те рекрутеры с более высоким социально-экономическим статусом не только не сказали заявителю, что эта работа временная, но и сказали руководителям исследования, что они солгут о продолжительности работы, если их спросят.

Из этого и других выводов можно подумать, что богатые просто менее заслуживают доверия, чем бедные, но это не совсем так.Честность человека зависит от его относительного чувства власти или уязвимости, а не от того, сколько у него или нее денег в банке. Работа психолога Кельнского университета Йориса Ламмерса доказывает это. Ламмерс произвольно назначил людей в качестве «боссов» или «последователей» в симуляторе офиса и обнаружил, что большинство людей, временно повышенных до более высоких должностей, проявляют более высокую степень лицемерия — они быстро осуждают других за неэтичное, самоуверенное поведение. заинтересованное поведение, но сочли свои собственные аналогичные действия приемлемыми.

Когда кто-то имеет более высокий статус, чем вы, или даже просто думает, что он имеет, его разум подсказывает ему, что он вам нужен больше, чем он. Следовательно, он с большей вероятностью будет удовлетворять краткосрочные желания и меньше беспокоиться о долгосрочных последствиях своей ненадежности. Поэтому, решая, кому доверять, вы должны учитывать различия во власти, в том числе новые и временные. Если потенциальный сотрудник только что получил повышение или заключил крупную сделку, он может счесть некоторые отношения менее важными.И хотя ведущие фирмы часто имеют отличную репутацию, это не означает, что они относятся к своим мелким клиентам так же, как и к более крупным.

Уверенность часто маскирует некомпетентность

Конечно, честность — это еще не все. Компетентность тоже имеет значение: благородные намерения не имеют значения, если способности человека не соответствуют задаче. Наш разум осознает этот факт с удивительно раннего возраста. Например, согласно исследованию профессора Гарварда Пола Харриса, дети в возрасте от четырех лет более склонны искать информацию и верить в нее у инструкторов, которых они считают более компетентными.

Уверенность настолько манящая, что мы часто готовы доверять любому, кто ее выражает, особенно когда на карту поставлены деньги или другие ресурсы. Например, люди с большей готовностью доверяют и используют информацию, предлагаемую уверенно выглядящими людьми, когда работают над проблемами, от решения которых они могут получить прибыль, как показывает работа психологов из Университета Британской Колумбии Джейсона Мартенса и Джессики Трейси. Точно так же в моем собственном исследовании с Лизой Уильямс из Университета Нового Южного Уэльса мы обнаружили, что люди, выражающие гордость за недавно сформированные рабочие группы, быстро поднимались до руководящих должностей, даже несмотря на то, что способности, от которых исходила их гордость, были недостаточными. не имеет отношения к поставленной задаче.

Но слишком часто мы ошибочно принимаем самоуверенность людей за истинные способности. Если кто-то может подкрепить свою браваду стабильной работой, это не причинит вреда. Однако, если вы попадаете на пустую (или обманчивую) позу, это проблема.

Как лучше всего оценивать компетентность? Делай свою домашнюю работу. Хотя репутация не всегда является хорошим показателем добросовестности, она является надежным показателем компетентности. Это потому, что способности относительно стабильны независимо от компромиссов в вознаграждении и, следовательно, не подлежат моральному расчету.Поэтому, когда вы чувствуете доверие к руководству компании, поговорите с нынешними и бывшими сотрудниками, поставщиками и клиентами, чтобы убедиться, что это оправдано.

Доверять своей интуиции — нормально

Исследователи в академическом, деловом и военном сообществах потратили годы, пытаясь раскрыть несколько простых методов определения надежности, но, несмотря на все их усилия, по-прежнему терпят неудачу. Все эти книги обещают научить вас определять лжецов с помощью языка тела? Ни один из них не имеет эмпирической поддержки.И, как показал недавний отчет Государственной бухгалтерской службы, даже тактика, которой обучены агенты Национальной безопасности и TSA, не работают надежно.

Искушение, конечно, состоит в том, чтобы найти один «телл», указывающий на то, что кому-то нельзя доверять. Это фальшивая улыбка? Беглые глаза? Однако в действительности любой сигнал неоднозначен. Если кто-то коснется ее лица, она может подсознательно что-то скрыть или у нее может появиться зуд. Чтобы точно определить намерения другого человека, вам нужно найти набора сигналов — жестов, которые вместе могут более точно предсказать или выявить мотивацию.Хорошая новость в том, что большинство из нас делает это инстинктивно.

В недавнем эксперименте с коллегами из Корнелла и Массачусетского технологического института мы засняли людей, которые коротко беседовали с вами лично или через онлайн-чат непосредственно перед тем, как сыграть в экономическую игру, в которой личный интерес противопоставляется сотрудничеству. Хотя средний уровень сотрудничества был одинаковым в обеих группах, прогнозы людей о том, насколько справедливо их партнеры будут действовать при денежном обмене, были значительно более точными, если раньше они общались лицом к лицу.Это означало, что должен существовать сигнал, относящийся к доверию.

Чтобы выяснить, что это было, мы сравнили наборы невербальных сигналов, которые мы собрали из записей, чтобы увидеть, какие из них предсказывают ненадежное поведение. Мы обнаружили, что четыре — отклонение от партнера, скрещивание рук, прикосновение рук и касание лица — были надежными индикаторами , когда встречались вместе . Чем чаще человек выражал все четыре сигнала, тем большую заинтересованность он проявлял, отказываясь делиться прибылью с партнером.И чем больше раз партнер видел, как она показывала эти сигналы, тем больше он ожидал, что она обманет. Что самое интересное, участники очной встречи не знали, что они использовали подсказки, чтобы сделать выводы о надежности; они развили более точную интуицию, не имея возможности сказать почему.

Затем мы повторили эксперимент с одним важным изменением: участники разговаривали не с другим человеком, а с гуманоидным роботом, который был запрограммирован так, чтобы выражать либо четыре целевых сигнала, либо нейтральные.Робот обеспечивал точный контроль: он мог повторять целевые жесты с точностью, недоступной ни одному актеру-человеку, а это означало, что мы могли определить силу четырех сигналов. И результаты оказались такими, как мы и предсказывали: когда люди видели, как робот выражал целевые сигналы, они сообщали, что меньше доверяли ему и ожидали, что он их обманет.

Эти данные демонстрируют, что наш разум обладает встроенными детекторами доверия. Они также подтверждают, насколько ценными могут быть интуиция или внутреннее чутье.Проблема в том, что менеджеры и переговорщики часто подавляют свой интуитивный механизм, либо (а) игнорируя его в пользу того, что они считают более рациональными предикторами надежности, например, репутацией или статусом, либо (б) ошибочно ищут невербальный невербальный механизм ». говорит. »

Я предлагаю позволить вашему разуму спокойно прийти к суждению. Недавнее исследование, проведенное Марком-Андре Рейнхардом из Университета Мангейма, подтверждает эффективность этого подхода. Исследователи попросили участников посмотреть видео с участием честных и обманчивых людей.Сразу после этого половине участников было предложено подумать о том, кому можно доверять, в то время как остальным было предложено отвлечься другой задачей. Последняя группа оказалась значительно более точной в последующем определении того, кому можно доверять. Почему? Отвлечение позволяло их бессознательному уму извлекать смысл из множества невербальных сигналов, не препятствуя аналитическому вмешательству.

Конечно, не стоит слепо доверять своей интуиции. Но вы должны использовать его как ценную информацию.Знание правильных сигналов, которые следует искать, также повысит вашу точность, поскольку вы будете меньше подвержены влиянию распространенных неправильных представлений о доверии. Однако помните, что этот язык тела дает представление только о текущих намерениях партнера. Еще большая точность достигается при рассмотрении изменений обстоятельств, которые могут произойти в будущем. Лучше верить, чем нет? Если вы ничего не знаете о ситуациях потенциальных партнеров и не можете общаться с ними лицом к лицу, ответ, вероятно, положительный. Большинство общепринятых моделей предполагают, что склонность к доверию лучше, когда у вас нет информации, на которую можно было бы продолжить, поскольку выгоды от длительных отношений обычно перевешивают разовые потери.Но когда у вас есть представление о ситуации вашего оппонента и вы можете общаться лицом к лицу, вам следует развеять свои представления о том, как работает доверие, и запомнить эти четыре правила.

Версия этой статьи появилась в мартовском выпуске Harvard Business Review за 2014 год.

Переосмысление доверия

Вкратце об идее
  • Доверие важно для бизнеса и экономического успеха. Но недавние финансовые скандалы говорят о том, что люди не всегда очень умны в отношении того, кому доверять.Бернар Мэдофф привлек к себе некоторых из самых умных людей в мире.
  • В эволюции доверие хорошо служило людям, потому что оно увеличивало шансы на выживание уязвимых младенцев. Химия нашего тела вознаграждает нас за доверие, и мы быстро решаем доверять другим на основе простых поверхностных сигналов, таких как их физическое сходство с нами.
  • Наша готовность доверять заставляет нас делать ошибки. На уровне вида это не имеет значения, если больше людей заслуживают доверия, чем нет.Однако на индивидуальном уровне неуместное доверие может вызвать у нас проблемы. Чтобы выжить как личности, нам нужно научиться умерить свое доверие.

Идея на практике

Чтобы доверять с умом, нам нужно изменить свой образ мышления и поведенческие привычки, следуя семи основным правилам.

  • Правило 1. Познай себя. Если вы склонны доверять не тем людям, вы должны работать над интерпретацией получаемых сигналов. Если вы умеете распознавать сигналы, но испытываете трудности с установлением доверительных отношений, вам придется расширить свой репертуар поведения, способствующего укреплению доверия.
  • Правило 2: Начните с малого. Измеренное доверие начинается с небольших действий, способствующих взаимности. Хороший пример динамики был продемонстрирован компанией Hewlett-Packard в начале 1980-х годов. Руководство позволяло инженерам забирать оборудование домой, когда им было нужно, без необходимости проходить через большую бюрократию. Это стало сильным сигналом того, что компания доверяет сотрудникам, но при этом сопряжена с относительно небольшим риском, поскольку политика была привязана к тому, чтобы сотрудники не злоупотребляли доверием.
  • Правило 3. Напишите escape-предложение. С четко сформулированным планом выхода из взаимодействия люди могут доверять более полно и с большей приверженностью. В Голливуде сценаристы регистрируют свои передачи в Гильдии писателей — простой акт, который защищает от риска того, что другие сочтут рассказ своей собственной.
  • Правило 4. Подавайте сильные сигналы. Большинство из нас ошибочно полагают, что наша надежность очевидна. Нам действительно нужно сообщить об этом более четко.Точно так же мы должны принимать решительные меры в случае злоупотребления нашим доверием. Отправка слабых сигналов о нашей готовности проявить доверие или наказать за злоупотребление доверием делает нас более уязвимыми для эксплуатации.
  • Правило 5. Признавайте дилемму другого человека. Поскольку мы очень беспокоимся о своей защите, мы часто забываем, что люди, с которыми мы имеем дело, сталкиваются с собственными дилеммами доверия и нуждаются в уверенности в том, следует ли им (и насколько) доверять нам.Создатели хороших отношений активно снижают тревогу и успокаивают окружающих.
  • Правило 6. Смотрите не только на людей, но и на роли. Роль или должность человека могут гарантировать его компетентность и мотивацию. Но будь осторожен; люди с Мэйн-стрит в США долгое время доверяли людям с Уолл-стрит, потому что финансовая система, казалось, давала надежные результаты, которым позавидовал весь мир.
  • Правило 7. Сохраняйте бдительность и всегда задавайте вопросы. Многие люди, доверие которых злоупотребляют, изначально проводят должную осмотрительность. Проблема в том, что они не поддерживают должную осмотрительность в актуальном состоянии, потому что считают, что бдительность и двойственное отношение к людям, которым они доверяют, психологически неудобны.

В течение последних двух десятилетий доверие рекламировалось как всемогущая смазка, которая поддерживает вращение экономических колес и смазывает правильные соединения — и все это к нашему коллективному благу. Популярные книги о бизнесе провозглашают силу и силу доверия.Ученые с энтузиазмом собирали исследование за исследованием, показывающее различные преимущества доверия, особенно когда оно основано на четком послужном списке, заслуживающем доверия опыте и известности в правильных сетях.

Затем появился Берни. «В этом человеке, происхождении и репутации было что-то такое, что внушало доверие», — размышлял один брокер, привлеченный Бернардом Мэдоффом, который признался в схеме Понци на 65 миллиардов долларов — одной из крупнейших и наиболее успешных в истории. На первый взгляд Мэдофф обладал всеми добросовестными качествами — послужным списком, резюме, опытом и социальными связями.Но тот факт, что так много людей, включая некоторых опытных финансовых экспертов и руководителей бизнеса, убаюкивал ложное чувство безопасности при общении с Мэдоффом, должен заставить нас задуматься. Почему мы так доверчивы?

Мэдофф — вряд ли первый, кто заткнул себе столько глаз. А как насчет Enron, WorldCom, Tyco и всех других корпоративных скандалов последнего десятилетия? Может быть, проблема в том, как мы доверяем?

Я бился над этим вопросом почти 30 лет в качестве социального психолога, исследуя как сильные, так и слабые стороны доверия.После недавних массовых и повсеместных злоупотреблений — и с учетом того, что каждый день всплывает все больше скандалов — я думаю, стоит еще раз взглянуть на то, почему мы так легко доверяем, почему мы иногда плохо доверяем и что мы можем с этим поделать. На следующих страницах я излагаю тезис о том, что люди от природы предрасположены к доверию — это заложено в наших генах и нашем детском обучении, и в целом это механизм выживания, который хорошо служит нашему виду. Тем не менее, наша готовность доверять часто приводит к неприятностям.Более того, нам иногда трудно отличить надежных людей от ненадежных. На уровне вида это не имеет большого значения, если больше людей заслуживают доверия, чем нет. Однако на индивидуальном уровне это может стать настоящей проблемой. Чтобы выжить как личности, нам нужно научиться доверять разумно и хорошо. Такое доверие — я называю его закаленным доверием — дается нелегко, но если вы усердно задаете себе правильные вопросы, вы сможете его развить.

Давайте начнем с того, почему мы так склонны доверять.

Человеку доверять

Все начинается с мозга. Благодаря нашему большому мозгу люди рождаются физически недоношенными и сильно зависят от опекунов. Из-за этой потребности мы входим в мир, «запрограммированные» на установление социальных связей. Свидетельства впечатляют: в течение одного часа после рождения человеческий младенец откинет голову назад, чтобы посмотреть в глаза и лицо смотрящего на нее человека. Еще через несколько часов ребенок будет ориентировать голову в направлении голоса матери.И, как это ни невероятно, это всего лишь вопрос часов, прежде чем младенец сможет имитировать выражение лица опекуна. Мать ребенка, в свою очередь, реагирует и имитирует выражение и эмоции своего ребенка в течение нескольких секунд.

Короче говоря, мы социальные существа с самого начала: мы рождены для того, чтобы быть вовлеченными и взаимодействовать с другими, а в этом и заключается в значительной степени доверие. Это было преимуществом в нашей борьбе за выживание. Как отметила социальный психолог Шелли Тейлор в своем резюме научных доказательств: «Ученые теперь рассматривают питательные качества жизни — связь между родителями и детьми, сотрудничество и другие благоприятные социальные связи — как важнейшие атрибуты, которые стимулировали развитие мозга … успех как вид.«Тенденция к доверию имела смысл в нашей эволюционной истории.

Исследования показали, что химический состав мозга, управляющий нашими эмоциями, также играет роль в доверии. Пол Зак, исследователь новой области нейроэкономики, продемонстрировал, например, что окситоцин, мощное природное химическое вещество, обнаруженное в нашем организме (которое играет роль в родах матери и производстве молока), может повысить как доверие, так и доверие. и доверие между людьми, играющими в экспериментальные игры доверия. (Для этого достаточно даже капельки назального спрея с окситоцином.Другое исследование также показало, как окситоцин тесно связан с положительными эмоциональными состояниями и созданием социальных связей. Доказано, что животные становятся более спокойными, спокойными и менее тревожными, когда им вводят окситоцин.

Trust действует по очень простым сигналам. Например, у нас гораздо больше шансов доверять людям, которые в чем-то похожи на нас. Возможно, наиболее убедительное свидетельство этого исходит из исследования Лизы ДеБрюн. Она разработала хитроумную технику создания образа другого человека, который можно трансформировать так, чтобы он все больше и больше (или все меньше и меньше) напоминал лицо участника исследования.ДеБрюн обнаружил, что чем больше сходство, тем больше участник доверял человеку на изображении. Эта тенденция доверять людям, которые похожи на нас, может быть обусловлена ​​возможностью того, что такие люди могут быть связаны с нами. Другие исследования показали, что нам нравятся люди, принадлежащие к нашей социальной группе, и мы доверяем им больше, чем посторонним или незнакомцам. Этот внутригрупповой эффект настолько силен, что даже случайного распределения по небольшим группам достаточно, чтобы вызвать чувство солидарности.

Как показали психолог Дахер Келтнер и другие, физическое прикосновение также имеет прочную связь с опытом доверия.В одном эксперименте, включающем игру, широко используемую для изучения решений, которым можно доверять, экспериментатор поставил перед собой задачу при описании задачи слегка прикасаться к спинам людей, когда они собирались играть в игру. Люди, получившие быстрое и ненавязчивое прикосновение, с большей вероятностью будут сотрудничать со своим партнером, а не конкурировать с ним. Келтнер отметил, что это не совпадение, что ритуалы приветствия во всем мире включают прикосновения — посмотрите на твердое, всеамериканское рукопожатие.

Итак, к чему сводятся все эти исследования? Это показывает, что часто не нужно много, чтобы склонить нас к доверию.Люди могут говорить, что не очень доверяют другим, но их поведение говорит о другом. Фактически, во многих отношениях доверие — наша позиция по умолчанию; мы доверяем регулярно, рефлексивно и несколько бездумно в широком диапазоне социальных ситуаций. Как лаконично выразилась клинический психолог Дорис Бразерс: «Доверие редко занимает передний план сознательного осознания. Мы не более вероятно спросим себя, насколько мы доверяем в любой данный момент, чем спросим, ​​удерживает ли гравитация все еще планеты на орбите.«Я называю эту тенденцию презумптивным доверием , чтобы уловить идею о том, что мы подходим ко многим ситуациям без каких-либо подозрений. В большинстве случаев эта предрасположенность нам хорошо служит. Если только нам не посчастливилось стать жертвами серьезного нарушения доверия, у большинства из нас был многолетний опыт, подтверждающий базовую надежность окружающих нас людей и организаций к тому времени, когда мы стали взрослыми. Когда мы доверяем, дела редко идут катастрофически неправильно, так что предвзятое отношение к доверию не является полностью иррациональным.

Но наши суждения иногда плохи

Если человеку доверять, возможно, так же человеку и ошибаться. Действительно, это подтверждают многие исследования. Наш изысканно адаптированный мозг, управляемый репликами, может в первую очередь помочь нам наладить доверительные связи, но он также делает нас уязвимыми для эксплуатации. В частности, наша склонность судить о надежности на основе физического сходства и других поверхностных сигналов может оказаться катастрофической в ​​сочетании с тем, как мы обрабатываем информацию.

Одна из тенденций, искажающих наши суждения, — это наша склонность видеть то, что мы хотим видеть.Психологи называют это предвзятостью подтверждения . Из-за этого мы уделяем больше внимания и преувеличиваем важность доказательств, подтверждающих наши гипотезы о мире, при этом преуменьшая или игнорируя несоответствия или доказательства обратного. В одной из лабораторных игр, которые я провел, люди, которые были настроены ожидать возможного злоупотребления доверием, более внимательно искали признаки ненадежного поведения потенциальных партнеров. Напротив, те, кто был ориентирован на более позитивные социальные ожидания, уделяли больше внимания свидетельствам надежности других.Наиболее важно то, что последующие решения людей о том, насколько доверять потенциальным партнерам, не соответствовали этим ожиданиям.

Предвзятость подтверждения не была бы такой уж плохой, если бы на нас не сильно влияли социальные стереотипы, которые большинство из нас носит в своей голове. Эти стереотипы отражают (часто ложные) убеждения, которые коррелируют наблюдаемые сигналы (черты лица, возраст, пол, раса и т. Д.) С лежащими в основе психологическими чертами (честность, надежность, симпатия или надежность).Психологи называют эти убеждения имплицитными теориями , и существует множество свидетельств того, что мы не осознаем, как они влияют на наши суждения. В большинстве случаев наши теории неявной личности довольно безобидны; они просто помогают нам быстрее классифицировать людей и быстрее выносить социальные суждения. Но они могут заставить нас переоценить чью-либо надежность в ситуациях, когда на карту поставлено многое (например, наша физическая безопасность или финансовая безопасность).

Что еще хуже, люди склонны думать, что их собственное суждение лучше среднего, включая суждение о том, кому доверять.На занятиях по переговорам, которые я преподаю, я обычно обнаруживаю, что около 95% студентов MBA помещают себя в верхнюю половину распределения, когда дело доходит до их способности точно «оценивать» других людей, включая то, насколько заслуживающими доверия, надежными, честными , и честные одноклассники. Фактически, более 77% моих студентов попадают в 25% лучших учеников своего класса, а около 20% — в 10% лучших. Это завышенное чувство собственного суждения делает нас уязвимыми для людей, которые могут подделывать внешние признаки надежности.

Наши суждения искажаются не только из-за предубеждений в нашей голове. Мы часто полагаемся на доверенных третьих лиц для проверки характера или надежности других людей. Эти третьи стороны, по сути, помогают нам «переложить» наши позитивные ожидания с одной известной и доверенной стороны на другую, менее известную и менее известную. В таких ситуациях доверие буквально становится переходным. К сожалению, как показывает случай Берни Мэдоффа, транзитивное доверие может убаюкивать людей ложным чувством безопасности.Данные свидетельствуют о том, что Мэдофф был мастером развития и использования социальных связей. Одним из его охотничьих угодий была ортодоксальная еврейская община, сплоченная социальная группа.

Описанные до сих пор предубеждения способствуют ошибкам при принятии решения, кому доверять. К сожалению, связка в нашем мозгу также может препятствовать нашей способности принимать правильные решения о том, какой риск мы должны взять на себя в наших отношениях. В частности, исследователи выделили две когнитивные иллюзии, которые увеличивают нашу склонность доверять слишком быстро, слишком сильно и слишком долго.

Первая иллюзия заставляет нас недооценивать вероятность того, что с нами случатся плохие вещи. Исследование иллюзии личной неуязвимости показало, что мы думаем, что вряд ли испытаем некоторые жизненные невзгоды, даже если объективно осознаем, что такой риск существует. Таким образом, хотя мы интеллектуально знаем, что уличная преступность является серьезной проблемой в большинстве городов, мы недооцениваем шансы стать ее жертвами. Утверждалось, что одной из причин этой иллюзии является легкость, с которой мы занимаемся своего рода компенсационным расчетом и вызываем из памяти все шаги, которые мы предприняли для уменьшения таких рисков (например, избегая темных переулков или превращая их в привычка переходить улицу при приближении зловещего незнакомца).Вторая и тесно связанная с этим иллюзия — нереалистичный оптимизм . Многочисленные исследования показали, что люди часто переоценивают вероятность того, что с ними произойдет что-то хорошее — что они выйдут замуж, сделают успешную карьеру, проживут долгую жизнь и т. Д. Даже когда людям дают точную информацию об истинных шансах на такие результаты, они все равно склонны думать, что добьются большего успеха, чем в среднем.

Как будто всех этих предубеждений и иллюзий недостаточно, нам также приходится мириться с тем фактом, что сама простота наших сигналов доверия делает нас уязвимыми для злоупотреблений.К сожалению для нас, практически любой показатель надежности можно подделать или подделать. Ряд исследований показывает, что обнаружить среди нас мошенников не так просто, как можно было бы подумать. Я изучаю обманчивое поведение в своих лабораторных экспериментах — и преподаю об этом на курсах по власти и переговорам в своей бизнес-школе. В одном упражнении я поручаю некоторым участникам сделать все возможное, чтобы «имитировать» надежность во время предстоящего упражнения по переговорам. Я говорю им, чтобы они свободно использовали все свои интуитивные теории относительно поведения, которое свидетельствует о том, что им можно доверять.Так что же говорят и делают эти краткосрочные социопаты? Обычно они часто улыбаются; поддерживать сильный зрительный контакт; время от времени нежно дотрагиваться до руки или руки другого человека. (Женщины упоминают прикосновение как стратегию чаще, чем мужчины, и в своих отчетах после упражнений также сообщают, что используют его чаще, чем мужчины.) говоря такие вещи, как «Давайте будем честными, и мы, вероятно, сможем лучше справиться с этим упражнением» и «Мне всегда нравится выкладывать все свои карты на стол.”

Их усилия оказались весьма успешными. Большинству довольно легко заставить другого человека думать, что он ведет себя заслуживающим доверия, открытым и совместным образом (в соответствии с оценками этих качеств их партнерами по переговорам). Вдобавок, даже когда студентов по другую сторону стола переговоров (тайно) предупредили о том, что половине студентов, с которыми они могут встретиться, было дано указание попытаться обмануть их и воспользоваться ими, их способность обнаруживать фальсификаторов не улучшилась: они этого не сделали. Точнее, чем при подбрасывании монеты, не идентифицирует подделок.Возможно, самое интересное то, что те, кто был предупрежден о , почувствовали, что , они лучше справились с обнаружением подделок, чем другие студенты.

Мы увидели, почему мы доверяем, а также почему мы иногда плохо доверяем. Пришло время подумать, как вернуть доверие в нужное русло. Если мы хотим воспользоваться его подлинными преимуществами, нам нужно более благоразумно доверять.

Закрой свое доверие

Мы никогда не можем быть уверены в мотивах, намерениях, характере или будущих действиях другого человека.Нам просто нужно выбирать между доверием (открывая перспективу злоупотреблений, если мы имеем дело с эксплуататором) или недоверием (что означает упускать все преимущества, если другой человек оказывается честным). Тень сомнения окутывает каждое решение довериться. Тем не менее, вы можете многое сделать, чтобы уменьшить сомнения, в частности, изменив свой образ мышления и поведенческие привычки. Вот несколько предварительных правил, как умерить доверие.

Тень сомнения окутывает каждое решение довериться.Но вы можете многое сделать, чтобы уменьшить это сомнение.

Правило 1 | Знать себя.

Когда дело доходит до доверия, люди обычно попадают в одну из двух групп. Некоторые доверяют слишком много и слишком охотно. Они склонны придерживаться слишком радужного взгляда, полагая, что большинство людей порядочны и никогда не причинят им вреда. Таким образом, они слишком рано раскрывают личные секреты в отношениях или делятся конфиденциальной информацией на рабочем месте слишком без разбора, прежде чем будут заложены разумные, постепенные основы доверия.Они слишком свободно говорят о своих убеждениях и впечатлениях о других, не решая, является ли человек, с которым они разговаривают, другом или врагом. Их чрезмерно доверчивое поведение настраивает их на возможное горе. В другом ведре находятся люди, которые слишком недоверчивы, когда вступают в отношения. Они предполагают худшее в отношении мотиваций, намерений и будущих действий других людей и поэтому сдерживаются, избегая раскрытия чего-либо о себе, что могло бы помочь создать социальную связь.Они не хотят полностью отвечать взаимностью, потому что боятся доверять не тем людям. Они могут делать меньше ошибок, чем их более доверчивые коллеги, но у них меньше положительного опыта, потому что они держат других на расстоянии.

Поэтому первое правило — выяснить, в какую из корзин вы попадаете, потому что это определит, над чем вам нужно работать. Если вы умеете доверять, но склонны доверять не тем людям, вы должны научиться лучше интерпретировать получаемые сигналы.Если вы умеете распознавать сигналы, но испытываете трудности с установлением доверительных отношений, вам придется расширить свой репертуар поведения.

Правило 2 | Начни с малого.

Доверие влечет за собой риск. Этого нельзя избежать. Но вы можете сохранять разумный риск — а разумный означает малым , особенно на ранних этапах отношений. Социальный психолог Дэвид Мессик и я придумали термин поверхностное доверие , чтобы описать виды небольшого, но продуктивного поведения, с помощью которого мы можем выразить нашу готовность доверять.

Хорошим примером этого является жест, сделанный Hewlett-Packard в 1980-х годах. Руководство HP позволило инженерам забирать оборудование домой в любое время, в том числе в выходные, без необходимости выполнять множество формальных документов или волокиты. Это стало убедительным сигналом о том, что сотрудникам, уносящим его за пределы предприятия, можно доверять. Тот факт, что оборудование было впоследствии возвращено, подтвердил это доверие и со временем укрепил его. Образные акты доверия такого рода в свою очередь порождают надежность.Они не сопряжены с большим риском, но транслируют, что вы готовы идти навстречу людям.

Засоление вашего мира множеством маленьких доверчивых действий посылает сигнал другим, которые сами заинтересованы в построении хороших отношений, и десятилетия исследований социального психолога Свенна Линдскольда и других доказали, что это приводит к более позитивным взаимодействиям. Он работает, потому что он инкрементный (и, следовательно, разумно управляет рисками) и случайный (то есть привязан к взаимности).По очереди постепенно увеличивая риски, вы укрепляете у другого человека сильное и сдержанное доверие.

Правило 3 | Напишите escape-предложение.

В нашем исследовании динамики доверия в ситуациях с высокими ставками Дебра Мейерсон, Карл Вейк и я обнаружили, что, если у людей есть четко сформулированный план выхода из взаимодействия, они могут участвовать более полно и с большей приверженностью. Такое хеджирование ставок может показаться, что это скорее подорвет, чем укрепит доверие. (В конце концов, как вы можете ожидать, что я полностью вам доверяю, если я знаю, что вы мне не доверяете полностью?) Тем не менее, как это ни парадоксально, хеджирование позволяет каждому в организации доверять более легко и комфортно — и даже идти на больший риск.Поскольку я знаю, что ваша зависимость от меня немного ограничена (у вас есть хороший запасной план), у меня также есть больше места для передышки. Все мы знаем, что система переживет случайные неизбежные ошибки, которые пронизывают любую сложную организацию или социальную систему.

Проведенное мной исследование начинающих сценаристов, пытающихся проникнуть в индустрию развлечений, область, где предательство доверия является обычным явлением, является хорошим примером того, как это работает. Чтобы получить возможность развить свои оригинальные идеи для фильмов или телешоу, сценаристы сначала должны представить их агентам, независимым продюсерам и руководителям студий.Однако, как только они это сделают, их идеи будут доступны и всегда рискуют быть украденными. (И это реальная перспектива: не меньший писатель, чем Арт Бухвальд, имел такой опыт, когда предлагал идею для фильма об африканском принце, посетившем Америку — идея, которая внезапно появилась на экране несколько лет спустя как Coming to America (с Эдди Мерфи в главной роли. В 1988 году Бухвальд подал в суд на Paramount, заявив, что эта идея принадлежит ему, и выиграл). Один из способов обезопасить себя от риска — написать описание обращения и зарегистрировать его в Гильдии писателей Америки, которая не позволяет другим претендовать на это как на свою собственность.Вторая важная преграда в Голливуде — это наличие агента, который сможет настолько широко распространить идею, что ее авторство станет широко известным. Голливуд — маленький мир, и создание чего-то общих знаний в маленьком мире — хорошая стратегия хеджирования.

Правило 4 | Посылайте сильные сигналы.

Чтобы доверие вырастало от небольших начальных действий к более глубоким и широким обязательствам, важно посылать громкие, четкие и последовательные сигналы. Некоторые из социальных сигналов, которые мы посылаем, слишком тонкие, хотя мы этого не осознаем.В одном исследовании, которое я изучал, изучая восприятие взаимного доверия, я обнаружил, что и руководители, и подчиненные переоценивают, насколько им доверяют люди из другой категории. Это несоответствие в восприятии себя и других — разрыв доверия — имеет важное значение: большинство из нас склонны недостаточно инвестировать в то, чтобы донести свою надежность до других, потому что мы считаем само собой разумеющимся, что они знают или могут легко различить наши замечательные качества справедливости и честности. , и целостность.

Отправка сильных и четких сигналов не только привлекает других закаленных доверчивых людей, но также отпугивает потенциальных хищников, которые ищут легких жертв, посылающих слабые и непоследовательные сигналы.Вот почему критически важно иметь репутацию стойкого человека; Репутация — один из самых действенных способов сообщить, кто мы есть и какие отношения мы ищем. Роберт Аксельрод, пионер в этом направлении исследований, использовал красочный термин провокация , чтобы выразить эту идею: чтобы сохранить ваши доверительные отношения на ровном уровне и на уровне игрового поля, вы должны быть готовы не только принимать шансов, изначально немного доверяя (сигнализируя о готовности к сотрудничеству), но также решительно, быстро и соразмерно (сигнализируя о том, что вы нанесете ответный удар, когда ваше доверие будет злоупотреблено).Его исследование показало, что можно вести себя хорошо и не финишировать последним, но только если вы тверды и последовательны в наказании за правонарушения.

Правило 5 | Признайте дилемму другого человека.

Наш эгоцентричный мозг легко попадает в ловушку мышления только с нашей собственной точки зрения: в конце концов, это наши собственные дилеммы доверия, которые мы так провоцируем и привлекаем внимание. (Кому я должен инвестировать свои деньги? Кому я должен позволить работать со мной?) Мы часто забываем, что люди, с которыми мы имеем дело, сталкиваются с собственными дилеммами доверия и нуждаются в заверении, когда задаются вопросом, должны ли (или насколько) они нам доверять. .Некоторые из лучших создателей доверия, которых я изучал, проявляют большое внимание и сочувствие к точке зрения другой стороны. Они хорошо читают мысли, знают, какие шаги нужно предпринять, чтобы успокоить людей, и активно развеивают тревогу и беспокойство других.

Хорошим примером является президент Джон Ф. Кеннеди в своей знаменитой вступительной речи в Американском университете в 1963 году, в которой он высоко оценил замечательные качества советского народа и заявил о своей готовности работать в направлении взаимного ядерного разоружения с советскими лидерами.Мы знаем из советских мемуаров, что премьер-министр Никита Хрущев был впечатлен, считая, что Кеннеди искренне пытался оторваться от прошлого и ему можно было доверить работу над этим вопросом.

Правило 6 | Смотрите не только на людей, но и на роли.

Многие исследования подчеркивают центральную важность личных связей в процессе построения доверия — и это правильно. Однако это открытие не обязательно означает, что ваше доверие к лидерам или лицам, обладающим властью, должно основываться на истории постоянных личных контактов.Исследование, которое мы с Деброй Мейерсон, Карлом Вейком и я провели в отношении того, что мы называем swift trust , показало, что высокий уровень доверия часто возникает в результате очень обезличенного взаимодействия; на самом деле личные отношения иногда мешают доверию.

Важным элементом быстрого доверия является наличие четких и убедительных ролей. Мы обнаружили, что глубокое доверие к роли может заменить личный опыт общения с человеком. Ролевое доверие — это доверие к системе, которая отбирает и обучает человека.Робин Доус, психолог, специализирующийся на человеческих суждениях, однажды заметил: «Мы доверяем инженерам, потому что мы доверяем инжинирингу и что инженеров [как людей] научили применять действующие инженерные принципы». Таким образом, роль является показателем личного опыта и гарантирует компетентность и мотивацию — короче говоря, надежность.

Конечно, доверие на основе ролей не является надежным. Люди на Мэйн-стрит долгое время доверяли людям на Уолл-стрит именно потому, что финансовая система США, казалось, давала надежные результаты, которым позавидовал весь остальной мир.Но ошибочно или нет, но, решая, кому доверять, мы все равно должны принимать во внимание роли, которые играют люди.

Правило 7 | Оставайтесь бдительными и всегда задавайте вопросы.

Когда мы голодны, мы думаем о еде, пока не утолим голод; тогда наш разум переходит к следующей задаче, стоящей перед нами. Человеческие существа ищут выхода — и это верно и в отношении наших решений при решении дилемм о доверии. Мы беспокоимся о надежности потенциального финансового консультанта, поэтому проводим комплексную проверку. Однако после того, как мы приняли решение, мы, как правило, не возвращаемся к нему, если кажется, что ничего не изменилось.Это опасно.

Как только мы приняли решение доверять, мы не возвращаемся к нему. Это опасно.

Анализируя рассказы о формирующем опыте доверия, я обнаружил, что люди, доверие которых было злоупотреблено, часто оказывались в ситуациях, когда они обнаруживали — слишком поздно — что ситуация изменилась, но они не замечали этого, потому что думали, что уже давно поняли. из ситуации. Несмотря на то, что отношение начальника к ним изменилось или кто-то в организации отравлял их репутацию, они жили с ложным чувством безопасности.Они теряют бдительность.

Скандал с Мэдоффом — хороший тому пример. Многие люди, вложившие свои сбережения в Берни Мэдоффа, изначально проявили должную осмотрительность. Но как только они приняли решение, их внимание переключилось на другое. Они были слишком заняты зарабатыванием денег, чтобы ими управлять — в любом случае, им часто было неудобно делать это, потому что они не считали себя финансовыми экспертами. Как заявил переживший Холокост и лауреат Нобелевской премии мира Эли Визель, одна из многих жертв Мэдоффа: «Мы проверили людей, которые имеют с ним дела, и они оказались среди лучших умов Уолл-стрит, гениев финансов.Я преподаю философию и литературу — так и случилось ».

Проблема восстановления доверия заключается в том, что для этого необходимо расспрашивать людей, которым мы доверяем, что психологически неудобно. Но когда дело доходит до ситуаций, в которых на кону стоит наша физическая, психическая или финансовая безопасность, наше доверие должно сдерживаться устойчивой, дисциплинированной амбивалентностью.

Наша предрасположенность к доверию является важным навыком выживания для маленьких детей и, действительно, для нас как вида.Более того, недавние данные показывают, что доверие играет решающую роль в экономической и социальной жизнеспособности наций, еще больше подтверждая его фундаментальную ценность. Но то, что помогает человечеству выжить, не всегда помогает человеку, и наша склонность к доверию делает нас уязвимыми как личности. Поэтому, чтобы безопасно пользоваться доверием в полной мере, мы должны научиться сдерживать его.

Семь правил, которые я предлагаю здесь, никоим образом не представляют собой исчерпывающий пример того, как разумно доверять. Наука о доверии также гораздо менее полна, чем хотелось бы, хотя она быстро растет, поскольку нейроэкономисты, бихевиористы и психологи используют новые мощные методы, такие как визуализация мозга и моделирование агентов, чтобы узнать больше о том, как мы выносим суждения о том, кому доверять. и когда.Но, несмотря на все их недостатки, эти правила помогут вам хорошо начать процесс обучения на протяжении всей жизни, как разумно и хорошо доверять.

Версия этой статьи появилась в июньском выпуске Harvard Business Review за 2009 год.

5 способов решить, кому можно доверять

Источник: Stock-Asso / Shutterstock

Одно из самых важных решений, которые вы принимаете в жизни, — это решение, кому доверять. Доверие не тому человеку может привести к оскорбительным отношениям, изнасилованию на свидании, получению выгоды, финансовым потерям и многим другим нежелательным последствиям.

Было бы хорошо, если бы социопаты, которые прячутся среди нас, на самом деле выглядели подозрительно, и если бы психопаты носили ярлыки с надписью «Бойтесь — бойтесь очень». К сожалению, это не случай.

Фактически, исследования показывают, что люди с нарциссической личностью, склонные манипулировать другими людьми в своих эгоистичных целях, на самом деле при первом впечатлении кажутся особенно обаятельными и привлекательными. У них также больше шансов иметь престижную работу или имущество.Так как же избежать мошенничества или серийного соблазнителя? Понимание автоматической схемы вашего мозга может помочь.

Как наш мозг судит о характере по внешнему виду

В 2003 году исследователь из Принстона Александр Тодоров показал пары изображений примерно тысяче человек, а затем попросил их оценить, кто из них более компетентен. Участники не знали, что рассматривают реальных кандидатов в Палату представителей и Сенат на предыдущих и предстоящих выборах. В нескольких исследованиях ответы участников на вопрос о том, выглядел ли кто-то компетентным, предсказывали фактические результаты выборов примерно в 70% случаев (см. Исследование здесь).Даже когда люди искали всего одну секунду, предсказания были более точными, чем случайные!

Последующее исследование показало, что мы делаем поспешные суждения о компетентности на основе черт лица, обозначающих надежность и доминирование. Эти первоначальные суждения с тех пор окрашивают наше восприятие человека. Исследователи обнаружили, что у «самых надежных» лиц были вздернутые брови и губы, в то время как у «наименее заслуживающих доверия» лица брови были направлены вниз, а губы скручены по краям.

Разделенное второе суждение

В более позднем исследовании, опубликованном в журнале Neuroscience Journal of Neuroscience в августе 2014 года, исследователи из Дартмутского и Нью-Йоркского университетов показали, что нашему мозгу требуется всего три сотых секунды, то есть гораздо меньше времени, чем моргание глазом, чтобы принять решение. надежность. Фактически, наши суждения о надежности принимаются настолько быстро, что мы можем сделать их даже до того, как узнаем, кто этот человек!

Исследователи показали людям фотографии как реальных, так и созданных компьютером лиц, специально созданные так, чтобы они выглядели либо заслуживающими доверия, либо ненадежными.Результаты показали, что мы оцениваем людей с высокими бровями и выступающими скулами как заслуживающих доверия, в то время как мы не доверяем людям с нахмуренными бровями и впалыми щеками. Нет никаких доказательств того, что эти характеристики действительно делают людей более или менее заслуживающими доверия в реальной жизни.

Этот быстрый автоматический ответ, вероятно, хорошо послужил нашим предкам, когда им приходилось решать в мгновение ока, был ли приближающийся незнакомец потенциальным союзником или мародерствующим соплеменником, пришедшим их убить. Хотя такая быстрая реакция может быть полезна для нас в определенных ситуациях, например, при прогулке в одиночестве по темной аллее ночью, на самом деле она может сделать нашу повседневную реакцию на людей предвзятой и неточной.

Помните, нет никаких доказательств того, что эти «ненадежные» черты лица предсказывают реальное поведение. Эти негативные стереотипы лица, вероятно, усиливаются, когда мы идем в кино и видим злодеев с впалыми щеками и нахмуренными бровями, таких как заклятый враг Бэтмена, Джокер, которого так пугающе изображает Джек Николсон. А как насчет знаменитой голливудской бровей Анастасии, которая сделала целую империю, подстригая брови знаменитостей, чтобы иметь точные высокие дуги?

Роль миндалины

Во второй части своего эксперимента исследователи из Дартмута и Нью-Йоркского университета использовали сканер мозга с помощью фМРТ, чтобы выяснить, какая часть мозга загорается, когда мы принимаем решение о том, стоит ли кому-то доверять.Используя новую группу участников, они высветили лица на экране в течение 30 миллисекунд, а затем показывали нерелевантное изображение в процедуре, известной как «обратная маскировка». Это сделало мозг неспособным осознанно обрабатывать черты лица. Результаты показывают, что наш мозг обрабатывает лица и выносит суждения о надежности даже без осознания этого. Эта активность происходит в миндалине — части лимбической системы, которая служит сигнальным центром нашего мозга. Он определяет, является ли то, что мы видим (или слышим, обоняем, ощущаем на вкус или осязаем) непосредственной угрозой.Если она обнаруживает угрозу, миндалевидное тело инициирует реакцию «бей или беги», которая выпускает каскад химических веществ, чтобы подготовить наш разум и тело к побегу или битве.

Так что, похоже, у нас могут возникнуть проблемы, если мы будем следовать нашим «внутренним ощущениям» относительно того, кому доверять. Наш мозг и кишка просто автоматически реагируют на поверхностные характеристики, которые не предсказывают фактический характер или поведение. Возможно, именно поэтому так много невинных молодых женщин с радостью ушли, чтобы помочь серийному убийце Теду Банди положить книги в его машину, даже не подозревая, с кем они на самом деле имеют дело.Возможно, впалые скулы действительно действительно сигнализировали об опасности для наших предков, живших во времена голода. Голодные люди с более запавшими скулами, возможно, отчаянно нуждались в пище и, следовательно, с большей вероятностью навредили вам, чтобы получить ее. Но в современной Америке впалые скулы ничего не предсказывают. Так как же лучше защитить себя от ненадежных людей?

Как сделать лучший выбор, кому доверять

  1. Сделайте шаг назад и подумайте. Не принимайте важные решения импульсивно, будь то крупная покупка, инвестиция, смена работы, посещение тренажерного зала или решение покинуть вечеринку с незнакомцем. Лучше пойти домой и обдумать издержки и выгоды или посоветоваться с другом, чьему мнению вы доверяете, прежде чем действовать.
  2. Остерегайтесь жестких продаж . Многие продавцы (и многие онлайн-тренеры) знают, что ваш мозг принимает менее точные решения импульсивно. Если мы примем решения на месте, нас с большей вероятностью привлечет специальная сделка или обещание, которое звучит слишком хорошо, чтобы быть правдой.Так что остерегайтесь любого предложения, срок действия которого истекает в ближайшие несколько часов, или продаж «только за один день». Продавцы будут создавать видимость дефицита, чтобы побудить вас принять быстрые решения. Это означает, что решение принимает ваша миндалина, а не префронтальная кора, которая предназначена для взвешивания решений, основанных на рациональных факторах и прошлом опыте.
  3. Остерегайтесь людей, которые слишком быстро двигаются в отношениях . Если вы только что встретили человека, и он хочет быть вашим лучшим другом или любовью всей вашей жизни, будьте осторожны: как минимум, этот человек, вероятно, импульсивен и не обдумывает вещи, прежде чем действовать.Они могут проецировать на вас фантазию или быть более «напряженными», чем настоящая близость, когда дело касается отношений. Они могут преуспевать в драме — а когда им становится скучно, быстро уходят. В худшем случае они могут намеренно создать видимость близости, чтобы соблазнить вас или заманить в себя. Самое мудрое — попросить человека немного отступить, чтобы вы могли найти время, чтобы познакомиться с ним. Заранее определите свои пределы и придерживайтесь их.
  4. Спросите себя, о чем на самом деле этот человек. Некоторые люди действительно хороши в том, чтобы демонстрировать уверенный, сексуальный, веселый дух или заставлять вас чувствовать себя действительно привлекательными и важными. Но если вы сделаете шаг назад, вы можете спросить себя: насколько хорошо вы на самом деле знаете этого человека? И насколько они на самом деле в вас влюблены? Блуждают ли их глаза по комнате в поисках следующего завоевания или чтобы увидеть, кто ими восхищается? Как они относятся к людям, как к официантке или таксисту? Если вы внимательно прислушаетесь к тому, что они говорят, каковы основные ценности? Являются ли они критичными и презрительными по отношению к другим? Они помнят, что вы им говорите? Насколько они внимательны и внимательны? Есть ли у них близкие друзья или они близки со своей семьей? Если вы зададите себе эти вопросы, это поможет вам выйти за рамки поверхностных аспектов личности и задуматься о качествах, которые более важны в долгосрочной перспективе.
  5. Используйте свой разум. Психолог Марша Линехан ввела понятие «мудрого ума», чтобы описать состояние ума, которое объединяет логическое мышление с эмоциональной осведомленностью. Это состояние внимательности, в котором вы принимаете решения, интегрируя различные способы познания, и не отрезаете части своего опыта. Если вы чувствуете мгновенную связь с кем-то, примите это во внимание, но не делайте это всей основой вашего решения. В своем мудром уме мы не игнорируем эмоции, но мы также не настолько увлекаемся ими, что видим только то, что хотим видеть, а не то, что есть на самом деле.С точки зрения мозга, мудрый разум означает объединение интуитивных реакций нашей миндалины с мудростью прошлого опыта и знаниями о мире.

Посетите веб-сайт Мелани .

.

Leave a Reply

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *