Чрезмерная забота – Есть проблема: Как чрезмерная забота может разрушить

Содержание

Есть проблема: Как чрезмерная забота может разрушить

Взаимная забота – неотъемлемая часть здоровых отношений, но случается и так, что чрезмерная забота, особенно если она односторонняя, может разрушить отношения. Почему так происходит и какие ошибки не стоит совершать, дабы не навредить отношениям – расскажем сегодня.

 

Чрезмерная забота воспринимается как данность

Принимая на себя роль опекуна, вы начинаете способствовать созданию модели нездоровых отношений, которые таят в себе немало опасностей, одна из которых заключается в том, что объекту опеки может понравиться пассивная роль в отношениях и он начнет использовать амплуа вечно нуждающегося в помощи, в корыстных целях.

Вы окружаете человека заботой, всячески опекаете, спасаете, но в один не слишком прекрасный момент обнаруживаете, что он совершенно не желает быть спасенным, а настойчиво требует от вас решения все новых и новых своих проблем. При этом никакой благодарности объект вашей повышенной заботы не проявляет – скорее, считает помощь ему, вашей прямой обязанностью и будет немало возмущен, если вы вдруг решите «отойти от дел», предоставив извечной «жертве» немного самостоятельности.

Излишняя забота приводит лишь к претензиям с обеих сторон – объект заботы будет требовать все более быстрого и качественного решения своих нескончаемых проблем, а источник гиперопеки рано или поздно почувствует усталость, обиду и разочарование.

 

Чрезмерная забота раздражает

Проявляя чрезмерную заботу, легко увлечься и лишить объекта своей опеки всякой самостоятельности – решая все проблемы за человека, вы не позволяете ему приобрести свой собственный опыт преодоления трудностей, делая его совершенно беспомощным перед элементарными жизненными ситуациями.

Кому-то даже понравится такое положение вещей – можно расслабиться и не переживать о возникновении каких-либо проблем, другим же такая чрезмерная забота покажется слишком бесцеремонным вторжением в личную жизнь. Постепенно, подобная забота начнет восприниматься, как навязчивое вмешательство, а источник заботы как тиран, не позволяющий и «шагу ступить» самостоятельно.

 

Чрезмерная забота обезличивает

Человек склонный к чрезмерной заботе часто реализуется лишь посредством того, что кому-то помогает и чувствует себя по-настоящему нужным, сильным и востребованным только тогда, когда ему есть кого своей заботой окружить. Не окажись рядом того, кто нуждается в помощи или, хотя бы, будет принимать его заботу, альтруист может потерять интерес к жизни и веру в себя.

Часто чрезмерно заботливые люди страдают от комплекса неполноценности, заглушая внутреннее убеждение, что без своих добрых дел, сами по себе ничего не представляют. А ведь ценить окружающих, в том числе и себя самого, важно не зависимо от поступков и каких-то успехов, а главное – признания или, напротив, отрицательного мнения окружающих.

 

Чрезмерная забота вызывает зависимость

Причем не только у того, о ком заботятся, но и у ее источника – растворяясь в проблемах объекта своей опеки, легко забыть о собственных интересах и даже задвинуть на задний план свои личные потребности. Чрезмерная забота и желание полностью контролировать жизнь опекаемого называется созависимостью и относится к психическим патологиям.

Зачастую, созависимость возникает по отношению к людям, которые и правда, нуждаются в помощи, но принимая на себя все трудности человека, вместо того, чтобы помочь ему с ними справиться, можно только навредить – и себе, и ему. В первую очередь, окружая кого-то тотальной заботой, человек вредит самому себе, проживая чужую жизнь и не получая за это даже морального удовлетворения, ведь в большинстве случаев бессмысленно ждать помощи или хотя бы благодарности в ответ.

 

Чрезмерная забота порождает иллюзии

Вживаясь в роль незаменимого спасителя, легко поддаться иллюзиям, представив себя в образе благородного супергероя, который считает своим долгом вмешаться в любую несправедливость в жизни своих близких, ведь «ему виднее, как им всем будет лучше». Эта иллюзия приводит к тому, что человеку, взявшему на себя все заботы о благополучии своих «подопечных», начинает казаться, будто вся их жизнь зависит от него и без него они буквально не справятся ни дня.

Чтобы избавиться от тяги к разрушительной заботе, важно осознать право каждого человека на самостоятельность – любой из нас волен совершать свои собственные ошибки и получать уникальный жизненный опыт. Это не означает, что неправильно помогать людям в сложных ситуациях, но навязывать свою заботу тому, что ее не просит или слепо дарить всего себя тем, кто явно злоупотребляет вашим благородством, конечно, не стоит. И помните – тот, кто искренне дарит свою заботу близким, никогда не ждет за это благодарности или ответных широких жестов.

 

Юлия Приходько

miumi.ru

К чему способна привести чрезмерная забота о ребенке

Психологи часто высказывают свое предупреждение родительской чрезмерной любви и заботе по отношению к своим детям.

В пример они всегда приводят семьи, в которых дети словно купаются в безграничной родительской заботе и ласке.

Данная статья раскрывает вопрос «К чему способна привести чрезмерная забота о ребенке»:

Результатом такой любви, как казалось бы, должно быть сочетание отзывчивости и доброты. Но чаще всего получается совершенно наоборот. Так как обычно чрезмерная забота делает из детей жестоких, эгоистичных либо беспомощных людей.

Психологи утверждают, что родительская гиперопека, которая ограждает ребенка от трудностей, усилий и забот мешает ему самостоятельно приспосабливаться к жизни. Как здесь не крути, дети учатся именно на своем опыте!

Как показывает практика, реакция ребенка на излишний контроль родителей проявляется агрессией, которая со временем может перейти в глубокую дипрессию.

Также, большинство детей, которые имеют чрезмерно беспокоящихся о них родителей, во взрослом возрасте не в силах покинуть родительский дом.

Даже в момент создания своей семьи, такой ребенок не может уже избавиться от родительской зависимости.

Поэтому многие из них выбирают для себя жилье, находящееся в непосредственной близости от жилья родителей, всвязи с тем, что их эмоциональное развитие не дает им ощущения безопасности, когда они находятся в дали от родительского дома.

Чрезмерная опека у многих родителей также может проявляться во внушении детям о их беспомощности, что не позволяет им проявлять самостоятельную заботу о себе и способствует развитию у него низкой самооценки.

Мы все должны уяснить следующее:

Период, когда мы еще только учимся общению со своими сверстниками, является одним из самых важных жизненных периодов человека!

И когда, проявляя чрезмерную опеку со своей стороны, родители ограничивают ребенка от контакта со своими сверстниками, они лишают его возможности строить и развивать вокруг себя социальные отношения, что становится причиной его замкнутости.

Такие родители не позволяют принимать самостоятельные решения простых задач. Все проблемы ребенка они стараются взять на себя.

Поэтому такой ребенок растет не взрослея.

В большинстве случаев такие дети не имеют собственных желаний, так как всегда подчиняются воле родителей, а это приводит к полной зависимости от взрослых и вырабатывает совсем малое стремление к личной самостоятельности.

Так как в детском возрасте ребенок полагается во всем на своих родителей, будучи взрослым человеком он так и остается в тех же рамках, и продолжает жить все по той же схеме.

Из-за отсутствия уверенности в своем успехе, он никогда не будет предпринимать никаких действий, так как у него имеются родители, которые всегда проложат ему дорогу.

Следствием чего, становится появление неуверенности в себе, что мешает ему рисковать, исследовать и социально развиваться.

Другая сторона, чрезмерной опеки  — может отразиться в бегстве из дома.

Как показывает практика, подростки бегут не только из неблагополучных семей. Также существует много случаев, когда дети убегают из дома из-за чрезмерного прессинга со стороны их родителей.

Чрезмерная забота или что руководит родителями:

  • В основном, родителями руководит страх. Они боятся за своих детей, которых могут подстерегать различные опасности,  отображающиеся в выпусках новостей.
  • Если у кого-то из родителей были мать или отец, совсем мало уделявшие им внимание, то это может объяснить его в чрезмерное беспокойство в будущем.
  • Один ребенок в семье. В таком случае родители единственного ребенка чаще всего проявляют чрезмерную опеку в его жизни.

Что необходимо предпринять?

Позволяйте своим детям познать радости и печали взрослого человека, делайте его соучастником всех ваших переживаний.

Делитесь с ним своими надеждами и стремлениями.

Вы семья, и все что вас касается — должно быть вашим общим: смех, слезы и радость.

Ваши совместные переживания, мечты и надежды сблизят и укрепят семью. Поэтому приобщайте своего ребенка к семейным советам и решениям, где он также сможет высказать свое мнение.

Приучайте своих детей к самостоятельности. Важно, чтобы они с вашей помощью сделали плавный переход в самостоятельность от зависимости.

Пусть они пробуют и делают ошибки. К примеру, если ребенок падает, дайте ему упасть, тем самым для себя он получит какой-то опыт. Это поможет ему в будущем при необходимости чего -то добиться. И тогда он не опустит руки и не скажет: «У меня ничего не получится..».

Подписывайтесь на новости, чтобы быть в курсе модных тенденций!

ladysgarmony.ru

Чрезмерная забота и непрошенная помощь: благими намерениями

Приветствую читателей! Хочу сразу поинтересоваться: бывали в вашей жизни люди, которые очень любят помогать? В особенности, когда их об этом никто не просит. У них в глазах стоит трогательное пристальное внимание к вашей персоне. Они не так давно с вами знакомы, но стремятся изо всех сил уже прямо сейчас начать улучшать вашу жизнь. Чрезмерная забота таких доброхотов о вас и непрошеная помощь сначала вас умиляет, потом начинает раздражать, в конце концов вы беситесь и доходите до исступления от чрезмерной заботы не слишком близких вам людей. Если с вами такое случалось — статья для вас. Со мной такое периодически происходит.

Хлопотливая подружка и ее чрезмерная забота

Когда подруга (коллега, знакомая) решает взять вас под крыло своей гиперопеки, это может начаться весьма безобидно. Сначала приглашает в гости чайку попить. Даже если вы так и не выпили того чайку, она, неугомонная, все мечтает заполучить вас в лепшие друзья и не сомневается в своем успехе. Например, может заявить, что вам с ней вместе нужно начинать худеть к лету. При этом озвучивается цель: пойдем искать себе мужчин или (еще лучше) поедем с мужьями на море. Хотя в ваши планы не входили новые мужчины и моря. Да, даже если и входили, но вы понимаете: с этой дамой можно найти только определенного уровня мужчину. Или: я и мой муж рядом с ней и ее супругом — полный нонсенс и противоречие всем моим жизненным принципам! И почему я должна куда-то ехать или что-то делать по чужому плану?

Так, по мелочи

Если с глобальным совместным досугом не прокатывает, начинаются другого рода заботливые поползновения. Например, у дамочки бюст на 2 размера больше вашего и в талии она пообъемнее вас будет. Ножки постройнее, да — ну не всем же… И тут она сообщает, что сама недавно похудела сильно, а кофточки-платьица у нее остались практически новенькие. Не берем во внимание, что изначально они из секонд-хенда — зачем? Так вот, дама с уверенностью фешн-эксперта выдает, что эти шмоточки на вас-то смотреться будут — высший класс! Вы даже в ресторацию сможете в них, не стыдясь, сходить. И она вам их подарит. Частично. Самую шикарную юбочку подарит (наверное), а остальное по дешевке продаст.

Вы получаете в подарок свитерочек, который никак не мог появиться в вашем гардеробе, будь на то ваша воля. Правда, придя домой с обновкой, вы обнаруживаете пришитые на «живую» нить рукавчики. Вам только подстирать-подштопать-подлатать. И счастье от обладания новой вещью с не отстирывающимися никакими ванишами пятнами — в ваших руках. А еще даме покормить вас хочется. У нее где-то запасы солений-варений и картошки-морковки — роту можно накормить. В итоге вам в качестве приза достается 100-миллилитровая баночка замученного специями лечо, который при изъятии крышечки вспенивается и фонтанирует, не выдерживая натиска поступившего в забродившую смесь кислорода воздуха.

Подружка будет давать вам бесконечное множество советов — в какой магазин вам ближе всего сходить, где находится лучший для вас банк, как вы должны вести себя с начальством (коллегами, подчиненными) на работе, что приготовить на ужин мужу и детям, как детей в принципе воспитывать… Это будет как бы не навязчиво. С той разницей, что ключевая фраза — «как бы».

Что происходит?

На самом ли деле люди, проявляющие такого рода внимание, хотят вам лучшей доли? Посмотрите на мир без розовых очков, прислушайтесь к себе. Чувствуете сопротивление и отвращение с раздражением? Правильно. Потому что такие ситуации — это вторжение на вашу территорию, нарушение ваших личных границ. Способ заполучить вас в свои вечные должники, попытка начать манипулировать вами. Вам это нужно? Скорее всего, не нужно. Никому и никогда.

Интересно, что эти курьезы и такие люди в жизни могут случаться повторно и неоднократно. Я уже убедилась в том, что не нужно задавать вопрос «Почему это со мной происходит?» — бесполезно и нервозатратно. Правильно спросить у себя самой: «Зачем, для осмысления чего мне даются повторяющиеся уроки?» Ведь пойти на поводу у таких людей, которые причиняют вам добро против вашей воли — легко, но потом будет очень трудно. Впадаете в зависимость. С первых дней «неудобно» отказать или оборвать так называемого друга от прекращения его навязчивой заботы? Так со временем будет еще труднее. И чем дальше, тем хуже. И сказать сложнее, и принимать «знаки внимания» все более невыносимо.

Что со всем этим делать?

Я думаю, такие люди приходят в нашу жизнь для того, чтобы мы научились четко очерчивать свои личные границы. Говорить «Нет». Стать ответственными за свою жизнь. Настоящие друзья и порядочные люди никогда не будут диктовать вам стиль поведения. И не будут устраивать вашу жизнь. И проживать ее за вас тоже не станут. Поэтому от псевдодрузей лучше дистанцироваться. Главное при этом — не бояться никого и ничего в надоевших отношениях.

Когда я была помоложе, придумывала, как буду выпутываться из подобных отношений. Приходилось ломать голову, что наврать, чтобы человек поменьше обиделся или не обиделся совсем. Я же хорошая, никому не хочу плохого. Надо мной издеваются, мной пользуются? Ну, нет, это не так же… Если только чуть-чуть… Но мне самой нужны эти отношения — с подругой весело, и дети у нас одинакового возраста. Ее сын стремится командовать моим сыночком? Ну, не всегда. И чаще всего я это пресекаю… А так — нормальный мальчишка, противненький и своенравный иногда только. А если я не хочу поддержать идею подружки — я ее обману немножко, вот и не пойдем вместе на свадьбу к ее соседке. Пусть без меня… Ой, конечно, идем, как ты могла сомневаться и думать, что я не хочу. Вот так, или наподобие этого, текут мысли и события.

Слава Богу, с возрастом я пришла к мысли, что ни врать не нужно, ни принимать назойливую помощь. И если свитерок дырявый — можно так и сказать. Ведь мне впарили, хоть и бесплатно, мусорную вещь — почему я должна благодарить за это и прикидываться, что безмерно счастлива? Чтобы человек не обиделся, он как лучше хотел? Ему жалко было выбросить, а тут я — за это стоит ли быть благодарной. Тут даже знак вопроса не ставится, потому что ответ очевиден. «Заботливые друзья» часто неравнодушны к вашим неудачам, негативным событиям в вашей жизни. Но стоит вам достичь малейшего успеха — у них заметно портится настроение. Именно об этом писал замечательный советский поэт Николай Доризо.

Резюмируя, хочу пожелать вам, дорогие читатели, только настоящих хороших друзей! А если с чьей-то стороны к вам направлена чрезмерная забота и непрошеная помощь, вспомните, дорога в какой край вымощена благими намерениями? Наверное, сегодняшний пост получился злым и грустным. Вы как считаете? Жду ваших комментариев!

www.fiftyplus.ru

Откуда берётся стремление к чрезмерной заботе о детях / Habr

Когда мне было шесть лет, мой район служил идеальной площадкой для активного и идиллического детства. На той же улице жило полдесятка моих сверстников, и мы быстро образовали свою детскую банду. Дни напролёт мы строили рампы для велосипедов, играли с мячом у меня во дворе и просто шатались по округе.

Мой район в то время ещё только застраивался, поэтому у нас было множество недостроенных домов для изучения. Когда строители покидали стройку по окончанию рабочего дня, мы на велосипедах ехали, чтобы посмотреть на то, что они успели сделать, и полазить по каркасам домов, вырастающих из покрытых грязью участков. Интереснее всего было исследовать двухэтажные дома. Нужно было взбираться по лишённым перил, недоделанным лестницам, чтобы наверху иметь возможность походить по балкам и покидаться вещами в своих приятелей.

А на тех участках, где ещё не было домов, мы устраивали грязевые битвы. Мы вырывали норы и швырялись кусками грязи друг в друга часами. В одном из прилетевших в меня кусков в середине оказался камень, ударивший меня прямо в глаз. Несколько дней мне пришлось полежать в больнице и перенести хирургическую операцию. Единственным утешением после всего этого для меня была возможность несколько недель носить повязку на глазу, прямо как у «одноглазого Уилли» из х/ф «Балбесы» (The Goonies). (Сейчас с глазом всё нормально, просто у него очень сильный астигматизм).

За нашим домом было гигантское поле, которое пересекал небольшой ручей. Мы с друзьями часами изучали его берега и давали названия найденным нами объектам на этой местности. Помню, как-то раз мы набрались храбрости и пошли по течению ручья, чтобы увидеть, куда он нас приведёт. Тогда мы нашли прохладный и укромный альков, и решили, что это идеальное место для форта. Мы построили форт из паллет и старых шин, найденных нами неподалёку, и провели много времени в нашем тайном убежище.

Пока я гулял, мои родители знали, что я был где-то поблизости, но точно не знали, где именно, и их это не волновало. Единственным правилом для меня была необходимость вернуться домой к ужину.

Перенесёмся на тридцать лет вперёд.

Как-то вечером мой шестилетний сын отправился во двор поиграть, против чего я не возражал. Но когда я через десять минут вышел, чтобы сказать ему что-то, его нигде не было видно. Я проверил задний двор и обошёл дом кругом. Затем я зашёл обратно, посмотреть, нет ли его внутри. Я искал во всех комнатах, выкрикивая его имя. В животе у меня зародилось волнение. Кейт тоже заволновалась и приняла участие в поисках. Мы снова проверили всё снаружи, потом внутри, потом опять снаружи, и всё время выкрикивали его имя. Я сел в машину и объехал вокруг квартала. Гаса не было. Казалось, он полностью исчез. Я снова объехал квартал, а Кейт в это время искала сына во дворе и в доме уже в который раз. Волнение перерастало в панику. В голове проносились ужасные мысли: кто-то его похитил.

Я позвонил в полицию и сказал, что не могу найти своего ребёнка. Они пообещали прислать своего сотрудника. Пара соседей вызвалась помочь нам найти его. Я вернулся в машину и увеличил круг поисков. Наконец, я заметил Гаса. Он был в нескольких шагах от дома его бабушки с дедушкой, живших в полумиле от нас. С чрезвычайным облегчением я посадил его в машину и привёз домой. Вскоре приехала полиция. Я робко признался им в том, что всё в порядке, и я нашёл своего сына.

И я задумался: не слишком ли я паниковал?

В свою защиту скажу, что Гас никогда не пробовал и не интересовался самостоятельными прогулками по улице, не говоря уже о том, чтобы в одиночку дойти до дома дедушки и бабушки. Это было внезапно и беспрецедентно. Но это породило другие сложные вопросы:

Почему ему не было интересно исследовать округу самостоятельно? Почему для него было ненормально уйти гулять, дойти не только до дома родственников, но и играть с другими соседскими детьми, как это делал я?

Но это гипотетический вопрос, поскольку в округе нет соседских детей, с которыми можно было бы играть; они все изолированы по своим домам. И это приводит нас к самому горячему вопросу: что произошло в нашей культуре с тех пор, как я вырос, чтобы произошла такая трансформация? Почему сегодня родители более осторожны?

Сужающийся периметр детских развлечений


Нормы ответственности родителей действительно сильно поменялись всего за одно поколение. Раньше дети ходили в школу пешком или ездили на велосипеде. Теперь им даже не разрешают пройти до остановки автобуса. Дети, спонтанно собиравшиеся вместе, теперь играют на специальных и контролируемых встречах. Родители выпихивали детей из дома, чтобы те гуляли и не возвращались до заката, а теперь они предпочитают, чтобы дети сидели дома, или хотя бы ходили не дальше своего двора.

Если родители выпускают детей из дома, то не отходят от них далеко. На типичной игровой площадке можно увидеть маму или папу, стерегущего своего отпрыска. Родители, распростёршие руки, чтобы поймать ребёнка, если он упадёт с турника. Родители, едущие по горке, с надёжно удерживаемым на руках ребёнком.

Серьёзно уменьшилось не только физическое расстояние, доступное детям, но и их возможности для активной деятельности.

Полвека назад мальчики часто везде носили с собой карманные ножи, а сейчас возраст, с которого родители не боятся давать своим детям острые предметы, существенно возрос. То же верно для спичек и зажигалок. Не говоря уже о том, чтобы дать ребёнку порулить, выезжая из гаража на дорогу, пока он сидит у вас на коленях.

И эти наблюдения за всё более разнеженным взрослением детей служат не просто для рассказа. Исследования показывают, что у современных детей жизнь более ограничена, чем у их родителей и бабушек с дедушками.

Несколько исследований в США, Европе и Австралии обнаружили, что за последние 50 лет радиус независимого передвижения детей уменьшился на 90%. Если дедушке в его детстве разрешалось уходить от дома на много миль, современный ребёнок измеряет это расстояние в ярдах. Согласно одному из британских исследований, в то время, как 80% третьеклассников в 1971 году позволялось ходить в школу пешком, к 1990-му году это количество упало до 9%, а сегодня оно ещё меньше.

Политика нулевой терпимости в школах хорошо задокументирована и уже приводит к таким ситуациям, когда отличницу отстранили от занятий за то, что она принесла с собой из дома столовый нож, чтобы порезать персик (она хотела поделиться им с одноклассниками). В некоторых школах уже запрещают бегать и играть в мяч, чтобы не получить травм, а игры типа салочек или хождения колесом требуют взрослого надзора.

Большинство взрослых могут инстинктивно чувствовать, как изменилась культура детства и родительского надзора. Сложнее будет понять, по какой причине произошёл этот сдвиг.

Что стоит за современной чрезмерной родительской опекой


Я встречался с такой статистикой и такими примерами ещё до того, как у меня самого появились дети. Я помню истерию 2008 года по поводу «свободно гуляющих детей», начало которой дала колонка Ленор Шкенази [Lenore Skenazy] «Почему я отпускаю своего 9-летнего ребёнка одного на метро».

Это было за два года до того, как у меня появился Гас. И как все люди, не имеющие детей, я распланировал всю воспитательную работу. Что не так с людьми, критикующими Шкенази? Детей нельзя нянчить! Я точно знал, каким отцом буду – отцом, позволяющим своим детям свободно гулять, быть независимыми и заниматься рискованными вещами. Я собирался быть родителем свободно гуляющих детей!

Как и все другие убеждения по поводу воспитания детей, появившиеся до рождения ребёнка, это претерпело очень сильное изменение.

Я не потерял полностью свой идеал – я специально добивался того, чтобы дети делали «опасные» вещи – держали ножи, играли со спичками, махали молотком и запускали фейерверки. Я поощрял их на игры во дворе. Я брал их в походы, на рыбалку и на прогулки на природе.

Просто в какие-то моменты, например, когда они гуляли по улице самостоятельно, страх, сковывавший моё сердце, был сильнее, чем я себе представлял; и даже во время тех занятий, которые я им разрешал, мне было очень трудно бороться с желанием предотвратить каждую разбитую коленку или порез на пальце.

И хотя на тему чрезмерной родительской опеки написаны уже горы текстов, гораздо меньше мыслей было высказано на тему причины возникновения этого явления. Почему современные родители так сильно опекают своих детей? Ниже я излагаю несколько гипотез, порождённых как исследованиями, так и моими собственными размышлениями.

В семьях стало меньше детей


В среднем у людей сейчас меньше детей, чем раньше, и это повлияло не только на их терпимость к рискованным занятиям детей, но и на все остальные факторы этого списка.

Во-первых, чем меньше у родителей детей, тем больше времени они могут посвятить каждому из них. Поэтому, начиная с XIX века, когда рождаемость на Западе начала нисходящий тренд, дети всё реже были простым активом, используемым для домашнего труда, и всё чаще – существом, созданным для заботы и восхищения. Они, как говорит социолог Вивиана Зелицер, «стали экономически бесполезны и эмоционально бесценны».

Здравый смысл говорит, что эта «бесценность» должна возрастать, если в семье детей становится всё меньше. Родители, рискующие остаться бездетными, потеряют гораздо больше, если у них в семье всего один или два ребёнка, и с ними что-то случится. Уинстон Черчилль не шутил, когда советовал другу: «В семье должно быть четверо детей – один ребенок для матери, второй для отца, третий на всякий случай и четвертый – для продолжения рода».

Конечно же, родители, в семье которых есть много детей, не любят каждого из них меньше, и не найдут потерю любого из них менее разрушительной, чем родители меньшего количества детей.

Но, возможно, на подсознательном уровне многодетные родители немного более спокойно относятся к рискованным занятиям детей, а родители с одним-двумя детьми крепче держатся за них. У меня двое детей, и если что-то случится с одним из них, у меня останется только один. Не могу не согласиться с тем, что это влияет на чрезмерную опеку над моими детьми.

Также можно провести простой расчёт – чем больше у вас детей, тем меньше возможности следить за ними. Если детей двое, каждый из родителей может следить за одним ребёнком. Когда их трое или больше, родители физически не могут следить за ними всё время. Даже если они хотят их чрезмерно опекать, они физически на это не способны.

Два работающих родителя и более высокие ожидания от детей


Многих детей растят в семьях, где оба родителя работают полный день – это происходит чаще, чем раньше. Но, как ни странно, и отцы, и матери проводят больше времени со своими детьми – больше, чем в 60-х.

Возможно, это происходит потому, что сегодняшние родители, многие из которых выросли в 70-х и 80-х, когда количество разводов било рекорды (несмотря на популярное заблуждение, их количество с тех пор уменьшается), хотят создать тесную семью, которой не было при их взрослении. В то же время, поскольку оба родителя работают, они чувствуют вину за то, что не проводят достаточно времени с детьми.

Объедините всё это с культурой, подчёркивающей важность воспитания и взаимодействия с детьми в деле максимизации эмоционального и образовательного развития ребёнка. Когда в семье меньше детей, родители больше сил тратят на достижение успеха каждым из детей, и считают, что обязаны заниматься микроменеджментом их развития. Поэтому, если мама из 1950-х оставляла детей играть самостоятельно, её современная версия должна играть вместе с ними и постоянно взаимодействовать с детьми. И эти ожидания по поводу более интенсивного взаимодействия легли грузом не только на матерей, но и на отцов. Раньше функция отцов в воспитании была более периферийной, теперь же от них часто ожидают (да они и сами этого хотят) большего участия в этом деле. Сегодняшние отцы проводят в 4 раза больше времени с детьми, чем делали их отцы в 1965-м.

В результате этой комбинации из работающих родителей и высоких ожиданий, когда мамы с папами возвращаются с работы, весь день не видев детей, они часто не согласны на то, чтобы дети уходили гулять самостоятельно – это ведь укоротит единственное окошко возможности провести время всей семьёй. Родители чувствуют, что не должны отпускать от себя детей и интенсивно общаются с ними.

И хотя я и Кэйт работаем только во время учебных часов в школе (и затем уже ночью, когда дети идут спать), я могу засвидетельствовать наличие этого явления. Мы чувствуем себя обязанными проводить больше времени с Гасом и Скаут в наше свободное время, особенно когда они были очень юными. Теперь же, ненамеренно, хотя они уже достаточно взрослые, чтобы играть самостоятельно, они всё ещё держатся за нас и хотят проводить с нами всё своё время.

Мне бы и в голову не пришло играть с моими мамой и папой, когда я рос, и я пытаюсь объяснить этот факт Гасу и Скаут. Но из этого мало что выходит. Я не могу винить их за такую привязанность – мы сами создали эту проблему.

У детей появилось больше занятий и их деятельность сильнее структурирована


Вместе с желанием максимизировать потенциал детей появилась и строгая структуризация их внешкольной деятельности. Больше уроков музыки после школы и занятий спортом. Начать можно с любого возраста. Трёхлетки занимаются гимнастикой, играют в футбол (в хаотичный выпас стада котов, который зовут «футболом»), и занимаются йогой вместе с мамами. Предоставить ребёнка самому себе – значит, дать его возможностям атрофироваться. Это почти что пренебрежение.

В результате такого загруженного календаря, как пишет Ханна Розин из Atlantic Monthly, получается, что когда дети не проводят время с родителями, они находятся под надзором других взрослых, в школе или на игровом поле:

«Когда я была маленькой, моя мать не работала помногу, но и со мной она не проводила много времени. Она не организовывала мои игровые встречи, не возила на уроки плавания, не давала мне послушать музыку, которая ей нравилась. В будни после школы она просто ждала, что я приду ужинать. На выходных я вообще редко её видела. Я же, с другой стороны, провожу каждый час воскресенья с тремя своими детьми, отвожу одного на футбол, другого в театральный кружок, третьего – к друзьям, или просто провожу с ними время дома. Когда моей дочке было 10, мой муж вдруг понял, что за всю свою жизнь она не провела более 10 минут без надзора взрослых. 10 минут за 10 лет».

Когда дети принимают участие в структурированных занятиях, за ними часто приглядывают не только их учителя и тренеры, но и их родители. Десятилетия назад родители могли просто отвезти ребёнка на практику (или день рождения), а теперь они часто остаются в качестве зрителя, чувствуя, что должны наблюдать за развитием ребёнка, и просто на случай, если они ему понадобятся. С таким надзором, как пишет Розин, сегодняшние дети «принимают то, что за ними всё время следят, как само собой разумеющееся».

С 1980-х до начала 2000-х количество свободного времени у детей в среднем уменьшилось на 9 часов в неделю. У детей не осталось времени для свободных, неструктурированных игр – в которых они чаще всего могли рисковать и изучать пределы своих возможностей.

У детей стало меньше друзей по соседству


Я заметил, что чем старше становится Скаут, и чем больше она может играть с Гасом, тем проще им отдаляться от нас с Кейт и играть самостоятельно. Из этого я сделал вывод, что нежелание Гаса играть самостоятельно, хотя и связано с тем, что я его баловал, также просто зависело от того, что у него не было партнёра для игр. Поскольку по соседству у него не было сверстников, ему пришлось ждать, пока подрастёт Скаут и сможет стать его партнёром по играм.

Вспомните, когда вы по большей части делали различные открытия и занимались самыми рискованными делами. Вероятно, когда вы были среди других детей. И хотя независимые игры для проверки пределов своих возможностей дети начинают самостоятельно, полностью такие занятия расцветают именно в контексте соседских «банд». Освободившись от взрослого надзора, дети подначивают друг друга на рискованные вещи – такие, на которые самостоятельно они бы не отважились.

С уменьшением количества братьев/сестёр и соседских детей эта, прежде центральная часть детского опыта, по-видимому, исчезает.

Технологии


Конечно, никакое обсуждение чрезмерной опеки не обойдётся без роли технологий. Даже если бы в прошлом родители хотели удерживать ребёнка в четырёх стенах, ему там было мало чем заняться. Родители не хотели общаться со скучающими детьми, как и дети не хотели скучать, поэтому последние выгонялись наружу – если только дети сами уже не сбегали из дома по собственной воле.

Сегодня, при наличии виртуального мира, который может исследовать каждый ребёнок, родители вполне могут оставить ребёнка дома. Дети развлекаются со своими электронными устройствами, а родители спокойны, зная, что их ребёнок дома.

В то же время технологии также увеличили наши ожидания по поводу доступности связи между людьми. Совсем не так давно люди любого возраста могли связаться друг с другом только по проводным телефонам. Было время, когда человек был абсолютно недоступен, и с этим приходилось мириться.

В эру GPS и смартфонов наши ожидания сильно изменились и увеличились. Мы ожидаем, что можем связаться с кем угодно в любое время. И это ожидание повлияло на процесс воспитания детей. Для поколения моих родителей невозможность связаться со своими детьми на промежутках в несколько часов была нормальной; для моего поколения это кажется странным и пугающим.

Страх перед судом


В 1978 году родители мальчика, который в результате падения с горки на детской площадке оказался парализованным и повредил свой мозг, отсудили у департамента парков Чикаго $9,5 млн после тяжбы, продолжавшейся семь лет.

После этого комиссия по общественной безопасности США выпустила «Инструкцию по безопасности общественных игровых площадок», в которой были перечислены предложения по усилению безопасности оборудования. И хотя они задумывались, как рекомендации, управляющие парками по всей стране в страхе перед подобными тяжбами провели несколько десятилетий, упорно превращая игровые площадки в более спокойные, безопасные – а многие просто скажут, в более стерильные – места для игр.

Совсем недавно на ближайшей к нам детской площадке разрушили металлические конструкции для лазания и горку, и поставили пластиковые сборные конструкции на платформе, отделанной резиной. Что забавно, половина из новых конструкций рассчитана на то, чтобы на них вращаться – видимо, разработчики считают, что лучше заменить страх высоты тошнотой от головокружения. И забавно, что дети всё же пытаются использовать это оборудование «опасными» способами, такими, для которых оно не было предназначено – они забираются наверх, вместо того, чтобы следовать его предопределённым функциям. Можно заменить оборудование, но нельзя поменять сердце ребёнка.

Правила, управляемые судебными тяжбами и рост стоимости страховок в школах и клубах однозначно пытается разровнять ландшафт этого сердца. Нулевая терпимость к оружию, запрет на футбол и американский футбол на переменах – инструкции для Скаут содержат огромное количество отказов от ответственности в области безопасности, и лишают её детство слишком многих сюрпризов, рисков и весёлого времяпрепровождения.

Страх назойливости


В наше время приходится бояться не только исков, но и назойливости своих соседей. Даже если вы позволите своим детям свободно гулять, это будет выглядеть так необычно, что обязательно будет осуждено вашими сверстниками (а также родителями и родителями супруга, которые, хотя и воспитывали когда-то своих детей точно так же, уже не считают это приемлемым способом воспитания). Что более важно, так это то, что эти наблюдатели могут натравить на вас власти.

За единственное поколение поведение, бывшее общепринятым, стало незаконным подверганием детей опасности. Можно найти публикации о множестве случаев, когда обеспокоенные граждане звонили в полицию и сообщали, что чужие дети гуляют в одиночестве. Их родителям затем приходилось отбиваться от обвинений в небрежном отношении к детям и подвергаться расследованию со стороны органов опеки. Одни родители были обвинены в пренебрежении к детям из-за того, что они оставили 11-летнего сына играть в своём дворе одного на полтора часа. Других родителей обвинили в том, что они оставили ребёнка в машине без присмотра, всего на несколько минут отбежав в магазин.

И даже если подход к свободному воспитанию детей не окажется опасным с точки зрения закона, он может быть опасным с социальной точки зрения. Если вы – родитель, расслабленно сидящий на месте, в то время, как другие носятся со своими детьми, вас могут посчитать неподходящим опекуном. И если чужие упрёки легко отвергнуть, то давление, связанное с необходимостью воспитывать детей по-новому, заразительно. Даже люди, считающие новые нормы глупыми, чувствуют давление, загоняющее их в общую струю.

Боязнь преступности, или Иллюзия контроля


Одной из самых очевидных причин чрезмерной опеки детей – идея того, что если 30-40 лет назад детям можно было гулять самостоятельно, то теперь мир стал более опасным. Когда мы продолжим обсуждать эту тему в следующих постах, мы обратимся к реальной статистике по поводу того, повысилось или понизилось число таких преступлений, как похищение детей. Но я уверен, что мне не нужно вставлять сюда спойлер, чтобы скрыть заявление: мир не стал опаснее с тех времён, когда я был маленьким.

Почему же нам кажется, что это не так?

Многие обвинят в этом появление новостных сетей и веб-сайтов и их постоянное сенсационное освещение похищений, насилия, убийств и т.п. Если рассуждать так, получается, что хотя реальные цифры по преступности в большинстве мест падают, нам кажется, будто они растут, поскольку изображения насилия и трагедий заполняют наши экраны и постоянно попадаются нам. Не происходит больше плохих вещей, просто нам кажется, что их стало больше, потому что их непропорционально часто освещают.

И хотя этот аргумент часто используется не только в области преступлений, связанных с детьми, но и для объяснения того, почему людям кажется, что мир в целом стал опаснее, мне он никогда не казался убедительным. Просто идея о том, что мы потребляем больше новостей, чем раньше, исторически неверна.

Полтора столетия назад у людей не было интернета, но газеты выпускались по нескольку штук в день. Можно было взять утреннюю, дневную и вечернюю газету, а иногда и промежуточный выпуск, когда случалось нечто экстраординарное. А освещавшиеся тогда в «жёлтых изданиях» истории были по меньшей мере такими же сенсационными, как сегодняшние. Если не верите, проверьте архивы газеты XIX века National Police Gazette. Так что, хотя граждане той поры и не были всё время на связи, их аппетит к новостям был таким же большим, и удовлетворялся вполне регулярно.

Может быть, современные новости стали более визуальными? В старых газетах были чёрно-белые иллюстрации и фотографии. Сейчас у нас есть больше фоток, плюс бесконечные видеотрансляции – и всё это в цвете. Возможно, невинные лица похищенных детей и видеозаписи их горюющих родителей подают историю слишком живо и больше берут за душу?

Вероятно. Но и такое объяснение не может объяснить всю картину.

В 1800-м году 43% детей в мире умирало, не дожив до пяти лет. В 1961 процент детской смертности составлял 18,5%. Сегодня для всего мира он составляет в среднем 4,3%, а в США он гораздо меньше. В 1935 году на каждые 100 000 детей в возрасте до четырёх лет приходилось по 450 смертей, сегодня их всего 30. Очень многие родители столетия и десятилетия назад не просто наблюдали истории об умирающих детях, но и сами испытывали это на себе. В семьях их соседей, в их собственных семьях. Если посетить кладбище XIX века и увидеть, как много надгробий увенчано слишком коротким промежутком между рождением и смертью, можно на себе прочувствовать, каким обычным делом раньше была потеря ребёнка.

Конечно, множество из этих смертей случалось по вине болезней, но исторические записи свидетельствуют, что многие дети погибали случайными и неожиданными способами: при неправильном обращении с инструментами и оружием, из-за падения в огонь, из-за нападения диких зверей. Родители тех времён переживали увечья и смерть детей не меньше, чем мы сегодня – и всё же они меньше, а не больше, защищали своих детей.

Чем же можно объяснить такой парадокс?

Мы опять возвращаемся к количеству детей в семье. У родителей прошлого века могло быть по десять детей, и они знали, что несколько из них всё равно не доживут до взрослого возраста. Но существует ещё и разница в мировоззрениях. Расхождение философий.

Одно из объяснений появления чрезмерной опеки над детьми – то, что мир сегодня кажется неопределённым, и что выращивание и безопасность детей кажутся нам одними из немногих вещей, которые мы можем контролировать. Но сложно представить, что люди, жившие, когда почти половина их детей могла умереть, не дожив до 5 лет, не считали мир жестоким и неопределённым. Мир всегда был неопределённым. Изменилось только то, как мы реагируем на его неопределённость.

В прошлом, когда науки и технологий было меньше, люди считали жизнь больше подверженной влиянию судьбы и божественной воли. Поскольку они не могли контролировать эти силы, они просто делали всё, что могут, и принимали, что всё остальное будет таким, каким будет. Нельзя избежать определённого количества страданий в жизни.

В наше время знания и технологии сильно разрослись, как и наши ожидания по поводу возможностей контроля. Живя в нерелигиозном обществе мы видим, что возможность влиять на свою жизнь почти полностью находится у нас в руках. Нам завещали инструменты, способные помочь нам и нашим детям жить дольше, проще, безопаснее – и это повлияло на нашу перспективу. Если наука и технологии могут спасти миллионы жизней, не разумно ли спасать их всех? Все трагедии, даже смерть от старости, начали казаться предотвратимыми. Эта точка зрения и миф о всемогущем прогрессе не может не влиять на наш процесс воспитания детей. Почему каким-то детям приходится получать увечья? Почему дети должны умирать? Наша вера в возможность полного контроля всеобъемлюща; если сильно постараться, можно перехитрить все трагедии.

Но конечно, эта вера иллюзорна. Капризы судьбы всё ещё работают так же, как и раньше. Игральная кость шанса всё ещё катится. Наши попытки проверять и ограничивать, регулировать и устраивать, могут, конечно, помочь избежать некоторых опасностей, но никогда не могут устранить их все. Случайность диктует неизбежность риска. Но наши попытки уничтожить неуязвимое по понятным причинам продолжаются, и умножаются, когда цель кажется всё ближе и ближе – хотя она и остаётся вечно вне нашей досягаемости.

Заключение


Когда я привёз Гаса домой с его приключения с путешествием, я попытался совсем не злиться на него. Я не хотел, чтобы он думал, что сделал что-то плохое. Я сказал ему, что я рад и горжусь тем, что он решил уйти погулять самостоятельно, и волновался только потому, что он не сказал мне, куда собирается уйти.

И, несмотря на то, насколько ужасным было моё ощущение, что его похитили с нашего двора, на следующий день я снова разрешил ему пойти поиграть самостоятельно. Но готов ли я к тому, что он в одиночку пойдёт к дому своих дедушки и бабушки? Мне кажется, что для этого ему надо немного подрасти. Я всё ещё пытаюсь понять, какие ограничения необходимо вводить.

Новый стиль воспитания детей не лишён достоинств. Возможно, он защитил детей от парочки случаев астигматизма. И дети проводят больше времени с родителями, особенно с отцами, и вырабатывают с ними близкие отношения. Я не считаю, что должен отказываться от роли авторитета, чтобы дружить с детьми на равных, но мне нравится, что мы с маленьким сыном так много делаем вместе. Кажется, что это хорошо для него и для Скаут. Дети, проводящие сегодня больше времени со взрослыми, кажутся более взрослыми, чем дети прошлого.

Но статистика по поводу того, защищает ли чрезмерная опека от увечий и похищений, не особенно сильна, а преимущества такого воспитания не кажутся сплошь розами и песнями. За нашу тесную взаимосвязь приходится платить.

Оказывается, что иногда, когда вы пытаетесь подавить одну опасность, вместо неё просто возникает другая. Стараясь обеспечить нашим детям безопасность в каких-то вопросах, мы лишаем их безопасности в других. И в следующий раз мы обсудим именно риск запрета детям на совершение рискованных поступков и необходимость сбалансировать обе части уравнения.

habr.com

Оставьте ребенка в покое: 16 признаков чрезмерно заботливых родителей

Есть у меня воспоминание (тех времен, когда моей почти пятилетней Нике было еще около полутора), в которое мне сейчас очень трудно поверить. Дело в том, что тогда я буквально всюду ходила за дочкой. То есть, я сопровождала ее даже в том случае, если ребенок просто решал пойти в другую комнату в относительно небольшой московской квартире. Допустить, чтобы между нами оказалась стена, было сродни тому, что Ника, например, в свои полтора оказалась бы на улице совершенно одна. Мне виделось всякое: упадет, разольет, разобьет, уронит тяжелое на себя, съест разом все провода и закусит розетками. Я точно не помню, что еще рисовало мое бурное воображение, но тогда мне казалось, что я делаю все правильно.

Я думала, что маме надо быть крайне бдительной, а те, кто относился к детям чуть спокойнее, виделись мне, по меньшей мере, извергами. Любопытно вспомнить, что уже тогда я много слышала о гиперопеке и знала, что есть где-то родители, способные перекрыть кислород своему ребенку чрезмерным участием в его жизни. Чтобы найти такую маму, стоило дойти до зеркала, но у себя дома я не догадалась поискать. Я думала, что заботливее меня никого нет, что все знакомые мне молодые мамы весьма легкомысленны, но уж я-то точно делаю все правильно. Что ж, всем свойственно ошибаться. Хорошая новость для моих детей – меня быстро отпустило. Однако от чрезмерной заботы никто из детей не застрахован. А было бы неплохо.

Итак, для начала я предлагаю разобраться, что же такое гиперопека. Я бы сформулировала так: это выходящее за грани разумного участие родителей в жизни ребенка и стремление уберечь его от всего на свете. 

Вам свойственна гиперопека, если:

  1. Ваше кредо: не знаешь, где упадешь — стели соломку везде.
  2. Вы избавились от всех острых углов в квартире. (Спасибо, что сейчас есть специальные насадки для мебели, я знаю семью, в которой с появлением ребенка все острые углы дедушка просто отпилил).
  3. Все ящики, двери и дверцы вы снабдили специальными замками или стопорами.
  4. Даже на прогулку вы несете с собой большую спортивную сумку с вещами из разряда «вдруг пригодится»: сменной одеждой, запасными кофтами, шапками, штанами, едой, водой, подгузниками, игрушками и тем, на что хватит воображения.
  5. Вы моете и кипятите чуть ли не каждый день: игрушки, посуду, все предметы личной гигиены, а также любую одежду, включая верхнюю.
  6. В вашей сумке всегда есть большой запас салфеток с антибактериальным эффектом: они применяются вне дома после контакта с любыми представителями земной цивилизации, как одушевленными, так и неодушевленными.
  7. Вы тратите в платных клиниках немалые средства, проверяя здорового ребенка у всех врачей как минимум раз в полгода.
  8. Вы с подозрением относитесь с детям на площадках и при появлении оных энергично уводите чадо подальше: туда, где не чихнут, не толкнут и дурному не научат.
  9. Ваш ребенок смотрит мультики, исключительно отобранные на семейном совете и не больше 15 минут в день.
  10. Вы заполонили дом обучающими материалами, которых хватило бы на средних размеров группу детского сада.
  11. Вашему ребенку можно дарить только полезные игрушки, одобренные вами.
  12. При перемещениях по городской квартире вы ведете ребенка за руку даже внутри одной комнаты.
  13. Вы запрещаете дома прыгать, бегать, залезать выше детского стула, висеть на чем бы то ни было, а так же кувыркаться, лежать на краю и кружиться. Вам страшно, и это аргумент.
  14. Вы отказались от плавания, горных лыж, катания на коньках, роликах и беговеле «от греха подальше».
  15. Ваш уже давно умеющий ходить ребенок практически никогда не падал.
  16. Вы постоянно замечаете, что кроме вас никто не заботится о детях, как положено.

Самое печальное последствие такого «предусмотрительного» отношения родителей к своим чадам заключается в том, что ребенок оказывается неспособен самостоятельно решать какие угодно проблемы. Он привыкает к тому, что за него все сделают, и в результате становится инфантильным, неуверенным в себе и замкнутым. Эту мысль, к счастью, мне не довелось проверить на своих детях. Ее придумали психологи.

Я бы разделила проявления гиперопеки на два стиля: «авторитаризм» и «баловство». Чаще всего оба они основаны на безудержном стремлении к заботе. Авторитарные родители стремятся контролировать каждый шаг отпрысков, при этом постоянно навязывают свою волю, стараются обезопасить и все предусмотреть. Для них самих сценарий тотального контроля самый безопасный и комфортный. 

Любители побаловать свое чадо тоже частенько занимаются гиперопекой, но несколько в другом ключе: стараются ублажить, порадовать, выполнить все желания, надеясь, что ребенку это поможет избежать разочарований. 

Ясно, что эти типажи — примеры утрированные, но очень характерные. И в одном, и в другом случае взрослые забывают о том, что любому ребенку для гармоничного развития необходима самостоятельность в действиях и принятии решений, поэтому рано или поздно такие родители рискуют получить жесткий отпор.

Меня поразил и даже где-то порадовал пример, который привела Шими Канг в книге «Путь дельфина». Однажды подросток из благополучной семьи, 14-летний отличник Альберт в прямом смысле запер свою маму в подвале, чтобы она хоть ненадолго оставила его в покое и не контролировала. Конечно, никто не говорит, что дети должны запирать своих родителей, но даже восклицание трехлетки «Я сам!» должно стать знаком: ребенок борется за свою независимость. 

Если психиатр из Гарварда Шими Канг много внимания уделяет «матерям-тигрицам», которые придерживаются авторитарного стиля воспитания, то психотерапевта Робин Берман больше беспокоят те, кто во всем хотят угодить своим детям и называют это заботой. Вот, как она описывает такой тип: «Чрезмерно опекающий родитель навязывает свою заботу, дает указания, беспокоится, заставляя ребенка нервничать. Он вечно торопится решить проблему за ребенка, не оставляя тому шанса самостоятельно позаботиться о себе». При этом такие родители часто дают слишком много ненужной власти детям, забывая, что четкие границы — это то, что по-настоящему им нужно. 

Получается своего рода маятник: одна крайность приводит к полной избалованности, другая — к скованности и несвободе. И в обоих случая все приправлено неуверенностью в себе и неспособностью справиться с малейший проблемой. 

Вот, что рассказала мне о гиперопеке Ольга Карякина, психолог-рецензент издательства Clever:  «Гиперопека всегда вызывает конкретный определенные комплексный стереотип поведения, который накладывает отпечаток на всю дальнейшую жизнь ребенка. Вот некоторые самые распространенные последствия, которые вызывает гиперопека: несамостоятельность как таковая; невозможность принять решение и сделать выбор; чувство вины за все, ведь «если ты не сделал так, как я сказал – ты виноват». 

Многие родители считают, что «забота – это когда я делаю свои дела и твои за тебя». Ребенок просто не может нести ответственность впоследствии за результат, ведь изначально это был не его выбор, а выбор родителя.

Особенно проявляются «послеопековые» осложнения в подростковом возрасте. При этом осложнения приобретают поистине катастрофические масштабы. Например, ребенок «гиперопекунов» не выбирает университет, за него это делают, как правило, родители. Что из этого следует? Ребенок (уже студент) курсе на третьем перестает учиться нормально, начинает прогуливать и «забивать» на учебу, ведь эта специальность и этот университет – не его выбор, за который он мог бы чувствовать ответственность. И редко какие увещевания родителей смогут изменить ситуацию. Поэтому я бы советовала родителям запомнить такую фразу: «Когда вы отбираете у ребенка возможность выбора, вы закрываете для него тысячу дверей и тысячу возможностей».

Хорошо, что я давно узнала в зеркале чрезмерно опекающую маму с парой тигриных полосок. Это было примерно тогда, когда старшей дочке исполнилось два. Мне было очень страшно отпустить ее руку и позволить самостоятельно постигать новые вершины. Пришлось выработать несколько базовых принципов, чтобы не забываться.

  1. Ребенок должен научиться падать. В детстве это делать не так больно и не так страшно. Если что, мама поцелует, и все пройдет.
  2. Грязный ребенок — счастливый ребенок. Дети в нарядной одежде на детской площадке — нонсенс. Наряды оставим для посещения театра.
  3. Малыш имеет полное право самостоятельно перемещаться по собственному дому. Максимум, что может сделать родитель — убрать чересчур опасные предметы из зоны доступа. Если у мебели есть углы, ребенок научится их обходить. Поверено.
  4. Ребенку нужно быть самостоятельным. Это основа его развития. Доказано Марией Монтессори, Сесиль Лупан, Янушем Корчаком, Александром Ниллом, Юлией Гиппенрейтер и миллионами родителей и детей по всему миру.
  5. Вместо того чтобы контролировать, лучше уделить внимание созданию глубоких эмоциональных связей с ребенком. Это требует больших усилий, большего внимания, большего труда, но и плоды дает удивительные.
  6. Любому ребенку нужны границы, в рамках которых он должен иметь настоящую свободу. Отличными границами становятся четко сформулированные правила.

19 октябрь 2015 09:59

Parents.ru

Фото: Светлана Гильдюк-Колодезная

Светлана Гильдюк-Колодезная

www.parents.ru

Чрезмерная забота разрушает отношения — Women’s Time

Видеомаркетинг —
мощный инструмент продвижения

Излишняя забота. Вошла ли она в привычку или уже стала раздражать? Что происходит, когда вы заставляйте себя делать больше, чем вы хотите или можете, когда вы делаете то, что нарушает вашу гармонию с самим собой? Пытаетесь ли вы угодить своему избраннику? Переступаете ли вы через себя? Знаете ли вы, что он не сможет дать вам то, что вы хотите взамен, потому что он не нуждался в лишней заботе.

В жизни каждого из нас есть люди, которые вдохновляют нас совершать прекрасные поступки. Цените этих людей, ведь с ними мы становимся лучше с каждым днем.

Всё, что мы делаем для любимых – мы делаем, прежде всего, для самих себя. Women`s Time

Часто ли мы задумываемся об истинной причине своих хороших поступков?

Задав самой себе этот вопрос, я задумалась…

Я очень люблю делать подарки, сюрпризы, думать над тем как сделать человеку приятное. Но, лишь к любимому человеку мы испытываем особенные чувства все свое время. И вот когда рядом со мной появляется этот человек, я начинаю искать поводы, чтобы делать для него что-то постоянно. Но потом, со мной происходит то, что все портит. Я начинаю ждать отдачи от этого человека, жду либо подарка, либо поступка достойного, похожего на тот, какой преподнесла я. И в этот момент я забываю об истинной причине своих поступков… Я люблю делать сюрпризы и радовать людей, которые мне дороги, и именно это доставляет мне удовольствие и я счастлива в момент приготовления и в момент, когда на лице человека сияет улыбка. Ради этой улыбки изначально всё затевалось, но почему-то я слишком часто забывала об этом…

Задумайтесь, есть ли в вашей жизни такой человек, ради которого вы делаете то, чего не делаете ни для кого другого? Может быть, вы никогда не готовили, никогда не танцевали, никогда не писали стихи и не пели песни, а ради него вы стаи это делать. Ради любимого мы готовы сделать так много, и мы сами становимся счастливее от того, что есть тот единственный, который вдохновляет нас на достойные поступки.

Главное заранее видеть, не вошла ли ваша излишняя забота в привычку или того хуже, стала раздражать…

Делайте то, чего вы сами хотите по-настоящему и никогда не заставляйте делать себя больше, чем вы хотите или можете, то, что нарушает вашу гармонию с самой собой. Если вы переступите через себя, пытаясь угодить своему избраннику, то рано или поздно вы начнете требовать от него расплаты за это, а он, может быть, не сможет дать вам столько, сколько вам нужно.

В жизни каждого из нас есть люди, которые вдохновляют нас совершать прекрасные поступки. Цените этих людей, ведь с ними мы становимся лучше с каждым днем.

Ваша Виртуальная Леди (Мария Прокопченко)

*при использовании материала указывайте автора и ссылку на источник – женский журнал Women`s Time

 

womenstime.ru

Не мойте руки перед едой. Почему чрезмерная забота о чистоте опасна для здоровья?

Жизнь человека в современной цивилизации подвержена культу чистоты.

Невозможно спорить с тем, что свежевымытые руки — оружие против ряда респираторных и кишечных заболеваний, от холеры до брюшного тифа. Регулярный уход за ротовой полостью оберегает от кариеса, пародонтоза и прочих болезней зубов и десен, не говоря уже о том, что соблюдение правил личной гигиены позволяет нам не превращаться в заскорузлых краст-панков, а окружающим — наслаждаться созерцанием аккуратной прически и благоуханием свежевымытого тела.

Внимание к чистоте, которая в мире, сплошь усеянном бактериями, микробами и вирусами, превозносится как единственно возможный способ сохранить здоровье хрупкой телесной оболочки, доходит до того, что насаждаемой ролевой моделью становится антропоморфная тумба умывальника с говорящим именем «Мойдодыр». С мылом наперевес, бешено вращающий краниками умывальник требует от детей фанатичного следования правилам личной гигиены, и вот уже нормой становится хранимый в сумке антибактериальный гель, визиты в душ случаются по нескольку раз в день, а немытое яблоко пугает сильнее, чем Гитлер.

Всё хорошо в меру, и чище — еще не значит лучше.

Исследователи находят всё новые подтверждения тому, что чрезмерное внимание к гигиене ничуть не лучше невнимания к ней, а излишний энтузиазм по отношению к чистоте способен нанести непоправимый вред нашему здоровью.

Первой жертвой слишком частого мытья становится кожа. Кислотно-щелочной баланс (рН) кожи здорового человека равен 5,5. Его поддержание на этом уровне — гарантия защиты против патогенных микроорганизмов, которые не смогут легко проникнуть в кожу и укрепиться там.

Однако привычка слишком часто принимать душ или умываться, особенно с применением агрессивно-щелочных средств, разрушает этот естественный защитный барьер, нарушая кислотность кожи. И это уже не говоря о том, что из-за слишком частого мытья кожа сохнет, шелушится, быстрее стареет и легче поддается повреждениям и воспалениям.

Результат — грибковые заболевания, лишаи, гнойничковы

knife.media

Leave a Reply

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *