Девиантное поведение в подростковом возрасте: Статья «Причины девиантного поведения в подростковом возрасте»

Содержание

ПОДРОСТКИ С ДЕВИАНТНЫМ ПОВЕДЕНИЕМ: ОСОБЕННОСТИ ЛИЧНОСТИ, КАЧЕСТВО ЖИЗНИ, ОРГАНИЗАЦИЯ МЕДИКО-СОЦИАЛЬНОЙ ПОМОЩИ | Волгина

1. Baranov A. A., Kuchma V. R., Sukhareva L. M. Vestnik Rossiiskoi akademii meditsinskikh nauk — Annals of the Russian Academy of Medical Sciences. 2009; 5: 25–49.

2. Chernysheva N. V., Rzyankina M. F. Obraz zhizni, sostoyanie zdorov’ya i problemy meditsinskogo obsluzhivaniya podrostkov. Aktual’nye problemy podrostkovoi i shkol’noi meditsiny: sb. nauchn. statei. Pod red. M. F. Rzyankinoi [Life Pattern, Health Status and Problems of Medical Service of Adolescence. Current Problems of Adolescent and Scholar Medicine: Collection of Scientific Articles. Edited by M. F. Rzynkina]. Khabarovsk, GOU VPO DVGMU, 2010. pp. 172–177.

3. Baranov A. A., Al’bitskii V.Yu., Valiullina S. A., Vinyarskaya I. V. RPZh — Russian Pediatrics Journal. 2005; 5: 30–34.

4. Medik V. A. Zabolevaemost’ naseleniya: istoriya, sovremennoe sostoyanie i metodologiya izucheniya [Morbidity of Population: History, Current Status and Research Methodology]. Moscow, Meditsina, 2003. 512 p.

5. Al’bitskii V.Yu., Modestov A. A., Bondar’ V. I. etc. Algoritm raboty s programmnym obespecheniem «SOC/PEDIATRIA-2» [Operating Procedure of Working with Software “SOC/PEDIATRIA-2”]. Moscow, NTsZD RAMN. Soyuz pediatrov Rossii, 2009. 19 p.

6. Zaitsev V. P. Aktual’nye voprosy vosstanovitel’noi meditsiny– Current questions of rehabilitation medicine. 2004; 2: 17–19.

7.

Sobchik L. N. Praktikum po psikhodiagnostike. SMIL (MMRI). Standartizovannyi mnogofaktornyi metod issledovaniya lichnosti [Manual of Psychodiagnosis. MMRI. Minnesota Multiphasic Personality Inventory]. St. Petersburg, 2003. 216 p.

8. Ware J. E., Kosinski M., Keller S. D. SF-36 Physical and Mental Health Summary Scales: A User’s Manual. The Health Institute. New England Medical Center. Boston, Mass. 1994. 158 p.

9. Kim Jae-On, Mueller Ch. W., Klekka W. R. etc. Faktornyi, diskriminantnyi i klasternyi analiz. Per. s angl. Pod red. I. S. Enyukova [Factor, Discriminant and Cluster Analysis. Translated from English. Edited by I. S. Enyukov]. Moscow, Finansy i statistika, 1989. 215 p.

10. Roslova Z. A., Man’kova T.Yu., Kim A. V., Ustinova N. V. Voprosi sovremennoi pediatrii — Current Pediatrics. 2013; 12 (1): 6–7.

социально-психологический аспект – тема научной статьи по психологическим наукам читайте бесплатно текст научно-исследовательской работы в электронной библиотеке КиберЛенинка



Казанский педагогический журнал

7’2006

ДЕВИАНТНОЕ ПОВЕДЕНИЕ В ПОДРОСТКОВОМ ВОЗРАСТЕ: СОЦИАЛЬНО-ПСИХОЛОГИЧЕСКИЙ АСПЕКТ

И.М. Городецкая, кандидат психологических наук, доцент кафедры педагогики и методики высшего профессионального образования КГТУ, С.Г. Конюхова, старший преподаватель кафедры1 общей и профессиональной психологии Нижнекамского филиала ИЭУП, аспирант кафедры1 психологии труда и предпринимательства ИЭУП

В настоящее время проблема деви-антного поведения подростков приобрела особую значимость в связи с общесистемным кризисом нашего общества. Размытость норм, ослабление социальной регуляции искажает культурные и духовные устои. Негативные тенденции общества особенно отразились на подростках. Подростковый возраст представляет собой период кризиса: с одной стороны, подросток связан с миром детства, с другой — со взрослой жизнью. В этот период идет осознание жизненных ценностей, на основе которых строятся дальнейшие отношения с окружающим миром. Высокий уровень подростковой преступности, рост неформальных молодежных объединений, высокая агрессивность делают проблему отклоняющегося поведения особо актуальной на сегодняшний день.

Исследование девиантного или отклоняющегося поведения носит междисциплинарный характер. Выступая предметом психологии, педагогики, психиатрии, оно трактуется с позиций поступков, действий человека, не соответствующих сложившимся в обществе нормам, выступая предметом социальной психологии, социологии, юриспруденции, рассматривается как социальное явление, выражающееся в относительно мас-

совых и устойчивых формах человеческой деятельности, не соответствующих официально установленным нормам и ожиданиям.

В нашем исследовании девиантных подростков мы исходим из понимания объекта как большой социальной группы, которой свойственны определенный образ жизни, цели и ценности. Мы полагаем, что специфический статус этой группы в обществе, характерные для нее особенности менталитета, психических состояний формируют во многом единую для ее членов систему ценностей и отношений. Поэтому ценностно-коммуникативные проявления подростков с деви-антным поведением можно рассматривать в социально-психологическом аспекте, то есть с точки зрения характеристики группы и ее влияния на личность, групповых ценностей. В этом заключается специфическая особенность нашего подхода в отличие от социологических, педагогических и общепсихологических исследований подростков с девиантным поведением, в большинстве из которых в центре внимания ученых находятся педагогические, социальные и психолого-педагогические факторы, влияющие на отдельно взятую личность.

Системный подход к анализу ценностей и отношений девиантных под-

62

ростков предполагает исследование не только иерархической структуры, но и взаимосвязанности элементов.

Межличностные взаимоотношения подростков с отклоняющимся поведением детерминированы их ценностями. Групповые ценности обусловливают отношения как внутри группы, так и с аутгруппами, проявляются через отношения и в большой степени определяют их. Логично предположить, что при сходстве ценностных картин мира уровень толерантности в отношениях будет выше. Это касается не только содержания ценностной сферы, но и ее иерархической организованности. При этом отношения, в которые включена личность, также оказывают существенное влияние на его ценностный мир, то есть при

анализе ценностей и отношений речь идет о взаимосвязи и взаимозависимости.

В качестве основного эмпирического инструментария применялась комплексная анкета исследования ценностей и системы отношений, разработанная М.Г. Роговым (2002) и адаптированная нами для конкретных целей исследования.

Исследованием было охвачено 175 подростков с девиантным поведением от 13 до 15 лет. Исследование проводилось в 2005-2007 годах в г. Нижнекамск, Набережные Челны, Мамадыш.

В структуре ценностей девиантных подростков наиболее значимыми блоками оказались «здоровье», «общение», «свобода и независимость» (см. таблицу 1).

Таблица 1

Выраженность блоков ценностей подростков с девиантным поведением

Блоки ценностей Средний балл (по пятибалльной шкале) Ранг

Здоровье 4,52 1

Общение 4,5 2

Свобода, независимость 4,45 3

Отношение к людям 4,35 4

Качества личности 4,35 4

Развитие, обучение 4,32 6

Удовольствия, увлечение 4,23 7

Активная, интересная жизнь 4,27 8

Труд 4,17 9

Общечеловеческие ценности 4,18 10

Социально-статусные ценности 4,08 11

Материальные ценности 3,96 12

Казанский педагогический журнал

7’2006

Что касается ценности «здоровье», то, как показало интервью с подростками, а также интеркореляционный анализ, эта ценность является скорее декларируемой, поскольку большинство ребят на вопрос «Что такое здоровье?» отвечают, что это самое главное в жизни.

Однако на вопрос «Если ты заботишься о своем здоровье, то для чего?» 49 % ответили, чтобы всегда чувствовать себя бодрым и энергичным и 36 % — чтобы уверенно чувствовать себя среди ровесников. Поэтому ценность «здоровье» выступает в виде средства для достижения успеха. Здоровье является не столько индивидуально-психологической глубинной ценностью личности, сколько социально-атрибутивной особенностью образа жизни девиантных подростков как общности. Это подтверждается результатами исследований других авторов. Так А. В. Басов и В.А. Урываев выделяют две группы подростков. Первая группа — имеющая устойчивый интерес к здоровью и характеризующаяся более низкой склонностью к отклоняющемуся поведению; вторая группа — имеющая ситуационный интерес к здоровью и характеризующаяся более высокими показателями склонности к девиант-ному поведению [1]. По всей видимости, девиантные подростки высоко ценят здоровье еще и потому, что именно здоровье позволяет человеку чувствовать себя сильным и соответственно уверенным в том сообществе, где правит «закон силы».
Высокая значимость блока ценностей «общение» говорит о том, что потребность в общении очень высокая. Дети с поведенческими отклонениями обычно

отвергаются ровесниками и остаются в последующем изолированными, что является причиной для включения таких подростков в асоциальные группы сверстников, что в свою очередь еще больше способствует их отчуждению от просоциальных ровесников.

Наиболее значимыми в блоке общения для девиантных подростков является такая ценность, как «большое количество друзей», что может говорить о стремлении подростков данной группы к особому чувству принадлежности к себе подобным, и, с другой стороны, может быть проявлением боязни одиночества, ненужности своим сверстникам. Напряженная потребность в большом количестве друзей может превращаться в непобедимое чувство, когда подростки не могут и дня пробыть вне компании, иногда это может быть не своя, а любая другая компания.

Однако не всякое общение высоко оценивается подростками с отклоняющимся поведением. Так, ценности «близкие и верные друзья среди взрослых» и «общение с интересными людьми» имеют достаточно низкую значимость. Это можно объяснить тем, что подавляющее большинство девиантов из трудных семей, где они постоянно сталкиваются с грубостью, где личность ребенка постоянно ущемляется. Кроме того, и со стороны педагогов существует скорее стремление пресечь плохое поведение, чем желание понять и устранить порождающие его причины; это приводит к конфликтным отношениям не только между трудными детьми и педагогами, но и среди сверст-

64

ников в классе. Подростки с девиант-ным поведением больше всех испытывают на себе стереотип восприятия трудного подростка. Проблемные дети чаще всего вызывают отрицательные чувства, они чаще подвергаются наказаниям и оскорблениям. Р.Х. Шакуров [6] отмечает, что если неприступность барьера сохраняется длительное время, человек теряет интерес к такой ценности. Непреодолимое препятствие ведет к ослаблению ценности, гасит прежде всего ее эмоциональное составляющее. Так и подросток с трудностями в поведении, сталкиваясь с постоянной отрицательной оценкой со стороны взрослых, перестает надеяться на понимание и близость с их стороны. И это обстоятельство нужно учитывать при кор-рекционно-восстановительных мероприятиях, когда взрослому придется преодолеть этот ценностный барьер, чтобы заслужить доверие подростка.

Следовательно, ценность «общение» для девиантных подростков представлена, прежде всего, через общение с референтной группой ровесников, которая играет решающую роль в усвоении ими определенного социального опыта и формировании внутренних поведенческих регуляторов внутреннего плана сознания. Данный вывод подтверждается исследованиями С.А. Беличевой, которая пишет, что «современная безнадзорность детей и подростков, приводящая к асоциальным отклонениям и правонарушениям, обусловливается деформацией социальных связей несовершеннолетних, когда на первое место по сравнению с семьей и школой по степени влияния выходят нефор-

мальные асоциальные группы сверстников» [2; с. 47].

Следующим по значимости для подростков с девиантным поведением является блок ценностей «свобода и независимость». В данном блоке наиболее значима для подростков-девиантов ценность «самостоятельность». Современная система воспитания подростков и принятые к ним требования не учитывают их личностного становления, приводя к конфликту, что ведет к выработке иммунитета на воспитательные воздействия и возрастающей потребности в самостоятельности, избавления от опеки. Это ведет к стремлению быть самостоятельным, что наиболее ярко проявляется у подростков с девиант-ным поведением. Реакции таких подростков в виде различных девиаций на сложившуюся неблагоприятную ситуацию разнообразны. Это может быть стремление снизить ценность ожидаемого, фрустрации или формы негативного отношения, такие, как демонстративные действия, неподчинение требованиям, стремление избежать контактов или социальное дистанцирование от взрослых, которое они понимают как проявление самостоятельности. Также значима ценность «свобода», которую девиантные подростки понимают как «вести себя без комплексов, делать все, что хочется, независимая спокойная жизнь». Здесь, по-видимому, отражается их стремление к самоутверждению, браваде, желанию проводить свободное время в бессодержательном общении с друзьями, бесцельном гулянии по улицам, «всеядном» просмотре телевизора.

Казанский педагогический журнал

7’2006

Психологам, педагогам и воспитателям при работе с девиантными подростками нужно учитывать также, что мир взрослых для подростков не однороден, и если к близким людям они могут быть вполне толерантными, то педагоги и воспитатели, согласно полученным результатам, напротив, являются враждебно воспринимаемой группой. Поэтому успех работы с девиантными подростками будет зависеть от того, насколько успешно педагогический коллектив сможет преодолеть противостояние «Я» и «ОНИ».

Более полную картину целостной структуры ценностных ориентаций подростков с девиантным поведением дает корреляционный анализ ценностей, который показывает, что все ценности включены в общую систему взаимосвязей (с уровнем значимости от р < 0,01 до р < 0,001), это свидетельствует о высокой степени их инте-грированности. Будучи включены в тесную систему положительных взаимосвязей, ценности не распадаются на отдельные замкнутые плеяды, они группируются вокруг двух больших взаимосвязанных плеяд. Ядром первой плеяды является ценность «взаимопонимание с родителями». Интерпретируя полученные связи, можно заключить, что взаимоотношения подростков с родителями определяют общение подростка, качества его личности и присвоение общечеловеческих ценностей.

Ядром второй плеяды является ценность «помощь другим в решении проблем». Чем больше возможности у девиантного подростка оказывать помощь другим, тем больше девиант-

ные подростки чувствуют свою значимость для общества.

Проведенный анализ позволяет нам говорить об эмоциональной зависимости подростков с девиантным поведением от значимых лиц. Слабое развитие рефлексии приводит к тому, что при определении жизненных ценностей для девиантного подростка определяющим является отношение к нему социального окружения.

Особенности поведения девиант-ных подростков обусловлены не только правилами данной группы, которые строятся на ведущих групповых ценностях, но и отношениями подростков как внутри своей специфической социальной группы, так и со взрослым окружением. В связи с этим мы посчитали целесообразным проанализировать взаимосвязь ценностей и отношений подростков с девиантным поведением. Такой анализ позволяет более глубоко проанализировать ценностно-коммуникативные проявления личности подростков с девиантным поведением. В системе ценностей отношений нет жесткости, ее внутреннее строение подвержено ситуативным влияниям. Вместе с тем, как и всякая другая система, она должна обладать определенной устойчивостью. Говоря о ценностно-коммуникативной сфере, мы, с позиций системного подхода, понимаем под ней некоторую иерархически организованную взаимосвязанную систему отношений и ценностей, проявляющуюся в конкретной группе, а именно в группе подростков с девиантным поведением. С целью изучения взаимовлияния ценностей и отношений был проведен интеркорреляционный анализ цен-

66

ностей подростков с девиантным поведением и факторов механизмов отношений данной группы подростков как со сверстниками, так и со взрослым окружением.

Анализ взаимосвязей ценностей и отношений показал, что их «ядро» составляют триада ценностей: «хорошие отношения с другими людьми», «смелость», «власть над людьми» и такие факторы отношений, как «являемся союзниками и единомышленниками», «всегда готовы прийти на помощь». Эти данные подчеркивают особую значимость для девиантных подростков доброжелательных, но поверхностных отношений с девиант-ными сверстниками и отражают кон-солидированность группы, которая и формирует ценность групповой силы. По сути, три вышеперечисленные ценности, составляющие ядро взаимосвязей с отношениями с другими де-виантными подростками, являются одним из оснований для вступления в эти отношения. Эти ценности формируются в данной группе и реализуются в ней. Так, «хорошие отношения с другими людьми» — это ценность, реализация которой часто невозможна вне своей группы в связи с негативным отношением общества к этим молодым людям. Такая ценность, как «смелость» необходима для существования и выживания в данной среде. Что касается «власти над людьми», то здесь, по-видимому, также проявляется специфика внутри-групповых отношений в данном сообществе, его авторитарное устройство и жесткая иерархия. Тот факт, что эта ценность не является значимой и системообразующей в структуре цен-

ностей, по нашему мнению, лишь подтверждает эту мысль. То есть власть над людьми играет большую роль именно в контексте внутригрупповых отношений.

В интеркорреляционной плеяде ценностей и отношений подростков с девиантным поведением внутри своей социальной группы большое количество отрицательных взаимосвязей. Этот факт заслуживает особого внимания. Получается, что группа формирует ценностный мир подростка особым специфическим образом. Те ценности, которые есть в системе ценностей молодого человека, вступают в противоречие с системой норм, принятых в их среде. Отсюда серьезный внутриличностный конфликт и противоречивость в словах, действиях и поступках. Мир ценностей и отношений еще не сформирован полностью, и на противоречивость подросткового возраста накладывается специфика антисоциальной среды, что приводит к ценностному кризису. Подросток оказывается в очень сложной ценностной ситуации, когда мир, в котором он существует, вступает в противоречие с макросредой и общечеловеческими ценностями. HZEQ

Казанский педагогический журнал

7 200Ô

стемой ценностей, вступают в оппозицию к обществу. Такое мнение позволяет им нарушать некоторые нормы поведения и тем самым подчеркивать свою самобытность, что позволяет сохранить чувство собственного достоинства. Это ведет к нарушению норм и ориентиров по отношению к себе и социальной среде. Объединение подростков в девиантную группу влечет за собой отрицание общих ценностей. Другими словами, деви-антная группа живет как бы вне ценностного мира, описанного нами выше на основании результатов опроса самих же подростков. Представления о ценностях у подростков есть, однако при вступлении в отношения с представителями своего сообщества они эти ценности отрицают. Поэтому они могут представить себе, каким образом должны складываться отношения, но неспособны их устанавливать вне своей группы, так как в реальности привыкли жить по другим законам.

Проведенный анализ ценностно-коммуникативной сферы отношений со сверстниками позволяет также сделать вывод о том, что для девиантных подростков характерно отсутствие саморефлексии. Это снижает ответственность за свои поступки, что дополняется ощущением групповой сплоченности, которая в свою очередь ведет к разделению ответственности и рождает ложную смелость. «Я не такой как все, я принадлежу к особой группе, которую вам не понять» -наверное, именно так можно сформулировать основной постулат построения отношений девиантных подростков со своими сверстниками.

Чтобы понять взаимосвязь ценностных ориентаций и отношений подростков ко взрослым, то есть к аут-группе, мы проанализировали корреляционные связи отношений ко взрослым и ценностей и обнаружили большое количество значимых взаимосвязей как отрицательных, так и пол ожительных.

Ядерным образованием положительной плеяды является фактор отношений «искренен во взаимоотношениях со взрослыми», а также фактор удовлетворенности «удовлетворен сложившимися отношениями со взрослыми». Значит, для подростков с девиантным поведением очень важны сложившиеся между ними и взрослыми открытые взаимоотношения. Подростки данной группы демонстрируют свои ценности и хотят, чтобы их понимали и принимали, то есть предполагают положительное ответное отношение. Но чаще, по мнению самих подростков, они сталкиваются с враждебностью и несправедливостью. Видимо, факт наличия большого количества связей ценностей с удовлетворенностью отношениями со взрослыми, подтверждает то, что подростки считают ценности, продемонстрированные при опросе, характерными для мира взрослых, и понимают тот факт, что следование этим ценностям улучшит их отношения. Они заявляют об этом, однако не хотят или не могут следовать этим ориентирам. Здесь опять же проявляется особенность группы и противопоставление «мы» — «они».

Согласно теориям (Epstein, 1973; Marris, 1975; Markus, 1977; Janoff-

Би1шап, 1989), в процессе накопления субъективного опыта у человека постепенно формируется внутренний мир его представлений об окружающей действительности, о себе и других людях. Враждебность может быть одной из базовых характеристик объектов субъективного мира. Представления об окружающем мире как о враждебном формируются под влиянием целого ряда факторов. Одним из таких факторов является социальный. Взаимодействие характеристик субъективного мира представлений, таких, как справедливость, контролируемость, предсказуемость и др., дает весь спектр поведенческих проявлений так называемой «враждебной картины мира», моделями которой могут служить высокая агрессивность, заболевания психосоматического круга, избегание социальных контактов, депрессия, негативизм и др.

Враждебная картина мира девиант-ного подростка формируется в результате его социального опыта, когда у него есть ощущение расщепленности мира на два враждебных лагеря и нет удовлетворенности от отношений ни со взрослыми, ни в своей группе (удовлетворенность отношениями низкая в обоих случаях). Учитывая низкий уровень рефлексии, появляется возможность формирования самых различных целей и ценностей. И если общество не готово оказать помощь таким детям, то определенное влияние на подростковые группы начинает оказывать уголовный мир, способствующий формированию отклонений социального, нравственного и правового характера. Сущность социально-пси-

хологической деформации личности подростка заключается в усвоении чуждых, враждебных обществу взглядов и убеждений, в выработке особого мировоззрения, в создании своей, отличающейся от общепринятой системы иерархии ценностей, которая нарушает адаптацию индивида в группах с пра-воправным поведением вследствие различий в системе взглядов.

С позиций системного подхода ценностно-коммуникативные проявления в личности составляют сложную многоуровневую систему, это может быть единое целостное пространство или несколько различных пространств, оказывающих влияние на поведение подростка [5]. Поэтому в структуре ценностей и отношений появляются факторы и ценности, не связанные между собой, но оказывающие влияние на всю структуру в целом.

Такие ценности, как «здоровье», «деньги», «взаимопонимание с родителями», «развитие и самосовершенствование» не вошли в единую мозаику корреляционных взаимосвязей.

Ценность «здоровье» получает высокую оценку в ранжируемом ряду ценностей у подростков с девиантным поведением, но ни в корреляционной матрице ценностей, ни в матрице ценностей и отношений она не имеет большого количества связей. Это еще раз подтверждает нашу мысль о декларативном характере ценности «здоровье». Подростки видят отношение самих взрослых к здоровью, особенно подростки с девиантным поведением, большинство родителей которых пьющие, многие спортивные секции для этих детей недоступны.

Казанский педагогический журнал

7 2006

Среди ценностей, расположившихся обособленно, на периферии ценностно-коммуникативной системы, следует отметить «деньги» и «развитие и самосовершенствование». За этим статистическим фактом скорее всего стоит убеждение в том, что своим трудом нельзя добиться достойного положения и материального благополучия. Отсутствие установки на успех в достижении целей связано с общим отношением взрослых к девиантным подросткам. В целом учителя, взрослые и вся система воспитания подростков с отклонением в поведении акцентируют свое внимание на неудачах и полном игнорировании успешных ситуаций. Это обстоятельство способствует вытеснению ценностей успеха и развития как наиболее дефицитарных или недостижимых.

Что касается ценности «взаимопонимание с родителями», то ее несвязанность с отношениями раскрывает сложности общения девиантных подростков с родителями. Потребность ребенка в эмоциональном контакте со взрослыми не является врожденной, а формируется социальным путем в процессе общения со взрослыми. Удовлетворение этой потребности возможно лишь в случае взаимной заинтересованности, взаимного контакта взрослого и ребенка. Характерной чертой семей, где воспитываются девиантные подростки, является разрыв взаимоотношений родителей и детей, общение носит деструктивный характер, его направленность, ценностные ориентации сильно смещены. А.И. Захаров, Б.Д. Карвасарский, Н.Г. Найденова [3] дают определение

типа семейной дезадаптации и неправильного воспитания, устанавливают причинно-следственную связь между психологическими нарушениями в семье и нарушениями поведения, аномалиями в формировании личности подростка. Нарушение структуры и функции семьи ведет к психологической напряженности и конфликтности внутрисемейных отношений, родители не в состоянии управлять воспитанием детей, привить им положительные качества, необходимые для становления полноценного члена общества. Это ведет к формированию негативной социализации ребенка.

Таким образом, на основе анализа взаимосвязи ценностных ориентаций и межличностных отношений подростков с девиантным поведением мы можем сделать следующие выводы: для подростков с девиантным поведением характерна в целом общая размытость ценностно-коммуникативной сферы, а в отношениях со взрослыми — деформированность ценностно-коммуникативных проявлений.

Сложность разработки коррекци-онных программ состоит в потере доверия и невысокой восприимчивости к воспитательным воздействиям со стороны подростков с девиант-ным поведением. Но с другой стороны, оптимизм внушает тот факт, что ценностная сфера девиантных подростков находится в процессе становления. Еще нет ригидности и жесткости структуры, то есть, коррекци-онное воздействие может быть достаточно эффективным при условии учета выявленных особенностей сферы ценностей в данной социальной группе.

90

Литература:

1. Басов A.B., Урываев В.А. Отношение к здоровью среди старших подростков и проблемы отклоняющегося поведения / A.B. Басов, В.А. Урываев // Материалы научно-практической конференции «Социальная помощь подросткам в личностном развитии: теория, технология, эксперимент».- Курск, 2001.- 266 с.

2. Беличева С. А. Основы превентивной психологии / С. А. Беличева.- М., 1993.- 198 с.

3. Захаров А.И. Причина — в скрытой или явной семейной патологии: О наиболее распространенных мотивах обращения подростков к наркотикам и роли в этом выборе стиля отношений в семье /

А.И. Захаров // Воспитание школьников.- 2000.- № 5.- С. 32-37.

4. Клейберг Ю.А. Психология деви-антного поведения / Ю.А. Клейберг.-2-е изд., доп.- М., 2001.- 160 с.

5. Рогов М. Г. Системно-деятельност-ный подход к исследованию ценност-но-мотивационной сферы личности в процессе ее профессионализации / М. Г. Рогов // Системные исследования в общей и прикладной психологии: Сб. трудов / Под ред. В. А. Барабанщикова, М.Г. Рогова.- Набережные Челны: Институт управления, 2000.- С. 19-30.

6. Шакуров Р.Х. Мотивация профессиональной деятельности: новые подходы. // Среднее профессиональное образование: проблемы, поиски, решения.- М., 1994.- С.45-67.

ИНДИВИДУАЛЬНЫЙ ПОДХОД В ПРОФИЛАКТИКЕ И ПРЕОДОЛЕНИИ ДЕВИАНТНОГО ПОВЕДЕНИЯ

Д.А. Сафиуллина, аспирантка УлГПУ, педагог дополнительного образования ГУДО ДПО «Подросток», г. Набережные Челны

Профилактическая работа с социально-неблагополучными детьми, социально-педагогическая защита и поддержка подростков с девиантным поведением осуществляется в рамках федеральной программы «Дети России» и находится под постоянным контролем Правительства Российской Федерации, осуществляется в соответствии с Конвенцией о правах ребенка, международными правовыми актами и законодательством Российской Федерации.

Взросление российского подростка проходит в период социально-экономических преобразований, затрагивающих все сферы современного общества и семьи, что обусловливает рассогласованность воспитательных воздействий различных институтов социализации.

Эти факторы отражены в динамике девиантной направленности несовершеннолетних, что делает актуальной проблему поиска наиболее эффективных моделей и методов преодоления отклоняющегося поведения, основой которых является субъект-субъектная парадигма взаимодействия взрослого и ребенка. Особую эффективность подобная модель взаимодействия приобретает в воспитании подростков. В связи с этим в вопросах преодоления и профилактики девиантного поведения подростков одной из наиболее актуальных остается проблема индивидуального подхода в воспитании подрастающего поколения.

Учитывая специфику возрастной восприимчивости, наиболее остро стоит

Николаева Л.В., Парусова М.М. Особенности формирования девиантного поведения в подростковом возрасте

Николаева Любовь Владимировна1, Парусова Мария Михайловна2
1Национальный исследовательский Нижегородский государственный университет имени Н.И. Лобачевского (Арзамасский филиал), Психолого-педагогический факультет, ассистент
2Национальный исследовательский Нижегородский государственный университет имени Н.И. Лобачевского (Арзамасский филиал), Психолого-педагогический факультет, студентка

Nikolaeva Lyubov Vladimirovna1, Parusova Maria Mikhailovna2
1National research Nizhny Novgorod state University named N. And. Lobachevsky (Arzamas branch), Psycho-pedagogical faculty, assistant
2National research Nizhny Novgorod state University named N. And. Lobachevsky (Arzamas branch), Psycho-pedagogical faculty, student

Библиографическая ссылка на статью:
Николаева Л.В., Парусова М.М. Особенности формирования девиантного поведения в подростковом возрасте // Современные научные исследования и инновации. 2016. № 9 [Электронный ресурс]. URL: https://web.snauka.ru/issues/2016/09/72174 (дата обращения: 01.08.2021).

В настоящее время наблюдается большое количество проявлений девиантного поведения среди несовершеннолетней молодежи. Исследования, которыми занимались ученые последние годы, показывают, что на формирование девиаций у подростков влияют в значительной мере совокупность определенных факторов таких как фенотипические, индивидуальные и личностные.

Сейчас наблюдается тенденция к возрастанию противоправного поведения среди несовершеннолетних, и также тенденция «омоложения» преступников. По мнению К. Нильсона, подростковый возраст является самым благоприятным для преступного поведения. Вследствие распространения данной проблем появляется потребность в уделение более пристального внимания данной области и изучении особенностей формирования девиантного поведения в подростковом возрасте.

Проблемами девиантного поведения занимались такие авторы, как А. Адлер, Г. Беккер, Я.И. Гилинский, И. Гоффман, Э. Дюркгейм, Е.В. Змановская, Ю.А. Клейберг, А. Коэн, В.Д. Менделевич, Р. Мертон, Дж.Г. Мид, В. Мойер, Ф. Риман, Т. Селлин, Н. Смелзер, З. Фрейд, Э. Фромм, У. Шелдон, Л.Б. Шнейдер и многие другие.

В.Д. Менделевич считал, что девиантное поведение это – «система поступков или отдельные постулаты, противоречащие принятым в обществе нормам и проявляющиеся в несбалансированности психических процессов, неадаптивности, нарушении процесса самоактуализации и уклонении от нравственного и эстетического контроля над собственным поведением» [3]. Такое понятие близко к трактовке Е. В. Змановской, которая считает, что девиантное (отклоняющееся) поведение – это «устойчивое поведение личности, отклоняющееся от наиболее важных социальных норм, причиняющее реальный ущерб обществу или самой личности, а также сопровождающееся ее социальной дезадаптацией» [1]. Данные определения достаточно точно и полно раскрывают сущность девиантного поведения.

Рассматривая особенности формирования девиантного поведения именно в подростковом возрасте, следует отметить психологические особенности данного возраста, которые характеризуются противоречивостью (парадоксальностью) во всем [2]. Так, с одной стороны подросток очень болезненно относится к любому замечанию в свой адрес, но с другой – ожидает общения с ним как с взрослым человеком; из-за импульсивности и нетерпения подростки не могут справиться временами даже с ежедневными обязанностями, однако становятся более ответственными и способными для осуществления сложных дел; внимательность к мелочам и деталям уживается у подростков с удивительной бездушностью и порой даже с жестокостью; желание быть «как все» противоречит утверждениям собственной индивидуальности и подчеркиванием своей независимости от мнения окружающих подростка людей; независимость суждений и борьба с авторитетами соседствует с обожествлением кумиров и копированием поведения случайных людей.

Общение со сверстниками является ведущим видом деятельности в подростковом возрасте. Одним из самых важных факторов влияния сверстников на подростков является их положение в группе. Для подростков характерно желание слиться с референтным (значимым) кругом сверстников, быть похожим на лидера группировки. Тем временем мнение родителей и других взрослых людей часто проигрывает по сравнению с авторитетом подросткового объединения.

Процесс взросления невозможен без признания ответственности за свои действия и поступки. Яркая отличительная черта подросткового возраста – реакция эмансипации. Эта реакция отражается в желании высвободиться из-под опеки, контролирования, покровительства старших (родных, учителей, воспитателей, старшего поколения вообще). Потребность высвободиться связана с борьбой за самостоятельность, за самоутверждение как личности.

Чувство «взрослости», рост самосознания, возникновение интереса к противоположному полу можно отнести к новообразованиям подросткового возраста. Подросток уже чувствует себя полноценной личностью и отстаивает свое право на самостоятельность суждений и на осуществление решений. Он хочет принести пользу обществу, всему миру, занимать активную жизненную позицию. При всем при этом, реализовать себя, осуществлять деятельность, которая подразумевает ответственность за ее выполнение, подросток еще не может. Поэтому для него характерна демонстративная «взрослость», отстаивание которой часто оборачивается конфликтами с окружающими.

Анализ психолого-педагогической литературы по проблеме особенностей формирования девиантного поведения в подростковом возрасте стал основанием экспериментального исследования.

Экспериментальной базой для нашего исследования является МБОУ СШ №6 им. А.С. Макаренко г. Арзамаса. В исследовании приняли участие 20 человек 8 класса возрастом 14 – 15 лет.

Для экспериментального исследования была выбрана методика «определение склонности к отклоняющемуся поведению» (А.Н. Орел). Ее мы выбрали не случайно, с помощью нее мы сможем определить готовность (склонность) подростков к реализации различных форм отклоняющегося поведения. В ходе проведения данной методики были получены следующие результаты: 

Рис.1. Результаты исследования по методике «Определение склонности к отклоняющемуся поведению» (А.Н. Орел).

По результатам исследования видно, что 75% (15 человек) испытуемых получили средний балл по шкале установки на социальную желательность (служебная шкала).   Полученный балл говорит о том, что у испытуемых наблюдается умеренная тенденция давать при заполнении опросника социально-желательные ответы. Остальные 25% (5 человек) получили низкий балл по данной шкале. Это означает, что испытуемые не склоны вуалировать собственные нормы и ценности и проводить коррекцию своих ответов в направлении социальной желательности.

По шкале склонности к преодолению норм и правил 75% (15 человек) испытуемых получили средний балл. Данный балл по этой шкале говорит о нонкомформистских установках испытуемого, о его стремлении противопоставлять свои нормы и ценности групповым, о установке «нарушать спокойствие», искать трудности, которые в дальнейшем можно преодолеть. 25% (5 человек) получили низкий балл, что свидетельствует о конформных установках испытуемого, склонности следовать стандартам и общепринятым нормам поведения.

По шкале склонности к аддиктивному поведению 60% (12 человек) испытуемых получили низкий балл. Полученный показатель свидетельствует о невыраженности вышеупомянутых тенденций, или о хорошем социальном контроле поведенческих реакций. Остальная часть испытуемых – 40% (8 человек) получили высокий балл. Это указывает на сомнительность результатов либо на наличие выраженной психологической зависимости.

По шкале склонности к самоповреждающему и саморазрушающему поведению, 80% (16 человек) испытуемых получили низкий балл, что говорит о том, что отсутствует готовность к осуществлению саморазрушающего поведения, отсутствует тенденция к соматизации тревоги, отсутствует склонность к реализации комплексов вины в поведенческих реакциях.  Оставшиеся 20% (4 человека) получили высокий балл. Данный балл указывает на низкую ценность своей жизни, стремление к риску, выраженную необходимость в острых ощущениях.

По шкале склонности к агрессии и насилию 95% (19 человек) испытуемых получили низкий балл. Полученные баллы говорят о невыраженности агрессивных установок, о неприемлемости насилия как метода решения проблем, о нетипичности агрессии как способа выхода из фрустрирующей ситуации. Один испытуемый, что составляет 5% от класса, набрал средний балл по данной шкале, это свидетельствует о том, что у испытуемого присутствуют в жизни агрессивные установки.

По шкале волевого контроля эмоциональных реакций 62% (12 человек) испытуемых получили низкий балл, который указывает на невыраженность этих тенденций, на жесткий самоконтроль любых поведенческих эмоциональных реакций, чувственных влечений. Другие 38% (8 человек) испытуемые получили средний балл, показывающий на слабость волевого контроля эмоциональной сферы.

По шкале склонности к делинквентному поведению 96% (19 человек) испытуемых получили низкий балл. Полученный балл говорит о невыражености вышеуказанных тенденций, что в совокупности с высокими показателями по шкале социальной желательности может указывать на высокий уровень социального контроля. 4% (1 человек) испытуемых по данной шкале получили средний балл. Это подтверждает наличие делинквентных установок у испытуемого.

При интерпретации полученных результатов по методике «определения склонности к отклоняющемуся поведению» (А.Н.Орел) можно сделать вывод, что у учеников 8 класса преобладают низкие показатели по большинству шкал, что свидетельствует о благоприятной среде обучающихся в данном классе. Но стоит заметить, что склонность к разным видам девиантного поведения у некоторых подростков присутствует. Это объясняется не только психологическими новообразованиями данного возрастного этапа развития, но и детерминантами возникновения отклоняющегося поведения у подростков. Причины бывают разными – это и биологическая, и психологическая, и социальная детерминация. Особое внимание нужно уделить результатам по шкалам: шкала установки на социальную желательность и шкала склонности к преодолению норм и правил.  75% испытуемых по данным шкалам получили высокий балл, что вполне объясняется психологическими и физиологическими особенностями подросткового возраста. Такие шкалы, как шкала склонности к самоповреждающему и саморазрушающему поведению и шкала склонности к аддиктивному поведению, набрали высокие балл (20 – 40% испытуемых или 4 – 8 человек). Полученные результаты заставляют задуматься о недостаточном внимании к данной категории подростков. Отсюда следует необходимость проведения более широкого и конкретного исследования подростков, проявивших склонность к разным видам девиантного поведения на ранних этапах диагностики. Это влечет за собой создание программы по продолжению психологических исследований, а затем разработка психокоррекционного направления по предотвращению формирования девиантности у подростков с выявленным типом поведения.


Библиографический список
  1. Змановская, Е. В. Девиантология: (Психология отклоняющегося поведения): Учеб. пособие для студ. высш. учеб. Заведений [Текст] / Е.В. Змановская – М.: Издательский центр «Академия», 2003. – 288 с.
  2. Кон, И.С. Психология ранней юности: Кн. для учителя [Текст] / И.С. Кон — М.: Просвещение, 1989.
  3. Менделевич, В.Д. Психология девиантного поведения. Учебное пособие [Текст] / В.Д. Менделевич – СПб.: Речь, 2005. – 445 с.


Количество просмотров публикации: Please wait

Все статьи автора «Парусова Мария Михайловна»

ДЕВИАНТНОЕ ПОВЕДЕНИЕ ПОДРОСТКОВ КАК СОЦИАЛЬНО-ПСИХОЛОГИЧЕСКАЯ ПРОБЛЕМА

1 Кедрова И.А. 1

1 ФГАОУ ВПО «Казанский (Приволжский) федеральный университет»

В статье рассмотрены характеристики родового понятия «поведение» и его разновидность «отклоняющееся поведение личности». Определено, что основополагающим в генезисе девиантного поведения подростков является процесс социализации, успешность которой обеспечивается активно-преобразующей, творческой позицией личности. Системообразующими факторами поведения выступают направленность личности, система личностных значений (смыслов), иерархия интернализированных ею ценностей, определяющая иерархии ее мотивов. В результате анализа показано, что своевременно не пресеченные формы предпреступного поведения закрепляются в соответствующие поведенческие стереотипы, формируется асоциальный стиль поведения, который при соответствующих условиях может перерасти в устойчивый антисоциальный тип поведения. Выявлено, что отвержение базовых социальных ценностей является первопричиной социально-дезадаптивного поведения

направленность личности

подростки

социализация

девиантное поведение

1. Ананьев Б.Г. Человек как предмет познания / Б.Г. Ананьев. – СПб.: Питер, 2001. – 288 с.

2. Андреева Г. М. Психология социального познания / Г. М. Андреева. – М.: Аспект-Пресс, 2000. – 288 с.

3. Башкатов И.П. Психология асоциально-криминальных групп подростков и молодежи / И.П. Башкатов. – М.: Издательство Московского психолого-социального института, 2002. – 416 с.

4. Братусь Б. С. Аномалии личности / Б. С. Братусь. – М.: Мысль, 1988. – 301 с.

5. Выготский Л.С. Собрание сочинений: Проблемы развития психики / Л.С. Выготский; под ред. А. М. Матюшкина. – М.: Педагогика, 1983. – 368 с.

6. Гилинский Я.И. Девиантология: социология преступности, наркотизма, проституции, самоубийств и других «отклонений» / Я.И. Гилинский. – СПб.: Юридический центр Пресс, 2004. – 520 с.

7. Гоголева А.В. Аддиктивое поведение / А.В. Гоголева. – Ижевск: Изд. дом «Удм. ун-т», 2001. – 340 с.

8. Дюркгейм Э. Норма и патология / Э. Дюркгейм // Социология преступности. – М., 1996. – С. 60–64.

9. Клейберг Ю.А. Социально-педагогическая коррекция девиантного поведения подростков: Автореф. дисс. д. психол. н. / Ю.А. Клейберг. – Тверь, 1999. – 30 с.

10. Кон И.С. Открытие «Я» / И.С. Кон. – М: Политиздат, 1982. – 174 с.

11. Леонтьев А.Н. Деятельность. Сознание. Личность. – Изд. 2-е / А.Н. Леонтьев. – М.: Политиздат, 1977. – 304 с.

12. Леонтьев А.А. Педагогическое общение. Изд. 2-е, перераб. и доп. / А.А. Леонтьев; Под ред. М.К. Кабардова.– М.–Нальчик, 1996. – 96 с.

13. Менделевич В.Д. Психология девиантного поведения. Учебное пособие / В.Д. Менделевич. – М.: МЕДпресс, 2001. – 432 с.

14. Мертон Р. Социальная структура аномия / Р. Мертон //Социология преступности. – М., 1996. – C. 12–16.

15. Миллер А.И. Противоправное поведение несовершеннолетних: Генезис и ранняя профилактика / А.И Миллер. – Киев: Наукова думка. 1985. – С. 159.

16. Невский И.А. Подростки группы риска в школе / И.А. Невский. – М., 1997. – 112 с.

17. Психосоциальная коррекция и реабилитация несовершеннолетних с девиантным поведением. / Под ред. С.А. Беличевой. – М.: Редакционно-издательский центр консорциума «Социальное здоровье России», 1999. – 180 с.

18. Райе Ф. Психология подросткового и юношеского возраста / Ф. Райе. – СПб.: Питер, 2000. – 624 с.

19. Рубинштейн С.Л. Основы общей психологии / С.Л. Рубинштейн. –СПб.: Питер, 2000. – 720 с.

20. Фельдштейн Д.И. Психология воспитания подростка / Д.И. Фельдштейн. – М.: Знание, 1978. – 178 с.

21. Фельдштейн Д.И. Психология развития личности в онтогенезе / Д.И. Фельдштейн. – М.: Педагогика, 1989. – С. 23–25.

22. Фрейд 3. Психология бессознательного / 3.Фрейд. – М.: Просвещение, 1981. – 121 с.

23. Эльконин Д.Б. Избранные психологические труды / Д.Б. Эльконин. – М., 1996. – 327 с.

24. Augoustinos M., Walker J. Postmodern challenges to social cognition// Social cognition. An integrated approach. London, 1996.

25. Bertocchini P., Costanzo E. Manuel d auto formation. – Paris: Hachette, 1989.

26. Skinner B.F. Bihaviorism and pfenomenology. Ed. by T.W. Wann. – Chicago: Univ. of Chicago Press, 1964. – 402 p.

27. Sumner C. Folkways / C. Sumner. – Boston, 1986. – P 23–33/

28. Higgins P. Understanding Diviance / P. Higgins, R. Butler. – McGraw-Hill Book Company, 1982

29. Kelly G. A theory of personality. The psychology of personal constructs. – N.-Y., 1963.

30. Kelvin P., Jarrett J. Unemployment: its social psychological effects. – London, 1985.

Вопросы поведения были поставлены достаточно давно в рамках философии, психологии, педагогики, социологии и носили характер осмысления особенностей человека и общества. Однако исследование собственно социально-психологических научных проблем началось в ХIХ в., когда социологи, психологи, врачи стали анализировать психологические феномены больших социальных групп, особенности психических процессов и поведения человека в зависимости от влияния окружающих людей. Психология как наука о поведении начинает развиваться в XX столетии.

Поведение человека выступает не только как сложный комплекс видов его социальных деятельностей, с помощью которых опредмечивается окружающая его природа, но и как общение, как практическое взаимодействие с людьми в различных социальных структурах. Причем на любом уровне и при любой сложности поведения личности существует взаимозависимость между:

1)      информацией о людях и межличностными отношениями;

2)      коммуникацией и саморегуляцией поступков человека в процессе общения;

3)       преобразованиями внутреннего мира самой личности.

Это не­обходимо учитывать при оценке и характеристике отклоняющегося поведения подростков, при определении причин и условий, его обусловливающих.

«Поведение — это присущее живым существам взаимодействие с окружающей средой, опосредствованное их внешней и внутренней активностью» [17, с. 276].

В дальнейшем обсуждении под поведением мы будем понимать процесс взаимодействия личности со средой, опосредованный индивидуальными особенностями и внутренней активностью личности, имеющий форму преимущественно внешних действий и по­ступков.

Одним из наиболее существенных свойств человеческого поведения является то, что оно социально по своей сути — оно формируется и реализуется в обществе. Другой важной особенностью поведения человека является его тесная связь с речевой регуляцией и целеполаганием [19].

В целом, поведение личности отражает процесс ее социализации — интеграции в социуме. Социализация в свою очередь предполагает адаптацию к социальной среде с учетом индивидуальных особенностей по соотношению процессов адаптации — индивидуализации, а также по позиции личности в социуме.

Выделяют общие характеристики поведения [5]:

1) мотивированность — внутренняя готовность действовать, на­правляемая потребностями и целями личности;

2) адаптивность - соответствие ведущим требованиям социаль­ной среды;

3) аутентичность - соответствие поведения индивидуальности, его естественность для данной личности;

4) продуктивность - реализация сознательных целей;

5) адекватность - согласованность с конкретной ситуацией.

Все рассмотренные характеристики родового понятия «поведение» в полной мере распространяются и на такую его разновидность, как «отклоняющееся поведение личности».

По мнению ряда авторов, исходным для понимания отклонений является понятие нормы [1, 6 и др.]. Социальная норма выражает исторически сложившиеся в конкретном обществе пределы, меру, интервал допустимого (дозволенного или обязательного) поведения, деятельности индивидов, соци­альных групп, социальных организаций. В отличие от естественных норм протекания физических и биологических процессов, социаль­ные нормы складываются (конструируются) как результат отраже­ния (адекватного или искаженного) в сознании и поступках людей закономерностей функционирования общества

В отклоняющемся поведении (да и поведении в норме) поступок может проявляться в виде действия или бездействия человека, выражаться в словах или отношениях к чему-либо, в виде жеста, взгляда, тона речи, смыслового подтекста, в виде деяния, направленно­го на преодоление каких-то препятствий или ограничений.

При таком разнообразии проявлений и выражений поступка как части, единицы социального поведения само поведение человека может быть охарактеризовано как более многогранное, разнооб­разное и разностороннее.

Поведение человека неоднородно. В соответствии с внутренней организацией активности в поведении (ее внешней организацией) можно выделить три основных «слоя». Один из них связан с мотивом активности, другой — с ее целями, третий — с инструментальной основой активности [21].

Обобщенные способы поведения, т.е. характерологические особенности индивида, формируются преимущественно под влиянием условий среды. Психодинамические особенности являются следствием биологических факторов — генотипа. Все отмеченные факторы поведения не обособлены — они образуют единую личностную систему психической регуляции поведения. Однако системообразующим фактором поведения выступают направленность личности, система личностных значений (смыслов), иерархия интернализированных ею ценностей, определяющая иерархии ее мотивов.

Поведение индивида определяется тем, что он себе запрещает и позволяет. При низком уровне нравственного, социально-психологического развития у него преобладают спонтанно возникающие влечения. Психические структуры такого индивида недостаточно интегрированы, его эмоции могут преобладать над разумом, низшие потребности - над высшими [9].

В.Д. Менделевич подчеркивает, что девиация — это граница между нормой и патологией, крайний вариант нормы [13]. В классификации болезней девиантное поведение не выделено в качестве отдельной нозологической единицы, следовательно, оно не является ни формой патологии, ни строго определенным медицинским понятием. В то же время девиантное поведение широко рассматривается в ряду явлений, лежащих между нормой и патологией, таких как акцентуации характера, ситуативные реакции, нарушения развития, предболезнь.

Психологические традиции изучения явления, каким является девиантное поведение, складывались в работах таких авторов, которые являются приверженцами психоаналитических и социологических школ [3, 22].

Ю.А. Клейберг относит к девиантному поведению все виды поведения, которые обычно применяются под различными названиями: делинквентное, преступное, асоциальное, деструктивное, дезадаптивное, социальное творчество [8].

Основополагающим в генезисе девиантности является процесс социализации [2, 4], в ходе которого индивид принимает социальный опыт и воспроизводит систему социальных связей за счет своей активности, становление личности как члена данного общества, процесс активного самопостроения, который стимулируется определенными социальными условиями.

Успешность социализации обеспечивается активно-преобразующей, творческой позицией человека. Несостоявшаяся социализация и социальная адаптация неизбежно оборачивается социальной дезадаптацией, что является источником девиантности.

К промежуточным факторам, опосредующим зависимость девиантного поведения от внешних условий, относят эмоциональные особенности, устойчивые социально-психологические особенности личности, особенности интеллекта [14].

 Отечественные психологи выдвигают в качестве основного положение о том, что психика индивида - прижизненное онтогенетическое образование, развивается в процессе сложного взаимодействия биологических и социальных факторов, среди которых решающими являются конкретно-исторические условия общественной жизнедеятельности человека, характер его взаимосвязей и общения с другими людьми, направленность его обучения и воспитания. Факторами, влияющими на поведение подростка, являются социальные обстоятельства, а также отношение к ситуациям, которое обусловливается конкретными условиями социализации и индивидуальными особенностями. Влияние ситуации на поведение опосредуется «воспринимающими когнитивными системами индивида» [9, 30].

Для раскрытия природы (генезиса) и причин социальных отклонений необходимо исходить из того, что они, как и социальные нормы, есть выражение отношений людей, складывающихся в обществе. Социальная норма и социальное отклонение — два полюса на одной и той же оси общественно значимого поведения индивидов, групп и других общностей [24].

Психологически подростковый возраст исключительно сложен и противоречив, ему присуща «хрупкость» психики. Л.С. Выготский [5] показал, что особенности проявления подросткового возраста определяются конкретными социальными обстоятельствами, и прежде всего изменением места ребенка в обществе, сменой его позиции, когда подросток субъективно вступает в новые отношения с миром взрослых, с миром их ценностей, что составляет новое содержание его сознания, формируя такое психологическое новообразование, как самосознание.

В исследованиях психологов были выявлены те конкретные социальные обстоятельства (прежде всего изменение места ребенка в обществе, смена его позиции), которые, как говорит А.Н. Леонтьев [11], характеризуют подростковый период развития.

Ведущей для подросткового возраста деятельностью является общественно полезная деятельность. В ней реализуется его потребность в самоопределении, самовыражении, в признании взрослыми его активности.

В подростковом возрасте индивид выходит на качественно новую социальную позицию, в это время формируется его сознательное отношение к себе как к члену общества. Следовательно, от того, как протекает социальная ориентация в этот период, зависит очень многое в формировании социальных установок человека[25].

Представляется, что наиболее адекватно он очерчен в периодизации онтогенеза, предложенной Д.Б. Элькониным, в которой акцент делается на появлении новых психических образований, обусловливаемых сменой и развитием ведущих типов деятельности (от 10 до 15 лет) [23].

Ведущей для подросткового возраста деятельностью является общественно полезная деятельность. В ней реализуется его потребность в самоопределении, самовыражении, в признании взрослыми его активности.

Разновидность отклоняющегося поведения — делинквентное поведение — система незначительных правонарушений, провинностей, проступков. Делинквентность может быть обусловлена как педагогической запущенностью, невоспитанностью, малокультурностью, так и психическими аномалиями, неадекватностью реакций, ригидностью поведения, склонностью к аффективным реакциям [26].

Своевременно не пресеченные формы предпреступного поведения закрепляются в соответствующие поведенческие стереотипы, формируется асоциальный стиль поведения, который при соответствующих условиях может перерасти в устойчивый антисоциальный тип поведения. Отвержение базовых социальных ценностей — такова первопричина социально-дезадаптивного поведения [18, 29].

Социальная дезадаптивность личности, ее отклоняющееся поведение связаны с ослаблением социального контроля, безнадзорностью, попустительством, асоциальным проявлением на ранних стадиях формирования личности. Внешние условия, допускающие возможность систематического бесконтрольного поведения, переходят во внутреннюю неспособность личности к самоограничению [7].

Следует заметить, что стремление подростка к необычайным ситуациям, приключениям, завоеванию признания, испытанию границ дозволенного, рассматриваемое взрослыми как отклоняющееся поведение, с точки зрения самого подростка может считаться нормальным поведением, отражающим поисковую активность подростка и стремление к расширению границ индивидуального опыта. Таким образом, нарушения поведения могут быть следствием выраженного протекания подросткового кризиса — кризиса идентичности [16, 27].

Подростковый возраст — это возраст «социального импринтинга» — повышенной впечатлительности ко всему тому, что делает человека взрослым. В силу этих обстоятельств ряд авторов предлагают различать «первичную» и «вторичную» девиацию [15]. Вместе с тем некоторые авторы выделяют первичную девиацию — это собственно ненормативное поведение, имеющее различные причины («бунт» подростка; стремление к самореализации, которое почему-либо не осуществляется в рамках «нормативного» поведения), и вторичную девиацию — подтверждение (вольное или невольное) того ярлыка, которым общество отметило ранее имевшее место поведение.

Следует признать справедливым утверждение Д.И. Фельдштейна о том, что самоутверждение подростка может иметь социально-полярные основания — от подвига до правонарушения [20]. И.С. Кон утверждает, что стремление к лидерству и престижности как поиск самоутверждения может нанести серьезный урон самосознанию и породить честолюбие. Неадекватность самооценки личностных свойств проявляется противоречивостью во взаимоотношениях с окружающими [10, 28]. На поведение подростка оказывают влияние и складывающаяся «система отношений», особенности взаимоотношений с учителями, его положение в классе, психологическая атмосфера в школе, отношение учащихся к обучению, классу, самой школе, своим сверстникам, своему будущему, жизненным целям [12].

Выводы

1. Динамизм психической деятельности подростка в одинаковой мере делает его податливым как в сторону социально-позитивных, так и в сторону социально-негативных влияний.

2. Основополагающим в генезисе девиантности является процесс социализации, в ходе которого индивид принимает социальный опыт и воспроизводит систему социальных связей за счет своей активности, происходит становление личности как члена данного общества

3. Типичными чертами подростков являются стремление к новизне, к оригинальности поведения (в том числе и отклоняющегося), желание понимать, бороться, достигать, утверждаться, пытаться изменить существующую систему оценок и взглядов, принятых в ближайшем окружении. Это становится почвой для девиантного поведения.

Рецензенты:

Мухаметзянов И.Ш., д.м.н., профессор, ректор ЧОУ ВПО «Академия социального образования» г. Казань;

Каташов В.Г., д.п.н., профессор Института психологии и образования ФГАОУ ВПО «Казанский (Приволжский) федеральный университет», г. Казань.


Библиографическая ссылка

Кедрова И.А. ДЕВИАНТНОЕ ПОВЕДЕНИЕ ПОДРОСТКОВ КАК СОЦИАЛЬНО-ПСИХОЛОГИЧЕСКАЯ ПРОБЛЕМА // Современные проблемы науки и образования. – 2015. – № 2-1. – С. 690-690;
URL: https://science-education.ru/ru/article/view?id=20813 (дата обращения: 12.08.2021).

Предлагаем вашему вниманию журналы, издающиеся в издательстве «Академия Естествознания»

(Высокий импакт-фактор РИНЦ, тематика журналов охватывает все научные направления)

Причины девиантного поведения в подростковом возрасте

1. Выпускная квалификационная работа на тему: «причины Девиантного поведения в подростковом возрасте»

КОГОБУ СПО
«Омутнинский колледж педагогики, экономики и права»
ВЫПУСКНАЯ КВАЛИФИКАЦИОННАЯ РАБОТА НА ТЕМУ:
«ПРИЧИНЫ ДЕВИАНТНОГО ПОВЕДЕНИЯ В
ПОДРОСТКОВОМ ВОЗРАСТЕ»
Подготовила Жукова Юлия Сергеевна
Курс 4, группа 5
Специальность: 050711 Социальная
педагогика
Руководитель:
Тимофийчук Ольга Михайловна
Г. Омутнинск 2015 г.
Объект исследования — процесс социализации личности
Предмет исследования -изучение причин девиантного поведения и
определение путей коррекции
Цель: изучить причины и составить профилактическую работу
Задачи:
Рассмотреть психолого-педагогическую характеристику детей подросткового возраста
Раскрыть понятие «девиантное поведение»
Изучить причины девиантного поведения
Рассмотреть классификацию девиантного поведения
Составить рекомендации для учителей и родителей по профилактике девиантного
поведения
Провести анкетирование на выявление детей с отклоняющимся поведением
Разработать серию бесед с подростками по профилактике девиантного поведения
Апробировать их на практике, сделать выводы
По данной проблеме работали Яков Ильич Гилинский, Давид Эмиль Дюркгейм, Жан
Габриэль Тард, Кулагина И.Ю , Дубровина И.В, Мухина В.С и другие.
Методы исследования: анкетирование, беседа.
К этому периоду относятся дети от 11-12 лет по 16-17. Этот возраст
называют «переходным».
Возрастная неустойчивость
эмоционально-волевой сферы,
повышенная тревожность
ведут к тому, что подростки
становятся неспособными
противостоять
распространению
асоциальных по содержанию
ориентаций и установок,
начинают невольно
участвовать в воспроизводстве
негативных форм девиаций.
Девиантное поведение – один из видов отклоняющегося поведения,
связанный с нарушением соответствующих возрасту социальных норм и
правил поведения, характерных для микросоциальных отношений и
малых половозрастных социальных групп.
Причины девиантного
поведения кроются в
недостаточном надзоре,
отсутствии внимания со
стороны близких, в
тревоге и страхе за
наказания, в желании
устраниться от опеки со
стороны взрослых, в
немотивированной тяге
изменить скучную
обстановку.
Классификация Ференца
Патаки. Формы
Преступность
Алкоголизм
Наркомания
Самоубийство
Профилактика
Создание благоприятной обстановки в семье
Недопущение приобщения к спиртному, курению, азартным играм
Развитие центров по преодолению социально- педагогических проблем
детей
Приобщение к участию в позитивных общественных центрах,
организациях ( спортивных, туристических, театральных и др.)

6. Практическая часть

Практическая работа проводилась в МКОУ СОШ № 2 города Омутнинска, 9 «Б»
класс. Опросник Басса-Дарки.
На вопросы из 25 человек отвечали 23. Исходя из результатов обработки — 9
человек склонны к проявлению девиантного поведения (39 %), из них 6 девочек
(26 %) и 3 мальчика (13 %)
Обучающийся
Николай Б.
Результат
Враждебность 10 N
Агрессивность 18 N
Екатерина Б.
Враждебность 12 ↑N
Агрессивность 18 N
Василий Ф.
Враждебность 9 N
Агрессивность 10 ↓N
Ксения М.
Враждебность 13 ↑N
Татьяна Ш.
Агрессивность 23 N
Враждебность 10 N
Агрессивность 19 N
Николай П.
Враждебность 7 ↓N
Агрессивность 12 ↓N
Максим Т.
Враждебность 10 N
Агрессивность 15↓N
Евгений Н.
Враждебность 12 ↑N
Агрессивность 25 N
Кристина И.
Враждебность 10 N
Агрессивность 10 ↓N
Анна К.
Враждебность 11↑ N
Агрессивность 13 ↓N
Виктор К.
Враждебность 13↑ N
Агрессивность 15 ↓N
Евгений В.
Враждебность 9 N
Агрессивность 11↓ N
Елена К.
Враждебность 8 ↓N
Агрессивность 18 N
Яна И.
Враждебность 10 N
Агрессивность 15↓ N
Никита Ч.
Враждебность 6 ↓ N
Агрессивность 12↓ N
Артем С.
Враждебность 7 ↓ N
Агрессивность 15↓ N
Кирилл А.
Враждебность 12↑ N
Агрессивность 15 ↓N
Ксения Д.
Враждебность 13 ↑ N
Агрессивность 6↓ N
Юлия О.
Враждебность 9 N
Агрессивность 14↓ N
Майя С.
Враждебность 13 ↑ N
Агрессивность 11↓ N
Анастасия В.
Враждебность 10 N
Агрессивность 25 N
Илья Ш.
Враждебность 9 N
Агрессивность 20 N
Юлия С.
Враждебность 16 ↑ N
Агрессивность 19 N
В результате, в этом классе обучающихся, склонных к
девиатному поведению, меньше 50 %
В 9 «Б» классе был проведен
классный час на тему:
«Профилактика алкоголизма
среди подростков»
В другом классе 9 «А» был
проведен классный час на
тему: «Профилактика
курения среди подростков»
Стенд для
учителей
«Отклоняющееся
поведение в
подростковом
возрасте».
Буклет для родителей
по профилактике
отклоняющегося поведения
детей
«Скажи наркотикамНЕТ!»
«Свобода. Как мы ее
понимаем?»
Собрание «Конфликты
с детьми. Как их
разрешить»
Результаты исследования могут быть использованы в практике работы
социальных педагогов, учителей, психологов.

13. Спасибо за внимание!

Причины и формы девиантного поведения среди подростков

В процессе работы над детским исследовательским проектом по психологии на тему «Причины и формы девиантного поведения среди подростков» автором была поставлена цель выявить основные причины девиантного поведения и его формы, найти способы предотвращения девиантного поведения в подростковом возрасте.

Подробнее о работе:


В ученическом проекте по обществознанию «Причины и формы девиантного поведения среди подростков» автором были изучены такие формы проявления девиантного поведения среди детей в подростковом периоде, как бродяжничество, употребление психоактивных веществ, суицид, рассматриваются причины возникновения таких проблем у подростка.

Готовая исследовательская работа по психологии и обществознанию на тему «Причины и формы девиантного поведения среди подростков» содержит базовые сведения о признаках проявления у подростка девиантного поведения, изучает механизмы возникновения отклоняющегося поведения, предлагает варианты решения проблемы.

Оглавление

Введение
1. Девиантное поведение.
2. Бродяжничество.
3. Употребление ПАВ.
4. Суицид.
Заключение
Список использованной литературы и сайтов
Приложения

Введение


Мы живём в век огромных скоростей и новых технологий. Мы отвыкаем от общения, не находим времени, чтобы лучше узнать друг друга. Мы – новое поколение, дети 21 века. Для нас утрачено значение института семьи для социализации подростка – родители постоянно на работе и только зарабатывают деньги, оставляя тем самым лишь экономическую функцию семьи.

Множество проблем, связанных с подростковым возрастом, первая любовь, что может разрушиться, друзья, что могут предать, интернет, который оказывает слишком сильное влияние на подростковую психику.

Иногда подросткам кажется, что их никто не понимает: ни дети, ни взрослые. Слишком часто при решении своих проблем они идут по самому простому пути, потому что не любят трудности, и находят самое страшное. Подростки совершают побеги из дома, заводят плохие привычки или же заканчивают жизнь самоубийством. Эти проблемы стали актуальны в современном обществе. Сегодня мы хотим в них разобраться.

Проблема исследования: каковы причины проблем подростка.

Цель исследования: выявить основные причины девиантного поведения и его формы.

Объект исследования: подростковый период, как важнейший этап жизни, определяющий последующую судьбу человека.

Предмет исследования: механизмы возникновения отклоняющегося поведения.

Девиантное поведение

Девиантное поведение — это поведение, отклоняющееся от наиболее распространенных, общепринятых, а также устоявшихся норм и стандартов.

Факторы отклоняющегося поведения по Даниловой М.Д., Жилинскому Я.И., Шнейдеру Л.Б.:


1. Экономико-социальный фактор отражает степень социальной стабильности в стране и общую ситуацию, связанную с бедностью, и распространением доходов. В России очень сильный резонанс вызывает экономическое неравенство между слоями населения. Данное неравенство несомненно оказывает влияние и на несовершеннолетних.

Сначала в школе, потом в институте ребенок остро реагирует на отличие его от своих сверстников. Дети начинают требовать от родителей. того что по материальному положению родители не могут им предоставить, от этого начинает копиться, злость и обида внутри ребенка, он начинает страдать, и не замечая теряет уважение к родителям. При любом удобном случаи такому несовершеннолетнему трудно будет отказаться от предложения совершить сто-то противоправное, но принесшее ему выгоду, или желаемое.

2. Психолого-педагогический фактор. В настоящее время в России все сферы общественной жизни претерпели изменения, в результате чего произошла девальвация прежних форм поведения и ценностей. Рассогласование между ожидаемым и реальностью повышает напряжение в обществе и подталкивает человека изменить модель своего поведения, выйти за пределы допустимой нормы.

Система социального контроля в современном обществе настолько слаба, что противостоять негативному влиянию подростку одному тяжело. Также необходимо отметить, что еще одной проблемой в рамках данного фактора является насильственные действия со стороны родителей, так как данные подростки, становятся агрессивными, закрытыми, и жестокими. Именно такой тип людей способны совершить жестокие и особо жестокие преступления, потому что грань дозволенного у них стерта.

Имеет негативное влияние на подростка и воспитание в асоциальной семье, в семье алкоголиков, наркоманов, правонарушителей. В таких семьях царствует аморальность, культ насилия, неуважения, жестокости, цинизма. Естественно, с малых лет это находит отражение в подростке.

3. Психофизиологический фактор. Кроме вышеперечисленных факторов проблема нарушений поведения в подростковом возрасте связана с такими явлениями как акселерация и инфантилизм. Акселерация- ускоренное физиологическое, психологическое и половое развитие. У акселерированных подростков часто долго сохраняются некоторые детские черты, которые уже начинают сочетаться с интересами взрослых. Многие авторы отмечают слишком большую эмоциональную неустойчивость, податливость случайным влияниям. Все эти диспропорции и могут явится факторами, способствующими возникновению девиантного поведения.

Инфантилизм – причины инфантилизма могут быть разные, начиная от длительных соматических заболеваний, вплоть до неправильного воспитания. Подростки с признаками инфантилизма испытывают трудности в общении, они не способны критически оценивать себя, и свое поведения. В основе их отклоняющегося поведения часто лежат детские реакции оппозиции, подражание старшим, компенсации и гиперкомпенсации.

4. Биологический фактор. Большую группу причин девиантного поведения многие ученые связывают с ухудшением здоровья подрастающего поколения, ростом психических заболеваний, наркоманией, токсикоманией, алкоголизмом, ухудшением генетического фонда населения. В основе девиантного поведения лежат внутренние, биологические условия.

Бродяжничество

Бродяжничество (дромомания) – это состояние, когда у человека возникает непреодолимое желание сбежать из дома, не имея при этом никакого определенного маршрута и цели.1 Выражается в повторяющихся уходах из дома, школы, интерната или другого детского учреждения.

Одной из основных причин социального сиротства является безработица и алкоголизм родителей, незанятость подростков, склонность их к совершению правонарушений. Первопричиной бродяжничества является жестокое отношение к детям в семье, пренебрежение их потребностями и интересами, из-за этого имеют место быть многочисленные самовольные уходы из дома, безнадзорность и совершение преступлений. А низкая духовная культура поведения нередко приводит к сбоям, порождает обратный результат в виде вседозволенности, примитивного представления о свободе.

Этапность формирования процесса:

  • Первый этап(часто кратковременный) – начало уходов из дома. Обычно является реакцией на внешний раздражитель.
  • Второй этап — характеризуется фиксированными уходами, мотивы которых не сразу понятны и психологически не всегда объяснимы.
  • Третий этап — наступает значительно реже, когда уходы и бродяжничество становятся непреодолимыми.

В 2015 году в центры временного содержания для несовершеннолетних правонарушителей поступило более 57 тысяч человек, около 167 тысяч безнадзорных и беспризорных детей и подростков прошли реабилитацию в специализированных учреждениях для несовершеннолетних.

Сегодня в Российской Федерации ни одно ведомство не имеет точных данных о количестве безнадзорных и беспризорных детей и подростков. Согласно экспертным оценкам в стране около 1 млн. безнадзорных и беспризорных детей. Преобладающий возраст безнадзорников – от 8 до 13 лет.3 Практически все они находятся в группе риска, а многие страдают неизлечимыми психологическими и физическими заболеваниями.

Употребление психоактивных веществ


Психоактивное вещество — любое вещество (или смесь) естественного или искусственного происхождения, которое влияет на функционирование центральной нервной системы, приводя к изменению психического состояния иногда вплоть до изменённого состояния сознания.

Среди множества проблем современных российских детей и подростков все большую обеспокоенность вызывает проблема употребления наркотических и других психоактивных веществ (ПАВ) среди молодежи. Статистика убедительно свидетельствует о том, что в последнее десятилетие ПАВ (наркотики, алкоголь, табак) стремительно проникают во все социальные слои населения вне зависимости от возраста, половой и национальной принадлежности, а также региона проживания.

Известно, что наиболее высокий уровень распространенности употребления ПАВ, в т.ч. наркотических, регистрируется в подростковой среде, что объясняется, по мнению ученых, их социо-психо-физиологическими особенностями. Подростковый возраст является важным периодом роста, формирования человека и интенсивной социализации личности. Социализация современных подростков характеризуется усвоением не только позитивных, но и негативных социальных стереотипов, что, прежде всего, проявляется в увеличении среди них курящих, употребляющих алкоголь, наркотики.

Очень часто молодёжь утрачивает ощущение смысла происходящего и находится под воздействием интенсивных стрессовых ситуаций. Это является одной из главных причин увлечения количества учащихся, подвергающихся вредным привычкам: курению, алкоголизму, наркомании.

Другими причинами являются:

  1. удовлетворение любопытства относительно действия наркотического средства;
  2. испытание чувства принадлежности к определенной группе, с целью быть принятым ею;
  3. выражение своей независимости, а иногда враждебного отношения к окружающему миру;
  4. приобретение опыта, связанного с новизной эмоций, удовольствием, опасностью;
  5. достижение «ясности мышления» или «творческого вдохновения»;
  6. достижение чувства полного расслабления;
  7. уход от чего-то гнетущего.

В основном все эти причины связаны именно с семьёй. Кроме этого, дети, выросшие в семье, где родители употребляют алкоголь, наркотики или курят, формируют группу риска. А значит, что помимо вышеназванных причин, существует одна главная: подражание детей своим родителям, которые зачастую являются не самым лучшим примером.

Профилактика употребления ПАВ – это не только обсуждение вредности и печальных последствий курения, алкоголизма, наркомании, не запугивание их страшными бедами, а прежде всего помощь в освоении навыков эффективной социальной адаптации – умения общаться, строить свои отношения со взрослыми и сверстниками, в развитии способности оценивать свое эмоциональное состояние и управлять им.

Особое значение имеет формирование культуры здоровья – понимания ценности здоровья и здорового образа жизни. Только сформированность и осознание личностной ценности здоровья позволят ребенку понять, почему и чем для него опасно знакомство с одурманивающими веществами.

Суицид


Суицид — форма поведенческой и психической активности, целью которой выступает добровольное самоуничтожение.

По данным ВОЗ, каждый год в нашей стране завершают жизнь самоубийством 200 детей и полторы тысячи подростков. Россия занимает третье место среди всех стран мира по количеству подростковых самоубийств и первое место в Европе. В 2016 году от самоубийства по данным СКР погиб 720 детей. Но стоит учитывать, что это только официальные данные. На самом деле количество совершенных подростками суицидов превышает статистические данные.

Наиболее опасный возраст — с 14—15 лет и выше. Чаще всего суицидальные попытки происходят в возрасте от 16 до 18 лет. Половина опрошенных суицидентов происходили из неполных семей, у 42% были психические нарушения в виде неврозов. 40 % воспитывались в неблагополучных семьях. Факторы, которые увеличивают риск суицида среди подростков, включают ранний алкоголизм и употребление наркотических средств. В 38% случаев у родителей отмечались случаи психического заболевания.

Основные мотивы суицидального поведения детей и подростков:

  1. Переживание обиды, одиночества, непонимания.
  2. Утрата любви родителей, ревность.
  3. Чувства вины, стыда, оскорбленного самолюбия.
  4. Боязнь позора, насмешек или унижения.
  5. Чувство мести, злобы, протеста.
  6. Желание привлечь к себе внимание, избежать неприятных последствий, уйти от трудной ситуации.

Детям характерны повышенная впечатлительность и внушаемость, способность ярко чувствовать и переживать, склонность к колебаниям настроения, импульсивность в принятии решения. Сейчас настоящей катастрофой становятся так называемые интернет-игры «Синий кит» или «Тихий дом», участие в которых начинается просто и интересно, но в итоге, пользуясь неокрепшей психикой детей, давя на проблемы, возникающие в их семье и жизни, кураторы, на деле являющиеся грамотными психологами, доводят их до самоубийства.

Основными причинами вовлечения детей в эти игры являются низкий уровень внимание со стороны родителей к их жизни и уверенность в собственной ненужности и нелюбимости. Когда согласие между родителями нарушается, когда самые близкие ребенку люди, лица, являющиеся его опорой, находятся в ссоре, да к тому же он слышит, что это происходит по причинам, касающимся его, то он не может чувствовать себя уверенно и в безопасности.

А отсюда и детская тревога, страхи и вера в слова людей, убеждающих его, что решением всех проблем является смерть. Для ребенка очень важны взаимоотношения между членами семьи. И особенно важно для него понимать, что взрослые любят его.

Заключение


Мы хотели показать в своей работе, почему происходят изменения в поведении у подростков, обратить внимание на то, что необходима систематическая работа с подростками, у которых кризисное состояние, а также профилактика суицида, например, посредством работы психологов в школе.

Кроме этого, нужны меры по предотвращению зависимостей от различных веществ и появления вредных привычек, привлечение подростков к здоровому образу жизни. Требуется углубленная работа с семьями, в связи со значимостью отношений с родителями, как особенно важной части жизни подростка.

Мы постарались собрать всю информацию о том, какие проблемы наиболее важны для подростков.Эти проблемы особенно актуальны и животрепещущи, однако, мы надеемся, что для решения данных проблем сделают всё возможное, через несколько лет они изживут себя.

В процессе исследования было выявлено, что причинами возникновения конфликтов подростка и взрослого являются:

  • психофизиологические причины, обусловленные возрастными изменениями;
  • появление психических новообразований в подростковом возрасте;
  • микроклимат семьи;
  • влияние неформальных групп сверстников; противоречиями взглядов между взрослым и подростком;
  • потребность реализовать себя в общении и отсутствие данной возможности.

Подростки в процессе развития находятся в различных условиях, которые в определенных случаях способствуют трудностям в раскрытии требуемых окружением свойств личности. Возникают психологические проблемы, которые подростки не могут разрешить сами или же еще больше усугубляют ход психического формирования личности. В основе конкретных трудностей лежат психологические проблемы. Психологические проблемы — это сложные вопросы бытия, отраженные в психике.

Очень часто «Я»подростка проявляется противоречиво, создается ситуация, не удовлетворяющая личность. Иными словами, возникают трудности взросления подростков. На взросление подростка большое влияние оказывает его главная деятельность — учение, а также семья, окружающие взрослые, сверстники и друзья. Общение со сверстниками открывает подростку самые разные перспективы — от благополучной жизни, в которой раскроются его потенциалы, до болезненных разочарований.

Список использованной литературы

  1. Авдеева Н. П., Ашмарин И. И., Степанова Г. Б. Человеческий потенциал России: факторы риска//Человек. 1997. №1. с. 19.
  2. Амбрумова А. Г. Суицидальное поведение как объект комплексного изучения // Комплексные исследования в суицидологии. Сб. науч. тр. М.: Изд-во Моск. НИИ психиатрии. М 3. РСФСР. 1986.
  3. Амбрумова А. Г. Возрастные аспекты суицидального поведения // Сравнительно-возрастные исследования в суицидологии. Сб. научных трудов. М.: 1989, с. 2.
  4. Анцыферова Л. М. Личность в трудных жизненных условиях: переосмысление, преобразование ситуации и психологическая защита // Психологический журнал. 1994, т. 15, №1.
  5. Бойко О. В, Орлова М. М. Особенности смысловой структуры личности студентов и суицидальные намерения // Психология и жизнь. Изд-во «Слово». Саратов, 1996. с. 124-125.
  6. Бойко О. В. Жизненные смыслы и отношение к суициду у молодежи // Теория и практика социальной работы. Вып. 3, Саратов 1997, с. 21-24.
  7. Статистический ежегодник Саратовской обл. Саратов,2015г.. Госкомстат России Саратовский областной комитет государственной статистики.
  8. Туманова Е.Н. Помощь подростку в кризисной ситуации жизни. Саратов. 2002г 19.
  9. Визель Т.Г., Девиантное поведение подростков. Теории и эксперименты.

Если страница Вам понравилась, поделитесь в социальных сетях:

Ассоциации с родительским контролем и отклонениями от сверстников

Аннотация

Цель:

Преемственность подросткового девиантного и агрессивного поведения имеет серьезные последствия для вовлечения в преступную деятельность во взрослом возрасте. В текущем исследовании изучалась экология родителей и сверстников в отношении развития девиантного и агрессивного поведения в подростковом возрасте.

Метод:

Ускоренный продольный дизайн был использован для анализа ассоциаций родительского контроля и девиантности сверстников на траектории девиантного и агрессивного поведения подростков с весны 5-го до весны 11-го класса ( N = 1162).Ряд многоуровневых моделей был подогнан к данным с использованием оценки максимального правдоподобия с использованием полной информации. Для проверки смягчающего воздействия родительского контроля на развитие девиантного и агрессивного поведения использовались ассоциации между людьми и внутри них.

Результаты:

Изменения в девиантном и агрессивном поведении были очевидны в подростковом возрасте. Была обнаружена поддержка смягчающего эффекта межличностного и личного родительского контроля на развитие девиантного и агрессивного поведения в подростковом возрасте.Было обнаружено два межуровневых взаимодействия между девиантностью сверстников внутри человека и родительским мониторингом между людьми, а также внутриличностным родительским контролем и межличностным отклонением от сверстников, что свидетельствует о поддержке смягчающего эффекта родительского контроля. Кроме того, значительное взаимодействие между родительским мониторингом между людьми и отклонением от сверстников показало, что люди, сообщавшие о более низких уровнях родительского контроля и более высоких уровнях отклонений от сверстников, сообщали о самых высоких уровнях девиантного и агрессивного поведения, а подростки, которые сообщали о более высоких уровнях родительского контроля. родительский контроль и более высокие уровни отклонений от сверстников сообщили о менее положительном росте.

Заключение:

Результаты подчеркивают важную роль родителей в устранении неблагоприятных последствий наличия девиантных друзей.

Ключевые слова: девиантное и агрессивное поведение, родительский контроль, девиантность сверстников, подростковый возраст, модель роста

Подростковый возраст — это период развития, отмеченный усилением девиантного и антисоциального поведения (Moffitt, 2006). Для большинства антиобщественная деятельность прекращается по мере того, как подростки становятся молодыми; однако для некоторых людей продолжение девиантного и агрессивного поведения в подростковом и юношеском возрасте имеет значительные последствия для устойчивого участия в преступном, насильственном и правонарушительном поведении во взрослом возрасте (Broidy et al., 2003; Моффитт, 1993; Моффитт, 2006). В нескольких исследованиях изучались социально-экологические факторы риска и защитные факторы, а также долгосрочные поведенческие последствия и последствия для здоровья, связанные с девиантным и агрессивным поведением подростков (Brook, Lee, Finch, Brown, & Brook, 2013; Loeber & Farrington, 1998, 2001; Loeber, Farrington, Stouthamer-Loeber, & Van Kammen, 1998; Loeber et al., 2003; Moffitt, 1993).

Экология семьи и сверстников — это две важные социальные области, которые часто исследуются, чтобы понять роль социально-экологических факторов риска и защитных факторов в развитии девиантного и агрессивного поведения подростков (Fletcher, Stenberg, & Williams-Wheeler, 2004; Trudeau, Мейсон, Рэндалл, Спот и Ралстон, 2012 г.).Некоторые исследования показывают, что родительский мониторинг является важным буфером против влияния сверстников на индивидуальные показатели девиантного и агрессивного поведения (Galambos, Barker, & Almeida, 2003; Laird, Criss, Pettit, Dodge, & Bates, 2007; Trucco, Colder, & Вечорек, 2011). Настоящее исследование направлено на уточнение и расширение существующей литературы по родительскому мониторингу путем изучения модерирующей роли родительского мониторинга как на внутри-, так и на межличностном уровне анализа от раннего до позднего подросткового возраста.Разделение дисперсии как на межличностном, так и на личном уровне анализа позволяет более детально изучить роль родительского контроля и девиантности сверстников в развитии девиантного и агрессивного поведения в подростковом возрасте. Кроме того, в отличие от большинства исследований, в которых основное внимание уделяется средним различиям между людьми, индивидуальный подход исследует степень, в которой люди отклоняются от своего среднего уровня с течением времени, что, возможно, является более значимым уровнем анализа для изучения изменений в развитии отдельных людей (Хоффман , 2015).Более четкое понимание факторов, связанных с развитием и стабильностью девиантного и агрессивного поведения в подростковом возрасте, может послужить основой для мер вмешательства и профилактики.

Родительский мониторинг, девиантность сверстников, девиантное и агрессивное поведение

Семейный контекст — важная социальная экология, в рамках которой люди развивают, учатся и моделируют поведение, которому родители и другие члены семьи учат и которым подкрепляют (Dishion & Patterson, 2006). Одна конструкция, которой уделяется много внимания в литературе, — это родительский мониторинг.Родительский мониторинг обычно определяется как знание о местонахождении и деятельности своего ребенка и поощрение позитивного общения с целью снижения риска девиантного и антисоциального поведения (Stattin & Kerr, 2000). Было установлено, что родительский контроль является одной из самых сильных практик воспитания, связанной с более низким уровнем девиантного и агрессивного поведения подростков (Hoeve et al., 2009). Исследования показали, что практика родительского контроля может сдерживать развитие различных индивидуальных результатов, включая употребление психоактивных веществ, девиантное и агрессивное поведение (Fosco, Stormshak, Dishion, & Winter, 2012; Hirschi, 2002; Kiesner, Poulin, & Dishion, 2010; Li, Фейгельман и Стэнтон, 2000).

Связь между родительским контролем и девиантным или агрессивным поведением не является однонаправленной по своей природе, а предполагает динамическую и взаимную связь между родителем и ребенком. Исследования, в которых изучаются транзакционные отношения между родительским мониторингом и девиантным и агрессивным поведением, показывают, что низкие привычки мониторинга связаны с увеличением девиантного и агрессивного поведения, в то время как более высокие показатели девиантного и агрессивного поведения связаны с уменьшением родительских знаний и практики мониторинга (Gault- Sherman, 2012; Laird, Pettit, Bates, & Dodge, 2008; Patterson, Reid, & Dishion, 1992).Кроме того, было обнаружено, что ранние формы девиантного и агрессивного поведения подрывают текущие усилия родителей по мониторингу (Bullock & Dishion, 2002). В нескольких исследованиях также изучалась лонгитюдная связь между практикой родительского контроля и развитием девиантного и агрессивного поведения в подростковом возрасте. Barnes, Hoffman, Welte, Farrell и Dintcheff (2006) обнаружили, что подростки с более высоким уровнем родительского контроля имели более низкие исходные уровни и более медленную скорость изменения злоупотребления алкоголем и правонарушений.Эти результаты подчеркивают динамичный характер родительского контроля и девиантного и агрессивного поведения в подростковом возрасте.

Хотя было обнаружено, что усиление родительского контроля связано с более низкими показателями девиантного и агрессивного поведения, в родительской литературе ведутся споры относительно полезности стратегий активного контроля по сравнению с родительскими знаниями (Kerr & Stattin, 2003). Статтин и Керр (2000) отмечают, что раскрытие информации о ребенке — это один из методов, используемых родителями для получения информации о деятельности и местонахождении своего ребенка.Эти авторы утверждают, что раскрытие информации детьми является более сильным предиктором девиантного и проблемного поведения, чем родительский контроль. Однако в некоторых случаях, особенно среди несовершеннолетних правонарушителей, подростки могут отказываться раскрывать подробности своей личной деятельности, что ограничивает полезность мер по раскрытию информации детьми. Кроме того, работа Статтина и Керра не оценивалась с использованием различных выборок, таких как молодые люди, подверженные риску отклонений. В этой области необходима дальнейшая работа для изучения этих различий между нормативными выборками и выборками из групп риска.В текущем исследовании используется переменная родительского мониторинга, которая включает несколько пунктов, которые специально оценивают поведенческие индикаторы активного родительского контроля, и пункты, оценивающие знания родителей.

Переход из средней школы в старшую — это период, когда молодежь начинает проводить меньше времени со своими родителями и больше со своими сверстниками. Этот период отмечен ростом конфликтов между родителями и детьми и вовлечением подростков в антиобщественное и рискованное поведение (Arnett, 1999; Moffit, 1993).Это изменение может создать больше возможностей для подростков взаимодействовать с девиантными группами сверстников, а для групп сверстников — в свою очередь, влиять на развитие и поведение подростков (Snyder, 2002). Девиантная принадлежность к сверстникам была связана с увеличением индивидуальных показателей отклонений, включая употребление психоактивных веществ (Galambos et. Al., 2003; Kiesner, et. Al., 2010; Laird et. Al., 2008; Simons, Chao, & Conger, 2001). ) и агрессии с течением времени (Barnes et al., 2006; Benson & Buehler, 2012; Fergusson, Swain-Campbell, & Horwood, 2002).Эти девиантные группы сверстников могут создавать контекст, нормы и возможности для проявления девиантного и насильственного поведения (Farrell & Barnes 2000; Haynie & Osgood, 2005), и во многих случаях девиантные подростки могут искать или быть разыскиваемыми девиантными сверстниками. групп, дополнительно усиливая индивидуальную вовлеченность в девиантное и агрессивное поведение (Скарамелла, Конгер, Спот и Саймонс, 2002; Витаро, Тремблей и Буковски, 2001). Несколько исследований показали, что подростки, которые чаще проявляют девиантное и агрессивное поведение, обычно проводят много времени без присмотра с друзьями, которые также проявляют девиантное и агрессивное поведение (Haynie & Osgood, 2005; Vitaro et al., 2001). Учитывая преемственность и риск продолжения девиантности, молодые люди, которые демонстрируют высокий уровень девиантного и агрессивного поведения и остаются связанными с девиантными группами сверстников, требуют дальнейшего расследования. Подростки проводят много времени как со своими родителями, так и со сверстниками в этот период развития, что приводит к потенциальному совпадению контекстов семьи и сверстников в развитии девиантного и агрессивного поведения, поэтому важно учитывать связь между развитием родительского контроля и отклонения от сверстников вместе.

Дезагрегация внутри- и межличностных эффектов

Несколько исследований изучали девиантную принадлежность сверстников и практики родительского контроля вместе и обнаружили, что родительский контроль является важным модератором положительной связи между девиантной принадлежностью сверстников и развитием девиантных и девиантных подростков и подростков. насильственное поведение (Barnes, Reifma, Farrell, & Dintcheff, 2000; Bowman, Prelow, & Weaver, 2006; Galambos, et. al., 2003; Kiesner, et. al., 2010; Laird, et.др., 2008; Ван Ризин, Fosco, & Dishion, 2012). Несмотря на предшествующие данные о модерирующей роли родительского контроля, во многих лонгитюдных исследованиях изучаются средние различия между людьми или то, как люди отличаются друг от друга по отношению к общему среднему значению с течением времени (т. Е. Между людьми; Barnes et al., 2000; Harris-McKoy & Cui, 2013; Van Ryzin et al., 2012). Несколько исследований изучали, как люди отличаются от своих типичных уровней; то есть, как люди меняются по отношению к их собственному среднему значению с течением времени (т.е., очно). Неспособность учитывать внутриличностные различия систематически игнорирует то, как люди меняются с течением времени по отношению к своей собственной траектории, что, возможно, является наиболее значимым уровнем анализа для развития (Hoffman, 2015). Понимание того, как индивидуальные показатели девиантного и агрессивного поведения меняются от типичного индивидуального уровня (состояние) и с течением времени (характерно), может предоставить более подробную информацию о непрерывности и прерывности в развитии девиантного и агрессивного поведения.Например, мы исследовали, связаны ли временные изменения в родительском контроле с одновременным снижением девиантного и агрессивного поведения (подобного состоянию), и в то же время исследовали, были ли у лиц с более высокими средними показателями родительского контроля более низкие показатели девиантное и агрессивное поведение с течением времени (черта характера). Внутренний и межличностный уровни анализа имеют разные существенные значения, и при совместном исследовании можно оценить развитие девиантного и агрессивного поведения на разных уровнях анализа.Кроме того, поскольку внутри- и межличностные уровни несут разные существенные значения, величина и направление эффектов внутри- и межличностных переменных потенциально могут быть разными. На сегодняшний день ни в одном исследовании не изучалось смягчающее влияние родительского контроля на развитие девиантного и агрессивного поведения с использованием многоуровневой структуры, охватывающей как среднюю, так и старшую школу.

Текущее исследование и гипотезы

Взаимодействие воспитания и окружающей среды сверстников в подростковом возрасте происходит на этапе развития, когда изменения часты, но нормативны.В то время как несколько исследований изучали, как связаны родительский контроль и отклонения, лишь немногие пытались понять, как эти конструкции связаны как на уровне анализа, так и между людьми. В текущем исследовании мы используем большую выборку учащихся средних и старших классов, за которыми проспективно наблюдали в течение пяти лет, чтобы изучить, как родительский контроль может смягчить влияние девиантной принадлежности сверстников на индивидуальный уровень девиантного и агрессивного поведения. Мы предполагаем, что (1) более низкие уровни межличностных отношений (например,g., типичный уровень с течением времени) родительский мониторинг будет прогнозировать более высокие начальные уровни и более высокую скорость изменения девиантного и агрессивного поведения подростков, и (2) более высокие уровни отклонений от сверстников будут прогнозировать более высокие начальные уровни и более высокая скорость изменения девиантного и агрессивного поведения подростков. Кроме того, мы предполагаем, что (3) в среднем внутри человека (например, зависящие от времени отклонения от своего типичного уровня ) повышение родительского контроля будет связано с одновременным снижением девиантного и агрессивного поведения подростков и (4) увеличением девиантность сверстников будет связана с одновременным увеличением девиантного и агрессивного поведения подростков.Наконец, (5) мы ожидаем обнаружить, что родительский контроль будет смягчать влияние девиантного поведения сверстников на девиантное и агрессивное поведение подростков на различных уровнях анализа.

Методы

Участники

В число участников входили 1162 учащихся, отобранных из 4 средних школ Среднего Запада в 5 , 6 и 7 классах, за которыми впоследствии следовали лонгитюдно в течение пяти лет. Школы набирались из одного школьного округа в городе Среднего Запада.К четырем директорам обратились после утверждения округа, и все четверо согласились участвовать. Четыре средние школы, выбранные для исследования, были начальными школами города, как таковые, охватывали большинство учащихся в этом районе. Кроме того, эти школы были расово разнообразными и включали ряд социально-экономических статусов (SES). Выборка включала 30,2% белых, 55,6% афроамериканцев, 3,8% латиноамериканцев и 10,4% других. Выборка состояла из 51,8% женщин и 48,2% мужчин. На 1 волне 30,5% были в 5, 37 классах.2% учились в 6-м классе, а 32,3% — в 7-м классе. Отчеты учащихся об образовании матери и отца и бесплатном / сокращенном обеде использовались в качестве косвенного показателя социально-экономических характеристик выборки. Примерно 42% матерей и 46% отцов имели диплом средней школы или меньше, а 40% родителей закончили колледж или выше. В текущей выборке ставки бесплатного / льготного обеда варьировались от 60% до 73%.

Процедуры

Одобрение человеческих субъектов было получено Наблюдательным советом университетского учреждения.Согласие было получено до сбора данных. Формы согласия родителей были разосланы всем учащимся и родителям, и их попросили подписать и вернуть форму согласия только в том случае, если они не хотят, чтобы их ребенок участвовал в исследовании. Студенческое согласие получалось на каждой волне сбора данных. Учащиеся заполняли анкету в школе в обычное школьное время. Обученные наблюдатели получили согласие учащихся, описали исследование, прочитали опрос вслух (только волны 1–4, 5 и 6 зачитывали про себя) и ответили на все вопросы учащихся.Интервал между волнами сбора данных составлял примерно шесть месяцев. На заполнение анкеты ушло примерно 30-40 минут.

В текущем исследовании использовалась модель ускоренного продольного роста, которая разделила дисперсию на уровне анализа внутри и между людьми, чтобы изучить связь между родительским контролем и девиантностью сверстников с развитием девиантного и агрессивного поведения подростков по десяти волнам ( 5 -й сорт — 11 -й сорт ). Таким образом, мы ожидали, что в различные моменты будут отсутствовать данные, учитывая запланированный недостающий дизайн.Этот подход использовал шесть волн данных от трех когорт студентов и рассматривал их как десять волн от одной когорты студентов, использующих семестровые оценки в качестве переменной времени (см. Дополнительные таблицы 1 и 2). То есть учащиеся пятого класса предоставили шесть волн данных, начиная с весны пятого класса и заканчивая весной девятого класса; учащиеся шестого класса предоставили шесть волн данных, начиная с весны шестого класса и заканчивая весной десятого класса; и ученики седьмого класса предоставили пять волн данных, начиная с весны седьмого класса и заканчивая весной одиннадцатого класса (см. дополнительные таблицы 1 и 2).Следует отметить, что в Падении 9 -го класса было только четыре человека, учитывая запланированный недостающий дизайн. Поэтому мы не использовали эту волну в окончательном анализе из-за небольшого размера выборки. Подход к проектированию дал несколько преимуществ и позволил нам: (1) исследовать непрерывность или прерывность в развитии девиантного и агрессивного поведения подростков, (2) рассматривать несколько когорт как единую траекторию для моделирования девиантного и агрессивного поведения подростков в течение длительного периода. времени, (3) дезагрегировать предикторы на уровне анализа внутри и между людьми, которые имеют разное значение, и (4) проверять, насколько поведение родительского контроля смягчает связь между девиантностью сверстников и девиантным и агрессивным поведением подростков. на нескольких уровнях анализа (личный, межличностный и межуровневый).

Отсутствующие данные

Уровень участия 95% был достигнут на волне 1. Показатели удержания варьировались между волнами, потому что у студентов было шесть возможностей принять участие в исследовании. Например, студенты, которые не участвовали в волне 2, не были исключены из последующих волн администрирования. Уровень удержания варьировался от 75% до 84% с течением времени и по когортам (5 -й класс — 7 -й класс ). Коэффициенты удержания не рассчитывались для участников в классе 8 th на Волне 1 из-за их единой точки администрирования.Общий коэффициент удержания для всего исследования составил около 80%.

Мы использовали тест Полностью случайного отсутствия Литтла (MCAR), чтобы исследовать механизмы пропуска данных и определить, соответствуют ли данные MCAR. Тест MCAR был значимым ( X 2 = 114,88, df = 30, p <0,001) и показал, что данные отсутствовали не случайно (Enders, 2010; Little, 1988). Хотя не существует явного метода формальной проверки предположения об отсутствии случайным образом (MAR) без знания значений отсутствующей зависимой переменной (например,g., показатели девиантного и агрессивного поведения), мы предприняли различные шаги для изучения недостающих шаблонов данных (Enders, 2010). Например, у мужчин было больше пропущенных данных, чем у женщин при родительском контроле ( X 2 = 18,82, df = 1, p <0,001), отклонение от сверстников ( X 2 = 17,71, df = 1, p <0,001), а также девиантное и агрессивное поведение ( X 2 = 17,84, df = 1, p <.001) переменные во времени. Поэтому мы включили пол, а также возраст и расу в нашу модель, чтобы учесть потенциальную систематическую ошибку из-за отсутствия данных (Enders, 2010). Смещение, вызванное отсутствием данных, связанных с этими переменными (и нашими основными эффектами), корректируется в наших моделях. Все модели были подогнаны с использованием полной информации максимального правдоподобия (FIML) для устранения недостающих данных и оценки робастного максимального правдоподобия (MLR) для устранения ненормальности в Mplus 7.4 (Muthén & Muthén, 1998–2012).

Меры

Девиантное и агрессивное поведение.

Эта шкала из 8 пунктов основана на шкале общего отклоняющегося поведения Джессора и Джессора (1977) и просит учащихся сообщить, сколько видов поведения, перечисленных в измерении, в котором они участвовали в течение последнего года. Сильная дискриминантная и конвергентная валидность была показана и оценена в различных исследованиях (Jessor & Jessor, 1977). Например, как и ожидалось, шкала девиантного поведения была положительно связана с употреблением психоактивных веществ и запугиванием и отрицательно с академической успеваемостью и заботливым поведением.Шкала состоит из таких пунктов, как « Ввязался в драку, », « Носил нож или пистолет, » и « Повреждена школа или другое имущество, которое вам не принадлежало ». В то время как некоторые из предметов оценивают общее отклонение, некоторые из них включают агрессивные действия, такие как повреждение школы и другого имущества, кража у сверстников и магазинов, а также участие в драках и ношение оружия. Ответы записываются по 5-балльной шкале с вариантами от 1 ( Никогда, ) до 5 ( 10 или более раз ).Альфа Кронбаха варьировалась от 0,81 до 0,87 по шести волнам.

Родительский контроль.

Подшкала родительского контроля / надзора из Проекта социального развития Сиэтла (Arthur et al., 2002) использовалась для измерения восприятия установленных семейных правил и воспринимаемой осведомленности родителей относительно школьных занятий и посещаемости, взаимоотношений со сверстниками, употребления алкоголя или наркотиков и оружия. владение. Текущая шкала широко использовалась для оценки родительского поведения и показала сильную дискриминантную и конвергентную валидность (см. Arthur et al., 2002). Подшкала включала 8 пунктов, измеряемых по 4-балльной шкале Лайкерта в диапазоне от 0 ( Никогда, ) до 3 ( Всегда, ). Примеры: « В моей семье есть четкие правила в отношении употребления алкоголя и наркотиков » и « Мои родители спрашивают, сделал ли я домашнее задание ». В текущем исследовании альфа Кронбаха варьировалась от 0,86 до 0,93 по шести волнам.

Отклонение от сверстников.

Эта 7-балльная шкала (Институт поведенческих наук, 1987) просит студентов сообщить, сколько их друзей совершали правонарушения в прошлом году, в том числе: « Ударил или угрожал ударить кого-то », « Умышленно нанесен ущерб. или уничтожили имущество, которое им не принадлежало », и« Использованный алкоголь .Ответы записываются по 5-балльной шкале Лайкерта с вариантами от 0 ( Ни один из них, ) до 4 ( Все из них, ). Шкала отклонений от сверстников широко использовалась в прошлых исследованиях и показала сильную дискриминантную и конвергентную валидность (см. Институт поведенческих наук, 1987). Альфа Кронбаха колебалась от 0,86 до 0,90 по шести волнам.

Демографические переменные.

Демографические характеристики были определены путем самооценки пола, расы и возраста.Пол был закодирован таким образом, что контрольной группой был мужчина. Раса была закодирована таким образом, что Уайт был контрольной группой. Переменная расы включала белых, черных и других; все остальные расы были включены в другую категорию. Возраст рассматривался как непрерывная переменная.

Временные и когортные переменные.

Время и Когорта также были предикторами в нашей модели. Время было отсчитано как семестр, с центром на весне 5 -го класса . Семестровая оценка была выбрана для измерения времени, потому что она концептуально отражает развитие девиантного и агрессивного поведения подростков в течение средних и старших классов школы.Таким образом, случайный перехват в нашей модели роста представляет изменчивость в уровнях девиантного и агрессивного поведения учащихся весной 5 -го класса .

Data Analytic Plan

Ускоренный продольный план был использован с использованием шести волн данных из трех когорт и рассматривался как десять волн из одной когорты. В качестве начального шага мы проверили когортные различия или сцепление (Miyazaki & Raudenbush, 2000). Тестирование когортных различий показывает, можно ли рассматривать каждую из трех когорт как часть единой траектории развития.Когорта была закодирована пустышкой, так что эталонной категорией была оценка 5 . В частности, мы протестировали две вложенные модели (см.). Первый включал линейные и квадратичные эффекты для уклона со случайным пересечением и наклонами Уровня 2. Мы сравнили это с моделью, которая включала коэффициенты когорты Уровня 2 и взаимодействия между линейными и квадратичными эффектами оценки по когорте. Когорта по временным взаимодействиям не была значимой, что свидетельствует об отсутствии когортных различий, что указывает на то, что было целесообразно продолжить ускоренный продольный дизайн.Кроме того, с использованием теста отношения правдоподобия модель когорты не соответствовала данным значительно лучше, чем модель без когортных эффектов (ΔLR = -420,0, df = 6, p = 0,99), поэтому мы решили использовать более экономная модель без когортных переменных (см.). Таким образом, оценки по трем когортам рассматриваются как одна общая траектория развития.

Таблица 1.

Вложенные модели роста и когортные модели

Эффекты .014) 902
Оценки параметров (SE)
Модель A Модель B
Перехват 1.202 *** 1,233 ***
(.028) (.037)
Линейный наклон .057 *** .030
(.022)
Квадратичный наклон −.005 *** −.001
(.001) (.003)
0,030
(.071)
Когорта 7 0,081
(0,185)
Время * Когорта 6 −20.015 0,035)
Время * Когорта 7 −,005
(0,063)
Время * Время * Когорта 6 (0.004)
Время * Время * Когорта 7 −,001
(.005)
Случайные эффекты В пределах 0,092 *** 0,103 ***
(.003) (.004)
Перехват между 0,085 *** .103 ***
(.022) (.004)
Линейный наклон .039 *** , 001
(.009) (0,001)
5 (0,001)
8 Квадратный угол наклона. *** 0,001
(.001) (0,001)
Контрасты
Когорт 6 по сравнению с когортными
(0.191)
Индексы соответствия
-2LL 3669,42 4089.42
AIC 18
AIC 18
AIC 184902

Инвариантные во времени предикторы уровня 2 были сосредоточены на большом среднем и относились к средним различиям между людьми. Предикторы уровня 1, изменяющиеся во времени, были ориентированы на среднее значение человека и рассматривали индивидов как свой собственный контроль, тем самым корректируя все наблюдаемые и ненаблюдаемые неизменяющиеся во времени смешанные факторы, при этом позволяя разделить дисперсию внутри человека.

Мы подобрали таксономию моделей многоуровневой кривой роста (Singer & Willett, 2003). В серии безусловных и условных моделей мы сначала установили правдоподобные модели роста для траекторий девиантного и агрессивного поведения людей. В последующих моделях мы проверили наши гипотезы, исследуя систематические группы моделей условного роста. Сначала мы проверили соответствующие взаимосвязи между родительским мониторингом и девиантностью сверстников с девиантным и агрессивным поведением подростков.Чтобы проверить, в какой степени родительский мониторинг регулирует межличностные и внутриличностные отношения между отклонениями сверстников и девиантным и агрессивным поведением, мы впоследствии добавили в модель соответствующие термины внутриуровневого, межуровневого и межуровневого взаимодействия. Незначительные взаимодействия были удалены из полной модели для экономии. Вложенные модели оценивались на соответствие модели с использованием значительного уменьшения логарифмического правдоподобия –2. Наша окончательная модель описана в уравнении 1.

Уравнение 1:

Уровень 1:

Deviant / ViolentBehaviorsij = β0i + β1i (Time) ij + β2i (Time) 2ij + β3i (Monitorij − Monitor¯i) + β4i ( PeerDevianceij − PeerDeviance¯i) + εij

(1)

Уровень 2:

β0i = γ00 + γ01 (Пол) i + γ02 (Возраст) i + γ03 (Черный) i + γ04 (Другой) i + γ05 ( Monitor¯) i + γ06 (PeerDeviance¯) i + γ07 (Monitor¯ * PeerDeviance¯) i + ζ0i

(2)

β1i = γ10 + γ11 (Пол) i + γ12 (Возраст) i + γ13 (Черный) i + γ14 (Другое) i + γ15 (Monitor¯) i + γ16 (PeerDeviance¯) i + γ17 (Monitor¯ * PeerDeviance¯) i + ζ1i

(3)

β2i = γ20 + γ21 (Gender) i + γ22 (Возраст) i + γ23 (Черный) i + γ24 (Другой) i + γ25 (Monitor¯) i + γ26 (PeerD¯eviance) i + γ27 (Monitor¯ * PeerDeviance¯) i + ζ2i

(4)

β3i = γ30 + γ31 (PeerDeviance¯) I + ζ3i

(5)

β4i = γ40 + γ41 (MONITOR) I + ζ4i

(6)

[ζ0iζ1iζ2iζ3iζ4i] ~ N [00000] [σ02σ01σ02σ03σ04σ10σ12σ12σ13σ14σ20σ21σ22σ23σ24σ30σ31σ32σ32σ34σ40σ41σ42σ43σ42] , Εij = ~ N (0, σε2)

(7)

Обсуждение

В данном исследовании изучались внутриличностные (временные вариации) и межличностные (временные) связи между родительским контролем и девиантностью сверстников в отношении развития девиантного и агрессивного поведения подростков в раннем и позднем подростковом возрасте.Это исследование расширяет имеющуюся литературу за счет использования многоуровневой структуры, которая разделяет различия на уровне анализа внутри и между людьми, обеспечивая более подробное изучение регулирующей роли родительского контроля в развитии девиантного и агрессивного поведения в подростковом возрасте.

Родительский мониторинг, девиантность сверстников, девиантное и агрессивное поведение

Как и ожидалось, и в соответствии с существующей литературой, средний родительский контроль со временем снижался с возрастом участников (Pettit, Keiley, Laird, Bates, & Dodge, 2007).Наши результаты показали, что родительский контроль был связан с более низким уровнем девиантного и агрессивного поведения. В соответствии с нашими гипотезами, люди, которые сообщили о более высоких средних показателях родительского контроля, сообщили о более низких индивидуальных показателях девиантного и агрессивного поведения в средней и старшей школе. Этот результат подтверждает прошлые исследования, которые выявили положительную связь между родительским контролем и девиантным и агрессивным поведением подростков (Dishion & Patterson, 2006; Hoeve et al., 2009), и еще больше расширяют это исследование, изучая личные ассоциации.Контролируя средний уровень родительского контроля, личные данные показывают, что в моменты времени, когда люди сообщали о более высоких показателях родительского контроля, чем их типичный уровень , они сообщали о более низких уровнях девиантного и агрессивного поведения. Этот вывод свидетельствует о том, что родители, которые увеличивают привычки наблюдения, соответствующие типичному уровню своего ребенка, могут помочь снизить вовлеченность своих детей в девиантное и агрессивное поведение. Подобные результаты были обнаружены в исследовании, в котором изучались личные связи между родительским контролем и временем, проведенным в криминогенных условиях (Janssen, Deković, & Bruinsma, 2014).

Кроме того, наши результаты показывают, что люди с более девиантными сверстниками более склонны к девиантному и агрессивному поведению. Исследования обнаружили аналогичные положительные ассоциации между девиантностью сверстников и девиантным и агрессивным поведением (Fergusson et al., 2002; Keenan, Loeber, Zhang, Stouthamer-Loeber, & Van Kammen, 1995). Тем не менее, наше исследование расширило текущую литературу, изучив ассоциации на внутриличностном уровне, которые имеют иное содержательное значение. То есть, когда люди сообщали о более высоких уровнях девиантности сверстников, чем их типичный уровень , они также сообщали о более высоких уровнях девиантного и агрессивного поведения.Независимо от количества девиантных друзей, увеличение количества девиантных сверстников в зависимости от времени было связано с увеличением девиантного и агрессивного поведения. Этот вывод предполагает, что сокращение числа девиантных друзей или устранение отклонений в группе сверстников также может снизить индивидуальные показатели девиантного и агрессивного поведения для отдельных лиц.

Родительский мониторинг как модерирующая конструкция

Нашей основной целью было изучить степень, в которой родительский мониторинг модерирует связь между девиантным поведением сверстников и девиантным и агрессивным поведением.Наши результаты показывают, что родительский контроль является важным модератором связи между девиантностью сверстников и девиантным и агрессивным поведением подростков. Четыре траектории подчеркивают различия в различных уровнях родительского контроля и девиантности сверстников в ассоциации девиантного и агрессивного поведения от весны 5 -го класса до весны 11 -го класса. Траектории с низким уровнем девиантности сверстников показали самые низкие показатели девиантного и агрессивного поведения с течением времени.В частности, люди с высоким уровнем родительского контроля и низким уровнем девиантности сверстников показали самый низкий начальный уровень девиантного и агрессивного поведения; однако около отметки 8 наклон неуклонно увеличивался, заканчиваясь на тех же уровнях, что и при высоком уровне родительского контроля и высокой траектории отклонения от сверстников. Этот вывод предполагает, что высокий уровень родительского контроля может быть связан с отрицательными результатами среди людей, которые не общаются с девиантными сверстниками. Эти люди могут интерпретировать контролируемое поведение как навязчивое или необоснованное и могут реагировать более высокими показателями девиантного и агрессивного поведения.Этот вывод согласуется с некоторыми предыдущими исследованиями, которые показали, что родительский контроль связан с увеличением девиантного и агрессивного поведения (Barber, 1996; Barber & Olsen, 1997). Низкий уровень родительского контроля и низкое отклонение от сверстников имели вторые по величине показатели девиантного и агрессивного поведения, хотя к весне 11 -го класса они сообщили о самых низких показателях девиантного и агрессивного поведения. Эта траектория может характеризовать нормативные тенденции в вовлечении в девиантное и насильственное поведение, достигающее пика в 8 классе и впоследствии снижающееся в средней школе.Одним из наиболее важных выводов этого исследования была регулирующая роль родительского контроля в контексте высокого отклонения от сверстников. Лица, которые сообщили о более низком уровне родительского контроля и более высоком уровне отклонений от сверстников, сообщили о самых высоких индивидуальных показателях девиантного и агрессивного поведения по всем четырем траекториям. В частности, низкий родительский контроль и траектория высокого отклонения от сверстников показали наивысшие начальные уровни и рост девиантного и агрессивного поведения с течением времени, причем пик девиантного и агрессивного поведения пришелся на весну 7 -го класса и впоследствии снизился в средней школе.Регулирующая роль родительского контроля была наиболее очевидна в траектории, в которую входили люди, которые сообщили о высоком родительском контроле и низком отклонении от сверстников. Эти люди сообщили о втором по величине уровне девиантного и агрессивного поведения с течением времени, хотя по сравнению с группой с низким уровнем родительского контроля и высоким уровнем отклонения от сверстников показатели девиантного и агрессивного поведения со временем были значительно ниже. Эти результаты подтверждают предыдущие исследования, в которых изучается регулирующая роль родительского контроля (Barnes et al., 2006; Van Ryzin et al., 2012) и расширяет их, проверяя модерацию на различных уровнях анализа (перекрестный уровень). Полученные данные подчеркивают важную роль родителей в смягчении развития девиантного и агрессивного поведения, особенно в контексте высокой девиантной принадлежности к сверстникам.

На разных уровнях мы обнаружили, что люди, сообщавшие о более высоких средних уровнях родительского контроля (между людьми) с течением времени, в меньшей степени страдали от зависящего от времени увеличения отклонений сверстников (внутри человека) от индивидуальных показателей девиантного и агрессивного поведения.Иными словами, когда подростки находились в среде с более девиантными сверстниками, чем их типичный уровень , они сообщали о более высоких индивидуальных показателях девиантного и агрессивного поведения; однако эта положительная связь была смягчена для подростков, родители которых постоянно следили за их поведением. Аналогичным образом, в моменты времени, когда люди сообщали о более высоком родительском контроле, чем их типичный уровень , они также сообщали о более низких показателях девиантного и агрессивного поведения.Однако эта связь была особенно сильной для людей, которые сообщали о более высоких средних уровнях отклонений от сверстников с течением времени. Лица, которые постоянно были связаны с большим количеством девиантных сверстников, сообщали о более высоких средних показателях девиантного и агрессивного поведения, однако в моменты времени, когда они сообщали о более высоких уровнях родительского контроля, чем их собственный средний уровень, они сообщали о более низких уровнях девиантного и агрессивного поведения. Это более детальное исследование предполагает, что высокий уровень родительского контроля с течением времени помогает сдерживать рост отклонений со стороны сверстников в зависимости от увеличения девиантного и агрессивного поведения.Таким образом, люди с высоким уровнем отклонения от сверстников с течением времени могут получить больше пользы от увеличения родительского контроля в конкретный момент времени для снижения девиантного и агрессивного поведения.

Ограничения

Текущее исследование имеет несколько ограничений, которые следует отметить. Во-первых, настоящее исследование опиралось исключительно на данные самоотчетов с отдельными репортерами, которые могли раздуть отношения между конструктами (например, родительский мониторинг и девиантное и агрессивное поведение). Несколько репортеров предоставили бы более подробное исследование развития девиантного и агрессивного поведения в подростковом возрасте.Во-вторых, в этом исследовании использовалась выборка с низким уровнем риска в отношении средних показателей девиантного и агрессивного поведения. Текущие результаты должны быть воспроизведены с более высоким уровнем риска, который имеет более высокие средние показатели девиантного и агрессивного поведения подростков. В-третьих, выборка состояла из студентов из одного округа Среднего Запада, поэтому возможность обобщения результатов географически ограничена. В-четвертых, в настоящем исследовании не оценивались взаимные ассоциации между родительским контролем, девиантностью сверстников, девиантным и агрессивным поведением.Может случиться так, что девиантное и агрессивное поведение связано с изменениями в поведении родительского контроля или отклонениями от сверстников. Например, девиантное и агрессивное поведение может быть связано с усилением родительского контроля. Соответственно, в будущих исследованиях следует дополнительно изучить направленность этих ассоциаций, особенно на уровне человека, с использованием многоуровневых моделей с перекрестными задержками, таких как модель авторегрессивной латентной траектории со структурированными остатками (ALT-SR; Berry & Willoughby, 2016).В-пятых, в текущем исследовании изучается только один аспект воспитания (например, родительский контроль) и не исследуются другие родительские конструкции (например, родительская теплота и привязанность). Точно так же в этом исследовании изучалась только роль родителей в активном мониторинге, установлении ограничений и поиске информации о своем ребенке. Различные комбинации родительских усилий затрудняют выявление различий между мониторингом, установлением ограничений и знаниями. Кроме того, в этом исследовании не рассматривается еще один аспект — это степень, в которой раскрытие информации ребенком родителям может повлиять на родительские знания и привычки контроля (Kerr & Stattin, 2003).

Клинические и политические последствия

Несмотря на эти ограничения, текущее исследование дает важное понимание взаимосвязи между воспитанием и экологией сверстников в развитии девиантного и агрессивного поведения в подростковом возрасте, что имеет значение как для практики, так и для теории. На практике полученные результаты могут повлиять на профилактические меры, учитывая роль родительского контроля в компенсации влияния девиантного поведения сверстников на развитие девиантного и агрессивного поведения.Наше исследование показало, что стратегии родительского контроля могут сдерживать развитие девиантного и агрессивного поведения в контексте высокого уровня девиантной принадлежности сверстников. Программы, ориентированные на молодежь из группы риска, могут использовать стратегии воспитания как способ уменьшения влияния девиантных групп сверстников, как в случае мультисистемной терапии (MST). Модели лечения, такие как MST, которые предназначены для лечения молодежи с крайними формами антиобщественного поведения, в значительной степени сосредоточены на роли родителей и семьи (Henggeler, 1997a; LaFavor & Randall, 2012).Модель на дому усиливает роль родителей в обеспечении лечения в естественной домашней среде человека. Вмешательства, сосредоточенные на нескольких сферах, таких как родители, оказались успешными в сокращении делинквентного, девиантного и агрессивного поведения (Henggeler, 1997b). Эти усилия помогают молодежи отказаться от девиантных связей со сверстниками и снизить уровень девиантного и агрессивного поведения. Исследования показывают, что увеличение времени, проводимого со сверстниками, занимающимися неструктурированной деятельностью, связано с более высокими показателями девиантного и агрессивного поведения (Haynie & Osgood, 2005).Важным шагом к снижению развития девиантного и агрессивного поведения является устранение девиантной принадлежности к сверстникам, которая влияет на поведение человека. Кроме того, усиление родительского контроля, особенно в контексте высокой девиантной принадлежности сверстников, может привести к снижению индивидуальной вовлеченности в девиантное и агрессивное поведение.

Новая гибкая структура, а именно система бдительного ухода, подчеркивает необходимость корректировки участия родителей в зависимости от серьезности ситуации, и нашла определенный успех.Система бдительного ухода учит родителей определять предупреждающие сигналы, основанные на поведении их ребенка, и увеличивать или уменьшать вовлеченность (Omer, Satran, & Driter, 2016). Различные уровни структуры (например, открытое внимание, сосредоточенное внимание и активная защита) предоставляют ряд руководящих принципов, которые помогают родителям решить, когда использовать заботливое отношение, а не авторитетную позицию, в зависимости от ситуации и ее последствий. Наши результаты показывают, что динамическая структура, такая как бдительный уход, может иметь успех благодаря своей гибкости.Например, люди с более высоким уровнем родительского контроля и низкими отклонениями от сверстников со временем демонстрируют рост девиантного и агрессивного поведения. Это может указывать на то, что этим подросткам требуется больше заботливого отношения, чем авторитетных стратегий, тогда как людям с низким уровнем родительского контроля и высоким отклонением от сверстников могут потребоваться авторитетные стратегии, включающие активную защиту.

Значение для исследований

Изучение различий внутри и между людьми имеет значение для исследований и теории.Методологический подход способствует нашему пониманию влияния воспитания детей и окружающей среды сверстников на развитие девиантного и агрессивного поведения, что невозможно при нынешних методологических планах, ориентированных исключительно на средние различия между людьми во времени. Например, мы обнаружили, что внутриличностные отклонения сверстников от девиантного и агрессивного поведения подростков варьировались в зависимости от межличностного родительского контроля. Если степень взаимосвязи между девиантным поведением сверстников внутри человека и девиантным и агрессивным поведением на самом деле сильнее у лиц с более низким средним уровнем родительского контроля, как предполагает это исследование, то основной механизм, приводящий к развитию девиантного и агрессивного поведения в подростковом возрасте может быть разным для лиц с разным уровнем родительского контроля.Текущие результаты показывают, что люди с высоким уровнем родительского контроля в меньшей степени подвержены влиянию временных изменений в девиантности сверстников, поскольку это связано с развитием их собственного девиантного и агрессивного поведения.

Выводы

Настоящее исследование предлагает уникальное представление о взаимосвязи между родительским контролем и девиантностью сверстников в развитии девиантного и агрессивного поведения подростков в раннем и позднем подростковом возрасте путем изучения как изменяющихся во времени, так и неизменных во времени ассоциаций.Результаты этого исследования показывают, что воспитание детей и экология сверстников вносят важный вклад в раннее развитие девиантного и агрессивного поведения среди учащихся средних и старших классов. Это исследование дополняет концептуальное понимание девиантного и агрессивного поведения и дополнительно информирует о рисках в родительской сфере и среди сверстников.

Информация для авторов

Габриэль Дж. Меррин, Университет Виктории, факультет психологии.

Джордан П. Дэвис, Университет Южной Калифорнии, Школа социальной работы Сюзанны Дворак-Пек, Департамент по делам детей, молодежи и семьи.

Дэниел Берри, Университет Миннесоты, Институт развития ребенка.

Дороти Л. Эспелидж, Университет Флориды, факультет психологии.

Связи с родительским контролем и отклонениями от сверстников

Аннотация

Цель:

Преемственность подросткового девиантного и агрессивного поведения имеет серьезные последствия для вовлечения в преступную деятельность во взрослом возрасте. В текущем исследовании изучалась экология родителей и сверстников в отношении развития девиантного и агрессивного поведения в подростковом возрасте.

Метод:

Ускоренный продольный дизайн был использован для анализа ассоциаций родительского контроля и девиантности сверстников на траектории девиантного и агрессивного поведения подростков с весны 5-го до весны 11-го класса ( N = 1162). Ряд многоуровневых моделей был подогнан к данным с использованием оценки максимального правдоподобия с использованием полной информации. Для проверки смягчающего воздействия родительского контроля на развитие девиантного и агрессивного поведения использовались ассоциации между людьми и внутри них.

Результаты:

Изменения в девиантном и агрессивном поведении были очевидны в подростковом возрасте. Была обнаружена поддержка смягчающего эффекта межличностного и личного родительского контроля на развитие девиантного и агрессивного поведения в подростковом возрасте. Было обнаружено два межуровневых взаимодействия между девиантностью сверстников внутри человека и родительским мониторингом между людьми, а также внутриличностным родительским контролем и межличностным отклонением от сверстников, что свидетельствует о поддержке смягчающего эффекта родительского контроля.Кроме того, значительное взаимодействие между родительским мониторингом между людьми и отклонением от сверстников показало, что люди, сообщавшие о более низких уровнях родительского контроля и более высоких уровнях отклонений от сверстников, сообщали о самых высоких уровнях девиантного и агрессивного поведения, а подростки, которые сообщали о более высоких уровнях родительского контроля. родительский контроль и более высокие уровни отклонений от сверстников сообщили о менее положительном росте.

Заключение:

Результаты подчеркивают важную роль родителей в устранении неблагоприятных последствий наличия девиантных друзей.

Ключевые слова: девиантное и агрессивное поведение, родительский контроль, девиантность сверстников, подростковый возраст, модель роста

Подростковый возраст — это период развития, отмеченный усилением девиантного и антисоциального поведения (Moffitt, 2006). Для большинства антиобщественная деятельность прекращается по мере того, как подростки становятся молодыми; однако для некоторых людей продолжение девиантного и агрессивного поведения в подростковом и юношеском возрасте имеет значительные последствия для устойчивого участия в преступном, насильственном и правонарушительном поведении во взрослом возрасте (Broidy et al., 2003; Моффитт, 1993; Моффитт, 2006). В нескольких исследованиях изучались социально-экологические факторы риска и защитные факторы, а также долгосрочные поведенческие последствия и последствия для здоровья, связанные с девиантным и агрессивным поведением подростков (Brook, Lee, Finch, Brown, & Brook, 2013; Loeber & Farrington, 1998, 2001; Loeber, Farrington, Stouthamer-Loeber, & Van Kammen, 1998; Loeber et al., 2003; Moffitt, 1993).

Экология семьи и сверстников — это две важные социальные области, которые часто исследуются, чтобы понять роль социально-экологических факторов риска и защитных факторов в развитии девиантного и агрессивного поведения подростков (Fletcher, Stenberg, & Williams-Wheeler, 2004; Trudeau, Мейсон, Рэндалл, Спот и Ралстон, 2012 г.).Некоторые исследования показывают, что родительский мониторинг является важным буфером против влияния сверстников на индивидуальные показатели девиантного и агрессивного поведения (Galambos, Barker, & Almeida, 2003; Laird, Criss, Pettit, Dodge, & Bates, 2007; Trucco, Colder, & Вечорек, 2011). Настоящее исследование направлено на уточнение и расширение существующей литературы по родительскому мониторингу путем изучения модерирующей роли родительского мониторинга как на внутри-, так и на межличностном уровне анализа от раннего до позднего подросткового возраста.Разделение дисперсии как на межличностном, так и на личном уровне анализа позволяет более детально изучить роль родительского контроля и девиантности сверстников в развитии девиантного и агрессивного поведения в подростковом возрасте. Кроме того, в отличие от большинства исследований, в которых основное внимание уделяется средним различиям между людьми, индивидуальный подход исследует степень, в которой люди отклоняются от своего среднего уровня с течением времени, что, возможно, является более значимым уровнем анализа для изучения изменений в развитии отдельных людей (Хоффман , 2015).Более четкое понимание факторов, связанных с развитием и стабильностью девиантного и агрессивного поведения в подростковом возрасте, может послужить основой для мер вмешательства и профилактики.

Родительский мониторинг, девиантность сверстников, девиантное и агрессивное поведение

Семейный контекст — важная социальная экология, в рамках которой люди развивают, учатся и моделируют поведение, которому родители и другие члены семьи учат и которым подкрепляют (Dishion & Patterson, 2006). Одна конструкция, которой уделяется много внимания в литературе, — это родительский мониторинг.Родительский мониторинг обычно определяется как знание о местонахождении и деятельности своего ребенка и поощрение позитивного общения с целью снижения риска девиантного и антисоциального поведения (Stattin & Kerr, 2000). Было установлено, что родительский контроль является одной из самых сильных практик воспитания, связанной с более низким уровнем девиантного и агрессивного поведения подростков (Hoeve et al., 2009). Исследования показали, что практика родительского контроля может сдерживать развитие различных индивидуальных результатов, включая употребление психоактивных веществ, девиантное и агрессивное поведение (Fosco, Stormshak, Dishion, & Winter, 2012; Hirschi, 2002; Kiesner, Poulin, & Dishion, 2010; Li, Фейгельман и Стэнтон, 2000).

Связь между родительским контролем и девиантным или агрессивным поведением не является однонаправленной по своей природе, а предполагает динамическую и взаимную связь между родителем и ребенком. Исследования, в которых изучаются транзакционные отношения между родительским мониторингом и девиантным и агрессивным поведением, показывают, что низкие привычки мониторинга связаны с увеличением девиантного и агрессивного поведения, в то время как более высокие показатели девиантного и агрессивного поведения связаны с уменьшением родительских знаний и практики мониторинга (Gault- Sherman, 2012; Laird, Pettit, Bates, & Dodge, 2008; Patterson, Reid, & Dishion, 1992).Кроме того, было обнаружено, что ранние формы девиантного и агрессивного поведения подрывают текущие усилия родителей по мониторингу (Bullock & Dishion, 2002). В нескольких исследованиях также изучалась лонгитюдная связь между практикой родительского контроля и развитием девиантного и агрессивного поведения в подростковом возрасте. Barnes, Hoffman, Welte, Farrell и Dintcheff (2006) обнаружили, что подростки с более высоким уровнем родительского контроля имели более низкие исходные уровни и более медленную скорость изменения злоупотребления алкоголем и правонарушений.Эти результаты подчеркивают динамичный характер родительского контроля и девиантного и агрессивного поведения в подростковом возрасте.

Хотя было обнаружено, что усиление родительского контроля связано с более низкими показателями девиантного и агрессивного поведения, в родительской литературе ведутся споры относительно полезности стратегий активного контроля по сравнению с родительскими знаниями (Kerr & Stattin, 2003). Статтин и Керр (2000) отмечают, что раскрытие информации о ребенке — это один из методов, используемых родителями для получения информации о деятельности и местонахождении своего ребенка.Эти авторы утверждают, что раскрытие информации детьми является более сильным предиктором девиантного и проблемного поведения, чем родительский контроль. Однако в некоторых случаях, особенно среди несовершеннолетних правонарушителей, подростки могут отказываться раскрывать подробности своей личной деятельности, что ограничивает полезность мер по раскрытию информации детьми. Кроме того, работа Статтина и Керра не оценивалась с использованием различных выборок, таких как молодые люди, подверженные риску отклонений. В этой области необходима дальнейшая работа для изучения этих различий между нормативными выборками и выборками из групп риска.В текущем исследовании используется переменная родительского мониторинга, которая включает несколько пунктов, которые специально оценивают поведенческие индикаторы активного родительского контроля, и пункты, оценивающие знания родителей.

Переход из средней школы в старшую — это период, когда молодежь начинает проводить меньше времени со своими родителями и больше со своими сверстниками. Этот период отмечен ростом конфликтов между родителями и детьми и вовлечением подростков в антиобщественное и рискованное поведение (Arnett, 1999; Moffit, 1993).Это изменение может создать больше возможностей для подростков взаимодействовать с девиантными группами сверстников, а для групп сверстников — в свою очередь, влиять на развитие и поведение подростков (Snyder, 2002). Девиантная принадлежность к сверстникам была связана с увеличением индивидуальных показателей отклонений, включая употребление психоактивных веществ (Galambos et. Al., 2003; Kiesner, et. Al., 2010; Laird et. Al., 2008; Simons, Chao, & Conger, 2001). ) и агрессии с течением времени (Barnes et al., 2006; Benson & Buehler, 2012; Fergusson, Swain-Campbell, & Horwood, 2002).Эти девиантные группы сверстников могут создавать контекст, нормы и возможности для проявления девиантного и насильственного поведения (Farrell & Barnes 2000; Haynie & Osgood, 2005), и во многих случаях девиантные подростки могут искать или быть разыскиваемыми девиантными сверстниками. групп, дополнительно усиливая индивидуальную вовлеченность в девиантное и агрессивное поведение (Скарамелла, Конгер, Спот и Саймонс, 2002; Витаро, Тремблей и Буковски, 2001). Несколько исследований показали, что подростки, которые чаще проявляют девиантное и агрессивное поведение, обычно проводят много времени без присмотра с друзьями, которые также проявляют девиантное и агрессивное поведение (Haynie & Osgood, 2005; Vitaro et al., 2001). Учитывая преемственность и риск продолжения девиантности, молодые люди, которые демонстрируют высокий уровень девиантного и агрессивного поведения и остаются связанными с девиантными группами сверстников, требуют дальнейшего расследования. Подростки проводят много времени как со своими родителями, так и со сверстниками в этот период развития, что приводит к потенциальному совпадению контекстов семьи и сверстников в развитии девиантного и агрессивного поведения, поэтому важно учитывать связь между развитием родительского контроля и отклонения от сверстников вместе.

Дезагрегация внутри- и межличностных эффектов

Несколько исследований изучали девиантную принадлежность сверстников и практики родительского контроля вместе и обнаружили, что родительский контроль является важным модератором положительной связи между девиантной принадлежностью сверстников и развитием девиантных и девиантных подростков и подростков. насильственное поведение (Barnes, Reifma, Farrell, & Dintcheff, 2000; Bowman, Prelow, & Weaver, 2006; Galambos, et. al., 2003; Kiesner, et. al., 2010; Laird, et.др., 2008; Ван Ризин, Fosco, & Dishion, 2012). Несмотря на предшествующие данные о модерирующей роли родительского контроля, во многих лонгитюдных исследованиях изучаются средние различия между людьми или то, как люди отличаются друг от друга по отношению к общему среднему значению с течением времени (т. Е. Между людьми; Barnes et al., 2000; Harris-McKoy & Cui, 2013; Van Ryzin et al., 2012). Несколько исследований изучали, как люди отличаются от своих типичных уровней; то есть, как люди меняются по отношению к их собственному среднему значению с течением времени (т.е., очно). Неспособность учитывать внутриличностные различия систематически игнорирует то, как люди меняются с течением времени по отношению к своей собственной траектории, что, возможно, является наиболее значимым уровнем анализа для развития (Hoffman, 2015). Понимание того, как индивидуальные показатели девиантного и агрессивного поведения меняются от типичного индивидуального уровня (состояние) и с течением времени (характерно), может предоставить более подробную информацию о непрерывности и прерывности в развитии девиантного и агрессивного поведения.Например, мы исследовали, связаны ли временные изменения в родительском контроле с одновременным снижением девиантного и агрессивного поведения (подобного состоянию), и в то же время исследовали, были ли у лиц с более высокими средними показателями родительского контроля более низкие показатели девиантное и агрессивное поведение с течением времени (черта характера). Внутренний и межличностный уровни анализа имеют разные существенные значения, и при совместном исследовании можно оценить развитие девиантного и агрессивного поведения на разных уровнях анализа.Кроме того, поскольку внутри- и межличностные уровни несут разные существенные значения, величина и направление эффектов внутри- и межличностных переменных потенциально могут быть разными. На сегодняшний день ни в одном исследовании не изучалось смягчающее влияние родительского контроля на развитие девиантного и агрессивного поведения с использованием многоуровневой структуры, охватывающей как среднюю, так и старшую школу.

Текущее исследование и гипотезы

Взаимодействие воспитания и окружающей среды сверстников в подростковом возрасте происходит на этапе развития, когда изменения часты, но нормативны.В то время как несколько исследований изучали, как связаны родительский контроль и отклонения, лишь немногие пытались понять, как эти конструкции связаны как на уровне анализа, так и между людьми. В текущем исследовании мы используем большую выборку учащихся средних и старших классов, за которыми проспективно наблюдали в течение пяти лет, чтобы изучить, как родительский контроль может смягчить влияние девиантной принадлежности сверстников на индивидуальный уровень девиантного и агрессивного поведения. Мы предполагаем, что (1) более низкие уровни межличностных отношений (например,g., типичный уровень с течением времени) родительский мониторинг будет прогнозировать более высокие начальные уровни и более высокую скорость изменения девиантного и агрессивного поведения подростков, и (2) более высокие уровни отклонений от сверстников будут прогнозировать более высокие начальные уровни и более высокая скорость изменения девиантного и агрессивного поведения подростков. Кроме того, мы предполагаем, что (3) в среднем внутри человека (например, зависящие от времени отклонения от своего типичного уровня ) повышение родительского контроля будет связано с одновременным снижением девиантного и агрессивного поведения подростков и (4) увеличением девиантность сверстников будет связана с одновременным увеличением девиантного и агрессивного поведения подростков.Наконец, (5) мы ожидаем обнаружить, что родительский контроль будет смягчать влияние девиантного поведения сверстников на девиантное и агрессивное поведение подростков на различных уровнях анализа.

Методы

Участники

В число участников входили 1162 учащихся, отобранных из 4 средних школ Среднего Запада в 5 , 6 и 7 классах, за которыми впоследствии следовали лонгитюдно в течение пяти лет. Школы набирались из одного школьного округа в городе Среднего Запада.К четырем директорам обратились после утверждения округа, и все четверо согласились участвовать. Четыре средние школы, выбранные для исследования, были начальными школами города, как таковые, охватывали большинство учащихся в этом районе. Кроме того, эти школы были расово разнообразными и включали ряд социально-экономических статусов (SES). Выборка включала 30,2% белых, 55,6% афроамериканцев, 3,8% латиноамериканцев и 10,4% других. Выборка состояла из 51,8% женщин и 48,2% мужчин. На 1 волне 30,5% были в 5, 37 классах.2% учились в 6-м классе, а 32,3% — в 7-м классе. Отчеты учащихся об образовании матери и отца и бесплатном / сокращенном обеде использовались в качестве косвенного показателя социально-экономических характеристик выборки. Примерно 42% матерей и 46% отцов имели диплом средней школы или меньше, а 40% родителей закончили колледж или выше. В текущей выборке ставки бесплатного / льготного обеда варьировались от 60% до 73%.

Процедуры

Одобрение человеческих субъектов было получено Наблюдательным советом университетского учреждения.Согласие было получено до сбора данных. Формы согласия родителей были разосланы всем учащимся и родителям, и их попросили подписать и вернуть форму согласия только в том случае, если они не хотят, чтобы их ребенок участвовал в исследовании. Студенческое согласие получалось на каждой волне сбора данных. Учащиеся заполняли анкету в школе в обычное школьное время. Обученные наблюдатели получили согласие учащихся, описали исследование, прочитали опрос вслух (только волны 1–4, 5 и 6 зачитывали про себя) и ответили на все вопросы учащихся.Интервал между волнами сбора данных составлял примерно шесть месяцев. На заполнение анкеты ушло примерно 30-40 минут.

В текущем исследовании использовалась модель ускоренного продольного роста, которая разделила дисперсию на уровне анализа внутри и между людьми, чтобы изучить связь между родительским контролем и девиантностью сверстников с развитием девиантного и агрессивного поведения подростков по десяти волнам ( 5 -й сорт — 11 -й сорт ). Таким образом, мы ожидали, что в различные моменты будут отсутствовать данные, учитывая запланированный недостающий дизайн.Этот подход использовал шесть волн данных от трех когорт студентов и рассматривал их как десять волн от одной когорты студентов, использующих семестровые оценки в качестве переменной времени (см. Дополнительные таблицы 1 и 2). То есть учащиеся пятого класса предоставили шесть волн данных, начиная с весны пятого класса и заканчивая весной девятого класса; учащиеся шестого класса предоставили шесть волн данных, начиная с весны шестого класса и заканчивая весной десятого класса; и ученики седьмого класса предоставили пять волн данных, начиная с весны седьмого класса и заканчивая весной одиннадцатого класса (см. дополнительные таблицы 1 и 2).Следует отметить, что в Падении 9 -го класса было только четыре человека, учитывая запланированный недостающий дизайн. Поэтому мы не использовали эту волну в окончательном анализе из-за небольшого размера выборки. Подход к проектированию дал несколько преимуществ и позволил нам: (1) исследовать непрерывность или прерывность в развитии девиантного и агрессивного поведения подростков, (2) рассматривать несколько когорт как единую траекторию для моделирования девиантного и агрессивного поведения подростков в течение длительного периода. времени, (3) дезагрегировать предикторы на уровне анализа внутри и между людьми, которые имеют разное значение, и (4) проверять, насколько поведение родительского контроля смягчает связь между девиантностью сверстников и девиантным и агрессивным поведением подростков. на нескольких уровнях анализа (личный, межличностный и межуровневый).

Отсутствующие данные

Уровень участия 95% был достигнут на волне 1. Показатели удержания варьировались между волнами, потому что у студентов было шесть возможностей принять участие в исследовании. Например, студенты, которые не участвовали в волне 2, не были исключены из последующих волн администрирования. Уровень удержания варьировался от 75% до 84% с течением времени и по когортам (5 -й класс — 7 -й класс ). Коэффициенты удержания не рассчитывались для участников в классе 8 th на Волне 1 из-за их единой точки администрирования.Общий коэффициент удержания для всего исследования составил около 80%.

Мы использовали тест Полностью случайного отсутствия Литтла (MCAR), чтобы исследовать механизмы пропуска данных и определить, соответствуют ли данные MCAR. Тест MCAR был значимым ( X 2 = 114,88, df = 30, p <0,001) и показал, что данные отсутствовали не случайно (Enders, 2010; Little, 1988). Хотя не существует явного метода формальной проверки предположения об отсутствии случайным образом (MAR) без знания значений отсутствующей зависимой переменной (например,g., показатели девиантного и агрессивного поведения), мы предприняли различные шаги для изучения недостающих шаблонов данных (Enders, 2010). Например, у мужчин было больше пропущенных данных, чем у женщин при родительском контроле ( X 2 = 18,82, df = 1, p <0,001), отклонение от сверстников ( X 2 = 17,71, df = 1, p <0,001), а также девиантное и агрессивное поведение ( X 2 = 17,84, df = 1, p <.001) переменные во времени. Поэтому мы включили пол, а также возраст и расу в нашу модель, чтобы учесть потенциальную систематическую ошибку из-за отсутствия данных (Enders, 2010). Смещение, вызванное отсутствием данных, связанных с этими переменными (и нашими основными эффектами), корректируется в наших моделях. Все модели были подогнаны с использованием полной информации максимального правдоподобия (FIML) для устранения недостающих данных и оценки робастного максимального правдоподобия (MLR) для устранения ненормальности в Mplus 7.4 (Muthén & Muthén, 1998–2012).

Меры

Девиантное и агрессивное поведение.

Эта шкала из 8 пунктов основана на шкале общего отклоняющегося поведения Джессора и Джессора (1977) и просит учащихся сообщить, сколько видов поведения, перечисленных в измерении, в котором они участвовали в течение последнего года. Сильная дискриминантная и конвергентная валидность была показана и оценена в различных исследованиях (Jessor & Jessor, 1977). Например, как и ожидалось, шкала девиантного поведения была положительно связана с употреблением психоактивных веществ и запугиванием и отрицательно с академической успеваемостью и заботливым поведением.Шкала состоит из таких пунктов, как « Ввязался в драку, », « Носил нож или пистолет, » и « Повреждена школа или другое имущество, которое вам не принадлежало ». В то время как некоторые из предметов оценивают общее отклонение, некоторые из них включают агрессивные действия, такие как повреждение школы и другого имущества, кража у сверстников и магазинов, а также участие в драках и ношение оружия. Ответы записываются по 5-балльной шкале с вариантами от 1 ( Никогда, ) до 5 ( 10 или более раз ).Альфа Кронбаха варьировалась от 0,81 до 0,87 по шести волнам.

Родительский контроль.

Подшкала родительского контроля / надзора из Проекта социального развития Сиэтла (Arthur et al., 2002) использовалась для измерения восприятия установленных семейных правил и воспринимаемой осведомленности родителей относительно школьных занятий и посещаемости, взаимоотношений со сверстниками, употребления алкоголя или наркотиков и оружия. владение. Текущая шкала широко использовалась для оценки родительского поведения и показала сильную дискриминантную и конвергентную валидность (см. Arthur et al., 2002). Подшкала включала 8 пунктов, измеряемых по 4-балльной шкале Лайкерта в диапазоне от 0 ( Никогда, ) до 3 ( Всегда, ). Примеры: « В моей семье есть четкие правила в отношении употребления алкоголя и наркотиков » и « Мои родители спрашивают, сделал ли я домашнее задание ». В текущем исследовании альфа Кронбаха варьировалась от 0,86 до 0,93 по шести волнам.

Отклонение от сверстников.

Эта 7-балльная шкала (Институт поведенческих наук, 1987) просит студентов сообщить, сколько их друзей совершали правонарушения в прошлом году, в том числе: « Ударил или угрожал ударить кого-то », « Умышленно нанесен ущерб. или уничтожили имущество, которое им не принадлежало », и« Использованный алкоголь .Ответы записываются по 5-балльной шкале Лайкерта с вариантами от 0 ( Ни один из них, ) до 4 ( Все из них, ). Шкала отклонений от сверстников широко использовалась в прошлых исследованиях и показала сильную дискриминантную и конвергентную валидность (см. Институт поведенческих наук, 1987). Альфа Кронбаха колебалась от 0,86 до 0,90 по шести волнам.

Демографические переменные.

Демографические характеристики были определены путем самооценки пола, расы и возраста.Пол был закодирован таким образом, что контрольной группой был мужчина. Раса была закодирована таким образом, что Уайт был контрольной группой. Переменная расы включала белых, черных и других; все остальные расы были включены в другую категорию. Возраст рассматривался как непрерывная переменная.

Временные и когортные переменные.

Время и Когорта также были предикторами в нашей модели. Время было отсчитано как семестр, с центром на весне 5 -го класса . Семестровая оценка была выбрана для измерения времени, потому что она концептуально отражает развитие девиантного и агрессивного поведения подростков в течение средних и старших классов школы.Таким образом, случайный перехват в нашей модели роста представляет изменчивость в уровнях девиантного и агрессивного поведения учащихся весной 5 -го класса .

Data Analytic Plan

Ускоренный продольный план был использован с использованием шести волн данных из трех когорт и рассматривался как десять волн из одной когорты. В качестве начального шага мы проверили когортные различия или сцепление (Miyazaki & Raudenbush, 2000). Тестирование когортных различий показывает, можно ли рассматривать каждую из трех когорт как часть единой траектории развития.Когорта была закодирована пустышкой, так что эталонной категорией была оценка 5 . В частности, мы протестировали две вложенные модели (см.). Первый включал линейные и квадратичные эффекты для уклона со случайным пересечением и наклонами Уровня 2. Мы сравнили это с моделью, которая включала коэффициенты когорты Уровня 2 и взаимодействия между линейными и квадратичными эффектами оценки по когорте. Когорта по временным взаимодействиям не была значимой, что свидетельствует об отсутствии когортных различий, что указывает на то, что было целесообразно продолжить ускоренный продольный дизайн.Кроме того, с использованием теста отношения правдоподобия модель когорты не соответствовала данным значительно лучше, чем модель без когортных эффектов (ΔLR = -420,0, df = 6, p = 0,99), поэтому мы решили использовать более экономная модель без когортных переменных (см.). Таким образом, оценки по трем когортам рассматриваются как одна общая траектория развития.

Таблица 1.

Вложенные модели роста и когортные модели

Эффекты .014) 902
Оценки параметров (SE)
Модель A Модель B
Перехват 1.202 *** 1,233 ***
(.028) (.037)
Линейный наклон .057 *** .030
(.022)
Квадратичный наклон −.005 *** −.001
(.001) (.003)
0,030
(.071)
Когорта 7 0,081
(0,185)
Время * Когорта 6 −20.015 0,035)
Время * Когорта 7 −,005
(0,063)
Время * Время * Когорта 6 (0.004)
Время * Время * Когорта 7 −,001
(.005)
Случайные эффекты В пределах 0,092 *** 0,103 ***
(.003) (.004)
Перехват между 0,085 *** .103 ***
(.022) (.004)
Линейный наклон .039 *** , 001
(.009) (0,001)
5 (0,001)
8 Квадратный угол наклона. *** 0,001
(.001) (0,001)
Контрасты
Когорт 6 по сравнению с когортными
(0.191)
Индексы соответствия
-2LL 3669,42 4089.42
AIC 18
AIC 18
AIC 184902

Инвариантные во времени предикторы уровня 2 были сосредоточены на большом среднем и относились к средним различиям между людьми. Предикторы уровня 1, изменяющиеся во времени, были ориентированы на среднее значение человека и рассматривали индивидов как свой собственный контроль, тем самым корректируя все наблюдаемые и ненаблюдаемые неизменяющиеся во времени смешанные факторы, при этом позволяя разделить дисперсию внутри человека.

Мы подобрали таксономию моделей многоуровневой кривой роста (Singer & Willett, 2003). В серии безусловных и условных моделей мы сначала установили правдоподобные модели роста для траекторий девиантного и агрессивного поведения людей. В последующих моделях мы проверили наши гипотезы, исследуя систематические группы моделей условного роста. Сначала мы проверили соответствующие взаимосвязи между родительским мониторингом и девиантностью сверстников с девиантным и агрессивным поведением подростков.Чтобы проверить, в какой степени родительский мониторинг регулирует межличностные и внутриличностные отношения между отклонениями сверстников и девиантным и агрессивным поведением, мы впоследствии добавили в модель соответствующие термины внутриуровневого, межуровневого и межуровневого взаимодействия. Незначительные взаимодействия были удалены из полной модели для экономии. Вложенные модели оценивались на соответствие модели с использованием значительного уменьшения логарифмического правдоподобия –2. Наша окончательная модель описана в уравнении 1.

Уравнение 1:

Уровень 1:

Deviant / ViolentBehaviorsij = β0i + β1i (Time) ij + β2i (Time) 2ij + β3i (Monitorij − Monitor¯i) + β4i ( PeerDevianceij − PeerDeviance¯i) + εij

(1)

Уровень 2:

β0i = γ00 + γ01 (Пол) i + γ02 (Возраст) i + γ03 (Черный) i + γ04 (Другой) i + γ05 ( Monitor¯) i + γ06 (PeerDeviance¯) i + γ07 (Monitor¯ * PeerDeviance¯) i + ζ0i

(2)

β1i = γ10 + γ11 (Пол) i + γ12 (Возраст) i + γ13 (Черный) i + γ14 (Другое) i + γ15 (Monitor¯) i + γ16 (PeerDeviance¯) i + γ17 (Monitor¯ * PeerDeviance¯) i + ζ1i

(3)

β2i = γ20 + γ21 (Gender) i + γ22 (Возраст) i + γ23 (Черный) i + γ24 (Другой) i + γ25 (Monitor¯) i + γ26 (PeerD¯eviance) i + γ27 (Monitor¯ * PeerDeviance¯) i + ζ2i

(4)

β3i = γ30 + γ31 (PeerDeviance¯) I + ζ3i

(5)

β4i = γ40 + γ41 (MONITOR) I + ζ4i

(6)

[ζ0iζ1iζ2iζ3iζ4i] ~ N [00000] [σ02σ01σ02σ03σ04σ10σ12σ12σ13σ14σ20σ21σ22σ23σ24σ30σ31σ32σ32σ34σ40σ41σ42σ43σ42] , Εij = ~ N (0, σε2)

(7)

Обсуждение

В данном исследовании изучались внутриличностные (временные вариации) и межличностные (временные) связи между родительским контролем и девиантностью сверстников в отношении развития девиантного и агрессивного поведения подростков в раннем и позднем подростковом возрасте.Это исследование расширяет имеющуюся литературу за счет использования многоуровневой структуры, которая разделяет различия на уровне анализа внутри и между людьми, обеспечивая более подробное изучение регулирующей роли родительского контроля в развитии девиантного и агрессивного поведения в подростковом возрасте.

Родительский мониторинг, девиантность сверстников, девиантное и агрессивное поведение

Как и ожидалось, и в соответствии с существующей литературой, средний родительский контроль со временем снижался с возрастом участников (Pettit, Keiley, Laird, Bates, & Dodge, 2007).Наши результаты показали, что родительский контроль был связан с более низким уровнем девиантного и агрессивного поведения. В соответствии с нашими гипотезами, люди, которые сообщили о более высоких средних показателях родительского контроля, сообщили о более низких индивидуальных показателях девиантного и агрессивного поведения в средней и старшей школе. Этот результат подтверждает прошлые исследования, которые выявили положительную связь между родительским контролем и девиантным и агрессивным поведением подростков (Dishion & Patterson, 2006; Hoeve et al., 2009), и еще больше расширяют это исследование, изучая личные ассоциации.Контролируя средний уровень родительского контроля, личные данные показывают, что в моменты времени, когда люди сообщали о более высоких показателях родительского контроля, чем их типичный уровень , они сообщали о более низких уровнях девиантного и агрессивного поведения. Этот вывод свидетельствует о том, что родители, которые увеличивают привычки наблюдения, соответствующие типичному уровню своего ребенка, могут помочь снизить вовлеченность своих детей в девиантное и агрессивное поведение. Подобные результаты были обнаружены в исследовании, в котором изучались личные связи между родительским контролем и временем, проведенным в криминогенных условиях (Janssen, Deković, & Bruinsma, 2014).

Кроме того, наши результаты показывают, что люди с более девиантными сверстниками более склонны к девиантному и агрессивному поведению. Исследования обнаружили аналогичные положительные ассоциации между девиантностью сверстников и девиантным и агрессивным поведением (Fergusson et al., 2002; Keenan, Loeber, Zhang, Stouthamer-Loeber, & Van Kammen, 1995). Тем не менее, наше исследование расширило текущую литературу, изучив ассоциации на внутриличностном уровне, которые имеют иное содержательное значение. То есть, когда люди сообщали о более высоких уровнях девиантности сверстников, чем их типичный уровень , они также сообщали о более высоких уровнях девиантного и агрессивного поведения.Независимо от количества девиантных друзей, увеличение количества девиантных сверстников в зависимости от времени было связано с увеличением девиантного и агрессивного поведения. Этот вывод предполагает, что сокращение числа девиантных друзей или устранение отклонений в группе сверстников также может снизить индивидуальные показатели девиантного и агрессивного поведения для отдельных лиц.

Родительский мониторинг как модерирующая конструкция

Нашей основной целью было изучить степень, в которой родительский мониторинг модерирует связь между девиантным поведением сверстников и девиантным и агрессивным поведением.Наши результаты показывают, что родительский контроль является важным модератором связи между девиантностью сверстников и девиантным и агрессивным поведением подростков. Четыре траектории подчеркивают различия в различных уровнях родительского контроля и девиантности сверстников в ассоциации девиантного и агрессивного поведения от весны 5 -го класса до весны 11 -го класса. Траектории с низким уровнем девиантности сверстников показали самые низкие показатели девиантного и агрессивного поведения с течением времени.В частности, люди с высоким уровнем родительского контроля и низким уровнем девиантности сверстников показали самый низкий начальный уровень девиантного и агрессивного поведения; однако около отметки 8 наклон неуклонно увеличивался, заканчиваясь на тех же уровнях, что и при высоком уровне родительского контроля и высокой траектории отклонения от сверстников. Этот вывод предполагает, что высокий уровень родительского контроля может быть связан с отрицательными результатами среди людей, которые не общаются с девиантными сверстниками. Эти люди могут интерпретировать контролируемое поведение как навязчивое или необоснованное и могут реагировать более высокими показателями девиантного и агрессивного поведения.Этот вывод согласуется с некоторыми предыдущими исследованиями, которые показали, что родительский контроль связан с увеличением девиантного и агрессивного поведения (Barber, 1996; Barber & Olsen, 1997). Низкий уровень родительского контроля и низкое отклонение от сверстников имели вторые по величине показатели девиантного и агрессивного поведения, хотя к весне 11 -го класса они сообщили о самых низких показателях девиантного и агрессивного поведения. Эта траектория может характеризовать нормативные тенденции в вовлечении в девиантное и насильственное поведение, достигающее пика в 8 классе и впоследствии снижающееся в средней школе.Одним из наиболее важных выводов этого исследования была регулирующая роль родительского контроля в контексте высокого отклонения от сверстников. Лица, которые сообщили о более низком уровне родительского контроля и более высоком уровне отклонений от сверстников, сообщили о самых высоких индивидуальных показателях девиантного и агрессивного поведения по всем четырем траекториям. В частности, низкий родительский контроль и траектория высокого отклонения от сверстников показали наивысшие начальные уровни и рост девиантного и агрессивного поведения с течением времени, причем пик девиантного и агрессивного поведения пришелся на весну 7 -го класса и впоследствии снизился в средней школе.Регулирующая роль родительского контроля была наиболее очевидна в траектории, в которую входили люди, которые сообщили о высоком родительском контроле и низком отклонении от сверстников. Эти люди сообщили о втором по величине уровне девиантного и агрессивного поведения с течением времени, хотя по сравнению с группой с низким уровнем родительского контроля и высоким уровнем отклонения от сверстников показатели девиантного и агрессивного поведения со временем были значительно ниже. Эти результаты подтверждают предыдущие исследования, в которых изучается регулирующая роль родительского контроля (Barnes et al., 2006; Van Ryzin et al., 2012) и расширяет их, проверяя модерацию на различных уровнях анализа (перекрестный уровень). Полученные данные подчеркивают важную роль родителей в смягчении развития девиантного и агрессивного поведения, особенно в контексте высокой девиантной принадлежности к сверстникам.

На разных уровнях мы обнаружили, что люди, сообщавшие о более высоких средних уровнях родительского контроля (между людьми) с течением времени, в меньшей степени страдали от зависящего от времени увеличения отклонений сверстников (внутри человека) от индивидуальных показателей девиантного и агрессивного поведения.Иными словами, когда подростки находились в среде с более девиантными сверстниками, чем их типичный уровень , они сообщали о более высоких индивидуальных показателях девиантного и агрессивного поведения; однако эта положительная связь была смягчена для подростков, родители которых постоянно следили за их поведением. Аналогичным образом, в моменты времени, когда люди сообщали о более высоком родительском контроле, чем их типичный уровень , они также сообщали о более низких показателях девиантного и агрессивного поведения.Однако эта связь была особенно сильной для людей, которые сообщали о более высоких средних уровнях отклонений от сверстников с течением времени. Лица, которые постоянно были связаны с большим количеством девиантных сверстников, сообщали о более высоких средних показателях девиантного и агрессивного поведения, однако в моменты времени, когда они сообщали о более высоких уровнях родительского контроля, чем их собственный средний уровень, они сообщали о более низких уровнях девиантного и агрессивного поведения. Это более детальное исследование предполагает, что высокий уровень родительского контроля с течением времени помогает сдерживать рост отклонений со стороны сверстников в зависимости от увеличения девиантного и агрессивного поведения.Таким образом, люди с высоким уровнем отклонения от сверстников с течением времени могут получить больше пользы от увеличения родительского контроля в конкретный момент времени для снижения девиантного и агрессивного поведения.

Ограничения

Текущее исследование имеет несколько ограничений, которые следует отметить. Во-первых, настоящее исследование опиралось исключительно на данные самоотчетов с отдельными репортерами, которые могли раздуть отношения между конструктами (например, родительский мониторинг и девиантное и агрессивное поведение). Несколько репортеров предоставили бы более подробное исследование развития девиантного и агрессивного поведения в подростковом возрасте.Во-вторых, в этом исследовании использовалась выборка с низким уровнем риска в отношении средних показателей девиантного и агрессивного поведения. Текущие результаты должны быть воспроизведены с более высоким уровнем риска, который имеет более высокие средние показатели девиантного и агрессивного поведения подростков. В-третьих, выборка состояла из студентов из одного округа Среднего Запада, поэтому возможность обобщения результатов географически ограничена. В-четвертых, в настоящем исследовании не оценивались взаимные ассоциации между родительским контролем, девиантностью сверстников, девиантным и агрессивным поведением.Может случиться так, что девиантное и агрессивное поведение связано с изменениями в поведении родительского контроля или отклонениями от сверстников. Например, девиантное и агрессивное поведение может быть связано с усилением родительского контроля. Соответственно, в будущих исследованиях следует дополнительно изучить направленность этих ассоциаций, особенно на уровне человека, с использованием многоуровневых моделей с перекрестными задержками, таких как модель авторегрессивной латентной траектории со структурированными остатками (ALT-SR; Berry & Willoughby, 2016).В-пятых, в текущем исследовании изучается только один аспект воспитания (например, родительский контроль) и не исследуются другие родительские конструкции (например, родительская теплота и привязанность). Точно так же в этом исследовании изучалась только роль родителей в активном мониторинге, установлении ограничений и поиске информации о своем ребенке. Различные комбинации родительских усилий затрудняют выявление различий между мониторингом, установлением ограничений и знаниями. Кроме того, в этом исследовании не рассматривается еще один аспект — это степень, в которой раскрытие информации ребенком родителям может повлиять на родительские знания и привычки контроля (Kerr & Stattin, 2003).

Клинические и политические последствия

Несмотря на эти ограничения, текущее исследование дает важное понимание взаимосвязи между воспитанием и экологией сверстников в развитии девиантного и агрессивного поведения в подростковом возрасте, что имеет значение как для практики, так и для теории. На практике полученные результаты могут повлиять на профилактические меры, учитывая роль родительского контроля в компенсации влияния девиантного поведения сверстников на развитие девиантного и агрессивного поведения.Наше исследование показало, что стратегии родительского контроля могут сдерживать развитие девиантного и агрессивного поведения в контексте высокого уровня девиантной принадлежности сверстников. Программы, ориентированные на молодежь из группы риска, могут использовать стратегии воспитания как способ уменьшения влияния девиантных групп сверстников, как в случае мультисистемной терапии (MST). Модели лечения, такие как MST, которые предназначены для лечения молодежи с крайними формами антиобщественного поведения, в значительной степени сосредоточены на роли родителей и семьи (Henggeler, 1997a; LaFavor & Randall, 2012).Модель на дому усиливает роль родителей в обеспечении лечения в естественной домашней среде человека. Вмешательства, сосредоточенные на нескольких сферах, таких как родители, оказались успешными в сокращении делинквентного, девиантного и агрессивного поведения (Henggeler, 1997b). Эти усилия помогают молодежи отказаться от девиантных связей со сверстниками и снизить уровень девиантного и агрессивного поведения. Исследования показывают, что увеличение времени, проводимого со сверстниками, занимающимися неструктурированной деятельностью, связано с более высокими показателями девиантного и агрессивного поведения (Haynie & Osgood, 2005).Важным шагом к снижению развития девиантного и агрессивного поведения является устранение девиантной принадлежности к сверстникам, которая влияет на поведение человека. Кроме того, усиление родительского контроля, особенно в контексте высокой девиантной принадлежности сверстников, может привести к снижению индивидуальной вовлеченности в девиантное и агрессивное поведение.

Новая гибкая структура, а именно система бдительного ухода, подчеркивает необходимость корректировки участия родителей в зависимости от серьезности ситуации, и нашла определенный успех.Система бдительного ухода учит родителей определять предупреждающие сигналы, основанные на поведении их ребенка, и увеличивать или уменьшать вовлеченность (Omer, Satran, & Driter, 2016). Различные уровни структуры (например, открытое внимание, сосредоточенное внимание и активная защита) предоставляют ряд руководящих принципов, которые помогают родителям решить, когда использовать заботливое отношение, а не авторитетную позицию, в зависимости от ситуации и ее последствий. Наши результаты показывают, что динамическая структура, такая как бдительный уход, может иметь успех благодаря своей гибкости.Например, люди с более высоким уровнем родительского контроля и низкими отклонениями от сверстников со временем демонстрируют рост девиантного и агрессивного поведения. Это может указывать на то, что этим подросткам требуется больше заботливого отношения, чем авторитетных стратегий, тогда как людям с низким уровнем родительского контроля и высоким отклонением от сверстников могут потребоваться авторитетные стратегии, включающие активную защиту.

Значение для исследований

Изучение различий внутри и между людьми имеет значение для исследований и теории.Методологический подход способствует нашему пониманию влияния воспитания детей и окружающей среды сверстников на развитие девиантного и агрессивного поведения, что невозможно при нынешних методологических планах, ориентированных исключительно на средние различия между людьми во времени. Например, мы обнаружили, что внутриличностные отклонения сверстников от девиантного и агрессивного поведения подростков варьировались в зависимости от межличностного родительского контроля. Если степень взаимосвязи между девиантным поведением сверстников внутри человека и девиантным и агрессивным поведением на самом деле сильнее у лиц с более низким средним уровнем родительского контроля, как предполагает это исследование, то основной механизм, приводящий к развитию девиантного и агрессивного поведения в подростковом возрасте может быть разным для лиц с разным уровнем родительского контроля.Текущие результаты показывают, что люди с высоким уровнем родительского контроля в меньшей степени подвержены влиянию временных изменений в девиантности сверстников, поскольку это связано с развитием их собственного девиантного и агрессивного поведения.

Выводы

Настоящее исследование предлагает уникальное представление о взаимосвязи между родительским контролем и девиантностью сверстников в развитии девиантного и агрессивного поведения подростков в раннем и позднем подростковом возрасте путем изучения как изменяющихся во времени, так и неизменных во времени ассоциаций.Результаты этого исследования показывают, что воспитание детей и экология сверстников вносят важный вклад в раннее развитие девиантного и агрессивного поведения среди учащихся средних и старших классов. Это исследование дополняет концептуальное понимание девиантного и агрессивного поведения и дополнительно информирует о рисках в родительской сфере и среди сверстников.

Информация для авторов

Габриэль Дж. Меррин, Университет Виктории, факультет психологии.

Джордан П. Дэвис, Университет Южной Калифорнии, Школа социальной работы Сюзанны Дворак-Пек, Департамент по делам детей, молодежи и семьи.

Дэниел Берри, Университет Миннесоты, Институт развития ребенка.

Дороти Л. Эспелидж, Университет Флориды, факультет психологии.

Связи с родительским контролем и отклонениями от сверстников

Аннотация

Цель:

Преемственность подросткового девиантного и агрессивного поведения имеет серьезные последствия для вовлечения в преступную деятельность во взрослом возрасте. В текущем исследовании изучалась экология родителей и сверстников в отношении развития девиантного и агрессивного поведения в подростковом возрасте.

Метод:

Ускоренный продольный дизайн был использован для анализа ассоциаций родительского контроля и девиантности сверстников на траектории девиантного и агрессивного поведения подростков с весны 5-го до весны 11-го класса ( N = 1162). Ряд многоуровневых моделей был подогнан к данным с использованием оценки максимального правдоподобия с использованием полной информации. Для проверки смягчающего воздействия родительского контроля на развитие девиантного и агрессивного поведения использовались ассоциации между людьми и внутри них.

Результаты:

Изменения в девиантном и агрессивном поведении были очевидны в подростковом возрасте. Была обнаружена поддержка смягчающего эффекта межличностного и личного родительского контроля на развитие девиантного и агрессивного поведения в подростковом возрасте. Было обнаружено два межуровневых взаимодействия между девиантностью сверстников внутри человека и родительским мониторингом между людьми, а также внутриличностным родительским контролем и межличностным отклонением от сверстников, что свидетельствует о поддержке смягчающего эффекта родительского контроля.Кроме того, значительное взаимодействие между родительским мониторингом между людьми и отклонением от сверстников показало, что люди, сообщавшие о более низких уровнях родительского контроля и более высоких уровнях отклонений от сверстников, сообщали о самых высоких уровнях девиантного и агрессивного поведения, а подростки, которые сообщали о более высоких уровнях родительского контроля. родительский контроль и более высокие уровни отклонений от сверстников сообщили о менее положительном росте.

Заключение:

Результаты подчеркивают важную роль родителей в устранении неблагоприятных последствий наличия девиантных друзей.

Ключевые слова: девиантное и агрессивное поведение, родительский контроль, девиантность сверстников, подростковый возраст, модель роста

Подростковый возраст — это период развития, отмеченный усилением девиантного и антисоциального поведения (Moffitt, 2006). Для большинства антиобщественная деятельность прекращается по мере того, как подростки становятся молодыми; однако для некоторых людей продолжение девиантного и агрессивного поведения в подростковом и юношеском возрасте имеет значительные последствия для устойчивого участия в преступном, насильственном и правонарушительном поведении во взрослом возрасте (Broidy et al., 2003; Моффитт, 1993; Моффитт, 2006). В нескольких исследованиях изучались социально-экологические факторы риска и защитные факторы, а также долгосрочные поведенческие последствия и последствия для здоровья, связанные с девиантным и агрессивным поведением подростков (Brook, Lee, Finch, Brown, & Brook, 2013; Loeber & Farrington, 1998, 2001; Loeber, Farrington, Stouthamer-Loeber, & Van Kammen, 1998; Loeber et al., 2003; Moffitt, 1993).

Экология семьи и сверстников — это две важные социальные области, которые часто исследуются, чтобы понять роль социально-экологических факторов риска и защитных факторов в развитии девиантного и агрессивного поведения подростков (Fletcher, Stenberg, & Williams-Wheeler, 2004; Trudeau, Мейсон, Рэндалл, Спот и Ралстон, 2012 г.).Некоторые исследования показывают, что родительский мониторинг является важным буфером против влияния сверстников на индивидуальные показатели девиантного и агрессивного поведения (Galambos, Barker, & Almeida, 2003; Laird, Criss, Pettit, Dodge, & Bates, 2007; Trucco, Colder, & Вечорек, 2011). Настоящее исследование направлено на уточнение и расширение существующей литературы по родительскому мониторингу путем изучения модерирующей роли родительского мониторинга как на внутри-, так и на межличностном уровне анализа от раннего до позднего подросткового возраста.Разделение дисперсии как на межличностном, так и на личном уровне анализа позволяет более детально изучить роль родительского контроля и девиантности сверстников в развитии девиантного и агрессивного поведения в подростковом возрасте. Кроме того, в отличие от большинства исследований, в которых основное внимание уделяется средним различиям между людьми, индивидуальный подход исследует степень, в которой люди отклоняются от своего среднего уровня с течением времени, что, возможно, является более значимым уровнем анализа для изучения изменений в развитии отдельных людей (Хоффман , 2015).Более четкое понимание факторов, связанных с развитием и стабильностью девиантного и агрессивного поведения в подростковом возрасте, может послужить основой для мер вмешательства и профилактики.

Родительский мониторинг, девиантность сверстников, девиантное и агрессивное поведение

Семейный контекст — важная социальная экология, в рамках которой люди развивают, учатся и моделируют поведение, которому родители и другие члены семьи учат и которым подкрепляют (Dishion & Patterson, 2006). Одна конструкция, которой уделяется много внимания в литературе, — это родительский мониторинг.Родительский мониторинг обычно определяется как знание о местонахождении и деятельности своего ребенка и поощрение позитивного общения с целью снижения риска девиантного и антисоциального поведения (Stattin & Kerr, 2000). Было установлено, что родительский контроль является одной из самых сильных практик воспитания, связанной с более низким уровнем девиантного и агрессивного поведения подростков (Hoeve et al., 2009). Исследования показали, что практика родительского контроля может сдерживать развитие различных индивидуальных результатов, включая употребление психоактивных веществ, девиантное и агрессивное поведение (Fosco, Stormshak, Dishion, & Winter, 2012; Hirschi, 2002; Kiesner, Poulin, & Dishion, 2010; Li, Фейгельман и Стэнтон, 2000).

Связь между родительским контролем и девиантным или агрессивным поведением не является однонаправленной по своей природе, а предполагает динамическую и взаимную связь между родителем и ребенком. Исследования, в которых изучаются транзакционные отношения между родительским мониторингом и девиантным и агрессивным поведением, показывают, что низкие привычки мониторинга связаны с увеличением девиантного и агрессивного поведения, в то время как более высокие показатели девиантного и агрессивного поведения связаны с уменьшением родительских знаний и практики мониторинга (Gault- Sherman, 2012; Laird, Pettit, Bates, & Dodge, 2008; Patterson, Reid, & Dishion, 1992).Кроме того, было обнаружено, что ранние формы девиантного и агрессивного поведения подрывают текущие усилия родителей по мониторингу (Bullock & Dishion, 2002). В нескольких исследованиях также изучалась лонгитюдная связь между практикой родительского контроля и развитием девиантного и агрессивного поведения в подростковом возрасте. Barnes, Hoffman, Welte, Farrell и Dintcheff (2006) обнаружили, что подростки с более высоким уровнем родительского контроля имели более низкие исходные уровни и более медленную скорость изменения злоупотребления алкоголем и правонарушений.Эти результаты подчеркивают динамичный характер родительского контроля и девиантного и агрессивного поведения в подростковом возрасте.

Хотя было обнаружено, что усиление родительского контроля связано с более низкими показателями девиантного и агрессивного поведения, в родительской литературе ведутся споры относительно полезности стратегий активного контроля по сравнению с родительскими знаниями (Kerr & Stattin, 2003). Статтин и Керр (2000) отмечают, что раскрытие информации о ребенке — это один из методов, используемых родителями для получения информации о деятельности и местонахождении своего ребенка.Эти авторы утверждают, что раскрытие информации детьми является более сильным предиктором девиантного и проблемного поведения, чем родительский контроль. Однако в некоторых случаях, особенно среди несовершеннолетних правонарушителей, подростки могут отказываться раскрывать подробности своей личной деятельности, что ограничивает полезность мер по раскрытию информации детьми. Кроме того, работа Статтина и Керра не оценивалась с использованием различных выборок, таких как молодые люди, подверженные риску отклонений. В этой области необходима дальнейшая работа для изучения этих различий между нормативными выборками и выборками из групп риска.В текущем исследовании используется переменная родительского мониторинга, которая включает несколько пунктов, которые специально оценивают поведенческие индикаторы активного родительского контроля, и пункты, оценивающие знания родителей.

Переход из средней школы в старшую — это период, когда молодежь начинает проводить меньше времени со своими родителями и больше со своими сверстниками. Этот период отмечен ростом конфликтов между родителями и детьми и вовлечением подростков в антиобщественное и рискованное поведение (Arnett, 1999; Moffit, 1993).Это изменение может создать больше возможностей для подростков взаимодействовать с девиантными группами сверстников, а для групп сверстников — в свою очередь, влиять на развитие и поведение подростков (Snyder, 2002). Девиантная принадлежность к сверстникам была связана с увеличением индивидуальных показателей отклонений, включая употребление психоактивных веществ (Galambos et. Al., 2003; Kiesner, et. Al., 2010; Laird et. Al., 2008; Simons, Chao, & Conger, 2001). ) и агрессии с течением времени (Barnes et al., 2006; Benson & Buehler, 2012; Fergusson, Swain-Campbell, & Horwood, 2002).Эти девиантные группы сверстников могут создавать контекст, нормы и возможности для проявления девиантного и насильственного поведения (Farrell & Barnes 2000; Haynie & Osgood, 2005), и во многих случаях девиантные подростки могут искать или быть разыскиваемыми девиантными сверстниками. групп, дополнительно усиливая индивидуальную вовлеченность в девиантное и агрессивное поведение (Скарамелла, Конгер, Спот и Саймонс, 2002; Витаро, Тремблей и Буковски, 2001). Несколько исследований показали, что подростки, которые чаще проявляют девиантное и агрессивное поведение, обычно проводят много времени без присмотра с друзьями, которые также проявляют девиантное и агрессивное поведение (Haynie & Osgood, 2005; Vitaro et al., 2001). Учитывая преемственность и риск продолжения девиантности, молодые люди, которые демонстрируют высокий уровень девиантного и агрессивного поведения и остаются связанными с девиантными группами сверстников, требуют дальнейшего расследования. Подростки проводят много времени как со своими родителями, так и со сверстниками в этот период развития, что приводит к потенциальному совпадению контекстов семьи и сверстников в развитии девиантного и агрессивного поведения, поэтому важно учитывать связь между развитием родительского контроля и отклонения от сверстников вместе.

Дезагрегация внутри- и межличностных эффектов

Несколько исследований изучали девиантную принадлежность сверстников и практики родительского контроля вместе и обнаружили, что родительский контроль является важным модератором положительной связи между девиантной принадлежностью сверстников и развитием девиантных и девиантных подростков и подростков. насильственное поведение (Barnes, Reifma, Farrell, & Dintcheff, 2000; Bowman, Prelow, & Weaver, 2006; Galambos, et. al., 2003; Kiesner, et. al., 2010; Laird, et.др., 2008; Ван Ризин, Fosco, & Dishion, 2012). Несмотря на предшествующие данные о модерирующей роли родительского контроля, во многих лонгитюдных исследованиях изучаются средние различия между людьми или то, как люди отличаются друг от друга по отношению к общему среднему значению с течением времени (т. Е. Между людьми; Barnes et al., 2000; Harris-McKoy & Cui, 2013; Van Ryzin et al., 2012). Несколько исследований изучали, как люди отличаются от своих типичных уровней; то есть, как люди меняются по отношению к их собственному среднему значению с течением времени (т.е., очно). Неспособность учитывать внутриличностные различия систематически игнорирует то, как люди меняются с течением времени по отношению к своей собственной траектории, что, возможно, является наиболее значимым уровнем анализа для развития (Hoffman, 2015). Понимание того, как индивидуальные показатели девиантного и агрессивного поведения меняются от типичного индивидуального уровня (состояние) и с течением времени (характерно), может предоставить более подробную информацию о непрерывности и прерывности в развитии девиантного и агрессивного поведения.Например, мы исследовали, связаны ли временные изменения в родительском контроле с одновременным снижением девиантного и агрессивного поведения (подобного состоянию), и в то же время исследовали, были ли у лиц с более высокими средними показателями родительского контроля более низкие показатели девиантное и агрессивное поведение с течением времени (черта характера). Внутренний и межличностный уровни анализа имеют разные существенные значения, и при совместном исследовании можно оценить развитие девиантного и агрессивного поведения на разных уровнях анализа.Кроме того, поскольку внутри- и межличностные уровни несут разные существенные значения, величина и направление эффектов внутри- и межличностных переменных потенциально могут быть разными. На сегодняшний день ни в одном исследовании не изучалось смягчающее влияние родительского контроля на развитие девиантного и агрессивного поведения с использованием многоуровневой структуры, охватывающей как среднюю, так и старшую школу.

Текущее исследование и гипотезы

Взаимодействие воспитания и окружающей среды сверстников в подростковом возрасте происходит на этапе развития, когда изменения часты, но нормативны.В то время как несколько исследований изучали, как связаны родительский контроль и отклонения, лишь немногие пытались понять, как эти конструкции связаны как на уровне анализа, так и между людьми. В текущем исследовании мы используем большую выборку учащихся средних и старших классов, за которыми проспективно наблюдали в течение пяти лет, чтобы изучить, как родительский контроль может смягчить влияние девиантной принадлежности сверстников на индивидуальный уровень девиантного и агрессивного поведения. Мы предполагаем, что (1) более низкие уровни межличностных отношений (например,g., типичный уровень с течением времени) родительский мониторинг будет прогнозировать более высокие начальные уровни и более высокую скорость изменения девиантного и агрессивного поведения подростков, и (2) более высокие уровни отклонений от сверстников будут прогнозировать более высокие начальные уровни и более высокая скорость изменения девиантного и агрессивного поведения подростков. Кроме того, мы предполагаем, что (3) в среднем внутри человека (например, зависящие от времени отклонения от своего типичного уровня ) повышение родительского контроля будет связано с одновременным снижением девиантного и агрессивного поведения подростков и (4) увеличением девиантность сверстников будет связана с одновременным увеличением девиантного и агрессивного поведения подростков.Наконец, (5) мы ожидаем обнаружить, что родительский контроль будет смягчать влияние девиантного поведения сверстников на девиантное и агрессивное поведение подростков на различных уровнях анализа.

Методы

Участники

В число участников входили 1162 учащихся, отобранных из 4 средних школ Среднего Запада в 5 , 6 и 7 классах, за которыми впоследствии следовали лонгитюдно в течение пяти лет. Школы набирались из одного школьного округа в городе Среднего Запада.К четырем директорам обратились после утверждения округа, и все четверо согласились участвовать. Четыре средние школы, выбранные для исследования, были начальными школами города, как таковые, охватывали большинство учащихся в этом районе. Кроме того, эти школы были расово разнообразными и включали ряд социально-экономических статусов (SES). Выборка включала 30,2% белых, 55,6% афроамериканцев, 3,8% латиноамериканцев и 10,4% других. Выборка состояла из 51,8% женщин и 48,2% мужчин. На 1 волне 30,5% были в 5, 37 классах.2% учились в 6-м классе, а 32,3% — в 7-м классе. Отчеты учащихся об образовании матери и отца и бесплатном / сокращенном обеде использовались в качестве косвенного показателя социально-экономических характеристик выборки. Примерно 42% матерей и 46% отцов имели диплом средней школы или меньше, а 40% родителей закончили колледж или выше. В текущей выборке ставки бесплатного / льготного обеда варьировались от 60% до 73%.

Процедуры

Одобрение человеческих субъектов было получено Наблюдательным советом университетского учреждения.Согласие было получено до сбора данных. Формы согласия родителей были разосланы всем учащимся и родителям, и их попросили подписать и вернуть форму согласия только в том случае, если они не хотят, чтобы их ребенок участвовал в исследовании. Студенческое согласие получалось на каждой волне сбора данных. Учащиеся заполняли анкету в школе в обычное школьное время. Обученные наблюдатели получили согласие учащихся, описали исследование, прочитали опрос вслух (только волны 1–4, 5 и 6 зачитывали про себя) и ответили на все вопросы учащихся.Интервал между волнами сбора данных составлял примерно шесть месяцев. На заполнение анкеты ушло примерно 30-40 минут.

В текущем исследовании использовалась модель ускоренного продольного роста, которая разделила дисперсию на уровне анализа внутри и между людьми, чтобы изучить связь между родительским контролем и девиантностью сверстников с развитием девиантного и агрессивного поведения подростков по десяти волнам ( 5 -й сорт — 11 -й сорт ). Таким образом, мы ожидали, что в различные моменты будут отсутствовать данные, учитывая запланированный недостающий дизайн.Этот подход использовал шесть волн данных от трех когорт студентов и рассматривал их как десять волн от одной когорты студентов, использующих семестровые оценки в качестве переменной времени (см. Дополнительные таблицы 1 и 2). То есть учащиеся пятого класса предоставили шесть волн данных, начиная с весны пятого класса и заканчивая весной девятого класса; учащиеся шестого класса предоставили шесть волн данных, начиная с весны шестого класса и заканчивая весной десятого класса; и ученики седьмого класса предоставили пять волн данных, начиная с весны седьмого класса и заканчивая весной одиннадцатого класса (см. дополнительные таблицы 1 и 2).Следует отметить, что в Падении 9 -го класса было только четыре человека, учитывая запланированный недостающий дизайн. Поэтому мы не использовали эту волну в окончательном анализе из-за небольшого размера выборки. Подход к проектированию дал несколько преимуществ и позволил нам: (1) исследовать непрерывность или прерывность в развитии девиантного и агрессивного поведения подростков, (2) рассматривать несколько когорт как единую траекторию для моделирования девиантного и агрессивного поведения подростков в течение длительного периода. времени, (3) дезагрегировать предикторы на уровне анализа внутри и между людьми, которые имеют разное значение, и (4) проверять, насколько поведение родительского контроля смягчает связь между девиантностью сверстников и девиантным и агрессивным поведением подростков. на нескольких уровнях анализа (личный, межличностный и межуровневый).

Отсутствующие данные

Уровень участия 95% был достигнут на волне 1. Показатели удержания варьировались между волнами, потому что у студентов было шесть возможностей принять участие в исследовании. Например, студенты, которые не участвовали в волне 2, не были исключены из последующих волн администрирования. Уровень удержания варьировался от 75% до 84% с течением времени и по когортам (5 -й класс — 7 -й класс ). Коэффициенты удержания не рассчитывались для участников в классе 8 th на Волне 1 из-за их единой точки администрирования.Общий коэффициент удержания для всего исследования составил около 80%.

Мы использовали тест Полностью случайного отсутствия Литтла (MCAR), чтобы исследовать механизмы пропуска данных и определить, соответствуют ли данные MCAR. Тест MCAR был значимым ( X 2 = 114,88, df = 30, p <0,001) и показал, что данные отсутствовали не случайно (Enders, 2010; Little, 1988). Хотя не существует явного метода формальной проверки предположения об отсутствии случайным образом (MAR) без знания значений отсутствующей зависимой переменной (например,g., показатели девиантного и агрессивного поведения), мы предприняли различные шаги для изучения недостающих шаблонов данных (Enders, 2010). Например, у мужчин было больше пропущенных данных, чем у женщин при родительском контроле ( X 2 = 18,82, df = 1, p <0,001), отклонение от сверстников ( X 2 = 17,71, df = 1, p <0,001), а также девиантное и агрессивное поведение ( X 2 = 17,84, df = 1, p <.001) переменные во времени. Поэтому мы включили пол, а также возраст и расу в нашу модель, чтобы учесть потенциальную систематическую ошибку из-за отсутствия данных (Enders, 2010). Смещение, вызванное отсутствием данных, связанных с этими переменными (и нашими основными эффектами), корректируется в наших моделях. Все модели были подогнаны с использованием полной информации максимального правдоподобия (FIML) для устранения недостающих данных и оценки робастного максимального правдоподобия (MLR) для устранения ненормальности в Mplus 7.4 (Muthén & Muthén, 1998–2012).

Меры

Девиантное и агрессивное поведение.

Эта шкала из 8 пунктов основана на шкале общего отклоняющегося поведения Джессора и Джессора (1977) и просит учащихся сообщить, сколько видов поведения, перечисленных в измерении, в котором они участвовали в течение последнего года. Сильная дискриминантная и конвергентная валидность была показана и оценена в различных исследованиях (Jessor & Jessor, 1977). Например, как и ожидалось, шкала девиантного поведения была положительно связана с употреблением психоактивных веществ и запугиванием и отрицательно с академической успеваемостью и заботливым поведением.Шкала состоит из таких пунктов, как « Ввязался в драку, », « Носил нож или пистолет, » и « Повреждена школа или другое имущество, которое вам не принадлежало ». В то время как некоторые из предметов оценивают общее отклонение, некоторые из них включают агрессивные действия, такие как повреждение школы и другого имущества, кража у сверстников и магазинов, а также участие в драках и ношение оружия. Ответы записываются по 5-балльной шкале с вариантами от 1 ( Никогда, ) до 5 ( 10 или более раз ).Альфа Кронбаха варьировалась от 0,81 до 0,87 по шести волнам.

Родительский контроль.

Подшкала родительского контроля / надзора из Проекта социального развития Сиэтла (Arthur et al., 2002) использовалась для измерения восприятия установленных семейных правил и воспринимаемой осведомленности родителей относительно школьных занятий и посещаемости, взаимоотношений со сверстниками, употребления алкоголя или наркотиков и оружия. владение. Текущая шкала широко использовалась для оценки родительского поведения и показала сильную дискриминантную и конвергентную валидность (см. Arthur et al., 2002). Подшкала включала 8 пунктов, измеряемых по 4-балльной шкале Лайкерта в диапазоне от 0 ( Никогда, ) до 3 ( Всегда, ). Примеры: « В моей семье есть четкие правила в отношении употребления алкоголя и наркотиков » и « Мои родители спрашивают, сделал ли я домашнее задание ». В текущем исследовании альфа Кронбаха варьировалась от 0,86 до 0,93 по шести волнам.

Отклонение от сверстников.

Эта 7-балльная шкала (Институт поведенческих наук, 1987) просит студентов сообщить, сколько их друзей совершали правонарушения в прошлом году, в том числе: « Ударил или угрожал ударить кого-то », « Умышленно нанесен ущерб. или уничтожили имущество, которое им не принадлежало », и« Использованный алкоголь .Ответы записываются по 5-балльной шкале Лайкерта с вариантами от 0 ( Ни один из них, ) до 4 ( Все из них, ). Шкала отклонений от сверстников широко использовалась в прошлых исследованиях и показала сильную дискриминантную и конвергентную валидность (см. Институт поведенческих наук, 1987). Альфа Кронбаха колебалась от 0,86 до 0,90 по шести волнам.

Демографические переменные.

Демографические характеристики были определены путем самооценки пола, расы и возраста.Пол был закодирован таким образом, что контрольной группой был мужчина. Раса была закодирована таким образом, что Уайт был контрольной группой. Переменная расы включала белых, черных и других; все остальные расы были включены в другую категорию. Возраст рассматривался как непрерывная переменная.

Временные и когортные переменные.

Время и Когорта также были предикторами в нашей модели. Время было отсчитано как семестр, с центром на весне 5 -го класса . Семестровая оценка была выбрана для измерения времени, потому что она концептуально отражает развитие девиантного и агрессивного поведения подростков в течение средних и старших классов школы.Таким образом, случайный перехват в нашей модели роста представляет изменчивость в уровнях девиантного и агрессивного поведения учащихся весной 5 -го класса .

Data Analytic Plan

Ускоренный продольный план был использован с использованием шести волн данных из трех когорт и рассматривался как десять волн из одной когорты. В качестве начального шага мы проверили когортные различия или сцепление (Miyazaki & Raudenbush, 2000). Тестирование когортных различий показывает, можно ли рассматривать каждую из трех когорт как часть единой траектории развития.Когорта была закодирована пустышкой, так что эталонной категорией была оценка 5 . В частности, мы протестировали две вложенные модели (см.). Первый включал линейные и квадратичные эффекты для уклона со случайным пересечением и наклонами Уровня 2. Мы сравнили это с моделью, которая включала коэффициенты когорты Уровня 2 и взаимодействия между линейными и квадратичными эффектами оценки по когорте. Когорта по временным взаимодействиям не была значимой, что свидетельствует об отсутствии когортных различий, что указывает на то, что было целесообразно продолжить ускоренный продольный дизайн.Кроме того, с использованием теста отношения правдоподобия модель когорты не соответствовала данным значительно лучше, чем модель без когортных эффектов (ΔLR = -420,0, df = 6, p = 0,99), поэтому мы решили использовать более экономная модель без когортных переменных (см.). Таким образом, оценки по трем когортам рассматриваются как одна общая траектория развития.

Таблица 1.

Вложенные модели роста и когортные модели

Эффекты .014) 902
Оценки параметров (SE)
Модель A Модель B
Перехват 1.202 *** 1,233 ***
(.028) (.037)
Линейный наклон .057 *** .030
(.022)
Квадратичный наклон −.005 *** −.001
(.001) (.003)
0,030
(.071)
Когорта 7 0,081
(0,185)
Время * Когорта 6 −20.015 0,035)
Время * Когорта 7 −,005
(0,063)
Время * Время * Когорта 6 (0.004)
Время * Время * Когорта 7 −,001
(.005)
Случайные эффекты В пределах 0,092 *** 0,103 ***
(.003) (.004)
Перехват между 0,085 *** .103 ***
(.022) (.004)
Линейный наклон .039 *** , 001
(.009) (0,001)
5 (0,001)
8 Квадратный угол наклона. *** 0,001
(.001) (0,001)
Контрасты
Когорт 6 по сравнению с когортными
(0.191)
Индексы соответствия
-2LL 3669,42 4089.42
AIC 18
AIC 18
AIC 184902

Инвариантные во времени предикторы уровня 2 были сосредоточены на большом среднем и относились к средним различиям между людьми. Предикторы уровня 1, изменяющиеся во времени, были ориентированы на среднее значение человека и рассматривали индивидов как свой собственный контроль, тем самым корректируя все наблюдаемые и ненаблюдаемые неизменяющиеся во времени смешанные факторы, при этом позволяя разделить дисперсию внутри человека.

Мы подобрали таксономию моделей многоуровневой кривой роста (Singer & Willett, 2003). В серии безусловных и условных моделей мы сначала установили правдоподобные модели роста для траекторий девиантного и агрессивного поведения людей. В последующих моделях мы проверили наши гипотезы, исследуя систематические группы моделей условного роста. Сначала мы проверили соответствующие взаимосвязи между родительским мониторингом и девиантностью сверстников с девиантным и агрессивным поведением подростков.Чтобы проверить, в какой степени родительский мониторинг регулирует межличностные и внутриличностные отношения между отклонениями сверстников и девиантным и агрессивным поведением, мы впоследствии добавили в модель соответствующие термины внутриуровневого, межуровневого и межуровневого взаимодействия. Незначительные взаимодействия были удалены из полной модели для экономии. Вложенные модели оценивались на соответствие модели с использованием значительного уменьшения логарифмического правдоподобия –2. Наша окончательная модель описана в уравнении 1.

Уравнение 1:

Уровень 1:

Deviant / ViolentBehaviorsij = β0i + β1i (Time) ij + β2i (Time) 2ij + β3i (Monitorij − Monitor¯i) + β4i ( PeerDevianceij − PeerDeviance¯i) + εij

(1)

Уровень 2:

β0i = γ00 + γ01 (Пол) i + γ02 (Возраст) i + γ03 (Черный) i + γ04 (Другой) i + γ05 ( Monitor¯) i + γ06 (PeerDeviance¯) i + γ07 (Monitor¯ * PeerDeviance¯) i + ζ0i

(2)

β1i = γ10 + γ11 (Пол) i + γ12 (Возраст) i + γ13 (Черный) i + γ14 (Другое) i + γ15 (Monitor¯) i + γ16 (PeerDeviance¯) i + γ17 (Monitor¯ * PeerDeviance¯) i + ζ1i

(3)

β2i = γ20 + γ21 (Gender) i + γ22 (Возраст) i + γ23 (Черный) i + γ24 (Другой) i + γ25 (Monitor¯) i + γ26 (PeerD¯eviance) i + γ27 (Monitor¯ * PeerDeviance¯) i + ζ2i

(4)

β3i = γ30 + γ31 (PeerDeviance¯) I + ζ3i

(5)

β4i = γ40 + γ41 (MONITOR) I + ζ4i

(6)

[ζ0iζ1iζ2iζ3iζ4i] ~ N [00000] [σ02σ01σ02σ03σ04σ10σ12σ12σ13σ14σ20σ21σ22σ23σ24σ30σ31σ32σ32σ34σ40σ41σ42σ43σ42] , Εij = ~ N (0, σε2)

(7)

Обсуждение

В данном исследовании изучались внутриличностные (временные вариации) и межличностные (временные) связи между родительским контролем и девиантностью сверстников в отношении развития девиантного и агрессивного поведения подростков в раннем и позднем подростковом возрасте.Это исследование расширяет имеющуюся литературу за счет использования многоуровневой структуры, которая разделяет различия на уровне анализа внутри и между людьми, обеспечивая более подробное изучение регулирующей роли родительского контроля в развитии девиантного и агрессивного поведения в подростковом возрасте.

Родительский мониторинг, девиантность сверстников, девиантное и агрессивное поведение

Как и ожидалось, и в соответствии с существующей литературой, средний родительский контроль со временем снижался с возрастом участников (Pettit, Keiley, Laird, Bates, & Dodge, 2007).Наши результаты показали, что родительский контроль был связан с более низким уровнем девиантного и агрессивного поведения. В соответствии с нашими гипотезами, люди, которые сообщили о более высоких средних показателях родительского контроля, сообщили о более низких индивидуальных показателях девиантного и агрессивного поведения в средней и старшей школе. Этот результат подтверждает прошлые исследования, которые выявили положительную связь между родительским контролем и девиантным и агрессивным поведением подростков (Dishion & Patterson, 2006; Hoeve et al., 2009), и еще больше расширяют это исследование, изучая личные ассоциации.Контролируя средний уровень родительского контроля, личные данные показывают, что в моменты времени, когда люди сообщали о более высоких показателях родительского контроля, чем их типичный уровень , они сообщали о более низких уровнях девиантного и агрессивного поведения. Этот вывод свидетельствует о том, что родители, которые увеличивают привычки наблюдения, соответствующие типичному уровню своего ребенка, могут помочь снизить вовлеченность своих детей в девиантное и агрессивное поведение. Подобные результаты были обнаружены в исследовании, в котором изучались личные связи между родительским контролем и временем, проведенным в криминогенных условиях (Janssen, Deković, & Bruinsma, 2014).

Кроме того, наши результаты показывают, что люди с более девиантными сверстниками более склонны к девиантному и агрессивному поведению. Исследования обнаружили аналогичные положительные ассоциации между девиантностью сверстников и девиантным и агрессивным поведением (Fergusson et al., 2002; Keenan, Loeber, Zhang, Stouthamer-Loeber, & Van Kammen, 1995). Тем не менее, наше исследование расширило текущую литературу, изучив ассоциации на внутриличностном уровне, которые имеют иное содержательное значение. То есть, когда люди сообщали о более высоких уровнях девиантности сверстников, чем их типичный уровень , они также сообщали о более высоких уровнях девиантного и агрессивного поведения.Независимо от количества девиантных друзей, увеличение количества девиантных сверстников в зависимости от времени было связано с увеличением девиантного и агрессивного поведения. Этот вывод предполагает, что сокращение числа девиантных друзей или устранение отклонений в группе сверстников также может снизить индивидуальные показатели девиантного и агрессивного поведения для отдельных лиц.

Родительский мониторинг как модерирующая конструкция

Нашей основной целью было изучить степень, в которой родительский мониторинг модерирует связь между девиантным поведением сверстников и девиантным и агрессивным поведением.Наши результаты показывают, что родительский контроль является важным модератором связи между девиантностью сверстников и девиантным и агрессивным поведением подростков. Четыре траектории подчеркивают различия в различных уровнях родительского контроля и девиантности сверстников в ассоциации девиантного и агрессивного поведения от весны 5 -го класса до весны 11 -го класса. Траектории с низким уровнем девиантности сверстников показали самые низкие показатели девиантного и агрессивного поведения с течением времени.В частности, люди с высоким уровнем родительского контроля и низким уровнем девиантности сверстников показали самый низкий начальный уровень девиантного и агрессивного поведения; однако около отметки 8 наклон неуклонно увеличивался, заканчиваясь на тех же уровнях, что и при высоком уровне родительского контроля и высокой траектории отклонения от сверстников. Этот вывод предполагает, что высокий уровень родительского контроля может быть связан с отрицательными результатами среди людей, которые не общаются с девиантными сверстниками. Эти люди могут интерпретировать контролируемое поведение как навязчивое или необоснованное и могут реагировать более высокими показателями девиантного и агрессивного поведения.Этот вывод согласуется с некоторыми предыдущими исследованиями, которые показали, что родительский контроль связан с увеличением девиантного и агрессивного поведения (Barber, 1996; Barber & Olsen, 1997). Низкий уровень родительского контроля и низкое отклонение от сверстников имели вторые по величине показатели девиантного и агрессивного поведения, хотя к весне 11 -го класса они сообщили о самых низких показателях девиантного и агрессивного поведения. Эта траектория может характеризовать нормативные тенденции в вовлечении в девиантное и насильственное поведение, достигающее пика в 8 классе и впоследствии снижающееся в средней школе.Одним из наиболее важных выводов этого исследования была регулирующая роль родительского контроля в контексте высокого отклонения от сверстников. Лица, которые сообщили о более низком уровне родительского контроля и более высоком уровне отклонений от сверстников, сообщили о самых высоких индивидуальных показателях девиантного и агрессивного поведения по всем четырем траекториям. В частности, низкий родительский контроль и траектория высокого отклонения от сверстников показали наивысшие начальные уровни и рост девиантного и агрессивного поведения с течением времени, причем пик девиантного и агрессивного поведения пришелся на весну 7 -го класса и впоследствии снизился в средней школе.Регулирующая роль родительского контроля была наиболее очевидна в траектории, в которую входили люди, которые сообщили о высоком родительском контроле и низком отклонении от сверстников. Эти люди сообщили о втором по величине уровне девиантного и агрессивного поведения с течением времени, хотя по сравнению с группой с низким уровнем родительского контроля и высоким уровнем отклонения от сверстников показатели девиантного и агрессивного поведения со временем были значительно ниже. Эти результаты подтверждают предыдущие исследования, в которых изучается регулирующая роль родительского контроля (Barnes et al., 2006; Van Ryzin et al., 2012) и расширяет их, проверяя модерацию на различных уровнях анализа (перекрестный уровень). Полученные данные подчеркивают важную роль родителей в смягчении развития девиантного и агрессивного поведения, особенно в контексте высокой девиантной принадлежности к сверстникам.

На разных уровнях мы обнаружили, что люди, сообщавшие о более высоких средних уровнях родительского контроля (между людьми) с течением времени, в меньшей степени страдали от зависящего от времени увеличения отклонений сверстников (внутри человека) от индивидуальных показателей девиантного и агрессивного поведения.Иными словами, когда подростки находились в среде с более девиантными сверстниками, чем их типичный уровень , они сообщали о более высоких индивидуальных показателях девиантного и агрессивного поведения; однако эта положительная связь была смягчена для подростков, родители которых постоянно следили за их поведением. Аналогичным образом, в моменты времени, когда люди сообщали о более высоком родительском контроле, чем их типичный уровень , они также сообщали о более низких показателях девиантного и агрессивного поведения.Однако эта связь была особенно сильной для людей, которые сообщали о более высоких средних уровнях отклонений от сверстников с течением времени. Лица, которые постоянно были связаны с большим количеством девиантных сверстников, сообщали о более высоких средних показателях девиантного и агрессивного поведения, однако в моменты времени, когда они сообщали о более высоких уровнях родительского контроля, чем их собственный средний уровень, они сообщали о более низких уровнях девиантного и агрессивного поведения. Это более детальное исследование предполагает, что высокий уровень родительского контроля с течением времени помогает сдерживать рост отклонений со стороны сверстников в зависимости от увеличения девиантного и агрессивного поведения.Таким образом, люди с высоким уровнем отклонения от сверстников с течением времени могут получить больше пользы от увеличения родительского контроля в конкретный момент времени для снижения девиантного и агрессивного поведения.

Ограничения

Текущее исследование имеет несколько ограничений, которые следует отметить. Во-первых, настоящее исследование опиралось исключительно на данные самоотчетов с отдельными репортерами, которые могли раздуть отношения между конструктами (например, родительский мониторинг и девиантное и агрессивное поведение). Несколько репортеров предоставили бы более подробное исследование развития девиантного и агрессивного поведения в подростковом возрасте.Во-вторых, в этом исследовании использовалась выборка с низким уровнем риска в отношении средних показателей девиантного и агрессивного поведения. Текущие результаты должны быть воспроизведены с более высоким уровнем риска, который имеет более высокие средние показатели девиантного и агрессивного поведения подростков. В-третьих, выборка состояла из студентов из одного округа Среднего Запада, поэтому возможность обобщения результатов географически ограничена. В-четвертых, в настоящем исследовании не оценивались взаимные ассоциации между родительским контролем, девиантностью сверстников, девиантным и агрессивным поведением.Может случиться так, что девиантное и агрессивное поведение связано с изменениями в поведении родительского контроля или отклонениями от сверстников. Например, девиантное и агрессивное поведение может быть связано с усилением родительского контроля. Соответственно, в будущих исследованиях следует дополнительно изучить направленность этих ассоциаций, особенно на уровне человека, с использованием многоуровневых моделей с перекрестными задержками, таких как модель авторегрессивной латентной траектории со структурированными остатками (ALT-SR; Berry & Willoughby, 2016).В-пятых, в текущем исследовании изучается только один аспект воспитания (например, родительский контроль) и не исследуются другие родительские конструкции (например, родительская теплота и привязанность). Точно так же в этом исследовании изучалась только роль родителей в активном мониторинге, установлении ограничений и поиске информации о своем ребенке. Различные комбинации родительских усилий затрудняют выявление различий между мониторингом, установлением ограничений и знаниями. Кроме того, в этом исследовании не рассматривается еще один аспект — это степень, в которой раскрытие информации ребенком родителям может повлиять на родительские знания и привычки контроля (Kerr & Stattin, 2003).

Клинические и политические последствия

Несмотря на эти ограничения, текущее исследование дает важное понимание взаимосвязи между воспитанием и экологией сверстников в развитии девиантного и агрессивного поведения в подростковом возрасте, что имеет значение как для практики, так и для теории. На практике полученные результаты могут повлиять на профилактические меры, учитывая роль родительского контроля в компенсации влияния девиантного поведения сверстников на развитие девиантного и агрессивного поведения.Наше исследование показало, что стратегии родительского контроля могут сдерживать развитие девиантного и агрессивного поведения в контексте высокого уровня девиантной принадлежности сверстников. Программы, ориентированные на молодежь из группы риска, могут использовать стратегии воспитания как способ уменьшения влияния девиантных групп сверстников, как в случае мультисистемной терапии (MST). Модели лечения, такие как MST, которые предназначены для лечения молодежи с крайними формами антиобщественного поведения, в значительной степени сосредоточены на роли родителей и семьи (Henggeler, 1997a; LaFavor & Randall, 2012).Модель на дому усиливает роль родителей в обеспечении лечения в естественной домашней среде человека. Вмешательства, сосредоточенные на нескольких сферах, таких как родители, оказались успешными в сокращении делинквентного, девиантного и агрессивного поведения (Henggeler, 1997b). Эти усилия помогают молодежи отказаться от девиантных связей со сверстниками и снизить уровень девиантного и агрессивного поведения. Исследования показывают, что увеличение времени, проводимого со сверстниками, занимающимися неструктурированной деятельностью, связано с более высокими показателями девиантного и агрессивного поведения (Haynie & Osgood, 2005).Важным шагом к снижению развития девиантного и агрессивного поведения является устранение девиантной принадлежности к сверстникам, которая влияет на поведение человека. Кроме того, усиление родительского контроля, особенно в контексте высокой девиантной принадлежности сверстников, может привести к снижению индивидуальной вовлеченности в девиантное и агрессивное поведение.

Новая гибкая структура, а именно система бдительного ухода, подчеркивает необходимость корректировки участия родителей в зависимости от серьезности ситуации, и нашла определенный успех.Система бдительного ухода учит родителей определять предупреждающие сигналы, основанные на поведении их ребенка, и увеличивать или уменьшать вовлеченность (Omer, Satran, & Driter, 2016). Различные уровни структуры (например, открытое внимание, сосредоточенное внимание и активная защита) предоставляют ряд руководящих принципов, которые помогают родителям решить, когда использовать заботливое отношение, а не авторитетную позицию, в зависимости от ситуации и ее последствий. Наши результаты показывают, что динамическая структура, такая как бдительный уход, может иметь успех благодаря своей гибкости.Например, люди с более высоким уровнем родительского контроля и низкими отклонениями от сверстников со временем демонстрируют рост девиантного и агрессивного поведения. Это может указывать на то, что этим подросткам требуется больше заботливого отношения, чем авторитетных стратегий, тогда как людям с низким уровнем родительского контроля и высоким отклонением от сверстников могут потребоваться авторитетные стратегии, включающие активную защиту.

Значение для исследований

Изучение различий внутри и между людьми имеет значение для исследований и теории.Методологический подход способствует нашему пониманию влияния воспитания детей и окружающей среды сверстников на развитие девиантного и агрессивного поведения, что невозможно при нынешних методологических планах, ориентированных исключительно на средние различия между людьми во времени. Например, мы обнаружили, что внутриличностные отклонения сверстников от девиантного и агрессивного поведения подростков варьировались в зависимости от межличностного родительского контроля. Если степень взаимосвязи между девиантным поведением сверстников внутри человека и девиантным и агрессивным поведением на самом деле сильнее у лиц с более низким средним уровнем родительского контроля, как предполагает это исследование, то основной механизм, приводящий к развитию девиантного и агрессивного поведения в подростковом возрасте может быть разным для лиц с разным уровнем родительского контроля.Текущие результаты показывают, что люди с высоким уровнем родительского контроля в меньшей степени подвержены влиянию временных изменений в девиантности сверстников, поскольку это связано с развитием их собственного девиантного и агрессивного поведения.

Выводы

Настоящее исследование предлагает уникальное представление о взаимосвязи между родительским контролем и девиантностью сверстников в развитии девиантного и агрессивного поведения подростков в раннем и позднем подростковом возрасте путем изучения как изменяющихся во времени, так и неизменных во времени ассоциаций.Результаты этого исследования показывают, что воспитание детей и экология сверстников вносят важный вклад в раннее развитие девиантного и агрессивного поведения среди учащихся средних и старших классов. Это исследование дополняет концептуальное понимание девиантного и агрессивного поведения и дополнительно информирует о рисках в родительской сфере и среди сверстников.

Информация для авторов

Габриэль Дж. Меррин, Университет Виктории, факультет психологии.

Джордан П. Дэвис, Университет Южной Калифорнии, Школа социальной работы Сюзанны Дворак-Пек, Департамент по делам детей, молодежи и семьи.

Дэниел Берри, Университет Миннесоты, Институт развития ребенка.

Дороти Л. Эспелидж, Университет Флориды, факультет психологии.

Связи с родительским контролем и отклонениями от сверстников

Аннотация

Цель:

Преемственность подросткового девиантного и агрессивного поведения имеет серьезные последствия для вовлечения в преступную деятельность во взрослом возрасте. В текущем исследовании изучалась экология родителей и сверстников в отношении развития девиантного и агрессивного поведения в подростковом возрасте.

Метод:

Ускоренный продольный дизайн был использован для анализа ассоциаций родительского контроля и девиантности сверстников на траектории девиантного и агрессивного поведения подростков с весны 5-го до весны 11-го класса ( N = 1162). Ряд многоуровневых моделей был подогнан к данным с использованием оценки максимального правдоподобия с использованием полной информации. Для проверки смягчающего воздействия родительского контроля на развитие девиантного и агрессивного поведения использовались ассоциации между людьми и внутри них.

Результаты:

Изменения в девиантном и агрессивном поведении были очевидны в подростковом возрасте. Была обнаружена поддержка смягчающего эффекта межличностного и личного родительского контроля на развитие девиантного и агрессивного поведения в подростковом возрасте. Было обнаружено два межуровневых взаимодействия между девиантностью сверстников внутри человека и родительским мониторингом между людьми, а также внутриличностным родительским контролем и межличностным отклонением от сверстников, что свидетельствует о поддержке смягчающего эффекта родительского контроля.Кроме того, значительное взаимодействие между родительским мониторингом между людьми и отклонением от сверстников показало, что люди, сообщавшие о более низких уровнях родительского контроля и более высоких уровнях отклонений от сверстников, сообщали о самых высоких уровнях девиантного и агрессивного поведения, а подростки, которые сообщали о более высоких уровнях родительского контроля. родительский контроль и более высокие уровни отклонений от сверстников сообщили о менее положительном росте.

Заключение:

Результаты подчеркивают важную роль родителей в устранении неблагоприятных последствий наличия девиантных друзей.

Ключевые слова: девиантное и агрессивное поведение, родительский контроль, девиантность сверстников, подростковый возраст, модель роста

Подростковый возраст — это период развития, отмеченный усилением девиантного и антисоциального поведения (Moffitt, 2006). Для большинства антиобщественная деятельность прекращается по мере того, как подростки становятся молодыми; однако для некоторых людей продолжение девиантного и агрессивного поведения в подростковом и юношеском возрасте имеет значительные последствия для устойчивого участия в преступном, насильственном и правонарушительном поведении во взрослом возрасте (Broidy et al., 2003; Моффитт, 1993; Моффитт, 2006). В нескольких исследованиях изучались социально-экологические факторы риска и защитные факторы, а также долгосрочные поведенческие последствия и последствия для здоровья, связанные с девиантным и агрессивным поведением подростков (Brook, Lee, Finch, Brown, & Brook, 2013; Loeber & Farrington, 1998, 2001; Loeber, Farrington, Stouthamer-Loeber, & Van Kammen, 1998; Loeber et al., 2003; Moffitt, 1993).

Экология семьи и сверстников — это две важные социальные области, которые часто исследуются, чтобы понять роль социально-экологических факторов риска и защитных факторов в развитии девиантного и агрессивного поведения подростков (Fletcher, Stenberg, & Williams-Wheeler, 2004; Trudeau, Мейсон, Рэндалл, Спот и Ралстон, 2012 г.).Некоторые исследования показывают, что родительский мониторинг является важным буфером против влияния сверстников на индивидуальные показатели девиантного и агрессивного поведения (Galambos, Barker, & Almeida, 2003; Laird, Criss, Pettit, Dodge, & Bates, 2007; Trucco, Colder, & Вечорек, 2011). Настоящее исследование направлено на уточнение и расширение существующей литературы по родительскому мониторингу путем изучения модерирующей роли родительского мониторинга как на внутри-, так и на межличностном уровне анализа от раннего до позднего подросткового возраста.Разделение дисперсии как на межличностном, так и на личном уровне анализа позволяет более детально изучить роль родительского контроля и девиантности сверстников в развитии девиантного и агрессивного поведения в подростковом возрасте. Кроме того, в отличие от большинства исследований, в которых основное внимание уделяется средним различиям между людьми, индивидуальный подход исследует степень, в которой люди отклоняются от своего среднего уровня с течением времени, что, возможно, является более значимым уровнем анализа для изучения изменений в развитии отдельных людей (Хоффман , 2015).Более четкое понимание факторов, связанных с развитием и стабильностью девиантного и агрессивного поведения в подростковом возрасте, может послужить основой для мер вмешательства и профилактики.

Родительский мониторинг, девиантность сверстников, девиантное и агрессивное поведение

Семейный контекст — важная социальная экология, в рамках которой люди развивают, учатся и моделируют поведение, которому родители и другие члены семьи учат и которым подкрепляют (Dishion & Patterson, 2006). Одна конструкция, которой уделяется много внимания в литературе, — это родительский мониторинг.Родительский мониторинг обычно определяется как знание о местонахождении и деятельности своего ребенка и поощрение позитивного общения с целью снижения риска девиантного и антисоциального поведения (Stattin & Kerr, 2000). Было установлено, что родительский контроль является одной из самых сильных практик воспитания, связанной с более низким уровнем девиантного и агрессивного поведения подростков (Hoeve et al., 2009). Исследования показали, что практика родительского контроля может сдерживать развитие различных индивидуальных результатов, включая употребление психоактивных веществ, девиантное и агрессивное поведение (Fosco, Stormshak, Dishion, & Winter, 2012; Hirschi, 2002; Kiesner, Poulin, & Dishion, 2010; Li, Фейгельман и Стэнтон, 2000).

Связь между родительским контролем и девиантным или агрессивным поведением не является однонаправленной по своей природе, а предполагает динамическую и взаимную связь между родителем и ребенком. Исследования, в которых изучаются транзакционные отношения между родительским мониторингом и девиантным и агрессивным поведением, показывают, что низкие привычки мониторинга связаны с увеличением девиантного и агрессивного поведения, в то время как более высокие показатели девиантного и агрессивного поведения связаны с уменьшением родительских знаний и практики мониторинга (Gault- Sherman, 2012; Laird, Pettit, Bates, & Dodge, 2008; Patterson, Reid, & Dishion, 1992).Кроме того, было обнаружено, что ранние формы девиантного и агрессивного поведения подрывают текущие усилия родителей по мониторингу (Bullock & Dishion, 2002). В нескольких исследованиях также изучалась лонгитюдная связь между практикой родительского контроля и развитием девиантного и агрессивного поведения в подростковом возрасте. Barnes, Hoffman, Welte, Farrell и Dintcheff (2006) обнаружили, что подростки с более высоким уровнем родительского контроля имели более низкие исходные уровни и более медленную скорость изменения злоупотребления алкоголем и правонарушений.Эти результаты подчеркивают динамичный характер родительского контроля и девиантного и агрессивного поведения в подростковом возрасте.

Хотя было обнаружено, что усиление родительского контроля связано с более низкими показателями девиантного и агрессивного поведения, в родительской литературе ведутся споры относительно полезности стратегий активного контроля по сравнению с родительскими знаниями (Kerr & Stattin, 2003). Статтин и Керр (2000) отмечают, что раскрытие информации о ребенке — это один из методов, используемых родителями для получения информации о деятельности и местонахождении своего ребенка.Эти авторы утверждают, что раскрытие информации детьми является более сильным предиктором девиантного и проблемного поведения, чем родительский контроль. Однако в некоторых случаях, особенно среди несовершеннолетних правонарушителей, подростки могут отказываться раскрывать подробности своей личной деятельности, что ограничивает полезность мер по раскрытию информации детьми. Кроме того, работа Статтина и Керра не оценивалась с использованием различных выборок, таких как молодые люди, подверженные риску отклонений. В этой области необходима дальнейшая работа для изучения этих различий между нормативными выборками и выборками из групп риска.В текущем исследовании используется переменная родительского мониторинга, которая включает несколько пунктов, которые специально оценивают поведенческие индикаторы активного родительского контроля, и пункты, оценивающие знания родителей.

Переход из средней школы в старшую — это период, когда молодежь начинает проводить меньше времени со своими родителями и больше со своими сверстниками. Этот период отмечен ростом конфликтов между родителями и детьми и вовлечением подростков в антиобщественное и рискованное поведение (Arnett, 1999; Moffit, 1993).Это изменение может создать больше возможностей для подростков взаимодействовать с девиантными группами сверстников, а для групп сверстников — в свою очередь, влиять на развитие и поведение подростков (Snyder, 2002). Девиантная принадлежность к сверстникам была связана с увеличением индивидуальных показателей отклонений, включая употребление психоактивных веществ (Galambos et. Al., 2003; Kiesner, et. Al., 2010; Laird et. Al., 2008; Simons, Chao, & Conger, 2001). ) и агрессии с течением времени (Barnes et al., 2006; Benson & Buehler, 2012; Fergusson, Swain-Campbell, & Horwood, 2002).Эти девиантные группы сверстников могут создавать контекст, нормы и возможности для проявления девиантного и насильственного поведения (Farrell & Barnes 2000; Haynie & Osgood, 2005), и во многих случаях девиантные подростки могут искать или быть разыскиваемыми девиантными сверстниками. групп, дополнительно усиливая индивидуальную вовлеченность в девиантное и агрессивное поведение (Скарамелла, Конгер, Спот и Саймонс, 2002; Витаро, Тремблей и Буковски, 2001). Несколько исследований показали, что подростки, которые чаще проявляют девиантное и агрессивное поведение, обычно проводят много времени без присмотра с друзьями, которые также проявляют девиантное и агрессивное поведение (Haynie & Osgood, 2005; Vitaro et al., 2001). Учитывая преемственность и риск продолжения девиантности, молодые люди, которые демонстрируют высокий уровень девиантного и агрессивного поведения и остаются связанными с девиантными группами сверстников, требуют дальнейшего расследования. Подростки проводят много времени как со своими родителями, так и со сверстниками в этот период развития, что приводит к потенциальному совпадению контекстов семьи и сверстников в развитии девиантного и агрессивного поведения, поэтому важно учитывать связь между развитием родительского контроля и отклонения от сверстников вместе.

Дезагрегация внутри- и межличностных эффектов

Несколько исследований изучали девиантную принадлежность сверстников и практики родительского контроля вместе и обнаружили, что родительский контроль является важным модератором положительной связи между девиантной принадлежностью сверстников и развитием девиантных и девиантных подростков и подростков. насильственное поведение (Barnes, Reifma, Farrell, & Dintcheff, 2000; Bowman, Prelow, & Weaver, 2006; Galambos, et. al., 2003; Kiesner, et. al., 2010; Laird, et.др., 2008; Ван Ризин, Fosco, & Dishion, 2012). Несмотря на предшествующие данные о модерирующей роли родительского контроля, во многих лонгитюдных исследованиях изучаются средние различия между людьми или то, как люди отличаются друг от друга по отношению к общему среднему значению с течением времени (т. Е. Между людьми; Barnes et al., 2000; Harris-McKoy & Cui, 2013; Van Ryzin et al., 2012). Несколько исследований изучали, как люди отличаются от своих типичных уровней; то есть, как люди меняются по отношению к их собственному среднему значению с течением времени (т.е., очно). Неспособность учитывать внутриличностные различия систематически игнорирует то, как люди меняются с течением времени по отношению к своей собственной траектории, что, возможно, является наиболее значимым уровнем анализа для развития (Hoffman, 2015). Понимание того, как индивидуальные показатели девиантного и агрессивного поведения меняются от типичного индивидуального уровня (состояние) и с течением времени (характерно), может предоставить более подробную информацию о непрерывности и прерывности в развитии девиантного и агрессивного поведения.Например, мы исследовали, связаны ли временные изменения в родительском контроле с одновременным снижением девиантного и агрессивного поведения (подобного состоянию), и в то же время исследовали, были ли у лиц с более высокими средними показателями родительского контроля более низкие показатели девиантное и агрессивное поведение с течением времени (черта характера). Внутренний и межличностный уровни анализа имеют разные существенные значения, и при совместном исследовании можно оценить развитие девиантного и агрессивного поведения на разных уровнях анализа.Кроме того, поскольку внутри- и межличностные уровни несут разные существенные значения, величина и направление эффектов внутри- и межличностных переменных потенциально могут быть разными. На сегодняшний день ни в одном исследовании не изучалось смягчающее влияние родительского контроля на развитие девиантного и агрессивного поведения с использованием многоуровневой структуры, охватывающей как среднюю, так и старшую школу.

Текущее исследование и гипотезы

Взаимодействие воспитания и окружающей среды сверстников в подростковом возрасте происходит на этапе развития, когда изменения часты, но нормативны.В то время как несколько исследований изучали, как связаны родительский контроль и отклонения, лишь немногие пытались понять, как эти конструкции связаны как на уровне анализа, так и между людьми. В текущем исследовании мы используем большую выборку учащихся средних и старших классов, за которыми проспективно наблюдали в течение пяти лет, чтобы изучить, как родительский контроль может смягчить влияние девиантной принадлежности сверстников на индивидуальный уровень девиантного и агрессивного поведения. Мы предполагаем, что (1) более низкие уровни межличностных отношений (например,g., типичный уровень с течением времени) родительский мониторинг будет прогнозировать более высокие начальные уровни и более высокую скорость изменения девиантного и агрессивного поведения подростков, и (2) более высокие уровни отклонений от сверстников будут прогнозировать более высокие начальные уровни и более высокая скорость изменения девиантного и агрессивного поведения подростков. Кроме того, мы предполагаем, что (3) в среднем внутри человека (например, зависящие от времени отклонения от своего типичного уровня ) повышение родительского контроля будет связано с одновременным снижением девиантного и агрессивного поведения подростков и (4) увеличением девиантность сверстников будет связана с одновременным увеличением девиантного и агрессивного поведения подростков.Наконец, (5) мы ожидаем обнаружить, что родительский контроль будет смягчать влияние девиантного поведения сверстников на девиантное и агрессивное поведение подростков на различных уровнях анализа.

Методы

Участники

В число участников входили 1162 учащихся, отобранных из 4 средних школ Среднего Запада в 5 , 6 и 7 классах, за которыми впоследствии следовали лонгитюдно в течение пяти лет. Школы набирались из одного школьного округа в городе Среднего Запада.К четырем директорам обратились после утверждения округа, и все четверо согласились участвовать. Четыре средние школы, выбранные для исследования, были начальными школами города, как таковые, охватывали большинство учащихся в этом районе. Кроме того, эти школы были расово разнообразными и включали ряд социально-экономических статусов (SES). Выборка включала 30,2% белых, 55,6% афроамериканцев, 3,8% латиноамериканцев и 10,4% других. Выборка состояла из 51,8% женщин и 48,2% мужчин. На 1 волне 30,5% были в 5, 37 классах.2% учились в 6-м классе, а 32,3% — в 7-м классе. Отчеты учащихся об образовании матери и отца и бесплатном / сокращенном обеде использовались в качестве косвенного показателя социально-экономических характеристик выборки. Примерно 42% матерей и 46% отцов имели диплом средней школы или меньше, а 40% родителей закончили колледж или выше. В текущей выборке ставки бесплатного / льготного обеда варьировались от 60% до 73%.

Процедуры

Одобрение человеческих субъектов было получено Наблюдательным советом университетского учреждения.Согласие было получено до сбора данных. Формы согласия родителей были разосланы всем учащимся и родителям, и их попросили подписать и вернуть форму согласия только в том случае, если они не хотят, чтобы их ребенок участвовал в исследовании. Студенческое согласие получалось на каждой волне сбора данных. Учащиеся заполняли анкету в школе в обычное школьное время. Обученные наблюдатели получили согласие учащихся, описали исследование, прочитали опрос вслух (только волны 1–4, 5 и 6 зачитывали про себя) и ответили на все вопросы учащихся.Интервал между волнами сбора данных составлял примерно шесть месяцев. На заполнение анкеты ушло примерно 30-40 минут.

В текущем исследовании использовалась модель ускоренного продольного роста, которая разделила дисперсию на уровне анализа внутри и между людьми, чтобы изучить связь между родительским контролем и девиантностью сверстников с развитием девиантного и агрессивного поведения подростков по десяти волнам ( 5 -й сорт — 11 -й сорт ). Таким образом, мы ожидали, что в различные моменты будут отсутствовать данные, учитывая запланированный недостающий дизайн.Этот подход использовал шесть волн данных от трех когорт студентов и рассматривал их как десять волн от одной когорты студентов, использующих семестровые оценки в качестве переменной времени (см. Дополнительные таблицы 1 и 2). То есть учащиеся пятого класса предоставили шесть волн данных, начиная с весны пятого класса и заканчивая весной девятого класса; учащиеся шестого класса предоставили шесть волн данных, начиная с весны шестого класса и заканчивая весной десятого класса; и ученики седьмого класса предоставили пять волн данных, начиная с весны седьмого класса и заканчивая весной одиннадцатого класса (см. дополнительные таблицы 1 и 2).Следует отметить, что в Падении 9 -го класса было только четыре человека, учитывая запланированный недостающий дизайн. Поэтому мы не использовали эту волну в окончательном анализе из-за небольшого размера выборки. Подход к проектированию дал несколько преимуществ и позволил нам: (1) исследовать непрерывность или прерывность в развитии девиантного и агрессивного поведения подростков, (2) рассматривать несколько когорт как единую траекторию для моделирования девиантного и агрессивного поведения подростков в течение длительного периода. времени, (3) дезагрегировать предикторы на уровне анализа внутри и между людьми, которые имеют разное значение, и (4) проверять, насколько поведение родительского контроля смягчает связь между девиантностью сверстников и девиантным и агрессивным поведением подростков. на нескольких уровнях анализа (личный, межличностный и межуровневый).

Отсутствующие данные

Уровень участия 95% был достигнут на волне 1. Показатели удержания варьировались между волнами, потому что у студентов было шесть возможностей принять участие в исследовании. Например, студенты, которые не участвовали в волне 2, не были исключены из последующих волн администрирования. Уровень удержания варьировался от 75% до 84% с течением времени и по когортам (5 -й класс — 7 -й класс ). Коэффициенты удержания не рассчитывались для участников в классе 8 th на Волне 1 из-за их единой точки администрирования.Общий коэффициент удержания для всего исследования составил около 80%.

Мы использовали тест Полностью случайного отсутствия Литтла (MCAR), чтобы исследовать механизмы пропуска данных и определить, соответствуют ли данные MCAR. Тест MCAR был значимым ( X 2 = 114,88, df = 30, p <0,001) и показал, что данные отсутствовали не случайно (Enders, 2010; Little, 1988). Хотя не существует явного метода формальной проверки предположения об отсутствии случайным образом (MAR) без знания значений отсутствующей зависимой переменной (например,g., показатели девиантного и агрессивного поведения), мы предприняли различные шаги для изучения недостающих шаблонов данных (Enders, 2010). Например, у мужчин было больше пропущенных данных, чем у женщин при родительском контроле ( X 2 = 18,82, df = 1, p <0,001), отклонение от сверстников ( X 2 = 17,71, df = 1, p <0,001), а также девиантное и агрессивное поведение ( X 2 = 17,84, df = 1, p <.001) переменные во времени. Поэтому мы включили пол, а также возраст и расу в нашу модель, чтобы учесть потенциальную систематическую ошибку из-за отсутствия данных (Enders, 2010). Смещение, вызванное отсутствием данных, связанных с этими переменными (и нашими основными эффектами), корректируется в наших моделях. Все модели были подогнаны с использованием полной информации максимального правдоподобия (FIML) для устранения недостающих данных и оценки робастного максимального правдоподобия (MLR) для устранения ненормальности в Mplus 7.4 (Muthén & Muthén, 1998–2012).

Меры

Девиантное и агрессивное поведение.

Эта шкала из 8 пунктов основана на шкале общего отклоняющегося поведения Джессора и Джессора (1977) и просит учащихся сообщить, сколько видов поведения, перечисленных в измерении, в котором они участвовали в течение последнего года. Сильная дискриминантная и конвергентная валидность была показана и оценена в различных исследованиях (Jessor & Jessor, 1977). Например, как и ожидалось, шкала девиантного поведения была положительно связана с употреблением психоактивных веществ и запугиванием и отрицательно с академической успеваемостью и заботливым поведением.Шкала состоит из таких пунктов, как « Ввязался в драку, », « Носил нож или пистолет, » и « Повреждена школа или другое имущество, которое вам не принадлежало ». В то время как некоторые из предметов оценивают общее отклонение, некоторые из них включают агрессивные действия, такие как повреждение школы и другого имущества, кража у сверстников и магазинов, а также участие в драках и ношение оружия. Ответы записываются по 5-балльной шкале с вариантами от 1 ( Никогда, ) до 5 ( 10 или более раз ).Альфа Кронбаха варьировалась от 0,81 до 0,87 по шести волнам.

Родительский контроль.

Подшкала родительского контроля / надзора из Проекта социального развития Сиэтла (Arthur et al., 2002) использовалась для измерения восприятия установленных семейных правил и воспринимаемой осведомленности родителей относительно школьных занятий и посещаемости, взаимоотношений со сверстниками, употребления алкоголя или наркотиков и оружия. владение. Текущая шкала широко использовалась для оценки родительского поведения и показала сильную дискриминантную и конвергентную валидность (см. Arthur et al., 2002). Подшкала включала 8 пунктов, измеряемых по 4-балльной шкале Лайкерта в диапазоне от 0 ( Никогда, ) до 3 ( Всегда, ). Примеры: « В моей семье есть четкие правила в отношении употребления алкоголя и наркотиков » и « Мои родители спрашивают, сделал ли я домашнее задание ». В текущем исследовании альфа Кронбаха варьировалась от 0,86 до 0,93 по шести волнам.

Отклонение от сверстников.

Эта 7-балльная шкала (Институт поведенческих наук, 1987) просит студентов сообщить, сколько их друзей совершали правонарушения в прошлом году, в том числе: « Ударил или угрожал ударить кого-то », « Умышленно нанесен ущерб. или уничтожили имущество, которое им не принадлежало », и« Использованный алкоголь .Ответы записываются по 5-балльной шкале Лайкерта с вариантами от 0 ( Ни один из них, ) до 4 ( Все из них, ). Шкала отклонений от сверстников широко использовалась в прошлых исследованиях и показала сильную дискриминантную и конвергентную валидность (см. Институт поведенческих наук, 1987). Альфа Кронбаха колебалась от 0,86 до 0,90 по шести волнам.

Демографические переменные.

Демографические характеристики были определены путем самооценки пола, расы и возраста.Пол был закодирован таким образом, что контрольной группой был мужчина. Раса была закодирована таким образом, что Уайт был контрольной группой. Переменная расы включала белых, черных и других; все остальные расы были включены в другую категорию. Возраст рассматривался как непрерывная переменная.

Временные и когортные переменные.

Время и Когорта также были предикторами в нашей модели. Время было отсчитано как семестр, с центром на весне 5 -го класса . Семестровая оценка была выбрана для измерения времени, потому что она концептуально отражает развитие девиантного и агрессивного поведения подростков в течение средних и старших классов школы.Таким образом, случайный перехват в нашей модели роста представляет изменчивость в уровнях девиантного и агрессивного поведения учащихся весной 5 -го класса .

Data Analytic Plan

Ускоренный продольный план был использован с использованием шести волн данных из трех когорт и рассматривался как десять волн из одной когорты. В качестве начального шага мы проверили когортные различия или сцепление (Miyazaki & Raudenbush, 2000). Тестирование когортных различий показывает, можно ли рассматривать каждую из трех когорт как часть единой траектории развития.Когорта была закодирована пустышкой, так что эталонной категорией была оценка 5 . В частности, мы протестировали две вложенные модели (см.). Первый включал линейные и квадратичные эффекты для уклона со случайным пересечением и наклонами Уровня 2. Мы сравнили это с моделью, которая включала коэффициенты когорты Уровня 2 и взаимодействия между линейными и квадратичными эффектами оценки по когорте. Когорта по временным взаимодействиям не была значимой, что свидетельствует об отсутствии когортных различий, что указывает на то, что было целесообразно продолжить ускоренный продольный дизайн.Кроме того, с использованием теста отношения правдоподобия модель когорты не соответствовала данным значительно лучше, чем модель без когортных эффектов (ΔLR = -420,0, df = 6, p = 0,99), поэтому мы решили использовать более экономная модель без когортных переменных (см.). Таким образом, оценки по трем когортам рассматриваются как одна общая траектория развития.

Таблица 1.

Вложенные модели роста и когортные модели

Эффекты .014) 902
Оценки параметров (SE)
Модель A Модель B
Перехват 1.202 *** 1,233 ***
(.028) (.037)
Линейный наклон .057 *** .030
(.022)
Квадратичный наклон −.005 *** −.001
(.001) (.003)
0,030
(.071)
Когорта 7 0,081
(0,185)
Время * Когорта 6 −20.015 0,035)
Время * Когорта 7 −,005
(0,063)
Время * Время * Когорта 6 (0.004)
Время * Время * Когорта 7 −,001
(.005)
Случайные эффекты В пределах 0,092 *** 0,103 ***
(.003) (.004)
Перехват между 0,085 *** .103 ***
(.022) (.004)
Линейный наклон .039 *** , 001
(.009) (0,001)
5 (0,001)
8 Квадратный угол наклона. *** 0,001
(.001) (0,001)
Контрасты
Когорт 6 по сравнению с когортными
(0.191)
Индексы соответствия
-2LL 3669,42 4089.42
AIC 18
AIC 18
AIC 184902

Инвариантные во времени предикторы уровня 2 были сосредоточены на большом среднем и относились к средним различиям между людьми. Предикторы уровня 1, изменяющиеся во времени, были ориентированы на среднее значение человека и рассматривали индивидов как свой собственный контроль, тем самым корректируя все наблюдаемые и ненаблюдаемые неизменяющиеся во времени смешанные факторы, при этом позволяя разделить дисперсию внутри человека.

Мы подобрали таксономию моделей многоуровневой кривой роста (Singer & Willett, 2003). В серии безусловных и условных моделей мы сначала установили правдоподобные модели роста для траекторий девиантного и агрессивного поведения людей. В последующих моделях мы проверили наши гипотезы, исследуя систематические группы моделей условного роста. Сначала мы проверили соответствующие взаимосвязи между родительским мониторингом и девиантностью сверстников с девиантным и агрессивным поведением подростков.Чтобы проверить, в какой степени родительский мониторинг регулирует межличностные и внутриличностные отношения между отклонениями сверстников и девиантным и агрессивным поведением, мы впоследствии добавили в модель соответствующие термины внутриуровневого, межуровневого и межуровневого взаимодействия. Незначительные взаимодействия были удалены из полной модели для экономии. Вложенные модели оценивались на соответствие модели с использованием значительного уменьшения логарифмического правдоподобия –2. Наша окончательная модель описана в уравнении 1.

Уравнение 1:

Уровень 1:

Deviant / ViolentBehaviorsij = β0i + β1i (Time) ij + β2i (Time) 2ij + β3i (Monitorij − Monitor¯i) + β4i ( PeerDevianceij − PeerDeviance¯i) + εij

(1)

Уровень 2:

β0i = γ00 + γ01 (Пол) i + γ02 (Возраст) i + γ03 (Черный) i + γ04 (Другой) i + γ05 ( Monitor¯) i + γ06 (PeerDeviance¯) i + γ07 (Monitor¯ * PeerDeviance¯) i + ζ0i

(2)

β1i = γ10 + γ11 (Пол) i + γ12 (Возраст) i + γ13 (Черный) i + γ14 (Другое) i + γ15 (Monitor¯) i + γ16 (PeerDeviance¯) i + γ17 (Monitor¯ * PeerDeviance¯) i + ζ1i

(3)

β2i = γ20 + γ21 (Gender) i + γ22 (Возраст) i + γ23 (Черный) i + γ24 (Другой) i + γ25 (Monitor¯) i + γ26 (PeerD¯eviance) i + γ27 (Monitor¯ * PeerDeviance¯) i + ζ2i

(4)

β3i = γ30 + γ31 (PeerDeviance¯) I + ζ3i

(5)

β4i = γ40 + γ41 (MONITOR) I + ζ4i

(6)

[ζ0iζ1iζ2iζ3iζ4i] ~ N [00000] [σ02σ01σ02σ03σ04σ10σ12σ12σ13σ14σ20σ21σ22σ23σ24σ30σ31σ32σ32σ34σ40σ41σ42σ43σ42] , Εij = ~ N (0, σε2)

(7)

Обсуждение

В данном исследовании изучались внутриличностные (временные вариации) и межличностные (временные) связи между родительским контролем и девиантностью сверстников в отношении развития девиантного и агрессивного поведения подростков в раннем и позднем подростковом возрасте.Это исследование расширяет имеющуюся литературу за счет использования многоуровневой структуры, которая разделяет различия на уровне анализа внутри и между людьми, обеспечивая более подробное изучение регулирующей роли родительского контроля в развитии девиантного и агрессивного поведения в подростковом возрасте.

Родительский мониторинг, девиантность сверстников, девиантное и агрессивное поведение

Как и ожидалось, и в соответствии с существующей литературой, средний родительский контроль со временем снижался с возрастом участников (Pettit, Keiley, Laird, Bates, & Dodge, 2007).Наши результаты показали, что родительский контроль был связан с более низким уровнем девиантного и агрессивного поведения. В соответствии с нашими гипотезами, люди, которые сообщили о более высоких средних показателях родительского контроля, сообщили о более низких индивидуальных показателях девиантного и агрессивного поведения в средней и старшей школе. Этот результат подтверждает прошлые исследования, которые выявили положительную связь между родительским контролем и девиантным и агрессивным поведением подростков (Dishion & Patterson, 2006; Hoeve et al., 2009), и еще больше расширяют это исследование, изучая личные ассоциации.Контролируя средний уровень родительского контроля, личные данные показывают, что в моменты времени, когда люди сообщали о более высоких показателях родительского контроля, чем их типичный уровень , они сообщали о более низких уровнях девиантного и агрессивного поведения. Этот вывод свидетельствует о том, что родители, которые увеличивают привычки наблюдения, соответствующие типичному уровню своего ребенка, могут помочь снизить вовлеченность своих детей в девиантное и агрессивное поведение. Подобные результаты были обнаружены в исследовании, в котором изучались личные связи между родительским контролем и временем, проведенным в криминогенных условиях (Janssen, Deković, & Bruinsma, 2014).

Кроме того, наши результаты показывают, что люди с более девиантными сверстниками более склонны к девиантному и агрессивному поведению. Исследования обнаружили аналогичные положительные ассоциации между девиантностью сверстников и девиантным и агрессивным поведением (Fergusson et al., 2002; Keenan, Loeber, Zhang, Stouthamer-Loeber, & Van Kammen, 1995). Тем не менее, наше исследование расширило текущую литературу, изучив ассоциации на внутриличностном уровне, которые имеют иное содержательное значение. То есть, когда люди сообщали о более высоких уровнях девиантности сверстников, чем их типичный уровень , они также сообщали о более высоких уровнях девиантного и агрессивного поведения.Независимо от количества девиантных друзей, увеличение количества девиантных сверстников в зависимости от времени было связано с увеличением девиантного и агрессивного поведения. Этот вывод предполагает, что сокращение числа девиантных друзей или устранение отклонений в группе сверстников также может снизить индивидуальные показатели девиантного и агрессивного поведения для отдельных лиц.

Родительский мониторинг как модерирующая конструкция

Нашей основной целью было изучить степень, в которой родительский мониторинг модерирует связь между девиантным поведением сверстников и девиантным и агрессивным поведением.Наши результаты показывают, что родительский контроль является важным модератором связи между девиантностью сверстников и девиантным и агрессивным поведением подростков. Четыре траектории подчеркивают различия в различных уровнях родительского контроля и девиантности сверстников в ассоциации девиантного и агрессивного поведения от весны 5 -го класса до весны 11 -го класса. Траектории с низким уровнем девиантности сверстников показали самые низкие показатели девиантного и агрессивного поведения с течением времени.В частности, люди с высоким уровнем родительского контроля и низким уровнем девиантности сверстников показали самый низкий начальный уровень девиантного и агрессивного поведения; однако около отметки 8 наклон неуклонно увеличивался, заканчиваясь на тех же уровнях, что и при высоком уровне родительского контроля и высокой траектории отклонения от сверстников. Этот вывод предполагает, что высокий уровень родительского контроля может быть связан с отрицательными результатами среди людей, которые не общаются с девиантными сверстниками. Эти люди могут интерпретировать контролируемое поведение как навязчивое или необоснованное и могут реагировать более высокими показателями девиантного и агрессивного поведения.Этот вывод согласуется с некоторыми предыдущими исследованиями, которые показали, что родительский контроль связан с увеличением девиантного и агрессивного поведения (Barber, 1996; Barber & Olsen, 1997). Низкий уровень родительского контроля и низкое отклонение от сверстников имели вторые по величине показатели девиантного и агрессивного поведения, хотя к весне 11 -го класса они сообщили о самых низких показателях девиантного и агрессивного поведения. Эта траектория может характеризовать нормативные тенденции в вовлечении в девиантное и насильственное поведение, достигающее пика в 8 классе и впоследствии снижающееся в средней школе.Одним из наиболее важных выводов этого исследования была регулирующая роль родительского контроля в контексте высокого отклонения от сверстников. Лица, которые сообщили о более низком уровне родительского контроля и более высоком уровне отклонений от сверстников, сообщили о самых высоких индивидуальных показателях девиантного и агрессивного поведения по всем четырем траекториям. В частности, низкий родительский контроль и траектория высокого отклонения от сверстников показали наивысшие начальные уровни и рост девиантного и агрессивного поведения с течением времени, причем пик девиантного и агрессивного поведения пришелся на весну 7 -го класса и впоследствии снизился в средней школе.Регулирующая роль родительского контроля была наиболее очевидна в траектории, в которую входили люди, которые сообщили о высоком родительском контроле и низком отклонении от сверстников. Эти люди сообщили о втором по величине уровне девиантного и агрессивного поведения с течением времени, хотя по сравнению с группой с низким уровнем родительского контроля и высоким уровнем отклонения от сверстников показатели девиантного и агрессивного поведения со временем были значительно ниже. Эти результаты подтверждают предыдущие исследования, в которых изучается регулирующая роль родительского контроля (Barnes et al., 2006; Van Ryzin et al., 2012) и расширяет их, проверяя модерацию на различных уровнях анализа (перекрестный уровень). Полученные данные подчеркивают важную роль родителей в смягчении развития девиантного и агрессивного поведения, особенно в контексте высокой девиантной принадлежности к сверстникам.

На разных уровнях мы обнаружили, что люди, сообщавшие о более высоких средних уровнях родительского контроля (между людьми) с течением времени, в меньшей степени страдали от зависящего от времени увеличения отклонений сверстников (внутри человека) от индивидуальных показателей девиантного и агрессивного поведения.Иными словами, когда подростки находились в среде с более девиантными сверстниками, чем их типичный уровень , они сообщали о более высоких индивидуальных показателях девиантного и агрессивного поведения; однако эта положительная связь была смягчена для подростков, родители которых постоянно следили за их поведением. Аналогичным образом, в моменты времени, когда люди сообщали о более высоком родительском контроле, чем их типичный уровень , они также сообщали о более низких показателях девиантного и агрессивного поведения.Однако эта связь была особенно сильной для людей, которые сообщали о более высоких средних уровнях отклонений от сверстников с течением времени. Лица, которые постоянно были связаны с большим количеством девиантных сверстников, сообщали о более высоких средних показателях девиантного и агрессивного поведения, однако в моменты времени, когда они сообщали о более высоких уровнях родительского контроля, чем их собственный средний уровень, они сообщали о более низких уровнях девиантного и агрессивного поведения. Это более детальное исследование предполагает, что высокий уровень родительского контроля с течением времени помогает сдерживать рост отклонений со стороны сверстников в зависимости от увеличения девиантного и агрессивного поведения.Таким образом, люди с высоким уровнем отклонения от сверстников с течением времени могут получить больше пользы от увеличения родительского контроля в конкретный момент времени для снижения девиантного и агрессивного поведения.

Ограничения

Текущее исследование имеет несколько ограничений, которые следует отметить. Во-первых, настоящее исследование опиралось исключительно на данные самоотчетов с отдельными репортерами, которые могли раздуть отношения между конструктами (например, родительский мониторинг и девиантное и агрессивное поведение). Несколько репортеров предоставили бы более подробное исследование развития девиантного и агрессивного поведения в подростковом возрасте.Во-вторых, в этом исследовании использовалась выборка с низким уровнем риска в отношении средних показателей девиантного и агрессивного поведения. Текущие результаты должны быть воспроизведены с более высоким уровнем риска, который имеет более высокие средние показатели девиантного и агрессивного поведения подростков. В-третьих, выборка состояла из студентов из одного округа Среднего Запада, поэтому возможность обобщения результатов географически ограничена. В-четвертых, в настоящем исследовании не оценивались взаимные ассоциации между родительским контролем, девиантностью сверстников, девиантным и агрессивным поведением.Может случиться так, что девиантное и агрессивное поведение связано с изменениями в поведении родительского контроля или отклонениями от сверстников. Например, девиантное и агрессивное поведение может быть связано с усилением родительского контроля. Соответственно, в будущих исследованиях следует дополнительно изучить направленность этих ассоциаций, особенно на уровне человека, с использованием многоуровневых моделей с перекрестными задержками, таких как модель авторегрессивной латентной траектории со структурированными остатками (ALT-SR; Berry & Willoughby, 2016).В-пятых, в текущем исследовании изучается только один аспект воспитания (например, родительский контроль) и не исследуются другие родительские конструкции (например, родительская теплота и привязанность). Точно так же в этом исследовании изучалась только роль родителей в активном мониторинге, установлении ограничений и поиске информации о своем ребенке. Различные комбинации родительских усилий затрудняют выявление различий между мониторингом, установлением ограничений и знаниями. Кроме того, в этом исследовании не рассматривается еще один аспект — это степень, в которой раскрытие информации ребенком родителям может повлиять на родительские знания и привычки контроля (Kerr & Stattin, 2003).

Клинические и политические последствия

Несмотря на эти ограничения, текущее исследование дает важное понимание взаимосвязи между воспитанием и экологией сверстников в развитии девиантного и агрессивного поведения в подростковом возрасте, что имеет значение как для практики, так и для теории. На практике полученные результаты могут повлиять на профилактические меры, учитывая роль родительского контроля в компенсации влияния девиантного поведения сверстников на развитие девиантного и агрессивного поведения.Наше исследование показало, что стратегии родительского контроля могут сдерживать развитие девиантного и агрессивного поведения в контексте высокого уровня девиантной принадлежности сверстников. Программы, ориентированные на молодежь из группы риска, могут использовать стратегии воспитания как способ уменьшения влияния девиантных групп сверстников, как в случае мультисистемной терапии (MST). Модели лечения, такие как MST, которые предназначены для лечения молодежи с крайними формами антиобщественного поведения, в значительной степени сосредоточены на роли родителей и семьи (Henggeler, 1997a; LaFavor & Randall, 2012).Модель на дому усиливает роль родителей в обеспечении лечения в естественной домашней среде человека. Вмешательства, сосредоточенные на нескольких сферах, таких как родители, оказались успешными в сокращении делинквентного, девиантного и агрессивного поведения (Henggeler, 1997b). Эти усилия помогают молодежи отказаться от девиантных связей со сверстниками и снизить уровень девиантного и агрессивного поведения. Исследования показывают, что увеличение времени, проводимого со сверстниками, занимающимися неструктурированной деятельностью, связано с более высокими показателями девиантного и агрессивного поведения (Haynie & Osgood, 2005).Важным шагом к снижению развития девиантного и агрессивного поведения является устранение девиантной принадлежности к сверстникам, которая влияет на поведение человека. Кроме того, усиление родительского контроля, особенно в контексте высокой девиантной принадлежности сверстников, может привести к снижению индивидуальной вовлеченности в девиантное и агрессивное поведение.

Новая гибкая структура, а именно система бдительного ухода, подчеркивает необходимость корректировки участия родителей в зависимости от серьезности ситуации, и нашла определенный успех.Система бдительного ухода учит родителей определять предупреждающие сигналы, основанные на поведении их ребенка, и увеличивать или уменьшать вовлеченность (Omer, Satran, & Driter, 2016). Различные уровни структуры (например, открытое внимание, сосредоточенное внимание и активная защита) предоставляют ряд руководящих принципов, которые помогают родителям решить, когда использовать заботливое отношение, а не авторитетную позицию, в зависимости от ситуации и ее последствий. Наши результаты показывают, что динамическая структура, такая как бдительный уход, может иметь успех благодаря своей гибкости.Например, люди с более высоким уровнем родительского контроля и низкими отклонениями от сверстников со временем демонстрируют рост девиантного и агрессивного поведения. Это может указывать на то, что этим подросткам требуется больше заботливого отношения, чем авторитетных стратегий, тогда как людям с низким уровнем родительского контроля и высоким отклонением от сверстников могут потребоваться авторитетные стратегии, включающие активную защиту.

Значение для исследований

Изучение различий внутри и между людьми имеет значение для исследований и теории.Методологический подход способствует нашему пониманию влияния воспитания детей и окружающей среды сверстников на развитие девиантного и агрессивного поведения, что невозможно при нынешних методологических планах, ориентированных исключительно на средние различия между людьми во времени. Например, мы обнаружили, что внутриличностные отклонения сверстников от девиантного и агрессивного поведения подростков варьировались в зависимости от межличностного родительского контроля. Если степень взаимосвязи между девиантным поведением сверстников внутри человека и девиантным и агрессивным поведением на самом деле сильнее у лиц с более низким средним уровнем родительского контроля, как предполагает это исследование, то основной механизм, приводящий к развитию девиантного и агрессивного поведения в подростковом возрасте может быть разным для лиц с разным уровнем родительского контроля.Текущие результаты показывают, что люди с высоким уровнем родительского контроля в меньшей степени подвержены влиянию временных изменений в девиантности сверстников, поскольку это связано с развитием их собственного девиантного и агрессивного поведения.

Выводы

Настоящее исследование предлагает уникальное представление о взаимосвязи между родительским контролем и девиантностью сверстников в развитии девиантного и агрессивного поведения подростков в раннем и позднем подростковом возрасте путем изучения как изменяющихся во времени, так и неизменных во времени ассоциаций.Результаты этого исследования показывают, что воспитание детей и экология сверстников вносят важный вклад в раннее развитие девиантного и агрессивного поведения среди учащихся средних и старших классов. Это исследование дополняет концептуальное понимание девиантного и агрессивного поведения и дополнительно информирует о рисках в родительской сфере и среди сверстников.

Информация для авторов

Габриэль Дж. Меррин, Университет Виктории, факультет психологии.

Джордан П. Дэвис, Университет Южной Калифорнии, Школа социальной работы Сюзанны Дворак-Пек, Департамент по делам детей, молодежи и семьи.

Дэниел Берри, Университет Миннесоты, Институт развития ребенка.

Дороти Л. Эспелидж, Университет Флориды, факультет психологии.

Общие отклонения в позднем подростковом и раннем взрослом возрасте по JSTOR

Абстрактный

Поскольку большое разнообразие девиантных форм поведения положительно коррелируют друг с другом, некоторые исследователи приходят к выводу, что все они являются проявлениями одной общей тенденции. Настоящий анализ включал три волны самоотчетов об употреблении алкоголя в больших количествах, употреблении марихуаны, употреблении других запрещенных наркотиков, опасном вождении и другом преступном поведении для репрезентативной на национальном уровне выборки старшеклассников.Относительно стабильная общая вовлеченность в отклонение объясняла практически все связи между различными типами отклонения, но стабильность каждого поведения можно было объяснить только одинаково важными и стабильными специфическими влияниями. Таким образом, теории, которые рассматривают разные девиантные формы поведения как альтернативные проявления единой общей тенденции, могут объяснить некоторые, но далеко не все, значимые различия в этом поведении. Единственное существенное влияние одного типа отклонений на другой было влияние употребления марихуаны на последующее употребление других запрещенных наркотиков.Причинно-следственная модель также выявила поддающиеся интерпретации сдвиги в ассоциациях между этими формами поведения в течение четырех лет после окончания средней школы.

Информация о журнале

Официальный флагманский журнал Американской социологической ассоциации (ASA), American Sociological Review (ASR), публикует работы, представляющие интерес для дисциплины в целом, новые теоретические разработки, результаты исследований, которые способствуют нашему пониманию фундаментальных социальных процессов, а также важные методологические инновации.Приветствуются все области социологии. Особое внимание уделяется исключительному качеству и общему интересу. Публикуется два раза в месяц в феврале, апреле, июне, августе, октябре и декабре. Информация о подписках, размещении статей и расценках на рекламу: http://www.asanet.org/journals/asr/

Информация об издателе

Заявление о миссии Американской социологической ассоциации: Служить социологам в их работе Развитие социологии как науки и профессии Содействие вкладу социологии в общество и ее использованию Американская социологическая ассоциация (ASA), основанная в 1905 году, является некоммерческой организацией. членская ассоциация, посвященная развитию социологии как научной дисциплины и профессия, служащая общественному благу.ASA насчитывает более 13 200 членов. социологи, преподаватели колледжей и университетов, исследователи, практикующие и студенты. Около 20 процентов членов работают в правительстве, бизнес или некоммерческие организации. Как национальная организация социологов Американская социологическая ассоциация, через свой исполнительный офис, имеет все возможности для предоставления уникального набора услуги своим членам, а также продвижение жизнеспособности, заметности и разнообразия дисциплины.Работая на национальном и международном уровнях, Ассоциация стремится сформулировать политику и реализовать программы, которые, вероятно, будут иметь самые широкие возможное влияние на социологию сейчас и в будущем.

Перейти к основному содержанию Поиск