Интуицию: Интуиция – КиноПоиск

Содержание

Интуиция великих или как развить интуицию — Офтоп на vc.ru

{«id»:116200,»url»:»https:\/\/vc.ru\/flood\/116200-intuiciya-velikih-ili-kak-razvit-intuiciyu»,»title»:»\u0418\u043d\u0442\u0443\u0438\u0446\u0438\u044f \u0432\u0435\u043b\u0438\u043a\u0438\u0445 \u0438\u043b\u0438 \u043a\u0430\u043a \u0440\u0430\u0437\u0432\u0438\u0442\u044c \u0438\u043d\u0442\u0443\u0438\u0446\u0438\u044e»,»services»:{«facebook»:{«url»:»https:\/\/www.facebook.com\/sharer\/sharer.php?u=https:\/\/vc.ru\/flood\/116200-intuiciya-velikih-ili-kak-razvit-intuiciyu»,»short_name»:»FB»,»title»:»Facebook»,»width»:600,»height»:450},»vkontakte»:{«url»:»https:\/\/vk.com\/share.php?url=https:\/\/vc.ru\/flood\/116200-intuiciya-velikih-ili-kak-razvit-intuiciyu&title=\u0418\u043d\u0442\u0443\u0438\u0446\u0438\u044f \u0432\u0435\u043b\u0438\u043a\u0438\u0445 \u0438\u043b\u0438 \u043a\u0430\u043a \u0440\u0430\u0437\u0432\u0438\u0442\u044c \u0438\u043d\u0442\u0443\u0438\u0446\u0438\u044e»,»short_name»:»VK»,»title»:»\u0412\u041a\u043e\u043d\u0442\u0430\u043a\u0442\u0435″,»width»:600,»height»:450},»twitter»:{«url»:»https:\/\/twitter.

com\/intent\/tweet?url=https:\/\/vc.ru\/flood\/116200-intuiciya-velikih-ili-kak-razvit-intuiciyu&text=\u0418\u043d\u0442\u0443\u0438\u0446\u0438\u044f \u0432\u0435\u043b\u0438\u043a\u0438\u0445 \u0438\u043b\u0438 \u043a\u0430\u043a \u0440\u0430\u0437\u0432\u0438\u0442\u044c \u0438\u043d\u0442\u0443\u0438\u0446\u0438\u044e»,»short_name»:»TW»,»title»:»Twitter»,»width»:600,»height»:450},»telegram»:{«url»:»tg:\/\/msg_url?url=https:\/\/vc.ru\/flood\/116200-intuiciya-velikih-ili-kak-razvit-intuiciyu&text=\u0418\u043d\u0442\u0443\u0438\u0446\u0438\u044f \u0432\u0435\u043b\u0438\u043a\u0438\u0445 \u0438\u043b\u0438 \u043a\u0430\u043a \u0440\u0430\u0437\u0432\u0438\u0442\u044c \u0438\u043d\u0442\u0443\u0438\u0446\u0438\u044e»,»short_name»:»TG»,»title»:»Telegram»,»width»:600,»height»:450},»odnoklassniki»:{«url»:»http:\/\/connect.ok.ru\/dk?st.cmd=WidgetSharePreview&service=odnoklassniki&st.shareUrl=https:\/\/vc.ru\/flood\/116200-intuiciya-velikih-ili-kak-razvit-intuiciyu»,»short_name»:»OK»,»title»:»\u041e\u0434\u043d\u043e\u043a\u043b\u0430\u0441\u0441\u043d\u0438\u043a\u0438″,»width»:600,»height»:450},»email»:{«url»:»mailto:?subject=\u0418\u043d\u0442\u0443\u0438\u0446\u0438\u044f \u0432\u0435\u043b\u0438\u043a\u0438\u0445 \u0438\u043b\u0438 \u043a\u0430\u043a \u0440\u0430\u0437\u0432\u0438\u0442\u044c \u0438\u043d\u0442\u0443\u0438\u0446\u0438\u044e&body=https:\/\/vc.
ru\/flood\/116200-intuiciya-velikih-ili-kak-razvit-intuiciyu»,»short_name»:»Email»,»title»:»\u041e\u0442\u043f\u0440\u0430\u0432\u0438\u0442\u044c \u043d\u0430 \u043f\u043e\u0447\u0442\u0443″,»width»:600,»height»:450}},»isFavorited»:false}

Как правильно развить и усилить необычайную интуицию? — Блог Викиум

Почему у одних людей лучше развита интуиция, а у других с этим сложности? Зависит ли это от того, взрослый человек или ребенок, мужчина или женщина? Какие факторы влияют на это? Что делать для того, чтобы эффективно развить интуицию?

Огромное количество информации, мотивационные призывы, которые выпрыгивают на человека из-за каждого угла, постоянно сложный выбор. Как выжить в современном мире? Причем, не просто выжить, а добиться успеха? Есть один из действенных способов: довериться собственной интуиции.

Человек с развитой интуицией четко определяет для себя цели, умело находит, применяет на практике нужную ему информацию. Как следствие — такой человек умело идет к своей цели и добивается желаемого.

Впрочем, случаи, когда человек стремится все рассчитать и в результате приходит к ситуации, которая никак не соответствовала его ожиданиям, тоже встречаются, и довольно часто.

Так существуют ли действительно работающие способы, чтобы усилить и развить собственную интуицию? Первое и самое важное, что следует запомнить: шестое чувство действительно существует. И, в данном случае, основной задачей человека становится научиться ему доверять.

Попробуйте развивать воображение. Этим вы будете чаще задействовать отделы мозга, которые отвечают за подсознательное принятие решений. Мозг работает круглые сутки, стараясь решить наши проблемы. И активизировать это его свойство — в наших руках.

Чаще слушайте свой внутренний голос. В конце концов, он заговорит громче. Психологи уверены, что для того, чтобы развить свою интуицию и скрытые способности самостоятельно, необходимо начать доверять самому себе. Начать можно с относительно простой задачи. Проанализируйте свои решения за последнее время.

Почему вы поступили так, а не иначе. Если вы поступили так, потому что это “нужно”, то предельно честно ответьте себе на вопрос: кому это было нужно? Может быть, это действительно было нужно вам. Но часто случаются такие ситуации, когда человек принимает жизненно важные для него, решения, находясь под давлением. Давление могут оказывать члены семьи, родственники, общество и т.д. В результате у человека развивается чувство неудовлетворенности, которое, в свою очередь, медленно, но верно приводит к депрессии, неврозам и потере смысла жизни. Что уж говорить о том, что интуиция у такого человека просто отсутствует как явление.

А почему, собственно, нам необходимо использовать такой диапазон своих способностей? В жизни мы руководствуемся правильностью, логичностью поступков и действий, стараемся все делать правильно – «как  нужно». Но кому нужно? Мы стараемся не задумываться о том, что наши глубинные, сокровенные, интуитивные желания остаются не востребованными. Однако постепенно ощущение неудовлетворенности жизнью накапливаются и приводят нас к разочарованиям, к потере смысла жизни, одиночеству, депрессии.

Среди самых действенных упражнений, которые помогут отойти от такого развития сценария, существует диалог с самим собой. Прежде чем принять то или иное решение, ответьте на несколько вопросов.

  • Нравится ли лично мне это решение?
  • Испытываю ли я сомнения?
  • Чувствую ли дискомфорт, принимая его?
  • Действительно ли я хочу принять это решение?
  • В процессе ответа на эти вопросы старайтесь прислушиваться к своим внутренним эмоциям и ощущениям.

Хорошую тренировку дают предположения и прогнозы. Нет, мы не призываем вас развивать способность к ясновидению. Начните с простых прогнозов на бытовом уровне. Регулярные занятия такими упражнениями помогут отфильтровать интуицию от логического фильтра, а во-вторых, научит успешнее искать причинно-следственные связи.

Как начать слушать свои ощущения? Начните с самого простого. Перед обедом в кафе, прежде чем делать заказ, прислушайтесь к себе. Достаточно ли вы голодны? Выбираете ли вы то, что заказывают все или вы действительно хотите именно это блюдо?

Начав постепенно слушать себя, вы постепенно с удивлением обнаружите, что принимать решения вам становится проще. Что решения, которые вы приняли, более положительно отражаются на вашей жизни. Что ваши прогнозы начинают сбываться все чаще и вам становится легче предвидеть исход событий, касающихся непосредственно вас.

 

 

Голос внутри. Как развить природную интуицию? | Психология жизни | Здоровье

Интуитивное понимание событий, умение полагаться на внутреннее «шестое» чувство нередко дает максимум пользы при решении каких-то сложных дел. И тех, кто умеет прислушиваться к себе и действовать в соответствии с внутренними подсказками, считают настоящими счастливчиками. Также есть мнение, что те, у кого интуиция развита на высоком уровне, буквально не берут неприятности. 

По сути своей, интуиция — это уникальная способность слышать свое подсознание и принимать верные решения на инстинктивном уровне. Этот навык дается каждому человеку от рождения, но со временем по ряду причин он может утратить свою силу. К сожалению многих. О том, как «работает» шестое чувство и можно ли его развить, рассказывает

трансперсональный психолог Дарья Нелединская.

Изучением такого феномена, как собственная интуиция человека, с давних пор занимаются философы, психологи и ученые. Считается, что человек, как и все окружающее его пространство, состоит из энергии. Разница заключается лишь в уровне плотности этой энергии — у человека она плотнее. Если бы мы могли посмотреть на свои руки, «отключив» левое полушарие, отвечающее за логику, то мы бы увидели сгусток энергии. Интуиция — это тоже энергия, состоящая из клеточной памяти. Это своеобразное «хранилище» опыта всего человечества, из которого можно черпать нужную информацию.

Стресс — главный враг интуиции

Интуиция нужна для связи с самим собой, со своей душой, для умения полагаться на себя. Когда эта связь есть и мы находимся в единстве с собой, существует четкая определенность во всем: чего мы хотим и что должны для этого делать. Это происходит подсознательно, но мы четко движемся к поставленной цели. Мы принимаем верные решения, особо не задумываясь. В этом случае у нас нет состояния страха, сопротивления или колебания, когда мы не знаем, как правильно поступить в той или иной ситуации. Чем больше мы доверяем себе и тому, что чувствуем, тем больше раскрывается наша интуиция. Но часто у человека «перекрывается» эта самая связь с самим собой. Одной из причин этого состояния является стресс. Во время воздействия негативного фона окружающей среды у нас формируются определенные нейронные связи. И каждый раз, когда возникает состояние стресса, мы начинаем рассуждать и действовать логически, не давая своей интуиции никакого шанса проявить себя. Поэтому старайтесь не принимать важных решений в стрессовых ситуациях. Логика в таком поведении достаточно проста — надо делать то, что безопасно и можно просчитать. И она же губит внутренние силы.

«Прокачиваем» интуицию

Наша задача состоит в том, чтобы освободиться от стресса и раскрыть интуитивные каналы: чувствование, слышание, видение и знание. Освободиться от стресса и развить интуицию можно с помощью определенных методик. Например, благодаря методу психологической трансформации. В этом случае человек освобождается от «вредных» программ и запретов, которые глубоко сидят в нашей памяти и заставляют нас совершать одни и те же ошибки.

Такие методики практикуют психологи на сеансах с людьми — выбирать надо грамотных профессионалов, чтобы на этом пути не получить проблем со здоровьем, а лишь приобрести пользу.

Также одним из самых эффективных средств для развития шестого чувства является медитация. Когда человек погружается в медитацию, его мозг начинает работать на определенной частоте, задействуя все клетки головного мозга и подключая необходимые нейронные связи. Медитация помогает расслабиться и услышать внутренний голос.

Кроме того, существуют специальные упражнения для развития правого полушария, которое отвечает за интуицию. Например, попробуйте делать все привычные вещи по-новому. Начинайте чистить зубы привычно — сначала правой рукой, а затем возьмите зубную щетку в левую руку. Если вы ходите на работу всегда одной и той же дорогой — попробуйте изменить маршрут.

Поиграйте с нехитрыми приемами для проверки качества развития интуиции. Например, когда вы едете в транспорте, постарайтесь угадать, в какую сторону повернет машина, которая едет впереди вас — вправо или влево? Вечером перед сном подумайте о том, какая завтра будет погода, а с утра проверьте свои предчувствия.

Можно попробовать предугадать настроение человека, с которым вы хотите встретиться. А еще можно поиграть в игру, когда мы сами себя программируем на положительный исход встречи — и это уже не просто интуиция, а интуиция в действии. Так называемое визуализирование.

Проверка по телу

Меня часто спрашивают: как понять, правильно я поступаю или нет? В первую очередь я бы посоветовала прислушаться к своему телу. Например, завтра у вас предстоит серьезный разговор с директором. Сначала необходимо мысленно представить этот разговор: проиграйте всю беседу «от и «до». После чего обратите внимание на то, какие ощущения в теле возникли. Если вы почувствовали дискомфорт и напряжение — значит, это неправильный путь. Переигрывайте ситуацию до тех пор, пока вам не станет спокойно и хорошо. Это очень действенный рабочий инструмент, который поможет определиться с выбором в той или иной сложной ситуации.

Развить свою природную интуицию и сложно, и просто одновременно. Если приложить определенные усилия и постараться отнестись к этому со всей ответственностью, то вполне возможно, что скоро вы будете относиться к числу счастливчиков, действующих по наитию, но всегда с максимальным позитивным эффектом.

Шестое чувство: Инструкция по применению интуиции

Работа над собой стала массовым явлением — и это, в общем, хорошо. Но когда доходит до любви к себе, мы понимаем, что все еще не можем преодолеть преграды в виде внутренних комплексов. Поэтому интуитивный терапевт Кэйти Бичер дает новое определение тому, как подступиться к этому вопросу. В противовес другим философиям и техникам, подход Бичер больше связан с юнгианской концепцией интуиции как «всезнающей силы» внутри нас, которая является ключом к принятию себя, к связи между телом и сознанием. Такого рода безусловная любовь может показаться слишком эфемерной, но в то же время стоящей того, чтобы ее обрести, — именно это помогает сделать Кэйти Бичер.

Что такое интуиция?

Внутреннее чутье неоднократно предупреждало нас о грядущих событиях, и это проявлялось в виде сомнений, волнения, навязчивых мыслей или даже снов. Именно это обычно считают интуицией — и именно такое понимание иллюстрируют данные примеры. Но мое определение интуиции немного отличается. Оно опирается на определение психиатра Карла Юнга: «Бог внутри». Интуиция, как я употребляю это слово в работе с клиентами и как понимаю его сама, — это всезнающая сила внутри нас, которая всегда нас поддерживает. Это источник безусловной любви и принятия, защиты и личного наставничества. Она есть в каждом из нас, и не нужно быть интуитивным терапевтом или экстрасенсом, не нужно иметь никаких сверхспособностей, чтобы получить к ней доступ. (Многие люди путают страхи с интуицией, но это совершенно точно не одно и то же; для страха есть место, когда нам угрожает опасность, но если жить в постоянном страхе, мы не сможем услышать голос интуиции).

Когда я описываю интуицию своим клиентам, я говорю, что они всегда могут обратиться к ней за ответами на свои вопросы и им не нужно искать подтверждения извне. Мы не можем сделать ничего такого, что заставило бы интуицию отвернуться от нас или перестать нас любить. Нам не нужно сбросить вес до определенной отметки, чего-то достичь или в принципе сделать что-либо, чтобы она у нас была. Нам не нужно заслуживать ее любовь.

Чем любовь к себе отличается от принятия себя?

Хотя сходств больше, чем отличий, любовь к себе и принятие себя — это не одно и то же. Принятие подразумевает, что вы долго и честно всматриваетесь в себя и безоценочно признаете, что ваши черты характера, эмоции, способности реальны. Они существуют. То, что вы принимаете какие-то факты о себе, не делает вас автоматически счастливыми по этому поводу и не избавляет вас от всех страхов, но это первый шаг в нужном направлении. Все начинается с исследования и определения того, что именно вы пытаетесь принять, — это может быть нелегко, но и не настолько страшно, как вы могли себе представить.

Согласно словарному определению, «любовь — это глубокая, нежная, страстная привязанность к другому человеку». Любовь к себе, получается, — страстная привязанность к самим себе. Она подразумевает, что мы относимся к себе так, как относились бы к людям, которых по-настоящему любим: с нежностью, пониманием и сочувствием в своих словах и действиях. Здесь не нужно изобретать велосипед. Вы можете просто сделать это. Слишком многие из нас познали ненависть и стыд; любовь позволяет избавиться от этого негатива и заменить его позитивными эмоциями.

Свежие новости

Почему так сложно любить и принимать себя?

Это должно быть легко. Я верю, что мы рождаемся любящими и принимающими себя. К сожалению, нас научили стыду, самоуничижению, научили скрывать свои эмоции, считать, что с нами что-то не так. Многие люди убеждены в том, что нужно прятать свои таланты и усмирять гордость, иначе они покажутся заносчивыми и другим людям будет с ними некомфортно. Мы думаем, что должны делать то, о чем кричат все заголовки, в то время как любовь и принятие себя слишком мимолетны — и так легко придерживаться выдуманных стандартов, когда издания восхваляют безупречные тела, расточительный образ жизни и прекрасные романтичные отношения. Мы, простые смертные, — с растяжками, морщинами, лишним весом, работой с девяти до шести, болезнями и стрессами — часто думаем, что нам нужно наверстывать. Мы не всегда осознаем, что просто быть собой — более чем достаточно.

Любовь и принятие значит честно посмотреть на себя, без восторга и отвращения. В моей работе я встречаю людей, которые настолько глубоко спрятали свои чувства, что уже едва осознают, что они у них вообще есть. Они так долго переживали о том, что думают другие люди, что уже забыли о своем собственном мнении или слишком боятся его показывать. Они не соприкасались со своей истинной личностью годами.

Нужно очень много смелости, чтобы начать по-другому проявлять себя в мире, в основном потому, что это связано с риском быть отвергнутым. Когда вы начинаете любить и принимать себя, вы ставите себя на первое место, учитесь говорить нет и добиваться того, чего хотите. Это может значить, что вы откажетесь от деструктивных отношений или работы и покажете миру, что вы важны, даже если вам придется оставаться одинокими, пока не сложится ваша новая жизнь.

При чем здесь связь со телом?

Карл Юнг был одним из первых психологов, кто написал о связи сознания и тела и о том, как интуиция использует тело, чтобы говорить с нами на языке симптомов. Он умер в 1961 году, задолго до того, как кто-то всерьез обратил внимание на проблему «тело-сознание».

Проявления этого вы и сами ощущали. Все мы чувствовали тяжесть в животе или ускоренное сердцебиение, когда  должно было случиться что-то плохое. Тревога обычно чувствуется в кишечнике, в голове и груди. Мы едим на эмоциях, получаем головные боли от стрессов и чувствуем удушье, когда нам грустно. Все это для того, чтобы сказать нам: наши чувства связаны с нашим телом. И хотя это общепризнанный факт, многие люди не понимают, что интуиция тоже связана с нашим телом; она не только посылает нам информацию через наши мысли, но использует также и физические сигналы. Нам только нужно научиться их распознавать. Если вы потеряете связь с телом, то не сможете давать ему любовь, что сделает способность прислушиваться к своей интуиции практически невозможной. Этот разрыв часто происходит, когда мы испытываем неприятные физические ощущения, болеем, когда нам не нравится, как мы выглядим, когда мы злимся на свое тело или нас оскорбляют.

Как можно восстановить связь со своей интуицией?

Слушая голос внутри себя. Если вы слышите негативные вещи о себе или боитесь непонятно чего, это говорит не интуиция.

Прислушиваясь к своим эмоциям. Вы не должны идти на поводу у всех эмоций, но важно позволить себе чувствовать все — и позитивное, и негативное — и ничего не подавлять.

Прислушиваясь к сигналам тела. Это включает и слаборазличимые знаки. Я считаю, что симптомы — это способ, которым интуиция посылает нам информацию о том, что нам нужно изменить в своей жизни и от чего излечиться.

Обращая внимание на символы и совпадения. Интуиция может говорить с нами на языке символов. Если вы, как и я, придерживаетесь идеи, что интуиция исходит от высшей силы или вселенной, значит, она может обращаться к нам в этом мире. Через песню, звучание которой напоминает нам о чем-то или о ком-то, неожиданный телефонный звонок, изменение времени встречи или отложенный рейс. Главное — быть открытыми этим сигналам и доверять плану своей интуиции.

Общаясь со своей интуицией. Вы можете напрямую обращаться к своей интуиции и своему телу, когда ведете дневник, задавать конкретные вопросы и ждать ответов. Вы услышите их и почувствуете, если позволите себе.

Бросая вызов своим страхам. Составьте список всего, чего вы боитесь, даже, казалось бы, незначительных вещей. Выберите одну и столкнитесь с ней лицом к лицу. Это покажет вам, что страхи преувеличены, а вы на самом деле намного сильнее, чем себя считаете. Гордитесь собой начиная с первой победы, а потом полюбите себя настолько, чтобы справиться с новыми пунктами вашего списка. Сделайте то же с вещами, которых вы избегаете. Часто мы избегаем чего-то из страха.

Занимаясь самовыражением. Арт-терапия и творческая активность в целом — тоже способы общаться с интуицией и находить любовь к себе и принятие.

Занимаясь медитацией и практиками осознанности. Индивидуализированная работа со сновидениями, йога и другая работа с телом — прекрасные способы получить информацию от интуиции. Дополнительные способы: проводить время на природе, наедине со своими мыслями, медитировать, заниматься с психотерапевтом или интуитивным терапевтом.

Это не единственные пути найти связь с собой и научиться видеть себя по-новому, но это хорошее начало. В конце концов, вы сами должны принять решение иначе к себе относиться. Никто не сделает это за вас.

Источник: goop.com

Иллюстрация: Federica Bordoni

— Читайте также: Разрешение на негатив: Почему важно признавать свои чувства

OZON.ru

Москва

  • Покупайте как юрлицо
  • Мобильное приложение
  • Реферальная программа
  • Зарабатывай с Ozon
  • Подарочные сертификаты
  • Пункты выдачи
  • Постаматы
  • Помощь
  • Бесплатная доставка

Каталог

ЭлектроникаОдежда, обувь и аксессуарыДом и садДетские товарыКрасота и здоровьеБытовая техникаСпортивные товарыСтроительство и ремонтПродукты питанияАптекаТовары для животныхКнигиТуризм, рыбалка, охотаАвтотоварыМебельХобби и творчествоЮвелирные украшенияМузыка и видеоКанцелярские товарыТовары для взрослыхАнтиквариат и коллекционированиеЦифровые товарыБытовая химияOZON ExpressВсё для игрАвтомобили и мототехникаЭлектронные сигареты и товары для куренияOzon PremiumOzon GlobalТовары в РассрочкуУцененные товарыOzon. CardСтрахование ОСАГОРеферальная программаOZON TravelРегулярная доставкаOzon HealthyДля меняOzon Dисконтozon merchOzon Бизнес для юрлицОзон Клуб23 февраля Везде 0Войти 0Заказы 0Избранное0Корзина
  • TOP Fashion
  • Ozon Card
  • Акции
  • OZON Express
  • Бренды
  • Магазины
  • Книги
  • Электроника
  • Одежда и обувь
  • Детские товары
  • Дом и сад
  • OZON Travel
  • Ozon Dисконт

Произошла ошибка

Вернуться на главную Зарабатывайте с OzonВаши товары на OzonРеферальная программаУстановите постамат Ozon BoxОткройте пункт выдачи OzonСтать Поставщиком OzonEcommerce Online SchoolSelling on OzonО компанииОб Ozon / About OzonВакансииКонтакты для прессыРеквизитыАрт-проект Ozon BallonБренд OzonГорячая линия комплаенсПомощьКак сделать заказДоставкаОплатаКонтактыБезопасностьЮридическим лицамДобавить компанию в Ozon БизнесМои компанииКэшбэк 5% с Ozon. СчётПодарочные сертификаты © 1998 – 2021 ООО «Интернет Решения». Все права защищены. OzonИнтернет-магазинOzon ВакансииРабота в OzonOZON TravelАвиабилетыOzon EducationОбразовательные проектыLITRES.ruЭлектронные книги

Как развить интуицию и зачем вам это нужно » Notagram.ru

Что такое интуиция? Интуиция – это особый наш внутренний голос, который постоянно находится с нами на связи, но, по каким-то причинам, мы его часто не слышим или не доверяем ему.

Зачем нам нужна интуиция, которую многие называют шестым чувством? Интуиция помогает избежать опасных ситуаций. Всем известны случаи, когда люди вдруг внезапно передумывали садиться в самолет, а после узнавали об авиакатастрофе. Помогает интуиция не только для спасения жизни, но и обычной работе, например, при принятии жизненных или бизнес решений.

Развить интуитивное мышление можно. Но для этого необходимо приложить много усилий и потратить определенное количество времени. Интуиция есть у каждого человека, вот только у кого-то она хорошо развита, а у кого-то нет. Существует много различных методик для развития интуитивного мышления. Мы предлагаем вам пять упражнений, которые вы можете выполнять практически в любое время и в любом месте, если хотите, чтобы ваша интуиция стала острее.

Как развить интуицию и зачем вам это нужно

Развивайте правое полушарие

Женщины более интуитивны чем мужчины. Почему? Потому что у них более развито правое полушарие. Как известно, это полушарие мозга отвечает за обработку невербальной информации, способность фантазировать и мечтать.

Поэтому для укрепления интуиции следует развивать именно правое полушарие головного мозга. Существует множество упражнений для этой цели, например, тренировка письма или рисование левой рукой.

Избавьтесь от прагматичной логики

Шестое чувство часто несовместимо с логикой. Слушайте свое подсознание, оно нелогично, но способно дать правильные ответы, тогда как сознание работает на принятие аналитических решений. Записывайте в блокнот разные слова (не больше пяти для одного сеанса) и свои первые ассоциации с ними.

Скорее всего, это будет очень скучный список: «дом – уют», «больница – врач», «работа – деньги» и так далее. Закончив, немедленно повторите упражнение с теми же словами. Возможно, вы опять упретесь в логические пары. Повторите еще несколько раз. В какой-то момент вы начнете записывать самые неожиданные сочетания, которые стоит внимательно проанализировать.

Разговаривайте со своим «Я»

Каждый день вы сталкиваетесь с ситуациями, которые не имеют быстрого решения или вообще кажутся тупиковыми. Не бойтесь говорить со своим внутренним «Я». Разговаривайте со своим сознанием. Интуиция начинает работать, когда вы задаете себе вопросы.

Действует это по схеме: проблема — осознание причины — пути решения – выбор оптимального варианта решения проблемы — результат. Без интуиции схемы выглядят иначе: проблема – пути решения – выбор решения — результат. Логика и интуиция проходят по параллелям, но, в отличие от законов математики, пересекаются в жизни.

Ищите гармонию

Интуиция быстрее развивается у тех, кто находится в гармонии с собой и окружающим миром. Подумайте, какая вы личность, чего вы хотите, как к вам относятся другие и т.д. Вы должны иметь четкое представление о себе, и о своих взаимоотношениях с близкими, коллегами и друзьями.

Например, выделите день, который вы полностью посвятите изучению себя, своих ощущений и действий. Оценивайте все, что вы чувствуете, а лучше записывайте. Ориентируйтесь на свои ощущения. Научитесь понимать и слышать свой внутренний голос. Так вам будет легче понять себя.

Будьте спокойны как утренний туман

Интуиция человека может стать инструментом помощи только в том случае, если человек может в любое время остановить поток мыслей и создать внутреннюю тишину. Именно этой цели служит медитация. Это остановка внутреннего хаоса мыслей, расслабление и погружение в глубины подсознания.

Медитация успокаивает ум и избавляет от посторонних мыслей. Попробуйте хотя бы пол часа просто посидеть в комнате или на природе, отключив мобильный и не отвлекаясь на окружающих. Постарайтесь погрузиться в самую глубину своей души, туда откуда все возникает и откуда приходят ответы на ваши вопросы.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

«В бизнесе лучше не полагаться на интуицию»

Такой парадоксальный совет дает участникам Сообщества известный американский психолог, ученый, преподаватель и писатель Дэвид Майерс. Он исследовал интуицию вдоль и поперек, посвятив этой теме книгу. О том, почему интуиция чаще подводит мужчин, опасных последствиях ее применения в бизнесе и способах тренировки эксперт рассказал в своем интервью.

Согласитесь, возможность использовать интуицию на 100% очень привлекательна. Сколько полезных и эффективных решений можно было бы принять, это помогло бы в разы улучшить качество жизни и вырасти в глазах окружающих. Ученые спешат обрадовать мечтателей – интуицию можно и нужно развивать, и для этих целей уже разработан ряд эффективных методик. Однако если есть люди, которые благодаря потрясающей интуиции смогли выиграть в лотерею или создать успешных бизнес, то почему мы ничего о них не знаем?

Дэвид Майерс, известный профессор психологии мичиганского Хоуп-колледжа, автор многочисленных книг и обладатель престижной психологической премии Гордона Оллпорта, озадачился этим и другими аспектами интуиции и поставил перед собой цель заставить шестое чувство работать на благо его хозяев. В результате кропотливых исследований в свет вышла книга Майерса «Интуиция». В монографии, которая появилась в России в этом году, автор подробно рассматривает феномен интуиции с точки зрения психологии и социологии, подкрепляя свой анализ результатами многочисленных исследований. Одна из важных идеи книги – показать, что интуиция – опасное и непредсказуемое оружие, которое при неправильном использовании может нанести владельцу большой материальный и моральный вред.

В интервью E-xecutive Майерс рассказал, какую службу может сослужить интуиция бизнесмену и каковы условия правильной эксплуатации «шестого чувства».

E-xecutive: Хорошая интуиция – врожденное или приобретенное качество? Каков механизм ее формирования?

Дэвид Майерс: Интуиция восходит, в первую очередь, к нашему опыту. Интуиция – это приобретенный опыт, который наша психика в нужный момент делает мгновенно доступным. Например, для начинающих водителей процесс управления автомобилем требует концентрации и постоянного внимания. Однако по мере накопления опыта эти навыки становятся автоматическими и выполняются интуитивно. Так опытные гроссмейстеры многие ходы делают интуитивно, также интуитивно играют на своем инструменте профессиональные скрипачи – не думая, под каким углом разместить скрипку и с какой силой нажать на смычок.

Для формирования интуиции большое значение имеет процесс релаксации, отдыха. Это доказывает пример Эндрю Уайлза, легендарного математика из Принстона, который после успешного доказательства теоремы Ферма сделал свои умозаключения относительно вектора приложения сил и релаксации. По его словам, главное – в определенный момент думать исключительно о задаче и концентрироваться только на ней. Затем взять паузу, в течение которой будет работать подсознание, оно поможет дать новое понимание о задаче и идеи по ее решению.

Ученые, писатели, артисты – все удивляются тому, как помогает бессознательное, интуитивное мышление. Его можно сравнить с появлением на мониторе «всплывающих» баннеров. Однако для интуиции необходимо создать пространство, только в этом случае она даст о себе знать. Это произойдет тогда, когда мы перестанем «трещать» о силе нашего рационального ума, считает известная американская писательница Энн Ламотт.

Таким образом, для стимуляции интуиции необходимо соблюдать два вышеназванных правила – активно использовать опыт и отвлеченное сознание. Это позволит услышать «шепот» раннее невыразимых знаний.

E-xecutive: То есть люди с сильным логическим умом никогда не отличаются хорошей интуицией, поскольку привыкли доверять логике? В таком случае, какому типу людей свойственна хорошая интуиция?

Д.М.: Действительно, одни люди более интуитивны, а другие более рациональны. Здесь уместно вспомнить о типологической инвентаризации людей Майерса-Бриггса. Например, одни умеют хорошо распознавать мысли и намерения окружающих. Для изучения этого феномена профессор психологии университета Техаса Уильям Айкс и его коллеги провели эксперимент. Они сделали видеозаписи множества эпизодов общения между людьми — между родными и близкими, коллегами по работе и так далее. Затем каждый из участников диалога просматривал запись, останавливаясь на любом эпизоде, в ходе которого у него при записи возникали особенно яркие чувства и мысли, и озвучивал их. После этого запись воспроизводилась снова, и уже другим испытуемым предлагалось угадать, что именно чувствовал человек, изображенный в кадре, в каждом из этих ключевых моментов. Выяснилось, что существует отдельная категория людей, в которой очень много женщин, которым удавалось угадывать истинные ощущения людей гораздо чаще.

Интересен тот факт, что между тем, как люди думают, они могут читать мысли, и их реальными успехами нет почти никакой связи. Как отмечает Айкс, уровень точности эмоционального восприятия у людей растет. Учитывая то, что социальная интуиция важна для массы специалистов, среди которых дипломаты, врачи, руководители компаний, судьи, эти новости не могут не радовать.

E-xecutive: Учитывая этот факт, можно ли утверждать, что женщины более успешны на определенных позициях в бизнесе (например, в качестве HR-менеджеров), нежели мужчины, в силу более развитой интуиции?

Д.М.: На самом деле у мужчин и женщин гораздо больше сходств, нежели различий. Но именно различия всегда были в фокусе внимания ученых и общественности. Женщины сами склонны описывать себя как более эмоционально компетентных, имеющих способность проникаться чувствами других людей. Это качество, в частности, объясняет, почему оба пола считают дружбу с женщинами более доверительной, интимной и психологически комфортной, нежели с мужчинами. Так что теперь понятно, почему в поисках понимания все обращаются именно к женщинам.

В основе кардинальных отличий – способность женщин читать чужие эмоции. В результате анализа 125 исследований социальной чувствительности одна из самых сильных американских экспертов по невербальному общению Джудит Холл выяснила, что женщины намного превосходят мужчин в способности декодирования эмоциональных сообщений. Когда женщинам показывали беззвучный короткий эпизод из фильма, в котором фигурировала расстроенная женщина, дамы чаще, чем мужчины, догадывались, что она обсуждает свой развод, а не выслушивает критику. Это также дает женщинам возможность распознавать ложь и эмоциональную фальсификацию, в том числе, и в межличностных отношениях.

Так что можно сказать, что в среднем женщины, конечно, с большим интересом склонны распространять свои способности на межличностные отношения и противоположный пол, однако исследования в этой области продолжаются, что позволит в будущем более четко определить превосходство женщин и в решении бизнес-задач.

E-xecutive: А как насчет брокерского дела? Интуиция в этом деле приходит мужчинам на помощь?

Д.М.: Я бы так не сказал. Мужчины, конечно, больше, чем женщины склонны делать смелые прогнозы и принимать рискованные решения. Однако в результате сами же и страдают. Этой проблемой в 90-е годы занимались ученые Брэд Барбер и Терренс Один из Калифорнийского университета. Они, в частности выяснили, что экономическая интуиция – очень опасная штука. Полагаясь только на нее, можно здорово проиграть. Мужчинам в этой области, так и в любых других, вообще свойственно завышать уровень своей компетенции, а неудачи списывать на других людей или независящие от них обстоятельства. В результате они теряют деньги.

E-xecutive: Одна из первых глав вашей новой книги «Интуиция» посвящена опасным сторонам шестого чувства. О каких из них следует помнить прежде всего??

Д.М.: Читая о возможностях, которые дает интуиция, и связанных с ней рисках, многие читатели наверняка захотят проверить свое шестое чувство. Однако все не так просто. В одних случая интуиция срабатывает очень верно, например, многие с легкостью читают по лицам. А вот интуитивно спрогнозировать курс акций или футбольный счет может далеко не каждый.

Благодаря СМИ информация об авиакатастрофах распространяется очень быстро и во всех подробностях. Поэтому многие американцы, особенно после терактов 11 сентября, предпочитают ездить на весенние каникулы во Флориду на автомобиле, а не подниматься в небо. Хотя по статистике самолет до сих пор – самый безопасный вид транспорта. Так что наша интуиция часто также дает сбои и ошибается. Интуитивно люди доверяют воспоминаниям больше, чем следует. Мы неправильно читаем посылы собственного разума, отрицаем, что определенные факторы влияют на нас. Также неправильно предчувствуем будущее, — как плохо мы можем предсказать, что будет с нами через год в случае, сли мы потеряем работу, разобьется наша семья, у нас диагностируют ВИЧ… И как хорошо можно предсказать будущее при условии, что мы выиграем в лотерею сумму с несколькими нулями.

Как показывают десятки исследований, люди часто неправильно трактуют даже собственное поведение и не могут его адекватно оценить. Так, женщина среднего возраста часто выбирает в магазине узкие джинсы, уверяя себя, что запросто скинет несколько кило. Редко кто в таких ситуациях реалистично смотрит на вещи и отложит покупку до тех пор, пока не похудеет.

E-xecutive: В книге вы также рассказываете об аномалиях экономической интуиции людей. Как они влияют на нашу жизнь?

Д.М.: Поведенческие экономисты Ричард Талер и Даниэл Канеман выявили ряд таких аномалий. В соответствии с этими инстинктами, мы очень быстро принимаем решения — иногда мудрые, а иногда глупые и непредсказуемые. Бывают случаи, когда экономическая интуиция людей действует вопреки логике экономики. Исследования Канемана и Амоса Тверски демонстрируют, что это понятно с точки зрения психологии, хотя и нелогично: мы получаем больше боли от потерь, чем счастья от приобретения чего-либо. Поэтому мы проявляем острожность, когда нам дается шанс придержать победившие акции, и смелость, если появляется возможность избежать потери. В ходе различных экспериментов люди предпочитают верную прибыль ситуации, когда по случайности можно либо все проиграть, либо получить выгоду в два раза больше. Тем не менее если речь идет о том, чтобы избежать потери, они с радостью хватаются за такую рискованную возможность. По мнению Канемана и Тверски, мы ощущаем боль от потери в два раза острее, чем удовольствие от приобретения такого же размера. Эта аномалия известна как «отвращение к потерям».

Еще одну аномалию экономист Талер назвал «эффектом пожертвования». Вам нравится машина соседа, но готовы ли вы поменяться с ним? Любопытно, что подавляющее большинство людей в этой ситуации предпочтет практически всем соблазнительным альтернативам те вещи, которые уже имеет. С экономической точки зрения люди часто хотят получить за отказ от чего-то гораздо больше, чем они готовы заплатить за получение этого.

И еще один красноречивый эксперимент. В ходе одного исследования одним людям по два доллара, а другим — лотерейные билеты такой же стоимости. Позднее, когда исследователи предложили участникам эксперимента поменяться, большинство предпочли оставить себе то, что у них уже было.

E-xecutive: А как застраховать себя от неверных интуитивных решений, в том числе и экономических?

Д.М.: Во-первых, мы должны помнить об опасностях интуиции. Когнитивная наука сегодня направляет свои силы не на уничтожение интуиции, а не ее активное укрепление, заострение мышления и углубление мудрости. Это все равно как если бы врач сказал, что состояние здоровья пациента отличное, но требуется некоторая коррекция зрения. Так что в одних областях интуиция работает очень остро, а в других требует развития и заострения. Кроме того, в тех случаях, когда это возможно, мы должны проверять интуицию реальностью, и постоянно испытывать ее. И уж конечно не полагаться при принятии серьезных решений только на шестое чувство, особенно, если у вас мало такого опыта.

E-xecutive: Российские предприниматели часто не относятся к интуиции серьезно и считают ее факультативным критерием при принятии решений. Как дела обстоят у их американских коллег?

Д.М.: Интуиция американских инвесторов, успешных и не очень, конечно, влияет на их судьбу. Согласно исследованиям психологов, многие инвесторы, среди которых много мужчин, действительно доверяют своему внутреннему чутью, но делают это зря. Они живут с иллюзией, что могут быть более успешны, если не будут играть по правилам эффективного рынка, а воспользуются интуицией. Однако такая позиция в лучшем случае приводит к тому, что они ничего не теряют. Интуицию можно и нужно развивать, однако это не панацея и не единственный ключ к успеху.

E-xecutive: Каким образом можно обратить внимание предпринимателей на возможности интуиции? Есть ли смысл, например, ввести специальный курс по развитию интуиции в программу МВА-школ?

Д.М.: Исследование о недостатках интуиции применительно не только к сфере инвестиций, но и к процессу подбора персонала. Так, например, часто HR-менеджеры склонны проявлять чрезмерную уверенность в своей способности прогнозировать шансы кандидата на успех. Многим людям, занятым в бизнесе, я вообще бы не советовал обращать на внимание на интуицию в случае, если ее успехи не подтверждены обширным опытом. Согласитесь, что вероятность успешной работы кандидата зависит от многих факторов, а не от субъективных интуитивных оценок сотрудников HR-службы.

E-xecutive: В таком случае может ли интуиция помочь HR-менеджеру раскрыть истинную натуру кандидата?

Д. М.: Следует отметить, что интуиция не поможет понять, говорит ли человек на собеседовании правду или лжет. Так что, выбирая между двумя кандидатами, один из которых действительно искренен, а другой просто пытается произвести хорошее впечатление, менеджеры компании, как правило, сталкиваются с большими трудностями. Тем не менее, как я уже говорил, многие люди более компетентны в умении читать эмоции окружающих. Для определения истинных эмоций – счастья, гнева, страха, удивления, — многим достаточно лишь взглянуть в лицо собеседнику в течение долей секунд.

E-xecutive: Хорошая интуиция помогает предсказать степень риска и принять правильное решение. Какие факторы влияют на нашу возможность предсказать степень риска?

Д.М.: Психологи определили, что на наше предчувствие относительно целесообразности риска влияет четыре фактора. В качестве примера действия этих факторов приведу распространенную нынче боязнь полетов.

Во-первых, мы боимся замкнутого пространства и высоты – этот страх имеет очень глубокие корни и восходит еще к страхам наших предков. Во-вторых, мы боимся, что не сможем контролировать ситуацию в небе. Мы считаем, что, ведя машину, полностью контролируем ситуацию, а летя на самолете – нет. Это ошибочное впечатление. Мы не любим, когда кто-то делаем для то, что мы можем с удовольствием сделать для себя сами, говорит риск-аналитик Чонси Старр.

В-третьих, мы боимся того, что может произойти внезапно, поскольку мы слишком волнуемся о будущем и боимся, что сможем его потерять. А вот подростки, например, равнодушны к вреду курения, поскольку живут настоящим, а не будущим.

Кроме того, мы боимся картинок, которые надолго врезаются в нашу память. Фотографии терактов 11 сентября формируют ужасные ощущения и страхи, которые определяют наше желание избежать подобных ситуаций. Так что тысячи примеров удачных поездок на дальние расстояния на авто заставляют нас не думать об опасностях вождения. Мы боимся единичных случаев, а не тех опасностей, которые сплошь и рядом. Такова человеческая природа.

Интуиция (Стэнфордская энциклопедия философии)

1. Природа интуиции

Рассмотрим утверждение, что полностью рациональный человек не верит обоим р и не р . Как вы считаете, весьма вероятно, что претензия казалась вам верной. Что-то подобное, вероятно, происходит, когда вы рассмотрите следующие предложения:

  • [I1] Если not-not- p , затем p .
  • [I2] пытать разумное существо для развлечения — это неправильно.
  • [I3] Невозможно чтобы квадрат имел пять сторон.
  • [I4] Человек мог бы выжить после трансплантации их мозга в новое тело.

В центре внимания этой статьи — интуиции — ментальные состояния или события в что утверждение кажется верным в свете этих Предложения .

Кажется очевидным, что обычное использование включает больше в расширение термин «интуиция», чем такие состояния, как это позволило бы что у родителей может быть интуиция, что их ребенок невиновен какое-то преступление или археолог может интуитивно догадаться, что древний сайт, представляющий интерес, находился в определенной области. Некоторые психологические исследования кажутся столь же снисходительными. Рассмотрим недавнее исследование «Интуиция» в натуралистическом принятии решений (Klein 1998). Такое исследование показало, что агенты с достаточным опытом работы в заданная область (например, уход за новорожденными, пожаротушение или шахматы) при суждениях и принимать решения на основе познавательного процесса кроме сознательного рассмотрения различных вариантов и взвешивание доказательств и утилит. Такой эксперт «Интуиция», что какой-то младенец страдает сепсисом, что огонь пойдет определенным курсом, или что определенный шахматный ход является хороший, сразу появляются в сознании.

Менее важно, чем лингвистическое использование в различных областях, теоретизирование охватывает соответствующие психологические и эпистемологические суставы можно найти в мире. В центре внимания данной статьи роль интуиции в сугубо философских (и других «Кресло») запрос. Это правдоподобно (и будет предполагаться здесь, но см. Надо 2014 для сомнений), что интересующие интуиции философия составляют единый эпистемологический и психологический вид иллюстрируется [I1] — [I4] и многими дополнительными примерами, которые появляться в § 2.2 и §2.3 ниже, но не из того, что было в предыдущем абзаце.

1.1 Интуиции как убеждения

Некоторые философы приравнивают интуицию к убеждениям или какой-либо вера. Например, Дэвид Льюис пишет:

Наша «интуиция» — это просто мнения; наши философские теории те же. Некоторые из них имеют здравый смысл, некоторые — сложный; некоторые частные, некоторые общие; некоторые более твердо держится, немного меньше. Но все это мнения…. (1983: х)

Такие замечания предполагают следующий счет:

  • [A1] S имеет интуиция, что p тогда и только тогда, когда S считает, что п. .

Зачем использовать [A1]? Некоторые могут быть вынуждены сделать это на основании онтологических бережливость. Если интуиция — это убеждение, нам не нужно принимать ничего нового психологическое состояние. Кроме того, явно существует тесная связь между интуицией и верой в то, что обычно содержание интуиции.

Однако это убеждение, что p не является ни необходимым, ни достаточным для интуиции, что p вызвано конфликтами между убеждения человека и его интуиция.Один правдоподобный характеристика парадокса состоит в том, что это набор предложения, каждое из которых интуитивно понятно, но не все будь настоящим. Если кто-то обдумал путь к удовлетворительному разрешение парадокса и выявил ложное суждение, одно часто все еще интуитивно чувствует, что отвергнутое предложение истинно. Следовательно, если предположить, что в таком случае чьи-то убеждения не противоречиво, можно интуитивно догадаться, что p , в то время как не верю p и можно полагать, что p без имея интуицию, что р .Ведь еще до такого рассуждения можно отказаться от представления о противоречивом множестве, пока каждый остался интуитивно понятным. В более общем плане кажется, что можно верить что-то — что какая-то теория верна, что какая-то математическая или логическое предложение — это теорема, что человек голоден или что человек теперь говорит — не имея интуиции, что p и поэтому уверенности в том, что p недостаточно для интуиции, п. .

Такие случаи также иллюстрируют важную особенность интуиции — их относительная причинная независимость от явных вера.Полезна аналогия с восприятием. Можно при просмотре иллюзию Мюллера-Лайера, воспринимайте одну строку длиннее, чем другой, хотя один, многократно измерив линии, твердо считает, что они одинаковой длины. Приводится именно такая аналогия когда, например, предполагается, что некоторые моральные интуиции могут быть

непреодолимая моральная иллюзия [ы], подобная некоторым оптическим иллюзиям которые не теряют своей интуитивной привлекательности, даже когда теория подсказывает нам лучше.(Каган 1989: 15)

Более разборчивый вариант такого рода объяснений гласит, что интуиции — это убеждений с подходящей этиологией . Один такой счет, одобренный многими психологами и философами с натуралистических наклонностей, относится к интуиции как к убеждениям без осознанная или интроспективно доступная выводная этиология (гопник и Schwitzgebel 1998; Девитт 2006: 491; Kornblith 1998) как в

  • [A2] S имеет интуиция, что p тогда и только тогда, когда S образует происходящее вера в то, что p , без сознательного вывода об этом из других вера.

На [A2] верования с предполагаемым происхождением, которыми человек является сознание — это не интуиция. Однако [A2] по-прежнему ошибочно включает необъяснимые перцептивные убеждения, убеждения в памяти и интроспективные убеждения как интуиции. Более того, [A2], как и [A1], противоречит тот факт, что у человека могут быть интуиции, содержание которых не полагать. Первую проблему можно обойти с помощью контента ограничение по сорту без логического вывода веры в вопросе или в дальнейшем этиологические ограничения.Последняя проблема не возникает так легко обошли.

Еще более заметная этиологическая поправка к анализу убеждений (Людвиг 2007: 135) —

  • [A3] S имеет интуиция, что p тогда и только тогда, когда S образует происходящее убеждение, что p исключительно на основании компетенции с концепции задействованы в р .

Этот анализ не вызывает возражений против [A1] и [A2].Он не считает интроспективное, воспоминание или перцептивное убеждение интуиция. Однако при условии, что рассматриваемые концепции не противоречат друг другу, это может означать (в зависимости от того, что требуется для компетентность с концепцией), что интуиция непогрешима. Даже если интуиция непогрешима, если S ошибочно отклонил одно из предложения, составляющие парадокс, p , кажется, она могла бы, в отличие от [A3], до сих пор интуитивно кажется, что р . Ну наконец то, [A3], похоже, делает прямое интроспективное суждение о том, что у человека есть интуицию трудно оправдать, так как человеку не хватает прямого самоанализ доступ к бессознательным причинам своих убеждений.

1.2 Интуиция как склонность верить

Питер ван Инваген утверждает, что интуиция может быть

в некоторых случаях тенденции, которые делают определенные убеждения привлекательными для нас, которые «двигают» нас в направлении принятия определенных предложения, не доводя нас до принятия. (1997: 309)

Это предполагает примерно следующее:

  • [A4] S имеет интуиция, что p тогда и только тогда, когда S склонен верить п. .

Если склонность верить — это пропозициональная установка, такая учетная запись позволит, чтобы интуиции были пропозициональными установками и, в отличие от анализа убеждений, позвольте человеку иметь интуицию без вера. Однако [A4] кажется слишком либеральным, поскольку не накладывает ограничений на характер или источник рассматриваемого диспозиции. Можно было бы склонен верить, что собака рядом, если повернуть голову и смотрит, склонен полагать, что человеку больно, если он размышляет о это, или даже склонен верить сложной теореме, если рассуждать соответственно. Ни один из этих случаев склонности верить не взятого в одиночку, достаточно для интуиции. Кроме того, [A4] на некоторые взгляды на предрасположенности, подразумевающие, что человек верование p не может быть объяснено их интуицией что р .

Такие опасения по поводу [A4] могут быть удовлетворены ограничением на основании диспозиции. Более правдоподобный счет (Sosa 1998):

  • [A5] S имеет интуиция, что p тогда и только тогда, когда S склонен верить p просто на основании понимания p .

Однако многие утверждают, что первичное понятие интуиции единообразно. который S имеет интуицию, что p только тогда, когда S происходит в соответствующем сознательном психологическом состоянии. Если да, то любой чисто диспозиционалистский подход не может уловить происходящее осознанный характер интуиции во многом так же, как диспозиционный анализ других сознательных состояний терпит неудачу. Вполне возможно иметь, одновременно большое количество склонностей верить, но не хозяин, в то время, единственная интуиция.Например, человек может иметь интуицию, что аксиома наивного понимания верна, когда просили рассмотреть это, но не иметь такой интуиции за рулем дом в плотном движении. И все же может быть правдой то, что она склонен поверить в предложение, просто поняв его (Билер 1998: 209). Кроме того, теперь у человека может быть прямая интроспектива. знание того, что у человека есть интуиция, что p , а у человека нет такое прямое интроспективное знание о своих предрасположенности, особенно неактивированные предрасположенности к верят на основе простого понимания.(Для дополнительного обсуждения диспозиционалистского анализа см. Pust 2000, Erlenbaugh and Molyneux 2009 г., Коксвик 2011 г.)

1.3 Intuitions as

Sui Generis States

Последнее семейство счетов утверждает, что интуиция — это суи. generis возникающая пропозициональная установка, имеющая различные характеристики как предложение, в котором предложение кажется истинным (Билер 1998, 2002; Pust 2000; Huemer 2001, 2005), в котором предложение представил субъекту как истинное (Chudnoff 2011a; Bengson 2015), или который подталкивает субъекта к убеждению (Коксвик 2011). Такие взгляды едины в отрицании того убеждения, что p необходимо или достаточно для интуиции, что p и в отказе от диспозиционного анализа интуиции. Тесная связь между интуицией, что p , и склонностью верить p объясняется тем, что интуиция обычно служит основанием для склонность верить р .

По мнению сторонников такого рода счетов, когда человек интуиция, что p , человек не просто представляет, не верит или Считаем р .Скорее, p — это содержание отличительного возникающая сознательная пропозициональная установка неверия. Билер, для Например, утверждает, что

Когда у вас есть интуиция, что A , кажется вам тот А . Здесь «кажется» понимается, а не в его употреблении. как предостерегающий термин или термин «хеджирование», но при его использовании как термин для подлинного вида сознательного эпизода. Например, когда вы сначала рассмотрим один из законов де Моргана, часто это не кажется верно и не кажется ложным; Однако после минутного размышления что-то происходит: теперь это кажется правдой. (Билер 1998: 207)

Некоторые философы, поддерживающие такие взгляды, также придерживаются того мнения, что (и другие) переживания имеют пропозициональное содержание и стремятся дать отчет об отличительных чертах интуиции, восприятие и другие видения или переживания.

Согласно «кажущейся» версии такой точки зрения, неизбирательный учет интуиции будет следующим:

  • [A6] S имеет интуиция, что p тогда и только тогда, когда S кажется, что п. .

Хотя этот рассказ кажется подходящим для психологической работы над тема интуиции, она недостаточно разборчива. Если мемориал или интроспективные видения с пропозициональным содержанием существуют, они не отождествляемые с интуицией, с которой это запись началась. Более того, в сочетании с точкой зрения, что перцептивный опыт состоит из подходящего кажущегося p , эта точка зрения подразумевает наличие интуитивного восприятия. Ясность достигается за счет утверждения, что такие состояния не являются интуицией. даже если все они являются видами какого-то общего рода.

Более разборчивый счет выглядит следующим образом:

  • [A7] S имеет интуиция, что p тогда и только тогда, когда это интеллектуально кажется S , что p .

Некоторые, однако, утверждали, что существует важное различие между интуицией первичного интереса в философском исследовании и другие государства, которые предполагают интеллектуальное видение, что p . Билер, например, утверждает, что философские исследования обычно полагается на « априорных интуиций », которые должны быть отличается от «физической интуиции», вызванной научные мыслительные эксперименты в том, что последние не представляют сами по мере необходимости, в то время как первые делают (1998: 165).Те, кто хотят различать состояния, вовлеченные в научную мысль эксперименты тех, кто обычно занимается философскими исследованиями, могут либо поддержать [A7], либо отклонить предположение, что такие физические интуиция включает в себя то же интеллектуальное видение или навязывает дальнейшее условия на тех интуициях особой философской значимости как в следующих счетах:

  • [A8] S имеет рациональная интуиция that p тогда и только тогда, когда это кажется интеллектуальным к S , что обязательно p .
  • [A9] S имеет рациональная интуиция , что p тогда и только тогда, когда либо [A] (1) it интеллектуально кажется S , что p и (2) если S если бы рассмотреть, является ли p обязательно истинным, это интеллектуально кажется S , что обязательно p , или [B] это интеллектуально кажется S , что обязательно п. .

[A8] делает все рациональные интуиции откровенно модальными по содержанию и взгляд на обладание понятием, согласно которому обладание понятием c при т требует возможности развертывания c дюймов мысль на уровне т , требует определенного уровня сложности, не очевидно философски настроенный невиновный, который, тем не менее, предположительно обладает рациональной интуицией (Pust 2000: 38; Ludwig 2007: 136).Более того, интуиция возможности также важна для философской практики, и если сторонник [A8] желает включить утверждения о возможности как содержание интуиции (а не их как логически обоснованных рациональной интуицией и принцип, что то, что обязательно возможно, возможно), то они должен относиться к такой интуиции как к повторяющейся модальной пропозициональное содержание.

[A9] (см. Pust 2000: 46) требует единственного происходящего сознательного психологическое состояние в рациональной интуиции и отличает это состояние от физической интуиции, допуская, что наивный агент может иметь рациональную интуицию, даже если в настоящее время понятие метафизической необходимости.Также не требуется, чтобы Возможности интуиции включают в себя повторяющееся модальное содержание. Однако, поскольку он оставляет различие между рациональным и физическая (или другая) интуиция, иногда зависящая от диспозиционной [A9] может вызвать беспокойство по поводу наших способность напрямую различать, что у нас есть рациональная интуиция.

Некоторые философы утверждают, что такое sui generis пропозициональные установки не существуют или не являются частью их собственных душевная жизнь.Например, Уильямсон пишет:

Что касается меня, я не осознаю никаких интеллектуальных явлений за пределами моего сознательного склонность верить предложению Геттье…. Эти парадигмы не подтверждают интеллектуального видения, если фраза должен означать что-то большее, чем интуиция в Льюисе или смысл ван Инваген. (2007: 217)

Сторонники таких отчетов должны быть обеспокоены, чтобы объяснить ошибку их оппонентам и, в идеале, чтобы они могли расположить государства в самих себя.(См. Chudnoff 2011a и Koksvik 2011 о попытках помочь такие скептики, тщательно описывая то, что им следует искать.)

Уильямсон (2007: 218–219) выступает против анализа подобного рода. сейчас рассматривается и в пользу более снисходительного убеждения или диспозициональный анализ, отмечая, что широкий спектр предложений можно правильно назвать «нелогичным», и что это класс не состоит только из отрицания предложений, которые согласно более ограниченному пониманию интуиции, содержание интуиции.Например, Уильямсон указывает на то, что философские взгляды, влекущие за собой отсутствие гор, часто думают в достоинства таких следствий, чтобы быть весьма противоречивым. В предположение о том, что — это гор, однако, не является содержание интуиции на любом из счетов в этой семье.

Одним из возможных возражений аргументам Уильямсона было бы охарактеризовать контринтуитивное утверждение как утверждение, что не подходит расположения материи метафизически достаточно для наличия гора (т.е., что горы невозможны) и нет Причина, по которой отрицание этого предложения не может быть более ограничительные объяснения интуиции, содержания интуиции. Другой возможный ответ будет указывать на то, что у нас очень хорошие оснований полагать, что есть горы, и предполагать, что жалоба на то, что p противоречит здравому смыслу, является просто утверждением, что не- р крайне оправдано.

1.4 Предложения, свойства и факультеты

До сих пор считалось, что интуиция всегда принимает предложения. как их объекты.Некоторые могут не согласиться, считая, что у нас de re или объектная интуиция свойств или положений дел. В самом деле, можно сказать, что наше понимание de re различных свойства — это то, что обосновывает или оправдывает наше согласие с предложениями вовлекая их. Для решения этой проблемы потребуется подробный отчет предложений и свойств и их отношений. Это также требуются подробные отчеты по de dicto и de re отношения. Здесь нельзя проводить ни одно из этих исследований.Это Следует, однако, отметить, что такая концепция нашего de re понимание свойств скрывается под поверхностью многих рационалистов счета, оформленные в терминах концепций или свойств (Билер 1998; BonJour 1998) и еще более ясно заявляет, что мы познавать универсалии путем знакомства (Russell 1912).

Кроме того, точная концепция пропозиционального содержания может иметь варьироваться с учетом интуиции. Например, те, кто апеллировать к предложениям, которые кажутся верными или которые верить предположительно будет считать, что то, во что мы вправе верить через рациональная интуиция не является чисто расселловским предложением а скорее либо предложение Фреге, либо предложение Рассела под что-то вроде режима презентации.

Наконец, вышеупомянутое внимание было уделено интуиции как психологической состояния или события. Иногда проблемы, связанные с интуицией, сформулированы с точки зрения того, существует ли факультетов Интуиция . Конечно, поскольку интуиция причинно объяснимо, существует какой-то процесс , который их производит и некоторые могут назвать этот процесс «факультетом». Если это все, что подразумевается под этим термином, тогда никакого вреда не будет. Тем не менее, пока такие разговор может иметь свое место (особенно в различных когнитивных научных пытается объяснить возникновение интуиции), принимая это за кажется, что больше, чем только что предложено, предрешает вопрос о том, сколько интуитивное оправдание похоже на оправдание, производимое эмпирические способности, такие как зрение и пренебрежительные карикатуры точки зрения, что интуиция служит оправданием убеждений.

2. Эпистемологическая роль интуиции

2.1 Философское и нефилософское использование интуиции

Как отмечено в §1, В центре внимания данной статьи — роль интуиции в философия. Именно в отчетах о таких интуициях выше были оценены. Поэтому в дальнейшем будем предполагать, что соответствующий отчет о рассматриваемых состояниях является относительно ограничительная версия государственного счета sui generis (§1.3). Однако такое предположение не является существенным для многих из того, что следует.

В свете обсуждения §1, некоторые из государств, которые включены в более обширные отчеты о интуицию можно было бы лучше принять за восприятие или опыты такого рода, которые одобряют те, кто утверждает, что у нас есть перцептивные видения или переживания со сложным пропозициональным содержанием. В этом связи, стоит учесть взгляды различных теоретиков, которые считают, что перцептивный опыт может в основном представлять и представлять к предмету, предложения со сложными свойствами хорошо помимо феноменологических (Siegel 2010).С такой точки зрения те, у кого есть подходящая подготовка, могут иметь опыт восприятия, который ребенок болен или что огонь скоро охватит комнату так, как у неспециалистов есть опыт восприятия, который им представлен что-то красное. Эпистемология такого пропозиционального перцептивного государства (если они существуют) должны рассматриваться в другом месте.

2.2 Метод дел

Рассмотрим следующие парадигматические примеры современного философское рассуждение, в котором философская теория рассматривается как prima facie опровергнуто из-за противоречия интуиции по частному гипотетическому случаю:

Дело Геттье (Gettier 1963):
Предположим, что Смит и Джонс подали заявление на определенную работу.Смит полагает на основании веских доказательств, что Джонс получит работу а также что у Джонса в кармане десять монет. Он делает вывод из этого что у человека, который получит эту работу, в кармане десять монет. Однако представьте себе, что Смит не знал, что он сам, а не Джонс, получить работу. И, также неизвестно Смиту, у него самого десять монет в его карман.
Интуиция Геттье: Смит не знает что у человека, который получит эту работу, в кармане десять монет.
Теория обоснованных истинных убеждений Знание: S знает, что p IFF S имеет обосновано верное мнение, что р .
Случай трансплантата (Томсон, 1976):
Предположим, что вы хирург-трансплантолог и теперь у вас есть пять пациентов, каждый из которых нуждается в другом органе, чтобы предотвратить неминуемая и верная смерть. У вас также есть подходящий донор в вашем больница для профилактического осмотра. Если бы вы невольно (и тайно) забрали ее органов и пересадить их пяти нуждающимся, вы обязательно вызвать ее смерть, но и предотвратить смерть пятерых.
Интуиция трансплантата: Это не морально дозволено изымать органы одного в целях спасения пять.
Закон об утилитаристской теории морали: Действия A морально правы IFF A максимизирует благополучие.
Дело о китайской нации (Блок 1978)
Предположим, что граждане Китая организованы так, чтобы функционально эквивалентен человеческому мозгу и взаимодействовать с человеческое тело функционально эквивалентно тому, в котором мозг взаимодействует с телом человека.
Интуиция китайской нации: Нация В Китае, организованном таким образом, не хватало бы квалиа (т.э., не было бы ничего хотелось бы быть нацией Китая).
Функционалистская теория разума: S имеет психическое состояние M IFF S содержит реализацию функциональное состояние F .
Футляр для флагштока (Bromberger 1966)
Предположим, что флагшток стоит на ровной площадке в ярком свете. Солнечный свет. Из спецификации длины флагштока тени и высоты солнца в небе можно, учитывая соответствующие законы оптики, выведите высоту флагштока.
Флагшток Интуиция: Высота флагшток не объясняется длиной его тени.
Дедуктивно-номологическая теория Пояснение: E — это объяснение F IFF E представляет собой набор истин, который дедуктивно подразумевает F и дедукция в основном опирается на номическое обобщение.

Такие примеры можно легко умножить, включив в них телетранспорт. и случаи деления в литературе о личности, упреждении и случаи эпифеноменов в литературе по причинно-следственной связи и объяснению, ясновидение и случаи злых демонов в эпистемологии, случаи Ньюкомба в теория принятия решений, Франкфуртские случаи в литературе о свободе воли, Случаи Twin-Earth и Swampman в литературе по ментальному содержанию, Дело Джексона о Мэри в метафизике разума, тележки в прикладной этики, машинного опыта в нормативной этике и многих других многие другие.

В каждом таком случае тот факт, что теория или обобщение в вопрос противоречит содержанию интуиции рассматривается как (опровержимые) доказательства против теории или обобщения. Также, тот факт, что теория предполагает результаты, согласующиеся с интуицией, обычно считается prima facie поддержкой теория. (См. Дополнительный документ «Логическая структура метода падежей» для дальнейшего обсуждения логической структуры таких рассуждения.)

Такое использование интуиции, возможно, станет еще яснее, если мы рассмотрим, что кажется контрастом между философской методологией и методологией естественные науки. Ученый-эмпирик должен заниматься эмпирическим какое-то наблюдение с целью подтвердить или опровергнуть теории, которыми занимается ее дисциплина. Если судить по ней практика, философ, напротив, кажется способным продолжить в значительной степени или полностью из кресла. Если взять доказательства какие естественные науки в первую очередь реагируют на то, что создается эмпирическое наблюдение, кажется, что философское (и другое) исследование Исходя из кресла, должно быть какое-то другое (предполагаемое) доказательная база.Естественное (хотя и оспариваемое) предположение состоит в том, что интуиции рассматриваются как первичные доказательства в философских расследование.

(Некоторые современные обсуждения методологии и эпистемологии обращение к конкретным гипотетическим случаям рассматривает их как «Мысленные эксперименты» и попытки провести аналогии между ролью таких случаев в философском исследовании и ролью мысленных экспериментов в эмпирической науке (Horowitz and Massey 1991; Соренсен 1992). Эта аналогия здесь не проводится по указанным причинам. в §1.3.)

2.3 Общая интуиция

Четыре примера выше (§2.2) предполагать обращение к интуиции в отношении конкретных гипотетических случаев в философском теоретизировании. Однако есть и другие известные примеры обращения к интуиции, такие как эпистемологические рационалист. Для наших целей эпистемологический рационалист — это тот, кто придерживается этой веры в некоторые предложения, не оправдывается чувственный опыт, интроспекция или память, а скорее с помощью рационального интуиция (BonJour 1998; Bealer 1998).

Один традиционный аргумент в пользу рационализма обращается к различным предложения, в которые (а) мы, по-видимому, ясно верим, и (б) кажутся оправданными не опытом, а просто тем, что мы кажемся увидеть или понять, что они верны. Вероятные кандидаты включают принципы классической логики, основы арифметики, аналитики предложения, принципы исключения цвета или формы и транзитивность претензии. Следующие примеры являются репрезентативными:

  • [R1] Ничто не может быть красным и зелень одновременно.
  • [R2] \ (2 + 2 = 4 \)
  • [R3] Если A — это выше B и B выше C , то A выше C .
  • [R4] Нет раунда квадраты.
  • [R5] ( P и Q ) следует Q .

Гипотетические примеры случаев, которые приводят в движение многие философские теоретизирования в эпистемологии, моральной теории, метафизике и Философия разума в некотором смысле специфична по содержанию.В примеры рационалистов обычно более общие.

На самом деле философски значимые положения вообще есть. уровни общности, которые могут быть содержанием интуиции. Вот некоторые примеры общих утверждений, которые якобы интуитивно понятный:

  • [G1] Если S оправдано верить p и оправдано верить \ (\ Box (p \ supset q) \), то S оправданно полагать q .
  • [G2] Если X — это куча песка, то X остается куче, даже если одна песчинка удаленный.
  • [G3] S выполняет действовать A свободно, только если S мог бы иначе.
  • [G4] Для каждой собственности P , есть набор лиц (возможно, пустых), которые обладают П .
  • [G5] Через заданное точка не на данной прямой, существует ровно одна линия, параллельная данная строка.
  • [G6] Будь то позже человек, и , численно идентичен более раннему человеку, x , может зависеть только от внутренних фактов о x и y и отношения между x и л .
  • [G7] Возможны любые два абсолютно одинаковые во всех неморальных аспектах действия должны быть совершенно одинаковыми во всех моральных отношениях.

2.4 Интуиция как свидетельство: Intuit

eds vs. Intuit ings

Предыдущие разделы были направлены на то, чтобы показать, как много философских исследование во многом зависит от интуиции как доказательства или причины. Однако такое утверждение неоднозначно. Сказать, что интуиция что p рассматривается как доказательство, которое может служить доказательством того, что тот факт, что у человека есть интуиция , рассматривается как вид доказательства (интуиция и ) или можно было бы утверждать, что пропозициональное содержание интуиции ( intuit ed ) рассматривается как доказательство.

Рассмотрение интуитивного ings как исключительного доказательства было якобы чрезмерно психологизировал философию (Pust 2001) и подыгрывал руки скептиков как кресла, так и эмпирического разнообразия (Уильямсон 2007; Deutsch 2010). В конце концов, если кто-то доказательства являются психологическими, может показаться сложным вопрос, почему такие состояния или события следует рассматривать как доказательства для утверждений, которые совсем не психологическое — утверждения о природе знания, мораль, модальность и т. д.(За предположение, что философы должны вместо этого относиться ко многим из их усилий как к объяснению структура и содержание наших ментальных представлений , см. Goldman 1999, 2007.) Более того, совсем не похоже правдоподобно, что наиболее явный философский аргумент и анализ исходит из психологических предпосылок (т. е. предпосылок о том, что некоторые человек или люди находят интуитивно понятным). Скорее апеллируют к претензиям относительно знания, оправдания, морали, объяснения и т. д.

С другой стороны, чтобы не учитывать тот факт, что предложение в вопрос интуитивно понятен — это контент an intuit ing — кажется, что-то пренебречь важны для очевидного оправдания своей веры в предложение.Хотя большинство наших предполагаемых доказательств в философии состоит из непсихологических положений, что квалифицирует такие предположения в качестве наших доказательств должны иметь что-то , связанное с наше эпистемическое оправдание их веры. Даже если философский аргументация редко включает посылки об интуитивности предложение, наше обоснование для принятия помещения в аргумент имеет большое значение при определении окончательного оправдательная сила аргумента.

Следовательно, мнение о том, что интуиция рассматривается как свидетельство в философии лучше всего рассматривать как точку зрения, которая по отношению ко многим основным вопросы философии, наше оправдание веры в ответ состоит (по крайней мере, существенно) в том, что мы обладаем подходящей интуицией.Из этого не следует, что все явные философские рассуждения могут быть правильно представлены как начинающиеся с предложений о том, что мы иметь различного рода интуицию (этот путь обречен на провал и не может объяснить обоснованность рассуждениями). Проще говоря, точка зрения такова, что появление интуитивного и принято предоставить лицу, у которого это происходит, prima facie оправдание веры в интуицию ed . В качестве альтернативы это считает, что S интуитивно догадывается, что p prima facie оправдывает S , полагая, что p .Учитывая емкий взгляд на доказательства, то как интуитивно, так и интуитивно рассматриваются как доказательства, а появление первых рассматривается как prima facie необоснованное обоснование принятия последнее и последнее в качестве потенциального логического обоснования для дальнейшие предложения.

Те, кто предпочитает сосредоточиться на знании, а не на оправдании, могут принять утверждение, что интуиция рассматривается как доказательство, как утверждение что убеждения, основанные на интуиции (если интуиция отличается от убеждения) или интуитивные убеждения обычно принимаются за знания, и поэтому приняты в качестве доказательства для дальнейших требований.Они также могут позволить, чтобы интуиция, что p , когда она достоверна, является способом познания что p и, таким образом, p как часть доказательства (Cath 2012).

Мнение о том, что интуиция рассматривается как свидетельство в философии, имеет подверглись недавним нападкам со стороны ряда философов (Williamson 2007; Cappelen 2012; Deutsch 2015). Критики явно хотят отрицать эта философская практика рассматривает обладание интуицией как prima facie обоснование его содержания, либо потому, что они отрицают, что интуиция (по крайней мере, так характеризует sui generis ) существуют или потому, что они скептически относятся к государства могут служить prima facie оправданием их содержание. Хотя Уильямсон, как отмечалось выше, предполагает, что он не может интроспективно локализовать такие состояния, Каппелен и Дойч в основном избегают интроспективные апелляции, вместо этого утверждая, что внимание к философским Практика и письмо выявляют мало свидетельств обращения к интуиции. Вместо этого они заявляют, что пристальное внимание к влиятельным дискуссиям в философия обнаруживает окончательный источник оправдания различных претензии следует искать в аргументах.

Возражение на такой ревизионный взгляд на роль интуиции принимает различные формы.Понимание вида рассматриваемого государства может потребовать тщательного самоанализа и теоретического обоснования возникающих над. Более того, можно сомневаться в том, что данное описание природы интуиция верна без сомнения в существовании интуиции. А дальнейшим возражением будет утверждение, что большая часть письменных работ Обсуждаемый Cappelen and Deutsch, язык функций правдоподобно используется для обозначения интуиции и, кроме того, что предоставление аргументов в пользу вердиктов по разным мыслям эксперименты не противоречат мнению автора (неявно или явно) интуиция должна служить prima facie обоснование их содержания (Bengson 2014; Devitt 2015).

3. Вызовы и защита

3.1 Четыре ограничения скептических вызовов

Скептики по поводу интуиции утверждают, что мы не оправданы в веря содержанию нашей интуиции. Предварительное рассмотрение особенности, которыми должен обладать подходящий скептический аргумент, позволят более краткое изложение ниже, а также поможет выявить общие черты аргументов.

Во-первых, такие аргументы являются аргументами в пользу вывода о том, что интуиция (либо интуиция в целом, либо интуиция какого-то определенного типа) не оправдывать нам веру в их содержание.Следовательно, любой такой скептически настроенный аргумент должен иметь предпосылку, излагающую необходимое условие оправдание веры. Назовите эту предпосылку « нормативным помещение. ”Во-вторых, такой аргумент должен содержать предпосылку заявляя, что убеждения, основанные на рассматриваемой интуиции, не удовлетворить необходимое условие обоснованной веры, выдвинутой в нормативная посылка. Назовите эту предпосылку « ненормативной помещение.

В-третьих, успешный аргумент в пользу выборочного скептицизма. относительно интуиции должен быть тот, который не в равной степени применим ко многим другие источники предположительно обоснованного убеждения.Ведь если спорный аргумент также оправдал бы скептицизм в отношении восприятия убеждение и / или мемориальное и / или интроспективное убеждение, оно ничего не показывает явно проблематично насчет интуиции или убеждений, основанных на них. Назовите это ограничение в случае успешного аргумента « местным ограничение скептицизма.

Наконец, (а) обоснование нормативного и ненормативного помещения должны быть предоставлены каким-либо источником доказательств или обоснований кроме интуиций, опровергнутых аргументом и (б) у нас не должно быть веских оснований полагать, что наша вера в нормативная или фактическая посылка не соответствует необходимому условию обоснованное убеждение, выдвинутое нормативной предпосылкой.Позвоните в сочетание этих требований « несаморазрушающееся ограничение »(Bealer 1992; Pust 2001; но см. Сильва 2013). Хотя нарушение этого ограничения не дает причина думать, что обсуждаемый аргумент необоснован , кажется разумное ограничение скептического аргумента, призванного произвести рефлексивно обоснованная вера в вывод в силу его вытекающие из обоснованных посылок. Учитывая, что сторонники различные скептические аргументы, подлежащие обсуждению, — всего лишь местные скептики, они, несомненно, приводят аргументы, направленные на то, чтобы философски обоснованная вера в местный скептический тезис относительно интуиции.

Попытки истолковать скептические аргументы против интуиции как сокращение предположения, что интуиция доказывает Ниже мы не будем обсуждать стоимость. Обратите внимание, однако, что их сторонники (а) требуют некоторого обоснования соответствующих выводов принципы, требуемые reductio , и (b), вероятно, будут лишены какой-либо оправданной положительной эпистемологической позиции, не говоря уже о одного достаточно, чтобы оправдать высокий скептик типичного интуитивного эпистемическое отношение к эмпирическому исследованию.

3.2 Аргумент отсутствия независимой калибровки

Некоторые скептики в отношении интуиции утверждают, что интуиция эпистемически нелегитимна, потому что не может быть независимо откалиброван. В убедительном изложении аргумента Cummins: это требование независимой калибровки используется для обоснования вывод о том, что мы должны «отвергнуть философскую интуицию как эпистемологически бесполезный »(1998: 125).

Сформулируем аргумент следующим образом:

Аргумент отсутствия независимой калибровки

  • [P1] Одно оправдано верить содержанию предполагаемого источника доказательств, только если имеет независимое обоснование веры в то, что предполагаемый источник надежен.
  • [P2] Нам не хватает независимое обоснование веры в то, что интуиция надежный.
  • [C] Мы не оправдано верить содержанию интуиции.

Хотя он имеет существенное правдоподобие в связи с различными полученные эпистемологические источники, такие как научные инструменты, ясно что [P1] противоречит ограничению местного скептицизма. Это составляет спрос, который составляет в принципе , неудовлетворен. Если, как [P1] подразумевает, что интуиция должна быть откалибрована каким-то другим источником, X , затем, согласно [P1], X сам должен быть откалиброван еще одним источник доказательства, Y , который сам должен быть откалиброван, и поэтому на.Некоторые считают, что в силу этого факта невозможно при обоснованном убеждении и других, что при подходящих обстоятельствах возможно это сделать. Если первое верно, то [P1] вступает в конфликт с ограничение местного скептицизма. Если вместо этого верно последнее, то [P1] неверно. Кроме того, кажется очевидным, что аргумент в пользу [P1] потребует доказательной опоры на эпистемологические интуиции, и поэтому противоречить требованию о несаморазрушении.

Что с [P2]? Отбросив в сторону нередуцирующие свидетельства показаний, независимые калибровки кажутся маловероятными для всего диапазона философски релевантных интуиций, по крайней мере, учитывая более ограниченные счета интуиции выше. Основная причина — это отсутствие совпадения между содержанием интуиции и этими убеждениями обосновано подходящими независимыми источниками. Один не делает, это кажется, используйте чувства, чтобы определить, является ли какой-то гипотетический случай случай знания или правильного действия или случай, когда гипотетическая сущность является сознательной или в которой два временно различных люди — это одно и то же лицо. Также, хотя восприятие может указывать истинность некоторого предложения и, следовательно, его возможность, кажется неспособен сам по себе продемонстрировать возможность неактуальных истин или необходимость любого предложения.

3.3 Аргументы в пользу недостоверности

Более правдоподобная нормативная посылка посчитала бы эту ненадежную (скорее чем не поддающиеся калибровке) способности не могут оправдать веру, приводя к следующее:

Аргумент ненадежности — первая версия

  • [P1] Одно оправдано верить только на (единственном) основании предполагаемого источника доказательств если это надежно.
  • [P2] Intuitions (или интуиции типа Т ) не надежны.
  • [C] Основанные на убеждениях (исключительно) на интуиции (или интуиции типа T ) не оправдано.

Поскольку нормативная посылка предназначена для формулирования необходимой правда, он открыт для контрпримера «нового злого демона» к необходимости надежности (Cohen 1984), согласно которой субъекты с точно нашим опытом и убеждениями оправданы в верят, как и мы, даже если они жертвы обманчивого зла демон. Поскольку естественная интерпретация условия надежности противоречить здесь, многие принимают это, чтобы продемонстрировать, что надежность (в таком понимании) не является необходимым условием обоснованного вера.

Однако даже те, кто отвергает [P1], обычно допускают эту вескую причину. думать, что предполагаемый источник доказательств и надежен, значит достаточно, чтобы победить все, что prima facie оправдывает его может иным образом предоставить. Следовательно, мы можем переформулировать аргумент как следует, чтобы предоставить ему более правдоподобный нормативный помещение:

Аргумент ненадежности — вторая версия

  • [P1 *] Одно оправдано верить только на (единственном) основании предполагаемого источника доказательств если у кого-то нет (непобежденных) оснований считать его ненадежным.
  • [P2 *] У нас есть (непобежденные) причины думать интуиции (или интуиции типа Т ) ненадежный.
  • [C] Следовательно, верования основанные (исключительно) на интуиции (или интуиции типа T ) не оправдано.

Поскольку защита [P1] или [P1 *] требует обращения к эпистемологии интуиции, любая попытка оправдать такими средствами скептически настроенную заключение относительно всех интуиций, всех эпистемических интуиций или даже все нормативные интуиции не соблюдают несаморазрушающееся принуждение.

Тем не менее, стоит рассмотреть возможные способы попытки оправдать скептические аргументы более ограниченного типа , аргументируя та интуиция какого-то рода (которая не включает эпистемологические интуиции или, по крайней мере, эпистемической интуиции, необходимой для обосновать помещение) ненадежны. Учитывая, что соответствующие ненормативная посылка должна утверждать, что рассматриваемые интуиции чаще ложны, чем истинны (или с одинаковой вероятностью будут ложными, поскольку чтобы быть правдой), похоже, требуется индуктивное обоснование, основанное на достаточно большое количество случаев, когда мы имеем обоснование полагая \ ({\ sim} p \), а p — это содержание интуиция.

Один из способов развития дела мог бы включать в себя достаточно большой количество случаев, когда у человека есть независимая от интуиции оправдание мышления \ ({\ sim} p \), а интуиция свидетельствует, что p ( внутриличностная несогласованность ). Другой будет включать в себя достаточно большое количество случаев, в которых интуиция, что p и либо сам, либо другой человек интуитивно догадывается, что \ ({\ sim} p \). Во внутриличностном случае это может включать в себя нахождение данного предложения интуитивно понятным, а в некоторых в другой раз, когда мы находим его явное отрицание интуитивно понятным ( внутриличностная несогласованность внутри источника ).Скорее всего менее прямая непоследовательность, как когда у нас есть две интуиции, которые, хотя и не явное пропозициональное отрицание друг друга, показано, что оно противоречит с помощью другого обоснованного принципа. Однако многие современные скептики обращаются к межличностные отношения несогласие как оправдание их скептицизм. Здесь следует различать случаи, когда некоторые у другого человека есть независимое от интуиции обоснование веры в отрицание содержания одной из собственных интуиций ( межличностная несогласованность ) и случаи, когда у другого человека есть интуиция, содержание которой противоречит собственная интуиция или, возможно, не имеет никакой интуиции по р ( межличностный внутриисточник несоответствие ).

3.3.1 Несогласованность между источниками

Как отмечалось при признании фактической посылки [P2] Аргумента из-за отсутствия независимой калибровки (§3.2), на sui generis счетах интуиции (§1.3), прямых противоречий между предполагаемыми избавления от рациональной интуиции и других наших источников доказательств (Билер 1998; BonJour 1998). Косвенные конфликтов будут в котором результаты эмпирической теории противоречат содержанию рациональная интуиция.Такие случаи, если они есть, довольно редки.

Действительно, ввиду отсутствия прямых конфликтов существует значительная причина думать, что косвенные конфликты должны быть довольно редкими как стандарт эмпирическое теоретизирование вряд ли приведет к выводам о области, о которых кажется нам подсказывает интуиция. Эти факты предполагают что несоответствие межличностного взаимодействия также будет недостаточные основания для скептицизма.

3.3.2 Несогласованность внутри источника

Основной случай внутриличностной внутриисточниковой несогласованности имеет уже упоминалось ранее — случай парадоксов.Чтобы поддержать представить (ограниченный) скептический аргумент, однако, его следует использовать в аргумент о том, что интуиция настолько ненадежна, что не может оправдать убеждение вообще.

Непонятно, как это можно сделать. Во-первых, остается тот факт, что большая часть интуиции человека не противоречит друг друга. С другой стороны, некоторые конфликты между интуициями могут быть разрешается стандартными средствами или с помощью более интуитивно понятных предложения. Это не означает, что такие разногласия не могут рационально требовать приостановления суждения о фактических противоречащие интуиции (если они достаточно сбалансированы по силе).Однако такой вывод весьма ограничен и явно распространяется только на в области очевидной и неразрешимой непоследовательности.

Вероятно, наибольший интерес для скептиков представляет случай межличностная несогласованность внутри источника или несогласие. Мы нужно быть осторожным, чтобы различать межличностные конфликты интуиции и конфликты между убеждениями или между убеждениями и интуиции. Философы во многом расходятся во мнениях относительно правильного теория свободы воли, знания, обоснования и тому подобное.Утверждается, что этот факт привел к определенной эпистемической скромности. (хотя и не полный скептицизм) относительно теоретического достижения философии вполне разумны (Christensen 2007). Однако философы, похоже, меньше расходятся во мнениях относительно того, что интуиция есть. Билер утверждает, что

баланс между нашими элементарными интуитивными представлениями — один из наиболее впечатляющих общих фактов о человеческом познании. (1998: 214)

(См., Однако, «вариант проекта» экспериментального философы обсуждались в §4. 1.) Функционалисты, например, обычно не утверждают, что интуиция, что китайской нации (Блок 1978) не хватит квалиа. Скорее, они часто идут на все, чтобы объяснить такое интуиции, сформулируйте теорию функционализма, чтобы приспособить их (Putnam 1967) или выборочно снижать их эпистемологическую ценность. Релиабилисты обычно не заявляют, что нового зла нет. проблема демона (Коэн 1984). Скорее они занимаются значительными маневрировать, чтобы обесценить интуицию, перефразировать ее так, чтобы наносит ущерб прямолинейному релайабилизму или, чаще всего, альтернативная, явно надежная теория, которая учитывает интуиция.

Большая часть недавней литературы об эпистемическом значении разногласия сосредоточены на случаях, когда два человека не согласны с относительно единственное предложение , которое логически оправдано , и в котором обе стороны известны каждой другой , чтобы иметь те же доказательства и общие когнитивные добродетели (Christensen 2009). Уроки подобных кейсов пока еще вопросы, вероятно, будут ограниченными. Если интуиция является свидетельством того, что необоснованно оправдать веру, тогда даже если следует приостановить решения по делу вышеупомянутого типа, из этого не следует, что так следует поступать в случае интуитивных разногласий.Следовательно, мы вместо этого должен сосредоточиться на случаях разногласий между необоснованно обоснованные убеждения или, что более уместно, о содержании высказываний какой-то недоксастической основы такой веры. Фельдман (2007) дает перцептивный случай (явно сравниваемый с чем-то вроде рационального интуиция), в которой один человек, кажется, видит p , а другой, аналогично расположен, не видно р . Когда двое становятся осведомлены о внешности друг друга (и знают друг друга имеют одинаково хорошее зрение и, честно говоря), Фельдман утверждает, что они должен воздержаться от решения по делу p .Возможно, то же самое и с уважение к философской интуиции.

Однако бывает сложно определить, иметь интуицию, что p имеет эпистемологическое значение, поскольку возможно, им еще предстоит по-настоящему понять или рассмотреть точное предложение под вопросом. Аналогичное утверждение верно и в отношении восприятия, как когда один видит объект, который хорошо замаскирован, а другой утверждает, что не видит этого. Тем не менее, ограничиваясь ситуацией в у кого есть веские основания полагать, что другой полностью понимает контент, о котором идет речь, и утверждает, что либо у него нет интуиции, либо иметь противоположную интуицию, мы должны спросить, что подходит ответы на такие случаи есть.Здесь действительно кажется, что правильный ответ иногда (в зависимости от обсуждаемого предложения) приостановление веры или некоторое подходящее уменьшение доверия (BonJour 1998: 138–142). Даже если правильный ответ на несогласие около р. в таких случаях является приостановкой веры (или снижение доверия), из этого не следует, что вера в предложения, по поводу которых нет известных разногласий, опровергаются. Из этого также не следует, что у человека всегда должна быть независимая причина, чтобы думаю, что нет разногласий до того, как будет оправдано принятие содержание интуиции. Это было бы невозможно.

Серьезный повод для местного скептицизма, основанного на разногласиях, в отношении некоторых целый класс интуиции, которая избегает саморазрушающихся ограничение потребует обоснования того, что существенное несогласие с некоторыми не менее (или более) компетентными человек возник. Нельзя предположить, что вопрос о том, есть основания полагать, что какой-то очевидный компетентный собеседник искренне свидетельствует, что p полностью не зависит от содержание их очевидного утверждения или полных доказательств имеет отношение к существованию других умов и их ментальному содержанию соответствующий сорт.Некоторые виды явных разногласий вызывают сомневаться в понимании, здравомыслии, интеллекте или искренности собеседник, как когда другой отрицает основную истину арифметики. Рассмотрим версию случая восприятия Фельдмана. в которых несколько раз подряд кажется, что p , и собеседник явно отрицает, что любая такая вещь. Если бы они стали достаточно частыми, могло бы произойти повод сомневаться в том, что другой честный и компетентный, говорящий свой язык, или, действительно, есть ли другой человек, чтобы кто говорит. Подобные препятствия возникают для возможности очень распространенное несогласие интуиции, особенно во взглядах согласно которому надежность интуиции составляет основу обладающие определенными концепциями (Bealer 1998; Huemer 2005; Ludwig 2007).

3.4 Аргументы из объяснения

Многие из самых интересных аргументов в пользу скептицизма в отношении философские интуиции не апеллируют к прямым свидетельствам ненадежность, но вместо этого являются примерами того, что здесь будет называться «Аргументы из объяснения».Такие аргументы поддерживают либо то, что (а) тот факт, что наши лучшие объяснения происшествия интуиции (например, интуиция ings ) не апеллируют к истине их содержания является основанием полагать, что мы не вправе принимать такое содержание, или что (б) тот факт, что мы не можем предоставить какие-либо объяснение , насколько наша интуиция надежна или может быть надежной в отношении доменов, о которых они могут первоначально появиться сообщить нам, это причина думать, что мы не вправе верить их содержание. Назовем первый вид аргумента «аргументом от отсутствие объяснительной необходимости », а второй -« аргумент из необъяснимости надежности ». Последние аргументы подобного рода обсуждались теми, кто занимается так называемыми «Разоблачающие аргументы» относительно наших моральных убеждений и интуиции (Street 2006; Clarke-Doane 2015).

3.4.1 Аргумент отсутствия пояснительной необходимости

Гилберт Харман (1977) предполагает, что моральные теории необоснованны. потому что они не могут быть проверены и подтверждены так, как теории могут.Хотя он допускает, что мы можем «проверить» генерала моральные принципы против нашей интуиции относительно конкретных фактических и гипотетические ситуации, он утверждает, что тем самым мы не проверяем наши моральные теории или принципы против мира. Вместо этого мы просто проверяя их на нашу «моральную чувствительность» или против наших молчаливых моральных взглядов.

Харман утверждает, что существует важное различие между использованием наблюдения в эмпирической науке и использование интуиции в моральной исследование, различие, которое делает моральную интуицию неспособной предоставить доказательства моральной теории. Предполагаемая разница в том, что

вам нужно сделать предположения об определенных физических фактах, чтобы объяснить появление наблюдений, подтверждающих научную теорию, но, похоже, вам не нужно делать предположения о каких-либо моральных фактах для объяснения происшествия

моральных интуиций. Когда, например, у человека есть интуиция, в дело о трансплантации, что со стороны врача было бы неправильно убивать несогласный здоровый пациент, чтобы спасти жизни пяти других пациентов,

предположение о моральных фактах казалось бы совершенно неуместным для объяснение вашего суждения

и, следовательно, интуиция «не кажется … как … доказательства за или против любой моральной теории »(1977: 6–7).В аргумент кажется:

Аргумент от отсутствия пояснительной необходимости

  • [P1] Помимо предложения, описывающие возникновение ее интроспективно доступных состояний, S оправдано, полагая только те предложения, которые являются частью лучшего объяснения происшествия этих интроспективно доступных состояний.
  • [P2] Моральные положения не являются частью лучшего объяснения возникновения S Интроспективно доступные состояния .
  • [C] S не оправдано верить моральным суждениям.

Нормативная посылка [P1] является совершенно общей и, следовательно, может быть в равной степени используется, чтобы подорвать обоснованное убеждение в любом предложении не соответствует его стандарту. В самом деле, есть не менее веские основания думать что положения, составляющие содержание наиболее философских интуиция не будет частью (вне контекстов отношения) лучших объяснение нашего , имеющего тех интуиций.(См. Goldman 1989, 1992 за аналогичные скептические аргументы относительно использования интуиции в современной метафизике.)

Один из возможных ответов на такой аргумент — признать [P1] и доказывать для рассматриваемого класса предложений, что они удовлетворяют необходимое условие обоснования. Этот маневр представлен в ответе Стерджена (1984) Харману. Осетр предполагает, что часто разумно думать, что мы, , не думали, что какое-то действие или лицо обладали соответствующими моральными качествами, если они фактически владел собственностью.Точнее, он считает, что чтобы данное действие или агент имел другой моральный статус, он или они пришлось бы отличаться каким-то неморальным образом, и тогда мы часто не считать, что они имеют такой же моральный статус. Однако независимо от достоверность этой учетной записи относительно фактических действий токена или лиц, менее ясно, как будет применяться контрфактический критерий к моральному статусу действий, представленных в чисто гипотетическом случаи, найденные в типовой методологии. Более того, даже если взять Успешный маневр Осетровых против Хармана Нападение на моральные интуиции, кажется совершенно неясным, как это должно быть распространяется на многие обращения к интуиции, перечисленные выше (§2).

Также утверждалось, что [P1] неоправданно (Pust 2001). Там кажется, есть только два способа оправдания [P1]. Это может быть оправдано интуицией или поддержкой нашей интуиции относительно частных случаев обоснованного убеждения. [P1], однако, не интуитивно понятный. Кроме того, индуктивный аргумент для [P1], основанный на нашем интуиция о конкретных случаях обоснованного убеждения не поддерживает [P1] поскольку многие из того, что интуитивно кажется наиболее оправданным убеждения противоречат [P1].(См., Например, [I1] — [I4] из §1 и примеры в §2.2 и §2.3.) Многие из наших конкретных эпистемических убеждений, моральных убеждений и модальных убеждения кажутся интуитивно не менее оправданными, чем наши эмпирические верования. Действительно, некоторые из них кажутся более оправданными. Поскольку кажется неправдоподобно, что все эти предложения требуются в лучшем объяснение возникновения нашей интуиции, кажется, что [P1], который требует такой роли, подрывается такими случаями.

Даже при наличии достаточной интуитивной поддержки для [P1], защита такой аргумент противоречил бы обеим сторонам несаморазрушающееся принуждение (Pust 2001). Согласно [P1], S не-интроспективное убеждение, что p оправдано только если предположение, в которое верили, играет роль в наилучшем объяснении психических состояний S . Нет демонстрации пояснительной релевантность входит в два метода оправдания [P1] просто обсуждали. Скорее, каждый подход будет учитывать простой факт, что принцип содержание интуиции или лучше всего объясняет содержание набора определенных интуиций (например, intuit eds ) как достаточное для обоснованной веры в этот принцип.Это лечить intuit eds в качестве подтверждающего доказательства принципа, позволяющего только интуитивно ings можно считать доказательством. Более того, поскольку [P1] заявляет необходимое условие для обоснованного принятия любое предложение , не относящееся к возникновению наблюдения или интуиции, принятие самого [P1] оправдано, только если оно удовлетворяет само требование, которое она формулирует. К сожалению, поскольку [P1] нормативное положение о том, когда убеждение обосновано, это трудно понять, как его истина может сыграть какую-либо роль в объяснении из возникновение из любого нашего опыта или интуиции. Однако, если [P1] не удовлетворяет [P1], то, если [P1] истинно, мы не может быть оправдан в вере [P1].

3.4.2 Аргумент необъяснимости надежности

Второй аргумент из объяснения берет свое начало в Эпистемологическое возражение Бенацеррафа (1973) против платонизма в математика. Бенасерраф утверждал, что лучшие семантические описания математики (например, платоники) были в противоречии с нашими лучшими теории познания (например, причинно-следственные) и условия истинности математических утверждений в более близкие эпистемологические близость к людям были семантически неадекватными.Хотя он утверждал, что выступает за «причинное объяснение знания» и тому подобное. учетная запись сейчас обычно считается ошибочной, следует отметить, что Бенасерраф обосновал ограничение причинной связи, отметив, что утверждение о том, что S не знает p , можно оправдать утверждая, что S

не мог получить соответствующие доказательства или причины: что четырехмерный пространственно-временной червь [ S ’s] не вступать в необходимый (причинный) контакт с основаниями истины предложения

для S иметь адекватные доказательства (1973: 671).

Филд (1989) предлагает эпистемический вызов вере в стиле Бенасеррафа. в математике (построенной на платонизм), которую он утверждает

не зависит от какой-либо теории познания в том смысле, в котором причинная теория — это теория познания; то есть это не зависит от любое предположение о необходимых и достаточных условиях для знание. (стр. 232–233)

По его мнению, основная проблема связана с невозможность объяснить «надежность наших верования »в предметной области .Точнее он утверждает, что «если это невозможно объяснить», как наши убеждения о некоторых сущностях или наши основания для убеждений «могут так хорошо отражают факты о них », тогда

что имеет тенденцию подрывать веру в…. (эти) сущности, , несмотря на любые первоначальные причины, по которым мы могли верить в их. (стр. 26, выделено автором)

Хотя аргумент Филда основывается на разных наших убеждениях, кажется, он поддерживает следующий аргумент против интуиции:

Аргумент необъяснимости надежности

  • [P1] Если у нас есть хорошие причина думать, что нет объяснения того, почему наша интуиция надежно, то мы не вправе полагать р на основании интуиции, что р .
  • [P2] У нас хорошо причина думать, что нет объяснения того, почему наша интуиция надежный.
  • [C] Мы не оправдано верить p на основании интуиции, что п. .

Ненормативная посылка [P2], кажется, распространяется на все необходимые истины, если объяснение надежности, упомянутое в [P1], требует любые контрфактические поддерживающие отношения между истиной создатели рассматриваемых предложений и наши психологические состояния.Отсутствие объяснения здесь тесно связано с интуитивным отклонение контрфактов, в основе которых лежит отрицания необходимых предложений. Стандартная семантика рассматривает они одинаково и бессмысленно верны, и поэтому мало информативный смысл, чтобы придать понятие, которое было некоторым предложением мы принимаем (обязательно) истинным, чтобы быть ложным, в которое мы верим (или intuit) иначе, чем мы. Как неправдоподобно, что все наши убеждения в непредвиденных вопросах необоснованны, это сокращает против [P1], если требуется контрфактическая поддержка своего рода объяснение.

Если, с другой стороны, [P1] требует только того, чтобы у нас была причина думать наша надежность не так уж и загадочна, в то время как [P1] более правдоподобно, соответствующий экземпляр [P2] может быть ложным. Это было предложил предоставить объяснение того, что у нас интуиции, которую мы делаем, в силу невозможности такой предложения, как мы интуитивно предполагаем, имея разные значения истинности, достаточно, поскольку объяснение их надежности . Здесь нет особая причина думать, что нашей интуиции не хватает объяснения, в то время как другие наши психические состояния имеют объяснение.Это объяснение, когда в сочетании с нашим prima facie оправданием веры содержание нашей интуиции (и наша сущность prima facie оправдано не оспаривается по этой интерпретации аргумента) Кажется, достаточно как объяснения нашей надежности. Положить по-другому, если наша надежность — необходимое сопровождение определенный контент, то у нас нет оснований полагать, что наша надежность необъяснимое . Объяснение в этом смысле нашего надежность — это прямое следствие неизбежно истинного содержание нашей интуиции и психологическое объяснение наших обладающие этой особой интуицией (Pust 2004; Grundmann 2007: 84; но см. Schechter 2010).

Можно также возразить (Pust 2004), что это не так, как кажется предполагается возражением Филда, очевидно, что существо может интуиция значительно отличается от нашей. Учитывая более ограниченные объяснения интуиции, обсужденные выше, неясно что у существа может быть интуиция с содержанием обычно противоречащие нашим собственным. Что такое существо метафизически возможно сам по себе является модальным заявлением, очевидно требующим обоснования интуиция и такая интуиция, кажется, отсутствуют.Этот ответ на объяснение может быть разработано в контексте теории концепции владение, в соответствии с которым необходимым условием подлинного владение данным понятием (своего рода первичный интерес к философское исследование) — это надежность интуиции относительно гипотетических случаев. Такой счет оправдан интуиции и поэтому не может быть их независимым оправданием. Тем не менее, это можно разумно считать объяснением (хотя и не причинно) их (необходимой) надежности.

Наконец, так же, как это было верно в отношении Аргумента отсутствия Пояснительная необходимость, остается опасение, что любая попытка оправдывают предположение, что [P1] и [P2] будут конфликтовать с несаморазрушающее ограничение, полагаясь на интуицию о обоснование и объяснение , чтобы утверждать, что интуиция не оправдывает веру.

3.5 Защита интуиции: самоподдержка и эпистемическая циркулярность

Вообще говоря, есть два способа защитить использование интуиция как свидетельство.Первой возможной защитой будет эмпирическая защита интуиции, опровергая вторую предпосылку Аргумента от отсутствия независимой калибровки (§3.2). Защита будет продолжаться путем предоставления индуктивного аргумента, основанного на на неинтуитивных доказательствах, что содержание интуиции (либо в целом или в каком-то конкретном виде) надежны.

Единственная очевидная возможная защита тезиса о том, что интуиция prima facie оправдывают веру в их апелляции по содержанию, как и традиционный рационалист, к тому, что есть много частные предложения, в которые кажется оправданным просто верить в силу того, что они являются содержанием рациональной интуиции (Билер 1998; BonJour 1998).Сила вывода, конечно же, больше поддерживается по мере того, как такие примеры множатся. И, как отмечалось выше, таких примеров, кажется, много.

Эту защиту можно обобщить, заявив, что интуиция самоподдерживающийся постольку, поскольку общее утверждение, что интуиция предоставить prima facie оправдание своей веры в содержание само по себе интуитивно понятно. Возможность такой защиты — это результат того же факта, который показал, что все сохранившиеся местные скептические аргументы противоречат несаморазрушающемуся ограничение — тот факт, что интуиция кажется единственным источником обоснования утверждений об обосновании, причине, доказательствах и другие эпистемологические свойства.

Очевидное беспокойство по поводу такого рода защиты (как в особенности и общая форма) — это тот факт, что он обязательно включает эпистемологические некоторая округлость. То есть защищает обращение к интуиции как основание для веры, обращаясь к интуиции. Кажется очевидным, что эпистемически круговые защиты иногда нелегитимны, например, когда вопросы об эпистемической честности апелляций к хрустальному шару ответил, посоветовавшись с мячом. Однако, как указано выше (§3.2), также кажется, что некоторая разновидность эпистемической цикличности неизбежно в попытке защитить наши самые основные способы доказательства и обоснование.Именно тогда, когда такая округленность эпистемически отключение и когда, если вообще, это приемлемо — сложный вопрос которые не могут быть здесь подробно рассмотрены (Alston 1986, 1993; Bergmann 2006; Cohen 2002; Vogel 2008). Однако есть несколько замечаний. порядок.

Во-первых, если эпистемическая цикличность всегда неприемлема , то невозможно отстоять обращение к интуиции. Однако тот же результат будет следовать (в конечном итоге) за любым предполагаемым источником доказательства. Итак, пока будет так, что использование интуиции в качестве доказательства невозможно защитить, из этого также следует, что восприятие, память и самоанализ также не могут быть защищены.Казалось бы, последует всеобщий скептицизм. В качестве альтернативы, если эпистемическая циркулярность иногда приемлема, тогда не было причин при условии, почему это неприемлемо в случае рационального интуиция.

Во-вторых, если мы сосредоточимся на вопросе, являемся ли мы prima facie оправдано принятие содержания нашей интуиции, может быть черта, которая отличает интуицию от всех других предполагаемые источники доказательств. Только интуиция явно способна эпистемическая самоподдержка, потому что это единственный источник, который производит недоксастические состояния с эпистемологически нормативным содержанием .Является ли очевидным восприятие того, что p , самоанализ, что p , или очевидное воспоминание о том, что p оправдывает нас в вере их содержание, похоже, является вопросом, на который они не могут ответить, поскольку содержание никогда не бывает эпистемическим. Следовательно, интуиция кажется различимой. из других наших предполагаемых источников доказательств того, что и необходимы для последовательной эпистемологии и способны эпистемологически самоподдержка. Итак, если какой-либо источник доказательств можно защитить от глобальная скептическая атака, кажется, интуиция может.

Недавно ряд философов утверждали, что эпистемологические верительные грамоты интуиции можно защитить, обращаясь к сходствам между перцептивным обоснованием и интуитивным обоснованием или общая доктрина относительно обоснования без вывода. В соответствии с перцептивный догматизм , человек, имеющий перцептивный опыт или перцептивное видение с пропозициональным содержанием p тем самым prima facie оправдано верить p (Pryor 2000).Согласно интуитивному догматизму , человек, имеющий интуиция или интеллектуальное видение с пропозициональным содержанием p Таким образом, prima facie оправдано, полагая, что p . Согласно общему догматизму , когда человеку кажется что p , это лицо, таким образом, prima facie оправдано в вере р . Из общего догматизма следует, что интуиции, характерной для различных версий sui вид состояния generis выше (§1.3), являются источником оправдания (Huemer 2005, 2007). Более того, кажется крайне правдоподобно, что если догматизм восприятия верен, то интуитивный догматизм (Чуднофф 2011b; Коксвик 2011; Bengson 2015).

Какими бы ни были достоинства общего или перцептивного догматизма, он важно признать, что им нравится защищать интуитивные догматизм включает точно такого же рода эпистемологических кругообразность, связанная с более простой защитой ранее отмечалось.Это потому, что все версии догматизма себя полностью оправдывают интуитивными соображениями — тем, что что они правильно приспосабливают нашу интуицию к условия, при которых у человека есть невыводимые пропозициональные оправдание. Следовательно, апелляции к догматизму любого рода в конечном итоге оправдано, только если интуиция подсказывает prima facie оправдание и поэтому не может служить независимой защитой обращение к интуиции. Эпистемическая циркулярность в эпистемологии интуиция кажется неизбежной.

4. Экспериментальная философия и интуиция

4.1 Природа экспериментальной философии

За последние десять-пятнадцать лет произошел взрыв интерес к исследованиям, связанным с научными или эмпирическими исследование интуиции философского интереса. Такие проекты теперь часто сгруппированы под рубрикой «экспериментальные философия ». (Для общих характеристик экспериментальных философию см. Knobe and Nichols 2008, Appiah 2008 и Nadelhoffer и Нахмиас 2007.) Не менее четырех широко индивидуальных проектов в можно выделить экспериментальную философию.

Первый проект « психологический проект » направлен на узнать, как обычно думают люди. Нобе и Николс утверждают, что результаты таких расследований «имеют большое философское самостоятельное значение… для традиционных философских вопросы »(2008: 12). Это утверждение частично мотивировано идея, вопросы, которые привлекали внимание исторически значимые философы должны считаться философски значимыми вопросов. Как многие философы античности и раннего Нового времени период выдвигал различные утверждения о психологии человека, такие вопросы, это считается философскими вопросами, которые могут быть лучше преследуется современным психологическим исследованием.

Второй проект « — верификационный проект ». направлен на определение того, являются ли различные положения, которые философы утверждают, что они интуитивные, дотеоретические или «часть общих чувство », на самом деле, интуитивно понятны обычным нефилософам. Этот проект продиктован как общим убеждением, что эмпирические утверждения, например, относительно степени, в которой некоторые убеждения или интуиция разделяются другими, требуют адекватных эмпирических поддержки, и подозрением, что то, что философы находят интуитивным или считать здравым смыслом может быть результатом их специализированных обучение, теоретическая преданность или общие когнитивные предубеждения (Надельхоффер и Нахмиас 2007: 125; Нобе и Николс 2008: 9). An пример такого подхода можно найти у Нахмиаса и его коллег. расследования по доброй воле (2006, 2007).

Третий проект, «Проект источников, » направлен на обнаружить психологические механизмы или процессы, которые производят интуиция людей. По словам Кнобе и Николса, это мотивированы «надеждой … что мы сможем использовать информацию чтобы помочь определить, подрывают ли психологические источники… обоснование верований »на основании источника (2008: 9). Точно так же Оллман и Вудворд предполагают, что

лучшее понимание источников и характера нравственной интуиции поможет выяснить, играет ли он законную роль в моральный аргумент.(2008: 167)

Примеры этого подхода включают: Greene’s (Greene et al. 2001; Greene 2003: 848) исследования морального суждения с помощью фМРТ (критикуется в Berker 2009), попытка Горовица (1998) (см. Также Sunstein 2005) для объяснения определенных интуиций, поддерживающих доктрину действия и позволяя использовать теорию перспектив Канемана и Тверски (критикуется в Kamm 1998 и van Roojen 1999), и аспекты Николса и Кнобе (2007) исследования роли аффекта в суждения о совместимости детерминизма и морального обязанность.

Четвертый проект « вариация проекта ». стремится определить степень различий в интуиции между разные группы, люди или люди временами или люди в контексте. Многие, работающие над этим проектом, считают, что эмпирически открытое вариативность интуиции дает нам основание полагать, что интуиция ненадежный (Александр и др., 2010). Примеры такого подхода (который прослеживает свою основную интеллектуальную родословную до Стича 1988 г.) Weinberg et al. (2001) о межкультурных вариациях интуиции о знание (критикуется в Sosa 2007), Swain et al.(2008) под заказ эффекты в интуиции о знании (критикуется в Sosa 2007), Баквальтер и Стич (2013) о гендерных различиях в интуиции многих сортов и Machery et al. (2004) и Mallon et al. (2009) на межкультурные различия в интуиции относительно референции (критикуется в Людвиг 2007; Devitt 2011; Deutsch 2009; Сыцма и Ливенгуд 2011).

4.2 Экспериментальные доказательства

Для философов-экспериментаторов, стремящихся исследовать источники, характер и распространение интуиции философского интереса, основной метод состоял в том, чтобы задавать испытуемым вопросы о гипотетические сценарии или, реже, о принципах или обобщения. Доказательствами были ответы (будь то двоичные [да / нет] ответы или оцененные ответы [по шкале Лайкерта]) на такой опрос вопросов. Те, кто преследует проект источников и вариант проекта также стремятся определить, какие факторы зависят от ответы — культурная или этническая группа, социально-экономический статус, регион мозга или когнитивных процессов, участвующих в ответе на вопрос, психопатология, порядок вопросов, постановка вопросов и т. д.

Конечно, традиционные методы работы в кресле от первого лица стремятся определить какие особенности содержания рассматриваемого сценария меняются с интуицией.Действительно, именно так и стараются проверить или уточнить некоторые общие тезисы во многих областях философия. Сторонники проекта источников и вариации однако постарайтесь определить, какие особенности из тех, кто сценарий или постановка или постановка одного и того же вопроса варьируются в зависимости от соответствующие интуиции.

Было высказано множество опасений относительно адекватности методы исследования как средство получения доступа к интуиции соответствующий вид. Сила этих тревог зависит от концепция интуиции. Если, как утверждают различные sui generis государственных счетов (§1.3), интуиции — это не убеждения или просто склонность верить, тогда логический путь из свидетельств, состоящих из ответов на опрос выводы об интуиции значительно удлиняются.

Во-первых, различия в ответах могут быть вызваны разными способами «Заполнение» схематического гипотетического случая (Sosa 2007; Хорват 2015).Во-вторых, может быть несколько концепций, отвечающих одно слово (Sosa 2007). (Для некоторого признания этого факта философы-экспериментаторы, см. использование Случай «подбрасывания монеты» Weinberg et al. (2001) и Суэйн и другие. (2008) для исключения субъектов, использующих « S знает, что p ”просто означает, что S имеет высокую степень уверенности, что p .) Эти два предложения не повышают вероятность того, что что участники таких опросов не отвечают на основании интуиции.Скорее, они повышают вероятность того, что интуиция не интуиции относительно одного и того же свойства или одного и того же случая. (См. Alexander and Weinberg 2007, где указано, что оба эти опасения в равной мере относятся и к несолипсистским сторонникам методология традиционного кресла.)

Третье, более общее беспокойство заключается в том, что такие опросы могут получение от субъектов ответов, определяемых чем-либо, кроме их интуиция относительно ответа на опрос вопрос — e.g., импликатурами, определяемыми предложением обычно используется для общения (Adams and Steadman 2004; Deutsch 2009; Бах 2002) и более общими прагматическими факторами, определяющими определение смысла говорящего и интерпретация задания. Эти беспокойство может быть особенно актуальным в странном и неоднозначном контексте набор гипотетических и часто причудливых случаев, представленных философ на философски наивный субъект, не знающий характер дисциплины (Scholl 2007: 580; Cullen 2010; Ludwig 2007).Бенгсон (2013) утверждает, что многие ответы на опросы вполне правдоподобны. часто не указывают на интуицию испытуемых, а вместо этого продукт предположений, догадок или умозаключений.

Некоторые сторонники методов опроса утверждают, что подобные опасения очень низкая априорная вероятность и не должна восприниматься всерьез без экспериментальное подтверждение. Однако те, кто их поднимает, утверждают, что имеют значительные независимые доказательства их общей значимости (Cullen 2010; Scholl 2007) или их важность в создании обсуждаемые конкретные результаты (Bengson 2013).Некоторые из этих проблем кажется трудным контролировать, не вовлекая субъектов в что-то как философский диалог и диалектика (см. Kauppinen 2007), то есть занимаясь с ними философией, что считается многими философами-экспериментаторами, чтобы быть формой предвзятости или данных загрязнение.

Последнее беспокойство относительно недавнего урожая касается степени результаты которого являются воспроизводимыми или надежными. Номер недавние исследования дали основания полагать, что многие опубликованные психологические результаты не воспроизводятся, с исследованиями в социальных психология особенно склонна к провалу попыток воспроизводства. Что именно делать с этим фактом и как на него реагировать — вопрос часто обсуждаются, но следует отметить, что экспериментальные философы начали обращать внимание на проблему и искать тиражирование их результатов. Вопрос довольно сложный и исследования продвигаются быстро, но кажется, что довольно много утверждений культурных или гендерных различий не доказали свою надежность (Seyedsayamdost 2014, 2015; Adleberg et al.2014). Эти претензии вариации, как указано ниже, были основной эмпирической основой скептицизм относительно доказательной ценности интуиции.

Ничто не мешает экспериментальным философам обойти некоторые из проблемы, только что отмеченные при использовании экспериментальных парадигм, отличных от ведение опросов. Они могут использовать исследования времени реакции из когнитивная психология (Arico et al. 2011), эмпирические данные нейробиология (Allman and Woodward 2008; Greene et al. 2001), эволюционная биология или другие источники. Хотя такие источники доказательств не подвержены сложности опросов, они тоже появляются вряд ли предоставит прямые доказательства использования для проекта проверки или проект изменчивости, потому что эти проекты требуют ответов на абстрактные и подробные лингвистические описания случаев один обычно присутствует в философском анализе. Действительно, Шолль (2007) предполагает, что наиболее методологически удовлетворительный экспериментальный Философия будет в первую очередь версией исходного проекта вовлекают довольно низкоуровневые иммунные процессы, в силу их модульность, исходя из изложенных интерпретационных и прагматических трудностей над.

4.3 Экспериментальная философия и скептические вызовы

Проект источников, как отмечалось выше, часто представляется как возможный средства оправдания скептицизма относительно некоторого класса философских интуиции.Аналогия, предложенная Knobe и Nichols (2008), заключается в следующем: разоблачительные объяснения религиозных убеждений. Теоретики занимались такими проекты утверждают, что религиозная вера (или религиозный опыт, на котором такое убеждение основано) возникает в результате некоторого сомнительного процесса, например исполнение желаний, желание иметь образ отца, культурное воспитание, и т.д. Затем утверждается (или предполагается), что этот факт об источнике убеждение (или его прямое внутреннее основание) подрывает эпистемологическое свидетельства таких убеждений.

Это может свидетельствовать о том, что некоторые скептически настроенные сторонники проекта источников стремиться мотивировать экземпляр Аргумента от недостоверности (§3.3). В качестве примера рассмотрим аргументы Грина, основанные на фМРТ (Greene и другие. 2001; Грин 2003, 2007) против некоторых «Характерно деонтологические» интуиции в этике. Первичные экспериментальные данные, на которых основывается его аргумент, — это тот факт, что части мозга независимо участвуют в эмоциональной реакции более активны, когда субъекты рассматривают дела, вызывающие характерно деонтологической интуиции, чем когда они рассматривают случаи, порождающие характерно консеквенциалистские интуиции.Однако критики утверждают, что (§3.3) который пытается показать, что процесс ненадежен (независимо от несогласие) требуют независимого доступа к целевому домену и т. интуитивно-независимый доступ, кажется, отсутствует для большей части объекта области философского исследования. В этом ключе Беркер (2009) утверждает что лучший аргумент в работе Грина во многом опирается на другие интуиции об общей нормативной незначительности факторы в гипотетических случаях, в которые Грин верит деонтологические интуиции отзывчивы. (См. Unger 1996 всего априори критики многих «характерно деонтологические »интуиции за их очевидную реакцию на интуитивно нормативно незначимые факторы.)

Вышеупомянутая аналогия с опровержением объяснений религиозного убеждение может также использоваться, чтобы предложить версию Аргумента от Отсутствие пояснительной необходимости (§3.4.1). Согласно этому аргументу, предоставление объяснения возникновение рассматриваемой интуиции (интуиция ings ) что не апеллирует к истинности их содержания ( intuit eds ) подрывает веру в их содержание.Роль Экспериментальная работа может рассматриваться как подтверждение фактических предпосылка этого аргумента (такое предположение см. в Greene 2003: 849). Как мы видели (§3.4.2), критики заявят, что аргумент основан на сомнительном нормативная посылка и нарушает ограничение о несаморазрушении. Они также могут предположить, что правдоподобие ненормативной предпосылка аргумента происходит из очень общего кресла (возможно, даже полностью a priori ) размышления о содержании интуиции, их творцы истины и природа объяснения. Если так, то экспериментальные исследования бездействуют.

Некоторые сторонники вариационного проекта представляют нам эмпирические доказательства разногласий между интуицией, чтобы мотивировать версию Аргумент из-за несогласованности внутри источника (§3.3.2). Некоторые критики скептицизма, мотивированного вариативным проектом, утверждают, вопреки тому, что было предложено ранее (§2.4), что интуиции не рассматриваются как доказательства или причины в философское исследование (Deutsch 2015; Williamson 2007; Cappelen 2012).Действительно ли такой маневр позволяет избежать скептических выводов? вытекают из разногласий, зависит от того, являются ли разногласия эпистемологически менее опасны, чем вариации недоксастических оправдатели.

Несмотря на критику проекта вариаций, Соса предполагает, что

определенно будет проблема prima facie для апелляции интуиции в философии, если опросы показывают, что существует обширная достаточно разногласий по предмету, предположительно открытого для интуитивного доступ. (Соса 2007)

Имеет отношение к определению того, был ли предшественник Сосы условно выполнено — методологические проблемы обследования методы, указанные выше, и их способность поддерживать утверждения о интуиция несогласие. Имеет отношение к определению возможность предшественника условного бытия Сосы удовлетворены отчетливо априори поднятые проблемы над (§3.4.2) о возможной степени разногласий, о том, как существование можно обоснованно полагать, что широко распространенное разногласие существует (§3.3.2), и, что немаловажно, о ограничении, которое не ведет к саморазрушению.

5. Дальнейшие исследования

В свете вышеизложенного, похоже, что дальнейшие исследования Следующие вопросы были бы особенно полезны.

Во-первых, это определение точных условий, при которых эпистемологические округлость проблематична. Хотя появляется некоторая эпистемическая круговорот неизбежно, это поможет определить относительную начальную гносеологическое состояние интуиции и восприятия.

Второй — определение точных фактических и возможных масштабов интуитивное несогласие и правильный ответ на такое несогласие. Это позволит правильно оценить то, что кажется наиболее важным. серьезный скептический аргумент.

Интуиция сильнее интеллекта — Quartz

Этот пост был первоначально размещен на LinkedIn . Подписаться на автора здесь.

Стив Джобс однажды сказал, что интуиция сильнее интеллекта.Как оказалось, Джобс кое-что понял, и научное сообщество его поддерживает. Кажется, мы слишком мало уважаем интуицию.

Интуиция подскажет мыслящему разуму, куда смотреть дальше.

— Джонас Солк

В исследовании Института Солка участников попросили сыграть в карточную игру, в которой они извлекали карты из двух разных колод. Колоды были настроены так, чтобы одна «выигрывала» чаще, чем другая, но участники этого не знали — по крайней мере, открыто.Участникам потребовалось около 50 карт, чтобы осознанно понять, что колоды разные, и около 80, чтобы выяснить, в чем разница. Однако что было действительно интересно, так это то, что им потребовалось всего около 10 карт, чтобы их ладони начали слегка потеть каждый раз, когда они брали карту из «проигравшей» колоды. Примерно в то же время они подсознательно стали отдавать предпочтение «выигрышной» колоде.

Хотя это все очень интересно в клинических условиях, вы должны спросить себя, верно ли это в реальной жизни.Судя по всему, да. Когда дело доходит до принятия важных решений, ваша интуиция может иметь такое же значение, как и ваш интеллект.

В одном исследовании покупатели автомобилей, которые полагались на тщательный анализ всей доступной информации, были довольны своими покупками примерно в 25% случаев, в то время как покупатели, которые совершали более быстрые и интуитивно понятные покупки, были довольны своими покупками примерно в 60% случаев. время.

Интуиция исходит от примитивного мозга; это артефакт первых дней существования человека, когда способность мозга обнаруживать скрытые опасности обеспечивала наше выживание. В наши дни мы так мало используем эту возможность, что не знаем, как ее правильно слушать.

Слушаете вы это или нет, ваша интуиция здорова и функционирует. Если вы хотите принимать более правильные решения в жизни, вам следует освежить свою интуицию. Вы можете начать с подражания некоторым привычкам очень интуитивных людей:

Интуитивные люди замедляются настолько, чтобы слышать свой внутренний голос

Прежде чем вы сможете обратить внимание на свою интуицию, вы должны сначала услышать ее среди окружающих. какофония вашей напряженной жизни.Вы должны замедлиться и прислушаться, что часто требует уединения. Отвлекаясь на время от повседневных дел, даже таких коротких, как прогулка, — отличный способ увеличить объем своей интуиции.

Они следуют своему внутреннему голосу

Одна из основных причин того, что некоторые люди более интуитивны, чем другие, заключается в том, что они на самом деле прислушиваются к своему внутреннему чувству, вместо того, чтобы отвергать его или сомневаться в нем. И это не значит, что они игнорируют свой аналитический ум и навыки критического мышления; есть разница между использованием разума как системы сдержек и противовесов и его использованием, чтобы отговорить себя от того, что ваша интуиция считает правдой.

Они практикуют эмпатическую точность

Я, вероятно, потеряю вас, если скажу, что интуитивно понятные люди читают мысли, поэтому я буду использовать научный термин: эмпатическая точность. Это не волшебство; это интуитивное понимание того, что думают и чувствуют другие люди, с помощью таких сигналов, как язык тела и тон голоса. Это чрезвычайно мощная форма сочувствия, которая помогает укреплять связи с другими людьми.

Они практикуют внимательность

«Внимательность» звучит даже более по-нью-эйджски, чем доверять своей интуиции, но на самом деле это просто причудливый термин для сосредоточения на моменте.Внимательность — отличный способ отфильтровать все отвлекающие факторы в вашем окружении и в вашем мозгу. Когда вы это сделаете, вы сможете четко и ясно слышать свою интуицию.

Они развивают свои творческие способности

Были ли у вас когда-нибудь в детстве один из этих наборов для раскрашивания по номерам? Поговорим о превращении искусства в науку — все, что вам нужно сделать, это поместить правильный цвет в нужное маленькое пространство. У вас может получиться красивая картина, но единственная интуиция — это угадать, какие цвета вы должны использовать в этих действительно крошечных пространствах.Никакой набор для рисования по номерам в мире не может заставить квалифицированного художника создать что-то столь же новое и монументальное, как Сикстинская капелла или Мона Лиза. Недостающий ингредиент — интуиция. И так же, как интуиция — секретный ингредиент творчества, намеренное творчество укрепляет ваше использование интуиции.

Они доверяют своей интуиции

Вы когда-нибудь принимали решение и сразу начинали чувствовать тошноту, может быть, даже липкую? Что ж, этот аффективный опыт — это способ тела сообщить вам, что решение, к которому пришел ваш аналитический ум, не соответствует вашему инстинкту.

Они анализируют свои сны

Если вы согласны с наукой, демонстрирующей силу интуиции, то не будет большим скачком признать, что наши сны часто являются проявлением интуиции. Конечно, иногда сны — ерунда, но часто они пытаются нам что-то сказать. Интуитивные люди не просто думают: «Ого, это был странный сон!»; они спрашивают себя: «Откуда это взялось и что я могу извлечь из этого?»

Наука ясна: интуиция — это мощная сила ума, которая может помочь нам принимать более правильные решения.К счастью, интуиция — это навык, который можно отточить, применяя привычки интуитивно понятных людей.

интуиция — Викисловарь

Английский [править]

Альтернативные формы [править]

Этимология [править]

из среднефранцузского интуиция , из средневековой латыни intuitio («взгляд, непосредственное познание»), из латинского intueri («смотреть, рассматривать»), из в («в, на» ) + tueri («смотреть, смотреть, охранять, видеть, наблюдать»).

Произношение [править]

Существительное [править]

интуиция ( счетных и несчетных , множественных интуиций )

  1. Непосредственное познание без использования сознательных рациональных процессов.
    • 1988 , Эндрю Рэдфорд, Трансформационная грамматика (Кембриджские учебники по лингвистике), том 1, Кембридж: Cambridge University Press, → ISBN , OCLC 730148564 , стр. 4:

      Грамматическая компетентность носителя языка отражается в двух типах
      интуиции , которые носители имеют о своем родном языке (ах) — (i) интуиции
      о фразе правильности и (ii) интуиции о структуре предложения .
      Слово интуиция используется здесь в техническом смысле, который стал общепринятым в лингвистике: говоря, что носитель языка имеет интуиции о
      правильности и структуре предложений, все мы говорят, что у него есть способность
      выносить суждений о том, правильно ли составлено данное предложение
      или нет, и имеет ли оно определенную структуру или нет. […]

  2. Проницательное понимание, полученное с помощью этой способности.
Производные термины [править]
Переводы [править]

проницательность, полученная при использовании этой способности

Ссылки [править]


Существительное [править]

интуиция c ( определенное единственное число интуиция , неопределенное множественное число интуиционист )

  1. интуиция
Cклонение [править]
Связанные термины [править]

Ссылки [править]


Финский [править]

Существительное [править]

интуиция

  1. Родительный падеж единственного числа intuitio .

Анаграммы [править]


Этимология [править]

Заимствовано из средневековой латыни intuītiō .

Произношение [править]

Существительное [править]

интуиция f ( множественное число интуиция )

  1. (бесчисленное множество, философия) интуиция (познавательная способность)
  2. (счетно) интуиция, интуиция
  3. premonition
Производные термины [править]
Связанные термины [править]

Дополнительная литература [править]

определение интуиции по The Free Dictionary

на слух Опора на врожденное чувство того, что звучит или кажется правильным; без ссылки или в зависимости от предписанных процедур или написанной музыки.Это использование уха , относящееся к способности распознавать музыкальные интервалы, датируется началом 16 века. В то время играл на слух означал петь или играть на музыкальном инструменте без нот. К 19 веку эта же фраза стала означать, что нужно действовать по одному шагу за раз, полагаясь на интуицию и тонкое чувство времени, а не на заранее составленный план, для определения правильного курса действий.

«Что происходит потом?» «Я не знаю…. Сейчас мы играем на слух.”(А. Смит, Ист-Эндерс , 1961)

Как это образное использование, так и более раннее, услышанное в музыкальном контексте, актуально сегодня.

на месте штанов Инстинктом или интуицией; едва, узко. Изначально это выражение было авиационным термином, означающим летать без инструментов, и, таким образом, его заставляли полагаться на инстинкты, приобретенные в результате прошлого опыта. Ощущение «едва, узко» могло бы показаться результатом этого использования в авиации, поскольку пилот, летящий на сиденье своих штанов, склонен избежать катастрофы с очень малой вероятностью.

на ощупь На интуицию; почувствовать что-то до того, как это станет очевидным. Это выражение, вероятно, связано со способностью людей, страдающих заболеваниями костей, такими как артрит и ревматизм, предсказывать изменения погоды из-за повышенной боли. Эта способность связана с тем, что изменения атмосферного давления и влажности могут влиять на кости и суставы таких людей. Поскольку изменения давления и влажности часто предшествуют изменению погоды, эти люди, кажется, чувствуют изменение прежде, чем оно станет очевидным.В его нынешнем использовании ощущение в костях больше не ограничивается людьми с заболеваниями костей или изменениями погоды.

следовать за своим носом Чтобы руководствоваться инстинктом, играть на слух. Это выражение явно связано с острым и обычно безошибочным обонянием животного. Эту фразу образно использовал еще в 1692 году Ричард Бентли в одной из его лекций в Бойле:

Главный принцип его философии заключался в том, чтобы доверять своим чувствам и следовать своему носу.

Выражение также имеет похожее, но несколько менее образное значение «иди прямо, продолжай идти прямым курсом».

знать, в какую сторону дует ветер См. SHREWDNESS .

маленькая птичка Неизвестный источник; тайный свидетель; интуиция. Эта фраза относится к вездесущей, но ненавязчивой природе маленькой птички, которая, по крайней мере теоретически, способна наблюдать за многими скрытыми событиями, когда летит по воздуху. С самого начала записанной истории (и, без сомнения, раньше) птиц уважали, а иногда и почитали за их божественные способности полета и зрения.Многие греческие и римские прорицатели ссылались на свое предполагаемое понимание птичьего языка как на источник своих знаний и интуитивных или экстрасенсорных способностей. Согласно Корану , священной книге ислама, Соломон узнал о деятельности царицы Савы крошечный чибис, а сам Мухаммед получил совет от голубя. Кроме того, на некоторых ранних религиозных гравюрах на дереве изображены папы, слушающие шепоток маленькой птички. Эти и многие другие легенды породили почти универсальную поговорку , которую мне сказала маленькая птичка , выражение, указывающее на то, что говорящий знает секрет или другой конфиденциальный вопрос в силу интуиции или какого-то нераскрытого источника.

Не проклинай царя ни в мыслях твоих; и не проклинай богатых в спальне твоей, ибо птица небесная будет разносить голос твой, и имеющее крылья скажет дело. (Экклезиаст 10:20)

Мы несем наши гражданские мечи и родной огонь

До Франции. Я слышал, как пела птица,

, музыка которой, на мой взгляд, понравилась королю.

(Шекспир, Генрих IV, часть II V, v)

мой мизинец сказал мне, что См. OMEN .

практическое правило См. КРИТЕРИЙ .

выстрел в темноте Безумная догадка; случайная гипотеза. Это широко используемое выражение объединяет выстрелов «попытка» с фразой в темноте «неосведомленность», подразумевая, что данное предположение сделано без помощи соответствующей информации или помощи. Однако в большинстве случаев «выстрел в темноте» действительно включает элемент интуитивного мышления. «Выстрел в темноте» — так назывался забавный фильм 1964 года, в котором Питер Селлерс играл неуклюжего инспектора Жака Клузо в главной роли.

Живописные выражения: тематический словарь, 1-е издание. © 1980 The Gale Group, Inc. Все права защищены.

Intuition — обзор | Темы ScienceDirect

Введение

Интуиция вместе с когнитивными и психофизическими экспериментами показывает, что мозг ограничен в объеме информации, которую он может обработать в любой момент времени. Например, когда людей просят идентифицировать объекты кратко представленной сцены, они становятся менее точными по мере увеличения количества объектов.Точно так же, когда люди сосредотачиваются на одной сложной задаче (например, мысленной арифметике), это обычно происходит за счет выполнения других одновременных действий (например, вспоминая знакомую мелодию). Ограничения способности одновременно выполнять несколько когнитивных или перцептивных задач отражают ограниченную способность некоторого этапа или этапов сенсорной обработки, принятия решений или контроля поведения. В результате таких вычислительных узких мест необходимо иметь нейронные механизмы для обеспечения выбора стимулов или задач, которые имеют непосредственное отношение к поведению. «Внимание» — это широкий термин, обозначающий механизмы, которые опосредуют этот выбор.

В своих Принципах психологии , опубликованных в 1890 году, Уильям Джеймс писал: «Все знают, что такое внимание. Это овладение разумом в ясной и яркой форме одним из того, что кажется несколькими одновременно возможными объектами или последовательностями мыслей…. В современной нейробиологии, а именно в нейрофизиологических исследованиях на животных, внимание определяется по отношению к внешнему миру как сосредоточение на одном из многих возможных сенсорных стимулов.Несмотря на очевидные расхождения, эти определения имеют две общие черты. Они подчеркивают избирательный характер внимания и подчеркивают когнитивную природу этого выбора: тот факт, что независимо от того, направлено ли оно вовне или внутрь, внимание направляет выбор стимулов или мыслей.

В течение последних нескольких десятилетий исследования были сосредоточены на связи между вниманием и сенсорным восприятием. Ясно, что можно сосредоточиться на выбранных стимулах в любой сенсорной модальности — взглядах, звуках, запахах и прикосновении. Однако большинство исследований изучали зрение, доминирующую сенсорную модальность у людей и нечеловеческих приматов. Эти эксперименты исследовали зрительное внимание на нескольких уровнях, от поведения до отдельного нейрона. В этой главе излагается взгляд на внимание, возникший в результате этих исследований. Ключевое наблюдение состоит в том, что внимание к объекту усиливает влияние этого объекта на поведение и степень, в которой он может быть точно воспринят и описан. И наоборот, отвлечение внимания либо в силу поведенческого контекста, либо после определенных поражений мозга может сделать наблюдателей практически слепыми к визуальным событиям.Второй ключевой момент заключается в том, что процессы внимания, лежащие в основе перцептивного отбора, могут также управлять произвольными движениями глаз, с помощью которых ямчатые животные, такие как обезьяны и люди, просматривают окружающую среду. Наконец, внимание тесно координируется с текущей задачей, собирая информацию, которая служит текущим действиям. Что касается нейронной организации, хотя некоторые нейронные центры были тесно связаны с контролем внимания, внимание, по-видимому, влияет на активность нейронов почти на всех уровнях зрительной системы.

Не доверяй своему кишечнику

Вкратце об идее

Руководители сегодня по-настоящему скованы: количество вариантов, стоящих перед нами, и данных, требующих нашего анализа, увеличилось, а время для принятия решений сократилось. Один из инструментов принятия решений — интуиция — кажется, предлагает надежную и быструю альтернативу кропотливому сбору и изучению данных. Действительно, 45% руководителей в своем бизнесе больше полагаются на инстинкт, чем на факты и цифры.

Интуиция имеет свое место в принятии решений.Но если отвлечься от строгого анализа, он непостоянен и часто приводит к катастрофе и успеху. Чем больше вариантов вы оцениваете, чем сложнее и незнакомее ваши задачи, тем меньше минус вам следует ставить инстинкт выше разума.

Как разорвать оковы слишком большого выбора, слишком мало времени? Используйте программное обеспечение для поддержки принятия решений, чтобы быстро отсортировать ваши многочисленные альтернативы и выбрать лучшие из них.

Идея на практике

Наша ненадежная кишка

Интуиция — интерпретация и заключение о явлениях без сознательного мышления — несет опасные предубеждения.Мы даем непропорциональный вес:

  • информация, подтверждающая, а не оспаривающая наши предположения;
  • выводы, оправдывающие, но не меняющие статус-кво; и
  • информация, которую мы получаем первой, что искажает нашу интерпретацию последующих данных.

Больше всего беспокоит то, что мы ищем шаблоны в новых ситуациях, даже когда их не существует. Интерпретируя новую угрозу, втискивая ее в старую модель, мы упускаем из виду то, что отличает ее от , и рискуем предпринять неправильные действия. Поиск закономерностей также отключает мышление, когда мы должны оставаться открытыми для выбора как можно дольше, прежде чем принимать окончательные решения.

Расширяя разум

Если мы не можем полагаться на интуицию — но у нас нет времени на анализ сложных ситуаций, — как мы можем сделать лучший выбор? Рассмотрим эти компьютерные инструменты:

  • помогает менеджерам принимать решения о проблемах, связанных со многими взаимосвязанными, но непредсказуемыми элементами, такими как глобальные рынки, цепочки поставок и крупные организации.Компьютер создает тысячи отдельных субъектов, каждый из которых принимает решения, моделируя динамику сложных систем. Southwest Airlines использовала агентное моделирование, чтобы изменить свои правила обработки грузов, сэкономив 2 миллиона долларов на рабочей силе в год.
  • In, компьютеры имитируют природу — комбинируют и видоизменяют лучшие доступные варианты для создания еще лучших.

Пример:

Вы управляете заводом и хотите определить производственный график, который позволит максимизировать выпуск продукции. Вы случайным образом генерируете альтернативные расписания и вводите их в свое программное обеспечение, которое оценивает каждое расписание, выбирает несколько лучших, а затем случайным образом объединяет их в пары. Результирующий набор объединяет характеристики предыдущего поколения, вводя случайные характеристики в виде мутаций. Программное обеспечение продолжает маточные раунды, генерируя все более лучшие решения.

  • In, люди оценивают каждое поколение компьютерных альтернатив. Один производитель автомобилей использовал программное обеспечение искусственной эволюции, чтобы быстро создать новые итерации дизайна — затем дизайнеры использовали субъективную эстетическую оценку, чтобы выбрать многообещающие для новых этапов спаривания.
  • In, программное обеспечение генерирует и сортирует потенциальные решения бизнес-проблем с неограниченными возможностями и плохо определенными критериями успеха.

Пример:

Нефтехимическая компания использует открытый поиск для оценки бесчисленных вариантов ценовой стратегии. Программа разбивает стратегии на составные части и определяет правила; например, «Если объем> 100, цена = X» и «Если зима холодная, цена снижается». Компьютер добавляет случайные правила, а затем дополнительные правила , комбинации , чтобы создать новые стратегии для тестирования.

Принятие важных деловых решений всегда было трудным. Но в последние десятилетия, когда сложности глобальной торговли усугубились, она стала как никогда жесткой. Выбор, стоящий перед менеджерами, и объем данных, требующих анализа, увеличились, несмотря на то, что время на их анализ сократилось.

Один из инструментов принятия решений — человеческая интуиция — кажется, предлагает надежную альтернативу кропотливому сбору и анализу фактов. Воодушевленные научными исследованиями интуиции, топ-менеджеры все более уверены в том, что, столкнувшись со сложным выбором, они могут просто доверять своей интуиции.Действительно, исследование, проведенное в мае 2002 года фирмой по подбору руководящих кадров Christian & Timbers, показывает, что 45% руководителей корпораций теперь больше полагаются на инстинкт, чем на факты и цифры при ведении своего бизнеса. Консультант по принятию решений Гэри Кляйн в своей книге «Интуиция в работе » выражает общепринятое мнение, когда говорит, что интуиция «находится в центре процесса принятия решений» и что анализ, в лучшем случае, «вспомогательный инструмент для принятие интуитивных решений ».

Доверие к интуиции понятно.Люди всегда стремились поверить в мистические силы, когда сталкивались с земным замешательством. Но это также опасно. Интуиция играет важную роль в принятии решений — вы не должны игнорировать свои инстинкты больше, чем вы должны игнорировать свою совесть, — но всякий, кто думает, что интуиция является заменой разума, впадает в рискованное заблуждение. В отрыве от строгого анализа интуиция — непостоянный и ненадежный проводник: она может привести к катастрофе так же, как и к успеху. И хотя некоторые утверждали, что интуиция становится более ценной в очень сложных и изменчивых средах, на самом деле верно обратное.Чем больше вариантов вы должны оценить, тем больше данных вам нужно взвесить и чем больше беспрецедентных проблем вы столкнетесь, тем меньше вам следует полагаться на инстинкт и тем больше на разум и анализ.

Это возвращает нас к важной загадке, с которой сталкивается сегодня измученный руководитель: как вы анализируете больше за меньшее время? Теперь выясняется, что ответ может заключаться в технологиях. Новые мощные инструменты поддержки принятия решений могут помочь руководителям быстро отсортировать огромное количество альтернатив и выбрать лучшие.В сочетании с опытом, проницательностью и аналитическими навыками хорошей управленческой команды эти инструменты предлагают компаниям способ делать последовательный разумный и рациональный выбор даже в условиях ошеломляющей сложности — способность, которой никогда не сможет достичь интуиция.

Очарование интуиции

Рассказы, безусловно, соблазнительны. Фред Смит разбирается в транспортном бизнесе и, несмотря на широко распространенный скептицизм, создает компанию Federal Express. Майкл Эйснер слышит презентацию необычного игрового шоу и, зная в глубине души, что это будет блокбастер, немедленно вкладывает миллионы в разработку Who Wants to Be a Millionaire? Джордж Сорос глубоко чувствует большие сдвиги на валютных рынках и, руководствуясь этой догадкой, совершает убийство на миллиард долларов. Роберт Питтман, принимая душ, видит будущее онлайн-СМИ и устремляется, чтобы вести America Online в совершенно новом направлении.

Причина, по которой такие сказки (апокрифические или нет) стали бизнес-легендами, заключается в том, что мы хотим верить в преобразующую силу интуиции. Во-первых, это романтично. Он поднимает бизнес над унылым миром электронных таблиц и отчетов о доходах и превращает его в нечто вроде искусства. Исполнительный офис становится местом вдохновения и видения, а не планирования и расчетов.Во-вторых, это упрощает. В нем говорится, что нам не нужно беспокоиться, если мы не можем рационально расшифровать сложные задачи — наше подсознание автоматически даст правильный ответ. Нам просто нужно расслабиться, закрыть глаза и позволить волшебству случиться.

Наконец, это заставляет нас чувствовать себя особенными. Любой идиот умеет подсчитывать числа, но дар доброго чутья — это достояние истинной бизнес-элиты. Два года назад на этих страницах генеральный директор Johnson & Johnson Ральф Ларсен озвучил это распространенное, хотя и бездоказательное, предположение: «Очень часто люди проделывают блестящую работу до среднего управленческого уровня, где это в значительной степени количественно с точки зрения принимать решение. Но затем они достигают высшего руководства, где проблемы становятся более сложными и неоднозначными, и мы обнаруживаем, что их суждения или интуиция не такие, какими они должны быть ». Нет лучшего способа оправдать высокий статус — и огромную зарплату — чем заявить о сверхчеловеческой силе исключительного инстинкта.

Но наше желание верить в мудрость интуиции не позволяет нам увидеть менее романтичные реалии принятия деловых решений. Мы помним примеры оправданных предчувствий, но удобно забываем все те, которые оказываются плохо.Фред Смит из FedEx также запустил ZapMail, проприетарную сеть для передачи факсов, которая провалилась. Майкл Эйснер был ответственен за провал открытия EuroDisney, не говоря уже о последних кассовых индеек The Country Bears и Treasure Planet . Джордж Сорос потерял целое состояние, спекулируя российскими ценными бумагами в конце 1990-х, а затем быстро потерял еще одно, сделав ставку на акции технологических компаний в 2000 году. Что касается Питтмана из AOL, то его инстинктивная вера в то, что будущее компании лежит в рекламе, а не в подписках, теперь кажется меньше блестящее понимание, чем блестящая ошибка — и одна из причин, по которой он больше не работает в AOL. Прискорбный факт, в котором мы предпочитаем не признаваться самим себе, заключается в следующем: на каждый пример удачного интуитивного решения есть равный и противоположный пример ужасного.

Наша ненадежная кишка

Критика интуиции осложняется тем фактом, что «интуиция» — такое скользкое слово. Его определение может быть расширено и означать практически все, от врожденного инстинкта до профессионального суждения и до простого здравого смысла. Но люди в целом согласны с тем, что интуиция относится к процессу мозга, который интерпретирует и делает выводы о явлениях, не прибегая к сознательному мышлению.Кроме того, обычно предполагается, что этот процесс задействует огромные хранилища воспоминаний в уме. Брюс Хендерсон, основатель Boston Consulting Group, возможно, лучше всего выразился, когда в 1977 году назвал интуицию «подсознательной интеграцией всего опыта, обусловленности и знаний всей жизни, включая культурные и эмоциональные предубеждения этой жизни. ”

Это, безусловно, правда, что разум — замечательный процессор информации — мы бы потерялись в мире без его скрытого потока вычислений. Но также верно, как намекнул Хендерсон, что это несовершенный процессор. Исследователи человеческого познания показали, что наше мышление подвержено всевозможным предубеждениям и ошибкам, большинство из которых действуют на подсознательном уровне — иными словами, на уровне интуиции. Мы, естественно, придаем большее значение информации, которая подтверждает наши предположения и предубеждения, например, отвергая информацию, которая может поставить их под сомнение. Мы также — создания статус-кво, сделавшие выводы, которые оправдывают и сохраняют текущие условия, и отталкиваемся от всего, что может вызвать волнение.На нас иррационально влияет первая информация, которую мы получаем по определенному предмету — она ​​становится, как говорят исследователи, «якорем», определяющим и искажающим то, как мы обрабатываем все последующие данные.

Самый опасный из этих недостатков, когда дело касается интуиции, — это наша глубоко укоренившаяся потребность видеть закономерности. Хорошо задокументированные возможности разума для распознавания образов, кажется, лежат в самой основе интуиции — это то, как мозг синтезирует информацию из прошлого и использует ее, чтобы понять настоящее и предвидеть будущее. Но это может доставить нам неприятности. Исследователи показали, что наше бессознательное желание идентифицировать закономерности настолько сильно, что мы обычно воспринимаем их там, где они фактически не существуют. Столкнувшись с новым явлением, наш мозг пытается классифицировать его на основе нашего предыдущего опыта, чтобы подогнать его под одну из схем, хранящихся в нашей памяти. Проблема в том, что, подбирая это соответствие, мы неизбежно отфильтровываем именно то, что делает новое явление новым, — мы спешим повторно использовать реакции и решения из прошлого.

Этот инстинкт, который, по-видимому, встроен в наше мышление в результате эволюции, чрезвычайно полезен в ситуациях жизни и смерти, где тонкие различия не имеют значения. Если бы вы были пещерным человеком и в прошлом видели, как странные животные терзали других пещерных людей, то, вероятно, вам было бы разумно бежать от любого странного животного, с которым вам доводилось сталкиваться, даже если вы никогда раньше не видели этого зверя. Польза от внимательного анализа ситуации намного перевесит риск бездействия. Но менеджеры не пещерные люди.В сложных бизнес-ситуациях мелкие различия имеют значение — часто именно они отделяют успех от неудачи. Если вы попытаетесь интерпретировать конкурентную угрозу или рыночные потрясения, просто втиснув их в старую модель, вы, скорее всего, упустите то, что отличает их от других, и предпримете неправильные действия. Интуиция — это средство не оценки сложности, а ее игнорирования. Это ценно, если вы пожарный в горящем здании или солдат на поле боя. Это бесполезно, если вы руководитель, столкнувшийся с срочным решением инвестировать миллионы в новый продукт для быстро меняющегося рынка.

Чем сложнее ситуация, тем больше вводит в заблуждение интуиция. В поистине хаотической среде, где причина и следствие больше не имеют линейной связи, последнее, что вы хотите сделать, — это попытаться применить к нему шаблоны. Суть такой среды в отсутствии каких-либо заметных закономерностей в ее эволюции. В своей статье McKinsey Quarterly «О происхождении стратегий» консультант Эрик Бейнхокер сказал об этом так: «Свойства сложных адаптивных систем представляют особые проблемы для разработки бизнес-стратегии, потому что люди имеют естественную склонность искать закономерности.Действительно, человеческое стремление находить закономерности настолько велико, что они часто превращаются в совершенно случайные данные. Более того, люди любят предполагать, что причина непосредственно предшествует следствию, что затрудняет прогнозирование эффектов второго, третьего и четвертого порядка зависимости от пути ». Если вы принимаете интуитивное решение, которое хорошо в такой ситуации, значит, вы удачливы, а не одарены. И рано или поздно — возможно, раньше — ваша удача иссякнет. Просто спросите своего обычного дневного трейдера.

Инстинктивное стремление применить шаблон к явлению также может слишком быстро отрезать или сузить мышление отдельного человека или группы. Нетерпеливый к двусмысленности, разум естественным образом стремится к завершению — что, по сути, является одной из основных функций интуиции, — но разумный процесс принятия решений часто требует длительного исследования множества альтернатив. Вы хотите, чтобы процесс оставался открытым как можно дольше, прежде чем прийти к окончательному выбору. Это сложно сделать, когда ваше чутье — или чутье вашего начальника — дает вам ответ.

Интуиция представляет другую, еще более коварную проблему: она маскирует и меня, и мышление. Нам нравится считать, что наша интуиция — это исключительно наша собственная интуиция, она является результатом нашего конкретного опыта и понимания. Но хотя это могло быть правдой столетие назад, когда люди вели очень разную жизнь в зависимости от того, где они жили и чем занимались, теперь это не так. В сегодняшней глобальной деревне с ее мгновенными и непрерывными коммуникациями человеческое существование стало однородным — мы разделяем один и тот же опыт, одни и те же мнения, даже те же мысли.Мы живем в огромной эхо-камере, и голос интуиции, который мы слышим в наших головах, все чаще становится тем же голосом, который обращается ко всем остальным. Если, принимая деловые решения, мы слепо следуем его советам, мы в конечном итоге будем подражать нашим конкурентам, а не создавать стратегии, которые отличают нас и приносят нам прибыль.

Расширяя разум

Итак, если мы не можем полагаться на нашу интуицию, но у нас нет ни времени, ни умственных способностей, чтобы тщательно проанализировать все аспекты сложной ситуации, как мы можем сделать разумный выбор? Ключ может быть в технологиях.Сейчас разрабатываются сложные компьютерные программы, которые могут дополнять и укреплять навыки принятия решений. Многие из этих новых инструментов поддержки принятия решений все еще находятся на ранних стадиях разработки и еще не применяются для принятия стратегических бизнес-решений. Но они обладают огромным потенциалом для помощи руководителям в выполнении двух ключевых компонентов упражнений по принятию решений или решению проблем: ищет возможных решений и оценивает этих решений, чтобы выбрать лучшее из них.Чем сложнее и быстро меняется ситуация, тем сложнее становится как поиск, так и оценка. Расширяя аналитические, а также интуитивные возможности ума, новые программы позволяют гораздо быстрее, полнее и тщательнее изучать варианты. (См. Врезку «Поиск и оценка» для обзора традиционных и новых инструментов поддержки принятия решений.)

Decision Sciences.

Традиционные инструменты науки о принятии решений — системная динамика, деревья решений, реальные варианты, управление портфелем и т. Д. — составляют важный класс методов рационального принятия решений, которые могут оказаться бесценными, когда вы сталкиваетесь с большим количеством вариантов.Они часто приводят к гораздо более надежным решениям, чем один инстинкт. Но у них есть свои пределы. Их работа часто настолько загадочна для руководителей, что может показаться черным ящиком. А в очень сложных ситуациях — когда существует много зависимостей между возможными решениями или нет четкого способа измерения ценности решений — традиционные инструменты становятся громоздкими и, как правило, дают ненадежные ответы.

Чтобы использовать деревья принятия решений в фармацевтической промышленности, например, вы должны предположить, что знаете коммерческую ценность лекарства за десять лет до того, как оно попадет на рынок. А деревья решений и другие инструменты для принятия решений не могут адекватно объяснить возникающие явления или случайные события, такие как открытие того, что лекарство, разработанное для одной болезни, можно использовать для лечения другой, очень другой болезни.

Агентное моделирование.

Исаак Ньютон, потеряв свои сбережения в «Пузыре Южных морей» 1720 года, оплакивал тот факт, что «я могу вычислять движения небесных тел, но не безумие людей». Многие менеджеры сегодня находятся в таком же затруднительном положении, в каком был Ньютон почти 300 лет назад.Им приходится принимать решения в отношении сложных систем со многими взаимосвязанными, но непредсказуемыми элементами. Глобальные рынки, крупные организации, цепочки поставок, технологические сети — все это может показаться недоступным для традиционных форм анализа.

Но агентное моделирование может пролить свет на работу и эволюцию таких систем. В агентном моделировании компьютер создает тысячи, даже миллионы отдельных действующих лиц; каждый из этих виртуальных агентов принимает решения, обеспечивая точную модель динамики сложной системы. Агентное моделирование позволяет буквально делать то, что Ньютон не умел: предсказывать безумие толпы. (Подробнее об агентном моделировании см. В моей статье HBR «Предсказание непредсказуемого», март 2002 г.)

Самая лучшая система, когда-либо созданная для выбора из почти бесконечного набора альтернатив, — это сама эволюция.

Southwest Airlines использует агентную модель для изменения правил обработки грузов, получая при этом 2 миллиона долларов ежегодной экономии труда.Eli Lilly использует один для моделирования ранней фазы разработки лекарств, что приводит к созданию организационных форм, которые обещают повысить производительность и скорость. Pacific Gas and Electric использует агентную модель, чтобы лучше управлять потоком электронов через свою обширную энергосистему, экономя деньги и избегая перебоев в обслуживании.

В ближайшие годы агентные модели, несомненно, будут использоваться для создания сценариев развития рынков и конкуренции, динамика которых зависит от решений, принимаемых многими игроками. Эти сценарии могут стать основой для оценки множества стратегических и тактических вариантов — и их можно использовать для проверки интуитивного выбора руководителей.

Искусственная эволюция.

Самая лучшая система, когда-либо созданная для выбора из почти бесконечного набора альтернатив, — это сама эволюция. Основной процесс эволюции — выбор наилучших доступных вариантов, а затем их комбинирование и изменение для создания еще лучших — теперь включается в тип аналитического программного обеспечения, известный как искусственная эволюция или эволюционные вычисления.Эта технология использует вычислительную мощность компьютеров как для поиска огромного количества решений, так и для их оценки.

Чтобы увидеть, как это работает, представьте, что вы управляете заводом и должны определить производственный график, который позволит максимизировать выпуск продукции за определенный период. Вы начинаете со случайного создания нескольких альтернативных расписаний — их качество на данный момент не имеет значения — и вводите их в программное обеспечение искусственной эволюции. Программа оценивает, насколько хорошо каждое расписание обеспечивает максимальную отдачу, выбирает несколько наиболее эффективных и случайным образом объединяет их в пары для «спаривания».Получающийся в результате большой набор альтернативных расписаний объединяет характеристики предыдущего поколения с введением некоторых случайных характеристик в качестве мутаций. Другими словами, он ищет новый большой набор возможных решений. Программное обеспечение оценивает решения, и те, которые лучше всего подходят для максимизации производительности, выбираются для следующего раунда спаривания. По мере того как проходит все больше и больше поколений — а компьютеры могут проверять процесс за считанные минуты — итоговые графики становятся все лучше и лучше.John Deere уже использует такую ​​систему для оптимизации производственных операций, а мексиканский производитель цемента Cemex использует аналогичную систему для маршрутизации своих грузовиков.

Интерактивная эволюция.

В примере с планированием завода альтернативы могут быть оценены с помощью объективной меры — выпуск продукции завода. Однако по мере того, как решения становятся более стратегическими, критерии успеха становятся более сложными и субъективными. Вы не можете просто вычислить числа; вы должны использовать опыт, рассудительность и, да, интуицию опытных профессионалов.Вы должны привлечь людей к этапу оценки процесса принятия решений. Этого можно достичь с помощью интерактивной эволюции, разновидности искусственной эволюции. Основное отличие состоит в том, что каждое поколение альтернатив оценивает человек или группа людей, а не компьютер.

Один крупный производитель автомобилей использует интерактивную эволюцию, чтобы помочь в разработке новых автомобилей. Этот процесс очень сложен, потому что конструкторы автомобилей должны соответствовать сотням технических ограничений, таких как длина колесной базы, угол лобового стекла и размер моторного отсека, при этом проявляя творческий подход как в инженерном, так и в эстетическом отношении.Когда дизайнерам приходится делать это без помощи технологий, на это уходит чрезвычайно много времени. Им приходится проверять каждое решение с учетом всех видов переменных, и в результате они могут рассматривать лишь небольшой набор вариантов. Но программное обеспечение интерактивной эволюции может очень быстро создавать итерации новых проектов. Дизайнеры исследуют каждый набор альтернатив и, используя субъективные эстетические оценки в дополнение к объективным оценкам компьютера, выбирают лучшие для следующего раунда спаривания.

Другие компании, такие как Procter & Gamble и Pepsi-Cola North America, используют интерактивную эволюцию для создания новых продуктов и дизайнов упаковки, но они используют клиентов, а не сотрудников, чтобы выбрать лучшие варианты из каждого поколения. Можно легко представить себе подобный процесс для принятия стратегических решений на высоком уровне, который использует идеи команды руководителей для постоянного уточнения планов.

Открытый поиск.

И искусственная, и интерактивная эволюция — это процессы оптимизации.Альтернативные планы создаются путем изменения небольшого набора параметров, и эти планы оцениваются по набору критериев — объективных, субъективных или и того, и другого. Но иногда вы не знаете, какие параметры использовать для создания альтернатив, или количество параметров настолько велико, что невозможно надежно выбрать весь набор возможных решений. В таких случаях другой новый вычислительный метод — открытый поиск или эволюционный дизайн — может применяться для сортировки и создания вариантов.Как следует из названия, открытый поиск фокусируется на первоначальном поиске вариантов, а не на их последующей оценке. Он имеет огромный потенциал для помощи менеджерам в принятии решений в очень сложных ситуациях, поскольку предлагает способ генерировать варианты, которые были бы невидимы даже для самого проницательного ума.

Стэнфордский профессор Джон Коза разработал тип открытого поиска, называемый генетическим программированием, для использования при создании электронных схем. Количество возможных схем огромно, и невозможно охарактеризовать их все несколькими параметрами.Использование небольшого количества параметров (а это все, что может обработать разум) ограничивает поиск крошечным, заранее определенным подмножеством схем, предотвращая появление действительно творческих решений. Генетическое программирование, напротив, «дезинтегрирует» схемы в составляющие их строительные блоки — диоды, усилители, резисторы и т. Д. — а затем использует компьютер для создания альтернативных схем путем комбинирования и рекомбинации компонентов.

В результате этого процесса были созданы радикально новые конструкции — такие, которые никогда бы не были обнаружены, просто сравнивая полные схемы с традиционными критериями производительности.Коза и его коллеги из Genetic Programming в Лос-Альтос, Калифорния, недавно использовали эту технику для создания схем, которые копируют функциональность других схем, не нарушая существующие патенты — разработка, которая, к лучшему или худшему, может произвести революцию в индустрии микрочипов.

Моя компания, Icosystem, начала помогать крупной нефтехимической компании использовать открытый поиск для оценки стратегии ценообразования для одного из ее наиболее важных продуктов. При ценообразовании продукта необходимо учитывать множество факторов. К ним относятся цены на сырье для добычи, цены на готовую продукцию, спрос на различных этапах производственно-сбытовой цепочки, колебания валютных курсов и цены конкурентов, которые могут быстро и непредсказуемо меняться. Как и в случае с электронной схемой, открытый дизайн начинается с разделения исходной группы ценовых стратегий (которые компания собирает от различных экспертов по ценообразованию) на составные части. В данном конкретном случае детали принимают форму правил ценообразования, например: «Если объем> 100, то цена = x »; или: «Если зима холодная, цена снижается.”

К этому первобытному супу добавлены случайные правила, некоторые из которых прямо противоречат правилам экспертов, чтобы добавить в смесь большее генетическое разнообразие. Компьютер создает случайные комбинации правил, чтобы создать новый набор стратегий для тестирования. Таким образом, компьютер может быстро исследовать миллионы комбинаций, создавая инновационные стратегии, которые выходят далеко за рамки всего, что могло прийти в голову даже самых опытных маркетологов. И, опять же, легко увидеть, как открытый поиск может быть применен к сложным стратегическим задачам, у которых есть много возможных решений.Как и в случае с интерактивной эволюцией, люди могут помочь в оценке вариантов, генерируемых открытым поиском. Этот метод предлагает менеджерам рациональный способ решения наиболее сложных бизнес-проблем: тех, у которых есть неограниченные возможности без четко определенных критериев успеха.

За гранью интуиции

Эти новые инструменты поддержки принятия решений не устраняют человеческую интуицию; они используют его силу, исправляя самые пагубные недостатки. Инстинкты умных руководителей и других профессионалов включены в процесс — они используются либо для создания начальных вариантов, либо для помощи в оценке вариантов, сгенерированных компьютером.Но эти инстинкты подвергаются строгому анализу и в то же время освобождаются от ограничений мозга при воображении возможных решений. Компьютеры накладывают дисциплину левого полушария на интуицию правого полушария, причем это выходит далеко за рамки вычислительных возможностей человеческого разума. Таким образом, интуиция позволяет принимать решения, не прерывая и не ограничивая ее.

Но это еще не все. В конце концов, компьютеры могут не просто усиливать аналитические способности ума; они также могут расширить его творческий потенциал.И они могут позволить нам преодолеть барьер интерпретации — наше требование, чтобы наши творения были понятны для нас.

Подумайте об этом. Когда мы создаем проекты, будь то продукты или стратегии, мы ограничены нашей способностью понимать эти проекты — их работа должна быть прозрачна для нас. Но если мы посмотрим на природу, мы быстро обнаружим, что некоторые из ее величайших творений непрозрачны — они лежат за пределами нашего понимания. Это верно в отношении самого человеческого разума, возможно, величайшего творения из всех.Мы не знаем, как это работает; мы просто знаем, что это работает очень хорошо. Такие методы, как искусственная эволюция и открытый дизайн, также могут создавать проекты, которые мы не можем объяснить, но которые дают результаты, выходящие за рамки даже нашего воображения. Можно сказать, они предлагают истинное исполнение обещания человеческой интуиции.

Версия этой статьи появилась в выпуске Harvard Business Review за май 2003 г.

Как задействовать свою интуицию для принятия лучших решений

«Интуиция — это наш более глубокий интеллект, который способен читать комнату или рынок, принимать решения из более мудрых источников и извлекать данные быстрее, чем сознательный разум может проанализировать», — он говорит.«Мы принимаем лучшие решения, когда объединяем интуицию с критическим мышлением».

Интуицию часто называют интуитивным чувством, но Снайдер говорит, что есть три различных измерения.

Направленная интуиция

Направленная интуиция — это ваш внутренний компас, ориентирующий вас изо дня в день, — говорит Снайдер.

«Прислушивается к любому ключевому решению, — говорит он. «Возможно, вам нужно направить компанию в другом направлении или запустить продукт, но ваш внутренний компас говорит, что это преждевременно.

Снайдер называет этот тип интуиции «навигатором». «Он есть у всех нас», — говорит он. «Это интуиция, которая между мной и мной — самая личная форма интуиции».

Социальная интуиция

Второе измерение — это социальная интуиция, и она включает в себя умение читать, что происходит в реальном времени с другими людьми, — говорит Снайдер.

«Это часто называют навыками межличностного общения или эмоциональным интеллектом», — говорит он. «Это связано с социальной динамикой. Это не только я и я; теперь это я и еще один.”

Социальная интуиция распознает невербальное общение, которое может быть индивидуальным или индивидуальным для многих. Кто-то, отточивший свою социальную интуицию, может, например, изменить презентацию после прочтения комнаты.

«Тот, кто успешен в бизнесе, особенно в продажах, часто обладает социальной интуицией, — говорит Снайдер. «Они хорошо умеют управлять другими людьми или интуитивно понимать потребности клиентов. Я называю этот вид интуиции «детектором вибраций». Он помогает обнаруживать вибрации в комнате и использовать эти данные, чтобы предвидеть, что должно произойти дальше.”

Информационная интуиция

Третье измерение — информационная интуиция. Это предполагает наличие интуиции, связанной с окружающей средой в целом, и Снайдер называет это «интегратором».

«Тот, кто обладает этой интуицией, может собрать большой объем данных, быстро проанализировать их, а также интегрировать и синтезировать», — говорит Снайдер. «Люди, которые преуспели в этой области, часто являются специалистами по обработке данных или дневными трейдерами — людьми, которые имеют дело с большим количеством точек данных и могут видеть закономерности или сразу же замечать, когда что-то не так.«

Как подключиться к интуиции

Поиск ответа от вашей внутренней системы наведения путем принудительного установления связи не сработает, — говорит Снайдер. «Когда вы создаете достаточно места для восприятия, вы позволяете более глубокому разуму находить вас», — говорит он.

Определите, как он говорит с вами. «Вы получаете звуковые сообщения? Ощущение в какой-то части вашего тела, когда у вас есть что-то чутье? » — спрашивает Снайдер. «Использование своей интуиции — значит стать более самосознательным».

Затем успокойтесь и практикуйте осознанность, присутствуя в текущем моменте, отпуская свои мысли и сосредотачиваясь на своем дыхании.Также может помочь прогулка на свежем воздухе.

«Когда вы позволяете времени замедлиться, чтобы ваша интуиция нашла вас, вы быстрее принимаете решение», — говорит Снайдер. «Расслабив свой ум и получив доступ к своему более глубокому сознанию, ответ уже ждет вас. Стив Джобс был известен тем, что ходил босиком по своему району, когда думал о больших переменах ».

Когда вы станете восприимчивыми, вы начнете замечать язык тела, невербальное общение, групповую динамику и социальную динамику, которые помогут вам активировать вашу социальную интуицию.Почувствуйте, что происходит с другими. Насколько они заслуживают доверия? Или вы чувствуете, что что-то не так?

«Профессиональные игроки в покер постоянно используют социальную интуицию, чтобы определить, с кем они играют», — говорит Снайдер.

Leave a Reply

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *