Котерапия – -?

Содержание

Ко-терапия. Дополнительные возможности и ограничения. Статья. Психологическое консультирование. Самопознание.ру

Работа в сотрудничестве — важная составляющая работы помогающих практиков, в том числе и для многих психологов. Совместные группы, семинары и обучающие программы — часть нашей деятельности. Ко-терапия — сложный и интересный формат работы, т.к. в нём возникают отношения, как минимум, между тремя (а в случае семейного консультирования и более) людьми. Работа в ко-терапии может быть плодотворной и эффективной, как для психологов, так и для клиентов. А может быть тяжёлым и травматичным опытом.

Несколько слов об авторах статьи — каждый из нас со своим бэграундом в профессии (гештальт, психодрама, системно-феноменологический подход и многое другое), и у каждого опыт практической работы более 10-ти лет. Мы регулярно проводим клиентские группы как ко-терапевты, и наш опыт совместной работы оказался достаточно успешным. Мы потратили много времени на анализ того, что мешает и что помогает в ко-терапии, какие бывают подводные камни. И хотим поделиться своим опытом, идеями и наработками, хотя понимаем, что в формате одной статьи невозможно описать все важные аспекты и факторы совместной работы.

В совместной работе существуют разные модели сотрудничества между терапевтами: кто-то работает по очереди, кто-то даёт возможность выбора терапевта клиенту, кто-то делит между собой темы запроса. Мы же, предлагаем посмотреть на модель, при которой терапевты создают общее пространство ко-терапии, из которого потом и происходит работа с клиентом.

Наша главная идея состоит в том, что, несмотря на множество факторов, влияющих на эффективность работы в ко-терапии, успешный опыт — это не чудо и не случайность, когда «людям вдруг повезло, и они хорошо работают вместе». Мы считаем, что сотрудничеству в ко-терапии можно научиться, а эффективно работать и комфортно себя чувствовать — это навык, который можно сознательно развивать.

Контракт между ко-терапевтами

В простой модели терапевтических отношений всё понятно — есть терапевт, клиент и тема (проблема) клиента. В ко-терапии появляется ещё одна фигура — второй терапевт. Т.е. модель становится более сложной. Какие в связи с этим могут возникать проблемы, влияющие на работу?

Первое — это пространство (контакт) между терапевтами. Какие могут быть сложности? Например, конкуренция, борьба за власть, нарушение баланса, недоговорённости в процедуре терапии (провисания в работе) и т.п.

Второе — пространство (контакт) между терапевтами, клиентом и темой клиента. Каждый терапевт по-разному выстраивает свои отношения с клиентом. В работе всегда проявляются наши личностные качества и типичные паттерны поведения. Иногда, во время терапии, клиент может быть «ближе» к одному терапевту и «дальше» от другого. Что будет происходить с тем терапевтом, который чувствует, что его «исключают»? Например, он может начать конкурировать, бороться за внимание или отстраняться ещё больше.

Также имеет значение, как и с чем мы работаем — что берём в запрос, как идём к решению, какие делаем интервенции, как поддерживаем или фрустрируем клиента. У каждого терапевта своё понимание и свой подход, поэтому могут возникать противоречия.

Для того чтобы избежать или свести эти проблемы к минимуму, терапевты должны договориться о некоторых правилах совместной работы. При этом понятно, что невозможно заранее учесть и согласовать все возможные нюансы, которые могут возникнуть в процессе. Поэтому договориться можно только о неких самых важных вещах, существующих, можно сказать — на уровне ценностей.

С нашей точки зрения, первичная задача для работы в ко-терапии — это заключение, поддержание и окончание терапевтического контракта между терапевтами.

Всем нам привычно понятие терапевтический контракт — как некоторая договорённость, описывающая взаимодействие между терапевтом и клиентом. В нашем случае фигура терапевта становится сложной (состоит из двух частей), при этом важно, чтобы для клиента эта фигура была единой — одним пространством. Поэтому сначала должен быть заключён ко-терапевтический контракт.

Договариваясь о сотрудничестве, терапевты заключают временный, добровольно выбранный, союз. В этот союз мы входим на определённых условиях, сотрудничаем и заканчиваем это сотрудничество (окончание — это тоже очень важная часть процесса). То есть, с системной точки зрения, в результате встречи двух систем (Терапевт 1 и Терапевт 2) происходит рождение новой системы (Ко-терапевт).

Соответственно, в этом союзе (новой системе) действуют основные системные правила:

  1. Новая система имеет преимущество перед старыми системами на время её существования. То есть в новой системе (терапевтическом пространстве) работают новые правила, принятые за основу обоими терапевтами.
  2. Равенство в отношениях — мы равноправные. Нет главного. Кто-то может быть ведущим в какой-то конкретный момент, но затем роли меняются.
  3. Баланс брать-давать — развитие и поддержание ко-терапевтической связи, баланс и интенсивность обмена.
  4. Слияние и автономность — есть «Я» и есть «Мы». Это существует одновременно. Ко-терапевт — это и есть новая фигура «Мы».

Объединяющие ценности

Для эффективной совместной работы необходимы общие правила, общий фундамент. И мы уверены, что его можно построить, если вы с партнёром разделяете общие ценности. Для каждой пары они могут быть свои. Мы же хотим предложить к обсуждению несколько базовых. Неразделённость этих ценностей с партнёром может сделать ко-терапевтические (и не только) отношения невозможными.

В рабочем процессе мы присутствуем всей своей личностью, а не только профессиональной частью. Поэтому ко-терапевтические отношения, в целом, подчиняются общим правилам, по которым развиваются отношения в паре.

Интерес друг к другу

Партнёрство, как в общечеловеческом смысле, так и в профессиональном, невозможно без искреннего интереса к другому человеку. Несмотря на то, что ко-терапевтические отношения создаются с конкретной целью (работа для клиента), и существуют определённое время (семинар или клиентская группа), для качественной ко-терапевтической диады важно, чтобы взаимный интерес и симпатия терапевтов друг к другу, как к профессионалам и как к сложившимся личностям, присутствовал на самом раннем этапе. Не стоит недооценивать внутренние сигналы в виде настороженности, внутреннего напряжения или опасений, которые возникают уже на этапе первых договорённостей о совместной работе. Вероятность того, что в момент взаимодействия с клиентами, эти неявные напряжения проявятся ещё сильнее, очень велика, и может существенно затруднить работу.

Ориентация только на выгоду от совместной работы — недолговечная мотивация. Без симпатии, как на человеческом, так и на профессиональном уровне, сотрудничество долго не продержится. При этом личная симпатия является более скрепляющим фактором. По крайней мере, в начале сотрудничества и на кратковременных совместных проектах. В случае долгосрочного сотрудничества, профессиональное уважение к тому, что делает партнёр, становится более актуальным.

Доверие друг к другу

Без взаимного доверия работать в ко-терапевтическом партнёрстве, практически, невозможно. Несмотря на то, что доверие — это то, что формируется, проверяется и поддерживается именно совместной работой, уже на начальном этапе важно обратить внимание на базовый уровень доверия к своему ко-терапевту. Насколько вы доверяете ему как профессионалу? Насколько вы доверяете ему как человеку? Доверие на человеческом уровне опять же получается первичнее, по крайней мере, в начале сотрудничества.

Особенность работы в терапии состоит, в том числе и в том, что вы никогда не знаете, с чем столкнётесь в процессе работы. Соответственно, истории, которые рассказывает «бессознательное» клиента, могут быть непростыми для кого-то из терапевтов, и важно быть уверенным в том, что партнёр будет учитывать ваше состояние и обойдётся с этим бережно и уважительно для вас.

Уважение друг к другу

В уважении друг к другу важно поддерживать в себе два аспекта. Во-первых, уважение, как признание права ко-терапевта на отдельное, отличное от вашего мнение. Право действовать так, как он считает нужным и правильным в данный момент, не испытывая при этом дискомфорт и желание сделать всё по-своему. Уважение к партнёру, как к профессионалу, даёт устойчивость к паузам и неопределённости в работе. Часто уровень конкуренции и тревожности между ко-терапевтами связан именно с тем, что один не до конца доверяет другому, как профессионалу. Тот, кто считает, что может лучше, вынужден постоянно контролировать работу партнёра.

Второй аспект — уважение, как определённое переживание, направленное к другому человеку. Переживание, которое опирается на согласие с тем, что это другой человек и возможность быть в контакте с ним имеет ценность для вас, и в этом контакте достаточно места для каждого. Уважение к тому, что вас объединяет, и к тому, что вас разъединяет в партнёрстве.

Признание собственной ценности

Для успешного партнёрства, как в общечеловеческом смысле, так и в профессиональной деятельности, способность осознавать себя как источник ценности для другого человека, является большим ресурсом. Опора на собственную личностную ценность и свой профессиональный опыт позволяет правильно выбрать ко-терапевта и также избежать ненужной конкуренции и перетягивания внимания на себя в работе. Признавая себя, свою ценность — легче признаешь другого.

Способность выдерживать конфликты и разногласия

Одним из главных факторов, усиливающих ко-терапию или ослабляющих её, является способность ко-терапевтов оставаться в партнёрстве во время сложных ситуаций, связанных с внутренними и внешними напряжениями, конфликтами, неясностью и спорными моментами работы.

Фактор, который сильнее всего влияет на безопасность ко-терапевтического пространства, как для самих терапевтов, так и для клиентов — это способность терапевтов уважать аффекты друг друга, давать им место и время для проявления так, чтобы это не мешало ни группе, ни клиентам. Стремиться к прояснению ситуации, оставаться заинтересованными в контакте — на наш взгляд является одним из важных компонентов эффективности ко-терапевтической диады.

Равенство и партнёрство

Важной составной частью ко-терапевтических отношений является баланс в контексте равенства и партнёрства. Как и в любом другом парном союзе, партнёры бывают разные.

Первое, что обычно бросается в глаза — это гендерный аспект. Может быть (по крайней мере, пока) только 3 варианта: Мужчина и Мужчина; Женщина и Женщина; Женщина и Мужчина.

Первый встречается не очень часто. Второй — самый распространённый, просто за счёт того, что женщин в профессии, в целом, больше. Третий, с нашей точки зрения, самый оптимальный вариант, за счёт того, что даёт максимум проекций/переносов — для детско-родительских и партнёрских отношений, при этом, расширяет/дополняет общее пространство ко-терапии.

Второе, что имеет значение как при выборе ко-терапевта, так и влияние на процесс работы, это факторы «объективного» равенства или неравенства: терапевтический опыт, интенсивность и стабильность практики, статус в профессиональном сообществе, наличие учеников.

Наш опыт говорит о том, что большая разница в этих моментах делает практически невозможным создание общего пространства ко-терапии. Принцип равенства — один из важных принципов формирования общего ко-терапевтического пространства. В случае большой разницы, скорее, возможен вариант — учитель-ученик, который тоже может быть вполне эффективным и ресурсным (для обоих терапевтов), но это уже другое пространство.

Третье — это наши личные особенности. Терапевты могут быть разные: открытые/закрытые, активные/неторопливые, спасающие/нейтральные, эмоциональные/аналитические и т.д.

Мы считаем, что разность по этим и многим другим личностным факторам даёт возможность создания пространства ко-терапии, но требует большей согласованности от самих терапевтов и прояснения этих различий. Потому что некоторые из них (особенно если/пока не осознаются) могут вступать в конкуренцию друг с другом, а другие (или даже те же самые) — могут дополнять друг друга, что позволяет расширить поле решений для клиента.

При этом любые различия могут быть дополнительным ресурсом, так как расширяют пространство ко-терапии.

Цели ко-терапии

Ещё одним важным компонентом ко-терапии, определяющим возможность быть в состоянии слияния «мы», и оставаться в состоянии автономности «я», является прозрачность пространства целей самой ко-терапии, целей ко-терапевтов и иерархия этих целей. Для повышения качества работы цели должны быть осознаны, согласованы и приняты партнёрами.

Мы — помогающие практики, поэтому основная цель ко-терапии — помощь клиенту. Эта цель формируется под влиянием того, что мы сами, как терапевты, считаем исцеляющим для клиента, в чём видим свою терапевтическую задачу, что можем предложить клиенту. Исследуя, как этот вопрос решили для себя мы сами и наши коллеги, мы можем говорить о том, что целью Ко-терапии может быть: создание пространства для возможного исцеления; приведение к гармонии проблемной области клиента; достижение клиентом своей цели, служение чему-то большему.

И мы сами, как терапевты, идём в сотрудничество друг с другом для достижения своих целей, а они опираются на наши потребности, которые важно осознавать с самого начала. Для чего я хочу работать в паре? Какие свои потребности я удовлетворяю таким образом? Для работы хорошо, когда оба терапевта могут согласовывать цель своей работы с целью клиента в этой работе и поддерживать индивидуальный подход к каждому клиенту. Мы предполагаем, что цели терапевтов в Ко-терапии могут быть следующими:

  • Поддержка и ресурс друг в друге. Финансовая заинтересованность. Удовлетворение через ко-терапию потребности в безопасности. Часто — это основная цель создания ко-терапевтического пространства начинающими терапевтами. Объединение в союз на основе дефицитарности участников.
  • Опыт совместного ведения, профессиональный обмен навыками и обучение друг у друга. Возможность профессиональной поддержки ко-терапевта. Потребность в принадлежности и признании. Объединение в союз на основе обмена между участниками союза.
  • Личный и профессиональный рост. Непосредственное обучение в пространстве ко-терапевта, расширение терапевтического опыта за счёт новых клиентов, создание новых форм сотрудничества. Потребность в развитии и самореализации. Объединение в союз на основе полноты участников союза.

Отдельно нужно отметить, что в ко-терапевтической работе цели ко-терапии главнее целей ко-терапевтов. И даже, если отдельные цели и потребности партнёров не совпадают, то, главное, чтобы были общие на уровне ко-терапии.

Содержание ко-терапевтического пространства

Подводя итог вышесказанному, мы хотим выделить важные формальные темы, которые необходимо прояснять до начала совместной работы. На что хорошо обратить внимание в парной работе, для того, чтобы из бессознательных стратегий, это стало осознанным выбором обоих:

  1. Цель и смысл ко-терапевтического контракта — как договорённость о создании пространства ко-терапии — места, в котором отдельные терапевты объединяются в союз.
  2. Ясные и чёткие цели совместной работы — «для чего я хочу работать в ко-терапии?». Важно прояснить как свои собственные, так и своего ко-терапевта — потребности, ожидания и опасения. Например, в начале для кого-то может быть потребность в безопасности, для другого терапевта — потребность в развитии. Потребность в близости, сотрудничестве, совместном творчестве, поддержке и т.д.
  3. Распределение обязанностей — организация группы, терапевтические роли (сильные и слабые стороны терапевтов, любимые и сложные темы/клиенты).
  4. Прояснение личных факторов и системного наследства каждого терапевта, влияющих на совместную работу.
  5. Приоритет пространства ко-терапии — общие ценности, общие цели, общие сложности (не у тебя не получилось, а у нас не получилось).
  6. Равенство обоих терапевтов — равноправие и уважение. С учётом человеческого фактора, ясность относительно ситуаций, когда равноправие невозможно, например, актуальная кризисная ситуация в жизни одного из терапевтов, влияющая на его работоспособность. Существование договорённости о том, как выравнивается баланс в случаях невозможности равноправного участия в работе.

У терапевтов всегда будет разный опыт, разные личностные особенности, помогающие или ограничивающие работу, разный возраст/статус/стаж и т.д. Поэтому они должны понимать для себя, что дают и что получают в ко-терапии.

Равное партнёрство — равное финансовое распределение. На данный момент, мы считаем правильным, когда доходы и расходы делятся пополам. Иначе трудно представить равноправие, если финансовое распределение, например 30 на 70, то значит, я и работаю только на 30%? Есть смысл отдельно смотреть на организационные расходы, но бессмысленно и даже опасно (для сотрудничества) делить клиентов на «моих» и «чужих». Важно понимать, что даже если всех клиентов привлёк один из терапевтов, все равно, они пришли на ко-терапию, т.е. на «нас». Тогда, может быть, в таких парах, для баланса, есть смысл договориться про специальный «менеджерский процент».

  1. Открытость к диалогу — возможность обсуждать рабочие моменты. В том числе и во время терапии — способность сделать стоп-кадр, обсудить рабочий процесс, поделиться сомнениями и/или гипотезами, в присутствии клиента — это сохраняет контакт между терапевтами, уменьшает неопределённость в работе и является хорошей интервенцией.
  2. Окончание терапевтического контракта. Так как ко-терапия — это временный союз, то он должен заканчиваться. И каждая пара для себя решает, в какой контекст переходят отношения после завершения работы. В случае регулярного или долгосрочного сотрудничества очень важно разделять контексты отношений — партнёрских от, например, дружеских или просто коллегиальных. И не забывать, что «у моего ко-терапевта может быть другой ко-терапевт».

Дополнительно мы хотели бы отметить некоторые важные особенности в расстановочной работе в ко-терапии, которая предполагает определённый формат взаимодействия терапевта с клиентом. Поэтому, возможность вести расстановки в ко-терапевтическом альянсе имеет свои преимущества и сложности. Дальнейший текст ориентирован на специалистов, работающих в системно-феноменологическом подходе, но в целом будет полезен и для других модальностей.

О ресурсах ко-терапии в расстановочном подходе

Работа вдвоём может быть очень ресурсной в первую очередь для клиента, но, что не маловажно, и для самих терапевтов тоже. За счёт чего увеличиваются ресурсы в ко-терапии:

  • Парность позиций. Распределение фокусов внимания. Возможность находиться в «двух местах» одновременно, т.е. легче фокусироваться на разных аспектах и поддерживать разные процессы. Также, эффективно работать, когда клиентом является семейная пара.
  • Уменьшение зоны «слепого пятна» у терапевтов. Разный профессиональный и личный опыт терапевтов увеличивают возможности ко-терапии. И уменьшают зону сложных и непроработанных тем у отдельного терапевта.
  • Устойчивость и стабильность. За счёт того, что у каждого терапевта своя травматизация и степень проработанности, вероятность того, что оба «застрянут» одновременно, стремится к нулю. За счёт этого работа идёт практически без «зависания» и пауз.
  • Увеличение силы воздействия. Сильные стороны каждого отдельного терапевта, позволяют пространству ко-терапии быть постоянно повёрнутым в сторону клиента самым лучшим для клиента образом. Каждый момент времени есть возможность быть в контакте с клиентом тому терапевту, который сейчас более устойчив.
  • Большая ресурсность. Ресурсы каждого терапевта дополняют и друг друга и клиента. Мы вступаем в резонанс не только травмированными, но и ресурсными частями. По нашему опыту, работы с очень серьёзными динамиками (коллективными и трансгенерационными травмами), проходили с меньшим сопротивлением и меньшим «трагизмом», который мог бы затянуть нас в «тяжёлое» в случае индивидуальной работы.
  • Глубина и баланс. Вдвоём проще удерживать пространство расстановки. И все её аспекты — клиента, тему, запрос, ориентацию на решение, заместителей, наблюдателей, интервенции и т.д.

Из отзывов участников клиентской группы в ко-терапии: «Я не была клиентом, я присутствовала на группе заместителем. Больше всего меня удивило то поле, которое было создано ведущими. Ясное, простое, очень ресурсное. С гармоничным взаимодействием мужской и женской энергий. С большим количеством уважения — спасибо, Влад, и любви — спасибо, Анна. К клиентам, их историям, их желаниям. Два терапевта, мужчина и женщина, способны создать пространство, в котором очень бережно и безопасно внутренняя проблема способна раскрыться другими гранями и превратиться в ресурс для того, кто делает свою работу». Ирина Р., 42 года.

  • Дополнительный выбор. При работе в женско-мужской диаде сам терапевтический запрос может выбирать терапевта. Есть совершенно мужские и совершенно женские истории исцеления. Тогда можно почувствовать, как поле расстановки мягко отводит второго терапевта в сторону. В силу личностных особенностей кто-то из терапевтов лучше работает с партнёрскими отношениями, детско-родительскими, родовыми динамиками, с разными типами клиентов и т.д.
  • Парность восприятия. Различия в эмоциональном чувствовании поля и его аналитической обработке позволяет сделать для клиента работу не только более ясной и понятной, но и включить в терапию интервенции, которые находят в душе клиента больший отклик.

Из отзывов участников клиентской группы в ко-терапии: «Удивительно то, как согласованно делали терапевты шаги в моей работе. Удивительно то, что во время работы у меня было ощущение, что я общаюсь с одним человеком, и это не Влад, и не Анна, а кто-то ещё, кто иногда говорил через Влада или делал что-то через Анну. Очень комфортно и правильно было для меня, когда кто-то из терапевтов работал с моим заместителем, а второй сидел рядом, и я могла чувствовать его внимание и поддержку. В вашем поле было очень безопасно, спасибо большее за работу». Наталья К., 38 лет.

О сложностях ко-терапии в расстановочном подходе

Внутренний конфликт клиента при первоначальном опросе часто проецируется на самих терапевтов, соблазняя их поддерживать одну из внутренних позиций, убеждений, субличностей или лояльностей клиента. И чем сильнее раскол у клиента внутри, тем больше могут разниться мнения терапевтов относительно дальнейшей работы.

Т.е. внутреннее расщепление клиента может влиять на отношения между терапевтами. И, соответственно, наоборот — скрытый конфликт между терапевтами может усиливать внутренний раскол клиента. Очень хорошо, если это осознается самими терапевтами и может быть использовано в работе. Главным противоядием, позволяющим терапевтам преодолеть этот навязываемый конфликт, является базовое доверие друг к другу и уважение к мнению другого.

Можно выделить основные конфликты, связанные с динамиками клиента и нагружающие пространство ко-терапии:

  • Возникновение у клиента динамик связанных с фигурами отца и матери. Неосознанный регресс в детскую позицию.
  • Возникновение у клиента большей лояльности и доверия к одному из терапевтов, как симптом детской лояльности. «Добрая мама/злая мама, или папу люблю/маму боюсь». Соответственно, сопротивление — агрессия, либо отстранение от другого терапевта
  • Проекция на терапевтов, как конфликт выбора. Развестись или остаться. Застревание, чтобы не выбирать.
  • Проекция на терапевтов внутреннего расщепления. «Изгнанник» и «Защитник» в терминах субличностей.

Что ещё может негативно влиять на нас как на команду:

  1. История и опыт человеческих отношений партнёров. Эта история может быть гораздо больше, чем история профессиональных отношений. В неё входит накопленный опыт дружеских, коллегиальных, часто семейных или романтических отношений, история предыдущих профессиональных (ко-терапевтических) отношений, в том числе, история самой ко-терапии.
  2. Комплекс проблем, сложившийся в детском слое восприятия: конкуренция и борьба за власть; перетягивание внимания на себя; избегание ответственности; поиски любви и одобрения; сложности с делегированием полномочий.
  3. Системные влияния:
  • Влияние предыдущего травматичного опыта, как профессионального, так и опыта отношений.
  • Влияние системно-родовых динамик.
  • Влияние больших систем — архетипический слой, слой коллективной травматизации, контексты места работы т.п.

Процессы, происходящие у клиента и в группе, будут отражаться на процессах, происходящих внутри диады. И наоборот — отношения ко-терапевтов так или иначе будут влиять на внутренние процессы клиента. Например, неосознанная конкуренция между ведущими, а то и скрытая борьба за власть, может приводить к тому, что именно эти процессы (жёсткой борьбы за власть и неосознанной конкуренции) могут влиять на динамики клиента. Чтобы минимизировать влияние негативных факторов на командную работу, важно, чтобы ко-терапевтическая пара была устойчивой и поддерживала взрослые функциональные отношения.

Заключение

Всё это позволяет нам быть ясными и устойчивыми в парной работе, входить в контакт, как в новое пространство, работать в этом пространстве для клиента, быть ресурсными и устойчивыми к трудностям, приходить к цели, а потом выходить из контакта в отдельность с благодарностью друг к другу.

Подводя итог наших размышлений в этой статье, вслед за известным аналитиком Отто Кренбергом, который описал факторы зрелости в парных отношениях, мы сформулировали признаки зрелых отношений в профессиональной паре:

  1. Интерес к профессиональному обмену опытом: желание учиться у партнёра, открытость и желание делиться своим опытом.
  2. Базовое доверие: обоюдная способность быть открытыми и честными, даже в отношении собственных недостатков.
  3. Способность видеть и признавать как собственное несовершенство, так и несовершенство коллеги.
  4. Общее понимание смысла работы, устройства психики, возможностей расстановок, своих задач в работе и возможности исцеления в принципе.
  5. Зрелая зависимость: возможность принять помощь (без стыда, страха или вины) и оказать помощь; справедливое распределение задач и обязанностей — в отличие от борьбы за власть, обвинений и поисков правых и виноватых, которые ведут к взаимному разочарованию.
  6. Признание неизбежности неудач, ошибок и необходимости защищать границы как свои собственные, так и командные. Понимание и признание отдельности и разности друг друга.
  7. Скромность и благодарность. Важно не забывать благодарить, даже когда вы уже долго и комфортно работаете вместе. Признание сделанного твоим партнёром чего-то «красивого и неожиданного» — важный ресурс ко-терапии. Также благодарность и признание заслуг помогает «закрывать» пространство ко-терапии.

Работа в ко-терапии может быть прекрасным опытом профессионального роста и зрелого партнёрства. Мы приглашаем вас в дальнейшее исследование этой темы и приглашаем делиться своим опытом и пониманием с нами.

С наилучшими пожеланиями.

samopoznanie.ru

Что такое ко-терапия? — Сообщество психологов INTEGRATIO

Фрагмент из книги «Групповая психотерапия» Римантаса Кочюнаса, посвященный работе в формате ко-терапии. Несмотря на то, что Кочюнас рассматривает этот формат узкоспециализированно (с точки зрения использования его в работе с группами), однако из текста можно получить общее представление об особенностях данного терапевтического подхода, его сильных сторонах и узнать мнение специалистов.


«…На какой основе два терапевта могут работать вместе? Haley (1963) описал дополняющий и симметричный типы ко-терапии. Примером дополняющего типа ко-терапии является совместная работа в группе опытного и начинающего терапевта, учителя и студента. В ко-терапии симметричного типа оба партнера равны. Но в любом случае совместная работа двух специалистов должна основываться на стремлении согласовывать свои личностные особенности и профессиональные навыки для общей цели. Поэтому работающие вместе должны ценить человеческие качества друг друга, понимать используемые ими методы и ориентироваться на общие психотерапевтические цели группы. Главное – взаимное уважение и доверие. Не столь важно, чтобы терапевты были хорошими друзьями; намного важнее нормальные рабочие отношения, позволяющие постоянно обсуждать проблемы совместной работы. Если есть взаимное уважение и понимание, даже терапевты различных стилей могут успешно работать вместе.

Ко-терапия позволяет испытать уникальные преимущества общей работы мужчины и женщины. Работающая совместно пара «воссоздает» в группе структуру первичной семьи, когда у группы есть «отец» и «мать». Для большинства участников это повышает эмоциональный «заряд» группы. Совместная работа мужчины и женщины в группе может быть незаменимой моделью равноправного сотрудничества с обоюдным уважением, без эксплуатации или сексуализации отношений. Она также расширяет возможности отождествления участников. Как отмечает Schonbar (1973), участники склонны отождествляться с терапевтом того же пола, но проблемами более охотно делятся с терапевтом противоположного пола. По мнению Vinogradov и Yalom (1989), у участников группы нередко возникают разнообразные фантазии по отношению к паре терапевтов, напр., каково распределение психотерапевтической силы между терапевтами, имеют ли они сексуальные отношения и т.п. В зрелой группе возможно открытое обсуждение этих фантазий, когда затрагивается вопрос силы и секса в отношениях мужчины и женщины.

Что в первую очередь должны сделать два человека, решившие вместе вести группу? Как отмечает Corey (1987), они обязаны:
1. перед началом совместной работы лучше познакомиться лично и профессионально, если перед этим не были близко знакомы,
2. обсудить, каких теоретических установок они придерживаются и как понимают групповую терапию, какой опыт работы с группами имеется у каждого из них, какое влияние на будущую работу может оказать их стиль руководства,
3. обменяться мнениями о сомнениях или опасениях, касающихся общей работы, обсудить, как и чем будут дополнять друг друга,
4. сказать друг другу о своих сильных сторонах и недостатках и обсудить, какое влияние это может оказать на совместную работу,
5. согласовать свои этические требования к работе с группами.

Также важно договориться встречаться несколько раньше перед каждой встречей, чтобы иметь возможность обменяться мнениями относительно будущей встречи, и после каждой встречи группы, с тем чтобы обсудить состоявшуюся встречу. Предварительное обсуждение этих вопросов поможет терапевтам избежать непредвиденных разногласий во время работы с группой.

Возникает вопрос: должны ли ко-терапевты быть во всем единодушны или между ними могут быть разногласия? Трудно все предвидеть заранее, поэтому в ходе встречи группы мнения терапевтов могут и разделяться. Желательно, чтобы они открыто высказывали несогласие друг с другом и возникающие в связи с этим чувства и напряжение. Открытое выражение чувств и конструктивное решение взаимных разногласий (а оно обязано быть именно таким) могут быть моделью аутентичных межличностных отношений для участников группы. Однако ко-терапевты должны контролировать свое поведение и особенно избегать конкуренции между собой (к примеру, за симпатии участников), так как участники могут воспользоваться ею в манипуляционных целях. Но, как отмечают Vinogradov и Yalom (1989), в группах психически больных и в начальной стадии работы психотерапевтических групп участникам трудно принять разногласия терапевтов.

Среди преимуществ ко-терапии следует упомянуть следующие:
1. Участники группы получают взгляд двух компетентных лиц на одну и ту же ситуацию, и это дает возможность увидеть ее в более широкой перспективе.
2. Если группу ведут мужчина и женщина, это дает возможность участникам «воссоздать» модель своей семьи и более продуктивно использовать один из психотерапевтических факторов группы – коррекцию опыта первичной семьи.
3. Взаимоотношения терапевтов могут быть ценной моделью межличностных отношений для участников группы.
4. Ко-терапевты имеют возможность обмениваться мнениями о ходе работы в группе, профессионально совершенствоваться в совместной деятельности.
5. Совместная работа двух терапевтов уменьшает возможность появления «синдрома сгорания», особенно при работе с трудными группами, к примеру, с психически больными людьми.
6. Ко-терапевты могут помочь друг другу, когда один из них становится объектом нападок со стороны отдельных участников или всей группы. В таких случаях другой терапевт может частично направить на себя злость участников, помочь им разобраться в ее истоках и смысле.
7. Присутствие ко-терапевта важно, когда один из терапевтов испытывает чувства контрпереноса. Их обсуждение после встречи группы может помочь составить более объективное представление о природе этих чувств.
8. Ко-терапия помогает избежать прекращения работы группы в случае болезни или отъезда куда-либо одного из терапевтов».

С полным текстом книги можно ознакомиться в Психологической библиотеке.

integratio.art

Ко-терапия в супружестве | Psypublic

Нина Тимошенко и Александр Тананаев, женаты 16 лет, совместную работу в ко-терапии ведут 2 года. Оба пришли в психотерапию из других профессий. До того, как стали практикующими психологами, всегда с удовольствием обсуждали друг с другом нюансы личных проектов каждого, вникали в детали, но практически никогда не работали вместе.

Ольга и Лев Черняевы, женаты 24 года, столько же вместе ведут группы. Сначала это были группы по йоге, а потом, с ростом интереса, обучения и понимания психологии, начали вести вместе психологические группы.  

Как вы пришли к ко-терапии?

Нина: Я считала, что у каждого из супругов должно быть своё профессиональное поле и пространство для развития. И в самом начале моей психологической карьеры я была против, чтобы муж следом за мной шёл учиться в Московский Гештальт Институт, ревновала свою новую сферу деятельности к нему, — но сейчас я рада, что Саша настоял на своём, окончил базовую программу МГИ. В процессе обучения в институте и на психфаках вузов я обнаружила, что появившееся общее поле приложения усилий нас энергетизирует, нам интересно спорить про разные аспекты теории. Мне кажется, что именно в этих ночных спорах, иногда переходящих в ссоры, мы и появились как ко-терапевты.

Саша: Мой интерес к психологии проявился ещё в студенческие годы, у нас был прекрасный преподаватель по общей психологии. Затем профессии, в которых я работал, лишь косвенно касались психологии. Позднее, когда Нина всерьёз увлеклась гештальт-терапией, у меня появились переживания, что у нас станет меньше общих тем и интересов, что я не смогу разделить с ней какие-то важные моменты, находки и открытия. Так, после небольшого опыта в личной терапии я пошёл учиться в базовую программу обучения гештальт-терапии МГИ. В какой-то момент Нина начала работать с парами, обнаружила, что это очень непростой процесс, что трудно удерживать сразу несколько фокусов: смотреть одновременно на каждого участника, видеть общую картину, отслеживать феномены контакта внутри пары и с терапевтом… Решили попробовать работать вместе: получилось, — теперь ведём не только терапию пар, но и терапевтические группы.

Ольга: В ко-терапии со Львом мы ровно столько, сколько в паре: с декабря 1992 года. То есть нашему сотрудничеству почти 24 с половиной года. Мы познакомились, когда учились преподавать йогу. Как только стали жить вместе, начали вести группу йоги, которая быстро переросла в группу личностного роста. За это время мы получили психологическое образование, стали гештальт-терапевтами, супервизорами, сертифицированными тренерами. Мне всегда было интересно такое совместное творчество.

Лев: Для нас естественно вместе вести группу, так как у нас общие или резонирующие интересы. Нам всегда было и есть чем делиться.

 Какие ограничения и сложности ко-терапии?

Нина: Приходится договариваться, в парной работе нет единоличной ответственности и возможности принимать решения о ходе терапии. У нас иногда бывает разное видение, куда дальше двигаться в терапии с конкретной парой – и в ходе сессии, и в обсуждениях после. Если в ходе сессии не удаётся договориться, то советуемся с парой, а если не удаётся договориться о стратегии работы, то – с супервизором. Думаю, это общая сложность любых ко-терапевтических пар. Более специфическая особенность, это когда пара приносит нам тему, с которой мы когда-то в прошлом проходили кризис (а за 17 лет совместной жизни их было немало), или сейчас эта тема вносит смуту в нашу семейную жизнь. Иногда работать с чем-то таким бывает непросто, но в других случаях это, напротив, ресурсно.

Саша: В ко-терапии очень важным моментом является синхронизация. Имея изначально разную скорость жизни, это бывает непросто. Мне чаще приходится ускоряться, а Нине замедляться. Однако, вместе с тем, это служит и профессиональному развитию, и часто помогает в сессии, ведь в клиентской паре партнёры тоже могут жить на разных скоростях. То, как мы с Ниной обходимся с нашей разностью, как нам удаётся синхронизироваться и договориться, поддерживает наших клиентов, придаёт им сил и вселяет надежду.

Лев: Сложностей было много — разногласия, непонимания, ложные ожидания, когнитивные ошибки, обиды. Мы притирались друг к другу, в конфликтах вырабатывали умение договариваться, сохраняя уважение друг к другу. Учились осознавать и говорить партнеру все – и большие, и маленькие недовольства. Учились спорить — не соглашаться и находить согласие. Основной принцип: вытаскивать все до конца, не откладывать обсуждение на потом, не верить, что потом рассосется.

Сейчас самое сложное – это ждать, когда работает Оля, переживать тревогу за ее работу. Другая сложность – это согласование плана, что мы делаем дальше, так как бывает разное видение динамики группы. Третья сложность – это терпеть, пока Оля выскажет на группе позицию, когда очень хочется высказаться самому.

Ограничение, или, скорее, дополнительная работа ко-терапии — это учет влияния ко-терпевта на ситуацию в группе, его линия развития групповой ситуации. 

Ольга: Главная сложность и «фишка» соведения — это оставаться собой, другой, и в то же время видеть, ценить и поддерживать видение и идеи партнера, и ещё делать общее дело. Это, в общем, так же, как и жить в браке. Только при соведении групп все на виду многих людей, и поэтому невозможно скрыть наши отношения. В таком совместном проекте пришлось обучиться ясности, честности и открытости. И такое обучение было совсем не простое, часто болезненное, мы долго друг друга ранили и ранились, пока не научились принимать видение, правду и боль друг друга.

Какие дополнительные ресурсы в ко-терапии?

Саша: В ко-терапии мы получаем стереоэффект. Это как различие между 2D и 3D картинкой. Вместе мы видим более объёмную картинку. Сопоставляя то, что наблюдаем, анализируя ситуацию под разными углами зрения, мы значительно обогащаем работу. Гораздо больше нового проявляется в сессии, чем когда работаешь один. Совместная рефлексия помогает быть более эффективным и ясным, интервизия обогащает профессиональное видение, возможность более критично взглянуть на ситуацию и на действия друг друга, повышает адекватность и уместность терапевтических интервенций, ответственность за свою работу – не только перед группой или парой, но и перед ко-терапевтом. Вместе с тем, в ко-терапии есть большой ресурс для взаимного профессионального обогащения, профессионального роста и развития каждого из ко-терапевтов.

Нина: Есть такое выражение: фигурный и фоновый терапевт – тот, кто активнее и больше действует, и тот, кто обеспечивает безопасность, канву всей работы. Для меня Саша изначально был идеальным фоновым ко-терапевтом, он как страховка, я знаю, что он подстрахует в сложных моментах, но сейчас я у него учусь тоже отступать в фон и больше наблюдать.

Лев: Преимущества — можно передохнуть, осмотреться, обсудить происходящее, если не видно хорошего решения, осмыслить свою терапию в группе и получить поддержку и супервизию.

Ольга: В результате ко-терапии возникли важные ресурсы для нашей профессиональной и  личной жизни, такие как уважение, интерес, тонкая настройка на партнера.

Запускаются ли новые процессы в паре терапевтов?

Саша: Естественно, есть конкуренция – за идеи, за пространство, за внимание группы или пары. Приходится договариваться, уважать амбиции, стремления и ограничения друг друга, и, конечно, эмоции каждого, появляющиеся по этому поводу. Коллегиальность не появляется просто так, этапы или витки конкуренции будут обязательно, и это нормально, я вижу в этом идею развития и совершенствования.

Нина: Да, приходится вырабатывать новые, более совершенные навыки кооперации. Для меня важно не играть «в поддавки» в профессиональном партнёрстве – говорить прямо о своём видении ситуации, расспрашивать о намерениях и действиях, если я их не понимаю, иметь возможность критиковать, отстаивать идеи, убеждать, не соглашаться, и чтобы ко-терапевт вёл себя так же. Тот самый случай, когда чрезмерная вежливость и уступчивость приводят к регрессу, а искренность и требовательность заставляет развивать новые навыки. Но для такой работы нужно доверие, убеждённость в априорном хорошем личном и уважительном профессиональном отношении друг к другу, умение замечать ценность вклада каждого – то, про что необходимо помнить. Важно, чтобы видение психотерапии совпадало, чтобы задачи и цели были общие, – если удаётся вдумчиво и честно договориться на старте, тогда с любыми возникающими процессами можно справиться.

В каких случаях работать вдвоём наиболее эффективно?

Лев: Если говорить про эффективность нашей ко-терапии, то на нас хорошо ложится родительский перенос, что позволяет создавать в группе атмосферу семьи. И мы, как пара, может давать разные интервенции, раскачивая когнитивные и эмоциональные шаблоны. Мы можем не соглашаться друг с другом в спорных вопросах теории гештальт-терапии или анализе терапии, сохраняя свою точку зрения и признавая взгляд  и мнение партнера.

Ольга: Ко-терапия при такой близости партнеров очень подходит для работы с парами и с группами,  исследующими автономность и зависимость. Знаем это на продолжительном опыте, т к постоянно ведем такие проекты.

Нина: Я думаю, работа с групповой динамикой в групповой терапии в разы эффективнее, если работают ко-терапевты, а не один ведущий. В группе – это большее богатство трансферентных характеристик, для участников возможность работать с женско-мужскими темами через ведущих, с родительскими фигурами. Возможность наблюдать, как мы спорим, договариваемся, выходим из ситуаций, тоже является для участников группы обучающим моментом. И сочетание разных стилей работы обогащает динамику группы, даёт участникам почувствовать большую безопасность, больше простора для проявление инаковости. Думаю, что терапевтам, ведущим групп легче конфронтировать с участниками, зная, что второй терапевт даст достаточно поддержки участникам при необходимости. И каждый участник группы получает больше внимания.

Саша: Если говорить про эффективность работы, то я бы отметил тот важный момент, что мы супружеская пара, мы много лет вместе, это даёт нам много поддержки, мы можем опираться на наш большой совместный опыт. Также нейрофизиологи говорят, что люди, долго живущие вместе, имеют нечто похожее на «общую нейронную сеть»… Мне кажется, я что-то такое замечаю и даже использую.

В каких случаях обращаются именно к паре?

Саша: Семейные пары обычно обращаются именно к ко-терапевтической паре. Это действительно имеет смысл. Прежде всего, двум терапевтам легче соблюдать баланс поддержки и фрустрации, а также нейтральность, чем терапевту, работающему в одиночку. Это создает бóльшую безопасность и опору для того, чтобы работать с непростыми и глубокими темами. Затем, конечно же, если ко-терапевты семейная пара, то это создаёт дополнительную общность и поддержку, надежду на понимание и на опыт решения похожих проблем. Пары часто нам говорили, что рады, что мы супружеская пара и, поэтому, нам легче будет их понять. Иногда мы честно говорили о похожих проблемах и пары очень радовались, – раз мы справились, то и они тоже могут справиться.

 Какие проблемы в вашей паре обнажила ко-терапия?

Лев: Ко-терапия выявляла сложности с предъявлением смущения, обид, злости и вины, так чтобы и чувства высказать, и в отреагирование не уйти, и отношения и сохранить и развить. 

Нина: Конкуренцию, в первую очередь. Думаю, мы довольно долго обходили этот вопрос в семье, не говорили прямо. Сейчас спокойно обсуждаем и открыто конкурируем. И вторая проблема: разница в скорости – жизни, мысли, действий. Я очень быстрая, бежать со мной рядом непросто. Нам всегда приходилось как-то обходиться с этим, в ко-терапии тоже прикладываем усилия, чтобы синхронизироваться. Часто для групповых процессов это бывает хорошо, но мне переключаться «на пониженную» бывает непросто.

 С чем помогла ко-терапия справиться, преодолеть или что-то новое о вашей паре открыть?

Нина: Я точно избавилась от иллюзии, что всё знаю о муже, это дало дополнительный виток интереса. Мы ещё и учились у разных тренеров в МГИ, на разных специализациях, в разных вузах. И часто в работе с парами или с группами Саша удивляет меня какими-то выводами, интерпретациями, реакциями, подходом. Отличная профилактика стагнации пары.

Саша: Совместная работа дала и больше свободы друг другу. Общая зона работы даёт надёжность и стабильность «фона» и помогает делать каждому ещё и свои собственные проекты. Мы оба реализуем и планируем мероприятия, в которых предполагается работать и с другими ко-терапевтами, и в разных командах. Новое, что мы более открыты для разных профессиональных контактов, имея выбор работать как вместе, так и отдельно.

Лев: Для меня ко-терапия — это совместное творчество в актуальном настоящем, это две импровизации создающие одну мелодию. Мне нравится в терапии с Олей надежность, объединенность через профессию, общие ценности.

Photo by Екатерина Гонсалес, Владимир Осиченко

psypublic.com

Семейная котерапия — клиника в Екатеринбурге

Семейная котерапия

Основа семейной психотерапии — восприятие семьи как системы, где действуют принципы взаимовлияния. Такой подход помогает видеть все аспекты конфликта и корректировать отношение к нему всех участников.

Котерапия — это совместная работа двух психотерапевтов. При разрешении семейных проблем и конфликтов такой подход используется довольно часто, поскольку позволяет не только посмотреть на ситуацию со стороны, но и расширить возможности психотерапии.

Особенности семейной котерапии

Психотерапевты предлагают этот формат встреч с клиентами, когда совместная работа двух специалистов будет результативной для решения проблем конкретной семьи. К таким ситуациям можно отнести:

  • Сложные конфликтные отношения. В случаях затяжных и запутанных конфликтов нередко будет полезным еще один взгляд на проблему. Например, для предложения еще одного выхода из ситуации. Также котерапия может понадобиться, если кто-то из участников конфликта активно перетягивает психотерапевта на свою сторону. Это не означает, что один специалист не способен справиться с ситуацией. В этих случаях котерапия будет полезной для того, чтобы направить всех членов семьи в созидательное русло, не тратя драгоценное время и не упуская из виду нюансов.
  • Вовлечение многих членов семьи. Если ведется работа с большой семьей, особенно, с привлечением детей, участие второго психотерапевта несомненно будет полезным. Так появляется возможность вовлечь тех, кто ведет себя отстраненно, заметить множество нюансов взаимоотношений и поведения, создать комфортную обстановку для продуктивного сеанса.
  • Эффективность моделирования. Одна из практик котерапии — ведение сеанса для семейной пары мужчиной и женщиной. Психотерапевты демонстрируют модели поведения и помогают клиентам увидеть особенности своего общения со стороны. Следующий шаг — моделирование проблемной ситуации с другим выходом из зарождающейся ссоры. Возможны и другие варианты работы, которые будут полезны в конкретной ситуации.
  • Привлечение другого специалиста. В нашей клинике при необходимости возможна совместная работа психотерапевта и психиатра. Такая потребность может возникнуть, если один из членов семьи имеет серьезные психические нарушения, и для его успешного излечения важно участие семьи. Также такие сеансы проводятся, если есть подозрения на заболевания у кого-либо из участников семейных консультаций.

В нашей клинике в полной мере используются все возможности семейной котерапии для помощи в различных конфликтных ситуациях. Вы можете записаться на первую консультацию с котерапевтом или только с семейным психологом для принятия решения о дальнейшем взаимодействии.

Если вы готовы работать над проблемами всей семьей, но вам нужна психотерапевтическая помощь, обращайтесь, мы поможем вернуть взаимопонимание и гармонию отношений!    

mcda.su

Что такое ко-терапия?

Ко-терапия — это одновременная работа двух психологов.

Совместная работа двух профессионалов в своих областях обеспечивает формирование более расширенного и объективного представления о возникшей проблемной ситуации, целостного представления о клиенте, что позволяет повысить эффективность консультирования, подстраховаться от возможных сложностей, возникающих из-за наличия у психологов своих «не проработанных» («слепых») зон.

Для клиента — это как за один раз побывать на двух консультациях у разных психологов, только в данном случае, это формирование более глубокого видения ситуации не противоречащее друг другу.

Каждый ко-терапевт владеет своим набором результативных техник, методов, имеет свой стиль работы, а работая совместно, они эффективно дополняют друг друга, появляется больше возможностей подобрать необходимый, индивидуальный подход к клиенту.

При совместной работе с группой клиентов ( семейное консультирование или прочая групповая работа) появляется возможность использовать психологами различные роли.

Например, при работе психолога с одним из участников группы, второй наблюдает за реакцией на эту работу других участников, их взаимодействие.

Совместная работа ко-терапевтов может стать моделью функциональных межличностных взаимоотношений для участников групповой работы. А если ко-терапевтами являются психологи мужчина и женщина, например, при работе с семьей, то воспроизводится образец взаимоотношений, основанных на уважении, доверии, сотрудничестве. Мужчина и женщина ко-терапевты совместно с клиентами могут как бы воспроизвести структуру семьи, где ко-терапевты являются «мамой» и «папой», что позволяет отобразить различные взаимодействия, которые сложились в родительских семьях клиентов. 

Каждый из психологов, работающих совместно с семьей, может обратить внимание на разные аспекты межличностных взаимоотношений в семье, следовательно, возникают различные пути разрешения сложной семейной ситуации.

Ко-терапевты могут служить зеркалом, отображающим внутрисемейные взаимоотношения клиентов, что дает возможность семье увидеть со стороны, что происходит у них.

Таким образом, совместная работа ко-терапевтов, разделение психотерапевтических ролей, возможности взаимодополнения друг друга и используемых техник позволяет обеспечить более глубинную и многоуровневую проработку проблемы за один сеанс и добиться более эффективного результата психокоррекции.

www.all-psy.com

Ко-терапия , психологическая помощь, консультирование практического психолога в Москве.


Преимущества котерапии

Ведут психологи Ольга Фармер и Светлана Байдакова

А) Для психологов:

1.Совместная работа двух терапевтов уменьшает возможность появления «синдрома сгорания», особенно при работе с трудными клиентами.

2.Котерапевты имеют возможность обмениваться мнениями о ходе работы, профессионально совершенствоваться в совместной деятельности

3..Котерапевты могут помочь друг другу, когда один из них становится объектом нападок со стороны клиента или отдельных участников или даже всей группы, если они работают в групповом формате психотерапии. Присутствие котерапевта важно, когда один из терапевтов испытывает чувства контрпереноса. Их обсуждение после сессии может помочь составить более объективное представление о природе своих чувств.

4.Котерапия помогает избежать прекращения работы с клиентом в случае болезни или отъезда куда-либо одного из терапевтов.

5.Котерапия — это возможность непосредственного, тесного профессионального сотрудничества, поскольку благодаря и через котерапевта осуществляется самый актуальный, рабочий и действенный контакт с профессиональным сообществом, который необходим каждому профессионалу.

6.»камерные», то есть вне сессии, вне «поля» работы, обсуждение, планирование, отреагирование чувств, обращение к собственной личной и семейной истории.

7. Оптимальное распределение функций консультирования

8.Развитие рефлексии собственного стиля консультирования и, в особенности, личного вклада в результат работы.

Б) Для клиентов:

1. Взаимодействие котерапевтов друг с другом может являться для клиента хорошей моделью, примером, «как можно жить по-другому», строить отношения, ясно высказывать свои желания, открыто проявлять чувства и т.д. и т.п. Взаимоотношения терапевтов могут быть ценной моделью межличностных отношений для их клиентов

2. Если котерапевты мужчина и женщина, это дает возможность клиентам «воссоздать» модель своей семьи и более продуктивно использовать один из психотерапевтических факторов – коррекцию опыта первичной семьи.

3. Клиенты склонны отождествляться с терапевтом того же пола, но проблемами более охотно делятся с терапевтом противоположного пола.

4.Клиенты получают взгляд двух компетентных лиц на одну и ту же ситуацию, и это дает возможность увидеть ее в более широкой перспективе.

Кроме того, если рассматривать решение базовых задач консультирования в котерапии и индивидуальном консультировании.

Одной из основных задач консультирования является выслушивание клиента, в результате чего должно расшириться его представление о себе и собственной ситуации, возникнуть пища для размышлений. На наш взгляд, существует специфика решения этой задачи в котерапии. Использование навыков активного и эмпатического слушания в котерапии осуществляется также и в индивидуальном консультировании. Но в котерапии возможно уточнение некоторых аспектов консультирования, которые могут быть не замечены консультантом, работающим индивидуально. Помимо этого, у каждого из котерапевтов создается свой образ ситуации клиента. В результате этого у каждого из котерапевтов формируются гипотезы, для подтверждения которых задаются те или иные вопросы, что безусловно влияет на процесс выслушивания клиента.

Вторая из основных задач является облегчение эмоционального состояния клиента, то есть благодаря работе психолога-консультанта клиенту должно стать легче.

Третья из основных задач консультирования является принятие клиентом ответственности за происходящее с ним. Имеется в виду, что в ходе консультации фокус жалобы клиента должен быть переведен на него самого, человек должен ощутить свою ответственность и вину за происходящее, только в этом случае он будет действительно стараться измениться и изменить ситуацию, в противном случае он будет лишь ожидать помощи и изменений со стороны окружающих. Программа-минимум здесь – показать клиенту, что он сам, хотя бы отчасти, способствует тому, что его проблемы, и отношения с людьми носят такой сложный и негативный характер. На наш взгляд, эта задача более эффективно решается в котерапии так как в процессе консультирования происходит разделение ответственности между котерапевтами. Возможно клиент, наблюдая существующую систему разделения ответственности между котерапевтами, будет обучаться данной модели эффективного поведения. Четвертая из основных задач консультирования является помощь психолога в определении того, что именно и как можно изменить в ситуации. На наш взгляд, эта задача может быть успешно решена как в индивидуальном консультировании, так и в котерапии. Но в котерапии за счет интенсифицирующей и дополняющей функциям она может решаться более широко и успешно.

Существующие функции котерапии

1. Интенсифицирующая функция — участие нескольких психотерапевтов позволяет делать вмешательство более интенсивным при их одновременной работе (биполярная терапия) или более продолжительным при последовательном обмене ролями.

2. Дополняющая функция по профессиональному (врач и психолог) или половому признаку (мужчина и женщина) чаще акцентирует взаимодополнительность ролевых позиций — эмпатически ориентированный психотерапевт, устанавливая и поддерживая контакт с пациентом, облегчает директивные вмешательства технически ориентированного коллеги и т. п. Возможна техническая дополнительность (чаще в тренинге), когда котренер реализует определенные приемы, в которых специализируется.

3. Супервизорская функция — котерапевт берет на себя роль супервизора по отношению к коллегам в пассивно-наблюдательной форме, предоставляя им обратную связь после сеанса, или в активно-контролирующей, что позволяет ему вмешиваться в психотерапевтический

Само наличие котерапевта влечет развитие специфических диадных и триадных взаимодействий в ходе терапевтической работы по сравнению с индивидуальным консультированием. В сработавшейся паре котерапевтов такие диадные взаимодействия удается согласовать, что обеспечивает оптимальное распределение функций консультирования, составляет эти функции в целостную стратегию совместной психотерапии. Разделение терапевтических функций в процессе котерапии позволяет осуществлять многоуровневую проработку проблемы. В ходе одного сеанса сочетать глубинный, структурный анализ с актуальными, «поверхностными» техниками, обеспечивающими быстрые изменения.

Еще одна специфическая характеристика и преимущество котерапии заключается в том, что котерапевт выступает в качестве информативно-контролирующей инстанции, регламентирующей профессиональную деятельность второго терапевта самим фактом своего присутствия. В основе подобного обоюдного социального контроля лежит один из механизмов межличностного влияния, давно описанный в социальной психологии. В частности, взаимоконтроль повышает индивидуальную ответственностьконсультантов за терапевтическое воздействие, что дополнительно стимулирует развитие у них рефлексии собственного стиля консультирования и, в особенности, личного вклада в результат работы.


Ольга Фармер и Светлана Байдакова

www.prof-psiholog.ru

Ко-терапия. Дополнительные возможности и ограничения | Психология

Работа в сотрудничестве — важная составляющая работы помогающих практиков, в том числе и для многих психологов. Совместные группы, семинары и обучающие программы — часть нашей деятельности. Ко-терапия — сложный и интересный формат работы, т.к. в нём возникают отношения, как минимум, между тремя (а в случае семейного консультирования и более) людьми. Работа в ко-терапии может быть плодотворной и эффективной, как для психологов, так и для клиентов. А может быть тяжёлым и травматичным опытом.

Несколько слов об авторах статьи — каждый из нас со своим бэграундом в профессии (гештальт, психодрама, системно-феноменологический подход и многое другое), и у каждого опыт практической работы более 10-ти лет. Мы регулярно проводим клиентские группы как ко-терапевты, и наш опыт совместной работы оказался достаточно успешным. Мы потратили много времени на анализ того, что мешает и что помогает в ко-терапии, какие бывают подводные камни. И хотим поделиться своим опытом, идеями и наработками, хотя понимаем, что в формате одной статьи невозможно описать все важные аспекты и факторы совместной работы.

В совместной работе существуют разные модели сотрудничества между терапевтами: кто-то работает по очереди, кто-то даёт возможность выбора терапевта клиенту, кто-то делит между собой темы запроса. Мы же, предлагаем посмотреть на модель, при которой терапевты создают общее пространство ко-терапии, из которого потом и происходит работа с клиентом.

Наша главная идея состоит в том, что, несмотря на множество факторов, влияющих на эффективность работы в ко-терапии, успешный опыт — это не чудо и не случайность, когда «людям вдруг повезло, и они хорошо работают вместе». Мы считаем, что сотрудничеству в ко-терапии можно научиться, а эффективно работать и комфортно себя чувствовать — это навык, который можно сознательно развивать.

Контракт между ко-терапевтами

В простой модели терапевтических отношений всё понятно — есть терапевт, клиент и тема (проблема) клиента. В ко-терапии появляется ещё одна фигура — второй терапевт. Т.е. модель становится более сложной. Какие в связи с этим могут возникать проблемы, влияющие на работу?

Первое — это пространство (контакт) между терапевтами. Какие могут быть сложности? Например, конкуренция, борьба за власть, нарушение баланса, недоговорённости в процедуре терапии (провисания в работе) и т.п.

Второе — пространство (контакт) между терапевтами, клиентом и темой клиента. Каждый терапевт по-разному выстраивает свои отношения с клиентом. В работе всегда проявляются наши личностные качества и типичные паттерны поведения. Иногда, во время терапии, клиент может быть «ближе» к одному терапевту и «дальше» от другого. Что будет происходить с тем терапевтом, который чувствует, что его «исключают»? Например, он может начать конкурировать, бороться за внимание или отстраняться ещё больше.

Также имеет значение, как и с чем мы работаем — что берём в запрос, как идём к решению, какие делаем интервенции, как поддерживаем или фрустрируем клиента. У каждого терапевта своё понимание и свой подход, поэтому могут возникать противоречия.

Для того чтобы избежать или свести эти проблемы к минимуму, терапевты должны договориться о некоторых правилах совместной работы. При этом понятно, что невозможно заранее учесть и согласовать все возможные нюансы, которые могут возникнуть в процессе. Поэтому договориться можно только о неких самых важных вещах, существующих, можно сказать — на уровне ценностей.

С нашей точки зрения, первичная задача для работы в ко-терапии — это заключение, поддержание и окончание терапевтического контракта между терапевтами.

Всем нам привычно понятие терапевтический контракт — как некоторая договорённость, описывающая взаимодействие между терапевтом и клиентом. В нашем случае фигура терапевта становится сложной (состоит из двух частей), при этом важно, чтобы для клиента эта фигура была единой — одним пространством. Поэтому сначала должен быть заключён ко-терапевтический контракт.

Договариваясь о сотрудничестве, терапевты заключают временный, добровольно выбранный, союз. В этот союз мы входим на определённых условиях, сотрудничаем и заканчиваем это сотрудничество (окончание — это тоже очень важная часть процесса). То есть, с системной точки зрения, в результате встречи двух систем (Терапевт 1 и Терапевт 2) происходит рождение новой системы (Ко-терапевт).

Соответственно, в этом союзе (новой системе) действуют основные системные правила:

  1. Новая система имеет преимущество перед старыми системами на время её существования. То есть в новой системе (терапевтическом пространстве) работают новые правила, принятые за основу обоими терапевтами.
  2. Равенство в отношениях — мы равноправные. Нет главного. Кто-то может быть ведущим в какой-то конкретный момент, но затем роли меняются.
  3. Баланс брать-давать — развитие и поддержание ко-терапевтической связи, баланс и интенсивность обмена.
  4. Слияние и автономность — есть «Я» и есть «Мы». Это существует одновременно. Ко-терапевт — это и есть новая фигура «Мы».

Объединяющие ценности

Для эффективной совместной работы необходимы общие правила, общий фундамент. И мы уверены, что его можно построить, если вы с партнёром разделяете общие ценности. Для каждой пары они могут быть свои. Мы же хотим предложить к обсуждению несколько базовых. Неразделённость этих ценностей с партнёром может сделать ко-терапевтические (и не только) отношения невозможными.

В рабочем процессе мы присутствуем всей своей личностью, а не только профессиональной частью. Поэтому ко-терапевтические отношения, в целом, подчиняются общим правилам, по которым развиваются отношения в паре.

Интерес друг к другу

Партнёрство, как в общечеловеческом смысле, так и в профессиональном, невозможно без искреннего интереса к другому человеку. Несмотря на то, что ко-терапевтические отношения создаются с конкретной целью (работа для клиента), и существуют определённое время (семинар или клиентская группа), для качественной ко-терапевтической диады важно, чтобы взаимный интерес и симпатия терапевтов друг к другу, как к профессионалам и как к сложившимся личностям, присутствовал на самом раннем этапе. Не стоит недооценивать внутренние сигналы в виде настороженности, внутреннего напряжения или опасений, которые возникают уже на этапе первых договорённостей о совместной работе. Вероятность того, что в момент взаимодействия с клиентами, эти неявные напряжения проявятся ещё сильнее, очень велика, и может существенно затруднить работу.

Ориентация только на выгоду от совместной работы — недолговечная мотивация. Без симпатии, как на человеческом, так и на профессиональном уровне, сотрудничество долго не продержится. При этом личная симпатия является более скрепляющим фактором. По крайней мере, в начале сотрудничества и на кратковременных совместных проектах. В случае долгосрочного сотрудничества, профессиональное уважение к тому, что делает партнёр, становится более актуальным.

Доверие друг к другу

Без взаимного доверия работать в ко-терапевтическом партнёрстве, практически, невозможно. Несмотря на то, что доверие — это то, что формируется, проверяется и поддерживается именно совместной работой, уже на начальном этапе важно обратить внимание на базовый уровень доверия к своему ко-терапевту. Насколько вы доверяете ему как профессионалу? Насколько вы доверяете ему как человеку? Доверие на человеческом уровне опять же получается первичнее, по крайней мере, в начале сотрудничества.

Особенность работы в терапии состоит, в том числе и в том, что вы никогда не знаете, с чем столкнётесь в процессе работы. Соответственно, истории, которые рассказывает «бессознательное» клиента, могут быть непростыми для кого-то из терапевтов, и важно быть уверенным в том, что партнёр будет учитывать ваше состояние и обойдётся с этим бережно и уважительно для вас.

Уважение друг к другу

В уважении друг к другу важно поддерживать в себе два аспекта. Во-первых, уважение, как признание права ко-терапевта на отдельное, отличное от вашего мнение. Право действовать так, как он считает нужным и правильным в данный момент, не испытывая при этом дискомфорт и желание сделать всё по-своему. Уважение к партнёру, как к профессионалу, даёт устойчивость к паузам и неопределённости в работе. Часто уровень конкуренции и тревожности между ко-терапевтами связан именно с тем, что один не до конца доверяет другому, как профессионалу. Тот, кто считает, что может лучше, вынужден постоянно контролировать работу партнёра.

Второй аспект — уважение, как определённое переживание, направленное к другому человеку. Переживание, которое опирается на согласие с тем, что это другой человек и возможность быть в контакте с ним имеет ценность для вас, и в этом контакте достаточно места для каждого. Уважение к тому, что вас объединяет, и к тому, что вас разъединяет в партнёрстве.

Признание собственной ценности

Для успешного партнёрства, как в общечеловеческом смысле, так и в профессиональной деятельности, способность осознавать себя как источник ценности для другого человека, является большим ресурсом. Опора на собственную личностную ценность и свой профессиональный опыт позволяет правильно выбрать ко-терапевта и также избежать ненужной конкуренции и перетягивания внимания на себя в работе. Признавая себя, свою ценность — легче признаешь другого.

Способность выдерживать конфликты и разногласия

Одним из главных факторов, усиливающих ко-терапию или ослабляющих её, является способность ко-терапевтов оставаться в партнёрстве во время сложных ситуаций, связанных с внутренними и внешними напряжениями, конфликтами, неясностью и спорными моментами работы.

Фактор, который сильнее всего влияет на безопасность ко-терапевтического пространства, как для самих терапевтов, так и для клиентов — это способность терапевтов уважать аффекты друг друга, давать им место и время для проявления так, чтобы это не мешало ни группе, ни клиентам. Стремиться к прояснению ситуации, оставаться заинтересованными в контакте — на наш взгляд является одним из важных компонентов эффективности ко-терапевтической диады.

Равенство и партнёрство

Важной составной частью ко-терапевтических отношений является баланс в контексте равенства и партнёрства. Как и в любом другом парном союзе, партнёры бывают разные.

Первое, что обычно бросается в глаза — это гендерный аспект. Может быть (по крайней мере, пока) только 3 варианта: Мужчина и Мужчина; Женщина и Женщина; Женщина и Мужчина.

Первый встречается не очень часто. Второй — самый распространённый, просто за счёт того, что женщин в профессии, в целом, больше. Третий, с нашей точки зрения, самый оптимальный вариант, за счёт того, что даёт максимум проекций/переносов — для детско-родительских и партнёрских отношений, при этом, расширяет/дополняет общее пространство ко-терапии.

Второе, что имеет значение как при выборе ко-терапевта, так и влияние на процесс работы, это факторы «объективного» равенства или неравенства: терапевтический опыт, интенсивность и стабильность практики, статус в профессиональном сообществе, наличие учеников.

Наш опыт говорит о том, что большая разница в этих моментах делает практически невозможным создание общего пространства ко-терапии. Принцип равенства — один из важных принципов формирования общего ко-терапевтического пространства. В случае большой разницы, скорее, возможен вариант — учитель-ученик, который тоже может быть вполне эффективным и ресурсным (для обоих терапевтов), но это уже другое пространство.

Третье — это наши личные особенности. Терапевты могут быть разные: открытые/закрытые, активные/неторопливые, спасающие/нейтральные, эмоциональные/аналитические и т.д.

Мы считаем, что разность по этим и многим другим личностным факторам даёт возможность создания пространства ко-терапии, но требует большей согласованности от самих терапевтов и прояснения этих различий. Потому что некоторые из них (особенно если/пока не осознаются) могут вступать в конкуренцию друг с другом, а другие (или даже те же самые) — могут дополнять друг друга, что позволяет расширить поле решений для клиента.

При этом любые различия могут быть дополнительным ресурсом, так как расширяют пространство ко-терапии.

Цели ко-терапии

Ещё одним важным компонентом ко-терапии, определяющим возможность быть в состоянии слияния «мы», и оставаться в состоянии автономности «я», является прозрачность пространства целей самой ко-терапии, целей ко-терапевтов и иерархия этих целей. Для повышения качества работы цели должны быть осознаны, согласованы и приняты партнёрами.

Мы — помогающие практики, поэтому основная цель ко-терапии — помощь клиенту. Эта цель формируется под влиянием того, что мы сами, как терапевты, считаем исцеляющим для клиента, в чём видим свою терапевтическую задачу, что можем предложить клиенту. Исследуя, как этот вопрос решили для себя мы сами и наши коллеги, мы можем говорить о том, что целью Ко-терапии может быть: создание пространства для возможного исцеления; приведение к гармонии проблемной области клиента; достижение клиентом своей цели, служение чему-то большему.

И мы сами, как терапевты, идём в сотрудничество друг с другом для достижения своих целей, а они опираются на наши потребности, которые важно осознавать с самого начала. Для чего я хочу работать в паре? Какие свои потребности я удовлетворяю таким образом? Для работы хорошо, когда оба терапевта могут согласовывать цель своей работы с целью клиента в этой работе и поддерживать индивидуальный подход к каждому клиенту. Мы предполагаем, что цели терапевтов в Ко-терапии могут быть следующими:

  • Поддержка и ресурс друг в друге. Финансовая заинтересованность. Удовлетворение через ко-терапию потребности в безопасности. Часто — это основная цель создания ко-терапевтического пространства начинающими терапевтами. Объединение в союз на основе дефицитарности участников.
  • Опыт совместного ведения, профессиональный обмен навыками и обучение друг у друга. Возможность профессиональной поддержки ко-терапевта. Потребность в принадлежности и признании. Объединение в союз на основе обмена между участниками союза.
  • Личный и профессиональный рост. Непосредственное обучение в пространстве ко-терапевта, расширение терапевтического опыта за счёт новых клиентов, создание новых форм сотрудничества. Потребность в развитии и самореализации. Объединение в союз на основе полноты участников союза.

Отдельно нужно отметить, что в ко-терапевтической работе цели ко-терапии главнее целей ко-терапевтов. И даже, если отдельные цели и потребности партнёров не совпадают, то, главное, чтобы были общие на уровне ко-терапии.

Содержание ко-терапевтического пространства

Подводя итог вышесказанному, мы хотим выделить важные формальные темы, которые необходимо прояснять до начала совместной работы. На что хорошо обратить внимание в парной работе, для того, чтобы из бессознательных стратегий, это стало осознанным выбором обоих:

  1. Цель и смысл ко-терапевтического контракта — как договорённость о создании пространства ко-терапии — места, в котором отдельные терапевты объединяются в союз.
  2. Ясные и чёткие цели совместной работы — «для чего я хочу работать в ко-терапии?». Важно прояснить как свои собственные, так и своего ко-терапевта — потребности, ожидания и опасения. Например, в начале для кого-то может быть потребность в безопасности, для другого терапевта — потребность в развитии. Потребность в близости, сотрудничестве, совместном творчестве, поддержке и т.д.
  3. Распределение обязанностей — организация группы, терапевтические роли (сильные и слабые стороны терапевтов, любимые и сложные темы/клиенты).
  4. Прояснение личных факторов и системного наследства каждого терапевта, влияющих на совместную работу.
  5. Приоритет пространства ко-терапии — общие ценности, общие цели, общие сложности (не у тебя не получилось, а у нас не получилось).
  6. Равенство обоих терапевтов — равноправие и уважение. С учётом человеческого фактора, ясность относительно ситуаций, когда равноправие невозможно, например, актуальная кризисная ситуация в жизни одного из терапевтов, влияющая на его работоспособность. Существование договорённости о том, как выравнивается баланс в случаях невозможности равноправного участия в работе.

У терапевтов всегда будет разный опыт, разные личностные особенности, помогающие или ограничивающие работу, разный возраст/статус/стаж и т.д. Поэтому они должны понимать для себя, что дают и что получают в ко-терапии.

Равное партнёрство — равное финансовое распределение. На данный момент, мы считаем правильным, когда доходы и расходы делятся пополам. Иначе трудно представить равноправие, если финансовое распределение, например 30 на 70, то значит, я и работаю только на 30%? Есть смысл отдельно смотреть на организационные расходы, но бессмысленно и даже опасно (для сотрудничества) делить клиентов на «моих» и «чужих». Важно понимать, что даже если всех клиентов привлёк один из терапевтов, все равно, они пришли на ко-терапию, т.е. на «нас». Тогда, может быть, в таких парах, для баланса, есть смысл договориться про специальный «менеджерский процент».

  1. Открытость к диалогу — возможность обсуждать рабочие моменты. В том числе и во время терапии — способность сделать стоп-кадр, обсудить рабочий процесс, поделиться сомнениями и/или гипотезами, в присутствии клиента — это сохраняет контакт между терапевтами, уменьшает неопределённость в работе и является хорошей интервенцией.
  2. Окончание терапевтического контракта. Так как ко-терапия — это временный союз, то он должен заканчиваться. И каждая пара для себя решает, в какой контекст переходят отношения после завершения работы. В случае регулярного или долгосрочного сотрудничества очень важно разделять контексты отношений — партнёрских от, например, дружеских или просто коллегиальных. И не забывать, что «у моего ко-терапевта может быть другой ко-терапевт».

Дополнительно мы хотели бы отметить некоторые важные особенности в расстановочной работе в ко-терапии, которая предполагает определённый формат взаимодействия терапевта с клиентом. Поэтому, возможность вести расстановки в ко-терапевтическом альянсе имеет свои преимущества и сложности. Дальнейший текст ориентирован на специалистов, работающих в системно-феноменологическом подходе, но в целом будет полезен и для других модальностей.

О ресурсах ко-терапии в расстановочном подходе

Работа вдвоём может быть очень ресурсной в первую очередь для клиента, но, что не маловажно, и для самих терапевтов тоже. За счёт чего увеличиваются ресурсы в ко-терапии:

  • Парность позиций. Распределение фокусов внимания. Возможность находиться в «двух местах» одновременно, т.е. легче фокусироваться на разных аспектах и поддерживать разные процессы. Также, эффективно работать, когда клиентом является семейная пара.
  • Уменьшение зоны «слепого пятна» у терапевтов. Разный профессиональный и личный опыт терапевтов увеличивают возможности ко-терапии. И уменьшают зону сложных и непроработанных тем у отдельного терапевта.
  • Устойчивость и стабильность. За счёт того, что у каждого терапевта своя травматизация и степень проработанности, вероятность того, что оба «застрянут» одновременно, стремится к нулю. За счёт этого работа идёт практически без «зависания» и пауз.
  • Увеличение силы воздействия. Сильные стороны каждого отдельного терапевта, позволяют пространству ко-терапии быть постоянно повёрнутым в сторону клиента самым лучшим для клиента образом. Каждый момент времени есть возможность быть в контакте с клиентом тому терапевту, который сейчас более устойчив.
  • Большая ресурсность. Ресурсы каждого терапевта дополняют и друг друга и клиента. Мы вступаем в резонанс не только травмированными, но и ресурсными частями. По нашему опыту, работы с очень серьёзными динамиками (коллективными и трансгенерационными травмами), проходили с меньшим сопротивлением и меньшим «трагизмом», который мог бы затянуть нас в «тяжёлое» в случае индивидуальной работы.
  • Глубина и баланс. Вдвоём проще удерживать пространство расстановки. И все её аспекты — клиента, тему, запрос, ориентацию на решение, заместителей, наблюдателей, интервенции и т.д.

Из отзывов участников клиентской группы в ко-терапии: «Я не была клиентом, я присутствовала на группе заместителем. Больше всего меня удивило то поле, которое было создано ведущими. Ясное, простое, очень ресурсное. С гармоничным взаимодействием мужской и женской энергий. С большим количеством уважения — спасибо, Влад, и любви — спасибо, Анна. К клиентам, их историям, их желаниям. Два терапевта, мужчина и женщина, способны создать пространство, в котором очень бережно и безопасно внутренняя проблема способна раскрыться другими гранями и превратиться в ресурс для того, кто делает свою работу». Ирина Р., 42 года.

  • Дополнительный выбор. При работе в женско-мужской диаде сам терапевтический запрос может выбирать терапевта. Есть совершенно мужские и совершенно женские истории исцеления. Тогда можно почувствовать, как поле расстановки мягко отводит второго терапевта в сторону. В силу личностных особенностей кто-то из терапевтов лучше работает с партнёрскими отношениями, детско-родительскими, родовыми динамиками, с разными типами клиентов и т.д.
  • Парность восприятия. Различия в эмоциональном чувствовании поля и его аналитической обработке позволяет сделать для клиента работу не только более ясной и понятной, но и включить в терапию интервенции, которые находят в душе клиента больший отклик.

Из отзывов участников клиентской группы в ко-терапии: «Удивительно то, как согласованно делали терапевты шаги в моей работе. Удивительно то, что во время работы у меня было ощущение, что я общаюсь с одним человеком, и это не Влад, и не Анна, а кто-то ещё, кто иногда говорил через Влада или делал что-то через Анну. Очень комфортно и правильно было для меня, когда кто-то из терапевтов работал с моим заместителем, а второй сидел рядом, и я могла чувствовать его внимание и поддержку. В вашем поле было очень безопасно, спасибо большее за работу». Наталья К., 38 лет.

О сложностях ко-терапии в расстановочном подходе

Внутренний конфликт клиента при первоначальном опросе часто проецируется на самих терапевтов, соблазняя их поддерживать одну из внутренних позиций, убеждений, субличностей или лояльностей клиента. И чем сильнее раскол у клиента внутри, тем больше могут разниться мнения терапевтов относительно дальнейшей работы.

Т.е. внутреннее расщепление клиента может влиять на отношения между терапевтами. И, соответственно, наоборот — скрытый конфликт между терапевтами может усиливать внутренний раскол клиента. Очень хорошо, если это осознается самими терапевтами и может быть использовано в работе. Главным противоядием, позволяющим терапевтам преодолеть этот навязываемый конфликт, является базовое доверие друг к другу и уважение к мнению другого.

Можно выделить основные конфликты, связанные с динамиками клиента и нагружающие пространство ко-терапии:

  • Возникновение у клиента динамик связанных с фигурами отца и матери. Неосознанный регресс в детскую позицию.
  • Возникновение у клиента большей лояльности и доверия к одному из терапевтов, как симптом детской лояльности. «Добрая мама/злая мама, или папу люблю/маму боюсь». Соответственно, сопротивление — агрессия, либо отстранение от другого терапевта
  • Проекция на терапевтов, как конфликт выбора. Развестись или остаться. Застревание, чтобы не выбирать.
  • Проекция на терапевтов внутреннего расщепления. «Изгнанник» и «Защитник» в терминах субличностей.

Что ещё может негативно влиять на нас как на команду:

  1. История и опыт человеческих отношений партнёров. Эта история может быть гораздо больше, чем история профессиональных отношений. В неё входит накопленный опыт дружеских, коллегиальных, часто семейных или романтических отношений, история предыдущих профессиональных (ко-терапевтических) отношений, в том числе, история самой ко-терапии.
  2. Комплекс проблем, сложившийся в детском слое восприятия: конкуренция и борьба за власть; перетягивание внимания на себя; избегание ответственности; поиски любви и одобрения; сложности с делегированием полномочий.
  3. Системные влияния:
  • Влияние предыдущего травматичного опыта, как профессионального, так и опыта отношений.
  • Влияние системно-родовых динамик.
  • Влияние больших систем — архетипический слой, слой коллективной травматизации, контексты места работы т.п.

Процессы, происходящие у клиента и в группе, будут отражаться на процессах, происходящих внутри диады. И наоборот — отношения ко-терапевтов так или иначе будут влиять на внутренние процессы клиента. Например, неосознанная конкуренция между ведущими, а то и скрытая борьба за власть, может приводить к тому, что именно эти процессы (жёсткой борьбы за власть и неосознанной конкуренции) могут влиять на динамики клиента. Чтобы минимизировать влияние негативных факторов на командную работу, важно, чтобы ко-терапевтическая пара была устойчивой и поддерживала взрослые функциональные отношения.

Заключение

Всё это позволяет нам быть ясными и устойчивыми в парной работе, входить в контакт, как в новое пространство, работать в этом пространстве для клиента, быть ресурсными и устойчивыми к трудностям, приходить к цели, а потом выходить из контакта в отдельность с благодарностью друг к другу.

Подводя итог наших размышлений в этой статье, вслед за известным аналитиком Отто Кренбергом, который описал факторы зрелости в парных отношениях, мы сформулировали признаки зрелых отношений в профессиональной паре:

  1. Интерес к профессиональному обмену опытом: желание учиться у партнёра, открытость и желание делиться своим опытом.
  2. Базовое доверие: обоюдная способность быть открытыми и честными, даже в отношении собственных недостатков.
  3. Способность видеть и признавать как собственное несовершенство, так и несовершенство коллеги.
  4. Общее понимание смысла работы, устройства психики, возможностей расстановок, своих задач в работе и возможности исцеления в принципе.
  5. Зрелая зависимость: возможность принять помощь (без стыда, страха или вины) и оказать помощь; справедливое распределение задач и обязанностей — в отличие от борьбы за власть, обвинений и поисков правых и виноватых, которые ведут к взаимному разочарованию.
  6. Признание неизбежности неудач, ошибок и необходимости защищать границы как свои собственные, так и командные. Понимание и признание отдельности и разности друг друга.
  7. Скромность и благодарность. Важно не забывать благодарить, даже когда вы уже долго и комфортно работаете вместе. Признание сделанного твоим партнёром чего-то «красивого и неожиданного» — важный ресурс ко-терапии. Также благодарность и признание заслуг помогает «закрывать» пространство ко-терапии.

Работа в ко-терапии может быть прекрасным опытом профессионального роста и зрелого партнёрства. Мы приглашаем вас в дальнейшее исследование этой темы и приглашаем делиться своим опытом и пониманием с нами.

С наилучшими пожеланиями.

zamanaonline.com

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о