Кризис 12 лет у мальчиков: Кризис подросткового возраста. Рекомендации психолога родителям.

Содержание

Подростковый кризис

Когда начинается и когда заканчивается подростковый кризис?

В среднем (для климатической зоны Северной Европы и северо-запада России): 11-16 лет — у девочек и 12-18 лет — у мальчиков. Но на практике все происходит сугубо индивидуально. В качестве пикантности: подростку Достоевского из одноименного романа — двадцать один год. Не слабо, как говорят сами подростки, не правда ли?

В целом, у девочек подростковый кризис протекает в более мягкой форме, наступает раньше и кончается быстрее, чем у мальчиков. Может быть, это связано с тем, что требования к самоопределению юношей и мужчин в нашем обществе традиционно жестче, чем аналогичные позиции для девушек и женщин.

И все же начало и конец подросткового кризиса — дело сугубо индивидуальное, и любые точные предсказания в этом вопросе неизбежно будут носить характер спекуляции.

Цели и задачи подросткового кризиса

Принято считать, что основной целью подросткового кризиса является самоутверждение подростка, отстаивание себя как полноценной личности. Отчасти это, разумеется, именно так и есть. Социальная, интеллектуальная и биологическая зрелость человека в нашем сегодняшнем обществе разнесены во времени, то есть наступают не одновременно. И стало быть, какую-то из этих «зрелостей» и отстаивает наш подросток. Но какую?

Понятно, что о биологической зрелости 11-летней девочки или 13-летнего мальчика не может быть и речи. Несмотря на грустный факт появления в нашей стране прослойки детей, образование которых заканчивается после пятого-шестого класса, основная масса юношества в этом возрасте все еще продолжает плодотворно (или не очень) учиться в школе. Следовательно, насильственное или добровольное, но интеллектуальное развитие тоже еще на полпути. Социальная зрелость наступает в нашей стране чуть ли не позже, чем в большинстве развитых стран. Тридцатилетний мужчина, имеющий собственную семью, которому регулярно помогают старички-родители, — отнюдь не нонсенс как в Советском Союзе, так и в сегодняшней России.

В последние годы, в связи с общей «американизацией» сознания и самой жизни, вроде бы наметилась тенденция к более раннему обособлению молодых людей от родительской семьи. Но пока это только тенденция.

Так какую же зрелость наш подросток отстаивает? Воображаемую, как считает большинство «пострадавших» от подросткового кризиса родителей? Или мы что-то упустили из виду?

Разумеется, упустили! За звучными терминами мы не заметили главного — самого человека. Однозначно незрелого по всем вышеописанным (и многим другим) позициям, но также однозначно существующего в нашем пространственно-временном континууме.

Когда ребенок рождается, первые минуты своей жизни он связан с матерью пуповиной — материальной биологической структурой, по которой к нему на протяжении всей внутриутробной жизни поступали необходимые для этой самой жизни вещества. Потом пуповину обрезают, но связь ребенка с матерью все еще во многом физична — кормление грудью, тесный физический контакт. Известно, что младенцы, лишенные тесного физического контакта со взрослым человеком в первые месяцы жизни, часто погибают, даже если кормление и гигиенический уход за ними близки к идеальным показателям.

Когда ребенок начинает ходить, первое время он предпочитает передвигаться, держась за материнский подол или палец. В дальнейшем (2—3 года) ребенок очень нервничает и пугается, когда мама или папа куда-то уходят, оставляя его одного или с малознакомыми людьми.

Постепенно, однако, сфера самостоятельных действий ребенка расширяется. Он сам играет в песочнице, посещает детский сад, бегает с другими ребятами во дворе. Но обиженный сверстниками, разбив коленку, он все равно идет к маме или папе за защитой, жалостью и лаской. Иногда (с годами все реже) он приходит просто так, залезает на колени

(«Не стыдно тебе, такой большой!»), или просто прижимается к маминому боку, испытывая потребность в «подзарядке» все той же биологической по сути общностью, без которой не могут выжить младенцы. С поступлением в школу сфера социальных контактов ребенка стремительно расширяется. Появляются первые настоящие друзья «до гроба», первые недруги Альтруизм и предательство, верность и честь — все это теперь существует вне дома, в сфере социальной жизни ребенка. Делится ли он дома своими победами и поражениями, находками и потерями — это зависит исключительно от поведения родителей, от их собственной нравственной позиции и от искренности их заинтересованности в том, чтобы ребенок не просто «не дрался», «не хулиганил», «дружил только с приличными детьми», а именно учился общаться, вести за собой и подчиняться другим, побеждать и терпеть поражение, находить выход в трудных, запутанных, и не всегда понятных взрослым ситуациях взаимоотношений детского социума. В это время (5—6 класс) наша воображаемая связь-резинка между ребенком и родителями растягивается до максимума. Дальнейшее ее растяжение становится болезненным для одной или для обеих сторон.

И тут-то как раз и наступает подростковый возраст. И его целью и задачей становится обрыв этой самой когда-то жизненно необходимой, а теперь сковывающей дальнейшее развитие связи.

Я больше не ваш придаток! — заявляет подросток. — Я самостоятельный человек.

Он передергивает, блефует, и на любой вопрос в лоб (

«В чем это ты такой самостоятельный?!») у него нет вразумительного ответа. Есть только чувство дискомфорта от перерастянутой «резинки». Если у родителей в момент самых первых заявлений хватит ума и смелости самим перерезать эту связь («Хорошо, ты самостоятельный человек, живущий рядом с нами. Ты можешь сам принимать те решения, которые тебе по силам. Если ты с чем-то не справишься, мы поможем тебе, но уже не как суверен вассалу, а как твои самые близкие друзья»), то ребенок-подросток, как правило, пугается внезапно открывшейся перспективы самому отвечать за все, и одновременно благодарен родителям за доверие, проявленное к его личностным силам. В этом случае условное расстояние между ним и родителями может стать даже меньше, чем было «до обрезания».

Если же (что бывает гораздо чаше) родители боятся перерезать эту морально и физически «устаревшую» связь, с тем чтобы заменить ее на новую

(«Это же все только слова, он же на самом деле еще глупый! Ничего не понимает! Жизни не знает!»), то ножницы берет сам подросток (иногда в ход идут копи и зубы), и вот именно тогда мы и имеем дело не просто с подростковым возрастом, но с подростковым кризисом во всей его красе. Если подростку после долгих попыток все же удается перегрызть охраняемую родителями «резинку», то его по инерции относит так далеко, что на восстановление доверительных и полноценных отношений могут потребоваться годы.

Если же родители оказываются сильнее, и подросток смиряется с длящимся положением «суверен — вассал», то его личностное развитие неизбежно искажается и надолго сохраняет инфантильные черты. Иногда в этом случае развивается невроз.

Итак, целью и задачей подросткового кризиса является приобретение не самостоятельности (она подростку еще и не нужна, и не по зубам), но личностной автономии, необходимой для дальнейшего развития личности по взрослому типу, то есть, иными словами, для развития умения брать на себя ответственность за все последствия своих взглядов, слов и действий.

Как вести себя родителям?

Во-первых, необходимо внимательно относиться к возрастному развитию своего чада, чтобы не пропустить первые, еще смазанные и неотчетливые признаки наступления подросткового возраста.

Как уже было сказано выше, подростковый возраст наступает у каждого ребенка в свое время и никакие общие правила здесь не могут быть догмой. Я видела десятилетнего мальчика-грузина, который имел отчетливые усики и отчетливый подростковый конфликт с папой, который в свою очередь никак не мог в это поверить и темпераментно объяснял мне, что у него самого никакого подросткового кризиса не было, и вообще в грузинских семьях такие безобразия не встречаются.

Видела я и двадцатичетырехлетнюю молодую женщину, которая пришла ко мне на прием вместе с встревоженной мамой, которая говорила о том, что вот, дочка окончила институт, вышла замуж, но жить самостоятельно отказывается наотрез, по-прежнему во всем советуется с мамой, и живет как бы ее умом. Когда девочке было 14 лет, маму это необычайно радовало и хотелось сохранить такое состояние отношений подольше. Мама как личность гораздо сильнее дочери, и у нее все получилось. Но с трудом завоеванный результат теперь почему-то радовать перестал.

Во-первых, отнеситесь серьезно к индивидуальным темпам развития вашего ребенка. Не считайте его маленьким, когда он уже начинает ощушать себя подростком. Но и не толкайте в подростковость насильно. Возможно, вашему сыну (или дочке) нужно на год или два больше времени, чем его сверстникам. Ничего страшного в этом нет.

Во-вторых , отнеситесь серьезно ко всем декларациям вашего подростка, какими бы глупыми и незрелыми они вам ми казались.

Обсудите и проанализируйте вместе с сыном (или дочкой) каждый пункт. Добейтесь того, чтобы вы одинаково понимали, что именно значит, например, такая фраза, как: «Я все могу решать сам!». Что именно за ней стоит? Я могу сам решать, какую куртку мне надеть на прогулку? Или я могу сам решать, ночевать ли мне дома? Дистанция, согласитесь, «огромного размера». Кроме того, серьезное, лишенное насмешки и пренебрежения обсуждение важно еще и потому, что подросток довольно часто делает свой запрос «с запасом», так же как называет цену рыночный торговец.

Именно для того чтобы можно было поторговаться и уступить. А родители иногда, вместо того чтобы увидеть эту «рыночность» за проса, пугаются непомерности требований и начинают паниковать и запрещать все подряд.

В-третьих, как уже было сказано выше, прекрасно если вы сами и вовремя перережете «связь-резинку».

Как можно раньше дайте нашему подростку столько самостоятельности, сколько он может съесть. Утомительно и занудно советуйтесь с ним по каждому пустяку. («Как ты думаешь, какие лучше обои купить? Подешевле и похуже, или получше, но подороже?», «А огурцы какие будем в этом году сажать? Как в прошлом году или попробуем новый сорт?»). Беззастенчиво впутывайте его в свои проблемы и проблемы семьи.

(«Сегодня мой начальник опять ругался, что клиенты жалуются… А что я могу сделать, если половина из них явно нуждается в помощи психиатра! Как бы ты на моем месте поступила?», «Опять у бабушки почка болит. Что будем делать? Вызвать врача или опять те таблетки купить, что в прошлый раз помогли?»). Пусть подросток поймет, что вы действительно, не на словах, а на деле, видите в нем равного вам члена семьи.

В-четвертых, обязательно сами делайте то, чего вы хотите добиться от своего сына (или дочки). Звоните домой, если где-то задерживаетесь. Рассказывайте не только о том, куда и с кем вы ходите, но и о содержании вашего времяпрепровождения. Давайте развернутые и по возможности многоплановые характеристики своим друзьям и знакомым. Это позволит вам побольше узнать о друзьях вашего сына (или дочки). Чаще приглашайте к себе гостей. Если у вас, родителей, «открытый дом», вы, скорее всего, будете видеть тех, с кем проводит время ваше чадо. И вовремя сможете принять меры, если что-то пойдет наперекосяк. Рассказывайте о своих чувствах и переживаниях. Возможно, иногда что-то расскажет и ваш ребенок. Делитесь с подростком своими проблемами. Не стесняйтесь попросить у нею совета. Вопреки распространенному мнению, иногда подростки очень чувствительны и тактичны в оценке и коррекции именно чужих ситуаций.

Кроме того, в этом случае существенно повышается вероятность того, что и со своей проблемой чадо пойдет именно к вам, а не в ближайший подвал.

В-пятых, постарайтесь обнаружить и исправить те ошибки в воспитании, которые вы допускали на предыдущих этапах. Если вы, конечно, не сделали этого раньше. Относительно «обнаружить» проблем обычно не бывает. Потому что именно в подростковом возрасте все допущенные ранее ошибки лезут наружу и зацветают пышным цветом.

По материалам книги Е.В. Мурашовой «Понять ребенка», г.Екатеринбург, «У-Фактория», 2004 г

Источники

  • Surme K., Akman H., Cime Akbaydogan L., Akin M. Evaluation of Parents’ Knowledge and Attitudes Towards Pediatric Dental Practice during the COVID-19 Pandemic. // Oral Health Prev Dent — 2021 — Vol19 — N1 — p.271-277; PMID:33881290
  • Horacek U., Auer I., Thaiss H. [Children’s daycare and schools-a challenge for local health services in the pandemic]. // Bundesgesundheitsblatt Gesundheitsforschung Gesundheitsschutz — 2021 — Vol64 — N4 — p. 463-471; PMID:33871673
  • Vardi N., Zalsman G., Madjar N., Weizman A., Shoval G. COVID-19 pandemic: Impacts on mothers’ and infants’ mental health during pregnancy and shortly thereafter. // Clin Child Psychol Psychiatry — 2021 — Vol — NNULL — p.13591045211009297; PMID:33855857
  • Ghosh AK., Mecklenburg M., Ibrahim S., Daniel P. Health Care Needs in the Aftermath of Hurricane Maria in Puerto Rico: A Perspective from Federal Medical Shelter Manatí. // Prehosp Disaster Med — 2021 — Vol36 — N3 — p.260-264; PMID:33853696
  • Tang Q., Liu Y., Fu Y., Di Z., Xu K., Tang B., Wu H., Di M. A comprehensive evaluation of early potential risk factors for disease aggravation in patients with COVID-19. // Sci Rep — 2021 — Vol11 — N1 — p.8062; PMID:33850192
  • Desine S., Eskin L., Bonham VL., Koehly LM. Social support networks of adults with sickle cell disease. // J Genet Couns — 2021 — Vol — NNULL — p.; PMID:33847032
  • Shi J., Gao X., Xue S., Li F., Nie Q., Lv Y., Wang J. , Xu T., Du G., Li G. Spatio-temporal evolution and influencing mechanism of the COVID-19 epidemic in Shandong province, China. // Sci Rep — 2021 — Vol11 — N1 — p.7811; PMID:33837241
  • Patel S., Dadnam C., Hewitson R., Thakur I., Morgan J. Fifteen-minute consultation: Recognition of sickle cell crises in the paediatric emergency department. // Arch Dis Child Educ Pract Ed — 2021 — Vol — NNULL — p.; PMID:33832961
  • Wang NL., Li SM., Wei SF. [The key points and difficulties in prevention of myopia in Chinese children and adolescents]. // Zhonghua Yan Ke Za Zhi — 2021 — Vol57 — N4 — p.241-244; PMID:33832046
  • Lupton D., Lewis S. Learning about COVID-19: a qualitative interview study of Australians’ use of information sources. // BMC Public Health — 2021 — Vol21 — N1 — p.662; PMID:33823843

Зачем ребёнку подростковый кризис?

Подростковый возраст, кризис подросткового возраста – как часто мы слышим эти слова, как много написано добрых советов как поступать в этот период учителю, родителю. Хочу представить вам статью Ковалевой Натальи Владимировны, психотерапевта, члена ECPP — the Europian Confederation of Psychoanalytical Psychotherapia (Вена, Австрия), члена правления Русского психоаналитического Общества детских и подростковых глубинных психотерапевтов (Москва, Россия), в которой она рассматривает наиболее важный, на мой взгляд, вопрос: Зачем ребёнку подростковый кризис?

Почему у подростков возникают депрессия или анорексия, признаки сексуальной ненормальности или насилие? Почему подросток лежит всё время, и его ничего не радует? Почему в семье, где ребёнку исполняется 11–12 лет, начинают происходить невероятные конфликты по поводу учёбы, краж, безделья, беспорядка и этот ад для родителей продолжается несколько лет? Ребёнка подменили?

Вовсе нет. Поздравляю! Ваш ребёнок ступил на дорогу взросления, которая, как ни странно, начинается с возврата в детство. Подростковый возраст — это фаза развития человека, в которой происходит трансформация личности на телесном и психическом уровнях. Это период перехода между детством и взрослостью считается нормальной кризисной ситуацией.

Подросток должен пройти несколько периодов переходного возраста и решить всего лишь 4 задачи:

  • Отделение от родителей (сепарация) (Я) − (10–12 лет).
  • Индивидуация (Кто я? Какой я?) − (12–14 лет).
  • Образование новых связей (За кого я? Кто за меня?) − (14–17 лет).
  • Интеграция новой целостности себя, выбор жизненного пути (С кем я? Кто со мной?Какова моя роль?) − (17–21 год).

Что происходит в раннем подростковом возрасте (10–11 лет)? Здесь две главные вещи: это тело и родители. В этот период подросток сталкивается с первыми проблемами: изменение скорости мышления, изменение почерка в худшую сторону, появление запаха от тела. Каждое утро нужно привыкать к «новым» габаритам тела и отражению лица в зеркале, к пальцам, к координации движений, к скорости мышления (которая почему-то начинает падать), а влечения и желания нарастают. Все эти изменения раздражают, пугают, а затем просто злят ребёнка. Подросток вынужден ежедневно учиться почувствовать границы своего тела, принимать «новое» тело и верить, что этот образ сегодня примут другие, что сегодня не скажут «Ты неуклюжий», «У тебя что руки-крюки?», «Ты что тупишь?», «Ты безобразно стал писать», «Ты что так воняешь?»…, что его поддержат и поймут.

Принятие образа тела долгий и внутрипсихически очень сложный процесс. Он длится от 11 до 21 года и течёт у каждого подростка индивидуально.

Одновременно с телесными изменениями начинается изменение отношений с окружающими и, прежде всего, страдают родители. Подросток буквально атакует родителей, сталкивает их с пьедестала. Родители перестают быть важными внутрипсихическими фигурами в жизни подростка. Как подростку можно психически отделиться от родителей? Инструментов для выбора у подростка немного. Самый привычный — агрессия.

Агрессия сразу даёт расстояние между людьми. Агрессия — лучший способ отделения от родителей. Есть разнообразные способы использовать агрессию: непослушание, восстание, байкот, противоправное поведение, проверка родителей «на вшивость», атака на требования, манипуляции, откровенное обесценивание, символическое «убийство» родителя (удаление из друзей в социальной сети, удаление из списка контактов телефона, сброс звонка и пр. ).

При этом физически подросток ещё зависим от родителя, он не готов в полной самостоятельности. Поэтому агрессия периодически сменяется другим видом поведения − регрессия. Регрессия — это возврат к раннему возрасту (обычно период от рождения до 5–6 лет), где с ребёнком происходили хорошие события или была психотравма (к точкам фиксации). И тогда подросток вдруг становится беспомощным, чувствует себя одиноким, одолеваемым различными страхами и тревогами, горюющим о потере чего-либо и пр.. В такие моменты агрессия к родителям проявится так же, как это делает ребёнок 2–5 лет. Так чередуется у подростка, то агрессия, то регрессия. Родители на это поведение подростка чаще отвечают раздражением, страхами и тревогами.

Не забывайте, что сепарация − это нормально для подростка. Его задача в данном периоде — психически отделиться от родительских фигур, выделить своё «Я». Если сепарации не происходит, то подросток задержится на данной стадии, так и не научившись говорить «Я», «Я решил», «Я хочу», постоянно звонит родителям, живёт с родителями до преклонных лет, ничего не может самостоятельно решить и стыдится своего отделения от родителей. Если процесс отделения прошёл благополучно, то начинается процесс индивидуации (12–14 лет). Подросток теряет образ прежнего себя. Первым показателем этой стадии является потеря чувства времени.

Важная задача этого периода заключается в том, чтобы создать новую концепцию самого себя. Как писала Франсуаза Дольто «…ребёнок умирает, чтобы вновь родится взрослым». Изменения рождают в психике горевание о потере стабильного образа себя, горевание об окончании детства. Французский психоаналитик М. Лауфер определяет это период как период горевания о себе, о детстве. Здесь регрессия (как психическая защита) возникает чаще. В этот период активируются все психологические непроработанные травмы периода от 20-ой недели беременности до 6-летнего возраста. Эти травмы мешают подростку развиваться, учиться, налаживать отношения с собой и окружающими. В этот период подростку свойственно обращаться к фильмам ужасов, черепам, чёрным силуэтам людей и т.д. Подросток может буквально лежать, отвернувшись к стенке, или слушать безумно громкую музыку, прыгать с крыш гаражей, цепляться за трамваи во время движения…как будто подросток хочет заглушить в себе ту боль души, которая у него есть, и о которой ему не с кем поговорить. Во многих семьях обычно не принято проявлять эмоции, плакать, говорить о том, что на душе в силу неумения контейнировать родителями деструктивное и очень страшное. Ад в психике подростка очень перекликается с непроработанными подростковыми переживаниями у самих родителей. Столкнуться со своим внутренним миром родителю очень страшно, ведь там столько боли и своих травм, которые активирует подросток.

И здесь важно не просмотреть подростковую депрессию, особенность которой заключается в том, что подросток может смеяться, радоваться, очень бурно и активно чем-то заниматься. И как будто на ровном месте вдруг возникает суицид.

Нейрологические исследования доказали, что во время раннего и среднего периода подросткового возраста каждую секунду теряются примерно 30 тысяч синапсов головного мозга и образуются новые. Этим исследователи объясняют рассеянность, снижение концентрации внимания, нарушение памяти, сонливость, нежелание что-либо делать. Кроме того, головной мозг начинает вырабатывать гормоны. Но так как эта система ещё только включается, то не нужно ждать, что гормональная система работает как часы и выброс гормонов в кровь точна как у взрослого человека. Это постоянно меняющиеся показатели, которые подросток ощущает буквально всем телом. Это состояние постояннойдезориентированности. Так же начинается выработка окситоцина. Для всего живого на Земле — это базовый гормон любви. Соответственно, активируется страх потери любви, страх потери объекта. Корни этих страхов лежат далеко в раннем детстве. И если есть ранняя психотравма, то сила страхов у подростка в разы выше.

Представьте себе ваш дом, в который пришли строители и ежечасно кардинально полностью его меняют. Как бы вы себя чувствовали? Нет никакой стабильности, постоянно что-то меняется, атакуют желания и влечения, и это вызывает уже неподдельный страх за свои границы — страх исчезновения, страх смерти. Чтобы чувствовать себя живым, подросток станет экспериментировать с порезами себя. Увидеть текущую кровь — показатель «Я живой». Чтобы чувствовать себя живым, подросток может всячески будоражить весь дом, если родители безэмоциональны, холодны, предсказуемы, на лицах родителей нет мимики, а в семье нет событий. Будоражит школу, создавая события. События для подростка — показатель жизни. В этот период подросток может много часов проводить за компьютером. Это заменитель событий, который приносит радость, удовольствие победы, пусть и виртуальной.

Именно в период 12–14 лет «Я» подростка становится уязвимым и хрупким. Подросток начинает искать своё отражение не в глазах мамы и папы, а в глазах своих сверстников, внешнего окружения. Он ищет на вопрос «Кто Я?». Ответ: «Я парень», «Я девушка». Идёт принятие своей гендерной роли. У мальчиков и девочек это происходит по-разному. Девушка должна принять свою женственность, юноша свою мужественность. И этот процесс зависит от многих аспектов: наличие насилия со стороны мамы и папы, конкуренция с родителями, принятие ребёнка сыном или дочерью и многое другое.

Подросток, который испытывают сильное чувство ярости, отрицания, рвёт отношения с друзьями, употребляет алкоголь, находится в очень опасном состоянии. Но, в то же время, эта опасность, негативизация, даёт ему возможность почувствовать свою автономию, что он отличается от других, и в какой-то степени, научается чувствовать себя.

Вопрос «Какой Я?» очень важен для подростка в этот период 12–14 лет. Большинство ребят, с кем мне приходилось работать, задают один и тот же вопрос: «Как мне подстроиться, чтобы быть хорошим для мамы, для папы, для учителя, для друзей?». Нет ещё образа себя и единственный их выбор — подстроиться. На это уходит очень много психических сил и это не приносит удовольствия. Быть хорошим для всех. Возможно ли? И здесь подросток сталкивается с проблемой — роли. Подросток имеет в своём арсенале не очень много ролей, поэтому для него «театральным костюмом» выступает роль значимого объекта (актёра, спортсмена, героя боевика). Те, кто не прошёл эту стадию развития, во взрослом возрасте играют роли, страдают от «Я живу не свою жизнь», попадают в сценарии «Не будь собой», «Не будь близким», «Радуй других» и пр.

Расстройство поведения нередко служит способом защиты от аффективной зависимости, особенно когда зависимость воспринимается подростком как угроза его идентичности. Проблема не в плохом поведении, а проблема в тех тревогах и конфликтах, которые заставляют подростка так себя вести.

Прошедшие две первые стадии переходят на новый уровень — образование новых связей (14–17 лет). Здесь можно говорить о предпочтениях у подростков к той или иной деятельности, еде, людей. Парень уже практически определяется, какой тип девушек ему нравится, что радует, а что огорчает. В этот период подростки испытывают огромную потребность в обладании другим. Иметь друга целиком и полностью для себя. Если это девушка для юноши, то она единственная, на всю жизнь. Разрыв отношений воспринимается как полный крах, бессмысленность жизни и её конец. Чтобы сохранить связи подросток также прибегает к своему раннему опыту с мамой. Регрессия в ранний возраст активирует то же поведение, которое испытывает ребёнок от 1,5 до 3 лет, цепляясь за маму. Переживая страх расставания, подросток в этом периоде может буквально заваливать стол всем подряд: фантики, грязная посуда, игрушки, поломанные авторучки, старые тетради, а также в бельевом шкафу наблюдаются свалки вещей, грязное лежит вперемешку с чистым.

Для внимательного родителя — это «речь» подростка о его переживаниях. И если научиться расшифровывать этот язык, то можно бережно обсуждать с подростком то, что он переживает в данный момент.

В этот период у подростка продолжают меняться тело, убеждения, эмоции, привязанности. «Я» подростка откликается на принадлежность к какой-то группе сверстников. Игра «Кто круче» иногда принимает самые разные формы.

Задержавшиеся на этой стадии — это взрослые, которые соревнуются — у кого круче машина; у кого красивее женщина; «А наша команда круче вашей»; это ревнивцы и ревнивицы, боящиеся потерять свою пару; это манипуляторы, о которых описано в «Игры, в которые играют люди» у Э.Берна.

И, наконец, финишный период 17–21 года — интеграция нового образа себя, образование новой целостности.

Обычно, в этот период гормональная система работает чётче, «дозировка» гормонов почти не подводит. В этот период происходит переоценка всех ценностей, создание самоценности в собственных глазах. Это уже не ребёнок. Только кризисные ситуации могут вывести подростка из равновесия, дать регрессию. Тело меняется уже не так стремительно и его уже можно моделировать с помощью физических нагрузок. В этот период отмечаются пищевые нарушения. Проблема анорексии и булимии является, в основном, женской. Есть редкие случаи проявления и у юношей, и это более тяжёлые случаи.

И на данном этапе могут возникать страхи за будущее. Если 4–5 летний ребёнок играл «в маму» или «в папу», то сейчас это уже не игра, а реальность. В этот период подросток должен не только приручить, принять в себя женственность или мужественность, кроме того, подросток должен принять идею о том, что через какое-то время он станет родителем, должен представить себя в качестве родителя. И в этом случае подросток переживает настоящие эдиповы испытания. В нём идёт борьба «Я ребёнок» и «Я родитель».

В период интеграции подросток выбирает свой жизненный путь, будущую деятельность. В этот период важно «воскресить» ранние мечты и понять, цель ли это для достижения. В этот период подростку стыдно принимать похвалу родителей в виде «молодец», т.к. он уже не ребёнок. Возникает конфликт между приближением и отдалением. С одной стороны, подросток желает быть свободным, с другой, он желает, чтобы его контролировали и участвовали в его жизни.

На этой стадии закрепляются предпочтения в отношениях, в еде, в стиле одеваться, занятиях и пр.

Задержавшиеся на данной стадии взрослые задаются вопросом о достижении цели, не знают, чего же всё-таки хочется. Это «взрослые дети», которые конкурируют со своими детьми в семье, воспринимают свою жену как свою маму или мужа как папу. Это взрослые, которые увлечены развлечениями. Они чаще не чувствительны к потребностям своих детей, раздражаются при установке правил и границ. Это и категория инфантильных личностей.

Быть родителем подростка — очень нелёгкая задача. Дональд Винникотт писал «Задача родителей подростка — выжить». Очень трудно отдавать контроль над телом, эмоциями и деятельностью ребёнка самому ребёнку. Трудно перестать быть кому-то начальником. Родитель чувствует беспомощность, плохость, растерянность, злость, унижение… Каково чувствовать всё это? Это очень трудно вынести. Родитель тоже нуждается в психологической помощи, в контейнировании своих чувств кем-то третьим.

Особенность подросткового возраста в том, что бессознательно подросток активирует все психические травмы родителя, даже не осознаваемые или принимаемые до этого как незначительные события. Подросток проецирует вовне не эмоции, а большие фрагменты своей личности. И если родитель с непроработанными своими травмами, то он не может выдержать чувства подростка, контейнировать их и дать возможность подростку идти по стадиям развития.

Важно помнить, что ключ ко многим проблемам подросткового возраста в том, что за второе десятилетие жизни (от 11 до 21 года) индивид повторяет и расширяет те ощущения, те конфликты, которые были в первые пять лет жизни. Регресс на ранний детский возраст, даже на этап младенчества, даёт возможность человеку заново прорабатывать то, что не было проработано в детском возрасте и это способствует развитию Эго.

Лучшее, что можно предложить подростку и его семье — психотерапия и комплексная работа в рамках институциональной помощи, включающую нескольких специалистов: психотерапевта, нейропсихолога, психиатра, социального работника.

«Психологическая газета» 07.12.2016

Подростковый кризис

Подростковый возраст является одним из самых важных, существенно влияющим на дальнейшее развитие, критическим периодом в жизни человека. Он выступает в роли «переходного мостика» между детством и взрослостью.

В настоящее время к подросткам принято относить детей 12-15 лет. Одни дети вступают в подростковый возраст раньше, другие – позже, подростковый кризис может возникнуть и в 11 и 13 лет. Начинаясь с кризиса, весь период обычно протекает трудно и для ребенка и для близких ему взрослых. Кризис этого возраста значительно отличается от кризисов младших возрастов. Он является самым острым и длительным. Связано это с воздействием на подростка целого ряда гормональных, психологических и социальных факторов.

В целом, у девочек подростковый кризис протекает в более мягкой форме, наступает раньше и кончается быстрее, чем у мальчиков. Может быть, это связано с тем, что требования к самоопределению юношей и мужчин в нашем обществе традиционно жестче, чем аналогичные позиции для девушек и женщин.

В основе бурных и подчас болезненно переживаемых изменений организма подростка лежит интенсивная перестройка эндокринной системы, заканчивающаяся достижением половой зрелости. Ребенок вынужден приспосабливаться к физическим и физиологическим изменениям, происходящим в его организме, переживать саму «гормональную бурю». Это состояние удачно выразил американский подросток: « в 14 лет мое тело будто взбесилось». В моменты особенно резких эндокринных сдвигов у подростков отмечается выраженное психическое беспокойство, повышенный уровень тревожности. Пытаясь избавиться от этой тревожности, выплеснуть ее во вне, они часто вступают в конфликты, нередко отмечаются коллективные драки. Этим же объясняется повышенная склонность подростков к посещению массовых шумных рок-концертов, употребление наркотиков и алкоголя.

Наряду с психическими изменениями, обусловленными исключительно гормональным воздействием, у подростков наблюдаются и глубоко психологические, личностные изменения. В этом возрасте формируется «чувство взрослости» — стремление быть, казаться и действовать как взрослый. Если взрослые относятся к этому адекватно, то развитие происходит бесконфликтно. Если же подросток сталкивается с отношением к нему как к маленькому, то возникает конфликт, взаимное непонимание.

Существуют два основных пути протекания данного кризиса:

Кризис независимости.Ребенок становится строптивым, упрямым, своевольным. Отмечаются также негативизм, обесценивание взрослых, отрицательное отношение к ранее выполнявшимся требованиям, протест-бунт. Некоторые авторы добавляют сюда также ревность к собственности. Для подростка требование не трогать ничего у него на столе, не входить в его комнату, а главное – «не лезть ему в душу». Остро ощущаемое переживание собственного внутреннего мира – вот та главная собственность, которую оберегает подросток и ревниво защищает от других.

Кризис зависимости. Его симптомы – чрезмерное послушание, зависимость от старших и сильных.

Если «кризис независимости» – это некоторый рывок вперед, выход за пределы старых норм, правил, то «кризис зависимости» – возврат назад, к той своей позиции, к той системе отношений, которая гарантировала эмоциональное благополучие, чувство уверенности, защищенности. И то и другое – варианты самоопределения (хотя, конечно, неосознанного или недостаточно осознанного). В первом случае это: «Я уже не ребенок», во втором – «Я ребенок и хочу оставаться им».

«Кризис зависимости» – достаточно неблагоприятный вариант развития. Важно учесть, что подростки, так переживающие кризис, как правило, не вызывают у взрослых беспокойства, напротив, родители часто гордятся тем, что им удалось сохранить нормальные, с их точки зрения, отношения, т.е. отношения по типу «взрослый – ребенок».

Как правило, в симптомах кризиса присутствует та и другая тенденция, но одна из них доминирует.

Взрослым полезно знать основные проявления подросткового кризиса:

Негативизм, который проявляется как негативная установка по отношению ко всему окружающему. Очень часто за негативизмом скрываются тоска, угнетенное состояние. По этой причине подростки зачастую начинают вести личные дневники, т.к. не могут никому доверять.

Склонность к анализу, в том числе к безжалостному анализу окружающих (родителей, учителей) и самоанализу в сочетании с крайней эгоцентричностью. Подросток, который без конца щупает свои мускулы, или девушка, которая часами краситься, как правило, искренне воображают, что произведут не просто значимое, а неизгладимое впечатление на других.

Подростковая депрессия, которая может проявляться в безразличии, чувстве пустоты, ощущении, что детство уже кончилось, а взрослым еще себя не чувствует.

Суицидальное поведение. Следует знать, что в 90% случаев суицидальное поведение в виде угроз, высказываний, намерений – это «крик о помощи», адресованный прежде всего своим близким. Иногда суицидальные попытки подростков носят просто демонстративный характер. Однако не надо принимать это так, будто все происходит «ни с чего» или «нарочно».


Как помочь своему подростку успешно пережить кризис?

Во-первых, необходимо внимательно относиться к возрастному развитию своего чада, чтобы не пропустить первые, еще смазанные и неотчетливые признаки наступления подросткового возраста.

Во-вторых,отнеситесь серьезно к индивидуальным темпам развития вашего ребенка. Не считайте его маленьким, когда он уже начинает ощушать себя подростком. Но и не толкайте в подростковость насильно. Возможно, вашему сыну (или дочке) нужно на год или два больше времени, чем его сверстникам. Ничего страшного в этом нет.

В- третьих, отнеситесь серьезно ко всем декларациям вашего подростка, какими бы глупыми и незрелыми они вам ни казались.

В-четвертых, Как можно раньше дайте подростку столько самостоятельности, сколько он может съесть. Советуйтесь с ним по каждому пустяку. Пусть подросток поймет, что вы действительно, не на словах, а на деле, видите в нем равного вам члена семьи.

В-пятых, обязательно сами делайте то, чего вы хотите добиться от своего сына (или дочки). Звоните домой, если где-то задерживаетесь.

В-шестых, постарайтесь обнаружить и исправить те ошибки в воспитании, которые вы допускали на предыдущих этапах. Если вы, конечно, не сделали этого раньше. Относительно «обнаружить» проблем обычно не бывает. Потому что именно в подростковом возрасте все допущенные ранее ошибки лезут наружу и зацветают пышным цветом.

Абдуллина Лилия, клинический психолог. По материалам журнала «Планета здоровья»

Возрастные кризисы у ребенка: как не сойти с ума родителю?

Психолог центра «Архитектура будущего» Александра Чернышева рассказала нам о возрастных кризисах, которые подстерегают ребенка, а также дала советы родителям, как вести себя в каждый из них.  

— Пресловутый подростковый кризис – единственный в жизни человека?

— Нет. В целом вся жизнь – это череда спокойных периодов и кризисов, но, конечно, в детском возрасте их больше, и подростковый кризис как раз один из завершающих.

— В чем основной психологический смысл любого кризиса, и чем он принципиально отличается от обычного состояния?

— Любой кризисный период отличается тем, что в этот момент у ребенка происходит перестройка психики, организма, иногда жизни в целом. По выходу из кризиса ребенок обладает либо новыми навыками, умениями, качествами,  либо, если кризис не пройден, остается на предыдущем этапе, что может отражаться на дальнейшей жизни.

— То есть во время кризиса человек меняется, сдает определенный «экзамен»  на получение новых свойств?

—  Если очень сильно упрощать, то да. На самом деле это достаточно длительный период: не так, что сегодня к вам пришел кризис, а завтра вы проснулись новым человеком. Нет, это протяженный период, когда какие-то вещи перестают работать, и человек учится жить, чувствовать, реагировать по-другому.

— При каждом кризисе перед человеком встает какая-то актуальная проблема, которая требует решения?

— Скорее да. Мне не очень нравится идея, что проблема «встает». Это неосознанный процесс. Просто в какой-то момент родители отмечают, что поведение ребенка изменилось. В нем появилось что-то другое, чего не было раньше. Если брать пресловутый подростковый кризис, про который очень много говорят, практически все родители отмечали конфликтность ребенка. Может быть, не в отношениях внутри семьи, но с друзьями, близкими, когда ребенок, который вчера еще реагировал одним образом, внезапно начал реагировать по-новому.

Низкая самооценка у ребенка: кто виноват и что делать?

— Как отличить кризис от изменений в личности и ошибок в воспитании?

— Да в принципе никак.  Кризис – это тоже изменение личности. То, что у ребенка кризис, не означает, что нужно от него срочно отстать и перестать с ним взаимодействовать, уточнять, как у него дела, что он думает, чувствует. Скорее это маркер того, что ребенок взрослеет, меняется. Возможно, пора пересмотреть ваши отношения, что-то убрать или добавить.

— Расскажите, пожалуйста, об основных кризисах, которые подстерегают ребенка на протяжении его жизни.

— Если мы начинаем с самого начала, то первый кризис, про который обычно говорят, — это кризис первого года. Ребенок, изначально полностью зависимый от мамы, внезапно начинает сам познавать мир, вставать на ноги, ходить. И здесь, в зависимости от того, есть ли мама рядом, готова ли она при этом дать ему некоторое количество самостоятельности или нет, будет меняться отношение ребенка к миру.  Будет ли он все трогать или всего бояться, узнавать мир,  ориентируясь на маму, или прижиматься к ней и никуда от нее не отходить. Это еще называется базовым доверием к миру, о котором сейчас тоже много говорят.

— Как стоит вести себя маме, чтобы этот кризис прошел адекватно?

— Во-первых,  давайте ребенку познавать мир. Если мы ему запрещаем все («Не стой!», «Не ходи!», «Не бегай!», «Не трогай!» и т.д.), то каким образом ребенок поймет, что хорошо, что плохо, что опасно, что безопасно? Стоит контролировать, безусловно, проверять, помогать ребенку, но при этом давать ему возможность познавать мир. Если он сидит в клетке, то он вряд ли сможет узнать что-то об этом мире.

— Следующий кризис – это..?

— Следующий очень известный кризис, про который написано много, а звучит еще больше, — это кризис трех лет. Практически все родители сталкивались с  примером яркого негативизма, когда ребенок внезапно начинает очень жестко отстаивать свое «я», на все говорить «нет», выдвигать свою позицию.

В моей практике была девочка, которая на любое предложение делала ровно противоположное. Доходило до смешного. Если с ней хотелось о чем-то договориться, то ей нужно было предложить  ровно противоположное действие. «Аня, стой!» —  Аня бежит. «Аня, беги!» — Аня останавливается. Это тоже период проявления кризиса и да, безусловно, он не наступает ровно в три года. У кого-то раньше, у кого-то позже. В два с половиной ребенок начинает выдвигать первые требования.

Основной смысл кризиса – в том, что ребенок начинает осознавать себя в этом мире, и, если он не заявит о себе и своих интересах, то каким образом мир о нем узнает? Формирование самосознания как раз происходит в этот период. Ребенок начинает активно  отделять себя от мира, переходит на  употребление слова «я» по отношению к себе. И начинает отстаивать территорию: не хочет делиться игрушками, возражает против любого действия, которое ему не нравится.

— Как себя правильно вести в этот период?

— Для ребенка очень важны две составляющих: первая – это готовность родителя услышать мнение ребенка. С другой стороны – жесткие границы. Самое страшное, что мы как родители можем сделать, – это разрешить ребенку все. С другой стороны, если мы запретили ребенку все, то опять же ничего хорошего мы не получим, поскольку это развивающееся создание, которое должно пробовать этот мир, должно пробовать по-разному себя проявлять, должно заявлять о себе. Если заявлять о себе не получается, то, соответственно, возможны разные сложности. В принципе, кризис трех лет и кризис подросткового возраста между собой очень похожи. Только у ребеночка 14+ лет гораздо больше возможностей.

— Перейдем к следующему кризису.

— Следующий кризисный период – это возраст шести-семи лет, когда ребенок идет в школу. В этот период очень у многих ребят, особенно тех, кто имеет возможность общаться со сверстниками, то есть ходят в садик или на кружки, в речи появляются слова-паразиты, грубости, скабрезные шуточки, которыми они с удовольствием обмениваются. Это такой способ показать себя взрослым. Вспомните себя и шутки своего детства.

Ребенок-аутсайдер

Основной выход из кризиса – это формирование произвольного внимания и готовности учиться. Но развитие этих навыков проходит через протест, негативизм, возмущение со стороны ребенка. У него может резко меняться настроение, он может агрессивно реагировать на запреты. Это все нормально и естественно.

Что касается проявлений «взрослости»: если мы слишком много внимания на это обращаем, все время тюкаем ребенка  на тему того, как это стыдно, некрасиво, неприятно и так далее, мы добьемся ровно противоположного эффекта. Важно проговаривать, что вам неприятно слышать скабрезные шутки. Объясните, что между собой сверстники могут общаться по-разному, но это не всегда красиво и не очень вежливо, и, наверняка, не стоит выносить эти шутки за пределы дружеской компании.

Следующий период – это младший подростковый возраст. 11-13 лет. Здесь зачастую в последнее время есть такая тенденция, что он переживается ярче, чем основной кризис подросткового возраста. Дети акселерируются, это правда, и начинают активно заявлять о себе и в эмоциональном плане, и в психологическом, и в физиологическом тоже. Наши родители вспоминают себя и говорят, что в возрасте 11-12-13 лет были совсем детьми.

Следующее поколение было немножко взрослее, но тоже интересовалось разными детскими играми, детскими шалостями. Нынешнее поколение 11-13 лет уже активно пребывают во влюбленностях, переживаниях по поводу мальчиков, девочек, и это связано, в том числе, и с гормональными процессами.

Как только гормональный фон начал меняться, ребенку в этом мире становится очень интересно и очень непросто, поскольку детское привычное тело, знакомое с рождения, внезапно выдает какие-то импульсы, сигналы и интересы, с которыми он до этого момента не сталкивался. И это, безусловно, оказывает огромное влияние на все, что происходит с подростком. Когда в голове бушует гормональная буря, очень сложно самому сформулировать, чего ты хочешь. Подливают масла в огонь родители, которые считают тебя ребенком, сверстники,  перед которыми не хочется выглядеть маленьким, ну и так далее.

Сейчас все признаки традиционного подросткового возраста мы можем наблюдать в 11-13 лет: отстаивание собственных прав, хлопанье дверьми, ссоры.  Чем старше ребенок, тем больше свободы от родителей он требует, с одной стороны, с другой стороны, он все равно остается ребенком и очень хочет заботы, понимания, поддержки. Это абсурдная ситуация для родителей, и она тяжело им дается. Когда ребенок, с одной стороны, кричит: «Я взрослый, не трогайте меня!» —  с другой стороны, хочет, чтобы от него ничего особо не требовали, подошли, обняли. Но, к сожалению, это подростки. И это так и будет. Поэтому важно выстраивать шаг за шагом отношения, с каждым годом уменьшая директивность и добавляя в отношения возможность обсуждения, дискуссии, объяснения мотивов.

Контроль и свобода: как найти баланс?

— Подростковый кризис последний?

— Нет, конечно, есть кризисы и в дальнейшей жизни. То, о чем мы сейчас говорим с вами, это кризисы возрастные, кризисы развития. Дальше выделяют кризис отделения, самостоятельности. В среднем, это происходит в 21-22 года, когда юноши, девушки заканчивают обучение и выходят в самостоятельную жизнь.

Если вспоминать замечательного психолога Эрика Эриксона, который говорил про возрастные этапы и этапы взросления, то нас еще поджидают кризис среднего возраста и кризис старения. Также есть семейные кризисы, в том числе связанные с рождением детей. Отдельно есть кризисы жизненные, связанные с тяжелыми жизненными ситуациями, с утратами, с травмами.

— Успешное прохождение у ребенка в большей степени зависит от него самого, либо от родителей и  ближайшего окружения?

— В сумме. Ребенок не может жить и адекватно социализироваться в обществе без родителей. Статистика успешной адаптации выпускников детских домов (около 10%), к сожалению, это доказывает. Безусловно, чем младше ребенок, тем меньше он способен справиться с кризисом без помощи и поддержки родителей, без грамотного реагирования родителей. Под грамотностью я понимаю адекватность решений.  Если вы чувствуете, что малыш устал и поэтому сидит и плачет, важно его успокоить, а не наорать. Если вы чувствуете, что ребенок тянется все время к горячему чайнику, то лучше вместе попробовать аккуратно прикоснуться, почувствовать, что чайник горячий, чем каждый раз его отгонять. Кризисы даны в жизни, чтобы выходить на новую ступень, чтобы развиваться.

—  Чем грозит неуспешное прохождение того или иного кризиса?

— Цитируя классиков, это скорее застревание на одной точке. Продолжая упоминать господина Эриксона, вспоминая нашего замечательного психолога Выготского, который тоже говорил про возрастные кризисы, если мы не переходим на следующую стадию, мы остаемся на предыдущем уровне. Мы не учимся чему-то новому, мы застреваем на каком-то моменте, не давая себе возможность развиваться. По опыту практики, как профессиональной, так и личной, если кризис подросткового возраста не пройден в подростковые годы, обычно он вылезает позже.

— Со всеми теми же характеристиками?

— Иногда с теми же, иногда возможностей побольше, поэтому с более яркими. Например, я помню однокурсников, которые приехали учиться из других городов и из-под контроля строгих родителей вышли в самостоятельный мир. Было достаточно страшно смотреть на то, что они устраивали, имея полную свободу и самостоятельность. Да, не все, да, не всегда, но кто-то просто всегда останется маленьким инфантильным ребенком, кто-то уйдет во все тяжкие позже, кто-то будет бояться сказать слово поперек, если какой-то кризис не пройден. Практически у нас у всех какой-то кризис не пройден, мы все живем в живом обществе, далеком от идеального. У всех у нас есть то, что мы называем личностными особенностями, включая комплексы, страхи. Часть из них связаны как раз с непрохождением каких-то этапов, когда побоялись, не отпустили, не смогли, не поддержали, рявкнули и так далее.

— Если очень сильно упростить, то если человек как-то капитально не прошел определенный кризис, то мы получаем не взрослого человека, а такого условно состарившегося ребенка, застрявшего на одной из стадий?

— Если очень упростить, то да, но опять же. Про подростковый кризис Лев Семенович Выготский говорил, что это возможность пройти кризисы, которые были не пройдены ранее. Поэтому следующий кризис  — это возможность добрать что-то, что мы не добрали до этого момента.

— При этом надежда есть, если мне кажется, что мой ребенок в какой-то момент не прошел какой-то из кризисов, то это исправить?

— Да, безусловно, психика – гибкая вещь. Нет каких-то вещей, которые навсегда. По крайней мере,  в большинстве своем. Есть периоды, когда это проще или когда сложнее. Но зачастую бывает так, что вроде все хорошо, и тут внезапно с ребенком что-то случается. Вопрос: почему случается? В теме приемных родителей, например, есть термин про открывшееся окно. Это когда ребенок, оказавшийся в семье после детского дома, внезапно начинает проживать непрожитый период своей жизни. Вести себя инфантильно или, наоборот, со всеми скандалить. В этот момент он выходит на новый уровень развития. Такое бывает и в жизни домашних детей, когда внезапно ребенок проснулся, и «его подменили», как иногда говорят родители. В таком случае подумайте, какие ситуации он может проигрывать и переживать. Но опять же говоря о кризисах, я не призываю в этот момент относиться к ребенку, как к хрустальной вазе. Это скорее маркер, чтобы посмотреть, какие рамки и границы ребенок уже перерос, что в ваших отношениях хорошо, что не очень.

— Свести дебет с кредитом и выработать новую стратегию?

— Да, что-то оставить, что-то укрепить, что-то выкинуть.

— В кризисные периоды, где родителям найти силы, чтобы не орать на ребенка, а проявлять адекватность и терпение?

— Мы все люди, мы все иногда повышаем голос. В этом нет ничего страшного, критичного и безнадежного. И ребенок живет в семье живых людей. Если ребенок растет в семье роботов, то это уже другая сфера, иногда полуклиническая, потому что ребенку нужно откуда-то брать эмоции и понимать, как это. Соответственно, если уж орем, то просто объясняем почему. Если чувствуем себя виноватыми – извиняемся.

Очень здорово, если родители в этот период имеют что-то помимо детей или конкретно этого ребенка. Если отношения с супругом, супругой крепкие, надежные и основанные на взаимной любви, то это огромный и ценный ресурс. В этом случае мы не только воспитываем ребенка, но и живем своей полноценной жизнью, и все проблемы переживаются легче.

Родителям стоит искать для себя хобби, увлечения, получать удовольствие от жизни. Иначе ребенок получает все время «замордованных» родителей, которые занимаются только тем, что его воспитывают. В принципе, до добра это еще никого не доводило и никакие отношения не укрепляло.

— То есть неплохо было бы иметь разные жизненные сферы, чтобы успех в одной мог временно сгладить неудачи в другой?

— Да, поддержку близких людей, свои интересы, хобби, увлечения. Интересный родитель будет ребенку интересен, помимо всего прочего. Мама, которая занимается только тем, что воспитывает подростка, ждет его домой, кормит его и ругает, — о чем поговорить с такой мамой?

Родитель — не только и не столько воспитатель, а помимо всего прочего еще и напарник, человек, с которым можно поговорить, поделиться какими-то своими переживаниями. Спросить что-то, услышать другое мнение. Если родитель интересен как личность, то значительно выше шансы, что отношения с ребенком будут хорошие. Мы же все тянемся к интересным людям.

— Несколько слов на прощание….

— Чем больше популяризируется психология, тем, с одной стороны, родители, люди больше узнают, появляется шанс воспитывать ребенка более осознанно, чем это делали предыдущие поколения. С другой стороны, культ под названием «это же ребенок», тоже ни к чему хорошему не приводил. Поэтому разумность хороша везде и с точки обсуждения возрастных кризисов тоже. Мы можем понимать, что происходит с ребенком, но оттого, что мы понимаем, мы не всегда можем что-то объективно сделать. Поэтому, ко всему прочему, главное беречь себя и сохранять спокойствие, все равно для наших детей лучшие родители – это их родители.

Биографическая справка:

Александра Чернышева

Александра Чернышева – психолог-консультант, закончила факультет психологии СПбГУ кафедру Кризисных и экстремальных ситуаций.

С 2007 Александра ведет индивидуальные, групповые консультации и тренинги с детьми и подростками, а также координирует работу лагеря «Архитектура будущего». К сфере ее научных и практических интересов относятся следующие темы:

  • «Уверенность в себе»,
  • «Интеллектуальная успешность»,
  • «Эффективность в общении».

Вы можете бесплатно забронировать путевку в лагерь «Архитектура будущего», где работает Александра:

Генеральный директор incamp.ru

Навигация по записям

Подростковый кризис у девочек и мальчиков

Содержание статьи

Подростковый, или пубертатный кризис – это этап психического развития, который развивается в период перехода от детства ко взрослой жизни. Выражается в стремлении к самоутверждению, независимости, самостоятельности.

Согласно отечественной психологии, подростковый возраст приходится на 11-17 лет, когда темпы психологического, когнитивного, социального и физиологического развития максимально высоки. При этом выделяют ранний период с 10 до 14 лет и поздний – с 15 до 17 лет. Однако Всемирная организация здравоохранения на подростковый возраст относит более обширный период – с 10 до 20 лет.

В случае удачного преодоления этого этапа у ребенка формируется новый уровень осознанности, самовосприятия, развиваются способности оценивать и развивать свои качества, способности, работать над недостатками. Ребенок сепарируется от родителей, но при этом сохраняет с ними хорошие отношения. Чтобы удачно пройти переходный возраст и избежать осложнений, родителям необходимо проявлять гибкость, работать над доверительными отношениями и вовремя признать право на независимость, самостоятельный выбор и принятие важных решений.

Физиологические причины

Пубертатный период – это возраст, когда рост организма происходят максимально активно. Развитие идет скачками, неравномерно. За год ребенок может вырасти на 7-10 сантиметров и увеличить массу тела на 5-9 килограммов. Скелет становится крепче, совершенствуется мускулатура. Стремительно растет в длину и ширину сердечная мышца, меняются артериальное давление и ритм работы сердца.

Вместе с интенсивным ростом организма меняется и форма тела. Развиваются гендерные признаки, меняется гормональный фон, перестраивается эндокринная система, активизируются железы внутренней секреции. При чем половое созревание у девочек начинается раньше на 1-2 года и заканчивается уже к 15-16 годам. В возрасте 10-12 лет они обгоняют мальчиков в росте. Однако к 15-16 годам мальчики уже значительно выше девочек и при этом продолжают расти до 18-20 лет.

Нервной системе очень сложно подстраиваться под изменения, так как она просто не успевает адаптироваться к активному росту. Поэтому часто психика находится в состоянии чрезмерного возбуждения или, наоборот, пытается замедлить процессы и переходит в выраженное торможение.

В связи со всеми физиологическими изменениями, в организме ребенка развиваются временные нарушения:

  • скачки артериального давления – зачастую наблюдается гипертония, однако вариантом нормы является и гипотония;
  • головокружения, головные боли;
  • слабая концентрация, рассеянное внимание;
  • учащенное сердцебиение (тахикардия), ощущение сдавленности в области сердца;
  • одышка;
  • обморочные состояния;
  • быстрая утомляемость;
  • повышенная возбудимость, расстройства сна.

Физиологические процессы напрямую влияют на состояние здоровья и поведение подростка. Чтобы организм полностью сформировался и скачок взросления прошел успешно, необходимо обеспечить качественную поддержку процессов: правильное питание, насыщение рациона витаминами и микроэлементами, адекватную физическую активность.

Важно учитывать, что в физическом развитии и половом созревании есть существенные индивидуальные особенности. Возраст, в котором в организме ребенка начинаются активные перемены, может отклоняться от групповых норм, и это не должно вызывать опасений.

Психология подросткового кризиса

Основная причина развития кризиса в подростковом возрасте – это значительный разрыв между физиологическим и социальным, эмоциональным созреванием личности. Как мы уже сказали, физиологический рост в этот период максимально опережает темпы развития психики.

Физиологически подросток за короткий этап становится взрослым, зрелым человеком. Внешне вчерашний ребенок выглядит по-взрослому, начинает себя таким чувствовать, но еще не готов в полной мере к самостоятельности, ответственности. Социальное созревание требует гораздо большего времени.

В результате такого разрыва возникают конфликты со взрослыми. Ребенок хочет чувствовать себя свободным и самостоятельным, но на самом деле еще не может справиться с серьезной ответственностью. На этой почве возникают конфликты, недопонимания. Личность подростка настолько меняется, что иногда кажется, что ребенка просто подменили.

Пубертатный период выражается не только на физиологическом, но и на психическом уровне. При чем психические аспекты пубертата могут возникнуть гораздо раньше, чем физическое созревание. Подростки проходят половую идентификацию и ориентацию, начинают воспринимать себя и окружающих согласно гендеру. Ученые сходятся во мнении, что половая идентификация происходит в большей мере под действием социокультурных факторов, чем биологических. Решающую роль играют действующие в обществе образцы, стереотипы.

В этот же период развивается романтизм – стремление к эмоциональной близости. Подростки завязывают отношения, которые предполагают совместное времяпрепровождение, душевные разговоры. Появляется первая влюбленность. Физическая близость при этом является не обязательной, на первый план выходит платонический контекст, и лишь потом – сексуальный.

С учетом всех психологических перемен, происходящих в подростке, кризис необходим для решения ряда задач. В результате успешного преодоления этого скачка развития подросток:

  • проходит половую идентификацию, принимает на себя мужскую или женскую роль;
  • принимает свою внешность со всеми изменениями;
  • меняет форму общения с окружающими: родителями, сверстниками и др.;
  • принимает новый стиль отношений, превращается из ребенка в равноправного ответственного члена общества со зрелым поведением;
  • развивает интересы, находит направления для развития своих способностей, последующего профессионального ориентирования.

Фазы подросткового кризиса

Психолог Лев Семенович Выготский выделил в подростковом кризисе три базовых фазы:

  1. Негативная, или предкризисная. Самый ранний этап, который может проявлять первые признаки уже в 9-10 лет. Характеризуется началом перехода к новому типу взаимодействия с окружающими. Ребенок начинает отказываться от старой системы ценностей, ломает стереотипы, меняет отношение к себе и окружающим. Детские отношения с родителями больше его не устраивают, но ко взрослой системе взаимодействия он еще не готов. У ребенка появляются новые интересы, другие взгляды, начинает меняться окружение.
  2. Непосредственно кризисная стадия. Зачастую этот этап достигает пика в 13-15 лет. Проявляться может по-разному: от максимального протеста, конфликтности и раздражительности во всех жизненных сферах, до поэтапного перехода к новым ролям, отношениям и самовосприятию. Развиваются новые способы мышления, появляются другие возможности, интересы. Подросток отстаивает свое мнение и возможность самостоятельно принимать решения, отделяется от родительского влияния, контроля.
  3. Позитивная, или посткризисная. Считается завершающим этапом пубертатного кризиса. В этом периоде подросток уже формирует ценности и приоритеты, определяет вектор дальнейшего развития, интересов. Половое созревание практически окончено, место в социуме среди сверстников – определено. Подросток укрепляет ядро интересов и в дальнейшем продолжает его развивать.

Точно сказать, сколько длится каждая фаза, нельзя. Во многом продолжительность этапов зависит не только от подростка, но и от правильной реакции родителей на проявления кризиса.

Проявления кризиса в подростковом возрасте

Степень выраженности кризиса может быть разной. На первичном этапе психологи выделяют две главные черты, которые присутствуют практически у каждого ребенка:

  • Снижение успеваемости в школе, работоспособности. Физиологические и психические перемены, смена типа мышления напрямую влияют на обучение ребенка. Он плохо справляется с творческими заданиями, теряет концентрацию, заинтересованность в обучении. Даже незначительная критика может отбить желание углубляться в определенную сферу или тему.
  • Негативные реакции. Даже самые покладистые дети стремятся сепарироваться от родителей, в связи с чем часто проявляют вспыльчивые реакции даже в привычных ситуациях. Естественными проявлениями негативизма являются пессимистичные настроения, повышенная раздражительность, неудовлетворенность собой, капризы, нервозность.

По мере перехода от одной фазы кризиса к другой, нарастает и проявление реакций, которые можно разделить на три крупных группы:

  • Реакции эмансипации. Ребенок хочет самостоятельности, и эта реакция выражается в избегании контроля родителей, отрицании привычных ценностей, уходе к общению с ровесниками. Подросток демонстрирует независимость и самостоятельность, требует признавать его равность и считаться с его мнением.
  • Реакции самоутверждения. Преимущественно выражается в общении со сверстниками и проявлении интереса к противоположному полу. В этот период друзья становятся главным авторитетом, появляется интерес к романтическим отношениям.
  • Реакции поиска новых интересов. В переходном возрасте интересы подростка распыляются на множество направлений: поиск себя, стремление к неизвестному и новизне, погружение в информативно-коммуникативные сферы. Подросток глубоко увлекается каким-либо интеллектуально-эстетическим направлением (музыкой, кино, философией и др.), ищет телесно-мануальные практики (занимается своим телом, повышает выносливость, силу), развивает лидерские качества (пытается занять достойную позицию среди сверстников), погружается в информационное поле (проводит много времени в Интернете, социальных сетях).

Особенности протекания кризиса у девочек и мальчиков

У девочек и у мальчиков пубертатный возраст протекает по-разному. У девочек, как правило, симптомы переходного периода начинают проявляться с 10-11 лет. При этом признаки кризиса выражены у них довольно слабо. Мальчики вступают в переходный возраст позже – примерно с 12-13 лет. Но течение кризисного периода у них гораздо более выраженное. Связано это преимущественно с тем, что к юношам и мужчинам в обществе традиционно более жесткие требования, чем к девушкам и женщинам.

У мальчиков подросткового возраста наиболее выражены такие черты:

  • Агрессия, злость. Манера поведения меняется в отношениях как со сверстниками, так и со взрослыми – родителями, педагогами. Связано это преимущественно с повышением выработки тестостерона в организме.
  • Внезапные всплески эмоций. Перепады настроения, как и беспричинная агрессия, обусловлены гормональными изменениями.
  • Притупленное чувство страха. Подростки часто занимаются экстремальными видами спорта и решаются на необдуманные поступки. Причина – также в смене уровня тестостерона.
  • Стремление к самостоятельности. Мальчики хотят, чтобы их воспринимали как взрослых мужчин. Для этого им нужно своими силами решать проблемы, что далеко не всегда под силу подростку. Неспособность самостоятельно справляться с неурядицами становится причиной нарушения душевного равновесия.
  • Желание вести образ жизни, присущий взрослым мужчинам. Подростки хотят совершать громкие поступки и даже подвиги. Однако не всегда осознают последствия необдуманных действий.
  • Интерес к интимным аспектам жизни. Проявляется в сильном влечении к противоположному полу.
  • Озабоченность внешностью. Неправильно считать, что мальчики меньше переживают за свой внешний вид, чем девочки. Перемены во внешности делают подростков уязвимыми, а неудовлетворенность собственным обликом приводит к замкнутости, неуверенности, низкой самооценке. Они не терпят критики в свой адрес, а любой опрометчивый комментарий воспринимают максимально негативно.

У девочек подростковый возраст сопровождается такими признаками:

  • Обеспокоенность внешностью. Девочки остро воспринимают свое несоответствие общепринятым канонам красоты. Особенно ярко это развивается на фоне популяризации социальных сетей. Они хотят быть похожими на красивых подруг, артистов, инфлюенсеров. Начинают следить за модой, хотят одеваться в трендовые вещи.
  • Желание привлекать внимание. Подростки стремятся показать, насколько интересен их внутренний мир и необычны взгляды на жизнь. Чтобы привлечь внимание, используют провокационное поведение, одеваются в слишком броские наряды, наносят выразительный макияж, красят волосы в яркие цвета.
  • Перепады настроения. У девочек, как и у мальчиков, гормональные скачки вызывают перепады настроения, раздражительность, вспышки гнева и агрессии.
  • Интерес к противоположному полу. В отличие от мальчиков, девочек больше интересует платоническая любовь. Часто в этом возрасте они влюбляются. Если первая любовь оказывается безответной, это может привести к серьезным осложнениям кризиса – замкнутости, депрессии, суицидальным наклонностям.

Различные искажения проявлений зависят от воспитания, окружения, установленных в обществе стандартов.

Рекомендации родителям по преодолению кризиса

Несмотря на сложности в общении с родителями и активным желанием сепарироваться, в кризисный период подросток нуждается в правильной поддержке и защите со стороны взрослых. Родителям при этом необходимо отказаться от прежних форм контроля и дать необходимую ребенку долю свободы.

Каждый ребенок – уникален, и искать подход родителям придется самостоятельно. Но несколько простых рекомендаций помогут понять подростка и помочь ему преодолеть кризис:

  • Ненавязчиво войти в окружение. Доброжелательный, спокойный подход поможет преодолеть непонимание и агрессию. Участие в жизненных ситуациях, общие интересы позволят ненавязчиво помогать ребенку решать проблемы по мере необходимости.
  • Интересоваться увлечениями. Не лишним будет разделять интересы ребенка, обсуждать с ним его хобби, разговаривать о его мыслях и узнавать точку зрения на разные вопросы.
  • Терпеливо относиться к эмоциональным перепадам. Бурная реакция не должна вызывать взрыв эмоций в ответ.
  • Предоставлять свободу. Важно обеспечить ребенку свое пространство, при возможности – личную комнату. Следует сдерживать свое желание контролировать его действия, увлечения, эмоции.

В разговорах с подростком также следует придерживаться ряда правил:

  • Отказаться от нотаций. Даже маленькие дети не любят нравоучения, а у подростка они вызовут только протест и агрессию. Уже через несколько минут его внимание переключится на что-то другое.
  • Не обвинять, не критиковать. Любые замечания нужно выдвигать в экологичной форме, без обвинений, нравоучений и навязывания.
  • Обсуждать между делом. Подростки не всегда готовы к серьезным разговорам с глазу на глаз. Повышенное внимание к проблемам ребенка заставит его думать, что в его самостоятельности сомневаются. Но осторожная беседа во время совместной деятельности принесет результаты.
  • Не повышать тон. Спокойные разговоры более эффективны, чем крики и скандалы.
  • Хвалить. Из-за неуверенности подростки очень нуждаются в похвале, одобрении.
  • Общаться с ребенком в мессенджерах, социальных сетях. Дети много времени проводят в смартфонах, планшетах. Переписки в мессенджерах для них привычны. Общение в такой среде позволит вести разговоры в комфортном для ребенка русле.

Даже правильное поведение со стороны родителей не исключает возможности проявления конфликтности, агрессии и непослушания подростка. Однако уважительное отношение к личности и соответствующая манера общения взрослых позволяет снизить выраженность кризисных признаков и их интенсивность.

Кризис – это хорошо! Кризис 3 лет

В период кризиса 3 лет (2,5-4 года) малыш осознает себя и стремится к самостоятельности. Он впервые открывает, что он – такой  же человек, как и другие. Одним из проявлений этого открытия является появление в его речи местоимения «Я». До этого ребенок говорит о себе только в третьем лице либо называет себя по имени.

Да, родителей ждет трудный период, но он определяет новую, очень важную ступень в развитии ребенка. Именно сейчас важно поддержать стремление малыша к самоутверждению и взрослости, так как в этот период формируется воля.

Семь признаков кризиса трех лет.

1. Негативизм. Ребенок дает негативную реакцию «нет!» в основном на требование или просьбу определенного взрослого. Помните: негативизм не является патологией или желанием ребенка досадить взрослому. Когда ребенку говорят «да», а он твердит «нет», малыш дает понять, что он имеет право на собственные взгляды и желает, чтобы с ними считались. Не стоит подавлять бунт и категорично воспринимать такое поведение, иначе малыш не получит жизненно важный опыт, а лишь усвоит следующий урок: если хочешь быть хорошим, всегда нужно соглашаться с внешним мнением, особенно с мнением авторитетным. Такие дети в будущем, не могут сказать «нет».

2. Упрямство – это один из этапов в развитии собственного «Я». Нет нужды переубеждать ребенка и настаивать на своем. Проявляйте мудрость и терпение. Например, малыш упрямится и не хочет одевать варежки (шапку, снимать пижаму, мыть руки). Родитель может спокойным голосом сказать: «Да, конечно, я тебе НЕ РАЗРЕШАЮ надевать варежки на прогулку (снимать пижаму до обеда…)» Ребенок обычно сразу начинает делать наоборот. Вот такие «маленькие хитрости», позволяющие не доводить общение до конфликта!

3. Строптивость. Малыш вдруг восстает против обычных дел, которые раньше выполнял без проблем. Строптивость направлена не на человека, а против прежнего образа жизни. В зависимости от ситуации, можно решить проблему разными способами: отвлечь ребенка, уговорить его, позволить ему действовать самостоятельно. Но только если это не опасно для жизни!

4. Своеволие. Теперь всегда на первый план выходит то самое, до боли знакомое, «Я сам!». Пусть многое пока не получается, но ребёнок хочет делать все сам. При этом малыша раздирает внутреннее противоречие: и сам не могу, и просить взрослых не могу. Конфликт, рев… А вы аккуратно поинтересуйтесь, можно ли ему помочь, немножечко…

5. Протест, бунт. Малыш со всеми идет на конфликт, причем родителям кажется, что он злостно издевается над ними.

6. Обесценивание. Демонстративно ломает игрушки, выворачивает косметичку и рисует лучшей маминой помадой по стенам. Может обзываться, драться. Такие явления свидетельствуют о том, что у ребенка изменяется отношение к другим людям и к самому себе. Он психологически отделяется от близких взрослых.

7. Деспотизм и ревность. Ребёнок, во что бы то ни стало, хочет добиться, чтобы исполнялось любое его желание. Средства, которыми он будет пользоваться в этом случае, могут быть, самыми разнообразными, в зависимости от «слабого места» в поведении родителей.

Истерики становятся инструментом манипуляции. Ребенок начинает проверять границы дозволенного, поможет ли такой метод добиться своего желания или нет. Кстати, истерики требуют зрителей – вот  почему малыш так любит устроить сцену в магазине, на детской площадке или прямо посреди городской улицы.

Чтобы удачно миновать кризис трех лет, надо помнить о принципах: твердость в намерениях, но гибкость в действиях. При этом важно учитывать индивидуальные особенности малыша.

Итогом прохождения кризиса 3 лет является появление новообразований, необходимых для дальнейшего правильного развития – самосознания, волевых качеств, самостоятельности.

Отсутствие кризиса трех лет может быть сигналом задержки развития ребенка, поэтому встречайте этот возраст с радостью: малыш становится самостоятельным!

Итак, рецепт от кризиса трех лет очень прост: терпение, понимание, творчество, игры и, конечно же, чувство юмора.

В нашем Центре работает сектор ранней помощи, его специалисты окажут психологическую и медицинскую поддержку на каждом этапе взросления https://www.youtube.com/watch?v=Fhypyah78_0

Материал подготовили специалисты отдела профилактики социальных рисков

КГБУ ХЦППМСП Тюляева О. А., Поздеева К.А.

что делать родителям? Советы психолога

Взрослея, человек проходит через возрастные кризисы — в детстве, молодости, зрелости. Переходные периоды неизбежны: благодаря им происходит становление характера. В этой статье мы рассказываем о кризисе 5 лет у ребенка. Как его преодолеть?

Этапы психологического взросления ребенка

Поведение малыша напрямую зависит от уровня развития мозга. В раннем детстве формируются нейронные связи, которые в будущем определят основные навыки человека: речь, моторику, память, реакцию. В младенчестве мы познаем окружающий мир, учимся взаимодействовать с живыми существами и предметами.

Рассмотрим главные этапы взросления, о которых должны знать родители.

  1. Младенческий возраст (от рождения до 1 года). Наиболее активный период. 12 месяцев новорожденный учится понимать простую речь, назначение предметов. Ребенок стоит, ходит, пытается выговаривать первые слова. Закладывается фундамент дальнейшего развития личности.
  2. Ранний возраст (от 1 года до 3 лет). Ребенок зависит от папы с мамой, но стремится к самостоятельности, обретению собственного «я». Устанавливает причинно-следственные связи между вещами. Появляется заметная тяга к общению с другими детьми. Период заканчивается кризисом трехлетнего возраста: доминирующей фразой в речи становится «Я сам!», малыш устраивает истерики, манипулирует, получает желаемое любой ценой. Главная цель — обретение личного пространства, установка границ.
  3. Дошкольный возраст (от 3 до 7 лет). Большой отрезок детства. Круг общения ребенка расширяется: родственники, друзья, воспитатели, случайные знакомые. Игра становится основным видом деятельности. С ее помощью определяются социальные роли, убеждения, взгляды. Возникает кризис пятилетнего возраста, о котором мы расскажем подробнее.
  4. Младший школьный возраст (7-12 лет). Важную роль играет учеба. Дети нарабатывают социальный статус, определяют сферу интересов. Происходит переход к абстрактно-логическому мышлению.
  5. Подростковый период. Завершается физическое развитие организма. Половое созревание сопровождается бунтом, отказом от старых принципов. Человек разрабатывает новую систему суждений и взрослеет.

Как меняется поведение и психология ребенка в 5 лет?

В 5 лет проявляются индивидуальные черты характера, ребенок беспрепятственно высказывает мнение, понимая, что его взгляды могут отличаться от общепринятых. С ним интересно вести беседу. Детские наблюдения в этом возрасте поражают взрослых неординарностью и глубиной. Пополняется словарный запас, ребенок легко подбирает синонимы и рифмы, пересказывает сюжеты книг, игр, мультфильмов, учит стихотворения наизусть.

Малыши чаще лгут, чтобы проверить, каковы будут последствия: интересно проверить возможные варианты развития событий. Нередко у детей появляются многочисленные воображаемые друзья — фантазия работает в усиленном режиме. Хорошо функционирует долгосрочная память.

Возникает интерес к описанию чувств и эмоций, играм с ролевыми моделями. Дошкольники в 5-6 лет способны минимально ухаживать за собой — одеваться, умываться, пользоваться столовыми приборами.

Почему наступает кризис в 5 лет?

Психика ребенка и кора головного мозга ежедневно развиваются, возникает потребность в самовыражении. Капризы, непредсказуемое поведение, эмоциональные всплески, споры — так формируется личность.

Нарушается коммуникация с родителями, друзья разочаровывают — детей преследует чувство одиночества. Неуправляемость объясняется попыткой привлечь внимание старших, подтвердить значимость своего мнения.

Ребенок осознает принадлежность к биологическому полу, интересуется отличиями между мальчиками и девочками, пытается понять свое место в сложной системе человеческих взаимоотношений. Малышу нелегко справиться с потоком поступающей информации, и он выплескивает накопившееся напряжение через упрямство. К счастью для родителей, это не навсегда.

Сколько может длиться кризис?

Продолжительность кризиса нельзя определить заранее: она зависит от индивидуальных особенностей психики ребенка, реакции взрослых, атмосферы в семье. Переходный период не начинается строго в 5 лет — иногда чуть раньше или позже. Как правило, он длится от 1 месяца до 1 года.

Кризис пятилетнего возраста порой проходит легко: родители даже не замечают изменений в поведении малыша. Каждый случай индивидуален, и ваша задача — подготовиться к возможным трудностям, следовать советам педиатров и психологов.

Признаки начала кризиса

Как понять, что наступил кризис? Он возникает из-за внутреннего конфликта: ребенок обнаруживает, что желания и реальные возможности не совпадают, а добиться полной автономности не получается — родители контролируют каждый шаг.

  1. Необоснованная агрессия. Малыш хамит, огрызается, отказывается следовать просьбам. Отталкивает родственников, которых раньше очень любил.
  2. Истерики. Мелкие неудачи вызывают слезы: не смог найти любимую машинку, запретили идти на улицу.
  3. Ребенок передразнивает старших, подражает им, старается быть «взрослым». Гримасничает, перенимает привычки.
  4. Возникает потребность в одиночестве: дети в пятилетнем возрасте любят запираться в комнате, организовывать секретные уголки. Отказываются делиться информацией (не рассказывают, как прошел день, что они обсуждали с друзьями). Это объясняется стремлением решать проблемы единолично.
  5. Фобии, ночные кошмары, беспокойный сон. Ребенок боится сверхъестественных существ, отказывается спать в комнате один. Также добавляются экзистенциальные страхи — навязчивые мысли о мучительных болезнях, смерти, печальном будущем («А вдруг у меня не будет друзей? А я не заболею?»)
  6. Неуверенность в себе. Малыш соревнуется со сверстниками, сравнивает себя с другими. Просит оценить его внешность или действия («У меня красивое платье?»)

Плюсы кризиса 5 лет

Любой кризис — это не только испытания, но и новые возможности. В 5-6 лет дети достигают пика обучаемости и восприимчивости к новой информации, постепенно учатся чтению, письму и счету. Чтобы отвлечься от психологических проблем, попробуйте помочь ребенку найти любимое занятие.

Во время кризиса пятилетнего возраста появляется море энергии. Этот факт нельзя игнорировать. Вы получаете бесценную возможность направить силы ребенка в мирное русло: найти хобби, подготовиться к школе, обнаружить новый талант, укрепить здоровье.

Будет полезна физическая активность — спорт, командные игры, долгие прогулки. Если малыш растет спокойным и замкнутым, самое время раскрыть творческий потенциал с помощью развивающих кружков.

Изменения после кризиса

После резкого скачка в развитии психики ребенок становится более уравновешенным, прислушивается к советам родителей и с удовольствием проводит время с семьей.

Укрепляются волевые качества характера, самоконтроль. Малыш организовывает распорядок дня, расставляет приоритеты (сначала сделать уроки, потом отдыхать; вовремя лечь спать).

Отчетливо проявляются черты характера, вкусы и предпочтения. Ребенок судит о событиях почти без оглядки на родителей или друзей.

Советы доктора Комаровского

Что рекомендует делать с неуправляемыми детьми врач-педиатр Е. О. Комаровский?

  1. Реагируйте на истерики спокойно, с улыбкой, игнорируйте при необходимости. Ребенок устраивает скандалы перед людьми, которые к нему чувствительны. Если вы понимаете, что готовы сорваться, уйдите в другое место. Члены семьи должны придерживаться одной линии поведения: шаблон «мама ругает, папа ничего не делает, бабушка все разрешает» приведет к избалованности.
  2. Не идите на поводу у окружающих. Люди смотрят с осуждением, потому что вы не разрешаете ребенку взять вторую шоколадку с полки в магазине? Дождитесь момента, когда истерика прекратится без вашего вмешательства. Если будете поддаваться, ребенок начнет использовать эту технику для манипуляций, капризничая перед посторонними людьми. Минута молчаливого осуждения лучше, чем часы детского крика.
  3. Осваивать педагогические тонкости нужно не во время кризиса, а гораздо раньше. Ребенок еще ползает, только готовится делать первые шаги? Читайте о предстоящих кризисах 3 и 5 лет. Готовьтесь к испытаниям заранее.
  4. Если истерики возникают без повода, а ребенок редко пребывает в спокойном состоянии, обратитесь к врачу.
  5. Взрослые могут терять самообладание: шлепать, наказывать, кричать. При повторяющихся нервных срывах родителям следует обратиться за помощью к семейному психологу. Дети чутко улавливают состояние старших, такое поведение их травмирует. Последствия проявятся, когда ребенок повзрослеет.
  6. В действиях должна прослеживаться причинно-следственная связь: уронил печенье — второе возьмешь из пачки завтра. Отказываешься от предложенной еды — получишь ее позже. Не надо мгновенно исправлять ошибки детей, поднимать предметы с пола, насильно кормить. Формируйте ответственность за совершаемые действия с малых лет.
  7. Важная вещь — взаимосвязь поступков и времени. «Нахулиганил утром, вечером останешься без мультиков!», «Будешь плакать — на выходных не пойдешь на День рождения!» — это неправильно. К концу дня ребенок уже забудет, что произошло. Сообщайте о последствиях сразу.
  8. Дети целиком зависят от вашей воли. Не соперничайте с ними. Вы не имеете права игнорировать биологические потребности, ограничивая в здоровой еде, прогулках, сне, но в качестве наказания можно запретить «излишества»: сладости, покупку игрушек.

Что делать родителям? Советы психолога

Родителям стоит четко определять границы дозволенного. Ребенок должен понимать установленные законы. Это вопрос не только хорошего поведения, но и безопасности: дети чувствуют себя защищенными, когда в жизни есть система правил, предложенная родителями.

Не меняйте принятые решения, подстраиваясь под желания малыша. Иначе он поймет, что вами можно манипулировать: «Зачем слушать старших, если они в любом случае согласятся на мои требования?» Запрещено сегодня — запрещено всегда.
Золотое правило педагогики — «Учи примером». Странно наказывать детей за бранные слова, если вы сами употребляете их в речи.

Помните: ребенок растет, учится новому, чтобы реализовать свой потенциал. Непослушание — признак независимого мышления. Идеальных малышей, беспрекословно выполняющих требования, не существует. Гиперпослушные дети вырастают в безынициативных, аморфных людей.

Чего не стоит делать?

  1. К сожалению, родители иногда теряют терпение и повышают на детей голос. Это бесполезно: разговаривайте спокойно, мягко, но настойчиво. Приводите логичные аргументы.
  2. Физическое насилие недопустимо. Исключите даже шлепки и другие «безобидные» прикосновения.
  3. Не вымещайте злость на ребенке. Накопилась усталость? Найдите иной способ избавиться от негатива.
  4. Не наказывайте безразличием. Если вы видите, что малыш наговорил грубостей, но не может справиться с проблемой без вас, подойдите и помогите ему. Ответственность всегда лежит на взрослом.
  5. Не бросайте в беде. Ребенок должен быть уверен, что родители всегда готовы прийти на помощь — это основа психологического комфорта.
  6. Не ругайте без причины. Выражайте недовольство корректно, обязательно подчеркивайте, почему вас расстроил тот или иной поступок.
  7. Не заостряйте внимание на детской лжи. Предложите вместе пофантазировать, сочинить рассказ или нарисовать картинку с выдуманными героями.
  8. Избегайте удушающей опеки. Дайте ребенку шанс развиваться свободно, без давления и внешнего контроля. Покажите, что вы уже доверяете ему во многих вопросах.
  9. Не отмахивайтесь со словами «Опять ты со своими глупостями». Найдите время выслушать, посочувствовать, дать совет.
  10. Не переживайте слишком сильно. Каждая семья проходит через кризисы взросления детей. Когда неприятный период закончится, вы оцените плоды терпения и правильного воспитания.

Эмоциональный интеллект для детей

Знакомим детей с видами эмоций, как ими управлять и как проявлять себя в командной работе, через ситуационные игры

узнать подробнее

Дети в кризисе: взгляд из ER

В качестве директора службы экстренной помощи детской психиатрии в больнице общего профиля Массачусетса Лаура Прагер, доктор медицины, видела бесчисленное количество семей в кризисные моменты. В интервью сайту childmind.org д-р Прагер рассказывает о поведении и проблемах, из-за которых дети обычно отправляются в реанимацию, о роли родителей и о том, что мы можем сделать, чтобы помочь этим детям до того, как они окажутся в тяжелом состоянии.

Каковы наиболее частые психиатрические проблемы, из-за которых дети отправляются в отделение неотложной помощи?

Самым распространенным явлением является нарушение регуляции поведения.Ребенок, который «вышел из-под контроля», будь то семилетний ребенок, который напал на бабушку и поцарапал ее лицо ногтями, или семилетний парень весом 70 кг, который разгромил свою комнату. Эти дети приходят в скорую помощь, потому что позвонили в службу экстренной помощи.

Есть также огромный процент детей, которые поступают с самоповреждениями, суицидальными идеями или совершили попытку самоубийства.

А теперь есть дети, которых отправляют прямо из школы по любой из этих проблем. Итак, всплеск поведения, или кто-то говорит: «Я собираюсь убить себя» или «Я собираюсь убить кого-нибудь еще».«Это может быть маниакальный ребенок; это мог быть ребенок-психопат; это может быть ребенок с расстройством поведения — мы видим любого, кто говорит что-либо о причинении вреда себе или кому-либо еще.

А затем у нас есть категория социально-экономических бедствий. Дело «Я больше не могу управлять». Это может быть четырехлетний ребенок, которого привезли из-за волнения. Он подтолкнул своего двухлетнего брата и сестру, но когда вы попытаетесь разгадать это, вы можете обнаружить, что это мать-одиночка, живущая в отеле с четырьмя детьми в возрасте до пяти лет, а четырехлетний ребенок оказался идентифицировал пациента, но это просто сумасшедшая ситуация, и она несостоятельна, и никто не может с ней справиться.

А еще есть дети в состоянии алкогольного опьянения. Иногда мы знаем, что они делают; иногда нет. Около 53% наших пациентов находятся в возрасте от 15 до 19 лет. Из этой группы около 50% имеют проблемы со злоупотреблением психоактивными веществами.

Большинство родителей, с которыми вы встречаетесь, хорошо понимают, что не так с их детьми?

Только очень небольшой процент. Но причина этого не в недостатке психообразования, потому что многие дети, которые приходят к нам, — это дети, которые так или иначе были в системе какое-то время.Это больше из-за надежды. Я думаю, это скорее потому, что родители всегда надеются, что это всего лишь небольшая отметка на экране радара. И что, конечно, сейчас дела не идут хорошо, но все действительно будет хорошо.

И трудно спорить с такой надеждой, с оптимизмом, если хотите. Вы можете назвать это отрицанием, но мне нравится называть это надеждой — что у ребенка, который напал на его бабушку, просто случилась истерика. Слишком много сахара. Или недостаточно сахара.

Отсутствие амбулаторных услуг — самая большая причина, по которой дети с психиатрическими проблемами попадают в отделение неотложной помощи, потому что такой помощи просто нет или потому что страховка не покрывает ее.

Это ставит нас в сложное положение, когда мы чувствуем, что ребенка нужно госпитализировать. Я имел дело с этим только вчера, когда вошел ребенок, который на самом деле написал что-то, говоря: «Я ненавижу себя. Я хочу умереть.» Был план. У него были идеи, у него был план, у него было намерение. Этому парню было четырнадцать или пятнадцать. Мать сказала: «Ну, я просто не думаю, что он собирается что-то делать».

Ну, у меня нет хрустального шара. Я тоже так не думаю. Я думаю, вы надеетесь, что он ничего не сделает.Но все, о чем мы знаем, говорит о том, что у него действительно есть план, и он вроде как его записал. И, возможно, он планирует довести дело до конца и имеет для этого средства. И эти случаи очень трудоемкие, потому что вы должны потратить много времени, помогая родителям добраться до того места, где они говорят: «Хорошо, я думаю, что ребенку нужно больше помощи, чем я могу предложить в данный момент. ”

Дело в том, что родители или наверняка знают своего ребенка лучше всех. Они определенно знают своих детей лучше, чем мы.Но они могут не видеть общей картины. Они могут видеть только ту часть изображения, которую они могут терпеть.

Педиатры тоже такие: «Ребенок из этого вырастет». Поскольку большинство вещей, которые педиатры видели — нормальный диапазон детского поведения — они вырастут из этого ! Развитие такое прекрасное! Они — это , которые фактически перестанут есть овсянку с пола. Так будет и , и .

Но это не относится к детям, которых мы видим — люди не приходят в крупные столичные отделения неотложной помощи из-за того, из чего вырастут их дети.Это редкий случай, редкое семейство, которое без проблем попадает в отделение неотложной помощи.

Проходили ли лечение большинство детей, которых вы видите в отделении неотложной помощи, прежде чем они попадут к вам?

Некоторые дети действительно не получили никакой помощи . Так что все как бы нагноилось и продолжалось, они достигли критической точки, и они обратились в отделение неотложной помощи. Точно так же, как если у вас болит живот, и он становится немного хуже, становится немного лучше, становится так плохо, уже 3 часа ночи, наконец вы приходите, и у вас есть аппендикс.Это такие вещи, за исключением того, что сроки больше. Это не дни. Могли пройти годы.

Мы видим много «полипрагмазии» — детей, которые принимают пять или шесть разных лекарств. Иногда необходимы пять или шесть лекарств, а иногда мы видим, что в них просто швыряют раковину, и что лекарства теперь стали частью проблемы.

Но есть также некоторые дети, которые очень, очень больны, и даже если они получат действительно хорошую амбулаторную помощь, будут моменты, когда этого будет недостаточно, и им придется лечиться в больнице. более высокий уровень ухода.Путь к более высокому уровню помощи обычно пролегает через отделение неотложной помощи, в первую очередь из-за страховых компаний, но также и потому, что многие из этих детей употребляют психоактивные вещества, или они, возможно, приняли меньше или больше лекарства, которое нам необходимо оценить, или у них могут быть серьезные заболевания.

Вы видите много детей, которые принимают несколько лекарств?

Мы видим много «полипрагмазии» — детей, которые принимают пять или шесть разных лекарств. Иногда необходимы пять или шесть лекарств, а иногда мы видим, что в них просто швыряют раковину, и что лекарства теперь стали частью проблемы.

Иногда даже одно лекарство может вызвать проблемы. Я очень хорошо помню, как много-много лет назад я впервые увидел случай, когда милая маленькая девочка пятилетнего возраста пришла сюда, потому что она думала, что умеет летать. И она была в одной из наших комнат ожидания, пытаясь взлететь. Фактически, нам пришлось вынести все из комнаты ожидания, потому что она спрыгивала с носилок, хлопала крыльями и ударялась о стену. Поэтому мы положили матрас на пол.

И ее проблема на самом деле заключалась в том, что кто-то подумал, что они должны начать ей принимать прозак, и они посадили ее немного, а потом они подумали, что немного было бы хорошо, поэтому больше будет лучше, и они увеличили дозу. .И она впала в безумие из-за Прозака. Итак, всего лишь одно небольшое лекарство, которое принимает кто-то, кто не уделяет слишком много внимания, — это то, что вы можете получить.

Одна из вещей, которые мы не делаем в моем отделении неотложной помощи, — это то, что мы никогда не прописываем детям психотропные препараты. Вы не можете прийти, чтобы пополнить свои скрипты. Вы не можете прийти и заставить меня начать принимать лекарство и вернуться в сообщество. И причина, по которой я это делаю, в том, что ты не можешь следить за этими детьми — как моя маленькая девочка на Прозаке.Я позвоню педиатру и помогу начать что-то, если они чувствуют себя комфортно и хотят следить за ребенком. Я найду ребенка амбулаторно, если смогу. Но я не буду делать этого из скорой помощи.

У нас в отделении неотложной помощи есть штатные специалисты по ресурсам, которые организуют для каждого уровня помощи, включая стационарные койки. Мы говорим им, какой уровень ухода мы хотим, и они его организуют. Амбулаторное лечение — это сложнее всего организовать, потому что его просто не хватает.Даже академические медицинские центры в штате Массачусетс не имеют амбулаторных клиник, потому что они не являются устойчивыми в финансовом отношении.

Отсутствие амбулаторных услуг — самая большая причина, по которой дети с психическими проблемами попадают в отделение неотложной помощи, потому что такой помощи просто не существует или потому, что ее не покрывает страховка.

Доктор Прагер — доцент кафедры психиатрии (детской психиатрии) Гарвардской медицинской школы и директор Службы неотложной детской психиатрии в больнице общего профиля Массачусетса.Вместе с доктором Эбигейл Донован она является автором книги Suicide by Security Blanket , которая доступна на Amazon. Прочтите отрывок из книги здесь.

Поделиться статьей в социальных сетях

Жизнь в Йемене для детей, растущих в условиях конфликта

Конфликтное взросление: влияние на психическое здоровье детей

Хотя конфликт в Йемене угрожает физическому здоровью детей, он также представляет серьезную опасность для их психического благополучия.

Согласно опросу, проведенному организацией «Спасем детей», более половины детей заявили, что они борются с чувствами печали и депрессии, причем более чем каждый десятый испытывает это постоянно.Примерно каждый пятый опрошенный ребенок сказал, что всегда боится.

Дети потеряли близких из-за бомб и болезней, они каждый день видят насилие вокруг себя, они боятся, что их братья и сестры не вернутся из школы. Постоянное психологическое напряжение проявляется по-разному: например, 56% детей не чувствуют себя в безопасности, гуляя одни, 16% детей говорят, что никогда или редко могут расслабиться, а 38% опекунов сообщили об увеличении детские кошмары.

По оценкам, сегодня примерно 24 миллиона детей, живущих в зонах конфликтов по всему миру, могут испытывать высокий уровень стресса и иметь психическое здоровье от умеренного до умеренного. Еще 7 миллионов детей подвержены риску развития серьезных психических расстройств.

Надежда для детей, растущих в условиях конфликта

С начала продолжающегося кризиса в Йемене организация «Спасите детей» оказала критическую поддержку более чем трем миллионам детей, таких как Али.Поскольку коронавирус продолжает поражать детей, семьи и сообщества, наши команды круглосуточно работают над оказанием жизненно важных медицинских услуг.

Задача никогда не была такой сложной, поскольку только половина медицинских учреждений Йемена все еще полностью функционируют. В отделениях интенсивной терапии для детей всего 60 коек и всего 500 аппаратов ИВЛ на 27,5 миллиона населения.

Как мировой лидер в области гуманитарного реагирования, ориентированного на детей, организация «Спасите детей» имеет большой опыт реагирования на угрозы пандемии, включая недавние вспышки холеры и лихорадки денге.В настоящее время мы занимаемся неотложными потребностями семей и сообществ, чтобы предотвратить и смягчить распространение и воздействие COVID-19. Но без вашей поддержки мы не справимся. Пожалуйста, сделайте пожертвование сегодня.

посещений скорой помощи, долгое ожидание для детей с кризисом психического здоровья

Когда дети и подростки переполнены тревогой, депрессией или мыслями о самоповреждении, они часто ждут дни в отделениях неотложной помощи из-за нехватки психиатрических коек.

По сообщениям родителей и специалистов, во время пандемии проблема только усугубилась.

В связи с закрытием школ, нарушением распорядка и беспокойством родителей по поводу потерянного дохода или неопределенного будущего на детей ложится новая ноша, которую многие не могут нести.

А с ростом числа госпитализированных пациентов с COVID-19 койко-место стало еще меньше.

К началу осени многие медпункты Массачусетса еженедельно принимали примерно в четыре раза больше детей и подростков, страдающих психическим кризисом, чем обычно, сказал Ральф Буонопане, директор программы психического здоровья Францисканской детской больницы в Бостоне.

«Я был директором этой программы в течение 21 года и работал в детских психиатрических службах с 1980-х годов, и это беспрецедентно», — сказал Буонопане. Его больница получает переводы скорой помощи со всего штата.

В то время как количество посещений скорой помощи по многим причинам, кроме COVID-19, сократилось в начале пандемии, поскольку люди избегали больниц, доля посещений детей по вопросам психического здоровья неуклонно росла с середины апреля по октябрь, согласно недавнему федеральному исследованию. Отчет Центров по контролю и профилактике заболеваний.Авторы предупреждают, что среди пришедших детей больше было ради психического здоровья, чем за тот же период прошлого года, хотя это может отражать то, что другие остались в стороне.

11-летняя дочь Клэр Бреннан Тилберг была одной из тех детей, которые обратились за помощью. Девушка из Массачусетса страдает аутизмом, депрессией и тревогой, и за последние месяцы дважды госпитализировалась после того, как обнаружила, что у нее были суицидальные мысли. Во второй раз, в сентябре, она ждала неделю в отделении неотложной помощи, прежде чем ее перевели в другую больницу.Первый раз, в июле, ожидание составило четыре дня.

Она и раньше была госпитализирована, но Тилберг сказал, что ситуация ухудшилась, когда разразилась пандемия, и ее новая школа и сеансы терапии были переведены в онлайн. Внезапно исчезли структура и ритуалы, которыми пользуются многие дети с аутизмом.

«Она никогда не встречала учителя, никогда не встречала детей», — сказал Тилберг, психотерапевт. «Она чувствовала себя более изолированной, все больше и больше казалось, что дела не улучшаются. Не отвлекаясь на вставание и поход в школу или в лагерь…. сидение дома с собственными мыслями весь день за компьютером привело к ухудшению ситуации ».

Исследования и опросы в Азии, Австралии, США, Канаде, Китае и Европе показали общее ухудшение психического здоровья детей и подростков с начала пандемии. В обзоре Всемирной организации здравоохранения, проведенном в 130 странах, опубликованном в октябре, более 60% сообщили о сбоях в оказании психиатрических услуг уязвимым группам населения, включая детей и подростков.

В отделения неотложной помощи часто обращаются за помощью дети, столкнувшиеся с психическим расстройством.Некоторых там стабилизируют и отправляют домой. Некоторым требуется стационарное лечение, но многие больницы не предлагают психиатрическое лечение для детей и переводят этих детей в другое место.

Некоторые лечебные центры не принимают детей без доказательств того, что у них нет COVID-19, «что сложно, потому что не всегда можно найти экспресс-тест», — сказала Элли Раундс Блум. У ее 12-летнего сына «серьезные проблемы с психическим здоровьем», включая травмы, и он пережил несколько кризисов с начала пандемии. Мальчик из Бостона был госпитализирован с октября, проведя 17 дней в отделении неотложной помощи.

Многие защитники психического здоровья считают такое ожидание неприемлемым. Для родителей и их детей это и многое другое.

«Были моменты разочарования и моменты полного выдергивания волос», — сказал Раундс Блум.

Государственная медицинская страховка покрывает лечение ее сына, но не все медицинские учреждения его принимают. По ее словам, из-за недостатков в системе здравоохранения США семьи могут чувствовать себя беспомощными.

«Ты не можешь сдаться, потому что это твой ребенок», — сказал Раундс Блум.

Национальных исследований детского отделения неотложной помощи в ожидании психиатрической помощи не проводилось. Согласно недавнему обзору, опубликованному в журнале Pediatrics, такая практика называется «интернат». Обзор включал небольшие исследования, показывающие, что от 23% до почти 60% детей в США, нуждающихся в стационарной помощи, должны ждать в отделениях неотложной помощи, чтобы получить ее. Они остаются стабильными, но во время ожидания часто получают мало или вообще не получают психиатрической помощи.

Детская больница Йель-Нью-Хейвен начала предлагать телетерапию детям, ожидающим психиатрической помощи в отделении неотложной помощи.Марк Ауэрбах, педиатр, врач скорой помощи.

По данным CDC, каждый шестой ребенок в США страдает психическим, поведенческим расстройством или расстройством развития. Данные показывают, что такие проблемы, как депрессия, становятся более распространенными в подростковом возрасте; Каждый 13 ученик средней школы пытался покончить жизнь самоубийством, и по крайней мере половина детей с психическими заболеваниями не получают лечения.

Нехватка психиатров в некоторых областях и закрытие больниц усугубили проблему и способствовали увеличению посещений психиатрических служб неотложной помощи, говорится в обзоре Pediatrics.

Количество детских психиатрических больниц в США упало до 38 с 50 в период с 2008 по 2018 год. Количество больниц в США, сообщивших о том, что они предлагают какие-либо стационарные психиатрические услуги взрослым или детям, сократилось почти на 200 с 2008 по 2018 год, когда подсчет был 1 487 человек, согласно данным Американской ассоциации больниц.

Дети, которых необходимо госпитализировать из-за сложных психических проблем и вспышек поведения, часто имеют самые длинные очереди в отделении неотложной помощи. Такие дети, как 16-летний сын Лоры Дилтс, который страдает хроническим суицидом, страдает легким аутизмом, тревожностью, тяжелой депрессией и синдромом дефицита внимания.

«Больницы часто отказываются его принимать», — сказал Дилтс, кадровик, который живет недалеко от Вустера, штат Массачусетс.

В начале этого года, до начала пандемии, он дважды ждал больничную койку, один раз в неделю и второй раз более двух недель. Он жил в центре интенсивной терапии и находится там с апреля.

Дилтс беспокоится о том, что случится, если у него случится еще один кризис.

«До COVID не хватало кроватей, а сейчас действительно не хватает», — сказала она.

По словам генерального директора Джессики Кнудсен, спрос на услуги детского центра Clarity на 66 коек в Сан-Антонио стремительно растет. Около половины их пациентов — латиноамериканцы, и 60% получают какую-либо форму государственного медицинского страхования.

Иногда по ночам пять или шесть детей спали на смотровой площадке в ожидании кроватей, сказала она.

«Я чувствую себя хорошо, когда они добираются до нас», даже если они находятся в комнате для наблюдения, — сказала она. «Они наблюдают за ними специалистом в области психического здоровья».

Дети, оставшиеся без дела ждать в отделениях неотложной помощи или не обращающиеся за неотложной помощью, «это мое настоящее беспокойство», — сказал Кнудсен.

___

Департамент здравоохранения и науки Ассошиэйтед Пресс получает поддержку от Департамента естественнонаучного образования Медицинского института Говарда Хьюза. AP несет полную ответственность за весь контент.

Как поддержать жизнестойкость вашего ребенка во время кризиса

Травматические события, такие как 11 сентября и ураганы научили экспертов, как направлять родителей, чтобы они были готовы к реагированию на кризисы таким образом, чтобы помочь их детям быть устойчивыми.

Прослушивание

Слушание — важный способ для родителей выразить любовь и принятие, а также помочь детям решить дилеммы.В условиях кризисов слушание играет еще одну жизненно важную роль. Поскольку дети по-разному реагируют на кризисы, мы должны искать у них подсказки относительно того, что они знают, как они интерпретируют события и что им нужно, от окружающих их взрослых. После объятий спросите детей, что они понимают в том, что произошло, и какие вопросы или опасения у них есть. Прислушайтесь к любым возможным недопониманиям.

Дети часто испытывают страхи из-за ограниченной информации или непонимания того, что им рассказали о событии.Вы должны сначала выслушать их опасения, чтобы правильно сформулировать обсуждение ситуации и избавить их от пугающих или ненужных подробностей. Когда они закончат говорить, спросите их, как у них дела и чем вы можете им помочь.

Помогая им выражать страхи и беспокойства

Просто спросить детей, что они понимают или что они чувствуют, может быть недостаточно, чтобы заставить их высказать свои чувства. Иногда просто сидеть с ними, пока они рисуют картинку или играют со своими игрушками, помогает им найти способ передать то, что они чувствуют, даже если они сами не осознают этого.

Дети младшего возраста

  • Детям младшего возраста может потребоваться ваша помощь, чтобы найти слова, чтобы выразить то, что они чувствуют. Предложите им слова на выбор, сказав им, что грусть, огорчение или замешательство — это нормально. Будьте хорошим примером для подражания, рассказывая о своих чувствах и объясняя, что вы делаете, чтобы почувствовать себя лучше. Поощряйте их выражать чувства через игру, рисование, рассказывание историй или другие творческие занятия.

Дети старшего возраста и подростки

  • Детям старшего возраста и подросткам может быть легче говорить о том, что думают другие. «Моя подруга Моника сказала, что она просто продолжает следить за своей мамой, чтобы они никогда не разлучились. Разве она не урод?» Когда это происходит, не снимайте маску, говоря: «Держу пари, ты тоже это чувствуешь». Вместо этого поговорите о том, что, должно быть, чувствует Моника, и насколько это понятно. Спросите своего ребенка, что мама Моники могла бы сделать, чтобы он чувствовал себя в большей безопасности. Поощряйте детей старшего возраста задавать вопросы и делиться своими чувствами. Отвечайте на их вопросы спокойными, соответствующими возрасту ответами и не умаляйте их эмоций.

Никогда не заставляйте ребенка говорить

Некоторые дети будут вести себя так, как будто их совсем не беспокоят. Похоже, они не особо заинтересованы в мероприятии или не тронут им. Если так, то сейчас нет причин заставлять их что-либо выражать. Никогда не заставляйте своих детей говорить, но скажите им, что вы здесь, чтобы их слушать. Ваши дети могут быть глубоко тронуты или расстроены, но им действительно нужно чувство нормальной жизни. Смоделируйте, что ваш собственный способ обрести комфорт — это рассказать о ситуации. Пусть ваши дети видят, как вы разговариваете с другими взрослыми, и наблюдайте за вашим облегчением, когда вы общаетесь с другими.Оставьте дверь открытой для будущих разговоров. Они могут произойти в любой момент.

Работа со смешанными эмоциями

Люди, молодые и старые, часто испытывают смесь гнева и замешательства перед лицом бедствия. Какая эмоция преобладает, возможно, связано с природой бедствия.

  • В случае терроризма типично спросить: «Как люди могли быть такими жестокими?» и оправдал гнев.
  • Когда мы сталкиваемся со стихийными бедствиями, мы больше не понимаем, как излить гнев.Многие взрослые и дети старшего возраста обращают его внутрь — «Мы могли бы подготовиться лучше», или «Меня наказывают».
  • Другие могут внешне выражать гнев или испытывать кризис веры. — «Как наше правительство могло не защитить нас?» или «Как мог любящий Бог сделать это с нами?»

Куда бы ни направлен этот гнев и замешательство, наша первая реакция — слушать, а не отрицать это или пытаться отговорить детей.

Что сказать

Наша способность сообщать, что мы чувствуем себя в безопасности, с помощью языка тела и тона может быть важнее, чем наши точные слова. Перед лицом кризиса соберите семью в той части дома, где вы хорошо проводите время вместе, или прогуляйтесь по любимому месту, которое будет напоминать детям о комфорте. Вы можете начать разговор со всеми присутствующими, чтобы чувствовать себя в большей безопасности, когда вы все вместе. В зависимости от возраста и уровня развития ваших детей, более подробные разговоры могут происходить только с одним ребенком и одним или обоими родителями.

Больше всего на свете взрослые должны честно рассказывать о том, что произошло. К сожалению, это не та правда, от которой мы можем защитить наших детей, но правда не обязательно должна включать все ужасающие детали. Насколько подробным будет поделиться, будет зависеть от их способности понимать.

Дети младшего возраста

  • Детям очень маленького возраста потребуются простые и конкретные объяснения того, что произошло и как это влияет на них. Если у них есть грубое непонимание событий, исправьте их.Но если они объяснят историю таким образом, чтобы «Все кончено, все плохие парни мертвы, а это произошло очень далеко». не исправляет их и не добавляет более тонких деталей. Их простые объяснения могут быть именно тем, во что им нужно верить, чтобы чувствовать себя в безопасности. Не отнимайте у них чувство безопасности, которое они сами себе создают.

Дети старшего возраста и подростки

  • Дети старшего возраста, скорее всего, будут запрашивать дополнительную информацию о стихийном бедствии и усилиях по восстановлению и извлекать из нее пользу.

Сказать, что вы не знаете, — это нормально

Не беспокойтесь о том, чтобы сказать идеальные слова. Ничто из того, что мы можем сказать в этих обстоятельствах, не улучшит положение вещей. На самом деле, есть разумная вероятность, что разговор взрослых может еще больше расстроить детей, но имейте в виду, что их расстраивает именно ситуация, а не наши разговоры об этом. Не чувствуйте себя обязанным объяснять причину случившегося. Нормально сказать, что вы не знаете, почему произошло что-то настолько ужасное.

Сделайте так, чтобы ваш ребенок был в безопасности

Когда мы пытаемся объяснить трагические события, главная цель — убедить вас и ваших детей в безопасности.Если не ясно, что вы все еще в безопасности, не лгите. Вместо этого сосредоточьтесь на шагах, которые вы предпринимаете, чтобы стать безопаснее. Если можете, укажите на такие вещи, как расстояние, на которое вы находитесь, или тот факт, что полиция, солдаты и спасатели прилагают все усилия, чтобы убедиться, что все в безопасности. Не перегружайте детей информацией, но дайте им честные и краткие объяснения того, что произошло, и того, что делается в ответ.

Национальная сеть детского травматического стресса предлагает рассказать детям, как именно бедствие влияет на их семью, школу и общество.Они могут беспокоиться о безопасности своих друзей или родственников. Будьте честны, если вы действительно не знаете, но заверьте их, что родители их друзей заботятся о них, как вы заботитесь о своих детях. Вы можете рассказать им о том, как правительство усердно работает над восстановлением электричества, телефонов, воды и газа или как городские рабочие позаботятся о уборке обломков и помогут семьям найти жилье.

Восстановление баланса

Если ваша семья принимала непосредственное участие в акта террора, войны или стихийного бедствия, вы потратите недели или месяцы — надеюсь, при адекватной поддержке — на восстановление своей жизни.Если ваша семья была на периферии этих кризисов, но была свидетелем через СМИ, вам все равно потребуется время, чтобы восстановить некоторое эмоциональное равновесие. В эти периоды детям могут помочь некоторые мелочи.

Вернитесь к старым распорядкам

Как можно скорее постарайтесь следовать старым распорядкам, потому что они обеспечивают комфорт и привычную структуру повседневной жизни ребенка. Например, вернуть ее в школу и не отменять празднования, такие как дни рождения или внеклассные мероприятия, которые ей нравятся.Следуйте как можно более обычному графику. Даже если вы находитесь в приюте, вы все равно можете поддерживать некоторые семейные ритуалы, например петь те же песни или рассказывать одни и те же истории перед перед сном. Постарайтесь придерживаться домашних правил и дисциплины, но имейте в виду, что изменения в поведении могут быть результатом страхов или неуверенности, которые можно облегчить путем повторных заверений и дополнительного внимания. Это нормально — позволять детям больше зависеть от вас после травмирующего события. Дети могут больше отвлекаться и им трудно сосредоточиться на школьных занятиях.Будьте терпеливы и при необходимости делайте им мягкие напоминания и дополнительную помощь. Дети могут быть более тревожными, когда разлучаются с родителями перед сном или когда родителям нужно уйти на работу или на прием. Дайте себе дополнительное время, чтобы пообниматься и поговорить с детьми, прежде чем расстаться с ними.

Помните, что мир ваших детей вращается вокруг вас и вашего дома. Любое нарушение нормальной семейной жизни будет ощущаться вашими детьми. Вещи, которые могут показаться вам тривиальными, такие как просмотр телевизора, игры на компьютере или встречи с друзьями, важны для ваших детей и будут рассматриваться как огромные потери, если им помешать.Наберитесь терпения и помогите детям подумать об альтернативных занятиях, если их обычные игрушки недоступны или если их обычные занятия отменены. Обеспечьте множество возможностей для игры.

Просмотрите план готовности вашей семьи к стихийным бедствиям

Еще один способ укрепить у ребенка чувство контроля — это пересмотреть план своей собственной семьи. план готовности вместе. Составление семейного плана на случай, если в следующий раз бедствие напрямую затронет вас (или случится снова), может помочь укрепить чувство безопасности в вашей семье.

Найдите способы помочь другим

Наконец, предоставьте своим детям возможности помогать другим. Дети лучше справляются и быстрее восстанавливаются, когда помогают другим, потому что это создает чувство контроля и помогает детям лучше относиться к себе. Помогая пострадавшим от трагедии или отдавая дань уважения погибшим, дети могут восстановить чувство контроля над трагедией, которое часто заставляет их чувствовать себя беспомощными.

Ограничить доступ к средствам массовой информации

Попытаться отслеживайте и ограничивайте доступ ваших детей к новостям.Каким бы неотразимым это ни было во время бедствия, освещение новостей часто бывает подавляющим, потому что сегодняшний 24-часовой цикл новостей день за днем ​​воспроизводит драматические кадры. Этот обстрел может врезать образы в сознание и усилить травму.

Все крупные организации по обслуживанию детей предлагают вам полностью защитить своих детей (в зависимости от их возраста) или ограничить время, которое они проводят за просмотром средств массовой информации, связанных с инцидентом. Даже косвенное воздействие стихийных бедствий со стороны средств массовой информации (например, газет, телевидения, Интернета, радио) может иметь пагубные последствия.Это может заставить детей беспокоиться о том, что с ними может случиться что-то подобное. Это может изменить их взгляд на мир; они могут начать воспринимать это как опасное, пугающее место. Для родителей важно ограничить воздействие средств массовой информации в целом и объяснить словами, которые они понимают, то, что они действительно видят и слышат. Будьте честны, но избавляйте детей от ненужных или пугающих деталей.

Хотя детям полезна основная информация о том, что произошло, им может быть вредно видеть графические изображения или звуки.Постарайтесь поощрять реалистичные послания надежды и оптимизма. Укажите на некоторые положительные моменты травмы, например, как люди помогают друг другу или как герои рискуют своей жизнью ради других. Даже в самой сложной ситуации ваш позитивный взгляд на будущее поможет вашим детям видеть хорошее в окружающем их мире, помогая им в трудные времена.

Помните…

Дети настолько полагаются на нас, чтобы понять, как интерпретировать ужасные события, что нам нужно знать о множестве разных способов, которыми они учатся у нас и других взрослых.Они прислушиваются к нашим словам, замечают уровень стресса, с которым общается наше тело, следят за тем, следуем ли мы распорядку дня, и видят, меняем ли мы свой тон или отношение, когда говорим с другими. Если мы не можем сохранять постоянную атмосферу спокойствия с друзьями или другими взрослыми, нам следует вести эти разговоры наедине, вдали от детей и, желательно, чтобы дети не знали, что взрослые говорят тайно, что только усилит их беспокойство и подорвет чувство безопасности. мы пытаемся общаться.

К сожалению, мы не можем защитить наших детей от травм, связанных со стихийными бедствиями, войнами или терроризмом. Однако то, как мы реагируем, и предлагаемая поддержка может помочь смягчить возможные негативные последствия травмирующего события и повысить вероятность того, что наши дети выздоровеют. Практический результат для родителей — сохранять спокойствие и напоминать детям, что они любимы и что вы делаете все возможное, чтобы обезопасить их. Чувство безопасности и связи с родителями, членами семьи, учителями, друзьями или обществом — это самая лучшая защита для детей, которая влияет на их восстановление сразу после стихийного бедствия и в будущем.Имея сильную систему поддержки, вы сможете свести к минимуму негативные убеждения, успокоить страхи, восстановить некоторую нормальность и сплотиться как семья, чтобы вы все оправились и, возможно, даже вырастете после мучительных и непредсказуемых событий.

Дополнительная информация:

Информация, содержащаяся на этом веб-сайте, не должна использоваться вместо медицинской помощи и рекомендаций вашего педиатра. Ваш педиатр может порекомендовать лечение по-разному, исходя из индивидуальных фактов и обстоятельств.

Разговор с детьми о трагедиях и других новостных событиях

После любого стихийного бедствия или кризиса семьи борются с тем, что им следует сказать детям и что лучше с ними не рассказывать.

Американская академия педиатрии (AAP) призывает родителей, учителей, поставщиков услуг по уходу за детьми и других лиц, которые работают в тесном сотрудничестве с детьми, фильтровать информацию о событии и представлять ее таким образом, чтобы их ребенок мог понять, приспособиться и справиться с этим.

С чего начать — для всех возрастов

Независимо от возраста или стадии развития ребенка, родители могут начать с того, чтобы спросить ребенка, что он уже слышал. Большинство детей что-то слышали, независимо от того, сколько им лет. После того, как вы спросите их, что они слышали, спросите, какие у них есть вопросы.

Дети старшего возраста, подростки и молодые люди могут задавать больше вопросов, а также могут запрашивать дополнительную информацию и получать от нее больше пользы. Но независимо от возраста ребенка, лучше вести прямой и прямой диалог.

Избегайте графических деталей и контакта с медиа

В общем, лучше всего делиться с детьми основной информацией, а не графическими деталями или ненужными подробностями о трагических обстоятельствах. И дети, и взрослые хотят понимать достаточно, чтобы знать, что происходит. Следует избегать графической информации и изображений.

Не подпускайте детей раннего возраста к повторяющимся графическим изображениям и звукам, которые могут появляться на телевидении, радио, в социальных сетях, на компьютерах и т. Д.

Если вы хотите, чтобы дети старшего возраста смотрели новости, запишите их заранее. Это позволяет вам предварительно просмотреть и оценить его содержимое, прежде чем вы сядете с ними, чтобы его посмотреть. Затем, когда вы смотрите его вместе с ними, вы можете остановиться, сделать паузу и обсудить, когда вам нужно.

Дети обычно следуют хорошему совету, но вы должны дать им некоторую свободу в принятии решений о том, к чему они готовы. Вы можете запретить им видеть, например, газету, которая идет к двери, но не газету в киоске.Сегодня большинство детей старшего возраста будут иметь доступ к новостям и графическим изображениям через социальные сети и другие приложения прямо со своего мобильного телефона. Вам нужно знать, что происходит вокруг, и заранее предпринять шаги, чтобы поговорить с детьми о том, что они могут услышать или увидеть.

Разговор с очень маленькими детьми

Реальность такова, что даже дети в возрасте 4 лет слышат о крупных кризисных событиях. Лучше, если они узнают об этом от родителей или опекунов, а не от другого ребенка или из средств массовой информации.

Даже самому маленькому ребенку нужна точная информация, но вы не хотите быть слишком расплывчатой. Проще говоря, «Что-то случилось в далеком городе, и некоторые люди пострадали». недостаточно рассказывает ребенку о том, что произошло. Ребенок может не понимать, почему это так отличается от того, что люди получают травмы каждый день, и почему об этом так много говорят. Основное сообщение, которое должен передать родитель: «Ничего страшного, если эти вещи вас беспокоят. Мы здесь, чтобы поддерживать друг друга.”

Разговор с школьниками и подростками

После того, как вы спросите своего ребенка, что он слышал и есть ли у него вопросы о том, что произошло во время стрельбы в школе, взрыва бомбы, стихийного бедствия или даже стихийного бедствия в международной стране, родитель можно сказать что-то вроде:

«Да. В [город], [область] » (и здесь вам может потребоваться дать некоторый контекст, в зависимости от того, находится ли он рядом или далеко, например, «Это город / штат, который находится довольно далеко от / недалеко отсюда»), произошла катастрофа, и многие люди пострадали.Полиция и правительство делают свою работу, поэтому они могут попытаться убедиться, что это больше не повторится ».

Родители могут при необходимости проконсультироваться с ребенком, основываясь на реакции и вопросах ребенка.

Разговор с детьми с задержкой или отклонениями в развитии

Родители, у которых есть ребенок с задержкой в ​​развитии или инвалидностью, должны учитывать в своих ответах уровень развития или способности своего ребенка, а не его физический возраст. Если у вас есть ребенок-подросток, чей уровень интеллектуального функционирования больше похож на, например, 7-летнего ребенка, сориентируйте свою реакцию в соответствии с уровнем его развития.Начните с предоставления меньшего количества информации. Предоставьте подробности или информацию наиболее подходящим и понятным способом.

Разговор с детьми с расстройствами аутистического спектра (РАС)

То, что может помочь ребенку с РАС, может быть другим. Например, ребенок может меньше чувствовать себя комфортно в объятиях, чем некоторые другие дети. Родители должны попробовать что-нибудь еще, что успокаивает и утешает их ребенка в других случаях. Спроси себя, «Что может сработать с учетом того, кто мой ребенок, его личность, темперамент и способности к развитию?»

Признаки того, что ребенок может плохо справляться

Если у детей нет возможности научиться справляться со здоровьем, родитель может заметить признаки того, что им трудно приспособиться.Вот некоторые вещи, на которые стоит обратить внимание:

  • Проблемы со сном: Обратите внимание на проблемы с засыпанием или сном, трудности с пробуждением, кошмары или другие нарушения сна.

  • Жалобы на физическое состояние: Дети могут жаловаться на чувство усталости, головную боль или общее недомогание. Вы можете заметить, что ваш ребенок ест слишком много или меньше, чем обычно.

  • Изменения в поведении: Ищите признаки регрессивного поведения, включая социальную регрессию, более незрелое поведение или менее терпеливое и более требовательное поведение.Ребенок, который однажды легко отделился от родителей, может стать навязчивым. Подростки могут начать или изменить существующие модели употребления табака, алкоголя или психоактивных веществ.

  • Эмоциональные проблемы: Дети могут испытывать чрезмерную грусть, депрессию, беспокойство или страхи.

Иногда бывает трудно определить, реагирует ли ребенок на необычное событие обычным образом, или у него есть реальные проблемы, с которыми он справляется, и ему может потребоваться дополнительная поддержка. Если вы обеспокоены, поговорите с педиатром вашего ребенка, психиатром или консультантом.

Не ждите указателей. Начните обсуждение пораньше и продолжайте диалог.

Дополнительная информация на HealthyChildren.org:

Дополнительные ресурсы:


Информация, содержащаяся на этом веб-сайте, не должна использоваться вместо медицинской помощи и рекомендаций вашего педиатра. Ваш педиатр может порекомендовать лечение по-разному, исходя из индивидуальных фактов и обстоятельств.

Что такое кризис психического здоровья и чего ожидать в случае его возникновения

Как мне узнать, находится ли у моего ребенка кризис или экстренное психическое расстройство?

Бывают случаи, когда родителям срочно нужна помощь — когда дети не могут успокоиться, неконтролируемы или могут внезапно столкнуться с опасностью причинить вред себе или другим.

Кризисная ситуация возникает всякий раз, когда ваш ребенок больше не находится в безопасности для себя или других, или когда возникает необходимость в немедленных действиях или вмешательстве. Обычно это время, когда вся ваша энергия тратится на то, чтобы заботиться о своем ребенке.

Некоторые признаки того, что ваш ребенок может испытывать кризис психического здоровья, включают:

  • Быстрые перепады настроения
  • Чрезмерная энергия или ее недостаток, постоянный сон или невозможность заснуть
  • Сильное возбуждение, кардиостимуляция,
  • Говорить очень быстро или непрерывно
  • Спутанное мышление или иррациональные мысли
  • Думать, что все хотят их достать, или кажется, что они теряют связь с реальностью
  • Если они испытывают галлюцинации или бред
  • Угрозы другим или самим себе
  • Изолируются от друзей и семьи, не выходят из своей комнаты
  • Отсутствие еды или еды все время, быстрая потеря или набор веса
  • Суицидальные мысли и утверждения, такие как «Я хочу умереть», или даже возможные расплывчатые утверждения, такие как «Я больше не хочу здесь находиться»

В приведенном выше списке содержится много, но не все возможные признаки того, что ваш ребенок может испытывать кризис.Лучше всего следовать своим инстинктам. Помните, что вы эксперт, когда дело касается вашего ребенка. Если вы чувствуете, что ваш ребенок ведет себя совсем не так, как обычно, или если ситуация кажется, что она выходит из-под контроля, и вы боитесь, что не сможете ее снизить, то ваш ребенок, скорее всего, переживает кризис.

После того, как вы решите, что у вашего ребенка действительно может быть кризисная ситуация или неотложная психическая проблема, вам нужно будет рассмотреть следующие вопросы:

  1. Считаете ли вы, что ваш ребенок находится в непосредственной опасности для себя или других?
  2. Сможете ли вы справиться с ситуацией самостоятельно или вам нужна помощь?
  3. Если вам нужна помощь — какая помощь вам нужна и от кого?

Если ответ на вопрос 1 положительный, и жизнь вашего ребенка находится в опасности или чья-то жизнь в опасности, вам необходимо немедленно обратиться за помощью! Если вы чувствуете, что вашему ребенку или семье угрожает неминуемая опасность, позвоните в службу 911, но имейте в виду, что, как только полиция войдет в ваш дом, они будут руководить ситуацией и контролировать, что произойдет дальше, включая то, куда может быть доставлен ваш ребенок.

Вы также можете позвонить в службу экстренной помощи в местном отделении психиатрической помощи. Нажмите здесь, чтобы получить контактный номер телефона в вашем округе.

Другие ресурсы по чрезвычайным ситуациям, включая Национальную линию помощи по предотвращению самоубийств по телефону 1-800-273-TALK (8255), можно найти на странице ACMH Get Help Now.

Когда вы звоните в службу 911 или в кризисные службы, обязательно сообщите им, что у вашего ребенка экстренная ситуация с психическим здоровьем, поскольку это может побудить их отправить кого-нибудь, кто обучен поддержке детей и молодежи, переживающих кризис психического здоровья.Вы также можете спросить, есть ли у них детская кризисная группа, поскольку они будут обучены вмешиваться в подобных ситуациях.

Постарайтесь рассказать человеку, с которым вы разговариваете, как можно больше подробностей о том, что конкретно происходит, и любую другую справочную информацию, которая, по вашему мнению, может быть важной.

Что делать, если я боюсь, что мой ребенок склонен к суициду, но я не уверен?

В таких ситуациях действительно важно следовать своим инстинктам. Если вы чувствуете, что ваш ребенок, возможно, подумывает о самоубийстве, вам нужно обратить на это внимание.

Если вас беспокоит — СПРОСИТЕ!

Многие родители опасаются того, что, если они спросят своего ребенка, думают ли они о самоубийстве, это заставит их задуматься или что разговор об этом может заставить их попытаться покончить с собой, но исследования на самом деле показывают, что разговоры о самоубийстве сокращают риск.

Мы понимаем, что такой разговор с вашим ребенком — непростая задача. На самом деле это может быть пугающим и ошеломляющим, поэтому ниже мы перечислили несколько шагов и советов, которые помогут вам начать разговор.

  1. Расскажите ребенку о том, что вас беспокоит. Например:

Митчел Я заметил, что вы много спите, сидите в своей комнате и больше не интересуетесь гулять с друзьями или гулять с нами. Я также видел, что вы написали в своем блокноте «Я не хочу, чтобы больше находились на этой планете».

Джули. Мне кажется, я слышал, как ты сказал: «Ты хотел умереть».

  1. Дайте им понять, что вы их любите и хотите помочь.

Я беспокоюсь за вас и хочу помочь.

  1. Спросите их как можно более спокойно и прямо, думали ли они о самоубийстве или самоубийстве? Например, скажите:

Вы думали о самоубийстве?

  1. Если они скажут что-нибудь, кроме решительного «нет», спросите:

Вы думали, как это сделать? или У вас есть план?

** Наличие плана может означать, что они подвержены более высокому уровню риска / отсутствие плана не означает, что риск отсутствует.

  1. Не оставляйте их в покое, если вы чувствуете, что они находятся в непосредственной опасности. Если вы чувствуете, что они представляют собой непосредственную опасность — позвоните своему терапевту, в местный кризисный центр CMH или обратитесь за помощью в местное отделение неотложной помощи. Если вы не уверены, что можете безопасно перевезти ребенка, и это чрезвычайная ситуация, вам, возможно, придется позвонить по номеру 911.

Если вы не знаете, что делать, может быть полезно позвонить в Национальную линию помощи по предотвращению самоубийств по телефону 1-800-273-8255. У них есть обученные люди, которые могут помочь вам и вашему ребенку 24 часа в сутки 7 дней в неделю.

  1. Если ваш ребенок убеждает вас, что он не подвергается непосредственному риску, и вы не чувствуете, что он находится в непосредственной опасности, все же обязательно обратитесь к терапевту для оценки или совета о том, что делать дальше. Кроме того, не забудьте поделиться с ребенком информацией о номерах горячей линии для самоубийц и других ресурсах и не забудьте сообщить им, что они могут прийти к вам в любое время.

Другие вещи, которые вы можете сказать или сделать, которые могут быть полезны:

  • Дайте им знать, что они не одни, что вы с ними, несмотря ни на что!
  • Убедите их, что у многих молодых людей есть суицидальные мысли, но не пытайтесь их реализовать.Иногда просто знание того, что другие дети и подростки иногда имеют такие мысли, может помочь им почувствовать себя лучше.
  • Тай, чтобы не сбрасывать со счетов их чувства и не убеждать их, что они не должны так себя чувствовать — это может показаться пренебрежительным или неподдерживающим.
  • Сообщите им, что вы хотите им помочь и что вы поможете им получить необходимую помощь.

Хотя это может быть одна из самых сложных вещей, о которых вам когда-либо приходилось спрашивать своего ребенка — спросить ребенка напрямую, думал ли он о самоубийстве, и разговор о самоубийстве позволит вашему ребенку понять, что можно прийти к вам, независимо от того, насколько плохо или безнадежно они чувствуют.Вы можете быть защитным фактором, который помогает снизить риск для вашего ребенка. Иногда просто возможность поговорить о том, как плохо они себя чувствуют, может быть большим облегчением для молодых людей.

Если вы чувствуете, что вашему ребенку не угрожает непосредственная опасность причинить вред себе или другим, но ему все еще нужна немедленная помощь. Затем вам нужно решить, сможете ли вы справиться с ситуацией самостоятельно или вам нужна помощь, чтобы понять, что делать дальше.

Если вы чувствуете, что вам нужна помощь во время кризиса, связанного с вашим ребенком, позвоните:

Психотерапевт или терапевтическая бригада вашего ребенка, если таковая имеется — они могут быть особенно полезны, поскольку знают вашего ребенка и его историю.

  • Когда вы позвоните, спросите, думают ли они, что вашему ребенку, исходя из текущей ситуации, может потребоваться обследование, неотложная помощь или, возможно, его госпитализация?
  • Они могут попросить вас привезти вашего ребенка на обследование, или они могут отправить вас напрямую в местную кризисную службу, больницу или другое место.

Если у вашего ребенка нет терапевта или он недоступен, вы можете:

  • Позвоните в местный кризисный центр по вопросам психического здоровья — нажмите здесь, чтобы увидеть контактные телефоны, и выберите свой округ.
  • Отвезите ребенка прямо в кризисный центр или отделение неотложной помощи, если считаете, что можете сделать это безопасно. Если возможно, позвоните заранее, чтобы сообщить им, что вы приедете, чтобы они были готовы принять вашего ребенка, когда вы приедете.

В зависимости от ситуации или того, к кому вы обращаетесь за помощью, вы можете:

  • Придется ждать обратного звонка,
  • Рекомендуем следить за ситуацией, пока терапевт не увидит вашего ребенка,
  • попросить отвезти вашего ребенка куда-нибудь для оценки, или
  • Рекомендуем отвезти ребенка в службу экстренной помощи или в кризисную службу или в местное отделение неотложной помощи.

Если вам нужно куда-то отвезти ребенка:

Решите, можете ли вы безопасно перевозить ребенка. Если нет, есть ли у вас человек поддержки, который мог бы вам помочь? Если вы чувствуете, что не можете безопасно перевезти ребенка и у вас нет никого, кто мог бы помочь вам, сообщите об этом в место, куда вы везете, и спросите, что они рекомендуют вам делать.

Если вам нужно дождаться, когда вам перезвонят, или если вам посоветовали следить за ситуацией, пока ваш ребенок не увидит ваш терапевт; имейте в виду, что все может быстро измениться.Если во время ожидания ситуация или поведение вашего ребенка обостряются, возможно, вам придется предпринять другие действия. Если в какой-то момент вы почувствуете, что ситуация достигла такого уровня, что вам нужна дополнительная помощь прямо сейчас, чтобы ваш ребенок был в безопасности, обратитесь за помощью!

Шаги, чтобы попытаться успокоить / контролировать ситуацию, пока вы ждете помощи:

Если у вашего ребенка есть план безопасности, следуйте всем запланированным стратегиям, которые у вас есть. Если у вас еще нет плана безопасности, попробуйте любые стратегии, которые, по вашему мнению, могут быть эффективными в данной конкретной ситуации.Вы также можете рассмотреть некоторые из следующих советов, которые помогут снизить эскалацию ситуации:

  • Постарайся сохранять спокойствие
  • Говорите медленно и уверенно мягким, заботливым тоном
  • Не спорьте и не бросайте вызов своему ребенку, даже если то, что он говорит, кажется вам необоснованным или возмутительным
  • Не угрожай
  • Не повышайте голос и не говорите слишком быстро
  • Используйте положительные слова вместо отрицательных
  • Оставайтесь с ребенком, но старайтесь не ограничивать его движения
  • Внимательно слушайте и постарайтесь оказать позитивную поддержку и утешение
  • Осознайте, что у вас могут быть проблемы с общением с ребенком
  • Задайте простые вопросы и при необходимости повторите их
  • Скажите: «Я здесь.Мне не все равно. Я хочу помочь. Как я могу помочь вам?»
  • Сочувствуйте тому, что чувствует ваш ребенок
  • Постарайтесь не принимать на свой счет действия или комментарии ребенка
  • Из-за обострения ситуации иногда нам становится труднее скрывать наши собственные страхи или мнения, поэтому постарайтесь сохранять спокойствие
  • Не справляйтесь с кризисом в одиночку, если у вас есть люди, которые могут поддержать вас, такие как семья, друзья, соседи, люди из вашего места поклонения или люди из местной группы поддержки
  • Не угрожайте позвонить в службу 911, если не собираетесь.Когда вы звоните в службу 911, к вам, скорее всего, приедут полиция и / или скорая помощь. Это может еще больше расстроить вашего близкого, поэтому звоните в службу 911 только тогда, когда вы или кто-то другой в непосредственной опасности
Имейте в виду:
  • Ваш ребенок может быть напуган чувствами, которые он испытывает
  • Такие симптомы, как подозрительность или искаженное мышление, могут заставить молодежь бояться и не доверять другим людям, даже вам
  • Иногда бывает полезно ненадолго отвлечься от разговора, когда вы ждете помощи.
Планирование безопасности на будущее

Для некоторых детей это не вопрос «если», а скорее вопрос «когда» возникнет кризис, и в таких случаях заблаговременное планирование может иметь большое значение в получении ухода и вмешательства, необходимых для вашего ребенка и для других. ваша семья.

Если у вас есть план безопасности, в нем должны быть перечислены шаги и стратегии, которые помогут вам. Если вы можете спланировать, что вы будете делать, с кем свяжетесь и куда вы можете обратиться за помощью во время кризиса, это может быть невероятно полезно.

Если у вас еще нет плана безопасности, попросите терапевта или терапевта вашего ребенка помочь вам составить его. Если ваш ребенок помещен в отделение неотложной помощи или госпитализирован, попросите персонал поработать с вами, чтобы создать его до выписки.

Важно думать о безопасности вашего ребенка, а также о безопасности других членов семьи. Если ваш ребенок представляет опасность для себя самого или их братьев и сестер, возможно, им потребуется госпитализация. Для получения дополнительной информации о том, что может произойти в случае госпитализации вашего ребенка, щелкните здесь.

Ребенок, испытывающий трудности, может не иметь здравого смысла, самоконтроля или даже осознавать последствия своих действий. Они могут подпитываться эмоциями и не могут мыслить логически. У некоторых детей и подростков инстинкт «бей или беги» часто берет верх во время кризиса, и их действия могут быть внезапными, безрассудными и даже опасными.

Дополнительные превентивные меры безопасности:

Некоторые дети и молодежь подвержены высокому риску и регулярно попадают в кризисные ситуации.Некоторые шаги, которые другие родители предприняли для защиты своего ребенка и семьи в случае кризиса, включают:

  • Блокировка оружия, ножей и других острых предметов
  • Использование замков для безопасности детей на дверях автомобилей, чтобы ребенок не выпрыгнул из движущегося транспортного средства
  • Удаление мебели и тяжелых предметов из детской комнаты, которые могут быть брошены во время ярости
  • Хранение всех лекарств и других веществ вне досягаемости
  • Запирание холодильника, если у ребенка неконтролируемые переедания
  • Наличие плана и безопасного места для других детей в случае кризиса

Если ваш ребенок часто пытается убежать или убежать, вы можете подумать о том, чтобы научиться безопасным способам удерживать ребенка.Психиатр или терапевт вашего ребенка может предложить помощь или направить вас к местным ресурсам для обучения.

Ресурсы партнеров по созданию планов безопасности:

Создание плана семейной безопасности

Что вызывает кризис психического здоровья?

Существуют некоторые события / ситуации, которые могут вызвать кризис психического здоровья у любого ребенка или подростка, включая расставание, смерть близкого человека, стихийное бедствие или крупномасштабное бедствие, физическое, сексуальное или словесное насилие, потерю дома, плохие оценки в школе. , больной член семьи или опекун, развод, потеря друга, любимого человека или героя в результате самоубийства, или свидетельство насильственного акта / несчастного случая, физического нападения или насилия.

Важно помнить, что детям и подросткам с психическими расстройствами иногда труднее справляться со стрессорами, чем другим, и что их психическое состояние само по себе может привести к кризисной ситуации без видимых причин. Кроме того, изменение лекарств или другие факторы могут повысить вероятность кризиса психического здоровья. Иногда, даже когда у нас есть все необходимые вспомогательные услуги и лечение, могут возникать кризисы психического здоровья.

Особые ситуации: вмешательство полиции

В зависимости от возраста, размера и силы вашего ребенка, а также деталей кризиса может потребоваться помощь полиции, чтобы удержать вашего ребенка, доставить его в больницу или выследить беглеца. .

Обратитесь в местное отделение полиции, чтобы узнать, есть ли у них офицеры, прошедшие курс обучения работе в кризисных ситуациях (CIT). Эта программа, организованная NAMI (Национальный альянс душевнобольных), обеспечивает подготовку офицеров по вопросам психического здоровья и обучает методам выхода из-под контроля человека. Офицеры CIT понимают необходимость уделить время отдельному человеку и рассматривают ситуацию как случай психического заболевания, а не как преступную деятельность.

Если в вашем районе или округе нет программы CIT, подумайте о том, чтобы поговорить с вашим местным отделением полиции перед кризисом, чтобы они знали о состоянии вашего ребенка и о том, что вам может потребоваться их помощь в какой-то момент в будущем.

Последние мысли:

Важно помнить, что даже если вы делаете все правильно и следуете всем шагам, которые вы знаете, как делать в меру своих возможностей, ситуации все равно могут выйти из-под контроля, и вы можете с ними справиться. Это не означает, что вы сделали что-то неправильно, просто вам может потребоваться дополнительная помощь, чтобы помочь своему ребенку. Просить о помощи и знать, где и как ее получить, иногда бывает самым сложным. Если вам все еще нужна помощь, у вас есть дополнительные вопросы или дополнительная информация, свяжитесь с ACMH сегодня.

Кризисные ситуации могут быть стрессовыми, пугающими и утомляющими для вас, вашего ребенка и других членов семьи. Важно убедиться, что вы заботитесь о себе и получаете необходимую поддержку!

Кризис в кризисе

Йеменский конфликт, самый серьезный гуманитарный кризис в мире, продолжается. Несмотря на редкий обмен пленными, октябрьские бои унесли более 50 жизней в портовом городе Ходейда — главном канале помощи.Еще больше погибло в боях в провинциях Мариб и Джавф. Это усугубило катастрофические потери 80 процентов населения — 24 миллиона человек — нуждающихся в гуманитарной помощи. Почти половина из них испытывает острую нехватку продовольствия, а 2 миллиона человек испытывают кризисный голод. Пандемия COVID-19 усугубила эту трагедию, и ООН заявляет, что число смертей может превысить 230000 человек, а уровень смертности в пять раз превышает средний мировой показатель. Только половина медицинских центров страны полностью функционирует. Холера продолжает распространяться, и за первые восемь месяцев 2020 года было зарегистрировано 180000 новых случаев.Экономическая активность снизилась на 50 процентов, а уровень бедности вырос до 80 процентов, поскольку средний класс размывается. Для 10 процентов населения, зависящего от денежных переводов, наблюдается сокращение до 80 процентов. В стране 3,6 миллиона внутренне перемещенных лиц (ВПЛ), из которых 155 000 добавились в первой половине 2020 года. Даже если война закончится в 2021 году, развитие будет отложено на 25 лет — 40 лет, если оно закончится в 2030 году.

В рамках более широкой трагедии дети Йемена, особенно 2 миллиона ВПЛ , , являются наиболее уязвимыми.ЮНИСЕФ заявляет, что 12 млн человек нуждаются в срочной гуманитарной помощи. К концу 2020 года количество недоедающих детей в возрасте до 5 лет может достичь 2,4 миллиона — это половина детей в возрасте до 5 лет в стране. Психические и эмоциональные потери также высоки: более половины детей борются с депрессией, что имеет долгосрочные последствия для их будущего как продуктивных личностей.

По состоянию на июнь 2019 года более 7500 детей были убиты в Йемене с начала войны из-за авиаударов, обстрелов, мин и других боеприпасов.ООН заявляет, что текущие цифры хуже, но о них не сообщается, поскольку мониторинг становится все труднее. Тем не менее, число жертв не ослабевает, и даже после того, как в 2018 году было много сообщений о гибели 44 детей в школьном автобусе, взорванном саудовцами, такие нападения продолжаются. Как и продажа оружия саудовцам, в частности, из США, Франции и Канады. ООН также задокументировала тысячи детей-солдат, большинство из которых были связаны с повстанцами-хуситами, а также с правительством и другими воюющими силами.

До пандемии 2 миллиона детей не посещали школу и еще 3.7 миллионов были в опасности бросить учебу. Девочки подвергались большему риску: 36 процентов не посещали школу по сравнению с 24 процентами для мальчиков. В связи с закрытием пандемии это число увеличилось до 8 миллионов. В то время как школы начали медленно открываться, многие дети, скорее всего, останутся в стороне, а некоторые поддадутся негативным механизмам выживания, таким как детский труд, детские браки, дети-солдаты или другие формы эксплуатации. Других детей оставляют дома из-за опасений заразиться или из-за того, что родители не могут оплачивать обучение в школе. Перед пандемией 4.В образовательной помощи по всей стране нуждались 7 миллионов детей, в том числе 3,7 миллиона остро нуждающихся.

Около 2000 школ, 20 процентов от общего числа, были приведены в негодность, либо разрушены, либо использованы для размещения ВПЛ, либо как центры изоляции пациентов с COVID-19 и т. Д. Перекрестный огонь, или заняты истребителями, в том числе 153 пострадавших от авиаударов коалиции, возглавляемой Саудовской Аравией.

Йеменские учителя в основном не получают заработную плату, вынуждены искать вторую работу или переходить на другую работу.Многие пытаются действовать из чувства ответственности, но их положение не является жизнеспособным, о чем свидетельствуют недавние забастовки. ЮНИСЕФ необходимо 70 миллионов долларов для выплаты стипендий 160 000 учителям и школьному персоналу, что составляет менее половины от общего числа. Отсутствие учебных материалов и неадекватные санитарные условия, особенно для девочек, остаются проблемой.

Более того, ремонт школ, оснащение учебных принадлежностей и оказание дополнительной поддержки учителям может не вернуть всех детей в школу. В совместном исследовании Всемирного банка и Всемирной продовольственной программы подчеркивается, что образование — это проблема многих секторов.Семьи, сообщавшие об отсутствии дохода или имеющие доход от менее стабильной и низкооплачиваемой работы, с меньшей вероятностью отправили своих детей в школу. Отсутствие доступа к образованию также накладывается на плохой доступ к продуктам питания и здоровью. Как отмечается в отчете, «плохие показатели здоровья и питания приводят к тому, что дети чаще пропускают занятия по болезни, меньше посещают занятия и имеют более низкие результаты тестов. … Улучшение доступа к медицинскому обслуживанию и питанию, вероятно, также будет способствовать повышению посещаемости школ и повышению качества школьного обучения.”

Из 3,4 миллиарда долларов, запрошенных агентствами по оказанию помощи в 2020 году, только 42 процента были получены к октябрю 2020 года. В настоящее время помощь достигает только 9 миллионов человек в месяц по сравнению с 13 миллионами в январе 2020 года. Препятствие оказанию помощи властями хуситов на севере но также в меньшей степени международно признанное правительство и Южный переходный совет, поддерживаемый ОАЭ, вынудили доноров урезать финансирование. Многие агентства призывали к возобновлению потоков помощи, особенно на север, но пока безуспешно.

Несмотря на эти проблемы, жизнестойкость Йемена вселяет некоторую надежду. Мы видим, как общины восстанавливают свои собственные школы, другие используют солнечную энергию для подключения домов и школ, в том числе управляемые женщинами солнечные микросетевые станции. Мобильные телефоны и платформы, такие как WhatsApp, используются для охвата большего числа студентов, в том числе для дистанционной психотерапии. В ход идут теле- и радиопрограммы, в том числе общественные радиостанции в сельской местности. Есть также йеменские учреждения, которые доказали свою устойчивость, в том числе Социальный фонд развития (СФР), созданный в 1997 году и используемый донорами для оказания гуманитарной помощи и помощи в целях развития.Подчеркивая многосекторальный подход, возможно, аналогичная структура с местными отделениями или специальным окном в ЮФО могла бы обеспечить поддержку смешанных образовательных технологий и дальнейшую поддержку учителей и других лиц, работающих с детьми.

Без дополнительных средств миллионы детей будут подвергаться еще большему риску.

Leave a Reply

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *