Любимые сказочные персонажи в японии – Мифические и сказочные персонажи Японии

Мифические и сказочные персонажи Японии

3 октября в Центре восточной литературы Российской государственной библиотеки открылась выставка «Мифические и сказочные персонажи Японии». Выставка, посвящённая героям японских мифов, сказок и легенд, подготовлена Региональной общественной организацией «Творческий Союз художников японской живописи Суми-э». Экспозицию художественных работ дополняют уникальные книжные издания из фондов ЦВЛ и НИО редких книг РГБ.

 


Сказка «Лягушка из Киото и лягушка из Осаки». Фото: Мария Говтвань, РГБ

 

Открыла выставку Марина Владимировна Меланьина, заведующая Центром восточной литературы. Она познакомила гостей с историей здания, где проходит выставка, рассказала о ЦВЛ и хранящихся в нём книгах.

Директор по специальным проектам Японского дома Иори Эндо отметил высокий уровень выставки и показал своего любимого персонажа — водяного-каппа.

Выставка получилась очень интересной: она сочетает в себе японский минимализм и глубину, здесь соединяются литература и искусство.

Уже в раннем детстве в нашу жизнь входят сказочные персонажи — Емеля и щука, Лиса и Колобок, Баба Яга и Змей Горыныч. Их оживляют для нас на страницах книг художники-иллюстраторы. Образы героев мифов, легенд и сказок несёт в себе культура каждой страны. По представлениям японцев, мир — это среда, где духи, люди и божества всегда обитают рядом. В отличие от российского, японский фольклор изобилует невероятными существами, чьи образы для нас непривычны и парадоксальны.

 

 

 

Вековые традиции японцев несут образы различных предметов, которые, просуществовав сто лет, обязательно оживают: например, Кёринрин — старые свитки и книги, Тётин-о-бакэ — старые бумажные фонари. Изображения многих сказочных и мифических персонажей возникают в японской культуре в период с X по XX века благодаря стараниям людей несуществующей в былые времена профессии художника-иллюстратора. Творчество художников даёт возможность людям узнать, как выглядит тот или иной персонаж, к примеру, Макура-Гаеши — дух, который перемещает подушки, пока люди спят.

Современные художники предлагают зрителю свой взгляд на внешний облик знаменитых и не очень персонажей японского фольклора: Белого Зайца из Инабы, помогающего Аматерасу — Богине Солнца, Золотого дракона, богиню Бэндзантэн, единорога Кирина, лису Кицунэ, барсука-оборотня Тануки и многих других.
 

 

 

В книжном разделе выставки представлены уникальные издания с иллюстрациями великого японского художника Кацусика Хокусая (1760—1849). Его творчество знаменует целую эпоху в истории японского искусства. «Манга» — зарисовки Хокусая — одна из главнейших работ в творческом наследии художника, созданная им в зените славы. Большого объёма и сложности, чрезвычайно богатая по материалу, «Манга» — выражение взглядов Хокусая на творчество и его философию. Эта книга, раскрывающая секреты мастера, ценна не только как веха в жизни Хокусая, но и как бесценный источник информации о культуре и искусстве Японии эпохи позднего феодализма. «Мангу» Хокусая нередко называют «энциклопедией японского народа». На выставке представлено несколько ксилографических сборников, изданных в Токио в 1814—1878 годах.

Еще одна уникальная книга Хокусая — «Герои Китая и Японии» — прижизненное ксилографическое издание. В книге представлена серия блистательных монохромных гравированных рисунков. В этой книжке-картинке можно проследить события из жизни героев древности и увидеть мифологические персонажи.

Отдельный раздел выставки представляет книги, предоставленные научно-исследовательским отделом редких книг РГБ. Среди них малоформатные издания японских сказок на английском языке, вышедшие в Токио в 1886—1888 годах и «Японские волшебные сказки», изданные в Чикаго в 1904 году.
 

 

 

Экспозиция продолжается японскими изданиями 20—30-х годов XX века. В этот период ряд японских художников, впитавших в себя опыт западной культуры и доведших некоторые её образцы до совершенства, выпустили книги и журналы, достойные войти в золотой фонд детской иллюстрированной книги. Популярный журнал «Кодомо но куни» — «Страна детей» — объединил в своей творческой мастерской главных художников-иллюстраторов детских книг своего времени. Среди них Окамото Киичи, Такэо Такэй, Хацуяма Сигэру, Каваками Сиро, Хонда Сотаро. Экспонируются книги, по мотивам которых написаны картины, представленные на выставке. Среди них Золотой мальчик Кинтаро, лисица-кицунэ, оборотень-барсук тануки, белый заяц из Инабы.

Кураторы выставки — главный библиотекарь ЦВЛ Елена Анатольевна Богомолова, председатель правления РОО «Творческий союз художников живописи суми-э» Елена Вениаминовна Савельева, член правления РОО «Творческий союз художников живописи суми-э», художник Алла Михайловна Соловьева.

 


Фото: Мария Говтвань, РГБ

 

 


 

 

www.rsl.ru

Японские сказки — виды, жанры, сюжеты

Стоит зима, а с облачного неба

На землю падают прекрасные цветы…

Что там, за тучами?

Не наступила ль снова

Весна, идущая на смену холодам?

Киёхара-но Фукаябу

Как рождаются сказки? Эта удивительная форма творчества возникает у всех народов одинаково. Их внешняя форма зависит от «места рождения» и обусловлена особым духом каждого народа. Но повод для создания сказки один – это общечеловеческое желание «раскусить крепкий орешек» окружающего мира, понять его, а, если не получается докопаться до истины, то наделить этот мир своей «расшифровкой». И тут в дело вступает самое удивительное качество, присущее человеку, – фантазия, которая стирает грани между живым и неживым; между человеком и остальным животным миром; между видимым и невидимым. Пространство начинает жить особой жизнью и взаимодействовать: природа говорит с человеком и делится с ним своими секретами, оживают страхи, происходят чудесные превращения,  исчезают границы и становится возможным всё.

Мы говорим сегодня о японских сказках — смешных и грустных, лукавых и назидательных, как и положено сказкам, в которых отражается душа и совесть народа, бесценное наследие предков, старинные традиции. Но на то они и сказки, что время для них не помеха: современный мир вторгается в полотно сказочных историй, и уже никого не удивляет то, что лисица морочит машиниста, обернувшись встречным поездом, а хитрый барсук болтает по телефону.

 Три группы японских сказок

Характерной чертой японских сказок и легенд является их различие по исторически сложившейся форме и по степени современного восприятия. Они делятся на три большие группы. Наиболее живучи так называемые «великие сказки». Они известны всем. Без этих сказок немыслимо детство ни одного ребенка, на их морали воспитано не одно поколение японцев. Для них в современной японской фольклористике существует даже своеобразный термин – дарэ дэ мо ситтэ иру ханаси («сказки, которые знают все»). Многие из них вошли в мировую сокровищницу сказок.

Особенностью их можно считать то, что на протяжении веков в каждой области, городе, местечке или деревне формировалось свое собственное представление о сказке, о ее сюжете и персонажах. Сказки каждой префектуры Японии – это своеобразный фольклорный мир со своими законами и канонами. И потому сказки Осаки, брызжущие задором и лукавством, никогда не спутать с утонченно-романтическими сказками Киото, а простодушные сказки южных островов Рюкю – с суровыми и строгими сказками северного острова Хоккайдо.

И наконец, среди японских сказок выделяется значительная группа локальных сказок, которые условно можно было бы назвать храмовыми, так как зачастую они известны лишь в небольшой деревне или храме. Они глубоко привязаны к породившей их местности. Повествование о барсуке-оборотне обязательно ассоциируется у слушателя с тем барсуком, который, как считают, обитает в храмовой роще, а старик со старухой – те самые, которые когда-то жили у подножия близлежащей горы.

Японские сказки разнообразны и по жанрам.

Сказки о глупцах, недотепах, хитрецах и обманщиках объединяются, как правило, в жанр варай-банаси («смешные сказки»). К жанру о-бакэ-банаси («рассказы об оборотнях») относятся все страшные сказки: о привидениях, таинственных исчезновениях, о ночных происшествиях на горной дороге или в заброшенном храме. Жанр фусаги-банаси («о том, что необычно») включает повествования о различных чудесах – добрых и не очень, но всегда поражающих своей оригинальностью и эмоциональной глубиной. Ряд сказок объединен и в жанр тиэ-но ару ханаси («о том, что умно»). Это своего рода дидактические сказки-притчи, нередко с прозрачно выраженной моралью. Они близки к жанру добуцу-но ханаси («рассказы о животных»). Можно выделить популярные тонари-но дзисан-но ханаси («рассказы о соседях»).

Популярны в Японии и всевозможные сказки-шутки, известные под названием

кэйсики-банаси («сказки только по виду»), например, так называемые нагай ханаси («длинные рассказы»), в которых монотонно могут пересчитываться падающие с дерева каштаны или прыгающие в воду лягушки до тех пор, пока слушатель не закричит: «Довольно!» К сказкам-шуткам относятся и мидзикай ханаси («короткие рассказы»), по сути это докучные сказки, которыми охлаждали пыл надоедливых слушателей, требующих новых и новых историй.  В префектуре Нагасаки, к примеру, бытовала такая форма самозащиты сказителя: «В старину это было. А-аи. На озере плавало множество уток. Тут пришел охотник. А-аи. Прицелился он из ружья. А-аи. Рассказывать дальше или не рассказывать?» — «Расскажи!» — «Пон! Выстрелил, все утки улетели. Сказке конец».

Все перечисленные разновидности сказок объединяются единым термином — «мукаси-банаси», что дословно означает «рассказы старины».

Как рассказывать японские казки

Несмотря на близость сказок и легенд, оба жанра в Японии исконно развивались самостоятельно, и различия между ними ощущались с первых же слов повествования. Сказка всегда имела традиционный зачин: «В старину» («мукаси») или «Давным-давно» («мукаси-о-мукаси»). Далее обязательно рассказывалось о месте происходящего, чаще всего неопределенном: «в одном месте…» («ару токоро ни...») или «в некоей деревне..» («ару мура ни...»), а потом следовало короткое пояснение: у подножия горы или на берегу моря… И это сразу настраивало слушателя на определенный сказочный лад.

Если действие происходит на берегу моря, то приключения героев будут обязательно связаны с морскими духами, подводными царствами, добрыми или коварными обитателями морской стихии; если же деревня где-то в горах, то речь наверняка пойдет о происшествиях на рисовом поле, на горной тропинке или в бамбуковой роще.

Японская сказка и легенда различались и по концовке. У сказки, как правило, был счастливый конец: добро побеждает зло, добродетель вознаграждена, жадность и глупость беспощадно наказаны.

Обогатились японские сказки и за счет устного творчества других народов Японии: сказаний народа айну, ныне живущего на северном острове Хоккайдо, и рюкюсцев – исконных жителей южной части страны – архипелага Рюкю.

Японская сказка как орудие добра

Японская сказка глубоко поэтична. Поэзия и сказка всегда почитались в Японии как орудие добра и справедливости, способное укрощать сердца людей и ярость стихий. Те герои сказок, которые наделены великим даром стихотворца, всегда вызывают уважение, любовь и сострадание. Тот, кто творит, не может быть источником зла… И потому невеста, умеющая к месту сложить красивое стихотворение, берет верх над своими завистливыми соперницами. Барсук украдкой таскает из чужого дома свитки со стихами и самозабвенно декламирует их на поляне, освещенной лунным блеском. А разбойник по кличке Красный Осьминог всходит на эшафот, отдавая людям свой последний дар, простой и величественный, – поэзию.

В японской сказке искусство живет. Статуя богини становится женой бедняка. Черный ворон, взмахнув крыльями, навсегда покидает кусок холста.

А еще сказка имеет свой мелодический рисунок: в ней слышны раскаты грома и шуршание осенней листвы, шум весеннего дождя и потрескивание стебельков бамбука в новогоднем огне, ворчание старого краба и мурлыканье кошки.  В сюжеты сказок вплетаются и описания многочисленных праздников и ритуалов.

Японская сказка любит остроумную игру слов, загадки как пробу ума, смешное использование созвучий: решил попросить крестьянин Дзинсиро у волшебной колотушки кладовые, полные риса («комэ-кура»), да запнулся, вот и посыпались из мешка слепые карлики («ко-мэкура»).

Герои сказок ищут ответы на вечные вопросы, пытаясь открыть мир вокруг себя. Странники переходят одну за другой множество гор, удивляясь их количеству. Дождевые черви в рюкюской сказке горько плачут, решив, что во всей вселенной они одни на своем маленьком острове.

Трансформация буддийских божеств

В связи с этим нельзя не сказать о влиянии буддизма (начал распространяться в VI веке), благодаря которому сформировался новый пантеон богов в японской сказке.

Буддийские божества в сказках существовали в двух ипостасях. Это были широко известные божества, которым поклонялись повсеместно, и вместе с тем некоторые из них продолжали бытовать на локальном уровне, постепенно становясь в восприятии японцев чисто местными божествами.

Так было, например, с богом Дзидзо (санскр. Кситигарбха). Известный в Китае как Бодхисаттва, избавляющий от страданий и опасностей, в Японии Дзидзо приобрел особую популярность как покровитель детей и путников. По поверьям, Дзидзо творит много добрых дел: спасает от пожара (Хикэси Дзидзо), помогает в полевых работах (Тауэ Дзидзо), гарантирует долголетие (Эммэй Дзидзо).

Страшные сказки

«Нечисть» японских сказок строго дифференцирована по среде обитания и властвования: часть ее относилась к горной, лесной «нечисти», а другая – к водной стихии. Самый распространенный демон лесов и гор – тэнгу. По поверьям, он обитает в глухих чащах и живет на самых высоких деревьях.

Это не человек, не птица, не зверь – лицо красное, нос длинный, на спине крылья. Тэнгу может, если захочет, наслать на человека безумие, сила его страшна, и, если нет у путника смекалки и ума, обязательно обморочит его горный тэнгу. Самым замечательным богатством демона является его волшебный веер. Он обладает особой силой: шлепнешь по носу правой стороной веера – станет нос расти, пока не достигнет облаков; шлепнешь левой – вновь нос маленьким сделается.  С течением времени волшебный веер тэнгу становится своеобразным критерием нравственности сказочных героев: добрые с помощью веера обязательно становятся счастливыми, злые будут им наказаны.

Особое место занимают в сказках оборотни. Способностью перевоплощаться обладают птицы, звери и разные предметы – кошелки и чайники, ношеная обувь и метлы. Но самыми непревзойденными мастерами превращений издревле считались лисы (кицунэ) и барсуки (тануки).

Проделки лисы и барсука были зачастую лукавы и безобидны, но подчас за внешне милым зверьком скрывался настоящий коварный демон. Лисица чаще всего принимала облик юной девушки и являлась на горной тропинке перед запоздалым путником. Горе тому, кто не распознает сразу проделок хитрой лисы.

Барсук превращался во всякую домашнюю утварь, например, в котелок для кипячения воды.

Такой барсук был своего рода домовым, иногда капризным, и тогда от него в доме житья не было, а иногда хозяйственным и бережливым.

Случалось, что превращались барсуки в букеты хризантем и в маленьких девочек. Немало сказок о том, как лисы и барсуки помогали людям, о том, что женившись на лисице, можно обрести счастье, а подружившись с барсуком – стать богатым.

Добродетель в японских сказках

Значительное место занимают сказки о девах-птицах: журавле, соловье, лебеде. Эти героини наделены милосердием и добротой, способны прийти на помощь и пожертвовать собой. Девы-птицы не только неизменные красавицы, но и носители самых высоких добродетелей.

Такими же сложными и неоднозначными предстают образы тех героев, рождение которых связано с растениями: из персика рождается отважный Момотаро, из дыни – пленительная Ури-химэ.

У рыбаков и мореходов были свои поверья. Каждый корабль имел своего духа-хранителя, именуемого в большинстве сказок «фунадама» («сокровище корабля»), «фунэ-но ками» («божество корабля») или «фунэ-но тамасий» («душа корабля»). Конечно, в морской пучине обитают и злые духи.

В японской сказке сильна идея общности: деревни или родовой общины. Выжить в борьбе с прекрасной, но суровой природой Японских островов можно только сообща: распахать землю на отрогах гор и оросить рисовые поля. Верность общине, способность пожертвовать собой ради других – долг и предел мечты.

Правда, в сказках позднего средневековья, когда японская община уже не едина, а расколота на богатых и бедных, даже в пределах одной семьи, появляется противоборство.

Нищета ужасна: бедняк идет в горы просить волка, чтобы тот его съел. Труд в сказке почитается, но никто не ждет от него богатства. Оно или невероятный случай, или предопределение судьбы.

Жизнь в волшебном мире — это непрерывная борьба светлого и темного, доброго и злого. Это постоянный выбор, поиск пути для героя, проверка его нравственной сути и истинности стремлений.

А какие японские сказки вы читали? Есть ли среди них ваши любимые? Напишите об этом в комментариях!

nihon-go.ru

Сказочные герои и персонажи любимых детских сказок. Любимые сказочные персонажи японских детей

Замечали ли вы тот факт, что наши любимые сказочные герои обладают чертами характера, которыми наделены в разной степени каждая из нас. Уже пару месяцев, как над этим вопросом я начала серьезнее размышлять. Сегодня хочу поговорить о женском характере и тех чертах, которые гипертрофированы в лице любимых сказочных героев, вернее героинь.


Царевна-лягушка, Василиса Премудрая — наделенная умом, хорошо знающая себе цену, но в в силу мистических причин вынуждена носить «лягушачью кожу». В жизни часто можно встретить такую девушку, которая обладает статью, манерами и внутренним рвением быть «Царевной», однако по какой-то причине не может самореализоваться. Как раз такая девушка находится в поиске «Ивана-Царевича», который и является ее единственным (как она размышляет) шансом «выбраться в люди», т.е. реализовать тот самый потенциал, который она носит в себе. Желательно для нее, чтобы «Иван-царевич» был «царских кровей».


Изображение уменьшено. Щелкните, чтобы увидеть оригинал.


Аленький цветочек, Настенька — обладает талантом любить «из жалости». Ей кажется, что без нее, Настеньки, «Чудовище Принц» не сможет жить, без ее заботы, без ее жертвенности он не способен идти по жизни. Это своеобразные мамы для своих мужей. Настенька готова пожертвовать собой, чтобы спасти своего «Чудища Принца». Такие женщины не способны критично относиться к своему мужу, не видят не только внешние его недостатки, но и внутренние. Итог один, либо женщина морально погибает, либо находит силы бросить свое «Чудо».


Изображение уменьшено. Щелкните, чтобы увидеть оригинал.


Золушка – кроткая, безропотна, домохозяйка, мечтательница, безнадежно добрая. Золушка не способна идти на перекор обстоятельствам, не может сказать ничего против чужого мнения, не способна идти к своей мечте. Однако, встретив своего «Принца» она способна проявить чисто женские качества, а именно, кокетство, знание чувства меры и загадочность. ОТ своего «Принца» она ждет защищенности, понимания и добра.


Изображение уменьшено. Щелкните, чтобы увидеть оригинал.


Русалочка – романтичная натура, сентиментальная, верит в вечную любовь, готова пожертвовать собой ради любимого. Такие женщины относятся к той категории людей, которые считают, что если любимой или любимому хорошо, то я готов (готова) терпеть измену, ложь, несправедливость. Очень хочется разбудить таких Русалочек от способности пребывать в сонном состоянии слепой любви.

Список можно продолжить Царевной Несмеяной, Богиней Матушкой Ягиней (Баба Яга), Лесовкой, Кикиморой, Маряной и др.

Это ли не повод использовать интерес к мультфильмам как «ворота» в другую культуру? Исследуя «родословную» любимых персонажей, ребенок не только обогатит фантазию, но и научится «смотреть в корень». В процессе ему гарантировано немало открытий: иногда он будет удивляться различиям героев аниме и русских сказок, а иногда — их невероятному сходству (смотрите, например, российский мультфильм по японской сказке «Землян

17art.ru

Мифические и сказочные существа Японии

Вы давно были в Библиотеке?

А я Вам настоятельно рекомендую! И доказательство этому слова моей коллеги художника — Алёны Басневой. Я испытала такие же эмоции и лучше уже не скажешь

«Ленинка. Библиотечные залы и зеленые лампы. Отдел восточной литературы напротив, на Моховой, 6. Запах книг, стеллажи с каталогами. Я пришла в первых рядах, и неожиданно привлекла внимание чудесных библиотекарей ) милейшие интеллигентные дамы показали старинные китайские книги позапрошлого и прошлого века, на двойной тончайшей рисовой бумаге с печатями и каллиграфическими заметками на полях. Тома по истории и манга, в каждой книге свои тайны.

Ох уж эти сказочки, ох уж эти сказочники. У японцев особый взгляд на сказочных персонажей. Сказочки их реально пугающие, они по-другому видят положение человека в природе, сверхъестественные сущности могут быть заключены в любом предмете или камне. Есть сказки общенациональные, которые знает всякий японец, есть региональные, когда лягушка с Хоккайдо отличается от лягушки из Осаки, есть совсем местные, деревни или храма. Прочтений и представлений о персонажах столько сколько людей. Что знаем мы — девятихвостую лисицу-соблазнительницу кицунэ, енота тануки, летающего на мошонке, водяных-капп. Темой выставки обозначены мифологические существа, и мы нарисовали как представили их из описаний в книгах и сетевых публикациях.

О, я к выставке нарезала новую именную печать, не заморачиваясь с переводом моего имени на неродные языки ) зато вязью. Наиболее четко она поставилась с каппой-рыболовом.

Выставка в библиотеке — особое удовольствие. С нашими работами на стендах книги с иллюстрациями японцев. Хокусай — Большая волна в Карагаве, которая приезжала к нам в Пушкинский, представлен манга храбрым воином Хиран но Хосё, сражающимся с гигантским пауком. Обратите внимание на подпись.
Отдельная признательность организаторам за теплое «ламповое» продуманное размещение. Стенды и витрины придали выставке трехмерность и связали географию и время.

Выставка открыта до 20 числа, приходите в прекрасный старинный особняк у стен Кремля окунуться в непередаваемо сказочную атмосферу Библиотеки.»

Вас ждут «Мифические и сказочные существа Японии» до 20 октября в отделе Восточной литературы ЦРБ (Моховая, 6-8).

В каждом из нас есть ребенок и все мы ждем чуда! Приходите за чудом и пусть фантазия разыграется внутри Вас и ничто ее не будет сдерживать

www.livemaster.ru

Персонажи | Японская мифология



Абуми-гути

鐙口

000

Согласно японской мифологии существо, которое появляется из потерянного воином стремени

Абура-акаго

油赤子

000

Ёкай из японской провинции Оми, появляющиеся в виде огненных шаров, но также принимающие облик маленького ребенка, лакающего масло из фонарей.

Адзуки-арай

小豆洗い

000

В японском фольклоре ёкай, промывающий в реке красную фасоль-адзуки и создающий тем самым характерный шелестящий стук.

У Адзуки-араи много имен. В зависимости от местности его называют Адзуки-тоги, Адзуки-агэ, Адзуки-госягося, Адзуки-соги, Адзуки-сарасара и Адзуки-яроо.

Адзуки-баба

小豆婆

000

В японской мифологии уродливая старуха, моющая в реке красную фасоль, разновидность Адзуки-арай.

Азуми-но-исора

阿曇磯良

000

Бог морского берега. Считается прародителем племени Азуми.

Аканамэ

垢嘗

000

В японском фольклоре обитатель грязных бань и туалетов, название которого буквально переводится с японского как «слизывающий грязь».

Акасита

赤舌

000

Демон-ёкай, принимающий форму темной тучи с когтистыми лапами и ужасной, волосатой мордой.

Аманодзяку

天邪鬼

100

Маленький, но чрезвычайно зловредный демон-о́ни.

Аматэрасу

天照大神

110

Богиня-солнце, одно из главенствующих божеств всеяпонского пантеона синто, согласно синтоистским верованиям, прародительница японского императорского рода.

Амида

無量光佛

000

Амида, Амида-буцу, Амида — нёрай, одно из главных божеств японской буддийской мифологии, будда (соответствует Амитабхе), владыка обетованной «чистой земли», куда попадают праведники. В «чистой земле» растут благоуханные ароматные деревья и цветы, а в реках со сладко благоухающими водами резвятся купальщики, по желанию которых вода делается горячей или холодной. Вокруг Амиды сложилась японская разновидность буддизма — «амидаизм».

Амикири

網切

000

В японском фольклоре летучее ракообразное, вредящее москитным и рыбацким сетям

Амэ-но коянэ-но микото

天児屋命

000

Ками, мужское божество, сын бога Когото-мусуби-но ками.

Амэ-но коянэ-но микото является одним из божеств, которым поклоняются в синтоистском святилище Касуга-тайся, в японском городе Нара. Согласно преданиям, Амэ-но коянэ-но микото считается священным предком аристократического рода древней Японии Фудзивара.

Амэ-но Удзумэ

天宇受売命

200

В японской мифологии — фея луны, богиня счастья, любви и радости. Она считается родоначальницей ритуальных танцев и основоположницей театрального искусства в Японии. По этому Амэ-но Удзумэ часто изображается танцующей с веерами или держащей в руках актерскую маску.

Амэ-онна

雨女

200

В японской мифологии дух дождя в образе женщины.

Ао-андон

青行燈

100

В японской мифологии дух, который появляется после рассказывания сотой по счету страшной истории.

Аосаги-би

青鷺火

000

В японской мифологии, призрачный огонь, порожденный долгоживущей серой цаплей.

Бакемоно-Кицунэ

化け物

201

По японскому фольклору разновидность кицунэ, волшебные или демонические лисы.

Баку

310

В японском фольклоре сверхъестественные существа, пожирающие сны и кошмары.

Бакэ-дзори

化け草履

000

Вид цукумогами, возникающий из старого соломенного шлепанца.

Бакэнэко

化け猫

101

Японская кошка-оборотень, демонический кот.

Басан

波山

000

В японской мифологии чудесная огнедышащая птица, похожая на петуха с гигантским гребнем.

Бива-бокубоку

琵琶牧々

000

В японском фольклоре вид цукумогами, которыми становятся старые лютни-бива.

Бисямон

毘沙門

000

Бог богатства и процветания, изображается в виде могучего воина с копьем и в полном самурайском доспехе. Он не только бог-воин, но защитник в широком смысле, и является покровителем военных, врачей и юристов. Первоначально бог индуизма и буддизма, Вайшраваны.

Бороборо-тон

暮露暮露団

001

В японском фольклоре вид цукумогами, в которое превращается старое, изношенное одеяло-матрас (футон).

Бурубуру

震々

000

Согласно японскому фольклору, дух малодушия, страха и дрожи.

Бьякко

Byakko

220

По японскому фольклору разновидность кицунэ, «белая лиса», посланница богов.

Бэндзайтэн

弁才天

000

Богиня удачи (особенно на море), мудрости, искусств, любви и тяги к знаниям, изображается в виде девушки с бива — национальным японским инструментом. Первоначально богиня индуизма и буддизма, Сарасвати.

Ваира

わいら

000

В японском фольклоре уродливое животное с большим туловищем, похожим на коровье, и одним единственным когтем на длинных конечностях.

Вани (Мидзуги)

和邇 (蛟)

100

В японской мифологии волшебное существо, то ли морская змея, то ли акула, то ли крокодил.

Ванигути

わにぐち

000

Цукумогами круглого пустотелого храмового колокола, отрастившего себе туловище и хвост рептилии.

Ганги-кодзо

岸涯小僧

000

Согласно японскому фольклору, волосатые обезьяноподобные водные духи, обитающие в реках, близкие родичи капп.

Гараппа

ガラッパ

000

В японской мифологии, разновидность каппы с очень длинными конечностями.

Генко

黒狐

100

В японском фольклоре разновидность кицунэ, «черная лиса». Встречается гораздо реже, но, как и белая лиса, бьякко, издавна считалась добрым предзнаменованием.

Годзу

牛頭

000

Один из грозных привратников, охраняющих вход в подземный мир в японской мифологии. Как видно по их именам, у обоих есть тела людей, но у Годзу голова быка, а у Медзу голова коня. Они первые существа, с которыми мертвая душа сталкивается при проходе в Подземный мир; во многих историях они непосредственно сопровождают новорожденных в подземный мир. Обычно оба упоминаться вместе.

Горё

御霊

000

Разновидность призраков в японской мифологии, могущественные духи умерших аристократов.

Готоку-нэко

五徳猫

000

В японской мифологии, котообразный демон связанный с очагом, вероятно, разновидность цукумогами.

Дайкоку

大黒天

000

Покровитель крестьян, бог богатства, изображается с молотом, исполняющим желания, и мешком риса. Первоначально был божеством тантрического буддизма, Махакалой. Из Китая был завезён в Японию.

Дзасики-онна

座敷女

000

Авторское создание в современной японской мифологии, олицетворение «навязчивого преследователя».

Дзикининки

食人鬼

000

Дзикининки — это разновидность «голодных духов» в японском буддизме. Если человек при жизни думал только о выгоде, после смерти он может переродиться как жуткое существо неопределенного облика, пожирающее трупы. При этом дзикининки испытывает невероятные мучения от своей пищи, которая ему противна.

Дзимму

神武天皇

000

Дзимму или Дзимму-тэнно, в японской мифологии первый правитель Японии, божественный основатель императорской династии, потомок солнечной богини Аматэрасу и внук Хикоко-но Нинигино Микото, чьи наследники именовали себя тэнно — «потомки неба». При жизни он был известен под именами Тоё-микэ-но и Камуямато-иварэбико и только после смерти приобрел имя Дзимму-тэнно («правитель Дзимму»).

Дзиммэндзю

人面樹

001

Японский ёкай в виде дерева с плодами в форме смеющихся человеческих голов.

Дзинко

人狐

200

Разновидность кицунэ мужского пола, считающаяся или превратившейся в мужчину лисицей или мужчиной, превратившимся в лиса.

Дзюродзин

寿老人

000

Бог долголетия, изображается в виде старика с посохом-сяку, к которому прикреплен свиток мудрости, и журавлем, черепахой или оленем. Иногда изображается пьющим саке. Его прототипом считается даос-отшельник, согласно легенде искавший и нашедший эликсир бессмертия.

Дзятай

蛇帯

000

Согласно японскому фольклору, вид цукумогами, которыми становятся старые пояса для кимоно.

Доро-та-бо

泥田坊

000

В японской мифологии, дух заброшенного рисового поля.

Идзанаги

伊弊諾

000

Идзанаги-но микото — в синтоизме бог творения, супруг богини Идзанами.

Идзанами

伊弉冉

000

Богиня творения и смерти в синтоизме, рождённая вслед за первым поколением небесных богов, супруга бога Идзанаги. До ухода в царство мёртвых богиня носила титул Идзанами-но микото (букв. «высокое божество»), после этого события и расторжения брака с Идзанаги — Идзанами-но ками («богиня», «дух»).

fanfics.me

Особенности японских народных сказок — Японский центр SEIKO

Часто, чтобы понять менталитет японцев, знать только историю недостаточно. Необходимо понять и вникнуть в культуру этой замечательной страны восходящего солнца. Таким образом сказки являются самым лучшим и интересным путем к пониманию Японии.

Обращаясь к народному творчеству Японии, трудно не остановиться внимание на сказках. Сами японцы еще до конца не изучили столь огромную и необъемлемую отрасль фольклора, как сказки. Сейчас много говорится о «Японском чуде» − суперцивилизации, возникшей в столь короткий срок. С помощью Японских старинных сказок вы увидите уникальный плод, выращенный на вековых традициях, устоях, и, конечно, на любви.

Лев Толстой− был первым в России, кто заинтересовался высокими художественной и морально-этической значимостью японских сказок. До этого времени сказки Японии были непопулярны (в отличие от сказок Индии, Ирана и т.д.), а тем более не были переведены на русский язык. Толстой предоставил русскому народу чтение высокого, с его точки зрения, японского народного фольклора.

Следует отметить, что на отдельные сюжеты и мотивы японских сказок повлияли такие народы, как: Китай, Корея, Индокитай, возможно, что даже Греция и Рим (через Куманское царство или по шелковым путям).

Издавна считалось, что сказки имеют прямое отношение и связь с магией. Во многих сказках четко прослеживается линия ритуалов земледелия и присутствие земледельческих богов. В старину сказки рассказывались с целью польщения богам. И ожидалось, что те, в свою очередь, будут снисходительны и подарят людям хороший урожай, богатый улов или удачную охоту. И, конечно же, сказки приносили радость, веселье и праздник людям.

К сожалению, в связи с определенными экономическими и военными кризисами сказки Японии оказались на грани своего исчезновения. Конечно же, самое активное и популярное подразделение японских (так же как и европейских) сказок − это детские сказки, которые наизусть знает каждый ребенок в Японии (например: «сказка о подвигах Момотаро (мальчик−персик)», «сказка о воробье Резаный язычок» ит.д.).

Особенности Японских Сказок

По-японски сказки − «мукаси-банаси», дословно «рассказы старины». В разных префектурах японского архипелага сказки имеют свой оттенок и настроение. Но, тем не менее, существует ряд сказок, которые можно подразделить к числу сказок мира; известные не только в Японии, но и далеко за ее пределами. В японских сказках выделяют несколько жанровых разновидностей. Две основные − это сказка (или мукаси−банаси) и легенда (или дэнсэцу). Мукаси-банаси − это небылица, чистый вымысел. Но для того, чтобы заставить слушателя или читателя поверить в выдумку, во что бы то ни стало, в японских сказках, особенно позднее, появляются достоверные факты (например, название существующего города, префектуры, улицы, и т.д., или указание точной даты). Это ухищрение называется принципом условной достоверности. Сказочники сами говорят, что не знают о том, было ли это правдой или же нет, но заверяют слушателя верить в правдоподобность.

Дэнсэцу – это легенда. Дополнительные сюжеты, в которые также необходимо верить, как и в мукаси-банаси. Обычно эти легенды приурочены к какому-либо достоверному месту и историческому времени. Возможен вариант и легенды, перешедшей в сказку, так и наоборот, сказки, перешедшей в легенду.

По сравнению с легендой (дэнсэцу), волшебная сказка (мукаси-банаси) имеет более сложную конструкцию. Для японских сказок характерна числовая символичность, в прочем, так же, как и для русских сказок. Так, например, число «три» является магическим в сказках Японии. Так же и структура любой волшебной сказки отличается: сказка обязательно начинается с таких зачинов, как «давным-давно», «глубоко-глубоко в горах», «в старину», «и жили они счастливо, пока не умерли» ит.д. В некоторых сказках встречаются небольшие поэтические отрывки.

Новеллистические сказки и сказки-анекдоты по своей конструкции гораздо проще. Зато можно рассмотреть весь многоколоритный спектр изобретательности японского фольклора. В данных сказках идет повествование про обычную и простую жизнь любого человека в необычном казусном повороте событий; именно это делает их особенно любимыми среди слушателей. Так как первоначальной японской религией был синтоизм, в воображении японцев, весь окружающий мир населяли различные боги и фантастические существа, добрые и злые. Иногда, в разных сказках один и тот же бог или фантастическое существо может быть как положительным героем, так и отрицательным.

Но хотя влияние синтоизма и (чуть позже) буддизма было и огромным, в японских народных сказках действует специфичный и немного другой отбор главных героев. Вместо «официальных» божеств в японских сказках действуют духи народных поверий (иногда в разных префектурах они отличаются по именам и «роду деятельности»).

В японских сказках наблюдается несколько мотивов, определяющих сюжет. Отплата за благодеяние, наказание за нарушение табу или за другой проступок. Борьба с вредоносным началом может двигать сюжетом. В роли злого начала могут предстать, как злые фантастические существа, так и пороки народа, в лице несправедливых князей, жадных богачей, жестоких самураев, ехидных помещиков, и т.д.

Как и во всех остальных сказках мира, любовь и доброта ценится превыше всего. Так как не все японские сказки заканчиваются хорошо, вышеперечисленные качества получают большое уважение и сострадание со стороны слушателей. Обычно, герои сказок − это люди бедные или не совсем богатые (например, ремесленники, лесорубы, рыбаки и т.д.). Обычно, в конце сказки мечты этих героев исполняются, ведь сказка − это мир чудес, в котором нет каких-либо ограничений. Мир, в котором различны немыслимые превращения.

Если провести параллель между сказками России и сказками Японии, то можно найти огромное количество, как и схожих, так и различных мотивов.

В обеих культурах в сказках можно встретить конфликты между добром и злом, простодушием и хитростью, любовью и ненавистью.

Главные герои и в японских сказках и в русских сказках − это обычно старики, старухи, крестьяне, богатые, ит.д. Однако, если взять во внимание крестьян, то можно найти массу различий в поведении, характере крестьян. В японских сказках крестьянин всегда очень много трудится. И даже если он не богат и жизнь его довольно трудна, он никогда не жалуется. Издавна в Японии всегда очень ценился нелегкий труд крестьянина. Быть крестьянином − было всегда делом чести и достоинства. В японских сказках отсутствуют стереотипы, что бедняки всегда положительные, а богачи всегда отрицательные герои. Главное − это то, что заработано честным трудом и ловкостью ума. Часто в японских сказках наказывается несдержанное слово, любопытность. Например, в сказке            «Соловьиный Дом» лесоруб встречает красавицу, на которой в последствие женится и живет в ее шикарном доме. Родив ребенка, жена, желая показать новорожденного своим родителям, отправляется в далекий путь и наказывает мужу, во что бы то ни стало не заглядывать в одну из тринадцати кладовых. Муж дает слово. А по японским понятиям, нарушение слова − это всегда большой грех. Однако, будучи околдованным любопытством, муж заглядывает в запрещенную кладовую и видит там чудного соловья. Этим соловьем оказалась его жена, которой из-за несдержанного слова пришлось уйти от мужа, взяв с собой ребенка.

Интересно, что в русских сказках демонические персонажи (например, Баба Яга) всегда отрицательны. В японских же сказках часто бывает наоборот. Нередко черт «они» помогает героям. Встречаются сюжеты, что черт (или какой-либо другой герой) заключают спор с героем сказки. И если же выходит так, что отрицательный герой проигрывает, он тихо смиряется и никого не тревожит. Например, в сказке «Волшебная Колотушка», отрицательный герой Каппа, просил отпустить его на свободу у Репоеда. А взамен обещал несметный выкуп. И вправду, Каппа сдержал свое обещание и принес главному герою волшебную колотушку и мешок.

Животные в сказках Японии отличаются от животных в русских сказках. Издавна в Японии принято видеть Богов во всех животных, птицах, рыбах. Поэтому в японских сказках можно встретить более яркое разнообразие животных, нежели в русских сказках. Осьминоги, обезьяны, сороконожки, вороны, черепахи, лисицы, воробьи и многие другие «нестандартные» для русского фольклора животные.

Очень часто в японских сказках прослеживается некая жестокость, через которую ведется дидактическое повествование. Это явление довольно слабо развито в русских сказках. Например, в сказке «Почему у осьминога нет костей». Осьминог выдал тайну, за что был жестоко наказан − его избили так сильно, что переломали все кости. Также сказка «Госпожа Отрыжка» является довольно жестокой. Девушка с внешним изъяном, наконец-то находит себе мужа. Но тот, в свою очередь, отказывается от жены, вследствие чего девушка, будучи опечалена, сбрасывается со скалы и погибает. Далее, увидев это и раскаявшись вслед за ней бросается ее муж, вся его семья и вся деревня. С тех пор в деревне никто не живет.

Так же в японском фольклоре существуют сказки, по мотивам напоминающие русские. Например, сказка «Отчего у обезьяны короткий хвост». Медведь обманул обезьяну, тем ,что она, опустив свой хвост в прорубь сможет наловить много рыбы. Обезьяна так и поступила; после обнаружив, что хвост примерз ко льду и ей ничего не оставалось сделать, как оторвать его. В русской сказке лисица посоветовала волку опустить хвост в прорубь, чтобы наловить много рыбы. В итоге волк тоже лишился своего длинного хвоста.

Волшебными и магическими цифрами в русских сказках являются: 3, 5, 9. Встречаются они и в указаниях местности «за три девять земель», «тридевятое царство», и т.д. В японских же сказках волшебными цифрами являются 3 и 7.

В японском фольклоре встречается много веселых, шуточных, юмористических рассказов. Часто конец подобных сказок имеет неожиданный, а иногда для сознания русского человека, и вовсе не смешной конец. В сказке «Длинное-длинное имя» мать дает своему сыну длинное имя. Но, к несчастью, столь длинное имя оказалось помехой для мальчика, который упал в колодец с водой, а мать, ища лестницу, должна была несколько раз повторять его длинное имя, чтобы объяснить что произошло. В итоге мальчик погиб. В конце сказки гласила следующая присказка, что не нужно давать детям длинные и необычные имена.

Имеется одна интересная особенность, которая отличает японские сказки от русских. Это различие заключается в указании конкретных географических названий. Вряд ли удастся найти русскую сказку, в которой какая-либо деревня, село или город были бы обозначены? Обычно в русских сказках место действия определяется следующими словами «в далеком царстве, в далеком государстве» , «за далекими морями» и т.д. В японских сказках все иначе. В японском фольклоре все более конкретизировано (например, село Атаросиного уезда Цукама). Указываются точные названия деревень или городов. Особенно в более позднем фольклоре идут пояснения точных мест, дат и других достоверных указаний. Следующее проводится с целью заставить слушателя или читателя поверить в достоверность той или иной сказки.

Данный феномен объясняется географическими расстояниями. Россия − страна огромная. Герои русских сказок любят путешествовать, ходить за «три девять земель», они не боятся трудностей, которые могут встретиться на пути. Поэтому неопределенность в пространстве и во времени принималась русским народом.

В противовес этому, Япония страна небольшая. И странно, что японцы, будучи очень неточными и обходительными в жизни, настолько точны и пунктуальны в народном устном творчестве.

Японский фольклор очень разносторонен и многогранен. На японское народное творчество повлиял не один десяток стран, подавая идеи для развития сказок, песен, и т.д.

Синтоизм был первоначальной религией Японии и подарил ей огромное количество верований, богов, ритуалов, традиций. Изначально эпические традиции основывались только на синтоизме. Чуть позже, с приходом буддизма (и принятием его, как государственной веры) в японскую мифологию проникли такие понятия как карма, ад и рай ит.д.

Пожалуй, Япония, как никакая другая страна в мире, отдает дань и уважение своим религиозным традициям, которые четко прослеживаются в народном творчестве. Сказки Японии, как и других стран, предназначены как для детского чтения, так и для взрослого. Читая японские сказки, вы обнаружите весь спектр различных тематик: сказки о животных, волшебные сказки, бытовые сказки, анекдоты, старинные придания, легенды. Через призму японского фольклора, а в особенности сказок, можно понять традиции и устои японского общества, понять насколько этот народ ценит и уважает родную культуру.

Директор Японского Центра SEIKO

Цой Яна Валерьевна.

www.seiko-centre.ru

Странные и смешные мифические существа из Японии (16+)

Культура Японии во многих аспектах очень необычна. Японские притчи и легенды изобилуют странными существами, которые балансируют на грани между страшным и смешным. И вот, в честь предстоящего таинственного праздника Хэллоуин, я познакомлю вас с наиболее колоритными персонажами. Интересно, что японцы до сих пор в них верят.

1. Бакэ-дзори — это призрак старой сандалии.

Обитает в домах, где плохо ухаживают за обувью. Ожившая сандалия будет ночью слоняться по дому, кричать нечто невразумительное и распевать глупые песенки. Причём заставить её замолчать невозможно. Вероятно, она прекратит безобразие, если вы начнёте за ней ухаживать или, как вариант, выкинете на улицу.

2. Каракаса-обакэ — подпрыгивающий на одной ноге старый бумажный зонтик с одним глазом и длинным высунутым языком. Судя по всему, родственник призрака-сандаля. Уж очень они похожи.

Каракаса-обакэ — дух оборванного и выброшенного предмета, но не смотря на это он добродушен и безопасен.

3. Камэоса — бутылка сакэ, волшебным образом производящая алкоголь. Весьма полезное существо, особенно, если оно живёт в доме гостеприимного хозяина.

4. Сиримэ — в буквальном переводе означает «глаз на заднице». Призрак-эксгибиционист. Догоняет людей, снимает штаны и поворачивается к ним задом. Оттуда высовывается глаз, после чего зрители обычно падают в обморок.

Вот одна легенда о сиримэ. Однажды самурай шел ночью по дороге в Киото. И вдруг внимание воина привлек шорох — кто-то идёт за ним! В ночи разносится потусторонний голос: «Подождите! Пожалуйста, подождите!». Самурай мгновенно оборачивается и видит, как к нему по улице движется с грацией пьяницы задом вперёд на четвереньках какой-то человек и смотрит на него тем, что должно быть анальным отверстием. Версий окончания у этой легенды две.

Согласно первой, всё в итоге закончилось любовной связью. Сложно представить, каким образом…
Ну а по другой версии глаз начал излучать странное свечение, и самурай убежал. Правда, в ней содержится намёк, что монстр догнал его и, очевидно, отомстил за альтернативную концовку.

5. Рокуро-куби — обычные женщины, которые по каким-то причинам подверглись частичной призрачной трансформации. Ночью их шеи начинают расти и головы ползают по дому, совершая всякие гадости. Некоторые из них просто любят забраться по перекладинам двери или окна повыше и спать там, тем самым, пугая тех, кто просыпается первым.
Рокуро-куби не везет в любви — ведь мужчин очень нервируют такие ночные прогулки.

6. Иттан-момэн — переводится как «штука хлопковой ткани» — это призрак из куска хлопка от 3 до 10 метров в длину и узкий, как полотенце. Он по ночам ищет себе жертву, а когда находит, то оборачивается вокруг её лица и душит до смерти, а потом улетает с ней в небо. По какой причине эти злобные тряпочки убивают людей, японский фольклор не объясняет.

7. Садзаэ-они — это улитка-оборотень, способная превращаться в девушку. Стать садзаэ-они может морская улитка, которой удается дожить до улиточьей старости, то есть, более 30 лет. Так же в нее может превратиться и утонувшая юная красавица.

Самый известный миф о садзаэ-они — сюжет о том, как пираты спасли тонущую красавицу, которая в благодарность предложила каждому из них провести с ней ночь. После этого все пираты лишились мошонки. А когда они в ярости выбросили девушку обратно в море, она превратилась в гигантскую улитку-оборотня. История на этом не закончилась; улитка садзаэ-они предложила пиратам выгодный обмен: все их сокровища на утраченные мошонки. Не стоит говорить, что все они согласились. Недаром теперь по-японски мошонку иногда называют кин-тама («золотые шарики»).

8. Керакера-онна — уродливая пересмешница, преследующая людей и изводящая их своим хохотом.

Для некоторых людей нет ничего неприятней, чем когда над ними смеются, и для них керакера-онна, должно быть, самый ужасный монстр из всех. Обычно ее жертвы сначала слышат ее хихиканье; как только они хотят осмотреться, в небе появляется огромная призрачная женщина, и ее насмешливый хохот заполняет все. Когда жертвы пытаются убежать, то этот звук начинает следовать за ними всюду.

9. Кидзимуна — добрые духи деревьев, озорные существа. Формой и размером они напоминают маленького мальчишку с рыжими волосами.

Иногда их можно увидеть слоняющимися по пляжу или речной отмели в сопровождении призрачного пламени, а иногда они пытаются украсть огонь из бумажных светильников и потом убегают. Несмотря на все их проказы, они безобидные и очень дружелюбные существа и часто помогают людям, например в рыбалке, а иногда и просто делают их богачами. Но эти отношения легко разрушить, и часто виной тому люди, особенно, если они приносят то единственное что не переносит кидзимуна — осьминога.

10. Нури-ботокэ — если плохо ухаживать за домашним буддийским алтарем, то в нем заведется призрак, похожий на чернокожего Будду с рыбьем хвостом и вывалившимися глазами. Каждый раз, когда нерадивый верующий захочет помолиться, его будет встречать страшилище.

11. Адзуки-араи — маленький старичок или старушка, моющий бобы в горных речках. Поет угрожающие песни («Намыть ли мне бобов или съесть кого-нибудь?»), но на самом деле пуглив и безобиден.

На самом деле азуки-араи очень робкое существо, и весь его вред людям, заключается только в том, что кто-то может испугаться его внезапного пения.

12. Сагари — лошадиная голова, которая висит на дереве и гремит ветвями. Происхождение и мотивы этого духа абсолютно неизвестны, но его тихое зловещее ржание приводило людей в ужас, и те кто встречал его, как говорят, иногда заболевали. Вероятно, заиканием.

Конечно же, это далеко не полный список удивительных существ японского фольклора, так что если у кого-то найдётся, чем дополнить эту публикацию, буду только рада.

Правила «призрачного этикета» в Японии просты:
— не храните дома старых вещей, иначе они обретут собственную душу;
— не путешествуйте летними ночами;
— не принимайте ничего у встречных незнакомцев, не смейтесь над ними, не хамите;
— всегда будьте внимательны при выборе супруги — вполне возможно, что она не женщина вашей мечты, а хитрая лиса или злобная фурия.
_____________________________________________________________________________________________________

Надеюсь, вам было интересно. Всем спасибо за внимание и до новых встреч!

Все материалы по теме взяты из различных открытых источников в интернете.

www.livemaster.ru

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о