Любопытство не порок – Любопытство не порок, но большое свинство

Читать книгу Любопытство – не порок

Игорь Зябнев Любопытство — не порок

Олег Матвеев получил наследство. Полгода назад умерла прабабушка и завещала ему старый, покосившийся деревянный дом, видимо, ещё дореволюционной постройки. Едва взглянув на эту развалину, молодой человек с самоуверенным взглядом и грубыми чертами лица понял, что деньгами тут не пахнет. Дом стоял на окраине городка, земельный участок при нём был смехотворно мал, и, к тому же, отсутствовал въезд для автомобиля.

Досадливо сплюнув на гнилое крыльцо, Олег, не произнеся ни слова благодарности, взял протянутый соседкой ключ и открыл замок. Из коридора хлынула волна затхлого воздуха. Парень поморщился. Зря он тащился в такую даль. Однако делать нечего: не ночевать же на улице? Олег вошёл внутрь и затворил за собой дверь.

В единственной, довольно просторной, комнате с дощатым полом не было решительно ничего достойного внимания. Всю мебель можно без сожаления выбросить на свалку. Олег тяжело вздохнул, снял с плеча дорожную сумку и поставил её на табурет. Он сел за стол, стоящий у окна, через мутное, давно не мытое стекло попытался разглядеть улицу, но вскоре оставил это бесполезное занятие.

Спать было ещё рано, и Олег решил провести ревизию барахла, накопившегося в доме. «Вдруг всё же удастся найти что-нибудь ценное?» — со слабой надеждой думал он, выдвигая ящики комода. Увы, тщательно осмотрев комнату, молодой человек не обнаружил ни хрусталя, ни столового серебра — ничего, что можно было бы продать.

Парень вышел в тёмный коридор, нащупал выключатель и включил освещение. Его внимание привлекла низенькая дверь в конце коридора. Приблизившись к ней, Олег отодвинул защёлку и заглянул в крохотное помещение, очевидно, служившее бывшей хозяйке кладовкой. «Кладовая, от слова «клад», — усмехнувшись, подумал он. — Что ж, посмотрим, какие тут собраны сокровища».

Куцый веник, старый совок и огромную кучу тряпья назвать сокровищем никак нельзя. Олег всё же проявил настойчивость и с брезгливым выражением на лице принялся отбрасывать в сторону рваные тряпки. Неожиданно под ними обнаружился деревянный сундук старинной работы, запертый на висячий замок.

На всякий случай Олег подёргал крышку сундука, но замок держал её крепко. Заинтересовавшись находкой, парень вышел во дворик в поисках орудия взлома и довольно скоро возле пустой собачьей будки нашёл в траве кусок арматуры. С его помощью молодой человек устранил досадное препятствие и нетерпеливо откинул крышку.

Сундук почти доверху был наполнен старинными книгами. Многие из них имели кожаный переплёт. «Ого! — радостно подумал Олег. — А вот это, пожалуй, стоит немалых денег!» Он бережно раскрыл одну из книг. Она оказалась в прекрасном состоянии, но читать её было затруднительно: вроде и написано по-русски, однако некоторые буквы были Олегу не знакомы. «Очевидно, это дореволюционный шрифт, — сделал вывод парень. — Точно! Вот и год выпуска — тысяча восемьсот шестьдесят седьмой. Надо же! А это что такое?»

Олег наклонился и взял свиток из незнакомого материала, перевязанный выцветшей лентой. Развернув его, он встал под засиженной мухами электрической лампочкой и удивлённо присвистнул:

— Мать честная! Что бы это значило?

На свитке ровными рядами выстроились совершенно непонятные символы чёрного цвета. Ничего похожего парню раньше видеть не доводилось. Символов было довольно много, никак не меньше полутора сотен. Впрочем, пересчитывать их Олег не стал. Он стоял посреди коридора, изумлённо таращась на свою находку, и бормотал под нос: «Это не китайские иероглифы, не арабская вязь и уж, тем более, не латинские буквы. Кажется, я нашёл нечто очень ценное. Видимо, это очень редкостная вещь, может быть, даже уникальная».

Парень прошёл в комнату и, нетерпеливо смахнув со стола сухой тряпкой накопившуюся пыль, аккуратно положил на него свиток и придавил его углы предметами, которые подвернулись ему под руку: солонкой, вилкой и двумя чашками. Олег несколько раз чихнул, открыл форточку и задёрнул шторы. Затем включил в комнате свет.

Ещё раз взглянув на свиток, он недоумённо пожал плечами. «Ничего в голову не приходит, может, это шифр? — думал он. — Но, в таком случае, сам я не смогу его расшифровать, а показывать кому бы то ни было эту вещь не хочется. Без бутылки тут не разберёшься», — сделал он умозаключение и открыл сумку. Водки, к сожалению, не было. Зато имелись три бутылки пива.

Достав одну из них, Олег приставил горлышко к краю столешницы и резким ударом правой руки сорвал крышечку. Он подошёл к комоду, нашёл гранёный стакан и, предварительно дунув в него, наполнил до краёв живительной влагой.

Осушив два стакана, Олег почувствовал себя несколько увереннее. «Дело ясное, что дело тёмное, — произнёс он вслух. — А не заняться ли мне чистописанием? А что? Неплохая идея! Во всяком случае, время скоротаю. Всё равно делать нечего». Молодой человек достал из кармашка сумки шариковую ручку, вспомнил, что в одном из ящиков комода видел ученическую тетрадь, и вскоре сидел за столом, старательно копируя первый символ и высунув кончик языка. Он пририсовал последнюю завитушку и удовлетворённо откинулся назад. Пиво слегка ударило в голову. Как известно, после него вскоре снова хочется пить, и, что характерно, именно пиво. Поэтому Олег вылил из бутылки остатки пенного напитка в стакан и залпом выпил.

Он стал копировать рядом с первым другой символ, причём не тот, который шёл в свитке следующим, а из соседнего ряда. Чем-то он Олегу приглянулся. Потом он нарисовал ещё один символ, но, когда закончил копировать четвёртый, неожиданно вспыхнула штора, что привело Олега в крайнее изумление. Первым его порывом было стремление потушить внезапно начавшийся пожар. Однако, присмотревшись внимательнее, он обнаружил, что на самом деле это не огонь, а нечто очень похожее на него. Во всяком случае, он не спешил распространяться на другие предметы, и отсутствовал характерный запах гари.

И тут на Олега снизошло вдохновение. Вполне обоснованно предположив, что полтергейст связан с только что написанными символами, он схватил ручку и решительно их зачеркнул. «Пламя» тут же исчезло. Олег заинтересованно осмотрел штору, она оказалась цела и невредима.

Парень озадаченно почесал коротко стриженный затылок и решил, что самое время выпить ещё. Открыв следующую бутылку, Олег немедленно удовлетворил своё желание.

«Утро вечера мудренее», — справедливо утверждает народная пословица. Олегу бы сейчас лечь спать, а утром поразмыслить на трезвую голову. Куда там! Вместо этого он один за другим скопировал ещё пять символов. Раздался громкий хлопок, и материализовавшийся в воздухе мелкий предмет, разглядеть который Олегу толком не удалось, молнией метнулся к стене и вылетел сквозь неё на улицу. В стене осталось небольшое овальное отверстие.

«Ай да бабка! — возликовал Олег. — Вот так наследство она мне оставила! Теперь я спешить не буду. Постепенно разберусь, что к чему и, возможно, стану великим человеком, могущественным чародеем. Не исключено, что я буду очень богат, а может быть, обрету бессмертие… Как же мне повезло!»

На радостях парню снова захотелось выпить. Утолив жажду, он неожиданно для себя захотел переписать абсолютно все символы, изображённые на свитке, но в обратном порядке. «Любопытно, что из этого получится? — думал он. — А заодно и потренируюсь: некоторые знаки чертовски трудно скопировать. Зато потом умение их рисовать мне здорово пригодится!» И с усердием, достойным лучшего применения, парень кропотливо стал копировать таинственные символы.

Работа подходила к концу. Олег отложил ручку в сторону, откупорил последнюю бутылку и сделал несколько глотков прямо из горлышка. Удовлетворённо крякнув, он вытер губы тыльной стороной ладони и переписал последние три знака. Едва он закончил, как ослепительный свет вспыхнул у него перед глазами. Внезапно возникший неимоверной силы вихрь разрушил старый дом, городок, в котором он находился, затем всю планету и с колоссальной скоростью стал распространяться во все стороны.

Взорвалось Солнце. Звёзды вдруг замерли, прекратив свой бег вокруг центра Галактики. Сама она съёжилась и помчалась навстречу другим галактикам. Они неумолимо сближались, сокращаясь в размерах, пока не встретились в одной точке. Слившееся воедино сияние бесчисленного множества звёзд на мгновение вспыхнуло и погасло. Наступил беспросветный мрак.

* * *

— Да чтоб они провалились! Чтоб им пусто было! — раздался в безжизненном пространстве гневный громоподобный голос. — Впрочем, и так уже… Ну, что ж, начну-ка я всё сначала…

И перо, ведомое Божественной рукой, заскрипело по пергаменту, восстанавливая в прежней последовательности символы мироздания.

www.bookol.ru

Игорь Зябнев — Любопытство – не порок » Книги читать онлайн бесплатно без регистрации

Игорь Зябнев

Любопытство — не порок

Олег Матвеев получил наследство. Полгода назад умерла прабабушка и завещала ему старый, покосившийся деревянный дом, видимо, ещё дореволюционной постройки. Едва взглянув на эту развалину, молодой человек с самоуверенным взглядом и грубыми чертами лица понял, что деньгами тут не пахнет. Дом стоял на окраине городка, земельный участок при нём был смехотворно мал, и, к тому же, отсутствовал въезд для автомобиля.

Досадливо сплюнув на гнилое крыльцо, Олег, не произнеся ни слова благодарности, взял протянутый соседкой ключ и открыл замок. Из коридора хлынула волна затхлого воздуха. Парень поморщился. Зря он тащился в такую даль. Однако делать нечего: не ночевать же на улице? Олег вошёл внутрь и затворил за собой дверь.

В единственной, довольно просторной, комнате с дощатым полом не было решительно ничего достойного внимания. Всю мебель можно без сожаления выбросить на свалку. Олег тяжело вздохнул, снял с плеча дорожную сумку и поставил её на табурет. Он сел за стол, стоящий у окна, через мутное, давно не мытое стекло попытался разглядеть улицу, но вскоре оставил это бесполезное занятие.

Спать было ещё рано, и Олег решил провести ревизию барахла, накопившегося в доме. «Вдруг всё же удастся найти что-нибудь ценное?» — со слабой надеждой думал он, выдвигая ящики комода. Увы, тщательно осмотрев комнату, молодой человек не обнаружил ни хрусталя, ни столового серебра — ничего, что можно было бы продать.

Парень вышел в тёмный коридор, нащупал выключатель и включил освещение. Его внимание привлекла низенькая дверь в конце коридора. Приблизившись к ней, Олег отодвинул защёлку и заглянул в крохотное помещение, очевидно, служившее бывшей хозяйке кладовкой. «Кладовая, от слова «клад», — усмехнувшись, подумал он. — Что ж, посмотрим, какие тут собраны сокровища».

Куцый веник, старый совок и огромную кучу тряпья назвать сокровищем никак нельзя. Олег всё же проявил настойчивость и с брезгливым выражением на лице принялся отбрасывать в сторону рваные тряпки. Неожиданно под ними обнаружился деревянный сундук старинной работы, запертый на висячий замок.

На всякий случай Олег подёргал крышку сундука, но замок держал её крепко. Заинтересовавшись находкой, парень вышел во дворик в поисках орудия взлома и довольно скоро возле пустой собачьей будки нашёл в траве кусок арматуры. С его помощью молодой человек устранил досадное препятствие и нетерпеливо откинул крышку.

Сундук почти доверху был наполнен старинными книгами. Многие из них имели кожаный переплёт. «Ого! — радостно подумал Олег. — А вот это, пожалуй, стоит немалых денег!» Он бережно раскрыл одну из книг. Она оказалась в прекрасном состоянии, но читать её было затруднительно: вроде и написано по-русски, однако некоторые буквы были Олегу не знакомы. «Очевидно, это дореволюционный шрифт, — сделал вывод парень. — Точно! Вот и год выпуска — тысяча восемьсот шестьдесят седьмой. Надо же! А это что такое?»

Олег наклонился и взял свиток из незнакомого материала, перевязанный выцветшей лентой. Развернув его, он встал под засиженной мухами электрической лампочкой и удивлённо присвистнул:

— Мать честная! Что бы это значило?

На свитке ровными рядами выстроились совершенно непонятные символы чёрного цвета. Ничего похожего парню раньше видеть не доводилось. Символов было довольно много, никак не меньше полутора сотен. Впрочем, пересчитывать их Олег не стал. Он стоял посреди коридора, изумлённо таращась на свою находку, и бормотал под нос: «Это не китайские иероглифы, не арабская вязь и уж, тем более, не латинские буквы. Кажется, я нашёл нечто очень ценное. Видимо, это очень редкостная вещь, может быть, даже уникальная».

Парень прошёл в комнату и, нетерпеливо смахнув со стола сухой тряпкой накопившуюся пыль, аккуратно положил на него свиток и придавил его углы предметами, которые подвернулись ему под руку: солонкой, вилкой и двумя чашками. Олег несколько раз чихнул, открыл форточку и задёрнул шторы. Затем включил в комнате свет.

Ещё раз взглянув на свиток, он недоумённо пожал плечами. «Ничего в голову не приходит, может, это шифр? — думал он. — Но, в таком случае, сам я не смогу его расшифровать, а показывать кому бы то ни было эту вещь не хочется. Без бутылки тут не разберёшься», — сделал он умозаключение и открыл сумку. Водки, к сожалению, не было. Зато имелись три бутылки пива.

Достав одну из них, Олег приставил горлышко к краю столешницы и резким ударом правой руки сорвал крышечку. Он подошёл к комоду, нашёл гранёный стакан и, предварительно дунув в него, наполнил до краёв живительной влагой.

Осушив два стакана, Олег почувствовал себя несколько увереннее. «Дело ясное, что дело тёмное, — произнёс он вслух. — А не заняться ли мне чистописанием? А что? Неплохая идея! Во всяком случае, время скоротаю. Всё равно делать нечего». Молодой человек достал из кармашка сумки шариковую ручку, вспомнил, что в одном из ящиков комода видел ученическую тетрадь, и вскоре сидел за столом, старательно копируя первый символ и высунув кончик языка. Он пририсовал последнюю завитушку и удовлетворённо откинулся назад. Пиво слегка ударило в голову. Как известно, после него вскоре снова хочется пить, и, что характерно, именно пиво. Поэтому Олег вылил из бутылки остатки пенного напитка в стакан и залпом выпил.

Он стал копировать рядом с первым другой символ, причём не тот, который шёл в свитке следующим, а из соседнего ряда. Чем-то он Олегу приглянулся. Потом он нарисовал ещё один символ, но, когда закончил копировать четвёртый, неожиданно вспыхнула штора, что привело Олега в крайнее изумление. Первым его порывом было стремление потушить внезапно начавшийся пожар. Однако, присмотревшись внимательнее, он обнаружил, что на самом деле это не огонь, а нечто очень похожее на него. Во всяком случае, он не спешил распространяться на другие предметы, и отсутствовал характерный запах гари.

И тут на Олега снизошло вдохновение. Вполне обоснованно предположив, что полтергейст связан с только что написанными символами, он схватил ручку и решительно их зачеркнул. «Пламя» тут же исчезло. Олег заинтересованно осмотрел штору, она оказалась цела и невредима.

Парень озадаченно почесал коротко стриженный затылок и решил, что самое время выпить ещё. Открыв следующую бутылку, Олег немедленно удовлетворил своё желание.

«Утро вечера мудренее», — справедливо утверждает народная пословица. Олегу бы сейчас лечь спать, а утром поразмыслить на трезвую голову. Куда там! Вместо этого он один за другим скопировал ещё пять символов. Раздался громкий хлопок, и материализовавшийся в воздухе мелкий предмет, разглядеть который Олегу толком не удалось, молнией метнулся к стене и вылетел сквозь неё на улицу. В стене осталось небольшое овальное отверстие.

nice-books.ru

Любопытство не порок! | Школьный музыкант

Мир маленького ребенка полон новых неизвестных предметов и продуктов, новых людей, новых игр, слов для понимания, мест для посещения и концепций, которые нужно освоить.

Маленькие дети естественно любопытны. Они неосознанно стремятся исследовать окружающий мир и выяснять, как все работает. И у родителей есть веские причины, чтобы способствовать этой присущей детям любознательности.Любопытство непосредственно связано с академическими достижениями, и исследования показывают, что «когда люди интересуются чем-то, они обучаются быстрее и лучше». Согласно одному исследованию, дети, родители которых побуждали их задавать вопросы, с большей вероятностью преуспевают в науке. Любопытство также стимулирует творчество, или, как отмечает писательница Элизабет Гилберт, творчество является естественным побочным продуктом «жизни, движимой любопытством».

Вот один простой прием воспитания и развития любопытства детей: обратите внимание на их вопросы.

Первый вопрос годовалых детей обычно звучит так: «Что это?» Они хотят дать определение своему миру — что они видят, слышат, пробуют на вкус, обоняют и чувствуют. Получение ответов на свои вопросы неуклонно стимулирует ребенка к расширению «вопросной деятельности». Их вопросы становятся все более сложными, порою неудобными для взрослых.

Например, как и большинство четырехлетних детей, моя дочь в этом возрасте была очарована вопросом «Почему?». Она повторяла его за день бесчисленное количество раз с разными интонациями. В качестве эксперимента, я записывал каждый из ее вопросов. Вот небольшая выборка:

Почему глазки моргают?

Почему я не могу пить воду и дышать одновременно?

Почему у моржей есть клыки?

Почему собаки лают, а кошки мяукают?

Почему солнце ложится спать позже весной?

И затем есть невысказанные вопросы, которые иногда могут расцениваться нами как неправильное поведение. Нам конечно же известно, что двухлетние ребятишки очень часто спрашивают себя: «Что будет, если…?»

Вот какими вопросами задавалась в двухлетнем возрасте моя дочь:

Что будет, если я уроню это яйцо на пол?

Что будет, если я нажму эту кнопку?

Что произойдет, если я положу папину гитару на башню моего замка?

Что будет, если я спущу зубную щетку мамы в унитаз?

Эти бесконечные и часто нелогичные и неестественные вопросы детей могут бросить вызов нашим знаниям и нашему терпению. Но если мы хотим развить детское любопытство, возможно, лучший ответ, который мы можем дать, это просто сказать: «Хороший вопрос. Давайте разберемся.» И разбираться.

Вот как это может выглядеть:

Вместо того, чтобы подавить любопытство малышей, перенаправьте его, если необходимо: «Если ты не можешь этого сделать, то попробуй сделать это!». Если они хотят знать, что произойдет, когда они перевернут коробку сока вверх дном, дайте им возможность поиграть на улице с чашками и кувшином воды. Если они хотят знать, каково это рисовать на стенах, выделите им участок для настенного творчества. Сами при этом не поленитесь создать какой-либо настенный шедевр.

На прогулках не ругайте детей, когда они копаются в земле или песке, рассматривают жуков, собирают листья, камешки и прочие «сокровища». Совместные открытия доставляет наибольшее удовольствие. Как себя вести, если ребенок хочет поделиться с вами своим открытием? Внимание, улыбка и радость, которую вы демонстрируете, обеспечат ребенку мощный стимул для своих исследовательских действий.Когда вы показываете детям, как именно использовать игрушку, они с большей вероятностью будут играть с ней одним способом: способом, который вы продемонстрировали! Но если вы позволите им исследовать игрушку самостоятельно (особенно такую как кубики), они с большей вероятностью найдут новые, творческие способы игры.

На музыкальных занятиях в детском саду я часто использую склонность детей к любопытству. Так в ясельной группе в конце каждого занятия я предлагаю ребятишкам понажимать на кнопки баяна. Восторгу нет предела. Безбрежное поле для детского исследования. Они делают следующие выводы для себя:

  1. За нажатием на кнопку следует звук.
  2. Разные кнопки издают разные звуки.
  3. Если нажать на несколько кнопок, получиться несколько одновременно звучащих звуков.
  4. Звуки бывают грубые(низкие) и тонкие (высокие).

Малыши отличные подражатели. Поэтому, когда любопытство отправляет их на очередное исследование, они используют все имеющиеся у них чувства и каталог своих наблюдений, чтобы попытаться выяснить мир. Подражая взрослым, трехлетний ребенок может вставить вилку в электрическую розетку, подняться слишком высоко по лестнице, ударить себя молотком по пальцам и т.д. Наша задача состоит в том, чтобы обеспечить безопасную и контролируемую обстановку, чтобы ребенок мог выразить свое любопытство продуктивным и здоровым образом.

 

 

 

 

Ещё по теме

data-matched-content-rows-num=»3″ data-matched-content-columns-num=»2″

shkolamuzikant.ru

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о