Мне не помогают антидепрессанты и транквилизаторы: Benrezheb — Антидепрессанты Lyrics | Musixmatch

Содержание

Шесть историй пациентов на антидепрессантах

The Village продолжает неделю «Злая Москва». В течение пяти дней мы рассказываем об агрессии, ненависти и тоске в городе. Этот материал — о том, что депрессия и агрессия — частые спутницы. Мы выяснили у психолога, психиатра и людей, принимавших антидепрессанты, как преодолеть недуг и стать спокойным, уравновешенным человеком.

 

Илья Плужников

доцент кафедры нейро- и патопсихологии МГУ

Агрессия и депрессия, конечно, связаны. В ряде случаев депрессия сопровождается агрессией, обычно когда пациент — юноша 16–20 лет. У пациентов юношеского возраста мы часто наблюдаем депрессии, протекающие без депрессивной симптоматики — тоски, слёз, скованности. Их симптоматика характеризуется раздражительностью, гневливостью, брюзжанием на фоне мрачного настроения. Такие же депрессии наблюдаются в рамках заболеваний головного мозга — черепно-мозговых травм, эпилепсии и других. Больные гневливы, склонны к взрывчатости и агрессивным поступкам.  

Страдающие депрессией люди, даже если не проявляют агрессивного поведения, всё равно показывают повышение показателей агрессивности по сравнению с нормативными значениями. Мы регистрируем это, когда проводим тесты, опросники. Вы понимаете, что умеренная агрессия — это биологическая норма. Совсем неагрессивный человек — неадаптивен, не может противостоять вызовам среды. 

Высокий уровень агрессивности часто предшествует возникновению депрессии. Согласно психоанализу, открытое проявление агрессии табуируется обществом и оно может трансформироваться в чувство вины, в аутоагрессию. При высокой интенсивности депрессии это может привести к суицидальным мыслям.

Важно понимать: депрессия — это заболевание, оно не существует само по себе и обычно проявляется в рамках других болезней. Мы отмечаем, что пациенты с психопатией и с органическими повреждениями мозга более склонны к агрессивным проявлениям, чем больные шизофренией и люди с биполярным расстройством. Когда человек приходит за помощью к психологу, важно адекватно оценить его состояние. Если человек не верит в психотерапию, медитацию, молитву, фитнес, а принимает только фармакологию, можно направить его к психиатру, который назначит лёгкие препараты в умеренных дозах. Лёгкие депрессии могут быть курабельны таким способом.

   

денис иванов

врач-психиатр

Люди попадают к психиатру по собственной воле, когда плохо себя чувствуют, или по направлению из психоневрологического диспансера или больницы. К психиатру может направить практически любой врач: невролог, терапевт, кардиолог. Зачастую депрессии проявляются массой факторов — болями в сердце, потливостью, тревожностью. Если очевидных нарушений в работе внутренних органов нет, проблема может быть психологической, её должен решать психотерапевт или психиатр, он проводит диагностику и назначает лечение. 

Клинический эффект лечения антидепрессантами доказан давно и многократно, все статьи и передачи о вреде препаратов, о том, что врачи специально подсаживают на них пациентов, — ненаучны. Выбор антидепрессантов крайне велик и очень широк. Есть трициклические препараты, классические и самые мощные, они были изобретены первыми. У них больше всего побочных эффектов. Есть препараты группы СИОЗС, они помягче, и побочных эффектов у них поменьше. Нужно сказать, что побочными эффектами обладает практически любое лекарство, именно поэтому важно принимать препараты под наблюдением врача после тщательного обследования. 

Все антидепрессанты фабричного производства. Препараты делятся на оригиналы — когда фармкомпания сама разрабатывает формулу и занимается выпуском лекарства — и дженерики — когда компания покупает готовую формулу. Конечно, лучше покупать препарат, который производит та фирма, которая его изобрела и первая начала производить. Это часто дороже, но эффективнее. По нынешнему законодательству врач не имеет права выписывать рецепт на конкретный препарат, в рецепте всегда обозначается активное вещество. Но он может дать вам перечень лекарств, содержащих это вещество. Найти информацию, какой из этих препаратов является оригиналом, сейчас не сложно.

 

История первая

Я начал пить антидепрессанты, потому что мне было плохо. Настолько плохо, что стандартные советы вроде «возьми себя в руки» или «займись чем-нибудь приятным» не помогали. Я расстался с девушкой, которой посвятил три года, ****** [потерял] свою любимую работу, пытаясь заниматься собственным проектом, который почил в бозе. Думаю, это были причины моей депрессии. Я решил искать помощи у медицины.

Психиатр выписал мне СИОЗС [селективные ингибиторы обратного захвата серотонина] сразу после ингибиторов МАО [моноаминоксидазы], что вообще по всем гайдлайнам не рекомендуется. В итоге у меня были рандомные эмоции, в основном негативного спектра. Что это значит? Ну, вот представьте себе, что перед приходом в столовую на обед вы волнуетесь как перед вступительным экзаменом. Кроме того, я зачем-то тупил и не пил прописанные транки [транквилизаторы], потому что мне казалось, что я должен сам через всё пройти, а не читерить. И боялся привыкания (иррационально боялся, за те две недели курса привыкания бы не возникло).

Эти две недели я вообще мог только приходить на работу, сидеть тупить и уходить домой. Средняя продуктивность — 10 % от моей обычной. Другое дело, что без препаратов я бы даже до работы не дошёл. Больше всего мне помогало рациональное самоубеждение в том, что лекарства мне обязаны помочь и надо просто потерпеть.

Через две с половиной недели стало действительно существенно легче. Потом мне с переменным успехом лучшало в течение последующих месяцев. То есть иногда снова становилось нехорошо, но ненадолго, и это было не так напряжно.
Окружающие ничего не заметили. Близкие ознакомились с базовым курсом психиатрии, а я — с продвинутым. Теперь я сам могу диагностировать депрессию и охреневаю от того, какое количество людей с ней живёт и не знает/не хочет лечиться.

 

История вторая

В первый раз мне выписали антидепрессанты после того, как в самолёте Москва — Анталия у меня отказали мышцы правой стороны лица и левая рука. Этому предшествовало два года отношений с мудаком, который чудовищно истрепал мне нервы и подавил всякую волю к высказыванию собственного мнения (ну в этом я, конечно, сама виновата). Последним гвоздём в крышке моего гроба стало то, что, прилетев в Анталию, выяснилось, что документы мамы не в порядке и нас депортируют обратно в Москву. Мама тут же поспешила упасть в обморок и дистанцироваться от решения проблем, поэтому я сначала заполнила все документы — о том, что претензий у меня ни к кому нет и я по доброй воле лечу обратно, а потом в самолёте просто обмякла и поплыла.  

Врач с удивлением обнаружил, что 23-летние дети могут иметь парез лицевого нерва от стресса, и вручила мне волшебные таблетки, от которых меня, наконец, отпустило. Лицо с рукой заработали, было спокойно и хорошо, дурной мужчина был послан, а жизнь наладилась.

Потом случился второй раз. У меня почти год держалась температура, но ничего не болело. Я побывала у всех врачей, всё было в норме, и терапевт посоветовал искать причину в стрессе на работе. Работа у меня действительно была новая, связанная с макроэкономикой, которой я раньше не занималась, и всё давалось мне без привычной лёгкости. К тому же я работала из дома, не общалась с людьми, это для меня было не очень комфортно. Мне выписали антидепрессанты, я принимала их несколько месяцев, но эффекта не последовало. Спала я и так хорошо, работу сменила, но температура так и не прошла, но вряд ли тут есть вина антидепрессантов.

 

История третья

Пару лет назад у меня начался какой-то самосаботаж: резко упала мотивация, концентрация внимания, стало сложно выполнять интеллектуальную работу, я начала теряться и залипать на простейших заданиях, испытывать постоянную тревогу, неудовлетворённость и желание спрятаться от всего мира под одеяло. Было ощущение, что любое движение — как бег в воде: медленно, трудно, а главное, бесполезно. У меня тогда был объективно непростой период в жизни, но со временем стало понятно, что это не обычная ситуативная тоска, а какой-то глубокий внутренний сдвиг. И попытки взять себя в руки/сменить обстановку/найти новое вдохновение не сработают.

Изредка возникали просветы хорошего самочувствия или даже короткие периоды беспричинной эйфории, но от этого было ещё хуже — стоило только начать верить, что всё снова в порядке, как вскоре мрак сгущался по новой. Какое-то время мне удавалось скрывать своё состояние на работе и не сильно терять в эффективности, но со временем ситуация начала выходить из-под контроля. Возникали вспышки отчаяния — один раз я даже попыталась порезать вены. И я пошла в клинику — к психотерапевту и психиатру. Мне поставили «биполярное расстройство», и в числе прочих лекарств прописали антидепрессант. Параллельно я должна была ходить на психотерапию, но осилила лишь несколько занятий.

Вначале я почувствовала некоторый прилив сил, что скорее можно объяснить самовнушением — у антидепрессантов накопительный эффект и улучшения должны проявляться не сразу. Это ощущение довольно быстро прошло — и дальше я не чувствовала ни побочных эффектов, ни заметного прогресса. Загвоздка в том, что довольно сложно оценить действие препаратов, потому что ты не знаешь, насколько прогрессирует болезнь и как бы всё происходило без них. Даже с лекарствами мне было мучительно сложно делать хоть что-то конструктивное, но, возможно, без них я окончательно перешла бы в диванный режим. Во всяком случае, за тот год, что я их принимала, меня хотя бы не уволили (но тут я обязана и терпению работодателей), я не вышла в окно и даже умудрилась завязать новые отношения. Не особо надеясь на препараты, я начала укреплять здоровье в целом: настроила режим дня, начала заниматься спортом, изменила питание (сократила количество быстрых углеводов).

После года такой борьбы произошло интересное: мне резко (буквально за несколько дней) стало лучше, и я вернулась в нормальное состояние. Возможно, сработал тот самый накопительный эффект или произошла неожиданная ремиссия (так бывает с моим диагнозом). А возможно, мне помог ЗОЖ. С тех пор я больше года живу без антидепрессантов и по большей части хорошо себя чувствую. Бывают дни, когда мне кажется, что всё началось снова, но пока это оказывается ложной тревогой.

 

История четвёртая 

Моя история такая. В 19 лет я пережила сильный стресс, после чего перестала есть. Вообще. Организм не принимал никакую еду, даже воду в себя влить было сложно. Это никак не было связано ни с анорексией, ни с моим внешним видом. Просто реакция на ситуацию. А была я в тот момент в другой стране, без родителей, без права съездить домой (из-за визы). Через две недели, когда уже не было сил выйти из дома, пришлось решать вопрос с помощью сильного препарата.

Врач прописал мне антипсихотический препарат. Очень сильная вещь. Помню, приняла его, тут же вырубилась на два часа и проснулась с ЖУТКИМ голодом. Могу честно сказать, что тогда этот препарат меня спас. Я стала очень спокойным и даже, как мне казалось, счастливым человеком. Всё, что болело и мучило, будто аккуратно вырезали. Интересовали в основном сон и еда. Такое счастливое овощное существование.

Сходить с этого препарата нужно было очень аккуратно. Сначала нужно было перейти на более лёгкий. Потом, под контролем психотерапевта, уйти от таблеток совсем. 

 

История пятая

Мой путь к антидепрессантам был тернистым: несколько лет назад внезапно умер мой самый близкий человек, и я поняла, что не справляюсь с горем. Пошла на психотерапию (хотя до этого считала подобные явления шарлатанством и уделом самовлюблённых снобов), а мой психотерапевт посоветовал сходить ещё и к психиатру. Психиатр поставила диагноз «клиническая депрессия» и прописала мощные антидепрессанты. Помню, что они дорого стоили и их нужно было заказывать в аптеке отдельно — их ждали несколько дней и продавали, разумеется, только по рецепту. Психиатр сказала, что курс в моём случае должен занять не меньше полугода. Кстати, при приёме антидепрессантов нельзя употреблять алкоголь. Договорились созваниваться раз в месяц и обсуждать моё состояние.

Состояние изменилось — помню, что в первое время после начала приёма я могла проспать двадцать часов подряд. Где-то через месяц заметила, что реагировать на всё стала гораздо более спокойно. Потом начались чудовищные проблемы с кожей лица, которые, очевидно, были вызваны именно приёмом антидепрессантов. Ещё через три месяца я вдруг начала понимать, что не чувствую себя собой — вместо радости или грусти я испытывала их жалкое подобие. Эмоциональный диапазон у меня был как у зубочистки.

Я подумала ещё немного и осознала, что такая жизнь — не для меня, и решила бросить пить таблетки, не посоветовавшись об этом с психиатром. Это, конечно, безответственно, но я представила, что она начнёт меня отговаривать, а жить под антидепрессантами стало совсем невыносимо. Я продержалась на них около пяти месяцев и больше возвращаться в такие условия не планирую.

 

История шестая

Пять лет назад я впервые ясно ощутила все синдромы затяжной тоски: бессонницу, потерю аппетита и интереса ко всему, что происходит вокруг. Пара сеансов с психотерапевтом закончились рецептом на антидепрессанты. Я начала их принимать, но единственной переменой в жизни стало появление коротких вспышек хорошего настроения и нормализация сна. При любой попытке снижения дозы все первоначальные симптомы возвращались. Жалоб на побочные эффекты, впрочем, не было.

Спустя три месяца я отказалась от услуг врача и приёма таблеток и решила справиться сама. Оборвала все связи с дураками, через силу начала гулять, ездить в небольшие путешествия и практиковать все остальные атрибуты счастливой жизни. Пару месяцев спустя время и политика принуждения к счастью сделали своё дело — казавшаяся беспробудной хандра всё-таки сошла на нет. С тех пор последовательное устранение всех внешних раздражителей мне кажется куда более эффективной мерой, чем приём специальных препаратов.

 

Фотографии: surrealisticSoother, ken_mayer, proimos, nathancongleton, hamedmasoumi, anton bogomolov, danielpaixao

 

Что делать, если психиатр и антидепрессанты не помогают справиться с подавленным состоянием и кучей комплексов?

Ваше состояние может быть депрессией. Поэтому, вначале про определение депрессии.

Грубо говоря, подавленное состояние, если длится до 2 недель, депрессия — свыше 2 недель. Подавленное состояние нам субъективно неприятна, но она помогает нам пережить утрату, поэтому подавленное состояние это не плохо, это нормально. Депрессия нам тоже субъективно неприятна, но она вредит нам, и поэтому это плохо.

Некоторые признаки депрессии — хроническая усталость, апатия, мысли о суициде, отсутствие интереса к чему-либо. Депрессия, часто, это сигнал о том, что человек делает что-то, что не нравится его организму, и организм, чувствуя это насилие, начинает переходить в режим ожидания внешнего события (чуда, спасения, любви, смерти), при этом замораживая все внутренние процессы (интересы, желания, работу внутренних органов).

Причины.

Причин достаточно много. Как правило — это совпадение множества факторов. Это и генетика, и питание, и детские травмы, и взрослые травмы. Точно пока никто не знает. В каждом случае будет какой-то свой индивидуальные набор причин.

Как появляется депрессия (психологические аспекты).

Часто детство таких людей связано с отсутствием похвалы и признания, но с большим количеством критики и контроля, а иногда и домашнего насилия. В результате появляется привычка не слышать свои настоящие желания, зато они хорошо умеют слышать то, что «надо делать», т.е. желания других людей. В результате их сознание перестанет чувствовать эмоции , из-за этого человек начинает чувствовать бессмысленность своей жизни. Чувствовать себя никчемный, т.к. не смог достиг более высокой цели, а все что достиг — не имеет значения для оценки своей значимости.

Коррекцию депрессивного поведения, а также лечение депрессии проводят опытные психологи и психотерапевты. Самостоятельно можно только отвлечься на время, научиться ее анестезировать (алкоголь, наркотики, трудоголизм, любовная зависимость, склонность к риску и т.п.). Соответственно лекарство выбирайте в зависимости от целей. Если хотите быстро отвлечься — анестезируйте, Если хотите надолго избавиться — меняйте ценности.

Депрессия появляется из-за того, что человек не умеет выражать свои чувства, в результате появляется в теле много мышечного напряжения и тревоги, которая мешает что-либо делать, и появляется невыносимая усталость от этого.

Более подробно про причины депрессии можно узнать в видео здесь.

Т.к. депрессия связана с установками человека, а таблетками невозможно изменить установки, поэтому таблеточное лечение депрессии в большинстве своем, неэффективно.

Пути выхода из депрессии.

У разных психологов есть разные способы выхода из депрессии, привожу один из известных мне и проверенных методов:

  • повысить чувствительность тело, где живут чувства,
  • научится адекватно идентифицировать свои чувства,
  • научиться адекватно выражать свои чувства,
  • научится получать удовольствие после выражения своих чувств.

В результате такой работы у человека перестает накапливаться напряжение и вместо усталости появляется удовлетворенность и расслабленность.

Факты об антидепрессантах — iFightDepression [RU]

Многие люди, страдающие депрессией, успешно лечатся антидепрессантами. Несмотря на их доказанную эффективность, среди населения существует много проблем и мифов об этом типе лечения.

 

Современные научные исследования показывают, что:

  • Антидепрессанты не вызывают привыкания
  • Антидепрессанты не являются стимуляторами или транквилизаторы и не вызовут у Вас маниакального состояния
  • Антидепрессанты – это не то же самое, что антипсихотические препараты
  • Антидепрессанты нормализуют баланс нейромедиаторов в мозге

Антидепрессанты не работают сразу:

  • Депрессивный эпизод не исчезнет в одночасье, даже если Вы принимаете эффективное лекарство
  • Антидепрессанты не работают сразу после начала приема
  • Обычно необходимо от 2 до 6 недель ежедневного приема антидепрессантов, прежде чем Вы почувствует улучшение.

Не следует внезапно прекращать прием антидепрессантов:

  • Важно продолжать принимать антидепрессанты, которые Вам были выписаны, даже после того, как Вы почувствовали улучшение;
  • Раннее и внезапное прекращение приема антидепрессантов повышает риск возобновления депрессии
  • Чтобы уменьшить риск возобновления депрессии, антидепрессанты следует принимать от 4 до 9 месяцев после начала первого эпизода
  • В зависимости от конкретной ситуации, может потребоваться продолжить лечение в течение более чем 9 месяцев.

 

Существуют и другие группы лекарственных препаратов, у которых эффекты полностью отличается от тех, которые есть у антидепрессантов:

Антипсихотики/нейролептики, используемые для лечения психозов и шизофрении

Анксиолитики и снотворные (транквилизаторы/лекарства, вызывающий сон), такие как бензодиазепины, используются для купирования симптомов тревоги и бессонницы. При приеме этих препаратов имеется высокий риск развития зависимости

Бензодиазепины, принимаемые ежедневно более 6 недель, могут привести к зависимости

На людей старшего возраста бензодиазепины могут оказывать токсическое действие, вызывающее схожее с депрессией состояние, и когнитивные нарушения.

Антидепрессанты и с чем их едят. Как я лечил депрессию у дорогого психиатра — Нож

Все началось с того, что однажды утром в феврале 2015 года я не смог встать с кровати. То есть я встал, но ног как бы не было, и я упал.

Ощущение отсутствия ног мне знакомо с детства.

Лет до семи я был жутким аллергиком, и мне прописывали как сильное антигистаминное димедрол — по какой-то крошечной четвертиночке. Таблетки от меня не прятали, полагаясь на мою сознательность (я читал толстые взрослые книги). Но мне так надоело болеть, что я, рассудив, что чем больше таблеток приму, тем быстрее выздоровею, как-то раз съел все четвертинки, которые были в пачке, всего около двух таблеток димедрола. И уснул в кресле, поджав под себя ноги. Когда я проснулся, их как бы не было.

Психосоматика, догадался Штирлиц. Вот это чувство, что ног нет, и намекнуло мне, что пора к врачу — к какому, пока еще было не очень понятно.

О депрессии сейчас написано немало дельного, и радует, что вроде бы уходит представление об этом биохимическом расстройстве как о «плохом настроении», когда «грустно», «не хочется ничего делать» и можно только «сидеть у окна и смотреть на осенние листья». Делать что-либо осмысленное действительно становится западло.

Мой случай, как потом мне объяснил психиатр, был сравнительно простым и безопасным. Даже если и появились бы серьезные суицидальные намерения, воплощать их все равно было бы западло.

Осенью 2014-го я стал тупеть — интеллектуально, эмоционально, нравственно. Постепенно отваливались способы получения удовольствия от работы, общения, творчества.

Мне не было тяжело или плохо, мне было никак. Я одинаково безучастно, как видеорегистратор, наблюдал и за играющими на детской площадке детьми, и за примеряющими в торговом центре классные туфли красивыми девушками, и за просящими милостыню опухшими бомжами. Наконец, хоть какую-то обманчивую химическую реакцию, легонький дофаминовый приход перестал из меня выжимать и алкоголь. Просто вечером нужно было как-то отключиться до завтра; можно было в целях экономии просить соседей, например, каждый вечер вырубать меня ударом по голове — но ведь это усилие, авантюра, общение. Мне было западло. Цепочка «работа — магазин — кровать» еще работала по инерции. Пока тем утром я не упал по причине «отсутствия» ног.

В итоге мне помогли коллеги, заметив, что я иногда «зависаю» и не реагирую на обращенные ко мне вопросы.

По очень большому блату я попал к очень крутому психиатру. По этическим соображениям я не стану называть его имя и место работы.

Прием у него, наверное, стоил дорого, а меня он лечил бесплатно — повторюсь, по очень большому блату. (Уже после курса лечения я однажды чуть не нарушил врачебную тайну со своей стороны: работая корреспондентом на мероприятии, посвященном профилактике наркомании, я увидел этого психиатра среди экспертов и радостно зашептал коллегам: «А это мой врач!» Коллеги ничего не поняли, но на всякий случай отодвинулись.)

Я приехал к психиатру в его офис. Психиатр выглядел, как идеальный чеховский врач — ему не хватало лишь золотого пенсне и какого-нибудь барашкового воротника. Ничего особенного не происходило. Он мягко попросил меня рассказывать, в чем дело, и стал рассматривать меня. Этот взгляд я помню хорошо: внимательный, но не сверлящий, прямо в глаза, но в то же время ненавязчивый; взгляд как бы внутрь меня.

Как я понял позже, он не столько слышал, сколько видел меня.

Мой рассказ был унылым и невнятным, как заготовка статьи в Википедии. Дослушав, врач предложил мне «на недельку» лечь в психоневрологический диспансер.

И я испугался, что сейчас зайдут санитары со смирительной рубашкой.

— А что у меня?

— Депрессия.

— Об этом я догадывался. А какая именно? И отчего?

— Это сложный вопрос. Я могу ответить на него чуть подробнее, если понаблюдаю вас какое-то время.

Врач говорил просто и мягко и выглядел ну очень по-чеховски. Ему не хватало, например, часов на цепочке и какой-нибудь мерлушковой шапки.

— Я не хочу в диспансер. Дома мне будет лучше.

— Как скажете, — так же мягко и просто ответил врач. Санитаров с галоперидолом по-прежнему не было. — Вы когда-нибудь пробовали психотерапию?

Я рассказал ему, что недавно по совету знакомых побывал у другого врача («…психотерапевта», мягко поправил собеседник), которая посоветовала мне «разделить» свою личность «на облачка» и описать, что чувствует и чего хочет каждое облачко.

Мой чеховский врач по-доброму рассмеялся:

— Да, это они умеют… А вы, простите, занимаетесь каким-нибудь творчеством? Может быть, что-то пишете?

— А вы с какой целью интересуетесь?

— Ну по вам многое видно. Вы могли вместо описаний своих симптомов рассказать, например, о любимых блюдах или творческих замыслах. Я же не очень слушаю, что вы говорите. Я смотрю, как вы говорите. Как сидите, двигаетесь, смотрите — моторика, темп речи, зрачки, жестикуляция. У вас, скорее всего, эндогенная депрессия. Вы, как человек пишущий, будете пытаться мне соврать, и это может замедлить наше лечение. Врать мне бесполезно. Разговаривать с вами бессмысленно. Поэтому давайте просто лечиться.

(«…голубчик», хотелось мне добавить за врача, пока он писал рецепты. Ох, как ему не хватало жилета и колокольчика для вызова прислуги. Или санитаров, — по-прежнему боялся я.)

— Приедете ко мне послезавтра. Если почувствуете что-то не то, звоните.

Итак, паксил (торговое название), он же пароксетин — популярный сегодня антидепрессант, селективный ингибитор обратного захвата серотонина. Стимулятор (утром).

Действие: незаметное, и, раз уж мне так полюбилось это слово, мягкое. В первую неделю не чувствуешь примерно ничего. Затем постепенно возвращаются забытые из-за депрессии ощущения: цвета становятся ярче, импрессионистичнее, звуки — объемнее, музыка заходит вообще любая, офигенные гармонии слышишь даже на радио «Шансон». Оживают здоровые и неполиткорректные рефлексы: опухший и обоссаный гражданин на вокзале вызывает страх и отвращение, симпатичные женщины — сексуальное влечение.

Побочка: оно, влечение, возрастает дичайше, и об этом чуть позже.

Растет двигательная активность — но совсем не так, как у матери главного героя в фильме, прости господи, «Реквием по мечте». Никто не скрипит зубами и не отдраивает в сотый раз квартиру. От холодильника не убегаешь, а наоборот, все чаще преследуешь его. Хочется не спеша делать руками что-нибудь приятное и успокаивающее, например готовить, — и тут появляются отличные условия для развития следующей побочки.

Дичайше пробивает на жор, о чем в первую очередь предупреждал врач, сопровождая прогноз классической врачебной оговоркой — «все индивидуально». Моя индивидуальность выразилась в сильной тяге к сладкому, а именно к мороженому и конкретно — к пломбиру в вафельных стаканчиках. Почему? Наука пока не в состоянии дать ответ, но тут нелишним будет заметить, что одним из аргументов за легализацию «легких наркотиков» является то, что среди них есть те самые антидепрессанты — растительного происхождения.

С конца февраля по начало мая, пока я принимал паксил, я сожрал этого мороженого столько, что и сейчас не могу на него смотреть. Друзья, с которыми я тогда снимал квартиру, открывали туго набитый стаканчиками морозильник, и на них вываливались мои запасы.

Друзья знали о моем лечении, но беспокоились, не много ли столько сахара в одно лицо, но я объяснил им, что Так Надо. В конце концов, они были рады, что я выхожу из состояния, которое раньше толком и описать не мог.

Что характерно, я почти не располнел — скоро мне захотелось физкультуры, и я никогда не бегал и не висел на турнике во дворе с таким наслаждением, как тогда.

Комментарий врача: «Так Надо. Ешьте на здоровье. Бегайте с удовольствием».

Сонапакс (торговое название), он же тиоридазин — легкий антипсихотический препарат. Транквилизатор (вечером). В моем случае прописан как снотворное.

Действие: быстро восстановил убитый алкоголем сон. Спишь по 10 часов, но не чувствуешь себя овощем. Наоборот, после пробуждения — энергия, энтузиазм, эйфория и другие приятные вещи на букву «э», которые подчеркиваются стимулирующим действием паксила. Сновидения простые, хорошие; снятся в основном бабы.

Побочка: она в моем случае была одна, но зато стремная: либидо от паксила возрастает дичайше — а сонапакс ухудшает потенцию, в частности затрудняет эякуляцию. Лихо встает — и ВНЕЗАПНО падает. К апрелю я ожил настолько, что завел несколько ни к чему не обязывающих романов, причем оно все как-то само.

Знакомства были как в дешевых ромкомах: нечаянно столкнулись в магазине, помог девушке собрать оброненные кабачки, и понеслась.

Или не понеслась.

Короче, сон в то время был для меня ценнее секса, и я сосредоточился на творчестве и самообразовании для новой работы. Классически сублимировал суходрочку.

Комментарий врача: «Надо немного потерпеть. Займитесь пока чем-то полезным».

Возможно, мой чеховский доктор немного интересничал, когда говорил, что психотерапия для меня бессмысленна, дразнил мои писательские понты. На самом деле мы с ним много разговаривали. Я приезжал к нему два-три раза в неделю и рассказывал — все, как он иронически предсказал в самом начале, — о своих кулинарных экспериментах и творческих замыслах. О том, что я уже не могу смотреть когда-то горячо любимую Германику, а лучше всего теперь заходит чудесный английский мультик «Барашек Шон» (вы можете сами представить, как мягко смеялся врач и как в моем представлении ему не хватало какой-нибудь «шаляпинской» шубы).

Однажды я пожаловался ему, что во время депрессии понимал, что болен, но мне было никак. Теперь же я знаю, что здоров, но мне постоянно грустно.

— Это и есть вы настоящий. Вы грустный, а грусть таблетками не лечат — да и надо ли? — сказал врач и начал снижать дозировки.

Я очень благодарен этому человеку.

Выводов немного, и они простые:

— не стоит путать биохимические расстройства и особенности характера;

— не надо запускать состояния, когда вам не просто грустно, а объективно плохо, тяжело или никак. Если у вас не окажется блата и денег, а у вас этого, скорее всего, не окажется, просите помощи и денег на хорошего врача у близких и друзей. Выздоровев, заработаете и вернете;

— препараты, не прописанные врачом (в особенности легальное в большинстве стран наркотическое средство этанол), вряд ли вам помогут. Как сформулировал когда-то Пелевин, может, без дури оно поумнее будет.

Не болейте и радуйтесь солнечным зайчикам, птичкам, снежинкам и мандаринкам. Эти вещи на самом деле неплохо вставляют, если химия мозга в порядке.

Успокоительные препараты ежегодно уносят жизни до 23 тыс. американцев

Американцы все чаще умирают от транквилизаторов. Таблетки от тревоги убивают до 23 тыс. человек ежегодно. К такому выводу пришли ученые из университета Пенсильвании в Филадельфии. С 1996 года число летальных случаев, связанных с приемом успокоительных препаратов, выросло в четыре раза, хотя часто в медикаментозной терапии нет необходимости, подчеркивают исследователи. Подробности — у Альбины Хазеевой.

О том, что транквилизаторы и антидепрессанты прочно вошли в быт американцев, можно судить даже по голливудским фильмам. Во многих кинолентах герои упоминают валиум, или, скажем, ксанакс. О том, к чему приводит увлеченность таблетками от хандры, посвящен роман Элизабет Вурцель «Нация прозака» — книга попала на прилавки еще в середине 90-х и быстро стала бестселлером. Аудитория таких препаратов в последние годы значительно помолодела. По данным Центра по контролю и профилактике заболеваний США, антидепрессанты принимает каждый девятый житель страны в возрасте от 12 до 18 лет — в четыре раза больше, чем 20 лет назад. Рецепты на покупку транквилизаторов, в свою очередь, есть примерно у пятой части населения, выяснили ученые из Филадельфии. Успех пилюль для борьбы с тревогой и стрессом в американском обществе можно назвать культурологическим феноменом, считает профессор Европейского университета в Санкт-Петербурге Иван Курилла.

«Культура, в которой степень индивидуализма очень высока, не принято лезть друг другу, что называется, в душу или плакаться соседу, и поэтому очень высоко отчуждение личных эмоциональных контактов. То есть почему люди постоянно ходят к психотерапевту — потому что не принято постоянно изливать свои проблемы, душевные обиды друзьям и близким. С этим же связано и то, что человеку некуда пойти, если он не может позволить себе психотерапевта, и легким решением являются антидепрессанты. Был период, когда их запланировали как средство от всего, от любых проблем, и это тоже сработало», — пояснил Курилла.

В том, что прием антидепрессантов все чаще приводит к летальным исходам, нельзя винить фармацевтические компании. Как правило, причиной является передозировка. По мнению исследователей из Университета Пенсильвании, сегодня врачи выписывают пациентам большие дозы антидепрессантов, чем 10 или 20 лет назад. А сами американцы нередко сочетают их с опиоидными обезболивающими — в 75% смертей наблюдался именно такой коктейль. Получается, что можно говорить лишь о неправильном приеме лекарств, отметил врач-психиатр Андрей Бабин.

«Если говорить о США, то как страна, где существуют очень высокие, может быть, самые высокие в мире требования к правомерности выписки рецептов на психотропные препараты, нет никаких сомнений, что если препарат выписывают, то он выписывается в соответствии с протоколом терапии. Психотропные препараты не могут никого убить, условно, пациент может накопить препарат и совершить суицид. Но если говорить о статистике суицидов, то в США она ничтожна», — заверил Бабин.

С 1994 года продажи антидепрессантов в США выросли на 400%. Такие препараты стали чаще покупать и в других странах. Так, в Великобритании за последние 25 лет спрос увеличился в шесть раз, а в Швеции с 1980 года в 11 раз. В России потребление таблеток от тревоги тоже растет: в первом полугодии прошлого года, к примеру, было продано больше 80 млн упаковок антидепрессантов и транквилизаторов — на 16% больше, чем за аналогичный период 2014 года. Однако для производителей Соединенные Штаты пока остаются рынком номер один в мире, сообщил директор НИИ организации здравоохранения и медицинского менеджмента Давид Мелик-Гусейнов.

«Сейчас в Америке любой практикующий врач при лечении какой-то хронической болезни обязательно порекомендует тот или иной антидепрессант. Допустим, больные диабетом, онкологией, правильно принимающие антидепрессанты, живущие вне стресса, доказано, что живут гораздо дольше и комфортнее, чем те, которые их не принимают. Повальное увлечение антидепрессантами находится в сложном положении — дело в том, что принимать эти препараты нужно, наукой доказано, но с другой стороны, как сделать так, чтобы они принимались рационально, пока очевидного решения в этом вопросе нет», — подчеркнул Мелик-Гусейнов.

Потребителями транквилизаторов и антидепрессантов в США с недавних пор являются и животные. Как подсчитала Американская ассоциация товаров для домашних питомцев, такие препараты регулярно получают около 3 млн собак — таким образом их хозяева, в частности, пытаются успокоить своих любимцев, когда на весь день уходят из дома.


Как я слез с антидепрессантов. На что похожа депрессия, почему без… | by Alexander Amzin

Эту статью я пишу воскресным вечером незадолго до Нового года. Я встал в 7:30 — на час позже обычного. Разобрал почту и файловый архив. Посмотрел в охотку пару серий совсем не позитивных сериалов. За полтора часа подготовил дайджест для своего канала на три дня вперед. Я вспомнил о зарядке, покачался, используя табуретку в качестве лавки, дождался, пока мышцы заболят.

Затем мы с женою в четыре руки приготовили обед. Если останется сегодня время, займусь правкой верстки книги, пришедшей из издательства или же встречусь с друзьями. Еще я каждый день делаю зарядку, правда, не очень активно, просто чтобы мышцы заболели.

Еще два года назад я не мог позволить себе этой простой бодрой жизни. У меня диагностировали настоящую депрессию, точнее — биполярное расстройство. Приливы маниакальной энергии сменялись все более длинными периодами ничегонеделания. Моя батарейка была пуста.

В английском языке есть выражение to have too much on my plate. У каждого человека есть метафорическая тарелка, и положить на нее больше никак не выходит. Моя тарелка съежилась до размеров чайного блюдца. Я отказывался от одного проекта за другим.

Впрочем, аппетита разобраться с тарелкой тоже не было. Была надежда накопить небольшой заряд энергии или хотя бы дождаться очередного прилива бодрости. Я пытался заспать тяжелое состояние. Выключиться из жизни.

Удивительным образом тяжелое состояние не влияло на мой творческий потенциал. Просто я делал все в последний момент и для других. Собственные дела не делались, а идеи не реализовывались.

Ушла стабильность. Ведь если ты не уверен, что можешь вкладываться каждый день, нет никакого смысла рассчитывать на себя.

Все, что изложено в этом тексте — исключительно личный опыт. Полностью он не подойдет никому. Даже мне, ведь через два года я совсем другой человек, который с отстраненным любопытством читает собственный дневник. Цель этого текста — заставить вас обратиться к врачу, а затем постепенно выработать программу действий.

Вы обязаны слушаться врача. Нельзя «слезть с антидепрессантов», если их вам не назначили. В очень многих случаях вы просто не выберетесь без таблеток или любых других назначений. Если ваш врач вами занимается плохо, найдите другого. Желательно найдите платного врача.

Если у вас диагностировано депрессивное или схожее состояние, ваш врач называется «психиатр», а не «психолог» и не «психотерапевт». Он прописывает лекарства, а не просит рассказать о детстве. Он считает (обычно обоснованно), что сломан ваш обмен веществ. Психолог и психотерапевт — это такая группа поддержки, которая может вовсе не присутствовать в вашей жизни. Например, я не ходил к психотерапевту. Слышал, другим помогает.

Если вы «просто по жизни грустненький», вам стоит зайти к врачу. На всякий случай. Природа создала нас бодрыми и сильными, грустные и медленные обычно не выживали. К счастью, сейчас условия для выживания очень мягкие, поэтому выживают даже те, у кого не было шансов. Например, у меня диабет первого типа, и не требовалось бы никакой депрессии, чтобы не существовать в дикой природе. Если у вас не хватает сил жить, работать и радоваться собственным усилиям — обратитесь к врачу.

Если у вас всерьез промелькнули суицидальные мысли, СРОЧНО обратитесь к врачу. Никогда не пытайтесь их проговорить с неспециалистом. Если вы уже пьете какие-то таблеточки, срочность удваивается — те же антидепрессанты в определенный момент могут усилить желание покончить с собою.

Психоактивные вещества — не ответ, хотя могут быть инструментом. Помните, лекарства назначает врач. Остальное контролируете вы и при малейшем сомнении консультируетесь. Если я сейчас решаю принять что-то сильнодействующее без назначения, я обязательно информирую врача и ни в коем случае не нарушаю запреты. Например, сразу двое врачей запрещают мне алкоголь, который и без того депрессант, и я не пью. Но, скажем, по требованию врачей я с середины девяностых пил много опасных веществ, начиная с барбитуратов в довольно нежном возрасте.

Готовы? Тогда поехали.

Удивительное дело, но когда у меня не было депрессивного состояния, я не понимал смысла слов, которыми описывалась депрессия. Пережив ее, я верю — любой потенциальный пациент узнает это состояние моментально. Остальные будут говорить «соберись, тряпка». Описать нельзя, можно только пережить. Но, как и остальные, я попробую сформулировать.

Депрессия — состояние, уничтожающее вашу волю. Для внешнего наблюдателя она похожа скорее на лень с нерешительностью, чем на грусть, с которой ее обычно сравнивают.

Человек не чувствует в себе не то что желания — возможности совершить даже самое простое действие. Многие здоровые люди легко могут представить себе нежелание сделать утром зарядку, почти переходящее в невозможность. Теперь усильте это ощущение и примените его к таким вещам как встать, выпить стакан воды или почистить зубы.

Так как на больного постоянно давит внешний мир, постоянно заставляя делать те или иные вещи, он может замкнуться в себе или, напротив, быть раздражительным.

На все это часто наслаиваются различного рода зависимости. Чаще всего — пищевая (пирожные, сладости и фастфуд на короткое время обеспечивают кажущийся прилив сил) или игровая (получить ощущение прогресса в игровом пространстве гораздо проще, чем в реальной жизни).

До нежелания выпить стакан воды у меня не дошло. А вот ежедневно тратить по два часа на ВЫБОР игры, в которую я хотел бы поиграть, и так ни на что не решиться из-за отвращения — легко. Если вы узнали в этом описании себя, обратитесь, черт побери к врачу.

Если отвлечься от фармакологии, то все техники сводятся к одному. Врач, таблетка и некоторые простые методы, о которых речь пойдет дальше, возвращают вам волю к жизни. С одной стороны, к вам медленно возвращается желание что-то делать. С другой, радость от сделанного.

Чем плоха депрессия? Вы не можете ничего делать. Ничего не сделав, вы не получаете результат. Не получив результат, не получаете вознаграждения. Не получив вознаграждения, не получаете мотивации для перехода к следующей задаче. Это порочный круг, удавка, которая стягивается вокруг вашей шеи.

Чтобы распутать удавку, надо аккуратно и контролируемо приучить вас к успеху, каким бы маленьким он ни был. Потом добавить немного веса, убедиться, что вы держите. Еще. Еще. Еще. И так до сверхчеловека. Шутка.

К 1980 году человечество научилось прыгать почти на 9 метров в длину

Представьте, что вы живете на левом берегу речушки, а ваша цель находится на правом, всего в шести метрах. И вам говорят, что единственный способ пересечь реку — одним прыжком. Вы открываете энциклопедию, и узнаете, что в конце 19 века мужчины научились прыгать на 7 метров 23 сантиметра. Вы не суператлет, но прыгнуть на 6 метров — в пределах возможного для человека 21 века. Но вот беда — вы не можете этого сделать с первого раза. Нужно пару лет тренироваться. НИ ОДИН ЧЕЛОВЕК не прыгнет на 6 метров в длину без подготовки.

Путь из пучин депрессии занимает много времени. В словах «медленно возвращается желание что-то делать» ключевое слово «медленно». Более того, у меня для вас плохая новость (обещаю, единственная в этой статье). С большой вероятностью ваша депрессия с вами на всю жизнь. Хорошая новость: в вашей власти не давать ей воли. Новость еще лучше: чем дальше вы пройдете по этому пути, тем легче контролировать вашу депрессию.

Слезание с антидепрессантов начинается задолго до уменьшения дозы. Смотрите, как у вас все было:

  • Мне нехорошо
  • Не пойду ни к какому врачу
  • Пошел к врачу
  • Долгая диагностика
  • Долгий подбор нужного препарата
  • Препарат через несколько недель начал действовать, и я чувствую разницу
  • А вот и побочки
  • ВЫ НАХОДИТЕСЬ ЗДЕСЬ

Я давно в этом деле и понимаю, что статью будут читать и те, кто еще не ходил к врачу. СХОДИТЕ К НЕМУ. Не принимайте никаких решений до похода к врачу и как минимум пяти встреч с ним, включая коррекционные.

Давайте я расскажу, как дошел до пункта «ВЫ НАХОДИТЕСЬ ЗДЕСЬ».

Первые три пункта (нехорошо, не пойду, пошел) я, кажется, объяснил достаточно подробно. В моем случае проявилось постоянное снижение настроения, но ни о каком психиатре я даже не думал. Просто пожаловался своему эпилептологу, и получил направление к психиатру.

Каждый случай уникален. Уникальность моего состояла сразу в трех моментах:

  • привычка и необходимость много и продуктивно работать
  • увеличенная вероятность депрессии из-за диабета
  • препарат, прописанный эпилептологом, по совместительству прописывается психиатрами как нормализатор настроения (в начале пути я об этом не знал). Соответственно, он смягчал любые симптомы и не должен был конфликтовать с тем, что пропишет психиатр дополнительно.

Поэтому психиатр и эпилептолог были знакомы и находились на связи.

Долгая диагностика. У нас ушло несколько недель, если не месяцев, чтобы понять: то, что мы принимали за оргазм, оказалось астмой. Вернее, специалисту надо было понять, всегда ли я такой, или настроение меняется. А если меняется, то как. А периодичность? А сезонность? Много других вопросов. Помните препарат, нормализующий настроение? Пытаться на его фоне ловить перепады в настроении — непростая задача.

Долгий подбор нужного препарата. Вы счастливчик, если назначенное лекарство подошло с первого раза. Гораздо вероятнее, что на пути вы столкнетесь с безумными снами, тошнотой или желанием совершать странные поступки. Еще можете обнаружить, что даже на фоне химического счастья трудно получать удовольствие от вещей, которые мы просто обязаны любить — например, от еды или секса.

Прием практически любого антидепрессанта сопровождается побочными эффектами. Именно побочные эффекты часто вынуждают нас пытаться снизить дозу. По иронии судьбы, период отвыкания характеризуется собственными прелестями (в этой статье не описывается, но отвычка сама по себе может привести к нежеланию когда-либо возвращаться к антидепрессантам).

Момент, когда у вас все вроде начало получаться, но есть нюансы — ключевой для того, чтобы разобраться, как дальше жить.

Таблетка возвращает вас в состояние души, при котором вы можете нормально функционировать. Для человека, пережившего депрессию, это в прямом смысле подарок небес. Депрессивные эпизоды быстро забываются, и вы несколько месяцев наслаждаетесь новым состоянием.

Потом вам становится мало, ведь побочные эффекты никуда не делись. К этому моменту ваш мозг неправильно решает, что надо избавиться от препарата, а там уж как-нибудь справимся.

На деле вам надо появившуюся силу духа употребить на организацию своей жизни, пока вы это можете.

Ни в коем случае нельзя брать на себя слишком много обязательств. Тренироваться в прыжках в длину мы будем потихоньку.

Я, как и многие, начал свой путь со стакана воды.

Установил на телефон приложение Fabulous (через некоторое время она становится платной; есть недостатки). Наверное, можно использовать блокнот, будильник на телефоне или еще что-то; я рассказываю о собственном опыте. Подчеркну — дальнейшее следует читать не как «приложение спасло меня от депрессии», а как «я нашел инструмент, заточивший мою волю».

Идея Fabulous заключается в упорядочивании вашего дня. Она не вмешивается в ваши дела. Вместо этого появляются слоты рутины — утренний, дневной и вечерний. Вы потихоньку заносите маленькие полезные привычки и следите за тем, чтобы все в рутине было выполнено. После условной недели стакана воды добавится короткая разминка. Потом вкусный завтрак. Потом обязательный пункт «отпраздновать успех». Потом написать список дел на день. И так далее.

Три рутинных слота образуют каркас вигвама, то есть вашего дня. Постепенно к каркасу добавляются и другие важные вещи.

Одна из них — управление вашей энергией. Дело в том, что никакое приложение не поможет, если вы будете ложиться за полночь, а вставать к полудню. Или если не будете высыпаться. Или, напротив, будете валяться по 16 часов кряду.

Поэтому в какой-то момент вам придется принять жесткое решение: лечь спать до полуночи и проснуться пораньше. Для меня после многих проб удобным оказался график лечь в 23, проснуться в 6:30. Он держался довольно долго, сейчас я немного от него отступил, и с 2020 года вернусь.

Идея встать пораньше вообще очень продуктивная. Помните, как на человека в депрессии налегает сразу целый мир? Так вот, мир в 6:30 еще спит. Можно не проверять почту. Можно поработать час над своим секретным проектом. Или подумать. Или повести дневник. Или неожиданно для самого себя приготовить еще спящим родным завтрак; или сходить за ним в кафе.

У вас есть полтора-два свободных часа. Даже если новый день будет таким же депрессивным, как и предыдущие, вы немного продвинетесь благодаря утренним часам.

Подумать о смысле жизни я сегодня забыл, как бы говорит мне приложение

На это надо убить минимум пару месяцев. В какой-то момент вы дойдете до точки, в которой приятель, очередная статья или приложение предложат вам помедитировать. Соглашайтесь, но на своих условиях.

Вот эти условия:

  • Каждая медитация должна избавлять вас от тревог или приближать к важному жизненному решению. Пробуйте, пока не нащупаете ваш любимый вид медитации. Потом пробуйте еще;
  • Медитация, аутотренинг или бог знает какие еще ухищрения должны укреплять две мышцы. Во-первых, волю, которой у вас не будет без таблеток. Во-вторых, решимость жить своей жизнью, а не по указке извне. Здоровый человек может позволить себе плыть по течению. У вас вечный штиль, и чтобы двигаться, надо грести в ту сторону, куда вам надо.
  • Пришедшие мысли фиксируйте, но не обязательно перечитывайте. Каждую неделю вы становитесь сильнее. И хотя прогресс так сразу и не приметить, зачем вам перечитывать дневник слабака?

Ваш день должен стать самоподдерживающейся системой, которая заставляет одновременно двигаться вперед, думать о цели, расслабляться и уходить в сон с чувством исполненного долга.

Говорят, чтобы отрастить бороду снаружи, надо отрастить ее изнутри. С дисциплиной, волей и решимостью то же самое.

И не забывайте хвалить себя за каждое достижение. Ваш день — это не оброк, который вы платите самому себе. Это тщательно отобранные действия, ежедневно улучшающие вашу жизнь (пункт «60 минут на секретный проект» в Fabulous принес мне — и не знающим о том читателям столько радости!).

В какой-то момент я понял, что готов.

Искусственный химический подъем настроения уже не решал проблему низкой продуктивности. Я мог бы обойтись без него, за 2–3 утренних часа делая больше половины запланированного на день.

Сон нормализовался.

Я жестко придерживался графика и почти дописал толстенькую книжку дневника.

Огромный длинный список дел, в том числе забытых — постепенно сокращался, высвобождая место новому.

Развлечения во многом стали казаться бессмысленными, ведь интереснее оказывалось заниматься секретным проектом, добиваться чего-то в других проектах, задумывать новое и реализовывать его. Это несравнимо с экранными приключениями и залипанием в играх. Момент, когда жить в реальности становится интереснее, чем в виртуальности — ключевой. Он показывает, что среда перестала управлять вами. И наоборот, если вы замечаете, что вас все меньше тянет к свершениям и все больше к развлечениям, стоит воспринять это как звоночек.

От каких-то обязанностей я отказался, какие-то, наоборот, себе вменил. Например, возобновил ежедневное ведение своего телеграм-канала. Это тоже своего рода упражнение, ежедневно прокачивающее экспертизу.

Поэтому я пошел к врачу, и мы начали постепенно сокращать дозировку. Очень постепенно. Очень медленно.

Я плохо помню свои ощущения, на них довольно быстро наслаивались другие.

Точно было нечто вроде сопротивления материала. Выполнять уже привычные планы стало чуть сложнее, но потом оказалось, что не так уж трудно. Но отчаяния и ощущения неспособности двигаться больше не было. Прожить день не казалось чем-то непосильным.

К тому моменту я решал совершенно другую задачу, а именно — в чем состоит цель будущей недели, месяца, года и жизни? За один день такую задачу не то что не решишь — даже не поставишь. Между постановкой и набросками решения протянулись десятки исписанных утром страниц.

Шестиметровая речка была позади, впереди оказались более широкие водоемы. Сейчас я работаю над собственным стартапом, и примеряюсь к тому, чем займусь, когда у меня получится.

Ни разу я не думал о «слезть с антидепрессантов» как о цели. Да и залезал я на них в инструментальном порядке.

Зашел к психиатру несколько месяцев назад.

— Как вы себя чувствуете? — спросила она.

— Отлично, — ответил я. — Только одна проблема.

— Какая? — спросила она.

— Мне никто не говорил, что нормальные люди так скучно живут. Не грустно или депрессивно, а именно скучно, изо дня в день, — сказал я.

Психиатр рассмеялась:

— Ну за это мы с вами и боролись. Попейте витамин D, гуляйте, больше бывайте на солнце.

Один из самых важных уроков, которые я вынес из борьбы с депрессией, заключается в том, что мир не хороший и не плохой. Он просто есть. В нашей власти его сделать лучше, все возможности для этого есть, но надо серьезно вложиться, чтобы продвинуться дальше.

Если вы принимаете антидепрессанты, то можете с радостью бросить вызов миру.

Если вы, напротив, болеете, то при словах «серьезно вложиться» перевернетесь на другой бок и попытаетесь забыться.

Нормальный человек имеет возможность.

На желание, волю и азарт ему предстоит заработать.

Саша Амзин, [email protected]

Постскриптум

Спасибо огромное за очень позитивный отклик. Статья оказалась полезной, а значит, надо кое-что уточнить, в том числе по просьбе врачей.

  • «Слезть с антидепрессантов» — не означает вылечиться. Многие психические заболевания не лечатся. Но часто (не всегда) можно достичь равновесного состояния и сократить до минимума прием лекарств. В таком контролируемом состоянии при отсутствии внешних кризисов можно находиться довольно долго. Поможет достичь равновесия врач и только врач.
  • Депрессия, тревожное расстройство, БАР, %впишите диагноз% — все это может вернуться в любой момент. Надо быть готовым к этому. Старые таблетки могут после отмены не сработать. Подобрать новые поможет врач. Никогда никакого самолечения.
  • Я описал свой опыт так, будто сразу же почувствовал силы и побежал сокращать дозу. Непростительная ошибка, ведь я даже указал «два месяца» в качестве ориентира. На деле на прописанных препаратах, корректирующих ваше состояние, вы проведете более полугода.
  • Мой опыт нельзя перенимать один в один. Я, например, из-за другой болезни продолжаю пить те таблетки, которые одновременно нормализуют настроение. Без них, возможно, все было бы хуже. Мне вообще во многом повезло. Вам тоже повезет, но в другом.

Что такое антидепрессанты, и как они влияют на психику?

Слово “антидепрессанты” настораживает. Мы не так уж много знаем о расстройствах психики, особенно если не интересуемся этим специально. Вокруг психических расстройств – если не ореол романтизма и загадочности, то пугающие истории. Есть и те, кто считает антидепрессанты опасными препаратами, меняющими личность и вызывающими зависимость и страшные последствия. Из-за этого порой те, кому нужно лечение, отказываются от него. Ведь вдруг все эти истории правдивы?

Informburo.kz разбирается, как всё обстоит на самом деле: что такое антидепрессанты и зачем они нужны, как применяются, вызывают ли побочные эффекты и привыкание, можно ли отменить их в любое время и почему принимать их, если есть необходимость, – нормально.

Что такое антидепрессанты

Антидепрессанты – вещества, которые влияют на функционирование центральной нервной системы, и, как понятно из названия, в основном используются при терапии депрессии.

Эти препараты снимают ощущения тоски, апатии, тревоги, беспокойства, раздражительности, напряжения, повышают активность психики, нормализуют аппетит и сон. Чтобы понять, как работают антидепрессанты, надо разобраться, как устроена нервная система.

Как устроена центральная нервная система

Центральная нервная система (ЦНС) «руководит парадом». В неё входят спинной и головной мозг, и она отвечает за простые и сложные рефлексы – стандартные реакции на какие-либо воздействия. Всё это работает при помощи нервных сигналов – импульсов.

Нервная система состоит из множества нервных клеток – нейронов. Чтобы нейроны проводили нервные импульсы, они должны быть связаны в сеть, которая будет передавать импульс от одной клетки к другой. Представьте детей, которые передают друг другу мяч на уроке физкультуры. Дети – нервные клетки, связанные в систему, а мяч – нервный импульс. А вот руки, с помощью которых дети передают мяч – это синапс, такое место контакта.

В синапсах нервный импульс передаётся от одной клетки к другой. Происходит это с помощью нейромедиаторов – это такие вещества-посредники. Соответственно, если нейромедиаторов недостаточно, то импульсы будут проходить плохо. А значит, нарушится работа всего организма:ведь нервная система контролирует все.

Кроме того, есть еще один нюанс. Нейромедиаторами являются вещества разной природы, в частности, среди них есть норадреналин, серотонин и дофамин. Эти вещества – гормоны. Поэтому, помимо передачи нервных импульсов, они выполняют еще много функций в качестве гормонов. Они влияют на работу отдельных органов и систем, на процессы сократимости мышц, сосудов, и отчасти – на настроение и внутренние ощущения. И вот при депрессии часто у человека снижается уровень этих гормонов-нейромедиаторов. Поэтому больным приходится так сложно: чувства тревожности, апатии и собственной никчёмности вызваны недостатком серотонина, дофамина и норадреналина. А так как гормоны влияют ещё на многие функции организма, этим объясняются физические проявления депрессии – слабость, усталость, нестабильный аппетит.

Антидепрессанты как раз и оказывают влияние на уровень этих гормонов-нейромедиаторов: они блокируют их распад или захват нейронами. От этого их уровень повышается.



Когда назначают антидепрессанты, и почему они могут быть неэффективны

Антидепрессанты, несмотря на их название, используют не только при лечении депрессии. применяются они и при многих других заболеваниях: это как раз объясняется тем, что они влияют на самые разные процессы в организме.

При депрессии и других расстройствах психики антидепрессанты тоже используют не всегда. Учёные до сих пор точно не знают всех особенностей и причин депрессии. Если бы дело было только в недостатке нейромедиаторов, то антидепрессанты помогали бы всем, а это не так. Кроме того, тогда бы при депрессии помогали наркотики типа амфетамина или кокаина: они влияют на нейромедиаторы и потому вызывают чувство эйфории. Но депрессия – куда более сложное расстройство, в котором задействованы разные механизмы.

Поэтому реакция на антидепрессанты индивидуальна, но и отказываться от них не стоит. Они помогают купировать тяжёлые состояния, чтобы пациенты смогли справиться с недугом. Антидепрессанты обычно не используют сами по себе, а сочетают с психотерапией и другими методами лечения. Иногда и вовсе можно обойтись без них – это зависит от состояния пациента. Назначение врач делает каждому индивидуально.

Бывает ли зависимость от антидепрессантов

Нет. Но нельзя отрицать, что после отмены антидепрессантов повышается риск суицида, и пациент чувствует себя плохо. Это синдром отмены, который многие и принимают за зависимость. Дело в том, что если резко оборвать искусственную поддержку уровня нейромедиаторов, то их уровень упадет – тогда пациенту и кажется, что вернулась депрессия, и он теперь не сможет без таблеток. Эта проблема решается усиленной психотерапией и медленным снижением дозировки препарата. Да и встречается синдром отмены не у всех, а чаще всего у пациентов, которые принимали высокие дозы.

Как антидепрессанты помогают при депрессии

Informburo.kz попросил девушку, прошедшую через депрессию и пищевое расстройство, рассказать свою историю. Она поделилась, как столкнулась с проблемой, прошла лечение, а затем – отказалась от антидепрессантов и снова вернулась к нормальной жизни. Мы публикуем её историю на условиях анонимности.

«В годик меня оставила мама. Я видела её редко, меня воспитывала бабушка. С детства я чувствовала свою ненужность и боялась, что меня бросят. И так и случилось, когда я встречалась с парнем: однажды он просто не пришёл на свидание, перестал отвечать на звонки – я не смогла с ним больше связаться. Не знала причины, не понимала, что происходит. Тогда придумала причину сама: я толстая. К слову, тогда я весила 48 кг при росте 164 см. Я стала вегетарианкой, ела два раза в день, периодически голодала и тренировалась в спортзале до седьмого пота. Меня раздражало чувство сытости, и я запрещала себе всё. После этого начались компульсивные переедания: я наедалась так, что было больно дышать, и ненавидела себя ещё сильнее. Месячные стали нерегулярными, а потом прекратились вовсе. Я испугалась и побежала к гинекологу. Она спросила меня о диете, а я сказала, что питаюсь нормально. Я действительно была убеждена, что ем нормально, а объедаюсь, потому что слабовольна.

Гинеколог назначила гормональные. Месячные пошли, но когда я отказалась от таблеток – прекратились снова. Как раз тогда я закончила университет и перестала получать стипендию. Стресс, неизвестность и отсутствие работы ввергли в панику: ведь теперь у меня не было денег на спортзал, и я могла растолстеть. Уже тогда началась депрессия. Однажды я заклеила все зеркала в доме так, чтобы было видно только лицо. Я не могла видеть себя и своё тело. Я ненавидела их.

Работала. Затем умерла бабушка. Было тяжело, и я продолжала голодать и тренироваться. О месячных уже не было и речи, но мне стало всё равно.

Так прошло 4 года – и всё это время я не подозревала, что у меня пищевое расстройство. Однажды у подруги появились те же симптомы, и мать купила ей антидепрессанты. Я погуглила эти таблетки и натолкнулась на понятие «нервная булимия» – оно в точности совпадало с моим состоянием. Сначала хотела пить антидепрессанты сама, но не смогла найти такие, которые бы продали без рецепта. Тогда решила обратиться к психотерапевту, чтобы он мне их выписал. К тому моменту я уже не хотела жить, стало тяжело вставать по утрам. Я была противна себе настолько, что хотелось расцарапать свое лицо и разрезать тело.

Психотерапевт не был сторонником назначения мне препаратов, но я настояла. Мне назначили маленькую дозу: я пила по четвёртой части таблетки. Параллельно проходила психотерапию с ним и у психолога. Эффект от таблеток был почти сразу: пропала тревога и ненависть к себе, появилось желание жить. Пошли месячные. Через 7 сеансов я бросила и терапию, и таблетки – вдруг поняла, что есть моя внутренняя работа, которую за меня не сделает никто. Побочных эффектов и синдрома отказа не было: в какой-то момент я просто стала забывать пить таблетки.

Я уволилась, стала работать удалённо. Вспомнила то, что я всегда любила – рисовать. Поступила на второе высшее на дизайн. Когда я нашла себя и стала делать то, что нравится, то и проблемы с пищей прекратились, пропуск тренировок перестал пугать. Я не тренировалась всю зиму, потому что училась и работала. Сейчас хожу в зал, но только потому, что мне это нравится. Не ограничиваю себя в пище, и срывы прекратились. Да, у меня неидеальное тело, и теперь я вешу 57 кг. Но всё это неважно: я наконец начала жить. Мне предстоит ещё работа над собой: шутки про вес и посты о похудении работают как триггер и вызывают приступы беспокойства. Я не могу сказать, что полностью здорова. Но я научилась любить себя и прислушиваться к своему телу».

Читайте также:

Депрессия: почему она возникает и как нужно лечиться?

Расстройства пищевого поведения: что это такое и чем они опасны?

Что нужно учитывать при приёме антидепрессантов

Корреспондент Informburo.kz поговорил с Игорем Вавиловым, врачом-психиатром, психотерапевтом Республиканского научно-практического центра психического здоровья (РНПЦПЗ).

Доктор рассказал, что нужно учитывать при приеме антидепрессантов:

  • Врач назначает лечение на основании тяжести состояния пациента. Поэтому, если врач решил, что необходимо медикаментозное лечение, в том числе это и антидепрессанты, то пациенту важно точно следовать всем указаниям. Врач не просто так устанавливает определенную схему лечения. Курс антидепрессантов обычно длительный, поэтому важно все это время постоянно наблюдаться у врача: он будет отслеживать динамику состояния пациента. В соответствии с состоянием будет корректировать дозировку препарата.
  • Важно отказаться от алкоголя в период лечения. Потому что алкоголь может ухудшить состояние: усилить симптомы депрессии или вызвать побочные эффекты препарата.
  • Бояться антидепрессантов не стоит. Если от них чувствуете себя некомфортно, что-то беспокоит, то не бойтесь говорить об этом врачу. Возможно, вам просто не подходит этот конкретный препарат и нужно его поменять.

Важно: как понять, что требуется помощь психотерапевта

Informburo.kz также спросил Игоря Вавилова, как понять, что человеку требуется помощь специалиста.

Субъективно, на начальных этапах заболевания, человек может понять, что ему нужно обратиться к врачу. Если он на протяжении длительного времени испытывает негативные эмоции, особенно без видимых причин, и они ухудшают качество его жизни – стоит задуматься. Это может быть тревога, раздражительность, печаль, вина, обида. Не мимолетные, а именно непроходящие длительное время.

Но тут стоит учесть, что при депрессии человек может неадекватно оценивать своё эмоциональное состояние. Хорошо, если рядом с ним есть близкие, которые смогут вовремя забить тревогу, если заметят изменения в поведении.

В случае с девушкой, у которой было пищевое расстройство, ситуация как раз такой и была. Ей сложно было понять, что с ней что-то не так, потому что пищевое расстройство из разряда зависимостей – оно хроническое, может обостряться и спадать, и зависит от разных причин. Как в случае с любой зависимостью, критика к заболеванию у человека снижается: он может долго не осознавать проявлений расстройства. Осознание того, что необходима помощь, зачастую приходит лишь когда человек сталкивается с негативными последствиями зависимости».

Поэтому особенно важно быть внимательным: если вы заметите кардинальное изменение в поведении человека, то нужно посетить специалиста. Помните, что при психических расстройствах люди не всегда способны адекватно оценить своё состояние. Возможно, человек не понимает, что столкнулся с серьёзной проблемой. Если обратиться к врачу вовремя, можно качественно улучшить жизнь – а, может быть, даже спасти её.

Эсциталопрам: Информация о лекарствах MedlinePlus

Небольшое количество детей, подростков и молодых людей (до 24 лет), которые принимали антидепрессанты («подъемники настроения»), такие как эсциталопрам, во время клинических исследований стали склонными к суициду (думали о причинении вреда или убийстве). себя или планируете, или пытаетесь это сделать). Дети, подростки и молодые люди, принимающие антидепрессанты для лечения депрессии или других психических заболеваний, могут с большей вероятностью стать склонными к суициду, чем дети, подростки и молодые люди, которые не принимают антидепрессанты для лечения этих состояний.Однако эксперты не уверены в том, насколько велик этот риск и насколько его следует учитывать при принятии решения о том, следует ли ребенку или подростку принимать антидепрессанты. Детям младше 12 лет обычно не следует принимать эсциталопрам, но в некоторых случаях врач может решить, что эсциталопрам является лучшим лекарством для лечения состояния ребенка.

Вы должны знать, что ваше психическое здоровье может неожиданно измениться, если вы принимаете эсциталопрам или другие антидепрессанты, даже если вы являетесь взрослым старше 24 лет.Вы можете стать склонными к суициду, особенно в начале лечения и в любое время, когда ваша доза будет увеличена или уменьшена. Вы, члены вашей семьи или опекун должны немедленно позвонить своему врачу, если у вас возникнут какие-либо из следующих симптомов: новая или усугубляющаяся депрессия; думая о том, чтобы навредить себе или убить себя, или планируете или пытаетесь это сделать; крайнее беспокойство; волнение; панические атаки; трудности с засыпанием или сном; агрессивное поведение; раздражительность; действовать не задумываясь; сильное беспокойство; и неистовое ненормальное возбуждение.Убедитесь, что ваша семья или опекун знают, какие симптомы могут быть серьезными, чтобы они могли позвонить врачу, если вы не можете обратиться за лечением самостоятельно.

Ваш лечащий врач захочет часто видеть вас, пока вы принимаете эсциталопрам, особенно в начале лечения. Обязательно записывайтесь на прием к врачу на все приемы в офис.

Когда вы начнете лечение эсциталопрамом, врач или фармацевт выдаст вам лист с информацией о пациенте от производителя (Руководство по лекарствам).Внимательно прочтите информацию и спросите своего врача или фармацевта, если у вас есть какие-либо вопросы. Вы также можете получить Руководство по лекарствам на веб-сайте FDA: http://www.fda.gov/Drugs/DrugSafety/ucm085729.htm.

Независимо от вашего возраста, прежде чем принимать антидепрессант, вы, ваш родитель или опекун должны поговорить со своим врачом о рисках и преимуществах лечения вашего состояния с помощью антидепрессантов или других методов лечения. Вам также следует поговорить о рисках и преимуществах отказа от лечения вашего заболевания.Вы должны знать, что депрессия или другое психическое заболевание значительно увеличивает риск суицидального поведения. Сообщите своему врачу, если у вас или у кого-либо из членов вашей семьи было или когда-либо было биполярное расстройство (настроение, которое меняется с депрессивного на ненормально возбужденное) или манию (бешеное, ненормально возбужденное настроение), или если вы думали о самоубийстве или пытались его совершить. Поговорите со своим врачом о своем состоянии, симптомах, а также о личном и семейном анамнезе. Вы и ваш врач решите, какой вид лечения вам подходит.

Лекарства от депрессии: типы и побочные эффекты

Обзор

Следует ли лечить депрессию лекарствами?

Возможно, вы задаете этот вопрос своему врачу, если вы чувствуете себя подавленным, и ваши друзья и семья упомянули об этом. Ваш врач мог упомянуть лекарства, если ваше настроение мешает работе, семье или общению более двух недель.Некоторые люди, страдающие депрессией, могут даже иметь проблемы с законом, связанные со вспышками гнева.

Как работают антидепрессанты?

По рецепту доступны различные антидепрессанты. Не существует единственного лучшего антидепрессанта, и лучший из них зависит от ваших симптомов и индивидуальных потребностей.

Обычно антидепрессанты помогают сбалансировать уровни нейротрансмиттеров, которые являются химическими веществами, отвечающими за связь между нейронами в головном мозге. Эти химические вещества включают серотонин, дофамин и норадреналин.Более высокие уровни этих химических веществ обычно соответствуют более низким уровням депрессии.

Хотя антидепрессанты могут быть полезны при депрессии, их эффективность варьируется от пациента к пациенту. Как долго лекарства остаются в вашем организме, также различается. Некоторые лекарства остаются в организме около 36 часов, а другие — до нескольких дней.

Детали процедуры

Как выбираются антидепрессанты?

Тип прописанного лекарства будет зависеть от ваших симптомов, наличия других заболеваний, других лекарств, которые вы в настоящее время принимаете, стоимости прописанного лечения и потенциальных побочных эффектов.Если у вас раньше была депрессия, ваш врач может прописать то же лекарство, которое помогало вам в прошлом. Если у вас есть семейная история депрессии, можно также рассмотреть лекарства, которые оказались эффективными при лечении члена (ей) вашей семьи.

Обычно вы начинаете принимать лекарство с низкой дозы. Доза будет постепенно увеличиваться до тех пор, пока не будет достигнута терапевтическая доза или пока вы не заметите улучшение (если не появятся побочные эффекты).

Риски / преимущества

Каковы побочные эффекты антидепрессантов?

Врач, выписывающий вам лекарство, обсудит с вами его возможные побочные эффекты.Он или она постарается прописать лекарство (а) с наименьшим количеством побочных эффектов для вашего состояния здоровья. Иногда можно попробовать несколько лекарств, прежде чем будет достигнут желаемый эффект.

Вы будете находиться под пристальным наблюдением, чтобы ваш поставщик услуг мог обнаружить развитие вредных побочных эффектов и внести необходимые изменения.

Все лекарства, а не только антидепрессанты, могут вызывать побочные эффекты. Имейте в виду, что ваш врач прописывает лекарство только в том случае, если его ожидаемая польза превышает риск побочных эффектов.

Побочные эффекты, если они возникают, обычно незначительны. Некоторые побочные эффекты уменьшаются через некоторое время после приема препарата. Однако, если побочные эффекты не исчезнут, они исчезнут после прекращения приема препарата. Обязательно обсудите свои опасения со своим врачом, прежде чем принимать какие-либо лекарства.

Классы антидепрессантов и общие побочные эффекты

В настоящее время одобрено шесть различных классов лекарств для лечения депрессии. Это:

  • Селективные ингибиторы обратного захвата серотонина (СИОЗС).
  • Ингибиторы обратного захвата серотонина и норадреналина (ИОЗСН).
  • Трициклические антидепрессанты (ТЦА).
  • Ингибиторы моноаминоксидазы (ИМАО).
  • Ингибиторы обратного захвата норэпинефрина и дофамина (NDRI).
  • Неконкурентные антагонисты рецепторов N-метил-D-аспартата.

Селективные ингибиторы обратного захвата серотонина

СИОЗС относятся к числу наиболее часто назначаемых лекарств. Некоторые примеры SSRI включают сертралин (Zoloft®), пароксетин (Paxil®), флуоксетин (Prozac®) и циталопрам (Celexa®).Побочные эффекты селективных ингибиторов обратного захвата серотонина (СИОЗС) включают:

Ингибиторы обратного захвата серотонина и норадреналина

SNRIs лечат депрессию, а также длительную боль и тревогу. Некоторые примеры SNRI включают венлафаксин (Effexor®), десвенлафаксин (Pristiq®) и дулоксетин (Cymbalta®). Побочные эффекты SNRIs включают:

  • Головная боль.
  • Головокружение.
  • Тошнота.
  • Сильное потоотделение.
  • Сухость во рту.
  • Запор.
  • Бессонница.
  • Сексуальные проблемы, включая низкое половое влечение или невозможность достичь оргазма.

Трициклические антидепрессанты

ТЦА были среди первых одобренных антидепрессантов. Поскольку другие, более новые антидепрессанты связаны с меньшим количеством побочных эффектов, ТЦА, как правило, назначают реже. Некоторые примеры этих препаратов включают нортриптилин (Памелор®), амитриптилин (Элавил®) и имипрамин (Тофранил®). Побочные эффекты трициклических антидепрессантов включают:

Ингибиторы моноаминоксидазы

ИМАО были первыми одобренными антидепрессантами.Их использование в значительной степени было заменено более новыми антидепрессантами, которые более безопасны и имеют меньше побочных эффектов. Некоторые примеры MAOI включают фенелзин (Nardil®), транилципромин (Parnate®) и изокарбоксазид (Marplan®). Побочные эффекты ингибиторов моноаминоксидазы (ИМАО) включают:

  • Сонливость.
  • Сухость во рту.
  • Головокружение.
  • Головная боль.
  • Тошнота.
  • Бессонница.
  • Диарея или запор.
  • Увеличение веса.
  • Низкое артериальное давление.
  • Тремор.
  • Повышенное потоотделение.
  • Сексуальные проблемы, включая низкое половое влечение или невозможность достичь оргазма.
  • Проблемы с мочевым пузырем (затрудненное начало мочеиспускания).

Ингибиторы обратного захвата норэпинефрина и дофамина

NDRI лечат депрессию, а также сезонное аффективное расстройство. Его часто прописывают врачи для многих психиатрических применений «не по прямому назначению», включая тревожность, биполярное расстройство и синдром дефицита внимания / гиперактивности (СДВГ).Бупропион (Веллбутрин®) — единственный препарат этого класса. Некоторые из его известных побочных эффектов включают:

  • Головная боль.
  • Бессонница.
  • Сухость во рту.
  • Запор.
  • Тошнота.
  • Усталость.
  • Тремор.
  • Повышенное потоотделение.

Неконкурентные антагонисты рецепторов N-метил-D-аспартата

Эскетамин (Кетанест®, Справато®) — неконкурентный антагонист рецепторов N-метил-D-аспартата, одобренный в 2019 году.Этот антидепрессант доступен только в виде назального спрея и должен использоваться вместе с пероральным антидепрессантом для взрослых, депрессия которых не может быть эффективно вылечена другими лекарствами. Эскетамин имеет потенциал для злоупотребления и неправильного использования и связан с повышенным риском суицидальных мыслей и поведения. Его можно вводить только в сертифицированном медицинском офисе под непосредственным контролем поставщика медицинских услуг. Эскетамин недоступен в аптеках для домашнего применения. Некоторые из его известных побочных эффектов включают:

  • Головокружение.
  • Тошнота.
  • Седация.
  • Беспокойство.
  • Повышенное артериальное давление.
  • Диссоциация (искажение времени, пространства, иллюзий).
  • Рвота.
  • Чувство опьянения.
  • Недостаток энергии.

Важно помнить, что у большинства пациентов, принимающих антидепрессанты, не развиваются побочные эффекты. Однако следует тщательно наблюдать за всеми пациентами. Не употребляйте алкогольные напитки во время приема антидепрессантов.Алкоголь может помешать их положительному действию.

Могут ли антидепрессанты вызывать мысли о самоубийстве?

В 2004 году FDA выпустило предупреждение о суицидальных мыслях среди подростков в возрасте от 18 до 24 лет при приеме распространенных антидепрессантов. Это предупреждение является самым строгим предупреждением FDA при маркировке лекарств, отпускаемых по рецепту.

Эффект суицидальных мыслей наиболее характерен для СИОЗС и встречается примерно у 4% людей, принимающих их. Однако считается, что невылеченная депрессия представляет собой гораздо больший риск суицида, чем прием антидепрессантов.

Станете ли вы зависимым, если будете принимать антидепрессанты?

Антидепрессанты не вызывают привыкания. Они не делают вас «кайфом», не обладают успокаивающим действием и не вызывают тяги к большему. Это не «таблетки счастья».

Восстановление и Outlook

Как долго вам нужно будет принимать антидепрессанты?

Обычно эти препараты необходимо принимать регулярно в течение как минимум 4-8 недель, прежде чем они начнут действовать в полной мере.В течение этого времени за вами внимательно наблюдают, чтобы выявить развитие побочных эффектов и определить эффективность лечения.

Чтобы предотвратить рецидив депрессии, лекарства обычно назначают на срок от 6 до 12 месяцев после первой депрессии. Когда вы и ваш врач определите, что вам стало лучше, вам следует ожидать продолжения приема лекарства еще как минимум 4-6 месяцев. После этого ваш поставщик может постепенно сократить вам дозу лекарства.

Можете ли вы прекратить прием антидепрессантов, если почувствуете себя лучше?

После того, как вы и ваш поставщик услуг определили, что для вас безопасно полностью прекратить прием лекарства, вам следует продолжать наблюдение во время периодических контрольных посещений (примерно каждые три месяца), чтобы обнаружить какие-либо признаки возвращения депрессии.

Может быть рекомендовано длительное лечение антидепрессантами для предотвращения дальнейших эпизодов депрессии у людей, у которых уже было два или более эпизода большой депрессии. История депрессии в семье — еще один фактор, поддерживающий длительное лечение.

Выбор лекарств от депрессии (антидепрессантов)

лекарств от депрессии

Антидепрессанты — это лекарства, используемые для лечения депрессии.

Существует множество лекарств, которые можно использовать для лечения депрессии.Все эти антидепрессанты снимают или уменьшают симптомы депрессии.

Как ваш врач выбирает, какой антидепрессант назначить?

Ваш врач выбирает, какой антидепрессант рекомендовать, исходя из ваших симптомов, наличия других заболеваний, других лекарств, которые вы принимаете, стоимости прописанного лечения и потенциальных побочных эффектов. Если у вас раньше была депрессия, ваш врач обычно прописывает то же лекарство, на которое вы принимали ранее лекарство.Если у вас есть семейная история депрессии, лекарства, которые оказались эффективными при лечении члена (ей) вашей семьи, могут быть одним из факторов, которые следует учитывать при выборе подходящего для вас лекарства.

Обычно вы начинаете принимать лекарство с низкой дозы. Доза будет постепенно увеличиваться, пока вы не заметите улучшение (если не появятся серьезные побочные эффекты).

Как долго мне нужно будет принимать антидепрессанты?

Чтобы быть эффективными и предотвратить повторение депрессии, антидепрессанты обычно назначают на срок от шести месяцев до одного года людям, которые проходят лечение от депрессии впервые.Обычно эти препараты необходимо принимать регулярно в течение как минимум одного-двух месяцев, прежде чем они начнут действовать в полной мере. Обычно в это время за вами внимательно наблюдают, чтобы выявить развитие побочных эффектов и определить эффективность лечения.

Продолжение

Когда вы и ваш врач определите, что вам стало лучше и что вы чувствуете себя здоровым без рецидивов в течение, по крайней мере, нескольких месяцев, ваш врач может постепенно сократить вам прием лекарств. После того, как вы и ваш врач определили, что для вас безопасно полностью прекратить прием лекарства, вам следует продолжать наблюдение во время периодических контрольных посещений (примерно каждые три месяца), чтобы обнаружить какие-либо признаки рецидива депрессии.

Никогда не прекращайте прием каких-либо лекарств, не посоветовавшись предварительно со своим врачом. Большинство антидепрессантов постепенно снижается, когда принимается решение отменить их. Если вы резко прекратите прием некоторых антидепрессантов, у вас могут развиться такие физические симптомы, как тошнота, головокружение, головная боль, гриппоподобные симптомы или расстройство желудка (так называемый «синдром отмены»). Хотя симптомы внезапного прекращения приема обычно не представляют опасности для здоровья, они могут вызывать дискомфорт и исчезать после возобновления приема лекарства.

Может быть рекомендовано долгосрочное лечение депрессивными лекарствами для предотвращения дальнейших эпизодов депрессии у людей, которые уже страдали от двух или более эпизодов большой депрессии.

Безопасны ли антидепрессанты?

Как и все лекарства, антидепрессанты могут иметь побочные эффекты. Побочные эффекты зависят от типа принимаемого антидепрессанта. Возможные побочные эффекты включают бессонницу, сонливость, тошноту, изменение веса и сексуальные проблемы. Если вы принимаете антидепрессант, спросите своего врача, есть ли какие-либо побочные эффекты, о которых вам следует знать.

У людей с биполярным расстройством антидепрессанты имеют небольшой, но значительный риск возникновения маниакальных или гипоманиакальных симптомов, а антидепрессанты обычно не рекомендуются без приема стабилизатора настроения. Антидепрессанты также могут быть менее эффективными у людей с биполярной депрессией, чем с униполярной (большой) депрессией, а их долгосрочная ценность и безопасность более противоречивы и менее известны при биполярной, чем при униполярной депрессии.

FDA потребовало, чтобы производители всех антидепрессантов помещали предупреждение в рамке, называемое предупреждением в виде черного ящика, в котором говорится, что антидепрессанты, как было показано, усиливают суицидальное мышление и поведение у детей и подростков и должны использоваться с осторожностью.


Если у вашего ребенка депрессия, обязательно поговорите со своим врачом, чтобы определить, подходят ли вашему ребенку психотерапия, лекарства от депрессии или и то, и другое.

Стану ли я зависимым, если буду принимать антидепрессанты?

Антидепрессанты не вызывают привыкания; они не вызывают у вас «кайфа», успокаивают и не вызывают тяги к большему.

Лучший антидепрессант от беспокойства — Consumer Reports

Большинство респондентов — 78 процентов — получали лекарства от депрессии или беспокойства, что отражает огромный рост использования антидепрессантов за последние 15 лет.По данным IMS Health, группы, которая отслеживает продажи лекарств, в 2009 году врачи в США прописали антидепрессантов на сумму 9,9 миллиарда долларов, что на 3 процента больше, чем в предыдущем году. Это третий класс лекарств в стране после снижения уровня холестерина и обезболивающих на основе кодеина, по крайней мере, отчасти благодаря многолетнему агрессивному маркетингу.

Фармацевты потратили почти 300 миллионов долларов в 2009 году только на рекламу двух новых антидепрессантов: дулоксетина (Цимбалта: «Когда вы в депрессии, куда вы хотите пойти? Никуда.») и десвенлафаксин (Пристик:» Я чувствую, что должен собраться с силами, чтобы встать с постели «).

Отражая национальные тенденции, большинство реципиентов лекарств в нашем исследовании получали СИОЗС (селективный ингибитор обратного захвата серотонина), такой как флуоксетин или сертралин; многие другие получили SNRI (ингибитор обратного захвата серотонина и норэпинефрина), такой как венлафаксин или дулоксетин. Лекарства изменяют уровни определенных химических веществ в мозге или нейромедиаторов, передающих сигналы между нервными клетками. Управление по санитарному надзору за качеством пищевых продуктов и медикаментов одобрило СИОЗС и ИОЗСН в качестве стандартных препаратов первой линии для лечения депрессии и тревожных расстройств.

47% респондентов получали рецепт у психиатра; остальные получили его от своего лечащего врача, которого они наблюдали отдельно или в качестве дополнения к беседе с психиатром. Это согласуется с национальными данными, которые показывают, что врачи первичной медико-санитарной помощи, а не психиатры, прописывают большинство СИОЗС и СИОЗСН, и делают это по крайней мере последние пять лет.

Один размер не подходит всем

Некоторые СИОЗС и СИОЗСН рекомендуются для лечения определенных типов тревожности, таких как социальная тревога или обсессивно-компульсивное расстройство.Но клинические данные показывают, что они одинаково хорошо работают при каждой основной форме тревоги. И люди не все одинаково реагируют на эти лекарства, поэтому может потребоваться метод проб и ошибок, чтобы найти тот, который лучше всего подходит для вас. Среди респондентов, принимавших лекарства от тревожности или депрессии, среднее количество попробованных наркотиков составило три. Респонденты, попробовавшие три лекарства, имели несколько лучшие результаты, чем те, кто попробовал меньше или больше, что позволяет предположить, что метод проб и ошибок является важной частью фармацевтического лечения.

Ожидайте побочных эффектов

Как и все лекарства, у антидепрессантов есть побочные эффекты. Но наши результаты показывают, что они могут быть гораздо более распространенными, чем то, что указано на вкладышах, которые вы получаете, когда получаете по рецепту. Например, 31 процент опрошенных нами людей, принимавших СИОЗС, и 36 процентов тех, кто принимал СИОЗС, сообщили о снижении сексуального интереса или способностей. Это более чем вдвое выше, чем в исследованиях, спонсируемых фармацевтическими компаниями, которые могут тщательно выбирать своих участников и, как правило, отбирают тех, у кого меньше всего будут побочные эффекты.

Интересно, что мужчины чаще жаловались на сексуальные побочные эффекты, чем женщины, а женщины чаще жаловались на увеличение веса. Это может быть истинное физиологическое различие, или женщин может просто больше беспокоить увеличение веса, а мужчин — сексуальные трудности.

Показатели сексуальных побочных эффектов в ходе текущего исследования ниже, чем в 2004 году, когда о них сообщили до 53 процентов респондентов. «Возможно, медицинские работники либо прописывают антидепрессанты, которые с меньшей вероятностью вызывают эти проблемы, такие как бупропион (Веллбутрин и дженерик), либо добавляют другое лекарство в качестве противоядия, чтобы помочь противодействовать побочным эффектам сексуального характера», — сказала Анита Клейтон. , М.D., профессор психиатрии, акушерства и гинекологии Университета Вирджинии.

Для многих респондентов побочные эффекты оказались больше, чем просто раздражением: из тех, кто прекратил принимать антидепрессанты, 33 процента заявили, что сделали это из-за невыносимых побочных эффектов. Тем не менее, лекарства очень помогли примерно половине людей, принимавших их, и, по крайней мере, еще 30 процентам. Особенно хорошо себя чувствовали люди, которые принимали лекарства в сочетании с разговорной терапией.

Выборочно использовать транквилизаторы

58% респондентов, испытавших тревогу, мы также спросили о бензодиазепинах, более старом классе успокаивающих препаратов, который включает алпразолам (ксанакс и дженерики) и лоразепам (ативан и дженерики).Около четверти пробовали бензодиазепины; из них 57 процентов сказали, что это «очень помогло». Однако препараты могут вызывать головокружение и сонливость, и, в отличие от СИОЗС и СИОЗСН, их ежедневное употребление может привести к зависимости. Наши медицинские консультанты говорят, что они лучше всего подходят для краткосрочных «спасательных» ситуаций, таких как подавление панической атаки или помощь напуганному летчику сесть в самолет.

Что делать

Consumer Reports Best Buy Drugs, общественный образовательный проект, который разрабатывает рекомендации по лекарствам, основанные на безопасности, эффективности и цене, говорит, что генерики бупропиона, циталопрама, флуоксетина и сертралина являются одними из лучших начальных вариантов для лечения депрессии.Спросите своего врача, можете ли вы начать с минимально возможной дозы. Если первое лекарство не помогло в течение шести-восьми недель, поговорите со своим врачом об увеличении дозы или переходе на другой препарат. Не принимайте бупропион, если у вас в анамнезе были судороги, поскольку при приеме высоких доз он может вызвать судороги. Обсудите со своим врачом возможные побочные эффекты и продолжительность приема препарата (большинство респондентов принимали его не менее двух лет). Не прекращайте прием антидепрессанта внезапно, так как это может вызвать абстинентный синдром.

Наркотиков и антидепрессантов нельзя смешивать — Психиатрические консультанты штата Джорджия

Антидепрессанты, смешанные с любыми другими лекарствами (незаконными, другими лекарствами, отпускаемыми по рецепту, безрецептурными лекарствами или алкоголем), могут привести к летальному исходу. При принятии решения о лечении очень важно честно обсудить с врачом все приемы лекарств и медикаментов.

Незаконные / уличные наркотики:

Не рекомендуется употреблять запрещенные препараты, если вы принимаете антидепрессанты, поскольку они могут вызвать непредсказуемые и неприятные эффекты и усугубить симптомы депрессии или других психических расстройств.

Стимуляторы: Антидепрессанты и стимулирующие препараты, такие как кокаин и метамфетамин, несут риск потенциальных судорог. При совместном приеме риск судорог может еще больше возрасти. Артериальное давление может повышаться, когда амфетамины сочетаются с антидепрессантами, а некоторые антидепрессанты также могут повышать концентрацию амфетаминов в крови за счет ингибирования ферментов печени.

Опиоиды: Лекарства с седативными свойствами, такие как антидепрессанты, могут подавлять дыхание в сочетании с опиоидами, такими как героин или оксиконтин.Хотя известно, что снотворные, алкоголь и транквилизаторы вызывают потенциальную передозировку в сочетании с опиоидами, этот риск также присутствует при приеме антидепрессантов.

Марихуана: Антидепрессанты и марихуана оказывают схожее действие на организм, но их смешивание может усугубить симптомы депрессии. Также могут усиливаться общие побочные эффекты антидепрессантов, такие как беспокойство, паника, спутанность сознания, учащенное сердцебиение, сонливость, тошнота и головокружение.

Спирт

Алкоголь является депрессантом, поэтому употребление алкоголя может усугубить ваши симптомы. Смешение алкоголя и антидепрессантов опасно, но многие люди используют их вместе, чтобы быстрее облегчить симптомы. Эта комбинация не только приведет к интоксикации, нарушению баланса и двигательной функции и невнятной речи, но и частота вашего пульса и пульса еще больше замедлится и может полностью прекратиться. Эта комбинация часто наблюдается как при преднамеренной, так и при случайной передозировке наркотиков.

Прочие антидепрессанты и лекарственные препараты, отпускаемые по рецепту

Вы не должны принимать более одного антидепрессанта за раз, если это специально не рекомендовано вашим врачом. Определенные комбинации антидепрессантов не только вызывают физическое заболевание, но и могут быть опасными для жизни. Когда рецептурные обезболивающие (отпускаемые по рецепту опиоиды) смешиваются с антидепрессантами, может возникнуть фатальная реакция, называемая серотониновым синдромом, с такими симптомами, как делирий, беспокойство, дрожь и диарея.Это одна из самых смертельных комбинаций отпускаемых по рецепту лекарств. Когда некоторые стимулирующие препараты сочетаются с антидепрессантами, они могут чрезмерно стимулировать центральную нервную систему и работу сердца.

Хотя большинство врачей и фармацевтов осведомлены о возможных лекарственных взаимодействиях, важно знать все лекарства, которые вы принимаете. Для вашего здоровья и благополучия жизненно важно быть полностью честным со своим врачом в отношении любых лекарств (законных и незаконных), которые вы принимаете, а также употребления алкоголя.Пожалуйста, позвоните консультантам по психиатрии в Джорджии, чтобы узнать больше!

Транквилизатор | наркотик | Британника

Транквилизатор , также пишется Транквилизатор , препарат, который используется для уменьшения беспокойства, страха, напряжения, возбуждения и связанных состояний психического расстройства. Транквилизаторы делятся на два основных класса: большие и второстепенные. Основные транквилизаторы, которые также известны как нейролептики или нейролептики, называются так, потому что они используются для лечения основных состояний психических расстройств у шизофреников и других психотических пациентов.Напротив, второстепенные транквилизаторы, которые также известны как успокаивающие средства или анксиолитики, используются для лечения более легких состояний тревоги и напряжения у здоровых людей или людей с менее серьезными психическими расстройствами. Основные и второстепенные транквилизаторы имеют только внешнее сходство друг с другом, и тенденция заключалась в том, чтобы полностью отказаться от использования слова транквилизатор в отношении таких препаратов, хотя этот термин все еще широко используется.

Хлордиазепоксид (либриум) оказывает успокаивающее действие и используется для уменьшения физических и психологических последствий тревоги.

Управление по борьбе с наркотиками США

Подробнее по этой теме

употребление наркотиков: транквилизаторы

Интуиция сыграла важную роль в открытии транквилизаторов (как и во всех областях медицины). Транквилизатор сек …

Основные транквилизаторы очень избирательны в облегчении бреда, галлюцинаций и расстройства мышления у шизофреников и других психотических пациентов.Лекарства возвращают возбужденных, возбужденных и иррациональных пациентов в состояние рационального спокойствия и позволяют многим тяжелобольным людям, которые в противном случае были бы госпитализированы, жить дома и заниматься продуктивной работой. Основные транквилизаторы не лечат шизофрению, а просто подавляют ее симптомы, и их обычно назначают на длительной основе. Основными типами являются фенотиазины, тиоксантины, бутирофеноны, клозапин и алкалоиды раувольфии. Фенотиазины являются наиболее широко используемыми из них и включают лекарственное средство хлорпромазин ( q.т. ). Считается, что они работают, блокируя нейромедиатор дофамин в головном мозге. Это приводит к уменьшению психотических симптомов, но также может приводить к таким нежелательным побочным эффектам, как тремор конечностей, ригидность, беспокойство и непроизвольные спазмы лицевых мышц, языка и губ. ( См. Также фенотиазин .) Тиоксантины и бутирофеноны, главным из которых является галоперидол (галдол), подобны фенотиазинам. Другой препарат, клозапин, точный механизм действия которого остается неясным, облегчает симптомы шизофрении у некоторых пациентов, которым не помогают фенотиазины.Клозапин не обладает побочными эффектами фенотиазинов, но имеет тенденцию вызывать инфекционное заболевание, известное как агранулоцитоз. Алкалоиды раувольфии, такие как резерпин, больше не используются.

Основными минорными транквилизаторами являются бензодиазепины, среди которых диазепам (валиум), хлордиазепоксид (либриум) и альпразолам (ксанакс). Эти препараты обладают успокаивающим действием и устраняют как физические, так и психологические эффекты тревоги или страха. Помимо лечения тревожных расстройств, они широко используются для снятия напряжения и беспокойства, возникающих в результате стрессовых обстоятельств повседневной жизни.По этой причине бензодиазепины являются одними из наиболее широко назначаемых лекарств в мире. Бензодиазепины работают за счет усиления действия нейромедиатора гамма-аминомасляной кислоты (ГАМК), который подавляет тревогу, уменьшая передачу определенных нервных импульсов в головном мозге. Бензодиазепины напоминают барбитураты по своим побочным эффектам: сонливость, сонливость, снижение активности и неустойчивость походки. Хотя они менее опасны, чем барбитураты, они могут вызывать физическую зависимость даже в умеренных дозах, и организм развивает к ним толерантность, что требует применения все более высоких доз.Таким образом, препараты предназначены для краткосрочного и среднесрочного применения. Другие, менее часто используемые минорные транквилизаторы включают мепробамат (Equanil, Miltown) и буспирон (BuSpar).

Антидепрессанты и беременность: советы эксперта

Большинство беременных женщин хотят делать все правильно для своего ребенка, в том числе правильно питаться, регулярно заниматься спортом и получать хороший дородовой уход. Но если вы одна из многих женщин, страдающих расстройством настроения, возможно, вы также пытаетесь справиться со своими психическими симптомами, когда готовитесь к встрече с новорожденным.

Врачи часто советуют женщинам с расстройствами настроения прекратить прием таких препаратов, как антидепрессанты, во время беременности, в результате чего у многих будущих мам возникает конфликт по поводу отказа от лекарств, которые помогают им оставаться здоровыми.

Лорен Осборн, доктор медицины, помощник директора Центра расстройств настроения женщин Джонса Хопкинса, говорит о том, почему прекращение приема лекарств может быть неправильным подходом. Она объясняет, как женщины могут и должны сбалансировать свои психические потребности со здоровой беременностью.

Антидепрессанты и беременность

Женщины, принимающие антидепрессанты, такие как селективные ингибиторы обратного захвата серотонина (СИОЗС), во время беременности могут беспокоиться о том, могут ли эти лекарства вызвать врожденные дефекты.

На этом фронте есть хорошие новости. Осборн говорит, что обычно нет необходимости сокращать прием лекарств во время беременности. «Мы можем с твердой уверенностью сказать, что антидепрессанты не вызывают врожденных дефектов», — говорит Осборн. Она добавляет, что в большинстве исследований, в которых обнаруживается физическое воздействие на младенцев антидепрессантов, принимаемых во время беременности, не учитываются эффекты психического заболевания матери.

Фактически, невылеченное психическое заболевание само по себе представляет опасность для развивающегося плода. Женщина, страдающая депрессией, с меньшей вероятностью получит надлежащий дородовой уход и с большей вероятностью будет вести себя нездоровым или опасным образом, например, курить и злоупотреблять психоактивными веществами. Осборн также говорит, что психические заболевания напрямую влияют на новорожденных.

«Отсутствие лечения депрессии может привести к преждевременным родам или снижению веса при рождении», — говорит она. «Младенцы матерей с депрессией имеют более высокий уровень гормона кортизола. Это повышает риск развития у ребенка депрессии, тревожности и поведенческих расстройств в более позднем возрасте.”

Оценка рисков

Хотя врачи не считают, что антидепрессанты вызывают врожденные дефекты, они все же могут повлиять на ребенка. Для матери и ее врача важно знать риски.

Около 30 процентов младенцев, матери которых принимают СИОЗС, будут испытывать неонатальный адаптационный синдром, который, помимо других симптомов, может вызывать повышенную нервозность, раздражительность и респираторный дистресс (затрудненное дыхание). Врачи не уверены, вызван ли этот эффект отказом ребенка от СИОЗС после рождения или воздействием самого препарата до рождения.

«Это может вызывать беспокойство и заставлять педиатров проводить анализы, но это пройдет», — говорит Осборн, указывая на то, что эти симптомы также иногда возникают у младенцев, матери которых не принимают СИОЗС.

Общие лекарства, о которых часто спрашивают женщины, включают:

  • СИОЗС : Некоторые исследования связывают использование СИОЗС с очень редким дефектом, называемым стойкой легочной гипертензией, при котором легкие младенцев плохо раздуваются. «В самом последнем исследовании рассматривалось 3.8 миллионов женщин и показали, что риск для их детей не увеличился », — говорит Осборн.
  • Пароксетин : Ранние исследования на небольшом количестве пациентов связывали пароксетин СИОЗС с сердечными дефектами у младенцев. Однако в этих исследованиях не учитывались курение, ожирение и другие факторы риска, которые чаще встречаются у женщин, страдающих депрессией. Осборн говорит, что более крупные и недавние исследования не показывают такой связи с сердечными дефектами. Она не рекомендует менять лекарства, если вам подходит только пароксетин.
  • Бензодиазепины : Женщинам следует избегать использования транквилизаторов, таких как диазепам, альпразолам и клоназепам, в высоких дозах во время беременности, поскольку они могут вызвать седативный эффект и респираторный дистресс у новорожденного. Вы все еще можете использовать их в небольших дозах в течение коротких периодов времени. Однако Осборн, как правило, пытается назначить матерям препараты средней продолжительности действия, такие как лоразепам. Эти лекарства не задерживаются в кровотоке ребенка, как формы более длительного действия, и не связаны с высоким уровнем злоупотребления, как формы более короткого действия.
  • Вальпроевая кислота : Это лекарство лечит судороги и биполярное расстройство и несет значительный риск для развивающегося плода. Прием вальпроевой кислоты во время беременности несет в себе 10-процентный риск дефектов нервной трубки — врожденных дефектов, влияющих на головной или спинной мозг, таких как расщелина позвоночника, — а также риски для когнитивного развития ребенка, такие как снижение IQ. «Вальпроевая кислота — единственная кислота, которую я никогда бы не прописал беременным женщинам, если все остальные методы лечения не дали результата», — говорит Осборн.

Обращение к психиатру-репродуктологу

Если у вас расстройство настроения, вам может быть полезно поговорить с репродуктивным психиатром, когда вы беременны или думаете о беременности. В идеале это должно происходить, когда вы планируете беременность, хотя это не всегда возможно. Встреча с врачом после того, как вы забеременели, еще не поздно.

Осборн говорит, что ее подход к пациентам заключается в ограничении количества потенциально вредных воздействий на ребенка.Это означает, что необходимо учитывать количество лекарств, которые принимает мать, а также ее психическое заболевание.

«Если женщина принимает низкую дозу многих лекарств, а у нас есть время, чтобы все спланировать, мы постараемся снизить его до более высокой дозы с меньшим количеством лекарств», — говорит она. «Если женщина принимает низкую дозу, и она не контролирует ее болезнь, то ее ребенок подвергается воздействию как лекарства, так и болезни. В таком случае я бы увеличил дозировку лекарства, чтобы ее ребенок не пострадал от болезни ».

Если ваше заболевание протекает в легкой форме, ваш врач может порекомендовать прекратить прием лекарств и заменить их такими видами лечения, как психотерапия, пренатальная йога или иглоукалывание, чтобы улучшить ваше настроение.

В конечном счете, Осборн говорит, что женщины должны соотносить риски, связанные с приемом лекарств, с риском невылеченного заболевания.

«Если конкретный побочный эффект встречается крайне редко, это все еще очень редкое событие, даже если вы удвоите риск», — говорит она.

Leave a Reply

Ваш адрес email не будет опубликован.