Наказание мальчиков ремнем: Как приручить внутреннего дракона

Содержание

Как приручить внутреннего дракона

Мать 13-летнего подростка обратилась к психологу в связи с тем, что на протяжении последнего месяца мальчик без видимых причин три раза уходил из дома. Каждый раз возвращался домой на третий-четвертый день и только после того, как родителям удавалось разыскать его. После первого ухода мать и отчим его долго ругали, после второго – выпороли ремнем. Сразу после этого опять ушел из дома, был найден и приведен к психологу.

Подавляющее большинство случаев физического насилия по отношению к детям касается применения родителями физических наказаний, не доходящих до уровня непосредственной физической травматизации ребенка, и в силу этого редко попадает в поле зрения социальных служб, органов опеки и попечительства или полиции.

В психологической практике наиболее часто физические наказания обнаруживаются при обращениях по поводу нарушения поведения у детей: агрессивности, драчливости, нежелания делать уроки, проблем с поведением в школе, детского воровства.

При более подробном изучении ситуации и в частности того, как родители наказывают ребенка, нередко выявляется, что, сталкиваясь с трудностями в поведении ребенка, они применяют физические наказания.

Во многих случаях родители, физически наказывающие своих детей, являются обычными родителями. Тем не менее при всем разнообразии ситуаций и характеров можно отметить некоторые общие особенности: склонность к генерализации последствий, повышенная тревожность за ребенка (особенно у матерей), неуверенность в возможности воздействовать на ребенка. Это вызывает потребность в «сильных» мерах воспитания. Наказывающие отцы часто отличаются нетерпимостью к чужой точке зрения, плохо переносят угрозу потери авторитета.

Родители мальчика разошлись, когда ему исполнилось три года, мать воспитывала сына одна. Год назад повторно вышла замуж, в настоящее время ждет второго ребенка. Отношения отчима с мальчиком прохладные, дистанцированные. Отчим считает, что мальчик избалован, не приучен к порядку, нуждается в более жестком воспитании, однако мать не разрешала ему наказывать мальчика. Это привело к тому, что отчим вообще старался не вмешиваться в жизнь ребенка. Сама мать при серьезных проступках сына наказывала его ремнем, однако не считала это чем-нибудь серьезным, «наказывала не больно». Первый уход из дома произошел, когда мать попала в родильный дом в связи с осложнением беременности.

Мать выглядит растерянной, не понимает, что ей делать, боится, что сын попадет в плохую историю, с другой стороны – легко раздражается на мальчика за то, что он «не понимает, что она беременна и ей нельзя волноваться», что он совсем не помогает ей. Опасается, что плохое поведение подростка приведет к ухудшению ее отношений с мужем.

При беседе с мальчиком выяснилось, что он тяжело переживал изменения, произошедшие в семье, считал, что он никому не нужен, думал, что мать его больше не любит, об отчиме говорил с презрением. Не пришел ночевать домой в первый раз, так как «дома было пусто» – матери не было, только отчим, гулял с друзьями, потом боялся вернуться домой.

Когда родители его ругали, еще раз утвердился во мнении, что они к нему плохо относятся. Гуляя ночью в первый раз, завел себе новых друзей, спустя какое-то время случайно встретился с ними, опять не пришел домой, после порки – «назло матери» – впервые попробовал нюхать клей.

Мальчик «домашний», до этого из дома никогда не уходил, регулярно посещал школу. Крайне обижен на мать, раздраженно говорит о своей семейной ситуации, считает, что после появления второго ребенка ему будет совсем плохо.

Понятно, что в этой ситуации физические наказания не являются единственной причиной уходов ребенка, однако в общем контексте негативных переживаний мальчика после изменений в семье, связанных с появлением отчима и второго ребенка, они значительно усугубляли и без того сложную ситуацию, отдаляли ребенка от матери и явились непосредственной причиной первой пробы токсических веществ.

Очевидно, что разрешение этой ситуации связано не только с информированием о вреде физических наказаний, хотя было немаловажным обсудить с матерью, как относится подросток к наказанию ремнем, а с подростком – что ингаляция клеем не поможет разрешить конфликт с родителями и наверняка не лучший способ справляться с трудностями.

При том, что в целом работа в таких случаях может строиться по-разному: в виде семейной терапии с участием всех членов семьи или по отдельности с мальчиком и матерью – ее общей целью является изменение семейных отношений, прежде всего, отношений между матерью и сыном, улучшение понимания того, что происходит с каждым из них, поиск других способов реагирования на трудности.

Как уже упоминалось, физические наказания являются неэффективным способом решения проблем. Для того, чтобы родители перестали прибегать к таким мерам воздействия, только предоставление им информации о вредности наказаний для ребенка оказывается недостаточным. Многие родители знают об этом и сами критически относятся к физическим наказаниям. Они часто говорят: «Ругаю себя, понимаю, что бить нельзя, но не могу сдержаться, когда он опять что-то натворит». Прекращение физических наказаний, нормализация отношений в семье и преодоление последствий насилия становится возможным при разрешении проблем в разных сферах жизни родителей и детей.

Другой пример иллюстрирует одно из наиболее часто встречающихся последствий физических наказаний, особенно характерное для младших школьников, – трудности в общении со сверстниками, повышенную конфликтность и драчливость.

Мать 9-летнего мальчика обратилась к психологу в связи с тем, что сын постоянно дерется в школе. Одноклассники часто провоцируют ребенка, доводят его до бешенства, при этом мальчик кидается предметами, несколько раз нанес травмы одноклассникам. В беседе выяснилось, что мальчик – единственный ребенок в семье. Мать в последнее время вынуждена воспитывать ребенка одна, отец практически не бывает дома, часто в отъезде. Мать по характеру вспыльчивая, требовательная к себе и окружающим.

Наказывала ребенка ремнем за вранье, грубость, плохие оценки. На протяжении последнего года мальчик часто пытался с ней драться, чем вызывал еще большие наказания. Отец во время редких приездов, по словам матери, наказывает «реже, но сильнее», мальчик в его присутствии очень послушный.

Проблемы матери касались не только взаимодействия с ребенком, но и ее профессиональной деятельности, взаимоотношений с отцом мальчика, жилищных трудностей; наказания рассматривались ею как вполне нормальный способ воспитания.

Работа психолога в данной ситуации проводилась как с матерью, по преодолению агрессии и страхов, повышению уверенности в себе, формированию более позитивной самооценки.

Целенаправленная работа по прекращению физических наказаний, улучшению взаимопонимания между матерью и сыном, обучение мальчика контролю над собственными агрессивными проявлениями привели к тому, что драки в школе практически прекратились, несмотря на то, что у мальчика осталось множество проблем, связанных с нарушенной самооценкой, отсутствием друзей и т.п., с чем в дальнейшем велась работа.

Изменения и отказ от применения физических наказаний часто возможны лишь при осознании родителями последствий, к которым приводят такие наказания, и непродуктивность таких воспитательных мер (если бы наказания помогали разрешать проблемы с ребенком, семье не приходилось бы обращаться за помощью). В полном объеме эти последствия не осознают даже те родители, которые расстраиваются, когда наказывают ребенка. Родителям трудно увидеть связь между наказаниями и агрессивностью ребенка, усилением проявлений гиперактивности, и тем более повышением негативизма к обучению.

Физическое насилие по отношению к ребенку с высокой степенью коррелирует с собственным

детским опытом родителей. При первом обсуждении этой темы родители склонны отрицать проблемы, связанные с переживанием ими самими боли, страха, несправедливости в детстве; оправдывать собственных родителей, говорить о том, что понимают сейчас, что это было правильно. Однако, если удается актуализировать детские переживания (например, вспомнить какой-нибудь случай наказания их родителями и то, как он переживался, когда они были маленькими), то возникает понимание, что может испытывать их ребенок.

Поддержанию психотерапевтических отношений с родителями (в частности, избегание негативного отношения к родителям в целом при критике того, как они обращаются с ребенком) помогает понимание, что физические наказания чаще всего связаны с тем, что родители не справляются с проблемами, которые возникают в процессе воспитания ребенка, и переживаниями по этому поводу.

В основе многих наказаний лежат страхи родителей за ребенка, которые носят «свернутый» характер. Один из распространенных примеров – наказания за плохие оценки. В развернутом виде этот страх может выглядеть следующим образом: «получил двойку – перестанет учиться – «вылетит из школы» – попадет в дурную компанию – начнет употреблять наркотики – попадет в тюрьму – погибнет», – при этом ребенку всего 8 лет. Эти страхи нередко достигают огромных размеров, особенно, когда действиям детей придается социальная оценка (принес из детского сада чужую игрушку или взял без спроса деньги у одноклассника – «вырастет вор») и не учитываются возрастные особенности и переживания ребенка. Разворачивание подобных «цепочек страхов» и осознание их позволяет родителям справляться со своими эмоциями и реагировать на реальные, а не воображаемые трудности.

Разбор конкретных ситуаций и сложностей помогает родителям значительно расширить репертуар реагирования в конфликтных ситуациях, избежать ложной дихотомии «избиение или вседозволенность», увидеть действенность других способов воздействий на ребенка.

Оценка себя как плохого или хорошего родителя может влиять на методы воздействия на ребенка. Изменение представления о себе как о родителе на когнитивном и эмоциональном уровнях, осознание того, что можно быть «достаточно хорошей», а не идеальной матерью, а также границ своих возможностей улучшает взаимодействие с ребенком, позволяет избежать жестких шаблонов и оценок себя и ребенка.

Переживание родителями стресса или серьезных психологических проблем (переутомление, конфликты между супругами и др.) значительно увеличивает риск физических наказаний. Психологическая поддержка и помощь в разрешении эмоциональных проблем родителям способствует снижению этого риска.

Большую роль в преодолении физических наказаний играет не только психологическая помощь, но и содействие ребенку в преодолении его конкретных трудностей, например, в обучении.

Что вы думаете по поводу ремня, как ещё одного аргумента в воспитании детей?

Что вы думаете по поводу ремня, как ещё одного аргумента в воспитании детей? — Мужчины и женщины

Авторизуйтесь, чтобы создать тему

Мы стараемся поддерживать позитивную атмосферу на форуме

Уважаемые пользователи,
теперь, чтобы создать тему или оставить комментарий, необходимо авторизоваться и подтвердить номер телефона.
Это позволит сделать атмосферу на форуме более дружелюбной.

Как это может отразиться на его будущем эго?

Обратная связь

Спасибо за обращение!

Проверим в течение одного рабочего дня. Чтобы узнать о решении дождитесь обратной связи или обратитесь в техподдержку:

Пн–Пт 09:00 – 00:00

Сб–Вс 09:00 – 18:00

Вернуться к сайту /div>

Телесные наказания в школах: кто, где и как наказывает детей

Автор фото, Getty Images

Подпись к фото,

Телесные наказания детей уходят корнями в глубь веков

После нашумевших заявлений российского продюсера Яны Рудковской о наказании сына ремнём выясняем, как относятся к телесным наказаниям в России и за ее пределами.

В недавнем интервью «Дождю» Рудковская сказала, что её родители в детстве пускали в ход ремень в воспитательных целях и она сама ценит некоторую жёсткость в воспитании сына ради того, чтобы он «вырос мужчиной».

Это признание вызвало скандал. В среду продюсировавшая Диму Билана светская львица опубликовала в «Инстаграме» видео, в котором её сын (она называет его «Гном Гномыч») называет рассказ матери о наказаниях шуткой.

Без ротанговых палок?

Большинство психологов и психиатров, публиковавших работы по теме воспитания детей, выступают против наказаний, не видя в них никакого образовательного эффекта, но считая их исключительно отравляющими отношения.

Шлёпать детей законодательно запрещено как минимум в 44 странах мира. Первой страной, которая ввела полный запрет на телесные наказания в 1979 году, была Швеция.

При этом в некоторых государствах разделяются вопросы телесных наказаний дома и в школе: например, в странах Скандинавии и Ирландии законодательно запрещено наказывать детей везде, но в Британии и России при запрете школьного наказания шлепки дома остаются на совести родителей.

К 2018 году телесные наказания остаются допустимыми преимущественно в консервативных странах, таких как Египет, или Сирия.

Автор фото, AFP

Подпись к фото,

Индонезия остаётся одной из немногих стран, где телесные наказания практикуются широко

Обособленно в этом ряду стоит высокоразвитый, урбанизированный Сингапур, где наказание ротанговыми палками активно практикуется для насаждения дисциплины среди школьников (но не школьниц).

До недавнего времени эта практика существовала и в Южной Корее. Но с 2011 года индивидуальные наказания палками в школах запрещены. Впрочем, как и в Японии, они до сих пор применяются в сельских школах.

В США нет федерального закона, запрещающего наказания детей. В 31 штате и столичном округе Колумбия, впрочем, запрет на наказания в школах действует давно, в Нью-Джерси — аж с 1867 года; в остальных штатах и Вашингтоне его ввели в период с 1971 по 2011 год.

Дебора Сендек, директор Центра эффективной дисциплины в Огайо — штате, отменившем телесные наказания меньше 10 лет назад, — убеждена в абсолютном вреде наказаний. «Они могут иметь краткосрочный эффект, то есть, ребёнок осознает, что делать так-то нельзя, но на время. В долгосрочной перспективе от шлепков и тем более побоев нет никакой пользы, наоборот», — говорила она в интервью .

«За ушко да на солнышко»

В Советской России официальный запрет на телесные наказания в школах действовал ещё с 1918 года. Впрочем, он нередко нарушался, особенно в трудовых коммунах, в детских учреждениях системы ГУЛАГ и позже в детских исправительных учреждениях.

Заведующий отделом клинической психологии научного центра психического здоровья Российской академии медицинских наук Сергей Еникополов рассказал Русской службе Би-би-си о временах своего детства: «Хорошо помню, как в третьем-четвертом классе многие мои одноклассники приходили в школу и не могли сесть за парту, у них там всё горело».

Сегодня, по российскому законодательству, родители могут быть привлечены к уголовной ответственности по статье 116 УК за телесные наказания детей. Она предполагает наказание в виде штрафа или обязательные работы, или арест на срок до трёх месяцев.

Автор фото, Team Boyko

Подпись к фото,

Яна Рудковская растит сына вместе с фигуристом Евгением Плющенко

По данным Human Rights Watch за 2012-13 годы, каждый день с насилием в семье сталкиваются до 36 тысяч женщин и 26 тысяч детей.

В 2016 году в Думе обсуждался законопроект о полном запрете телесных наказаний, но до принятия закона дело не дошло из-за сопротивления консервативного лобби. Тюремный срок для распускающих руки родителей сочли «чрезмерным проявлением ювенальной юстиции».

По сей день о «пользе» телесных наказаний высказываются некоторые представители религиозных конфессий (в частности, РПЦ) и консервативные политики (Елена Мизулина).

Фабрики джентльменов

До середины 1970-х годов наказание розгами в британских школах практиковалось довольно широко, включая самые престижные частные учебные заведения, такие как Итон и Хэрроу. Причем долгое время розгами учеников били публично по обнаженным частям тела не только учителя, но и старшие ученики, старосты, с согласия педагогов.

Прямой запрет на использование телесных наказаний в государственных школах в Британии был введен в 1986 году. Однако лишь спустя 17 лет их окончательно запретили и в частных заведениях.

Автор фото, Evening Standard

Подпись к фото,

В современной Британии телесные наказания отошли в прошлое и театрально-игровые реконструкции

Несмотря на это, всего 10 лет назад, согласно анонимному опросу журнала TES, 22% учителей королевства считали битьё детей допустимым.

Консультантка по образованию в Великобритании для российских мигрантов Ирина Шумович сказала Русской службе Би-би-си, что никто из её клиентов не рассматривал вопрос о наказании своих детей и не опасался подобных мер со стороны школ.

«Ни с какими наказаниями в британских школах я не сталкивалась никогда. Российские семьи приезжали с энтузиазмом и верили, что британское образование — лучшее, поэтому такими вопросами даже не задавались. Отдельные родители беспокоились о возможной гомосексуальности учителей в частных школах для мальчиков — но это подозрительные люди», — заметила Шумович.

Автор фото, Getty Images

Подпись к фото,

Ортодоксальные евреи практикуют символические наказания в канун праздника Йом-Киппур

Как правильно бить своего ребёнка?

Жизнь

Юная фотограф из Венгрии Fanni Putnoczki сделала это фото своей младшей сестры с «подрисованными» синяками, чтобы показать ужас насилия над детьми. Для многих детей этот ужас – реален. Фото: World Photography Organization

 

У насилия над детьми нет безопасных форм. Нет приемлемой силы, с которой сильный и взрослый имеет право ударить слабого и безответного. Тому, кто не может обойтись современными методами воспитания, лучше вообще не заводить детей.

Пока обсуждение законопроекта о противодействии домашнему насилию в Беларуси принимает самые разнообразные обороты, новостные порталы продолжают освещать дело о жестоком убийстве двухлетней девочки в Слуцке. Какая же жуткая, дьявольская ирония в соседстве этих новостей.

Никто в здравом уме не будет оправдывать родителей, забивающих своих детей насмерть. Но там, где разворачивается дискуссия о домашнем насилии, непременно всплывает множество «но», «если» и «иногда». Выясняется, что в исключительных случаях, за исключительные проступки, только если другие методы не помогли, несильно, по попе, чисто в воспитательных целях, без какого-либо садистического удовольствия… Да что там, даже полезно, оказывается!

Этот текст будет не о юридических аспектах домашнего насилия, не об абьюзерах и жертвах – он будет о границе. О той абстрактной черте, которая отделяет явления, состояния и объекты от противоположных или смежных. И в этом тексте будет очень много вопросительных предложений.

Все ощущают разницу между родителем-садистом из криминальных сводок и человеком, допускающим, что ребёнка можно шлёпнуть по попе, если по-другому не понимает. Мы прекрасно осознаём, как далеко одно от другого – и между этими двумя полюсами существует целый спектр переходных, промежуточных вариантов-сценариев.

…Отшлёпать, чтоб знал; дать подзатыльник, чтоб не путался под ногами; всыпать по первое число за двойку; дать пощёчину за немытую посуду; избить до синяков за позднее возвращение; отшвырнуть плачущего грудничка… Сломать ему ручку или проломить голову, но не со зла, а потому, что надоел его плач… И наконец – забить. До смерти. Двухлетку.

Вы хотите поискать себе безопасную точку на этой шкале, ведущей от оправдания легких ударов к бесчеловечным побоям?

Президент Лукашенко раскритиковал концепцию законопроекта о противодействии домашнему насилию: «Все это дурь, взятая прежде всего с Запада… Мы будем исходить исключительно из собственных интересов, наших белорусских, славянских традиций и нашего жизненного опыта». «Хороший ремень иногда тоже полезен для ребенка», – считает глава государства.

 

Допустим, ребёнок ведёт себя всё хуже (что неудивительно), и родительские наказания становятся всё строже. В какой момент вы перестаёте быть справедливым родителем, сторонником умеренных традиционных наказаний, проверенных поколениями, и становитесь немножечко садистом? Ещё не тем, который зверски издевается над безропотным малышом, но уже – самую чуточку – опасным? То есть так, чтобы один удар назад было ещё приемлемо, а чуть сильнее приложиться – нет, уже недопустимо. Я не уверена, что кто-либо может показать мне эту точку невозврата.

А с какого возраста можно начинать бить своего ребёнка? Грудничка, наверное, ещё не стоит? Когда начнёт ходить – уже можно? Рановато, наверное, всё-таки еле стоит на ножках. Может, в детском саду, когда он раз в пять меньше взрослого? Неспортивно как-то. Наверное, в школе, как раз начнутся плохие оценки, будет множество поводов. Главное – вовремя закончить, потому что подросток может внезапно ответить на удар. А сколько историй, когда дети, над которыми годами издевались, убивали своих родителей с неправдоподобной жестокостью и не испытывали раскаяния. В этом нет ничего хорошего, но и ничего странного тоже нет.

Как сильно можно бить своего ребенка и по каким частям тела? По попе – понятно, мы чтим традиции. Можно ли использовать ремень с утяжеляющими элементами? Должны ли оставаться следы в назидание? Этично ли бить таким образом девочек или следует наказывать ремнём со спущенными штанами только мальчиков? Не выглядит ли это в конце концов как какая-то совершенно болезненная девиация?

Как родители приходят к мысли о том, что им нужно начать бить ребенка? Воспитание складывается из последовательности действий и решений воспитателя. Родитель, не справившийся со своими задачами, пытается наверстать упущенное битьём? Занося руку для удара, он расписывается в своём бессилии и своей несостоятельности как воспитателя. Бьет ребенка не потому, что тот виноват, а потому, что агрессор не может справиться с гневом, раздражением и недовольством своими же педагогическими успехами. Перед ним со спущенными для наказания штанами стоит результат череды его плохих решений. Он говорит о неуправляемости, не желая признать, что попросту облажался.

Разбираемся: что на самом деле предлагает концепция закона о противодействии домашнему насилию

Или же ребенка бьют с рождения? То есть родитель изначально в свои воспитательные планы закладывает эти меры как допустимые? За что можно – хотя бы слегка – шлёпать младенца, чем он может заслужить наказание? Тем, что голоден? Тем, что хотел на ручки?

Кого-то от случая к случаю лупят истероидные родители, впадая в гнев («Я не могу с ним больше», «Смотри до чего ты меня довёл!», «Ты был плохим и разозлил мамочку»). Кого-то избивают постоянно и сильно – просто потому, что родители – асоциальные бесчеловечные психопаты, слишком неизбежно, к сожалению, попадающие в новостные сводки. Так ли далеко одно от другого?

 «Нас били – и мы выросли нормальными людьми», – вот стандартная отговорка сторонников ремня, в которую закралась ошибочка. Не выросли они нормальными. Они продолжают транслировать из поколения в поколение эту нездоровую схему адвокации насилия над слабым и беззащитным. Иногда – совершенно беспомощным, доверяющим, неспособным что-либо противопоставить жестокости.

Жестокость, вторгшаяся в миропонимание несформированной личности, поселится там, вытеснив норму; подросший ребёнок будет жесток к людям, животным, самому себе и когда-нибудь – к своим стареющим родителям. Побои за побои, пусть никто не удивляется. Даже одно единственное несправедливое, неприемлемое родительское наказание может отпечататься в памяти на всю жизнь, и потом ваш взрослый ребёнок будет вспоминать об этом, давясь рыданиями, с ненавистью к вам, живому или мёртвому.

Традиции зарождаются, укрепляются, наследуются, устаревают и отмирают, у каждой есть свой жизненный цикл, в этом и суть культурного прогресса. Понятие нормы со временем смещается, корректируется, приводится в соответствие с современностью; воспитывать детей битьём – это очень и очень давно не норма, это анахронизм.

От шлепка по попе до смертельных побоев очень далеко, но на этом отрезке нет никаких отметок. У насилия над детьми нет безопасных форм. Нет приемлемой силы, с которой сильный и взрослый имеет право ударить слабого и безответного, на детском теле нет допустимых мест для битья. Тому, кто не может обойтись современными методами воспитания, лучше вообще не заводить детей.

Читайте дальше:

МВД против домашнего насилия. Как государственный патриархат мешает успешной борьбе

«Жертв домашнего насилия обвиняют в том, что они сами провоцируют мужей»

«У папы есть краник, у мамы — дырочка». Как половое воспитание детей решит проблему абортов

Мужчина задушил ремнем годовалого мальчика в Карагандинской области

Мужчина задушил ремнем пасынка в Карагандинской области. Его приговорили к пожизненному лишению свободы, передает Azattyq Rýhy со ссылкой на пресс-службу Карагандинского областного суда.

Трагедия разыгралась в мае 2020 года в городе Каражале.

Гражданин Ж. Сагиндиков состоял в зарегистрированном браке с гражданкой Ж. При этом родители мужчины были против этого брака, так как у женщины имелся маленький грудной ребенок от первого брака. Несмотря на это, мужчина проживал со своей новой семьей в арендованной квартире в Каражале.

21 мая прошлого года Ж. Сагиндиков взял своего пасынка 2019 года рождения с коляской на прогулку. По дороге он зашел в магазин купить продукты, но денег не хватило. Он был зол из-за житейских трудностей, а также из-за того, что его родители и родственники были против данного брака.

Примерно в 18:50 того же дня, когда он с малолетним пасынком подходил к парку, ребенок стал капризничать и плакать, мужчина пытался успокоить. В этот момент, как сообщили в суде, у Ж. Сагиндикова возник преступный умысел на убийство маленького ребенка. С этой целью он привез грудного ребенка к зданию Дома культуры. Убедившись, что никого рядом нет, мужчина схватил ремень безопасности от коляски, накинул на шею грудного ребенка и задушил его.

Ж. Сагиндиков был осужден судом первой инстанции по статье 99, части 3 Уголовного кодекса РК за убийство малолетнего лица к пожизненному лишению свободы с отбыванием наказания в учреждении уголовно-исполнительной системы чрезвычайной безопасности.

В апелляционную инстанцию уголовное дело поступило по жалобам осужденного, его защитника, потерпевшей, просивших смягчить назначенное судом наказание.

Судебная коллегия согласилась с приговором суда первой инстанции по следующим основаниям:

  • судом правильно установлены фактические обстоятельства дела;
  • Ж. Сагиндиков признал свою вину полностью, кроме его признательных показаний, его виновность подтверждена совокупностью исследованных судом доказательств, показаниями потерпевшей, свидетелей, заключениями судебно-медицинских экспертиз.

Согласно заключению психолого-психиатрической и наркологической экспертизы, у Ж. Сагиндикова на момент совершения преступления и предъявления обвинения не отмечалось каких-либо временных психических отклонений, он не находился в состоянии сильного душевного волнения (аффекта). Он осознавал характер и степень общественно-опасного деяния, мог руководить своими действиями.

Санкция статьи 99, части 3 УК предусматривает наказание в виде лишения свободы сроком 20 лет либо пожизненное лишение свободы.

«Наказание осужденному судом назначено в пределах санкции статьи, соразмерно содеянному, с учетом характера и степени общественной опасности совершенного правонарушения. Осужденный осознавал, что грудной ребенок находится в беспомощном состоянии, несмотря на это с особой жестокостью умышленно причинил ему смерть, поэтому осужденному судом правильно назначено наказание в виде пожизненного лишения свободы. Оснований для смягчения наказания не установлено», – говорится в сообщении.

2 марта Карагандинским областным судом приговор суда в отношении Ж. Сагиндикова был оставлен без изменения.

Дальние последствия физических наказаний — Психологос

​​​​​​​Два диалога на тему битья.

Первый — в поликлинике. Длинная очередь. Мамы нервные, дети тоже начинают заводиться. Одна девочка сидеть спокойно не может. Наичнает снимать теплые штаны и ходить в полуспушенных штанах. Капризничает, дергает маму. Мама на нее ругается. Вступает другая мама (типа хочет помочь):

Другая мама: — А вот я сегодня тебя к себе заберу. Пойдешь ко мне?

Девочка: — А у тебя игрушки есть?

Другая мама: — Игрушек у меня нет, зато есть ремень. Во-о-о-т такой!

Девочка: — Ну и что?

Мама девочки (очень робко): — Она не знает, что такое ремень.

Другая мама (с осуждение): — Вот и плохо!

Второй — в автобусе. Две женщины в возрасте рассказывают друг другу о внуках.

Первая: — У меня внучка — золото. Ангел, не ребенок. Я вообще не знаю, за что ее и ругать-то можно!

Вторая: — Так и не ругай.

Первая: — Да не я ругаю. Мать ее ругает. И ругает, и шлепает. А я ей говорю: тебя-то шлепали что-ль? Вот хоть разочек?

Вторая: — Дети от этого только озлобляются.

Первая: — Да, да. Озлобляются.

Негативные дальние последствия физических наказаний — очень спорный вопрос. С одной стороны, эксперименты в сфере социальной психологии показывают незначительность долговременных последствий пережитого в детстве сексуального или физического насилия, а также крайне незначительное влияние семейной ситуации в период детства на поведение и жизнь взрослого и др. (Смотри Росс Л., Нисбет Р. Человек и ситуация: уроки социальной психологии. М., 1999). В то же время другие исследователи утверждают, что дети, которые подвергаются физическим наказаниям, имеют большое количество эмоциональных и поведенческих проблем, особенно, связанных с агрессией, депрессией и насилием по отношению к окружающим. (Смотри R.R.Sears, E.C.Maccoby. H.Levin, 1957; W.Becker et al, 1962; S.Coopersmith, 1967; R.Gellers, 1974; J.Bryan, f.Freed, 1982; R.Larzerele, 1986; R.L.Caesar, 1988; L.D.Eron, R.L.Huesman, A.Zelli, 1991; M.A.Straus, 1994; R.H.DuRant et al, 1995)

Впрочем, работы исследователей этой направленности подвергаются критике, и, похоже, вполне обоснованной. Как проводятся такие исследования? Берётся группа людей с девиантным поведением (чаще всего группа заключённых) и проводится опрос: подвергали ли вас в детстве физическим наказаниям. И большинство опрошенных отвечают: да, подвергали. То, что это самое большинство — выходцы из неблагополучных семей, однозначно, но этот факт игнорируется. Потому, что исследователей волнует только вопрос физических наказаний. То, что «прогрессивными» методами воспитания балуется в основном социально и материально благополучное общество — тоже понятно. То есть, исследуемая группа оказывается ещё и выходцами из материально необеспеченных семей (таких в тюрьмах, даже в западных — тоже большинство). Этот факт тоже игнорируется.

Раньше «советские учёные» любили ловить западных коллег на таких вот «грязных» методологиях (из чисто идеологических соображений), теперь — некому.

Контрольной группы чаще всего вообще нет, или она настолько по параметрам не совпадает с экспериментальной, что просто смешно. Например, опрашивается группа осуждённых за насильственные действия в тюрьме, и группа студентов какого-нибудь колледжа. И потом, ВОТ НА ТАКОМ ВОТ МАТЕРИАЛЕ, делаются выводы о влиянии физических наказаний на агрессивность. Это всё равно, что проверять истинность приметы о том, что чёрная кошка приносит несчастье — на мышах.

​Физические наказания — атрибут быта в неблагополучных семьях. Никакого воспитания там по сути нет, отсюда и все проблемы. Другое дело, когда к физическим наказаниям прибегают не от бестолковости, а достаточно продуманно. Ясность тут могут внести исследования когда не мешают все в кучу, а разделяют случаи бестолковых и достаточно продуманных наказаний. Гипотеза: если установить зависимость между вредными последствиями физических наказаний и педагогическим уровнем родителей, то будет сильная корреляция, и при достаточном педагогическом уровне родителей вред от физических наказаний будет на нулю​. Обсуждение на форуме Синтона…

Итого: когда-то по делу детей шлепать — можно, а избиение детей — это совсем о другом.

Разумные физические наказания предупреждают сильно отклоняющееся поведения у детей в подростковом возрасте. Обычно родители, «принципиально» не использующие наказаний, при достижения ребенку лет так 11-15, становятся не способными «управлять» ребенком и начинают применять ТАКИЕ наказания, которые в нормальной семье жившей «с наказаниями» в принципе не возможны, а в указанном возрасте сводятся к замечаниям.

Когда в Германии перестали бить детей? | Культура и стиль жизни в Германии и Европе | DW

«Когда сын вернулся домой со следами от пощечины, мой муж сразу отправился в школу. Сына ударил учитель, который, не разобравшись в ситуации, возникшей между мальчишками, решил отвесить оплеуху нашему ребенку. Это был первый и последний раз, когда он посмел поднять на ребенка руку», — не без гордости за своего мужа рассказывает 90-летняя Бригитта. Когда ее сын ходил в начальную школу, телесные наказания в Германии считались еще «обычным правом» учителя.

И было так вплоть до 1970-х. Хотя в то время уже велась просветительская работа с педагогами о вреде порки, сами учителя практиковали телесные наказания в воспитательных целях. С 1896 года в Германии телесное наказание было законным правом родителя. В Гражданском кодексе было прописано: «Отец может применять соответствующие исправительные меры по отношению к ребенку на основе родительского права».  

Параграф в Гражданском кодексе просуществовал в таком виде до 1958 года. Однако и тогда он не исчез, а был лишь исправлен, чтобы соответствовать новому закону о равноправии. Если в старом варианте речь шла только о родителе, то есть бить имел право только отец, то в новом кодексе воспитывать ребенка (на свое усмотрение) имела право уже и мать.

Астрид Линдгрен напомнила немцам о вреде насилия

В 1978 году шведской писательнице Астрид Линдгрен во Франкфурте-на-Майне вручили Премию мира немецких книготорговцев (Friedenspreis des Deutschen Buchhandels). Автор знаменитой книги о приключениях Пеппи Длинныйчулок озадачила жюри премии. Астрид Линдгрен в своей благодарственной речи затронула сложную тему: жестокие методы воспитания детей. Она рассказала историю одной мамы, которая хотела наказать своего сына и попросила его принести для этих целей палку из сада. Каково же было ее удивление, когда мальчик принес камень… Мама взяла ребенка на руки. Оба заплакали. Камень женщина оставила лежать на полке — как напоминание о том обещании, которая она дала себе: никогда больше не поднимать руку на ребенка.

22 октября 1978 года: Астрид Линдгрен вручили Премию мира немецких книготорговцев

На родине Астрид Линдгрен быстро услышали: в 1979 году Швеция стала первой страной в мире, категорически запретившей любые телесные наказания детей. А в Германии детей все еще продолжали бить. В ход шло все, что попадалось под руку: ремень, тапочки, метла, половник, выбивалка для ковров. В школах наказывали указкой, давали оплеухи. Хотя телесные наказания детей в образовательных учреждениях Германии были законодательно запрещены в 1973 году, некоторые учителя продолжали их применять. В семьях телесное наказание практиковалось тоже.

В 1980 году были внесены изменения в ряд законов, регулирующих правоотношения между родителями и детьми. 1631-й параграф, о котором речь шла ранее, был дополнен: «Унизительные методы воспитания недопустимы». Однако такая формулировка явно носила слишком общий характер. Так, в 1986 году Федеральная судебная палата Германии вынесла вердикт, что родители имеют право на умеренное телесное наказание ребенка, а применение предмета, похожего на палку, нельзя считать безоговорочно оскробляющим достоинство.

Окончательному запрету —  20 лет

В 1992 году Германия подписала Конвенцию ООН о правах ребенка, которая закрепляет право на жизнь без насилия. Но точку поставили ровно 20 лет назад. Кристина Бергман (Christine Bergmann), занимавшая в правительстве Герхарда Шрёдера (Gerhard Schröder) пост министра по делам семьи, пожилых граждан, женщин и молодежи, выступила с инициативой о принятии в Германии закона, полностью запрещающего насилие как метод воспитания. 6 июля 2000 года бундестаг принял закон, провозгласивший насилие незаконным. 8 ноября 2000 года закон вступил в силу. С этого времени любое насилие взрослых по отношению к детям преследуется юридически. В пункте 2 статьи 1631 Гражданского кодекса Германии теперь записано: «Дети имеют право на воспитание без насилия. Телесные наказания, нанесение психологических травм и прочие действия, унижающие человеческое достоинство, запрещены».

Однако проблема насилия по отношению к детям не искоренена. По официальным данным, в Германии в 2019 году было зарегистрировано более 4000 случаев жестокого обращения с ребенком, почти 16 тысяч случаев сексуального злоупотребления, 100 случаев, приведших к смерти ребенка. Громкое расследование случаев сексуального насилия в отношении детей весной-летом 2020 года привело к задержанию целой группы подозреваемых. Искоренение телесных наказаний детей остается глобальной задачей.

Смотрите также:

  • Особенности немецких родителей

    Кормление грудью в общественных местах

    Мамы в Германии не стесняются кормить младенцев грудью прямо на улице. У немцев в целом спокойное отношение к обнаженному телу — сосущий грудь ребенок никого не смутит. Но и «заставить» людей наблюдать за кормлением нельзя. Поэтому владелец ресторана, например, учитывая пожелания гостей, может деликатно попросить прекратить «несанкционированный» обед.

  • Особенности немецких родителей

    Выбор имени

    «Как вы лодку назовете, так она и поплывет»… Влияет ли выбор имени на судьбу человека? Не факт! Бесспорно то, что имя ребенка «выдает» информацию о его родителях. Поэтому не стоит, каким бы нелепым оно вам ни казалось, давать волю эмоциям в присутствии пап и мам. В 2016 году самыми популярными именами в Германии были Мари и Элиас.

  • Особенности немецких родителей

    Папы и дети

    До какого возраста кормить ребенка молоком? Об этом тоже любят поспорить родители. Мамы, прикладывающие к груди трехлетних карапузов, — скорее исключение. Как правило, уже годовалых детей переводят на обычное питание, а мамы при этом возвращаются на работу. И вот тут активно подключаются к воспитательному процессу отцы: отпуск по уходу за ребенком часто берут и папы.

  • Особенности немецких родителей

    Правильный детсад

    Мест в детских садах Германии меньше, чем детей, поэтому дальновидные родители начинают искать подходящее заведение еще до рождения ребенка. Одни выбирают детсад поближе к дому, другим важно, чтобы ребенок проводил день в «правильной» социальной и педагогической среде, а кто-то ставит во главу угла требование, чтобы ребенок чувствовал себя комфортно.

  • Особенности немецких родителей

    Прививки

    Вакцинация в Германии — практически поголовная. За этим следят детские врачи с самого рождения ребенка. Но вот среди родителей тема эта спорная. Некоторые не видят от прививок большого вреда, другие видят в них только благо, а третьи категорически их отвергают, предпочитая, чтобы ребенок переболел всеми возможными детскими болезнями и закалил свой иммунитет естественным путем.

  • Особенности немецких родителей

    Ночной сон

    Маленькие дети имеют обыкновение просыпаться по ночам и плакать, требуя внимания родителей. На этот счет в Германии популярно мнение, что ребенка успокаивать не надо: поплачет, перестанет и научится спокойно спать в своей кроватке. Противники такого воспитания считают это жестокостью и мирятся с тем, что иным детям кровати родителей нравятся гораздо больше, чем их собственные.

  • Особенности немецких родителей

    Демократичное питание

    Некоторые родители не жалеют денег на самые свежие и экологически чистые продукты для своих детей. Другие считают нормой три раза в день кормить чадо макаронами. Кто-то готовит супы и каши сам, кто-то покупает баночное питание. Детей в Германии не пичкают: не хочешь — не ешь, захочешь — скажешь. Хочешь есть ложкой — будь любезен, хочешь ножом с вилкой — пожалуйста!

  • Особенности немецких родителей

    Неортодоксальная гигиена

    В отличие от некоторых стран, где ребенок рискует поплатиться здоровьем за выпачканные штанишки или порванные колготки, в Германии детям не только позволительно пачкаться во время прогулок, их даже в этом поощряют, позволяя ползать по земле и топать по лужам. Размазанные по детским лицу сопли родителей тоже часто не смущают. Детей здесь с малых лет приучают громко и основательно сморкаться.

  • Особенности немецких родителей

    Мультимедийное воспитание

    Приобщение к информационным технологиям — спорная тема. Есть родители, которые не видят ничего плохого в телевизоре и компьютерных играх. Другие стараются как можно дольше оттягивать момент «инициализации», запрещая или дозируя. Но, чего уж там, как противники, так и сторонники наслаждаются минутами покоя в момент общения ребенка с развлекательной электроникой.

  • Особенности немецких родителей

    Сладости

    В Германии считается, что действительно заботливые родители вообще не должны давать малышам сладкого: ни конфет, ни сладких напитков, ни даже чая с сахаром. Иногда можно покормить потомство пирогом — например, морковным.

  • Особенности немецких родителей

    Приобретение опыта

    Все перечисленные ранее «правила» распространяются, как правило, на первенца. С появлением второго, третьего ребенка, не говоря уже о последующих, «прописные истины» довольно быстро оказываются за бортом повседневной семейной жизни…

    Автор: Элизабет Грениэр, Элла Володина


Пояс. Это был обычный вечер пятницы для… | Стивен Маккай

Это был обычный вечер пятницы для мальчика. Он никогда не смотрел на своих родителей так, как мы с вами. С юных лет он знал, что взрослые в его жизни не были лучшими образцами для подражания, и его самый большой страх быть таким же, как они.

«Ты не можешь этого сделать», — сказал мальчик. «Мы можем делать все, что захотим, мы взрослые», — сказали его родители. «Я больше не боюсь тебя», — пошутил он. «Скажи это еще раз, — сказал отец.«Я больше не боюсь тебя», — ответил он тоном, который показал его храбрость, но эта храбрость быстро превратилась в страх.

Мальчик бросился по коридору в свою комнату, чтобы спрятаться в святости своей спальни. Он проводил там все свое время, думая, желая быть кем-то другим или где-то еще. Он слышал, как его отец встает со своего места на диване в гостиной. Скрип изношенных рессор на кушетке сигнализировал о скором наказании. Он знал, что его отец не пожалеет ему ни минуты, чтобы мысленно подготовиться к тому, что должно было случиться дальше.Его уши были прикованы к другой стороне дома, ожидая звука, которого он, вероятно, боялся больше всего: «Цепляйтесь-цепляйтесь». Звук, когда его отец снимает пояс с рабочих штанов, был для него слишком знакомым звуком. Даже по утрам, собираясь в школу, он все равно съеживался, слыша, как его отец, собираясь на работу, надевает ремень.

«Ты думаешь, что можешь НЕ УВАЖАТЬ меня», — проревел его отец с другой стороны дома. В этот момент сердце мальчишки бешено забилось от песни не только страха, но и ужаса.Он знал, что пожалеет о том, что изрекает своих родителей, но он также знал, что независимо от их разницы в возрасте, в отдаленной части этого бедного мальчика душа заложила ключ к его побегу из тюрьмы, что было несправедливо, его твердость сохраняла его не поколебали действия его отрицательных образцов для подражания. Он сделает это. Но пояс не имел отношения к его праведности. Если бы этот пояс знал о намерениях своего отца и почему мальчик так боялся своего отца, может быть, он попытался бы остановить эту пародию?

Стук шагов отца, когда он возвращался из своей комнаты через гостиную и дальше по коридору к мальчику, походил на звук носорогов. Ремень обвивался вокруг его руки, как боксер обматывает руки перед матчем, безвольно болтая, когда он шагал по коридору.

Мальчик прятался под одеялом, прячась от надвигающегося раскаяния за то, что он сказал. «Выходи из-под одеяла, мальчик», — сказал отец громким тоном пренебрежения. Как будто он чувствовал, что его отец делает это не потому, что он должен был, а потому, что он хотел. Мальчик выглянул из-под одеяла, которое было его убежищем, и именно тогда он увидел гнев на лице своего отца.Глаза его отца были темно-карими, почти черными. Белки его глаз начали желтеть с возрастом. Стоя над мальчиком с его массивным телосложением и ростом, он мог запугать любого взрослого мужчину, но сегодня вечером мальчик был его противником.

Отец сорвал с мальчика оставшееся покрывало, оставив ему открытую мишень. «Цепляйтесь-цепляйтесь», — слышал мальчик, когда он лежал с закрытыми глазами, съеживаясь. Это должно было начаться.

«КЛЕК», — сказал пояс, ударивший мальчиков по голой плоти. Боль отразилась глубоко в его сознании, как землетрясение. Каждый удар вызывал в нем все большую и большую враждебность к непреклонной жестокости отца. Каждая часть его тела чувствовала жгучую боль «дисциплины». «Кнут», «КЛЕК», — сказал пояс. Пояс требовал уважения, и он собирался его получить, по крайней мере, сегодня вечером. Мальчику удалось ненадолго остановиться в избиении, и он увидел гневное выражение на лице своего отца. На его щеках появилась гримаса; его глаза были пронзительными, когда пояс снова начал танец, который мальчик был слишком хорошо знаком.Ремень легко вальсировал в воздухе почти причудливо; его партнер не был новичком в этом танце, потому что его отец был ведущим.

С последним «WHAP» ремень стал мягким и его естественные движения прекратились. Мальчик лежал в панцире из красных детенышей. «Не говори со мной так снова и не заставляй меня возвращаться сюда», — сказал отец, медленно вытаскивая свое большое тело из комнаты.

Когда мальчик лежал и плакал, бесконтрольно рыдая, пытаясь отдышаться между рыданиями, он снова обновился в своих убеждениях. Он знал, что для того, чтобы избежать предательства своих родителей, ему нужно будет быть умнее в следующий раз, когда он попытается постоять за себя. Жизнь не любит, когда ты пытаешься встать. Но если вы выдержите побои и позволите синякам заживать от фиолетового до желтого, вы должны оставаться самым оптимистичным именно в те моменты, когда вы наиболее слабы и беспомощны. Сделайте это для мальчика, сделайте это для своей мечты, вы не можете спрятаться от пояса жизни под одеялом.

Почему нельзя шлепать ребенка предметом во время дисциплинарного взыскания

В Мичигане много родителей, которые наказывают своих детей, применяя ту или иную форму телесных наказаний.Порка, в большинстве случаев, принимает форму шлепка ребенка рукой по заду , и это форма дисциплинарного воздействия, разрешенная законодательством штата Мичиган. Хотя, как вы помните из нашей предыдущей статьи о телесных наказаниях, это непростая тема, поскольку в законе не очень четко прописано, что допустимо, а что относится к категории жестокого обращения с детьми. Так что, если вы решите шлепать своих детей, когда вы дисциплинируете их, эта статья для вас.

Использование руки отличается от использования предмета для удара по ребенку

Скорее всего, когда вы были ребенком, ваши родители шлепали вас, когда вы шалили.И если они это сделали, то есть большая вероятность, что они использовали что-то другое, кроме своих рук, даже если это было всего лишь время от времени, чтобы подчеркнуть точку зрения. Взбиватели для ковров, обувь, кухонные ложки, лопатки, ремни , список предметов, которыми родители шлепают своих детей, практически бесконечен. (В некоторых случаях детей отправляли на улицу, чтобы они принесли выключатель с дерева, чтобы использовать его в своих собственных занятиях!). Но в любом случае это уже не приемлемый вариант.

Удары предметами значительно увеличивают вероятность получения травм!

Если ударить ребенка открытой ладонью по заду, ему будет больно.Однако для многих родителей это главное. Причинять боль, чтобы преподать урок, не нанося травм. Однако, как только вы задействуете объект, шансы, что вы действительно можете причинить значительный вред этому ребенку, возрастают в геометрической прогрессии. Удар по ребенку ремнем или удлинителем может вызвать серьезные синяки, болезненные рубцы и даже порезы . Если ударить ребенка выключателем, на его коже могут образоваться кровоточащие раны, что может привести к инфекции. В любом случае, как только объект будет задействован, вероятность стойких травм становится значительной.И именно здесь решение отшлепать ребенка, чтобы дисциплинировать его, переступает черту жестокого обращения с детьми.

CPS не считает, что шлепки в Мичигане допустимы! Служба защиты детей

(CPS) смутно относится к порке, поскольку считает, что грань между физической дисциплиной и физическим насилием слишком тонка для большинства родителей. И, к сожалению, в некоторых случаях они правы. Но столько же случаев, когда они ошибаются, а это означает, что родителей, которые просто пытаются делать то, что они считают правильным, в конечном итоге наказываются за свои усилия.Поэтому, когда вы шлепаете ребенка, и он заканчивается кровотечением или синяком, который может длиться несколько недель, вмешается CPS, и результаты обычно ужасны для всех!

Родители, обвиняемые в физическом насилии, могут потерять своих детей из-за системы!

Если вы шлепаете своего ребенка, и от этого шлепка остаются следы на теле ребенка, о вас могут сообщить в CPS за жестокое обращение с детьми. Учителя, тренеры, ваш бывший, даже незнакомец в магазине или ресторане могут сообщить вам о подозрении в жестоком обращении с детьми. И как только CPS появится и увидит, что у вашего ребенка ссадины, синяки или даже открытые раны, и узнает, что это вы сделали вы, это станет действительно уродливым, очень быстро. Велика вероятность того, что государство заберет вашего ребенка из-под вашей опеки и поместит в приемную семью. Вы даже можете лишиться родительских прав. Поэтому очень важно действовать быстро, чтобы защитить себя и свою семью.

Убедитесь, что у вас лучший адвокат CPS, если вас обвиняют в жестоком обращении!

Телесные наказания детей — очень спорный вопрос здесь, в Мичигане, и, вероятно, так будет всегда.Но независимо от того, выступаете ли вы за шлепки или предпочитаете другие методы дисциплины, помните, что выбор за вами как родитель , если этот выбор не приводит к повреждению или травме ребенка. А в случае, если вы будете вовлечены в расследование полиции или CPS, в ходе которого ставится под сомнение ваш выбор родителей, немедленно свяжитесь с нами по телефону 866 766 5245. Наши квалифицированные и опытные адвокаты CPS всегда готовы вам помочь.

Если бить вашего ребенка ремнем представляет собой жестокое обращение с ребенком

Является ли нанесение вашему ребенку ремня чрезмерного телесного наказания Жестокое обращение с детьми в Орландо, штат Флорида

Является ли избиение вашего ребенка ремнем или предметом чрезмерным телесным наказанием / жестокого обращения с детьми в районе Орландо, Флорида?

Лучшая практика — дать ребенку тайм-аут и не бить его.Если вы ударили своего ребенка

ремня и оставляя следы или синяки на вашем ребенке, вы настраиваете себя для того, чтобы кто-то звонил в службу защиты детей или в DCFS. Если вы обезобразите своего ребенка или нанесете серьезную травму, ударив ребенка, ваш ребенок будет удален от вас; и вас арестуют за жестокое обращение с детьми. DCFS и правоохранительные органы изучат степень тяжести травм, полученных в результате ударов / ударов (чрезмерное телесное наказание) ребенка, при принятии решения.

Врач, осматривающий детские травмы, может позвонить в DCFS, если увидит у ребенка следы и синяки; и думаю, что произошло жестокое обращение с детьми. Учитель может сделать то же самое. Поэтому лучше всего использовать тайм-аут или ограничить использование ребенком компьютера, просмотра телевидения или привилегий, которыми ребенок пользуется. Это исключает возможности, которые могут возникнуть, если вы оставите на своем ребенке следы или синяки в результате удара ремнем или другим предметом.

Прецедентное право определяет чрезмерное телесное наказание.Вы можете или не можете быть арестованы и осуждены за преступление, если вы ударите ребенка ремнем, который оставит синяки и следы. Однако, скорее всего, DCFS расследует вас вместе с полицией. Зачем настраиваться на это? Вы действительно хотите рискнуть, что это произойдет?

Если вы не проживаете с другим родителем ребенка, другой родитель, скорее всего, попытается получить от вас единоличную опеку над ребенком или ограничит ваше разделение времени с ребенком.

Принимая решение, DCFS рассмотрит, есть ли психологический ущерб ребенку от удара; и произошли ли из-за этого изменения в поведении ребенка.DCFS спросит ребенка, не боится ли он вас. Они также могут задавать вопросы учителям ребенка.

Эта статья предназначена только для информации; и не образует адвокатской тайны. Если у вас есть дополнительные вопросы по поводу чрезмерных телесных наказаний; и DCFS удаление детей из дома; или DCFS, проводящий расследование в отношении вас, вы можете позвонить Энн Мари Гилден, Esquire в Ann Marie Giordano Gilden, P. A. по телефону (407) 732-7620, чтобы назначить первую консультацию.

Порка ремнем — Жестокое обращение с детьми?

Наказание ребенка шлепанием, я полагаю, самая распространенная форма дисциплины, когда я был ребенком, снова фигурирует в новостях.Звездный бегун Миннесотских Викингов Адриан Петерсон был дисквалифицирован на прошлой неделе за то, что отшлепал своего 4-летнего сына веткой дерева. В современном мире это серьезный бизнес. Вот похожий недавний случай в Калифорнии.

Порка ремнем

3 августа 2013 г. сосед сообщил, что слышал, как ребенка били или шлепали. Когда заместители шерифа округа Лос-Анджелес исследовали дом Джозу Э. (отец) и Карен Э. (мать), они обнаружили, что у двухлетней дочери А.Е. (имена не разглашаются) на задней части ноги были два красных рубца длиной от пяти до шести дюймов. и еще больше красных рубцов на ее ягодицах.(Судьи не пишут «задница».)

Отец признался, что ударил А.Е. своим ремнем из-за того, что она плохо себя вела. Мать не знала о порке ремнем, но видела, как отец шлепал А.Е. по заднице голой рукой.

Жестокое обращение с детьми

Отец был арестован за жестокое обращение с детьми и содержался под стражей.

Отец объяснил свое разочарование в наказании своей маленькой дочери. Он сказал следователям, что в детстве его наказывали ремнем и считал, что это лучший способ наказать А.E.

Департамент по делам детей и семьи Л. А. и судья суда по делам несовершеннолетних не согласились и признали отца виновным в жестоком обращении с детьми. Его выгнали из дома. Отец понравился.

Опасно для ребенка?

Отец утверждал, что изъятие А.Е. из-под его опеки было неправомерным, поскольку он не представлял существенной опасности для его дочери.

На самом деле, как и следовало ожидать, отобрать ребенка из-под опеки его или ее родителей непросто. Раздел 361 (c) (1) Кодекса о социальном обеспечении и учреждениях ограничивает возможность суда по делам несовершеннолетних лишить ребенка физической опеки со стороны родителей.Суд должен установить с помощью «четких и убедительных доказательств», что «существует или будет существенная опасность для физического здоровья, безопасности, защиты, физического или эмоционального благополучия несовершеннолетнего».

Существовало множество свидетельств того, что отец и мать были хорошими родителями. Не было продолжающегося домашнего насилия, проблем со злоупотреблением психоактивными веществами и проблем безопасности дома. DCFS признал, что семья была готова к сотрудничеству и была заинтересована в решении вопроса о порке. А.Е. была здорова и комфортно чувствовала себя в присутствии родителей.

Постановление / Закон

Апелляционный суд отменил решение суда по делам несовершеннолетних, установив, что нет четких и убедительных доказательств того, что отец представлял опасность причинения вреда своей дочери А.Е. Ему было разрешено вернуться в семейный дом.

В деле 2013 года мы резюмировали заключение генерального прокурора о телесных наказаниях: «Для родителей не является незаконным шлепать ребенка в дисциплинарных целях другим предметом, кроме руки, при условии, что наказание является необходимым и не чрезмерным по сравнению с индивидуальные обстоятельства.”

Согласно судебному делу 2013 года, разумность конкретного телесного наказания зависит от четырех факторов: (1) возраста ребенка, (2) части тела, по которой был нанесен удар, (3) инструмента, использованного для нанесения удара по телу. ребенка, и (4) размер нанесенного ущерба. Если произошла «случайная травма», это не жестокое обращение с детьми.

Урок для родителей / Чарльз Баркли

Я помню, как в детстве несколько наших соседских друзей были избиты своими отцами ремнями, вешалками, деревянными ложками или выключателями.Я подозреваю, что иногда это связано с алкоголем.

Родители, которых в детстве наказывали избиениями, даже жестокими, могут искренне полагать, что именно так вы эффективно наказываете своих детей. Не так, не сегодня. И тогда тоже. По крайней мере, проблема привлекает внимание всей страны.

Бывшая звезда баскетбола Чарльз Баркли так прокомментировал дело Адриана Петерсона: «Порка — мы делаем это постоянно», объясняя, что телесные наказания — обычная практика на Юге.

Порка ребенка другим предметом, кроме руки, о чем в случае обнаружения должны сообщить медицинские работники, может повлечь за собой уголовное обвинение в жестоком обращении с ребенком.

Адриан Петерсон против Рэя Райса

Это жесткий пенальти, как Хосу Э. и Адриан Петерсон на собственном горьком опыте усвоили. Правильно это или нет, я провожу различие между инцидентом с Адрианом Петерсоном и звездой Балтиморских воронов Рэем Райсом, который ударил кулаком и нокаутировал, а затем безжалостно вытаскивал из лифта своего тогдашнего жениха. Комментарии приветствуются.

Джим Портер — поверенный Портера Саймона, лицензированный в Калифорнии и Неваде, с офисами в Траки и Тахо-Сити, Калифорния, и Рино, Невада.Сферы практики Джима включают: недвижимость, девелопмент, строительство, бизнес, ТСЖ, контракты, травмы, посредничество и другие транзакционные вопросы. С ним можно связаться по адресу [email protected] или www.portersimon.com.

Найдите нас на Facebook. © 2014

уроков из 20 лет исследований

CMAJ. 4 сентября 2012 г .; 184 (12): 1373–1377.

От Департамента семейных социальных наук (Даррант), Университет Манитобы, Виннипег, Манчестер; и Partnerships and Advocacy (Ensom), Детская больница Восточного Онтарио, Оттава, Онтарио.

Copyright © 1995-2012, Канадская медицинская ассоциация. Эта статья цитируется в других статьях в PMC.
Дополнительные материалы

Онлайн-приложение

GUID: A41CE7E0-5A28-47CA-8F07-546004A57964

GUID: D4D191F4-A6B2-408F-A7ED-C327B31116DB

За последние два десятилетия мы стали свидетелями международного сдвига во взглядах на физическое наказание детей. В 1990 году начали накапливаться исследования, показывающие связь между физическим наказанием и негативными последствиями для развития, и Генеральная Ассамблея Организации Объединенных Наций только что приняла Конвенцию о правах ребенка; однако только четыре страны запретили физические наказания в любых условиях.

К 2000 году исследования расширились, и конвенция была ратифицирована 191 из 196 стран мира, в 11 из которых были запрещены любые физические наказания. Сегодня исследования, показывающие риски, связанные с физическим наказанием, являются надежными, конвенция была интегрирована в правовые и политические рамки многих стран, и 31 страна ввела запрет на физическое наказание детей. 1 Эти три силы — исследования, конвенция и реформа законодательства — изменили ландшафт физических наказаний.

Растущее количество свидетельств и признание прав детей привели нас к исторической точке. Врачи, знакомые с результатами исследования, теперь могут уверенно побуждать родителей применять конструктивные подходы к дисциплине и могут с комфортом использовать свое уникальное влияние, чтобы направлять другие аспекты здорового развития детей. Поступая таким образом, врачи укрепляют благополучие детей и отношения между родителями и детьми на уровне населения. Здесь мы представляем анализ исследований физических наказаний за последние два десятилетия, чтобы помочь врачам в этой важной роли.

Ранние годы: выявление закономерностей

Еще 20 лет назад физическое наказание детей было общепринятым во всем мире и считалось подходящим методом выявления поведения, которое концептуально отличалось от физического насилия. Однако эта точка зрения стала меняться, поскольку исследования обнаружили связь между «нормативным» физическим наказанием и детской агрессией, правонарушением и супружеским насилием в более позднем возрасте. Некоторые из этих исследований включали большие репрезентативные выборки из Соединенных Штатов; 2 в некоторых исследованиях учитывались потенциальные искажающие факторы, такие как родительский стресс 3 и социально-экономический статус; 4 и в некоторых исследованиях изучалась способность рассуждений родителей смягчать связь между физическим наказанием и детской агрессией. 5 Практически без исключения эти исследования показали, что физическое наказание было связано с более высоким уровнем агрессии по отношению к родителям, братьям и сестрам, сверстникам и супругам.

Но были ли физические наказания и детская агрессия статистически связаны, потому что более агрессивные дети вызывают более высокие уровни физического наказания? Хотя это было возможно, 6 исследования начинали показывать, что физическое наказание вызывает агрессию. Ранние эксперименты показали, что боль вызывает рефлексивную агрессию. 7 В раннем модельном исследовании 8 мальчиков из первого класса, которые смотрели одноминутное видео, где на мальчика кричали, трясли и шлепали веслом за плохое поведение, проявили большую агрессию, играя с куклами, чем мальчики, которые посмотрел минутное видео ненасильственных реакций на проступки. В исследовании лечения Форгатч показал, что сокращение суровой дисциплины, применяемой родителями мальчиков из группы риска асоциального поведения, сопровождалось значительным снижением агрессии их детей. 9 Эти и другие открытия побудили исследователей определить механизмы, связывающие физическое наказание и агрессию детей.

К 1990-м годам было признано, что метод, с помощью которого обычно проявляется причинная связь в научных исследованиях — рандомизированное контрольное испытание — имел ограниченное применение для изучения физического наказания детей. Хотя рандомизированные контрольные испытания могут использоваться для изучения эффекта уменьшения физического наказания (как в исследовании Forgatch), они не могут использоваться для изучения эффекта наложения такого наказания, потому что было бы неэтично отнести детей к группе, получающей болезненное лечение, когда исследования показывают, что такая боль приносит вред, но не перевешивает потенциальную пользу.Немногочисленные существующие рандомизированные контрольные испытания показали, что физическое наказание не более эффективно, чем другие методы для достижения согласия. В одном из таких исследований требовалось в среднем восемь порок за один сеанс, чтобы добиться согласия, и «не было поддержки необходимости физического наказания». 10

Чтобы решить вопрос о причинно-следственной связи в рамках этических норм, исследователи разработали проспективные исследования с участием детей, у которых в начале исследования был эквивалентный уровень агрессии или антисоциального поведения.Кроме того, все более сложные методы статистического моделирования применялись к корреляционным исследованиям, чтобы помочь понять результаты. Эти исследования изменили подход к изучению физических наказаний в последующее десятилетие и изменили картину дебатов.

Новое тысячелетие: устранение причинно-следственной связи и расширение фокуса

Одно из первых крупных проспективных исследований (1997, n = 807), в которых учитывались начальные уровни антисоциального поведения и пола ребенка, социально-экономический статус семьи и уровни эмоциональной поддержки и когнитивных способностей. стимуляция в домашних условиях. 11 Даже при таком контроле физические наказания в возрасте от шести до девяти лет предсказывали более высокий уровень антиобщественного поведения два года спустя. Последующие проспективные исследования дали аналогичные результаты, независимо от того, учитывались ли они возрастом родителей, возрастом ребенка, расой и структурой семьи; 12 бедность, детский возраст, эмоциональная поддержка, когнитивная стимуляция, пол, раса и взаимодействие между этими переменными; 13 или другие факторы. 14 17 Эти исследования предоставляют убедительные доказательства того, что физическое наказание является фактором риска детской агрессии и антиобщественного поведения.

Знаковый метаанализ, опубликованный в 2002 году 18 , показал, что из 27 исследований физического наказания и детской агрессии, проведенных до того времени (которые соответствовали критериям метаанализа), все обнаружили значительную положительную связь, независимо от размер выборки, место обучения, возраст детей или любые другие переменные. Почти все адекватно спланированные исследования, проведенные после этого метаанализа, обнаружили ту же взаимосвязь. 19 23 В рандомизированном контролируемом исследовании вмешательства, направленного на снижение трудного поведения детей, 24 родителей из более чем 500 семей были обучены уменьшению применения физических наказаний.Значительное параллельное снижение трудного поведения детей в экспериментальной группе в значительной степени объяснялось сокращением применения родителями физических наказаний. В совокупности результаты неизменно свидетельствуют о том, что физическое наказание оказывает прямое причинное влияние на экстернализирующее поведение, будь то рефлексивная реакция на боль, моделирование или принудительные семейные процессы.

К 2000 году исследования физических наказаний вышли за рамки их воздействия на детскую агрессию. Исследования показали связь между физическим наказанием и психическим здоровьем, физическими травмами, отношениями между родителями и детьми и насилием в семье во взрослом возрасте.Одно из первых таких исследований 25 связало шлепки и шлепки в детстве с психическими расстройствами во взрослом возрасте в большой канадской выборке, и его результаты с тех пор подтверждаются постоянно растущим числом исследований. Физическое наказание связано с рядом проблем психического здоровья у детей, молодежи и взрослых, включая депрессию, несчастье, тревогу, чувство безнадежности, употребление наркотиков и алкоголя и общую психологическую дезадаптацию. 26 29 Эти отношения могут быть опосредованы нарушениями привязанности родителей и детей в результате боли, причиненной опекуном, 30 , 31 повышенным уровнем кортизола 32 или химическим нарушением механизма мозга для регулирования стресса. 33 Исследователи также обнаружили, что физическое наказание связано с замедлением когнитивного развития и отрицательно сказывается на успеваемости. 34 Эти результаты получены в результате крупных лонгитюдных исследований, в которых учитывается широкий спектр потенциальных факторов, влияющих на ситуацию. 35 В настоящее время нейровизуализационные исследования дают интригующие результаты, которые предполагают, что физическое наказание может уменьшить объем серого вещества мозга в областях, связанных с производительностью по шкале интеллекта взрослых Векслера, третье издание (WAIS-III). 36 Кроме того, физическое наказание может вызвать изменения в дофаминергических областях, связанные с уязвимостью к злоупотреблению наркотиками и алкоголем. 37

Все эти результаты согласуются с растущим объемом литературы о влиянии неблагоприятных детских переживаний на неврологическое, когнитивное, эмоциональное и социальное развитие, а также на физическое здоровье. 38 Хотя некоторые исследования не выявили связи между физическим наказанием и отрицательными последствиями, 35 и другие обнаружили, что связь смягчается другими факторами, 12 ни одно исследование не показало, что физическое наказание имеет долгосрочный положительный эффект , и большинство исследований обнаружили отрицательные эффекты. 17

Еще одно существенное изменение в ландшафте было вызвано исследованиями, в которых подвергалась сомнению традиционная дихотомия «наказание – жестокое обращение». Хотя в 1970-х годах начали накапливаться исследования, которые показали, что в большинстве случаев физическое насилие является физическим наказанием (по намерениям, форме и результату), исследования жестокого обращения с детьми с тех пор прояснили этот вывод. Например, первый цикл Канадского исследования случаев жестокого обращения с детьми и отсутствия заботы о них 39 (CIS 1998) показал, что 75% подтвержденных случаев физического насилия над детьми произошло во время эпизодов физического наказания.Этот результат был воспроизведен во втором цикле исследования (CIS 2003). 40 Другое крупное канадское исследование 41 показало, что дети, которых шлепали родители, в семь раз чаще подвергались жестокому нападению со стороны родителей (например, ударам кулаками или ногами), чем дети, которых не шлепали. Согласно американскому исследованию, 42 младенцев первого года жизни, которые были отшлепаны родителями в предыдущем месяце, имели в 2,3 раза больше шансов получить травмы, требующие медицинской помощи, чем младенцы, которых не шлепали.Исследования динамики физического насилия над детьми пролили свет на этот процесс, в котором родители связывают конфликт с детским своенравием 43 и / или неприятием, 44 , а также с принудительной семейной динамикой 9 и условными эмоциональными реакциями. 45

Растущее количество свидетельств, связывающих негативные долгосрочные результаты с физическим наказанием, способствовало глобальному сдвигу в восприятии этой практики. В Канаде более 400 организаций одобрили Совместное заявление о физическом наказании детей и молодежи. 46 Подгруппа этих организаций указана в Приложении 1 (доступно по адресу www.cmaj.ca/lookup/suppl/doi:10.1503/cmaj.101314/-/DC1). В других странах были проведены законодательные реформы для лучшей защиты детей. 47 Эти изменения сопровождались растущим акцентом на разработке моделей позитивной дисциплины, основанных на ненасильственном и эффективном разрешении конфликтов.

Будущее: продвижение ненасильственного воспитания детей

Имеется немало доказательств того, что оказание поддержки и образование родителям может уменьшить их применение физических наказаний и экстернализирующее поведение детей.Большинство оцениваемых программ основаны на поведении и берут начало в работах Паттерсона и его коллег. 48 В этих программах родителей учат наблюдать за поведением своих детей, четко общаться и применять возможные последствия. Метаанализ исследований, оценивающих эти программы, показывает положительное влияние на компетентность, эффективность и психологическое здоровье родителей, а также на поведение детей. 49 , 50 Недавнее исследование реализации стратегии поддержки родителей и семьи показало, что в семьях в экспериментальной группе было гораздо меньше случаев подтвержденного жестокого обращения с детьми, травм от жестокого обращения и помещения вне дома. 51

Последовательность результатов исследований по физическим наказаниям и положительной дисциплине, наряду с растущей поддержкой целей Конвенции о правах ребенка, оказала существенное влияние на взгляды поставщиков медицинских услуг. Канадское педиатрическое общество: « категорически не рекомендует [курсив оригинала] применять к детям физические наказания, в том числе шлепки». 52 Американская академия педиатрии предупреждает, что «телесные наказания имеют ограниченную эффективность и потенциально пагубные побочные эффекты», и «рекомендует поощрять родителей и помогать им в разработке других методов, кроме шлепания, для управления нежелательным поведением. 53

Прошло 20 лет с тех пор, как Канада ратифицировала Конвенцию о правах ребенка, которая призывает к искоренению всех форм насилия в отношении детей, включая физические наказания. Дебаты перешли от обсуждения результатов и причинно-следственной связи к вопросам этики и прав человека. Этот новый контекст для изучения физических наказаний привел к изменениям в законодательстве, политике и отношениях во всем мире. 47 Все больше стран отменяют применение физических наказаний, чтобы лучше защитить детей и сместить акцент родителей с наказания на руководство и эффективную дисциплину.Появляются доказательства того, что сочетание правовой реформы и государственного образования более эффективно, чем любая из этих стратегий по отдельности, в изменении отношения и поведения родителей. 54

Врачи несут основную ответственность за преобразование исследований и фактических данных в рекомендации для родителей и детей, и они являются авторитетными и влиятельными голосами за продвижение государственного образования и политики в отношении здоровья населения. Например, врачи могут просвещать родителей по вопросам развития детей, чтобы уменьшить гнев и карательные реакции на нормативное поведение ребенка и предоставить ресурсы для позитивного воспитания. 46 Кроме того, врачи могут направлять родителей в программы общественного здравоохранения, ресурсные центры, программы позитивного воспитания и других клинических специалистов для получения дальнейшей поддержки. Кроме того, врачи могут взаимодействовать с другими профессионалами, чтобы посылать четкие и недвусмысленные сообщения на уровне населения. Примеры таких сообщений: «Порка причиняет больше боли, чем вы думаете» (Общественное здравоохранение Торонто) и «Никогда не шлепайте!» (Агентство общественного здравоохранения Канады). 55 , 56 Наконец, врачи могут потребовать от федерального правительства удалить статью 43 из Уголовного кодекса , , которая дает правовое обоснование для применения физических наказаний, тем самым подрывая инициативы в области общественного просвещения.

Совместное заявление о физическом наказании детей и молодежи находит

Доказательства очевидны и убедительны — физические наказания детей и молодежи не играют никакой полезной роли в их воспитании и представляют только риски для их развития. Вывод не менее убедителен — родителей следует настоятельно поощрять к выработке альтернативных и позитивных подходов к дисциплине. 46

Эффективная дисциплина опирается на четкие и соответствующие возрасту ожидания, эффективно передаваемые в доверительных отношениях и в безопасной среде. 57

Ключевые точки
  • Многочисленные исследования показали, что физическое наказание увеличивает риск обширных и устойчивых негативных последствий для развития.

  • Ни одно исследование не показало, что физическое наказание улучшает здоровье в процессе развития.

  • В большинстве случаев физическое насилие над детьми происходит в контексте наказания.

  • Профессиональный консенсус формируется в отношении того, что родителей следует поддерживать в обучении ненасильственным, эффективным подходам к дисциплине.

Сноски

Конкурирующие интересы: Рон Энсом участвует в национальной инициативе по передаче знаний о физических наказаниях в Детской больнице Восточного Онтарио. Никаких других конкурирующих интересов заявлено не было.

Эта статья прошла рецензирование.

Авторы: Джоан Даррант была основным автором и подготовила рукопись и ее последующие редакции. Статья была концептуализирована и завершена Джоан Даррант и Рон Энсом.Оба автора одобрили окончательную версию, представленную для публикации.

Список литературы

2. Штраус М.А. Обычное насилие, жестокое обращение с детьми и избиение жен: что у них общего? В: Finkelhor D, Gelles R, Hotaling G, et al., Редакторы. Темная сторона семьи: текущее исследование насилия в семье. Беверли-Хиллз (Калифорния): Сейдж; 1983. с. 213–34 [Google Scholar] 3. Травиллион К., Снайдер Дж. Роль материнской дисциплины и участия в отторжении и пренебрежении сверстниками. J Appl Dev Psychol 1993; 14: 37–57 [Google Scholar] 4.Straus MA. Дисциплина и отклонения: физическое наказание детей и насилие и другие преступления во взрослом возрасте. Soc Probl 1991; 38: 133–54 [Google Scholar] 5. Larzelere RE. Умеренная порка: образец или сдерживающий фактор детской агрессии в семье? J Fam Насилие 1986; 1: 27–36 [Google Scholar] 6. Straus MA. Некоторые социальные предшественники физического наказания: интерпретация теории связи. J брак Fam 1971; 33: 658–63 [Google Scholar] 8. Fairchild L, Эрвин WM. Физические наказания со стороны родителей как образец агрессивного поведения детей.Дженет Психол 1977; 130: 279–84 [Google Scholar] 9. Forgatch MS. Вихрь клинической науки: развивающаяся теория антиобщественного поведения. В: Пеплер Д. Д., Рубин К. Х., редакторы. Развитие и лечение детской агрессии. Хиллсдейл (Нью-Джерси): Эрлбаум; п. 291–315 [Google Scholar] 10. День DE, Робертс М. Анализ компонента физического наказания в программе обучения родителей. J ненормальный детский психол 1983; 11: 141–52 [PubMed] [Google Scholar] 11. Straus MA, Sugarman DB, Giles-Sims J. Порка со стороны родителей и последующее антиобщественное поведение детей.Arch Pediatr Adolesc Med 1997; 151: 761–7 [PubMed] [Google Scholar] 12. Гунное М.Л., Маринер КЛ. К модели развития и контекста воздействия родительского шлепания на агрессию детей. Arch Pediatr Adolesc Med 1997; 151: 768–75 [PubMed] [Google Scholar] 13. Гроган-Кейлор А. Телесные наказания и траектория роста антиобщественного поведения детей. Детское жестокое обращение 2005; 10: 283–92 [PubMed] [Google Scholar] 14. Mulvaney MK, Меберт CJ. Телесное наказание родителей предсказывает проблемы с поведением в раннем детстве.Джей Фам Психол 2007; 21: 389–97 [PubMed] [Google Scholar] 15. Slade EP, Wissow LS. Порка в раннем детстве и более поздние проблемы с поведением: проспективное исследование младенцев и детей младшего возраста. Педиатрия 2004; 113: 1321–30 [PubMed] [Google Scholar] 16. Тейлор К.А., Манганелло Дж. А., Ли С. Дж. И др. Порка матерями 3-летних детей и последующий риск агрессивного поведения детей. Педиатрия 2010; 125: e1087–1065 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 17. Гроган-Кейлор А. Влияние телесных наказаний на антиобщественное поведение детей.Soc Work Res 2004; 28: 153–62 [Google Scholar] 18. Gershoff ET. Телесные наказания со стороны родителей и связанных с ними поведения и опыта детей: метааналитический и теоретический обзор. Психол Бык 2002; 128: 539–79 [PubMed] [Google Scholar] 19. Аукойн К.Дж., Фрик П.Дж., Бодин С.Д. Телесные наказания и приспособление к детям. J Appl Dev Psychol 2006; 27: 527–41 [Google Scholar] 20. Fine SE, Tretacosta CJ, Izard CE и др. Восприятие гнева, использование опекунами физической дисциплины и агрессия у детей из группы риска.Soc Dev 2004; 13: 213–28 [Google Scholar] 21. Лэнсфорд Дж. Э., Чанг Л., Додж К. А. и др. Физическая дисциплина и приспособление детей: культурная нормативность как модератор. Детский разработчик 2005; 76: 1234–46 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 22. Охене С.А., Ирландия М., Макнили С. и др. Ожидания родителей, физическое наказание и насилие среди подростков, получивших положительный результат психосоциального скринингового теста в системе первичной медико-санитарной помощи. Педиатрия 2006; 117: 441–7 [PubMed] [Google Scholar] 23. Пагани Л.С., Тремблей Р.Э., Нагин Д. и др.Модели факторов риска вербальной и физической агрессии подростков по отношению к матерям. Int J Behav Dev 2004; 28: 528–37 [Google Scholar] 24. Beauchaine TP, Webster-Stratton C, Reid MJ. Медиаторы, модераторы и предикторы одногодичных исходов среди детей, получавших лечение по поводу проблем с поведением в раннем возрасте: анализ скрытой кривой роста. J Consult Clin Psychol 2005; 73: 371–88 [PubMed] [Google Scholar] 25. MacMillan HL, Boyle MH, Wong MYY и др. Шлепки и шлепки в детстве и их связь с распространенностью психических расстройств в общей выборке населения в течение всей жизни.CMAJ 1999; 161: 805–9 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 26. Афифи Т.О., Браунридж Д.А., Кокс Б.Дж. и др. Физические наказания, жестокое обращение в детстве и психические расстройства. Жестокое обращение с детьми Negl 2006; 30: 1093–103 [PubMed] [Google Scholar] 27. Тернер HA, Muller PA. Долгосрочные эффекты телесных наказаний детей на симптомы депрессии у молодых людей: потенциальные модераторы и посредники. Проблемы с J Fam 2004; 25: 761–82 [Google Scholar] 28. Javo C, Rønning JA, Heyerdahl S et al. Воспитание коррелятов проблем поведения детей в выборке детей дошкольного возраста в полиэтническом сообществе в северной Норвегии.Eur Детская подростковая психиатрия 2004; 13: 8–18 [PubMed] [Google Scholar] 29. Родригес СМ. Родительская дисциплина и возможность жестокого обращения влияют на депрессию, тревогу и пристрастие ребенка. J брак Fam 2003; 65: 809–17 [Google Scholar] 30. Койл Д.Д., Роггман Л.А., Ньюленд Л.А. Стресс, материнская депрессия и негативные взаимоотношения матери и ребенка в связи с младенческой привязанностью. Младенческое психическое здоровье J 2002; 23: 145–63 [Google Scholar] 31. Палмер Э. Дж., Холлин ЧР. Социоморальное мышление, восприятие воспитания детей и самооценка преступности у подростков.Appl Cogn Psychol 2001; 15: 85–100 [Google Scholar] 32. Bugental DB, Марторелл Г.А., Барраза В. Гормональные издержки малозаметных форм жестокого обращения с младенцами. Horm Behav 2003; 43: 237–44 [PubMed] [Google Scholar] 33. Макгоуэн П.О., Сасаки А., Д’Алессио А.С. и др. Эпигенетическая регуляция рецептора глюкокортикоидов в мозге человека связана с жестоким обращением в детстве. Nat Neurosci 2009; 12: 342–8 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 34. Straus MA, Paschall MJ. Телесные наказания матерей и развитие познавательных способностей детей: продольное исследование двух национально репрезентативных возрастных групп.J Aggress Maltreat Травма 2000; 18: 459–83 [Google Scholar] 35. Брэдли Р.Х., Корвин Р.Ф., Бурчинал М. и др. Домашняя среда детей в Соединенных Штатах Часть II: отношения с поведенческим развитием до тринадцатилетнего возраста. Детский разработчик 2001; 72: 1868–86 [PubMed] [Google Scholar] 36. Томода А., Сузуки Х, Раби К. и др. Уменьшение объема серого вещества префронтальной коры у молодых людей, подвергшихся суровым телесным наказаниям. Нейроизображение 2009; 47: T66–71 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 37. Sheu Y-S, Polcan A, Anderson CM и др.Суровые телесные наказания связаны с увеличением времени релаксации Т2 в регионах, богатых дофамином. Нейроизображение 2010; 53: 412–9 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 38. Анда РФ, Фелитти В.Дж., Уокер Дж. И др. Устойчивые последствия жестокого обращения и связанных с ним неблагоприятных переживаний в детстве: конвергенция данных нейробиологии и эпидемиологии. Eur Arch Psychiatry Clin Neurosci 2006; 256: 174–86 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 39. Trocmé N, MacLaurin B, Fallon B и др. Канадское исследование случаев жестокого обращения с детьми и отсутствия заботы о них: окончательный отчет.Оттава (ON): Агентство общественного здравоохранения Канады; 2001 [Google Scholar] 40. Trocmé N, Fallon B, MacLaurin B и др. Канадское исследование случаев жестокого обращения с детьми и отсутствия заботы о них — 2003: основные выводы. Оттава (ON): Агентство общественного здравоохранения Канады; 2005 [Google Scholar] 41. Clément ME, Bouchard C, Jetté M и др. Семейное насилие в жизни детей Квебека. Квебек (Квебек): Институт статистики Квебека; 2000 [Google Scholar] 42. Крэндалл М., Чиу Б., Шихан К. Травма на первом году жизни: факторы риска и решения для семей повышенного риска.J Surg Res 2006; 133: 7–10 [PubMed] [Google Scholar] 43. Дитрих Д., Берковиц Л., Кадушин А. и др. Некоторые факторы, влияющие на оправдание жестокого обращения с детьми. Жестокое обращение с детьми Negl 1990; 14: 337–45 [PubMed] [Google Scholar] 44. Корбин Ю.Е. Восприятие и интерпретация заключенными матерями своих детей, подвергшихся жестокому обращению со смертельным исходом. Жестокое обращение с детьми Negl 1987; 11: 397–407 [PubMed] [Google Scholar] 45. Wolfe DA. Жестокое обращение с детьми: последствия для детского развития и психопатологии. Ньюбери Парк (Нью-Джерси): Сейдж; 1987 [Google Scholar] 46.Даррант Дж., Коалиция Ensom Rthe по физическому наказанию детей и молодежи (2004 г.). Совместное заявление о физическом наказании детей и молодежи. Оттава (ON): Коалиция; 2004 г. Доступно: www.cheo.on.ca/en/physicalpunishment (по состоянию на 15 января 2012 г.) [Google Scholar] 47. Даррант Дж. Э., Смит А. Б.. Глобальные пути к отмене физических наказаний: реализация прав детей. Нью-Йорк (NY): Routledge; 2011 [Google Scholar] 48. Паттерсон ГР. Агрессивный ребенок: жертва и архитектор системы принуждения.В: Mash IJ, Hamerlyck A, Handy LC, редакторы. Модификация поведения и семьи. Нью-Йорк (NY): Брунер / Мазель; п. 267–316 [Google Scholar] 49. Дретцке Дж., Давенпорт С., Фрю Э. и др. Клиническая эффективность различных программ воспитания детей с проблемами поведения: систематический обзор рандомизированных контролируемых исследований. Психиатрия для детей и подростков, психическое здоровье 2009; 3: 7. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 50. McCart MR, Priester PE, Davies WH и др. Дифференциальная эффективность поведенческого обучения родителей и когнитивно-поведенческой терапии для антисоциальной молодежи: метаанализ.J ненормальный детский психол 2006; 34: 527–43 [PubMed] [Google Scholar] 51. Принц Р.Дж., Сандерс М.Р., Шапиро С.Дж. и др. Популяционная профилактика жестокого обращения с детьми: популяционное испытание системы Triple P в США. Пред. Наука 2009; 10: 1–12 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 54. Буссман К.Д., Эртал К., Шрот А. Последствия запрета телесных наказаний в европе: сравнение пяти стран. В: Даррант Дж. Э., Смит А. Б., редакторы. Глобальные пути к отмене физических наказаний: реализация прав детей. Нью-Йорк (NY): Routledge; 2011 г.п. 299–322 [Google Scholar] 57. Durrant JE. Физические наказания, культура и права: актуальные проблемы для профессионалов. J Dev Behav Педиатр 2008; 29: 55–66 [PubMed] [Google Scholar]

Когда дисциплина становится злоупотреблением?

Некоторые виды физических действий явно оскорбительны. Для взрослого никогда не нормально изнасиловать ребенка, дать ребенку запрещенные наркотики, сжечь или задушить ребенка. Однако грань между воспитанием детей и жестоким обращением с детьми не всегда так ясна.

Например, многие семьи твердо верят, что шлепки являются средством наказания. Другие семьи считают, что порка — это форма жестокого обращения с детьми. В большинстве штатов нет закона, запрещающего шлепки, но вместо этого они полагаются на свои законы о жестоком обращении с детьми, чтобы определить, пересекает ли конкретный случай грань между дисциплиной и жестоким обращением.

Законно ли шлепать ребенка?

Большинство штатов не запрещают родителям шлепать своих детей. Однако во всех штатах есть законы, определяющие жестокое обращение с детьми.Если родитель обвиняется в жестоком обращении с ребенком из-за того, что он ударил ребенка, то судье или присяжным необходимо будет решить, представляли ли действия родителей насилие, на основании закона штата, применимого к фактам конкретного дела.

Может ли родитель быть арестован за избиение ребенка или дисциплинарное взыскание?

Ответ действительно зависит от того, можно ли классифицировать действие как злоупотребление или нет. Существуют федеральные законы и законы штата, в которых дается определение жестокого обращения с детьми, и если действия родителей соответствуют определению жестокого обращения с детьми, то может быть возбуждено уголовное дело.

Закон о предотвращении жестокого обращения с детьми и обращении с ними (CAPTA) представляет собой набор федеральных законов, устанавливающих минимальные юридические стандарты, которым должен следовать каждый штат в своих собственных законах о жестоком обращении с детьми. Государства могут дополнять эти стандарты, но не могут иметь меньше мер защиты, чем этот базовый уровень.

Закон, по сути, требует, чтобы каждое государство признало жестокое обращение и пренебрежение не только действиями со стороны опекунов, но и бездействием, когда оно приводит к целому ряду последствий от смерти до физического или эмоционального вреда. Любое действие или бездействие, которое может представлять неминуемый риск серьезного вреда, может быть признано жестоким обращением с детьми в дополнение к любым законам штата, касающимся жестокого обращения с детьми.

Является ли незаконным, если вы оставляете на ребенке следы или синяки после дисциплинарных взысканий?

Если следы или синяки причиняют длительный вред ребенку, вероятность предъявления уголовных обвинений может быть выше. Степень дисциплины может пересекать черту жестокого обращения с детьми в соответствии с федеральным законодательством или законодательством штата. Индивидуальные обстоятельства каждого дела оцениваются правоохранительными органами и органами прокуратуры на предмет того, возбуждено ли уголовное дело. Конечно, если дисциплина достигает уровня длительного физического и психологического вреда, то есть, по большинству определений, жестокого обращения с детьми.

Считается ли пощечина ребенку жестоким обращением?

Во многих штатах, которые строго соблюдают только правила CAPTA, быстрые действия физического воспитания, не приводящие к длительному ущербу или другим видам серьезного вреда, не подпадают под определение жестокого обращения с детьми. Например, быстрый шлепок или порка, как правило, разрешены законом.

Законно ли наказывать вашего ребенка ремнем или другим предметом?

Продолжительная физическая сила или интенсивная сила, в которой задействована вся сила взрослого, которая может включать ремень или другой предмет, или даже сжатый кулак, направленный против ребенка, с большей вероятностью может пересечь грань между дисциплиной и жестоким обращением.Если ребенок получает травму в результате применения силы или оставляет другие длительные последствия, это может считаться оскорбительным наказанием.

Законно ли телесное наказание?

Телесное наказание — это умышленное причинение боли, предназначенное для того, чтобы наказать человека за его или ее действия и научить этого человека не делать этого снова. В Соединенных Штатах под телесным наказанием чаще всего подразумевается физическая дисциплина детей в школе. Около половины всех штатов, включая Калифорнию и Массачусетс, запретили телесные наказания.

Однако во многих штатах телесные наказания остаются законными. Телесные наказания, по-видимому, наиболее распространены в южных штатах, таких как Флорида и Миссисипи. В этих штатах телесные наказания, как и физическое наказание родителей, разрешены, но право на применение телесных наказаний не безгранично. Школьная администрация, учителя и другие взрослые должны по-прежнему соблюдать законы штата о жестоком обращении с детьми.

Это родительская дисциплина или жестокое обращение с детьми?

Физическая дисциплина детей — это горячо обсуждаемая тема в Соединенных Штатах.Некоторые родители считают, что это эффективное средство воспитания детей, а другие родители считают это жестоким. Закон не запрещает всякое физическое наказание детей, но он устанавливает ограничения и направлен на защиту детей от жестокого обращения с детьми.

Человека оправили от избиения сыновей поясом: группировки против телесных наказаний подвергли критике приговор | The Independent

ОТЕЦ, о котором сообщили в полицию после того, как он наказал своих детей кожаным ремнем, вчера был освобожден от нападения.Участники кампании против телесных наказаний заявили, что вердикт магистрата Северного Эйвона был неправильным.

Питер Ньюэлл, координатор программы «Положить конец физическому наказанию детей», сказал: «Бить детей ремнем — это жестокое обращение с детьми». Он сказал, что ремень с поясом дал детям понять, что взрослые считают насилие приемлемым способом решения проблем. По его словам, другие суды признали виновными родителей при аналогичных обстоятельствах. Он опасался, что в этом деле дисциплина перепутается с насилием.

Согласно английскому праву защита от обвинения в нападении со стороны родителей заключается в том, что они использовали «разумное наказание».Каждый случай решается по существу. В прошлом году Комиссия по законодательству Шотландии рекомендовала, чтобы избиение детей любым инструментом или нанесение травм было отдельным правонарушением.

В государственных школах запрещены телесные наказания.

По делу, вынесенному вчера, 30-летний обвиняемый, у которого пятеро детей и не может быть назван по юридическим причинам, обнаружил, что его двое сыновей пяти и восьми лет ломали ножом стул в столовой в своем доме в Бристоле. Сначала он крикнул им, чтобы они остановились, затем, когда они проигнорировали его, он дал им «тройку лучших» снизу своим поясом и забыл об инциденте.

В течение 24 часов учитель физкультуры в школе для мальчиков заметил у них синяки на ягодицах и сообщил об этом своему директору, который сообщил об этом в местные социальные службы, а тот, в свою очередь, вызвал полицию.

Отец, охранник, был арестован и обвинен в нападении с причинением телесных повреждений. Он признал, что бил мальчиков, но отрицал обвинения в нападении, утверждая, что ему было разрешено по закону наказывать собственных детей.

После прекращения дела он сказал: «Я люблю свою семью и не люблю наказывать своих детей.Я хороший отец и ничего плохого не сделал. Они были непослушными, и я наказывал их так, как считал нужным.

«Я верю в дисциплину, когда это необходимо, и в телесные наказания. Закон в этой стране слишком мягкий ».

Ник Смит, представлявший обвинение, сказал магистратам: «Он достал пояс со своего столика в раздевалке, поставил каждого из мальчиков себе на колени и ударил их по три раза ремнем по заду.

Leave a Reply

Ваш адрес email не будет опубликован.