Направления психотерапии таблица: таблица 18 ранних дезадаптивных схемами • Психолог Ярослав Исайкин

Содержание

Поведенческая психотерапия — презентация онлайн

1. ПОВЕДЕНЧЕСКАЯ ПСИХОТЕРАПИЯ

Бубнова Ирина Викторовна,
Медицинский (клинический) психолог,
Научно-исследовательский
психоневрологический институт им. В.М.
Бехтерева,
Центр психического здоровья
Поведенческая психотерапия
1)Отслеживаем нежелательное поведение
(экспериментальные данные: что делает
человек?)
2) Находим желательное поведение
(экспериментальные данные: что хочет
делать человек вместо нежелательного
поведения?)
3) Какому поведению надо обучиться?
4) Как этому научиться?
5) Изменится, уменьшится ли его трудность
(болезненная форма поведения)?.

3. Важно для себя разобраться…

1) Какую выгоду (эмоциональную,
психологическую) дает нежелательное
поведение?
• Эмоциональная разрядка
• Уход от реальности (решений, ответственности,
отношений и т.д.)
• Избегание более сложных переживаний
(бессилия, неспособности, тревоги, «пустоты»)
• Избегание конкретных действий и последствий
(ошибок, незнания и т.
д.)

4. Важно для себя разобраться…

2) Какую выгоду даст желательное
поведение?
Оцениваем ресурсы пациента : его
возможности и ограничения…

5. Упражнение 1 в парах: «Давайте разберемся…»

1)
2)
Отслеживаем нежелательное поведение в
конкретной ситуации (что делает человек?
Разложить нежелательное поведение на 3-5
частей).
Находим желательное поведение (что
хочет делать человек вместо этого?
Разложить желательное поведение на 3-5
частей).
Помним! Терапевт только задает такие вопросы,
чтобы узнать всё это… Вопросы!

6. Формируем гипотезы и делимся с пациентом…

• Обсуждаем и вместе
решаем, что не умеет делать
пациент в этой конкретной
ситуации… (На чем «держится»
нежелательное поведение?)

7. Упражнение 2 в парах: «Давайте определимся…»

3) Какому поведению надо обучиться? Важно,
что сам человек выбрал или определил это!!!
4) Как этому научиться? Есть у человека
ресурсы? Определить, что из этого человек
умеет делать, а что нет…
5) Изменится, уменьшится ли его трудность в
этой конкретной ситуации (болезненная
форма поведения)?.
Помним! Терапевт только задает такие вопросы,
чтобы узнать всё это… Вопросы!

8. Формируем гипотезы и делимся с пациентом…

• Обсуждаем и вместе
решаем, что не умеет делать
пациент в этой конкретной
ситуации… (Что не умеет делать
пациент, чтобы добиться желаемого
поведения?)

9. Упражнение в группах

• Каждая группа формирует список вопросов для
прояснения:
• Конкретной ситуации.
• Нежелательного поведения в этой конкретной
ситуации.
• Желательного поведения в этой конкретной
ситуации.
• Доклад от каждой группы.

10. Упражнение -рефлексия

• Пропишите в одном столбике свои
возможности как психотерапевта (что я
могу делать?) и ограничения (что мне
сложно? Чему надо научиться?)

11. Теория классического обусловливания И.П. Павлова

• Иван Петрович Павлов предположил и доказал, что
новые формы поведения могут возникать в
результате установления связи между
врожденными формами поведения (безусловными
рефлексами) и новым (условным) раздражителем.
• По мнению Павлова, все поведение человека может
быть понято с точки зрения формирования системы
условных рефлексов в их взаимосвязи.
• Но! Важно четко идентифицировать нежелательное
поведение (и определиться с чего начать)…

12. Без- условный стимул (без условий – сам по себе…врожденный)

Самые простые безусловные (врожденные или
глубоко заложенные) рефлексы…
• Мышечная память!
Дыхание или мышление! Его замедление…
Расслабление (?! Очень индивидуально!!!)
Юмор, смех!
Эмоциональная разрядка!
Физическое удовольствие (еда, музыка , запахи, прикосновения и
т.д.)
• Любое приятное отвлечение человека…!
Главная цель! Найти основу для формирования и
тренировки новой рефлекторной дуги!

13. Упражнение про себя…

1. Разложи нежелательное поведение на
несколько частей.
2. Определи, какую часть легче убрать?
3. Найди список индивидуальных БС.
4. Сформулируйте задание для
поведенческого эксперимента.

14. Важно!!!

• Почему так сложно изменить
поведение?
Поведение имеет 2 стороны:
• ВНЕШНЯЯ (что мы наблюдаем во
внешнем поведении)
• ВНУТРЕНЯЯ (Что происходит внутри:
что думаю, что говорю себе, как
отношусь к себе?)

15. Упражнение-таблица (про себя!)

Нежелательное Без -условный
поведение
стимул
?
ВНЕШНЕЕ
ВНУТРЕНЕЕ
Условный
стимул
?

16. Условный стимул (поведение, которое хотим…

• Привить, сформировать, научить…
• Угасить, уменьшить, снизить…
• ПАРАДОКС! Любое нежелательное поведение
пациента — это многократно закрепленный УС и
чтобы изменить его, придется найти, лежащий в
его основе БС…
• ТАБЛИЦА!!!

17. Упражнение-таблица (про себя!)

Нежелательное Без -условный
поведение:
стимул
ВНЕШНЕЕ
ВНУТРЕНЕЕ
Желательное
поведение
ВНЕШНЕЕ
ВНУТРЕНЕЕ
какой?
Без -условный
стимул
какой?
Условный
стимул
?
Условный
стимул
?

18.

Упражнение-таблица (про другого человека!) Нежелательное Без -условный
поведение
стимул
?
?
Желательное
поведение
Без -условный
стимул
?
Условный
стимул
?
Условный
стимул
?

19. Важно!!!

• Задача психотерапевта – формулировать
гипотезы: почему или отчего у человека
такое поведение?

20. Упражнение в парах…

• Обговорить с человеком нежелательное
поведение… (внешнее и внутреннее)
• Помочь найти желательное поведение…
(внешнее и внутреннее)
• Помочь найти безусловный стимул, который
подкрепляет нежелательное поведение.
• Сформулировать гипотезы
• Вместе с человеком придумать задание для
поведенческого эксперимента.

21. Правило про мотивацию…

• Индивидуальность (то, что повышает
самоуважение человека)
• Реалистичность (то, что он способен
осуществить, что не превышает его
возможностей)
• Посильность (то, что посильно человеку,
что не превышает его ограничений
неумений, неспособностей)

22.

Задания для эксперимента… • Подумать (поразмыслить,
порассуждать) о…
• Найти ответ на вопрос… (вопрос
должен поставить перед собой сам
пациент)
• Понаблюдать за …
• Попробовать изменить (мысли, чувства
или действия)…

23. Упражнение про себя (закончить)

• Вернуться к собственной таблице.
• Сформулировать для себя посильное,
реалистичное и индивидуальное
задание для поведенческого
эксперимента.

24. Теория оперантного обусловливания Б.Ф. Скиннера

• В случае оперантного обусловливания человек
своим поведением активно воздействует на
окружающую среду и получает тот или иной
ответ. Поведение закрепляется в случае, если
этот ответ является благоприятным.
• «Закон Эффекта» Торндайка: поведение
контролируется его последствиями
(эффектами).

25. Практическое применение теории оперантного обусловливания.

• Педагогика (пример с ребенком)
• Кадровый менеджмент.
• Психотерапия:
• жетонная система,
целенаправленное подкрепление
желательного поведения,
самоподкрепление.
• Главное правило: предварительное наличие
желательного поведения – его надо либо
дождаться!, либо спровоцировать!, а потом
подкрепить неожиданным позитивным
подкреплением.
• Желательное поведение – мысли или желательные
действия
• А нежелательное поведение – ИГНОРИРУЕТСЯ! НЕ
ЗАМЕЧАЕТСЯ! ОТВЛЕКАЕТСЯ!
• Требуется терпение!!!

27. Упражнение – из собственной жизни…

Определить нежелательное поведение, которое
требуется игнорировать…не замечать.
Определить желательное поведение, которое
требуется подкрепить.
Определить вид подкрепления (чем подкрепить
желательное поведение?).

28. Упражнение – в тройках.

Определить нежелательное поведение пациента,
которое требуется игнорировать…не замечать.
Определить желательное поведение, которое
требуется подкрепить. Его можно дождаться
или требуется спровоцировать? Как?
Определить вид подкрепления (чем подкрепить
новое желательное поведение?). Определяет
сам пациент.

29. Важно запомнить… правила.

• Соответствует ли нежелательное поведение
собственному поведению человека, желаемому
поведению этого человека…
• Под декларируемым нежелательным поведение
ВСЕГДА лежит другая проблема!
• В любом нежелательном поведении ЕСТЬ
желательный элемент, который можно
подкрепить!

30. Способы оказания эмоциональной поддержки (подкрепления):

• Невербальные (улыбка, нейтральное прикосновение,
сочувственное выражение лица, кивок)
• Понимание и сочувствие (прямые слова, активное слушание,
делиться собственным эмоциональным опытом)
• Вербализация собственных чувств (я чувствую, мне нравится)
• Вербализация чувств собеседника (мне кажется, вы грустите –
прямо, или, на вашем месте многие чувствовали бы себя одиноко
– косвенно)
• Похвала (Ты молодец ! Это здорово! )
• Подчеркивание значимости (вы искренне выразили свои чувства,
вы соблюдаете правила, вы затронули важную для себя тему)
• Ободрение, поддержка в будущее (Всё будет хорошо!)
• Предоставление информации (так бывает)

31.

Другие виды поддержки: • Какие-либо блага (индивидуально для
каждого человека)
• Уменьшение неприятных
(некомфортных) занятий…
• Подарки (еда, вещи)
• Баллы (плюсики)
• Скидки (в частной практике)

32. Упражнение

• Описать поведение близкого человека,
которое расстраивает, бесит, выводит из
себя…
• Найти в этом поведении желательный
элемент.
• Сформулировать подкрепление: Мне
нравится …, и не нравится…

33. Упражнение (про реального пациента)

Определить нежелательное поведение
пациента, которое требуется
игнорировать…не замечать.
Определить желательный элемент, который
требуется подкрепить.
Определить :
1. Что подкрепляем и как?
2. Что игнорируем?

34. Теория социального моделирования А. Бандуры.

• Значение социального научения (научение
в процессе наблюдения за поведением
других людей).
• Косвенное подкрепление. Наблюдение за
тем, как другой человек получает
подкрепление или наказание,
существенным образом влияет на
воспроизведение образцов поведения.

35. Упражнение про себя…

• Вспомнить и написать — каким видам
поведения я научился по социальным
моделям?
Где и у кого увидел?
Что было косвенным подкреплением?
Что я присвоил себе?
Что такое поведение мне дает?

36. Социальное научение: правила

• Учитываем возможности и ограничения
человека. Помним правила мотивации!
• Значимость объекта, с которого присваивается
желательное поведение.
• Что конкретное можно присвоить? Определяет
пациент.
• Чем подкрепить новое желательное поведение.

37. Упражнение про пациента…

• Написать — каким видам поведения можно
научить пациента по социальным моделям?
Где и у кого он может это увидеть?
Что является косвенным подкреплением?
Что он способен присвоить себе?
Что такое поведение ему дает?
Чем можно подкрепить его новое поведение?

38. Важные настройки…

Про разделение ответственности (отличие о
«брать» и «отдавать» ответственность)
Психотерапевт отвечает за:
• Создание контакта и эмоциональной
безопасности
• Задавание особых («сложных) вопросов
• Формулирорование гипотез и обсуждение их с
пациентом
• Помощь в формулировке мыслей и опознавании
чувств.

39. Ещё настройки…

• Отличие внешней и внутренней
самооценки…
• Что это?
• Зачем?

Чем отличаются психиатр, психотерапевт, психолог?

К кому обратиться? Кто поможет?
Когда нужен совет профессионала, когда нужна помощь, чтобы разобраться в самом себе, в своих мыслях, чувствах, в своей семье или же в своей жизни, возникает вопрос – к кому пойти? Кто тот специалист, помощь которого так нужна в эти сложные периоды жизни? Психиатр, психотерапевт, психолог? А может быть, психоаналитик?..

Чем отличаются друг от друга эти специалисты?

 

 Психиатр и психотерапевт – это, прежде всего, врачи. То есть специалисты, имеющие высшее медицинское образование и получившие специализацию в соответствующей области.

Психиатр занимается лечением душевных болезней. При этом, имея базовую медицинскую подготовку, он уделяет внимание и телу, и духу, используя все доступные методы – лекарства, специальные психологические техники (психотерапия), физиопроцедуры… Психиатр должен свободно ориентироваться в признаках душевных болезней и в причинах, их порождающих.

Круг компетенции психиатра достаточно широк – это и тяжёлые психические заболевания – такие как шизофрения, эпилепсия, умственная отсталость – и более «лёгкие» нарушения – неврозы, реакции на стресс, депрессии, отклонение характера. Психиатр может заниматься и алкоголизмом, табакокурением, наркоманиями.

Психотерапевт – это врач, занимающийся лечением методом «психологического воздействия» – беседы, разъяснения, выявления внутренних конфликтов и поиск путей решения психологических проблем пациента. Психотерапевт не обязательно является одновременно психиатром, однако, надо признать, что лучше всего, когда психотерапевт имеет подготовку и опыт работы в психиатрии.

Психотерапевт, как и психиатр, занимается лечением психических расстройств, однако, если психиатры занимаются преимущественно «тяжёлыми» психическими заболеваниями, отдавая при этом предпочтение лекарственным методам лечения, то поле деятельности психотерапевта – более лёгкие расстройства, а также пограничные состояния – те случаи, когда человеку плохо, но болезнью это состояние назвать нельзя. Основное орудие психотерапевта – слово, беседа.
Психиатр и психотерапевт – это, прежде всего, врачи.
 Психотерапевт также владеет специальными психологическими техниками, как-то гипноз, психологические игры, аутотренинг, толкование сновидений.

Психотерапия бурно развивалась в первой половине прошлого столетия. Создалось несколько направлений психотерапии, причём приверженцы каждого направления были полностью уверены в правильности своего пути, и слушать не хотели о том, что существуют альтернативные теории. На современном этапе развития психотерапии границы между разными направлениями стираются… Тем не менее, некоторые психотерапевты предпочитают идентифицировать себя с тем или иным историческим направлением.

Психотерапевт, как любой врач, вправе назначать лекарства, проводить медицинские обследования, диагностировать заболевания.

Особое поле деятельности психотерапевта – это психосоматические расстройства – заболевания, при которых страдает тело, но причина страданий – душа. К психосоматическим расстройствам относятся гипертоническая болезнь, ожирение, вегетососудистая дистония, язва желудка и двенадцатиперстной кишки, бронхиальная астма, синдром хронической усталости, неспецифический язвенный колит, некоторые формы остеохондроза, псориаза. Эти заболевания весьма распространены, и больные, ими страдающие, как правило, обращаются к терапевтам, невропатологам, дерматологам, кардиологам, гастроэнтерологам, проходят долгое, дорогостоящее лечение, и, как правило, безрезультатно.

Психолог – человек, получивший высшее гуманитарное образование в области психологии.

В задачу психолога входит проведение психологических тестов для уточнения характера заболевания.

Психолог – не врач, и, таким образом, не имеет право лечить, проводить психотерапию, он не знает основ медицинской диагностики, не может определить тяжесть и истинную причину заболевания.

 Психолог не может рекомендовать медицинские препараты. В чём же функция психолога? В большинстве случаев, сфера деятельности психолога и не касается болезни: это маркетинг, управление персоналом, профессиональный подбор кадров, педагогика. Отдельного внимания заслуживает специальная психология – или дефектология – психология людей с ограниченными возможностями. Также психолог может заниматься психологическим консультированием – с помощью знаний человеческой психологии, подсказывать клиентам путь в сложных жизненных ситуаций – но только в том случае, если клиенты не испытывают эмоционального или другого расстройства.

Существуют также клинические психологи – их задача помочь врачу с помощью тестовых методик определить те или иные психические особенности пациентов.

Многие высшие заведения занимаются подготовкой психологов. К сожалению, большинство выпускников этих заведений не могут найти себе работу в сфере их прямой компетенции, и, объявляя себя психотерапевтами, занимаются «лечением». О качестве услуг подобных специалистов можно только догадываться…

Отдельно стоят медицинские психологи. Медицинские психологи имеют высшее медицинское образование (т.е. являются врачами) и подготовку в области психологии. Их задача – психологическая помощь соматически больным. Они, как правило, не занимаются лечением душевных расстройств.

Кто же такой психоаналитик? Психоанализ – течение в психотерапии, основанное З.Ш. Фрейдом. Чтобы специалист мог называть себя психоаналитиком, он должен получить специальность врача-психотерапевта, и

Обучение на психоаналитика – неимоверно длительный процесс!
пройти подготовку в области психоанализа. Подготовка в области психоанализа очень длительна и дорогостоящая – судите сами – в 1947 году Лондонский институт психоанализа определил следующую длительность и структуру обучения: не менее четырёх лет личного тренинга, когда сам будущий психоаналитик выступает в роли пациента, затем – ведение двух больных под контролем более опытного врача и теоретическая учёба в течение трёх лет.

Сама психоаналитическая терапия также очень затратна для пациента. Она предусматривает посещение психоаналитика пять раз в неделю и продолжается от пяти до пятнадцати лет.

На сегодняшний день психоанализ как таковой утратил своё значение (я не видел ни одного пациента, проходящего психоанализ!).

Однако, само слово «психоанализ» весьма модно, и, пользуясь этим, многие психологи и врачи объявляют себя «психоаналитиками», не имея на это никаких оснований, намеренно обманывая своих клиентов.

Подытоживая эту статью, составлю таблицу, чтобы нагляднее представить Вам, в чём же всё — таки отличия между психиатром, психотерапевтом и психологом:

 

 

Психиатр

Психотерапевт

Психолог

Образование

Медицинское

Медицинское

Не медицинское

Право не лечение

Есть

Есть

Нет

Право на диагностику заболеваня

Есть

Есть

Нет

Преимущественный метод лечения воздействие

Медикаментозное лечение

Психологическое воздействие (беседа, выявления внутренних конфликтов и поиск путей, специальные техники)

Психологическое воздействие

Преимущественная сфера компетенции

Психотические состояния, шизофрения, маниакально-депрессивный психоз, эпилепсия, состояния после инсульта, отравления, черепно-мозговой травмы, алкоголизм, наркомании, неврозы, отставание в развитии и т. д.

Стрессы, последствия нервного напряжения, усталость, неврастения, нервный срыв, внутренние конфликты, депрессия, апатия, психосоматические заболевания, тревожные состояния и навязчивые страхи, панические расстройства, неудовлетворенность собой и своей жизнью, кризисные ситуации в личной жизни и на работе, энурез, тики, заикание и т.д.

Психологическое консультирование людей, не испытывающих депрессию, тревожность, страхи и т.д.

Психологическое тестирование.

Психотерапия ее виды. Семинар виды и формы психотерапии. Виды и формы психотерапии

Психотерапия — это специально составленная система воздействия на психику человека в лечебных целях. Она является особым видом межличностного взаимодействия, в котором больному оказывается необходимая профессиональная помощь различными психологическими средствами, часто с дополнительно назначенными лекарственными препаратами.

Важным условием для эффективности лечения при помощи психотерапии является контакт между больным и психотерапевтом. Умение врача чувствовать и сопереживать, правильно оценивать эмоциональное состояние больного создает необходимую атмосферу для успешного лечения, которая способствует выздоровлению.

Основные виды психотерапии в психологии

Психотерапию делят на несколько видов:

Личностно-ориентировочный;

Гипносуггестивный;

Рациональный;

Аутогенная тренировка

Поведенческий.

1. Личностно-ориентировочная направляется на осознание больным непосредственных причин болезни, а также корректирует неадекватные реакции и поведение.

2. Гипносуггестивную проводят при помощи внушения, которое в полной мере проявляется при гипнозе, то есть переходящем состоянии сознания, которое отличается от бодрствования и сна. Гипноз возникает при словестном или несловесном воздействии. Для этого используется ряд приемов.

3. Рациональную в лечебной практике применяют наиболее широко. В нее включаются приемы эмоционального воздействия, внушения и логической аргументации.

4. Аутогенная тренировка отличается от гипносуггестивного вида более активным участием самого больного в процессе лечения. Ее применяют для повышения реализации возможностей личности и организма. Основной элемент в ней – мышечная релаксация.

5. Поведенческая направляется на устранение симптомов самой болезни и изменение повеления, которое закрепляется привычками.

Разделения психотерапии на виды в наше время существует только для удобства и становится всё более и более условным. Основная тенденция начала 21-го столетия — это интеграция дисциплин, направлений и школ, а не построение границ между ними. Объясняется такое состояние дел тем, что процесс познания давно уже вышел за границы каких-то научных изысканий в рамках одной дисциплины. Общее развитие психологии является одним из подтверждений правильности такого взгляда. Если вы ждёте, что возможна таблица видов психотерапии с чётким описанием того, что вот тут, мол, мы имеем дело со специалистами, которые что-то делают чисто своё, чего не делают другие специалисты, то ошибаетесь. Более того, название вида именно психотерапии может никак не относиться к этому понятию в науке.

Психотерапия разделяется на разные виды

Ярким примером является гештальт-психотерапия, которая имеет мало общего с гештальт-психологией . В качестве научного направления психология этого вида была едва не главенствующей на кафедрах Европы первой половины XX века. Этому направлению свойственно достаточно обширная база собственных концептуальных построений. Гештальт — это гносеологическая или онтологическая единица, представляющая собой целое, которое не является результатом совокупности отдельных фрагментов. Эти целостные структуры (гештальты) были взяты за основу познания человеческой психики.

У вас на кухне есть стол? Так вот сам по себе он не гештальт. А гештальт — это стол, скатерть на нём, солонка и салфетка, даже место нахождения стола и картинка, которая висит над ним . При этом рассматривается ещё и чётко обрамлённая контуром фигура, которая находится на фоне чего-то и является более важной, чем фон. Сумма же всегда имеет более высокий уровень, чем отдельно взятые фрагменты.

Исследования были прерваны приходом к власти нацистов в Германии. Почти все учёные психологи этого направления были евреями и эмигрировали в США, где не смогли продолжить работу в связи с тем, что господствующим направлением там был бихевиоризм. В результате гештальт-психология, в качестве научного теоретического направления, развитие не получила, а в 60-ые годы, после смерти последнего учёного представителя школы Вольфганга Келера, и вовсе прекратила своё существование.

Однако примерно в то же самое время появилась и начала своё бурное развитие гештальт-терапия. С гештальт-психологией она связана только в той мере, в какой описанный ещё в 30-ые годы способ восприятия связан с людьми. Существуют разные гипотезы того, почему в названии использован этот термин. Подозревают, что для того, чтобы подчеркнуть своё отличие от одномерности бихевиоризма и ограниченности фрейдизма, хотя какие-то небольшие вкрапления психоанализа в гештальт-терапии всё же прослеживаются.

Гештальт-терапия — это одно из гуманистических направлений в психотерапии

На самом деле это синтез выкладок гуманитарной психологии и её отдельного направления — экзистенциональной психотерапии, восточной философии и методов йоги, медитаций и многого другого . У направления есть своя теоретическая база и своё объяснение личности, которого не было в классической гештальт-психологии. Изначально большое внимание уделялось групповой терапии, но впоследствии, с началом 70-ых годов, от этого стали отходить. Для того чтобы полностью и без утомительного многословия показать роль гештальт-терапии — приведём классический пример. Жена моряка приходит к психологу и жалуется на булемию, на непомерный аппетит, на то, что каждую ночь она «атакует» холодильник и поедает очень много самых разных продуктов. Кто-то стал бы сразу «лечить» булемию, но не гештальт-психотерапевт. Тот основной упор делает не на то, что она много кушает и не может проконтролировать своё пищевое поведение, а на то, что она жена моряка, а тот постоянно в плаваниях. В результате у женщины не удовлетворённым остаётся основная потребность человека — потребность в сексе, а «глушит» она неудовлетворённость тем, что много ест. Задача терапевта в таком случае мягко подвести пациента к пониманию истинной причины и заставить её не убегать от вопроса о сексе и нормальной семейной жизни.

Казалось бы, тут всё замечательно… Правда, даже после развода и нового замужества у таких дам аппетит не снижается. А вот уж тут и разгадка загадки о том, почему так много намешано в школах и направлениях. Не исключено, что пациентку из этого классического примера придётся лечить ещё и гипнозом, даже использовать методы классического психоанализа. Вот так сложен человек и проблемы, которые связаны с ним.

Когнитивная терапия тоже многогранна

Не меньшую популярность в современном мире имеет и когнитивная терапия. Она пришла на смену бихевиоризму и является его логическим продолжением. Многие идеи бихевиоризма прослеживаются до сих пор. Сказать о том, что этот вид терапии под источниками проблем рассматривает ошибки мышления — это не сказать ничего. Пациенту предлагается :

  • осознать, что мысли способны влиять на эмоции и строить какие-то поведенческие тенденции;
  • обрести способность наблюдать негативные мысли;
  • отнести такие мысли к автоматическим и проанализировать их;
  • заменить ошибочные негативные мысли на позитивные и более рациональные;
  • выявить в себе наличие негативных убеждений и заменить их на позитивные.

Когнитивная терапия предполагает отказ от негативных мыслей

Изначально когнитивная психология и очень похожая на неё рационально-эмоциональная терапия вошли в некий конфликт с психоанализом. Однако достаточно быстро сама практика показала, что процесс выявления различных когниций до боли психоанализ и напоминал. Может быть не фрейдистский, ну так его в чистом виде и не осталось. Когнитивная психология стала массовым достоянием в начале 90-ых годов, когда психоанализ получил такое сильное дальнейшее развитие и так слился с множеством психотерапевтических направлений и поднаправлений, что легко синтезировался и с когнитивной психологией. В результате между когнитивными психологами и психоаналитиками установилось взаимопонимание и все дружненько продолжили изучение внутреннего мира человека.

Как видим, виды психотерапии и их описание уже со второй половины 20-го столетия стремятся к синтезу и интеграции.

Самые разные школы и направления

Гештальт и когнитивность — это два «кита» современной психотерапии. Но есть «рыбёшки» и поменьше. Иногда соотнести их с каким-то видом просто не представляется возможным. К примеру, сказкотерапия или игровая терапия. С одной стороны у них вроде бы даже нет и претензий на выделение в разряд отдельного научного направления, но ведь всё зависит от того, как смотреть на вещи.

Терапия притч может быть очень результативной. Вспомните, сколько притч имеются в Евангелии . Эффективными они не перестанут быть никогда. Тоже самое можно сказать и про коаны дзен-буддизма, которые содержат в себе огромный потенциал внелогического познания природы собственного ума.

Существуют разные школы и направления психотерапии

Не всё целебное прописывают доктора

Отметим и ещё один важный аспект. Это неправомерность разделения на медицинскую и немедицинскую психотерапии с точки зрения самого процесса. Немедицинская психотерапия выделяется исключительно юридически. Дело в том, что сам термин «лечение» применительно к психическим или духовным проблемам имеет яркий, чёткий смысл только в случае психиатрии, а не терапии вообще. Психиатр — это узкий специалист, его задача выработка и контроль осуществления какой-то медикаментозной схемы лечения. В принципе ему никто и ни что не запрещает вступать в контакт с пациентами, но душеспасительные беседы — это не его профиль. С медицинской точки зрения это является задачей психотерапевта.

Однако это ограничение имеет смысл до тех пор, пока речь идёт про само обращение какого-то лица за официальной врачебной помощью . В действительности она может исходить ещё и от священников, буддийских лам или создателей каких-то автономных психологических школ, к примеру, такой как Симорон. Трудно сказать, сколько неврозов и психозов удалось забыть людям, которые стали работать по методике Петры и Петра Бурланов, но они не врачи, а театральные режиссёры, деятели искусства. Изначально система была разработана для молодых актёров, которым требовалась помощь перед выходом на сцену. Оказалось, что сам принцип может быть полезен в самых разных целях, в том числе и при необходимости лечения фобий, депрессии или других отклонений и расстройств.

Какой из видов психотерапии использовать — решать только вам и лечащему врачу

Если вы думали, что из списка видов современных направлений психотерапии можно выбрать какой-то подходящий для себя, а потом он поможет в любом случае, то просто были под властью стереотипа. Он заставляет смотреть на школы как на какие-то механические собрания методик, которые не связаны с человеком. Вот есть мол набор каких-то способов, и достаточно выбрать нужные, как они принесут пользу. Нет! Это полностью не соответствует действительности.

Психотерапевт, которые утверждает, что работает в рамках школы, которая вам почему-то не понравилась, может помочь, а другой, который говорит о пришедшейся по вкусу методологии, — нет. На 80% психотерапия связана с личностью терапевта и того смогут ли терапевт и пациент установить контакт между собой.


Медицинская психология в основном занимается диагностикой психологических нарушений, однако, важно не только заметить психологические проблемы пациента, но и помочь ему справиться с ними. Это можно сделать и с помощью психотерапевтических приемов, и путем назначения психотропных средств. Любой врач должен не только владеть этими двумя методами, но и желать их использовать.

Иногда, к сожалению, замечая психологические трудности у своих пациентов, врач замечает, что и сам он не раз оказывался в сходных ситуациях и ему удавалось без посторонней помощи преодолеть все проблемы. Эта мысль успокаивает врача и позволяет ему бездействовать.

Действительно, некоторые пациенты отличаются высокой устойчивостью к стрессу и преодолевают его без какой-либо специальной психологической коррекции, но это не может служить оправданием пассивности и черствости врача в случае, когда больной нуждается в его поддержке и сочувствии.

Одной из наиболее значимых проблем клинической психологии является оказание психологической помощи. Она необходима здоровым людям (клиенты) с разнообразными житейскими проблемами, находящихся в кризисных ситуациях, а также больным (пациенты) с различными соматическими и психическими заболеваниями, имеющим психологические проблемы, невротические и психосоматические расстройства, а также характерологические и личностные отклонения.

Традиционно выделяют три вида психологической помощи:

Психологическое консультирование,

Психокоррекция,

Психотерапия.

Они представляют собой воздействие на различные стороны личности и имеют различные цели и способы, могут применяться раздельно и в сочетании.

Основной целью психологического консультирования является информирование клиента (пациента) о его индивидуальных особенностях с целью формирования личностной позиции, мировоззрения и взгляда на жизнь. Консультирование помогает человеку действовать по своему усмотрению, обучаться новому поведению, способствует развитию личности.

При психологическом консультировании проводится анализ психического состояния клиента (или пациента) с использованием различных методов психологической диагностики (тесты, эксперименты). Ему предоставляются интерпретации их результатов, что способствует разрешению стоящих перед человеком психологических проблем, формированию новых подходов к решению этих проблем, а также расширению его общей психологической культуры и личностному росту.

Задачей психологической коррекции является исправление (корректировка) тех личностных особенностей, которые не являются оптимальными для клиента (пациента), выработка и овладение навыками адекватной для индивида и эффективной психической деятельности, способствующей личностному росту и адаптации человека в обществе.

Психологическая коррекция базируется на консультировании и предполагает целенаправленное психологическое воздействие на клиента (или пациента), формирование адекватного психического состояния, душевного комфорта, гармонизацию его отношений с социальным окружением.

Психотерапия основной задачей ставит купирование психопатологической симптоматики, посредством чего предполагается достижение внутренней и внешней гармонизации личности. Психотерапия – это система методов целенаправленного психологического воздействия на пациента (посредством слова, эмоциональных отношений, совместной деятельности) с целью улучшения состояния его здоровья и повышения устойчивости к стрессу.

Психотерапия в узком понимании термина подразумевает купирование болезненных клинических проявлений у пациента, находящегося в состоянии кризиса, фрустрации, стресса или душевной болезни.

В широком понимании термина «психотерапия» имеются в виду все виды направленного психологического воздействия на индивида (консультирование, коррекцию и терапию).

Считается, что психотерапия относится к сфере деятельности врача-психиатра, так как психотерапевт должен учитывать целую гамму особенностей – от индивидуально-психологических особенностей пациента до его соматического статуса, учитывать обязательные показания и противопоказания для психотерапии. Противопоказаний для консультирования практически не имеется, а психокоррекция занимает промежуточное положение между консультированием и психотерапией (сам термин психологическая коррекция возник в 70-х годах XX века, когда психологи стали активно работать в области групповой психотерапии. Поскольку психотерапия является лечебной практикой, то распространение термина психокоррекция было направлено на преодоление этой ситуации: врач занимается психотерапией, а клинический психолог – психологической коррекцией).

Основные психотерапевтические приемы

Можно говорить о том, что психотерапия существует столько, сколько существует человеческая цивилизация. Прообразом современных психотерапевтов были шаманы. Особенно бурно психотерапия развивалась в конце XIX – начале XX века. Было предложено огромное количество новых методов психотерапии и вряд ли найдется специалист, который был бы знаком со всеми этими методами. В большинстве цивилизованных стран психотерапию рассматривают как одно из наиболее сложных направлений медицины и психологии.

Центральной фигурой в психотерапии является пациент, с его индивидуальными особенностями, неудовлетворенными потребностями, его уникальной жизненной ситуацией и специфическим окружением (семья, друзья, коллеги). Врач никогда не должен забывать о том, что он должен помогать пациенту двигаться в том направлении, которое человек избрал по своей воле. Нельзя относиться к больному как к слепому, беспомощному котенку, которого надо научить жизни. Нельзя игнорировать интересы личности пациента, относиться к ним высокомерно…

Неправильно рассматривать психотерапию только как процесс воздействия врача на больного. «Перевоспитать» взрослую личность практически невозможно и попытки вмешательства во внутренний мир пациента часто воспринимаются пациентом как агрессия (психотерапевтическая интервенция) и вызывают сопротивление с его стороны.

Правильнее считать психотерапию процессом взаимодействия врача и больного. В этом смысле психотерапевту необходимо обладать такими качествами, как умение находить общий язык с окружающими, способность к эмоциональному сопереживанию, богатый внутренний мир, собственный жизненный опыт.

В литературе приведено огромное количество методов психотерапии.

Общепринятой классификации методов психотерапии нет. С практической точки зрения важно выделить некоторые основные признаки, отличающие один вид психотерапии от другого. Как и в медицине в целом обычно принято подразделять методы лечения на симптоматические и патогенетические .

Симптоматические методы психотерапии ориентированы на устранение или ослабление отдельных симптомов болезни, управление физиологическими функциями организма, на оптимизацию поведения больного. К этим методам можно отнести рациональную психотерапию, суггестивные методы (в бодрствующем состоянии или в состоянии гипноза), методы поведенческой терапии (наводнение, имплозии, аверсии, систематической десенсибилизации), методы релаксации (нервно-мышечная релаксация по Джейкобсену, аутотренинг), методы биологической обратной связи и множество других частных методик (арт-терапия, психогимнастика, и т. д.). Патогенетическая психотерапия предполагает ликвидацию причин и механизмов развития болезни. Она считается более эффективной по сравнению с симптоматической, особенно в отдаленных результатах. Однако существуют большие расхождения в представлениях психологов о целях и способах лечения, связанные с различиями теоретических взглядов на нормальное устройство личности и патогенез заболеваний.

Методы психотерапии можно также разделить на экспрессивные (to express – выражать, высказывать) и суппортивные (to support – поддерживать, сохранять). Эти понятия тесно связаны с концепцией защитных механизмов. Экспрессивные методы позволяют выявить и обнажить подсознательные механизмы, лежащие в основе болезни пациента, мешающие ему избавиться от внутреннего конфликта. Экспрессивные методы нужны, чтобы призвать пациента к активным действиям (согласиться на операцию, расторгнуть обременительный брак, поменять работу на более соответствующую его характеру). Не следует забывать, что вскрытие, ломка защитных механизмов весьма болезненна, и следует проявлять осторожность и взвесить реальные возможности человека перенести этот дополнительный стресс. Суппортивные методы, напротив, укрепляют в человеке сложившиеся системы защиты, поддерживают в нем существующий самообман ради сохранения спокойствия и чувства безопасности. Недостатком таких методов считают то, что они мешают пациенту разглядеть реальность, удерживают его от активных действий. Однако в том случае, если сам врач не видит реального выхода из ситуации (неизлечимые заболевания, неоперабельные опухоли, травмы, несовместимые с жизнью), единственное, что он может сделать, это позаботиться о сохранении спокойствия пациента и его близких.

Сходный смысл имеет и разделение методов психотерапии на активизирующие и релаксационные . Активизирующие (энергизирующие) методы направлены на повышение стремления к действию, борьбе, самореализации (так, в период реабилитации после травмы, инфаркта или инсульта часто приходится настаивать на более активном включении пациента в деятельность, тренировку нарушенных двигательных и умственных навыков). Успокаивающие (релаксационные) методы направлены на снятие внутреннего напряжения, тревоги. Они особенно полезны в остром периоде переживания стресса. Их используют для лечения болезней, связанных с внутренним напряжением (гипертоническая болезнь, язвенная болезнь, бессонница).

Кроме того, различают директивные и недирективные методики. Директивные методы заключаются в том, что врач активно навязывает предлагаемый им способ выхода из ситуации, не позволяет больному высказать свое мнение, действует с высоты своего авторитета. В большинстве случаев излишняя директивность рассматривается как недостаток психотерапии, поскольку она снимает с больного ответственность за выздоровление, подчиняет его воле врача, может игнорировать его истинные потребности. Однако в экстремальных ситуациях, когда поведение больного дезорганизовано чрезмерной тревогой (экстренная госпитализация, подготовка к операции, ситуация, угрожающая жизни), директивный подход бывает полезным. В процессе выздоровления и реабилитации все более важными становятся недирективные методы, которые основаны на расспросе больного, изучении его мнения, самостоятельном поиске и сравнении нескольких способов выхода из ситуации. Такие методы развивают в пациенте независимость, уверенность, что он сам способен помочь себе в случае необходимости.

Психотерапия может проводиться индивидуально или в группе . Групповые методики полезны для комплексного воздействия на личность пациента, вскрытия таких ее черт, которые мешают адаптации в обществе и служат источником психосоматических нарушений. В группе наиболее ярко обнаруживаются незрелость, эгоцентризм, боязнь принимать ответственность на себя. Индивидуальная терапия позволяет обсудить с пациентом весьма интимные проблемы , уделить большее внимание отдельным симптомам. Она также хороша для замкнутых пациентов, не склонных к общению.

Кроме явного, прямых методов психотерапевтического воздействия, существуют и косвенные методы, которые оказывают влияние на состояние здоровья через обстановку медицинского учреждения, атмосферу в палате, отношения в медицинском коллективе, форму введения лекарств, дополнительные лечебные методики (физиотерапия, массаж, лечебная физкультура).

Вне зависимости от конкретного метода психотерапии, имеются общие феномены, которые являются непременными элементами психотерапии.

Установление контакта можно считать важнейшим условием успешности психотерапевтической работы. Если врач не смог установить доверительных, откровенных отношений с пациентом, то все дальнейшие усилия, скорее всего, будут бесплодны. Трудно переоценить значение первой встречи врача и пациента в формировании взаимопонимания и доверия. Занятость врача часто мешает ему подробно поговорить с больным в день его поступления в клинику. Даже если это не удалось сделать сразу, по крайней мере на следующий день необходимо уделить пациенту максимум внимания. Во время первого разговора необходимо дать больному высказаться самостоятельно, не набрасываться на него с вопросами. Не следует рассчитывать, что доверие сложится мгновенно, но искреннее стремление выслушать собеседника постепенно приводит к желаемому эффекту.

Излишняя близость врача и пациента тоже может повредить лечению (конфликт труднее разрешить, если вы находитесь внутри него). Поэтому врач должен выдерживать определенную дистанцию к проблемам пациента. Принять все проблемы больного на себя, значит занять позицию заботливой матери, то есть снять с больного всю ответственность за его выздоровление. В психотерапии, напротив, иногда стараются подчеркнуть взаимные обязательства сторон в виде устного или письменного контракта, где оговариваются длительность лечения, обязанности и права больного и пациента, цели проводимого лечения, признаки достигнутого эффекта.

Зигмунд Фрейд был первым, кто обратил внимание на явления переноса и контрпереноса в психиатрии. Перенос (трансфер) – невольное направление на врача подавляемых чувств, которые пациент испытывал к значимым для него лицам (родителям, другим членам семьи). Это выражается в неожиданном раздражении, негодовании или, напротив, в знаках детской привязанности, покорности, влюбленности во врача. Выражение таких чувств позволяет пациенту «отреагировать», то есть избавиться от мучающих его комплексов. Важно не принимать их за истинное отношение к врачу, проявлять терпеливость, сочувствие, понимание, а также призывать пациента к их разумному анализу. Контрперенос (контртрансфер) – сходное, но противоположно направленное явление, когда врач испытывает к пациенту иррациональные чувства, происходящие из его личного (часто детского) опыта. Примерами таких чувств могут быть возмущение, брезгливость, жалость, восхищение, влюбленность. Контрперенос подтверждает то, что врач тоже человек и ничто человеческое ему не чуждо. Однако как профессионал психотерапевт должен активно преодолевать в себе незрелые комплексы и стремиться к разумному отношению к больному (для этого Фрейд требовал, чтобы все психоаналитики сами прошли психоаналитическую терапию).

Поскольку психотерапия призвана изменить человека, усилия врача сталкиваются с сопротивлением , то есть неосознаваемым стремлением человека сохранить все так, как было прежде. Сопротивление заметно по тому, как пациент все активнее использует психологические защиты, уходит от глубокого анализа проблемы. Иногда пациент активно избегает встреч с врачом, прячется от него, пропускает назначенные визиты, оберегая себя от обсуждения болезненных тем. Само обсуждение факта сопротивления может оказаться полезным для выздоровления.

Сопротивление определяет то, что движение к выздоровлению в процессе психотерапии никогда не бывает плавным и последовательным. Напротив, характерны резкие скачки, когда мысль, к которой врач направлял больного, является к нему в виде инсайта (insight – понимание, проницательность) – внезапного озарения или прозрения, интуитивного понимания.

В психологии существует множество теорий личности, которые по-разному трактуют и объясняют природу поведения человека. Каждой из этих теорий соответствуют и определенные терапевтические методы. В литературе описано множество психотерапевтических методов: психоанализ, поведенческая (бихевиоральная) терапия, гештальт-терапия, психодрама, гипноз, нейролингвистическое программирование, арт-терапия, трансактный анализ, позитивная терапия и др. За рубежом наибольшее признание и развитие получили три психотерапевтических направления: психоаналитическое , гуманистическое и поведенческое , к которым можно добавить гештальт-терапию и когнитивную терапию, основанные на соответствующей психологической теории.

Направления психологии

В настоящее время можно выделить 5 основных подходов (моделей, парадигм) к изучению психики человека:

Бихевиоризм;

Гештальт-психология;

Психоанализ;

Гуманистическая психология;

Когнитивная психология.

Бихевиоризм

Основоположник – американский психолог Джон Уотсон (J.B.Watson, 1878-1958). Предложенная им схема S – R означает, что каждой ситуации (или стимулу S) соответствует определенное поведение (или реакция R). Он считал, что с помощью этой схемы можно объяснить любую деятельность человека, а понятия, связанные с сознанием, следует исключить из научной психологии.

Довольно скоро стала ясна ограниченность этой схемы для объяснения поведения. Как правило S и R находятся в таких сложных взаимоотношениях , что непосредственную связь между ними установить не удается. В 1948 году Толмен ввел промежуточную переменную I (психические процессы данного индивида, зависящие от его наследственности, прошлого опыта и природы стимула) и преобразовал схему в S – I – R.

Приверженцы бихевиоризма полагают, что поведение в основном является условно-рефлекторным и складывается в результате научения, то есть закрепления определенных реакций на определенные раздражители. В результате поощряемые поступки совершаются все чаще, а наказуемые – реже. Бихевиоризм является психологической основой поведенческой психотерапии. Цель поведенческой терапии – устранение патологического симптома путем замены неадаптивных способов поведения на адаптивные в процессе научения.

Гештальт-психология

Слово «гештальт» не имеет точного эквивалента ни в русском, ни в английском языке. Очень приблизительно его смысл в зависимости от контекста может передаваться словами «образ», «форма», «структура», «организованное целое», поэтому в психологических текстах слово «гештальт», как правило, не переводится.

Основное положение гештальт-психологии – явление как целое не есть просто сумма его частей. Отдельно взятая часть никакого представления о целом не дает. Человеческое поведение, разбитое на отдельные компоненты, теряет смысл. Последователи гештальт-психологии стараются убедить бихевиористов, что структурная организация поведения в целом играет более важную роль, чем отдельные поступки.

Одно из центральных понятий гештальт-психологии – отношения между фигурой и фоном. Эти и другие понятия гештальт-психологии нашли свое отражение в гештальт-терапии, созданной психологом Фрицем Перлсом (F.S.Perls).

В понимании Перлса, фигура выступает в качестве доминирующей потребности. В качестве фигуры (гештальта) могут быть желание, мысль, чувство, которые преобладают в данный момент. Как только потребность удовлетворяется, гештальт завершается, теряет свою значимость, отодвигается на задний план – фон, уступая место новому гештальту.

Иногда потребность удовлетворить нельзя. В таком случае гештальт остается незавершенным, а потому не может быть отреагирован и не может уступить место другому. В последующем это становится причиной многих проблем. Например, если человек сразу же не выразит свой гнев или агрессию, то в последующем эти чувства не исчезнут, а будут проявляться в других формах.

Цель гештальт-терапии – помочь пациенту осознать свою потребность, сделать ее более четкой (сформировать гештальт) и в конечном счете удовлетворить ее (завершить гештальт). Быть самим собой, реализовывать свои, а не навязанные извне потребности, жить «здесь и теперь» – это путь здоровой личности.

Психоанализ

Ни одно из направлений психологии не приобрело столь громкой известности, как психоанализ. Основоположник – австрийский психиатр Зигмунд Фрейд (S.Freud).

В психической жизни Фрейд выделял 3 уровня: сознание, предсознание и бессознательное. Бессознательное и предсознание отделены от сознательного «цензурой», которая вытесняет в область бессознательного неприемлемые для личности мысли, чувства, понятия, а также оказывает сопротивление бессознательному, стремящемуся проявиться в сознании.

К бессознательному относятся многие инстинкты, вообще недоступные сознанию, а также вытесненные «цензурой». Это мысли и чувства не утеряны, а просто не допускаются к вспоминанию и потому проявляются в сознании не прямо, а окольными путями – в обмолвках, описках, ошибках памяти, сновидениях.

Предсознание – часть бессознательного, которая может стать сознанием.

Фрейд считал, что только 1/7 часть психической жизни осознается, а остальные 6/7 проявляются в навязчивостях, смутных тревогах, страхах, снах и т.д.

Психотерапия – научное направление психологической практики. Цель психотерапии – помочь пациенту осознать причины личностных проблем, найти ресурсы для их решения. Достичь этой цели можно разными методиками, существует несколько школ психотерапии. Предлагаю рассмотреть наиболее популярные учения: психоанализ, системную семейную психологию, нейролингвистическое программирование, когнитивно-поведенческую психотерапию, гештальт-терапию.

Самый древний, первый вид психотерапии. Его базу заложил З. Фрейд в 1895 году. К нашему времени концепция претерпела некоторые изменения, но по-прежнему осталась ведущим направлением в теории и практике психотерапии. стал фундаментом всех остальных учений.

Суть психоанализа:

  • Основа направления – метод свободных ассоциаций. Основное правило психоанализа гласит: расскажи психотерапевту обо всех своих мыслях, чувствах, воспоминаниях, фантазиях, возникающих во время сеанса.
  • Специалист в свою очередь интерпретирует , чувства пациента относительно этих образов и препятствия на пути ассоциативного потока. Особое внимание Фрейд уделял интерпретации снов клиентов.
  • Предположения о связи у клиента бессознательного и сознательного психотерапевт проговаривает вслух.

Для того и нужны сеансы психотерапии, чтобы вытащить вытесненные события из подсознания. Однако Фрейд выделял не только сознательное, подсознательное, но и предсознательное. В этой области находятся забытые, но еще не вытесненные воспоминания. Вернуть их на уровень сознания можно самостоятельно, без помощи аналитика.

Трудности психоанализа:

  • Сопротивление со стороны бессознательного, препятствующее лечению, выявлению проблем.
  • Реакция переноса на психоаналитика со стороны клиента. Происходит перенос на специалиста психических и поведенческих реакций клиента, направленных на людей из бессознательного. Например, злость на родителей или мужа превращается в злость и агрессию в отношении психоаналитика.
  • Реакция контрпереноса, то есть перенос из бессознательного специалиста и ответная реакция на перенос клиента.

Метод психоанализа используется для лечения . Причина невроза – внутреннее противоречие морали, этики и интеллекта индивида. Психоаналитик должен помочь найти этот конфликт и разрешить его.

Во время переноса клиент наделяет специалиста качествами то одной стороны, то другой. Интерпретация переноса позволяет оценить проблему в режиме «здесь и сейчас». Причина конфликта становится очевидна как специалисту, так и клиенту.

Системная семейная психотерапия

Лечение тревожного клиента Содержание

Беспокойство над тревожным

Январь / Февраль 2013 г.

В течение жизни у большинства из нас складывается то, что можно назвать только глубоко личными отношениями с тревогой. Для этого есть веская причина. Пристрастие к тревоге было встроено в нашу нейрофизиологическую систему как своего рода эволюционная система раннего предупреждения для нас, гоминидов, в непредсказуемой, часто враждебной среде.Тревога в этом смысле похожа на лояльную, несколько пугливую сторожевую собаку — может быть, слишком легко возбудить, но она удобна, чтобы рычать вокруг пещеры, когда злоумышленники угрожают.

Бонус

— Прочтите всю статью БЕСПЛАТНО!

Это сфальсифицировано, так что давайте изменим правила

Январь / Февраль 2013 г.

Психотерапевты должны заставлять клиентов чувствовать себя в безопасности, создавая уютное убежище от жестокого мира, верно? Что ж, когда дело доходит до лечения тревожности, все больше врачей инструктируют клиентов, чтобы они умерили свои страхи, одновременно говоря себе, насколько они приветствуют этот опыт.

Мы можем быть обеспокоены, но не хотим меняться

Январь / Февраль 2013 г.

Как терапевты, мы обычно предполагаем, что человек, страдающий от сильного беспокойства, хочет и мотивирован на получение помощи, которую мы предлагаем. Но мы никогда не должны наивно недооценивать скрытую антипатию клиентов к изменениям, несмотря на их дискомфорт.

Бонус

— Прочтите всю статью БЕСПЛАТНО!

Помощь тревожным детям и их родителям

Январь / Февраль 2013 г.

В наш век родителей-вертолетов и профессионалов, защищающих детей, мы часто можем воссоздать вокруг детей мощную усиливающую тревогу систему, которая не только вознаграждает тревогу, но и побуждает ее расти и захватывать еще большую часть жизни ребенка.

Мендота, последнее средство для молодежи

Январь / Февраль 2013 г.

Слово психопат отличает упорных хищников. Исследования показывают, что лечебный центр, управляемый психиатрами, а не надзирателями, сократил количество новых насильственных преступлений на 50 процентов. Чем объясняется успех Лечебного центра Мендота?

Изучение того, как учиться: сообщества практиков могут открыть новые пути к совершенству

Январь / Февраль 2013 г.

Укрепление новогодних решений

Антипсихотическая эпидемия

Январь / Февраль 2013 г.

Могут ли видеоигры улучшить вашу практику?

Январь / Февраль 2013 г.

Невербальный танец терапии: вы идете в ногу со своими клиентами?

Январь / Февраль 2013 г.

Недостаточно замечать невербальные изменения клиента.Вы должны знать, что означают эти сдвиги.

Лечение диссоциативного ребенка: обратный путь от окончательной потери себя

Январь / Февраль 2013 г.

Немногие случаи предлагают столь жуткую терапевтическую проблему, как внезапно необщительный ребенок, потерянный в диссоциативном отключении.

Сила прощения: разорвать узы обиды

Январь / Февраль 2013 г.

Фредерик Лускин провел последние 20 лет, изучая прощение и то, почему его достижение может быть таким трудным.

Driven Crazy: TBI завоевывает сердца и умы слишком многих ветеринаров

Январь / Февраль 2013 г.

В связи с рекордно высоким уровнем самоубийств в армии США, как никогда ранее, необходимо понимать, как сражаются солдаты, возвращающиеся из зоны боевых действий и пытающиеся вернуться к нормальной жизни.

Дилеммы «хавейталл» мамы: молодая мать борется с новой идентичностью

Январь / Февраль 2013 г.

Молодая женщина сталкивается с мифами и дилеммами материнства.

Январь / Февраль 2013

Лечение тревожного клиента

Новые направления для решения самой распространенной проблемы психотерапии

Глава 7 — Краткая психодинамическая терапия — Краткие вмешательства и краткие методы лечения злоупотребления психоактивными веществами

Психодинамическая терапия фокусируется на бессознательных процессах, как они проявляются в настоящее поведение клиента.Цели психодинамической терапии — клиент самосознание и понимание влияния прошлого на поведение в настоящем. В краткой форме психодинамический подход позволяет клиенту исследовать нерешенные вопросы. конфликты и симптомы, которые возникают из-за прошлых дисфункциональных отношений и проявляются сами в необходимости и желании злоупотреблять веществами.

Несколько различных подходов к краткой психодинамической психотерапии возникли из психоаналитической теории и были клинически применены к широкому кругу психологические расстройства.Все больше исследований подтверждают эффективность этих подходов (Crits-Christoph, 1992; Messer, Warren, 1995).

Краткосрочная психодинамическая терапия может внести свой вклад в арсенал лечебных мероприятий при расстройствах, связанных со злоупотреблением психоактивными веществами. Краткие психодинамические методы лечения, вероятно, лучше всего шанс быть эффективными, когда они интегрированы в относительно всеобъемлющую программа лечения наркозависимости, которая включает в себя наркологические вмешательства, такие как регулярный анализ мочи, консультации по наркотикам и, для лиц с опиоидной зависимостью, метадон поддерживающая фармакотерапия.Краткие психодинамические методы лечения, возможно, более полезны. после воздержания хорошо установлено. Они могут быть более выгодными для клиентов с злоупотребление психоактивными веществами не более средней степени тяжести. Также важно, чтобы психодинамический терапевт знает фармакологию употребляемых наркотиков, субкультуру злоупотребления психоактивными веществами и программы 12 шагов.

Психодинамическая терапия — старейший из современных методов лечения. Таким образом, он основан на высокоразвитая и многогранная теория человеческого развития и взаимодействия.Эта глава демонстрирует, насколько она полезна для адаптации и дальнейшей эволюции. современные терапевты для конкретных целей. Материал, представленный в этом глава дает быстрый взгляд на полезность и сложный характер этого вид терапии.

История вопроса

Теория, поддерживающая психодинамическую терапию, возникла в психоаналитическая теория. Существует четыре основных школы психоаналитической теории: каждый из которых повлиял на психодинамическую терапию.Четыре школы: Фрейдист, психология эго, объектные отношения и психология самости.

Фрейдистская психология основана на теориях, впервые сформулированных Зигмундом Фрейдом в начале этого века и иногда упоминается как вождение или структурная модель. Суть теории Фрейда состоит в том, что сексуальная и агрессивная энергии, происходящие из id (или бессознательные) модулируются от ego , который представляет собой набор функций, которые модерируют между Ид и внешняя реальность.Защитные механизмы — это конструкции эго. которые действуют, чтобы минимизировать боль и поддерживать психическое равновесие. В суперэго , сформированное в латентный период (в возрасте от 5 до полового созревания), действует, чтобы контролировать влечения через чувство вины (Messer and Warren, 1995).

Психология эго происходит от психологии Фрейда. Его сторонники сосредотачивают свою работу по усилению и поддержанию функции эго в соответствии с требованиями реальность. Эго-психология подчеркивает способность человека к защите, адаптация и проверка реальности (Сосна, 1990).

Психология объектных отношений была впервые сформулирована несколькими британскими аналитиками, среди них Мелани Кляйн, W.R.D. Fairbairn, D.W. Винникотт и Гарри Гантрип. Согласно этой теории, человеческие существа всегда формируются в соответствии с значимые другие, окружающие их. Наша борьба и жизненные цели сосредоточены на поддерживать отношения с другими, в то же время дифференцируя себя от других. Приобретены внутренние представления о себе и других. в детстве позже разыгрываются во взрослых отношениях.Люди повторяют старые объектные отношения в попытке овладеть ими и освободиться от них (Мессер и Уоррен, 1995).

Самопсихология была основана доктором медицины Хайнцем Кохутом в Чикаго в 1950-х годах. Кохут заметил, что личность относится к восприятию человеком своего опыта. самого себя, включая наличие или отсутствие чувства собственного достоинства. Я воспринимается в связи с установлением границ и дифференциации себя от других (или отсутствие границ и дифференциации).»Объяснительная сила новой психологии личности нигде так не очевидно, как в отношении пристрастий »(Blaine and Julius, 1977, p. vii). Кохут постулировал, что лица, страдающие расстройствами, связанными с употреблением психоактивных веществ, также страдают слабостью Суть их личностей — дефект в формировании «Я». Вещества кажутся пользователю способными вылечить центральный дефект в себя.

[Прием наркотика] повышает самооценку, которой он не обладает. владеть.Благодаря включению препарата он обеспечивает себе ощущение того, что вас принимают и, следовательно, уверенности в себе; или он создает опыт слияния с источником силы, который дает ему чувство быть сильным и достойным (Блейн и Юлиус, 1977, стр. Vii-viii).

Каждая из четырех школ психоаналитической теории представляет отдельные теории формирование личности, формирование и изменение психопатологии; методы какие проводить терапию; а также показания и противопоказания к терапии.Психодинамическая терапия отличается от психоанализа несколькими особенности, в том числе тот факт, что психодинамическая терапия не обязательно должна включать все аналитических методов и не проводится психоаналитически подготовленными аналитиками. Психодинамическая терапия также проводится в течение более короткого периода времени и с реже, чем психоанализ.

Некоторые краткие формы психодинамической терапии считаются менее значимыми. подходит для использования с людьми с расстройствами, связанными со злоупотреблением психоактивными веществами, отчасти потому, что их измененное восприятие затрудняет достижение понимания и проблемы разрешающая способность.Однако многие психодинамические терапевты работают со злоупотреблением психоактивными веществами. клиентов, в сочетании с традиционными программами лечения от наркозависимости и алкоголизма или в качестве единственного терапевта для клиентов с сосуществующими расстройствами, используя формы краткая психодинамическая терапия более подробно описана ниже.

Введение в краткую психодинамику Терапия

Процесс исцеления и изменения, предусмотренный в долгосрочной психодинамической терапии обычно требуется не менее 2 лет занятий. Это потому, что цель терапия часто заключается в изменении аспекта личности или личности или в интегрировать ключевой развивающий тренинг, пропущенный, когда клиент застрял в ранняя стадия эмоционального развития.

Практики краткой психодинамической терапии считают, что могут произойти некоторые изменения. через более быстрый процесс или что первоначальное короткое вмешательство запустит непрерывный процесс изменений, который не требует постоянного участия Терапевт. Центральная концепция краткой терапии состоит в том, что должен быть один главный сфокусироваться на терапии, а не на более традиционной психоаналитической практике позволять клиенту свободно общаться и обсуждать несвязанные вопросы (Malan, 1976).Вкратце терапия, центральное внимание уделяется в процессе первоначальной оценки, происходящей во время первого-двух сеансов. Этот фокус должен быть согласован с клиентом и Терапевт. В центре внимания выделяются самые важные вопросы и, таким образом, создает структуру и определяет цель лечения. Вкратце терапия, ожидается, что терапевт будет достаточно активным, чтобы сосредоточить сеанс на главный вопрос. Четкая направленность позволяет выполнять работу по интерпретации за относительно короткое время, потому что терапевт занимается только ограниченная проблемная зона.При использовании кратких психодинамических подходов к терапии при лечении расстройств, связанных со злоупотреблением психоактивными веществами, в центре внимания всегда будет злоупотребление психоактивными веществами в связи с основным конфликтом. Далее злоупотребление психоактивными веществами и основной конфликт всегда будут концептуализированы в рамках межличностные рамки.

Количество сеансов варьируется от одного подхода к другому, но короткое психодинамической терапией обычно считается не более 25 сеансов (Бауэр и Кобос, 1987). Криц-Кристоф и Барбер включили модели, позволяющие проводить до 40 сеансов в своих обзор краткосрочной динамической психотерапии из-за расхождения в объем лечения и типы решаемых целей (Crits-Christoph and Barber, 1991).Например, некоторые краткие психодинамические модели сосредоточены главным образом на уменьшении симптомов (Horowitz, 1991), в то время как другие нацелены на разрешение эдипова конфликта (Даванлоо в интерпретации Лайкина и др., 1991). Длина терапия обычно связана с амбициозностью целей терапии. Самый терапевты гибки в отношении количества сеансов, которые они рекомендуют клиническая практика. Часто количество сеансов зависит от клиента. характеристики, цели и проблемы, которые терапевт считает центральными.

Психодинамическая психотерапия при злоупотреблении психоактивными веществами

Поддерживающе-экспрессивная (SE) психотерапия (Luborsky, 1984) — это один краткий психодинамический подход, который был адаптирован для людей с расстройствами, связанными с употреблением психоактивных веществ. Он был изменен для использования с опиатной зависимостью в сочетании с поддерживающей терапией метадоном лечение (Luborsky et al., 1977) и при расстройствах, связанных с употреблением кокаина (Mark and Faude, 1995; Марк и Люборский, 1992). Было проведено много исследований использования SE-терапии для расстройства, связанные со злоупотреблением психоактивными веществами, в результате чего накоплен значительный объем эмпирических данных о его эффективность в лечении этих проблем (см. ниже).

Марк и Фауде утверждали, что хотя их терапевтический подход был разработан особенно для клиентов, зависимых от кокаина, эти люди часто имеют несколько зависимости, и этот подход можно использовать для лечения различных веществ расстройства злоупотребления. Однако клиенты должны быть достаточно стабильными с точки зрения их злоупотребление психоактивными веществами перед началом этого типа терапии (Mark and Faude, 1995).

Марк и Фауд предположили, что вещества, вызывающие злоупотребление, заменяют «химическое вещество». реакция «вместо переживаний, и что эти химически индуцированные переживания может блокировать влияние других внешних событий.Человек, злоупотребляющий психоактивными веществами расстройство, следовательно, будет иметь «чрезвычайно обедневшую и ослабленную способность испытать «, а традиционную психотерапию, возможно, придется дополнить методы, направленные на повышение способности клиента к переживанию (Марк и Фауд, 1995, стр. 297).

Эффективная терапия SE зависит от правильного использования того, что называется основная тема конфликтных отношений (CCRT), сначала концепция представленный Лестером Люборски. По словам Люборского, CCRT находится в центре внимания. проблемы человека.CCRT развивается из опыта раннего детства, но клиент не знает об этом и о том, как это развивалось. Предполагается, что клиент будет лучше контролировать свое поведение, если он знает больше о том, что делает в бессознательный уровень. Эти знания приобретаются путем лучшего понимания детские переживания (Бохарт и Тодд, 1988). CCRT развивается из основного ответа других (RO), который представляет собой преобладающие ожидания человека или переживания внутренних и внешних реакций других на себя, а также c рудный отклик самого себя (RS), который относится к более или менее связное сочетание соматических переживаний, аффектов, действий, когнитивных стиль, чувство собственного достоинства и представления о себе.

Большинство людей с расстройствами, связанными со злоупотреблением психоактивными веществами, имеют особенно отрицательные ожидания отношения к ним других (то есть РО), хотя Остается неясным, что появилось раньше — эта реакция или расстройство, связанное с употреблением психоактивных веществ. В любом случае, эти двое усиливают друг друга. Ниже приведены примеры Утверждения, которые отражают основную РО человека с расстройством, связанным с употреблением психоактивных веществ:

  • «Меня все ненавидят».

  • «Меня просто используют».

  • «Люди смеются надо мной.«

  • « Никто не понимает, что я чувствую ».

  • « Все хотят, чтобы я был тем, кем я не являюсь »

  • « Они просто ждут, что я выставлю себя дураком. «

Для многих людей с расстройствами, связанными со злоупотреблением психоактивными веществами, употребление алкоголя или наркотиков является способом самолечение против чувства низкой самооценки и низкой самооценки, которые отражают RS клиента. Отрицательный RO усиливает отрицательный RS и может привести к обманчивое и манипулятивное поведение, которое иногда наблюдается в этом численность населения.RS клиента основывается на соматическом опыте человека, действия и предполагаемые потребности. Ниже приведены примеры утверждений, которые могут отражают основные RS клиента:

  • «Я такой глупый и легковерный».

  • «Я ничего не могу сделать правильно».

  • «Если бы я не употреблял наркотики, я бы сошел с ума».

  • «Я ничего не могу с собой поделать».

  • «Я не очень хороший или честный человек».

Третьим компонентом CCRT является желание человека ; это отражает то, что клиент жаждет, желает или желает.«Желание» клиента во многом основанный на индивидуальном стиле личности. Те, у кого есть расстройства, связанные со злоупотреблением психоактивными веществами часто возникает желание продолжить употребление вещества, не переживая последствия. Другими словами, они хотели бы, чтобы их принимали (или любили, или оценены) такими, какие они есть, не отказываясь от удовольствия, которое они получают от их использование (Levenson et al., 1997). Многие люди, страдающие расстройствами, связанными со злоупотреблением психоактивными веществами, приложили немало усилий, чтобы отрицать что у них действительно есть проблема изобразить себя беспомощными жертвами, и отрицая свою роль в поведении, которое привело их к лечение.

После начала терапии терапевт и клиент могут работать вместе, чтобы поместите цели клиента в структуру CCRT и исследуйте их значение, функции и последствия ее злоупотребления психоактивными веществами, особенно учитывая то, как РО и РС внесли свой вклад в проблему. Фреймворк CCRT также может быть используется для выявления потенциальных препятствий в процессе выздоровления в качестве терапевта и клиент изучает ожидаемые ответы клиента от других и от и обсудите, как изменится это восприятие, когда она перестанет злоупотреблять вещества.

Концепция CCRT также может помочь клиентам справиться с рецидивом, который рассматривается Практически все специалисты в этой области как неотъемлемая и естественная часть восстановления. Relapse предлагает клиенту и SE-терапевту возможность проверить, как RO и RS могут служить триггерами и разрабатывать стратегии, чтобы избежать этих триггеры в будущем. Наконец, SE-терапия способствует участию клиентов. в группе самопомощи, такой как Анонимные Алкоголики, или ее можно использовать в качестве механизм изучения нежелания клиента участвовать в этих группах.

Стелла и Кристофер: пример из практики

Пример из этого раздела взят из совместного исследования кокаина NIDA. (Mark and Faude, 1997; адаптировано с разрешения). SE — это используемый терапевтический подход.

В то время как зависимая и импульсивная, Стелла, 28-летняя кокаиновая женщина, при многих обстоятельствах будет казаться теплым и открытым. Она кажется такой человек, который носит свое сердце на рукаве, но это большое сердце тем не менее, он способен заботиться о других с верностью и состраданием.В кроме того, у нее есть упорство духа; несмотря на ужасную личную историю она закончила свое обучение в качестве медицинского техника и работала в этом мощность в течение большей части последних 4 лет. Ее терапевт Кристофер — хорошо обученный психодинамически ориентированный терапевт. Он умный, серьезный и размеренный человек, доброжелательный характер которого не выдерживает большинство обстоятельств, несмотря на его природную сдержанность.

Стелла в прошлом злоупотребляла различными веществами, в том числе рецептурные препараты, как анксиолитики, так и опиоиды.Она работала врачом техником, пока она не повредила спину 3 месяца назад. В начале лечения, она сказала Кристоферу, что собирается запросить лекарства от ее врача из-за боли в спине. После восьмого сеанса с ней неохотно соглашаясь, Кристофер сообщил врачу, что она находится в лечение кокаиновой зависимости. Кристофер попросил врача найти лекарства, отличные от диазепама (валиума) от боли в спине Стеллы.

Стелла начала 19-й сеанс, жалуясь, что с тех пор, как врач обнаружил Поскольку она употребляла наркотики, он относился к ней иначе.»Он думает, что я отморозок, наркоман «, — сказала она. Кристофер действовал нехарактерно: он дал несколько советов. Он предложил Стелле подумать о том, чтобы рассказать своему врачу как она относится к его лечению. Вмешательство разительно изменило настроение и продуктивность сеанса. После краткого выражения сочувствия что касается ее положения, он сосредоточился на ее крайнем недовольстве врачебной лечение. Он попытался объяснить интенсивность ее реакции с точки зрения проекция: что она так решительно отреагировала из-за своего негативного взгляда на саму себя.

По мере продолжения сессии дела ухудшались. Стелла рассказала о втором негативе инцидент, когда она описала свое лечение врачом в группе сеанс терапии. Групповой терапевт ответил: «Ну, вы манипулируете доктора! «Стелла была в ярости.

Кристофер побудил ее сказать больше. Стелла была разочарована Кристофер не понимал и объяснил, что снова, она чувствовала, что с ним обращались как с отморозком, на этот раз групповой терапевт. Кристофер предположил, что Стелла может рассказать и врачу, и врачу. групповой терапевт, как она себя чувствовала.Напряжение в сеансе исчезло, и Стелла отметила, что ей всегда было трудно заступиться за себя.

Наблюдая, Кристофер сразу понял, что косвенно давая Стелле понять, что он понял и согласен с ней.

С диагностической точки зрения, Стелла страдает пограничным расстройством личности. определено в Руководстве по диагностике и статистике психического здоровья . Расстройства, , 4-е издание [DSM-IV] (Американская психиатрическая ассоциация, 1994). Когда она было от 6 до 8 лет, дед Стеллы по материнской линии подвергал сексуальному насилию ее.Ее родители развелись, когда ей было 10 лет, и она жила с матерью. который часто был пьян и применял физическое насилие. Стелла сказала, что она была ближе к ее отец, которого она описала как нежный. Он казался другим слабым и безрезультатно.

В 15 лет Стелла сбежала с парнем, который также был ее сутенером. Через 2 недель она вернулась домой, не могла оставить мать, и ей поставили диагноз: страдала агорафобией, по поводу которой она приняла хлордиазепоксид (либриум). Два годы спустя она сбежала с другим мужчиной, особенно садистским сутенером.Для 5 лет она была слишком напугана, чтобы бросить его. Именно в этот период она начала употреблять кокаин.

Кокаин одновременно «отрицает действие» и подтверждает свою «плохость». Ее кокаин использование позволило ей не выяснять, почему она осталась со своим парнем и одновременно подтвердил ее злобу. Значит, она заслужила свою судьбу. Она бы использовать кокаин, чтобы избавиться от болезненных ощущений и почувствовать себя «сильной и сильной». независимый, «затем» почувствовать себя большим ребенком из-за того, что ему пришлось употреблять наркотики «. думала о себе как о «большом ребенке», потому что вернулась к матери в 15 лет. и за то, что она не могла бросить своего нынешнего парня.Ее реакция на кокаин типичен; кратковременный всплеск или «кайф», за которым следует крушение. Однако эти типичные реакции также соответствуют ее основной теме: она хочет быть любит и о ней заботятся, но верит, что ей будут мешать и эксплуатировать другие из-за этого желания. Ее ответ — употреблять наркотики, что заставляет она чувствует себя сильной и независимой на короткое время, а также заставляет ее видеть сама как заслуживающая препятствий и эксплуатации, что произошло неоднократно в межличностном контексте в ее жизни.

Наркотики Стеллы стали частью терапии двояко. Во-первых сеанса, Стелла сказала Кристоферу, что принимала хлордиазепоксид для за несколько дней до приема, чтобы уменьшить ее беспокойство. Она указала из того, что он был прописан врачом. Предположительно, Кристофер были известны результаты ее проверки на наркотики, которая была частью программы. Таким образом, она призналась, прежде чем столкнуться с результатами проверки на наркотики. Ее требование то, что рецепт был законным, облегчил ее отрицание того, что она все, о чем следует беспокоиться.

Во-вторых, Стелла объявила о своем намерении попросить своего врача дать диазепам, лекарства, которыми часто злоупотребляют. Связавшись со своим врачом Кристофером переиграла обычный сценарий из своей жизни: она сигнализирует, что кто-то должен принять контролировать или заботиться о ней, а затем возмущается, когда они это делают, чувствуя, что она с ним обращаются как с «наркоманом-отморозком». Она может создать в значительной степени иллюзорное чувство заботы, когда кто-то обращается с ней как с беспомощной некомпетентный. Так ли обходился с ней Кристофер, когда звонил ей? врач?

Когда Кристофер предложил ей рассказать врачу и группе терапевт, как она относилась к тому, как они с ней обращались, его слова могут дали совет, но его сообщение фактически передало согласие с Позиция Стеллы, что с ней обошлись несправедливо.

Стелла испытала согласие и поддержку Кристофера через его вмешательство. Однако что могло сделать это более мощным терапевтическим средством? взаимодействие было бы либо для Кристофера, чтобы напрямую признать его опасения по поводу того, что он взял на себя ответственность и связался с врачом или исследовать, как Стелла пришла к выводу, что его первоначальная наклонность дает ей то, что она хотела — его заботы и поддержки.

Исследование эффективности поддерживающе-экспрессивного Терапия

Психосоциальные компоненты лечения расстройства, связанные со злоупотреблением психоактивными веществами, стали предметом научных исследований. изучение.Большинство исследований эффективности психотерапии для лечение расстройств, связанных со злоупотреблением психоактивными веществами, пришло к выводу, что это может быть эффективный метод лечения (Woody et al. др., 1994). Сравнение конкретных моделей терапии стать объектом большого интереса.

Как упоминалось выше, психотерапия SE была модифицирована для использования с для лиц с опиатной зависимостью, получающих метадон, и для лиц с кокаиновой зависимостью. В ЮВ терапии, клиенту помогают идентифицировать и говорить об основных отношениях закономерности и их отношение к злоупотреблению психоактивными веществами.Одно исследование сравнивало SE терапии и когнитивно-поведенческой терапии со стандартным консультированием по наркотикам для опиатные иждивенцы в программе поддерживающей терапии метадоном. Клиентам предлагалось раз в неделю в течение 6 месяцев. Добавление профессиональных психотерапевтов (либо SE, либо когнитивно-поведенческие), чтобы консультирование по вопросам наркотиков принесло пользу клиентам с более высоким уровнем психопатологии больше, чем при использовании только наркологического консультирования. Тем не менее, только консультирование по вопросам употребления наркотиков было полезно для клиентов с более низким уровнем психопатология (Woody et al., 1983 г.).Другое исследование, включавшее три метадоновые программы, также положительный результат в отношении эффективности терапии SE (Woody et al., 1995). В этом исследовании клиенты для получения SE-терапии требовалось меньше метадона, чем для тех, кто получал только стандартное консультирование по вопросам злоупотребления психоактивными веществами, а после 6 месяцев лечения эти клиенты сохранили свои достижения или показали постоянное улучшение. Прибыль имеет тенденцию рассеиваться среди тех, кто получал только консультации по наркотикам (Woody et al., 1995).

В одном исследовании СЭ психотерапия сравнивалась со структурной семейной терапией для лечение кокаиновой зависимости (Kang et al. al., 1991; Kleinman et al., 1990). Оба вида терапии предлагались один раз в неделю. В исследователи обнаружили, что еженедельная терапия любого типа не эффективна. связаны со значительным прогрессом. Показатели отсева были высокими, и в целом воздержание в обеих группах не отличалось от ожидаемого от спонтанная ремиссия. Основные выводы заключались в том, что отсутствие лечения эффекты могли возникнуть из-за того, что эти методы лечения не предлагали достаточно частота и интенсивность контактов должны быть эффективными для кокаинозависимых люди на начальных этапах выздоровления.В этом исследовании было как минимум два недостатка: тем не мение. Во-первых, терапевты не были хорошо обучены SE-терапии; поэтому сомнительно, было ли проведенное ими лечение собственно SE терапия. Другой заключался в том, что терапия проводилась в муниципальное административное здание, в котором находились суды и социальные службы администрируется, поэтому в этом параметре отсутствовали многие функции традиционного настройки лечения наркозависимости.

Совсем недавно было проведено большое мультицентровое исследование 487 человек, получающих лечение сравнил SE-терапию с когнитивной терапией и консультированием по поводу кокаина зависимость (Crits-Christoph et al., 1997). Включено каждое из трех условий, в дополнение к индивидуальное лечение, консультационная группа по злоупотреблению психоактивными веществами. Четвертое условие получили групповое консультирование без дополнительной индивидуальной терапии. Эта учеба был теоретическим потомком исследований метадона, упомянутых ранее. Это была выдвинута гипотеза, что SE и когнитивная терапия могут быть более эффективными, чем индивидуальное консультирование по вопросам наркотиков для клиентов с более высоким уровнем психиатрического строгость. Результаты показали, что каждый тип лечения был связан с значительно сократилось употребление кокаина.Однако для этой популяции амбулаторных пациентов с кокаиновой зависимостью, консультирование по вопросам наркотиков было более успешным в сокращение употребления психоактивных веществ по сравнению с ПЭ или когнитивной терапией (Crits-Christoph et al., 1999). Одно из следствий Этот вывод состоит в том, что вмешательства, ориентированные на наркотики, возможно, являются оптимальными подход к лечению расстройств, связанных со злоупотреблением психоактивными веществами (Strean, 1994).

Что это означает для практикующих психодинамически ориентированное лечение? что помимо предоставления более динамичных вмешательств, это важно также включать прямые вмешательства, ориентированные на наркотики.Это может может выполняться одним терапевтом, объединяющим обе модели, или, в комплексная программа лечения наркозависимых, проводимая одним терапевтом динамическая терапия и консультант по алкоголю и наркотикам, обеспечивающий непосредственное, консультирование по вопросам наркотиков. Можно утверждать, что именно поэтому SE-терапия была такой полезен в исследованиях метадона. В этих исследованиях психодинамическая терапия был хорошо интегрирован в комплексную программу поддерживающей терапии метадоном. В другими словами, помимо динамической терапии, клиенты получали психоактивные вещества. консультирование по поводу злоупотребления вместе с метадоном (Woody et al, 1998).

В одном исследовании было проведено небольшое контролируемое испытание по сравнению терапии SE с кратким (одноразовое) вмешательство при зависимости от марихуаны. Подход SE был адаптирован для лечения зависимости от каннабиса (Grenyer et al., 1995) и предлагался один раз в неделю на 16 недель. Результаты показали, что оба вмешательства были полезными, но SE терапия привела к значительному сокращению употребления каннабиса, депрессия и тревога, а также улучшение психологического здоровья (Grenyer et al., 1996). Авторы пришли к выводу, что терапия SE может быть эффективным лечением каннабиса зависимость.

Клиенты, наиболее подходящие для психодинамики Терапия

Краткая психодинамическая терапия больше подходит для некоторых типов клиентов. с расстройствами, связанными со злоупотреблением психоактивными веществами, чем другие. Для некоторых психодинамическая терапия лучше всего предпринимать, когда они хорошо выздоравливают и восприимчивы к более высокий уровень самопознания.

Хотя есть некоторые разногласия в деталях, этот тип краткого Обычно считается, что терапия более подходит для следующих типов: клиенты:

  • Те, у кого психопатология сосуществует с их субстанцией расстройство, связанное со злоупотреблением

  • Те, кто не нуждается или которые прошли стационарное лечение госпитализация или детоксикация

  • Те, чье выздоровление стабильное

  • Те, у кого нет органических повреждений головного мозга или других ограничений в силу их умственных способностей

Психодинамические концепции, полезные при злоупотреблении психоактивными веществами Лечение

Психодинамические теории стремятся дать последовательные объяснения интрапсихических и межличностная работа.Из-за важности этого подхода в развитие современной терапии, методы, которые вытекают из этих теорий, являются неизбежно используется в любом типе психотерапии, независимо от того, идентифицирован ли он как «психодинамический». Например, люди, которые работали с теми, у кого расстройства, связанные со злоупотреблением психоактивными веществами, знакомы с «отрицанием», даже если они не осознают что этот процесс является одним из психодинамических защитных механизмов. Советники клиенты которых часто сразу же и резко отрицательно реагируют на них извлекать пользу из понимания концепции «переноса».»Это также полезно для консультанта по алкоголю и наркотикам, который чувствует себя безнадежным и запутался после сеанса, чтобы понять, как может быть «контрперенос» Работа. Таким образом, консультанты, которые лечат клиентов с расстройствами, связанными со злоупотреблением психоактивными веществами, могут извлекать пользу из понимания основных концепций общей психодинамической теории обсуждаемых в этом разделе, даже если они не используют строго психодинамические вмешательство.

Терапевтический альянс

Союз, который складывается между терапевтом и клиентом, очень важен. фактор успешных терапевтических результатов (Luborsky, 1985).Это верно независимо от модальность терапии. Психодинамическая модель всегда рассматривала отношения терапевта и клиента как центральное и средство, через которое происходит изменение. Из всех кратких психотерапий психодинамические подходы уделять наибольшее внимание терапевтическим отношениям и обеспечивать максимальное подробные и исчерпывающие объяснения того, как использовать это отношение эффективно. Люборски и его коллеги были среди тех, кто задокументировал глубокое влияние, которое отношения терапевт-клиент оказывают на успех лечение, каким бы коротким оно ни было (Luborsky et al. al., 1985).

Психодинамическая модель предлагает систематическое объяснение того, как терапевтические отношения работают и рекомендации, как использовать их для положительных изменение и рост. Во всех психодинамических терапиях первая цель — установить «терапевтический альянс» между терапевтом и клиентом. В большинстве случаях развитие терапевтического альянса частично является процессом ход времени. Чем тяжелее расстройство клиента, тем больше времени оно возьму. Способность терапевта быть честным, сопереживающим и Доверие клиента также являются факторами.Терапевтический альянс требует интимного самораскрытия со стороны клиента и эмпатического и соответствующая реакция со стороны терапевта. Однако вкратце психодинамическая терапия этот альянс должен быть создан как можно скорее, и терапевты, проводящие такого рода терапию, должны быть в состоянии установить доверительные отношения со своими клиентами в короткие сроки.

Одно исследование терапевтического альянса и его связи с алкоголизмом лечение обнаружило, что для амбулаторных больных алкоголем рейтинги терапевтического альянс пациента или терапевта были значимыми предикторами участие в лечении и алкогольное поведение во время лечения и 12-месячное наблюдение, хотя количество объясненных отклонений было небольшим (Connors et al., 1997). Среди пациенты с кокаиновой зависимостью, другое исследование показало, что оценки пациентов терапевтический альянс предсказал уровень текущего употребления наркотиков через 1 месяц но не в 6 месяцев (Barber et al., 1999). Однако через 1 месяц альянс предсказал улучшение депрессивные симптомы в 6 месяцев. Эти данные свидетельствуют о том, что терапевтическое альянс оказывает умеренное, но значительное влияние на исход в лечение расстройств, связанных со злоупотреблением психоактивными веществами. Конкретные измеренные результаты различаются от учебы к учебе, но с указанием продолжительности участия в лечении, сокращение употребления наркотиков и уменьшение депрессивных симптомов.

Уровень развития

Психодинамическая теория подчеркивает, что уровень функционирования клиента должен определить характер любого вмешательства. В психоаналитической теории Фрейда злоупотребление психоактивными веществами считается симптомом, связанным с пероральным или большинством примитивный этап развития и представляет собой попытку установить удовлетворяющее потребности симбиотическое состояние (Лидс и Моргенштерн, 1996). Аналитические теоретики внутри объекта Школа отношений считает, что вещества заменяют функции, обычно отнесены к первичному материнскому (или заботящемуся) объекту.В результате Лицо, злоупотребляющее психоактивными веществами, относится к этому веществу на основе нарушенного образца рассказывая о том, что он испытал с материнским объектом (Krystal, 1977). Это будет рассматриваться как вариант пограничной психопатологии, которая рассматривается как довольно серьезная нарушение функционирования эго и объектных отношений. По этой причине что клиенты, злоупотребляющие психоактивными веществами, были и, возможно, до сих пор считаются непригоден для психоанализа, а также непригоден для многих краткосрочных аналитические модели, которые предполагают очень целенаправленное и активное раскрытие без сознания.

Современные теоретики-аналитики, занимающиеся злоупотреблением психоактивными веществами расстройства обычно не сосредотачиваются на идее, что зависимость связана с примитивный уровень развития эго, хотя они могут одобрить это. Одна из причин заключается в том, что эта идея приводит к довольно пессимистическому вера в результат аналитического лечения злоупотребления психоактивными веществами расстройства. Другая причина в том, что он не предоставляет полезной информации. терапевтическому подходу, и это может препятствовать развитию эмпатический и уважительный терапевтический союз.Кроме того, есть увеличение эмпирических данных в пользу идеи о том, что злоупотребление психоактивными веществами в значительной степени обусловлено биоповеденческими силами и индивидуальными психологическими факторы имеют меньшее значение (Бабор, 1991). Хотя аналитические теории обычно игнорируют это (Лидс и Моргенштерн, 1996), он все больше и больше становится частью базы знаний в понимании расстройства, связанные со злоупотреблением психоактивными веществами.

Insight

Еще одна важная концепция, лежащая в основе психодинамической теории — и та, которая может принести большую пользу всем терапевтам — это концепция инсайта.Психодинамические подходы рассматривают инсайт как особый вид самореализация или самопознание, особенно в отношении связей переживания и конфликты в прошлом с нынешним восприятием и поведением и признание подавленных чувств или побуждений. Понимание может прийти через внезапную вспышку понимания или постепенно приобретение самопознания. Так, например, клиент, который чувствует себя подавленным и злится, а затем пьет, понимает, что его чувства к его отца вдохновляет эмоционально оскорбительный руководитель на работе.Этот Тип реализации дает клиенту новые возможности.

Эти варианты включают обучение разделению его реакций на руководителя. от его чувств к отцу, работая через его чувства к его отец (о котором он, возможно, не знал ранее), активно выбирающий поведения, альтернативного употреблению алкоголя, когда он плохо себя чувствует (например, посещение 12-ступенчатая встреча) и принятие большей ответственности за свои чувства и поведение.

Более широкое определение инсайта, которому также способствуют краткие психодинамические терапии, это просто любое осознание себя, своей внутренней работы или свое поведение.Например, клиент, который говорит: «Единственная эмоция, которую я действительно чувство — это гнев «, открыл дверь к пониманию влияния других на нее, и наоборот. Затем она может начать развивать альтернативное поведение. тем, кто ранее автоматически следовал за ее гневом (например, пить), а также понять, почему ее эмоциональный репертуар так ограничено.

Проницательность включает в себя как мысли, так и чувства. Чисто интеллектуальное упражнение не приведет к изменению поведения. Истинная проницательность предполагает сильную эмоциональную опыт, а также когнитивный компонент и приводит к большему принятие ответственности за чувства и поведение.При лечении расстройства, связанные со злоупотреблением психоактивными веществами, важно признать, что только это понимание часто бывает недостаточно для внесения изменений. Вещества злоупотребления сильны поведенческие подкрепления, и терапевт должен помочь клиенту противостоять сильное навязчивое желание их. Таким образом, помимо проницательности, это может быть полезно предложить психообразование и поведенческие вмешательства, которые могут включать поощрение посещаемости и участия в самопомощи программы и требующие регулярного тестирования с помощью анализа мочи и / или алкотестера.Многие терапевты, которые проводят лечение наркозависимости от психодинамической точки зрения комфортно сочетать инсайт-ориентированную терапию с конкретные поведенческие вмешательства.

Защитные механизмы и Сопротивление

В психоаналитической теории защитные механизмы укрепляют эго человека или себя. Под давлением чрезмерного беспокойства, вызванного личный опыт своего окружения, эго вынуждено облегчить беспокойство, защищаясь. Меры, которые необходимо предпринять для этого, указаны как «защитные механизмы.«Все защитные механизмы имеют две характеристики общего: они отрицают, искажают или фальсифицируют реальность, и они оперируют бессознательно. Некоторые защитные механизмы являются адаптивными и поддерживают зрелых функционирование индивида, в то время как другие неадекватны и мешают индивидуальный рост. Как правило, защита препятствует процессу исследования в терапии, и по этой причине они часто сталкиваются с более выразительные модели аналитической терапии. Однако в более благоприятных виды терапии, поддерживаются адаптивные защиты и даже дезадаптивные с защитой нельзя противостоять, пока терапевт не разрешит клиенту замените их более конструктивными средствами решения проблемы.

При лечении расстройств, связанных со злоупотреблением психоактивными веществами, защита рассматривается как средство сопротивления изменениям — изменениям, которые неизбежно включают устранение или, по крайней мере, сокращение употребления наркотиков. Марк и его коллеги отметили, что две защиты часто у людей с расстройствами, связанными со злоупотреблением психоактивными веществами, наблюдаются отрицание и грандиозность (Марк и Люборский, 1992). В частности, у этой группы клиентов защита может ухудшиться. в противоборство, наполненное обвинениями; например, когда терапевт увещевает клиента, говоря: «Вы отрицаете» (Марк и Люборски, 1992).Они рекомендуют избегать неэффективных враждебных взаимодействий вокруг клиента использование защиты, используя следующие стратегии:

  • Работа с восприятием реальности клиентом, а не аргументируя

  • Задавая вопросы

  • Уход в сторону вместо того, чтобы противостоять защите

  • Демонстрация защиты отрицанием при взаимодействии с клиент, чтобы показать ей, как это работает

Рисунок 7-1 определяет наиболее распространенные механизмы, которые клиенты используют для защиты от болезненных чувств или сопротивляться переменам.

Box

Рисунок 7-1: Защитные механизмы. Отказ . Делая вид, что угрожает ситуации не существует, потому что ситуация слишком мучительно справляться. Ребенок приходит домой, а никого нет там. Он говорит себе: «Они здесь. Я найду их. скоро. «(подробнее …)

Перенос

Эффективное использование терапевтических отношений зависит от понимания перенос. Перенос — это процесс передачи заметных характеристики неразрешенных конфликтных отношений со значимыми другими на терапевта.Например, клиент, чьи отношения с отцом находясь в глубоком конфликте, может реагировать на терапевта так, как если бы он был отец клиента. Начальная сессия психодинамической терапии обычно включает: оценка переноса, чтобы его можно было включить в лечение стратегия. Стрин обнаружил, что «все пациенты — независимо от условий, в которых они проходят лечение, терапевтические методы или навыки терапевта и многолетний опыт — будут реагировать на вмешательства с точки зрения перенос »(Стрин, 1994, стр.110).

Первоначальная цель краткой психодинамической терапии — способствовать переносу посредством построение терапевтических отношений. Только тогда терапевт сможет помочь клиент начинает понимать причины злоупотребления психоактивными веществами и принимать во внимание альтернативное, более позитивное поведение. Долгосрочная цель, обусловленная краткость процесса — повышение мотивации и участия клиента в других методах лечения расстройств, связанных со злоупотреблением психоактивными веществами.

Этиология

Четыре современных аналитических теоретика предложили ценные психодинамические перспективы этиологии расстройств, связанных со злоупотреблением психоактивными веществами.

Вурмсер, традиционный теоретик вождения, полагает, что те, у кого есть Расстройства злоупотребления страдают от чрезмерно резких и деструктивных суперэго, которые угрожают охватить человека гневом и страхом. Злоупотребление веществами — это попытка убежать от столь опасных аффектов. Эти аффекты — результат конфликта между эго и суперэго, вызванного резкостью суперэго. Исходя из этого понимания, Вурмсер уделяет основное внимание анализу. суперэго. Он считает, что моралистическая позиция по отношению к злоупотребление психоактивными веществами контрпродуктивно, и наркоманы проблемы состоят из слишком большого, а не из слишком маленького Супер-Эго.Wurmser рекомендует терапевту обеспечить сильное эмоциональное присутствие и теплое, приветливое, гибкое отношение.

Ханциан предполагает, что в основе проблемы людей с расстройствами, связанными со злоупотреблением психоактивными веществами. То есть слабость или Неадекватность эго или «я» — это корень проблемы. Ханциан и его коллеги разработали модифицированную динамическую групповую терапию (MDGT) для решения эти проблемы в формате групповой терапии, и этот подход имеет некоторые эмпирические служба поддержки.Ханциан выдвинул гипотезу самолечения, которая по существу заявляет, что наркоманы будут использовать вещества в попытке для лечения специфических тревожных психиатрических симптомов (Khantzian, 1985). Отсюда следует, что Лица, зависимые от психоактивных веществ, будут сильно предпочитать конкретный препарат выбора для лечения их конкретного набора симптомов. Для Например, считается, что люди, зависимые от опиоидов, интенсивно принимают лекарства. гнев и агрессия, которые их эго не в состоянии сдержать.Считается, что люди, страдающие кокаиновой зависимостью, ищут избавления от сильного депрессия или эмоциональная лабильность (как при биполярном расстройстве) или внимание дефицитное расстройство. Это продолжает оставаться популярной теорией, хотя большинство исследователи и терапевты теперь сказали бы, что это может предложить только частичное ответы на вопросы о том, как у лиц, злоупотребляющих наркотиками, развиваются предпочтения в отношении наркотиков и какие смысл таких предпочтений. Важно учитывать социальную а также физический окружающий контекст злоупотребления психоактивными веществами. То есть, какие наркотики наиболее доступны в сообществе человека и какие его коллеги и сотрудники также оказывают сильное влияние на пользователя предпочтение наркотиков.

Кристал предлагает две возможные теории этиологии злоупотребления психоактивными веществами. расстройства. Один основан на концептуализации объектных отношений. В этом теории, злоупотребляющий веществами воспринимает это вещество как основное материнский объект.

Лицо, злоупотребляющее психоактивными веществами, относится к тому же дезадаптирующему веществу. паттерны отношений, которые она испытала в процессе развития с матерью. Вторая теория фокусируется на аффективных расстройствах человека, злоупотребляющего психоактивными веществами. функции, известные как алекситимия .Считается, что люди с алекситимией не осознают когнитивные аспекты состояния чувств. Вместо этого они испытывают дискомфортное глобальное состояние напряжение в ответ на все аффективные раздражители. Таким образом они стремятся облегчить это дискомфорт от веществ.

Макдугалл рассматривает злоупотребление психоактивными веществами как психосоматическое расстройство. Это способ справиться с бедствием, которое включает в себя экстернализацию и физическое воплощение того, что по сути психологическое расстройство. Злоупотребление психоактивными веществами является привычное использование экстернализирующей защиты от болезненных или опасных влияет.Макдугалл предполагает, что эти болезненные аффекты являются ответом на глубокая неуверенность в своем праве на существование, свое право на отдельное личность, и право контролировать пределы своего тела и поведение. Злоупотребление наркотиками — это часть «ложного я», которое человек создает, чтобы отогнать эти болезненные чувства.

Некоторые критики утверждали, что основное ограничение этих психоаналитических теории состоит в том, что они не делают поправки на биологические основы расстройства, связанные со злоупотреблением психоактивными веществами (Бабор, 1991).Однако современные теоретики психоанализа признают что биология играет роль в поведении, связанном со злоупотреблением психоактивными веществами. Но без ответа остается вопрос, являются ли биологические или психологические факторы во-первых: почему человек начинает употреблять психоактивные вещества? Аналитический концепции полезны здесь, поскольку можно сказать, что они облегчают решение проблем, которые способствуют эмоциональному стрессу и помогают исследовать связь между моделями межличностного общения, эмоциями и содержанием злоупотреблять.

Левенсон и его коллеги предлагают такую ​​теорию (Levenson et al., 1997). Они описывают биопсихосоциальная концептуализация расстройств, связанных со злоупотреблением психоактивными веществами, которые могут часть, можно обратиться с помощью краткой психодинамической терапии. В этой модели вещество расстройства, связанные с злоупотреблением, особенно трудно поддаются лечению, потому что, в отличие от других психологические расстройства, возникает «первичное побуждение» к злоупотреблению психоактивными веществами — побуждение, которое может иметь приоритет над всеми остальными аспектами жизни. Более того, симптом (злоупотребление психоактивными веществами) часто считается для клиента приятным, в отличие от симптомов других психологических расстройств (например, тревога или депрессия).Таким образом, «[психодинамическую] терапию следует рассматривать как часть общего плана лечения, который включает в себя какой-либо препарат консультирование и, возможно, другие вмешательства, такие как лекарства и семейная терапия »(Levenson et al., 1997, стр. 125).

Интеграция психодинамических концепций в субстанцию Лечение жестокого обращения

Многие концепции и принципы, используемые в психодинамической терапии с клиенты, страдающие расстройствами, связанными со злоупотреблением психоактивными веществами, похожи на тех, кто используется с клиенты с другими психическими расстройствами.Однако большинство терапевтов соглашаются что люди с расстройствами, связанными со злоупотреблением психоактивными веществами, составляют особую популяция — та, которая часто требует большей структуры и комбинированного лечения подход, если лечение должно быть успешным. Чтобы эффективно лечить эти клиентов, важно объединить навыки в предоставлении модели терапия со знанием общих факторов в лечении психоактивных веществ расстройства злоупотребления. К ним относятся знания фармакологии и эффекты интоксикации и отмены наркотиков, знакомство с субкультура наркомании и с зависимым от них образом жизни, и знание программ самопомощи.Это также помогает чувствовать себя комфортно во время работы с наркозависимыми и за свой терапевтический стиль, чтобы выразить согласие и сочувствие к клиенту. При модификации психотерапии SE для использования с клиентов с расстройствами, связанными со злоупотреблением психоактивными веществами, Луборски и его коллеги определили определенные акценты, которые особенно важны (Люборский и др., 1977, 1989). Эти акценты, перечисленные ниже, актуальны для применения других видов психотерапии клиентов, зависимых от психоактивных веществ.

  • Терапевту требуется много времени и энергии, чтобы ввести и вовлечь клиента в лечение.

  • Цели лечения должны быть сформулированы заранее и сохранены в зрение.

  • Терапевт должен уделять особое внимание развитию хорошего терапевтический альянс и поддержка клиента.

  • Терапевт должен быть в курсе соблюдения клиентом общая программа лечения (если клиент участвует в комплексная программа лечения). Сюда входят такие вещи, как посещаемость клиента на всех этапах программы, подача на регулярный анализ мочи и прием любых лекарственных препаратов.

  • Если клиент получает заместительную терапию, например метадоновая поддерживающая терапия, следует обращать внимание на время суточная доза клиента и когда, в зависимости от дозировки, клиент считает, что терапия проводится лучше всего.

Терапевты, чьи ориентации не являются психодинамическими, могут все же найти эти полезные техники и подходы. Терапевты, подходы которых психодинамики будут более успешными, если они также будут знать общие факторы в лечении расстройств, связанных со злоупотреблением психоактивными веществами, и поведения психотерапия таким образом, чтобы дополнять полный спектр услуг, которые клиенты с расстройствами, связанными со злоупотреблением психоактивными веществами, получают относительно полный программа.

Модели краткой психодинамики Терапия

Кратко представлены десять основных подходов к краткосрочной психодинамической психотерапии. резюмируется в этом разделе (для более подробной информации см. Crits-Christoph and Barber, 1991). Эти подходы различаются в зависимости от того, в какой степени они используют выразительные или поддерживающие техники, ориентированные на острые или хронические проблемы, имеют цель симптоматическое изменение или изменение личности, и обратите внимание на интрапсихические или межличностная динамика.

Межличностная психотерапия включена, потому что это одна из важных и лучше изучены терапевтические подходы к лечению расстройств, связанных со злоупотреблением психоактивными веществами.Некоторые считают ее психодинамической моделью, но есть противоречивые мнения по этому поводу. Этот список не является исчерпывающим; многие другие, возможно, менее удачные известно, подходы или модификации этих подходов не упоминаются. Много из этих подходов были разработаны на основе клинического опыта, а некоторые не являются хорошо исследованы, если они вообще исследованы. суммирует длину лечение, фокус и основные техники различных моделей краткой психодинамической терапия.

Таблица

Рисунок 7-2: Краткая психодинамическая терапия.

Ограниченная во времени психотерапия Манна (TLP)

Цель лечения в TLP — максимально уменьшить негативное представление о себе через решение центральной проблемы (Mann, 1991). Симптомы уменьшаются или устраняется как побочный продукт процесса. TLP работает через два основных компонента лечения: определение терапевтом центральной проблемы и установка даты прекращения в начале лечения. Центральный проблема всегда концептуализируется с точки зрения хронических и в настоящее время терпел боль, возникшую в результате болезненного жизненного опыта.Эта боль является частным эмоциональным заявлением о том, что клиент думает о сам. Изменения происходят через выявление и исследование болезненные чувства к себе и чувство потери окружающее прекращение. Эта модель имеет установленную длину обработки 12 сессий и способствует проработке вопросов прекращения.

Кратковременное беспокойство Сифнеоса, вызывающее беспокойство Психотерапия (STAPP)

STAPP — это целенаправленная психотерапия, которая обычно практикуется в 12 лет. до 15 сеансов, а иногда и меньше (Nielsen, Barth, 1991).Во время первого сеанса терапевт и клиент соглашаются на четкую психодинамическую направленность, скорее как договор лечения. Фокусы, которые лучше всего реагируют на STAPP, не решены. Эдиповы конфликты, но также могут быть потеряны, проблемы разлуки и горе. приемлемо. Изменения происходят благодаря тому, что клиент учится разрешать эмоциональная основная проблема, по сути, решение проблем. Решение проблемы способствует чувству благополучия и соответствующим положительным изменениям в отношение.

Интенсивная краткосрочная динамика Даванлоо Психотерапия (ISTDP)

В ISTDP терапевтические техники используются для провокации эмоциональных переживаний. и, таким образом, облегчить корректирующие эмоциональные переживания или позитивное воспроизведение в терапии прошлых конфликтных отношений (Laikin et al., 1991). Приходят перемены об осознании этих прошлых неразрешенных конфликтов через интенсивные эмоциональные переживания, переживать их более познавательно, и связывание их с текущими симптомами и проблемными моделями межличностного общения. Широкое использование анализа отношений переноса также помогает довести неразрешенные конфликты до сознания клиента, чтобы они затем можно исследовать и разрешить.

SE Психоаналитическая психотерапия

Данная модель динамической терапии может предлагаться как открытая, так и ограниченный по времени подход (Люборский, 1984; Люборский и Марк, 1991).Термин «поддерживающий» относится к методам, направленным на прямое поддержание уровня функционирования клиента, то есть «поддерживая» клиента. Термин «выразительный» относится к техникам, которые намереваются облегчить клиенту выражение проблем и конфликтов и их понимание. Терапевты, использующие этот подход, будут

  • Создайте хороший терапевтический альянс

  • Сформулируйте центральные паттерны взаимоотношений и отреагируйте на них

  • Понять и отреагировать на то, как симптом вписывается в центральную модель взаимоотношений

  • Обращайте внимание на беспокойство по поводу разлуки и отвечайте на него (терапия прекращение)

  • Делайте интерпретации, соответствующие уровню клиента осведомленности

  • Признать потребность клиента проверить терапевтические отношения (в терминах переноса)

  • Обозначьте симптомы как решение проблемы или попытки справиться

Изменения происходят благодаря трем лечебным факторам: положительная помощь отношения, достижения в самопонимании и усвоение этих прибыль.

Подход Вандербильта к динамике, ограниченной по времени Психотерапия (TLDP)

Основная цель этой терапии — способствовать положительным изменениям в межличностное взаимодействие, которое затем окажет благотворное влияние на более ограниченные симптомы (Binder и Strupp, 1991). Межличностные проблемы концептуализируются в конкретный формат, названный «циклический дезадаптивный паттерн», который включает четыре категории информации:

  • Действия себя по отношению к другим

  • Ожидания относительно реакций других

  • Действия других по отношению к себе

  • Действия себя по отношению к себе (интроекция)

Теория изменение в том, что терапия — это набор межличностных транзакций через которую клиент учится, а затем может изменить неадаптивный межличностные модели в ее жизни.Анализ переноса отношения и терапевтические отношения как модель для более здорового отношения — важные составляющие терапии.

Краткосрочная динамическая терапия стрессовой реакции Синдромы

Этот подход к краткой динамической терапии был разработан для использования с клиентами, которые имеют дело с недавними стрессовыми событиями, такими как травматический опыт или смерть любимого человека (Горовиц, 1991). Терапевт устанавливает рабочий альянс с клиентом а затем, используя методы, соответствующие душевному состоянию клиента, и процессов управления, помогает клиенту интегрировать жизненное событие и его смысл в его схему (схема — это способ понять себя в отношение к другим).Терапевт способствует этому процессу интеграции и понимание, сосредоточив внимание, исправив искажения, сделав связи и противодействие защитному избеганию. Для исследования эта модель предлагается в качестве терапии из 12 сеансов, но также может использоваться в качестве неограниченного терапия в клинической практике.

Краткая адаптивная психотерапия (BAP)

BAP — это краткосрочная аналитическая модель, разработанная для лечения клиентов с расстройства личности, хотя это применимо и к другим группам клиентов также (Pollack et al., 1991). Теория изменений заключается в том, что через когнитивное и эмоциональное понимание истоков и действий дезадаптивного паттерна, клиент может изменять и создавать более адаптивные модели. Используемые методы включают: поддержание фокуса, много работы над переносом и высокий уровень активность со стороны терапевта. Основная дезадаптивная модель — это межличностный паттерн, и он исследуется в настоящем, в прошлом и в отношениях клиент-терапевт. Эти три области неоднократно связаны друг с другом.Максимальное количество предлагаемых сеансов — 40, что Поллак и его коллеги отмечают, что это больше, чем некоторые другие краткие модели. из-за более высокого уровня психопатологии клиентов.

Динамическая поддерживающая психотерапия

Поддерживающая терапия широко практикуется клинически, но исторически определяется главным образом отсутствием выразительных или интерпретативных компонентов психоаналитические методы лечения (Пинскер и др., 1991). Он развился как психодинамическая терапия, используемая для менее функционирующие или более хрупкие клиенты, для которых экспрессивная работа терапия может быть слишком мучительной.У терапевта есть связная психодинамическая формулировка клиента, но разделяет его только части в предполагаемом порядке чтобы способствовать адаптивному функционированию клиента. Цели поддерживающей терапии должны облегчить симптомы и поддерживать, восстанавливать или повышать самооценку, адаптивные навыки и функция эго. Изменения происходят от обучения и от идентификация или интроекция принимающего терапевта, с которым у клиента хорошие отношения. Используемые методы включают сокращение беспокойство, уважение к защите, разъяснение, ограничение конфронтации и интерпретация, повышение самооценки, переосмысление, поддержка, консультирование и моделирование.

Самопсихологический подход

Существенные аспекты теории самопсихологии (Baker, 1991) включают следующее:

  • Эмпатия

  • Концепция Я-объекта

  • Важность Я в мотивирующем поведении

  • Роль симптомов как способа восстановления клиента сплоченность

В этом кратком подходе к самопсихотерапии одна или две цели заключаются в следующем: устанавливаются совместно на начальных сессиях.Продолжительность Обычно курс лечения составляет от 20 до 30 сеансов, при необходимости — меньше или больше. А Я-объект — это что-то или кто-то еще, переживаемый и используемый, как если бы они были частью самого себя (Бейкер, 1991). Например, ребенок зависит от родительской любви и похвала для развития чувства собственного достоинства и самоуважения. Таким образом, дочерний элемент усваивает часть родителя как самобъект. Теория изменение состоит в том, что понимание, сопровождаемое интерпретацией, ведет к изменению. Успех в терапии требует, чтобы дисфункциональные интрапсихические структуры были изменены и / или добавлены новые компенсирующие конструкции.

Межличностная психотерапия (IPT)

ИПТ изначально разрабатывалась как ограниченная по времени еженедельная психотерапия для небиполярные, непсихотические, депрессивные клиенты (Klerman et al., 1984). С тех пор это было резюмировано в руководстве по исследованиям и модифицированы для лечения других типов депрессия (дистимия), другие группы населения (подростки и супружеские пары) и другие проблемы (злоупотребление психоактивными веществами и булимия). Цели этого подход заключается в первую очередь в уменьшении симптомов и улучшении межличностных отношений. функционирует.К основным методам относятся следующие:

  • Проблема явно диагностируется, и клиенту дается «больная» роль.

  • Клиент осведомлен о проблеме, ее причинах и доступные методы лечения.

  • Межличностный контекст проблемы и ее развитие идентифицированы.

  • Стратегии работы с межличностным контекстом появляются и пробует клиент (устранение проблем).

Другие исследования

В дополнение к поддерживающе-экспрессивной психотерапии, как IPT, так и MGDT были изучены в качестве методов лечения расстройств, связанных со злоупотреблением психоактивными веществами.

ИПТ оценивалась как дополнительное лечение метадона полного цикла клиника (Rounsaville et al., 1983). Это был совместный исследовательский проект, параллельный исследованию Вуди и коллегами (Woody et al., 1983). Семьдесят два субъекта с метадоновой зависимостью от опиатов, которым был поставлен диагноз с психическим расстройством (например, депрессией) были случайным образом отнесены к одному из два режима лечения продолжительностью 6 месяцев каждое. Было предложено лечение IPT. один раз в неделю и низкий уровень контактов, состоящий из одной 20-минутной встречи в месяц, когда были рассмотрены симптомы и социальное функционирование.Обе группы также получили лечение как обычно в программе поддерживающей метадоновой терапии, которая включала еженедельное 90-минутный сеанс группового консультирования. Основные выводы заключались в том, что это было чрезвычайно сложно привлекать и удерживать клиентов в программе, и это хотя оба лечения были связаны со значительными клиническими улучшениями в течение 6-месячного периода практически не было преимуществ IPT перед низкими контакт. Это исследование было проведено в программе, в которой клиенты были отстранены после 3 месяца, если они продолжали употреблять запрещенные наркотики, что обеспечило мощный поведенческое вмешательство.В контрольной группе клиенты были вынуждены преуспевать. или выйти из программы.

Второе исследование (Carroll et al., 1991) сравнивали IPT с профилактикой рецидивов (RP), когнитивно-поведенческой терапией (Marlatt and Gordon, 1985) для лечение амбулаторных клиентов, употребляющих кокаин. В этом исследовании оценивалась эффективность из 12 сеансов еженедельной индивидуальной психотерапии, без дополнительных фармакотерапия, как единственное лечение для 42 пациентов, которые были случайным образом назначен либо IPT, либо RP. Показатели отсева были значительно выше для IPT, чем для RP, только 38 процентов из них в IPT по сравнению с 66 процентами пациенты с РПЖ, завершившие 12-недельный курс лечения (Rounsaville and Carroll, 1993).По большинству критериев исхода не было значительных различий между двумя условиями лечения; оба были связаны с благоприятными исходами. Однако для клиентов с более тяжелыми психиатрические симптомы или более серьезное употребление наркотиков, те, кто получил RP, были более скорее воздержатся, чем те, кто получил ИПТ. Клиенты с более тяжелым расстройства, связанные со злоупотреблением психоактивными веществами, могут потребовать большей структуры и направления предложенный подходом предотвращения рецидивов (Rounsaville and Carroll, 1993). Это полностью соответствует наблюдение, что вмешательства, ориентированные на психоактивные вещества, возможно, являются оптимальными подход к лечению расстройств, связанных со злоупотреблением психоактивными веществами (Strain, 1999).На основании довольно скромного эмпирического поддержки, Rounsaville и Carroll предположили, что роль IPT в лечении расстройств, связанных со злоупотреблением психоактивными веществами, могут быть следующие:

  • Для введения клиентов в курс лечения

  • Для лечения клиентов с более низким уровнем злоупотребления психоактивными веществами

  • Для лечения клиентов, которым не помогли другие методы лечения

  • В дополнение к другим текущим методам лечения

  • Чтобы помочь клиентам сохранить и закрепить прибыль после установление стабильного воздержания

Ханциан и его коллеги разработали MGDT для устранения характерологических основы расстройств, связанных со злоупотреблением психоактивными веществами (Khantzian et al., 1990). У группы четыре основные цели:

  1. Развитие толерантности к аффектам

  2. Формирование самооценки

  3. Обсуждение и улучшение межличностных отношений

  4. Разработка соответствующих стратегий самопомощи

Этот подход показал эффективность для злоупотребления в исследованиях, но исследования не были сравнительный, поэтому неизвестно, насколько эффективен этот подход по сравнению с другие подходы.

Расширение психотерапии нейробиологическими методами: текущее состояние и будущие направления — FullText — Нейропсихобиология

Аннотация

Справочная информация: Психотерапия и фармакотерапия — это методы лечения психических расстройств первой линии. Несмотря на недавние улучшения, только около 50% пациентов достигают стойкой ремиссии, что указывает на необходимость новых разработок. Основная концепция, выдвинутая в этом систематическом обзоре и статье с гипотезами, — это целевое совместное применение определенных нейробиологических вмешательств и конкретных психотерапевтических техник. Методы: Мы провели систематический поиск в литературе рандомизированных контролируемых испытаний, сравнивающих эффективность расширенной психотерапии и только психотерапии. Результаты: Тридцать пять испытаний соответствовали критериям включения. В большинстве (29 испытаний) использовались стратегии увеличения, такие как D-циклосерин, йохимбин или сон, для усиления эффектов экспозиционной терапии при тревожных расстройствах. В меньшем количестве исследований изучалась неинвазивная стимуляция мозга с целью улучшения когнитивного контроля, психоделические соединения с целью усиления экзистенциально ориентированной психотерапии и окситоцин для улучшения социальной коммуникации во время психотерапии.Результаты демонстрируют небольшой эффект увеличения для усиления экспозиционной терапии, однако некоторые исследования показали отрицательные результаты. Другие методы менее изучены, и результаты неоднозначны. Выводы: Этот подход обеспечивает открытую матрицу для дальнейших исследований и может систематически направлять будущие исследования.

© 2021 S. Karger AG, Базель


Введение

Психические расстройства являются одними из самых распространенных и ухудшающих расстройств во всем мире [1].Текущие рекомендации по лечению включают фармакотерапию и психотерапию в качестве лечения первой линии (например, [2]). Тем не менее, несмотря на некоторый прогресс, менее половины пациентов достигают стойкой ремиссии при использовании стандартных методов лечения, что указывает на необходимость новых разработок [1].

Эта работа направлена ​​на дальнейшее продвижение концепции систематических исследований для нейробиологического расширения психотерапии. Сначала мы суммируем текущие разработки в нейробиологии и психотерапии и проиллюстрируем, что, несмотря на некоторые улучшения, их взаимодействие по-прежнему характеризуется идеологической и методической дистанцией.Тем не менее, основные нейробиологические разработки не имеют прямого отношения к психотерапии, и современные стандартные пакеты психотерапевтического лечения имеют в основном широкие и недостаточно определенные нейробиологические механизмы, ограничивающие возможность целенаправленного улучшения. Основная концепция, выдвинутая в этой работе, — это целевое совместное применение определенных нейробиологических вмешательств и конкретных психотерапевтических техник. Примером может служить усиление воздействия и предотвращение реакции, золотой стандарт психотерапевтического лечения тревожных расстройств, с помощью агониста рецепторов NMDA D-циклосерина, который способствует обучению подавлению страха [3, 4].Мы стремимся предоставить повестку дня для будущих исследований аугментации и потенциального клинического внедрения.

Текущие нейробиологические исследования

Недавней и широко признанной основой для исследований в области психического здоровья является концепция критериев области исследования (RDoC) Американского национального института психического здоровья (NIMH). Здесь структура RDoC используется в качестве примера для определения основных нейробиологических областей психического здоровья. Целью RDoC является определение основных областей психического функционирования и лежащих в их основе нейробиологических механизмов за пределами диагностических категорий [5].Это мотивировано опытом того, что описательный подход текущих версий Международной классификации болезней (МКБ-10) и Американского диагностического и статистического руководства (DSM-5) внес вклад в клинически важные и широко признанные диагностические категории, а также в опыт того, что эти категории составляют неоднородные совокупности психических функций и плохо соотносятся с нейробиологическими механизмами. RDoC определяет 6 основных областей психического функционирования, то есть системы отрицательной и положительной валентности, когнитивные системы, социальные процессы, системы возбуждения и сенсомоторные системы.Эти области описаны в матрице на разных уровнях анализа, а именно, гены, молекулы, клетки, цепи, физиология, поведение, самооценка и парадигмы. Следуя размерному, а не категориальному подходу, эта концептуализация может позволить лучше охарактеризовать нейронные механизмы и способствовать более персонализированной медицинской помощи посредством индивидуальной характеристики функционирования в 6 областях. Однако RDoC был разработан с точки зрения нейробиологии и, как и многие другие разработки нейробиологии, не обеспечивает прямой связи с психотерапией.

Текущие исследования психотерапии

Психотерапия подразделяется на различные школы, наиболее известными из которых являются психодинамическая психотерапия и (когнитивная) поведенческая терапия [6]. Другие психотерапевтические школы включают системную психотерапию [7] и психотерапию, ориентированную на человека [8]. Новые психотерапевтические подходы, использующие такие концепции, как (само) принятие и внимательность, например, терапия принятия и приверженности [9] и когнитивная терапия, основанная на внимательности [10], относятся к так называемой «третьей волне поведенческой терапии».«Характеристики психодинамической психотерапии — это предположение о том, что инсайты имеют решающее значение для терапевтического успеха, цель привнесения бессознательного содержания в сознание, идентификация предполагаемых защитных механизмов и сосредоточение внимания на ранних формирующих переживаниях. Характеристики поведенческой терапии являются основой теории обучения: выявление причин и последствий поведения, предположение о том, что поведенческие и когнитивные изменения имеют решающее значение для терапевтического успеха, и сосредоточение внимания на текущих условиях, а не на раннем опыте.В то время как эти две основные школы традиционно воспринимались как разделенные и в значительной степени несовместимые, более поздние разработки, такие как схемотерапия и система когнитивно-поведенческого анализа психотерапии, успешно сочетают аспекты обоих подходов.

Независимо от различий между школами, можно предположить, что эффективная психотерапия приводит к некоторым долгосрочным изменениям внутреннего опыта и моделей взаимодействия с окружающей средой и, следовательно, возникает из функциональных и структурных (т.э., нейропластические) изменения в головном мозге. Исследования на животных подтверждают точку зрения, что поведенческие вмешательства, такие как воздействие страха, играют решающую роль в реорганизации нейронных сетей [11]. В поддержку этой точки зрения психотерапия оказывает на мозг измеримые эффекты, которые частично напоминают эффекты успешной фармакотерапии [12, 13]. Эти эффекты включают изменения активности в ключевых областях мозга при различных расстройствах, такие как снижение метаболизма в хвостатом ядре после психотерапии у пациентов с обсессивно-компульсивным расстройством (ОКР) и снижение активности миндалины после экспозиционной терапии у пациентов с тревожными расстройствами [13].Следуя этим линиям, психические расстройства можно концептуализировать как изменения в функционировании нейронной сети, а нейропластические изменения в головном мозге можно рассматривать как последний общий путь воздействия лечения. Это открывает возможность использовать стратегии нейробиологического увеличения для улучшения психотерапии. Тем не менее, большинство психотерапевтических вмешательств разрабатываются и применяются без особого учета основных нейронных процессов. Низкое внимание к психотерапии в неврологии и наоборот все еще ограничивает прогресс в направлении систематического нейробиологического расширения психотерапии.

Предыдущие подходы к интеграции нейробиологии и психотерапии

Идея выявления нейронных коррелятов психических процессов и улучшения психического здоровья с помощью нейробиологических вмешательств является давней. По крайней мере, с 19-го века стало ориентироваться на перенос новых нейробиологических открытий в области психического здоровья. Зигмунд Фрейд, например, начал с интереса к функции и структуре мозга. Тем не менее, нейробиологических знаний в то время было в значительной степени недостаточно для измерения или изменения индивидуальных психологических переживаний.Позже Фрейд перешел к развитию психоанализа [14], который, так же как и поведенческая терапия [15], а позже и когнитивно-поведенческая терапия, развивались в значительной степени без прямого обращения к нейробиологии. В свою очередь, параллельные достижения в биологической психиатрии, например в психофармакологии, изначально не имели отношения к психотерапии. Более того, некоторые плохо проработанные концепции в области психотерапии и некоторые биологические вмешательства, от которых сегодня законно отказались, такие как лоботомия (т.е. нейрохирургическое рассечение соединений от и до лобной коры головного мозга, за которое Антонио Э. Мониц получил Нобелевскую премию по физиологии и медицине в 1949 году), увеличило расстояние между полями.

Австрийский психолог Хуберт Рорахер, критиковавший психоанализ, а также бихевиоризм, был одним из первых, кто постулировал, что понимание нейрофизиологии является предпосылкой успешного научного исследования психических процессов [16]. Нильс Бирбаумер, бывший стажер Рорахера, расширил эту работу, например, описанием нейронных коррелятов эмпатии и нейробиоуправления [17, 18].Исследователь психотерапии Клаус Грейв ввел термин «нейропсихотерапия» [19]. Он представил новую форму психотерапии в разных школах, основываясь на предположении, что психотерапия вызывает формирование новых и более адаптивных воспоминаний и вызывает нейропластические изменения в мозге. Нейробиолог Эрик Кандел, получивший Нобелевскую премию за свою работу по основным механизмам синаптической пластичности в наутилусе , Aplysia californica , в студенческие годы проявлял большой интерес к психоанализу.Позже он объединил эти области и потребовал смены парадигмы, требуя, чтобы психотерапия подкреплялась глубоким пониманием ее нейробиологических механизмов [20, 21].

В последнее время исследования в области психотерапии начали смещаться в сторону нейробиологии с использованием таких методов, как нейровизуализация и эпигенетический анализ для прогнозирования и оценки терапевтических эффектов [22-24]. В то время как сейчас широко признано, что психотерапия оказывает значительное влияние на функцию мозга, улучшение психотерапевтических вмешательств на основе результатов нейробиологии все еще находится на ранней стадии, и кажется важным обеспечить более систематическую основу.

Дальнейшая интеграция нейробиологии и психотерапии

В этом разделе предлагается усовершенствованная концепция систематической интеграции нейробиологии и психотерапии (рис. 1). В частности, мы предлагаем (1) использовать RDoC психического функционирования в качестве примера нейробиологической основы в качестве справочного материала, (2) затем идентифицировать психотерапевтические методы, которые, как считается, соответствуют и изменяют эти области, и (3), наконец, привести примеры о том, как интегрировать их в систематические исследования увеличения и клинический перевод (рис.2). Другими словами, мы предлагаем распространить RDoC на психотерапию.

Рис. 1.
Рис. 2.

Схематическое изображение психотерапии, основанной на нейробиологии. Аннотации к рисункам: Левая часть рисунка иллюстрирует стандартный категориальный диагностический подход МКБ-10 и американского DSM-5. Недостатками этого подхода являются неоднородные категории / расстройства и плохое соответствие нейробиологическим концепциям и механизмам. Средняя часть рисунка иллюстрирует подход RDoC с основными областями психического функционирования и лежащими в их основе нейробиологическими механизмами за пределами диагностических категорий.Правая часть показывает идею повышения эффективности психотерапии с помощью нейроактивных соединений. Здесь d-циклосерин показан в качестве примера — другие подходы к увеличению обсуждаются в таблице 1 и в тексте. МКБ — Международная классификация болезней; DSM, диагностическое и статистическое руководство; RDoC, критерии исследовательской области; ПТСР, посттравматическое стрессовое расстройство; ОКР, обсессивно-компульсивное расстройство.

Следует отметить, что мы выбрали нейробиологию, а не психотерапию, в качестве ориентира, чтобы облегчить определение стратегий нейробиологического увеличения, основной цели нашей работы.В качестве ссылки мы используем систему RDoC как наиболее усовершенствованную в настоящее время нейробиологическую основу психического функционирования. Для психотерапии, насколько нам известно, в настоящее время не существует сопоставимой системы основных вмешательств. Это может быть связано со многими причинами, включая идеологические различия между школами и различия в терминологии, зависящие от школы, которые могут скрывать общность.

Методы

Было проведено семь поисков с целью выявления экспериментальных исследований, посвященных изучению эффекта нейробиологически усиленной психотерапии по сравнению с неавторизованной психотерапией в 7 областях функционирования, а именно: угроза / тревога, поощрение обучения, декларативная память, когнитивный контроль и т. Д. социальная коммуникация, сон и сенсомоторные системы.Поиски проводились в октябре 2020 года с помощью поисковой системы PubMed. Все поиски ограничивались контролируемыми экспериментами. Никаких ограничений относительно даты публикации не применялось.

Следующие термины искались отдельно:

  • («угроза» ИЛИ «тревога» ИЛИ «страх») И «психотерапия» И («нейро *» ИЛИ «мозг»)

  • «вознаграждение за обучение» И «психотерапия» И («нейро *» ИЛИ «мозг»)

  • «декларативная память» И «психотерапия» И («нейро *» ИЛИ «мозг»)

  • «когнитивный контроль» И «психотерапия» И («нейро *» ИЛИ «мозг»)

  • «социальная коммуникация» И «психотерапия» И («нейро *» ИЛИ «мозг»)

  • «сон» И «психотерапия» И («нейро * ИЛИ «мозг»)

  • «сенсомоторная система» И «психотерапия» И («нейро *» ИЛИ «мозг»)

Пять авторов (Э.H., E.T., C.L.S., M.W. и K.F.) просмотрели названия и, если применимо, отрывки и полные тексты потенциально подходящих исследований. Соответствующие данные для сводной таблицы (Таблица 1) были извлечены из полных текстов выбранных исследований. Сомнения обсуждались вместе с первым автором (EH) и последним автором (CN) и разрешались консенсусом.

Таблица 1.

Резюме включенных исследований [25-27, 29-59]

Применялись следующие критерии включения для первичных исследований:

  • первичное исследование (без обзора, метаанализа, комментариев и т. Д.)),

  • экспериментальное исследование по крайней мере с 2 группами (расширенная и не расширенная психотерапия),

  • исследование эффекта психотерапевтического вмешательства,

  • сочетание психотерапевтического вмешательства с какой-либо (нейробиологической) стратегией усиления (определение стратегии аугментации: нейробиологическое увеличение должно взаимодействовать с психотерапией. Его цель — улучшить психотерапевтический процесс, а не непосредственно тяжесть симптомов.) и

  • публикация на английском или немецком языке.

В процессе извлечения данных из всех включенных исследований вручную были извлечены следующие переменные: авторы, год публикации, общее количество участников в обеих / всех группах, вмешательства в экспериментальных условиях (психотерапевтическая техника и стратегия увеличения), вмешательства в контрольное состояние (обычно психотерапевтическая техника и плацебо), основные результаты, сводка основных результатов (положительный результат [зеленый], отрицательный результат [красный] или смешанный / неубедительный [желтый]).

Результаты

Поток исследований во время поиска, просмотра заголовков и полнотекстового просмотра подробно показан на Рисунке 1. В результате 7 поисков вместе было получено 1730 записей, в том числе 1320 для угрозы / беспокойства, 3 для обучения с вознаграждением, 10 для декларативная память, 48 для когнитивного контроля, 10 для социального общения, 399 для сна и 0 для сенсомоторных систем. В обзор были включены тридцать пять исследований, которые подробно описаны в таблице 1; это были 29 по угрозе / тревоге, 3 по обучению за вознаграждение, 2 по когнитивному контролю и 1 по социальному общению.По остальным доменам исследования не проводились. В следующих параграфах будут обобщены основные результаты по каждой области, в которую включены исследования (рис. 2).

Угроза / тревога

Можно выделить две реакции на угрозу: страх, нормальная реакция на реальную угрозу, которая является адаптивной, поскольку она активирует защитную систему организма, и тревогу, реакцию на потенциальную, неоднозначную или неопределенную угрозу, которая часто менее адаптивен и, когда он чрезмерен, связан с тревожными расстройствами.Тревожные расстройства характеризуются чрезмерной тревогой по отношению к определенному стимулу, озабоченностью этим стимулом и попытками избежать конфронтации [60]. Воздействие с предотвращением реакции — золотой стандарт психотерапии тревожных расстройств [61]. Усиленное воздействие с предотвращением реакции было исследовано у пациентов со специфической фобией (чрезмерный страх высоты, пауков, змей и т. Д., 13 исследований), паническим расстройством (3 исследования), социофобией (2 исследования), посттравматическим стрессовым расстройством (ПТСР, посттравматическое стрессовое расстройство). 7 исследований), ОКР (3 исследования) и тревожность в контексте опасных для жизни соматических заболеваний (1 исследование).Вероятно, лучше всего охарактеризованной стратегией увеличения является введение агониста рецептора NMDA D -циклосерина для устранения страха (13 исследований). Если предположить, что дезадаптивное обучение является основой чрезмерного страха и тревоги, психотерапия тревоги может быть понята как адаптивное поведенческое обучение. Обоснование экспозиционной терапии состоит в том, чтобы неоднократно сталкивать пациента со стимулами, вызывающими страх, с целью постепенного уменьшения страха, что тесно связано с исчезновением страха на поведенческом уровне [62].С нейробиологической точки зрения, долгосрочное синаптическое потенцирование (ДП), стойкое увеличение синаптической силы, является основным молекулярным коррелятом поведенческого обучения [63]. LTP в боковой миндалине, который зависит от рецептора NMDA, может быть усилен агонистом рецептора NMDA D-циклосерином [64]. У крыс системное и интра-миндалевидное введение D-циклосерина улучшает исчезновение страха [65]. Следует отметить, что исчезновение страха на молекулярном уровне является результатом не исчезновения первоначального следа страха, а консолидации нового следа памяти безопасности.Сам по себе D-циклосерин не оказывает анксиолитического действия, а постоянное введение D-циклосерина без психотерапии неэффективно [66]. Эффективность увеличения D-циклосерина в опубликованных в настоящее время исследованиях неоднозначна — при определенных фобиях, панических расстройствах и посттравматическом стрессе в некоторых исследованиях наблюдался значительный эффект увеличения, а в других — нет (таблица 1). Эффективность, по-видимому, не зависит от дозировки, поскольку в нескольких исследованиях пробовали разные дозировки от 50 до 500 мг и не обнаружили дозозависимого эффекта.При ОКР все 3 включенных исследования не выявили значительного эффекта увеличения — в одном, однако, была указана тенденция к значимости [51], а в другом был обнаружен значительный эффект в подгруппе пациентов без лекарств [50].

В других исследованиях другие вещества и методы были исследованы с сопоставимой целью, а именно, усиление обучения вымиранию в процессе воздействия с предотвращением реакции. Это были агонист норадреналина йохимбина гидрохлорид (3 исследования специфической фобии, одно посттравматическое стрессовое расстройство), глюкокортикоиды кортизол и дексаметазон (2 исследования специфической фобии и одно посттравматическое стрессовое расстройство) и сон (2 исследования специфической фобии и социальной тревожности).Подобно D-циклосерину, эффекты были смешанными, с некоторыми значительными и некоторыми незначительными исследованиями.

В небольшом количестве исследований были изучены другие подходы, помимо увеличения обучения по устранению страха. Одним из таких подходов является усиление экспозиционной терапии повторяющейся транскраниальной магнитной стимуляцией. Обоснование этой стратегии увеличения заключается в повышении активности префронтальной коры во время или сразу после экспозиционной терапии. Увеличение транскраниальной магнитной стимуляции было успешным в одном исследовании при специфической фобии [28], а в другом — при посттравматическом стрессовом расстройстве [45].Другой подход — введение окситоцина во время экспозиционной терапии с целью повышения эффективности за счет усиления нейропластичности. Это было исследовано в одном исследовании конкретных фобий и не увенчалось успехом [25]. Наконец, 4 исследования изучали метилендиоксиметамфетамин (МДМА) или психоделический препарат диэтиламид лизергиновой кислоты (ЛСД) в качестве «катализаторов» психотерапевтического опыта, с идеей о том, что усиление социального подхода и снижение чувства тревоги могут облегчить психотерапевтический процесс.Все 4 исследования социального тревожного расстройства, посттравматического стрессового расстройства и тревожности, связанной с опасными для жизни заболеваниями, были в пользу этого подхода (таблица 1). В отличие от других рассмотренных подходов, МДМА и ЛСД сочетались не с воздействием с профилактикой реакции, а с поддерживающей психотерапией, которая была направлена ​​на помощь и успокоение пациентов в процессе их переживания после приема наркотиков. Расширенные сеансы в этих 4 исследованиях заняли намного больше времени, чем обычный сеанс психотерапии (8–10 часов плюс ночевка).

Вознаграждающее обучение

В отличие от угроз / тревог, которые относятся к системам отрицательной валентности в матрице RDoC, обучение с вознаграждением относится к системам положительной валентности. Обучение с вознаграждением описывает процесс, с помощью которого люди учатся предсказывать положительные результаты своего поведения. Это форма обучения с подкреплением, посредством которой изменяется поведение. Обучение с вознаграждением очень актуально при расстройствах, связанных с употреблением психоактивных веществ: в результате многократного приема определенного вещества, такого как алкоголь или наркотик, субъекты узнают, что такое потребление приводит к положительным ощущениям и / или отсутствию отрицательных чувств.В сочетании с другими особенностями, такими как быстрое проявление эффекта и толерантность, эти полезные эффекты учитывают потенциал зависимости от вещества.

Психотерапия для пациентов с расстройствами, связанными с употреблением психоактивных веществ, работает в основном через мотивационные процессы, контроль стимулов и подкрепление альтернативного поведения [67]. В двух исследованиях, проведенных одной и той же рабочей группой, консультирование детоксифицированных пациентов с героиновой зависимостью привело к значительно более высокому уровню воздержания в сочетании с одним сеансом экзистенциально ориентированной психотерапии с использованием кетамина.Возможные механизмы действия включают эффект кетамина, снижающий тягу, его влияние на нейропластичность или эффект самого психоделического опыта [55]. Точный механизм действия пока не известен. Другой подход к усилению, изученный в одном исследовании, — это усиление воздействия сигнала (т. Е. Воздействия желаемого вещества без его приема) с помощью D-циклосерина. Здесь предполагаемый механизм действия аналогичен описанному ранее для тревожных расстройств, а именно усиление угасающего обучения.Одно исследование воздействия на никотиновую зависимость, усиленного D-циклосерином, дало смешанные результаты (положительный эффект на физиологию, но не на поведение) [56].

Когнитивный контроль

Когнитивный контроль — это критический процесс, необходимый для целенаправленного поведения. Это необходимо, когда привычных стратегий недостаточно в качестве реакции на новую или неясную ситуацию, или когда необходимо выбрать подходящий ответ из конкурирующих альтернатив, например, в случае мотивационных конфликтов.Эта функция нарушена у пациентов с различными психическими расстройствами [68, 69]. Содействие когнитивному контролю и когнитивной гибкости является целью психотерапии, которая явно нацелена, например, на терапию принятия и приверженности с помощью метафор и поведенческих экспериментов [9]. Можно предположить, что когнитивный контроль играет роль в различных психических расстройствах. Исследования нейровизуализации показали, что когнитивный контроль, по крайней мере частично, зависит от изменений активности в префронтальных областях коры [70].Интервенционные подходы, которые управляют нервной возбудимостью, например, с помощью транскраниальной стимуляции постоянным током (tDCS), метода неинвазивной стимуляции мозга, который использует постоянный электрический ток для модуляции потенциалов нейронных мембран, могут иметь потенциал для улучшения когнитивного контроля [71, 72] . Расширенная психотерапия с целью улучшения когнитивного контроля была исследована в 2 исследованиях большой депрессии. В обоих исследованиях использовалась tDCS над префронтальной корой во время когнитивной тренировки.В то время как Сегрейв и др. [57] обнаружили эффект увеличения, Brunoni et al. [58] не обнаружили эффекта от подобного протокола.

Социальные процессы

Социальные процессы, то есть опыт и поведение человека в межличностных ситуациях, критически важны для выживания (например, отношения между младенцем и родителями), нарушаются при многих психических расстройствах и влияют на другие жизненно важные конструкции, такие как мотивация и вознаграждение (например, стремление к общественному принятию и признанию, а также предотвращение отторжения и угроз).Таким образом, эта конструкция RDoC имеет большое значение для психотерапии. Следует отметить, что в отличие от других конструкций RDoC, социальные процессы являются не только частым содержанием психотерапии (например, значимые межличностные отношения в прошлом и настоящем), но и напрямую влияют на сам психотерапевтический процесс, поскольку качество альянса между пациентом и терапевтом является важным определяющим фактором. терапевтического успеха [73]. На нейробиологическом уровне исследования на животных показали, что, например, нейропептид окситоцин, образующийся в паравентрикулярном ядре и супраоптическом ядре гипоталамуса и высвобождаемый, например, во время кормления грудью и сексуального поведения, способствует аффилированности и привязанности [74].Предлагаемый механизм этого эффекта был продемонстрирован на моногамных видах степных полевок: активация рецепторов окситоцина в прилежащем ядре во время взаимодействия с потенциальным партнером способствует активации дофаминергической системы вознаграждения, что приводит к длительной привязанности [75]. Напротив, у немоногамных (но во многом похожих) видов степных полевок плотность рецепторов окситоцина в прилежащем ядре снижена [76].

Модулирующие эффекты окситоцина на социальное поведение были также продемонстрированы у людей, такие как усиление выражения эмоций [77], снижение внимания к гневу по сравнению с счастливыми лицами [78], усиление реакции на социальное вознаграждение [79] и увеличение в просоциальном поведении [80] после применения окситоцина.Поскольку окситоцин может применяться интраназально у людей и на данный момент не имеет известных серьезных побочных эффектов, это открывает возможности для целевого использования в контексте психотерапии, например, с целью повышения реакции пациента на похвалу. и вознаграждать или увеличивать эффект обучения социальным навыкам. Интересно, что окситоцин можно применять пациентам и терапевтам с целью улучшения терапевтических отношений. Мы нашли одно исследование, в котором изучали эффект 40 международных единиц оцитоцина, вводимых интраназально, на увеличение продолжительности одного сеанса психотерапии у пациентов с депрессией [59].Авторы сообщают о смешанных результатах, таких как уменьшение невербального поведения, направленного на прекращение социальных контактов, повышение тревожности в течение сеанса и отсутствие влияния на поведение в целом.

Резюме

Нейробиологически усиленная психотерапия наиболее изучена при тревожных расстройствах. Здесь довольно тщательно исследуется усиление воздействия с предотвращением реакции с помощью соединений и методов, которые, как было показано, усиливают обучение устранению страха. Эффекты, однако, неоднозначны: в то время как некоторые исследования показали положительные результаты, такое же количество при сопоставимых подходах и дизайнах не обнаружило каких-либо дополнительных эффектов.Как правило, эффект увеличения для экспозиционной терапии оказывается незначительным. В будущих исследованиях необходимо изучить предикторы ответа и неответа и потенциально выявить подгруппы пациентов с тревожными расстройствами, для которых аугментация эффективна. Еще один многообещающий подход в этой области — усиление экзистенциально ориентированной психотерапии с помощью психоделиков. Здесь особенно важен тщательный мониторинг пациентов во время и после приема лекарств и возможные побочные эффекты, поскольку психоделические препараты могут вызывать серьезные побочные эффекты, особенно при передозировке.Следует отметить, что механизмы действия и воспроизводимость этих исследований в значительной степени неизвестны. Перспективными, но недостаточно изученными идеями аугментации являются усиление когнитивных тренировок с помощью tDCS над префронтальной корой и введение окситоцина с целью облегчения социальной коммуникации.

Обсуждение

В этом разделе обсуждаются потенциальные сильные стороны и ограничения, которые возникают из предложенного распределения психотерапевтических процессов по конструкциям RDoC.Систематическое расширение RDoC на психотерапию, обсуждаемое в этой статье, представляет собой новый способ интеграции установленных психотерапевтических методов и новых нейробиологических вмешательств. Наша работа дополняет наиболее широко признанную в настоящее время матрицу нейробиологических механизмов психического функционирования психотерапевтическими техниками и стратегиями улучшения. Этот подход прост, обеспечивает открытую матрицу для дальнейшего развития и имеет прямой потенциал для систематического руководства будущими исследованиями на здоровых людях и лицах с психическими расстройствами.Особая сила заключается в том, что цели лечения, которые хорошо охарактеризованы на различных биологических и поведенческих уровнях, могут быть изменены на месте с помощью определенных психотерапевтических методов и стратегий усиления. Некоторые аспекты делают психотерапию, основанную на RDoC, особенно подходящей для исследования эффективных факторов психотерапии, в первую очередь прямой и систематической интеграции нейробиологических и поведенческих показателей и акцента на отдельных терапевтических методах вместо комплексных лечебных пакетов.Модульная психотерапия соответствует последним достижениям психотерапии [81]. Здесь такие аспекты функционирования, как регулирование эмоций или социальное общение, имеющие большое значение для разных диагнозов, подвергаются общим психотерапевтическим вмешательствам. Это обеспечивает большую гибкость и индивидуальность терапевтического процесса, с одной стороны, и более прямое отнесение к нейробиологическим механизмам, с другой стороны.

Психотерапия, основанная на RDoC, таким образом, может направить будущие психотерапевтические исследования к более всесторонним исследованиям, исследуя ограниченные, четко определенные вмешательства и стратегии дополнения, с известным или предполагаемым воздействием на одну или несколько конструкций RDoC, на различных уровнях анализа, в образцы, включая здоровых, субклинических и ослабленных людей.Целенаправленное совместное введение психотерапевтических соединений, таких как D-циклосерин, может снизить необходимость в длительной фармакотерапии, например, антидепрессантами или снотворными, и связанных с ними побочных эффектов, таких как сексуальная дисфункция или зависимость, соответственно.

Еще одна сильная сторона — это потенциал персонализированной медицины / психотерапии. Некоторые нейронные характеристики, которыми (на данный момент) невозможно манипулировать, могут служить для прогнозирования, выбора и мониторинга эффектов лечения. Например, что касается конструкции «декларативная память», пациенты с определенным генетическим полиморфизмом нейротрофических факторов мозга могут с большей вероятностью отреагировать на стратегию увеличения (такую ​​как D-циклосерин), которая направлена ​​на улучшение обучения и памяти.Программа будущих исследований представлена ​​в Таблице 2.

Таблица 2.

Однако этот подход поднимает много нерешенных вопросов клинической реализации. Многие конструкции RDoC размерны. Часто желательно среднее выражение, тогда как как очень низкие, так и высокие выражения обычно классифицируются как проблемные. Примером может служить страх (существенный в случае реальной опасности, но вредный, если он неуместен или чрезмерен). Для клинической работы с RDoC может потребоваться установить меры тяжести и пороговые значения для выявления лиц, нуждающихся в лечении, и определить стратегии для определения приоритетных областей в контексте сложных проблем психического здоровья.

С психотерапевтической точки зрения конструкции RDoC можно разделить на те, которые в первую очередь подходят для вмешательств, ориентированных на пациента, и те, которые могут подходить для вмешательств, ориентированных на терапевта. Например, область систем отрицательной валентности относится к процессам, которые могут происходить у пациента (например, беспокойство или потеря). Эта область кажется подходящей для стратегий увеличения, ориентированных на пациента. Напротив, конструкции сочувствия и социальной коммуникации связаны с навыками, которые необходимы терапевту для проведения успешной терапии.Эти конструкции могут подходить для стратегий увеличения, связанных с терапевтом. С более сложной точки зрения, нет четкого ограничения доменов одним участником процесса взаимодействия в психотерапии.

В качестве предварительного условия для реализации нейропсихотерапии, основанной на RDoC, психотерапевтические вмешательства, которые соответствуют определенным нервным процессам, должны быть дополнительно идентифицированы для целевого увеличения. Однако это непростое дело. Было предложено множество классификационных схем психотерапии для обучения, клинической практики и исследований, но сегодня они не получили повсеместного признания.Яркие примеры включают терапию, подтвержденную эмпирическим путем [82], общие факторы [83] и модульную психотерапию [81, 84].

Другие открытые вопросы: когда использовать какую стратегию аугментации и можно ли и как комбинировать разные стратегии для одного пациента. Например, D-циклосерин можно вводить выборочно после успешного сеанса психотерапии, поскольку он усиливает фазу консолидации вновь индуцированного ДП. Однако определить «успешный» сеанс сложно, потому что некоторые вмешательства могут вызвать временное ухудшение до улучшения, и наоборот (например,г., в терапии травм). Потенциальная ловушка усиления угашения страха заключается в том, что психотерапия — это сложный межличностный процесс с ограниченной предсказуемостью, который иногда может приводить к непреднамеренным неадаптивным переживаниям в обучении, таким как неуправляемый страх и разочарование в контексте сеанса ERP, завершенного досрочно. Что касается аугментации, потенциальным решением этой проблемы является выборочное применение аугментации только после терапевтических сеансов, которые оцениваются как успешные [85].На нейронном уровне после кодирования трассировка памяти изначально нестабильна и требует процесса консолидации, чтобы она стала стабильной, устойчивой к помехам и доступной для последующего извлечения. D-циклосерин, как агонист рецептора NMDA, избирательно способствует фазе консолидации вновь закодированного следа памяти [86]. Таким образом, D-циклосерин можно вводить после успешного сеанса психотерапии с целью содействия консолидации новых адаптивных следов памяти.

В целом, исследования эффектов расширенной психотерапии все еще находятся на начальной стадии.На сегодняшний день наиболее изученным примером является экспозиционная терапия, дополненная D-циклосерином. Здесь были продемонстрированы значительные эффекты по сравнению с плацебо [4], но эффекты незначительны и потенциально имеют ограниченное клиническое значение.

Необходимо устранить несколько ограничений. Во-первых, что важно, спектр побочных эффектов неясен и может включать неожиданные взаимодействия между психотерапией и стратегиями увеличения. Примеры включают усиление нежелательных воспоминаний (например, воспоминаний о дремоте и травмах) и чрезмерно сильную связь с терапевтом (например,г., окситоцин и проблемы прекращения терапии). Кроме того, неясны потенциальные неблагоприятные эффекты переноса в условиях комбинированных стратегий аугментации, таких как tDCS и D-циклосерин. Более того, конструкции RDoC взаимодействуют. Это означает, что изменение одной конструкции, вероятно, приведет к изменению нескольких других конструкций. Для уточнения этих взаимосвязей необходимы дальнейшие исследования. Структура RDoC, которая была выбрана в качестве примера для структуры нейробиологических областей, имеющих отношение к психическому здоровью, вероятно, не охватывает все соответствующие аспекты.RDoC фокусируется на областях, которые могут быть описаны у здоровых людей и могут находиться на количественно отличном патологическом уровне у пациентов, таких как беспокойство и сон. Однако некоторые психические расстройства, такие как психоз, по крайней мере частично, характеризуются симптомами, которые качественно отличаются от здорового восприятия и поведения и, таким образом, не могут быть описаны у здоровых людей, например, бред, галлюцинации и нарушение ipseity. Здесь более подходящей может быть другая система классификации, такая как Системная нейробиология психоза (SyNoPsis) [87].

Наконец, этические проблемы возникают из-за возможностей использования названных стратегий аугментации для нейроусиления у здоровых людей. Потенциальными областями применения могут быть когнитивные улучшения, например, у студентов и повышение производительности у спортсменов. Мы придерживаемся концепции негативного утилитаризма, то есть представления о том, что использование названных вмешательств должно быть ограничено уменьшением страданий, то есть усилением терапии для пациентов с психическими заболеваниями.

Вместе нейропсихотерапия на основе RDoC может проложить путь для более индивидуализированных («точных») вмешательств и повышения эффективности. Однако на сегодняшний день ни один из подходов не основан на доказательствах, не одобрен и не возмещается страховыми компаниями. Все приложения не соответствуют установленным требованиям и должны запускаться только в контексте исследования с тщательным мониторингом и оценкой.

Заявление об этике

Исследование освобождено от одобрения этического комитета (систематический обзор).

Заявление о конфликте интересов

Это исследование не получало какого-либо специального гранта от финансирующих агентств в государственном, коммерческом или некоммерческом секторах.Авторы не сообщают о конфликте интересов.

Источники финансирования

Для этой работы не было получено внешнего финансирования.

Вклад авторов

E.H., C.N. и D.R. в равной степени внесли свой вклад в концепцию работы и подготовку рукописи. Другие авторы занимались поиском литературы, извлечением данных, объединением результатов и подготовкой рукописи.

Список литературы

  1. Demyttenaere K, Bruffaerts R, Posada-Villa J, Gasquet I, Kovess V, Lepine JP и др.Распространенность, серьезность и неудовлетворенная потребность в лечении психических расстройств по данным Всемирных обследований психического здоровья Всемирной организации здравоохранения. ДЖАМА. 2004 июн; 291 (21): 2581–90.
  2. Геленберг AJ. Обзор текущих руководств по лечению депрессии. J Clin Psychiatry. Июль 2010; 71 (7): 15.
  3. Карпентер Дж. К., Эндрюс Л. А., Виткрафт С. М., Пауэрс МБ, Смитс Д. А. Дж., Хофманн С. Г.. Когнитивно-поведенческая терапия тревожных и связанных с ними расстройств: метаанализ рандомизированных плацебо-контролируемых исследований. Подавить тревогу. 2018 июн; 35 (6): 502–14.
  4. Mataix-Cols D, Fernández de la Cruz L, Monzani B, Rosenfield D, Andersson E, Pérez-Vigil A, et al.Дополнение D-циклосерином когнитивно-поведенческой терапии на основе экспозиции при тревожных, обсессивно-компульсивных и посттравматических стрессовых расстройствах: систематический обзор и метаанализ данных отдельных участников. JAMA Psychiatry. 2017 1 мая; 74 (5): 501–10.
  5. Козак М.Дж., Катберт Б.Н.Инициатива критериев исследовательской области NIMH: предыстория, проблемы и прагматика. Психофизиология. 2016 Март; 53 (3): 286–97.
  6. Барлоу DH. Оксфордский справочник по клинической психологии. Издательство Оксфордского университета; 2014 г.
  7. Winek JL.Системная семейная терапия: от теории к практике. МУДРЕЦ; 2009 г.
  8. Раскин Н.Дж., Роджерс ЧР. Личностно-ориентированная терапия. Современные психотерапевтические методы. 7-е изд. Белмонт, Калифорния, США: Thomson Brooks / Cole Publishing Co; 2005. с. 130–65.
  9. Hayes SC.Терапия принятия и приверженности, теория реляционных рамок и третья волна поведенческой и когнитивной терапии. Behav Ther. 2004. 35 (4): 639–65.
  10. Сигал З.В., Уильямс М., Тисдейл Дж. Когнитивная терапия депрессии, основанная на внимательности. 2-е изд. Нью-Йорк: Guildford Press; 2018.[цитируется 1 июля 2020 г.]. Доступно по адресу: https://www.guilford.com/books/Mindfulness-Based-Cognitive-Therapy-for-Depression/Segal-Williams-Teasdale/9781462537037.
  11. Карпова Н.Н., Пикенхаген А., Линдхольм Дж., Тирабоски Э., Кулеская Н., Агуссдоттир А. и др. Стирание страха у мышей требует синергии между антидепрессантами и тренировкой вымирания.Наука. 2011 декабрь; 334 (6063): 1731–4.
  12. ДеРубейс Р.Дж., Зигл Г.Дж., Холлон С.Д. Когнитивная терапия против депрессии: результаты лечения и нейронные механизмы. Nat Rev Neurosci. Октябрь 2008 г .; 9 (10): 788–96.
  13. Linden DEJ.Как психотерапия меняет мозг — вклад функциональной нейровизуализации. Мол Психиатрия. 2006 июн; 11 (6): 528–38.
  14. Фрейд С. Die Traumdeutung. Gesammelte Werke II / III. Лондон: Имаго; 1900 г.
  15. Watson JB.Психология с точки зрения бихевиориста. Psychol Rev.1913; 20 (2): 158.
  16. Рорахер Х. Die Arbeitsweise des Gehirns und die mentalischen Vorgänge. Psyche — Zeitschrift für Psychoanalyse. 1968. 22 (12): 978–9.
  17. Бирбаумер Н.Furcht und Furchtlosigkeit: Zur Neurobiologie Des Bösen. Майнц: Akademie der Wissenschaften und der Literatur; 2002 г.
  18. Ким С., Бирбаумер Н. Функциональная нейробиоуправление МРТ в реальном времени: инструмент для психиатрии. Curr Opin Psychiatry. 2014 Сен; 27 (5): 332–6.
  19. Граве К.Нейропсихотерапия. Геттинген: Hogrefe Verlag; 2004 г.
  20. Эткин А., Питтенгер С., Полан Х.Дж., Кандел Э.Р. К нейробиологии психотерапии: фундаментальная наука и клиническое применение. J Neuropsychiatry Clin Neurosci. 2005. 17 (2): 145–58.
  21. Kandel ER.Новая интеллектуальная основа психиатрии. Am J Psychiatry. 1998 апр; 155 (4): 457–69.
  22. Дихтер Г.С., Фельдер Дж. Н., Петти К., Биззелл Дж., Эрнст М., Смоски М. Дж. Влияние психотерапии на нервные реакции на вознаграждение при большой депрессии. Биол Психиатрия. 2009 ноябрь; 66 (9): 886–97.
  23. McGrath CL, Kelley ME, Dunlop BW, Holtzheimer PE, Craighead WE, Mayberg HS. Состояния мозга перед лечением указывают на вероятное отсутствие реакции на стандартные методы лечения депрессии. Биол Психиатрия. 2014 Октябрь; 76 (7): 527–35.
  24. Ziegler C, Richter J, Mahr M, Gajewska A, Schiele MA, Gehrmann A, et al.Гипометилирование гена МАОА при паническом расстройстве — обратимость эпигенетического паттерна риска с помощью психотерапии. Перевод Психиатрия. 2016 апр; 6: e773.
  25. Ачесон Д.Т., Фейфель Д., Каменски М., Маккинни Р., Рисбро В.Б. Интраназальное введение окситоцина перед экспозиционной терапией при арахнофобии препятствует ответу на лечение.Подавить тревогу. 2015 июн; 32 (6): 400–7.
  26. de Quervain DJ, Bentz D, Michael T., Bolt OC, Wiederhold BK, Margraf J, et al. Глюкокортикоиды усиливают психотерапию, основанную на угасании. Proc Natl Acad Sci U S. A. 2011, апрель; 108 (16): 6621–5.
  27. Редер Ф., Мерц С.Дж., Тегентхофф М., Вольф О.Т., Марграф Дж., Зломужица А.Постэкспозиционное введение кортизола не увеличивает успех экспозиционной терапии: рандомизированное плацебо-контролируемое исследование. Психонейроэндокринология. 2019 Янв; 99: 174–82.
  28. Herrmann MJ, Simons BSE, Horst AK, Boehme S, Straube T., Polak T. Модуляция устойчивого страха с помощью транскраниальной стимуляции постоянным током (tDCS) правой нижней лобной коры (rIFC).Biol Psychol. 2018 ноя; 139: 173–7.
  29. Kleim B, Wilhelm FH, Temp L, Margraf J, Wiederhold BK, Rasch B. Сон усиливает экспозиционную терапию. Psychol Med. 2014 Май; 44 (7): 1511–9.
  30. Мейербрёкер К., Морина Н., Эммелькамп PMG.Улучшение экспозиционной терапии у участников со специфической фобией: рандомизированное контролируемое исследование, сравнивающее йохимбин, пропранолол и плацебо. J Беспокойство. 2018 июн; 57: 48–56.
  31. Meyerbroeker K, Powers MB, van Stegeren A, Emmelkamp PM. Способствует ли йохимбина гидрохлорид избавлению от страха при лечении страха перед полетом в виртуальной реальности? Рандомизированное плацебо-контролируемое исследование.Psychother Psychosom. 2012. 81 (1): 29–37.
  32. Пауэрс М.Б., Смитс Дж. А., Отто М. В., Сандерс С., Эммелькамп П. М.. Содействие исчезновению страха у участников с фобией с помощью нового усилителя когнитивных функций: рандомизированное плацебо-контролируемое испытание увеличения йохимбина. J Беспокойство. 2009 Апрель; 23 (3): 350–6.
  33. Ресслер К.Дж., Ротбаум Б.О., Танненбаум Л., Андерсон П., Граап К., Зиманд Э. и др. Когнитивные усилители в качестве дополнения к психотерапии: использование D-циклосерина у фобических людей для облегчения угасания страха. Arch Gen Psychiatry. 2004 ноя; 61 (11): 1136–44.
  34. Tart CD, Handelsman PR, Deboer LB, Rosenfield D, Pollack MH, Hofmann SG, et al.Увеличение экспозиционной терапии после сеанса введения D-циклосерина. J Psychiatr Res. 2013 февраль; 47 (2): 168–74.
  35. Фаррелл Л.Дж., Уотерс А.М., Оар Е.Л., Тиралонго Э., Гарбхарран В., Олстон-Нокс С. и др. Однократное лечение специфических фобий у детей и подростков с добавлением D-циклосерина.Brain Behav. 2018 июн; 8 (6): e00984.
  36. Guastella AJ, Dadds MR, Lovibond PF, Mitchell P, Richardson R. Рандомизированное контролируемое исследование влияния D-циклосерина на экспозиционную терапию страха пауков. J Psychiatr Res. 2007 сентябрь; 41 (6): 466–71.
  37. Неф А.М., Толин Д.Ф., Стивенс М.С.Экспозиционная терапия, D-циклосерин и функциональная магнитно-резонансная томография у пациентов со змейофобией: рандомизированное пилотное исследование. J Clin Psychiatry. 2012 сентябрь; 73 (9): 1179–86.
  38. Leyfer O, Carpenter A, Pincus D. Частичный агонист N-метил-D-аспартата усилил интенсивную когнитивно-поведенческую терапию панического расстройства у подростков.Детская психиатрия Hum Dev. 2019 Апрель; 50 (2): 268–77.
  39. Hofmeijer-Sevink MK, Duits P, Rijkeboer MM, Hoogendoorn AW, van Megen HJ, Vulink NC и др. Отсутствие эффекта от повышения уровня D-циклосерина при лечении с помощью профилактической терапии при паническом расстройстве с агорафобией: двойное слепое рандомизированное контролируемое исследование.J Clin Psychopharmacol. 2017 Октябрь; 37 (5): 531–9.
  40. Отто М.В., Ли Дж., Хофманн С.Г., Херон Б.А., Смитс Дж. А., Розенфилд Д. и др. Изучение эффективности d-циклосерина для улучшения терапевтического обучения при депрессии. Клинические испытания Contemp. 2016; 48: 146–52.
  41. Данфорт А.Л., Гроб С.С., Страбл С., Федучча А.А., Уокер Н., Джером Л. и др.Снижение социальной тревожности после психотерапии с применением МДМА у взрослых аутистов: рандомизированное двойное слепое плацебо-контролируемое пилотное исследование. Психофармакология. 2018 ноя; 235 (11): 3137–48.
  42. Пейс-Шотт Э.Ф., Боттари Р.М., Ким С.И., Розенкранс П.Л., Виджаякумар С.П., Орр С.П. и др.Влияние постэкспозиционного дневного сна на экспозиционную терапию социальной тревожности. Psychiatry Res. 2018 декабрь; 270: 523–30.
  43. Tuerk PW, Wangelin BC, Powers MB, Smits JAJ, Acierno R, Myers US и др. Повышение эффективности лечения при экспозиционной терапии посттравматического стрессового расстройства: рандомизированное двойное слепое плацебо-контролируемое исследование йохимбина HCl.Cogn Behav Ther. 2018 Сен; 47 (5): 351–71.
  44. Мэйплс-Келлер Дж. Л., Йованович Т., Данлоп Б. В., Раух С., Ясински С., Михопулос В. и др. Когда трансляционная нейробиология терпит неудачу в клинике: дексаметазон до терапии воздействием виртуальной реальности увеличивает количество выбывших. J Беспокойство.2019 Янв; 61: 89–97.
  45. Isserles M, Shalev AY, Roth Y, Peri T., Kutz I, Zlotnick E, et al. Эффективность глубокой транскраниальной магнитной стимуляции в сочетании с процедурой кратковременного воздействия при посттравматическом стрессовом расстройстве: пилотное исследование. Мозговая стимуляция. 2013 Май; 6 (3): 377–83.
  46. Mithoefer MC, Wagner MT, Mithoefer AT, Jerome L, Doblin R.Безопасность и эффективность психотерапии с использованием {+/-} 3,4-метилендиоксиметамфетамина у пациентов с хроническим, резистентным к лечению посттравматическим стрессовым расстройством: первое рандомизированное контролируемое пилотное исследование. J Psychopharmacol. 2011 Апрель; 25 (4): 439–52.
  47. От’алора Дж. М., Григсби Дж., Поултер Б., Ван Дервир Дж. В., Хирон С. Г., Джером Л. и др.Психотерапия с использованием 3,4-метилендиоксиметамфетамина для лечения хронического посттравматического стрессового расстройства: рандомизированное контролируемое исследование фазы 2. J Psychopharmacol. 2018 декабрь; 32 (12): 1295–307.
  48. Ротбаум Б.О., Прайс М., Йованович Т., Норрхольм С.Д., Герарди М., Данлоп Б. и др.Рандомизированная двойная слепая оценка D-циклосерина или алпразолама в сочетании с терапией воздействием виртуальной реальности при посттравматическом стрессовом расстройстве у ветеранов войны в Ираке и Афганистане. Am J Psychiatry. 2014 июн; 171 (6): 640–8.
  49. Difede J, Cukor J, Wyka K, Olden M, Hoffman H, Lee FS и др.D-циклосерин, увеличивающий экспозиционную терапию при посттравматическом стрессовом расстройстве: пилотное рандомизированное клиническое исследование. Нейропсихофармакология. 2014 Апрель; 39 (5): 1052–8.
  50. Андерссон Э., Хедман Э., Энандер Дж., Раду Джурфельдт Д., Лйотссон Б., Червенка С. и др. D-циклосерин против плацебо в качестве дополнения к когнитивно-поведенческой терапии обсессивно-компульсивного расстройства и взаимодействия с антидепрессантами: рандомизированное клиническое испытание.JAMA Psychiatry. 2015 июл; 72 (7): 659–67.
  51. Сторч Е.А., Мерфи Т.К., Гудман В.К., Геффкен Г.Р., Левин А.Б., Энен А. и др. Предварительное исследование D-циклосерина в когнитивно-поведенческой терапии при педиатрическом обсессивно-компульсивном расстройстве. Биол Психиатрия. 2010 декабрь; 68 (11): 1073–6.
  52. Сторч Е.А., Вильгельм С., Сприч С., Энен А., Микко Дж., Смолл Б.Дж. и др. Эффективность увеличения когнитивно-поведенческой терапии d-циклосерином с поправкой на вес по сравнению с плацебо при обсессивно-компульсивном расстройстве у детей: рандомизированное клиническое исследование. JAMA Psychiatry. 2016 август; 73 (8): 779–88.
  53. Гассер П., Гольштейн Д., Мишель И., Доблин Р., Язар-Клосински Б., Пасси Т. и др. Безопасность и эффективность психотерапии с применением диэтиламида лизергиновой кислоты при тревоге, связанной с опасными для жизни заболеваниями. J Nerv Ment Dis. Июль 2014; 202 (7): 513–20.
  54. Крупицкий Э., Бураков А., Романова Т., Дунаевский И., Страссман Р., Гриненко А.Кетаминовая психотерапия при героиновой зависимости: немедленные эффекты и двухлетнее наблюдение. J Лечение злоупотребления наркотиками. 2002 декабрь; 23 (4): 273–83.
  55. Крупицкий Е.М., Бураков А.М., Дунаевский И.В., Романова Т.Н., Славина Т.Ю., Гриненко А.Ю. Сравнение однократных и многократных сеансов психотерапии с применением кетамина для людей с героиновой зависимостью.J Психоактивные препараты. Март 2007 г., 39 (1): 13–9.
  56. Санта-Ана EJ, Rounsaville BJ, Frankforter TL, Nich C, Babuscio T, Poling J, et al. D-циклосерин снижает реактивность на сигналы курения у никотинзависимых курильщиков: экспериментальное исследование. Зависимость от наркотиков и алкоголя. Октябрь 2009 г.; 104 (3): 220–7.
  57. Сегрейв Р.А., Арнольд С., Хой К., Фицджеральд ПБ. Параллельная тренировка когнитивного контроля увеличивает антидепрессивную эффективность tDCS: пилотное исследование. Мозговая стимуляция. 2014 Апрель; 7 (2): 325–31.
  58. Brunoni AR, Boggio PS, De Raedt R, Benseñor IM, Lotufo PA, Namur V, et al.Когнитивная контрольная терапия и транскраниальная стимуляция постоянным током при депрессии: рандомизированное двойное слепое контролируемое исследование. J влияют на Disord. 2014 июн; 162: 43–9.
  59. Макдональд К., Макдональд TM, Брюне М., Лэмб К., Уилсон М.П., ​​Голшан С. и др. Окситоцин и психотерапия: экспериментальное исследование его физиологических, поведенческих и субъективных эффектов у мужчин с депрессией.Психонейроэндокринология. 2013 декабрь; 38 (12): 2831–43.
  60. Американская психиатрическая ассоциация. Диагностическое и статистическое руководство по психическим расстройствам (DSM-5®). Вашингтон, округ Колумбия: Американский психиатрический паб; 2013.
  61. Карл Э., Штейн А.Т., Левин-Кун А., Пог-Дж. Р., Ротбаум Б., Эммелькамп П. и др.Терапия воздействием виртуальной реальности при тревоге и связанных с ней расстройствах: метаанализ рандомизированных контролируемых исследований. J Беспокойство. 2019 Янв; 61: 27–36.
  62. Моррисон Ф.Г., Ресслер К.Дж. От нейробиологии вымирания до улучшенных клинических методов лечения. Подавить тревогу. 2014 Апрель; 31 (4): 279–90.
  63. Kandel ER. Молекулярная биология хранения памяти: диалог между генами и синапсами. Наука. 2001 ноя; 294 (5544): 1030–8.
  64. Рихтер-Левин Г., Марун М.Подавление стресса и миндалины метапластичности медиальной префронтальной коры. Cereb Cortex. 2010 Октябрь; 20 (10): 2433–41.
  65. Уокер Д.Л., Ресслер К.Дж., Лу К.Т., Дэвис М. Содействие условному исчезновению страха с помощью системного введения или инфузий D-циклосерина внутри миндалины, что оценивалось с помощью испуга, усиленного страхом у крыс.J Neurosci. 2002 Март; 22 (6): 2343–51.
  66. Heresco-Levy U, Javitt DC, Gelfin Y, Gorelik E, Bar M, Blanaru M и др. Контролируемое испытание адъювантной терапии D-циклосерином для лечения резистентного большого депрессивного расстройства. J влияют на Disord. Июль 2006 г., 93 (1–3): 239–43.
  67. Дутра Л., Статопулу Г., Басден С.Л., Лейро TM, Пауэрс М.Б., Отто М.В.Метааналитический обзор психосоциальных вмешательств при расстройствах, связанных с употреблением психоактивных веществ. Am J Psychiatry. Февраль 2008; 165 (2): 179–87.
  68. Мартинес-Аран А., Пенадес Р., Виета Е., Колом Ф., Рейнарес М., Бенабар А. и др. Исполнительная функция у пациентов с ремиссивным биполярным расстройством и шизофренией и ее взаимосвязь с функциональным исходом.Psychother Psychosom. 2002 Февраль; 71 (1): 39–46.
  69. Steinglass JE, Walsh BT, Stern Y. Дефицит смещения набора при нервной анорексии. J Int Neuropsychol Soc. 2006 Май; 12 (3): 431–5.
  70. Юнг RE, Haier RJ.Теория теменно-фронтальной интеграции (P-FIT) интеллекта: сходящиеся доказательства нейровизуализации. Behav Brain Sci. 2007 Апрель; 30 (2): 135–87.
  71. Мэйселесс Н, Шамай-Цури С.Г. Повышение вербального творчества: модуляция творчества путем изменения баланса между правой и левой нижней лобной извилиной с помощью tDCS.Неврология. 2015 Апрель; 291: 167–76.
  72. Hertenstein E, Waibel E, Frase L, Riemann D, Feige B, Nitsche MA, et al. Модуляция творческих способностей с помощью транскраниальной стимуляции постоянным током. Мозговая стимуляция. Сентябрь – октябрь 2019 г., 12 (5): 1213–21.
  73. Барникот К., Катсаку К., Бхатти Н., Сэвилл М., Фернс Н., Прибе С.Факторы, предсказывающие исход психотерапии пограничного расстройства личности: систематический обзор. Clin Psychol Rev.2012 июль; 32 (5): 400–12.
  74. Insel TR, Young LJ. Нейробиология привязанности. Nat Rev Neurosci. 2001 февраль; 2 (2): 129–36.
  75. Лю Ю., Ван Зи.Окситоцин и дофамин Nucleus accumbens взаимодействуют, регулируя образование парных связей у самок степных полевок. Неврология. 2003. 121 (3): 537–44.
  76. Ophir AG, Gessel A, Zheng DJ, Phelps SM. Плотность рецепторов окситоцина связана с тактикой спаривания самцов и социальной моногамией. Horm Behav.2012 Март; 61 (3): 445–53.
  77. Tops M, van Peer JM, Korf J. Индивидуальные различия в эмоциональной выразительности предсказывают реакцию окситоцина на введение кортизола: отношение к раку груди? Biol Psychol. 2007 Май; 75 (2): 119–23.
  78. Купола G, Норманн С., Генрихс М.Влияние окситоцина на внимание к сердитым и счастливым лицам при хронической депрессии. BMC Psychiatry. 2016 Апрель; 16:92.
  79. Nawijn L, van Zuiden M, Koch SB, Frijling JL, Veltman DJ, Olff M. Интраназальный окситоцин увеличивает нервные реакции на социальное вознаграждение при посттравматическом стрессовом расстройстве.Soc Cogn Affect Neurosci. 2017 01; 12 (2): 212–23.
  80. Марш Н., Шееле Д., Герхардт Х., Странг С., Энакс Л., Вебер Б. и др. Нейропептид окситоцин вызывает предвзятость социального альтруизма. J Neurosci. 2015 ноя; 35 (47): 15696–701.
  81. Шмаль К., Бохус М.Bedeutung der Neurobiologie für die modulare Psychotherapie. Nervenarzt. 2013 ноя; 84 (11): 1316–20.
  82. Chambless DL, Ollendick TH. Эмпирически подтвержденные психологические вмешательства: противоречия и доказательства. Анну Рев Психол. 2001 февраль; 52 (1): 685–716.
  83. Ан Х-н., Вампольд BE. Где, ой, где конкретные ингредиенты? Мета-анализ компонентных исследований в консультировании и психотерапии. J Couns Psychol. 2001. 48 (3): 251–7.
  84. Эллард К.К., Фэрхолм С.П., Буассо, CL, Фарчионе Т.Дж., Барлоу Д.Х. Единый протокол трансдиагностического лечения эмоциональных расстройств: разработка протокола и исходные данные о результатах.Cogn Behav Pract. 2010 Февраль; 17 (1): 88–101.
  85. Ротбаум Б.О. Критические параметры для повышения уровня D-циклосерина когнитивно-поведенческой терапии обсессивно-компульсивного расстройства. Am J Psychiatry. Март 2008 г., 165 (3): 293–6.
  86. Калиш Р., Холт Б., Петрович П., Де Мартино Б., Клеппель С., Бюхель С. и др.Агонист NMDA D-циклосерин способствует консолидации памяти о страхе у людей. Cereb Cortex. 2009 Янв; 19 (1): 187–96.
  87. Стрик В., Стегмайер К., Вальтер С., Диркс Т. Системная неврология психоза: отображение симптомов шизофрении на системы мозга. Нейропсихобиология. 2017; 75 (3): 100–16.

Автор Контакты

Элизабет Гертенштейн, [email protected]


Подробности статьи / публикации

Предварительный просмотр первой страницы

Поступила: 14 сентября 2020 г.
Дата принятия: 18 января 2021 г.
Опубликована онлайн: 28 апреля 2021 г.

Количество страниц для печати: 17
Количество рисунков: 2
Количество столов: 2

ISSN: 0302-282X (печатный)
eISSN: 1423-0224 (онлайн)

Для дополнительной информации: https: // www.karger.com/NPS


Авторские права / Дозировка препарата / Заявление об ограничении ответственности

Авторские права: Все права защищены. Никакая часть данной публикации не может быть переведена на другие языки, воспроизведена или использована в любой форме или любыми средствами, электронными или механическими, включая фотокопирование, запись, микрокопирование, или с помощью какой-либо системы хранения и поиска информации, без письменного разрешения издателя. .
Дозировка лекарств: авторы и издатель приложили все усилия, чтобы гарантировать, что выбор и дозировка лекарств, указанные в этом тексте, соответствуют текущим рекомендациям и практике на момент публикации.Однако ввиду продолжающихся исследований, изменений в правительственных постановлениях и постоянного потока информации, касающейся лекарственной терапии и реакций на них, читателю настоятельно рекомендуется проверять листок-вкладыш для каждого препарата на предмет любых изменений показаний и дозировки, а также дополнительных предупреждений. и меры предосторожности. Это особенно важно, когда рекомендованным агентом является новое и / или редко применяемое лекарство.
Отказ от ответственности: утверждения, мнения и данные, содержащиеся в этой публикации, принадлежат исключительно отдельным авторам и соавторам, а не издателям и редакторам.Появление в публикации рекламы и / или ссылок на продукты не является гарантией, одобрением или одобрением рекламируемых продуктов или услуг или их эффективности, качества или безопасности. Издатель и редактор (-ы) не несут ответственности за любой ущерб, причиненный людям или имуществу в результате любых идей, методов, инструкций или продуктов, упомянутых в контенте или рекламе.

границ | Переформулирование и отражение в психотерапии: аналитическая точка зрения на разговор

Введение

Использование мануальной терапии подразумевает ориентацию на разговорное поведение, основанное на ручных манипуляциях.Он требует соблюдения статических и общих рекомендаций и стратегий в среде, которая по своей природе требует гибкости взаимодействия, определяемой индивидуальными потребностями пациента. Стандартизация лечения идет рука об руку с методологией рандомизированных контролируемых исследований, но сопряжена с риском превращения в «оперативную смирительную рубашку» (Wolberg, 2013, стр. 922) и поэтому часто обсуждается с точки зрения ее применимости в клинической практике (например, Wilson, 1998; Westen et al., 2004; Vanheule, 2009).На удивление мало внимания уделяется вопросу о том, действительно ли лечебные руководства превращаются в конкретные и наблюдаемые разговорные практики. Целью данной статьи является изучение того, как, с точки зрения разговорного анализа, вторая версия предыдущего разговора с пациентом терапевтами по-разному применяется в когнитивно-поведенческой терапии (КПТ) и психодинамической терапии (ФДТ), и как это можно интерпретировать в просмотр соответствующего руководства по лечению.

В этой статье мы обсудим два типа разговорных вторых версий, с помощью которых терапевты возвращают предыдущие высказывания своему пациенту.Во-первых, мы обсудим аналитическое понятие переформулирования, которое относится ко вторым версиям предшествующего разговора, которые влекут за собой лексико-синтаксическое преобразование. Во-вторых, мы поразмышляем над представлением Феррары (1994) о , отражающем , в котором терапевты предоставляют вторую версию, выбирая и повторяя «ключевую часть высказывания клиента» (стр. 119). В-третьих, мы проанализируем данные рандомизированного контролируемого исследования, используя метод исследования с особым вниманием к деталям, метод анализа разговора (CA), чтобы изучить различия во вторых версиях терапевтов в КПТ и ФДТ.Наконец, мы стремимся определить, как эти различия соотносятся с предложениями, изложенными в соответствующих руководствах по лечению. Наша цель состоит в том, чтобы исследовать, действительно ли использование разговорных практик, которые предоставляют вторую версию предшествующей беседы с пациентом, руководствуется стилем терапии, и если да, то какие последовательные последствия имеют эти различные практики.

Созданное СА понятие переформулировки относится к воспроизведению предшествующей речи, которая является неотъемлемой частью и отражает понимание вторым говорящим предшествующих высказываний.По мере того, как содержание этих предыдущих высказываний трансформируется или локально редактируется (Antaki, 2008), второй говорящий не просто перефразирует сказанное, но также согласовывает то, что имеет отношение к текущему отрезку разговора. Во время терапевтических встреч формулировки служат средством взаимодействия для множества действий (Voutilainen and Peräkylä, 2014), таких как предоставление краткого изложения вышеупомянутого, отображение и проверка понимания, увеличение или фильтрация определенных аспектов повествования или способствуя его более детальному изучению.Подобно тому, как это ключ к практике терапевта, изменение формулировки также является ценным средством понимания для пациента. В конце концов, формулировки терапевта представляют собой зеркало, отражающее то, что пациенту было представлено до сих пор и что он сам сделал релевантным, или, как выразился Феррара (1994): «если понимание — это способность видеть изнутри, тогда формулировки — это модели понимания для клиентов »(стр. 111).

Гарфинкель и Сакс (1970) представили формулировки как практические ораторы, применяемые для мета-коммуникативных описаний разговорных последовательностей или достижений.В этом смысле термин , формулирующий , относился ко всем случаям, в которых рефлексивный комментарий превращал предшествующие части разговора в тему разговора. Heritage and Watson (1979) пересмотрели эту концепцию и заложили основу для будущих исследований рецептур. По их мнению, формулировки «характеризуют положения дел, уже описанные или согласованные (полностью или частично) в предыдущем выступлении» (с. 126). Были определены три основных свойства формулировки: (1) формулировка сохраняет соответствующие аспекты предшествующего разговора, (2) удаляет некоторые другие аспекты и (3) преобразует выбранный материал (Heritage and Watson, 1979).Таким образом, концепция сместилась с первоначального наблюдения Гарфинкеля и Сака практики, которая рассматривает предыдущий доклад на метауровне, к практике, которая воспроизводит и трансформирует высказывания предыдущего говорящего (Childs, 2015). Это ограничивало концепцию говорящим, предлагающим вывод, то есть результат , или описанием общей сущности предыдущего выступления другим участником (Heritage and Watson, 1979). Изменение формулировки способствует переходу от подробных и сложных рассказов о пациенте к сокращенным и, казалось бы, более точным последующим версиям.Таким образом, формулировки выполняют фиксирующую работу по мере того, как более крупные разговорные мероприятия сегментируются на подтверждаемые фрагменты разговора, которые делают содержание сохраняемым и подлежащим отчетности (Heritage and Watson, 1979). Кроме того, формулировки терапевтов могут перекрыть определенные пути разговора и преобразовать симптомы или переживания пациентов в форму, подходящую для постановки диагноза и сбора анамнеза (Antaki, 2008).

Большое количество аналитических исследований бесед было сосредоточено на формулировках в институциональных условиях, но особенно хорошо изучено использование формулировок терапевтов в психотерапевтических встречах (например,грамм. Дэвис, 1986; Дрю, 2003; Антаки и др., 2005; Антаки, 2008 г .; Weiste and Peräkylä, 2013). Антаки и др. (2005) даже признают формулировки «королевский путь в практику психотерапии (стр. 629f.)». Однако они также утверждают, что эта концепция стала довольно либеральной из-за ее способности включать любое ретроспективное описание событий, описанных или подразумеваемых ранее (Antaki et al., 2005). Это демонстрирует, что определение конкретных практик, позволяющих сформулировать формулировки, и того, как социальный контекст, в котором они находятся, формирует их, является сложной задачей.Практики переформулирования не обязательно снабжены фиксированным набором индикаторов, таких как маркеры вывода, но включают различные формы воспроизведения. Они могут быть обнаружены как таковые путем исследования соседних высказываний, в которых предыдущий разговор перефразирован или (частично) повторен вторым говорящим в рамках более крупного разговора (см. Раздел «Метод» для дальнейшего описания выбора отрывка). Таким образом, переформулирование показывает некоторое сходство с техникой интерпретации. Аналитики беседы, однако, проводят различие между обоими видами утверждений терапевта, поскольку формулировки предлагают кандидату чтение без изменения точки, смысла или сути предыдущего выступления, в то время как повторные интерпретации включают собственную точку зрения второго говорящего (см.Антаки, 2008).

Настоящее исследование следует сравнительному плану Гентского исследования психотерапии (GPS), чтобы изучить, как методы КПТ и ФДТ формируют вторую версию предыдущего разговора пациентов. Похожее исследование представляет собой сравнительный анализ когнитивной терапии и психоанализа, проведенный Вайсте и Перакюля (2013). Они обнаружили два типа формулировок, которые обычно использовались в каждом терапевтическом подходе: составы, которые выделяют описательные элементы и тем самым сохраняют терапевтически релевантную информацию, и формулировки, которые перефразируют описательные элементы рассказа пациента и, таким образом, предлагают больше преобразований (Weiste and Peräkylä, 2013) .Было обнаружено, что два других типа формулировок «связаны с основными задачами конкретных психотерапевтических подходов» (Weiste and Peräkylä, 2013, стр. 319): перестановка формулировок, которые связывают описание пациента с другими переживаниями, и преувеличение формулировок, создающих сложную переработку . Категории Вайсте и Перакюля в первую очередь основывались на функции взаимодействия формулировок. Настоящее исследование начинается с практик, которые реализуют вторые версии, то есть их конструктивные особенности, и исследует, как изменение формулировки имеет различные последовательные последствия по сравнению с зеркалированием через CBT и PDT.

Вторые версии предыдущего разговора также встречаются в форме повторений, ранее называвшихся зеркальным отражением , в которых терапевт повторяет элементы предыдущего разговора, которые кажутся «имеющими особую ценность для продолжения» (см. Ferrara, 1994). ). Согласно Ферраре (1994), ответ итерациями — это стратегический , поскольку он демонстрирует внимательность, но также требует дальнейшей проработки повторяющихся пунктов предыдущего выступления. Таким образом, повторения имеют двойной характер: они являются как ретроспективным действием, так и упреждающим действием, подготавливающим почву для следующего (или, более конкретно, продолжения) отрезка разговора.Следовательно, зеркальное отображение предыдущих высказываний считается косвенным запросом на уточнение, который одновременно определяет фокус приглашенного ответа.

Феррара (1994) далее указывает, что зеркальное отображение помогает терапевту не только получать более терапевтически значимую информацию о пациенте и от него. Повторение также влияет на пациента, поскольку оно увеличивает его или ее понимание того, что только что было сказано словами (Феррара, 1994). Пациент в основном слушает себя, что дает возможность более внимательно рассмотреть эти слова и их значение.Соображения Феррары полностью согласуются с некоторыми фундаментальными принципами психоаналитической техники. В своем развитии пунктуации в беседе с пациентом Финк (2007) называет дословное повторение слов как стратегию, которая «проливает на них новый свет, позволяя услышать их по-другому» (стр. 43). Психоаналитические вмешательства, такие как пунктуация, предназначены для выявления и изучения значения речи пациента, которое в противном случае оставалось бы скрытым и опущенным (Fink, 2007).

Здесь следует отметить, что зеркальное отражение, введенное Феррарой, не эквивалентно концепции двусмысленных интерпретаций. Повторения, которые возвращают предыдущий разговор с пациентом, не обязательно содержат двусмысленные элементы в предыдущих поворотах пациента. Тем не менее, «скрытое» значение выбора слова пациентом может быть раскрыто, и терапевт, безусловно, откроет беседу для более подробного исследования аспектов рассказа пациента, которые кажутся важными.Повторение избавляет терапевта от необходимости просить разъяснения в форме вопроса или императива, который может ввести новый словарный запас. Вместо этого терапевт поддерживает техническую нейтральность (см. Kernberg, 2016), открывая разговор о новом материале и потенциально способствуя смене точки зрения пациентом, когда он сталкивается со своим собственным языком. Таким образом, повторение обеспечивает кажущийся аффилированный поворот, который воздерживается от введения потенциально наводящей на размышления терминологии во взаимодействие, что является образцовой практикой в ​​стиле психоаналитического лечения (см.Финк, 2007, с. 27).

Это исследование пытается изучить различные практики, с помощью которых терапевты возвращают пациенту предыдущий разговор с пациентом. Мы проанализировали качественные данные рандомизированного контролируемого исследования, включая два условия лечения: КПТ и поддерживающе-экспрессивную ФДТ. Эти данные позволяют провести сравнительный анализ, чтобы выяснить, преобладает ли формулирование или зеркальное отражение в соответствующих условиях лечения. С помощью этого подхода мы стремимся исследовать приверженность рекомендациям по лечению и внести свой вклад в наше понимание того, как реальная практика информируется и формируется с помощью руководств.

Материалы и методы

Настройка и процедура

Для этого исследования аудиозаписи терапевтических процедур, предлагаемых пациентам с большим депрессивным расстройством (БДР), были выбраны из базы данных, собранной для исследования Ghent Psychotherapy Study (GPS; Meganck et al., 2017). В этом крупномасштабном рандомизированном контролируемом исследовании сравнивали преимущественно исследовательскую (PDT) и преимущественно директивную терапию (CBT) при лечении депрессии. Каждое терапевтическое лечение, которое проводилось во Фландрии, Бельгия, состояло из 16–20 сеансов с участием одного пациента и одного терапевта.Каждый сеанс длился 40–60 мин. Сеансы записывались на звук. Все терапевты, участвовавшие в этом исследовании, имели 3–8-летний клинический опыт, прошли последипломную подготовку по психоаналитической терапии или КПТ и прошли дополнительную подготовку для проведения конкретных процедур для целей GPS (см. Meganck et al., 2017). GPS был одобрен этическим комитетом университетской больницы Гентского университета (Бельгия; EC / 2015/0085). Все участники дали свое письменное информированное согласие до включения в исследование.

Характеристики участников

Участники были набраны во Фландрии, Бельгия. Включение было основано на текущем диагнозе БДР в соответствии с DSM-IV, минимальном балле 14 по шкале оценки депрессии Гамильтона, возрасте от 18 до 65 лет, достаточном знании голландского языка и преобладании либо зависимого, либо самостоятельного -критические характеристики личности. GPS исключал пациентов с текущим диагнозом психоза, бреда или биполярного расстройства, острым суицидным риском, первичным диагнозом злоупотребления психоактивными веществами / зависимостью или свидетельствами заболевания, которое препятствовало полноценному участию в лечении (см. Meganck et al., 2017).

Лечение

Пациенты были случайным образом распределены по одному из условий лечения: КПТ или поддерживающе-экспрессивная ФДТ. Четыре клинических психолога прошли обучение методам КПТ в соответствии с когнитивно-поведенческим протоколом депрессии Боктинга и Хейберса (2011) на основе руководства, предложенного Беком и соавт. (1979). Beck et al. (1979) описывают когнитивно-поведенческую терапию как активный, директивный, ограниченный по времени и структурированный подход, в ходе которого пациент учится выявлять и изменять ошибочное мышление и дисфункциональное поведение — e.грамм. путем сократовского вопрошания, а также для распознавания и активного изменения ведущих к этому когнитивных паттернов (Bockting and Huibers, 2011). Таким образом, терапевт и пациент совместно участвуют в идентификации и оценке когниций и выстраивают гипотезы на основе мышления пациента и основных предположений (Beck et al., 1979). Были также проведены тренинги для четырех клинических психологов, которые изучали методы ФДТ в соответствии с унифицированным психодинамическим протоколом для депрессии (UPP-депрессия, Leichsenring and Schauenburg, 2014), который объединяет эмпирически подтвержденные психодинамические вмешательства при депрессии.Leichsenring и Schauenburg (2014) предлагают краткосрочную личную терапию, во время которой «терапевт занимает более активную позицию, чем в классическом психоанализе» (стр. 135). В дополнение к UPP-депрессии психодинамические терапевты в GPS руководствовались руководством Люборского (1984).

Процедура отбора проб

Отбор случаев для этого исследования проводился в контексте всеобъемлющего исследовательского проекта по интерактивным практикам психотерапии и подходился с двух точек зрения: требования, касающиеся общей пригодности потенциальных случаев из более широкого корпуса и выборка крайних случаев.Три общих требования к отбору были следующими: (1) данные должны быть доступны в начале этого исследования; (2) Пациенты должны были дать конкретное информированное согласие на использование аудиозаписей сеансов в исследовательских целях; (3) Пациенты должны были пройти минимум пять сеансов лечения, чтобы гарантировать, что отличительные особенности стиля лечения были реализованы после установления рабочего союза между терапевтом и пациентом. Случаи, соответствующие этим критериям, были отобраны из более крупного корпуса.Чтобы выбрать сопоставимое количество случаев из каждого состояния, мы выбрали два случая с экстремальными профилями в анаклитическом и интроективном стилях личности, соответственно, в результате чего в общей сложности было восемь случаев. Стили личности оценивались во время личных интервью и последующего сопоставления прототипов тремя обученными исследователями, которые оценивали интервью индивидуально, а затем обсуждали свои оценки для достижения консенсуса (подробное описание базовой оценки см. В протоколе GPS; Meganck и другие., 2017). Включение двух стилей личности было адаптировано из дизайна исследования GPS; тяжесть заболевания не играла роли в определении различий в вмешательствах терапевта (изменение формулировки или отражение).

Анализ данных

Было проведено исследование с использованием смешанных методов, поскольку анализ данных был разделен на два этапа. Первый этап, качественный анализ, был сфокусирован на разговорно-аналитическом исследовании второй версии терапевтов предшествующего разговора с пациентом в КПТ и ФДТ.На втором этапе результаты были затем количественно оценены, чтобы изучить распределение переформулировки по сравнению с зеркальным отображением.

По традиции КА, выбранный феномен сначала изучается как изолированное, единичное проявление (Sidnell, 2013). После этого аналитики бесед используют коллекции, состоящие из отрывков, в которых происходит это явление. При этом могут быть выявлены его повторяющиеся общие свойства (Sidnell, 2013). Следовательно, исследование CA находит доказательства из коллекционных исследований, подобных текущему.Чтобы идентифицировать различные стратегии переформулирования в нашем наборе данных, мы собрали коллекцию отрывков, которые состояли из любой последовательности, в которой производилось переформулирование, начиная с сеанса 6 и далее. Мы применили ту же процедуру для отрывков, в которых терапевт использовал зеркальное отражение, то есть повторение предыдущего разговора. Мы расшифровали отрывки, используя джефферсоновскую нотацию (см. Hepburn and Bolden, 2017).

В результате нашего анализа с помощью CA было получено пять подколлекций. Они различались в отношении различных практик, в которых выполнялись формулировки и повторения.Процесс сбора и анализа данных выполнялся первым и вторым авторами или во время сеансов сбора данных с присутствием первого и шестого авторов. Во время первоначального анализа 228 отрывков, выбранных из четырех случаев с анаклитическим стилем личности (всего 50 сеансов), не было обнаружено различий в распределении формулировок или повторений между начальной, средней и конечной фазами лечения. Выбор отрывков из оставшихся четырех интроективных случаев был ограничен первыми 25 в сеансах лечения 6–20.Ограничение выбора отрывков гарантирует, что качественный анализ остается выполнимым и может быть проведен тщательно, но также гарантирует, что возможные другие методы все еще могут быть идентифицированы.

Для второго этапа анализа данных, количественного анализа, были отобраны первые 25 выдержек из всех восьми случаев, в результате чего было собрано 200 выдержек. Биномиальный тест и точный тест Фишера использовали для сравнения частоты составов по сравнению с повторениями в двух условиях лечения.Эти результаты вместе с результатами разговорного анализа из нашего исследования коллекции были затем сопоставлены с концепциями, изложенными в литературе, а также с терапевтическими модальностями, изложенными в руководствах.

Анализ разговора

Мы проанализировали наши данные с помощью метода CA. CA — это качественный метод исследования, разработанный в 1960–1970-х годах Харви Саксом, Эмануэлем Шеглоффом и Гейл Джефферсон (Pomerantz and Fehr, 2011). Первоначально он был направлен на изучение структуры и организации повседневного социального взаимодействия, но его объем быстро расширился до исследования всех видов устного дискурса, включая институциональное взаимодействие.CA признает, что динамика взаимодействия в значительной степени зависит от последовательной ориентации участника на обмен и управление поворотом разговора. Аналитики беседы подробно изучают это интерактивное поведение, как оно отражает понимание людьми действий друг друга в разговоре и то, как вместе с ним развиваются социальные отношения. Это аналитическое качество проистекает из агностической точки зрения CA на знания участников, их статус и отношения или лежащие в основе мотивации. Вместо этого он фокусируется исключительно на наблюдаемых высказываниях, шаблонах и (ир) закономерностях в естественных разговорных данных.Наблюдая и анализируя постепенно разворачивающуюся беседу во взаимодействии, аналитики беседы затем делают выводы о том, как мы понимаем и конструируем наш социальный мир.

Точно так же, применение СА к психотерапии позволяет нам мельком увидеть стратегии, с помощью которых выполняет психотерапию (Westerman, 2011). С тех пор, как CA впервые перешла в сферу психотерапевтических исследований, например В часто цитируемом исследовании Дэвиса 1986 года был изучен ряд различных действий и коммуникативных паттернов, имеющих отношение к терапевтическому процессу (обзор см. в Peräkylä et al., 2008; Peräkylä, 2012). Это касалось таких вопросов, как согласование между терапевтом и пациентом (Muntigl et al., 2012), управление резистентностью, которую пациенты скрывают в своих приемах (Vehviläinen, 2008), или даже то, как описания сновидений пациентами позволяют распознавать аффекты (Peräkylä, 2008). ). Поскольку микроанализ записанных данных принимает во внимание каждую деталь взаимодействия, CA отслеживает столь тонкие или скрытые движения или «микросигналы» (Streeck, 2008) и, следовательно, избавляется от чувствительности, которая может информировать нас о разговорных стратегиях, которые способствуют успешное лечение (Madill et al., 2001).

Естественно, что психотерапевты демонстрируют ту же ориентацию на комплаенс — в CA это называется концепцией организации предпочтений — как и в повседневном взаимодействии. Однако терапевтический диалог не следует некоторым социальным нормам, к которым мы привыкли. Нежелание говорить об интимных мыслях и личном опыте, например, может быть скрыто маркерами неуверенности или задержкой, то есть особенностями, которые едва заметны и могут быть интерпретированы как часть обычного разговорного поведения.Одним из преимуществ использования CA является то, что он обладает особой чувствительностью, которая позволяет исследователю обнаруживать такие несоответствия в разговоре. Таким образом, в рамках настоящего исследования СА служит микроскопом, с помощью которого мы стремимся разгадывать переформулированные и зеркальные стратегии терапевтов и их соответствие соответствующим руководствам по лечению.

Результаты

Терапевты использовали пять стратегий, чтобы составить вторую версию предыдущего разговора с пациентом. Были идентифицированы три практики, которые достигли формулировок, и две практики, которые достигли зеркального отображения.Всего было найдено 147 составов (73,5%), 86 в КПТ и 61 в ФДТ. Данные также содержали 45 случаев зеркалирования (22,5%), 11 из которых были получены от сеансов CBT и 34 — от сеансов PDT.

Составы

Наши данные показывают, что терапевты обеих школ психотерапии в основном используют формулировки, основанные на предшествующих высказываниях, и используют их как семантический ресурс. Формулировки влекут за собой преобразование предшествующей речи и преобразование предшествующих поворотов в другой формат. Это преобразование выбранных элементов повышает содержание до более конкретной или проработанной второй версии.В то же время эти формулировки способствуют прогрессивности беседы, поскольку они позволяют участникам ретроспективно обсуждать аспекты, которые имеют взаимное значение, и позволяют терапевту направлять беседу в терапевтически значимое русло.

Первая переформулировка практики, которую мы обнаружили в наших данных, состояла из отмеченных формулировок, которые отмечены маркером дискурса , так что или включают маркер субъективности на самом деле и обычно представляют собой описание, которое суммирует предыдущие повороты пациента (см. Отрывок 1) .Второй тип практики переформулирования касается формулировок, которые начинаются с маркеров дискурса , но или и (см. Отрывок 2). Эти составы обычно обращаются к контрастирующим или локально отсутствующим элементам, которые упоминались ранее, и тем самым инициируют некоторую форму расширения. Формулировки, в которых указываются релевантные индивидуальные сущности разговора о пациенте, составляют третий тип переформулировки практики (см. Отрывок 3). Эти спецификации реализуют наивысшую степень преобразования и предлагают соответствующие выражения в стиле ad hoc , позволяя терапевту ввести некоторую интерпретацию.

Выдержка 1 показывает прототип препарата (см. Таблицу 1). Пациентка (P) является членом религиозной организации и объясняет, что она, как известно, глубоко религиозна, несмотря на то, что она не выражает свои убеждения внешне через свою внешность (строки 5 и 6). Терапевт (Т) переформулирует суть предыдущего рассказа: «Значит то, что находится внутри» (строка 11). Эта формулировка с предисловием так, что демонстрирует понимание и переформулирует слова пациента в уточненной, но обобщенной манере.

Таблица 1. Маркированный состав (PDT).

В строках 1–10 пациентка подробно излагает правдивость своих убеждений. Эта учетная запись включает в себя ссылку на людей в организации (строки 1 и 2), с которыми она не спорит (строка 3), но которые были обращены за такое же время (строка 4) и которые очень хорошо знают, насколько честны ее убеждения (строки 5 и 9). Включение всех этих различных атрибутов делает это описание довольно сложным и неточным.С помощью жетона подтверждения в строке 8 терапевт демонстрирует слушание. После короткого молчания в строке 10 он затем преобразует длинный и подробный рассказ пациента, состоящий из нескольких единиц, в более абстрактную и сжатую вторую версию (строка 11), которая исключает информацию о других членах и фокусируется на роли, которую религия играет для человека. пациент (то есть что-то, что присутствует «внутри» и не нуждается в выставлении напоказ). Формулировка перемещает тему — правдивость ее убеждения — в (предварительное) завершение, оставляя пациенту решать, принять ли (предпочтительный ответ) или отклонить формулировку (нежелательный ответ), и, соответственно, закрыть тему или отказаться от нее. расширить его, исправив или скорректировав формулировку.Положительно сформулированное декларативное выражение выражает предпочтение согласия, то есть принятия в ответе пациента, чтобы позволить этому интерактивному проекту добиться успеха (Mazeland, 2006). Пациент демонстрирует полное согласие в строке 12 («вуаля»). Ее ответ также указывает на одобрение оценки («Я тоже так думаю»), что означает, что она понимала формулировку как аффилиативное действие терапевта. После короткой паузы она заканчивает свой ход знаком подтверждения «да», подтверждая свое согласие с формулировкой терапевта.Отрывок демонстрирует, как отмеченные формулировки предлагают резюмирующие описания предшествующих поворотов и могут приблизить соответствующую (под) тему к завершению.

Выдержка 2 показывает пример формулировки, которой предшествует маркер дискурса , но (см. Таблицу 2). В начале этого отрывка (строки 1–5) терапевт размышляет о поведении пациента в компании других и предлагает «отрезать себя» (строка 3) в качестве типичной реакции. Пациент проявляет некоторое сопротивление этому термину (строка 7) и объясняет в длинном ответе, что «отрезание себя» — это не то, что он испытывает в эти моменты (строки 10–22).В строках 24–28 терапевт дает помеченную формулировку, которой предшествует маркер дискурса поворота-начала , но .

Таблица 2. Маркированный состав (CBT).

В своем длинном ответе (строки 10–22) пациент заявляет, что он не отрезает себя, а скорее отдаляется от глупости определенных людей. Терапевт демонстрирует понимание с помощью повторяющегося использования жетона ответа «хорошо» в начале строки 24.Затем он предлагает формулировку, предшествующую закрытию, повторяя, что поведение пациента отличается от «отрезать себя или больше не испытывать чего-либо», предварительно предваряя реконструкцию , но . Этот маркер дискурса «поворот-начало», естественно, занимает контрастирующую позицию (Mazeland and Huiskes, 2001). Контраст заключается в организации очередей, то есть в расположении линий разговора, и не означает, что участники существенно расходятся во мнениях (Mazeland and Huiskes, 2001).Ясно, что терапевт не возражает против описания пациентом его собственного опыта. Скорее, формулировка выполняет ремонтные работы, что указывает на неточность первоначально предложенного термина и поэтому, похоже, используется с целью уточнения. Поскольку подтверждение пациента в строке 27 приходит довольно рано, формулировка — и последующее использование еще одного «хорошо» в строке 28 — закрывает эту линию разговора.

Другой вид трансформирующей формулировки, с которой мы столкнулись в наших данных, — это спецификации.Они используются в большей степени, чем ad hoc , но, тем не менее, демонстрируют заинтересованность в слушании и отображении. Спецификации обычно вводят ключевые слова во взаимодействие, которые могут повторяться в течение сеанса или даже всего лечения. В этом смысле спецификации предоставляют новый словарный запас, который мог быть недоступен пациенту. Тем не менее, они могут сохранять почти комментаторский статус в зависимости от восприятия пациентом. Отрывок 3 показывает пример спецификации (см. Таблицу 3).Пациентка рассказывает анекдот о том, как ее мать обращалась с пауками (строки 1–10), который затем переформулируется терапевтом в строку 12. Эта формулировка фокусируется на общих чертах характера матери, опуская ее. подробности о конкретных событиях и введение абстрактной версии, которая отражает ее строгое поведение.

Таблица 3. Спецификация (PDT).

В строках 1–10 пациентка дает характеристику своей матери, которая контрастирует с ее собственным способом обращения с пауками.После 10-секундной паузы терапевт делает характеристику более явной, предлагая «хотя бы леди» (строка 12). Как видно из этого отрывка, спецификации имеют тенденцию уменьшаться до более обобщенной интерпретации и выводить детали рассказа пациента на более высокий уровень абстракции. Формулировка терапевта касается не только того, как мать пациента обращалась с пауками, но и характеризует ее, а также оценивает ее как жесткую женщину в целом. Примечательно, что формулировка предлагается после удивительно долгого молчания (см. Строку 11), но сразу же требует от пациента нового разговора (строки 14-17), начиная с подтверждения и несколько заниженной второй оценки [«да ( 2.0) немного сложновато »] в строке 15. Спецификации предоставляют новые ключевые слова и преобразуют предыдущие разговоры в категориальные сущности. В зависимости от восприятия пациентом спецификации функционируют более дополняющим образом или даже в качестве исправления в случае недоступности соответствующей лексики. Эта практика похожа на так называемую концептуализацию , введенную Депперманом (2011), поскольку обе практики выполняют выборочную фокусировку, преобразуя длинные отчеты с временными и личными деталями в более конкретные и обобщенные атрибуции или категории.Выводы не так явно сделаны (из-за отсутствия маркеров дискурса), а темы не закрываются так намеренно, как с помеченными формулировками.

Соответствие вышеупомянутых трансформационных практик трем основным свойствам формулирования, предложенным Херитэдж и Уотсон (1979), является наиболее очевидным. В вышеупомянутых типах отмеченных формулировок и в спецификациях вводится высокая степень трансформации, поскольку терапевты переводят предыдущие высказывания в свои собственные слова, сохраняя при этом сильную ориентацию на вышеупомянутое.Особо отмеченные формулировки могут переместить темы в (предварительное) завершение, тем самым фиксируя результат из предыдущего отрезка разговора. Формулировка делает этот результат сохраняемым в конкретных терминах. Пациент сталкивается с новой терминологией, которая может выявить то, что он стремился выразить, но с которой у него также могут быть другие ассоциации. То же самое и с техническими характеристиками. Это говорит о том, что с помощью формулировок, то есть отмеченных формулировок и спецификаций, терапевт и пациенты работают над взаимным взаимопониманием, которое в значительной степени создается совместными усилиями, а не исключительно самим пациентом.

Зеркальное отображение

Помимо вторых версий предыдущего выступления, которые были сформулированы в трансформирующей манере, терапевты также предлагали вторые версии в нетрансформативной манере, то есть в форме повторений. Однако эти случаи зеркального отображения встречались в наших данных гораздо реже, чем формулировки: мы нашли всего 45 случаев. Мы выделили две практики, которые достигли зеркального отражения: выборочное цитирование и цитирующие выражения. Практика выборочного цитирования идентична тому, что Феррара (1994) описывает как типичное свойство зеркального отражения: «заметная фраза (именная фраза, глагольная фраза, предложная фраза), а не предложение, берется из предыдущего дискурса и произносится с нисходящая интонация »(с.119). Отрывок 4 показывает пример выборочного цитирования (см. Таблицу 4). Пациентка рассказывает о своем детском опыте и отношениях с матерью. В строке 16 терапевт повторяет слово «жалость», которое пациент ранее ввел в строке 11.

Таблица 4. Выборочное цитирование (PDT).

В строке 1 терапевт спрашивает, может ли пациентка вспомнить, что она чувствовала в детстве, и может ли она теперь лучше понимать произошедшие события (строки 1–3).В своем ответе в строке 4–7 пациентка подтверждает, что она снова чувствует боль ребенка, которая жаждет внимания матери, и что она начинает жалеть ребенка (строка 11). После подтверждения терапевта в строке 13 наступает тишина 14 секунд. Затем терапевт повторяет слово «жалость» (строка 16). Это выборочное цитирование в первую очередь работает как косвенный запрос на уточнение термина «жалость» (ср. Ferrara, 1994). Однако ход терапевта совпадает со следующими высказываниями пациентки, в которых она заявляет, что снова видит свою мать (строка 17), и неоднократно использует вопросительное слово , почему , как если бы она спрашивала свою мать (строка 18).После подтверждения терапевта в строке 19 пациентка добавляет, что она пытается понять свою мать, зная, что ей не всегда было легко (строки 21 и 22). В этом случае пациент не реагирует на очередь терапевта, а накладывается друг на друга и начинает новый разговор. С помощью выборочных цитат, как в Отрывке 4, терапевты придают особое значение одному выбранному аспекту предыдущих ходов. Таким образом, локальные повторы косвенно вызывают расширение и проработку проекта в ответном череде.

Цитативные выражения — это более явная форма запросов на уточнение. Повторение предваряется указателями начала поворота, такими как (, но / и ) , вы говорите , за которым следует (частичное) повторение пациентом более раннего высказывания. В отрывке 5 терапевт и пациент обсуждают тот факт, что мужчины в жизни пациентки имели совершенно другие личности, чем ее отец (см. Таблицу 5). Терапевт отражает, то есть повторяет ключевую часть высказывания пациента, чтобы расширить процитированный элемент «понимание».«, и вы говорите — предисловие повторения было впервые упомянуто пациентом в строке 8.

Таблица 5. Котативное выражение (PDT).

В строке 1 терапевт спрашивает, удивляет ли это ее. В своем ответе в строках 3–12 пациентка объясняет, что она не удивлена ​​этим фактом из-за того, что она читала об отношениях и терапии. В строке 8 она заявляет, что получила больше информации из этого. В строке 12 пациентка завершает свою очередь, доставляя подходящий тип ответа на вопрос терапевта в строке 1.После паузы в 1,5 с терапевт повторяет «инсайт» в цитатном формате. Это повторение используется локально как запрос на уточнение — приглашение получателя предоставить дополнительную информацию — который затем доставляется после строки 16. При развертывании на большем расстоянии от исходного высказывания цитатные выражения также могут направить пациента обратно к предыдущему. высказывания, которые могут иметь отношение к текущему разговору. Путем переадресации тем, которые возникли ранее в разговоре, этот тип зеркального отображения используется как средство управления темами.

Нетрансформирующие практики выборочных цитирований и цитатных выражений выполняют зеркальное отображение и в первую очередь служат запросами на уточнение. Терапевт открывает беседу для более подробного изучения аспектов рассказов пациентов, которые кажутся важными и терапевтически значимыми. С помощью этих косвенных запросов на уточнение терапевты дополнительно демонстрируют высокий уровень внимания к конкретным высказываниям, которые несут определенный эмоциональный вес и могут дать ценную информацию, но могут быть отвергнуты всем материалом, который пациент представляет в продолжающемся процессе. сеанс.

Частота переформулирования и зеркального отражения в КПТ и PDT

В этом разделе представлены результаты количественного сравнения всех стратегий переформулирования и отражения в наборе данных. Наши данные показывают высокую распространенность составов: маркированные составы были наиболее распространенным типом составов (43,5%), за ними следовали спецификации (29%). КПТ демонстрирует сильную ориентацию на использование маркированных составов (60%). Обработка PDT показывает более сбалансированное распределение методов изменения рецептуры и использует отмеченные рецептуры почти так же часто, как и спецификации (32%).Зеркальное отображение в наших данных встречается гораздо реже: выборочные цитаты составляют всего 12%, как и цитатные выражения (10,5%). Выборочное цитирование было несколько чаще при ФДТ (15%), чем при КПТ (9%). Цитативные выражения заметно чаще встречаются при ФДТ (19%), чем при лечении КПТ (2%). В таблице 6 показано распределение стратегий переформулирования и отражения в двух психотерапевтических подходах.

Таблица 6. Распределение переформулировки и зеркального отражения по типам терапии.

Распространенность составов сравнивали с распространением зеркального отражения с помощью биномиального теста. В частности, мы проверили, была ли доля составов равной 50% (то есть биноминальной пропорции при нулевой гипотезе). Значение p было получено как вероятность (при предполагаемом биномиальном распределении с вероятностью успеха 0,50) найти наблюдаемый процент составов или что-то более экстремальное по отношению к альтернативе. В КПТ вероятность использования формулировки была значительно выше, чем отражения (86% против 11% соответственно, p <0.001). Точно так же терапевты PDT с большей вероятностью использовали стратегии переформулирования вместо стратегий зеркалирования (61% против 34%; p = 0,007). Точный тест Фишера также выявил значительную разницу между группами. Составы значительно чаще применялись при КПТ, чем при ФДТ, в то время как зеркальное отображение значительно чаще использовалось при КПТ, чем при КПТ ( X 2 = 15,99, p <0,001).

Обсуждение

Целью настоящего исследования было выяснить, действительно ли вторые версии предыдущего разговора с пациентом руководствуются терапевтами соответствующим стилем терапии, и если да, то какие последовательные последствия имеют эти разные практики.Для достижения цели нашего исследования мы использовали СА — метод, который позволяет исследователям проникнуть в суть рутинных, но значимых практик, которые способствуют установлению терапевтического диалога. В этом исследовании основное внимание уделялось двум типам вмешательств, которые устанавливают вторую версию предыдущего разговора с пациентом, переформулированию и отражению, и направленных на содействие общему пониманию различий между подходами психотерапии. Ниже мы попытаемся поместить переформулированные и отражающие практики, выявленные в нашем анализе, в более широком теоретическом контексте двух терапевтических подходов.Поэтому мы обращаемся к руководствам, которым следовали во время GPS. Что касается когнитивно-поведенческого состояния, мы сравниваем наши результаты с тем, что предлагается в руководстве по лечению Bockting and Huibers (2011); Что касается психодинамического состояния, мы обсуждаем наши выводы в свете руководства по лечению Luborsky (1984). Разговорные действия, исследованные в этом исследовании, не упоминались как таковые в руководствах по лечению, поскольку описание формальных характеристик конкретных практик разговорной речи может считаться менее применимым к руководствам по лечению.Это особенно верно, поскольку Люборски (1984) называет психоаналитически ориентированную психотерапию менее предписывающим лечением, во время которого «многое из того, что должен делать терапевт, должно быть адаптировано к пациенту и обстоятельствам» (стр. 32). По сравнению с тем, как в руководствах дается описание вмешательств, CA не ставит своей целью описание конкретных эффектов, которые могут иметь вмешательства, а использует описательную терминологию для исчерпывающего описания наблюдаемого и конкретного интерактивного поведения.

Наш анализ показал, что психотерапевты в обоих лечебных условиях в основном используют трансформирующий язык для составления вторых версий предшествующего разговора с пациентом (73.5% всех вторых версий были составами) и что эти преобразующие формулировки обычно встречались в когнитивно-поведенческом состоянии (86%). Преобладающее использование составов, особенно отмеченных составов (60%), можно интерпретировать как поддержку двух основных вмешательств в КПТ: выявление иррациональных убеждений и автоматическое мышление, которое на следующем этапе подвергается сомнению (см. Bockting and Huibers , 2011). Эти процедуры выполняются совместными усилиями по мере того, как ответные повороты терапевтов локально переделывают описания пациентов, используя их собственный ввод, и тем самым направляют содержание в терапевтически более релевантные и плодотворные направления.Исходя из этого, мы можем утверждать, что трансформирующие формулировки указывают на соответствие принципу КПТ управляемого открытия (см. Bockting and Huibers, 2011). Подобно формулировкам с выделением , , идентифицированным Вайсте и Перякюля (2013), маркированные формулировки передают слушание, демонстрируют понимание и признание опыта пациента. Отмеченные формулировки предполагают собственный вклад терапевта, что делает их наводящими на размышления, директивными и преобразующими. Их способность приближать темы к завершению поддерживает цель КПТ по выявлению и структурированию мыслей и переживаний пациента и позволяет пациентам «взять под контроль» острые проблемы, ранее существовавшие проблемы, дисфункциональные убеждения и взаимодействие между этими аспектами (см.Боктинг и Хейберс, 2011).

Как указано в руководстве Luborsky (1984), межличностное, существенное и последовательное понимание является неотъемлемой частью создания рабочего союза. Мы исследовали особенности и распространенность одного типа вмешательства, который служит этой цели: зеркальное отображение открывает разговор о новом материале, который может способствовать более глубокому пониманию. Эти косвенные запросы на уточнение (которые составляют 34% всех вторых версий ФДТ) можно считать подходящей техникой вмешательства для психодинамического лечения, поскольку они соответствуют тому, что Люборски (1984) описывает как «сдержанность в ответах на интерпретацию» (стр.136) и аналогичным образом со следующим аргументом Финка (2007): «аналитику хорошо удается использовать те же слова и выражения, что и анализанд, вместо того, чтобы формулировать вещи в своих собственных терминах» (стр. 26). Зеркальное отображение позволяет терапевту отформатировать свою очередь беспристрастно и без внушения, в то же время демонстрируя восприимчивость (поскольку слишком мало ответных действий может позволить пациенту усомниться в внимательности терапевта). Использование зеркального отражения при возврате предыдущего разговора к первоначальному говорящему, таким образом, способствует беспристрастному исследованию и анализу точки зрения и опыта пациента, что соответствует теоретическим предпочтениям PDT.

Терапевты в психодинамическом состоянии использовали широкий спектр практик при формулировании вторых версий предшествующего разговора, причем трансформирующие формулировки были наиболее доминирующими (61%). Наиболее распространенной практикой в ​​PDT было уточнение (32%). Спецификации менее инвазивны для разговора с пациентом, чем обозначенные формулировки, и возникают только как незначительные прерывания потока речи пациента, но вносят высокий уровень трансформации. Они служат в качестве устройств, которые превращают сложные, расплывчатые и предварительные описания пациентов в индексные категории, одновременно подготавливая почву для актуального закрытия (см. понятий , Депперманн, 2011). Такая трансформация, естественно, включает в себя интерпретацию, которая не полностью соответствует принципу Люборского (Luborsky, 1984) о воздержании от интерпретирующих ответных действий до тех пор, пока не будет достигнут глубокий уровень понимания. Однако спецификации предлагают интерпретирующее заявление, ограниченное по своей обширности и сложности, как это было предложено Люборским (1984; ср. Принцип 9, , стр. 136). Таким образом, наши результаты предполагают, что психодинамические терапевты в большинстве случаев действуют так, как будто достаточное понимание уже достигнуто, или как будто они предпочитают вводить свой собственный и, таким образом, преобразующий язык.Тем не менее, терапевты ступают по тонкому льду: если пациент не согласен с предложенной формулировкой, это может указывать на возможное недопонимание, и рабочий альянс может быть поставлен под угрозу. Подводя итог, мы можем сделать вывод, что использование трансформирующего языка наводит на размышления, но обычно используется в PDT. Это открытие подтверждает, что трансформирующая природа (как было предложено Heritage and Watson, 1979) является неотъемлемой частью переформулированных стратегий, которые ораторы применяют в психотерапии.

В конце концов, взаимодействие создает не руководство, ни руководство не может нести ответственность за конкретные особенности разговора или различия в манере речи терапевтов, придерживающихся разных подходов; и терапевт, и пациент локально достигают и совместно конструируют взаимодействие и превращают его — в категориальном смысле — в терапевтическое взаимодействие.Именно ориентация этих участников на отдельные нормы и структуры устанавливает диалог, распознаваемый как терапевтический, который отличается от разговоров в других (институциональных) условиях (см. Mondada, 1998). В своих интерактивных действиях терапевты могут демонстрировать ориентацию на действия и практики разговора, которые могут рассматриваться как соответствующие определенным подходам или школам, тем не менее, это интерпретация терапевта и локально детерминированное применение этих теоретических идей.Таким образом, обучение, ориентированное на конкретный подход, может примерно сформировать интерактивную рутину или поток действий, который будет развернут и пересмотрен во время сеансов терапии и на протяжении всего лечения. Тем не менее, именно в ретроспективе вмешательства могут быть отнесены к различным категориям, зависящим от конкретных подходов. Фокус и внимание терапевта во время сеанса будут сосредоточены на разговоре, который он ведет со своим собеседником, пациентом перед ним, и сделать этот разговор максимально продуктивным, исцеляющим и разрешающим проблемы.В этот самый момент руководство, спрятанное за ним в задней части его книжного стеллажа, будет иметь гораздо меньшее прямое влияние на построение его вмешательств. Как уже было предложено Норкроссом и Вампольдом (2018), именно гибкость терапевта в отношении уникальных характеристик и предпочтений пациента начинает преобладать в клинической практике (стр. 1901).

Мы надеемся продемонстрировать, что методология рандомизированных контролируемых испытаний и, как следствие, мануализация налагают особенность на типы терапии, которые не обязательно обнаруживаются при индуктивном исследовании разговорного поведения.Однако эти результаты основаны на анализе двух типов вмешательства: переформулировки и зеркального отражения. Дальнейшие исследования разговорных практик, которые используются для других типов терапевтических вмешательств, должны продолжить эту линию исследований.

Ниже мы рассмотрим потенциальные ограничения этого исследования и поделимся своими взглядами на них. Исследования CA обычно считаются достаточно надежными благодаря подходу, основанному на данных. Однако методология нашего исследования никоим образом не застрахована от смешивающих факторов, обычно связанных с научными исследованиями.Один фактор, который кажется нам потенциально сбивающим с толку, касается выбора случаев и лиц, которые участвовали в этих взаимодействиях. В это исследование мы включили восемь случаев, то есть восемь комбинаций терапевтов и пациентов. Мы уверены, что этот выбор достаточно широк, чтобы не учитывать особенности использования языка отдельным человеком. Тем не менее, последующее исследование выиграет от большего размера выборки, чтобы выяснить, наблюдается ли такое же распределение практик в более разнообразном диапазоне случаев.Мы также считаем, что использование фламандского языка в наших данных не является ограничивающим фактором для общих свойств выявленных нами практик. Поскольку наш анализ ограничивался вторыми версиями терапевтов, ответные действия могут составить интересную тему для будущих исследований с использованием СА.

Предыдущее исследование Weiste и Peräkylä (2013) указывало на то, что «результаты исследований, основанные на данных, полученных с помощью одного конкретного подхода к психотерапии, не могут без проблем быть обобщены и считаться репрезентативными для психотерапии в целом» (стр.319). Настоящее исследование подтверждает это предположение. Наши результаты показывают, что концептуальные различия между PDT и CBT, безусловно, могут быть связаны с разговорными практиками, которые создают вторые версии терапевтов. Мы утверждаем, что переформулировка практики КПТ согласуется с ее теоретической перспективой. Однако психодинамические терапевты, по-видимому, — по крайней мере частично, — расходятся с рекомендациями руководства. Таким образом, это исследование продемонстрировало, что в случае PDT существует разрыв между теорией и реальной практикой на уровне использования зеркального отображения.Этот пробел устраняется в работе Peräkylä и Vehviläinen (2003) о «запасах интерактивного знания», в которой предлагается, чтобы диалог между исследователями ЦА и профессионалами мог обогатить концепции и теории, то есть базу знаний, определенных профессий. Что касается профессии, в которой проводится данное исследование, мы полагаем, что обсуждение аналитических результатов беседы во время обучающих мероприятий для психотерапевтов может не только повысить осведомленность о взаимодействующем влиянии вмешательств на текущий сеанс лечения, но и создать возможность поразмышлять о пригодности конкретных руководств и возможных предложениях по их улучшению.

Примечание автора

Данные для этого исследования были собраны в рамках Гентского исследования психотерапии (Meganck et al., 2017), рандомизированного контролируемого исследования лечения большой депрессии (зарегистрированного в Open Science Framework; ISRCTN 17130982). Наша выборка состояла из небольшой подвыборки аудиозаписей и была отобрана без учета критериев оценки результатов.

Заявление о доступности данных

Наборы данных, созданные для этого исследования, доступны по запросу соответствующему автору.

Заявление об этике

Исследование Гентской психотерапии было одобрено этическим комитетом университетской больницы Гентского университета. Все участники предоставили письменное согласие на участие в этом исследовании.

Авторские взносы

AK: главный автор рукописи, главный исследователь, ответственный за анализ и интерпретацию данных. MH: главный рецензент рукописи, внесший вклад в дизайн исследования, выполнил анализ данных и способствовал интерпретации результатов.TK: рецензент рукописи, внесший вклад в дизайн исследования, а также в анализ и интерпретацию данных. РМ: рецензент рукописи. TL: выполнил статистический анализ. MD: рецензент рукописи, внесший вклад в разработку дизайна исследования, а также в анализ и интерпретацию данных.

Финансирование

Это исследование началось в Центре языка и познания Гронингена без получения какого-либо специального гранта, а затем было продолжено и поддержано Исследовательским фондом Гентского университета (BOF) в рамках гранта No.05U40416.

Конфликт интересов

Авторы заявляют, что исследование проводилось при отсутствии каких-либо коммерческих или финансовых отношений, которые могут быть истолкованы как потенциальный конфликт интересов.

Благодарности

Более ранние версии этого исследования были представлены на конференции VIOT (Гронинген, Нидерланды, 2018 г.), Международной конференции по анализу разговоров (Лафборо, Великобритания, 2018 г.) и симпозиуме AWIA (Неймеген, Нидерланды, 2018 г.).Мы благодарны за отзывы, которые мы получили по этому поводу. Благодарим рецензентов за вдумчивые и конструктивные комментарии к рукописи.

Сноски

Список литературы

Антаки, К. (2008). «Формулировки в психотерапии», в Анализ разговора и психотерапия , ред. А. Перакюля, К. Антаки, С. Вехвиляйнен и И. Леудар (Кембридж: издательство Кембриджского университета), 26–42. DOI: 10.1017 / cbo97805114

.003

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Антаки, К., Барнс, Р., Леудар, И. (2005). Диагностические формулировки в психотерапии. Discourse Stud. 7, 627–647. DOI: 10.1177 / 1461445605055420

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Бек А. Т., Раш Дж. А., Шоу Б. Ф. и Эмери Г. (1979). Когнитивная терапия депрессии. Нью-Йорк, Нью-Йорк: Guilford Press.

Google Scholar

Боктинг, К., Хейберс, М. (2011). «Protocollaire behandeling van Patienten Met een depressieve stoornis», в Protocollaire Behandelingen Voor Volwassenen Met Psychische Klachten [Протокол лечения взрослых с психиатрическими жалобами] , Vol.1, ред. Г. П. Дж. Кейзерс, А. ван Миннен и К. Хугдейн (Амстердам: Uitgeverij Boom), 251–288.

Google Scholar

Чайлдс, К. (2015). «Формулировки», в Международная энциклопедия языка и социального взаимодействия , изд. К. Трейси (Оксфорд: Wiley-Blackwell и Международная ассоциация коммуникации), 1–5.

Google Scholar

Дэвис, К. (1986). Процесс (пере) постановки проблемы в психотерапии. Sociol. Здоровье Болезнь 8, 44–74.DOI: 10.1111 / 1467-9566.ep11346469

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Депперманн, А. (2011). Концептуализация: преобразование описаний в категоризации. Hum. Stud. 34, 155–181. DOI: 10.1007 / s10746-011-9186-9

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Дрю, П. (2003). «Сравнительный анализ разговора во взаимодействии в различных институциональных условиях: очерк», в Исследования языка и социального взаимодействия: В честь Роберта Хоппера , ред.Дж. Гленн, К. Д. ЛеБарон и Дж. Мандельбаум (Махва, Нью-Джерси: Эрлбаум), 293–308.

Google Scholar

Феррара, К. В. (1994). Терапевтические приемы со словами. Нью-Йорк, Нью-Йорк: Издательство Оксфордского университета.

Google Scholar

Финк Б. (2007). Основы психоаналитической техники: лакановский подход для практиков. Нью-Йорк, Нью-Йорк: W. W. Norton & Co.

Google Scholar

Гарфинкель Х. и Сакс Х. (1970).«О формальных структурах практического действия», в Теоретическая социология , ред. Дж. К. МакКинни и Э. А. Тирьякян (Нью-Йорк, Нью-Йорк: Appleton-Century-Crofts), 337–366.

Google Scholar

Хепберн А., Болден Г. Б. (2017). Расшифровка для социальных исследований. Лондон: Мудрец.

Google Scholar

Наследие, Дж. И Уотсон, Д. Р. (1979). «Формулировки как разговорные объекты», в Повседневный язык: Исследования по этнометодологии , изд.Г. Псатас (Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Ирвингтон), 123–162.

Google Scholar

Leichsenring, F., и Schauenburg, H. (2014). Эмпирически подтвержденные методы краткосрочной психодинамической терапии депрессии — на пути к единому протоколу, основанному на доказательствах. J. Affect. Disord. 169, 128–143. DOI: 10.1016 / j.jad.2014.08.007

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Люборский, Л. (1984). Принципы психоаналитической психотерапии: руководство по поддерживающе-экспрессивному лечению. Нью-Йорк, Нью-Йорк: Базовые книги.

Google Scholar

Мэдилл А., Виддикомб С. и Баркхэм М. (2001). Возможности анализа разговора для психотерапевтических исследований. Couns. Psychol. 29, 413–434. DOI: 10.1177 / 0011000001293006

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Мазеланд, Х. (2006). Анализ разговора. Энциклопедия языка и лингвистики. Амстердам: Elsevier Science.

Google Scholar

Мазеланд, Х., и Хейскес, М. (2001). «Голландское« но »как последовательное соединение: его использование в качестве средства возобновления», в Исследования в области интерактивной лингвистики , ред. М. Селтинг и Э. Купер-Кухлен (Амстердам: Джон Бенджаминс), 141–169.

Google Scholar

Meganck, R., Desmet, M., Bockting, C., Inslegers, R., Truijens, F., De Smet, M., et al. (2017). Гентское исследование психотерапии (GPS) по дифференциальной эффективности поддерживающих, экспрессивных и когнитивно-поведенческих вмешательств у зависимых и самокритичных депрессивных пациентов: протокол исследования для рандомизированного контролируемого исследования. ИСПЫТАНИЯ 18: 126. DOI: 10.1186 / s13063-017-1867-x

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Мондада, Л. (1998). Терапевтические взаимодействия: конкретный жанр или «взорванный» вариант обычных разговорных практик? Pragmatics 8, 155–166. DOI: 10.1075 / prag.8.2.02mon

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Мунтигл П., Найт Н. и Уоткинс А. (2012). Работа над поддержанием единства в психотерапии: использование кивков в качестве диалогового ресурса для демонстрации принадлежности. Lang. Диалог 2, 9–27. DOI: 10.1075 / ld.2.1.01mun

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Норкросс, Дж. К., и Вамполд, Б. Э. (2018). Новая терапия для каждого пациента: отношения, основанные на фактах, и отзывчивость. J. Clin. Psychol. 74, 1889–1906. DOI: 10.1002 / jclp.22678

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Peräkylä, A. (2008). «Анализ разговора и психоанализ: интерпретация, аффект и интерсубъективность», в Conversation Analysis and Psychotherapy , eds A.Перакюля, К. Антаки, С. Вехвиляйнен и И. Леудар (Нью-Йорк, Нью-Йорк: издательство Кембриджского университета), 100–119. DOI: 10.1017 / cbo97805114

.007

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Peräkylä, A. (2012). «Анализ разговора в психотерапии», в Справочник по анализу разговора , ред. Т. Стиверс и Дж. Сиднелл (Оксфорд: Блэквелл), 551–574. DOI: 10.1002 / 9781118325001.ch37

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Peräkylä, A., Antaki, C., Вехвиляйнен, С., и Леудар, И. (2008). «Анализ психотерапии на практике», в Conversation Analysis and Psychotherapy , eds A. Peräkylä, C. Antaki, S. Vehviläinen, and I. Leudar (New York, NY: Cambridge University Press), 5–25. DOI: 10.1017 / cbo97805114

.002

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Peräkylä, A., and Vehviläinen, S. (2003). Разговорный анализ и профессиональные запасы интерактивных знаний. Discourse Soc. 14, 727–750.DOI: 10.1177 / 09579265030146003

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Померанц, А., Фер, Б. (2011). «Анализ разговора: подход к анализу социального взаимодействия», в Discourse Studies: A Multidisciplinary Introduction , ed. Т. А. Ван Дейк (Лондон: Sage), 165–190. DOI: 10.4135 / 9781446289068.n9

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Сиднелл, Дж. (2013). «Основные методы анализа разговора», в The Handbook of Conversation Analysis , eds J.Сиднелл и Т. Стиверс (Мальден, Массачусетс: Блэквелл), 77–99. DOI: 10.1002 / 9781118325001.ch5

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Стрик, У. (2008). «Взгляд психотерапевта на анализ разговора», в Conversation Analysis and Psychotherapy , ред. A. Peräkylä, C. Antaki, S. Vehviläinen и I. Leudar (New York, NY: Cambridge University Press), 173–187. DOI: 10.1017 / cbo97805114

.011

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Vanheule, S.(2009). Психотерапия и исследования: отношения, которые необходимо изобретать заново. Br. J. Psychother. 25, 91–109. DOI: 10.1111 / j.1752-0118.2008.01103.x

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Вехвиляйнен, С. (2008). «Выявление и управление сопротивлением в психоаналитическом взаимодействии», в Анализ разговора и психотерапия , ред. А. Перакюля, К. Антаки, С. Вехвиляйнен и И. Леудар (Нью-Йорк, Нью-Йорк: издательство Кембриджского университета), 120–138. DOI: 10,1017 / cbo97805114

.008

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Voutilainen, L., and Peräkylä, A. (2014). «Терапевтическая беседа», в Справочник по прагматике , ред. Ж.-О. Остман и Дж. Вершуерен (Амстердам: Джон Бенджаминс).

Google Scholar

Вайсте, Э., и Перакюля, А. (2013). Сравнительное разговорно-аналитическое исследование формулировок в психоанализе и когнитивной психотерапии. Res. Lang. Soc. Интер. 46, 299–321. DOI: 10.1080 / 08351813.2013.839093

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Вестен Д., Новотны К. М. и Томпсон-Бреннер Х. (2004). Эмпирический статус эмпирически подтвержденных психотерапевтических методов: предположения, выводы и отчеты в контролируемых клинических испытаниях. Psychol. Бык. 130, 631–663. DOI: 10.1037 / 0033-2909.130.4.631

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Вестерман, М. А. (2011). Разговорный анализ и интерпретативное количественное исследование процесса психотерапии и проблемного межличностного поведения. Theory Psychol. 21, 155–178. DOI: 10.1177 / 0959354310394719

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Уилсон, Г. Т. (1998). Мануальное лечение и клиническая практика. Clin. Psychol. Sci. Практик. 5, 363–375. DOI: 10.1111 / j.1468-2850.1998.tb00156.x

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Вольберг, Л. Р. (2013). Техника психотерапии. Chevy Chase, MD: Электронные книги Международного института психотерапии.

Google Scholar

50 предупреждающих знаков о сомнительной терапии и консультировании

Пункты, перечисленные ниже, являются важными тревожными сигналами и важной информацией для всех, кто проходит терапию или думает о терапии.Если во время вашего консультирования появится какой-либо из следующих красных флажков, возможно, пришло время переоценить вашего консультанта или терапевта.

Если вы заметили один из этих красных флажков, в большинстве случаев первым шагом будет обсуждение вашего беспокойства с вашим консультантом. Попробуйте откровенно поговорить о том, что вас беспокоит. Хороший терапевт должен быть открытым и готов понять ваши проблемы. Если ваш консультант не принимает ваши опасения всерьез или не желает принимать отзывы, то, вероятно, в ваших интересах проконсультироваться по этому поводу с другим терапевтом.Большинство терапевтов имеют хорошие намерения и готовы нести ответственность за свои собственные «дела». Так что также важно дать терапевту возможность сомневаться … все люди совершают мелкие ошибки. И иногда то, что люди думают, что их психотерапевт, на самом деле их проблема. Эти «слепые пятна» труднее всего увидеть, и о них стоит поговорить со своим терапевтом.

Также важно отметить, что следующие красные флажки имеют разную степень значимости. Некоторые из них являются очень серьезными нарушениями этических стандартов, например, попытка терапевта вступить в сексуальные отношения с клиентом.Из этого правила нет исключений, и если вы окажетесь в такой ситуации, вам рекомендуется сообщить об этом в государственный совет по профессиональному лицензированию и проконсультироваться с другими профессионалами. Тем не менее, некоторые из перечисленных ниже красных флажков имеют «исключения из правил» и частично зависят от контекста. Например, для терапевтов обычно неприемлемо иметь двойственные отношения со своими клиентами. Поэтому, если консультант лечит соседского парикмахера от его или ее депрессии, консультант идет к другому парикмахеру, чтобы не запутать отношения «клиент-терапевт».Однако в небольших сообществах невозможно избежать определенных двойственных отношений. Этические нормы достаточно гибки, чтобы учесть это и некоторые другие исключения.

В произвольном порядке, это красный флаг, если вы найдете свой:

  1. Консультант не имеет достаточной специальной подготовки для решения ваших проблем и / или не пытается решать проблемы, выходящие за рамки практики.
  2. Терапевта не интересуют изменения, которые вы хотите сделать, и ваши цели терапии.
  3. Консультант не может или не может четко определить, как они могут помочь вам решить любую проблему или беспокойство, которые привели вас на терапию.
  4. Терапевт не объясняет, как вы узнаете, что терапия завершена.
  5. Консультант не обращается за консультацией к другим терапевтам.
  6. Терапевт дает гарантии и / или обещает.
  7. Терапевт имеет нерешенные жалобы, поданные в лицензионный совет.
  8. Терапевт не предоставляет вам информацию о ваших правах как клиента, конфиденциальности, политике офиса и гонорарах, чтобы вы могли справедливо дать согласие на лечение.Примечание. Требования к информации, предоставляемой терапевтами новым клиентам, различаются в зависимости от штата и требований лицензирования.
  9. Консультант осуждает или критикует ваше поведение, образ жизни или проблемы.
  10. Терапевт «смотрит на вас свысока» или обращается с вами как с неполноценным тонким или не очень тонким образом.
  11. Консультант обвиняет вашу семью, друзей или партнера.
  12. Консультант призывает вас обвинять свою семью, друзей или партнера.
  13. Терапевт сознательно или бессознательно удовлетворяет личные психологические потребности за счет сосредоточения внимания на вас и вашей терапии.
  14. Советник пытается быть вашим другом.
  15. Терапевт инициирует прикосновения (т. Е. Объятия) без согласия.
  16. Консультант пытается завязать с вами сексуальные или романтические отношения.
  17. Терапевт слишком много говорит о личных проблемах и / или самораскрывается, часто без какой-либо терапевтической цели.
  18. Консультант пытается заручиться вашей помощью в чем-то, не имеющем отношения к вашей терапии.
  19. Терапевт раскрывает вашу идентифицирующую информацию без разрешения или мандата.
  20. Консультант сообщает вам личности других клиентов.
  21. Психотерапевт сообщает, что никогда не занимался персональной терапевтической работой.
  22. Консультант не может принимать отзывы или признавать ошибки.
  23. Терапевт уделяет большое внимание диагностике, не помогая вам измениться.
  24. Советник слишком много говорит.
  25. Терапевт вообще не разговаривает.
  26. Консультант часто говорит сложным «психическим трепом», который сбивает вас с толку.
  27. Терапевт сосредотачивается на мыслях и познании, исключая чувства и соматический опыт.
  28. Консультант фокусируется на чувствах и соматическом опыте, исключая мысли, инсайты и когнитивные процессы.
  29. Терапевт действует так, как будто у него есть ответы или решения для всего, и тратит время, рассказывая вам, как лучше всего исправить или изменить ситуацию.
  30. Консультант говорит вам, что делать, принимает решения за вас или дает частые незапрошенные советы.
  31. Терапевт поощряет вашу зависимость, позволяя вам удовлетворять ваши эмоциональные потребности от терапевта.Психотерапевт «кормит вас рыбой, а не помогает вам ловить рыбу для себя».
  32. Консультант пытается удержать вас на терапии против вашей воли.
  33. Терапевт считает, что работает только подход терапевта, и высмеивает другие подходы к терапии.
  34. Психотерапевт ведет с вами споры или часто конфронтацию.
  35. Консультант не помнит ваше имя и / или не помнит, как вы взаимодействовали от одного сеанса к другому.
  36. Психотерапевт не обращает внимания или кажется, что он не слушает и не понимает вас.
  37. Консультант отвечает на звонок во время сеанса.
  38. Терапевт не чувствителен к вашей культуре или религии.
  39. Советник отрицает или игнорирует важность вашей духовности.
  40. Терапевт пытается навязать вам духовность или религию.
  41. Советник не сочувствует.
  42. Психотерапевт слишком много сочувствует.
  43. Советник, кажется, перегружен вашими проблемами.
  44. Терапевт кажется чрезмерно эмоциональным, затронутым или возбужденным вашими чувствами или проблемами.
  45. Консультант подталкивает вас к очень уязвимым чувствам или воспоминаниям вопреки вашим желаниям.
  46. Терапевт избегает исследования каких-либо ваших эмоциональных или уязвимых чувств.
  47. Консультант не спрашивает вашего разрешения на использование различных психотерапевтических техник.
  48. Терапевт пытается заставить вас явным образом контролировать свои импульсы, компульсии или зависимости, не помогая вам оценить и устранить основные причины.
  49. Консультант преждевременно и / или сосредотачивается исключительно на том, чтобы помочь вам оценить и устранить основные причины проблемы или принуждения, тогда как вместо этого вы могли бы получить больше пользы от обучения навыкам совладания с собой, чтобы управлять своими импульсами.
  50. Ваш консультант обычно пропускает, отменяет или опаздывает на встречи.

Если есть другие предупреждающие знаки или красные флажки, которыми вы хотели бы поделиться, оставьте ответ в разделе комментариев ниже.

© Copyright 2008 Ной Рубинштейн. Все права защищены. Разрешение на публикацию предоставлено GoodTherapy.org.

Предыдущая статья была написана исключительно указанным выше автором. Любые высказанные взгляды и мнения не обязательно разделяются GoodTherapy.орг. Вопросы или замечания по предыдущей статье можно направить автору или опубликовать в комментариях ниже.

Пожалуйста, заполните все обязательные поля, чтобы отправить свое сообщение.

Подтвердите, что вы человек.

Содержание консультирования и психотерапии сегодня

Содержание консультирования и психотерапии сегодня

Содержание «Консультации и психотерапия сегодня: теория, практика и исследования» / Кэрол Шоу Остад.

Библиографическая запись и ссылки на соответствующую информацию доступны в каталоге Библиотеки Конгресса.

Примечание: Данные содержания генерируются машиной на основе предварительной публикации, предоставленной издателем. Содержание может отличаться от печатной книги, быть неполным или содержать другую кодировку.


Краткое содержание
Предисловие ¿¿
Об авторе 
Глава 1 Состояние психотерапии и консультирования сегодня: изменение теории, практики и исследований ¿¿¿
Глава 2 Профессионализм, этика и правовые вопросы в психотерапии ¿¿¿
Глава 3 Классический психоанализ Фрейда ¿¿¿
Глава 4 Психодинамическая терапия по Фрейду ¿¿¿
Глава 5 Индивидуальная психология Адлера ¿¿¿
Глава 6 Клиентоцентрированная терапия Роджерса ¿¿¿
Глава 7 Экзистенциальная терапия ¿¿¿
Глава 8 Гештальт-терапия ¿¿¿
Глава 9 Поведенческая терапия ¿¿¿
Глава 10 Когнитивная терапия ¿¿¿
Глава 11 Реалистичная терапия ¿¿¿
Глава 12 Феминистская терапия ¿¿¿
Глава 13 Биопсихосоциальная терапия и психология здоровья ¿¿¿
Глава 14 Психофармакология ¿¿¿
Глава 15 Эклектическая и другие психотерапевтические методы ¿¿¿
Приложение A Примеры из практики ¿¿¿
Приложение B Сравнение психотерапевтических методов ¿¿¿
Использованная литература 
Кредиты ¿¿¿
Указатель имени ¿¿¿
Предметный указатель ¿¿¿
СОДЕРЖАНИЕ
Предисловие ¿¿¿
Об авторе 
Глава 1 Состояние психотерапии и консультирования сегодня: изменение теории, практики и исследований ¿¿¿
Психотерапия и Психотерапевт ¿¿¿
Стать психотерапевтом или консультантом ¿¿¿
Основные виды психотерапии ¿¿¿
Развитие теории, практики и исследований психотерапии ¿¿¿
Изменения в теории ¿¿¿
Акцент на биологии ¿¿¿
Переходите к более кратким теориям ¿¿¿
Изменения на практике
Бизнес и психотерапия ¿¿¿
Экономика и психотерапия ¿¿¿
Управляемая помощь ¿¿¿
Комплексная психиатрическая помощь ¿¿¿
Политика и здравоохранение ¿¿¿
Психофармакология и психотерапия ¿¿¿
Изменения в исследованиях ¿¿¿
Исследователь / клиницист Гэп ¿¿¿
История психотерапевтических исследований ¿¿¿
Методология исследования 
Результаты и исследование процесса ¿¿¿
Эффект эквивалентности ¿¿¿
Эмпирически подтвержденная / подтвержденная терапия ¿¿¿
Эффективность против эффективности ¿¿¿
Доказательная практика ¿¿¿
Общие факторы и конкретные методы ¿¿¿
Другие вопросы, связанные с теорией, практикой и исследованиями ¿¿¿
Осведомленность о разнообразии ¿¿¿
Компьютерная грамотность 
Продолжительность лечения ¿¿¿
Как пациенты используют психотерапию ¿¿¿
Резюме 
Ресурсы 
Классные упражнения и мероприятия ¿¿¿
Глава 2 Профессионализм, этика,
и правовые вопросы психотерапии ¿¿¿
Исторический контекст 
Практикующие психотерапевты сегодня ¿¿¿
Где практикуют психотерапевты ¿¿¿
Этические вопросы 
Компетентность ¿¿¿
Информированное согласие ¿¿¿
Конфиденциальность ¿¿¿
Вынужденное обязательство ¿¿¿
Опасность ¿¿¿
Обязанность предупреждать и защищать ¿¿¿
Множественные или двойственные отношения ¿¿¿
Диагностика и оценка ¿¿¿
Учет и HIPAA ¿¿¿
Злоупотребление служебным положением ¿¿¿
Национальный банк данных практикующих врачей ¿¿¿
Мультикультурализм и разнообразие ¿¿¿
Резюме 
Ресурсы 
Классные упражнения и мероприятия ¿¿¿
Глава 3 Классический психоанализ Фрейда ¿¿¿
Исторический контекст 
h О Зигмунде Фрейде ¿¿¿
Теория классического психоанализа ¿¿¿
Ключевые идеи 
Психодинамика ¿¿¿
Либидинальная энергия и катексис ¿¿¿
Уровни сознания ¿¿¿
Структуры личности ¿¿¿
Психосексуальные стадии ¿¿¿
Механизмы подавления и защиты ¿¿¿
Нормальное и ненормальное поведение ¿¿¿
Перенос и контрперенос ¿¿¿
Анализ сновидений ¿¿¿
Практика классического психоанализа ¿¿¿
Оценка и диагностика ¿¿¿
Согласование терапевтических отношений и продолжительности лечения ¿¿¿
Терапевтические методы ¿¿¿
Процесс терапии ¿¿¿
Терапия в действии: Dr.Джон Гаррет и дело Джонатана ¿¿¿
Направления исследований классического психоанализа ¿¿¿
Проблемы разнообразия ¿¿¿
Основная критика классического
Психоанализ ¿¿¿
Резюме 
Ресурсы 
Классные упражнения и мероприятия ¿¿¿
Глава 4 Психодинамическая терапия по Фрейду ¿¿¿
Исторический контекст 
Аналитическая психология ¿¿¿
h О Карле Юнге ¿¿¿
Юнгианская практика ¿¿¿
Неофрейдистский психоанализ ¿¿¿
Психоанализ Карен Хорни ¿¿¿
h О Карен Хорни ¿¿¿
Межличностный психоанализ Гарри Стэка Салливана ¿¿¿
h О Гарри Стэке Салливане ¿¿¿
Эго-анализ и объектные отношения / Самопсихология ¿¿¿
Анализ эго ¿¿¿
Объектные отношения и самопсихология ¿¿¿
Краткосрочная динамическая терапия ¿¿¿
Практика краткосрочной динамической терапии ¿¿¿
Краткосрочные исследования динамической терапии ¿¿¿
Психоанализ отношений ¿¿¿
Резюме 
Ресурсы 
Классные упражнения и мероприятия ¿¿¿
Глава 5 Индивидуальная психология Адлера ¿¿¿
Исторический контекст 
h Об Альфреде Адлере ¿¿¿
Психоанализ ¿¿¿
Концепция Вайхингера "как если бы" ¿¿¿
Социальная справедливость и феминизм ¿¿¿
Холизм: неделимое я ¿¿¿
Профилактика ¿¿¿
Тенденции в адлерианской терапии ¿¿¿
Теория индивидуальной психологии ¿¿¿
Ключевые идеи 
Стремление к значимости ¿¿¿
Комплекс неполноценности 
Социальный интерес и чувство общности ¿¿¿
Вымышленная конечная цель и стиль жизни ¿¿¿
Порядок рождения и семейное созвездие ¿¿¿
Другие адлеровские концепции ¿¿¿
Нормальное и ненормальное поведение ¿¿¿
Основная ошибка Драйкурса ¿¿¿
Практика индивидуальной психологии ¿¿¿
Оценка и диагностика ¿¿¿
Согласование терапевтических отношений и продолжительности лечения ¿¿¿
Терапевтические методы ¿¿¿
Процесс терапии ¿¿¿
Терапия в действии: Dr.Мэри Аллан и дело Джонатана ¿¿¿
Направления исследований индивидуальной психологии ¿¿¿
Проблемы разнообразия ¿¿¿
Основные критические замечания
Индивидуальная психология ¿¿¿
Резюме 
Ресурсы 
Классные упражнения и мероприятия ¿¿¿
Глава 6 Клиентоцентрированная терапия Роджерса ¿¿¿
Исторический контекст 
Философские корни гуманизма ¿¿¿
h О Карле Роджерсе ¿¿¿
Гуманистическая терапия сегодня ¿¿¿
Теория клиентоориентированной терапии ¿¿¿
Ключевые идеи 
Самоактуализация ¿¿¿
Самость ¿¿¿
Конгруэнтность и неконгруэнтность ¿¿¿
Безусловный позитивный взгляд ¿¿¿
Условия ценности ¿¿¿
Подлинность и сочувствие ¿¿¿
Нормальное и ненормальное поведение ¿¿¿
Практика клиентоориентированной терапии ¿¿¿
Оценка и диагностика ¿¿¿
Согласование терапевтических отношений и продолжительности лечения ¿¿¿
Терапевтические методы ¿¿¿
Процесс терапии ¿¿¿
Терапия в действии: Dr.Джон Робертс и дело Джонатана ¿¿¿
Направления исследований
Клиент-центрированная терапия ¿¿¿
Проблемы разнообразия ¿¿¿
Основные критические моменты клиентоцентрированной терапии ¿¿¿
Резюме 
Ресурсы 
Классные упражнения и мероприятия ¿¿¿
Глава 7 Экзистенциальная терапия ¿¿¿
Исторический контекст 
Истоки экзистенциальной терапии ¿¿¿
Экзистенциальные терапевты ¿¿¿
h О Викторе Франкле ¿¿¿
Теория экзистенциальной терапии ¿¿¿
Быть в мире ¿¿¿
Я - опыт ¿¿¿
Четыре экзистенциальные реальности ¿¿¿
Беспокойство и выбор ¿¿¿
Время 
Подлинность ¿¿¿
Терапевтические отношения ¿¿¿
Нормальное и ненормальное поведение ¿¿¿
Теория логотерапии ¿¿¿
Ключевые идеи 
Воля к смыслу и ценностям ¿¿¿
Свобода 
Ноэтизм и нединамика ¿¿¿
Самопревосхождение ¿¿¿
Нормальное и ненормальное поведение ¿¿¿
Практика логотерапии ¿¿¿
Оценка и диагностика ¿¿¿
Согласование терапевтических отношений и продолжительности лечения ¿¿¿
Терапевтические методы ¿¿¿
Процесс терапии ¿¿¿
Терапия в действии: Dr.Франсин Виктор и дело Джонатана ¿¿¿
Направления исследований в
Экзистенциальная терапия ¿¿¿
Проблемы разнообразия ¿¿¿
Основные критические замечания экзистенциальной терапии ¿¿¿
Резюме 
Ресурсы 
Классные упражнения и мероприятия ¿¿¿
Глава 8 Гештальт-терапия ¿¿¿
Исторический контекст 
h О Фрице Перлсе и Лоре Познер Перлз ¿¿¿
Психоанализ ¿¿¿
Гештальт-психология ¿¿¿
Гуманизм, экзистенциализм и феноменология ¿¿¿
Другое влияние на гештальт-терапию ¿¿¿
Тенденции в гештальт-терапии ¿¿¿
Теория гештальт-терапии ¿¿¿
Ключевые идеи 
Холизм, теория поля, гештальт и отношения между фигурой и фоном ¿¿¿
Контакт и контактная граница ¿¿¿
Осведомленность и сосредоточенность на настоящем¿¿¿
Другие концепции гештальт-терапии ¿¿¿
Нормальное и ненормальное поведение ¿¿¿
Практика гештальт-терапии ¿¿¿
Оценка и диагностика ¿¿¿
Согласование терапевтических отношений и продолжительности лечения ¿¿¿
Терапевтические методы ¿¿¿
Процесс терапии ¿¿¿
Терапия в действии: Дженнифер Перт и
Дело Джонатана ¿¿¿
Направления исследований в гештальт-терапии ¿¿¿
Проблемы разнообразия ¿¿¿
Основные критические замечания гештальт-терапии ¿¿¿
Резюме 
Ресурсы 
Классные упражнения и мероприятия ¿¿¿
Глава 9 Поведенческая терапия ¿¿¿
Исторический контекст 
Иван Павлов и классическое кондиционирование ¿¿¿
Дж.Б. Ватсон и бихевиоризм ¿¿¿
Б. Ф. Скиннер и оперантное кондиционирование ¿¿¿
h О Б. Ф. Скиннере ¿¿¿
Джон Доллард и Нил Миллер ¿¿¿
Вольпе и контркондиционирование ¿¿¿
h О Джозефе Вольпе ¿¿¿
Когнитивная и поведенческая терапия ¿¿¿
Теория поведенческой терапии ¿¿¿
Ключевые идеи 
Поведение 
Научный подход 
Классическое кондиционирование ¿¿¿
Оперантного кондиционирования 
Наблюдательное обучение или моделирование ¿¿¿
Нормальное и ненормальное поведение ¿¿¿
Модели поведенческой терапии ¿¿¿
Экспозиционная терапия ¿¿¿
Управление непредвиденными обстоятельствами и терапия модификации поведения ¿¿¿
Наблюдательное обучение и моделирование
Терапия ¿¿¿
Практика поведенческой терапии ¿¿¿
Оценка и диагностика ¿¿¿
Согласование терапевтических отношений и продолжительности лечения ¿¿¿
Терапевтические методы ¿¿¿
Процесс терапии ¿¿¿
Терапия в действии: Dr.Карл Уилсон и дело Джонатана ¿¿¿
Направления исследований в
Поведенческая терапия ¿¿¿
Проблемы разнообразия ¿¿¿
Основные критические замечания по поведенческой терапии ¿¿¿
Резюме 
Ресурсы 
Классные упражнения и мероприятия ¿¿¿
Глава 10 Когнитивная терапия ¿¿¿
Исторический контекст 
h Об Альберте Эллисе ¿¿¿
h Об Аароне Беке ¿¿¿
Теория терапии рационального эмоционального поведения ¿¿¿
Модель A-B-C-D-E ¿¿¿
Иррациональные убеждения ¿¿¿
Иррациональные процессы ¿¿¿
Диспут ¿¿¿
Эффективные новые верования и философии ¿¿¿
Нормальное и ненормальное поведение ¿¿¿
Практика терапии рационального эмоционального поведения ¿¿¿
Оценка и диагностика ¿¿¿
Согласование терапевтических отношений и продолжительности лечения ¿¿¿
Терапевтические методы ¿¿¿
Процесс терапии ¿¿¿
Терапия в действии: Dr.Ребекка Эллен и дело Джонатана ¿¿¿
Теория когнитивной терапии Бека ¿¿¿
Автоматические мысли ¿¿¿
Когнитивные искажения ¿¿¿
Когнитивные схемы, систематические предубеждения и режимы ¿¿¿
Нормальное и ненормальное поведение ¿¿¿
Практика когнитивной терапии Бека ¿¿¿
Оценка и диагностика ¿¿¿
Согласование терапевтических отношений и продолжительности лечения ¿¿¿
Терапевтические методы ¿¿¿
Процесс терапии ¿¿¿
Терапия в действии: доктор Алекс Бернхэм и случай Джонатана ¿¿¿
Направления исследований в когнитивной терапии ¿¿¿
Проблемы разнообразия ¿¿¿
Основные критические методы когнитивной терапии ¿¿¿
Резюме 
Ресурсы 
Классные упражнения и мероприятия ¿¿¿
Глава 11 Реалистичная терапия ¿¿¿
Исторический контекст 
h Об Уильяме Глассере ¿¿¿
Теория терапии реальности ¿¿¿
Выбор и контроль ¿¿¿
Потребности и конфликт внутри потребности ¿¿¿
Мир качества ¿¿¿
Общее поведение ¿¿¿
Уровень приверженности ¿¿¿
Нормальное и ненормальное поведение ¿¿¿
Практика терапии реальности ¿¿¿
Оценка и диагностика ¿¿¿
Согласование терапевтических отношений и продолжительности лечения ¿¿¿
Терапевтические методы ¿¿¿
Процесс терапии ¿¿¿
Терапия в действии: Dr.Уильям Ласситер и дело Джонатана ¿¿¿
Направления исследований в терапии реальности ¿¿¿
Проблемы разнообразия ¿¿¿
Основные критические анализы терапии реальности ¿¿¿
Резюме 
Ресурсы 
Классные упражнения и мероприятия ¿¿¿
Глава 12 Феминистская терапия ¿¿¿
Исторический контекст 
Волны феминизма ¿¿¿
Влиятельные феминистки ¿¿¿
Сегодняшние феминистские проблемы ¿¿¿
Теория феминистской терапии ¿¿¿
Социальная идентичность ¿¿¿
Пол и пол ¿¿¿
Властные отношения ¿¿¿
Повышение сознания и расширение прав и возможностей ¿¿¿
Нормальное и ненормальное поведение ¿¿¿
Практика феминистской терапии ¿¿¿
Оценка и диагностика ¿¿¿
Согласование терапевтических отношений и продолжительности лечения ¿¿¿
Терапевтические методы ¿¿¿
Процесс терапии ¿¿¿
Терапия в действии: Dr.Анита Грин и дело Джонатана ¿¿¿
Направления исследований в феминистской терапии ¿¿¿
Проблемы разнообразия ¿¿¿
Основные критические замечания феминистской терапии ¿¿¿
Резюме 
Ресурсы 
Классные упражнения и мероприятия ¿¿¿
Глава 13 Биопсихосоциальная терапия и психология здоровья ¿¿¿
Исторический контекст 
Биопсихосоциальная модель ¿¿¿
Дополнительная и альтернативная медицина ¿¿¿
Поведенческая медицина, психосоматическая медицина и психология здоровья ¿¿¿
Тенденции в биопсихосоциальной терапии и психологии здоровья ¿¿¿
Теория биопсихосоциальной терапии ¿¿¿
Стресс-менеджмент 
Укрепление и профилактика здоровья ¿¿¿
Самоуправление 
Социальная поддержка 
Этапы перемен ¿¿¿
Нормальное и ненормальное поведение ¿¿¿
Практика биопсихосоциальной терапии ¿¿¿
Оценка и диагностика ¿¿¿
Согласование терапевтических отношений и продолжительности лечения ¿¿¿
Терапевтические методы ¿¿¿
Процесс терапии ¿¿¿
Терапия в действии: Dr.Лорел Бодмин и дело Джонатана ¿¿¿
Направления исследований в области биопсихосоциальной терапии и психологии здоровья ¿¿¿
Проблемы разнообразия ¿¿¿
Основные критические замечания по биопсихосоциальной терапии и психологии здоровья ¿¿¿
Резюме 
Ресурсы 
Классные упражнения и мероприятия ¿¿¿
Глава 14 Психофармакология ¿¿¿
Исторический контекст 
Психологическая перспектива ¿¿¿
Биологическая перспектива ¿¿¿
Тенденции в психофармакологии ¿¿¿
Теория психофармакологии ¿¿¿
Обзор нервной системы и мозга ¿¿¿
Нейротрансмиттеры ¿¿¿
Психотропные препараты ¿¿¿
Альтернативные методы лечения ¿¿¿
Практика психофармакологии ¿¿¿
Оценка и диагностика ¿¿¿
Согласование терапевтических отношений и продолжительности лечения ¿¿¿
Терапевтические методы ¿¿¿
Процесс терапии ¿¿¿
Терапия в действии: Dr.Криста Перри и дело Джонатана ¿¿¿
Направления исследований в психофармакологии ¿¿¿
Проблемы разнообразия ¿¿¿
Основные критические анализы психофармакологии ¿¿¿
Резюме 
Ресурсы 
Классные упражнения и мероприятия ¿¿¿
Глава 15 Эклектическая и другие психотерапевтические методы ¿¿¿
Эклектическая и интеграционная терапия ¿¿¿
Исторический контекст 
Мультимодальная терапия ¿¿¿
Постмодернистская и конструктивистская терапия ¿¿¿
Исторический контекст 
Краткая терапия, ориентированная на решение ¿¿¿
Нарративная терапия ¿¿¿
Модели психотерапии для конкретных проблем и диагнозов ¿¿¿
Межличностная психотерапия ¿¿¿
Диалектическая поведенческая терапия ¿¿¿
Резюме 
Ресурсы 
Классные упражнения и мероприятия ¿¿¿
Приложение A Примеры из практики ¿¿¿
Приложение B Сравнение психотерапевтических методов ¿¿¿
 

Библиотека Конгресса США Тематические рубрики для этой публикации:

Психотерапия — Учебники.
Консультации — Учебники.
Психотерапия — методы.
Консультации — методы.

Консультации по вопросам культур коренных народов и психического здоровья: четыре направления для

Содержание

Введение Сюзанна Л. Стюарт и Рой Мудли Часть 1: Восток: Духовность коренных народов в западной психологии 1. Восстановление традиционных методов исцеления коренных народов на низовом уровне в контексте городской общины коренных народов Водопад Барбара с Дэном Смоуком и Мэрилу Смоук 2 .Шутка: индейский юмор как традиция исцеления и образ жизни коренных народов Майкл Тлануста Гаррет, Дж. Т. Гаррет, Глория К. Кинг, Таррелл Эве, Агахе Портман, Эдил Торрес-Ривера, Дейл Браттон и Лиза Грейшилд 3. Подарки модели «Семь ветров» по ​​профилактике употребления алкоголя и наркотиков для американских индейцев Рокки Роббинс, Э. Аллен Исон, Стивен Колмант, Дерек Бёркс и Бренда МакДэниел 4. Традиционное духовное исцеление Венди Хилл Часть 2: Юг: Инновационная интеграция в психологической сфере Практика 5.Способы психологического исцеления коренных народов Северной Америки и внедрение интеграции и деколонизации Глен МакКейб 6. Консультации коренных народов в Канаде Сюзанна Л. Стюарт и Энн Маршалл 7. Уроки клинической практики: некоторые из способов, которыми пользуются канадские специалисты в области психического здоровья интеграция практики Ольга Оуланова и Рой Мудли Часть 3: Запад: травмы и современное исцеление коренных народов 8. Травма, при которой не течет кровь Эдуардо Дюран и Джудит Файрхаммер 9.Исторические перспективы исцеления коренных народов Эллисон Ривз и Сюзанна Л. Стюарт 10. Колониальная травма и политические пути к исцелению Терри Митчелл Часть 4: Север: Исцеление с помощью знаний Запада и коренных народов 11. Столкновение культур: «Высшее» образование и конфликт между «способами познания» коренных и некоренных народов Майкл Чендлер 12. Союзник в области здравоохранения северного сообщества: уважительное участие в исцелении отношений Линда О’Нил 13. A’tola’n w : Обучение, ориентированное на коренное население, в программе консультирования для выпускников Энн Маршалл, Ларри Эмерсон, Лорна Уильямс, Асма Антуан, Коллин МакДугалл и Руби Петерсон 14. Партнерство с людьми: умелая навигация культуры и этики Мелинда А. Гарсия, Гейл С. Морс, Джозеф Э. Тримбл, Дениз М. Касильяс, Бет Бойд и Джефф Кинг

.

Leave a Reply

Ваш адрес email не будет опубликован.