Не стареть: Вечно молодой. Ученые выяснили, какие люди стареют медленно

Содержание

Вечно молодой. Ученые выяснили, какие люди стареют медленно

https://ria.ru/20190209/1550556639.html

Вечно молодой. Ученые выяснили, какие люди стареют медленно

Вечно молодой. Ученые выяснили, какие люди стареют медленно

Одни за год стареют как за три, для других время словно течет медленнее. Чаще всего дело в наследственности, но не только. Согласно сразу нескольким… РИА Новости, 09.02.2019

2019-02-09T08:00

2019-02-09T08:00

2019-02-09T08:01

гены

старение

наука

/html/head/meta[@name=’og:title’]/@content

/html/head/meta[@name=’og:description’]/@content

https://cdn25.img.ria.ru/images/155055/56/1550555634_179:0:3820:2048_1920x0_80_0_0_1955d396dee5a77e1728c8b48543c27b.jpg

МОСКВА, 9 фев — РИА Новости, Альфия Еникеева. Одни за год стареют как за три, для других время словно течет медленнее. Чаще всего дело в наследственности, но не только. Согласно сразу нескольким исследованиям, продлить молодость клеток и всего организма можно собственными силами. Не все стареют одинаково В 2015 году международная группа ученых из Университета Дьюка, Еврейского университета в Иерусалиме и Королевского колледжа в Лондоне анализировала данные примерно тысячи жителей небольшого новозеландского города Данидин, родившихся в 1972-1973 годах. На тот момент участникам эксперимента было от 26 до 38 лет, в течение двенадцати лет за ними пристально наблюдали. В начале исследования геронтологи замерили у испытуемых длину теломер — концевых участков хромосом, которые укорачиваются при каждом делении клетки и считаются одной из главных причин старения организма. Затем на протяжении десятилетия по 18 биомаркерам (артериальное давление, скорость обмена веществ, уровень холестерина, работа печени, легких, почек и прочее) регулярно высчитывались биологический возраст участников и скорость старения организма. Кроме того, все добровольцы в 38 лет прошли тест на определение психологического возраста.Оказалось, что некоторые испытуемые старели почти в три раза быстрее остальных, за двенадцать месяцев становясь как бы старше на три года.

Другие, наоборот, «проживали» год за 16 с половиной месяцев. К моменту, когда участникам исследования исполнялось 38, их биологический возраст варьировался от 28 лет до 61 года. По мнению авторов работы, скорость старения испытуемых только на 20 процентов зависела от генетики. Большее значение имели занятия спортом, правильное питание, регулярные медицинские обследования и отказ от курения. Кроме того, быстрее старели те, чей психологический возраст обгонял фактический. Движение — жизнь Частично выводы коллег подтвердили биологи из Калифорнийского университета. Наблюдая за образом жизни полутора тысяч пожилых женщин старше 64 лет, они выяснили, что те, кто мало двигается, стареют быстрее. Биологический возраст клеток тех, кто находился в сидячем положении больше десяти часов в сутки, в среднем был на восемь лет больше, чем у их более активных ровесниц.Согласно исследованию бельгийских ученых, это может быть связано с тем, что физические упражнения и высокий уровень активности в пожилом возрасте активируют ген NFR1, защищающий концы молекул ДНК от повреждений.
Кроме того, занятия спортом повышают активность тимуса — вилочковой железы, в которой стволовые клетки превращаются в Т-лимфоциты. С годами этот орган уменьшается в размерах, но, как показали британские исследователи, только не у активно занимающихся спортом. У таких людей даже в преклонном возрасте тимус производит столько же клеток иммунной системы, сколько у молодых, а уровень холестерина в крови намного ниже, чем у неспортивных ровесников. Кроме того, у мужчин-спортсменов сохраняется высокое содержание тестостерона.Меньше сахара, больше орехов Верный способ продлить молодость — есть как можно меньше сладкого, считают английские и немецкие генетики. Они посадили дрозофил на диету с высоким содержанием сахара и обнаружили, что это повлияло на работу гена FOXO, связанного со старением.Молодых плодовых мушек разделили на две группы. Одних кормили пищей с оптимальным содержанием сахара, а вторые получали еду, в которой сахара было в восемь раз больше нормы. Через три недели всех насекомых перевели на обычную диету.
Тем не менее дрозофилы, переевшие в юном возрасте сладкого, умирали чаще, чем мушки из контрольной группы. Риск преждевременной смерти среди сладкоежек был выше почти на 50 процентов, и переход на здоровую пищу не улучшал выживаемость.По мнению авторов работы, избыток сахара подавил нормальную активность гена FOXO (у дрозофил — dFOXO, аналог человеческого FOXO1), который связывают с процессами старения. Вместо сахара ученые советуют продукты, богатые уролитином. Это соединение содержится в грецких орехах, гранатах и клубнике. После инъекций уролитина червячки-нематоды Caenorhabditis elegans живут в среднем на 45 процентов дольше, чем сородичи, а обыкновенные лабораторные мыши становятся на 42 процента выносливее. Продолжительность жизни значительно увеличивает перец чили, точнее, содержащийся в нем алкалоид капсаицин. Он препятствует ожирению, уменьшает риск развития сердечно-сосудистых и легочных заболеваний.Главное — не нервничать Чем меньше человек нервничает, тем медленнее стареет, полагают американские генетики.
Депрессия и стресс могут вызывать изменения в работе гена ANK3, отвечающего за функционирование клеточных мембран. В норме активность этого гена повышается с годами, что приводит к одряхлению тела. Однако у людей, переживших серьезный стресс, депрессию, пытавшихся покончить с собой, наблюдается повышенная активность ANK3 уже в молодом возрасте, что оборачивается преждевременным старением.По мнению исследователей, ключ к долголетию может находиться именно в этом гене. Его отключение у нематод C. elegans значительно увеличило продолжительность их жизни. Похожим образом действовал и антидепрессант миансерин, снижавший активность ANK3 и продлевавший червям жизнь.

https://ria.ru/20181213/1547884007.html

https://ria.ru/20180310/1516087381.html

https://ria.ru/20160525/1439314105.html

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

2019

РИА Новости

[email protected] ru

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

Новости

ru-RU

https://ria.ru/docs/about/copyright.html

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

https://cdn22.img.ria.ru/images/155055/56/1550555634_634:0:3365:2048_1920x0_80_0_0_19af21bbbdd7d7d259f2157d631909c6.jpg

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

гены, старение

МОСКВА, 9 фев — РИА Новости, Альфия Еникеева. Одни за год стареют как за три, для других время словно течет медленнее. Чаще всего дело в наследственности, но не только. Согласно сразу нескольким исследованиям, продлить молодость клеток и всего организма можно собственными силами.

Не все стареют одинаково

В 2015 году международная группа ученых из Университета Дьюка, Еврейского университета в Иерусалиме и Королевского колледжа в Лондоне анализировала данные примерно тысячи жителей небольшого новозеландского города Данидин, родившихся в 1972-1973 годах. На тот момент участникам эксперимента было от 26 до 38 лет, в течение двенадцати лет за ними пристально наблюдали.

В начале исследования геронтологи замерили у испытуемых длину теломер — концевых участков хромосом, которые укорачиваются при каждом делении клетки и считаются одной из главных причин старения организма. Затем на протяжении десятилетия по 18 биомаркерам (артериальное давление, скорость обмена веществ, уровень холестерина, работа печени, легких, почек и прочее) регулярно высчитывались биологический возраст участников и скорость старения организма. Кроме того, все добровольцы в 38 лет прошли тест на определение психологического возраста.

Оказалось, что некоторые испытуемые старели почти в три раза быстрее остальных, за двенадцать месяцев становясь как бы старше на три года. Другие, наоборот, «проживали» год за 16 с половиной месяцев. К моменту, когда участникам исследования исполнялось 38, их биологический возраст варьировался от 28 лет до 61 года.

По мнению авторов работы, скорость старения испытуемых только на 20 процентов зависела от генетики. Большее значение имели занятия спортом, правильное питание, регулярные медицинские обследования и отказ от курения. Кроме того, быстрее старели те, чей психологический возраст обгонял фактический.

13 декабря 2018, 08:00НаукаНа пути к бессмертию. Ученые нашли способ омолодить человеческие клетки

Движение — жизнь

Частично выводы коллег подтвердили биологи из Калифорнийского университета. Наблюдая за образом жизни полутора тысяч пожилых женщин старше 64 лет, они выяснили, что те, кто мало двигается, стареют быстрее.
Биологический возраст клеток тех, кто находился в сидячем положении больше десяти часов в сутки, в среднем был на восемь лет больше, чем у их более активных ровесниц.Согласно исследованию бельгийских ученых, это может быть связано с тем, что физические упражнения и высокий уровень активности в пожилом возрасте активируют ген NFR1, защищающий концы молекул ДНК от повреждений.Кроме того, занятия спортом повышают активность тимуса — вилочковой железы, в которой стволовые клетки превращаются в Т-лимфоциты. С годами этот орган уменьшается в размерах, но, как показали британские исследователи, только не у активно занимающихся спортом. У таких людей даже в преклонном возрасте тимус производит столько же клеток иммунной системы, сколько у молодых, а уровень холестерина в крови намного ниже, чем у неспортивных ровесников. Кроме того, у мужчин-спортсменов сохраняется высокое содержание тестостерона.10 марта 2018, 17:00НаукаУченые выяснили, какой вид спорта помогает замедлить старение

Меньше сахара, больше орехов

Верный способ продлить молодость — есть как можно меньше сладкого, считают английские и немецкие генетики. Они посадили дрозофил на диету с высоким содержанием сахара и обнаружили, что это повлияло на работу гена FOXO, связанного со старением.

Молодых плодовых мушек разделили на две группы. Одних кормили пищей с оптимальным содержанием сахара, а вторые получали еду, в которой сахара было в восемь раз больше нормы. Через три недели всех насекомых перевели на обычную диету. Тем не менее дрозофилы, переевшие в юном возрасте сладкого, умирали чаще, чем мушки из контрольной группы. Риск преждевременной смерти среди сладкоежек был выше почти на 50 процентов, и переход на здоровую пищу не улучшал выживаемость.

По мнению авторов работы, избыток сахара подавил нормальную активность гена FOXO (у дрозофил — dFOXO, аналог человеческого FOXO1), который связывают с процессами старения. Вместо сахара ученые советуют продукты, богатые уролитином. Это соединение содержится в грецких орехах, гранатах и клубнике. После инъекций уролитина червячки-нематоды Caenorhabditis elegans живут в среднем на 45 процентов дольше, чем сородичи, а обыкновенные лабораторные мыши становятся на 42 процента выносливее.
Продолжительность жизни значительно увеличивает перец чили, точнее, содержащийся в нем алкалоид капсаицин. Он препятствует ожирению, уменьшает риск развития сердечно-сосудистых и легочных заболеваний.25 мая 2016, 13:07НаукаГенетики выяснили, почему люди умирают и седеют от горяДепрессия и стресс сокращают жизнь и ускоряют старение благодаря тому, что они вызывают необычные изменения в работе гена ANK3 и ряда других участков ДНК фактически во всех органах тела.

Главное — не нервничать

Чем меньше человек нервничает, тем медленнее стареет, полагают американские генетики. Депрессия и стресс могут вызывать изменения в работе гена ANK3, отвечающего за функционирование клеточных мембран. В норме активность этого гена повышается с годами, что приводит к одряхлению тела. Однако у людей, переживших серьезный стресс, депрессию, пытавшихся покончить с собой, наблюдается повышенная активность ANK3 уже в молодом возрасте, что оборачивается преждевременным старением.

По мнению исследователей, ключ к долголетию может находиться именно в этом гене. Его отключение у нематод C. elegans значительно увеличило продолжительность их жизни. Похожим образом действовал и антидепрессант миансерин, снижавший активность ANK3 и продлевавший червям жизнь.

Как научиться не стареть — УЗ «Гродненская университетская клиника»

Состариться можно и в 30 лет, а можно и в 70 быть молодым. Старость — это состояние души. Так считаете ли вы себя молодым?

Враждебное, недоброжелательное отношение к людям приводит к заболеваниям сердца. По сравнению с пессимистами оптимисты живут дольше в среднем на девять лет.

Что же на самом деле происходит? Можете ли вы чувствовать себя молодым? Оказывает ли состояние вашей души прямое влияние на процесс старения? Оказывает, да еще какое! Медицина лишь недавно признала факт прямой связи между духовным и физическим состоянием человека, но уже существует целая отрасль медицины, изучающей взаимодействие между ними. Названная психонейроиммунологией, она пока находится в младенческом возрасте, но уже способна с уверенностью заявить, что уровень стресса влияет на иммунную систему.

Один из пионеров этой отрасли — нобелевский лауреат доктор Кэндейс Перт, труды которого доказали тесную взаимосвязь между всеми клетками организма, что дает ему возможность работать как единое целое. Поэтому изменение деятельности клеток мозга, вызванное различными эмоциями, оказывает непосредственное воздействие на клетки всех остальных органов.

Процесс осуществления связи между мозгом и всем организмом невероятно сложен. Химический передатчик импульсов между нервными клетками, находящимися в мозге, трансмиттерами, подвержен воздействию эмоций и в свою очередь вызывает физические реакции в остальных органах, включая систему сопротивления болезням. Таким образом, болезнь влияет на эмоции и поведение человека.

В наше время считается, что выздоровление человека находится в прямой зависимости от его отношения к своему заболеванию. Одно исследование доказало, что среди больных раком груди женщин те из них, кто обладает духом сопротивления, выживают чаще, чем те, кто обреченно воспринял эту страшную болезнь. Не вызывает сомнения, что болезни сердца быстрее прогрессируют у чувствующих себя беспомощными, робких людей, чем у тех, кто этого не ощущает.

Что еще создает состояние здоровья и молодости? Очень полезно умение не корить себя за мелкие прегрешения. Исследования показали, что люди, редко испытывающие угрызения совести, реже посещают врача или страдают простудными заболеваниями и гриппом. Доказано, что, если человек терзается угрызениями совести, доставив себе удовольствие занятиями сексом или поеданием шоколада, у него снижается уровень иммуноглобулина А, который соотносится с сильной иммунной системой.

Ощущение себя молодым очень важно для предотвращения старения. Ваш разум подобен ракете с тепловой системой наведения — он движется к целям, которые вы ставите, — позитивным либо негативным. Так что, если вы постоянно думаете о себе как о стареющем, излишне толстом и потерявшем форму человеке, таким вы и станете. Думайте о себе как о молодом, полном энергии человеке, и вы будете вести себя соответственно. Думайте: «Я хочу выглядеть на десять лет моложе, обладать огромной энергией и радостью жизни». Затем спросите себя, какой образ жизни при этом вы стали бы вести? Как питались бы, воспринимали неприятности, с чего начинали бы каждый новый день?

Если вы читаете эту статью, значит, готовы к восприятию новых идей. Одно это уже гарантирует, что вы всегда будете моложе своего календарного возраста. Очень помогает поддерживать мозг в активном и молодом состоянии полученное образование. И вовсе не обязательно иметь какую-либо ученую степень. Секрет долгой жизни — в постоянном и активном интересе к жизни. Поступите на курсы, отыщите лекторий по интересующей вас отрасли науки или ремесел. Постарайтесь как можно более разнообразно проводить выходные дни. Посещайте художественные выставки и музеи. Если вы забросили свои старые увлечения — спорт, рисование, походы в театр, — это верный признак старения души.

Хотя бы раз в неделю совершите любой добрый поступок — опыты показывают, что это приносит больше пользы вам, чем тому, кто получает. Уступите место человеку, который выглядит так, как будто нуждается в этом больше вас, придержите кому-то дверь, притормозите машину, предложив пешеходу спокойно перейти улицу, навестите не выходящего из дома соседа, наконец, просто улыбнитесь незнакомому прохожему…

Врач Кудырко Л.Л.

Не  стареть – реально! — Энергетика и промышленность России — № 23-24 (307-308) декабрь 2016 года — WWW.EPRUSSIA.RU

Газета «Энергетика и промышленность России» | № 23-24 (307-308) декабрь 2016 года

Еще сто лет назад великий ученый Илья Мечников говорил, что «старость – это болезнь, которую надо лечить». Научные работы Мечникова стоят у истоков зарождения геронтологии – раздела биологии и медицины, изучающего закономерности старения живых организмов и ищущего способы борьбы с ним. За сто лет своего существования геронтология продвинулась далеко вперед. Ученые всего мира трудятся над исследованиями в этой области, совершено множество открытий, довольно хорошо изучены механизмы старения.

Умные живут дольше

На сегодняшний день наука обладает такими знаниями, которые позволяют утверждать – в наших силах значительно отодвинуть старость, увеличить продолжительность жизни человека, сделать старость качественно лучше.

Обращали ли вы внимание, что одни люди стареют раньше и быстрее других? Что часто ровесники выглядят на разный возраст, а их физическое здоровье очень разнится? Особенно это касается людей старшего возраста. От чего это зависит? Научно доказано, что роль генов в скорости старения и времени его начала составляет 25 процентов. Остальные 75 процентов приходятся на образ жизни и окружающую среду.

Люди, имеющие высокий уровень развития интеллекта, живут и сохраняют ясность мышления в среднем на шесть лет дольше. Это же относится к знающим больше одного языка или занимающимся музыкой. Интеллектуалы в меньшей мере подвержены таким дегенеративным заболеваниям, как болезнь Альцгеймера.

Те, кто ведет здоровый образ жизни, стареют позже, а также качественно улучшают свою старость. Здоровый образ жизни – это, прежде всего, здоровое питание, регулярный сон, отказ от курения и алкоголя, низкий уровень стресса и постоянные физические нагрузки.

Основная рекомендация геронтологов в борьбе за сохранение молодости и здоровья проста: придерживайтесь режима сна и питания, будьте умеренны в еде, кушайте рыбу, фрукты и овощи. Двигайтесь! Умеренные физические нагрузки положительно сказываются на здоровье. Занимайтесь самообразованием в любом возрасте.

Алексей Москалев, доктор биологических наук, автор книги «120 лет жизни – только начало» в одном из интервью дал читателям такой совет:
«Бобовые, тофу, орехи как повседневный источник белка. Жирная рыба два-три раза в неделю. Периодически – морепродукты, грибы. Сыр, мясо, яйца – по праздникам. Батат, картофель, тушеные овощи – на гарнир. Много зеленых овощей. Оливковое масло в качестве заправки. Один-два несладких фрукта в день. В качестве приправ и вместо соли – прованские травы и куркума. Зеленый чай без сахара. Бокал сухого красного вина три-четыре раза в неделю. Очень важно есть, отдыхать и трудиться, строго придерживаясь постоянства режима. Пусть вы ложитесь спать поздно, главное – всегда в одно и то же время».

Пептиды и генный паспорт

Геронтологи утверждают: при возможностях современной науки и медицины средним для человека должен считаться возраст 85‑95 лет, а верхний предел 110‑120 лет. Но как этого достичь? Увы, одним здоровым образом жизни обойтись не получится, нужны «вливания» в виде научных разработок.

Ученые Санкт-Петербургского института биорегуляции и геронтологии создали новый класс геропротекторных препаратов – пептидные биорегуляторы. Использование пептидов эффективно для профилактики преждевременного старения и в лечении возрастных заболеваний. Пептидные препараты работают как иммуномодуляторы и стимуляторы процессов регенерации, восстановители функций мозга, сетчатки глаза, предстательной железы, регуляторы эндокринной системы и секреции мелатонина. Тридцатилетнее применение биорегуляторов этой группы более чем у 15 миллионов человек показало их полную безопасность и безвредность, так как они являются естественными метаболитами организма.

«Запас пептидов есть у каждого, но с течением жизни он истощается. Новые препараты стимулируют собственные стволовые клетки организма, позволяя ему оставаться молодым», – поясняет в одном из интервью директор Санкт-Петербургского института биорегуляции и геронтологии Владимир Хавинсон.

Огромный вклад в долголетие вносит генетика. Благодаря исследованиям генома человека у нас есть возможность проводить точную молекулярную диагностику и определять предрасположенность индивидуума к различным заболеваниям. Генов «предрасположенности» у человека может быть много, при этом они вполне совместимы со здоровой жизнью. Но в сочетании с неблагоприятными внешними факторами (лекарства, продукты питания, вредные привычки, загрязнения окружающей среды, инфекции) эти гены могут стать причиной атеросклероза, ишемической болезни сердца, остеопороза, сахарного диабета, бронхиальной астмы и пр.

Гены предрасположенности известны практически для всех заболеваний, их сочетания для каждой конкретной патологии получили название «генных сетей». Анализ генных сетей позволяет разработать комплекс профилактических мероприятий для конкретного пациента. Этот метод лежит в основе предсказательной медицины.

Так, если обнаружен ген диабета, рака легкого или болезни Альцгеймера, в будущем можно предположить развитие того или иного заболевания. Тем, у кого обнаружится ген диабета второго типа, лучше отказаться от сластей, так как это может спровоцировать активность гена диабета. Если выявлен ген инсульта, то нужно отказаться от сауны и купания в проруби, так как резкие перепады температуры могут спровоцировать кровоизлияние.

В аспекте старения большое внимание мировая наука уделяет роли мелатонина в человеческом организме. Известно, что мелатонин является универсальным регулятором нейроэндокринной системы, регулирует суточные и сезонные ритмы, а это является ключевым фактором жизнедеятельности всех организмов. По мере старения уровень мелатонина у многих людей значительно снижается. Надо ли повторять, что роль сна в сохранении молодости особенно важна. Кстати, мелатонин вырабатывается в организме только с 11 до 3 часов ночи и при нарушении режима сна человек больше подвергается «световому загрязнению», ухудшающему здоровье.

Феномен голого землекопа

Старение – это сложный комплексный процесс, в котором трудно вычленить что‑то одно. Но основная концепция геронтологов состоит в том, чтобы стимулировать собственные защитные силы организма. Так, в молодости наши клетки эффективно сами себя ремонтируют. С течением времени эта способность утрачивается, и мы уже не так стойко противостоим заболеваниям, внутренние органы и системы дряхлеют. Соответственно, истинной причиной старения является не собственно накопление повреждений клеток, а утрата механизмов борьбы с повреждениями. Силы геронтологов направлены на то, чтобы этот процесс «саморемонтирования» клеток продлить, сделать так, чтобы он не прекращался. И когда им это удастся, то человек сможет перейти в состояние нестарения, как грызун голый землекоп.

Это крошечное животное – настоящее чудо. Голый землекоп в неволе живет более тридцати лет и с годами не стареет. Все системы организма этого грызуна одинаково хорошо работают и в молодости, и в старости. С годами зверек сохраняет репродуктивную способность, и, главное, он никогда не заболевает раком! Его клетки практически неуязвимы для веществ-оксидантов, они быстро утилизируют поврежденные белки.

Геронтология развивается семимильными шагами. Недавнее открытие Екатерины Прошкиной, ученого-геронтолога из Коми, наделало много шума в мире науки. Впервые в мире Прошкина на мушках-дрозофилах показала, что активация генов, необходимых для поддержания целостности ДНК, существенно замедляет старение и продлевает жизнь организма. Также ученый описала положительное влияние на жизнеспособность организма целого ряда фармакологических препаратов и биологически активных веществ растительного происхождения. В ходе исследований было установлено, что они способны подавлять связанные со старением белки и стимулировать собственные защитные механизмы клетки.

Целостность ДНК является ключевым фактором, который не позволяет развиться таким смертоносным и ухудшающим качество жизни заболеваниям, как диабет второго типа, сердечно-сосудистые, нейродегенеративные и раковые заболевания. Таким образом, открытие Прошкиной дает возможность поддерживать активность ферментов, противодействующих повреждению ДНК, тем самым замедляя процессы старения.

Ученые-геронтологи в голос заявляют: о старении нужно говорить как о болезни. А все сопутствующие старению заболевания рассматривать не как самостоятельные и сопутствующие старости патологии, а лишь как проявления или биомаркеры старения. Принятие этого подхода изменит современную медицину.

Как перестать стареть: интервью с ученым, который пытается продлить молодость

Старение можно лечить, — эта формулировка не так абсурдна, как может показаться. «Афиша Daily» поговорила с идеологом компании Gero и выяснила, у каких животных мы могли бы поучиться жить дольше, какие препараты есть сейчас и кому это все невыгодно.

Петр Федичев

Идеолог биотехнологической компании Gero. Выпускник МФТИ. Аспирантура института Amolf. Получил PhD в Университете Амстердама, продолжил исследования в университете Инсбрука c 2001 по 2004 г.

Сотни специалистов по всему миру заняты поиском препаратов с новым механизмом действия против заболеваний, вызванных старением. «Афиша Daily» поговорила с научным директором компании Gero. Ее флагманский проект — это онкологический препарат против специфической формы метаболизма в раковых клетках — гликолиза, который скоро попадет в первую фазу клинических исследований.

Болезни — следствия старения

Занимаясь возрастозависимыми заболеваниями, трудно не поймать себя на мысли о том, что человека убивает общий процесс старения, а конкретные болезни — это уже частные проявления этого большого процесса. Большинство заболеваний возникают уже на фоне процесса старения, как его следствие.

Несколько лет назад у меня произошел переворот сознания: мне показали график с причинами смерти людей разного возраста — и выяснилось, что если бы завтра мы вылечили весь рак, то средняя продолжительность жизни людей выросла бы всего года на три. Потому что те, кто не умер от рака, умерли бы от чего-нибудь другого.

Все большее количество людей понимает, что за те сотни миллиардов долларов, которые были потрачены на борьбу с раком, мы достигли не самого значительного прогресса и, возможно, уже пора искать терапию не против конкретной болезни, а против процесса старения в целом, хотя пока и не существует такого названия болезни, как «старение». Но по всем признакам это генетическое заболевание, и то, что им болеет 100% людей, ничего не меняет по сути. Ведь если гриппом вдруг заболеет все население Земли, мы не перестанем называть его заболеванием — наоборот, скажем, что мы имеем дело с эпидемией. Все больше ведущих ученых в области старения требуют скорейшего официального — на уровне ВОЗ — признания старения заболеванием. Пока этого не будет сделано, доктор не скажет вам «У вас проблема — вы стареете», а должен бы.

Гренландский кит живет более 200 лет и у него не встречается ни возрастных заболеваний, ни одряхления

© Paul Nicklen

Как повысить стрессоустойчивость организма

Существуют разные риск-факторы, влияющие на старение: радиационное облучение, стресс, плохие экология и еда. Молодой организм хорошо справляется с подобным внешним стрессом, а с возрастом стрессоустойчивость резко снижается. Наша цель — разработать терапию, которая замедлит снижение стрессоустойчивости и замедлит или выключит процессы старения. Конечно, возможности организма не безграничны, можно сказать, что в каждый новый год жизни будет продолжать разыгрываться рулетка и небольшой риск заболеть раком останется, но старение будет частично взято под контроль.

Мы знаем, что человек в 30–40 летнем возрасте довольно невосприимчив и к внешним, и к внутренним факторам стресса, а потом его возможность им сопротивляться значительно падает. И у всех людей это происходит примерно одинаково. Этот процесс запрограммирован в нашей генетике, и на этот процесс нужно научиться воздействовать — так, чтобы сохранить человека в работоспособном и жизнеспособном состоянии максимально долго.

Если вы лечите какую-то конкретную болезнь, вы решаете одну проблему, а если вы повышаете возможности и стрессоустойчивость организма, то вы повышаете его возможность сопротивляться сразу большому количеству проблем. Это как симптоматическое лечение — если вы не справитесь с причиной, по которой у человека происходит снижение стрессоустойчивости, то вы, решив одну проблему, не решите задачу в целом.

Например, есть множество удачных опытов по увеличению жизни мышам. Ведущая причина смерти у мышей, как и у многих других грызунов, — рак груди. Если мы за счет интервенций против старения (ограничение калорий, прием рапамицина и т.  д.) продлили жизнь мыши, это значит, что рак груди появился у нее позже и убил ее позже. Кроме того, все другие возможные причины смерти тоже оказались отодвинуты.

Откуда такая уверенность, что это вообще возможно

Наша команда не стала бы заниматься этими вопросами, если бы мы не знали, что существуют млекопитающие, которые стареют настолько медленно, что это просто не похоже на старение: более научно это называется «пренебрежимое старение». Есть ряд животных, в том числе и млекопитающих (например, гренландский кит, голый африканский землекоп, летучая мышь ночница Брандта и др.), у которых риск смерти от от различных болезней не растет либо растет крайне медленно или даже уменьшается с возрастом. Тогда как у человека, мыши, мухи и вообще у большинства животных с возрастом риск смерти возрастает в геометрической прогрессии.

«Если люди видели тех, кто излечился от рака, то никто не видел тех, кто избежал смерти»

У людей такой антропоцентричный взгляд на природу, что мы полагаем, что все живут, стареют и умирают так же, как и мы сами. При этом люди почти не интересуются смертью и старением. Смерть всегда происходит не с тобой. Если люди видели тех, кто излечился от рака, то никто не видел тех, кто избежал смерти. Поэтому раком и интересуются больше. Об этом писал Фрейд: мысль о смерти посещает нормального, здорового человека еще в 6-летнем возрасте, вызывает в нем травму, которая у большинства людей залечивается настолько, что второй раз человек об этом уже не думает.

В 2005 году появилась первая статья, рассказывающая о млекопитающих с другим режимом старения. И даже нам как физикам это показалось интересным. Вместе с нашими коллегами, в том числе профессором Робертом Шмуклером Рисом из США, который в 10 раз продлил жизнь червям (это мировой рекорд на сегодняшний день), нам удалось развить новые теоретические представления о том, что режим «нестарения», или медленного старения, существует и, скорее всего, его возможно контролировать фармакологически и терапевтически. Главное, чего мы хотим добиться, — это сделать скорость старения лабораторного животного (а со временем и человека) настолько маленькой, что, глядя на него, невозможно было бы понять, сколько ему лет. Это дало бы человеку возможность поддерживать в себе защиту от возрастных заболеваний на уровне молодого организма, максимально увеличив здоровую продолжительность жизни и саму жизнь.

Голый африканский землекоп живет около 28 лет. Зверек имеет мощную иммунную систему и не страдает от сердечно-сосудистых заболеваний, диабета и рака.

© Smithsonian’s National Zoo

Как изменится экономика, если люди перестанут стареть

Государственная система в развитых странах, так или иначе, построена на принципах гуманизма. Если человек дожил до определенного возраста и заработал какие-то болезни, мы считаем своим долгом предоставить ему максимально эффективные способы их лечения. А так как все эти способы очень дорогие, это требует огромных финансовых вложений. И если человек утратил свою трудоспособность, то это огромная нагрузка и на родных, и на экономику в целом.

Согласно расчетам, недавно предоставленным профессором Ниром Барзилаем, люди, которые умирают в 60–70 лет, много болеют и стоимость их лечения довольно высокая. А люди, которые доживают до 90–100 лет, болеют мало и умирают внезапно. Стоимость их лечения, нагрузка на общество и социальную систему меньше, чем в случае с теми, кто умер в 60–70 лет, несмотря на то что они живут дольше.

«Совсем скоро оставшиеся молодые люди просто не смогут заработать столько денег, чтобы старики могли себя лечить»

Мы не знаем, как будут развиваться события, потому что технология еще не создана, но мы можем прогнозировать, что если в ближайшее время ничего не поменяется, то мы столкнемся с ситуацией, когда систему социального обеспечения стариков будет невозможно поддерживать. Сейчас люди слишком быстро теряют работоспособность, выходят на пенсию и перестают зарабатывать, тогда как стоимость их лечения растет. Совсем скоро оставшиеся молодые люди просто не смогут заработать столько денег, чтобы старики могли себя лечить. А если увеличится продолжительность жизни, то люди смогут больше заработать: в большинстве стран медицина страховая, так что чем больше человек работает, тем большую подушку он запасает для того, чтобы себя вылечить. Поэтому продление продуктивного возраста на самом деле огромная экономическая задача, а не просто блажь.

«С антибиотиками люди повысили среднюю продолжительность жизни в два раза. Не вижу причин, почему мы не можем это повторить»

В ближайшие годы человек научится жить в очень агрессивных средах — при ухудшении экологических условий, освоении космоса, — человеку понадобится способность приспосабливаться, получить сверхчеловеческие возможности. Более того, если это не сделаем мы, через несколько лет, максимум несколько десятков лет, это сделают другие. В область борьбы со старением входят как новые научные группы, так и большие компании типа Calico, созданной Google, и других. Это одна из надвигающихся революций в технологиях, бизнесе и общественной жизни.

Если бы мы могли остановить рост риска смерти в 30 лет, то речь могла бы идти о продлении жизни в разы. И нет научных принципов, говорящих о невозможности замедления старения. Например, с антибиотикам люди повысили свою среднюю продолжительность жизни в два раза. Не вижу ни одной причины, почему мы не можем это повторить.

Уникальная медленно стареющая летучая мышь ночница Брандта в дикой природе доживает до 40 с лишним лет

© NPWS

Какие есть лекарства от старости сегодня

У всех свои подходы, и трудно говорить, как это должно быть устроено. Некоторые коллективы ученых тестируют на животных уже существующие препараты. Если про какой-то из них известно, что он продлевает жизнь мухам, дрожжам, нематодам и мышам в лабораториях, то он, возможно, сможет продлить жизнь и человеку.

В данный момент исследования в основном ведутся на животных, но уже начинается переход от животного к человеку. В прошлом году компания «Новартис» провела тест аналога рапамицина (применяется для избежания отторжения органов при трансплантации. — Прим. ред.) на людях, утверждая, что пожилые, принимающие его, смогут приобрести иммунитет против гриппа. Это пример препарата, действующего против одной из возрастозависимых патологий.

Другой пример — препарат метформин, используемый при диабете. В результате мета-анализа его многолетнего применения десятками тысяч людей было установлено, что диабетики, принимающие метформин, в среднем живут дольше, чем здоровые люди, не принимающие его. В настоящее время в США и в Индонезии запускаются клинические исследования его влияния на процессы старения.

Есть другой подход, который основан на том, что ни один из уже известных препаратов не продлевает жизнь радикально. Если какой-то препарат может увеличить жизнь на 10%, то он не продлевает жизнь в два раза. Поэтому нужно искать новое средство. Наша команда скорее принадлежит к этой группе.

Тема старения все лучше финансируется в последние годы, хотя бюджеты все еще несопоставимы, например, с объемом финансирования исследований рака или болезни Альцгеймера.

Математический анализ старения и таргетированные лекарства

В нашей команде разработаны представления о процессе старения и о том, как он проявляется в биологических системах: мы получаем огромные массивы данных, изучаем, как разные гены влияют на работу друг друга. В результате мы находим уязвимые места процесса старения, те гены, те метаболиты, те белки, которые максимально влияют на скорость старения. Мы одновременно измеряем до 100 тысяч различных параметров у животных и получаем модели и конкретные мишени для воздействия на процесс старения.

Если эксперимент с мышами покажет результат, то такая терапия станет кандидатом на ее перенесение на людей. Вместе с терапией нужно разрабатывать и биомаркеры, чтобы была возможность узнать, с какой скоростью меняется его биологический возраст во время терапии, и понять, действительно ли она помогает ему замедлить старение.

Вокруг ведется все больше разговоров о том, что медицина должна быть персонифицирована. Понятно, что один человек отличается от другого и есть люди, на которых это лекарство будет действовать слабо или не будет действовать вообще. Но сперва надо найти препарат, который поможет хотя бы 60% людей или одному человеку в 60% его жизненных ситуаций, а потом уже бороться за увеличение этой фракции до 100%. Например, два года назад появились революционные средства лечения рака — так называемая иммунотерапия. И мы видим, что в отдельных случаях, при которых раньше шансы выжить были равны нулю, сейчас выживает 25% людей. И это революция! Через 5–10 лет 25% превратятся в 85%.

Да, мы не поможем всем и сразу. Но в мире, где продолжительность жизни будет увеличена, это будет огромной технологической и общечеловеческой победой.

Девочки, которые никогда не постареют

  • Вирджиния Хьюз
  • BBC Future

Автор фото, Thinkstock

Корреспондент BBC Future рассказывает о семьях, которые столкнулись с необъяснимой болезнью своих детей, и об ученом, который надеется найти разгадку бессмертия.

Ричард Уокер начал бороться со старением, будучи 26-летним американским хиппи. Дело было в 1960-е годы, когда бал правила молодость: время акций протеста против войны во Вьетнаме, психоделических наркотиков и сексуальной революции. Юного Уокера мучало осознание того факта, что старение рано или поздно заберет его жизненные силы. Однажды вечером, выехав прокатиться в своем кабриолете, Ричард пообещал себе, что найдет способ не стареть – до того, как ему исполнится 40 лет.

Уокер стал ученым, чтобы понять, почему он смертен. «Конечно же, причина была не в первородном грехе и не в Божьей каре, как учили меня по катехизису монахини, — считает он. – Нет, речь идет о результате биологического процесса, а значит, его контролирует некий механизм, который мы способны понять».

Ученые опубликовали несколько сотен теорий, посвященных старению, связав его с самыми разными биологическими процессами. Однако никто так и не смог собрать воедино всю эту разрозненную информацию.

Сейчас Уокеру 74 года, и он считает, что научить нас останавливать старение может исследование причин редкого заболевания, известного как «Синдром Х». Он нашел четырех девочек с этим заболеванием, для которого характерно перманентное состояние младенчества, остановка в развитии. По его мнению, причиной заболевания стал генетический сбой. Обнаружить его – значит вплотную приблизиться к разгадке бессмертия, уверен Ричард.

Не вылечат

В 2004 году, когда у Мэри-Маргрет Уильямс начались схватки, и вместе с мужем Джоном они отправились в роддом, ничто не предвещало беды. Их дочь Габриэла появилась на свет слабенькой и синюшной. В отделении реанимации новорожденных врачам удалось стабилизировать ее состояние, после чего началась целая серия анализов.

Спустя несколько дней Уильямсы уже знали, что генетическая лотерея оказалась неблагосклонна к Габби. Лобная доля ее головного мозга была гладкой, в ней отсутствовали борозды и извилины, внутри которых компактно располагаются нейроны. Ее зрительный нерв, связывающий глаза и мозг, был атрофирован – это сулило девочке слепоту. Кроме того, у нее было два порока сердца, а ее крошечные кулачки невозможно было разжать. Расщелина нёба и нарушение глотательного рефлекса означали, что кормить Габби нужно было через трубочку в носу. «Нас начали готовить к тому, что домой она с нами, вероятно, не поедет», — рассказывает Джон. Семейный священник приехал в больницу, чтобы крестить девочку.

Автор фото, Thinkstock

Подпись к фото,

Возможно, это выглядит, как реклама косметики, но процесс старения развивается именно так

Каждый день Мэри-Маргрет и Джон разрывались между больницей, где лежала Габби, и домом, где их ждала ее старшая сестра – 13-месячная София. Анализы на известные врачам генетические синдромы дали отрицательный результат. Никто не знал, что ожидает девочку. Католической семье Габби оставалось лишь уповать на Бога. «Мэри-Маргрет постоянно повторяла, что Габби приедет домой», — вспоминает ее сестра Дженни Хансен. И через 40 дней она действительно отправилась домой.

Габби часто плакала, любила, когда ее брали на руки, и ела каждые три часа – как и обычный младенец. Которым она, конечно же, не была. Родители постоянно возили ее к специалистам – к кардиологу, гастроэнтерологу, генетику, неврологу, офтальмологу и ортопеду. Все эксперты говорили одно и то же: ничего нельзя сделать.

У Габби росли волосы и ногти, но сама она не росла. Ее развитие происходило практически незаметно, в своем особом темпе. Мэри-Маргрет отчетливо помнит день, когда она везла Габби в коляске по коридору с окнами в потолке. Она взглянула на девочку и с изумлением обнаружила, что глаза Габби реагируют на солнечный свет – то есть она все-таки не слепая.

Несмотря на перенесенные трудности, супруги решили, что хотели бы завести еще детей. В 2007 году у них родился Энтони, а на следующий год появилась Алина. К этому моменту Уильямсы перестали таскать Габби по врачам, приняв для себя как факт: девочку никогда не вылечат. «В какой-то момент мы просто решили, — вспоминает Джон, — что пора смириться». Позже в семье родились еще двое детей.

Смертельные вопросы

Когда Уокер начинал научную карьеру, моделью «чистого старения» для него стала женская репродуктивная система: даже в отсутствие заболеваний женские яичники постепенно перестают функционировать при наступлении менопаузы. Он исследовал, как питание, свет, гормоны и химия мозга влияют на плодовитость крыс. Однако фундаментальная наука – удел тех, кто никуда не торопится. Ричарду не удалось найти лекарство от старения ни к 40 годам, ни даже к 50 или 60. Дело его жизни мало чем помогало ответить на вопрос, почему же мы смертны. Время работало против ученого.

Автор фото, Thingstock

Подпись к фото,

Что предопределяет физические изменения, когда мы стареем?

Оставалось лишь начать с чистого листа. Как пишет Уокер в своей книге под названием «Почему мы стареем», он затеял серию мысленных экспериментов, посвященных известным и неизвестным фактам о старении.

Старение обычно определяют как постепенно накапливающиеся повреждения клеток, органов и тканей, предопределяюшие физические изменения, которые характерны для пожилых людей. А что, подумал Уокер, если повреждение клеток является результатом старения, а не его первопричиной?

Эта идея зрела в голове ученого до 23 октября 2005 года. Вечером он работал в домашнем кабинете, когда жена позвала его в гостиную. Она подумала, что Ричарда заинтересует телепередача о девочке, которая будто бы застряла во времени. Брук Гринберг было 12 лет, однако она весила всего 6 кг, а ее рост составлял лишь 69 см. Наблюдавшие ее врачи никогда не сталкивались с подобным заболеванием и считали, что причина кроется в случайной генетической мутации. «Брук – настоящий источник вечной молодости», — сказал ее отец Говард Гринберг.

Уокер был заинтригован. Он слышал о других генетических заболеваниях, в том числе о болезни Гетчинсона-Гилфорда и синдроме Вернера, вызывающих преждевременное старение у детей и взрослых соответственно. Однако у этой девочки была генетическая болезнь, остановившая ее развитие и вместе с ним, как подозревал Уокер, процесс старения. Другими словами, Брук Гринберг могла помочь ему проверить сформулированную ранее теорию.

Неравномерное развитие

Брук родилась на несколько недель раньше срока, с многочисленными врожденными пороками развития. Педиатр назвал ее состояние «Синдромом Х», поскольку не мог понять, с чем имеет дело.

После телепрограммы Уокер нашел домашний адрес Говарда Гринберга. Спустя две недели ученый получил ответ, и после долгих обсуждений ему разрешили поработать с Брук.

Анализ Уокера показал, что органы и ткани Брук развивались с разной скоростью. Ее умственное развитие, согласно стандартизированным тестам, соответствовало возрасту 1-8 месяцев. Ее зубы были похожи на зубы восьмилетнего ребенка, а кости – на десятилетнего. Ушли младенческие жировые запасы, волосы и ногти росли нормально, однако она не достигла половой зрелости.

Все это свидетельствовало о «несогласованном развитии», в терминологии Уокера. Организм Брук, по его словам, развивался не как единое целое, а как набор отдельных элементов, не скоординированных между собой. «Она не вполне «застряла во времени», — писал Уокер. – Ее развитие продолжается, хотя и несогласованно».

Старение, по его мнению, происходит, поскольку человеческое развитие предполагает постоянные изменения. С рождения до наступления половой зрелости изменения жизненно важны: благодаря им мы растем и взрослеем. Однако с того момента, как мы повзрослели, наши тела не нуждаются в изменениях – скорее в поддержании их в текущем состоянии. «Если вы построили идеальный дом, наступает момент, когда стоит перестать класть кирпичи», — поясняет Уокер.

Брук была не такой, как все: похоже, она родилась со «встроенным» выключателем изменений, и он изначально был выключен. Однако найти генетическую причину этого оказалось непросто. Уокеру нужно было полностью расшифровать геном Брук.

Этому не суждено было случиться. К величайшему разочарованию Уокера, Говард Гринберг резко прервал все контакты с ним. Семья Гринбергов не объявляла публично о причинах, побудивших их прекратить сотрудничество с Уокером, и отказалась дать комментарий для этой статьи.

Еще один шанс

В августе 2009 года Мэри-Маргрет Уильямс увидела фотографию Брук на обложке журнала People, озаглавленную «Душераздирающая загадка: 16-летний младенец». Ей показалось, что история Брук во многом похожа на Габби, поэтому она связалась с Уокером.

Посмотрев на данные Габби, Уокер поделился с ее матерью своей теорией. По его словам, генетическое тестирование девочки могло бы помочь ему победить заболевания, связанные со старением – а, возможно, и само старение.

Автор фото, Thinkstock

Подпись к фото,

Далеко не всех тревожат страхи Уокера. Многие вполне счастливы в любом возрасте

В течение нескольких месяцев Джон и Мэри-Маргарет взвешивали все «за» и «против». Они не питали иллюзий по поводу исследований Уокера – скорее их интересовало, почему Габби родилась такой. Супруги Уильямс были твердо уверены, что Бог послал им Габби по какой-то причине. Участие в работе ученого давало им некоторое утешение, ведь таким образом увеличивались шансы найти лекарство от болезни Альцгеймера и других возрастных заболеваний.

Согласившись участвовать в исследованиях Уокера, Уильямсы, как ранее Гринберги, получили известность. Впрочем, жизнь Габби-местной знаменитости мало изменилась. Девочку постоянно окружают члены ее большой семьи. Обычно она лежит на полу или на одной из специальных подушек, предназначенных для того, чтобы ее позвоночник не изгибался буквой «С». Она издает звуки, которые заставили бы занервничать постороннего человека: мычит, шумно втягивает воздух, скрипит зубами. Ее братья и сестры не обращают на это внимания.

Вместе с генетиками из Дюкского университета Уокер проверил геномы Габби, Джона и Мэри-Маргрет. Они изучили экзом – последовательности, кодирующие молекулы белка и составляющие 1-2% генома. Сравнив экзомы всех троих, исследователи пришли к выводу, что Габби не унаследовала от своих родителей никаких мутаций экзома – а, значит, ее братья и сестры вряд ли смогут передать ее заболевание своим детям. «Огромное облегчение – просто колоссальное», — вспоминает Мэри-Маргрет.

Однако проверка экзома не дала ученым никакой информации о причинах заболевания девочки. Геном каждого из нас содержит мутации. На основе генетического материала одного человека невозможно понять, опасна ли та или иная мутация – для этого необходимо сравнить как минимум двух людей с одинаковой проблемой.

К счастью для Уокера, его популярность в СМИ помогла ему найти двух других девочек, которые, как он считает, страдают аналогичным заболеванием. Любопытен факт, что все известные случаи «Синдрома Х» приходятся на девочек. Это может означать, что искомая мутация происходит в Х-хромосоме – а может и быть обычным совпадением.

Уокер сотрудничает с коммерческой организацией в Калифорнии, с помощью которой он планирует сравнить полные геномные последовательности всех трех девочек – экзом и оставшиеся 98% ДНК-кода, которые, как считается, контролируют экспрессию генов, кодирующих молекулы белка.

Большинство исследователей сходится в том, что поиск генов, ответственных за возникновение «Синдрома Х», оправдан, поскольку эти гены, несомненно, помогут нам узнать больше о развитии человека. Однако они совсем не уверены в том, что заболевание девочек напрямую связано со старением – как и в том, что они страдают одним заболеванием. Но даже если это и так, и даже если ученые во главе с Уокером смогут установить генетическую причину заболевания, пройдет немало времени, прежде чем у людей появится возможность воспользоваться их открытием.

Конец жизни

24 октября 2013 года Брук умерла в возрасте 20 лет. Мэри-Маргрет сообщила об этом подруга, прочитавшая о смерти девочки в журнале. Новость стала для женщины шоком. «Хотя мы никогда не встречались с ее семьей, они буквально стали частью нашей жизни», — говорит она.

У Габби дела идут неплохо. Мэри-Маргрет и Джон перестали планировать ее похороны и начали думать о том, что будет, если девочка переживет своих родителей. Им не нужна волшебная таблетка от старости, они с интересом ожидают ее прихода, ведь это — новые радости, новые трудности… И новые возможности понять что-то об этой жизни.

Представление Ричарда Уокера о старости, разумеется, совсем иное. Отвечая на вопрос, почему его так мучает идея старения, он объясняет: в детстве ему было грустно наблюдать физическую и психологическую деградацию бабушек и дедушек. «Меня совершенно не радовали пожилые люди, ведущие сидячий образ жизни, кресла-качалки и душные дома со старомодными украшениями», — говорит ученый.

Если его гипотеза верна – кто знает, возможно, однажды она поможет предотвратить заболевания и удлинить жизнь миллионам людей. Впрочем, Уокер слишком хорошо понимает, что сам себе он помочь уже не успеет. Как пишет он в своей книге: «Я чувствую себя немного Моисеем, который блуждал по пустыне большую часть своей жизни, а потом смог увидеть Землю Обетованную, но так и не попал в нее».

«Чтобы не стареть, нужно развиваться как личность!» и другие секреты антиэйджинга

Белоруска  Инна Бартош давно живет и работает в США. Она  —  врач косметолог-дерматолог, член Американской антивозрастной академии, член Института функциональной медицины США. Во время своих визитов в Минск она дважды выступала с докладом  на тему «Тренды антивозрастной медицины  на Pretaportal бизнес-завтраке. И оба раза слушательницы не хотели отпускать спикера, буквально засыпая ее вопросами на тему антиэйджинга. Мы решили, что вопрос слишком актуальный, чтобы оставлять его в рамках закрытых мероприятий, и  сделали интервью с Инной. Итак, как же  оставаться молодой и красивой на долгие годы?  Читаем внимательно!Костюм Kortni,  платок Muraska adziennie. 

 — Инна, что такое антиэйджинг на данном этапе — это реальная медицина или модный маркетинговый ход? 

— Антиэйджинг по определению — это замедление, прекращение и даже  обращение вспять процессов, связанных со старением нашего организма.

Люди интересовались молодостью и ее продлением, отсрочкой старости  с незапамятных времен. Все слышали рассказы про Клеопатру, ее масках, скрабах, ваннах. Мы знаем про Древнюю Грецию, где появились первые салоны красоты, в которых греки с помощью секретных рецептов омолаживали лицо и тело. Есть немало странных рецептов, когда люди спят с пиявками на теле, делают маски из птичьего помета и едят насекомых и змей с целью омоложения.

В нашей культуре также немало народных примет, рецептов и процедур, которые использовали еще наши прапрабабушки для сохранения молодости и красоты.

Я по профессии дерматолог, и знаю, что часто люди связывают понятие молодости с внешним видом: это состояние кожи, очертания тела и лица, осанка, движения. Но это далеко не все. Молодость зависит от процессов, которые происходят глубоко внутри нас.

Термин «Антиэйджинг» сравнительно молодой, он появился в 80-90 гг прошлого века. В 90-е американские ученые предложили выделить антиэйджинг в самостоятельный раздел медицины. Они привлекли большое количество инвестиций в изучение вопроса, как предотвратить старение. Поэтому в настоящее время антиэйджинг — это не просто маркетинговый ход, это серьезный раздел медицины, который сосредоточил огромные средства и множество лучших ученых из разных областей науки, и обладающий большими наработками в этом плане.Костюм Miranovich, брошь Alena Aprel

  — Какие основные причины старения?
 — Этим вопросом люди интересовались испокон веков,  задаются им и сейчас, он будоражит умы ученых всего мира, но до сих пор он остается без ответа. Существует огромное количество теорий, почему же все-таки мы стареем, из-за чего это происходит и как этого избежать.

Из теорий старения можно отметить теорию апоптоза – это процесс запрограммированной гибели клетки, то есть клетка завершает свой цикл по наступлении определенного возраста. Есть теория старения как ошибки – старение начинается в результате ошибки хромосомы. Существует также теория укорочения теломеров – это хвостики хромосомы, которые в результате определенного количества деления клеток становятся короче. При критической длине хвостика начинаются ошибки деления клетки, и она становится недееспособной или погибает. Есть радикальная теория: старение происходит в результате повреждения клеток и тканей свободными радикалами. Эндокринная теория гласит, что  старение  — результат нарушения работы эндокринных органов, в результате чего начинаются гормональные перестройки и нарушение работы нервной системы.

Теория социального, психологического старения заключается в том, что человек, выполнив свою роль в обществе, стареет как индивидуум. Психологическое старение можно связать с тем, что человек воспринимает себя как стареющего, ощущает старость, и это также отражается на его состоянии.

Про теории  можно говорить долго, так как их много и ни одна из них не является единственной, потому что старение – это огромный комплексный процесс.

Платье Historia Naturalis

 — И всё же, старение — это неизбежность? Или можно отсрочить эти процессы?
— Мы все задаемся вопросом.  В 80-е гг американские ученые предложили рассматривать старение как болезнь. Да, в настоящее время при таком развитии науки и медицины это пока неизбежно. Но стареть можно по-разному, и так называемые болезни старости – это суставная патология, проблемы сердечно-сосудистой системы, деменция, Альцгеймер, депрессия, онкология,   — вероятно и возможно их успешно лечить. На это указывают многочисленные исследования людей, проживающих в «голубых зонах» (места на планете, где много долгожителей) и животных, которые не болеют болезнями старости, то есть они стареют без болезней.

Если рассматривать старость с этой точки зрения, то да, это болезнь, которую мы, возможно, сможем успешно лечить. То есть цель антиэйджинга – не просто продлить жизнь человека, а сделать человека в так называемом третьем возрасте бодрым, активным и, возможно, более творческим.

Термин «Третий возраст» появился не так давно, означает время выхода на пенсию, когда люди достаточно активны. Выделяют еще четвертый возраст, когда активность уже снижается.

 — Что делать, чтобы сохранить молодость, здоровье и красоту? Какие основные рекомендации с точки зрения антиэйджинга?
— Во-первых, сохранением красоты и здоровья нужно заниматься с молодого возраста, борьба со старостью – это не удел пожилых людей-пенсионеров. Чем раньше мы начинаем, тем более эффективна наша борьба. И всегда профилактика будет сильнее, чем лечение последствий.

Борьбу за молодость иногда сравнивают с ездой на велосипеде в гору. Чем мы старше, тем круче становится эта гора. Если мы не крутим педали, наш велосипед съезжает вниз, и чем круче гора, тем он съезжает быстрее. А когда мы прилагаем усилия и крутим педали, то продвигаемся вперед.

Антиэйдж-медицина не стоит на месте и предлагает все больше способов омолаживания. Их можно разделить на 3 большие группы: омолаживание тела, омолаживание мозга и омолаживание души.

Самый главный орган, который нам нужно поддерживать, чтобы оставаться молодым и красивым – это наш мозг, с него и начинаются процессы старения. Чтобы этот замечательный орган функционировал правильно и не старел, он должен обязательно как отдыхать, так и работать.

Мы говорим о полноценном качественном сне и циркадных ритмах. Человеку нужно спать от 7 до 9 часов, отклонения и в ту, и в другую сторону нежелательны и могут привести к различным последствиям. Даже в отношении сна мнения многих ученых разделились: одни считают, что регулярный сон в одно и то же время в одном и том же месте  — это важная часть режима человека, чтобы быть здоровым но есть также мнения, что нечастые отклонения от такого режима создают мягкие стрессовые ситуации, которые позволяют мозгу адаптироваться под них.

Поскольку жизнь человека сильно изменилась с изобретением электричества, удлинением светового дня и высоко социальной активностью, кроме жаворонков и сов, сейчас выделяют группу людей, которых называют голубями: они ложатся спать и встают  позже, чем жаворонки и раньше, чем совы. Важное правило: нужно стараться лечь спать в сегодняшнем дне, то есть до наступления полуночи. Специалисты антиэйджинга обращают также внимание на важность медитации и разные способы релаксации. В США есть приборы, которые помогают тем, кто не умеет медитировать, погружаться ненадолго или на более продолжительно время в состояние медитации. Я сама пробовала такой ааппарат на себе и могу поделиться личным опытом: мне очень понравилось!

Также стоит упомянуть борьбу со стрессом, которого в нашей жизни избежать практически невозможно, поэтому нужно изменять свое восприятие стресса и свою реакцию на него. Для этого также существует множество способов. Крайне важно для того, чтобы не стареть, развиваться как личность, иметь хобби, иметь друзей, любить, быть любимыми, заниматься творчеством.

Важна также физическая активность, нельзя ее недооценивать! Иногда мы ленимся, ведем сидячий образ жизни, ездим на машине и недостаточно двигаемся.

Очень важно, чтобы вид физической активности, который вы выбираете, приносил удовольствие, тогда это будет самое действенное лекарство для вашего тела и для души, и для мозга. Да, есть серьезные научные исследования, результаты которых подтверждают: физическая нагрузка очень благоприятно влияет на мозговую деятельность. Если вы предпочитаете групповые виды активности, выбирайте группу и занятия, которые вам нравятся. Если вам нравится соло, делайте это под любимую музыку — ходите, бегайте, главное – в удовольствие и регулярно! Не обязательно пробовать новые виды спорта, чем мы становимся старше, тем больше рекомендуется придерживаться уже знакомой физической нагрузки во избежание травм и разочарований, что у нас не получается достичь результатов, как у других.

Наконец, мы добрались до питания.  Это неотъемлемая часть нашей жизни, нашей культуры, удовольствия. Хочу упомянуть фразу Гиппократа, которую перефразировали многие известные люди, последнее, что я слышала, был вариант Стива Джобса: «Относитесь к вашей еде, как к лекарству, иначе лекарство станет вашей едой». О еде и диетах написано много книг, существует огромное количество мнений, диеты сменяют одна другую по популярности. Мое мнение: диета должна быть стилем жизни, и каждому человеку иногда требуется пересмотр, что ему можно и нужно в данный период, что благоприятно влияет на его здоровье, а что, как мы говорим, не идет. Обобщенное правило: нужно стараться есть свежее, сезонное, местное, минимально переработанное и, конечно, разнообразное.

Так как качество питание зачастую оставляет желать лучшего и нам периодически не хватает каких-либо элементов в еде – из-за переработки, из-за того, что продукты не совсем свежие, из-за того, что почвы много лет обрабатываются и истощаются, нам на помощь приходят различные пищевые добавки. Их очень много, о них можно говорить бесконечно. Мои любимые добавки —  это цинк и селен из микроэлементов, Омега -3, Резвератрол как антиоксидант, комплексное принятие витамина Д3, системные энзимы, пробиотики. Но в каждом случае, конечно, лучше проконсультироваться со специалистом и подобрать необходимые именно вам вещества.

На рынке антиэйдж существует и тяжелая артиллерия – это медикаменты, которые находятся в разной степени исследования их эффективности и безопасности, и генная инженерия, которая уже делает глобальные шаги, чтобы на генетическом уровне вмешаться в генотип человека и предотвратить старение. И это уже не фантастика, это реальность!

Какие перспективы и будущее человека с точки зрения антиэйджинг-медицины?

Перспективы выглядят достаточно оптимистично. Во-первых, средняя продолжительность жизни человека достигнет 100 лет. Это касается ныне живущих людей, нашего поколения в том числе.

Во-вторых, будут найдены эффективные методы борьбы с болезнями старости. Такие методы уже есть, но многие недостаточно пока эффективны.  Они будут включать и аппаратные технологии, и медикаменты, и генную инженерию, и работу с самим человеком, пересмотр аспектов  его жизни.

Сама наука антиэйджинг будет претерпевать серьезные изменения. По прогнозам специалистов, это одна из самых  перспективных областей медицины, и ее капиталооборот превысит другие сферы медицин. Поэтому я всем желаю начинать как можно раньше заботиться о своем здоровье, интересоваться им, быть оптимистом, создавать лучшую версию самого себя. Будьте молоды, красивы, счастливы, оптимистичны. Мы живем в очень интересную эпоху, когда невозможное становится возможным, и наши мечты надолго сохранить молодость, красоту и здоровье становятся реальностью!

Фото Ольга Ройник.

Макияж, прическа Наталья Бур.

Одежда, аксессуары  бутик белорусских дизайнеров Young&Fashion.

Благодарим за помощь в организации съемки ТЦ «Метрополь» и салон красоты «Итейра»!

Текст Ольга Жадеева.

Добавить комментарий

Комментарий…
Оставить

Вечный, молодой: когда наука победит старость :: РБК Тренды

Люди не только не хотят умирать — они даже не хотят стареть. Вечная молодость давно является темой многих сказок и мифов. Но станет ли она реальностью?

В фильме «Смерть ей к лицу» героини Мерил Стрип и Голди Хоун, выпив эликсир молодости, обрели бессмертие. Тогда, в 1990-е, вечная жизнь казалась чем-то из области фантастики. Сегодня в этом направлении ведут исследования крупнейшие медицинские и технологические корпорации, а стартапы, предлагающие «бессмертные» разработки, выходят на рынок с завидной регулярностью и даже получают серьезное финансирование.

Теории и практики

Мечта о вечной красоте и молодости существует столько же, сколько живет человечество. Клеопатра использовала для омовений молоко ослиц. Поисками долголетия занимались граф Дракула и венгерская графиня Эржебет Батори, принимавшие, как гласит молва, ванны из крови юных девственниц. В тайных лабораториях гитлеровской Германии искали возможность продлить молодость и силы избранным арийцам, проводя эксперименты над живыми людьми.

Современный человек не изменился. Он также хочет молодости и красоты.

«Существует около сотни теорий старения, — говорит главный гериатр Минздрава России, президент Российской ассоциации геронтологов и гериатров Ольга Ткачева. — Глобально есть две противоборствующие позиции. Первая гласит, что старение — это запрограммированный, неизбежный процесс. Вторая — что это заболевание, которое можно предотвратить, и «жить вечно». Но, скорее всего, процесс старения так или иначе предопределен: пока что вечно живущих людей мы не видели. Наша адаптационная система в какой-то момент перестает исправлять ошибки и поломки, которые возникают в клетках в течение жизни. Если схематично: ошибки накапливаются — происходит старение».

Стандарты здоровья в эпоху глобальной цифровизации меняются. Старость перестает быть чем-то фатальным, а молодость превращается во вполне реальный параметр, который можно вернуть, воссоздать, поддержать. «Буквально процесс омоложения — это очищение организма от старых клеток. Наши клетки стареют и в какой-то момент перестают делиться. Обычно за утилизацию состарившихся клеток отвечает иммунная система, но с возрастом этот процесс становится менее эффективным», — утверждает пластический и челюстно-лицевой хирург Данила Кузин.

Одна из многочисленных теорий старения — накопление сенесцентных клеток. Это старые клетки, которые, скапливаясь, разрушают функции органов и систем. Логично было бы предположить, что такие клетки надо уничтожать. Этой логикой руководствуются специалисты американской компании Unity Biotechnology. Они разработали метод избирательного устранения стареющих клеток с помощью препаратов-сенолитиков. По утверждению исследователей, эта методика предупреждает возрастные заболевания и буквально поворачивает время вспять, потому что ткани возвращаются к своему здоровому состоянию.

Эта и ряд других медицинских компаний (например, «дочка» Google — Calico) используют достижения в области молекулярной биологии, чтобы увеличить продолжительность жизни, а конкретнее — период времени, когда человек здоров. Пока что Unity Biotechnology тестирует свой препарат на людях с остеоартритом. Однако эксперты компании уверены, что сенолитиками можно поправить состояние сердца, легких, глаз и даже восстановить некоторые когнитивные функции. В общем, предотвратить или исправить все те вещи, которые мы привыкли воспринимать как процессы, неизбежно сопровождающие старение.

По мнению Ольги Ткачевой, и сама теория старения, основанная на накоплении сенесцентных клеток, и разработка лекарств-сенолитиков выглядят достаточно перспективными направлениями.

Питер Диамандис, учредитель Фонда X-Prize и сооснователь Университета сингулярности (Singularity University), уверен, что всего через 30—50 лет столетний человек будет чувствовать себя на 60, а жить люди будут до 150 лет. Фонд X-Prize поддерживает прорывные технологии, которые направлены на улучшение жизни всего человечества. Премии присуждаются в нескольких категориях, в том числе отмечаются и проекты, направленные на решение проблемы старения. Кроме фонда и Университета сингулярности Диамандис основал компанию Human Longevity Inc. В рамках программы Health Nucleus медики полностью исследуют геном пациента и проводят МРТ всего тела. С помощью машинного обучения эксперты анализируют все полученные данные и выясняют, что происходит с телом конкретного человека. Это позволяет, как утверждают исследователи, обнаруживать проблемы со здоровьем еще на начальной стадии.

Впрочем, демографы, по словам профессора Ткачевой, считают прогнозы Диамандиса слишком оптимистичными. По их подсчетам, к концу XXI века ожидаемая средняя продолжительность жизни человека на большей части планеты будет составлять 90—100 лет. «Среди многочисленных факторов, лежащих в основе долголетия, — генетика, — замечает Ольга Ткачева. — Чем дольше человек живет, тем больше генетическая подоплека его долгожительства. Если человек доживает до 90—95 лет, как правило, это не случайно. Значит, есть наследственность и какое-то генетическое основание».

Ученые действительно обнаружили более 500 генов, которые связаны с продолжительностью жизни. В будущем исследователи смогут синтезировать один или несколько таких генов и интегрировать их в геном человека с помощью технологии CRISPR/Cas9. Главный гериатр Минздрава России отмечает, что теоретически такая задача выполнима, но при этом не стоит забывать об экспрессии генов:

«У человека может быть ген долгожительства, но он может быть «не активирован». Как, например, у него может быть и ген возрастассоциированного заболевания, который может «включиться». Поиск способов влияния на экспрессию генов — еще одно перспективное направление для исследователей».

По словам Питера Диамандиса, в ближайшем времени повсеместно будут проводить процедуры с использованием стволовых клеток. Прежде всего они необходимы для лечения дегенеративных и аутоиммунных заболеваний. Однако в дальнейшем из стволовых клеток будут выращивать целые органы. Брать эти клетки футуролог предлагает из плаценты, которую после родов в 99,9% случаев выбрасывают. Он настаивает, что стволовых клеток из одной плаценты может хватить на сотни, а то и тысячи людей.

Идея использования стволовых клеток не нова. Как и вера в то, что кровь юнцов способна омолодить. В Древнем Риме, например, после окончания гладиаторских боев старики бросались на арену, чтобы натереть тело кровью погибших молодых бойцов. А в 2016 году на рынке появился стартап Ambrosia, основатель которого Джесси Кармазин предлагал обеспеченным бизнесменам — в основном из Кремниевой долины — переливать плазму молодых людей. Каждая такая процедура стоила $8 тыс. Весной 2019 года Управление по санитарному надзору за качеством пищевых продуктов и медикаментов США объявило, что растущий бизнес по продаже плазмы для борьбы со старением не имеет клинически доказанной пользы. Буквально через несколько часов представитель Ambrosia объявил, что компания прекращает свою деятельность.

Экономика инноваций Семь провальных проектов легендарных компаний

На рынке чуть ли не еженедельно появляются новые стартапы, разрабатывающие инновационные методы борьбы со старением. Например, проект Celularity привлек около $250 млн инвестиций для исследований влияния стволовых клеток на омоложение. А британский инвестор Джим Меллон обещает, что медицинские разработки его стартапа Juvenescence помогут всем желающим преодолеть 120-летний рубеж. По его словам, это будет возможно благодаря лекарствам, которые предотвращают многие возрастные болезни, — нейродегенеративные, сердца, суставов и т.д. И какова бы ни была судьба Ambrosia, исследования о влиянии «молодой» крови наверняка продолжатся. Например, в Стэнфордском университете (США) проводятся клинические испытания, в ходе которых ученые пытаются выяснить, могут ли инъекции детской плазмы помочь пациентам с болезнью Альцгеймера.

Сейчас можно отметить два направления исследований, утверждает Ольга Ткачева.

  • Первое — поиск панели биомаркеров старения. Чтобы найти «таблетку от старости», надо провести клиническое испытание на человеке. За ним нужно наблюдать и понимать, как долго он живет и как быстро стареет. Это исследование — длиною в жизнь, и очень сложно представить себе реализацию таких проектов. Для этого идет поиск панелей биомаркеров старения — то есть суррогатных критериев, по которым становится понятно, почему один человек стареет быстро, а другой — медленно.
  • Второе направление исследований — это непосредственно поиск лекарств. В том числе ученые смотрят, обладают ли препараты, показанные при определенных болезнях, антиэйджинговым эффектом. Выяснилось, например, что некоторые противовоспалительные лекарства и медикаменты, снижающие давление и контролирующие уровень холестерина в крови, действительно замедляют старение.

Таблетка от старости

По оценкам Orbis Research, к 2021 году мировой рынок антивозрастных продуктов и услуг превысит $330 млрд. Питер Диамандис утверждает, что увеличение продолжительности активной жизни даже на 20—30 лет будет иметь колоссальное влияние на этот рынок. Впрочем, он и так развивается с небывалой скоростью, постоянно предлагая потребителю новые разработки. Например, суперкомпьютер IBM Watson с помощью глубинного машинного обучения и нейронных сетей находит способы лечения рака и других болезней, в том числе и возрастных. А цифровые модели органов человека в виртуальной проекции полностью передают вид реального органа. Это помогает хирургам отточить новые для них навыки, закрепить точность и сложность процедуры, свести к минимуму вероятность ошибки.

Качество жизни пожилых людей ухудшается не только из-за нейродегенеративных болезней, заболеваний сердца и суставов. Большинство рано или поздно сталкиваются с проблемами со зрением.

«С возрастом естественная биологическая линза глаза — хрусталик — начинает не только уплотняться, но и мутнеть. Зрение ухудшается вплоть до слепоты. Это катаракта. Еще десятилетие назад операция по замене хрусталика была сложной, травмирующей и имела ряд побочных эффектов. Сегодня вместо того чтобы хирургически удалять биологическую линзу целиком через большой разрез, ее измельчают ультразвуковой иглой до эмульсии, затем извлекают в жидком состоянии через микропрокол. Через него же вводят мягкую искусственную линзу в свернутом состоянии, которая расправится и займет нужное положение. После операции многие люди видят лучше, чем в молодости», — уверяет главврач «Клиники доктора Шиловой» профессор Татьяна Шилова.

И хотя универсальная «таблетка от старости» пока не найдена, нам не стоит отчаиваться. Новейшие технологии благодаря ранней и точной диагностике уже сегодня позволяют продлять жизнь и делать ее более комфортной.


Подписывайтесь и читайте нас в Яндекс.Дзене — технологии, инновации, эко-номика, образование и шеринг в одном канале.

Смотри, они не постареют

Этот фильм 2018 года представляет собой документальный фильм о западном фронте британских солдат в Первой мировой войне. Он представлен Джексоном в довольно странном и не очень эффективном формате. Здесь нет направленного повествования; это просто серия роликов и цитат .. Формат не от документального стиля кинопроизводства.

Видеоклипы взяты из стоковых кадров боевых действий, а аудиоклипы взяты из интервью, сделанных несколько десятилетий назад (последний ветеран Первой мировой войны умер в 2012 году).Клипы для цветных фильмов изначально были черно-белыми, но были раскрашены Джексоном. Цветная кинопленка была изобретена только в конце 1920-х годов. В кадры боя было добавлено много компьютерной графики, чтобы очистить их. Звуковая дорожка, на которой солдаты разговаривают друг с другом на пленке, и фон для этих сцен были добавлены в пост-продакшн. Саундтреки к фильмам придумывали только в конце 1920-х годов.

В фильме ничего не говорится об ужасах западного фронта. На самом деле фильм открывается несколькими короткими цитатами ветеранов, которые в основном говорят, что война не была для них проблемой и у них не было проблем после войны (с посттравматическим стрессовым расстройством).Джексон не пытался поместить эти цитаты в контекст. Ветераны (которые должны были родиться примерно в 1900 году), опрошенные неназванными людьми, выглядели примерно за 70. Скорее всего, интервью проходили во время войны во Вьетнаме, вероятно, в начале-середине 70-х годов. К началу 70-х посттравматическое стрессовое расстройство стало огромной проблемой для ветеранов Вьетнама. Многие ветераны Первой и Второй Мировых войн изначально закрывали нос перед ветеранами Вьетнама, жаловавшимися на боевое посттравматическое стрессовое расстройство. Их воспитывали в убеждении, что «боевая усталость» — это форма трусости.Ветеринарам старшего возраста потребовалось очень много времени, чтобы смириться с последствиями посттравматического стрессового расстройства по сравнению с их боевым опытом.

Помимо разрозненных клипов, фильм не добавляет много нового контента или знаний об опыте ветеранов Первой мировой войны.

Стоит ли смотреть? Да, но будьте готовы. Техника коротких звуковых шуток и обычно не связанных между собой видеороликов, продолжающихся 90 минут, действительно становится монотонной. Проблема здесь не в рассказах ветеранов. Это творческий выбор Джексона, который не совсем впечатляет, что разочаровывает.Джексон экспериментировал с «другим» документальным стилем, и он просто не совпал.

Рецензия на фильм «Они не стареют» (2018)

«Они не стареют» начинается с черно-белых кадров солдат, готовящихся к выходу в бой, навязчивого квадрата остановленного движения 4: 3, маленького в центре кадра, как мужчины маршируют к тому, что, вероятно, было большей частью их смерти. «Я отдал всю свою молодость на работу», — говорит первый фантомный голос. Фильм наполнен голосами, указанными в конце, которые говорят через лица, личность которых мы никогда не узнаем.Анонимность — это часть дела. Правительства, ответственные за организацию конфликта, рассматривали их как шахматные фигуры. «Это было похоже на большую большую игру», — говорит другой голос через мгновение. Действительно, именно так видели это кайзер Вильгельм, его двоюродный брат царь Николай II, президент Франции Раймон Пуанкаре, премьер-министр Великобритании Дэвид Ллойд Джордж и президент Вудро Вильсон, бросая толпы молодых людей в мясорубки на линии фронта Германии и зарабатывая миллионы. в случае Вильсона — противопоставить военные силы друг другу и держаться подальше от конфликта до тех пор, пока он не станет финансово оправданным.

Можно легко потерять из виду гигантский размах Первой мировой войны, поэтому логично, что новозеландец захочет снять фильм о людях, которые сражались с ней. Население Новой Зеландии составляло чуть более миллиона человек, и около десяти процентов этого числа (медсестры и воины из бесчисленных этнических меньшинств) отправились воевать. Около 17 000 человек из этой колоссальной боевой силы были убиты и еще 41 000 ранены. Смерти, как правило, труднее игнорировать в меньшем помещении, и совершенно очевидно, что шрамы конфликта дошли до Джексона и Уолша.

Толчком для проекта стала годовщина перемирия, положившего конец войне, и успехи в цифровой обработке антикварных материалов. Джексон и Уолш сделали что-то особенное, вернув все эти старые кадры к новой жизни, дополненные новыми закольцованными голосовыми записями, чтобы заполнить действие, грохочущими звуковыми эффектами, соответствующими пушечному огню, и добавлением цвета. И снова он перевел то, что стареет, в серию образов и идей, которые сможет понять современная аудитория.И если мы сможем разобраться в изображении, мы, надеюсь, сможем разобраться в том ужасе, который он предвещает.

Обзор

«Они не стареют» — захватывающее путешествие в окопы | Фильмы о войне

Есть известная мантра о том, что компьютеры каким-то образом забрали человечество из кино. В эпоху, когда с помощью цифровых эффектов можно было создать зрелищное действие, многие современные фильмы развили ощущение невесомости — несущественности уловки. Вместе с режиссером Avatar Джеймсом Кэмероном, новозеландский режиссер Питер Джексон был в авангарде цифровой революции, его трилогии-близнецы Толкиена ( Властелин колец и Хоббит ) раздвинули границы компьютерной революции. -генерированные развлечения.

Тем не менее, в своем последнем проекте, возрождении архива Имперского военного музея с кадрами первой мировой войны, Джексон сделал кое-что весьма примечательное: с помощью технологий 21-го века вернул человечество назад в старые киностудии. Результат просто захватывающий.

По заказу IWM к столетию перемирия и 14-18 СЕЙЧАС совместно с BBC, Они не должны стареть — это не документ мира, находящегося в состоянии войны. Скорее, это захватывающий снимок жизни британских солдат, которые отправились воевать в Европу, многие из которых солгали о своем нежном возрасте, чтобы вступить в армию.Нет историков, рассказчиков или политических комментаторов, которые могли бы направить нас; мы слышим голоса ветеранов, многие из которых были собраны BBC во время создания документального сериала 1964 года The Great War .

Пока мы наблюдаем, как по грязи маршируют солдаты к линии фронта, происходит нечто экстраординарное. Кажется, что фильм почти чудесным образом превратился из немого черно-белого кадра в цветной фильм со звуком, как будто 100 лет истории кино внезапно превратились в единый момент.Пройдя через зеркало, мы оказываемся прямо там, в окопах, в окружении молодых людей, лица которых столь же близки и ясны, как лица людей, которых мы бы прошли на улице. Я часто утверждал, что кино — это машина времени, но редко это казалось настолько правдой.

Фотография: BBC / Wingnut Films / IWM

Проблемы, связанные с достижением этого чуда, разнообразны. Совершенно очевидно, что цифровая реставрация и раскрашивание оригинальных пленок были выполнены кропотливо с тщательным вниманием к деталям, благодаря чему все, от телесных тонов до декораций, было впечатляюще естественным.(Для театральной презентации также было применено умеренное 3D-улучшение.)

Более сложной является коррекция темпа фильма. Кадры вековой давности, с которыми работал Джексон, были сняты со скоростью от 10 до 18 кадров в секунду, причем скорость часто менялась в пределах одного барабана. Все мы видели старые фильмы, которые проецировались с современной скоростью 24 кадра в секунду, создавая тот беглый, взволнованный эффект, который позволяет зафиксировать такие кадры в туманном и далеком прошлом. Здесь Джексон и его команда использовали компьютеры для создания промежуточных кадров, которые воссоздают ритмы реальной жизни, настраиваясь на музыку движений солдат, вдыхая интимную жизнь в их мельчайшие жесты.Процесс может показаться чересчур техническим, но эффект очень эмоциональный. Как будто технология каким-то образом пронзила поверхность пленки, из-за чего (виртуальные?) Воспоминания выплеснулись наружу.

В то время как богатый набор фоновых звуковых эффектов переносит зрителя из тренировочных лагерей на поля сражений, актеры обеспечивают регионально аутентичный диалог, основанный на судебном чтении по губам немых отснятых материалов. «Привет, мама!» щебечет один рядовой, проходя мимо камеры. Позже мы видим и слышим, как офицер дает инструкции для предстоящей атаки.

Фотография: BBC / Wingnut Films / IWM

На фоне такой уловки подлинные архивные голоса солдат, которые «боялись, что война закончится, прежде чем мы дойдем до нее», вызывают живой отклик. Хотя невыразимые ужасы конфликта очевидны повсюду, фильм Джексона по-прежнему находит неожиданную жизнь и смех в компании тех, кто шел в тени смерти. Один ветеран вспоминает окопы как «своего рода отдых в кемпинге с мальчиками, с небольшой долей опасности, чтобы сделать его интересным».Другой вспоминает о «невероятной доброте» на фронте, о духе товарищества, которого, возможно, не хватало в домашней жизни.

Должен ли фильм « Они не стареть» считать документальным фильмом или произведением искусства? Споры о подлинности и изобретении восходят к постановке 1916 года « Битва на Сомме », и творческое вмешательство Джексона, несомненно, поддержит такие аргументы. Тем не менее, глядя на технологически усовершенствованный эпизод, в котором солдат времен Первой мировой войны игриво жонглирует пивной бутылкой, а затем играет на ней, как на гитаре, все, что я мог думать, было насколько реально, насколько мгновенно, насколько глубоко правдивым все это казалось.

Как следует из заглавной (неправильной) цитаты из стихотворения Лоуренса Биньона «Для падших», Джексон попытался взять отснятый материал о старении и сделать его снова молодым, чтобы перенести историю и тех, кто ею жил, в настоящее. Это дело, в котором он преуспел.

Они не должны стареть сегодня в кинотеатрах, на BBC Two в 21:30 сегодня вечером и на iPlayer в течение недели

«Они не должны стареть», восстановленные кадры ослепляют в Первой мировой войне. Док: NPR

Питер Джексон восстанавливает архивные кадры британских солдат, наслаждающихся едой, в документальном фильме « Они не должны стареть» . Warner Bros. Pictures скрыть подпись

переключить подпись Warner Bros. Pictures

Питер Джексон восстанавливает архивные кадры британских солдат, наслаждающихся едой, в документальном фильме « Они не должны стареть» .

Warner Bros. Pictures

В заключительные моменты фильма Они не должны стареть, импрессионистического документального фильма Питера Джексона — без дат, без титульных листов, без всеведущего рассказчика — об опыте пешего солдата во время печально ошибочно названной Войны, чтобы положить конец всем войнам, мы слышим, как один ветеран вспоминает что по возвращении в Англию их военный опыт «не имел никакой ценности для разговора».

Другой говорит: «Мой отец приводил доводы в пользу фактов о вещах, о которых он не мог знать, потому что его там не было.Третий заключает: «История в конце концов решит, что это не имело смысла». Эти наблюдения перекликаются с теми, что слышали 90 минут назад, когда некоторые вспомнили свой уход на фронт как трезвый долг («Мы были профессионалами и это была работа »), но многие другие отмечали веселое настроение и жажду приключений (« Это была большая большая игра, которой нужно было наслаждаться »).

Эти голоса были записаны в 1960-х годах, когда BBC взяла интервью у около 250 человек. ветераны Первой мировой войны, поскольку они все еще были достаточно бодры, чтобы ясно и авторитетно рассказывать о своем опыте 1914-1918 годов.Они были группой самоотбора, подмножеством обстрелянного, обстрелянного, замороженного, замороженного и расстрелянного из автоматов поколения людей, наиболее подходящих для того, чтобы нести ужасные психологические издержки того, что они стали свидетелями в войне, которая, как действительно показала история, была особенно сложной. жестоко и бессмысленно.

Между тем, все образы фильма взяты из документальных кадров из архива Имперского военного музея в Лондоне, который поручил Джексону снять фильм, при условии, что он воздержится от использования любых новых кадров или архивных материалов из других источников.Режиссер сказал, что, несмотря на то, что ему разрешено использовать только британские материалы, он намеревается, что фильм отразит «человеческий опыт» войны. Конечно, это был бы чрезвычайно плохой пропагандистский фильм.

Команда

Джексона в цифровом виде восстановила отснятый материал, первоначально снятый ручными операторами камеры, которые иногда находились под обстрелом, а затем преобразовала его часть в цветную и трехмерную.Технологическое рвение Джексона иногда искажало его художественные суждения — из-за этих высокоскоростных презентаций его убогих фильмов Хоббит дорогие фильмы выглядели дешевыми, — но здесь результаты поразительны, почти стирая барьер времени, который часто удерживает нас. эмоциональный снимок в документальных фильмах о давно умерших людях. Цифровые инструменты вызывают сочувствие, а не зрелище.

Джексон сохраняет ранний фрагмент фильма о тренировках солдат в двухмерном монохромном 2D-кадре с квадратной рамкой, откладывая 3D-цвет до их прибытия на поле боя.Он также сделал саундтрек к этой немой видеозаписи, наняв криминалистов для чтения по губам, чтобы интерпретировать речь испытуемых, и наняв актеров, соответствующих региону, для ее записи.

В отличие, скажем, от того, как Кристофер Нолан использовал свое мастерство для создания интуитивного, намеренно дезориентирующего факсимиле боя в Дюнкерке , в Джексон воскрешает мертвых в более прозаических выражениях, показывая их кривые улыбки, их преждевременно состарившиеся лица, их истощенное тело. язык.В своем изображении боя фильм мощен, но никогда не похулит, он отрезан между замедленными кадрами молодых людей, грабящих и клоунада, и короткими, ужасными неподвижными кадрами их искалеченных трупов, разлагающейся плоти, черепов, взорванных, как яичная скорлупа. Поверх этих изображений люди говорят о том, что они привыкли к «затхлому, разлагающемуся запаху».

Ничто в фильме не опровергнет известное представление о том, что технический прогресс, если это правильное слово — а во время Первой мировой войны было введено множество особенно кошмарных видов оружия — мало что изменило в повседневных экзистенциальных лишениях тех, кто сражается, которые мало владеют своей судьбой.Но как произведение этичной, чуткой эксгумации « Они не должны стареть» является образцом.

Они не постареют

Документальный фильм Питера Джексона о Первой мировой войне « Они не должны стареть» завораживает и волнует, потому что он смотрит в прошлое и раскрывает зрелище жизни и смерти; в то же время он ужасен именно потому, что представляет жизнь и смерть как зрелище . По заказу памятного проекта 14-18 NOW и Имперского военного музея совместно с BBC, фильм Джексона, посвященный, в частности, его собственному деду, который служил на южно-валлийских границах, с одной стороны, является искренним памятником в изображениях. и звук.С другой стороны, как и все его работы, это прежде всего фильм со спецэффектами.

Предпосылка фильма (мировая премьера которого состоялась на этой неделе на Лондонском кинофестивале) заключается в том, что архивные кадры Великой войны были специально обработаны — раскрашены вручную, оцифрованы, преобразованы в 3D, с добавлением голосов и звуковых эффектов. В результате создается впечатление, будто события, которые произошли сто лет назад и ранее были запечатлены в безмолвном черно-белом цвете, на самом деле происходят прямо перед нами в ярком вневременном свете.Это, безусловно, благородный проект, соответствующий тому изначальному аспекту создания изображений, который Андре Базен, как известно, описал как происходящий из «комплекса мумии»: «Изображение помогает нам запомнить объект и спасти его от второй духовной смерти. . »

Название фильма представляет собой переработку строки из стихотворения Лоуренса Биньона «За падших»: первоначально он гласил: «Они не постареют, как мы, оставшиеся, стареем: / Возраст не утомит их, ни годы презирают». . » В стихотворении обсуждается идея о том, что погибшие на войне никогда не будут забыты и всегда будут помнить как людей вечно молодых, никогда не уничтожаемых возрастом.Но в контексте фильма, который берет старые образы и «обновляет» их, название становится острым, но более приземленным, чтобы напоминать о том, что мы смотрим на живых людей, которым суждено было умереть почти так же, как и раньше. как только эти изображения были сделаны. И, что еще более тревожно, название предполагает, что эти изображения делают своих испытуемых каким-то образом смертоносными, невосприимчивыми к износу смертности и времени — и химическому распаду, которому традиционно подвержены изображения архивных пленок.

Но неприятное чувство, которое мы испытываем при просмотре фильма Джексона, заключается не только в том, что сами изображения были сохранены — как бы забальзамированы, чтобы расширить метафору Базена о мумии, — но и в людях, которых они представляют.Наблюдая за солдатами, недавно наполненными искусственной жизнью на этом цветном изображении, мы видим не столько призраков, сколько оживших мертвецов, возвращенных к реалистичному движению за счет вливания виртуальной крови в их кожу и вены: технология цифровых изображений как своего рода омерзительной таксидермии.

Фильм Джексона есть за что похвалить, который, по сути, представляет собой шоу чудес, и для поколений, которые никогда не читали и не слышали много о Великой войне, он будет чрезвычайно информативным.Он служит напоминанием — а их наверняка не может быть слишком много, — что история переживалась живыми людьми с чувствами, физическими телами и голосами. Это также служит напоминанием, и опять же, время от времени это полезно, что история начала 20-го века не происходила в черно-белых тонах.

Самая впечатляющая вещь в фильме — это использование голосов: свидетельства более 100 британских бывших военнослужащих различного происхождения (фильм почти исключительно касается мужчин, несмотря на использование в финальных титрах непристойной военной песенки «Мадемуазель из Арментьера») .Некоторые из них принадлежат к рабочему классу, другие — явно аристократы, все они собраны из архивов, очищены до безупречного эффекта, так что звучат так, как будто они сегодня разговаривают напрямую с интервьюерами и аудиторией. В этом и заключается настоящее чудо фильма, ясность и прямота — если хотите — присутствие голосов людей, которые вдвое больше призраков. Сами они давно мертвы, зарегистрированы много лет назад; они фактически являются призраками, говорящими в старости, молодого поколения, увиденного на экране; и они — живые призраки, по крайней мере, люди, занятые в нерабочее время, невообразимо выжившие, чтобы рассказать историю событий, которые по праву должны были оставить их мертвыми, как и их сверстники.Некоторые, как и следовало ожидать, рассказывают истории о невообразимых ужасах и отчаянии; другие, особенно в начале, когда мы слышим, как невежественное поколение беззаботно отправилось в ад, являются почти пародийным невозмутимым выражением «флегматичного» духа, традиционно приписываемого британцам: «Это была просто работа» или «Это было больше похоже на большую большую игру, не считая убийств и тому подобного ». В эпизоде, в котором солдаты рассказывают, как они стали закаленными в боях, убийство стало обычным делом, шикарный голос спокойно комментирует: «Была небольшая резня.В один показательный момент хладнокровие прерывается, когда мужчина рассказывает о смертельно раненом, оплакивающем маму. «Я выстрелил в него — я должен был», — говорит он, и его голос срывается. Голоса идут потоком, один за другим, безжалостно, на слух звучат выстрелы людей, марширующих один за другим бесконечными рядами по нейтральной полосе. Именно в своем звуковом измерении фильм действительно удивительным образом становится сеансом, колдовством говорящих мертвецов.

Визуально же фильм сомнительный.В разоблачающем материале недостатка нет. То, что показывают, по очереди пугающе, шокирующе, трогательно, а временами даже празднично: фильм находит среди ужасов жизнь и даже человеческую радость. Убогость окопной жизни документировалась и реконструировалась снова и снова, в различных формах искусства, но видеть саму вещь в ее необработанном виде — это то, к чему вы не готовы — будь то изображения трупов, тонущих в грязи Соммы, близко гангренозные вздутия конечностей, затронутые траншейной ступней, или крайне удручающие условия уборной, которые, конечно, многим ораторам, без сомнения в интересах здравомыслия, удается превратить в парнишку.Есть также некоторые изображения, которых я никогда раньше не видел: наряду со знакомыми кадрами бесконечных равнин из грязи и колючей проволоки, изображения солдат с запряженными лошадьми телегами, идущих вверх по обсаженной деревьями реке в Северной Франции, оазис лиственного покоя среди бездонного разрушения. Взрывы бомб также были для меня новым образом: столь же поразительны, как и более знакомые ядерные грибовидные облака, но в какой-то мере примитивные, землистые, а не воздушные, как чудовищные огромные картофелины, вырывающиеся из дерна.

Но есть что-то очень странное в проекте фильма и в том, как он ведет нас в мир, который он реанимирует. Фильм начинается с черно-белых архивных кадров в черной рамке: при расширении кадра изображение заполняет весь экран перед тем, как исчезнуть. Это то, что мы привыкли видеть, что-то из прошлого, говорит нам эта последовательность. Позже изображения внезапно превращаются в цвет с добавлением звука, и это потрясающе. Мы слышим выстрелы на заднем плане, люди выкрикивают приказы и обмениваются репликами.Читатели по губам изучили отснятый материал, и теперь мы знаем, что говорят люди: мужчина улыбается, проходя мимо камеры, и кричит: «Привет, мама!» Но поражает ли это нас живой историей, человеческим опытом, извлеченным из могилы, или же пикантной новизной?

цвета делает определенные изображения неоспоримо ощутимым-никогда больше, чем в образе раненого с голой спиной, его бледная плоть напоминают нам о юности и хрупкости этих солдат. Одно изображение, цветовая аутентичность которого, несомненно, тщательно проверена, по-настоящему открывает глаза: дымка горчичного газа наполняет воздух болезненными зеленовато-желтыми миазмами.Но другие штрихи кажутся неуместными, точность их деталей граничит с китчем, как, например, алые и синие точки маков и других цветов на переднем плане пустынного пространства (маки, конечно, на этом фоне не совсем реалистичны). контекст). И если маки вызывают у нас дискомфорт, как мы относимся к крови, тщательно впитанной в изображения только что зарезанных мертвецов?

Работа Джексона с частотой кадров вызвала некоторую критику, но в целом беспокоит то влияние, которое его цифровая работа оказывает на некогда живых людей.В каком-то смысле он на самом деле не делает эти изображения более живыми, не придает им сущности, а скорее сглаживает их: на некоторых изображениях трехмерность имеет эффект старомодных стереоскопических очков, заставляя нас видеть серия сплющенных плоскостей, как если бы человеческие фигуры были вырезаны из карты и вставлены в сцену. В частности, очень странно изучать лица. Возможно, мы впервые замечаем, что видим лица не далеких предков, а таких же людей, как мы: да, у некоторых из них неизменно архаичная физиономия, которая сразу же кажется вам античной, возможно, из-за того, что часто отсутствуют зубы.Но многие лица действительно выглядят так, как будто они могут быть нашего времени — особенно трогательными, когда они молодые.

Тем не менее, с лицами происходит что-то странное, особенно в эпизодах, где Джексон увеличивает детали из более крупных изображений групп: пытаясь исправить то, как четкость изображения ухудшается из-за исходной зернистости, технология вводит новое искажение. Иногда фактура образов плывет, словно в тепловом тумане, сами лица танцуют и переливаются.И в деталях лица кажутся восстановленными, как будто из-за дотошного несовершенства искусства гробовщика: глаза иногда кажутся тающими на щеках, черты лица словно наклеены на головы солдат, некоторые люди выглядят так, как будто они … повторно носят маски-чулки, чтобы сохранить анонимность. В странной плавности текстур — независимо от того, использует ли Джексон замедленное движение, как он это делает в некоторых сценах, — персонажи кажутся подвешенными в желеобразном воздухе, как будто их действия тоже забальзамированы: они становятся похожими на призраков голограммы, вызванных из прошлого бесконечно, многократно повторять свои прежние действия.Да, мы знаем, что старый фильм неизменно делает это с давно исчезнувшими людьми, но конкретные текстуры, которые здесь работают, заставляют нас осознавать это обычно тревожным, каким-то неподходящим образом.

Использование слова «ненадлежащее» подразумевает этическое заявление об использовании архивных материалов, особенно военных изображений — и иногда, да, наше чувство неприличия просто связано с чувством сверхъестественного, ощущением того, что что-то не так, жутко, не совсем верно. Но здесь возникают вопросы о самонадеянности современных технологий в их претензиях оживить прошлое «как никогда раньше».«Трехмерные изображения этого фильма, безусловно, позволяют нам почувствовать себя погруженными в Первую мировую войну, возможно, беспрецедентным образом: но , если мы почувствуем себя погруженными, или если новые поколения будут поощряться, скорее, созерцать прошлый ужас на расстоянии, чтобы использовать их воображение, чтобы понять страдание, вместо того, чтобы испытать его косвенно? И как бы мы относились к этим техникам — трехмерности, раскрашиванию, демонстративному воплощению в жизнь — если бы их применяли, скажем, к видеоматериалам о лагерях?

Есть еще одна проблема, касающаяся «свежести» изображений и их эффекта возможного уменьшения оригинала, даже демонстрации презрения к архивным материалам, как утверждала Памела Хатчинсон.Можно много сказать об очистке исторических памятников, а также противодействовать тому, чтобы оставить их в измененном виде под воздействием разрушительного воздействия времени. Этот фильм, стремящийся освежиться, напоминает нам, что мох на надгробии сам по себе может быть частью мемориала, видимой отметкой времени, неотделимой от работы памяти.

Один из аспектов этого фильма, в котором работа по уборке, отсутствие потрескивания, искажения и сглаживания действительно дает нечто неснижаемо яркое, заключается в этих голосах, возможно, из-за простоты и чистоты, из-за того, что мы не очень осведомлены о процессе приукрашивания на работе.Голоса говорят сами за себя, в то время как изображения (как и изображения CGI почти всегда) заставляют нас хотеть спросить, как это было сделано. Голоса просят нас вспомнить и вообразить: как бы принять участие в церемонии вспоминания, а не восхищаться с места у ринга. Версия этого фильма только для радио была бы чем-то действительно интересным.


Джонатан Ромни работает редактором Комментарий к фильму и ведет его колонку «Фильм недели». Он является членом Лондонского кружка кинокритиков.

«Они не постареют»: NPR

Рэйчел Мартин разговаривает с Кеннетом Тураном, кинокритиком Los Angeles Times , о новом документальном фильме о Первой мировой войне, Они не должны стареть. Режиссер Питер Джексон, лауреат премии «Оскар».

РЕЙЧЕЛ МАРТИН, ВЕДУЩИЙ:

Наша современная память о Первой мировой войне выделена черным по белому. Единственные движущиеся изображения, которые у нас есть, — это колючие, бесшумные, черно-белые кинохроники.Спустя сто лет после перемирия новый документальный фильм придает этим изображениям новое измерение и голос.

(ЗВУК ИЗ ДОКУМЕНТАЦИИ, «ОНИ НЕ ДОЛЖНЫ СТАРАТЬ»)

НЕИЗВЕСТНЫЙ ВЕТЕРАН №1: Мне было 16 лет. И мой отец позволил мне уйти.

НЕИЗВЕСТНЫЙ ВЕТЕРАН №2: Мне было — тогда как раз исполнилось 17 лет.

НЕИЗВЕСТНЫЙ ВЕТЕРАН №3: Мне было 16.

НЕИЗВЕСТНЫЙ ВЕТЕРАН №4: А мне было 15 лет.

НЕИЗВЕСТНЫЙ ВЕТЕРАН №5: Я отдал всю свою молодость работе.

МАРТИН: «Они не постареют» — это история молодых людей, сражавшихся в Первой мировой войне, в цвете и со звуком. Я разговаривал с кинокритиком LA Times Кеннетом Тураном об этом замечательном проекте.

КЕННЕТ ТУРАН: Что ж, этот фильм действительно потрясающий. Это слово слишком часто используется, но это правда. Сняли эти старые кадры, вернули этих людей к жизни. Это почти что-то вроде реинкарнации.

МАРТИН: Это интересно, потому что, когда мой продюсер рассказывал мне об этом, он вроде как смотрел этот трейлер.Поставили кадры — сделали цветными. И я подумал про себя, большое дело. Звучит не очень интересно.

ТУРАН: (Смех).

МАРТИН: И когда смотришь, удивительно, как это изменение — просто изменение цвета — действительно дает жизнь этому опыту совершенно по-новому.

ТУРАН: Ну, это гораздо больше, чем просто цвет. Главное, что было сделано — это количество кадров в секунду. Звуковой фильм — 24 кадра в секунду. Причина, по которой немой фильм кажется рывчатым, заключается в том, что он крутится вручную, иногда со скоростью 14-15 кадров в секунду.Они использовали компьютер, чтобы воссоздать недостающие кадры, дублированные кадры. И теперь он воспроизводится со скоростью 24 кадра в секунду. Он играет так, как мы привыкли видеть в кино. Итак, эти люди, вместо того чтобы быть отрывистыми, на самом деле ходят и разговаривают точно так же, как мы.

МАРТИН: Говорить тоже безумие. Как они ремастерировали звук?

ТУРАН: Они сделали две вещи. В немых кадрах люди разговаривают в камеру. Они использовали средства чтения по губам, чтобы понять, что они говорят.И они наняли местных актеров, чтобы у них был точно такой же акцент, как у людей в фильме. Но более того, у BBC есть 600 часов интервью с ветеранами Первой мировой войны. И они увеличили скорость звука. И так все звучит современно. Все звучит вполне реально.

МАРТИН: И это похоже на откровение. Следует отметить, что к этому относятся громкие имена — в частности, продюсером и постановщиком фильма является обладатель премии Оскар Питер Джексон.

ТУРАН: Да. Питер Джексон, известный по фильмам «Властелин колец» и «Хоббит», оказался огромным фанатом Первой мировой войны.Его дед был ветераном Первой мировой войны. И Имперский военный музей, зная об этом, обратился к нему с просьбой снять фильм к столетней годовщине перемирия. И он ухватился за шанс. И, знаете, он знает все об этом. Он знает о спецэффектах. Он действительно использовал ту же технологию, которая оживляет фильмы о супергероях, чтобы воплотить в жизнь все это.

МАРТИН: Как вы думаете, почему этот фильм работает в 2019 году? Я имею в виду, хотят ли зрители думать о Первой мировой войне?

ТУРАН: Ну, вы знаете, что я обнаружил — аудитория — мы сейчас находимся в состоянии войны.Мы только что вышли из войны. У нас много ветеранов, людей, небезразличных к войне, которые пережили войну. Они подключаются к этому фильму. Они видят мужчин. Говорят, хоть это и 100 лет назад, это кто-то вроде меня. И это действительно мощная вещь.

МАРТИН: Кеннет Туран рассматривает фильмы здесь, в MORNING EDITION и для Los Angeles Times. Речь шла о новом документальном фильме «Они не должны стареть». Кенни, большое спасибо.

ТУРАН: О, спасибо, Рэйчел.

Авторские права © 2019 NPR. Все права защищены. Посетите страницы условий использования и разрешений на нашем веб-сайте www.npr.org для получения дополнительной информации.

стенограмм NPR создаются в срочном порядке Verb8tm, Inc., подрядчиком NPR, и производятся с использованием патентованного процесса транскрипции, разработанного NPR. Этот текст может быть не в окончательной форме и может быть обновлен или изменен в будущем. Точность и доступность могут отличаться. Авторитетной записью программирования NPR является аудиозапись.

Настоящая война: «Как они не постареют» Питера Джексона вдохнула жизнь в архивные материалы столетней давности

Вот окончательная история проекта «Реставрация мамонта», который включал повторную синхронизацию частоты кадров, восстановление цифрового изображения, раскрашивание и преобразование стерео в потрясающий эффект

Царапины, ускоренные, черно-белые кадры солдат в различной степени серой формы, носящихся по экрану, как тупые, чаплинские воины, беспечно позирующих перед неподвижной камерой.Именно так большинство из нас видят, что солдаты пережили во время Первой мировой войны, просматривая исторические кадры военного времени — плоскую, серую, безмолвную войну, как показано в первой части недавнего документального фильма Питера Джексона « Они не будут стареть ». Пока не начнется война. Тогда это как если бы Дороти открыла дверь в Оз — внезапно эти плоские персонажи стали людьми, выглядящими так же, как мы, движущимися, как мы, чувствуя то, что мы чувствовали бы на их месте.

Замечательный документальный фильм Джексона, снятый его Wingnut Films Productions и выпущенный Warner Bros., использует 100 часов архивных материалов, преобразованных как Stereo D из Бербанка, так и его собственной командой в Park Road Post в Новой Зеландии. Художники превратили истерзанные временем немые кадры в цветные, объемные и скорректированные изображения с естественными движениями и внешним видом, которые, наконец, ставят зрителей на место тех, кто сражался на войне. Те, кто с этим боролся, описали его в архивных интервью за кадром.

«Человечность людей в фильме бросается в глаза, особенно их лица», — сказал Джексон в комментариях к фильму.«Они больше не погребены в тумане из зернистости пленки, царапин, заикания и ускоренной съемки. Это стало первым фильмом о Первой мировой войне, который я ждал все эти годы ».

Великая война, как ее называли, была во вселенной Джексона с детства. Его дед, профессиональный британский солдат еще до начала войны, сражался на протяжении всей войны. Семейные книжные шкафы были заполнены книгами времен Первой мировой войны. «В каком-то смысле, когда я снимал этот фильм, я чувствовал, что это мой шанс узнать, что он мог бы испытать», — сказал режиссер.

В 2015 году в ознаменование 100-летия битвы при Галлиполи Джексон создал фотовыставку The Great War Exhibition , которая проходила с апреля 2015 года по декабрь 2018 года в здании музея Доминиона в Национальном военном мемориале Пукеаху в Веллингтоне. Новая Зеландия. Для этой выставки Джексон использовал неподвижные фотографические изображения из Британского Имперского военного музея (IWM), которые он затем раскрасил под наблюдением супервайзера Weta Digital Visual Effects Уэйна Стейблса, члены семьи которого также участвовали в войне.

«Питер очень придерживается мнения, что очень легко оставаться отстраненным, когда все становится черно-белым», — объясняет Они не будут стареть продюсер Клэр Олссен. «Они выглядят старыми, и у вас есть эта отстраненность, а когда мы раскрашивали несколько кадров для этого, это внезапно вызвало совершенно другой уровень эмоций».

Этот процесс положил начало отношениям между директором и IWM. Вскоре после этого организация связалась с ним и спросила, может ли он быть заинтересован в создании документального фильма, посвященного столетию перемирия в Первой мировой войне, с использованием отснятого материала из их архива.

«Многие люди на протяжении многих лет спрашивали меня о создании фильма о Первой мировой войне, — сказал он, — но на самом деле у меня никогда не было желания снимать голливудский фильм о войне». В музее хранится один из величайших архивов оригинальных материалов, снятых во время Первой мировой войны — по крайней мере, 2200 часов, отметил Джексон. «Их единственная краткая информация заключалась в том, что, хотя документальный фильм мог быть о любом аспекте войны, который я хотел снять, я должен был использовать их архивные кадры».

Он вернулся в Новую Зеландию и начал думать о способах восстановления отснятого материала столетней давности, используя доступные сегодня компьютерные технологии.После запроса трех или четырех минут видеоматериала он и команда постоперационной службы Wingnut Films, Park Road Post (PRP), потратили несколько месяцев на разработку процесса реставрации для применения к отснятому материалу. «Они как бы мыслили немного нестандартно, — отмечает Олссен.

Сначала были тесты скорости. Кадры были сняты вручную со скоростью от 13 до 17 кадров в секунду, поэтому для преобразования видео в 24 кадра в секунду использовалось компьютерное программное обеспечение. «Мы опробовали различные варианты [кадровой] интерполяции, чтобы попытаться вернуть ощущение движения к более реалистичному, правильному, не похожему на Чарли Чаплина ощущению», — объясняет старший колорист PRP Мэтью Уир.«И мы работали над исправлением пятен и пятен, чтобы увидеть, что можно автоматизировать, а что нужно делать вручную». Клипам также была присвоена базовая черно-белая цветовая гамма, чтобы выровнять изменяющуюся динамику затенения.

Джексон был поражен тем, насколько хорошо смотрятся кадры, и сделал последний шаг — добавление цвета, сделанное при тестировании Park Road Post. «На фотовыставке мы обнаружили, что, раскрашивая изображения, снимается эта отстраненность», — говорит Олссен. «Питер подумал:« Что ж, если я смогу восстановить этот отснятый материал, и мы сможем его раскрасить, то это будет действительно круто ».«И IWM хотел что-то, что можно было бы использовать в школах — для них было важно вовлечение молодежи. Так что цвет действительно был вишенкой на торте ».

Именно тогда, увидев восстановленные раскрашенные кадры, Джексон понял, что наконец-то может снять фильм о Первой мировой войне, который он всегда хотел снять.

Восстановленное изображение с цветокоррекцией из Они не должны стареть .
Предоставлено Wingnut Films

Пост Парк-Роуд и строительство истории

Прежде чем приступить к редакционной работе, Park Road Post должна была обработать отснятый материал в несколько подготовительных этапов.Первым шагом было изменение скорости (или повторного хронометража) отснятого материала — преобразование частоты кадров с исходной, встроенной в камеру, до 24 кадров в секунду, чтобы избавиться от этого «немого кино». «Когда мы видим, что такое движение, обычно связанное с немым кино, мы видим не то, как люди двигаются», — объясняет Олссен. «Это не заставляет вас думать о движении человека, это похоже на что-то совсем другое».

Проблема заключалась в том, что исходная частота кадров не только не согласовывалась от кадра к кадру, но и иногда менялась даже внутри кадра.«Меня заставили поверить, что исходные кадры были сняты со скоростью примерно 16 кадров в секунду, но мы быстро обнаружили, что это было совершенно неверно», — объяснил Джексон. «В большинстве случаев это было 13 или 14 кадров в секунду, но мы также обнаружили все, от 10 кадров до случайных 15 или 16, и, очень редко, 17 или 18. Невозможно довести все эти разные скорости до 24 кадров в секунду, не зная, с какой скоростью. скорость оригинал был снят. Это чисто догадки «.

Вариации в кадрах, замечает Ольссен, принадлежали простому человечеству. «Они заводились вручную.И если бы это был спокойный, приятный день, вы могли бы увидеть устойчивый поворот рукоятки. Но если подействует адреналин — например, если они были около перестрелки — тогда все может стать немного быстрее ».

Джексон сидел в кабинете инспектора Park Road Post со старшим колористом Мэтью Уиром и предлагал частоту кадров, скажем, 15 кадров в секунду, и Уир вводил эту частоту в систему. Затем двое будут просматривать скорректированный снимок со скоростью 24 кадра в секунду и при необходимости вносить небольшие корректировки, пока движение не станет естественным.Точно так же после того, как скорректированный снимок был просмотрен на шкале времени в отсеке редактирования, рядом с другими снимками с скорректированной скоростью, то, что выглядело правильным при просмотре само по себе, могло теперь проявить себя, требуя небольшого тика на 1 кадр / с, назад или вперед, постоянное ощущение движения по сцене.

Определить исходную частоту кадров не всегда просто. Часто это зависело от того, что снимали. «На самом деле было легче, когда люди ходили в естественном ритме», — объясняет Олссен.«Вы можете почувствовать естественный темп человеческого движения. Так что, если маршируют войска или люди идут в пределах выстрела, это было проще, чем другие кадры, не включающие движения людей », например сцены, показывающие, как солдаты слоняются вокруг, болтают или стреляют из артиллерии. «На самом деле это оказалось сложнее».

После изменения скорости отснятый материал получил разрешение на реставрацию командой из восьми художников в PRP в течение нескольких лет, опять же, на данный момент, исключительно для редакционного использования.Качество базового изображения менялось. «Во многих случаях то, что есть в Имперском военном музее, — сказал Джексон, — является дубликатом, или дубликатом дубликата, или дубликатом дубликата дубликата. Так что качество даже не такое хорошее, как было в оригинале ».

Одно сразу бросилось в глаза при просмотре восстановленных кадров, даже на этом уровне. «Всякий раз, когда мы показывали людям, которые восстановили отснятый материал, в ответ были только лица», — говорит Олссен. «Люди не могли поверить, что внезапно они увидели людей, а не просто траншею.Они видели человеческую сторону этого ».

Наконец, отснятому материалу была присвоена базовая черно-белая цветовая гамма. «Нам предоставили плоские сканы, которые не были особенно динамичными, — говорит колорист PRP Джон Ньюэлл. «Некоторые были слишком темными, другие — слишком яркими. И прежде чем вы сможете начать редактировать снимок, мы сделали базовую оценку, просто чтобы посмотреть, что там было, чтобы люди имели представление о том, насколько хорошо мы можем перебалансировать каждый фрагмент материала ».

Он и Уир применили несколько слоев градации, «Примечания к износу», «чтобы выделить детали из черных».А затем нам пришлось растянуть в разных областях, через средние [и] низкие средние частоты, через серию узлов цветовой градации ».

Колорист Джон Ньюэлл в кабинете DI.
Предоставлено Wingnut Films

Бюджет, предоставленный соавторами фильма — Имперским военным музеем и 14-18 (Комиссия по искусству Великобритании, программирующая столетие Первой мировой войны), — был на 30-минутный отреставрированный и раскрашенный фильм. Джексон провел месяцы, просматривая 100 часов отснятого материала, предоставленного IWM, и выбрал кадры, которые, как он знал, он хотел включить.«Были кадры, которые просто запомнились ему:« Эй, мир должен это увидеть — и те дети в школе в Англии, которые должны это увидеть », — говорит Олссен.

Был еще один ключевой источник материала, который сформировал вторую половину повествования Джексона. «Когда мы восстановили отснятый материал, и лица мужчин стали такими резкими и ясными, я понял, что звуковая дорожка должна состоять только из голосов мужчин, которые были там», — вспоминал режиссер. «Никакие историки, никакие хозяева, идущие по окопам, не рассказывают нам о Первой мировой войне.Эти люди должны описывать нам, на что была похожа война. Это должен быть опыт среднего человека того, каково было быть пехотинцем в Первой мировой войне ».

Имперский военный музей ознакомил его с более чем 600 часами устных историй и интервью, некоторые с видео, которые BBC собрала от 250 до 300 ветеранов мировой войны в 1960-х, 70-х и 80-х годах. Джексон запросил все 600 часов, которые он лично просмотрел и изучил — вместе с расшифровками стенограмм, сделанных Олссен и ее ассистентом — несколько раз в течение полутора лет.«Питер просто полностью погрузился в себя, — говорит Олссен, — слушая все 600 часов, снова и снова».

Давний редактор и соавтор Джексона Джабез ​​Олссен за работой.
Предоставлено Wingnut Films

Хотя он услышал и ознакомился с аудиоконтентом, Джексон еще не сформулировал сам рассказ. Таким образом, он начал долгий процесс создания тогдашнего 30-минутного рассказа с редактором Джабезом Олссеном, который вырезал трилогии Джексона Хоббит и Властелин колец (и является мужем Клэр Олссен), в их монтажном отсеке на Парк-роуд. Почтовый.Работая с полными 100 часами отснятого материала, восстановленного PRP, «Они сидели вместе и создавали образы, не вникая в самую гущу звука», — объясняет Клэр Олссен. «Он знал, что в этом фильме были только кадры, которые ему нужны. И он знал, что ему нужно получить отбор на Stereo D, если мы собираемся доставить фильм. Так что нужно было выбрать 30 минут ».

История рассказывает о жизни солдат до их вступления в британскую армию, через их тренировочный опыт и далее в бой.«С практической точки зрения кадров боевых действий очень мало, — говорит Олссен. «Здесь не так много кадров, на которых ребята выходят за рамки, потому что операторы не так близко подходили к линии фронта. Так что некоторые кадры, которые вы видите, — это тренировка парней — они тренировались, так что были готовы к настоящему ». Эти клипы были дополнены собственными рисунками солдат, которые появились в то время в журнале « War Illustrated ». «Это настолько близко, насколько мы могли дойти до отснятого материала».

Немногое изображений, если таковые имеются, демонстрируют кровавые ранения или смертельные случаи в результате боевых действий; вместо этого Джексон и Олссен выбирают кадры, на которых пехотинцы тепло пируют со своими товарищами, перемежаясь неподвижными изображениями смертей на поле боя.«Это, опять же, придает этому образу человеческого лица», — заявляет Олссен. «Вы просто смотрите на эти лица как на людей и понимаете, где так много людей оказались».

Сама Ольссен была лично поражена этим чувством человечности после появления одного восстановленного и раскрашенного изображения. «Я помню, как первое раскрашенное изображение пришло в мой почтовый ящик, и я подняла его», — вспоминает она. «Это был образ, который я видел много, много раз раньше. И внезапно я взглянул на лицо солдата, и он был похож на моего брата, и у меня непроизвольно текли слезы.Я установил эту связь. Таким образом, помещая человеческое лицо в этот опыт, вы не просто видите число или «какого-то парня», вы на самом деле видите человека. И это было действительно важно для меня ».

Война оживает

30-минутная цветная восстановленная пленка, покрытая бюджетом, была хитроумно увеличена до 34 минут Джексоном и Джабезом Олссенами, которые повторно использовали некоторые кадры, создавая неподвижные кадры с помощью удержаний и используя зум и крупный план на определенных кадрах. «Если бы можно было найти больше денег, мы бы сделали 80-минутный цветной фильм», — говорит Клэр Олссен.«Но в действительности [так] эти средства не могли быть собраны».

Stereo D было отправлено около 360 снимков отсканированных пластин размером 2К, и в октябре 2017 года начался одногодичный процесс преобразования. Джексон первоначально обратился в компанию в начале 2016 года, чтобы провести испытание концепции на пяти или шести снимках, чтобы выяснить что было возможно. «Мы прогнали эти снимки в процессе, восстановив их, насколько это было возможно в то время, и добавили цвета», — объясняет руководитель программы Stereo D Color Милтон Адаму. «Мы придумали целые процессы, как это сделать, а затем превратили их в стерео.Мы дали эти снимки Питеру, и они ему очень понравились, а потом он вернулся к нам прошлой осенью и попросил поработать с ними над проектом ».

Вместе с Адамо работал стереограф компании Рассел Маккой, который также руководил компоновкой цветов. Кроме того, Wingnut попросил Уэйна Стейблса из Weta Digital, который помогал создавать цветные неподвижные изображения для The Great War Exhibition для Джексона, поработать со Stereo D в качестве супервайзера по раскрашиванию после того, как Маккой и Адаму провели экскурсию и объяснили эту выставку, чтобы помочь. дайте им некоторую перспективу.«Питер был занят рядом других дел одновременно и не всегда мог пересмотреть свои ранние работы. Так что моя работа заключалась в том, чтобы по-настоящему работать со Stereo D », — объясняет он.

Команда

Stereo D состояла из сотен художников, в том числе 15 композиторов и несколько лучших художников по матовой живописи в Бербанке, от 40 до 50 квалифицированных художников по матовой живописи в Торонто и около 200 художников в Индии, в том числе около 100, работающих непосредственно над ротоскопированием.

Первым шагом, как и в случае с PRP, было изменение времени отснятого материала на основе информации, предоставленной PRP.«Большая часть исследовательских работ уже была проделана Park Road Post, и это было превосходно», — говорит Адаму. «Они отправили нам снимок и сказали:« Мы считаем, что этот снимок составляет 11 кадров в секунду, и его необходимо восстановить до 24. »Таким образом, мы брали исходную частоту кадров и вводили целевую частоту кадров, и у нас был бы наш инструмент. рассчитать промежуток между кадрами ».

Процесс осложнялся боковым перемещением и параллаксом — поперечным перемещением в разных плоскостях. «Это вызовет проблемы для программного обеспечения восстановления синхронизации.Те, которые мы отправляли нашим художникам, которые кропотливо проходили и следили, чтобы у лошадей были ноги, и все мазки, которые появлялись во время этого процесса, были закрашены. Таким образом, это был в основном двухэтапный процесс — инструмент восстановления выдержки дал нам от 60 до 70%, а затем еще от 30 до 40% для очистки каждого кадра вручную ».

Затем была проведена обширная реставрация. В то время как PRP проделала большой объем реставрационных работ на большом объеме материала, Stereo D выполнила свой собственный проход, по большей части, на определенных снимках, которые они будут раскрашивать.«Они провели реставрацию, необходимую для того, чтобы вырезать картинку», — объясняет Адаму. «Но затем материал приходил к нам, чтобы мы могли выполнить высокоуровневую реставрацию, если хотите», — чтобы создать резкие края, художникам Stereo D потребуется выполнять свою работу с цветом. «Это аналог цветовой синхронизации. У вас есть ежедневная раскраска, и у вас есть окончательный цвет. Цвет ежедневников — это то, что вы использовали бы, чтобы вырезать свою функцию, окончательный цвет — это то, что вы делаете в DI ».

Уровень качества отсканированных материалов, полученных группой, варьировался.«Как и следовало ожидать от материала, возраст которого превышает 100 лет, все, что может быть неправильным с пленкой, мы будем иметь на различных снимках», — объясняет Адаму, включая усадку, деформацию, дефекты, царапины и чрезмерную зернистость. Сильная зернистость была удалена, что позволило сгладить изображения, а затем снова добавить их с дополнительным усилением резкости.

Восстановленное изображение с цветокоррекцией из Они не должны стареть .
Предоставлено Wingnut Films

Одна из самых больших проблем, возникающая при съемке материала, где либо качество пленки было настолько ухудшено, что на нем были «большие участки почти пустоты внутри изображения», — говорит Стейблс, либо просто кадры, которые полностью отсутствовали, что требовало восстановления недостающего материала вручную.«У нас было около 20 художников-рисовальщиков в Индии, которые были невероятно искусны в воссоздании отсутствующих ног, отсутствующих рам, бегущих лошадей и превращения маленьких мазков в настоящие образы», ​​- говорит Маккой. «Наши индийские художники работали над собой, чтобы лошадь снова стала похожей на настоящую».

В одном особенно сложном кадре, показанном в тренировочной части фильма, видно, как группа солдат болтает и скачет вместе, делая трудное движение, когда один солдат поворачивает голову и улыбается в камеру.«В этом кадре нам не хватало примерно 10 кадров. Это было одно из самых сложных воссозданий рам. Мы получали один кадр, а затем он занимал другое положение, и мы пытались его сгладить ».

Процесс раскрашивания был настолько далек от того, о чем обычно думают зрители, насколько можно представить. «Мы все видели, как много цветов было сделано за эти годы, некоторые хорошо, а некоторые не очень хорошо», — заявляет Stables, в основном это примеры с одним тоном, представляющим цвет любого элемента изображения.«Одна из самых важных вещей, с которой люди обычно начинают, — это просто наносить цветную размывку на вещи. «Трава зеленая, мы сделаем ее зеленой» ». Это быстро избавляет аудиторию от происходящего.

Его раннее направление к Stereo D заключалось в том, чтобы думать о цвете по-другому, что привело к невероятно сложному и трудоемкому процессу, дающему впечатляющие результаты. «Изображения, которые мы видели, особенно когда я показал им фотографии с выставки Великой войны , были очень похожи на те селфи, которые люди делают сегодня, которые люди ожидают увидеть сейчас.Я сказал: «Подумайте о том, чтобы выйти на улицу и сделать снимок на свой iPhone. Обратите внимание на богатство и яркость цвета, который вы видите. Это то, что нам нужно увидеть ». Вы должны думать об этом так, как если бы это была действительно цветная пленка, на которую она была снята».

Супервайзер по цвету Stereo D Милтон Адаму, стереограф Рассел Маккой и продюсер Stereo D Марк Симон за работой в студии Stereo D’s Burbank
Предоставлено Stereo D

Команда решила отказаться от ожидания готовых кадров длительного процесса реставрации и начала с создания ключевых кадров — отдельных кадров из каждого кадра, которые предлагали изображения каждого предмета, которые были нарисованы художниками Stereo D и назначены цвета.

Затем кадры были отправлены в Новую Зеландию, где они были представлены на рассмотрение Джексону и еще одному ключевому игроку, внутреннему историку Wingnut по Первой мировой войне, Питу Коннору. «Он принимал участие во всех наших сессиях обратной связи со Stereo D», — рассказывает Мэтью Уир. «Он тот, кто может видеть небольшое количество пикселей или проблему на заднем плане и может точно определить, где что-то может быть не так, даже немного».

«Для нас было важно точно знать, что там внутри, вплоть до нашивок на рукавах», — комментирует Конюшня.«Пит тщательно исследовал каждый сделанный нами снимок».

Помощь всей команде была реальным делом: предметы из собственной коллекции предметов Первой мировой войны Питера Джексона. «Будучи энтузиастом Первой мировой войны, Питер за годы собрал большую коллекцию артефактов войны», — говорит Олссен, описывая тайник, в котором есть все, от униформы, шлемов и обуви до оружия и даже самолетов. «Ребята из Stereo D сидели в комнате на Парк-Роуд Пост, окруженные униформой времен Первой мировой войны всех мастей — шлемами, ботинками.И Петр поощрял их надевать их, выходить на солнце, фотографировать. Настоящая ссылка была там ».

«Мы использовали бы весь этот ввод, как наших глаз, так и нашего собственного творчества, чтобы создать ключевые кадры», — объясняет Адаму. «Эти ключевые кадры были представлены Питеру или членам его команды, которые проверили их, а затем отправились в Питер. Он давал комментарии по ним, а затем мы улучшали кадры до уровня, который, по нашему мнению, был достаточно хорошим, чтобы продолжить процесс цветности.”

Этот следующий шаг был утомительным, хотя Stereo D и занимался бесполезной работой: ротоскопирование. Перед нанесением цвета необходимо было изолировать каждый предмет в каждом кадре — ботинки, брюки, куртки, инструменты, оружие.

«Мы будем иметь дело с сотнями, если не тысячами, форм ротора, в зависимости от кадра», — говорит Маккой. Все это было сделано вручную, в основном 100 исполнителями рото в студии Stereo D в Индии. Конюшня говорит: «К сожалению, для этого нет волшебной палочки.Во многом это сводится к огромному количеству ручного ротоскопирования и труда ».

Иногда в каждом элементе наблюдались глубокие различия. «Траву особенно сложно обрабатывать, — объясняет Стейблс. «Обычно мы думаем о траве как о зеленой или коричневой, в зависимости от времени года. Но количество тонов, оттенков и цветовых сдвигов внутри травы действительно сложно ».

Кожа человека не менее сложна. «Вы можете получить тон, который выглядит правильно, а затем просто повторяйте его столько, сколько сможете, пока не почувствуете, что все поняли правильно.«А если в кадре пять солдат, то ни у кого из них не будет такого же тона кожи. «Если мы пойдем по улице и увидим пять разных парней, даже если это пять разных молодых людей примерно одного возраста, они будут радикально отличаться по тону кожи.

«А черно-белые кадры могут вам лгать. Потому что некоторые старые пленки будут реагировать на цвета немного по-разному и немного иначе, или . Некоторые из синих получились бы очень темными, тогда как если бы вы сфотографировали их сегодня, это было бы просто сделать их черно-белыми.Это был бы не тот тон. Иногда мы осознавали: «Знаешь что? Кажется, что у этого парня особый тон кожи, но на самом деле я не думаю, что это так. Я думаю, что наша кинопленка здесь немного играет с нами ».

Чтобы помочь управлять огромным количеством информации о цвете и ротоскопированных форм, Stereo D разработал ряд инструментов специально для этого проекта. Среди наиболее важных была система, известная как «система палитры». «Этот инструмент позволит нам взять сотни форм ротора и пропустить их через систему, чтобы мы могли менять цвета сотен фигур на лету», — объясняет Маккой.

«Это что-то вроде ключа из трех частей. В нашей системе палитры нет одноцветных цветов ни на одном из символов изображения. Высокие, средние и низкие частоты окрашены по-разному для каждого объекта. А иногда были какие-то палитры, которые были чем-то большим, чем тени, полутона и блики. В зависимости от формы у нас будет пять различных цветов. Так что, если они держат пистолет, древесные тона в тенях отличаются от средних и светлых тонов. Ни на одной травинке нет единого зеленого цвета — это всегда прохладная смесь желто-зеленого и синего цветов, и это сработало очень хорошо.Это то, чем мы очень гордимся, что мы разработали специально для этого проекта ».

Готовые и незавершенные снимки просматривались дважды в неделю, обычно по видеоконференцсвязи T-VIPS (Система обработки видео и изображений Tietz), что позволяло команде Stereo D представить свои снимки для обсуждения людям в Новой Зеландии. Помимо Уэра и Ньюэлла, Конюшня была под рукой, чтобы сделать особые заметки для обзора, помогая команде довести изображения до уровня, который, по общему мнению, можно было представить Джексону.«Он был для них доверенным лицом, обладающим некоторыми знаниями о том, как работают Питер и Вингнат», — объясняет Олссен. «Обзор Уэйна был настолько близок, насколько возможно было иметь глаза Питера».

Другая половина работы Stereo D по раскрашиванию была связана с фонами — созданием матовых картин их художниками в Бербанке и Торонто на основе изображений в существующих средах кадров. «Мы просто рисовали настолько подробно, насколько могли», — заявляет Маккой.

Каждый художник компании привнес в игру свои таланты.«У нас были одни люди, которые действительно очень хорошо разбирались в зданиях, другие отлично разбирались в окружающей среде, третьи — в фантастических тонах кожи», — говорит Адаму. «У нас даже есть парень в Бербанке, Зак Смозерс, который был нашим грязным парнем. Грязь звучит так, как будто это было бы легко сделать, но на самом деле это одна из самых сложных задач ».

Группа ланкаширских стрелков ждет в Затонувшем переулке утром 1 июля 1916 года. В 7:30 утра они карабкаются по грязному берегу, чтобы броситься на немцев. Этот снимок был сделан примерно за 15 минут до нападения.Чего эти люди не знают, так это того, что подавляющее большинство из них не продвинется дальше дюжины шагов, прежде чем погибнет. Врезка: то же самое место в 2018 году. — Клэр Олссен,
, предоставлено Wingnut Films

.

Чрезвычайно важным источником, на который опирались художники, была коллекция из 1800 фотографий, которые сам Джексон сделал во время поездок на места сражений Первой мировой войны и в другие места — те самые места, которые были сняты в кадрах, которые он использовал. «Питер поехал в Бельгию, нашел многие места и сфотографировал их.Сегодня эти места почти такие же, как и сто лет назад », — поясняет Стейблс. «Так что они были очень полезны не только для деталей ландшафта — такие же деревья все еще растут, — но и для зданий. Многие действительно старые здания были построены во время войны. Таким образом, вы можете увидеть, какие типы кирпичей они использовали, какую черепицу использовали на крышах и т. Д. »

Одно место, которое он посетил, было на линии фронта в битве на Сомме, которая началась 1 июля 1916 года.«Это первый день битвы, и вы видите, как солдаты, ланкаширские фузилеры, сидят на берегу прямо на рассвете и ждут», — описывает Олссен. «Их четыре или пять выстрелов — группы мужчин, парень, полирующий ружье, и тому подобное. Питер нашел именно то место, тот самый земляной вал, который находится в районе, называемом Затонувший переулок, затонувшей ферме на полпути между британскими и немецкими траншеями. Они пробрались туда, чтобы занять позицию для атаки ».

Когда в Европе состоялась премьера фильма, Джексон пригласил своих коллег, которые так много работали над проектом, посетить Затонувший переулок.«Он сказал:« Пойдем, мы пойдем на Западный фронт и посмотрим ». Я не могу передать, насколько мучительно было стоять именно в этом месте и подниматься по берегу, точно так же, как это сделали ланкаширские фузилеры. И вы поднимаетесь наверх, через этот берег и спускаетесь метров 100, а там кладбище. И большинство тех парней, которых мы видим на кадрах, похоронены там, потому что очень немногие из них выжили ».

Редактор Джабез ​​Олссесн взбирается на берег и переходит через вершину, как это сделали солдаты ланкаширских фузилеров.Врезка: через несколько метров он обнаруживает кладбище и в нем могила за могилой за могилой ланкаширских стрелков — всех убитых 1 июля 1916 года. Изображения в нашем фильме — самые последние изображения этих людей. — Клэр Олссен,
, предоставлено Wingnut Films

.

Команда на самом деле пыталась связать членов семей тех, кого видели в фильме, с анонимными солдатами. «Мы не знаем, кто были эти люди на видеозаписи. Но мы знаем имена тех, кто погиб, и знаем, когда была сделана эта запись », — объясняет Олссен.«У нас есть фотографии каждого надгробия. Важно видеть их не просто как группу людей или как единое целое, а как людей. И если бы мы смогли выяснить, кто они, это было бы потрясающе ».

Эталонные кадры

Джексона были неизмеримо полезны для команды по матовой окраске. «Мы старались сохранить все, насколько это было возможно, на то, что Питер снял в качестве отсылки», — вспоминает Маккой. «Он был очень большим, если это зеленый холм, и он выглядит красиво, то это зеленый холм, и тогда он выглядел красиво.Не для того, чтобы он был однообразным, только потому, что это война. Летом во Франции это все еще красивый холм из зеленой травы.

Эти снимки также помогли с заменой неба, говорит Адамо. «Из-за характера фильма в то время у него не было той широты, которую мы имели за последние 20 лет. Так вы получите переэкспонированное небо или недоэкспонированные тени. Поэтому мы заменили небо, используя небо в кадрах Питера. Эти облачные образования попадают в фильм, что, на мой взгляд, действительно круто.”

Инструмент Palette Tool также использовался в матовых картинах. «Навыки, которыми обладали наши художники по матовой окраске, входя и раскрашивая каждую травинку и эти деревья, также сделали его полезным для матовых рисунков. Так что это был действительно гибридный подход, потому что у нас были все эти ротоскопированные формы поверх этих матов. Это просто придало живости всем объектам. Я бы сказал, что большая часть того реализма, который вы видите, является результатом этих матовых картин и художников, стоящих за ними.”

Картины легко отследить благодаря ограниченному движению дневной фотографии. «У них точно не было камер на дронах», — отмечает Адамо. «Самое большее — сковородку. Так как фотография была довольно ограничена движением камеры, мы были уверены, что сможем отследить эти матовые картины и, используя определенные методы, вдохнуть в них жизнь ».

Там, где, как отмечалось ранее, изображение было настолько искажено, что части кадра отсутствовали, художники снова использовали изображения в кадрах Джексона.«Был, например, один кадр, где дым пересекал кадр, где лошадь и телега мчались по дороге. А на заднем плане их окружает дымка и кусочки листвы. И отснятый материал был настолько искажен, что лошадь и корова просто исчезали, а кадры просто появлялись и уходили ». Но поскольку листва в этой области не изменилась, художники смогли использовать то, что было видно на одном из кадров Джексона или даже из других кадров, «и мы могли просто поместить несколько кустов внутри этой части кадра, так что там, где он исчезает, они как будто просто за чем-то пошли.И он действительно чувствует и выглядит точным для окружающей среды. Вот как мы подошли бы к изображению, когда у нас были такие проблемы, когда просто не было части изображения, в которую можно было бы добавить цвет ».

Stereo D также иногда рисовал на исходной черно-белой пластине, которую они получили, чтобы снова добавить некоторые детали. «Одна из вещей, которые могут произойти во время восстановления и окраски, — объясняет Олссен, — это некоторые детали может выпасть просто из-за характера процесса.Например, у вас может быть солдат с щетиной на бороде. В процессе восстановления щетина может быть потеряна. Таким образом, Stereo D раскрашивал отснятый материал, и они могли убрать некоторые оригинальные детали в черно-белом цвете щетины ». В рамках процесса реставрации Stereo D получит как оригинальную пластину, так и восстановленную пластину Park Road Post, а также заметки о том, как они добились этой реставрации. «Так что они не всегда просто раскрашивали поверх восстановленной пластины.Они хотели убедиться, что ни одна из этих деталей не была потеряна ».

Больше историй

Когда из Stereo D стали поступать законченные кадры, Джексон обратился к другому ключевому источнику сюжета, в результате которого фильм был в три раза больше оригинального 30-минутного срока: архивные аудиоинтервью с ветеранами.

Как уже упоминалось, Джексон много раз слушал и изучал интервью. «Он с головой погрузился в историю каждого солдата», — говорит Олссен. «И при этом он смог уловить общие элементы, а не слышать мелкие темы по отдельности.На самом деле он слышал одну и ту же историю и общие черты между мужчинами », что позволяло ему находить и рассказывать широкую историю, при этом все еще обращая внимание на детали. «У нас могут быть трое парней, которые говорят, например, об использовании чая для бритья. Питер вставил это в фильм, потому что слышал это снова и снова. Он хотел, чтобы это было частью жизни рядового солдата Западного фронта ».

Он также использовал как можно больше голосов из 250–300 опрошенных. «Он легко мог бы сказать:« Эй, мы просто возьмем этих четырех парней.У них есть действительно крутые истории. Мы просто проиллюстрируем это ». Но он хотел получить общий опыт. Для него это было важно ». На самом деле в фильме нет писателя. «Питер почувствовал, что ребята рассказали историю. Это их история, которую нужно рассказать ».

600 часов интервью — это много материала, поэтому всякий раз, когда режиссер вместе со своим редактором Джабезом начинал разрабатывать сцену на тему, которую, как он знал, он хотел затронуть, он обращался к Олссен и ее координатору Джесс Генри, которые каталогизировали каждая из тем в своих стенограммах.«Мы просмотрели все интервью, разрезали их на клипы и поместили в папки по некоторым темам, которые нам сообщил Питер», — объясняет она. «Так что, если он спросит:« Эй, ребята, вы видите, что можно найти в окопной жизни? »Или« еду? »Или« бритье? », Мы могли бы просмотреть стенограммы и найти солдат, говорящих на эти темы, и указать ему на них. направление этих клипов ».

После того, как он начал просматривать материал и зная объем богатого контента, доступного в интервью, Джексон решил создать пролог и эпилог, каждый продолжительностью около 30 минут, чтобы продлить фильм до его окончательной общей продолжительности в 94 минуты. .В сценах используется комбинация дополнительных кадров — на этот раз без реставрации, без раскрашивания и без скорректированной скорости — установленных в кадрах на экране, сопровождаемых, в окружении, звуком затвора проектора, чтобы придать фильму ощущение кинохроники. дня (некоторые из которых также были включены). «Питер просто подумал:« Давайте перенесем людей в то время », — объясняет Олссен. «Потому что в то время в Британию возвращались кадры кинохроники. Это был своего рода беспрецедентный доступ к «Линии фронта» ».

Мэттью Уир добавляет: «Эти черно-белые кадры были в значительной степени оценены так, как это сделал бы колорист, чтобы убедиться, что у вас хорошие детали в тенях, что светлые участки не обрезаны и что кадры работают вместе.Мы сохранили честность и нейтралитет. Мы не хотели, чтобы в нем появлялись какие-либо другие кадры, кроме красивых, хорошо отсортированных черно-белых кадров. И пропуска на восстановление не было. Царапины на нем целы ».

Дополнительные кадры были сделаны путем включения фотографий и плакатов, которые Stables раскрасила та же команда художников, которая раскрашивала фотографии на выставке «Великая война».

Все работы на этих участках были выполнены Park Road Post; Работа Stereo D ограничивалась раскрашенной, размерной 34-минутной средней частью фильма.Переход от этого плоского, царапающего, быстрого кадра с окном кадрирования, медленно заполняющим экран, открывая первый снимок Stereo D, поразителен. Олссен говорит: «Внезапно вы полностью погружаетесь в нее, как солдат».

Последние штрихи

После восстановления, раскрашивания и компоновки, 34-минутный отснятый материал Stereo D был отправлен обратно в Park Road Post для цветокоррекции. «Процесс цветокоррекции был неотъемлемой частью обеспечения реалистичности изображений», — утверждает Уир. «Каждый элемент в каждом кадре оценивался и корректировался в соответствии с бескомпромиссным видением, установленным Питером Джексоном.Ньюэлл добавляет: «Мы сохранили это основание. Мы постарались сделать это как можно более реалистичным, убедившись, что все технически верно. Мы не сделали творческой оценки. Мы старались, чтобы это было правдой ».

Хотя у художников Stereo D были цветные ключевые кадры, которые помогали им в достижении той же точности, Олссен отмечает: «Помните, их талантливые художники видели выбранные кадры. Они не видели сокращения, потому что оно менялось на протяжении всего процесса. Поэтому, когда вы выстраиваете эти снимки, конечно, вам нужно было выполнить цветовую градацию.Так что это стало очень, очень важной частью процесса, когда их раскрашенные сцены вернулись на Парк-роуд ». Ньюэлл отмечает: «В каком-то смысле это просто классическая цветокоррекция».

Наряду с законченным — и плоским (еще не имеющим размеры) — кадром, Stereo D также отправил, как часть пакета EXR для каждого кадра, отдельные ротоскопированные черно-белые маты, используемые для создания раскраски. «Мы смогли сделать любой из этих вырезов, от 65 до 70 за один снимок, чтобы изолировать определенные области в уплощенном основном изображении и просто скорректировать эти области», — объясняет Уир.

Некоторые элементы, возможно, просто потребовали доработки во втором проходе, отмечает Ньюэлл. «Они могут поместить все брюки в одну матовую пленку для ротоскопа, а затем нам, возможно, придется изолировать одни брюки, чтобы они были другого цвета, чем другие. Вариации цвета хаки довольно удивительны », в зависимости от того, как долго солдат их носил, их звание и т. Д.« Мы либо разделяли их, либо использовали ключи внутри матового покрытия ротоскопа и могли бы придать им больше тонкости. таким образом, внутри изображения.”

Винтажная униформа времен Первой мировой войны была доступна для справки в пакете DI.
Предоставлено Wingnut Films

И снова коллекция исторических артефактов Джексона — и сам Джексон вместе с Коннором — присутствовали на сессиях цветокоррекции, чтобы помочь колористам направлять работу. «Мы были избалованы количеством предоставленных справочных материалов», — говорит Ньюэлл. «Мы вообще ничего не хотели. У нас был эксперт в комнате, который точно говорил нам, как это должно быть.”

Стеллажи с обмундированием и оборудованием, столы, покрытые шляпами, тесьмой, лентами, патронташами и т. Д., Всегда были наготове. «А иногда мы могли разделить наш экран шириной пять метров и поместить изображение, которое мы оцениваем, с одной стороны, а просто белый свет — с другой. А потом мы могли буквально поднять куртки или шинели и проверить, правильно ли они выглядят при той же цветовой температуре света ». Для выставления оценок всегда были доступны фотографии местоположения Джексона, что позволяло вносить корректировки аналогичным образом.

И, как Stereo D восстанавливал недостающие детали, Уир и Ньюэлл могли использовать исходные восстановленные черно-белые кадры, чтобы найти то, что им подсказывало их инстинкт, могло внести в изображение еще больше. «Одна из особенностей окраски заключается в том, что некоторая тонкость света, тени и оттенка лица превращается в черно-белый, и иногда теряется атмосфера», — объясняет Уир. «Мы с Джоном нашли метод, с помощью которого можно применить яркость из черного и белого обратно в раскрашенную версию, чтобы скорректировать яркость каждого набора пикселей.И это оживило изображение и добавило реальности и глубины ».

«Эти парни невероятно умны», — отмечает Олссен. «Они бы вытащили детали из черно-белого, если бы им было нужно».

После завершения настройки двухмерной цветокоррекции отснятый материал отправляли обратно в Stereo D, где они применяли свои хорошо известные навыки определения размеров, превращая их в 3D. «В каком-то смысле они уже выполнили все измерения размеров во время процесса ротоскопирования для окраски», — отмечает Уэр.

Стерео художник

PRP, Антонис Воутсинос, затем произвел окончательную настройку конвергенции на протяжении всего 94-минутного фильма. «Мы выполняем трехмерный проход, корректировку сходимости, просто для того, чтобы добиться согласованности от кадра к кадру», — объясняет Ньюэлл. «Чтобы вы не получили огромную глубину за один снимок, за которым следует действительно неглубокий. Есть тонкие изменения, которые мы можем внести, чтобы обеспечить единообразие для зрителя, чтобы не было слишком резких скачков между кадрами ». Воутсинос также создал любую размерность, которая требовалась в прологе и эпилоге, в основном появляясь в черно-белых кадрах в рамке, которые немного вставлены из плоскости экрана, как если бы вы смотрели в окно.

Художник Фоли Джеймс Кэрролл за работой
Предоставлено Wingnut Films

Завершающим элементом фильма, конечно же, является саундтрек, микшированный перезаписывающим микшером Филом Хейвудом. «Так же, как солдаты видели войну в цвете, — сказал Джексон, — они определенно не пережили ее молча». Редактор звуковых эффектов Брент Бердж записал звуки старинного оружия и артиллерии на военной базе в Новой Зеландии, которые его команда добросовестно использовала. «Мы хотели, как могли, создать впечатление тех звуков, которые должны были слышать солдаты», — отметил директор.

Вышеупомянутые архивные интервью, искусно составленные на основе избранного Джексона редакторами диалогов Эмилем Де Ле Рэем и Мартином Квоком, должны были использоваться в качестве повествования фильма. Начав просмотр финальной записи, Джексон увидел кое-что еще. «Питер хотел быть очень, очень верным кадрам, — объясняет Олссен, — и когда он увидел, как шевелятся губы мужчин, он сказал:« Что ж, нам нужно взглянуть на это »».

Криминалисты были наняты, чтобы читать по губам мужчин на экране и рассказывать команде о том, что они говорят, как можно точнее.«Затем мы попросили наших военных историков определить, по нашивкам на плечах и т. Д., К какому полку принадлежал этот солдат и откуда он». Затем для записи ADR были наняты актеры из тех самых регионов Англии, которые использовали правильные акценты и диалекты. «Мы даже посмотрели, как акценты и диалекты менялись со временем, и это было интересно».

Это была лишь одна из бесчисленных деталей, которые постановка с гордостью включила, чтобы оживить истерзанные временем кадры как для глаз, так и для ушей.«Мы работаем примерно над 8-10 фильмами в день и каждый день, и каждый фильм, над которым мы работаем, особенный», — говорит Адаму. «Но это другой фильм. Это имеет историческое значение. Люди обычно думают о Первой мировой войне как о тихой войне, плоской черно-белой войне. И вы уходите от рассмотрения этих изображений как воспоминаний или фрагментов воспоминаний, и в ту минуту, когда они восстанавливаются, вы добавляете цвет, а затем увеличиваете их размер, они становятся настоящими людьми ».

«Для Питера было действительно важно, чтобы мы были верны этим людям, — говорит Олссен, — потому что они люди.Какие бы подробности мы ни узнали об этих людях, мы узнали. И это то, что вы видите.


Они не должны стареть уже доступен на цифровых платформах и выйдет 6 мая на DVD и Blu-ray в Северной Америке.

Leave a Reply

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *