Образ рабыни в голове у мужчины: Женщина в исламе: рабыня или королева?

Содержание

Женщина в исламе: рабыня или королева?

Мусульманки ожидают начала ежегодной конференции «Исламского центрального совета Швейцарии» в Фрибуре. Keystone

С 1 июля в Тичино выступает в силу запрет на ношение паранджи или никаба в общественных местах. Еще раз поговорим об исламе? 

Этот контент был опубликован 30 июня 2016 года — 15:00
Сибилла Бондольфи

Сибилла Бондольфи ( Сибилла Бондольфи)

Доступно на 8 других языках

Швейцарские СМИ порой весьма скептически описывают положение женщины в исламе. Но как выглядит ситуация на самом деле, кем является женщина в исламе, рабыней или королевой? Портал swissinfo.ch поговорил с швейцарками, перешедшими в ислам, и задал им несколько вопросов! 

Постоянно публикуемые сообщения о том, что «Исламское государство» делает из женщин и девочек сексуальных рабынь, информация о нападениях беженцев на женщин, обязанность носить головной платок — все это вызывает у европейцев по меньшей мере отторжение, ухудшая и без того неблагоприятный имидж ислама в части, касающейся положения женщин.

И тот факт, что в Швейцарии двое подростков, выходцев из Сирии, отказались недавно пожимать руку своей учительнице, тоже подается в СМИ как результат реализации положений исламского вероучения, якобы изначально настроенного негативно по отношению к женщинам.

Но как же мусульмане на самом деле относятся к женщинам – независимо от культуры, традиций и политических тенденций в исламе? Журналист портала swissinfo.ch встретился с тремя швейцарками, принявшими мусульманство. Хорошо зная обе культуры, и швейцарскую светскую, и исламскую религиозную, они могли бы снабдить нас информацией из первых рук. Такова была идея.  

Барбара Вели (Barbara Veljiji), Наталия Дарвих (Natalia Darwich) и Нора Илли (Nora Illi) – практикующие мусульманки. Нора Илли отвечает за руководство женской частью объединения «Исламский центральный совет Швейцарии» (Islamischer Zentralrat SchweizВнешняя ссылка, IZRS). Наталия Дарвих принадлежит к шиитскому направлению мусульман, две другие наши собеседницы – суннитки.

Все три женщины носят головной платок, а Нора Илли еще и закрывает лицо. Они едят халяльную пищу и несколько раз в день совершают молитву. Мы задали им вопросы, которые, наверное, ставят перед собой все, кто не принадлежит к исламу, но старается понять его особенности. 

  • Платок на голове

Из-за того, что она носит платок и закрывает лицо, Нору Илли каждый день могут обругать, а иногда даже и толкнуть. Привыкла к косым взглядам в свой адрес и Наталия Дарвих. При этом новообращенные швейцарские мусульманки искренне не понимают, почему платок на голове считается символом угнетения женщины. По их словам, женщина сама принимает решение, носить ли ей платок или нет. Муж, отец, брат здесь никакого права голоса не имеют. «Это личное дело между Богом и мной», — говорит Наталия.

В том, что касается неравноправия полов, все три женщины едины. «Мужчины и женщины равноправны и равноценны, но не равны друг другу», — отвечает Наталия Дарвих. Нора Илли тоже считает: «Мужчина и женщина не равны, ведь только женщина может рожать и выкармливать детей». С тем, что, согласно Корану, мужчина — это кормилец, а женщина должна заботиться о семье, женщины тоже согласны, даже Барбара Вели, хотя на практике она и придерживается совсем другой модели, после рождения детей она работает, а муж ее — домохозяин.

Когда дело доходит до многоженства, мнения женщин разделяются. «Я бы так не смогла! Несмотря ни на какой ислам,» — честно говорит Барбара. Нора Илли говорит, что «ислам разрешает мужчине иметь до четырех жен, но при этом муж должен относиться к ним справедливо и проводить у каждой жены одинаковое количество ночей». Есть ли у ее собственного мужа вторая жена, этого она не захотела ни подтвердить, ни опровергнуть.

  • Обрезание девочек

Для Наталии Дарвих женское обрезание — это один из обычаев, который случайно получил распространение в мусульманских странах: «Считается поэтому, что он исламский, но это не соответствует действительности».

У Норы Илли другое представление об этом обряде: «В исламе существует женское обрезание, но оно не обязательно». Крайние формы, такие, как «фараоново обрезание», или инфибуляция, объясняются, с точки зрения Норы Илли, культурными особенностями. Ислам требует только небольшого обрезания кожи вокруг клитора, называемого сунна, а это процедура аналогична обрезанию у мальчиков. 

Как в исламе обращаются с женщинами? Таков был последний вопрос, адресованный трем мусульманкам. «Как с жемчужиной», — ответила Нора Илли. «Мы просто королевы», — считает Барбара Вели. А Наталия Дарвих говорит, делая ссылку на историю: «До ислама женщина не имела никакой ценности».

Ислам: новообращенные в Швейцарии

Сколько человек в Швейцарии приняли ислам в сознательном возрасте — официальных цифр на этот счет пока нет.

Тем более что сама процедура обращения в ислам проходит довольно неформально: достаточно признать эту веру вслух и совершить полное омовение тела.

По общим оценкам, в Конфедерации проживает около 10 тыс. лиц, перешедших в ислам из другой религии, что составляет от 2% до 4% всего мусульманского населения Швейцарии.

Женщины значительно чаще принимают ислам, чем мужчины. После 11 сентября 2001 года в Швейцарии, как и в других западных странах, был отмечен явный рост обращений с просьбой перейти в ислам. Причины такого всплеска пока неизвестны.

End of insertion

Вы можете связаться с автором статьи через FacebookВнешняя ссылка или Twitter @SibillaBondolfiВнешняя ссылка.

А как считаете Вы: действительно ли женщины в исламе подвергаются дискриминации, или это просто широко распространенное предубеждение?

Статья в этом материале

Ключевые слова:

Эта статья была автоматически перенесена со старого сайта на новый. Если вы увидели ошибки или искажения, не сочтите за труд, сообщите по адресу [email protected] Приносим извинения за доставленные неудобства.

как жила легендарная Клеопатра: Явления: Ценности: Lenta.ru

«Лента.ру» продолжает цикл статей о роскошной жизни диктаторов и правителей. В прошлый раз мы рассказывали о Чингисхане. Одни называли его «покорителем Вселенной». Другие считали тираном, безжалостным и беспощадным захватчиком. Считается, что в наши дни великий полководец был бы миллиардером, заткнувшим за пояс самого Билла Гейтса. Не уступала ему и египетская царица Клеопатра, самая яркая и могущественная женщина античного мира, о которой на этот раз пойдет речь. Любвеобильная и сладострастная, эта женщина сводила мужчин с ума. За одну ночь с ней они были готовы отправиться на смерть. В жизни великих римских полководцев Гая Юлия Цезаря и Марка Антония встреча с Клеопатрой сыграла роковую роль.

«В ней не было ничего женственного, кроме тела и хитрости. Свою внешность, таланты, всю себя Клеопатра подчиняла холодному расчету, думая об интересах государства или своих личных выгодах. Она была слишком эгоистична и независима», — так описывал египетскую царицу один из историков.

В большинстве фильмов Клеопатру представляют роковой красавицей, от встречи с которой мужчины сразу же теряют голову, ведь за одну ночь с ней многие, не задумываясь, отдавали свои жизни.

На самом деле царица, хотя и была дамой соблазнительной, но далеко не красавицей. Современники описывают ее как женщину невысокого роста и несколько полноватую. При этом у Клеопатры была смуглая кожа, узкие губы и большой широкий нос.

Знаменитый историк Плутарх писал, что «красота этой женщины была не той, что поражает с первого взгляда и считается несравненной». «Ее облик, сочетавшийся с редкой убедительностью ее речей, с огромным обаянием, сквозившим в каждом слове, в каждом движении накрепко врезался в душу. Сами звуки ее голоса ласкали и радовали слух», — рассказывал он.

В настоящее время о секретах ее молодости по-прежнему слагают легенды. Клеопатру считают одним из великих «косметологов Востока», поэтому ее образ хорошо раскупается. В настоящее время модно говорить о разных средствах, подчеркивая, что «так делала сама Клеопатра». Считается, что она принимала ванну, в которую добавляли подогретое молоко и мед, от этого кожа царицы была столь бархатистой. В качестве скраба «Клеопатра использовала сливки, в которые добавляли морскую соль».

Доподлинно известно лишь то, что все наряды царицы были украшены драгоценностями, служанки подводили Клеопатре глаза, красили ей ногти, ладони и стопы хной, наносили на губы особый растительный бальзам и надевали парик. Она любила дорогое убранство дворцов, шикарную одежду и украшения. Любимым драгоценным камнем Клеопатры считался изумруд. Так, желая наградить кого-нибудь из своего окружения, она дарила ему этот камень, на поверхности которого был высечен ее портрет.

Царица по праву считается одной из самых образованных женщин своего времени. Ее познания в литературе, искусстве, политике, философии поражали собеседников. Обладающая удивительной грацией и изяществом женщина прекрасно играла на лютне и арфе, пела и танцевала.

Помимо этого, Клеопатра знала семь языков, поэтому редко прибегала к помощи переводчиков, предпочитая лично общаться с иностранцами.

Правительница Египта прилагала много усилий для того, чтобы вернуть ему былое могущество. В непростой для страны период она на некоторое время смогла добиться независимости от Римской империи. При этом сама Клеопатра происходила из греческого рода. Александр Македонский подарил ее предкам земли в Египте, где они и обосновались.

Первым супругом будущей царицы Египта стал ее тринадцатилетний брат Птолемей Дионис. Именно ему и шестнадцатилетней Клеопатре отец завещал престол. Рассказывали, что для удовлетворения своих желаний правительница завела большой гарем, в котором жили молодые и красивые мужчины. В то время это не считалось чем-то зазорным.

Казалось, Клеопатра и ее брат могли спокойно царствовать, однако против царицы зрел заговор, во главе которого встал учитель Птолемея по имени Пофин. Он мечтал, что с воцарением своего воспитанника станет реальным правителем Египта.

В столице Египта — Александрии — не без активного участия Пофина поднялся бунт. Жизни Клеопатры угрожала серьезная опасность, поэтому прихватив нескольких слуг, она бежала из дворца.

Узнав о распрях в Египте, в дело решил вмешаться Цезарь, попутно собрав с египтян очередные долги. На встречу с римским императором явился только Птолемей, принявшийся жаловаться на сестру. Удивленный отсутствием Клеопатры Цезарь приказал отправить к ней гонца.

Она понимала, что ей просто необходимо увидеться с римским императором, однако не знала, как попасть в Александрию, где разъяренная толпа сразу же была готова ее убить. Тогда царица вместе с соратником на лодке приплыла к столице. Она завернулась в мешок, а ее сподвижник, прикинувшись рыбаком, смог пронести ее во дворец.

Пораженный такой хитростью и обнаженной фигурой красавицы, Цезарь без памяти влюбился в Клеопатру. Очевидцы потом рассказывали, что первая встреча 52-летнего римского императора с 20-летней египетской царицей продолжалась до самого утра.

Произошло то, чего так боялись брат Клеопатры и его учитель — римский император был готов на все ради возлюбленной. В результате Птолемей утопился в Ниле, а Пофин бежал. В Александрии воцарилось спокойствие. Чтобы не раздражать египтян, Цезарь выдал Клеопатру за ее второго брата Неотероса, однако этот брак был фиктивным, женщина стала править Египтом, оставаясь при этом любовницей Цезаря.

В благодарность за это она устроила римскому императору путешествие по Нилу. В течение двух месяцев влюбленные плавали на роскошном корабле в сопровождении десятков судов.

Император вернулся в Рим, а через некоторое время у Клеопатры родился от него сын. Вместе с ним и своим мужем царица в окружении огромной свиты приехала к Цезарю, где ей был устроен торжественный прием: кортеж золотых колесниц, тысячи рабов, которые вели гепардов и ручных газелей. Сама царица Египта восседала на золотом троне, который несли рослые мускулистые рабы. Она была одета в расшитое драгоценными камнями платье, а ее голову обвивала золотая змея.

У Цезаря было много любовниц, однако ни одна из них не удостаивалась подобной чести. В Риме Клеопатру невзлюбили, прозвав «александрийской куртизанкой». Народ почувствовал себя оскорбленным, когда в храме Венеры по приказу влюбленного императора установили золотую статую Клеопатры и стали воздавать ей божественные почести.

Египетская царица вместе с сыном поселилась на вилле императора на берегу Тибра. Все свободное время Цезарь проводил вместе с ней. Так, практически не покидая эту резиденцию, Клеопатра более года прожила в Риме с императором.

По городу поползли слухи, что своим наследником Цезарь хочет провозгласить сына египетской царицы. Против римского императора созрел заговор, который привел к убийству правителя.

Пораженная гибелью Цезаря Клеопатра бежала из города. В Александрии через год после этого скончался ее муж. В причастности к его смерти подозревали царицу, однако вину ее так и не смогли доказать. Женщина становилась единовластной правительницей Египта. Своим наследником она объявила сына, четырехлетнего Цезариона.

Клеопатра понимала: царицей Египта она сможет остаться только в том случае, если обольстит полководца Марка Антония. Она решила завоевать сердце римского воина во что бы то ни стало. Его пригласили на специально построенный для этой встречи корабль из дорогой древесины с алыми парусами. Все вокруг так и сочилось роскошью. Главным украшением судна стала сама Клеопатра. Увидев женщину, полководец потерял голову.

Очевидцы рассказывали, что с ним Клеопатра вела себя иначе, чем с Цезарем. Если с римским императором она всегда была остроумной, очаровательной, изящной, рассуждала об искусстве, литературе и политике, то с Антонием вела себя как куртизанка низкого сорта: нецензурно выражалась, много пила, пела эротические песни. Грубому римлянину нравилось, когда иногда по вечерам они переодевались и бродили по улицам Александрии, ругаясь с пьяницами и посещая притоны.

Клеопатра использовала все средства для обольщения Марка Антония. Безумно влюбленный в нее мужчина делал для нее все, чего бы она ни пожелала. Главным было то, что Рим признал Цезариона законным наследником египетского престола.

У пары родились трое детей. Периодически Марк Антоний возвращался в Рим, к своей законной супруге Октавии. Однако после очередной маленькой победоносной войны решил отпраздновать победу не в Риме, а в Александрии со своей «нильской сиреной». На родине посчитали, что этим он оскорбил свой народ. Но ослепленный любовью воин думал только о своей возлюбленной.

А она в свою очередь была озабочена лишь тем, как добиться еще большей власти в Египте. На этот раз божественной. Царица официально приняла имя «Новой Изиды». На публике она теперь появлялась в костюме богини — в облегающем одеянии и короне с ястребиной головой, украшенной рогами коровы. Царем Египта фактически становится Марк Антоний, отрекшийся от своей родины и решивший развестись с оставшейся в Риме женой.

Разгневанный брат супруги Антония, Октавиан, решил пойти на Египет войной. Армия Марка Антония и Клеопатры превосходила римлян по численности, поэтому увлеченные друг другом возлюбленные потеряли бдительность — римляне одержали полную победу.

Виновницей поражения Марк Антоний посчитал свою египетскую любовницу. Он стал избегать встреч с ней. Говорили, что тогда Клеопатра впервые задумалась о самоубийстве. Она приказала построить на берегу моря усыпальницу, в которой ее могли бы впоследствии сжечь со всеми ее драгоценностями. Впрочем, тогда умирать она вовсе не собиралась.

Заботясь о собственном спасении, втайне от Марка Антония она посылает гонца с щедрыми подарками к Октавиану. Клеопатра уверена: ей удастся влюбить в себя и его. Тайно сбежав из дворца с двумя верными рабынями, она приказывает передать бывшему возлюбленному, что она умерла. Услышав о смерти Клеопатры, римский воин в отчаянии, обезумев от горя, бросается на свой меч.

Узнав об этом, египетская царица тоже впадает в отчаяние. Теперь она мечтает увидеть Марка Антония живым или мертвым. В тот момент римлянин, потерявший много крови, еще был жив. Встреча с Клеопатрой придала ему сил на несколько мгновений, однако вскоре он умер у нее на руках.

Царица вернулась в свой дворец и попыталась договориться с победителями. Уверенная в своих чарах, на этот раз она потерпела горькое поражение. Октавиан, известный своими любовными похождениями, не впечатлился, увидев 37-летнюю правительницу.

Более того, Клеопатра узнала, что ее собираются провести в цепях, как рабыню, за колесницей Октавиана. Тогда она решила свести счеты с жизнью.

«Эти запястья созданы для того, чтобы носить драгоценности, а кандалы (…) — для плебеев и преступников (…) Никогда царице Египта не быть побежденной», — считается, что именно эти слова за несколько минут до смерти произнесла Клеопатра.

В этот день она закатила роскошный пир для победителей. Во время застолья женщина удаляется в свою спальню. После этого версии разнятся. Согласно одной из них, тонкие пальцы бывшей правительницы ловко скользнули в иссиня-черные шелковистые волосы, и царица вынула из прически украшенную драгоценностями золотую шпильку, в которой находился яд.

Согласно другой версии, верные служанки женщины принесли ей корзину с инжиром, где сидела ядовитая змея. Своей шпилькой царица уколола животное, которое зашипев от боли, ужалило Клеопатру. Такой добровольный уход из жизни в то время в Египте не только не порицался, но и считался чем-то вроде добродетели.

Через некоторое время слуги Октавиана нашли бездыханное тело царицы Египта на ложе, отделанном золотом. Клеопатра стала последней царицей Египта. Ее смерть совпала с закатом величия этой страны. Некогда могущественная империя превратилась в одну из римских колоний. Вероятного претендента на власть вскоре после этого казнили. А саму царицу Египта Октавиан приказал похоронить с огромными почестями рядом с Марком Антонием.

Преступная Россия: Силовые структуры: Lenta.ru

«Лента.ру» продолжает цикл публикаций о маньяках, вписавших свое имя в криминальную историю СССР и новой России. В предыдущей статье речь шла об Александре Пичушкине по кличке Битцевский маньяк. Сегодня наш рассказ — об Александре Комине, который держал в своем подвале рабынь. Маньяк заставлял их шить вещи на продажу, но главной его страстью были изощренные расправы, которые он придумывал для своих невольниц. А еще Комин мечтал о подземном царстве, в котором его рабыни рожают ему маленьких рабов.

Александр Комин родился 24 мая 1953 года в городе Вятские Поляны (Кировская область), в семье простых рабочих. В детстве и юности он ничем не выделялся среди сверстников — учился средне и особых способностей ни к чему не проявлял. С трудом окончив восемь классов, Комин решил оставить учебу и готовиться к армии, но вместо этого попал на нары. 18-летний Александр ввязался в драку, в которой два человека получили серьезные увечья, и попал в колонию по статье «Хулиганство».

Материалы по теме

00:18 — 5 августа 2019

00:01 — 19 января 2020

Отбывая назначенный ему трехлетний срок, Комин с упоением слушал рассказы своего сокамерника, который в свое время держал в неволе нескольких бомжей, которые писали иконы и картины, а «хозяин» сбывал их за неплохие деньги. Рассказы заключенного Комину очень понравились, и он взял их на заметку. Между тем за решеткой молодой зэк, казалось, нашел свое призвание: он трудился на местном швейном производстве, и работа его очень увлекла. Оказавшись на свободе, Комин отправился осваивать швейное мастерство в техникум, мечтал стать модельером.

Но диплом модельера-закройщика не гарантировал трудоустройства. Комин работал электриком, разнорабочим, сторожем, а затем устроился кочегаром.

На последнем месте работы Комин познакомился с коллегой — инженером по образованию Александром Михеевым. Вспомнив рассказы сокамерника-рабовладельца, он предложил Михееву завести собственных невольников, которые будут выращивать ягоды и овощи на продажу. Вторым источником дохода Комин планировал сделать разведение черных кошек на шкуры, чтобы потом из этих шкур делать сувениры.

Через некоторое время планы Комина поменялись: он решил организовать швейное производство, на котором будут трудиться его личные рабыни. Цехом должен был стать личный гараж Александра в местном кооперативе «Идеал». Впрочем, держать рабынь в самом гараже с хорошей слышимостью было рискованно, поэтому Комин и Михеев решили создать под ним укрепленный подвал — подобие бункера. Работы заняли у сообщников долгих четыре года. «Это [будет] не теплица, а темница», — любил повторять Комин.

Владельцы соседних гаражей порой замечали, как Комин таскает ведра с землей и стройматериалы (хотя, как правило, сообщники старались делать это ночью). Но Александр отмахивался от любопытных соседей и на все вопросы отвечал — мол, выращиваю в гараже огурцы и развожу нутрий на продажу. Эта легенда очень нравилась женам автомобилистов, которые частенько ставили трудолюбивого Комина в пример своим супругам.

Гараж Александра Комина

Кадр: НТВ

К концу 1994 года бункер на глубине девяти метров был готов: его площадь составила 15 квадратных метров. В разделенное на несколько комнат помещение вела лестница — к ней Комин провел высокое напряжение на случай, если его будущие пленницы надумают сбежать. Стены для лучшей звукоизоляции сообщники оббили матрасами. Немногим позже Комин и Михеев установили в бункере столы и кровати, купили две швейные машинки и ткань — а потом начали поиск рабынь.

Невольниц искали среди женщин, ведущих асоциальный образ жизни. Одна из них — 33-летняя Вера Толпаева — встретилась Александру Михееву 11 декабря 1994 года.

На свою беду Толпаева сама обратилась к Михееву с просьбой дать закурить — они разговорились. Вскоре Вера согласилась выпить в компании Александра и отправилась с ним в гараж. Подождав, пока женщина немного захмелеет, сообщники добавили ей в рюмку клофелин. Очнулась женщина уже в бункере и с ужасом выслушала речь Комина и Михеева, которые сообщили: отныне она будет жить в подвале и шить вещи. Первой ее реакцией была попытка вырваться из плена, но силы были не равны. После, чтобы усмирить строптивую рабыню, Комин неоднократно избивал ее резиновым шлангом и железными цепями, насиловал и постоянно угрожал убить.

Вскоре пленница была настолько запугана, что согласилась на все условия. Вот только шить у нее не получалось — сколько бы Комин не учил Толпаеву работать на машинке, ничего толкового не выходило. Тогда Александр потребовал, чтобы Вера порекомендовала в качестве рабыни кого-то из своих знакомых. И Толпаева рассказала, что швейным делом занимается ее 35-летняя приятельница Татьяна Мельникова. Она назвала и адрес знакомой.

Александр Комин и Александр Михеев

Кадр: НТВ

Комин отправился туда в январе 1995 года и внезапно столкнулся с одним из своих бывших сокамерников — Николаем Малых: по стечению обстоятельств он оказался сожителем Мельниковой. Комин предложил Николаю выпить за встречу у него в гараже — и тот согласился, взяв с собой подругу. Вместе с Михеевым Комин напоил гостей водкой с клофелином, после чего Татьяну Мельникову спустили в бункер. Ее любовника они посчитали слишком опасным, чтобы оставлять в живых: Николая раздели до нижнего белья и отвезли на ближайшее поле.

Его одежду подельники разбросали поблизости, чтобы изобразить, будто он в состоянии психоза сам разделся и уснул в сугробе. На окоченевшее тело мужчины спустя несколько дней наткнулись случайные прохожие, которые сообщили о находке в милицию. Задумка Комина сработала: смерть Малых, который всегда отличался тягой к спиртному, милиционеров не заинтересовала — ее списали на несчастный случай.

Комин тем временем по старой схеме «обрабатывал» Мельникову — измученная издевательствами женщина вскоре сломалась и стала шить халаты и нижнее белье. Ей приходилось работать по 16 часов в сутки: «хозяин» требовал по 32 халата в день. Вторая пленница, Толпаева, в это время была занята обустройством бункера. В случае неповиновения Комин обещал изрезать обеих рабынь ножом.

Своих пленниц Комин практически не кормил — их рацион состоял в основном из круп, картошки, черного хлеба и настоя шиповника. Чтобы выжить, Толпаевой и Мельниковой нередко приходилось жарить картофельные очистки. Мылись невольницы раз в неделю в тазу: для этого Комин при помощи лебедки спускал им в подвал канистру с водой.

Рабочее место пленниц в бункере Александра Комина

Кадр: НТВ

Между тем одежда, которую шила Мельникова, пользовалась большим спросом на местном рынке — и тогда Комин с Михеевым решили расширить производство, но для этого им понадобилась мужская сила. И тогда сами пленницы предложили привести в бункер их давнего знакомого, который много пил, лишился жилья и был рад любому крову. Комин получил подробное описание внешности и отправился искать потенциального раба на местный рынок — но ошибся и привел в гараж другого человека.

Так в бункере появился 37-летний Евгений Шишов. Мужчина имел крепкое телосложение, отслужил в свое время в ВДВ, но затем пристрастился к алкоголю и сильно сдал. Он сам спустился в бункер — Комин убедил его, что хорошо заплатит за посильную помощь. Оказавшись в западне, Шишов согласился надеть на себя кандалы, а заодно сообщил, что является умелым электриком. Он даже не думал, что этим откровением подписывает себе смертный приговор: Комин тут же сообразил, что пленник запросто отключит питание лестницы, и задумал избавиться от Шишова, казнив его на самодельном электрическом стуле.

Маньяк привязал пленника к стулу, позволил ему выкурить последнюю сигарету, обмотал оголенными проводами его руку и ногу и приказал своим пленницам нажать на кнопки прикрепленных к устройству выключателей. Мельникова даже под страхом смерти отказалась выполнить требование, а вот Толпаева приказ Комина исполнила: от мощного удара током Евгений Шишов погиб мгновенно.

Комин жестоко избил ослушавшуюся его Мельникову, а Толпаева, напротив, стала его фавориткой. Он даже отпустил Веру на волю, чтобы та отыскала и привела в гараж новую жертву. Женщина, на чьей совести была смерть Шишова, оказавшись на свободе, не только не пошла в милицию, но четко выполнила приказ Комина. 16 июля 1995 года Толпаева вернулась в гараж в компании 36-летней безработной Татьяны Козиковой: та недавно освободилась из колонии, где отбывала срок за мелкое хищение, а до этого работала поваром.

Попав в бункер, Козикова, как и остальные пленницы, была избита, но это не сломило ее волю. Она постоянно пыталась сопротивляться и даже защищала подругу по несчастью — Татьяну Мельникову. Ей Козикова сделала самодельный оберег, завернутую в полиэтилен записку с молитвой. А узнав, что измученная рабством Мельникова задумала свести счеты с жизнью, Козикова отговорила ее от рокового шага, пообещав, что организует побег.

Жертвы Александра Комина

Кадр: НТВ

Свое слово пленница сдержала: выяснив, что Комин обесточивает лестницу, когда сам спускается в бункер, Козикова улучила момент и заперла его в одной из комнат, а сама вместе с подругой попыталась сбежать. Но Комин выбил дверь и схватил поднимавшихся по лестнице женщин. Их ждало страшное наказание. «До такой степени он меня бил, что сам был в крови — брызги крови, кожа лопалась. Потом он взял шланг, потом он выворачивал мне голову. Потом он свечкой поджигал мне руки», — вспоминала одна из рабынь.

Но этих жестоких пыток впавшему в бешенство Комину показалось мало. Он предложил Козиковой и Мельниковой наказание на выбор — либо разрезать им рты от уха до уха, либо выбить на лбах татуировки со словом «раб». Испуганные пленницы выбрали второй вариант, и маньяк изуродовал их лица наколками, кроме слова на лбу набив еще и линии слез под глазами. Татуировки рабынь долго заживали и гноились. А Комин, чтобы попытки побегов не повторялись, закрепил на стенах бункера кандалы: отныне прежде, чем спуститься в подвал, он сигналил рабыням лампой. После этого пленницы должны были застегнуть оковы на своих шеях и руках, а затем положить ключи на стол.

Но однажды Комина постигло разочарование: свою помощницу Толпаеву он отправил на поиски очередной невольницы, но та внезапно исчезла. Поэтому искать новую рабыню он решил сам. В начале 1996 года Комин привел в гараж 27-летнюю Татьяну Назимову — девушка страдала психическим заболеванием и, сбежав из дома, кочевала по железнодорожным станциям. Для работы она не годилась, но Комин сделал ее своей любовницей и стал называть Оксаной.

К тому времени подпольная фабрика маньяка перешла на новый уровень: помимо халатов, его невольницы теперь шили ризы для священников, а также ткали иконы и гербы. Полотно с гербом Комин даже пытался продать сначала местной администрации, а затем не побоялся обратиться с подобным предложением и к руководству милиции Вятских Полян. Но везде получил отказ — у потенциальных заказчиков не оказалось денег.

Тогда, чтобы увеличить доход, Комин решил подключить своих рабынь к выращиванию огурцов в парнике: он установил в бункере теплицу, организовал электроподогрев и довольно быстро получил первый урожай овощей. Но вскоре владелец соседнего гаража в разговоре с Коминым упомянул про невыносимую жару, из-за которой даже пророс хранившийся у него картофель. После этого маньяк решил не рисковать и разобрал теплицу. К слову, теневой заработок отнюдь не мешал Комину встать на учет на бирже труда и получать пособие по безработице.

В январе 1997 года в бункер вернулась беглянка Толпаева, с которой Комин случайно столкнулся на улице. Он сделал вид, что обрадовался встрече с ней, и предложил бывшей сообщнице вернуться в дело. Больше того: Комин пообещал Толпаевой сделать ее руководителем продаж. Обрадованная такими перспективами женщина согласилась, даже не подозревая, что Комин задумал отомстить ей за бегство. Впрочем, по другим данным, причиной расправы над Толпаевой могла стать ее попытка шантажировать Комина: она якобы потребовала приличную сумму денег за молчание о его темных делах. В противном случае женщина грозила обратиться в милицию.

Как бы то ни было, Толпаеву ждала страшная смерть: Комин долго пытал ее, бил и засовывал ей под ногти иголки, а затем приказал другим пленницам сделать ей инъекцию тормозной жидкости. Испуганные рабыни никак не могли попасть в вену, и тогда Толпаева предложила выпить яд самостоятельно. По воспоминаниям пленниц, Вера умирала в мучениях 15 часов. После ее смерти Комин и Михеев сбросили тело погибшей в прорубь на реке Вятка.

Дверь в бункере Александра Комина

Кадр: НТВ

Следующей жертвой Комина стала его любовница Татьяна Назимова: к ее психическому недугу добавился физический — она заболела лейкозом и к концу года жизни в бункере уже не могла вставать с кровати. К середине марта 1997 года маньяк задумал избавиться от Назимовой, но на ее защиту встала Татьяна Козикова: она стала упрашивать отпустить больную невольницу — мол, из-за своих психических особенностей та никому ничего не расскажет. Комин задумался об этом и решил выяснить, насколько адекватно Назимова оценивает происходящее. Та доверчиво сообщила маньяку, что находится на курсах кройки и шитья, которые ведет «преподаватель» Александр Комин.

После этого судьба Назимовой была решена: маньяк несколько дней морил жертву голодом, а после насильно через воронку влил ей в рот стакан антифриза. Тело погибшей Комин решил погрузить на санки и оттащить под покровом ночи прямо под двери местного морга — идея, что сотрудники учреждения найдут покойницу прямо у дверей, забавляла убийцу. Однако до пункта назначения Комин так и не дошел: заметив на выезде из кооператива случайного прохожего, он бросил ношу и сбежал.

В конце 1996 года в бункере Комина появилась новая пленница — 22-летняя Ирина Ганюшкина, которую незадолго до своей гибели привела Толпаева. Ганюшкина пыталась заняться предпринимательством на местном рынке, но крайне неудачно — потеряла большую сумму денег, взятых в долг. При этом личная жизнь Ирины складывалась хорошо — она собиралась съезжаться со своим молодым человеком. В роковой для себя день Ганюшкина шла смотреть съемную квартиру, хозяйкой которой была ее соседка по дому — Вера Толпаева.

Александр Комин

Кадр: НТВ

Выслушав рассказ девушки о ее долгах, Толпаева предложила Ганюшкиной отправиться в гараж к своему знакомому Комину — обещала, что тот одолжит Ирине нужную сумму денег. Однако вместо этого опоенная водкой с клофелином девушка оказалась в бункере. Вскоре туда пришел Комин. «Отсюда выходят только вперед ногами», — сообщил он новой рабыне. Но надежда на спасение появилась у Ирины, когда в подвал спустился сообщник маньяка Михеев: его пленница знала с детства. Ганюшкина стала умолять знакомого помочь ей, но тот не только отказал, но и изнасиловал невольницу.

Между тем Ганюшкина, которая обладала миловидной внешностью и покладистым характером, очень понравилась Комину. 8 марта 1997 года маньяк, стремясь порадовать девушку, принес в бункер угощение и организовал праздничный стол для своих пленниц. Симпатию маньяка к Ирине тут же заметила Козикова: дождавшись, пока Комин уйдет, она предложила Ганюшкиной быть с ним поласковее, чтобы усыпить его бдительность. Та послушалась подругу по несчастью и стала проявлять в адрес Комина знаки внимания, даже посвящала ему стихи. Читая их, он заливался слезами.

План Козиковой удался: Комин был очарован новой швеей и стал просить Ганюшкину родить ему ребенка. Маньяк даже пытался искусственно оплодотворить пленницу при помощи шприца со своей спермой. Ганюшкина с ужасом слушала рассказы Комина о его планах: он собирался создать под землей рабовладельческую ферму — собрать женщин, которые будут рожать и растить ему рабов. Через некоторое время девушка сумела убедить маньяка, что в бункере ребенка ей не выносить. В середине апреля 1997 года Комин выгнал из своей квартиры на улице Ленина предыдущую сожительницу и поселил там Ирину Ганюшкину.

Но доверять девушке он не собирался — никогда не отпускал ее из дома одну и даже сопровождал ночью в туалет. Гуляла Ганюшкина только в сопровождении Комина: однажды они встретили на улице родителей девушки, и ее мучитель тут же попросил у них благословение на брак. Себя он представил как электрика, работающего в местной больнице. Мать и отец Ганюшкиной дали свое согласие, даже не подозревая, что в тот момент в бок их дочери упиралась заточка: Комин боялся, что девушка поднимет крик.

Через некоторое время Комин вынудил Ганюшкину забрать к себе двухлетнюю Настю — ее дочь от предыдущих отношений. Ирина быстро поняла, что ребенок станет заложником, который лишит ее шансов сбежать. Но вышло иначе: 21 июля 1997 года он разрешил Ирине одной отвезти ребенка к педиатру, а сам отправился по делам. Незадолго до этого маньяк рассказывал Ганюшкиной, что рабыни ему надоели и он собирается засыпать бункер землей вместе с находящимися там пленницами. Ирина поняла, что медлить нельзя.

«Он только из дома вышел — я собралась, Настю собрала. Он мне деньги оставил. И бегом на остановку — сначала боялась, может, он меня проверить хочет, где-нибудь стоит там. Ничего, нормально: пришла в милицию, начала рассказывать, а мне никто не верит…» — вспоминала Ирина.

Ганюшкина настояла, чтобы ее проводили в кабинет знакомого оперативника. Ему женщина принялась перечислять фамилии всех пленниц. И тут же узнала рабынь на находящихся под стеклом на столе фотографиях: Толпаева, Мельникова и Козикова числились пропавшими без вести. Правда, стражи порядка особо женщин не искали: учитывая образ жизни пропавших, решили, что те ушли в загул. Вскоре к гаражу Комина прибыла оперативная группа. Ганюшкина предупредила милиционеров, что ведущая в бункер лестница находится под напряжением. А потому они решили устроить засаду и дождаться хозяина гаража.

Как только Комин появился, его сразу же скрутили милиционеры. Он категорически отрицал, что в бункере под гаражом трудятся рабыни, и умолчал, что ведущая туда лестница находится под напряжением. Тогда один из оперативников сообщил Комину, что сейчас спустится вниз — и, если он погибнет, Александра будут судить за смерть сотрудника милиции. Маньяк тут же обесточил лестницу. Освобожденных женщин выводили из подвала в темных повязках — за годы неволи их глаза отвыкли от дневного света. «Мы жили как в могиле», — вспоминали невольницы Комина.

Вскоре задержали и его сообщника Михеева — тот принялся оправдываться: мол, помогал Комину только потому, что тот угрожал убить его жену и детей. Впрочем, это не спасло сообщника маньяка от 20 лет лишения свободы. Из них Михеев отсидел 18 лет в Кирово-Чепецкой исправительной колонии №11 (ИК-11), а потом перебрался жить в Москву. Что до Комина, то он на суде требовал для себя прилюдной казни, вместо которой получил пожизненный срок. «Я жалею, что у нас с Иринкой не получилось свадьбы, я не женился на ней и не доделал до конца вот это все», — сокрушался он после приговора.

Александр Михеев

Кадр: Первый канал / YouTube

Дожидаться отправки на зону 44-летний маньяк не стал и вскоре после суда свел счеты с жизнью в изоляторе. Получилось так, что свое последнее пристанище Комин нашел рядом с могилой отца своей жертвы — Татьяны Козиковой. Впрочем, сам маньяк представлял место своего последнего приюта несколько иначе: «Подземный город, говорил, сделаю… Что будет огромное количество людей… Я сделаю себе гроб со стеклянными окошечками, и будут они [дети Комина] приходить и смотреть на меня. Выкачаю воздух из гроба, и я буду всегда целый. Рядом посажу, как символ, говорит, яблоню», — вспоминал о безумных мечтах Комина его подельник Михеев.

Ирина Ганюшкина сменила фамилию и навсегда уехала из Вятских Полян. А получившие свободу Татьяна Мельникова и Татьяна Козикова так и не смогли адаптироваться к нормальной жизни. Первое время женщины пытались искать работу, но бывших рабынь никто не хотел брать в штат. Порой им не оставалось ничего другого, как питаться отходами, которые они находили на помойках. На воле обе прожили немногим больше семи лет, после чего скончались от сердечных приступов.

Обратная связь с отделом «Силовые структуры»: Если вы стали свидетелем важного события, у вас есть новость или идея для материала, напишите на этот адрес: [email protected]

15 неожиданных вещей, от которых теряют головы почти все мужчины

Когда женщина засыпает на плече мужчины

Когда женщина кладет голову на плечо мужчины и засыпает — это одна из самых “красноречивых” поз любви. Момент романтического гармоничного патриархата: женщина — слабая, мужчина — сильный. Она буквально опирается на его плечо. Это дает мужчине понять, что женщина ему доверяет, что ей хорошо с ним. Конечно, это вызывает эйфорию.

Небольшой животик у женщины


Мнение мужчин по поводу небольшого животика у дамы: это не проблема. Даже наоборот: это женственно. Мужчины ищут нормальную “живую” подругу, а не красотку со стальным прессом.

Плюс небольшой женский животик несколько уравнивает шансы. Ведь среди мужчин тоже не так много обладателей безупречного рельефа.

Когда мужчина прижимает женщину к стене


Когда мужчина прижимает женщину к стене — это отголоски первобытных времен, когда сильный пол охотился за слабым. Ну вот он поймал свою “добычу” и кайфует.

Это демонстрация власти и страсти. То же самое происходит, когда во время секса мужчина берет женщину за волосы.

Униформа


Стюардесса, медсестра, полицейский, военная и школьная форма… Все это — распространенные секс-фетиши. Но у большинства мужчин они остаются лишь фантазией. Ведь возлюбленная не всегда работает на авиаперелетах или в поликлинике. Отсюда и мечты. Ролевые игры вам в помощь.

Когда мужчина держит женщину за горло


Не душит. А осторожно берет женщину за шею. Если вам от этого не дискомфортно, то поводов для паники нет. Так кавалер доминирует, и наслаждается ощущением власти над женщиной. В принципе, подобное естественно для противоположного пола. Пусть на самом деле все не так, и это он у вас под каблуком.

Босые ноги


К страсти к босым ногам как-то признался режиссер Квентин Тарантино. Оказывается, он не единственный. Вид босых ножек сводит с ума очень многих мужчин. Психологи объясняют: голые ступни воспринимаются мужчинами как намек на “остальную” наготу. Надевайте на свидание босоножки, а не закрытые туфли.

Когда на женщине нет бюстгальтера


Для начала это говорит об определенной смелости дамы. А мужчинам нравятся “отчаянные”.

А еще это способствует очень интересным мужским фантазиям. Ведь, сидя напротив вас за столиком, он понимает: под этим тонким кашемиром нет ни-че-го.

Когда мужчина носит женщину на руках


Во-первых, ему льстит сам факт, что он может взять такой вес. Во-вторых, это романтика из сказок про принцев и принцесс, которая не чужда даже самым брутальным мужчинам. Ну и третье: это означает, что женщина в руках мужчины. Как тут не завестись?

Запах женщины


Научно доказано: в поисках партнера люди, как животные, ориентируются “по нюху”. Особенно мужчины: большинство из них — фанаты запахов. Причем их могут одинаково взволновать как приятные духи, так и “родной” запах тела женщины. Тот же пот содержит феромоны, которые сводят с ума мужчин на гормональном уровне.

Когда мужчина гладит волосы женщины


Тут сразу два момента. Первый. Когда мужчина гладит волосы женщины, он хочет показать свое трепетное отношение. Это как гладить домашнего любимца — проявление нежности.

Второе. Трогая женщину за волосы, мужчина демонстрирует, что она принадлежит ему. Ведь вы навряд ли позволяете прикасаться к вашим волосам малознакомым мужчинам.

Некоторые мужчины нюхают волосы своей девушки. И это имеет особое значение, даже если он этого сам не осознает. Это те самые запахи и феромоны, которые так или иначе действуют на его подсознание и вызывают влечение к определенной женщине. Далеко не ко всякой, а именно к той, которая ему больше подходит. Вдыхая аромат волос, мужчина “пропитывается женщиной”.

Оголенные женские плечи


Замечали в секс-сценах в кино: первым делом мужчина спускает с плеча дамы лямку платья. Обнаженные женские плечи — символ беззащитности. Их вид завораживает, внушает трепет и пробуждает сексуальный интерес. Женщину с обнаженными плечами немедленно хочется обнять и отнести в спальню.

Хороший аппетит женщины


Еда — одно из главных удовольствий человека. Поэтому хороший аппетит женщины — “сигнал” для мужчины: она умеет наслаждаться. И это основание предположить, что в постели вы тоже будете ненасытны.

Плюс, беззастенчиво слопав десерт, вы даете понять: у вас нет пищевых и прочих “заморочек”.

Не слишком сексуальное нижнее белье


Вопреки всеобщему убеждению, не слишком сексуальное белье — отнюдь не препятствие для мужчин. Наоборот: многие признаются, что повседневный хлопковый комплект или бесшовные спортивные трусы только подстегивают их страсть.

Объяснение таково: тот факт, что вы не планировали секс, а ему удалось вас к нему склонить, чрезвычайно заводит.

Высокая должность женщины


Руководитель, начальник или директор отдела — пусть даже небольшого — “сбивает с ног” любого мужчину. Мысль покорить того, кто привык сам раздавать указания, очень волнует. Рядом с такой женщиной партнер чувствует себя опытным альфа-самцом.

Маленькая грудь


Как ни странно, но многим мужчинам нравится именно небольшая грудь. Во-первых, она приятно помещается в руке. Во-вторых, маленькая грудь более упруга в сравнении с пышной, что в глазах мужчины “более молодо”. В этом есть что-то из “Лолиты”, не иначе.

Девушки мечты и сломанные куклы: 14 искусственных женщин в кино — Что посмотреть

Прием старый, почти ровесник кино. Искусственная женщина — образ сексуальной и покорной спутницы мужчины, его способ реализовать свои амбиции. И почти всегда это фильмы-притчи про то, как ничего не получилось. Не про покорную красоту и блинчики на завтрак, а про то «что такое женщина и с чем её едят».

Нимани, 2018

2148 год. Немолодой и опытный астронавт Милютин отправляется в систему Альфы Центавры — внедрять в далекий мир идеи Чучхе. Корпорация, командировавшая его, выдает Милютину «напарницу» Нимани, женщину-андроида, созданную чтобы выполнять любое его желание. У Нимани есть две операционных системы: одна — заложена создателями, другая — формируется через взаимодействие робота с миром. Движимый романтическими чувствами и желанием побыть богом-создателем, Милютин решает, что первую систему надо стереть…

Окей, Лекси!, 2019

Лекси — операционная система нового телефона неудачника Фила, у которого проблемы с начальством и с выстраиванием коммуникаций с людьми. Умная Лекси, разработанная специально для того, чтобы помогать своему владельцу, начинает с энтузиазмом выполнять свою функцию, вмешиваясь в жизнь Фила без его ведома. И если поначалу мужчина благодарит свою новую «женщину», то позже оказывается не рад её методам и рвению, тем более что Лекси оказывается чрезмерно ревнивой…

Через тернии к звездам, 1980

Нийя — чудом выживший в космической катастрофе инопланетный клон, у которого в голове есть искусственный «центр послушания». Ее создали, чтобы она покорно выполняла указания доброго профессора, но у её «руля» оказался жадный гад с дурными намерениями. Сила воли Нийи смогла противостоять указаниям сверху и сделать все наоборот.

Она, 2013 Кадр: Warner Bros.

Одинокий писатель Теодор переживает расставание с женой и уходит в себя, практически оборвав все социальные связи. Мужчине скучно, от нечего делать он устанавливает операционную систему по имени Саманта и начинает с ней разговаривать. Поначалу это кажется Теодору немного странным, но он быстро втягивается и даже завязывает с искусственным разумом роман.

Бегущий по лезвию, 1982 Кадр: Warner Bros.

Сильные, быстрые, интеллектуально развитые идеальные репликанты. Чтобы отличить их от человека, используют тест Войта-Кампфа, но они знают, кто они, и не хотят мириться со своим положением и заданным им сроком жизни в четыре года. А некоторые, как Рэйчел, например, живут в уверенности, что они настоящие люди. Рейчел успешно проходит тест и понятия не имеет, что все её воспоминания, пережитый опыт и чувства заложены в неё программой.

Ох уж эта наука!, 1985 Кадр: Universal

Два сексуально озабоченных подростка с помощью компьютера, магии, обложек пары эротических журналов и фотографии Эйнштейна создают Лизу. Женщину, которая, по их задумке, наконец лишит их девственности и исполнит все самые смелые желания. Это комедия, а не порнофильм, как можно было бы подумать. Так что можно быть уверенными — Лиза отомстит за всю шовинистическую хурму.

Симона, 2002

Талантливый режиссер, оказавшийся в трудном положении, заменяет актрису, игравшую главную роль в его фильме, на искусственную послушную девушку, которая точно не будет трепать ему нервы. Картина оказывается такой удачной, что Симона получает «Оскар» и всенародную нерушимую любовь. Публика хочет видеть девушку, и у постановщика есть два варианта: раскрыть правду или продолжать создавать у общества иллюзию реальности Симоны, становясь «её» заложником. Хотел как лучше, получилось как всегда.

Господин оформитель, 1988

Художник-оформитель хочет продлить жизнь человека в скульптуре и на рисунках, посостязаться с Богом. Однажды, оформляя витрину магазина, он лепит свой лучший манекен с бедной больной натурщицы. А много лет спустя встречает ту натурщицу в доме богатого дельца…

Руби Спаркс, 2012 Кадр: Двадцатый Век Фокс СНГ

У молодого, но уже успешного писателя кризис. Куда ни кинь. И от тоски он основательно и обстоятельно придумывает себе безупречную девушку. А через несколько дней она оказывается у него на диване. «Газпром — мечты сбываются!». Но что будет, если у девушки разовьются собственные интересы, мнения, вкус?

Земля будущего, 2015

Афина — милая девочка в конопушках, обаянию которой невозможно противостоять. И она использует его в хвост и в гриву, вот только её цель обусловлена программой, заложенной в аккуратно причесанную голову. Манипуляции — вот конек этой личинки женщины.

Из машины, 2014 Кадр: A24

Безумный, но гениальный Натан создал искусственный интеллект, который облачил в тело женщины и назвал её Авой. И пригласил тестировать её программиста Калеба. Исследуя Аву, Калеб познает её сексуальность, секреты Натана и секреты его дома. Идеальная и безупречная опять оказалось не такая, как ожидалось.

Стэпфордские жены, 2004

Джоанна Эберхарт, руководящая телекомпанией, переживает нервный срыв и переезжает с семьей в городок Стэпфорд, чтобы пожить спокойно. Вскоре её начинают настораживать идеальные женщины, населяющие этот райский уголок тишины и гармонии, — они одинаково вежливые, безупречно выглядят и интересуются только домашним хозяйством. Редкий киношный случай, когда у мужчин получилось.

Морган, 2016

Жили-были умные люди, которые по заказу людей с деньгами сделали гибрид человека и искусственного интеллекта. Глазастую девчонку (Аня Тейлор-Джой) назвали Морган и растили в дружеской обстановке. Она росла не по годам умненькой, послушной и все по плану. Потом супротив инструкций показали ей немного леса, речки, олениху, и Морган ударилась в чувства. Дальше рассказывать не будем, а то нарушим интригу.

Мир Дикого Запада, 2016

Целый мир женщин, которые делают все, что ты хочешь, и вообще созданы специально, чтобы радовать и удовлетворять любые желания. Искусственные мужчины тоже есть, но давайте честно: кто поедет в этот парк только к мужикам? Ну сходил ты в прерии, поймал беглого преступника, пострелял из ружья во все стороны, а дальше что? Так что без салуна с танцовщицами или романтичных особ не обойтись. Но и здесь все пошло не так, как планировали акционеры. Никогда такого не было, и вот опять!

Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

История хиджаба и платка — Реальное время

Почему женщины покрывают голову не только в исламе и как хиджаб связан со эмансипацией

Фото: Олег Тихонов

Вопрос о хиджабе никогда не вызывал таких бурных дискуссий, как последние 200 лет. После развала Советского Союза религия стала активно возвращаться в публичное пространство, и вопрос женского платка снова оказался актуальным и политичным. В отличие от наших предшественников, для многих этических мусульман платок — это уже не одежда матери и бабушки. Это одежда, подразумевающая соблюдение и приверженность религии.

Мы предлагаем посмотреть на феномен хиджаба с разных сторон. Мы покажем, что покрывало не является частью исключительно исламской культуры, но было распространено и до ислама. Кроме того, мы объясним, каким образом хиджаб утвердился как часть ислама и как хиджаб связан со свободой женщины и ее высоким статусом.

Платок в культуре народов

Вся палитра одежды, ассоциирующаяся сегодня с традиционным Каиром и Багдадом, от хиджаба, никаба, паранджи и открытых нарядов, существовала у арабов и до ислама. С другой стороны, это не сугубо арабская традиция. Так, подобные порядки существовали в античной Греции (Aphrodite’s Tortoise, The Veiled Woman of Ancient Greece), в Византии (Gabriel Radle, The Veiling of Women in Byzantium) или в Иудее. Верующие иудеи до сих пор закрывают волосы, но делают это при помощи шляпки или парика (хотя есть и носящие платок).

«Покрытая танцовщица», Александрия, III—II век до н.э. Фото: metmuseum.org

Покрывало в древнеперсидской, ассирийской и месопотамской культурах было показателем высокого статуса женщины. Ношение платка рабынями и проститутками было уголовно наказуемо. Позже, как мы покажем далее, это понимание перешло в ислам.

Кроме того, покрытие головы являлось необходимым элементом отправления культа. В языческой культуре голову покрывали жрицы богини Весты. В Новом Завете строго сказано о том, что женщина должна покрывать свою голову в храме: «Но всякая женщина, которая молится или пророчествует с непокрытой головой, навлекает позор на свою голову. Она подобна женщине, которая обрила себе голову» (1-е Коринфянам 11:5). Понимание покрывала как части культа также вошло в ислам, где покрытие определенных частей тела является условием действительности молитвы.

На протяжении тысячелетий покрывало было неотъемлемой частью как ближневосточной, так и европейской или даже индийской культур. Неприятие Запада закрытой одежды обострилось на фоне теракта 11 сентября 2001 года и войны в Афганистане, когда афганская паранджа — «бурка», закрывающая все тело вплоть до глаз, стала ассоциироваться с закрепощением и унижением женщины на Востоке. Все это соседствовало с необходимостью обоснования начавшейся контртеррористической войны и стало переломным моментом Новейшей истории. Изменился и образ Востока: если в колониальный период Восток больше ассоциировался с гедонизмом, удовольствием и таинственной мудростью, то теперь он стал ассоциироваться, наоборот, с ханжеством, невежеством и фанатизмом.

Подобно другим практикам, например, паломничеству-хаджу, «запретным месяцам» и обрезанию, покрытие женщин существовало в арабском обществе и до ислама. С точки зрения мусульман, до пророка Мухаммада к арабам (как и к другим народам) приходили другие пророки и, вероятно, устанавливали эти практики. Тем не менее нельзя утверждать, что ислам «обязал» женщин носить покрывало, он лишь легитимировал уже имевшиеся в обществе обычаи.

Одежда арабских женщин до ислама. Фото: siue.edu

Хиджаб в исламе

Интересна история ниспослания «аята о хиджабе», которая приводится в «Сахихе» Бухари, второй по важности книге в исламе после Корана. В соответствии с ней, интенция на введение хиджаба как религиозной обязанности была задана Умаром бин аль-Хаттабом, вторым праведным халифом. Кроме того, в этом предании используется само слово «хиджаб» в форме глагола повелительного наклонения «ухджуб».

«Что же касается ‘Умара, то он часто говорил Пророку, да благословит его Аллах и приветствует: «Покрывай (ухджуб) своих жён», однако Посланник Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, не делал этого. Однажды вечером жена Пророка, да благословит его Аллах и приветствует, Сауда бинт Зам’а, которая была высокой женщиной, вышла из дома, а ‘Умар обратился к ней: «Мы узнали тебя, о Сауда!» (Он сделал это,) желая, чтобы было ниспослано (откровение о необходимости ношения) покрывала, и Аллах действительно ниспослал аят. («Сахих» Бухари, 146)».

Слово хиджаб с арабского переводится как «преграда» или «завеса». В самом Коране слово «хиджаб» не используется в том смысле, который нас интересует. Вместо этого использованы два других слова, родственные по смыслу, — «химар» и «джильбаб».

«Пусть они не выставляют напоказ свою красоту, помимо того, что видно. И пусть прикрывают покрывалом (хумур, мн. ч. от «химар») вырез на груди (ан-Нур, 31)».

Химар, если обращаться к арабским словарям, переводится как «кусок ткани, покрывающий голову». Это слово происходит от глагола «хамара», означающее «скрывать, покрывать». В одном из хадисов передается, что женщины города Медина, услышав этот стих, покрыли тканями свои волосы.

«…О Пророк! Скажи твоим женам, твоим дочерям и женщинам верующих, чтобы они опускали свои покрывала» (джалябиб, мн.ч. от «джильбаб»; аль-Ахзаб, 59).

Джильбаб — это слово, означающее свободную длинную одежду. Потому подразумевается, что одежда мусульман должна не только покрывать все тело, но и не быть обтягивающей и скрывать силуэт.

Исламские богословы постановили, что авраты (части тела, которые подобает скрывать) включают в себя все тело, кроме лица, ступней и кистей. Часть теологов утверждает, что степень покрывала зависит от традиций и «испорченности общества». Считая, что в обществе начали распространяться пороки, некоторые теологи стали считать желательным или обязательным покрывать и лицо. В правовой школе шафиитов же и вовсе распространилось мнение, что хиджаб желательно носить и мужчинам, в особенности молодым и красивым, дабы не смущать женщин.

У самого хиджаба есть лишь общие условия, но нет установленной формы. Хиджаб не обязательно должен быть черным, похожим на то, что носят женщины из Залива. Это вполне может быть европейская одежда, но соответствующая условиям покрытия «аврата».

Костюм старообрядцев из Нижегородской губернии. Фото: ruvera.ru

Древние тексты добавляли к этому, что эти ограничения касаются только свободных женщин, и не касаются рабынь. Все это писалось тогда, когда во всем мире процветало рабовладение. И в исламском обществе хиджаб являлся инструментом определения свободных женщин, субъектов общества. Хиджаб здесь выступал инструментом защиты женщины от посягательств на ее честь со стороны мужчины. В этом смысле исламская философия проста: мужчина есть мужчина и женщина есть женщина, мы не будем менять их природу. Вместо этого мы изменим среду.

Хиджаб и объективация

В Новое время эпоха рабовладельческих обществ начала сходить на нет. В сущности, в самом исламе существует интенция на освобождение рабов: это предписано за большое количество провинностей (например, пропуск поста) и считается благим делом. В то же время существовал только один способ закрепощения — военный поход. Сами рабы, таким образом, могут пониматься как военнопленные. Экономическое рабство в шариатском праве запрещено. Это также одна из причин запрета ростовщичества.

Интересный взгляд на вопрос рабства предложил Джоннатан Браун, ученый-исламовед из Джорджтаунского университета, в своей книге «Рабство в исламе». Браун говорит, что «рабство» является словом, меняющим свое значение от общества к обществу. Запрещая «рабство», нужно конкретизировать, что именно имеется в виду. Рабы в исламском обществе были прежде всего военнопленными и их потомками, но также являлись предметом торга.

Мы живем в капиталистическом обществе, где красоте и сексуальности уделено такое значение, которого не было никогда в истории. Феминистическая теория дала этому феномену определение «объективация», когда человек и его тело представляется лишь инструментом для удовлетворения собственных нужд, без учета его личности и чувств. Особенно подвержены объективации женщины.

Фото: Олег Тихонов

Критика объективации занимает важное место в современном левом (критика капитализма за овеществление тела) и феминистическом движениях. Удивительно, как перекликаются в этом левая и исламская повестка, при этом предлагая совсем разные решения. Ведь, в сущности, для исламской теологи фигура платка означает, что женщина не является товаром и частью рыночных отношений.

Наличие платка не мешало женщине занимать видное положение в исламской среде и не умаляло значение женского образования. Мы можем найти великих женщин в разные периоды истории ислама: начиная от жен пророка Мухаммада, игравших значимое положение на ранних этапах развития исламского халифата, до царицы Сююмбике. Наконец, хочется упомянуть Фатиму аль-Фихри, построившую в марокканском Фесе старейший в мире университет аль-Карауин.

Более того, в книгах по исламскому праву платок рассматривается как право и привилегия женщины. Андалузский теолог Ибн Хазм так описывал знатную девушку: «из благородной семьи, высокого положения, сокрытая за плотной завесой».

Платок являлся инструментом для построения общества, которое, без изменения человеческого естества, образовало бы культуру, не зацикленную на сексуальности. К сожалению, такой смысл платка разделяется не всеми. Для многих мусульман и немусульман платок представляется символом закрепощения женщины и ее подчиненного положения. Просто одни преступно довольствуются этим, а другие, напротив, враждуют с любым проявлением религиозности.

Хиджаб носили и татарки еще два века назад. Особо ценились роскошно расписанные покрывала. В сборнике «Народы России» 1878 года, изданном в Санкт-Петербурге, наряд татарок описывался так:

«На голову бедныя повивают узорчатыя по концам полотенца, а богатыя надевают шелковыя, в виде повязки, с дорогою бахромою, позументами и драгоценными камнями, или же бархатныя шапочки, отороченныя соболем. Сверх всего они покрываются длинным вуалем из тюля… Поверх рубашки, как и мужчины, татарки носят два камзола, из коих нижний, зилян, без рукавов, из шелковой материи, обшитый по краям галуном и с карманом на боку. Верхний камзол делается из парчи, с очень длинными рукавами. Вместо камзола теперь, впрочем, чаще носят просто халат из парчи, шелковой материи или из китайки с длинными съуживающимися к концам рукавами, халат этот накидывается на голову и служит, таким образом, вместо чадры».

Конечно, само ношение хиджаба не означает аскетизм и высокие моральные качества, как некоторые полагают. Ислам рассматривает это как один из божественных заветов. С другой стороны, покрывало занимает особое место во всей авраамической традиции — иудаизме, исламе и христианстве. Это неотъемлемая часть традиционных религий Российской Федерации.

В светских демократиях религия не занимает положения источника государственного права. В соответствии с Конституцией Российской Федерации, каждый имеет право выбирать для себя религию или не выбирать никакой. Там же есть важное уточнение: «и действовать в соответствии с ними (религиозными убеждениями)». Хиджаб является религиозным предписанием, тем самым «религиозным убеждением», но не только им. Хиджаб — это и часть мировой культуры, ее интенции на «скромность», которая проявлялась в разные исторические эпохи и в разных цивилизациях.

Карим Гайнуллин

ОбществоИсторияКультура БашкортостанТатарстан

Лучшие аниме про «попаданцев» — подборки фильмов на Фильм Про

7.5

Герой в этом аниме постоянно умирает и начинает заново. Всё как в компьютерной игре, главное — добежать до чекпоинта. С одной только разницей, что парень настоящий, состоит из плоти и крови, и умирать каждый раз ему страшно и совсем не хочется. Мир, где с ним всё это происходит, не его, и всё там довольно необычно и причудливо. Эти страдания он терпит, разумеется, ради спасения одной милой девушки. Сериал невероятно популярен среди любителей исекая и не только. Он уже почти стал классикой, хотя многие считают его переоценённым. Второй сезон обещает выйти в 2020-м, так что есть повод познакомиться с тайтлом.

8.2

Конечно, Хаяо Миядзаки выше каких-нибудь там жанров и ни за что бы ни согласился, что самое значительное его произведение на самом деле исекай. Но, с другой стороны, его Тихиро – самая настоящая «попаданка». Девочка оказывается в ином, параллельном мире, выбраться она оттуда не может, если, конечно, не приложит ряд усилий. Понятно, что это метафора взросления: ведьма Юбаба, Безликий, речной дух — все эти герои учат поначалу несколько незрелую и инфантильную героиню уму-разуму. Но факт «попаданства» налицо.

Этот тайтл прошлого года, но без него уже не обходится ни один обзор про исекай. И вот почему. Главный герой здесь не плаксивый девственник, который пользуется благами волшебного мира, а 37-летний офисный планктон, переродившийся в слизь. Да, в самого настоящего желеобразного слизняка, правда, очень способного. Авторы этого аниме-сериала вволю поиграли с жанром, но при этом не забыли о его основах. Талантливый слайм (в игре Dragon Quest так назывались самые ничтожные создания) организовывает себе в новой вселенной очень достойную жизнь, гораздо интереснее той, что была у него в прошлом.

Новый мир здесь виртуальный – массовая многопользовательская игра Sword Art Online, и она с серьёзным подвохом. Если погибнешь в игре — умрёшь и в реальности. Запертым игрокам ничего не остаётся, как пройти её до конца. Эта история настолько популярна, что говорить о ней даже как-то неловко. Первый сезон сериала выдался таким впечатляющим, что фанаты теперь готовы простить тайтлу его менее талантливые спин-оффы и продолжения. Суперигроки Кирито и Асуна, прошедшие рука об руку через все многочисленные фэнтези-испытания, — уже практически народные герои. В данный момент все смотрят «Мастера Меча Онлайн: Алисизация — Война в Подмирье» — экранизацию самой длинной арки из 21-томного ранобэ Рэки Кавахара (его сюжет и лёг в основу аниме).

7.4

Компьютерные игры оказали огромное влияние на жанр исекай, фактически обеспечив ему второе рождение. «Повелитель» — это уже ставшая культовой история о том, как геймер решает остаться в любимой дарк-фэнтези игре навсегда. И остаётся. Там он превращается во влиятельного скелетона по имени Момонга, и дальше договариваться ему придётся с NPC-персонажами (неигровыми), которые зажили собственной жизнью. Забавно в этом аниме то, что герой, в общем-то, и не злодей, хоть часто и преследует личную выгоду. Его инфернальное лицо не выражает ровным счётом ничего, но внутренний монолог многое объясняет в его характере, обнажая наигранный пафос Тёмного лорда.

7.6

Поскольку исекай – геройский жанр, то любые манипуляции с ним касаются как раз личности ключевого персонажа. Обычно герой в жизни мало что из себя представляет, но новая реальность позволяет ему как-то приободриться, и девушки у него появляются, и друзья. Здесь же – молодой человек, призванный в мир, созданный по всем законам RPG-игры, наоборот, становится несчастнейшим из людей. Его обвиняют в изнасиловании, другие мечники над ним насмехаются, а все остальные просто отворачиваются. Второй сезон уже анонсирован, осталось его дождаться и проверить, удастся ли ему удержаться в топе.

7.4

В народе это аниме называется Konosuba. И самое волшебное в нём, что это комедия. Правда, немного пошловатая, но зато лёгкая, ненавязчивая и жизнерадостная. С элементами этти-гарема. Но обо всём по порядку: Казума Сато – хикикомори, проще говоря, геймер-домосед. Умирая, он попадает в другой мир, где ему быстро объясняют, что спасти его может только он. Прихватив с собой симпатичную богиню, он отправляется исследовать неизвестную фэнтези-вселенную, которая больше всего похожа, угадайте на что? Да, на всё ту же RPG-игру. К чести этого тайтла, пародии здесь всё же больше, чем слепого следования канонам. Здесь у каждого персонажа есть свой пунктик, а Казума время от времени ведёт себя как очень даже адекватный юноша, что для исекая явление нечастое.

В Гинзе, фешенебельном районе Токио, открылся портал из параллельной вселенной, и оттуда валом повалили всякие малопривлекательные монстры. Но японские силы самообороны берут ситуацию в свои руки и загоняют сказочных существо обратно, а затем сами переходят в наступление и наведываются с визитом к ним. Командир этой специальной разведывательной группы — неисправимый отаку, а значит можно не волноваться, что этот мир ему не понравится. Другое дело, что сильные мира сего уже поняли, что волшебная страна богата на ресурсы. Складывается впечатление, что это аниме придумано исключительно ради прославления японской армии, которой, к слову, после поражения во Второй мировой войне как таковой у этой страны нет. Но отчаянный милитаризм здесь часто утопает в патриотическом гуманизме, и это радует.

7.0

Этот исекай интересен тем, что здесь всё наоборот. Согласитесь, что беспощадный лидер тёмных сил из фэнтези-мира будет чувствовать себя в современном Токио так же странно, как какой-нибудь ОЯШ, очутившийся в волшебной игре. Садао Мао и правда настоящий «попаданец», у себя дома он был предводителем нечисти, а в японском мегаполисе вынужден гнуть спину в «макдаке». Ясно, что в такой ситуации тотального «понижения» всё отдано старому доброму бытовому юмору, и здесь, помня об эпических баталиях в начале аниме, важно всегда держать в голове, что протагонист — могущественный злодей. Просто в Токио его инфернальные качества заметно притупились. Как говорил Данила Багров: «Город — это злая сила. Сильные приезжают, становятся слабыми, город забирает силу. Вот и ты пропал!»

7.6

Таня Дегуршаф из этого аниме классическая «перерожденка», точнее «перерожденец». Жил-был обычный японский офисный служащий, после смерти он был направлен в альтернативный мир, где не прекращаются военные действия. Ирония судьбы здесь в том, что строить свою военную карьеру ему придётся в теле маленькой девочки. Тут вам и экшн (всё-таки война), и амбициозный герой, и при этом — магия. В этом году в прокат вышел аниме-фильм «Военная хроника маленькой девочки» режиссёра Ютаку Уэмуру, при создании которого он, между прочим, вдохновлялся «Дюнкерком» Кристофера Нолана. Но там Таня борется против Руссийской Федерации (сталинская Россия) и становится жертвой сексуальных домогательств Лории (читай Берии), а это уже не каждый отечественный зритель сможет переварить.

7.4

Ещё один хит, в основу которого положен принцип игры, а его герои — заядлые геймеры с интеллектом выше среднего. Сора и Сиро — ребята совершенно не жизнеспособные, зато они гении компьютерных игр. Однажды некий бог вызывает их на виртуальную дуэль, а потом приглашает их в свой мир Дизборд, где все конфликты решаются посредством игры. Это аниме радует отлично сработанным дуэтом двух игроков, неглупыми стратегиями, юмором и даже некоторой философией. Несмотря на то, что тайтл увидел свет в 2014 году, второго сезона пока не последовало. Зато в 2017-м вышел прекрасный полный метр «Нет игры — нет жизни: Начало» об истории древнего Дизборда.

7.7

Это аниме — настоящий подарок для фанатов четырёх лучших представителей жанра исекай: «Повелитель», «Этот замечательный мир!», «Re:Zero. Жизнь с нуля в альтернативном мире» и «Военная хроника маленькой девочки». Герои всех этих тайтлов встречаются в этом пародийном кроссовере в одном мире, и теперь им нужно как-то налаживать отношения. Забавно, что все они нарисованы «чибиками», то есть персонажи выглядят как малыши — у них большая голова, маленькие-ручки-ножки, огромные глаза. И все они полностью соответствуют своему образу, а отвечает за всё это веселье Studio Puyukai, которая в этой специальной аниме-технике до этого уже делала спешлы почти ко всем вышеперечисленным исекаям.

Библиотека Конгресса приобрела культовый образ времен Гражданской войны: господин и раб, идущие на войну

Шел 1861 год, двое мужчин отправляются на войну. Они сидят бок о бок перед камерой, соприкасаясь локтями и коленями. Они носят униформу Конфедерации и вооружены пистолетами, ножами и дробовиком.

Но один белый, другой черный; один хозяин, другой его раб. Оба смотрят на фотографа, как будто им велят замолчать, и в глазах раба, кажется, появляется слабая усталость.

Поразительный жестяной тираж 150-летней давности, одно из самых загадочных изображений времен Гражданской войны, только что был подарен Библиотеке Конгресса местным коллекционером, который купил его для передачи в библиотеку.

На фотографии изображен сержант. Эндрю Мартин Чендлер из 44-го полка Миссисипи и его «слуга» Сайлас Чендлер, который был одним из 36 рабов, принадлежавших матери солдата.

Согласно записям, Эндрю Чендлеру на фото около 17 лет. Сайласу Чендлеру около 20 лет.

Том Лильенквист (справа) показывает некоторые фотографии, которые он недавно подарил Библиотеке Конгресса США (слева направо), Рону Коддингтону, Карен Читтенден и Донне Уршель. (Кэтрин Фрей / The Washington Post)

Фотография — крошечное окно в прошлое, но она также дает современным американцам устойчивый образ роли расы в Соединенных Штатах. На нем изображены двое мужчин, которых вольно или невольно связывает общая история.

И здесь возникает вопрос: почему раб, кажется, вооружен против крестового похода, который принесет ему свободу?

«Это необыкновенная фотография, — сказала Хелена Зинкхэм, руководитель отдела эстампов и фотографий библиотеки.

Он замечательно чистый, хотя поверхность потрескалась, как старая картина, и по краям есть ржавчина. Он был в семье Эндрю Чендлера со времен Гражданской войны.

На снимке Эндрю Чендлер сидит прямо, его пальто расстегнуто до груди, на голове фуражка. В одной руке он держит большой нож, в другой пистолет, а второй пистолет застрял у него за поясом.

Сайлас Чендлер кажется ниже ростом, слегка сутулится на стуле. Он носит шляпу с широкими полями, а его пальто застегнуто до шеи.В одной руке он держит нож поменьше, а дробовик лежит на его коленях и на коленях его хозяина.

«Вы смотрите на эти лица и хотите узнать больше», — сказал Зинкхэм в библиотеке в среду. «Вы только посмотрите на выражения. . . . Посмотрите на их язык тела ».

Рон Коддингтон рассказывает о предыстории фотографии Эндрю Чендлера и его раба Сайласа Чендлера в Вашингтоне. (Кэтрин Фрей / The Washington Post)

Фотоисторик времен Гражданской войны Рональд С. Коддингтон, который исследовал фотографию для своей книги 2012 года «Афроамериканские лица гражданской войны», сказал, что это одна из самых важных фотографий, созданных конфликт.

«Нет другого подобного изображения с точки зрения опознанного солдата и опознанного слуги, которое можно было бы отследить», — сказал он.

«Есть какая-то связь, которая объединила этих парней и удержала их вместе», — сказал он. «Это был страх? Была ли это дружба? . . . Мы не знаем.

Лонни Г. Банч III, директор Смитсоновского национального музея истории и культуры афроамериканцев, сказал, что он знаком с картиной.

«Это образ, который историки обсуждают из-за дискуссий о том, служили ли афроамериканцы добровольно в Конфедерации», — сказал он.

«Многие считают, что афроамериканцев, участвовавших в Конфедерации, действительно принуждали», — сказал он. «Они принадлежали. Они были порабощены ».

Но могли ли эти двое мужчин быть друзьями?

«Нет никаких сомнений в том, что между собственниками и порабощенными существовали отношения», — сказал Банч. Но это были неравные отношения. «Даже если они играли вместе в детстве, им четко сказали, что существуют различия по признаку расы», — сказал он.

Фотография была подарена коллекционером Маклина Томом Лильенквистом, который за последние четыре года передал библиотеке более 1200 изысканных фотографий времен Гражданской войны.

Почти все изображения представляют собой фотографии обычных солдат или гражданских лиц, а не генералов, и они доступны в Интернете.

Лильенквист купил фотографию у потомков Эндрю Чендлера 15 августа и немедленно передал ее в библиотеку. «Я владел им около 10 минут», — сказал он на прошлой неделе.

Он отказался назвать, сколько это стоит, и не назвал владельца. Но пять лет назад в телевизионной программе Antiques Roadshow говорилось, что картина стоила от 30 до 40 тысяч долларов.

В интервью в библиотеке он сказал, что на фотографии запечатлены «два замечательных молодых человека. . . (которые) выглядят очень искренними, может быть, немного напуганными, а может, и нет «.

Лильенквист сказал, что узнал о фотографии около шести месяцев назад, когда читал книгу Коддингтона, в которой воспроизведено изображение.

Хотя это и называется tintype, исходная фотография на самом деле сделана на тонком листе железа.

Лильенквист сказал, что ему интересно, может ли владелец продать его ему для коллекции Библиотеки Конгресса.

Он сказал, что у него был ряд встреч с владельцем, который в другом месте был идентифицирован как Эндрю Чендлер Баттейл из Александрии, праправнук солдата Конфедерации.

И он организовал для родителей владельца, которые живут в Миссисипи, посмотреть коллекцию фотографий времен Гражданской войны библиотеки и экскурсию по богато украшенному зданию Джефферсона.

«Я пытался убедить их, что это изображение должно быть частью коллекции Лильенквиста в Библиотеке Конгресса, к чему я предвзято отношусь», — сказал он.

Он отметил, что картина нуждается в консервации, которую может предоставить библиотека.

Семья согласилась продать его, и обмен произошел перед зданием Джефферсона на Капитолийском холме. В телефонном разговоре Баттейл отказался от комментариев.

С момента появления в «Роуд-шоу антиквариата», а затем в эпизоде ​​«Исторических детективов» фотография вызвала споры по поводу изображения Сайласа Чендлера как добровольного конфедерата.

«Порабощенные люди научились носить маски, как скрывать свои истинные чувства», — сказал Банч.«Поэтому я бы сказал, что это изображение — это кто-то, говорящий:« Я должен сделать это ». Я вынужден позировать. Но я не буду выглядеть так, будто меня заставляют позировать, потому что это может навлечь на меня неприятности ».

Коддингтон, историк, сказал, что он не нашел никаких доказательств того, что Сайлас Чендлер когда-либо был комбатантом, а пенсионные записи Миссисипи указывают на его роль военного времени была ролью слуги.

Несколько южных штатов предложили пенсии афроамериканцам, которые были слугами солдат Конфедерации, сказал Коддингтон.

Эндрю Чендлер был «очень молод, когда пошел на войну», — сказал Коддингтон. «И его мама, владевшая рабами в семье, отправила (Сайласа) вместе с Эндрю».

Коддингтон сказал, что, похоже, семья Чендлеров родом из округа Галифакс, на юге центральной Вирджинии, на границе с Северной Каролиной, где родился Сайлас Чендлер. Семья переехала на северо-восток Миссисипи.

Ко времени Гражданской войны Сайлас Чендлер был женат, имел ребенка и был искусным плотником.

Семейная история гласит, что Эндрю Чендлер, известный как «AM», был тяжело ранен в ногу в битве при Чикамауге в 1863 году, сказал Коддингтон. Говорят, что Сайлас Чандлер помешал хирургам ампутировать конечность и помог своему хозяину вернуться домой.

Затем Сайлас Чендлер был отправлен обратно на войну с младшим братом Эндрю, Бенджамином, который присоединился к кавалерийскому полку Миссисипи, сказал Коддингтон.

Полк, сопровождаемый Сайласом Чендлером, оказался одной из групп, сопровождавших президента Конфедерации Джефферсона Дэвиса во время его неудачной попытки побега в 1865 году, сказал он.

Примерно 50 лет спустя, в июле 1916 года, 78-летний Сайлас Чендлер заполнил на пишущей машинке заявление на пенсию в штате Миссисипи для «Неимущих служащих солдата или матроса поздней Конфедерации».

Он указал на свои «почти четыре года» военной службы братьям Чендлер, поклялся, что он беден и не может содержать себя. Внизу формы, где было написано «подпись заявителя», он поставил свою отметку — X.

Эндрю Чендлер, тогда 72 года, подписал письменные показания, подтверждающие правильность заявления.

Через месяц пенсия была утверждена.

Кувшин (Oinochoe) в виде головы чернокожего африканца (Музей Гетти)

Описание объекта

Этот кувшин ( oinochoe ) принадлежит к традиции греческих «ваз для головы» — сосудов для питья или наливания, в которых есть Головка полая пресс-форма. Афинские гончары и скульпторы регулярно использовали одну и ту же глину и одни и те же печи, и эти вазы — часть фигуры, часть сосуда — демонстрируют, что эти два ремесла пересекались и взаимодействовали.Кроме того, использование формы означало, что вазы для головы можно было производить серийно, а другие образцы приписывались той же мастерской, которая производила вазы Гетти.

Самым популярным лицом афинских ваз для головы пятого века является изображение молодой женщины (см., Например, 83.AE.242). Гораздо реже встречаются вазы для головы в виде черных африканцев. Помимо использования черного блеска для кожи, лица часто имеют стереотипные физические черты — толстые выступающие губы, расширенные ноздри и туго завитые волосы.

Греки использовали термин Aithiops для обозначения народов, которые жили в Сахаре и к югу от Египта. Это слово переводится как «обгоревшее лицо», и мифические сказки предполагают, что понимание греками чернокожих африканцев имело глубокие корни. Гомер описал эфиопов как «безупречных» (, Илиада, , 1,423), а столетия спустя греческий историк Геродот (ок. 484–425 до н. Э.) Заметил, что они «считаются самыми высокими и самыми красивыми из всех людей» ( Истории) III.20). Обширные торговые сети по всему Средиземноморью, а также случайные встречи на полях сражений предоставили бы грекам возможность увидеть или хотя бы услышать о чернокожих африканцах.К тому времени, когда была изготовлена ​​эта ваза, некоторые африканцы, вероятно, жили в Афинах либо как метик (постоянно проживающие иностранцы с некоторыми привилегиями и обязанностями гражданства), либо как собственность граждан. В большинстве афинских семей был бы по крайней мере один раб, а на небольшом количестве афинских ваз изображены чернокожие африканцы в подчиненных ролях. Эти порабощенные люди, возможно, ценились как дорогие товары, и этот кувшин включает в себя востребованного сервера в форме обслуживающего сосуда.

Рабство и создание Америки. Рабский опыт: мужчины, женщины и пол


Первоначально повязку на голову, или тюрбан, носили как порабощенные мужчины, так и женщины. Однако со временем он стал почти исключительно женским аксессуаром. На фотографии выше женщины носят повязки на голову, а мужчины — головные уборы.

Для их белых европейских хозяев повязки на головы рабов были признаком бедности и подчинения.Отчеты о раздаче одежды показывают, что хозяева иногда давали своим рабыням дополнительные носовые платки, якобы для использования в качестве головных уборов. Фактически, в некоторых районах Юга появилось законодательство, обязывающее чернокожих женщин носить такие волосы, связанные подобным образом.

Повязка на голову, однако, была больше, чем знаком порабощения, наложенного на рабынь их хозяевами. Украшение головы и волос было центральным элементом одежды в различных частях Африки, особенно в Западной Африке.С тех пор, как европейские ткани стали доступны для них, африканские женщины носили головные уборы, подобные тем, которые носили их порабощенные коллеги в Америке. Для этих женщин повязка, которая варьировалась по форме от региона к региону, означала общинную идентичность. В то же время особый внешний вид индивидуальной повязки на голову был выражением личной идентичности.

В Америке повязка на голову была утилитарной вещью, которая защищала волосы рабыни от элементов, с которыми она работала, и помогала сдерживать распространение вшей.Тем не менее, как и в Африке, повязка на голову также создавала общность — как предмет, который разделяют рабыни — и индивидуальность как вещь, уникальную для владельца. Кассандра Стэнсил, порабощенная в юности, настаивала на том, чтобы никогда не спрашивать другую женщину, как завязать ей платок. «Я всегда думала, что могу это сделать, — сказала она, — я могла бы попробовать и поэкспериментировать, и если не получу этого, то получу то, что мне нравится».

Повязка на голову была объектом притеснения с одной точки зрения. Но с другой стороны, с точки зрения рабовладельческого сообщества, это было средством расширения прав и возможностей и памятником свободы.

Карикатура енота — Anti-black Imagery — Музей Джима Кроу


Карикатура на енота — одна из самых оскорбительных из всех карикатур на черного. В Само название, сокращение от енота, бесчеловечно.Как и в случае с самбо, енот изображался ленивым, легко пугающимся, хронически праздным, невнятным, шутом. Енот отличался от самбо тонкими, но важными чертами. Самбо было изображено как вечный ребенок, не способный жить как самостоятельный взрослый. Енот действовал по-детски, но он был взрослым; хотя и для маленького взрослого. Самбо изображали как верный и довольный слуга.Действительно, самбо предлагалось как защита от рабства. и сегрегация. Насколько плохими могли быть эти учреждения, спрашивали расиалисты: если бы черные были довольны, даже счастливы, будучи слугами? Енот, хотя он часто работал прислугой, был недоволен своим статусом. Он был просто слишком ленив или слишком цинично пытаться изменить свое низкое положение. Также к 1900-м годам стало известно самбо. с послушными чернокожими постарше, принявшими законы и этикет Джима Кроу; тогда как еноты все чаще отождествлялись с молодыми чернокожими горожанами, не уважающими белых.Заявлено иначе енот был самбо испорченным.

Прототипом киношного енота был Степин Фетчит, медлительный, медлительный, самоуничижительный придурок. Его герою потребовалась почти минута, чтобы сказать: «Я ловлю ноги, нет, Босс ». Дональд Богл (1994), историк кино, раскритиковал енота в исполнении Степина. Fetchit и другие:

Перед смертью енот превратился в самого вопиюще унизительного из всех черных. стереотипы.Чистые еноты превратились в негров без счетов, ненадежных, сумасшедших, ленивые, недочеловеческие существа, годные только для еды арбузов, воровства цыплят, стрелять в дерьмо или убивать английский язык. (стр.8)

Карикатура на енота родилась во времена американского рабства. Рабовладельцы и надзиратели рабов часто описывают как «медлительных», «ленивых», «желающих толкаться», «глазных слуг» и «пустяков».» 1 Ведущий и ведомый действовали по разным мотивам: ведущий желал получить от раба величайший труд любыми способами; раб хотел сделать наименьшее труд, избегая наказания. Раб зарегистрировал свой протест против рабства убегая, а когда это было невозможно, замедляя работу, выполняя некачественную работу, уничтожение рабочих инструментов и имитация болезни. Рабовладельцы относили рабов к бедным производительность труда до бездеятельности, глупости, стремления к свободе и генетических недостатков.

Объем работы, выполняемой типичным рабом, зависел от требований отдельных рабовладельцы и их способность добывать рабочую силу. Обычно рабы работали с рассвета до сумерек. Иногда им предоставлялось «свободное время» в субботу или воскресенье вечером; однако это время было потрачено на посадку или сбор урожая в собственных садах, стирку одежды, приготовление пищи и уборка.Один рабовладелец написал: «Я всегда даю им половину каждой субботы, и часто целый день, в это время … женщины выполняют свою домашнюю работу; следовательно они никогда не бездельничают »(Stampp, 1956, стр. 79-80).

Рабовладельцы жаловались на лень своих рабочих, но записи показывают что рабы часто работали тяжело — и так жестоко. Надзирателям обычно платили комиссий, которые поощряли их переутомлять рабов.На плантации в Северной Каролине один надсмотрщик утверждал, что он был «дырчатым кабаном, дождем или светом», и хвастался, что рабы работали «как лошади». Он добавил: «Я бы скорее умер, чем был негр на одной из этих больших плантаций »(Stampp, 1956, с. 85). торговля рабами в Африке, цены на рабов выросли, в результате чего некоторые рабовладельцы и их наемные надзиратели, чтобы они более осторожно обращались с рабами.»Время было было, — писал один рабовладелец, — что фермер мог убить и измотать одного негра купить другой; но сейчас это не так. Негры слишком высоки по цене хлопка, и их владельцам надлежит прослужить как можно дольше » (Стампп, 1956, с. 81).

Рабы обычно связаны со сбором хлопка; однако рабы работали во многих отраслях.Почти каждая железная дорога на юге довоенного периода была построена частично рабским трудом. Рабы работали на лесопилках, рыболовстве, золотых и соляных рудниках. Они использовались в качестве палубных рабочих на речных судах. Были рабы-лесорубы, строительство рабочие, грузчики, металлурги, даже продавцы магазинов. Рабы монополизировали домашнюю Сервисы. Некоторые рабы работали искусными мастерами, например сапожниками, кузнецами, плотники, механики и парикмахеры.К этим ремесленникам обычно относились лучше, чем к рабы на хлопковых и табачных полях; поэтому неудивительно, что ремесленники работали лучше. Среди них было «много гениальных механиков», как утверждали белые колониальные грузины «, и насколько они имели возможность получить инструкции, обнаружили такие же хорошие способности, какие обычно встречаются у [белых] людей нашего Колония »(Стамп, 1956, с.63).

Сторонники рабства утверждали, что чернокожие люди по-детски не приспособлены к Свобода. Прославеры признавали жестокость некоторых рабовладельцев, но возражали что большинство из них были доброжелательными, добросердечными капиталистами, которые цивилизовали и улучшили свои послушные черные подопечные. От радикальной реконструкции до Первой мировой войны была национальная ностальгия по «старым добрым темнокожим», любившим своих хозяев, и, по мнению прославляющие, отвергнутые или с неохотой принявшие эмансипацию.В этом контексте концептуализация енота была пересмотрена. Во время рабства почти все негры, особенно мужчин иногда считали енотами, то есть ленивыми, бестолковыми и практически бесполезными. Однако после рабства карикатура на енота все чаще применялась к более молодым чернокожим, особенно городских, ярких и презирающих белых. Томас Нельсон Пейдж, белый писатель, написал это в 1904 году:

В общем, они [белые южане] скажут вам, что в то время как старые негры были трудолюбивыми, бережливыми и, когда их не вводили в заблуждение, вели себя хорошо, доброжелательно, уважительно и уважают себя, и хотя оставшиеся из них, как правило, сохраняют характеристики, «новый выпуск», по большей части, ленивы, бережливы, несдержанны, наглый, нечестный и без элементарных элементов морали…. Вообще, они сообщают об общей развращенности и регрессе негров в целом по частям в котором они предоставлены сами себе, что очень похоже на возврат к варварству. (стр. 80)

В начале 1900-х многие белые поддержали внедрение Джима Кроу законы и этикет. Они считали, что чернокожие были генетически, поэтому навсегда, уступает белому.Они утверждали, что чернокожие — гедонистические дети, безответственные, и предоставлены самим себе, обречены на безделье — или того хуже. Это было не редкость для белых различать негров (куны и баксы) и негров (томы, самбо и мамочки), и они предпочли последнее.

Расовые карикатуры подпитываются стереотипами, а стереотипы о черных как еноты продолжались на протяжении всего 20 века.Пионерское исследование расового и этнического стереотипирование в Соединенных Штатах было проведено в 1933 году Дэниелом Кацем и Кеннетом. Брэйли, два социолога. Они опросили 100 студентов Принстонского университета. относительно преобладающих стереотипов расовых и этнических групп. Их исследование пришло к выводу что чернокожие постоянно описывались как «суеверные», «беспечные» и «ленивый.»Респонденты придерживались таких взглядов, хотя почти или совсем не контактировали с черными. Это исследование было повторено в 1951 году, и негативное стереотипное представление о черных настаивал (Гилберт). Движение за гражданские права улучшило отношение белых к черным, но значительное меньшинство белых по-прежнему придерживается традиционных расистских взглядов на чернокожих. Исследование, проведенное в начале 1990-х годов Национальным центром изучения общественного мнения, показало, что большинство белых, латиноамериканских и других цветных респондентов отрицательно отношение к черным.Например, 78 процентов сказали, что чернокожие были более вероятными чем белые, которые «предпочитают жить за счет благосостояния» и «с меньшей вероятностью предпочитают обеспечивать себя самостоятельно». Кроме того, 62 процента заявили, что чернокожие более ленивы; 56 процентов сказали, что чернокожие были склонны к насилию; и 53 процента заявили, что черные менее умны, чем белые. (Герцог, 1991). Иначе говоря: карикатуру на енота по-прежнему наносят на черных.Мартин Гиленс (1999), политолог Йельского университета, утверждал, что многие белые Американцы считают, что чернокожие получают социальные пособия чаще, чем белые и что «многовековой стереотип чернокожих как ленивых остается правдоподобным для многих количество белых американцев «. Он утверждал, что противодействие программам социального обеспечения приводит к от дезинформации и расизма, когда белые полагают, что их налоговые деньги раньше поддерживал ленивых негров.Джиленс частично винит СМИ. «Фотографии бедных чернокожие в изобилии, когда охват бедностью наиболее отрицательный, в то время как фотографии не чернокожих доминируют в более отзывчивых репортажах «.

Карикатура енота была одним из основных персонажей исполнителей менестрелей. Менестрель зрители шоу смеялись над медленным болваном, который избегал работы и всех взрослых обязанностей.Это превратило енота в комическую фигуру, источник горького и пошлого комического. рельеф. Иногда его переименовывали в «Zip Coon» или «Urban Coon». Если пародия менестреля имел довоенную обстановку, енот изображался свободным черным; если пародия устанавливая постдивированное рабство, он изображался городским чернокожим. Он оставался ленивым и никчемный, но шоу менестрелей изображали его как кричащего одетого «денди», который «превозносить.«В отличие от Мамочки и Самбо, Кун не знал своего места. Он думал, что он был умным, как белые люди; однако его частые неверные представления и искаженная логика предположил, что его попытка интеллектуального соперничества с белыми была жалкой. Его использование бастардизирующего английского языка приводило в восторг белую публику и вновь подтверждало тогдашнюю общепринятую считали, что черные по своей природе менее умны. Гол кун-менестреля был досугом, а досуг он тратил на то, чтобы расхаживать, стилизовать, драться, избегая настоящих работать, есть арбузы и выставлять себя дураком.Если он был женат, его жена доминировал над ним. Если он был холост, он стремился доставить удовольствие плоти без ограничений.

голливудских фильмов расширили жестокость, присущую образу енота. Первый кинематографический енот появился в фильме «Ухаживание и свадьба енота» (Селиг, 1905), в изумительно расистском изображении двух тупоумных и заикающихся скоморохов. В 1910-1911 годах было произведено несколько известных фарсовых шорт, в том числе How Rastus Got His Turkey (Wharton, 1910) (он украл его) и Chicken Thief (1911).В комедии « суфражисток из енотовидного города » (Любин, 1914) группа властных мамочек организовывает «движение», чтобы сохранить свои никчемные мужья дома. Эти ранние еноты заложили основу для «великих» кино-куны 1930-х и 1940-х годов.

В фильме Фокса 1929 года « сердец в Дикси, » (Слоан) Хлоя замужем за Гамми, «томным, беспечным мужем», чья «мизерия» в ногах мешает ему приносить пользу на земле в том, что касается работы, хотя, оказавшись вдали от глаз жены, он может шаркать с неутомимым и долговязым отказ от прыгающего домкрата »(Leab, 1976, с.86). Хлоя умирает от болотной лихорадки, а Гамми вступает в повторный брак. Новую жену изображают строптивой, потому что она пытается заставить Гамми работай. Этот фильм был комедией, и большая часть юмора была сосредоточена вокруг попыток Гамми чтобы избежать работы и его енотовидных диалогов, например: «Я не спрашиваю вас, это не так. Я спрашиваю вас, это вы? »Актер, сыгравший Гамми, был Степин Фетчит,« величайший ». енот актер всех времен.

Степин Фетчит родился 30 мая 1892 года Линкольном Теодором Перри. исполнитель водевиля, он приехал в Голливуд в 1920-х годах. Перри утверждал, что он получил название Fetchit от скаковой лошади, которая принесла ему деньги. Однако он также сказал интервьюер, что он приехал в Голливуд как участник комедийной команды, известной как «Step and Принеси это «, а позже принял вариант названия.Его первая роль в кино под именем Stepin Fetchit фигурировал в журнале MGM In Old Kentucky (Stahl, 1927). Будь то Гамми, Степин Фетчит или другие имена, он, по сути, выполнял та же роль: арх-куна. Дэниел Дж. Либ (1976), историк кино, сказал следующее:

Фетчит стал известен в народном воображении как говорящий на диалекте, сутулый, персонаж с отвисшей челюстью, который ходил, говорил и явно думал в замедленном темпе.В Персонаж Фетчита преодолел эту летаргию только тогда, когда подумал, что призрак или какой-то может присутствовать безымянный ужас; а затем он действительно двигался очень быстро. (стр.89)

Fetchit был олицетворением чернокожего придурка. Как и в случае с Zip Coon и Urban Кун, этот старомодный персонаж-енот никогда не мог правильно произнести многосложный слово.Его изображали тупицей. В Stand Up and Cheer (Sheehan & MacFadden, 1934) его обманом заставили думать, что «говорящий» пингвин действительно был Джимми Дюранте. Фетчит, почесывая затылок, выпучив глаза, изобразил енот настолько реалистичен, что белые подумали, что перед ними настоящий расовый тип. Его изображению енота способствовала его внешность. По словам Дональда Богла (1994), фильм историк:

Его внешность тоже добавила карикатуры.Он был высоким и худым и всегда его голова была выбрита полностью наголо. Он неизменно носил одежду, которая была слишком большой для он и это выглядело так, как будто они были переданы от его белого хозяина. Его ухмылка всегда был очень широким, его зубы были очень белыми, его глаза очень широко раскрытыми, его ноги были очень большими, его походка очень медленная, его диалект очень ломаный. (Стр.41)

Персонажи-еноты Фетчита подвергались расовому унижению, часто словесно и даже физически. злоупотребляют белыми персонажами.В Дэвид Харум (Круз, 1934) был продан Уиллу Роджерсу вместе с лошадью. Его торговали дважды больше в фильме. В эпизоде ​​ Judge Priest (Wurtzel & Ford, 1934) Уилл Роджерс толкал его, толкал и ругал его словесно; Хуже того, его персонаж был едва разборчивым, почесал голову обезьяно манеры, и следовал за Роджерсом, как обожаемый питомец.

В чернокожих общинах Степин Фетчит остается синонимом кланяющегося и скребущего черного. человек.В 1970 году он безуспешно подал в суд на CBS на 3 миллиона долларов, обвинив его в клевете. за то, как он был изображен в телевизионном документальном фильме Черная история: утерянные, украденные или заблудшие (Руни, 1968). «Именно Степ, — утверждал он, — возвысил негра до достоинства. звезды Голливуда. Я сделал негра первоклассным гражданином во всем мире … кто-то с ним было нормально общаться. Я открыл все театры »(Богл, 1994, с.44). Это утверждение — преувеличение; однако Степин Фетчит был талантливым актером, который добавил глубина, пусть и небольшая, в изображении енота в кино.

Какое его наследие? Он был первым чернокожим актером, получившим самые высокие счета в кино. и один из первых чернокожих актеров-миллионеров. Он породил подражателей, в первую очередь, Вилли Бест (Sleep ‘n Eat) и Мантан Морленд, испуганный, широко раскрытыми глазами слуга Чарли Чан.В 1978 году он был избран в Зал славы черных кинематографистов. Но он всегда будут помнить как ленивого, малограмотного, унизительного, белого человека чернить. Он попытался вернуться в 1950-е, но безуспешно; карикатура на его енота тогда казалось просто смущающим. В конце 1960-х он обратился в черного мусульманина. Вера.

В 1999 году имя Fetchit снова появилось в заголовках. Звёздные войны: Эпизод I — Призрачная угроза (МакКаллум и Лукас) включали персонажа по имени Джар Джар Бинкс. Критики утверждали, что Джар Джар, неуклюжий тупой персонаж-амфибия, говорил на пиджине с карибским акцентом. Английский язык и уши, напоминающие дреды. В брюках-клеш и жилете, Джа-Джа выглядел как последний в черных кинематографических стереотипах. Редакционные статьи газет и в обсуждениях в интернет-чатах неоднократно упоминалось имя Степина Фетчита.Например, Джо Моргенштерн из Wall Street Journal назвал Джа Джара «растафарианцем степином». Фетчит на копытах платформы, досадно скрещенный с Баттерфляй МакКуином »(Fleeman, 1999). Этот инцидент предполагает, что наследие Fetchit следует помнить как карикатуру на енота: ленивый, сбитый с толку, заикающийся, шаркающий и никчемный, кроме шутовства.

© Др.Дэвид Пилигрим, профессор социологии
Государственный университет Ферриса
октябрь 2000 г.
Отредактировано 2012 г.


1 Для прекрасного обсуждения рабочей среды рабов прочтите Stampp (1956), Глава 3.

Список литературы

Богл Д. (1994). Томы, куны, мулаты, мамочки и баксы: интерпретирующая история чернокожих в Америке фильмы (Новое 3-е изд.). Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Continuum.

Круз Дж. (Директор). (1934). Дэвид Харум [Кинофильм]. США: Fox Film Corporation.

Дюк, Л. (1991, 14-20 января). Но некоторые из моих лучших друзей … The Washington Post .

Флиман, М. (1999, 28 мая).Поклонники «Звездных войн» думают, что Джар Джар должен умереть. AP Развлечения . Получено с http://thecabin.net/stories/052899/opi_05289

.html.

Гилберт, Г. М. (1951). Сохранение стереотипов и изменение среди студентов колледжей. Журнал аномальной и социальной психологии, 46, 245-254.

Гиленс, М. (1999). Почему американцы ненавидят благосостояние: раса, СМИ и политика борьбы с бедностью .Чикаго, Иллинойс: Издательство Чикагского университета.

Кац, Д. и Брэйли, К. (1933). Расовые стереотипы ста студентов колледжа. Журнал аномальной и социальной психологии , 28, 280-290.

Либ, Д. Дж. (1975/1976). От самбо до Superspade: Черный опыт в кино . Бостон, Массачусетс: Компания Houghton Mifflin.

Любин С. (Продюсер). (1914). Суфражистки Кунтауна [Кинофильм]. США: Производственная компания Любин.

МакКаллум Р. (продюсер) и Лукас Г. (директор). (1999). Звездные войны: Эпизод I — Призрачная угроза [Кинофильм]. США: Lucasfilm.

Пейдж, Т.Н. (1904). Негр: проблема южанина . Нью-Йорк, Нью-Йорк: Сыновья К. Скрибнера.

Руни А. (писатель). (1968). Черная история: потеряны, украдены или заблудились [ Телепередача ]. В В. Даймонд и А. Руни (продюсеры). Нью-Йорк, Нью-Йорк: Радиовещательная система Колумбии.

Селиг (Производитель). (1905). Ухаживание и свадьба енота [Кинофильм].США: Компания Селиг Полископ.

Шихан У. Р. (продюсер) и Макфадден Х. (директор). (1934). Встань и подбодрись! [Видео]. США: Fox Film Corporation.

Слоан П. (директор). 1929. Сердца в Дикси [Кинофильм]. США: Fox Film Corporation.

Шталь, Дж.М. (Продюсер / Режиссер). (1927). В старом Кентукки [Кинофильм]. США: Метро-Голдвин-Майер.

Стамп, К. М. (1956). Своеобразный институт: довоенное рабство на юге . Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Random House.

Уортон, Т. (продюсер / режиссер). (1910). Как Растус получил свою индейку [Кинофильм]. США: Pathe Freres.

Вуртцель С. М. (продюсер) и Форд Дж. (Директор). Судья Прист [Кинофильм}. США: Fox Film Corporation.

Anti-Black Imagery — Музей Джима Кроу

Тетя Джемайма

В 1880-х годах Крис Ратт, недавно разработавший идею самоподнимающегося блина. тесто, посетил шоу менестреля, которое включало пародию с персонажем южной мамочки по имени тетя Джемайма.Ратт и его партнер Чарльз Андервуд решили, что мамочка, одетые в фартук и бандану, помогли бы отличить и продать свою смесь для блинов. Когда R.T. Компания Davis Mill купила компанию Ратта и Андервуда, они наняли реальный человек, чтобы изобразить тетю Джемайму в их маркетинговой схеме. Нэнси Грин, родилась Рабыня в Кентукки в 1834 году стала первой «настоящей» тетей Джемаймой.Она выдавала себя за Тетя Джемайма до самой смерти в 1923 году.

На Всемирной выставке 1893 года в Чикаго Грин в роли тети Джемаймы пела песни, готовила блины и рассказывал романтизированные истории о Старом Юге как о счастливом месте для чернокожих. и белые. Впоследствии ее изображение было размещено на рекламных щитах по всей стране. заголовок: «Я в городе, дорогая.»В роли тети Джемаймы Грин появлялась на бесчисленных деревенских ярмарках, блошиных рынках, гастрономических выставках и в местных продуктовых магазинах. По На рубеже веков тетя Джемайма вместе с мясным поваром Armor были двумя коммерческая символика, которой больше всего доверяют американские домохозяйки.

Короткое видео, показывающее маркетинг тети Джемаймы и его влияние на некоторых людей. вид на нее сегодня.Многие считают тетю Джемайму доброй, счастливой материнской фигурой, которая сделали отличные блины. Тетя Джемайма пела песни, готовила блины и рассказывала романтизированные рассказы о Старом Юге как о счастливом месте для черных и белых. Но посмотрите, как эти интерпретации появились, независимо от того, были ли они основаны на реальности или на маркетинге. Сколько раз нужно называть тетю Джемайму «счастливой», прежде чем все в это поверит? И делает ли это то, что она просто «счастлива»? Аудио отрывки из «Тети Джемаймы» Варьете »

об.I, 1500-1865, Основные ресурсы по истории и литературе США, Библиотека Toolbox, Национальный гуманитарный центр

4.
Водитель

На больших плантациях человек, который руководил повседневной работой рабов, был надзирателем, обычно белым, но иногда порабощенным чернокожим — «водителем», назначенным на должность своим хозяином. На некоторых плантациях были и белый надзиратель, и черный возница, особенно на крайнем юге или на плантациях, где хозяин часто отсутствовал.Бывшие рабы вспоминают о белых надзирателях тяжелые воспоминания (см. Рассказы в № 1: Жизнь порабощенного человека). У черных водителей их воспоминания более разнообразны, отражая неоднозначное состояние между властью и бессилием, в котором живет черный раб-водитель. Как чернокожие погонщики относились к своим хозяевам и к своим товарищам-рабам, над которыми они имели власть? Как они приспособились к уязвимому (и, возможно, расширяющему возможности) положению между хозяином и рабом? Обдумайте эти вопросы, читая два набора букв.

  1. Джордж Скипвит был надсмотрщиком / водителем в 1840-х годах на плантации в Алабаме, принадлежавшей Джону Хартвеллу Коку, который оставался в Вирджинии на своих семейных плантациях. Скипвит ненадолго проработал надзирателем и в 1848 году был понижен в должности до водителя. В этих семи письмах с мая 1847 г. по октябрь 1849 г. мы следуем отчетам Джорджа об урожае хлопка (мрачный), строительстве зданий (устойчиво), здоровье и поведении рабов (тревожно), его борьбе с алкоголем (неудачно) и его соперничестве. с белым надзирателем, который, наконец, заменил его в 1848 году.
  2. Моисей и Генри [Петтигрю] были водителями Уильяма Петтигрю, владельца двух плантаций в восточной части Северной Каролины, на каждой было около сорока рабов. Летом, когда Петтигрю отдыхал в Вирджинии, Мозес и Генри практически единолично управляли плантациями. Здесь мы читаем письма за два лета 1856 и 1857 годов между Петтигрю и его водителями (письма которых были продиктованы и написаны белым соседом). Письма водителей, хотя и пронизаны обязательными фразами почтения и просачиваются через руку белого человека, многое раскрывают в представлении этих людей о себе в рабстве.Письма Петтигрю раскрывают его дискомфорт от того, что он рабовладелец, и он вынужден полагаться на инициативу и решительность людей, чей порабощенный статус требует от них изолирования тех же самых черт.
В дополнение к сравнению писем этих водителей, обязательно сравните письма Джорджа Скипвита с письмами, написанными Коку братом Джорджа Пейтоном, который был освобожден и отправлен в Либерию более десяти лет назад (см. Тему V: ЧУВСТВИТЕЛЬНОСТЬ, # 4: Либерия ). (16 стр.) Вопросы для обсуждения
  1. Какие новости, формы уважения, просьбы и вопросы и т. Д., часто встречаются в письмах водителей?
  2. Какой тон вы определяете в письмах рабов своим хозяевам? в письмах Петтигрю к водителям?
  3. Какую конструкцию реальности — информацию и впечатления — водители сообщают непосредственно в своих письмах?
  4. Какую информацию и впечатления они передают «между строк»?
  5. Какую информацию и впечатления они передают незаметно?
  6. Как далекий мастер прочитал и истолковал эти буквы? Что бы он узнал?
  7. Как хозяева контролируют издалека? Насколько они эффективны как отсутствующие мастера?
  8. Какие формы инициативы и власти разрешено проявлять водителям?
  9. Чем отличаются драйверы в использовании или смещении этой мощности?
  10. Какие слова писатели, раб и господин используют вместо слова «раб»? Почему?
  11. Как черные водители относятся к своим товарищам-рабам, над которыми они имеют власть?
  12. Как они приспосабливаются к своему уязвимому (или расширяющему возможности) положению между хозяином и рабом?
  13. Какие впечатления у вас остались от Джорджа, Моисея и Генриха? Вы бы сказали, о каком человеке у вас самое точное впечатление? Почему?
  14. Какие различия между письмами Скипвита и водителей Петтигрю наиболее заметны? Чем объясняются эти различия?
  15. Почему водитель Генри говорит своему хозяину, что он должен подождать, чтобы лично рассказать ему «некоторые секреты»? В чем может быть природа секретов?
  16. Как бывшие рабы судят своих белых надзирателей и черных погонщиков в рассказах о рабах в этом Ящике для инструментов? Чем их критерии отличаются от тех, которые они применяют к своим хозяевам?

Вопросы по кадрированию
Как порабощение в Америке повлияло на африканцев и их потомков?
Как порабощенные народы сохраняли самосознание в отношениях рабовладельцев?
Какие аспекты рабства подчеркивали освобожденные мужчины и женщины, рассказывая о своем опыте?
Как один человек отреагировал на то, что он был рабом другого?
Какое влияние рабство оказало на белых?




Изображение: Подпись Джорджа Скипита воспроизведена с разрешения Библиотеки Университета Вирджинии, Библиотеки малых специальных коллекций Альберта и Ширли
— Вы будете в формате PDF Вам понадобится программное обеспечение на вашем компьютере, которое позволяет вам читать и распечатывать файлы в формате Portable Document Format (PDF), например Adobe Acrobat Reader.Если у вас нет этого программного обеспечения, вы можете загрузить его БЕСПЛАТНО с веб-сайта Adobe.

Возвращаясь по следам слез рабства | История

Когда Делорес Маккуинн росла, отец рассказал ей историю о поисках корней семьи.

Он сказал, что его собственный отец знал имена людей, поработивших их семью в Вирджинии, знал, где они жили — в том же доме и на той же земле — в графстве Ганновер, среди холмов к северу от Ричмонда.

«Мой дед пошел к людям, которые владели нашей семьей, и спросил:« У вас есть какие-нибудь документы о нашей истории во времена рабства? Если возможно, мы бы хотели его увидеть ». Человек у двери, который, как я полагаю, был со стороны рабовладельцев, сказал:« Конечно, мы вам его передадим ».

«Мужчина вошел в свой дом и вернулся с какими-то бумагами в руках. Кто знает, были ли эти бумаги банальными или реальными записями о плантациях? Но он стоял в дверях, перед моим дедом, и зажигал спичку с бумагами.«Вам нужна ваша история?» — сказал он. «Вот оно». Смотрю, как горят вещи. «Возьми пепел и уйди с моей земли».

«Намерение состояло в том, чтобы похоронить эту историю», — говорит сегодня Маккуинн. «И я думаю, что нечто подобное происходило снова и снова символически».

Маккуинн вырос в Ричмонде, столице Вирджинии и бывшей столице Конфедерации — городе, переполненном памятниками Старого Юга. Сейчас она политик, избранная в городской совет в конце 1990-х и в Палату делегатов Вирджинии в 2009 году.По ее словам, одним из ее самых больших достижений в политике стало то, что она пролила новый свет на альтернативную историю.

Например, она убедила город профинансировать туристическую прогулку о рабстве, что-то вроде зеркального отражения Тропы свободы в Бостоне. Она помогла собрать деньги на объект наследия, включающий раскопанные останки печально известной камеры содержания рабов, известной как Тюрьма Лумпкина.

«Видите ли, наша история часто похоронена», — говорит она. «Вы должны раскопать это.”

Делегат от штата Вирджиния Делорес Маккуинн помогла собрать средства на строительство объекта наследия, на котором будут раскопаны останки рабской тюрьмы Лампкина. (Уэйн Лоуренс)

**********

Не так давно я читал несколько старых писем в библиотеке Университета Северной Каролины, делая небольшое собственное открытие. Среди сотен трудно читаемых и желтеющих бумаг я нашел одну записку от 16 апреля 1834 года, отправленную человеком по имени Джеймс Франклин из Натчеза, штат Миссисипи, в головной офис его компании в Вирджинии.Он работал в партнерстве работорговцев под названием «Франклин и Армфилд», которым руководил его дядя.

«Нам еще нужно заплатить около десяти тысяч долларов. «Если вы купите много места для прогулок, я привезу их по суше этим летом», — написал Франклин. Десять тысяч долларов были значительной суммой в 1834 году — сегодня это эквивалентно почти 300 тысячам долларов. «Хорошее место для прогулок» — это банда порабощенных мужчин, женщин и детей, возможно, исчисляемая сотнями, которые могли выдержать три месяца ходьбы в летнюю жару.

Ученые-рабовладельцы хорошо знакомы с фирмой Franklin & Armfield, которую Исаак Франклин и Джон Армфилд основали в Александрии, штат Вирджиния, в 1828 году. В течение следующего десятилетия, когда Армфилд базировался в Александрии, а Исаак Франклин в Новом Орлеане, они стали бесспорные магнаты внутренней работорговли с экономическим влиянием, которое трудно переоценить. В 1832 году, например, их фирме было предоставлено 5 процентов всех коммерческих кредитов, доступных через Второй банк Соединенных Штатов.

Это письмо от 1834 года содержало богатства, и фраза «Я выведу их по суше» была для меня бесценной строкой: в нем говорилось о вынужденном переходе по суше с полей Вирджинии на аукционы рабов в Натчезе и Новом Орлеане. Письмо было первым признаком того, что я смогу проследить маршрут одного из караванов Франклина и Армфилда.

По сигналу Натчеза Армфилд начал пылесосить жителей сельской местности Вирджинии. Партнеры наняли стрингеров — охотников за головами, которые работали на комиссионных, — собирали порабощенных людей по всему Восточному побережью, стучали в двери, спрашивали у плантаторов табака и риса, будут ли они продавать.Многие рабовладельцы были склонны к этому, поскольку их плантации приносили меньшие состояния, чем хотелось бы многим сыновьям князей.

На сборку большого «сундука» ушло четыре месяца, если использовать некогда распространенное слово, которое, как и большая часть словарного запаса рабства, было стерто из языка. Агенты компании отправляли людей в убежища Франклина и Армфилда (другое слово, которое исчезло) в Александрии, всего в девяти милях к югу от Капитолия США: швеи, медсестры, камердинеры, полевые работники, хозяева, плотники, повара, домработницы, кучера, прачки. , лодочники.Были так называемые модницы, молодые женщины, которые работали в основном наложницами. И всегда дети.

Билл Килинг, мужчина, 11 лет, рост 4’5 ”| Элизабет, женщина, 10 лет, рост 4’1 ”| Монро, мужчина, 12 лет, рост 4’7 ”| Lovey, женщина, 10 лет, рост 3’10 ”| Роберт, мужчина, 12 лет, рост 4’4 дюйма | Мэри Фитчетт, женщина, 11 лет, рост 4’11 «

.

К августу у Армфилда было более 300 человек, готовых к маршу. Примерно 20 числа того месяца караван начал собираться перед офисом компании в Александрии, на улице Дюк-стрит, 1315.

В библиотеке Йельского университета я сделал еще немного раскопок и нашел рассказ о путешествии человека по имени Итан Эндрюс, который год спустя проезжал через Александрию и стал свидетелем устройства гроба Армфилда. Его книгу мало кто читал — в ней было уведомление о сроке от 50 лет назад, — но в ней Эндрюс описал сцену, когда Армфилд руководил погрузкой для огромного путешествия.

«Было разложено четыре или пять палаток, и большие повозки, которые должны были сопровождать экспедицию, были размещены», где их можно было забить «провизией и другим необходимым.«Новую одежду загружали пачками. «Каждый негр снабжен двумя целыми костюмами из магазина, — отметил Эндрюс, — которые он не носит в дороге». Вместо этого эта одежда была сохранена до конца поездки, чтобы каждый раб мог хорошо одеться для продажи. Для белых была пара экипажей.

В 1834 году Армфилд сидел на коне перед процессией, вооруженный ружьем и хлыстом. Другие белые люди, вооруженные таким же образом, выстроились позади него. Они охраняли 200 мужчин и мальчиков, выстроившихся по двое, их запястья были скованы наручниками, цепочка протянулась на 100 пар рук.За мужчинами шли женщины и девушки, еще сотня. На них не были наручники, хотя они могли быть связаны веревкой. Некоторые несли маленьких детей. За женщинами шли большие фургоны — всего шесть или семь. Они несли еду, а также детей, которые слишком малы, чтобы ходить по десять часов в день. Позже эти же повозки тащили тех, кто рухнул, и их нельзя было поднять хлыстом.

Затем сундук, как гигантский змей, развернулся на Дьюк-стрит и двинулся на запад, за город, к знаменательному событию, бессознательной саге, бессмертной эпопее.Я думаю об этом как о «Рабском следе слез».

**********

«Невольничий след слез» — это великая пропавшая миграция — река людей длиной в тысячу миль, все чернокожие, протянувшаяся от Вирджинии до Луизианы. За 50 лет до Гражданской войны около миллиона порабощенных людей перебрались из Верхнего Юга — Вирджинии, Мэриленда, Кентукки — в Глубокий Юг — Луизиану, Миссисипи, Алабаму. Их заставили уйти, депортировали, можно сказать, продали.

Это насильственное переселение было в 20 раз больше, чем кампании Эндрю Джексона по «переселению индейцев» 1830-х годов, которые привели к оригинальному «Пути слез», изгнавшему племена коренных американцев из Джорджии, Миссисипи и Алабамы.Это было больше, чем иммиграция евреев в Соединенные Штаты в 19 веке, когда около 500 000 человек прибыли из России и Восточной Европы. Это было больше, чем миграция телегами на Запад, любимая американцами. Это движение длилось дольше и охватило больше людей, чем любая другая миграция в Северной Америке до 1900 года.

Драма миллиона людей, уехавших так далеко от своих домов, изменила страну. Это дало Глубокому Югу характер, который сохраняется по сей день; и это изменило самих рабов, травмируя бесчисленные семьи.

Но до недавнего времени «Невольничий след» был похоронен в памяти. История масс, которые прошли тысячу миль, от табачного юга до хлопкового юга, иногда исчезали в экономической сказке, рассказывающей об изобретении хлопкоочистительной машины и возвышении «Короля хлопка». Иногда это погружалось в политическую историю, как-то связанную с покупкой Луизианы и «первым Юго-Западом» — молодыми штатами Алабама, Миссисипи, Луизиана и Техас.

Историки знают о тропе рабов.В течение последних десяти лет некоторые из них — Эдвард Баптист, Стивен Дейл, Роберт Гудместад, Уолтер Джонсон, Джошуа Ротман, Кэлвин Шермерхорн, Майкл Тэдман и другие — возвращали в поле зрения миллионную миграцию.

Об этом знают и некоторые хранители музеев. Прошлой осенью и прошлой весной Библиотека Вирджинии в Ричмонде и Историческая коллекция Нового Орлеана в Луизиане, работая отдельно, организовали большие выставки о внутренней работорговле.Оба учреждения побили рекорды посещаемости.

Ричмонд был центром экспорта рабов на юг. По словам историка Мори Макинниса, только в 1857 году объем продаж составил более 440 миллионов долларов в сегодняшних долларах. (Уэйн Лоуренс)

Мори Макиннис, историк и проректор Университета Вирджинии, курировавший выставку в Ричмонде, стояла перед красным флагом работорговца, который она выследила в Чарльстоне, Южная Каролина, где он лежал незамеченным. ящик более 50 лет.Он находился под стеклом и имел размеры 2 на 4 фута. Если прищуриться, можно увидеть в нем проколы. «Красные флаги развевались по улицам Ричмонда, Уолл-стрит в Шоко Боттом», — сказала она. «Все дилеры прикрепляли к своим флажкам клочки бумаги, чтобы описать людей, выставленных на продажу».

Вирджиния стала источником самой крупной депортации. В период с 1810 по 1860 год около 450 000 человек были изгнаны из штата и высланы на юг. «Только в 1857 году продажа людей в Ричмонде составила 4 миллиона долларов», — сказал Макиннис.«Сегодня это было бы более 440 миллионов долларов».

За пределами университетов и музеев история «Пути рабов» живет разбросанными и разбросанными осколками.

Например, фраза «продано по реке». Во время переезда на Глубокий Юг многие рабы оказались на пароходах, плывущих по Миссисипи в Новый Орлеан. Там они были проданы новым начальникам и рассредоточены в радиусе 300 миль на сахарные и хлопковые плантации. Многие остались без родителей, супругов, братьев и сестер, а некоторые — без детей, которых они были вынуждены оставить.«Продано по реке» обозначает плот потерь.

«Цепная банда» также имеет свои корни в «Следе рабов». «Мы были скованы парами наручниками, железными скобами и болтами», — вспоминал Чарльз Болл, который прошел в нескольких гробах, прежде чем сбежать из рабства. Болла купил работорговец на восточном берегу Мэриленда, и позже он написал мемуары. «Мой покупатель … сказал мне, что в тот же день мы должны отправиться на юг», — написал он. «Я присоединился к пятьдесят одному другому рабу, которого он купил в Мэриленде.К наручникам был добавлен висячий замок, и каждый замок замыкался на звене цепи длиной 100 футов. Иногда, как в случае с Боллом, цепь проходила через железный воротник на шее. «Я не мог ни сбросить цепи, ни пройти ярд без согласия моего хозяина».

(Мои предки держали рабов в Южной Каролине в течение шести поколений. Я изучил Чарльза Болла и не нашел с ним семейной связи. Но имена и история содержат тени.)

Франклин и Армфилд выставили на рынок больше людей, чем кто-либо — возможно, 25 000 — разбили большинство семей и заработали больше всего денег.Около половины этих людей сели на корабли в Вашингтоне или Норфолке, направлявшиеся в Луизиану, где Франклин их продал. Другая половина шла от Чесапика до реки Миссисипи, 1100 миль, с речным управлением на короткие расстояния по пути. Марши Франклина и Армфилда начались в конце лета, иногда осенью, и длились от двух до четырех месяцев. Гроб Армфилда 1834 года задокументирован лучше, чем большинство маршей рабов. Я пошел по его стопам, надеясь найти следы Рабского следа слез.

**********

Сундук направился на запад из Александрии. Сегодня дорога, выезжающая из города, становится шоссе 50 с широкими плечами. Часть этого шоссе, принадлежащая Вирджинии, известна как шоссе Ли-Джексон, что является любовной запиской Роберту Ли и Стоунволлу Джексону, двум генералам Конфедерации. Но когда рабы двинулись в путь, она была известна как Магистраль Литл-Ривер. Коффл двигался со скоростью три мили в час. Такие караваны, как Армфилд, преодолевали около 20 миль в день.

Пели люди. Иногда их заставляли. Работорговцы принесли пару банджо и потребовали музыку. Священник, видевший марш к Шенандоа, вспомнил, что члены банды, «оставив своих жен, детей или других близких родственников и никогда больше не встретив их в этом мире», пели, чтобы «заглушить душевные страдания, в которые они попали. . » Свидетели сказали, что «Old Virginia Never Tire» была той песней, которую пели все кафе.

Через 40 миль дорога Литл-Ривер встретила город Олди и превратилась в платную дорогу Олди и Эшби-Гэп.Магистраль шла дальше на запад — 40 миль до Винчестера, а затем к выступу Голубого хребта. Каждые несколько миль Армфилд и его связанная банда приходили на станцию ​​взимания платы. Он остановит группу, вытащит свой кошелек и заплатит человеку. Сборщик пошлин поднимал решетку, и гроб проходил под ней.

Примерно 25 августа они достигли Винчестера и повернули на юг, войдя в долину Шенандоа. Среди людей, которые жили в этих краях, был Джон Рэндольф, конгрессмен и двоюродный брат Томаса Джефферсона.Рэндольф однажды написал другу, чтобы пожаловаться, что дорога «заполнена толпами этих негодяев и человеческих трупов, которые гонят их на копытах на рынок». Сравнивая Вирджинию с остановкой на работорговле в Западной Африке, Рэндольф вздохнул: «Можно почти вообразить себя по дороге в Калабар».

Банда направилась по Грейт-фургон-роуд, маршруту, который шел из Пенсильвании, которому уже несколько веков — «построенный индейцами», выражаясь эвфемизмом. По пути коффл встретил другие банды рабов, строительные бригады, перестраивающие Вагон-роуд, расширяя ее до 22 футов и укладывая гравий.Они свернули на новую платную дорогу в долине — щебеночное покрытие с канавами по бокам. Участники марша и бригады дорожных работ, все рабы, обменялись долгими взглядами.

Сегодня Great Wagon Road, или Valley Turnpike, известна как американская трасса 11, двухполосная дорога, которая проходит между мягкими и туманными горами с красивыми переулками. Длинные участки дороги США 11 очень похожи на шоссе в долине 1830-х годов — холмистые поля, лошади и крупный рогатый скот на холмах. В то время северный Шенандоа был пшеничной страной, каждый пятый человек был порабощен и копал в поле.Сегодня сохранилось несколько плантаций. Я останавливаюсь в одной из старейших, Бель-Гроув. Однажды автомагистраль Valley Turnpike ехала по краю, и ящик 300 увидел это место с дороги.

(Иллюстрированная карта Ласло Кубиньи. Источники карты: Digital Scholarship Lab, Университет Ричмонда; Эдвард Болл; Гилберт Гейтс; Дакус Томпсон; Соня Мейнард)

Родственники президента Джеймса Мэдисона построили каменный особняк в Бель-Гроув в 1790-х годах, и он живет как прекрасный дом-музей, которым управляет историк Кристен Лайз.Прогулка по дому, взгляд на кухню, где была проделана вся работа, прогулка по кладбищу рабов, краткое изложение людей, которые жили и умерли здесь, белые и черные — благодаря Лэз, Бель Гроув не дом музей короткометражных рассказов о рабах.

Недавно, по словам Лайзы, она наткнулась на свидетельство того, что в 1820-х годах большое количество людей выставлялось на продажу в Белль-Гроув. Она вытаскивает объявление в газете за октябрь 1824 года, размещенное Исааком Хайтом, хозяином Белль-Гроув (и зятем президента Мэдисона).«Я буду продавать шестьдесят рабов разного возраста семьями», — сказал Хайт. Хайт выразил сожаление по поводу того, что ему пришлось взимать проценты, если покупатели настаивали на использовании кредита. Самые красивые семьи в Шенандоа отправили людей на юг.

Я заезжаю в разные города и расспрашиваю. В Винчестере Винчестер-

Центр посетителей округа Фредерик. В Эдинбурге исторический книжный магазин. В Стонтоне, Центр для посетителей. В Роаноке, в пункте туристической информации под названием «Голубой хребет Вирджинии».

Вы знаете что-нибудь о цепных бандах, которые текли на юго-запад через эти места?

Нет. Никогда об этом не слышал. Вы говорите, это было 150 лет назад?

Ну, скорее 175.

Не понимаю, о чем вы говорите.

Однако люди знают о сражениях Гражданской войны. Кровопускание здесь имеет своего рода гламур. Некоторые начинают рассказывать истории о храбрых конфедератах.Некоторые поднимают свои собственные этнические предания.

Ну, немцы и шотландцы-ирландцы заселили Шенандоа, вот кто здесь был.

Уточнила женщина в туристическом магазине. О боже, шотландцы-ирландцы — они были как бы из латуни.

**********

Однажды ночью в сентябре 1834 года путешественник наткнулся на лагерь Армфилда. «Многочисленные пожары мерцали в лесу: это был бивак банды», — писал путешественник Джордж Физерстонхау.«Рабыни грелись. Дети спали в палатках; а самцы в цепях лежали на земле группами примерно по дюжине в каждой ». Между тем «белые люди … стояли с кнутами в руках».

Физерстонхау, геолог, находившийся в разведывательной поездке для федерального правительства, описал работорговца как грубого человека в красивой одежде. Джон Армфилд был одет в большую белую шляпу и полосатые брюки. У него было длинное темное пальто и борода без усов.Геодезист поговорил с ним несколько часов и посчитал его «грязным, неграмотным и вульгарным». У Армфилда, похоже, был сильный неприятный запах изо рта, потому что он любил сырой лук.

Рано утром следующего дня банда снова приготовилась к маршу. «Удивительное зрелище», — писал Фезерстонхау. Он насчитал девять фургонов и экипажей и около 200 человек, «скованных и прикованных друг к другу», выстроившихся в очередь двумя рядами. «Я никогда раньше не видел такого отвратительного зрелища», — сказал он. Когда банда упала, Армфилд и его люди пошутили, «стоя рядом, смеясь и куря сигары.”

6 сентября банда маршировала в 50 милях к юго-западу от Роанока. Они подошли к реке Нью-Ривер, большому потоку около 400 футов в поперечнике, и к причалу, известному как Ingles Ferry. Армфилд не хотел платить за проезд своими сотнями. Итак, один из его людей выбрал мелкое место и проверил его, прислав повозку и четырех лошадей. Затем Армфилд приказал людям в кандале спуститься в воду.

Это было опасно. Если кто-нибудь потеряет равновесие, всех смыло бы вниз по течению, одного за другим дернули за цепь.Армфилд смотрел и курил. Мужчины и мальчики продавались в среднем по цене около 700 долларов. Умножьте это на 200. Получается 140 000 долларов, или примерно 3,5 миллиона долларов сегодня. Рабы обычно застраховывались — многие компании занимались подобным бизнесом, используя полисы, защищающие от «ущерба». Но собирать на такой «ущерб» было бы неудобно.

Мужчины перебрались. Затем появились повозки с маленькими детьми и теми, кто больше не мог ходить. Последними пришли женщины и девушки. Армфилд пересек их на лодках.

Когда владельцы в Верхнем Юге ликвидировали свои активы, торговцы собирали группы рабов в загоны, изображенные здесь, а затем отправляли их на юго-запад.(Библиотека Конгресса) Многие из этих путешествий заканчивались в Новом Орлеане, на аукционе в St.Луи Отель. (Коллекция Мори Макиннес) Владельцы обратились в газеты, чтобы рекламировать рабов на продажу.(Историческая коллекция Нового Орлеана) Гравюра на дереве изображает гроб раба, проходящего мимо Капитолия около 1815 года.(Библиотека Конгресса) Обращение, опубликованное в 1836 году Американским обществом по борьбе с рабством, осуждает продажу рабов в округе Колумбия.(Библиотека Конгресса) В объявлении 1858 года о продаже рабов в газете Natchez Daily Courier упоминается «гарантия Луизианы», отсылка к более щедрым законам штата о защите покупателей рабов.(Департамент архивов и истории штата Миссисипи) Квитанция о покупке раба по имени Моисей, который был продан за 500 долларов в Ричмонде, штат Вирджиния, в 1847 году.(Библиотека Конгресса) Иллюстрация из Американского альманаха по борьбе с рабством 1840 года, публикации Американского общества борьбы с рабством.(Редкие книги и специальные коллекции Библиотеки Конгресса) В картине «Рабы в ожидании продажи» английский художник Эйр Кроу изображает сцену с аукциона рабов в Ричмонде.(Коллекция произведений искусства и картин, Нью-Йоркская публичная библиотека) Эйр Кроу нарисовал эту сцену после того, как наблюдал за рабовладельцами в Ричмонде, маршем недавно купленных рабов на вокзал, чтобы двинуться на юг.(Чикагский исторический музей) Это здание на улицах Франклина и Уолл в Ричмонде много лет использовалось как место проведения аукционов.(Историческое общество Вирджинии) На странице The Slave’s Friend , детской книги, изданной Американским обществом по борьбе с рабством, объясняется механизм, используемый для связывания порабощенных людей вместе для транспортировки.(Нью-Йоркская публичная библиотека)

Сегодня на том же месте шестиполосный мост пересекает Нью-Ривер, и есть город под названием Рэдфорд с населением 16 000 человек.Я иду по Первой улице у реки и останавливаюсь перед магазином «Воспоминания прошлого и настоящего — антиквариат и коллекционирование». Мужчина по имени Даниэль начинает разговор.

Местный. Родился в 50 милях таким образом, Рэдфорд 20 лет. На темном склоне после 40, раз уж вы спросите.

Даниэль приятный человек, он счастлив рассказать о своих трудных днях. Он белый, с лицом, запятнанным слишком ярким солнечным светом.

Трейлер-парк детства. Жизнь налаживается после развода.

Это легкий разговор между незнакомцами, пока я не вспомню о рабских днях. Выражение лица Даниэля пустеет. Он качает головой. Его лицо приобретает выражение, которое наводит на мысль о том, что воспоминания о рабстве похожи на вампира, пришедшего из неглубокой могилы.

**********

Армфилд и его караван пришли в Шенандоа из Александрии. Другие каффы пришли со стороны Ричмонда. Один из них возглавлял человек по имени Уильям Уоллер, который шел из Вирджинии в Луизиану в 1847 году с 20 или более рабами.

В глубоком архиве Исторического общества Вирджинии я обнаружил необычную партию писем, написанных Уоллером об опыте продажи людей, которых он знал и с которыми жил большую часть своей жизни. Показания Уоллера, насколько мне известно, никогда подробно не исследовались. Он был работорговцем-любителем, а не профессионалом, как Армфилд, и его путешествие, хотя и началось в другой год, еще лучше задокументировано.

Уоллеру было 58 лет, он немолод, но все еще в хорошей форме. Тонкая и прямая, складка улыбки, энергичные темные глаза.Как он сказал своей жене Саре Гарланд, дочери конгрессмена и внучке Патрика Генри, оратора и патриота, он был в «моем старом суконном пальто и панталонах» из Вирджинии. Она была красивее его.

Валлеры жили за пределами Амхерста, штат Вирджиния, и владели 25 чернокожими людьми и плантацией под названием Форест-Гроув. Они были в долгах. Они видели деньги, которые зарабатывают другие люди, продавая их, и решили поступить так же. Их план состоял в том, чтобы оставить несколько рабов с Сарой в качестве домашней прислуги, а Уильям отправил почти всех остальных в Натчез и Новый Орлеан.

Уоллер и его банда достигли автомагистрали Valley Turnpike в октябре. «Сегодня утром мы оказались в шести милях к западу от Абингдона», — написал Уоллер домой из одного из самых богатых городов. «Негры превыше всего здоровы — они продолжают жить в прекрасном настроении и жизни и кажутся счастливыми».

Звук писем Уоллера домой — он написал около 20 из них на «Следе рабов» — оптимистичен, бизнесмен сообщает, что волноваться не о чем. «Негры счастливы», — повторяет он неоднократно.

Но что-то произошло на раннем этапе, хотя непонятно, что именно. Уоллер шел по следу в течение двух недель, когда он написал домой, чтобы сказать: «Я видел и чувствовал достаточно, чтобы заставить меня ненавидеть призвание работорговли». Он не сообщил подробностей.

Редко можно увидеть заключенных в гроб рабов, потому что документальных свидетельств мало, но марш Уоллера — исключение. Среди людей, которые его сопровождали, был мальчик 8 или 9 лет по имени Плезант; Митчелл, которому было 10 или 11 лет; мальчик-подросток по имени Самсон; три сестры-подростки, Сара Энн, Луиза и Люси; Генри, около 17 лет; мужчина по имени Нельсон и его жена; мужчина лет 20 по имени Фостер; и молодая мать по имени Сара со своей дочерью Индианкой, около двух лет.Были и другие. Трех сестер забрали у родителей, как и Плезант, Митчелл и Самсон. Большинству остальных было меньше 20 лет. Что касается Сары и Индиан, то они были взяты у мужа Сары и ее матери. Уоллер планировал продать их все.

Опустив «руки» на щуку, Уоллер почувствовал себя виноватым за Сару и Индиан, сказал он своей жене. «Мое сердце скорбит из-за Сары, и я действительно хочу, чтобы все было по-другому», — написал он. «Но Сара кажется счастливой».

**********

Дни и ночи вниз по Вэлли-Тернпайк, по хребту Голубого хребта, пункт назначения Теннесси, где Армфилд передаст свой сундук и сядет в дилижанс обратно в Александрию.

Когда США 11 переступают порог Теннесси, дорога ведет к реке Холстон и идет параллельно ей. Здесь горы переходят в Аппалачи к югу от глубоких котловин и секретных холмов. Раньше здесь было мало чернокожих, много квакеров и зародилось движение против рабства. Квакеры в основном ушли, и черных по-прежнему намного меньше, чем в Вирджинии, в 100 милях к востоку.

Я еду по старому маршруту в Ноксвилл, но потом выезжаю на автостраду Interstate 40.Путь I-40 на запад примерно соответствует трассе, которая когда-то пролегала на 200 миль через плато Камберленд. Сундуки следовали тем же маршрутом — через Кингстон, Краб-Орчард, Монтерей, Куквилль, Гордонсвилль, Ливан и, наконец, Нэшвилл.

В этот момент пути другие отроги, от Луисвилля и Лексингтона на севере, присоединились к главному пути Тропы рабов. Миграция превратилась в расширяющийся поток.

Армфилд и его банда из 300 человек прошли маршем за месяц и преодолели более 600 миль.Когда они дойдут до Нэшвилла, они будут на полпути.

Исаак Франклин, партнер Армфилда, содержал дом в Луизиане, но его мысли часто были в Теннесси. Он вырос недалеко от Галлатина, в 30 милях к северо-востоку от Нэшвилла, и ездил туда в нерабочие месяцы. В 1832 году, в возрасте 43 лет, чрезвычайно богатый за 20 лет работы «торговцем на дальние расстояния», Франклин построил большой дом на 2 000 акров земли за пределами Галлатина. Он назвал это Fairvue. Говорят, что колонный, кирпичный и симметричный, это был чуть ли не лучший дом в штате после Эрмитажа, поместья президента Эндрю Джексона.Фэйрвю был действующей плантацией, но это также было объявлением о том, что мальчик из Галлатина вернулся к своим скромным корням в величии.

Когда Армфилд появился со своей бандой в Галлатине, он, похоже, передал группу не Исааку Франклину, а племяннику Франклина Джеймсу Франклину.

В Галлатине я выезжаю посмотреть на старое поместье Франклинов. После гражданской войны он сохранился как хлопковая плантация, а затем превратился в коневодческую ферму. Но в 2000-х девелопер начал строительство поля для гольфа на полях, где бегали жеребята.Клуб на плантации Fairvue открылся в 2004 году, и сотни домов выросли на участках размером в полакра.

Подойдя к бывшему дому Франклинов, я прохожу мимо поля для гольфа и клуба. За ними следует чаща McMansions в любом стиле эрзаца. Палладианский особняк, Французская империя, Великий Тюдор и форма, которую можно назвать тосканской мягкой. Люди по-прежнему приходят в Fairvue, чтобы показать свои деньги, как и сам Франклин.

Я звоню в дверь дома, построенного «Невольничьей тропой».Он имеет двойной портик с четырьмя ионическими колоннами на первом уровне и четырьмя на втором. Нет ответа, несмотря на несколько машин в подъезде. Более чем один защитник природы сказал мне, что нынешние владельцы Fairvue враждебно настроены по отношению ко всем, кто проявляет любопытство к работорговцу, построившему их прекрасный дом.

Этот человек может и ушел, но спустя несколько поколений некоторые из его людей все еще существуют. Я прошу директора музея Нэшвилла Марка Брауна помочь найти члена семьи здесь и сейчас.Спустя два телефонных звонка отвечает один из живых Франклинов.

**********

Кеннет Томсон открывает дверь в свой дом, обшитый вагонкой и выкрашенный в красивый желтый цвет коттеджа — причудливый, но не величественный. Томсон говорит, что ему 74 года, но выглядит он на 60. Короткие белые волосы, короткая белая борода, брюки цвета хаки, хлопок с коротким рукавом с клапанами и погонами. Обувь на креповой подошве. Пронзительный голос, мягкие манеры. Томсон — торговец антиквариатом, в основном пенсионер, и историк-любитель, в основном активный.

«Я президент Истерического общества округа Самнер, — говорит он, — единственное место, где можно получить уважение за то, что ты знаешь множество мертвых людей».

Первое, что бросается в глаза в доме Томсона, — это большой портрет Исаака Франклина. Он висит в гостиной над диваном. Дом переполнен стульями, коврами, диванами, столами и картинами 19 века. Лампы для чтения выглядят как переделанные масляные лампы. Он садится за свой мелодеон, переносной орган 1850-х годов, и играет несколько тактов соответствующей той эпохи музыки.Совершенно очевидно, что в этой ветви семьи Франклинов нельзя не вспомнить прошлое.

Кеннет Томсон, живущий в своем доме в Галлатине, штат Теннесси, является косвенным потомком работорговца Исаака Франклина. (Уэйн Лоуренс)

«У Исаака Франклина не было выживших детей», — сказал мне Томсон по телефону. «Все его четверо детей умерли, не успев вырасти. Но у него было три брата, и сотни их потомков живут по всей стране. Мой прямой предок — Джеймс, брат Исаака.Это означает, что Исаак Франклин был моим пра-пра-пра-пра-дядей ».

Как оказалось, это важный глянец: «Понимаете, — сказал Томсон, — мой предок Джеймс Франклин был членом семьи, который познакомил Исаака Франклина с рабским бизнесом».

Садясь в кресло, обитое парчой бордового цвета, он подхватывает рассказ. Это было в начале 1800-х годов. Когда братья росли в Галлатине, Джеймс Франклин, на восемь лет старше Исаака, взял своего брата под свое крыло.«Они упаковали лодки виски, табак, хлопок и свиней, спустили их в Новый Орлеан, продали товары на дамбе, а затем продали лодку», — говорит Томсон. «Мой предок Джеймс в этих поездках занимался какими-то рабскими делами — небольшая сумма, ничего особенного. Он показал молодому Исааку, как это делается, обучил его. Я слышал это более 50 лет назад от моего прадеда, который родился в 1874 году, или на два поколения ближе меня к тому времени. Так что это должно быть правдой. Семейная история гласит, что после того, как дядя Исаак вернулся со службы во время войны 1812 года, что как бы прервало его карьерный путь, если это можно так назвать, он был полностью за рабский бизнес.Я имею в виду, просто фанатично.

Томсон встает и идет по дому, указывая на многочисленные памятные вещи Франклина. Картина особняка в Фэйрвью. Диван и стул, принадлежавшие родителям Исаака Франклина. Библия из семьи Джона Армфилда. «После смерти Исаака в 1846 году они опубликовали преемственность, опись его имущества», — говорит он. «Он насчитывал 900 страниц. У него было шесть плантаций и 650 рабов ».

Каково было находиться в комнате с Исааком Франклином?

«Он знал, что такое нравы и культура», — говорит Томсон.«Он умел быть джентльменом. Большинство работорговцев в то время считались обычными и неотесанными, лишенными социальных благ. Дядя Исаак был другим. У него было образование, эквивалентное восьмому классу. Он не был невежественным. Он мог написать письмо ».

В то же время «это не означает, что у него не было вредных привычек», — поясняет Томсон. «У него были некоторые из них. Но у некоторых из этих мужчин были безудержные сексуальные привычки. Вы знаете, что они воспользовались чернокожими женщинами, и это не повлекло за собой никаких последствий.До того, как он женился, у Исаака были товарищи, некоторые желающие, другие не желающие. Это было просто частью жизни ». Я читал во многих местах, что работорговцы занимались сексом с женщинами, которых они покупали и продавали. И здесь кто-то, кто помнит об этом, говорит примерно то же самое.

«У Исаака был ребенок от черной женщины до того, как он женился», — говорит Томсон. В 1839 году в возрасте 50 лет он женился на женщине по имени Аделисия Хейс, 22 года, дочери поверенного из Нэшвилла. Белый. «Итак, у Исаака был по крайней мере один темнокожий ребенок, но эта его дочь покинула штат Теннесси, и никто не знает, что с ней случилось.На самом деле дядя Исаак прогнал ее, потому что не хотел, чтобы она была рядом после того, как женился.

Конечно, возможно, что Исаак Франклин продал свою дочь. Это было бы проще всего.

Альбом идентифицирует двух членов другой ветви семьи Томсона. (Уэйн Лоуренс)

Томсон публикует статью, которую он написал несколько лет назад для Gallatin Examiner . Заголовок гласит: «Исаак Франклин был любимым работорговцем.«Статья из тысячи слов — единственное, что Томсон опубликовал на тему своей семьи.

Как член семьи измеряет наследство работорговли? Томсон берет полсекунды. «Вы не можете судить этих людей по сегодняшним стандартам — вы не можете никого судить по нашим стандартам. В те дни это было частью жизни. Возьмите Библию. Многие вещи в Ветхом Завете довольно варварские, но они являются частью нашей эволюции ».

Томсон нагревается, ерзает на своем месте.«Я не одобряю историков-ревизионистов. Я имею в виду, что люди, которые не понимают старого образа жизни — их точка зрения на жизнь и их образование — это то, что сегодня мы считаем ограниченным. Это относится к истории Юга, к истории рабов.

«Вы знаете, я всю жизнь был среди негров. Они замечательные люди. Когда я вырос, нас обслуживали. Все слуги были черными. У нас была медсестра, женщина, которую раньше называли мамочкой. У нас был повар, негр. У нас была горничная и дворник.У нас был парень, который одновременно работал водителем и руководил складом. И у нас были все эти слуги, пока они не умерли. Меня не учили быть предвзятым. И я вам скажу то, о чем никто никогда не говорит. На Юге были свободные черные, владевшие рабами. И их было много. Они покупали рабов не для того, чтобы освободить их, а для заработка ».

Томсон подчеркивает эти последние предложения. Это рефрен среди белых южан, которые остаются эмоционально привязанными к дням плантаций, — это один из 1000 рабовладельцев, которые каким-то образом были черными защитниками 999, которые не были таковыми.

Несем ли мы ответственность за то, что сделали работорговцы?

«Нет. Мы не можем нести ответственность, не должны чувствовать себя ответственными. Нас там не было «. Мы несем ответственность? «Нет. Мы не несем ответственности за то, что произошло тогда. Мы несем ответственность только в том случае, если это повторится ».

Томсон чувствителен к предположению, что семья извлекла выгоду из промышленной жестокости Франклина и Армфилда.

«В моей семье люди заботились о своих рабах», — сказал он.«Они купили им обувь, одеяла, вызвали врачей, чтобы они их лечили. Я никогда не слышал о жестоком обращении. В целом все было не так уж плохо. Понимаете, черным было лучше приехать в эту страну. Это факт, что те, что здесь, намного опережают те, что там, в Африке. А вы знаете, что первым законным рабовладельцем в США был темнокожий мужчина? Это в Интернете. Вам нужно это посмотреть. Думаю, это интересно. Человеческое рабство началось, не знаю когда, но рано, тысячи лет назад.Я думаю, что рабство здесь возникло в первую очередь из-за невежества черных. Сначала они пришли сюда как наемные слуги, как и белые. Но из-за своего происхождения и необразованности они просто скатились в рабство. Нет, я не верю в ревизионистскую историю ».

Я вырос на Глубоком Юге, и я знаком с такими идеями, которые разделяют многие белые в поколении мистера Томсона. Я не верю, что черные люди несут ответственность за свое собственное порабощение, или что афроамериканцы должны быть благодарны за рабство, потому что они лучше, чем западноафриканцы, или что черный человек был автором рабовладельческой системы.Но я узнаю мелодию и пропускаю песню.

Кеннет Томсон приводит некоторые дагерротипы Франклинов и другие в своем генеалогическом древе. Картинки красивые. Люди в них хорошо одеты. Они производят впечатление безупречных манер.

«На мой взгляд, — говорит он, — нужно похоронить множество людей, чтобы избавиться от них. Чтобы избавиться от их взглядов ».

**********

Бен Ки был рабом Исаака Франклина в Фэйрвью.Он родился в 1812 году в Вирджинии. Франклин, вероятно, купил его там и привез в Теннесси в начале 1830-х годов. По неизвестным причинам Франклин не послал Ки через горящие ворота Тропы рабов, но заставил его остаться в Теннесси.

В Фэйрвью Ки нашел напарника женщину по имени Ханна. Среди их детей был сын по имени Джек Ки, который был освобожден в конце гражданской войны в возрасте 21 года. Среди детей Джека Ки в Fairvue был Люсьен Ки, среди детей которого была женщина по имени Руби Ки Холл —

«Кто была моей матерью?» — говорит Флоренс Блэр.

Флоренс Холл Блэр, родившаяся и выросшая в Нэшвилле, 73 года, медсестра на пенсии. Она живет в 25 милях от Галлатина, в красивом кирпичном доме в стиле ранчо с белыми ставнями. После 15 лет в различных больницах Теннесси и после 15 лет продажи косметики для Mary Kay Cosmetics (и за рулем розового «Кадиллака», потому что она переместила тонну туши для ресниц), теперь она занимается семейной историей.

Флоренс Холл Блэр, живущая в Нэшвилле, является потомком раба, работавшего в поместье Исаака Франклина.«Если вы испытываете ненависть или сильную неприязнь к людям, — говорит она, — все, что вы делаете, это причиняете себе боль». (Уэйн Лоуренс)

По ее словам, многие чернокожие не хотят знать о своем происхождении. «Они не занимаются семейной историей, потому что думают:« О, это было слишком жестоко и так жестоко, и почему я должен смотреть на это поближе? »Я не из таких людей».

Ее исследование «похоже на салат из тыквы», — говорит она, отбрасывая теннессиизм. Тарелка с марихуаной, поднятая с поля и поставленная на стол, — это один из способов сказать «беспорядок.Блэр меняет метафоры. «Исследование людей, которые были рабами, похоже на загадочную сказку. Вы видите имена. Вы не знаете, что они сделали. Некоторые имена в списках знакомы. Вы находите их неоднократно. Но вы не знаете, кто такие старые.

«Итак, сын Бена Ки, Хилери Ки, который был рабом, родившимся в 1833 году, и брат Джека Ки, моего прадеда, был одним из 22 мужчин, которые основали методистскую епископальную церковь в этом районе. Он был министром. Это должно быть в генах, потому что у меня есть брат, служитель, двоюродный брат, служитель, и еще один родственник.А в Галлатине есть церковь, названная в честь одного из проповедников семьи Ключевых. Тайна раскрыта », — говорит она.

Что вы думаете об Исааке Франклине? Я задаюсь вопросом вслух.

«Я ничего не чувствую как такового», — мягко говорит она. «Это было долго. И вот какие были времена «. Она вежливо отклоняет тему.

«Полагаю, я чувствую некоторую отстраненность от этого. И это включает в себя Исаака Франклина. Я думаю, Франклин был жестоким человеком, но он был человеком.Его человечность не всегда была видна, но она была. Что касается ненависти к нему, я не испытываю к нему сильной неприязни. Время как бы смягчает тебя. Чем старше я становлюсь, тем терпимее становлюсь. Это было так. Он сделал это, но это то, что есть. Если вы испытываете ненависть или сильную неприязнь к людям, все, что вы делаете, — это причиняете себе боль ».

Она на удивление смеется. «Я бы не справился с этим во времена рабства, потому что я из тех людей, которые просто не могли представить, что вы будете относиться ко мне так, как они обращались с людьми.«Ты собираешься относиться ко мне меньше, чем к собаке? О нет. «Им, наверное, пришлось бы убить меня из-за моего темперамента». Она снова смеется.

«Вы знаете, мы продолжили. Сейчас у меня пятеро взрослых детей, восемь внуков и четыре правнука. Я замужем за мужчиной, у меня четверо детей. Собрав их все вместе, мы как большая спортивная команда. По праздникам это что-то, надо снять дом культуры.

«Мы продолжили».

**********

Осенью 1834 года караван, который передал Джон Армфилд, выехал из Теннесси в Натчез.Записи об этой части путешествия не сохранились, как и записи об отдельных рабах в гробу.

Как и другие банды Франклина, 300 человек, вероятно, сели в плоскодонки в реке Камберленд и три дня сплыли вниз к реке Огайо, а затем на следующий день спустились вниз, чтобы достичь Миссисипи. Лодка-платформа могла доплыть по Миссисипи до Натчеза за две недели.

В прошлом году компания Franklin & Armfield перенесла свою тюрьму и невольничий рынок в Натчезе в участок на окраине города под названием Форкс-оф-Роуд.Там — и это предположение, основанное на том, что случилось с другими бандами, — половина большой банды могла быть продана. Что касается другой половины, то их, вероятно, согнали на пароходы и перебросили на 260 миль к югу, в Новый Орлеан, где Исаак Франклин или один из его агентов продал их, по одному, по три или по пять за раз. А потом они уехали — на плантации в северной Луизиане, центральной Миссисипи или южной Алабаме.

Хотя банда Армфилда исчезает из записи, благодаря письмам Уильяма Уоллера можно подробно проследить за сундуком людей на пути из Теннесси в Новый Орлеан.

В Ноксвилле, в октябре 1847 года, Уоллер подготовил свою банду из 20 или более человек ко второй половине пути. Он ожидал еще месяц в дороге. Получилось бы четыре.

Во вторник, 19 октября, отряд двинулся на юго-запад, Уоллер шел со своей лошади, а его друг Джеймс Талиаферро замыкал тыл, оба вооружены. Никаких пароходов для этой группы. Уоллер скупал гроши.

В Вирджинии гробы ходили из города в город.Но здесь они шли по пустыне. Письма Уоллера о его маршруте неточны, и к 1847 году из Теннесси в Миссисипи было несколько дорог. Но в течение 50 лет по Тропе рабов отправляли гробы, наиболее популярной дорогой был Трейс Натчез.

След представлял собой 450-мильную дорогу — «след» — это колониальное слово для обозначения местной тропы через лес — и единственный наземный маршрут с плато к западу от Аппалачского хребта, ведущий к Мексиканскому заливу. Люди натчезов впервые проложили пешеходную дорожку около 500 лет назад и использовали ее примерно до 1800 года, когда они были убиты и рассеяны, после чего белые путешественники овладели их шоссе.

Бульвар Натчез Трейс с плоским асфальтом, похожим на шелк, теперь следует по старому маршруту. Остатки оригинального следа остаются в лесу, в 100 ярдах от переулка, в основном нетронутые.

Начиная с Нэшвилла, я еду по бульвару. Сухопутные гробы использовали бы дорогу, уходящую в заросли деревьев. На месте городов были «трибуны» каждые 10-15 миль. Это были магазины и таверны с ночлегами в задней части дома. Банды рабов приветствовались, если они спали в поле, вдали от бизнеса.Их водители платили хорошие деньги за еду.

После Дак Ривер, в Теннесси, появился Кег Спрингс Стенд. После Суон-Крик, стенд Маклиша. После реки Теннесси, где след погружается в Алабаму на 50 миль, стоит стоянка канюка. Возвращение в Миссисипи, стенд Old Factor’s, стенд LeFleur, стенд Crowder’s и другие.

К ноябрю

Уоллер достиг Миссисипи. «Это одна из самых богатых частей штата и, возможно, одна из самых здоровых», — написал он домой.«Это прекрасная страна для рабов и для хозяев, в которых можно зарабатывать деньги». И, кстати, «негры не только здоровы, но и кажутся счастливыми и довольными страной и перспективами перед ними».

В деревне Бентон за неделю до Рождества 1847 года Уоллер скрывался со своей бандой в жестоком шторме. «Очень сильные и продолжительные дожди остановили наше продвижение», — сказал он своей жене. «Нас остановили на два дня из-за разрушения магистралей и мостов.Хотя сегодня воскресенье, мои руки заняты ремонтом дороги, чтобы мы могли проехать ».

Я кладу машину на плечо и иду в лес, чтобы найти настоящего Натчеза Трейса. На это легко наткнуться. И это действительно след, слабая линия того, что раньше было дорогой для фургонов. Ширина разреза около 12 футов, с каждой стороны есть неглубокие канавы. Веретенообразные сосны и дубы вдалеке от дорожного полотна, третий прирост леса. Паутина к лицу, жужжание жуков, нависающие ветви, чтобы пригнуться.На земле ковер из грязи, а под ним листья, а под листьями грязь.

Дорога, по которой шли рабы, прекрасна. Окруженный зелеными занавесками конечностей, он похож на туннель. Я хлюпаюсь по грязи, потея, оттаскивая пауков, хлопая комаров и слепней. Сейчас 8 часов вечера, солнце уже садится. В сгущающихся сумерках появляются светлячки. С наступлением темноты сверчки начинают царапать деревья. Внезапный громкий гудок со всех сторон, естественная музыка Миссисипи.

**********

Это было типично для «Тропы рабов»: люди вроде Уоллера шли с гробом и продавали одного или двух человек по пути, чтобы оплатить путевые расходы. Сара и Индиан, мать и дочь, хотели, чтобы их продавали вместе. Три сестры, Сара Энн, Луиза и Люси, также хотели, чтобы их продали вместе, что вряд ли могло произойти, и они знали об этом.

Но пока Уоллер путешествовал по Миссисипи, он не мог никого продать.

«Большое падение хлопка так встревожило людей, что у нас нет ни малейшей перспективы продавать наших негров почти по любой цене», — писал он домой.

Когда хлопок продавался высоко в Нью-Йорке, рабовладельцы в Миссисипи покупали людей. Когда хлопок пошел на убыль, они этого не сделали. Зимой 1848 г. хлопок был закрыт. «Ни одного предложения», — написал Уоллер.

Его путешествие по Тропе рабов, как и большинство других, закончится в Натчезе и Новом Орлеане. Сотни покупателей заполнили смотровые залы дилеров в Натчезе и аукционные залы брокеров в Новом Орлеане.

Однако на пути было одно место с небольшим невольничьим рынком — Абердин, штат Миссисипи.Уоллер решил попробовать продать туда одного или двух человек. В Тупело он совершил однодневный объезд в Абердин, но вскоре разочаровался в своих перспективах там: рынок был переполнен «почти 200 неграми, которых держали те, у кого есть родственники и друзья, которые, конечно, помогают им в продажах».

Уоллер потащил свою банду на северо-запад, четыре дня и 80 миль, до Оксфорда, но покупателей не нашел. «Что делать и куда идти, я не знаю — меня окружают трудности», — размышлял он. «Меня окутывает тьма; но все же, как ни странно, я живу надеждой, другом человека.”

Странно, что мужчина может жалеть себя за то, что не может продать комнату, полную подростков, которых он знает с момента их рождения, но, как говорит Флоренс Блэр, это было именно то, что было.

«Мой план состоит в том, чтобы отвезти моих негров в Раймонд примерно в 150 милях отсюда, поместить их с мистером Дабни и искать покупателей», — сказал Уоллер своей жене. Томас Дабни был знакомым из Вирджинии, который переехал в Раймонд, на Натчез-Трейс, 12 лет назад и удвоил свои и без того огромные богатства, работая плантатором хлопка.«Он пишет мне, что его сосед возьмет шесть, если мы договоримся о цене».

Сегодня, как и тогда, Раймонд, штат Миссисипи, — это перекресток с населением 2000 человек. На центральной площади — противоречия деревни Глубинного Юга, как времен Уоллера, так и настоящего. Великолепное здание суда в стиле греческого возрождения стоит рядом с однокомнатной парикмахерской с гофрированным металлическим фасадом. Притворство и бахвальство соседствуют с простым и удрученным. Старая железнодорожная станция, деревянное здание с глубоким карнизом, представляет собой магазин подержанных пластинок.

Рядом со школьной площадкой в ​​центре Раймонда я нахожу семейное кладбище Дэбни, окруженное железным забором. Несколько детей Томаса Дабни лежат под гранитными камнями. Его плантации больше нет, но именно здесь он договорился, чтобы супружеская пара, соседи, увидела банду Уоллера из Вирджинии. «Они пришли посмотреть на моих негров и хотели купить семь или восемь, но не согласились с ценой», — сказал Уоллер. Дэбни сказал ему, что «я не должен брать меньше своей цены — они того стоили.”

Уоллер был тронут. «Разве это не так?»

Позже он написал домой: «Я продал! Сара и ребенок 800 долларов … Генри 800 долларов. Сара Энн — 675 долларов, Луиза — 650 долларов. Люси 550 долларов …. Кол. Дэбни забрал Генри и является залогом баланса — трех сестер одному мужчине ». Он почувствовал облегчение. «Все как можно добрым хозяевам».

Сара Уоллер написала в ответ: «Мне было очень приятно узнать из вашего письма, что вы продали по таким прекрасным ценам». Затем она добавила: «Я бы хотела, чтобы вы продали больше.”

Сам Уоллер немного защищался от этого бизнеса по продаже людей. Он жаловался, что брат его жены Самуил снизошел до него несколько месяцев назад. «Сэмюэл Гарланд сказал что-то о торговле неграми, из чего я могу сделать вывод, что Церковь недовольна мной. Насколько мне известно, я уже достаточно обиделся по этому поводу, но меня не осуждали в этом квартале ».

Остальные члены банды двинулись в Натчез.

**********

Натчез, жемчужина штата, стоит на утесе над Миссисипи.Красивые дома, старинная деревня, большой туристический промысел. Но деньги у туристов появились сравнительно недавно. «В этой части страны нет отрасли торговли, более оживленной и прибыльной, чем торговля неграми», — писал о Натчезе путешественник по имени Эствик Эванс в начале 19 века.

Сразу за городом Trace заканчивается на ветхом перекрестке. Это Форкс-оф-Роуд, Y-образный перекресток, образованный улицей Святой Екатерины и Олд-Кортхаус-роуд, где председательствовал Исаак Франклин.Его рабское перо появляется на старых картах с надписью «негритянский рынок».

Знак отмечает место рынка недалеко от Натчеза, где рабов торговали, а не продавали с аукциона. (AP Photo / The Natchez Democrat, Бен Хиллер)

Франклин однажды провел самую крупную операцию на развилке дороги, перемещая сотни людей каждый месяц. Но к тому времени, как прибыл Уоллер, Франклина уже не было. После его смерти в 1846 году его тело было отправлено из Луизианы в Фэйрвью в бочке из-под виски.

Сегодня в Форксе есть магазин глушителей, а рядом — завод по производству водосточных желобов и навесов. Через дорогу на голой лужайке стоят пять исторических указателей. Никаких построек на этой половине акра. Но если Новый Орлеан был аэропортом Кеннеди в «Невольничьей тропе», то трава на развилке дороги была ее «О’Хара».

В Раймонде, благодаря Томасу Дабни, Уоллер связался с продавцом рабов по имени Джеймс Уэр, 42-летним парнем из Вирджинии. Уоллер знал свою семью.«По вежливому приглашению мистера Уэра, — как он выразился, — я проехал более ста миль без видимых белых людей и за четыре дня добрался до Натчеза». Он поспешил в город в начале 1848 года, за его спиной стояла истощающаяся банда. «Это самая старая оседлая часть штата, которая отличается большим комфортом, изысканностью и элегантностью», — писал Уоллер.

Он не описывал Форкс в миле к востоку от «красивой» части города. В Форксе Уоллер обнаружил целый ряд низких деревянных зданий, длинных и узких, в каждом из которых находился торговец, у каждого из которых было крыльцо и земляной двор перед ним.Дворы были плацами, которые работали как выставочные залы. Зимой утром, в разгар сезона продаж, чернокожие маршировали кругами перед лачугами торговцев.

Продаваемые рабы носили своего рода униформу. «Мужчины, одетые в темно-синие костюмы с блестящими латунными пуговицами… маршировали поодиночке, по двое и по трое по кругу», — написал местный житель Феликс Хадселл. «Женщины были в ситцевых платьях и белых фартуках» и с розовой лентой на шее с тщательно заплетенными волосами.Дисплей был странно тихим. «Никаких чьих-либо приказов, никакого шума по этому поводу, никаких разговоров в строю, никакого смеха или веселья», — просто маршировать по кругу.

После часа показа «живого» стада порабощенные выстроились рядами на длинных нависающих крыльцах.

Они были отсортированы по полу и размеру и поставлены последовательно. Мужчины с одной стороны в порядке роста и веса, женщины — с другой. Типичный дисплей помещал 8-летнюю девочку в левый конец очереди, а затем десять человек, похожих на ступеньки лестницы, поднимались в правый конец, заканчиваясь 30-летней женщиной, которая могла быть матерью первой девочки.Такой порядок сортировки означал, что дети с большей вероятностью будут продаваться от родителей.

На Вилках аукционов не было, только торг. Покупатели смотрели на людей, заводили их внутрь, заставляли раздеваться, изучали зубы, велели танцевать, расспрашивали об их работе и, самое главное, смотрели на их спины. Осмотр спины сделал или сорвал сделку. У многих остались шрамы от порки. Для покупателей это было истолковано не как признак жестокости хозяина, а как неповиновение рабочего.«Чистая спина» была редкостью, и это поднимало цену.

После осмотра людей на выставке покупатель разговаривает с продавцом и ведет переговоры. Это было похоже на покупку машины сегодня.

**********

«Зовите меня сир Боксли», — говорит он. «Это аббревиатура, обозначающая людей».

Человек с Юга, который сделал все возможное, чтобы привлечь внимание к «Тропе рабов», родился в Натчезе в 1940 году. Его родители назвали его Клифтон М. Боксли.В годы черной власти 1960-х он переименовал себя в Сер Сешш Аб Хетер. «Это имя, которое я должен был бы иметь, если бы традиционные африканские культуры остались нетронутыми, по сравнению с Клифтоном Боксли, которое является названием плантации или рабским именем», — говорит он.

Сир Боксли был крупным молодым человеком 1950-х годов, выросшим в смирительной рубашке Джима Кроу.

«Я пробовал собирать хлопок прямо здесь, за пределами Натчеза, и мне так и не удалось собрать 100 фунтов», — говорит он. Машины не заменяли человеческие руки до 1960-х годов.«Вам заплатили бы 3 доллара за 100 фунтов сбора хлопка — то есть, если бы вам повезло найти фермера, который принял бы вас на работу».

Боксли 75 лет. Он седобородый и седой, наполовину лысый. Он прямой, напористый и захватывающий, с полным баритоном. Он не ведет светскую беседу.

«Я создан из-за бездействия других, чтобы заниматься исторической работой», — говорит он мне. «Я хочу воскресить историю торговли порабощением, и в течение 20 лет я сосредоточился на этом.”

Он несет плакат размером 4 на 6 футов в кузове своего красного грузовика Nissan. В нем написано прописными буквами Helvetica: «СТАНДАРТ, ПОМОГИТЕ, СПАСИТЕ ВИЛКИ ДОРОЖНОГО РЫНКА« РАБОЧИЙ », САЙТЫ NATCHEZ MS». Он часто держит знак, стоя рядом с участком травы, который является единственным видимым остатком развилки дороги.

Когда я встречаюсь с Боксли, он носит красные брюки, коричневые слипоны и синюю футболку с надписью: «Двадцатое июня — 150 лет». С 1995 года он раздражал штат Миссисипи и беспокоил менеджеров по туризму своей исключительной одержимостью отмечать жизни тех, кто прошел по Невольничьей тропе через развилки дороги.

Он живет один в пятикомнатном коттедже в черном районе города, вдали от центра Натчеза, где есть камеры. Дом из коричневой обшивки — складные стулья и гамак на переднем дворе, шлакоблоки и доски на ступеньках — переполнен внутри книгами, пластинками, народным творчеством, старыми газетами, безделушками, грудой одежды и неопознанными кладами предметов.

«Берегись моей кухни Джима Кроу», — говорит он из другой комнаты.

На кухне мамаши солонки, черные газонные жокеи, фигурки дяди Тома и другие раздражающие памятные вещи — литографии пиканинов, поедающих арбуз, «африканская» фигура в травяной юбке, плакат для кукурузной муки в стиле кантри с банданой. одетая, 200-фунтовая чернокожая женщина.

Параллельно в гостиной — десятки фотографий рабовладельческих фабрик в Гане и Сьерра-Леоне, где содержались пленники перед отправкой в ​​Америку.

Боксли покинул Натчез в 1960 году, в возрасте 20 лет. Он провел 35 лет в Калифорнии в качестве активиста, учителя, пехотинца в программах борьбы с бедностью. Он вернулся домой в Натчез в 1995 году и открыл для себя развилки дороги.

Участок пуст, если не считать пяти маркеров, оплаченных городом Натчез.Нынешние названия улиц, образующих развилку, — Liberty Road и D’Evereaux Drive — отличаются от старых.

«Я написал текст для четырех маркеров», — говорит он, сидя на скамейке и глядя на траву. «Вы что-то чувствуете здесь? Это хорошо. Говорят, здесь не было никаких чувств ».

Хранитель вилок: сир Боксли вернулся в свой родной город Натчез в возрасте 55 лет. «Нигде в этом городе-музее рабства и рабства я не мог найти … историй, отражающих афроамериканское присутствие.” (Уэйн Лоуренс)

Он рассказывает предысторию. «В 1833 году Джон Армфилд отправил банду людей в Натчез, где их принял Исаак Франклин. Некоторые заболели холерой, и эти порабощенные люди умерли. Франклин избавился от их тел в заливе у дороги. Их обнаружили, и это вызвало панику. Городское правительство приняло постановление, запрещающее всем торговцам на дальние расстояния продавать людей в черте города. Итак, они переехали сюда, на этот перекресток, в нескольких футах от городской черты.

«Исаак Франклин построил здание прямо там, где находится магазин глушителей — видите персиковый сарай через дорогу? Там работал Теофил Фриман, который продал Соломона Нортапа из Двенадцать лет рабства . Через дорогу находились еще одни здания и торговцы. У вас там работает Роберт Х. Элам. К 1835 году это место было полно торговцев-дальнобойщиков.

«Когда я вернулся в Натчез в возрасте 55 лет, я увидел крупную туристическую индустрию и заметил, что нигде в этом городке-музее движимого рабства я не могу найти легко и наглядно рассказы, отражающие афроамериканское присутствие.Так что он начал защищать Форкс.

Он машет проезжающему Форду.

«Десять лет назад на этом месте стоял старый пивной сад, где белые смотрели футбол и пили, а на гравийной стоянке стояли грузовики». Город купил участок в полакра в 1999 году во многом благодаря его волнениям. С 2007 года предложение о включении этого объекта в Службу национальных парков постепенно приближается к одобрению. Необходим акт Конгресса.

«Моя цель — сохранить каждый дюйм грязи в этой области», — говорит Боксли.«Я борюсь за наших порабощенных предков. И этот сайт обращается к их отрицаемой человечности и к их вкладам, а также к внутренним работорговцам Америки. Общественное признание Forks of the Road предназначено для предков, которые не могут говорить сами за себя ».

Я прошу его поиграть в дебаты. Представьте, что белая женщина задает вопрос: Мне трудно слушать и понимать эту историю. Можете ли вы сказать это так, чтобы не повредить мою чувствительность?

«Вы ошиблись, чтобы спросить о пощаде своих чувств», — отвечает Боксли.«Я ничего не жалею. Это человечество наших предков отрицало то, что меня интересует. Эта история — ваша история, а также афроамериканская история. На самом деле, это больше ваша история, чем моя ».

Черный мужчина спрашивает: Я отец из среднего класса. Я работаю на правительство, хожу в церковь, у меня двое детей, и я говорю, что эта история слишком болезненна. Вы можете отложить это в сторону?

Boxley пропускает меньше секунды. «Я говорю, что ваши прапрабабушка и дедушка были порабощенными людьми.Единственная причина, по которой ваш черный зад вообще здесь, в том, что кто-то пережил эту сделку. Единственная причина, по которой мы находимся в Америке, заключается в том, что наших предков насильно заковали в цепи, чтобы они помогали строить страну. Чтобы преодолеть обиду и боль, вы должны столкнуться с ситуацией, испытать ее и очистить себя, чтобы позволить человечности наших предков и их страданиям омыть вас и поселиться в вашем духе ».

В ста ярдах от развилки дороги есть невысокий кирпичный мост через узкий ручей.Он имеет ширину 12 футов, длину 25 футов и покрыт кудзу, погребенным под грязью и кустами.

«Месяц назад застройщик открыл мост с помощью экскаватора, — говорит Боксли. «Сотни тысяч переходили этот путь — мигранты, порабощенные люди, белые, индейцы». Он поворачивается.

«Мир вон», — говорит он и уходит.

**********

Уильям Уоллер отправился в Новый Орлеан во вторую неделю января 1848 года, совершив 18-часовую прогулку на пароходе.Джеймс Уэр, брокер Уоллера, не смог продать усеченный кофе в Миссисипи. Среди них был полевой работник Нельсон и его жена; человек по имени Пайни Вудс Дик и другой по прозвищу Сбежавшие Ботинки. Также были Митчелл, мальчик 10-11 лет, и Фостер, 20-летний сильный, его «призовая рука». В Луизиане самые высокие цены можно было получить за «доллар», мускулистого мужчину, направляющегося в ад сахарных полей.

Уоллер никогда не был в таком большом городе. «Вы не можете себе это представить», — писал он домой.Когда пароход заходил в док, он миновал корабли, пришвартованные на глубине пяти или шести миль, «миль из всех народов земли, привозя свою продукцию и унося нашу». Прибытие, трап на дамбе, везде груз. «Затем вам нужно протиснуться сквозь бесчисленное множество мужчин, женщин и детей всех возрастов, языков и цветов земли, пока вы не попадете в сам город».

Он слышал плохие вещи о Новом Орлеане, ожидал, что он испугается этого, и был.Он писал, что люди «являются частью худшей части человеческого рода». «Неудивительно, что среди такого населения должны быть грабежи и убийства».

**********

За 50 лет «тропы рабов» в Новом Орлеане было продано около полумиллиона человек, родившихся в Соединенных Штатах, — больше, чем все африканцы, привезенные в страну за два столетия Среднего прохода через Атлантику.

В 1840-х годах в Новом Орлеане, крупнейшем невольничьем рынке страны, было около 50 компаний, торгующих людьми.Некоторые белые отправились на невольничьи аукционы ради развлечения. Особенно для путешественников рынки составляли конкуренцию Французской опере и Театру Орлеана.

Сегодня в Новом Орлеане количество памятников, указателей и исторических мест, которые так или иначе относятся к внутренней работорговле, довольно невелико. Я делаю первую оценку: ноль.

«Нет, это неправда, — говорит Эрин Гринвальд, куратор Исторической коллекции Нового Орлеана. «На стене возле ресторана Maspero’s есть маркер.Но то, что он говорит, неверно. Место работорговли, о котором он упоминает, — «Обмен Масперо», находилось по диагонали через дорогу от сэндвич-ресторана ».

Гринвальд стоит перед двумя пальто в бежевой ливрее, висящими за оконным стеклом. Этикетки на пальто когда-то гласили: «Брукс Бразерс». Она находится во Французском квартале, в галерее архива, где она работает, и все вокруг нее — артефакты о работорговле. Два ливрейных пальто, с длинными пуговицами и с длинным хвостом, носили порабощенный возничий и швейцар.

«Brooks Brothers была первоклассной одеждой для рабов», — говорит Гринвальд. «Работорговцы выпускали новую одежду людям, которых они должны были продать, но обычно она была дешевле». Она миниатюрная, разговорчивая, знающая и точная. В этом году она была куратором выставки в Исторической коллекции Нового Орлеана «Купленные жизни: Новый Орлеан и внутренняя работорговля, 1808–1865 годы».

Когда она говорит и указывает на предметы, я замечаю то, чего никогда не видел во время многих посещений этого архива: черных людей.Хотя Историческая коллекция Нового Орлеана является самым серьезным и обширным историческим центром города, до этого года она привлекала мало чернокожих.

«Мы в Новом Орлеане прошли долгий путь после урагана« Катрина »с точки зрения уровня комфорта при обращении к определенным вопросам. «Катрина» стала катастрофой и изменила представление людей о нашей коллективной истории », — говорит Гринвальд. «Мы никогда не делали специальной выставки о работорговле, о рабстве. И время действительно было в прошлом.”

Она указывает на документ с парохода Hibernia , прибывшего из Луисвилля в 1831 году. В документе перечислены имена людей, их цвет кожи и место происхождения. «Все эти люди приехали из Вирджинии», — говорит она. «Так что вполне вероятно, что их отправили принудительным маршем из округа Олбемарл, штат Вирджиния, в Луисвилл, а затем они сели на пароход вниз по реке». Она машет рукой в ​​сторону дамбы Миссисипи в двух кварталах от нее.

Она указывает на красивый кусок шелка с надписью: «Рабы должны пройти таможенную очистку на таможне.«Это знак, который, вероятно, висел в каютах на пароходах». Что-то вроде объявления о сдаче багажа.

«Вот эти, — показывает на несколько пожелтевших бумаг, — для меня самые ужасные», — говорит она. «Они представляют собой манифест, или список, одной группы из 110 человек, перемещенной Исааком Франклином в 1829 году. В них записаны имена, рост, возраст, пол и окраска, определяемые человеком, смотрящим на них. И только в этом списке много детей ….

«Вы понимаете, что это были дети.Но вот группа, состоящая из десятков человек в возрасте от 10 до 12 лет. В Луизиане был закон, согласно которому детей младше 10 лет нельзя было разлучать со своими матерями. И вы видите много записей, в которых необычно много только 10-летних. Этим детям не было 10 лет. Вероятно, они были моложе, но никто не проверял ».

Новый Орлеан был крупнейшим невольничьим рынком в стране. Куратор Эрин Гринвальд говорит, что общее количество связанных с рабством памятников, памятников или исторических мест в городе ровно одно.(Уэйн Лоуренс)

Развивая выставку, Гринвальд и ее команда создали базу данных имен порабощенных, которые были отправлены из восточных штатов в Новый Орлеан. Уильям Уоллер и его банда, а также сотни тысяч человек, прибывших пешком, не оставили следов в правительственных отчетах. Но люди, прибывшие на корабле, сделали это.

«Мы изучили сотни судовых манифестов и собрали данные о 70 000 человек. Конечно, это только некоторые.

В 1820 году количество кораблей, перевозивших рабов из восточных портов в Новый Орлеан, составляло 604.В 1827 году это было 1359 человек. В 1835 году это было 4723 человека. На каждом было от 5 до 50 рабов.

В рекламе аукциона в конце Slave Trail всегда говорилось: «Негры Вирджинии и Мэриленда».

«Слова« Вирджинские негры »означали своего рода бренд, — говорит Гринвальд. «Это означало сговорчивый, нежный и не сломленный переутомлением.

«Одна вещь, которую трудно задокументировать, но которую невозможно игнорировать, — это« модная торговля ». В Новом Орлеане был нишевый рынок. «Торговля фантазиями» означала, что женщин продавали в качестве сексуальных партнеров по принуждению.Они неизменно были женщинами смешанной расы. Так называемые мулатки ».

Исаак Франклин был повсюду на этом рынке. В 1833 году он написал в офис в Вирджинии о «модных девушках», которые были у него под рукой, и, в частности, об одной, которую он хотел. «Я продал твою шикарную девушку Алису за 800 долларов», — написал Франклин Райс Баллард, тогдашнему партнеру из Ричмонда. «Есть большой спрос на шикарных горничных, [но] я был разочарован тем, что не нашел вашу горничную из Шарлоттсвилля, которую вы мне обещали». Франклин приказал офису Вирджинии немедленно отправить «горничную из Шарлоттсвилля» на корабле.«Вы пошлете ее, или я возьму за нее 1100 долларов?»

Чтобы максимизировать ее цену, Франклин мог продать «горничную из Шарлоттсвилля» на одном из публичных аукционов города. «И местом проведения аукциона было выбранное место под названием St. Louis Hotel, — говорит Гринвальд, — в квартале отсюда».

**********

Отель Сент-Луис — одно из нескольких мест, которые можно идентифицировать как бывшие места работорговли. Рядом с ним была еще одна, Новоорлеанская биржа.Гранитный фасад биржи до сих пор можно увидеть на Шартр-стрит, недалеко от угла Сент-Луис-стрит. На перемычке над дверью вы можете увидеть выцветшей краской старый знак «___ ИЗМЕНИТЬ». Отель «Сент-Луис» был снесен в 1916 году, но именно в отеле «Тропа рабов» завершилась самыми зрелищными сценами.

В центре отеля находилась ротонда диаметром 100 футов, «над которой возвышается купол, высокий, как церковный шпиль», — писал репортер Milwaukee Daily Sentinel .«Пол — мраморная мозаика. Половину окружности ротонды занимает бар гостиницы », а другую половину — вход в сводчатый зал. По обе стороны ротонды стояли два аукционных стенда, каждый на высоте пяти футов над полом. А под куполом, когда солнечный свет падал через окна в апсиде, оба аукционных стенда работали одновременно на французском и английском языках.

«Аукционистом был красивый молодой человек, посвятивший себя исключительно продаже молодых женщин-мулаток», — писал репортер о продаже в 1855 году.«На блоке была одна из самых красивых молодых женщин, которых я когда-либо видел. Ей было около шестнадцати лет, она была одета в дешевое полосатое шерстяное платье и с непокрытой головой ».

Ее звали Гермина. «Она была продана за 1250 долларов одному из самых развратных старых животных, которых я когда-либо видел», — отметил репортер. Сегодня это эквивалентно 35 000 долларов.

Здесь, в красивом сводчатом зале отеля St. Louis, в конце Тропы рабов разделились семьи. Тот же репортер описал «благородную женщину с ясноглазым семилетним ребенком.Однако, когда мать и мальчик вышли на площадку, на них не поступило никаких предложений, и аукционист внезапно решил выставить мальчика на продажу отдельно. Он был продан человеку из Миссисипи, его мать — человеку из Техаса. Мать умоляла своего нового хозяина «купить и маленького Джимми», но он отказался, и ребенка утащили. «Она разразилась самыми неистовыми воплями, которые когда-либо вызывало отчаяние».

**********

Депрессия Уильяма Уоллера прошла после того, как он покинул Новый Орлеан и вернулся в Миссисипи.«Я продал всех своих негров одному человеку за восемь тысяч долларов!» он сказал своей жене. Затем пришли другие мысли и еще больше жалости к себе: «Я не получил столько, сколько ожидал, но я стараюсь быть удовлетворенным».

Джеймс Уэр, работорговец, которого Уоллер встретил в Натчезе, участвовал в торгах и предложил Уоллеру подробное изложение. «Общая сумма продаж для двадцати» — всей группы, которая приехала с ним из Вирджинии, — «составляет 12 675 долларов». (Сейчас около $ 400 000). Путешествие закончилось, дела были сделаны, Уоллер отправился домой.Это было 13 марта 1848 года.

«Теперь я жду, когда за вами отплывет безопасная лодка», — написал он. «Возможно, через час я буду на реке».

1 апреля Уоллер вернулся домой. Его приветствовали жена и дети. Также пожилая чернокожая женщина по имени Чарити, которую он и Сара держали дома, зная, что никто не предложит за нее денег. Хижины рабов были пусты.

**********

Первые вежливые вопросы появились в газетах летом 1865 года, сразу после Гражданской войны и освобождения.Бывшие рабы — их было четыре миллиона — попросили устно, но это ни к чему не привело, и поэтому они поместили объявления в газеты, пытаясь найти матерей и сестер, детей и мужей, унесенных от них Тропой рабов.

Ханна Коул была одной из них, может быть, первой. 24 июня 1865 года, через два месяца после перемирия в Аппоматтоксе, в филадельфийской газете под названием Christian Recorder она разместила следующее:

Требуется информация.Может ли кто-нибудь сообщить мне местонахождение Джона Персона, сына Ханны Персона из Александрии, штат Вирджиния, который принадлежал Александру Санктеру? Я не видел его десять лет. Меня продали Джозефу Брюину, который отвез меня в Новый Орлеан. Меня тогда звали Ханна Персона, теперь меня зовут Ханна Коул. Это мой единственный ребенок, и я очень хочу его найти.

Разместить объявление было непросто. Требовалась двухдневная заработная плата, если вы зарабатывали 50 центов в день, что «вольноотпущенники» — новое слово — начинали получать за работу.Это означало нанять кого-то, кто мог бы писать. Грамотность была противозаконной для рабов, поэтому лишь немногие из четырех миллионов умели писать.

Но идея выросла.

Редакторы газеты « Southwestern Christian Advocate » опубликовали свою статью в Новом Орлеане, но она была разослана методистским проповедникам в Арканзасе, Миссисипи, Теннесси, Техасе и Луизиане. Газета открыла колонку под названием «Потерянные друзья», страницу, на которой люди взывали к семье, пропавшей на «Следе рабов».Один потерянный друг написал:

Мистер Редактор — Я родился и родился в Вирджинии, но не могу назвать округ, потому что был так молод, что не помню; но я помню, что жил в двенадцати милях от города под названием Данвилл … Меня продали спекулянту по имени У. Феррилла и привезли в Мобил, штат Алабама, в возрасте 10 лет. Насколько я помню, моего отца звали Джозеф, а моей матери — Милли, моего брата — Энтони, а моей сестры — Мария … Меня звали Энни Феррилл, но мои владельцы изменили мое имя.

Черные церкви подобрали его. Каждое воскресенье проповедники Юга смотрели на собрания и читали объявления из «Потерянных друзей» и подобных статей. Сообщение от женщины, похищенной у ее матери, когда она была девочкой, могло достигнуть сотен тысяч.

Я хочу узнать о своих родственниках, которых я оставил в Вирджинии около 25 лет назад. Мою мать звали Матильда; она жила недалеко от Уилтона, штат Вирджиния, и принадлежала некоему г.Персифилд. Меня продали с младшей сестрой — Бетти. Меня звали Мэри, и мне было девять лет, когда я был продан торговцу по имени Уокер, который отвез нас в Северную Каролину. Бетти была продана человеку по имени Рид, а меня продали и увезли в Новый Орлеан, а оттуда в Техас. У меня были брат Сэм и сестра Энни, которые остались с матерью. Если они живы, я буду рад получить от них известие. Обращайтесь ко мне в Моралес, Джексон Ко, Техас. — Мэри Хейнс.

Год за годом распространились объявления — сотни, а затем тысячи.Они продолжали печататься в черных газетах до Первой мировой войны, спустя 50 лет после освобождения.

Почти для всех разрыв был постоянным, горе — вечным. Но историк Хизер Уильямс обнаружила несколько воссоединений. Один особенно придает аромат.

Роберт Гленн был продан в 8 лет от матери и отца в Северной Каролине и провел остаток своего детства в Кентукки. После «Эмансипации», став «вольноотпущенником» лет 20, Гленн вспомнил название своего родного города — Роксборо.Он знал, насколько это редкость, поэтому решил вернуться на родину и поискать своих родителей.

«Я поклялся, что поеду в Северную Каролину, чтобы увидеться с мамой, если она еще жива. У меня было много денег на поездку », — сказал он. Через несколько дней Гленн появился в Роксборо. И там, в результате несчастного случая, который вряд ли повторился бы никем из миллиона на «Невольничьем следе слез», он нашел свою мать.

«Я пожал руку матери и держал ее слишком долго, и она что-то заподозрила», — сказал Гленн.В последний раз она видела его, когда ему было 8 лет, и не узнала его. Так много рабов ожидало, что их семьи будут уничтожены, поэтому стало важно научиться забывать.

«Потом она подошла ко мне и спросила:« Разве ты не мой ребенок? »- вспоминал Гленн. «Скажите мне, разве вы не мой ребенок, которого я оставил на дороге возле дома мистера Мура перед войной?» Я не выдержал и заплакал. Я не знал до того, как вернулся домой, живы мои родители или нет ». А теперь «ни мать, ни отец меня не знали.”

.

Leave a Reply

Ваш адрес email не будет опубликован.