Особенности работы с детьми с девиантным поведением: Статья на тему «Особенности работы с детьми с девиантным поведением»

Содержание

Статья на тему «Особенности работы с детьми с девиантным поведением»

Особенности работы с детьми с девиантным поведением

Автор – Шоренкова Анастасия Александровна,

Руководитель – Михайлова Галина Валентиновна

Областное бюджетное профессиональное образовательное учреждение «Курский педагогический колледж», Курская область, г. Курск

В статье рассматривается специфика работы образовательного учреждения по профилактике девиантного поведения обучающихся младшего школьного возраста.

С каждым годом увеличивается число детей с девиантным (отклоняющим от норм общества и семьи) поведением. Наблюдается проникновение различных видов девиации в среду младших школьников, что отрицательно влияет на процесс становления личности ребенка, его социализацию и адаптацию в обществе. Причинами возникновения девиации являются ошибки семейного и школьного воспитания, негативная социальная ситуация развития. Ошибки семейного воспитания зачастую происходят из-за самоустранения семьи от процесса воспитания. Отрицательно сказывается отсутствие достаточной и своевременной воспитательной работы, а также отрицательный пример взрослых, влияние неформальных групп и лидеров.

Все это подрывает уверенность детей в себе, их способность к саморегуляции, самоутверждению в жизненно важных ситуациях, способствует появлению у них чувства одиночества и незащищенности.

По данным Федеральной службы государственной статистики за последний год в России возросло число несовершеннолетних правонарушителей на 500 тысяч. По информации УМВД России, за последние два года численность детей с девиантным поведением увеличилась почти на 10 % [6].

В связи с этим возрастает роль профилактики, направленной на выявление детей, склонных к девиации.

Так, в Федеральном государственном образовательном стандарте начального общего образования (далее ФГОС НОО, Стандарт) лежит системно – деятельностный   подход,   который   предполагает: – определение путей и способов достижения социально желаемого уровня (результата) личностного и познавательного развития обучающихся; –  разнообразие организационных форм и учет индивидуальных особенностей каждого обучающегося, обеспечивающих рост творческого потенциала, познавательных мотивов, обогащение форм взаимодействия со сверстниками и взрослыми в познавательной деятельности [4].

Актуальность проблемы девиантного поведения детей требует понимания сущности данного явления, владения основными методиками его диагностики и организации профилактической работы в образовательных учреждениях, требующего наиболее углубленного знания по профилактике безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних, которая основывается на принципах законности, демократизма, гуманного обращения с несовершеннолетними, поддержки семьи и взаимодействия с ней, индивидуального подхода к несовершеннолетним с соблюдением конфиденциальности полученной информации, государственной поддержки деятельности органов местного самоуправления и общественных объединений по профилактике безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних, обеспечения ответственности должностных лиц и граждан за нарушение прав и законных интересов несовершеннолетних [5].

Проявление девиантного поведения в младшем школьном возрасте: воровство, вербальная агрессия, ложь, склонность к бродяжничеству, аддикции.

Процесс формирования отклоняющегося поведения включает в себя четыре последовательных этапа. Первый этап — дезориентация ребенка в новых социальных условиях, где наработанные привычные способы поведения (коммуникационные, ролевые и т.п.) теряют свою эффективность, а новые еще не выработаны. Второй этап — дестабилизация ребенка, характеризующаяся малоэффективными попытками восстановления личностно и эмоционально значимых контактов с окружающей средой. Неэффективность попыток, с одной стороны, приводит к социально-психологическому истощению и возникновению неуверенности в собственных силах, а с другой, к росту раздражения и неприятия окружающей среды, формирующего базу для обращения ребенка к социально негативным формам поведения.

Третий этап — дезадаптация ребенка, характеризующаяся наличием психологически нетерпимой для ребенка ситуации и отсутствием знания, как выйти из данной ситуации социально положительным способом. На данном этапе поведение ребенка теряет свою последовательность и логичность, слабо предсказуемо и объяснимо, часто носит импульсивный, аффективный характер.

Дальнейшее развитие отклонений в поведении может идти по двум различным путям: деструктивное поведение и асоциальное.

Четвертый этап (первый вариант) — деструктивное поведение, воспроизведение ребенком негативных поведенческих реакций и образцов поведения с одновременным осознаниемнеправильностисвоего поведения, что сопровождается самообвинением, снижением самооценки, состоянием постоянного психологического перенапряжения. Следствием подобного развития могут быть снижение осознанности своего поведения (в результате запуска психологического защитного механизма — вытеснения), развитие различного рода психологических и биологических нарушений.

Четвертый этап (второй вариант) — асоциальное поведение, воспроизведение ребенком негативных поведенческих реакций на основе их осознанного принятия. В данном случае негативное, отклоняющееся поведение ребенка воспроизводится осознанно с целью достижения конкретной личной выгоды, служит способом формирования самооценки, утверждения социальной роли и т. д. на базе видоизмененной системы ценностей и идеалов (прав тот, кто сильнее; хорошо то поведение, которое приносит личную выгоду, значимы те идеалы и ценности, которые удобны и т.д.) [2].

Таким образом, девиантное поведение – это система поступков или отдельные поступки человека в зависимости от его возраста, носящие характер отклонения от принятых в обществе норм.

Основой профилактических мер является деятельность, направленная на: создание оптимальных психолого-педагогических и социально-психологических условий для нормального осуществления процесса социализации личности; осуществление психолого-педагогической и социальной помощи семье и младшим школьникам; обеспечение, в случае необходимости, мер социально-правовой защиты ребенка (принудительное изъятие ребенка из семьи, лишение родительских прав и т.п.).

Выделяется несколько уровней профилактической деятельности:

1. Решение социально-экономических, культурных и других задач общегосударственного масштаба по более полному удовлетворению материальных и духовных потребностей личности.

2. Меры по педагогической ориентации инфраструктуры микросоциума, направленные на оздоровление микросреды, в которой протекает жизнедеятельность ребенка.

3. Индивидуальная воспитательно-профилактическая работа, направленная на коррекцию и предупреждение противоправных действий и отклонений в поведении детей.

Различают следующие виды профилактической деятельности: первичная, вторичная, третичная [3].

Первичная профилактика — комплекс мер, направленных на предотвращение негативного воздействия биологических и социально-психологических факторов, влияющих на формирование отклоняющегося поведения. Решение проблемызанятости досуга младших школьников силами учреждений системы школьного и внешкольного образования и т.п. Следует отметить, что именно первичная профилактика (ее своевременность, полнота и постоянность) является важнейшим видом превентивных мероприятий в области предотвращения отклонений в поведении детей.

Вторичная профилактика — комплекс медицинских, социально-психологических, юридических и прочих мер, направленных на работу с детьми младшего школьного возраста, имеющими девиантное и асоциальное поведение (пропускающими уроки, систематически конфликтующими со сверстниками, имеющими проблемы в семье и т.п.). Основными задачами вторичной профилактики являются недопущение совершения младшими школьниками более тяжелого проступка, правонарушения, преступления.

Третичная профилактика — комплекс мер социально-психологического и юридического характера, имеющих целью предотвращение совершения повторного проступка ребенком. Наиболее слабо развитый в настоящее время вид профилактической деятельности [3].

Кроме того, принято различать профилактику общую и специальную: Общая профилактика предполагает осуществление ряда предупредительных мероприятий, направленных на предотвращение возникновения тех или иных проблем в обозримом будущем ребенка (развитие познавательной активности младшего школьника как определенная гарантия отсутствия проблем в школьном обучении), либо на предупреждение той или иной проблемы непосредственно перед ее возникновением (массовая подготовка детей к поступлению в школу на базе старших групп детских садов как профилактика отклонений в поведении, связанных с кризисом 7 лет — начала обучения).

При организации деятельности по профилактике девиантного поведения младших школьников учителю начальных классов необходимо использовать разнообразные методы воспитания. Все методы оказывают совокупное воздействие на все сферы ребенка. Однако каждый метод воспитания отличается один от другого тем, на какую сферу ученика он оказывает доминирующее воздействие.

В интеллектуальной сфере у младшего школьника необходимо формировать понимание моральных идеалов, принципов и норм поведения.

В мотивационной сфере целесообразно формировать правомерность и обоснованность отношения к моральным нормам: бережное отношение к человеку; сочетание личных и общественных интересов; стремление к идеалу; правдивость; нравственные установки; цели.

В эмоциональной сфере необходимо формировать характер нравственных переживаний, связанных с нормами или отклонениями от норм и идеалов: жалость, сочувствие, доверие, отзывчивость, совестливость и другие.

Методом, оказывающим влияние на эмоциональную сферу ребенка, является внушение. Внушать – это значит воздействовать на чувства, а через них на ум и волю ребенка.

В волевой сфере необходимо формировать нравственно–волевые устремления поступков: мужества, смелости, принципиальности в отстаивании нравственных идеалов.

В сфере саморегуляции необходимо формировать нравственную правомерность выбора: совестливость, самооценку, самокритичность, умение соотнести свое поведение с другими, добропорядочность, самоконтроль, рефлексию и другие

В предметно – практической сфере необходимо развивать способность совершать нравственные поступки, проявлять честное и доброе отношение к действительности; умение оценивать нравственность поступков.

В учебно – воспитательной деятельности по профилактике девиантного поведения младших школьников при определении методов воспитания учителю начальных классов необходимо учитывать возрастные, индивидуальные, личностные особенности воспитанников, степень «социальной запущенности» [1].

Со всем вышесказанным была организована и проведена работа по изучению особенностей профилактических мероприятий, реализуемых в отношении детей «группы риска» в школе.

Цель исследования: рассмотреть профилактические мероприятия, реализуемые в отношении детей группы риска в школе.

Исходя из цели исследования были проведены методики для выявления детей склонных девиантному поведению среди обучающихся 4-ого класса средней общеобразовательной школы (название школы не разглашается в целях сохранения конфиденциальности). Выборка состояла из 19 человек (7 мальчиков и 12 девочек). Данные исследования представлены в Диаграмме 1.

Диаграмма 1

Результаты проективной методики «Кактус»

При изучении уровня агрессивности и тревожности респондентов с помощью проективной методики «Кактус» (М.А. Панфилова) было выявлено, что 43% испытуемых (8 человек) обладают выраженной агрессией по отношению к сверстникам, латентной агрессией к взрослым. Агрессия проявляется вербально, часто в виде защиты, обычно предупреждая нападки со стороны товарищей. Дети испытывают тревогу (52% –10 человек), а также чувство одиночества и незащищенность, потребность в заботе.

Методика диагностики девиантного поведения несовершеннолетних (тест СДП – склонности к девиантному поведению, автор Э.В. Леус). Методика предназначена для измерения оценки степени выраженности дезадаптации с разными видами девиантного поведения. Определяют показатели выраженности зависимого поведения (ЗП), самоповреждающего поведения (СП), агрессивного поведения (АП), делинквентного поведения (ДП), социально обусловленного поведения (СОП) по содержанию вопросов, каждый из которых оценивают в баллах по шкале опросника. Было опрошено 19 человек (7 мальчиков и 12 девочек). Результаты исследования представлены   в  Диаграмме   2.

Диаграмма 2

Исходя из результатов тестирования удалось установить, что у 10 человек (53%) отсутствует социально-психологическая дезадаптация, 8 человек (42 %) имеют легкую степень социально-психологической дезадаптации и 1 человек (5 %) имеет высокую степень социально-психологической дезадаптации.

Однако было выявлено несоответствие результатов двух дигностических методик по шкале агрессивное поведение у трёх мальчиков (Юрий Р., Илья А., Илья С.) и одной девочки (Софья П.). Результаты теста СДП показали, что у обучающихся отсутствует агрессивное поведение, но по результатам методики «Кактус» было выявлено, что в поведении этих обучающихся агрессия носит латентный характер.

Таким образом, исходя из результатов, которые были получены после проведения и интерпретации двух методик, можно сделать вывод о том, что у некоторых обучающихся 4 «Б» класса выявлен высокий, средний и низкий уровень тревожности и агрессии, так же было выявлено, что у большей части класса отсутствует психологическая дезадаптация, но есть обучающиеся у которых присутствует легкая степень психологической дезадаптации и даже присутствует один ученик с высоким уровнем психологической дезадаптации, из этого следует, что необходимо проводить профилактическую работу с обучающимися данного класса.

Был проведен анализ плана воспитательной работы одной из общеобразовательных   школ   города. Обратимся   к   плану.          В паспорте данной программы указаны такие графы, как наименование программы, направление программы, воспитательные задачи, сроки реализации программы, исполнители программы и ожидаемые конечные результаты реализации программы.

В программе представлены такие направление как:

«Я – ЧЕЛОВЕК», нацелено на осмысление школьником себя как частички окружающего мира людей; воспитание гуманизма, милосердия, доброты, культуры общения, дружбы, товарищества, взаимопомощи. А так же воспитание внешней и внутренней культуры ребенка.

«Я И ПРИРОДА», целью данного направление является осмысление обучающимися себя как частички природы; воспитание бережного отношения к природе, создание условий для сохранения здоровья, воспитание негативного отношения к вредным привычкам, создание системы трудового воспитания школьников. В рамках данного направления с обучающимися будут проведены классные часы, различные конкурсы, круглые столы на тему «Береги здоровье смолоду» с привлечением подросткового врача, нарколога, инспектора ПДН ОП № 1. Так же будет осуществлена выставка литературы в школьной библиотеке «Наркотики и СПИД – путь в никуда».

«Я И МИР ИСКУССТВА», направлено на осмысление обучающимися как частицы духовно- нравственного мира (воспитание духовно- нравственных и эстетических качеств личности, развитие творческих способностей, приобщение к культурной жизни класса, школы, города, страны).

«Я И ОТЕЧЕСТВО», которое направлено на осмысление школьником себя как частицы своей Родины; воспитание патриотизма, гражданственности, чувства любви к своему родному краю, потребности изучать его историю, беречь свою Родину; создание в школе доброжелательной атмосферы.

«Я И МОЯ СЕМЬЯ», целью данного направления является подготовка школьника к выполнению основных социальных ролей, сохранение традиций и бережного отношения к своей семье и её традициям, уважительного отношения к старшим. Данное направление нацелено на взаимодействие детей и родителей с помощью различных форм организации мероприятий, например, единый классный час «Урок семьи и семейных ценностей», родительские собрания, конкурсы, где непосредственное участие принимает вся семья «Папа, мама, я – спортивная семья!», проведение различных школьных конференций.

«Я И МИР ЗНАНИЙ», направлено на осмысление школьником необходимости научных знаний как условия нормальной жизнедеятельности в современном мире; воспитание потребности, мотивов, направленности, установок на самостоятельное приобретение знаний. Данное направление включает в себя следующие мероприятия «Правовой всобуч « Устав школы, права и обязанности» и в рамках этой же темы будут произведены встречи с инспектором ПДН ОП №1, встречи с работниками УФСКН по борьбе с наркотиками, работниками ГИБДД, ПДН, а так же с интересными людьми города Курска.

Проанализировов план воспитательных мероприятий, можно сделать вывод, план содержит различные виды работ, не только с обучающимися, но и с семьями в целом, с приглашением различных должностных лиц. В данном плане четко представлено содержание каждого вида работы, его описание и ответственных за его выполнение. Мероприятия проводимые, в рамках каждого направления способствуют выявлению, а так же профилактике детей с девиантным поведением.

На основе анализа плана воспитательной работы на 2019-2020 гг. нами были сделаны выводы о том, что работа по коррекции отклоняющегося поведения проводится в несколько этапов. При этом важна правильность выбранных методов и форм воспитания.

Подведя итог вышесказанному, можно сделать вывод о том, что проявление девиантного поведения детьми младшего школьного возраста напрямую связано со стрессом, который они испытывают в период адаптации к школе, а также с тем, как складываются успехи ребенка в учебе и отношения в школьном коллективе (одноклассники, учителя).

Поэтому каждому учителю начальных классов необходимо систематически осуществлять профилактику девиантного поведения младших школьников и при организации этой деятельности будет учитывать различные факторы, то данный вид деятельности будет способствовать повышению уровня самооценки детей и предотвращение девиатного поведения.

Список литературы

1.   Гребенщикова,  Л. Г. К вопросу изучения деструктивного поведения и предрасположенности к нему у несовершеннолетних / Л.Г. Гребенщикова // Психология в России и за рубежом: материалы Междунар. науч. конф. (г. Санкт-Петербург, октябрь 2011 г.). — СПб.: Реноме, 2011. — С. 40 — 43.           2.   Загвязинский, В.И. Педагогический словарь: уч. пособие для студ. высш. учеб. Заведений / В.И. Загвязинский, А.Ф. Закирова, Т.А. Строкова [и др.]; под ред. В.И. Загвязинского, А.Ф Закировой. – М.: Академия, 2016. — 352 с.                3. Попов, В. А. Девиантное поведение среди несовершеннолетних как социально-педагогическая и психологическая проблема / В.А. Попов, С.А. Колесова // Молодой ученый. — 2017. — №21. — С. 677- 679.           4.  Федеральный государственный образовательный стандарт начального общего образования  /  Министерство образования и науки Российской Федерации.  –  М.: Просвещение,  2010.           5.  Федеральный закон «Об образовании в Российской Федерации» от   29   декабря   2012  г.,  №   273- ФЗ.           6. Федеральная служба государственной статистики: официальный сайт. – Режим доступа: URL: https://www.gks.ru. (дата обращения: 28.03.2020). – Текст: электронный.

Коррекционная работа с детьми с девиантным поведением | Коррекционная работа в школе

Коррекционная работа с детьми с девиантным поведением

Автор: Искандарова Эльвира Раисовна

Организация: ГБОУ Стерлитамакская КШ №25

Населенный пункт: Республика Башкортостан, г. Стерлитамак

Главной задачей воспитания детей с ограниченными возможностями здоровья в коррекционной школе является обеспечение максимально возможного, всестороннего и гармоничного развития, физического, социального и психологического благополучия каждого ребёнка с особым учётом его личностных особенностей и резервных возможностей при коррекционно – развивающей работе.

Успех педагогической работы зависит от того, как будут решены вопросы сдерживания и предупреждения отклоняющего поведения некоторых учащихся. Поведение этих учащихся называется девиантным поведением.

В педагогике под девиантным поведением понимается отклонение от принятых в обществе, социальной среде нравственных норм и ценностей.

В медицине под девиантным поведением понимается отклонение от принятых в обществе норм межличностных взаимоотношений: действий, поступков, совершаемых в рамках психического здоровья.

В психологии девиантным называется поведение, отклоняющееся от нравственных норм, или же как антиобщественный образец решения конфликтов.

Несмотря на некоторые различия в каждом понимании мы видим, что главным критерием девиации является нарушение норм, принятых в обществе. Трудности в поведении учащегося объясняются сочетанием результатов неправильного развития личности и неблагоприятной ситуации, в которой он пребывает, а также недостатками воспитания. Среди наиболее часто встречающихся причин девиантности учёные называют незавершенность процесса формирования личности, отрицательное влияние семьи и ближайшего окружения, зависимость ребёнка от норм и цённостей группы, к которой он принадлежит.

Отклоняющееся от норм поведение у детей зачастую является средством самоутверждения, протестом против требований взрослых. Среди причин социального характера девиантного поведения распространённым является влияние окружения в котором живёт ребёнок. Развиваясь в неблагополучной семье, асоциально, ребёнок усваивает её нормы , противоречащие принятым в обществе, но для ребёнка они правильные, так как у него нет другого опыта. Причиной может стать и низкая материальная обеспеченность среды. Несформированность моральных норм ребёнка заставляют его переступить общественные нормы в виде протеста против условий жизни, а после уже с целью повышения своего уровня жизни.(кражи, грабежи) Здесь нужно сказать, что причиной может быть и наоборот материально благополучная среда. В конфликте со взрослым ребёнок может сам пуститься «на поиски приключений» и найти поддержку в неблагополучной среде, после чего он начинает следовать её законам и нормам.

Среди психологических причин можно назвать наиболее важными те, которые касаются самого ребёнка – это болезни, отставания в учёбе, неуверенность в себе, непонятость другими, одиночество, некоторые эмоциональные и интеллектуальные нарушения.

Остановимся на том, как же проявлется девиантное поведение.

  1. Это когда можно наблюдать в ребёнке отдельные поступки, противоречащие нормам. Явным отклонением является алкоголизм, таксикомания, наркомания.
  2. Крайне опасными проявлениями девиации считаются такие отклонения от нормы, как суициды, сексуальные извращения.
  3. К отдельным признакам девиантного поведения можно отнести такие характеристики, как лживость, курение, раннее начало половой жизни, срыв уроков, прогулы.

В работе над девиантным поведением наиболее сложно приходится с детьми агрессивными, лживыми, неуравновешанными, имеющими психические расстройства. Затруднения добавляют такие проблемы, как воровство, наркомания, грубость в общении, с употреблением ненормативной лексики, неадекватное сексуальное поведение, драки.

Первостепенную роль играет диагностическое отслеживание состояния детей «группы риска», проведение психологических тренингов, консультаций для детей и родителей. На всех этапах работы очень важна помощь школьного психолога. Раньше эффективным в работе с трудными детьми считалось вовлечение их в общественную жизнь школы, где они могли проявлять себя и свою инициативу. Эта форма деятельности стала уже традиционной и менее привлекательной для трудных детей, поэтому в настоящее время требуется немало изобретательности, чтобы этого ребёнка включить в спортивную секцию или в кружок по его интересам.

Основной целью коррекционной и развивающей работы воспитателя по отношению к ребёнку с отклонениями в поведении, является оказание ему помощи в осознании социального самоопределения. Необходимо создание условий ребёнку для того, чтобы ребёнок сам понял о необходимости изменить своё поведение. Другими словами говоря воспитатель должен способствовать самоперевоспитанию учащегося. Этот процесс может проходить при включении нескольких критериев:

1. прежде всего необходим индивидуальный подход к трудному ученику;

  1. определение форм и методов воспитательного воздействия в зависимости от конкретных условий жизни ученика;
  2. необходимо найти общий язык с ребенком, суметь разобраться с волнующими его проблемами;
  3. признать и уважать в ребенке личность, способствовать свободному развитию и совершенствованию его душевного мира;
  4. владеть методами и приемами коррекционной работы с трудными детьми;

В работе с детьми девиантного поведения воспитатель может использовать некоторые приёмы воспитания. Приёмы воспитания детей с девиантным поведением – это педагогические действия, посредством которых на ребёнка оказываются внешние побуждения, изменяющие его взгляды, мотивы и поведение, в результате чего включаются механизмы самовоспитания и коррекции отношений и поступков. Рассмотрим приёмы воспитания.

Первая группа – приёмы индивидуального педагогического воздействия.

Приём — просьба о помощи. Воспитатель, для того чтобы расположить к себе воспитанника и установить доверительный контакт, обращается к нему за советом, рассказав о какой-либо проблеме.

Приём — оцени поступок. Для выяснения нравственных позиций ребёнка и коррекции этих позиций воспитатель рассказывает историю и просит оценить поступки участников этой истории.

Приём – обсуждение. Воспитателем подбираются статьи о совершённых преступлениях или других асоциальных поступках людей. Педагог просит дать оценку этим поступкам. В ходе дискуссии необходимо вместе с ребёнком прийти к правильным выводам.

Приём – добрый поступок. В процессе работы ребёнку предлагается оказать помощь слабому. При этом важно сделать положительную оценку поступка не возводя его слишком высоко.

Приём – мой идеал. В процессе беседы выясняются идеалы воспитанника и делается попытка оценить идеал, выявив его нравственные качества.

Приём – сказка. Этот приём похож на сказкотерапию. Воспитатель сочиняет сказку, герои которой очень похожи на воспитанника и окружающих его лиц. Окончание сказки придумывает ученик с помощью педагога.

Вторая группа – приёмы групповой деятельности.

Приём – импровизация. Учащиеся выбирают сказку, которую смогут обыграть по ролям. Педагогом даётся творческое задание изменить сказку и сыграть на современный лад.

Приём – распределение ролей. Учащиеся самостоятельно распределяют кому и какую роль играть, изменяют реплики героев на современную лексику и манеру говорить. Воспитатель устанавливает правило: реплики должны соответствовать речевым нормам, все мнения необходимо выслушать, критиковать и опровергать можно тактично.

Приём – обмен ролями. Учащиеся обмениваются ролями. Предполагается создание равных условий для проявления инициативы всеми учащимися.

Среди множества мер воздействия на детей с девиантным поведением особое значение имеют методы воспитания. Метод воспитания – это способ реализации целей воспитания. Под методами понимаются такие взаимодействия воспитателя и ученика, в процессе которых происходят изменения качеств личности ребёнка. Перечислим основные методы воспитания.

Для формирования понятий, взглядов, установок используется метод убеждения. Оказывает влияние на эмоциональную сферу ребёнка метод внушение. Внушать –это значит воздействовать на чувства, а через них на ум и волю человека. Совершенствует навыки самостоятельного поведения и формирует волевые качества методы требования и упражнения.

Воспитание социально – нормативного поведения детей, имеющих отклонение в поведении и здоровье может быть успешным только в случае, если личный пример взрослых носит нравственный характер, если в окружении созданы условия для развития самосознания и самоконтроля поведенческих актов.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Приложения:

  1. file0.docx.. 22,4 КБ
Опубликовано: 28.04.2020

Особенности профилактической работы с детьми девиантного поведения в Германии Текст научной статьи по специальности «Социологические науки»

известия вгпу

6. Рекомендации и материалы к организации комплексного коллективного исследования / сост. B.C. Ильин, Н.К. Сергеев, В.В. Сериков. Волгоград: ВГПИ, 1986.

* * *

1. Dyban’ L.S., Kovtun L.G. Edinstvo dejst-vij shkoly, roditelej i trudovogo kollektiva v kom-munisticheskom vospitanii uchashhihsja (iz opyta raboty Iskrovskogo prishkol’nogo internata Urjupin-skogo rajona). Urjupinsk: Urjupinskoe PPO, 1982.

2. Nepreryvnoe pedagogicheskoe obrazovanie. Nauchnaja shkola N.K. Sergeeva: sb. nauch. tr. / nauch. red. N.K. Sergeev; sost. i otv. red. N.M. Borytko. Volgograd: Izd-vo VGPU «Peremena», 2011.

3. Plan meroprijatij po realizacii kollektivom VGPI reshenij aprel’skogo (1984 g.) Plenuma CK KPSS i pervoj sessii Verhovnogo Soveta SSSR odin-nadcatogo sozyva o reforme obshheobrazovatel’noj i professional’noj shkoly. Volgograd: VGPI, 1984.

4. Programma nauchno-issledovatel’skoj raboty po vypolneniju Plana-zakaza Ministerstva prosveshhenija SSSR i RSFSR pedagogicheskim institutam na XII pja-tiletkunatemu:«Metodologicheskieiteoreticheskieosno-vy celostnogo processa formirovanija lichnosti shkol’-nika i studenta. Formirovanie lichnosti uchitelja v processe ego professional’noj podgotovki» / nauch. ruk. V.S. Il’in, S.N. Glazachev. Volgograd: VGPI, 1986.

5. Regional’naja programma razvitija narodnogo obrazovanija Volgogradskoj oblasti na 1991 — 1992 gody (nauchno-proizvodstvenno-pedagogicheskij kompleks). Volgograd: VGPI, 1991.

6. Rekomendacii i materialy k organizacii kom-pleksnogo kollektivnogo issledovanija / sost. V.S. Il’in, N.K. Sergeev, V.V. Serikov. Volgograd: VGPI, 1986.

Potential of educational complexes in improvement of continuous pedagogical education

The article deals with the historical experience of common activities of the scientists of the Volgograd State Socio-Pedagogical University and the education workers of the Volgograd region in the development and implementation of the ideas of continuous pedagogical education. The author describes the structure of the scientific, productive and educational complex, the role of the university in it as a structure-forming component.

Key words: complex and target programme, scientific, productive and educational complex, continuous education, professiogram.

(Статья поступила в редакцию 22.07.2017)

и.с. бессарабова, н.н. бурдыкина

(волгоград)

особенности

профилактической работы с детьми девиантного поведения в германии

Представлен анализ современных трудов немецких ученых по проблеме профилактики девиантного поведения детей до 14 лет, выявлены особенные характеристики данного направления социально-педагогической работы в Германии на современном этапе.

Ключевые слова: дети с девиантным поведением, помощь детям и молодежи, меры воспитательного характера, профилактика преступного поведения детей, целевые группы.

В современной Германии успешно функционирует тщательно разработанная система помощи детям и молодежи. В данном случае подразумевается социально-педагогическая поддержка детей и молодых людей в различных жизненных ситуациях, а также оказание помощи родителям в вопросах семейного воспитания. Современная модель социально-педагогической помощи подрастающим гражданам сформировалась в ходе оживленных дискуссий в обществе по поводу роста числа детей, имеющих девиантное поведение. Исследования немецких ученых (Г. Гэбриэль, Б. Хол-тузен, Х. Шафер) показали, что негативные отклонения в поведении имеют не только дети-сироты, дети из неблагополучных семей, но и дети вполне благополучных родителей, обеспеченные, на первый взгляд, всем необходимым для нормального развития [6].

Ребенок с девиантным поведением отличается особыми эмоциональными и психическими нарушениями в развитии. При отсутствии своевременной социально-педагогической работы они могут перерасти в устойчивые личностные нарушения и негативно отразиться на будущей жизни человека. По мнению ряда исследователей (Х.-Дж. Альбрехт, Г. Биндель-Когель, М. Гесслер), общество остро ощутило необходимость участия профессионалов в вопросах воспитания детей [1; 3]. Данное профессиональное «вмешательство» в жизнь семьи закреплено в Германии на законодательном уровне в Законе о помощи детям и молодежи (ЮМег-иМ Jugendhilfe — KJHG), ко-

© Бессарабова И.С., Бурдыкина Н.Н., 2017

торый вступил в силу в июне 1990 г. Несмотря на то, что в данном документе было введено понятие «помощь детям и молодежи», социально-педагогические услуги не ограничиваются только работой с детьми. В первую очередь специалисты изучают ближайшее окружение ребенка — родителей, которые имеют право и обязаны выполнять свои воспитательные функции. В Законе о помощи детям и молодежи подчеркивается, что при нарушениях в семейном воспитании родители имеют право на профессиональную помощь и поддержку. Согласно закону, службы социально-педагогической поддержки призваны оказывать квалифицированную помощь семьям не только в кризисных ситуациях, но и в преодолении текущих проблем в вопросах воспитания, способствовать формированию и сохранению внутри семьи атмосферы взаимоуважения, добра и взаимопомощи. Иными словами, профессиональные педагоги и социальные работники помогают членам семьи научиться общаться друг с другом во имя общего семейного блага.

В Германии в последние годы возрастает беспокойство педагогической общественности в связи с ростом числа несовершеннолетних правонарушителей. Возраст правонарушителей, по данным статистики, становится моложе, а характер их преступлений — серьезнее [5]. В этой связи журнал «Шпигель» опубликовал тревожную статью под названием «германия растит маленьких монстров, и никто не знает, что с этим делать» [7, с. 360]. «Монстры» в данной статье — это дети в возрасте до 14 лет, которые совершили несколько тяжких преступлений, но не могут быть осуждены, потому что они не достигли возраста уголовной ответственности. Активные обсуждения этой проблемы привлекают внимание общественности особенно тогда, когда единичные случаи (как правило, сенсационного характера) получают освещение в СМИ по всей стране. Ток-шоу в сочетании со статьями в журналах и газетах убеждают граждан, что картина детства в современной германии неотделима от преступности и насилия. Проблема преступного поведения несовершеннолетних в последнее время вновь обострилась после ряда сенсационных событий в немецких школах. Внимание было сосредоточено на насилии в школах со стороны учеников по отношению к учителям и учащимся. По мнению немецких педагогов и социологов (С. гупс, Х. Пермин, П. Рикер), преступное поведение

КИЕ НАУКИ —

среди детей будет еще долго «возглавлять список серьезных болезней современного общества» [10].

Краткий исторический обзор. Общество всегда сталкивалось с необходимостью решения проблемы уголовной ответственности среди молодых людей, даже если в тот или иной период не уделялось должного внимания трудностям, которые испытывает молодежь в процессе социализации. еМ-gerichtsbewegung) было направлено на пересмотр уголовного законодательства с целью продления свободы от судебного преследования до тринадцати лет. Эта цель была достигнута только к 1923 г., когда в истории Германии появился первый закон о суде по делам несовершеннолетних (Jugendgerichtsgesetz), согласно которому возраст уголовной ответственности наступает в четырнадцать лет.

Предложения о повышении планки уголовной ответственности до шестнадцати лет обсуждались в 1970-е гг. в западной Германии [9]. Такие усилия оказались безрезультатными, поэтому возраст уголовной ответственности в Германии остается неизменным на протяжении почти полувека. Однако это не мешает некоторым политикам в последние годы выступать с требованием об уменьшении возрастной границы, определяющей дееспособность правонарушителя (Schuldunfahigkeit), до двенадцати лет. В первую очередь, они объясняют это необходимостью совершенствования системы наказания [Там же]. Данное предложение встречает неодобрение социологов, педагогов, психологов и лиц, ответственных за разработку и реализацию молодежной политики. Четырнадцать лет — это европейский средний возраст для наступления уголовной ответственности. Изменения могут повлечь серьезные последствия [Там же]. Напомним, что на

ИЗВЕСТИЯ вгпу

сегодня § 19 Уголовного Кодекса Германии (Strafgesetzbuch — StGB) устанавливает, что недееспособными являются все подростки, не достигшие 14 лет.

Перейдем к обзору картины преступного поведения среди детей в современной Германии, масштабы которой отражены в статистике Федерального управления уголовной полиции (Bundeskriminalamt) [4]. С начала 2000-х гг. отмечено заметное увеличение числа подозреваемых в совершении преступлений (в возрасте до четырнадцати лет): 152,774 подозреваемых детей были зарегистрированы в 2002 г. , отмечен рост преступности на 5,9 % по сравнению с 2001 г. В 2003 г. 5,4 % всех зарегистрированных подозреваемых в совершении преступления были дети до 14 лет, 23 % — подростки и молодежь (от 14 до 18 лет) и 22,8 % -взрослые в возрасте от 21 до 30 лет. С 2003 г. самым частым преступлением, совершаемым как немецкими (104 757), так и ненемецкими (21 601) детьми до 14 лет, была магазинная кража. На втором и третьем месте находятся повреждение имущества и телесное повреждение. В возрастной группе от 18 и моложе 21 года молодые люди чаще всего начинают продавать или употреблять наркотики (увеличение на 1,8 % к 2002 г.), за этим следуют мошенничество (увеличение на 12,2 % к 2002 г.) и телесное повреждение (увеличение на 4,1 % к 2002 г.). В целом доля подозреваемых в совершении преступления детей с 2000 г. повысилась [Там же].

В ходе публичных дебатов эти цифры были восприняты как точное отражение реального уровня преступности несовершеннолетних, хотя само Федеральное управление уголовной полиции обратило внимание на то, что данные статистики являются неточными, поскольку не всегда о каждом преступлении сообщается в полицию. Количество незаявлен-ных преступлений варьируется в зависимости от вида правонарушения, готовности общественности сообщить в полицию и тщательности сбора данных. Таким образом, по мнению экспертов, уголовная статистика полиции не обеспечивает точный учет уголовных преступлений, а только более или менее приближена к этой реальности.

Как считают немецкие исследователи данной проблемы (Г.-Дж. Кернер, Е. Вайткамп, С. Хубер, К. Райх и др.), важно помнить, что никаких достоверных выводов, касающихся детской преступности, нельзя сделать на основе статистических данных. Статистики для ма-

лолетних преступников не существует по той простой причине, что люди, не достигшие возраста уголовной ответственности, не могут быть осуждены [8].

Ответственность несовершеннолетних в Германии предусматривается уголовным кодексом (Strafgesetzbuch) Германии и Законом о правосудии для несовершеннолетних (Jugendgerichtgesetz). законодательство Германии в отношении несовершеннолетних направлено не на устрашение, а в большей мере на воспитание малолетних правонарушителей. В уголовном кодексе Германии описаны действия, за которые несовершеннолетние подлежат привлечению к уголовной ответственности. Действия, не описанные в уголовном кодексе, наказанию не подлежат. Решение о вынесении наказания или оставлении молодого нарушителя без наказания выносится в ходе судебного разбирательства.

В соответствии с немецким уголовным законодательством, важную роль при вынесении наказания несовершеннолетнему правонарушителю играет не столько совершенный им проступок, сколько всесторонняя оценка личности молодого человека. Так, имеет значение вменяемость лица, совершившего преступное деяние, т.е. осознание подростком в силу своего развития противоправности собственного поступка и того, что за свое деяние он может быть привлечен к уголовной ответственности. Данные критерии влияют на ход судебного разбирательства, назначение мер наказания и его исполнения.

Дети в возрасте до 14 лет не могут быть привлечены к уголовной ответственности. Их вину или невиновность просто невозможно установить с юридической точки зрения. Поэтому, по мнению исследователей (Е. Хель-минг, Х. Шатнер, Х. Блюмль), говорить о детской преступности не совсем верно. Более точным является термин «преступное поведение детей» [Там же].

Если же возраст подростка составляет от 14 до 18 лет, и такой подросток, совершая преступление, осознавал, что он совершает действие, нарушающее закон, и за это он может быть привлечен к уголовной ответственности, тогда уголовное наказание к нему может быть применено.

Молодые люди в возрасте от 18 до 20 лет подлежат привлечению к уголовной ответственности наравне со взрослыми. Для них не существует какой-либо мягкой меры наказания в связи с их возрастом. Но и это прави-

ло имеет исключение — такие нарушители могут частично нести уголовную ответственность лишь в том случае, если будет доказано, что во время совершения преступления их умственное и моральное развитие или условия и мотивы преступления соответствовали развитию несовершеннолетнего. Чаще всего несоответствие возрастному умственному развитию встречается у восемнадцатилетних, т.е. их действия и поведение часто соответствуют развитию несовершеннолетнего. Для привлечения же по такой схеме девятнадцатилетних и двадцатилетних необходимо особое обоснование.

Следует выделить меры воспитательного характера, предусмотренные законодательством Германии. В соответствии с § 5 абзацами 1 и 2 Закона о правосудии для несовершеннолетних в Германии предусмотрены следующие санкции: воспитательные меры, исправительные меры и меры наказания для несовершеннолетних. При этом следует отметить, что чаще всего к виновному лицу, если такое возможно в силу характера противоправного деяния и личности совершившего правонарушение, применяются в первую очередь меры воспитательного характера.

§ 10 Закона Германии о правосудии для несовершеннолетних содержит перечень предписаний, которые могут служить мерами воспитательного характера и должны быть направлены на развитие важных для личности качеств, которые в дальнейшей жизни могут быть полезны как для самого несовершеннолетнего правонарушителя, так и для общества. Сюда относятся:

— участие в социальной групповой работе, тренингах с целью развития у ребенка чувства ответственности, способности самостоятельного разрешения конфликтов мирным путем;

— участие в занятиях по изучению правил дорожного движения с целью предотвращения дорожно-транспортных происшествий и опасных ситуаций на дороге;

— отработка рабочих часов с целью воспитания уважения к труду и т.п.

Контроль за выполнением предписаний возлагается на Службу молодежной судебной помощи.

За детей моложе 14 лет, которые совершают противоправные действия, несут ответственность родители, школа (даже если инциденты такого преступного поведения происходят не на территории школы) и Служба молодежной судебной помощи. Зона ответствен-

жие науки —

ности и объем вмешательства определяются в разделе 1 данной службы, в котором представлена цель работы этой организации — защита прав детей, содействие их личностному развитию и помощь в их становлении как сознательных, законопослушных, честных и социально ответственных граждан. Служба молодежной судебной помощи играет важную воспитательную роль в деле профилактики преступного поведения молодежи.

Профилактика преступного поведения детей. Обострение проблемы преступного поведения несовершеннолетних в Германии в последние десятилетия усилило поиск превентивных мер по работе с молодежью. Следует отметить, что в последние годы для такой работы активно привлекаются сотрудники полиции, которые предварительно проходят специальный инструктаж при помощи педагогов, психологов, социальных и медицинских работников.

Как отмечает М. Кестерман, «полицейских можно теперь часто видеть не только в школах, где они обучают детей правилам дорожного движения и поведения на улице, но и в составе постоянных членов Службы молодежной судебной помощи, которая раньше обращалась к ним только в крайних случаях» [2, с. 39]. Это расширение обязанностей правоохранительных органов обусловлено тем, что общественность все чаще стала видеть в преступном поведении детей угрозу для благополучия общества. На страницах педагогической печати все чаще выражается обеспокоенность не только успеваемостью учеников, но и агрессией и насилием, которые дети проявляют друг к другу [6; 8].

Для правильной организации социально-педагогической работы с детьми девиантно-го поведения создаются так называемые целевые группы (детей, подозреваемых в мелких правонарушениях; детей, подозреваемых в серьезных правонарушениях; детей, склонных к совершению преступления, но еще не преступивших закон).

Немецкие психологи Д. Билер, У. Хольт-фретер выделяют внутри каждой целевой группы конкретные подгруппы, которые позволяют объединить детей со схожими отклонениями в поведении и сделать программу по работе с детьми более адресной:

— склонных к бродяжничеству;

— совершавших побеги из интернатов;

— совершавших акты вандализма;

— не посещающих школу;

ИЗВЕСТИЯ ВГПУ

— имеющих родителей, которые пренебрегают своими обязанностями;

— употребляющих наркотики, алкоголь.

Исследователи подчеркивают, что есть

дети, которые могут принадлежать к нескольким подгруппам одновременно, т.е. иметь целый ряд проблем, что требует индивидуального подхода [2; 9].

Социально-педагогическая работа с детьми девиантного поведения в Германии сегодня направлена на то, чтобы поставить де-виантное поведение ребенка под социально-педагогический контроль. для этого она имеет две основные цели: профилактическую и реабилитационную. Для достижения профилактической цели разрабатывается комплекс мер, которые должны обеспечить достижение желаемого результата. Например, создается рабочая группа из специалистов разного профиля по обеспечению социальной защиты детей (ребенка). В нее могут входить социальные педагоги, учителя, психологи, медработники, полицейские. Данная группа разрабатывает комплекс мероприятий по работе с детьми и их родителями, помогает создать в школе и дома благоприятную воспитательную среду, гармонизировать отношения детей друг с другом, с родителями, учителями.

Важной формой работы на профилактическом этапе является организация досуга детей. Исследователи (П. Кревен, А. Коль, Г.В. Вит-кемпер и др.) отмечают, что дети имеют много незаполненного времени, что может привести к негативным последствиям [6]. Грамотная организация досуга может помочь в восстановлении физических и психических сил ребенка, развитии его способностей и интересов, а также коммуникативных умений, необходимых для успешной социализации. Эти мероприятия, например, включают в себя организацию различных клубов для подростков, программы по борьбе с наркоманией среди молодежи, обучение технике личной безопасности. Положительно зарекомендовали себя полицейские атлетические клубы, которые привлекают несовершеннолетних детей не только к спортивным занятиям, но и к участию в полезных делах на территории школы или микрорайона и тем самым способствуют укреплению отношений между детьми, а также гармонизируют атмосферу в семье, т.к. родители тоже активно включаются в работу.

Социально-педагогическая работа реабилитационного характера направлена прежде всего на преодоление в сознании ребенка мыс-

лей о его бесполезности и ненужности как личности; на обучение подростка доступным для него видам труда; восстановление способности к нормальной жизни в обществе; развитие личностных качеств, необходимых для формирования у ребенка активной жизненной позиции, уверенности в своих силах, для овладения положительными социальными ролями и правилами общественного поведения.

Социально-педагогическая работа реабилитационного характера, как указывают немецкие исследователи, состоит из следующих последовательных этапов: установления контакта, проведения диагностики, разработки реабилитационной программы, постреабилитации [8].

На этапе установления контакта рабочей группы и семьи ребенка специалистам следует учитывать следующие важные моменты, от соблюдения которых зависит успешный переход к следующей стадии.

— После знакомства обязательно обсуждение общих правил работы (частота визитов специалистов, территория, необходимость обращения к конкретным службам, гарантия сохранения в тайне семейных проблем, выполнение рекомендаций специалистов членами семьи и т.п.) и взаимных ожиданий от совместной работы.

— Необходимо объяснить членам семьи, что решение проблемы не может быть сиюминутным, поэтому необходим период адаптации семьи и рабочей группы друг к другу.

— Специалисты участвуют в личной жизни семьи, но при этом остаются профессионалами, соблюдая профессиональную дистанцию, проявляя вежливость и уважение к членам семьи.

— Специалистам необходимо вести себя ненавязчиво, но при этом постоянно держать ситуацию под контролем, проявлять заинтересованность жизнью семьи и внимание к ней.

— Следует давать родителям возможность самим принимать решения, тактично направляя их при необходимости, т.к. у родителей не должно возникать чувство вмешательства постороннего человека в воспитание ребенка.

— Требуется соблюдать иерархию в семье, сохраняя авторитет родителей в глазах ребенка.

— Необходимо исключить с самого начала негативный настрой по отношению к семье и не допускать отрицательных прогнозов, несмотря на степень проблемности семьи.

— Нельзя допускать переноса личных симпатий или антипатий на членов семьи.

— Следует стремиться к консолидации своих усилий, направленных на решение общей проблемы, с усилиями всех членов семьи.

— Надо помнить, что без успешного установления контакта невозможно перейти к этапу диагностики.

На этапе диагностики определяются степень отклонения в поведении, причины такого поведения, анализируются особенности ближайшего окружения ребенка (семья, соседи, сверстники, школа) и мотивационной сферы самого ребенка; уровень сформированности личностных качеств ребенка, самооценки, познавательных интересов. Итогом должна быть развернутая характеристика ребенка с подробным описанием проблемных зон.

В § 62 Закона о помощи детям и молодежи оговаривается характер информации, которую имеют право собирать специалисты для работы с семьей ребенка, а также подчеркивается, что информация открыто обсуждается со всеми, кого она касается. В начале работы специалист обращается к информации о проблеме ребенка, над которой он планирует работать, о климате в семье и воспитательных потребностях семьи.

Далее специалисту необходимо профессионально оценить полученную информацию для определения характера требуемой помощи и длительности работы с семьей. В итоге дается профессиональное обоснование о необходимости оказания конкретной помощи семье на определенный период.

Затем анализируются воспитательные потребности семьи для совместного выбора рабочей группы и оценки социально-педагогических возможностей локальных учреждений. родителей необходимо подробно проинформировать о характере помощи и ее возможных результатах. Как подчеркивает Б. Дитц, специалисты не ставят задачу воспитания родителей и ребенка, они призваны поддерживать и направлять усилия родителей на благо всей семьи [4].

Ряд исследователей (С. Гупс, Х. Пермин, П. Рикер) обращают внимание на то, что диагноз в социально-педагогической работе необходим для формулирования гипотезы и разработки на ее основе плана социально-педагогического вмешательства [10]. В отличие от медицинского диагноза, в социально-педагогической работе семья активно включается в постановку диагноза, т. е. родители и ребенок вместе со специалистом формулируют проблему. При этом социально-

жие науки —

педагогический диагноз не имеет статичного характера, т.к. ситуация в семье может измениться в любую сторону. Поэтому диагноз не является единственным основанием для оказания помощи семье. Диагноз сопровождается обсуждением в группе из нескольких специалистов, т.е. проводится комплексная работа, в которую также включена семья. Следовательно, процесс постановки диагноза — двусторонний.

Разработка реабилитационной программы происходит с участием самого ребенка и его родителей. она направлена на формирование и (при необходимости) коррекцию представлений ребенка о нравственных ценностях, овладение ребенком необходимыми социальными ролями и правилами поведения в социуме. Программа имеет индивидуальный характер для каждого ребенка.

Исследователи (С. Гупс, Х. Пермин, П. Ри-кер) обращают внимание на важность следующих задач на данном этапе. Во-первых, это сопровождение семьи. Например, специалист может посещать конкретные инстанции в интересах семьи и ребенка; или специалист освобождает родителей от некоторых обязанностей (сопровождает ребенка в школу, кружок, секцию, на прогулку, посещает школьные собрания и т.п.). Выполнение этой задачи, по мнению ученых, не обязательно должно привести к ожидаемым переменам в семье, но она поможет более четко сформулировать воспитательный заказ семьи, что является второй задачей данного этапа. Это положит начало верному направлению в поиске решений проблемы.

определение четкого воспитательного заказа — важный момент, т.к. часто представления специалистов и родителей о проблеме не совпадают, и им трудно достичь договоренности по поводу ключевых аспектов проблемы. Правильно поставленные задачи служат предпосылкой к решению главной семейной проблемы, поскольку они конкретизируют общую проблему по характеру трудностей. Некоторые трудности требуют срочного решения, другие могут быть рассчитаны на длительное время, следовательно, разрабатывается проблемная иерархия. оказание помощи целесообразно, по мнению С. Гупс, начинать с решения краткосрочной трудности, но при этом следует не откладывать долгосрочные трудности, а работать над ними параллельно [10]. Здесь прослеживается главная задача специалистов — они поддерживают и на-

ИЗВЕСТИЯ вгпу

правляют семью в выборе способов решения менее сложных аспектов проблемы и помогают понять неотложность решения более сложных аспектов.

Основная задача этапа постреабилитации заключается в социальном оздоровлении внутреннего мира ребенка, т.е. в том, чтобы помочь ребенку наладить гармоничные отношения со сверстниками, учителями, родителями и другими членами семьи, оказывать своевременную поддержку в проблемных ситуациях.

Ряд немецких ученых (Г. Гэбриэль, Б. Хол-тузен, Х. Шафер) выделяют главные принципы социально-педагогической работы с трудными детьми, которые гарантируют ее эффективность:

— внимание к физическому, эмоциональному и психическому состоянию ребенка;

— предъявление посильных требований к ребенку, создание для него ситуаций успеха, недопущение отрицательных ожиданий;

— постоянная мотивация в учебе, акцентирование внимания даже на незначительных достижениях;

— постоянное привлечение ребенка к полезной трудовой деятельности, представляющей не только общественную пользу, но и личный интерес для него;

— сведение до минимума чтения нравоучений;

— постоянное проявление уважения, доверия, терпения и выдержки по отношению к ребенку даже при сопротивлении с его стороны [6].

Таким образом, социально-педагогическая работа с детьми направлена на то, чтобы заменить асоциальные формы поведения ребенка общественно одобряемыми и полезными, направить природный потенциал и активность ребенка на его личностный и профессиональный рост. Изучение немецкого опыта может быть полезным для российских специалистов при проектировании процесса социально-педагогической работы с семьей. Выявление особенностей данной работы в Германии дополняет теорию воспитания и расширяет поле теоретических и практических исследований в области зарубежной и сравнительной педагогики.

Список литературы

1. Albrecht H.-J. Ist das deutsche Jugendstrafrecht noch zeitgemäß? // NJW-Beilage: Reports for the Criminal Law Section of the 64th Conference of German Lawyers. 2015. Vol. 23. P. 26-33.

2. Bieler D. Arbeit mit jugendlichen Aussiedlern im Jugendvollzug. Chancen auf ein neues Leben nach der Entlassung, München, 2011.

3. Bindel-Kögel G., Hessler, M. Vermeidung von Untersuchungshaft in Berlin // DVJJ-Journal. 2013. Vol. 10. P. 289-300.

4. Dietz B. Zum Lebenskontext Jugendlicher Aussiedler / innen Youth At Risk? // Niedersächsische Landesstelle gegen die Suchtgefahren (ed.), Sucht und Migration. Suchtgefährdung und Suchthilfekonzepte für junge Drogenkonsumierende aus Osteuropa. Tagungsdokumentation, Hannover, 2014.

5. Dünkel F. Jugendstrafrecht: Streit um die Reform // Neue Kriminalpolitik. 2012. Vol. 14. P. 9093.

6. Gabriel G., Holthusen B., Schäfer H. Projects to Prevent Juvenile Delinquency: Between the Wish to Help and the Call for Punishment in Germany [Electronic resource]. URL: http://youprev.eu/pdf/ YouPrev_LocalInterviews_DE.pdf (дата обращения: 14.06.2017).

7. Giest-Warsewa R. Junge Spätaussiedler — Ihre Lebenswelt und ihre Sichtweisen // DVJJ-Journal. 2011. Vol. 9. P. 356-361.

8. Helming E., Schattner H., Blüml H. Handbuch Sozialpädagogische Familienhilfe. Baden-Baden: No-mos-Verlag, 2004.

9. Holtfreter U. Das Kulturgut des deutschen Volkes erhalten. Zur Integration von Aussiedlern // Sozialmagazin. 2014. Vol. 24. P. 14-21.

10. Hoops S., Permien H., Rieker P. Zwischen null Toleranz und null Autorität: Strategien von Familien und Jugendhilfe im Umgang mit Kinderdelinquenz [Electronic resource]. URL: http://www.iprt.ie/files/ IPRT-Turnaround-web-optimised.pdf (дата обращения: 14.06.2017).

Features of preventive work with children of deviant behavior in Germany

The article deals with the modern works of German scientists on the issue of prevention of deviant behavior of children under 14 years old. The authors identify some special characteristics of this sort of socio-pedagogical work in Germany at the current stage.

Key words: children of deviant behavior, support of children and youth, educational measures, prevention of criminal behavior of children, target groups.

(Статья поступила в редакцию 26.06.2017)

Особенности работы социального педагога с детьми девиантного поведения

Автор:Пугачева Элла Александровна, студентка 351 группы БИСГУ


Аннотация: В статье рассматривается проблема девиантного поведения у подростков, определяются причины его возникновения и основные направления работы социальных педагогов по духовно – нравственному воспитанию детей, поведение которых отклоняется от нормы.


Общество всегда уделяет особое внимание проблеме поведения людей, которое не соответствует общепринятым или официально установленным социальным нормам. Религия, литература, искусство, наука, философия с различных сторон рассматривают и оценивают это явление. Тем самым, проблема отклоняющегося поведения обусловила возникновение в рамках психологии особого направления (специальной психологической теории) психологии девиантного поведения. К концу XX столетия психология девиантного поведения обрела исключительный статус: она стала одним из основных направлений социальной и педагогической психологии.

В последние годы в связи с общим кризисом российского общества интерес к проблеме отклоняющегося поведения значительно возрос, что обусловило необходимость более тщательного исследования причин, форм, динамики девиантного поведения, поиска более эффективных мер социального контроля превентивных, профилактических, коррекционных, реабилитационных и других действий. Подобный подход определяет его новизну и стимулирует заметное развитие теории психологии девиантного поведения и необходимость знакомства с ее основами более широкого круга специалистов: психологов, педагогов, юристов, работников культуры, менеджеров, социальных работников, медиков и др.

Существуют разные подходы к определению понятия девиантного поведения, которые исходят из различного понимания нормы: социологический, психологический и биологический. Социологический подход определяет девиацию как отклонение от общепринятых, усредненных стереотипов поведения и выделяет два типа девиантного поведения — созидающей и разрушительной направленности. Девиантное поведение деструктивной направленности – совершение человеком или группой людей социальных действий, отклоняющихся от доминирующих в социуме социокультурных ожиданий и норм, общепринятых правил. Вследствие этого данный подход отождествляет разрушительную (асоциальную) девиацию только с преступностью – поведением, уголовно наказуемым, запрещенным законом, и является лишь одной из форм данного вида девиантного поведения. Психологический подход рассматривает девиацию как отклонение от естественного для конкретного индивида поведения. Поэтому некоторые ученые считают девиантным поведение зацикленности на чем-то одном, хотя оно может и не носить антисоциальный характер. Социально-психологический подход объясняет причины, влияющие на появление отклоняющегося поведения: девиантное поведение – результат сложного взаимодействия процессов, происходящих в обществе и сознании человека.

Тем не менее, все ученые сходятся во мнении, что к отклоняющемуся поведению относятся различные действия подростков агрессивного, антисоциального, аддиктивного характера (алкоголизм, токсико- и наркомания), различные правонарушения, и такие типично подростковые реакции, как реакция оппозиции, побеги из дома, реакция группирования со сверстниками. Последние формы обычно не носят патологический характер и должны с взрослением исчезать.

Появление нарушений поведения подростков зависит от взаимодействия многих факторов. В.В. Ковалёв предложил рассматривать их по трём осям: социально-психологической, клинико-психопатологической и личностно-динамической. Остается спорным вопрос о том, как взаимодействуют разного рода факторы, определяя нарушенное поведение. Обычно выделяется три типа причин: социальные, личностно-психологические и биологические. Недостаточно изученной является роль наследственности, хотя примеры девиантного поведения приёмных детей, воспитывающихся с раннего возраста в благополучных семьях, достаточно показательны. Ведущими признаны личностные особенности подростков, которые складываются под влиянием среды. Не существует какой-либо конкретной черты, предопределяющей девиации в поведении, но комплекс черт, который может, но не обязательно, привести к поведенческому отклонению. Обычно этот комплекс черт включает в себя такие качества, как тревожность, конфорность, заниженная самооценка и другие. Сам подростковый возраст является предпосылкой возникновения девиантного поведения. Процесс физического и психического развития вызывает изменения эмоционально-ценностного отношения к себе и появления недовольства собой и окружающими. Подростки, демонстрируя самоуверенность, черствость и развязанное поведение, часто испытывают робость, застенчивость и повышенную чувствительность. Кроме того, необходимо отметить все возрастающую роль средств массовой информации, как одного из социальных факторов, пропагандирующих агрессивные формы поведения. Общеизвестно, что подростки в наше время, как и в любое другое, являются одним из наименее защищенных слоев населения. Следовательно, если не заниматься выявлением и профилактикой девиантного поведения в подростковом возрасте, то эта проблема не исчезнет, несмотря на обилие разработок научных концепций и теорий девиации, но тем не менее знать их необходимо.

Работа социального педагога с девиантными подростками должна основываться как на симптоматическом подходе (работа с конкретными симптомами отклонений), так и на каузальном, т.е. профилактическом, подходе (снятие причин, факторов и условий, их провоцирующих). Задачей современного педагога является именно то, чтобы — установить доверительные отношения с «трудным» подростком и способствовать его развитию, а также создать благоприятные условия для саморазвития и становления самосознания.


Межрегиональная Интернет-конференция «Формирование духовно-нравственного мировоззрения школьников в процессе обучения»

Обучение и воспитание детей с девиантным поведением, как наиболее актуальная проблема современной педагогики и психологии

В статье речь идет о проблемах в обучении и воспитании детей с отклоняющимся от норм поведением. Особое внимание уделено функциям всех участников образовательного процесса для успешной организации профилактической работы девиантного поведения учащихся.

В общеобразовательных школах учитель всегда ориентируется на «среднего» ученика и учит всех одинаково. Однако, необходимо помнить, что каждый ученик развивается по-своему и каждый ребенок – индивидуален!

Вопрос обучения, развития и воспитания детей с девиантным, то есть, отклоняющимся от норм, поведением является одним из наиболее актуальных в современной педагогике и психологии. Проблему социальной адаптации детей данной категории исследовали многие ведущие ученые педагоги и психологи, а также родители и учителя на протяжении десятилетий.

Часто педагоги сталкиваются с тем, что, решая возрастные задачи развития, подростки используют неадекватные (неконструктивные) стратегии поведения, что приводит к школьной и социальной дезадаптации учащегося и требует коррекции.

В подростковый период у учащихся активно формируется самосознание и вырабатывается собственная независимая система самооценки, что очень важно для процесса развития личности. Однако, структура личности подростка еще неустойчива, что сильно сказывается на его поведении и взаимодействии с окружающими, так как в современной мире количество проблем в подростковой среде неуклонно растет.

Увидеть в каждом ученике неповторимые качества, понять и принять его индивидуальность – вот главная задача современной школы!

Работа педагогов с «трудными» подростками главным образом должна быть направлена на создание условий для развития жизненно необходимых навыков и формирование адекватных, конструктивных способов решения проблем, позволяющих противостоять негативным ситуациям.

Для того чтобы работа с учащимися с девиантным поведением, была наиболее эффективной, образовательным учреждениям необходимо разработать индивидуальные программы сопровождения каждого учащегося. Причем такая работа должна осуществляться комплексной группой специалистов: классными руководителями, педагогами-предметниками, социальным педагогом, педагогом-психологом, школьным врачом, администрацией школы и, безусловно, родителями или законными представителями обучающихся. Необходимо не забывать, что современная школа – это школа сотрудничества учителей, детей и родителей, ради развития в ребенке культурной личности и творческой индивидуальности.

Особое внимание необходимо уделить внеурочной деятельности учащихся с девиантным поведением, постараться вовлечь их в различные внеклассные мероприятия, заинтересовать и поддержать в них инициативу.

Какие же направления должны раскрываться и поддерживаться во внеклассных мероприятиях? На что следует обратить особое внимание подростков с девиантным поведением?

Учащиеся с девиантным поведением за время обучения в школе должны научиться следующим навыкам:

  1. Знакомиться со сверстниками, выбирать друзей и правильно общаться с ними;
  2. Принимать компромиссные и положительные решения;
  3. Уверенно чувствовать себя в конфликтной или стрессовой ситуации;
  4. Решать проблемы адекватными и конструктивными способами;
  5. Развить в себе неприязнь к вредным привычкам, таким как, алкоголизм, табакокурение и наркомания, а также воровство, сквернословие, ложь и жестокость.

Работа с учащимися с девиантным поведением во внеурочной деятельности предполагает использование активных форм и методов работы, таких как, мозговой штурм, классная дискуссия, драматические представления или ролевое моделирование и т.д.[1, с.4]

Любое образовательное учреждение обладает рядом возможностей для организации профилактической работы девиантного поведения учащихся [2, с.40]. Для того чтобы подобная работа была успешной и имела положительный результат, все участники образовательного процесса должны придерживаться своего направления и четко выполнять поставленные перед ними задачи.

Функции администрации школы:

  • Осуществляет оценку ресурсов, возможностей, условий для реализации работы в школе с участием педагогического коллектива;
  • Создает благоприятные условия для работы;
  • Осуществляет контроль над работой всех участников образовательного процесса;
  • Мотивирует деятельность всех участников образовательного процесса;
  • Подводит итоги работы.

Функции социального педагога:

  • Оказывает помощь в работе психологу по планированию, организации, контролю, мотивации деятельности участников образовательного процесса;
  • Осуществляет работу по проведению индивидуальных и групповых занятий с детьми данной категории и их родителями;
  • Разрабатывает и организовывает мероприятия, направленные на профилактику правонарушений.

Функции медицинской службы школы:

  • Принимает участие в занятиях с детьми;
  • Работает с родителями;
  • Разрабатывает и организовывает мероприятия, направленные на формирование здорового образа жизни у учащихся.

Функции психологической службы школы:

  • Планирование и организация работы с учащимися с девиантным поведением;
  • Подготовка специалистов;
  • Контроль над работой специалистов;
  • Психопрофилактическая работа с детьми и родителями.

Функции заместителя директора по воспитательной работе:

  • Планирует и осуществляет организацию и проведение мероприятий, объединяющих учащихся и отвечающих их потребностям, что способствует превращению класса и школы в референтную для них среду.

Функции родителей учащихся:

  • Участвуют в занятиях, направленных на повышение их социально-психологической и педагогической компетентности, а также на оптимизацию отношений с детьми и педагогическим коллективом школы;

Функции учащихся с девиантным поведением:

  • Принимают участие в цикле занятий;
  • Участвуют в классных и школьных мероприятиях.

Таким образом, можно сделать вывод о том, что проблема обучения, воспитания и развития детей с отклоняющимся от норм поведением существует, пока в обществе есть хотя бы один такой ребенок. Актуальными вопросами, как и прежде, остаются разработка и применение современных методик и способов взаимодействия с детьми данной категории, которые будут делать психологический климат в коллективе для таких детей более комфортным и приятным. При условии выполнения всеми участниками образовательного процесса своих обязанностей, все это будет способствовать наибольшей эффективности и стабильности работы по данному направлению.

Список использованных ресурсов:

  1. Устюгова И.А. Работа с подростками девиантного поведения. 5-11 классы: поведенческие программы, социально-психологические тренинги. – Волгоград: Учитель, 2014. – 148с.
  2. Хоменко И.Н. Психолого-педагогическое сопровождение детей с отклоняющимся поведением: психологическая диагностика, игровые технологии. – Волгоград: Учитель, 2009. – 85с.
  3. Змановская Е.В. Девиантология. Психология отклоняющегося поведения: учебное пособие для студентов высших учебных заведений. – М.: Издательский центр «Академия», 2004. – 288с.
  4. Зимулина Г.Д. Психолого-педагогические проблемы обучения и воспитания одаренных детей // Психология, социология и педагогика. 2015. № 10 [Электронный ресурс]. URL: http://psychology.snauka.ru/2015/10/5976 (дата обращения: 19.11.2016).
  5. Симатова О.Б. Модель поведения у подростков: Социально-психологическое сопровождение участников образовательного процесса: опыт, проблемы, перспективы: материал научно-практической конференции/ автор-составитель И.Н. Хоменко. – Чита: ЧИПКРО, 2007. – 113с.

Казакова В.В. Особенности работы с детьми – девиантами в начальной школе

Казакова Валентина Владимировна
Нижегородский государственный университет им. Н.И. Лобачевского (Арзамасский филиал)
Студентка 3 курса факультета дошкольного и начального образования

Kazakova Valentina Vladimirovna
N.I. Lobachevsky State University of Nizhni Novgorod (Arzamas branch)
Student 3 courses of faculty of preschool and primary education

Библиографическая ссылка на статью:
Казакова В.В. Особенности работы с детьми – девиантами в начальной школе // Современная педагогика. 2015. № 4 [Электронный ресурс]. URL: http://pedagogika.snauka.ru/2015/04/3566 (дата обращения: 12.09.2020).

В современном обществе увеличивается число молодежи с отклоняющимся поведением, что является одной из самых важнейших социально – педагогических проблем.

Данная проблема приобретает еще большую значимость в связи с недостаточным количеством проводимых исследований, которые касаются отклоняющегося (девиантного) поведения ребят с разнообразными нарушениями в развитии.

Особо благоприятным периодом для овладения нравственными и социальными правилами и нормами поведения, для развития моральных показателей, развития общественной направленности личности, является младший школьный возраст [1, c. 61].

К периоду поступления в школу каждый ребенок достигает конкретного уровня социально – нравственного и психологического развития: у него обогащается духовно-нравственный опыт, формируются индивидуально-типологические психологические свойства и социально-нравственные качества человека, вырабатываются определенные ценности и привычки, которые обусловливают и регулируют его деятельность, поведение и взаимодействие с другими людьми.

Так, наиболее существенными поведенческими характеристиками и личностными качествами, которые формируются у младших школьников, являются отзывчивость, честность, вежливость, ответственность, дружелюбность, заботливость, старательность, доброжелательность, уважительность, дисциплинированность, трудолюбие, эмпатийность [2, c. 37].

По мнению Буговой Г. В., возраст 6-11 лет является одним из наиболее сензитивных (благоприятных) периодов юности в связи с резким изменением физиологического равновесия в организме, с острой перестройкой реактивности, т. е. существуют плодотворные условия как для воздействия, так и для развития патогенных факторов [3, c. 350].

По мнению специальных психологов, педагогов коррекционных классов, социальных педагогов, педагогов-психологов необходимо сосредоточиться на поведении учащихся начальной школы с задержкой психического развития. Психолого-педагогические исследования говорят о том, что такие дети, в отличие от своих сверстников, воспринимают социальное общество и функционируют в нем: некритично, неадекватно, эгоистично, аффективно. Именно поэтому проблема отклоняющегося поведения рябят с задержкой психического развития, приобретает особую значимость.

Исследователи, которые занимаются изучением детей с задержкой психического развития, свидетельствуют о высоком риске возникновения у такой категории ребят разнообразных форм отклоняющегося поведения [4, c. 83].

В настоящее время изучение особенностей таких детей в основном ограничивается исследованием их эмоционально-волевой и по¬знавательной сфер, тогда как поведенческие и личностные характеристики данной категории детей описываются недостаточно.

Под задержкой психического развития понимаются синдромы временного отставания развития психики человека в целом и отдельных ее функций (сенсорных, эмоционально- волевых, моторных, речевых), замедленный темп реализации закодированных в генотипе свойств данного организма. В этиологии таких задержек играют роль конституциональные особенности, наследственные факторы, психологические и социально-средовые детерминанты, хронические соматические заболевания, а также органическая недостаточность центральной нервной системы.

Проблема задержек психического развития является одной из главнейших в педагогике, так как она напрямую связана со школьной неуспеваемостью. Среди ребят, которые отстают в начальных классах массовой школы, довольно значительную часть (приблизительно половину) составляют ученики с задержкой психического развития.

Соколова Е.В. пишет в своей работе о том, что дети с задержкой психического развития выделяются среди неуспевающих учащихся школ тем, что характеризуются «своеобразием» взаимодействия и поведения с окружающими, «специфическими» трудностями овладения школьными знаниями и стереотипностью [5, c. 72].

Важнейшими задачами коррекционно-развивающего обучения детей-девиантов являются:

•          мотивация познавательной сферы учащихся;

•          повышение уровня умственного развития детей;

•          упорядочение учебной деятельности;

•          коррекционная работа по недостаткам эмоционально-личностного развития;

•          социально-трудовое адаптирование.

К этапам психолого-педагогического сопровождения относятся:

1.        Диагностика (подготовительная работа – это формирование базы данных об учащихся с ограниченными возможностями здоровья, оказание методической помощи различными специалистами; комплексная диагностика ученика). На данном этапе диагностики изучаются индивидуальные особенности условий воспитания в семье путем наблюдения за учащимся в разных видах деятельности (во внеклассной деятельности и на уроках), эмоционально-волевой и познавательной сферы, состояния здоровья. Изучением должен заниматься педагог, и только после этого к работе привлекается педагог-психолог (он ведет наблюдательную карту). Особенности развития ребенка рассматриваются на общешкольном консилиуме. Он принимает решение, направить или нет ребенка на медико-психолого-педагогическую комиссию. После комплексной диагностики комиссия ставит ребенку диагноз.

2.        Консультирование родителей (о перспективах и дальнейшем маршруте воспитания и обучения). Педагогу-психологу необходимо проводить консультирование родителей учащихся по вопросам дальнейшего обучения и воспитания, затем ему надо более подробно разъяснить необходимость специального коррекционного обучения. Учитель может использовать различные формы взаимодействия с родителями – анкетирование, беседы, проведение совместных с детьми мероприятий, открытые уроки и др.

3.        Педагогическое консультирование. На данном этапе оказывается методическая помощь учителям, которые работают в коррекционных классах (здесь подготавливается пакет документов, который необходим для работы с детьми-девиантами, также подготавливаются и предлагаются рекомендации педагогам).

4.        Коррекционно-развивающая деятельность. На этом этапе обеспечивается коррекция недостатков развития, она реализуется педагогом-психологом совместно с учителем не только на уроках, но и во внеурочной деятельности. Корректировка девиантного поведения происходит с учетом потенциальных возможностей ребенка, создаются коррекционно-развивающие малокомплектные группы на основе данных диагностики и наблюдений за учащимися. Для работы с детьми с задержкой психического развития педагог составляет групповой или индивидуальный план работы.

5.        Психологическое просвещение. Для создания благоприятных условий преодоления возникающих проблем в развитии учеников с задержкой психического развития организуются и проводятся круглые столы, семинары и консультации для педагогов коррекционных классов.

6.        Организация промежуточной и итоговой диагностики учеников с целью выявления дальнейшей работы по ликвидации девиантного поведения. На этом этапе педагог проводит психолого-педагогическую диагностику учащихся. Она может включать в себя: изучение внутреннего состояния детей в условиях школы – у каждого ученика своя продолжительность адаптации, также как и степень тяжести ее протекания анализ освоения программы по разнообразным предметам (контрольная работа, пересказ произведения, диктант, контрольное списывание и т.д.). В среднем длительность привыкание ребенка к школе или к новому классу составляет от 1,5-3 месяцев до 1-1,5 лет [6, c. 69].

Работа по коррекции недостатков в развитии учащегося начинается, прежде всего, с качественной диагностики, с правильного подбора методик, их проведения и подведения результатов.


Библиографический список
  1. Воспитательный  процесс:  изучение  эффективности.  Методические    рекомендации / Под  ред., Е.Н. Степанова. – М.: ТЦ Сфера, 2003.
  2. Змановская Е.В. Девиантология: (психология отклоняющегося поведения): Учеб. Пособие для студ. высш. учеб. заведений. – 3-е издание. – М.: Издательский центр «Академия», 2006.
  3. Бугова Г.В. Интеллектуальная продуктивность школьников и способы ее коррекции [Текст] / Г.В. Бугова , А.А. Зайцев. – В кн.: Вестник Российского государственного университета им. И. Канта. – Калининград, 2006. – Вып.5: сер. Педагогические науки.
  4. Клейберг Ю.А. Психология девиантного поведения. – М.:ТЦ Сфера, при участии «Юрайт-М», 2001.
  5. Колесникова Г.И. Байер Е.А., Девиантное поведение: учебное пособие, 2007.
  6. Немов Р.С. Психология: Учеб. для студ. высш. пед. учеб. заведений: – 3-е изд. – М.: Гуманит. изд. центр Владос, 2000.


Все статьи автора «Зотова Валентина Владимировна»

Работа учителя математики с детьми с девиантным поведением

Библиографическое описание:

Остащенко, Н. В. Работа учителя математики с детьми с девиантным поведением / Н. В. Остащенко. — Текст : непосредственный // Образование и воспитание. — 2019. — № 1 (21). — С. 28-30. — URL: https://moluch.ru/th/4/archive/114/3910/ (дата обращения: 07.02.2021).



В статье рассматриваются признаки, основные причины девиантного поведения. Приводятся примеры методов и средств работы с детьми с отклоняющимся поведением на уроках математики.

Ключевые слова: девиантное поведение; учащиеся с девиантным поведением; учитель-предметник; учитель математики.

The article describes evidence and main reasons of deviant behavior. Examples methods and means of work with deviant children which can be use on math lessons are given.

Keywords: deviant behavior; students having deviant behavior; subject teacher; mathematics teacher.

Принято считать, что профессия педагога — светлая, добрая. Она несет в себе позитивную энергетику. Но зачастую, многие педагоги могут «спасовать», столкнувшись с детьми девиантного поведения. Это трудные дети и подростки, поведение которых отличается от общепринятых норм. Такой ребенок может нагрубить, игнорировать замечания учителя, мешать другим детям на уроке, не усваивать материал, портить школьное имущество и т. д. Проблема детей и подростков с девиантным поведением представляет собой сложную социальную реальность.

Признаками девиантного поведения являются следующие: признаки девиантного поведения: агрессивность; социальная апатия; раздражительность; аутизм; конфликтность; чрезмерная эмоциональность; отсутствие интереса к творчеству и процессу обучения; отсутствие навыков к сотрудничеству с одноклассниками и педагогом [4]

Главное, это попытаться перебрать все методы и способы коррекции поведения таких детей. Стоит помнить, что они обычные дети, которым родители не смогли привить определенные навыки и модель поведения. Или на них негативно повлияли другие дети, с которыми они поддерживают контакт.

Лободина Е. В. перечисляет причины, по которым поведение может отличаться от нормы: дефекты семейного воспитания; ситуации, которые могли повлиять на психику ребёнка; проблемы в межличностных отношениях; нарушения психического или физического здоровья; педагогические ошибки; прочие социальные причины [3].

Какие бы не были причины, на конечное формирование личности повлиять все же можно.

Стоит помнить, что социализация ребенка и подростков — процесс длительный, на него оказывает влияние множество различных факторов. И далеко не последнюю роль в данном процессе играет школа, классный руководитель и учителя предметники. Роль школы и педагогов велика.

И здесь многие учителя могут совершить большую ошибку. Педагоги могут забыть, что процесс обучения должен быть интересным, мотивирующим. Дети должны получить мотивацию. Учебный процесс должен вызывать заинтересованность учащихся. Не стоит подходить к объяснению материала стандартно. Необходимо искать новые методы и способы подачи материала, так, чтобы «трудные» дети могли вовлекаться в процесс, чтобы он их захватывал.

Например, Баранова Л. В., учитель математики, предлагает следующую схему организации начала урока математики [1]:

  1. Предложить ученикам задачи, которые бы вытекали из жизненного опыта детей, а также их смекалки. При таком способе постановки задачи, учащиеся будут равны между собой, и дети с девиантным поведением смогут решать задачи наравне с другими детьми.
  2. Давать детям задачи на тренировку памяти, поиск закономерностей по материалу, который был хорошо усвоен ранее.
  3. Написать задачу или пример с наиболее распространенными ошибками.
  4. Писать на доске уравнения, а также готовые ответы к указанным уравнениям, среди которых будут как правильные ответы, так и неправильные.

Баранова Л. В. утверждает, что подобные способы организации начала урока помогут детям с девиантным поведением заинтересоваться и втянуться в процесс урока.

Также принято считать, что одной из самых действенных форм при работе с трудными детьми будет игра [6]. Игра не только помогает пробудить заинтересовать «трудных» детей к предмету, но и открывает возможности для реализации социальной активности детей, что также, несомненно, оказывает влияние на коррекцию отклоняющегося поведения.

Одним из удачных проявлений игры при изучении предметов, в том числе и математики, является театрализация. Данный прием обычно интересен всем учащимся. В процессе подготовки учится текст, готовятся костюмы и декорации, повышается интерес к предмету, его содержанию, увеличивается овладение деятельностью, и, в конечном итоге, все это ведет к саморазвитию.

Захаренко И. Н. на уроках математики советует использовать как можно больше наглядности. Для большего усвоения составлять таблицы или схемы. Приобщить детей к созданию и использованию наглядных пособий. Например, создание геометрически фигур к урокам геометрии [2].

В процессе изучения интересующего вопроса, мне попалась статья «Профилактика девиантного поведения средствами математических задач». Предлагаются задачи по типу: «из 4200 душевно-больных (в 1902 году) 1554 пациента заболели по причине злоупотребления алкогольными напитками. Сколько сгубленных спиртным людей приходится на сотню душевно-больных» [5, С. 126.]. С одной стороны, такие задачи могут шокировать подрастающее поколение. Но, с другой стороны, подобными нестандартными задачами мы можем «убить» сразу нескольких «зайцев»: привлечь внимание нестандартными условиями задачи к ее решению, тем самым уже втянув детей в отработку пройденного материала по делению, умножению и т. д.; заставить задуматься о вреде социально-опасного поведения и его последствиях. Безусловно, не стоит давать такие задачи для решения детям младшего школьного возраста. Но для старших школьников можно дать пару таких задач для привлечения внимания и размышления. Конечно, метод не совсем стандартный, но в отдельных случаях, когда другие методы оказываются малодейственными, стоит попробовать.

Хочется вспомнить и некоторые «банальности», хорошо известные всем профессиональным педагогам. Улыбка, доброжелательное отношение, похвала даже за самые незначительные достижения. И вот: вчерашний трудный ребёнок уже стремится к новым и новым результатам. Не стоит лишний раз требовать дневник или вызывать родителей. Как правило, все дети с отклоняющимся поведением, не реагируют на эти методы, и лишь глубже погружаются в самих себя, отталкивая учебный процесс. Не зря подмечено, что улыбка ничего не стоит, но бесценна, а ласковое слово всем приятно.

Доверительные отношение и создание благоприятных условия для развития, обучения и воспитания — важные составляющие работы с девиантным поведением детей.

В заключении стоит отметить, что важными элементами работы с детьми с девиантным поведением является не только правильный подбор методов и средств. Любовь. Любовь к своей работе, к детям, ко всем людям-важная составляющая любого дела. Без неё все будет рассыпаться как карточный домик. Любовь — это основа, прочный фундамент. Она способна преображать, как ничто другое. Если подходить к процессу коррекции с любовью к детям, все, несомненно, получится. Дети чувствуют хорошее отношение и стараются отвечать тем же. Это ли не перемены к лучшему?

Литература:

  1. Баранова Л. В. Из опыта работы на уроках математики с детьми с девиантным поведением. Электронный ресурс. Режим доступа: URL: http://открытыйурок.рф/статьи/602315/ (дата обращения: 27.01.2019)
  2. Захаренко И. Н. Взаимодействие с детьми девиантного поведения на уроках физики и математики. Электронный ресурс. Режим доступа: URL: https://nsportal.ru/npo-spo/obrazovanie-i-pedagogika/library/2017/08/15/vzaimodeystvie-s-detmi-deviantnogo-povedeniya-na (дата обращения: 27.01.2019)
  3. Лободина Е. В. Работа с детьми девиантного поведения. Электронный ресурс. Режим доступа: URL: http://открытыйурок.рф/статьи/524384/ (дата обращения: 29.01.2019)
  4. Методы коррекционной работы с детьми девиантного поведения. Электронный ресурс. Режим доступа: URL: https://multiurok.ru/files/mietody-korriektsionnoi-ra.. (дата обращения: 28.01.2019)
  5. Профилактика девиантного поведения средствами математических задач. Воскрешая мудрость предков // Вестник практической психологии образования. 2014. Том 40. № 3. С. 126.
  6. Технологии работы с детьми девиантного поведения. Статья. 01.02.2017. Электронный ресурс. Режим доступа: URL: https://academy-prof.ru/blog/rabota-s-detmi-deviantnogo-povedenija (дата обращения: 27.01.2019)

Основные термины (генерируются автоматически): девиантное поведение, ребенок, задача, отклоняющееся поведение, процесс обучения, урок математики, учебный процесс, учитель математики.

Похожие статьи

Процесс социализации обучающихся с девиантным поведением

В статье рассматривается процесс социализации обучающихся с девиантным поведение

Часто причины девиантного поведения кроются в семье, так как семья является главным

Именно в семье ребенок осваивает основные модели поведения, в семье складываются…

Формы и методы деятельности учителя начальных классов по…

Педагогическая работа с детьми с девиантным поведением включает в себя различные направления.

Работа с детьми с девиантным поведением включает в себя также и их

Учитель — организатор учебного процесса в школе. Он — источник знаний для учащихся как…

«Трудные» дети в школьной среде: или почему они такими…

Среди факторов, позволяющих прогнозировать девиантное поведение детей и подростков, важное место занимает положение ребёнка в группе. Это может быть и учебный коллектив класса, и группы по интересам, и объединения подростков для межличностного общения и т. п…

Проблема мотивации учебной деятельности у детей младшего…

В статье описывается теоретические аспекты влияния мотивации на учебную деятельность у детей с девиантным поведением обучающихся в среднем звене. Излагаются результаты исследования…

Психолого-педагогические аспекты проблемы социализации…

Девиантное поведение наиболее часто связывается именно с подростковым возрастом, так как неустойчивость психологических регуляторов поведения и несформированность представлений подростков о социальных нормах становятся причинами отклонений в поведении детей.

Из истории возникновения педагогических аспектов профилактики…

Основные термины (генерируются автоматически): ребенок, отклоняющееся поведение

девиантное поведение, ребенок, агент социализации, семья, подросток, процесс

Пути профилактики девиантного поведения детей… Основные подходы к объяснению…

Стигматизация школьников подросткового возраста как фактор…

Проблемы девиантного поведения и связанные с ним причины и мотивы привлекают к себе серьезное внимание социологов и представителей других областей научного знания. Однако многообразие теорий и концепций, объясняющих природу отклоняющегося поведения

Физическое воспитание как фактор социализации обучающихся…

В статье рассматривается процесс социализации обучающихся с девиантным поведением посредством физического воспитания путем взаимодействия образовательного учреждения и системы дополнительного образования.

Особенности девиантной социализации несовершеннолетних

Процесс усвоения индивидом образцов поведения, социальных норм и ценностей, необходимых для успешного функционирования в обществе называется социализацией. Она охватывает все процессы: обучения и воспитания, приобщения к культурным ценностям при…

отклонение | Безграничная социология

Отклонение

Девиантность относится к поведению, которое нарушает социальные нормы.

Цели обучения

Определите отклонения и объясните природу отклоняющегося поведения

Основные выводы

Ключевые моменты
  • Девиантное поведение может нарушать официально установленные правила или неформальные социальные нормы.
  • Формальное отклонение включает уголовное нарушение официально принятых законов. Примеры формального отклонения от нормы включают грабеж, кражу, изнасилование, убийство и нападение.
  • Неформальное отклонение означает нарушение неформальных социальных норм, которые не были закреплены в законе. Примеры неформального отклонения включают ковыряние в носу, громкую отрыжку или ненужное нахождение рядом с другим человеком.
  • Девиация может сильно различаться в зависимости от культуры. Культурные нормы относительны, что делает относительным и девиантное поведение.
Ключевые термины
  • Формальное отклонение : Девианс в социологическом контексте описывает действия или поведение, которые нарушают социальные нормы, включая формально установленные правила (например,ж., преступность), а также неформальные нарушения социальных норм (например, отказ от народных обычаев и нравов).
  • отклонение : Действия или поведение, нарушающие формальные и неформальные культурные нормы, такие как законы или нормы, препятствующие общественному ковырянию в носу.
  • Неформальное отклонение : Отклонение в социологическом контексте описывает действия или поведение, которые нарушают социальные нормы, включая официально установленные правила (например, преступление), а также неформальные нарушения социальных норм (например,г., отвергая народные обычаи и нравы).

Девианс в социологическом контексте описывает действия или поведение, которые нарушают неформальные социальные нормы или официально установленные правила. Среди тех, кто изучает социальные нормы и их отношение к девиантности, есть социологи, психологи, психиатры и криминологи, которые исследуют, как нормы меняются и применяются с течением времени.

Девианс часто делят на два вида деятельности. Первое, преступление, представляет собой нарушение официально принятых законов и называется формальным отклонением.Примеры формального отклонения от нормы включают грабеж, кражу, изнасилование, убийство и нападение. Второй тип девиантного поведения включает нарушения неформальных социальных норм (норм, не закрепленных в законе) и называется неформальным отклонением. Примеры неформального отклонения включают ковыряние в носу, громкую отрыжку или ненужное нахождение рядом с другим человеком.

Девиация может сильно различаться в зависимости от культуры. Культурные нормы относительны, что делает относительным и девиантное поведение.Например, в Соединенных Штатах американцы обычно не накладывают ограничений на выступления по времени. Однако в монастыре пустыни Христа действуют особые правила, определяющие, когда жители могут и не могут говорить, а речь запрещена с 19:30 до 4:00. Эти правила — один из примеров того, как нормы различаются в разных культурах.

Современные социологические исследования девиантности принимают множество форм. Например, д-р Карен Халнон из Университета штата Пенсильвания изучает неформальные отклонения и сосредотачивается на том, что она называет «отпусками для отклонений», когда люди с определенным социально-экономическим статусом добровольно попадают в другие, часто более низкие социальные слои.Один из примеров — гетеросексуальные белые мужчины, которые по выходным становятся трансвеститами. Такое поведение представляет собой роскошь, потому что гетеросексуальные белые мужчины могут позволить себе временный сдвиг, зная, что впоследствии они могут вернуться к комфорту своего преобладающего социально-экономического статуса. Другие примеры включают исполнителей, которые могут влиять на девиантное поведение, чтобы завоевать доверие с целью увеличения коммерческой прибыли.

Теория социального напряжения Мертона : На этой диаграмме изображен Роберт К.Теория социального напряжения Мертона.

Нормы и санкции

Нормы — это социальные правила поведения, а санкция — это форма наказания за нарушение различных норм.

Цели обучения

Основные выводы

Ключевые моменты
  • Девиантность, или нарушение социальных норм, выявить легче, чем саму норму. По этой причине отклонение от нормы часто является инструментом, позволяющим узнать о нормах.
  • Нормы и отклонения всегда зависят от культуры, в которой они существуют.Чтобы изучить нормы и отклонения, нужно контекстуализировать действие или рассматривать действие в свете всех окружающих его обстоятельств.
  • Нормы могут быть формальными, как в случае с законами, или неформальными, как в случае кодексов этикета. Формальное отклонение приводит к юридическим санкциям, таким как штрафы или тюремное заключение, в то время как неформальное отклонение приводит к социальным санкциям или стигме.
  • Нарушение обычаев ведет к развитию предпочтений, а не стигматизации. С другой стороны, когда нарушается больше, это приводит к более серьезным социальным санкциям.
  • Неформальное отклонение или нарушение неписаных социальных правил поведения приводит к социальным санкциям или стигматизации.
  • Народный образ жизни ведет скорее к развитию предпочтений, чем к стигматизации.
  • Когда больше нарушается, это приводит к более серьезным социальным санкциям.
Ключевые термины
  • народный образ жизни : Обычай или вера, общие для членов общества или культуры.
  • клеймо : Знак позора или позора.
  • Подробнее : способ обозначить нормы, которые широко соблюдаются и имеют большое моральное значение. Нравы включают отвращение к социальным табу, таким как инцест или педерастия.

Нормы — это социальные правила, регулирующие поведение в сообществе. Нормы могут быть явными (например, законы) или неявными (например, кодексы вежливого поведения). Нормы бывает трудно идентифицировать, потому что они глубоко укоренились в членах данного общества. Нормы усваиваются в процессе роста в определенной культуре, и их может быть трудно усвоить, если человек не растет в той же социальной среде.

Акт нарушения социальной нормы называется отклонением. Людям обычно гораздо легче определить нарушение норм, чем сами нормы. Например, немногие американцы подумают сказать социологу, что это социальная норма — держать дверь открытой для пешехода, входящего в здание, если оно находится на определенном расстоянии. Однако кто-то может заметить, что другой человек груб, потому что он или она не держали дверь открытой. Изучение норм и изучение отклонений — это неразделимые усилия.

Как и отклонения, нормы всегда зависят от культуры. Чтобы изучить нормы и отклонения, нужно контекстуализировать действие или рассматривать действие в свете всех окружающих его обстоятельств. Например, нельзя просто сказать, что появление обнаженной на собеседовании является нарушением социальных норм. Хотя обычно явка в какой-либо (обычно профессиональной) одежде на собеседование является общественным условием, это, скорее всего, не относится к тому, кто берет интервью на обнаженную модель.Чтобы понять норму, нужно понимать контекст.

Нарушение социальных норм или отклонение влечет за собой социальные санкции. Нарушение разной степени влечет за собой разную степень санкции. Существует три основных формы социальной санкции за отклонение от нормы: 1) правовая санкция, 2) стигматизация и 3) предпочтение одного поведения перед другим. Формальное отклонение или нарушение правовых норм приводит к возбуждению уголовного дела со стороны государства. Неформальное отклонение или нарушение неписаных социальных правил поведения приводит к социальным санкциям или стигматизации.Меньшие степени социального насилия приводят к предпочтению, а не к стигматизации. Хотя общество может счесть предпочтительным приходить на большинство собеседований при приеме на работу в костюме, а не в повседневной одежде, вы, скорее всего, не откажетесь от работы, если наденете костюм цвета хаки, а не костюм. Однако если вы будете появляться обнаженным на большинстве собеседований, вы, скорее всего, будете заклеймлены своим поведением, поскольку это будет резкое отклонение от нормы.

Мы говорим, что норма, которая регулирует ношение профессиональной, а не повседневной одежды на собеседовании при приеме на работу, является народным, поскольку ее нарушение приводит к меньшей степени социальных санкций — развитию предпочтений, а не стигматизации.Норма, которая регулирует носить одежду на большинстве собеседований, а не появляться обнаженной, является более серьезной, потому что ее нарушение приводит к более серьезной степени социальных санкций.

Девиантность и социальная стигма

Социальная стигма в девиантности — это неодобрение человека из-за того, что он не соответствует требуемым социальным нормам, установленным в обществе.

Цели обучения

Опишите значение стигмы в работе двух социологов

Основные выводы

Ключевые моменты
  • Социальная стигма — это серьезное социальное неодобрение человека из-за определенной черты, которая указывает на его отклонение от социальных норм.
  • Эмиль Дюркгейм, один из основоположников социальных наук, в конце девятнадцатого века начал заниматься социальной маркировкой девиантности.
  • Эрвинг Гоффман представил основы стигмы как социальной теории, в том числе свою интерпретацию «стигмы» как средства порчи идентичности. Под этим он ссылался на способность стигматизированной черты «портить» признание приверженности человека социальным нормам в других аспектах личности.
  • Без общества не может быть стигмы.Чтобы иметь стигматизацию, нужно иметь стигматизатора и кого-то, кто подвергается стигматизации. Таким образом, это динамичные и социальные отношения.
Ключевые термины
  • клеймо : подлежит клейму; отмечен как изгой.
  • клеймо : Знак позора или позора.
  • отклонение : Действия или поведение, нарушающие формальные и неформальные культурные нормы, такие как законы или нормы, препятствующие общественному ковырянию в носу.

Социальная стигма — это крайнее неодобрение человека, основанное на социальных характеристиках, которые, как считается, отличают его от других членов общества.Социальная стигма настолько глубока, что перевешивает положительную социальную обратную связь о том, как тот же человек придерживается других социальных норм. Например, Терри может подвергнуться стигматизации из-за того, что она хромает. Стигма придает Терри из-за ее хромоты, подавляя то, как Терри могла бы быть социальной нормативной — возможно, она белая, протестантская или хромая гетеросексуальная женщина. Прихрамывание отмечает Терри, несмотря на другие ее качества.

Стигма играет первостепенную роль в социологической теории.Эмиль Дюркгейм, один из основоположников социальных наук, начал заниматься социальной маркировкой девиантности в конце девятнадцатого века. Эрвинг Гоффман, американский социолог, ответственен за включение термина и теории стигмы в основные социальные теоретические рамки. В своей работе Гоффман представил основы стигмы как социальной теории, в том числе свою интерпретацию «стигмы» как средства порчи идентичности. Под этим он ссылался на способность стигматизированной черты «портить» признание приверженности человека социальным нормам в других аспектах личности.Гоффман выделил три основных типа стигмы: (1) стигма, связанная с психическим заболеванием; (2) клеймо, связанное с физической деформацией; и (3) стигма, связанная с идентификацией с определенной расой, этнической принадлежностью, религией, идеологией и т. д.

В то время как Гоффман отвечает за основополагающие тексты по теории стигмы, стигматизация по-прежнему остается популярной темой в современных социологических исследованиях. В работе Conceptualizing Stigma (2001) социологи Джо Фелан и Брюс Линк интерпретируют стигму как конвергенцию четырех различных факторов: (1) дифференциация и навешивание ярлыков на различные сегменты общества; (2) связывание навешивания ярлыков на различные социальные демографические группы с предубеждениями в отношении этих людей; (3) развитие этики «мы против них»; и (4) ставить в невыгодное положение людей, которых помечают и помещают в категорию «они».

В конечном итоге стигма связана с социальным контролем. Следствием этого является то, что стигма обязательно является социальным явлением. Без общества не может быть стигмы. Чтобы иметь стигматизацию, нужно иметь стигматизатора и кого-то, кто подвергается стигматизации. Таким образом, это динамичные и социальные отношения. Учитывая, что стигмы возникают из-за социальных отношений, теория делает акцент не на существовании девиантных черт, а на восприятии и маркировке определенных черт как девиантных другой стороной.Например, теоретиков стигмы мало заботит наличие у Эмили психиатрического диагноза, а скорее то, как Салли воспринимает психиатрический диагноз Эмили и, соответственно, по-другому относится к Эмили. Стигма зависит от того, что другой человек воспринимает стигматизируемую черту и знает о ней. Поскольку стигма обязательно является социальным отношением, она обязательно пронизана отношениями власти. Стигма направлена ​​на то, чтобы контролировать девиантных членов населения и поощрять подчинение.

Будьте в курсе: положите конец стигме против психических заболеваний : Be Aware — это информационная кампания, направленная на то, чтобы положить конец стигме против психических заболеваний.

Стигматизация бездомных : Общество регулярно клеймит бездомных за то, что они безработные, живя на улице.

Отклонения и технологии

Развитие технологий привело к появлению новых форм отклонений, а также новых форм контроля.

Цели обучения

Обсудить влияние технологических инноваций на формы отклонений и социального контроля

Основные выводы

Ключевые моменты
  • Cyberloafing — это использование высокоскоростного Интернета сотрудниками в личных целях, а не в служебных целях.
  • Производственное отклонение относится к поведению отклоняющихся от нормы сотрудников, которое оказывает негативное влияние на общую продуктивность организации.
  • Отклонение от имущественного положения относится к случаям, когда работники наносят ущерб собственности работодателя без разрешения.
  • Отклонение от нормы собственности обычно связано с кражей, но может включать саботаж, умышленные ошибки в работе и неправомерное использование расходных статей.
Ключевые термины
  • Собственное отклонение : Собственное отклонение — это «когда сотрудники либо наносят ущерб, либо приобретают материальные активы… без разрешения».Этот тип отклонения обычно связан с кражей, но может включать в себя «саботаж, преднамеренные ошибки в работе, неправильное использование расходных счетов», среди других примеров.
  • cyberloafing : Использование компьютеров сотрудниками для целей, не связанных с работой.
  • саботаж : умышленное действие, направленное на ослабление врага посредством подрывной деятельности, создания препятствий, разрушения и / или разрушения.

По мере того как технологии открывают новое пространство для киберкультуры, появляются новые формы отклонений и социального контроля.Некоторые люди используют технологии как средство отклонения от более традиционных культурных норм. Например, в США сотрудников в офисах поощряют оставаться продуктивными и эффективными, позволяя им как можно меньше отвлекаться от работы. В последнее десятилетие большинство компаний установили высокоскоростной доступ в Интернет как средство повышения эффективности. Однако сотрудники часто повторно присваивают доступ к Интернету, чтобы избежать работы, используя сайты социальных сетей. Такое промедление и корпоративная неэффективность, проистекающие из доступа в Интернет, называется «киберлофингом».”

Помимо новых форм отклонения в традиционных культурных традициях, в киберкультуре возникли новые формы отклонения. Новые технологии приводят к появлению новых стандартов взаимодействия с ними. Поведение девиантных сотрудников в конечном итоге негативно сказывается на общей производительности организации. По этой причине все эти варианты поведения считаются производственным отклонением. Более серьезные случаи девиантного поведения связаны с девиантностью собственности. Отклонение собственности означает, что работники без разрешения наносят ущерб собственности работодателя.Этот тип отклонения обычно связан с кражей, но может включать саботаж, умышленные ошибки в работе и неправильное использование расходных статей.

Точно так же, как новые формы девиантности появились в результате технического прогресса, появились новые средства контроля девиантных популяций. В ответ на киберлофинг компании разработали новые технологии для мониторинга компьютеров сотрудников и ограничения социальных сетей в течение рабочего дня. Эти методы включают установку прокси-серверов для предотвращения доступа программ к таким ресурсам, как Internet Relay Chat, AOL Instant Messenger или онлайн-гемблинг-сервисам.Другие методы включают строгие дисциплинарные меры для сотрудников, уличенных в киберлофинге, и меры кнута и пряника, такие как предоставление сотрудникам бесплатного или субсидированного доступа в Интернет в нерабочее время. Технологии используются в полицейской деятельности для отслеживания формальных отклонений и поощрения соблюдения закона и социальных норм.

бездельничанье и перекус на работе : неправомерное использование ресурсов компании для ведения личного бизнеса, например покупок в Интернете.

Функции отклонения

Девианс дает обществу границы для определения приемлемого и недопустимого поведения в обществе.

Цели обучения

Опишите, как структурный функционализм рассматривает связь между девиантностью и социальными изменениями.

Основные выводы

Ключевые моменты
  • Девианс дает ключ к пониманию разрушения и перекалибровки общества, происходящих с течением времени.
  • Системы отклонений создают нормы и говорят членам данного общества, как им себя вести, устанавливая модели приемлемого и неприемлемого поведения.
  • Девиантность позволяет групповому большинству объединиться вокруг своего мировоззрения, часто за счет тех, кто отмечен как отклоняющиеся.
  • Социальные параметры создают границы между популяциями и приводят к формированию менталитета «мы против них» внутри различных групп.
  • Признание девиантности может на самом деле укрепить солидарность в отмеченном сообществе, поскольку его члены гордятся своей стигматизированной идентичностью и причастны к ней.
  • Некоторые черты характера будут подвергнуты стигматизации и потенциально могут вызвать разрушение общества. Однако по мере того, как черты характера становятся все более распространенными, общество постепенно приспосабливается к включению в него ранее стигматизированных черт.
Ключевые термины
  • структурный функционализм : Структурно-функционалистский подход к девиации утверждает, что девиантное поведение играет важную роль в обществе, выявляя модели того, что приемлемо и что неприемлемо. Эти социальные параметры создают границы и способствуют формированию менталитета «мы против них».

Какую функцию играет в обществе понятие девиантности? Социологи, отождествляющие себя с традицией структурного функционализма, задают вопросы такого типа.Структурный функционализм коренится в самых истоках социологической мысли и развитии социологии как дисциплины. Структурный функционалистский подход подчеркивает социальную солидарность и стабильность социальных структур. Структурные функционалисты спрашивают: как то или иное социальное явление способствует социальной стабильности? На этот вопрос нельзя ответить, не рассмотрев вопрос о девиантности.

Для структурного функционалиста девиантность выполняет две основные роли в создании социальной стабильности.Во-первых, системы девиации создают нормы и говорят членам данного общества, как им себя вести, устанавливая модели приемлемого и неприемлемого поведения. Чтобы знать, как не расстроить общество, нужно знать, какое поведение считается девиантным. Во-вторых, эти социальные параметры создают границы между популяциями и позволяют внутри различных групп менталитет «мы против них». Девиантность позволяет групповому большинству объединиться вокруг своего мировоззрения за счет тех, кто отмечен как девиантные.И наоборот, быть отмеченным как девиантное может на самом деле укрепить солидарность в отмеченном сообществе, поскольку члены гордятся своей стигматизированной идентичностью и причастны к ней, создавая собственные сплоченные единицы.

Итак, с точки зрения структурно-функционализма, как меняется общество, особенно в отношении установления норм и девиантного поведения? Девиация дает ключ к пониманию разрушения и перекалибровки общества, происходящих с течением времени. Некоторые черты характера будут подвергнуты стигматизации и потенциально могут вызвать социальные потрясения.Однако по мере того, как черты характера становятся все более распространенными, общество постепенно приспосабливается к включению в него ранее стигматизированных черт. Возьмем, к примеру, гомосексуализм. В городах Америки 50 лет назад гомосексуальное поведение считалось девиантным. С одной стороны, это раскололо общество на тех, кто отмечен как гомосексуалисты, и тех, кто не отмечен (нормативные гетеросексуалы). Хотя этот менталитет «мы против них» укреплял социальную идентичность и солидарность внутри этих двух категорий, тем не менее, существовал всеобъемлющий социальный раскол.Со временем гомосексуализм стал более распространенным явлением. Соответственно, то, что первоначально выглядело как раскол общества, на самом деле усиливает социальную стабильность, позволяя использовать механизмы социальной адаптации и развития.

Четыре механизма, регулирующих наше поведение : Наше поведение в повседневной жизни регулируется социальными нормами, законодательством и политикой, технологиями и дизайном, а также рыночными силами.

Как психология определяет и объясняет девиантное поведение

Девиантное поведение — это любое поведение, противоречащее господствующим нормам общества.Существует множество различных теорий о том, что заставляет человека вести себя девиантным поведением, включая биологические объяснения, социологические объяснения, а также психологические объяснения. В то время как социологические объяснения девиантного поведения сосредоточены на том, как социальные структуры, силы и отношения способствуют развитию девиантности, а биологические объяснения сосредоточены на физических и биологических различиях и на том, как они могут быть связаны с девиантностью, психологические объяснения используют другой подход.

Психологические подходы к девиации имеют некоторые общие черты.Во-первых, человек — это основная единица анализа. Это означает, что психологи считают, что отдельные люди несут единоличную ответственность за свои преступные или девиантные действия. Во-вторых, личность человека является основным мотивационным элементом, определяющим поведение людей. В-третьих, преступники и девианты считаются страдающими от недостатков личности, что означает, что преступления являются результатом аномальных, дисфункциональных или несоответствующих психических процессов в личности человека.Наконец, эти дефектные или ненормальные психические процессы могут быть вызваны множеством причин, в том числе болезненным разумом, неправильным обучением, неправильной обусловленностью и отсутствием подходящих ролевых моделей или сильным присутствием и влиянием неподходящих ролевых моделей.

Исходя из этих основных предположений, психологические объяснения девиантного поведения исходят в основном из трех теорий: психоаналитической теории, теории когнитивного развития и теории обучения.

Как психоаналитическая теория объясняет отклонения

Психоаналитическая теория, разработанная Зигмундом Фрейдом, утверждает, что у всех людей есть естественные побуждения и побуждения, которые подавляются в бессознательном.Вдобавок у всех людей есть криминальные наклонности. Однако эти тенденции сдерживаются процессом социализации. Таким образом, у ребенка, который неправильно социализирован, может развиться расстройство личности, которое заставит его или ее направлять антисоциальные импульсы внутрь или наружу. Те, кто направляют их внутрь, становятся невротиками, а те, кто направляет их вовне, становятся преступниками.

Как теория когнитивного развития объясняет отклонения

Согласно теории когнитивного развития, преступное и девиантное поведение является результатом того, как люди организуют свои мысли в соответствии с моралью и законом.Лоуренс Колберг, психолог, занимающийся вопросами развития, предположил, что существует три уровня морального мышления. На первой стадии, называемой доконвенциональной стадией, которая достигается в среднем детстве, моральное мышление основывается на послушании и избегании наказания. Второй уровень называется условным и достигается в конце среднего детства. На этом этапе моральное рассуждение основывается на ожиданиях, которые семья ребенка и близкие люди питают к нему или к ней. Третий уровень морального мышления, пост-конвенциональный уровень, достигается в раннем взрослом возрасте, когда люди могут выходить за рамки социальных условностей.То есть они ценят законы социальной системы. Люди, которые не проходят через эти стадии, могут застрять в своем моральном развитии и в результате стать извращенцами или преступниками.

Как теория обучения объясняет отклонения

Теория обучения основана на принципах поведенческой психологии, которая предполагает, что поведение человека усваивается и поддерживается его последствиями или вознаграждением. Таким образом, люди учатся девиантному и преступному поведению, наблюдая за другими людьми и становясь свидетелями вознаграждения или последствий, которые получает их поведение.Например, человек, который наблюдает, как друг украл предмет в магазине, но его не поймали, видит, что друга не наказывают за свои действия, и он вознаграждается получением украденного предмета себе. Тогда у этого человека может быть больше шансов украсть магазин, если он считает, что будет вознагражден тем же результатом. Согласно этой теории, если так развивается девиантное поведение, то устранение ценности вознаграждения за поведение может устранить отклоняющееся поведение.

7.2 Объяснение девиации — Социология

Цель обучения

  1. Укажите основные аргументы и предположения различных социологических объяснений девиации.

Если мы хотим уменьшить количество насильственных преступлений и других серьезных отклонений, мы должны сначала понять, почему они происходят. Существует множество социологических теорий девиации, и вместе они предлагают более полное понимание девиации, чем любая теория сама по себе. Вместе они помогают ответить на поставленные ранее вопросы: почему показатели девиантности различаются в пределах социальных категорий и в разных местах, почему одни виды поведения с большей вероятностью, чем другие, будут считаться девиантными, и почему одни типы людей с большей вероятностью, чем другие, будут считаться девиантными и быть наказанным за девиантное поведение.В целом, социологические объяснения подчеркивают важность социальной среды и социального взаимодействия для девиантности и совершения преступления. Таким образом, они имеют важное значение для того, как уменьшить такое поведение. В соответствии с темой публичной социологии этой книги, обсуждение нескольких таких стратегий сокращения преступности завершает эту главу.

Теперь мы переходим к основным социологическим объяснениям преступности и девиантности. Сводка этих объяснений представлена ​​в таблице 7.1 «Теоретический снимок: краткое изложение социологических объяснений девиантности и преступности».

Таблица 7.1 Теоретический обзор: краткое изложение социологических объяснений девиантности и преступности

Основная теория Связанное объяснение Краткое изложение объяснения
Функционалист Взгляды Дюркгейма Девиантность выполняет несколько функций: (а) проясняет нормы и увеличивает конформность, (б) укрепляет социальные связи между людьми, реагирующими на девиантность, и (в) может способствовать положительным социальным изменениям.
Социальная экология Определенные социальные и физические характеристики городских кварталов способствуют высокому уровню преступности. Эти характеристики включают бедность, ветхость, плотность населения и текучесть населения.
Теория деформации Согласно Роберту Мертону, отклонение от нормы среди бедных является результатом разрыва между культурным акцентом на экономический успех и неспособностью достичь такого успеха с помощью законных средств работы.Согласно Ричарду Клауарду и Ллойду Олину, дифференцированный доступ к незаконным средствам влияет на тип отклонения, которым подвержены люди, испытывающие напряжение.
Девиантные субкультуры Бедность и другие общественные условия порождают определенные субкультуры, благодаря которым подростки приобретают ценности, способствующие девиантному поведению. Альберт Коэн писал, что неуспеваемость в школе приводит к тому, что мальчики из низшего класса присоединяются к бандам, система ценностей которых поощряет и поощряет преступность.Уолтер Миллер писал, что преступность проистекает из основных проблем, вкуса к неприятностям, твердости, сообразительности и азарта. Марвин Вольфганг и Франко Ферракути утверждали, что субкультура насилия в городских районах способствует насильственной реакции на оскорбления и другие проблемы.
Теория социального контроля Трэвис Хирски писал, что преступность является результатом слабых связей с обычными социальными институтами, такими как семьи и школы. Эти узы включают привязанность, приверженность, участие и веру.
Конфликт Люди, обладающие властью, принимают законы и иным образом используют правовую систему, чтобы обеспечить свое положение на вершине общества и удержать бесправных внизу. Бедные и меньшинства чаще подвергаются аресту, осуждению и тюремному заключению из-за своей бедности и расы.
Феминистские взгляды Неравенство в отношении женщин и устаревшие взгляды на отношения между полами лежат в основе изнасилований, сексуальных посягательств, насилия со стороны интимного партнера и других преступлений против женщин.Сексуальное насилие побуждает многих девушек и женщин обращаться к наркотикам и алкоголю, а также к другому антиобщественному поведению. Гендерная социализация — основная причина больших гендерных различий в уровне преступности.
Символический интеракционизм Теория дифференциальной ассоциации Эдвин Х. Сазерленд утверждал, что преступному поведению можно научиться, общаясь с близкими друзьями и членами семьи, которые учат нас, как совершать различные преступления, а также ценностям, мотивам и рациональным объяснениям, которые мы должны принять, чтобы оправдать нарушение закона.
Теория маркировки Девиантность возникает из-за того, что вас назвали девиантом; нелегальные факторы, такие как внешний вид, раса и социальный класс, влияют на частоту маркировки.

Пояснения к функционалисту

Несколько объяснений можно сгруппировать в рамках функционалистской точки зрения в социологии, поскольку все они разделяют центральную точку зрения этой точки зрения на важность различных аспектов общества для социальной стабильности и других социальных потребностей.

Эмиль Дюркгейм: Функции отклонения

Как отмечалось ранее, Эмиль Дюркгейм сказал, что отклонение от нормы — это нормально, но он не остановился на этом. В удивительном и до сих пор спорный поворот, он также утверждал, что девиация выполняет несколько важных функций для общества.

Во-первых, сказал Дюркгейм, девиация проясняет социальные нормы и увеличивает конформность. Это происходит потому, что обнаружение отклонений и наказание за них напоминает людям о нормах и усиливает последствия их нарушения.Если ваш класс сдавал экзамен и учащийся был уличен в обмане, остальным ученикам сразу напомнили бы о правилах обмана и наказании за него, и в результате они с меньшей вероятностью обманули бы.

Вторая функция девиантности состоит в том, что она укрепляет социальные связи между людьми, реагирующими на девиантность. Примером может служить классический рассказ The Ox-Bow Incident (Clark, 1940), в котором трое невиновных мужчин обвиняются в угоне скота и в конечном итоге линчезированы.Толпа, которая линчевала, очень сплочена в своем безумии против мужчин, и, по крайней мере, в этот момент, узы между людьми в толпе чрезвычайно сильны.

Последняя функция девиации, по словам Дюркгейма, заключается в том, что она может способствовать положительным социальным изменениям. Хотя некоторые из величайших фигур в истории — Сократ, Иисус, Жанна д’Арк, Махатма Ганди и Мартин Лютер Кинг-младший, и это лишь некоторые из них — считались наихудшими извращенцами в свое время, теперь мы чествуем их за их приверженность. и жертва.

Эмиль Дюркгейм писал, что отклонения от нормы могут привести к положительным социальным изменениям. Многие южане испытывали сильные негативные чувства к доктору Мартину Лютеру Кингу-младшему во время движения за гражданские права, но теперь история чтит его за его приверженность и жертву.

Социолог Герберт Ганс (1996) указал на дополнительную функцию девиантности: девиантность создает рабочие места для сегментов общества — полиции, тюремных надзирателей, профессоров криминологии и т. Д. — чья основная задача — каким-то образом бороться с девиантами.Если бы девиантности и преступности не существовало, сотни тысяч законопослушных людей в США остались бы без работы!

Хотя девиация может иметь все эти функции, многие ее формы, безусловно, могут быть весьма вредными, о чем нам напоминает история об ограбленном избирателе, начавшая эту главу. Насильственные преступления и преступления против собственности в Соединенных Штатах ежегодно становятся жертвами миллионов людей и домохозяйств, в то время как преступность со стороны корпораций имеет еще более пагубные последствия, как мы обсудим позже.Употребление наркотиков, проституция и другие преступления без потерпевших могут вовлекать добровольных участников, но эти участники часто причиняют себе и другим большой вред. Хотя отклонение от нормы по Дюркгейму неизбежно и нормально и выполняет важные функции, это, конечно, не означает, что Соединенные Штаты и другие страны должны быть счастливы иметь высокий уровень серьезных отклонений. Обсуждаемые нами социологические теории указывают на определенные аспекты социальной среды, в широком смысле слова, которые способствуют развитию девиантности и преступности и должны быть в центре внимания усилий по сокращению такого поведения.

Социальная экология: особенности района и сообщества

Важный социологический подход, начатый в конце 1800-х — начале 1900-х годов социологами из Чикагского университета, подчеркивает, что определенные социальные и физические характеристики городских кварталов повышают вероятность того, что люди, выросшие и живущие в этих районах, будут совершать отклонения и преступления. Это направление мысли теперь называется подходом социальной экологии (Mears, Wang, Hay, & Bales, 2008). Выявлено множество криминогенных (вызывающих преступление) характеристик района проживания, включая высокий уровень бедности, плотность населения, ветхое жилье, мобильность по месту жительства и домохозяйства с одним родителем.Считается, что все эти проблемы способствуют социальной дезорганизации или ослаблению социальных связей и социальных институтов, что затрудняет правильную социализацию детей и отслеживание подозрительного поведения (Mears, Wang, Hay, & Bales, 2008; Sampson, 2006).

Социология имеет значение

Улучшение жилищных условий помогает снизить уровень преступности

Одна из социологических теорий преступности, обсуждаемых в тексте, — подход социальной экологии. Для обзора: этот подход связывает высокие уровни девиантности и преступности с социальными и физическими характеристиками района, включая бедность, высокую плотность населения, ветхое жилье и высокую текучесть населения.Эти проблемы создают социальную дезорганизацию, которая ослабляет социальные институты района и препятствует эффективной социализации детей.

Многие эмпирические данные подтверждают точку зрения социальной экологии на негативные условия проживания в районе и уровень преступности и позволяют предположить, что усилия по улучшению этих условий снизят уровень преступности. Некоторые из наиболее убедительных доказательств получены в результате Проекта по человеческому развитию в окрестностях Чикаго (под руководством социолога Роберта Дж. Сэмпсона), в ходе которого были изучены более 6000 детей в возрасте от рождения до 18 лет, а также их родители и другие опекуны. 7-летний период.Были измерены социальные и физические характеристики десятков кварталов, в которых проживали испытуемые, чтобы дать возможность оценить влияние этих характеристик на вероятность правонарушений. Ряд исследований с использованием данных этого проекта подтверждают общие положения подхода социальной экологии. В частности, преступность выше в районах с более низким уровнем «коллективной эффективности», то есть в районах с более низким уровнем общественного надзора за поведением подростков.

Многочисленные исследования, проведенные в рамках проекта Чикаго, и данные по нескольким другим городам показывают, что условия в районе сильно влияют на степень преступности в городских районах. Это исследование, в свою очередь, предполагает, что стратегии и программы, улучшающие социальные и физические условия городских кварталов, вполне могут помочь снизить высокий уровень преступности и правонарушений, которые так часто встречаются там. (Bellair & McNulty, 2009; Sampson, 2006)

Теория деформации

Неудача в достижении американской мечты лежит в основе знаменитой теории деформации Роберта Мертона (1938) (также называемой теорией аномии).Вспомните из главы 1 «Социология и социологическая перспектива», что Дюркгейм приписывал высокий уровень самоубийств аномией или отсутствием норм, возникающим во времена, когда социальные нормы неясны или слабы. Адаптируя эту концепцию, Мертон хотел объяснить, почему у бедных людей более высокий уровень отклонений, чем у небедных. Он рассудил, что Соединенные Штаты превыше всего ценят экономический успех, а также имеют нормы, определяющие утвержденные средства, работающие, для достижения экономического успеха. Поскольку бедняки часто не могут достичь американской мечты об успехе с помощью обычных средств работы, они испытывают разрыв между целью экономического успеха и средствами работы.Этот пробел, который Мертон сравнил с аномией Дюркгейма из-за отсутствия ясности в отношении норм, приводит к напряжению или разочарованию. Чтобы уменьшить свое разочарование, некоторые бедные люди прибегают к нескольким приспособлениям, включая отклонения, в зависимости от того, принимают они или отвергают цель экономического успеха и средства работы. В таблице 7.2 «Теория аномии Мертона» представлена ​​логическая адаптация бедных к тому стрессу, который они испытывают. Давайте кратко рассмотрим их.

Таблица 7.2 Теория аномии Мертона

Адаптация Цель экономического успеха Средства рабочие
I.Соответствие + +
II. Инновация +
III. Ритуализм +
IV. Ретреатизм
V. Восстание ± ±
+ означает принятие, — означает отказ, ± означает отказ и работу для нового общества

Несмотря на свое напряжение, большинство бедняков продолжают принимать цель экономического успеха и продолжают верить, что они должны работать, чтобы зарабатывать деньги.Иными словами, они продолжают оставаться хорошими законопослушными гражданами. Они соответствуют нормам и ценностям общества, и неудивительно, что Мертон называет их адаптацию соответствием .

Столкнувшись с трудностями, некоторые бедные люди продолжают ценить экономический успех, но придумывают новые способы его достижения. Они грабят людей или банки, совершают мошенничество или используют другие незаконные способы получения денег или имущества. Мертон называет эту адаптацию инновациями .

Другие бедные люди продолжают работать на работе, не надеясь значительно улучшить свою жизнь.По привычке они ходят на работу день за днем. Мертон называет эту третью адаптацию ритуализмом . Эта адаптация не связана с девиантным поведением, но является логическим ответом на напряжение, которое испытывают бедные люди.

Одна из адаптаций Роберта Мертона в его теории напряжений — это ретреатизм, при котором бедные люди отказываются от экономической цели общества и отказываются от средств трудоустройства для достижения этой цели. Многие из сегодняшних бездомных могут считаться отступниками по типологии Мертона.

В четвертой адаптации Мертона, retreatism , некоторые бедняки уходят из общества, становясь бомжами или бродягами, или становясь зависимыми от алкоголя, героина или других наркотиков. Их реакция на напряжение, которое они испытывают, состоит в том, чтобы отвергнуть как цель экономического успеха, так и средства работы.

Пятая и последняя адаптация

Мертона — это rebellion . Здесь бедняки не только отвергают цель успеха и средства работы, но и активно работают над созданием нового общества с новой системой ценностей.Эти люди — радикалы и революционеры своего времени. Поскольку Мертон разработал свою теорию перенапряжения после Великой депрессии, в которой рабочее и социалистическое движения были достаточно активными, неудивительно, что он думал о восстании как о логической адаптации бедных к их неуспеху в экономике.

Хотя теория Мертона была популярна на протяжении многих лет, у нее есть некоторые ограничения. Возможно, наиболее важным является то, что в нем не учитываются отклонения, такие как мошенничество со стороны среднего и высшего классов, а также не объясняются убийства, изнасилования и другие преступления, которые обычно не совершаются по экономическим причинам.Это также не объясняет, почему некоторые бедные люди предпочитают одну адаптацию другой.

Теория деформации Мертона стимулировала другие объяснения отклонений, основанные на его концепции деформации. Теория дифференциальных возможностей, разработанная Ричардом Клауардом и Ллойдом Олином (1960), пыталась объяснить, почему бедные выбирают ту или иную адаптацию Мертона. Принимая во внимание, что Мертон подчеркнул, что бедные имеют дифференцированный доступ к законным средствам (рабочие), Клоуард и Олин подчеркнули, что у них есть дифференциальный доступ к незаконным средствам .Например, некоторые живут в районах, где преобладает организованная преступность, и будут участвовать в таких преступлениях; другие живут в районах, где процветает употребление наркотиков, и сами начнут употреблять наркотики.

В более поздней формулировке два социолога, Стивен Ф. Месснер и Ричард Розенфельд (2007), расширили точку зрения Мертона, заявив, что в Соединенных Штатах преступность проистекает из нескольких наших самых важных ценностей, включая чрезмерный упор на экономический успех, индивидуализм, и конкуренция.Эти ценности порождают преступность, заставляя многих американцев, богатых или бедных, чувствовать, что у них никогда не бывает достаточно денег, и побуждая их помогать себе даже за счет других людей. Таким образом, преступность в Соединенных Штатах по иронии судьбы проистекает из самых основных ценностей страны.

В еще одном расширении теории Мертона Роберт Агнью (2007) утверждал, что подростки испытывают различные виды напряжения в дополнение к экономическому типу, о котором говорил Мертон. Романтические отношения могут закончиться, член семьи может умереть, или над учениками могут издеваться или издеваться в школе.Повторяющиеся инциденты, вызывающие напряжение, такие как эти, вызывают гнев, разочарование и другие негативные эмоции, а эти эмоции, в свою очередь, вызывают преступность и употребление наркотиков.

Девиантные субкультуры

Некоторые социологи подчеркивают, что бедность и другие общественные условия порождают определенные субкультуры, благодаря которым подростки приобретают ценности, способствующие девиантному поведению. Одним из первых, кто высказал это мнение, был Альберт К. Коэн (1955), чья теория фрустрации статуса утверждает, что мальчики из низшего класса плохо учатся в школе, потому что школы делают упор на ценности среднего класса.Неудача в школе снижает их статус и чувство собственного достоинства, чему мальчики пытаются противостоять, вступая в банды несовершеннолетних. В этих группах преобладает другая система ценностей, и мальчики могут вернуть себе статус и чувство собственного достоинства, совершая правонарушения. Коэну нечего было сказать о девочках, так как он предполагал, что их мало заботит, насколько хорошо они учатся в школе, вместо этого придавая большее значение браку и семье, и, следовательно, они останутся невозмутимыми, даже если они не будут хорошо учиться. Позже ученые раскритиковали его пренебрежение к девушкам и предположения о них.

Другой социолог, Уолтер Миллер (1958), сказал, что бедные мальчики становятся правонарушителями, потому что они живут в субкультуре низшего класса, которая включает в себя несколько основных проблем или ценностей, которые помогают вести к преступности. Эти основные проблемы включают вкус к неприятностям, твердость, сообразительность и азарт. Если мальчики растут в субкультуре с такими ценностями, они с большей вероятностью нарушат закон. Их девиация — результат их социализации. По словам критиков, Миллер преувеличивал различия между системами ценностей в бедных городских кварталах и более богатыми сообществами среднего класса (Akers & Sellers, 2008).

Очень популярное субкультурное объяснение — это тезис о так называемой субкультуре насилия, впервые выдвинутый Марвином Вольфгангом и Франко Ферракути (1967). По их словам, в некоторых городских районах субкультура насилия способствует насильственной реакции на оскорбления и другие проблемы, которые люди из среднего класса, вероятно, проигнорируют. Они продолжили, что субкультура насилия возникает отчасти из-за потребности мужчин из низшего класса «доказать» свою мужественность ввиду их экономической неудачи. Количественное исследование для проверки их теории не показало, что городская беднота более склонна, чем другие группы, одобряет насилие (Cao, Adams, & Jensen, 1997).С другой стороны, недавние этнографические (качественные) исследования показывают, что большие сегменты городской бедноты действительно принимают «кодекс» жесткости и насилия для поощрения уважения (Anderson, 1999). Как показывают эти противоречивые данные, точка зрения субкультуры на насилие остается противоречивой и заслуживает дальнейшего изучения.

Теория социального контроля

Трэвис Хирши (1969) утверждал, что человеческая природа в основном эгоистична, и поэтому задавался вопросом, почему люди , а не совершают отклонения.Его ответ, который теперь называется теорией социального контроля (также известной как теория социальных связей ), заключался в том, что их связи с традиционными социальными институтами, такими как семья и школа, не дают им нарушать социальные нормы. Основная точка зрения Хирши отражает точку зрения Дюркгейма о том, что строгие социальные нормы уменьшают отклонения, такие как самоубийства.

Хирши выделил четыре типа связей с общепринятыми социальными институтами: привязанность, приверженность, участие и вера.

  1. Приложение указывает на то, насколько мы чувствуем лояльность к этим учреждениям и заботимся о мнении людей в них, таких как наши родители и учителя.Чем больше мы привязаны к своим семьям и школам, тем меньше вероятность отклонений от нормы.
  2. Обязательство указывает на то, насколько мы ценим наше участие в обычных видах деятельности, таких как получение хорошего образования. Чем больше мы привержены этой деятельности и чем больше времени и энергии мы вкладываем в нее, тем менее отклоняющимися мы будем.
  3. Вовлеченность означает количество времени, которое мы проводим в обычных действиях. Чем больше времени мы проводим, тем меньше у нас возможностей отклоняться.
  4. Вера относится к принятию нами норм общества. Чем больше мы верим в эти нормы, тем меньше отклоняемся.

Теория социального контроля Трэвиса Хирски подчеркивает важность связей с социальными институтами для предотвращения девиантности. Его теория подчеркивала важность привязанности к семье в этом отношении.

Теория Хирши была очень популярна. Многие исследования показывают, что молодые люди, у которых более слабые связи со своими родителями и школой, более склонны к отклонениям.Но у этой теории есть свои критики (Akers & Sellers, 2008). Одна из проблем связана с вопросом о причинном порядке, основанном на принципах курицы и яйца. Например, многие исследования подтверждают теорию социального контроля, обнаруживая, что подростки-правонарушители часто имеют худшие отношения со своими родителями, чем нерадивые подростки. Это потому, что плохие отношения побуждают молодежь совершать правонарушения, как думал Хирши? Или это потому, что преступность молодежи ухудшает их отношения с родителями? Несмотря на эти вопросы, теория социального контроля Хирши продолжает влиять на наше понимание девиантности.В той степени, в которой это правильно, в нем предлагается несколько стратегий предотвращения преступности, включая программы, направленные на улучшение воспитания и отношений между родителями и детьми (Welsh & Farrington, 2007).

Конфликт и феминистские объяснения

Объяснения преступлений, основанные на перспективе конфликта, отражают общую точку зрения, согласно которой общество — это борьба между «имущими» наверху общества с социальной, экономической и политической властью и «неимущими» внизу.Соответственно, они предполагают, что те, кто обладает властью, принимают законы и иным образом используют правовую систему, чтобы обеспечить свое положение на вершине общества и удержать бесправных внизу (Bohm & Vogel, 2011). Бедные и меньшинства чаще подвергаются аресту, осуждению и тюремному заключению из-за своей бедности и расы. Эти объяснения также возлагают вину на уличную преступность бедняков на экономические лишения и неравенство, в которых они живут, а не на какие-либо моральные недостатки бедных.

В некоторых объяснениях конфликта также говорится, что капитализм помогает бедным создавать уличную преступность.Одним из первых сторонников этой точки зрения был голландский криминолог Виллем Бонгер (1916), который сказал, что капитализм как экономическая система предполагает конкуренцию за прибыль. Эта конкуренция приводит к тому, что в культуре капиталистического общества делается акцент на эгоизме или своекорыстном поведении и жадности . Поскольку прибыль становится настолько важной, люди в капиталистическом обществе с большей вероятностью, чем в некапиталистическом обществе, нарушат закон ради наживы и другой выгоды, даже если их поведение вредит другим.

Неудивительно, что объяснения конфликта вызвали много споров (Akers & Sellers, 2008). Многие ученые отвергают их за то, что они рисуют слишком критическую картину Соединенных Штатов и игнорируют эксцессы некапиталистических стран, в то время как другие говорят, что теории преувеличивают степень неравенства в правовой системе. При оценке дебатов по поводу объяснений конфликта справедливый вывод состоит в том, что их взгляд на дискриминацию со стороны правовой системы больше применим к преступлениям без потерпевших (обсуждаемым в следующем разделе), чем к обычным преступлениям, где трудно утверждать, что законы против таких вещей, как убийство и грабеж отражают потребности сильных мира сего.Однако есть много свидетельств, подтверждающих конфликтующее утверждение о том, что бедные и меньшинства сталкиваются с недостатками в правовой системе (Reiman & Leighton, 2010). Проще говоря, бедные не могут позволить себе хороших адвокатов, частных детективов и других преимуществ, которые деньги приносят в суде. В качестве примера: если бы кого-то гораздо беднее, чем О. Дж. Симпсон, бывшего футболиста и знаменитости СМИ, арестовали, как и в 1994 году, за жестокое убийство двух человек, обвиняемый почти наверняка был бы признан виновным.Симпсон смог позволить себе защиту, обошедшуюся в сотни тысяч долларов, и выиграл оправдательный приговор присяжных по своему уголовному делу (Barkan, 1996). Также в соответствии с взглядами теории конфликта руководители корпораций, входящие в число наиболее влиятельных членов общества, часто нарушают закон, не опасаясь тюремного заключения, как мы увидим в нашем обсуждении преступлений белых воротничков далее в этой главе. Наконец, многие исследования подтверждают мнение теории конфликта о том, что корни преступлений бедных людей кроются в социальном неравенстве и экономических лишениях (Barkan, 2009).

Феминистские перспективы

Феминистские взгляды на преступность и уголовное правосудие также попадают в широкую рубрику объяснений конфликтов и получили широкое распространение в последние два десятилетия. Большая часть этой работы касается изнасилований и сексуальных посягательств, насилия со стороны интимного партнера и других преступлений против женщин, которыми в значительной степени пренебрегали, пока феминистки не начали писать о них в 1970-х годах (Griffin, 1971). Их взгляды с тех пор повлияли на общественное и официальное отношение к изнасилованию и домашнему насилию, которое раньше считалось чем-то, что девочки и женщины навлекали на себя.Вместо этого феминистский подход возлагает вину за эти преступления на неравенство общества в отношении женщин и устаревшие взгляды на отношения между полами (Renzetti, 2011).

Еще одним направлением феминистской работы является гендерная и юридическая обработка. Что касается шансов быть арестованными и наказанными, женщинам лучше или хуже, чем мужчинам? После многих исследований за последние два десятилетия лучший ответ — мы не уверены (Belknap, 2007). С женщинами обращаются чуть более сурово, чем с мужчинами, за мелкие преступления и чуть менее сурово за серьезные преступления, но гендерный эффект в целом слаб.

Третье направление касается гендерных различий в тяжких преступлениях, поскольку женщины и девочки гораздо реже, чем мужчины и мальчики, прибегают к насилию и совершают серьезные имущественные преступления, такие как кражи со взломом и кражи автомобилей. Большинство социологов связывают это различие с гендерной социализацией. Проще говоря, социализация мужской гендерной роли или мужественности приводит к таким ценностям, как конкурентоспособность, и поведенческим моделям, таким как проведение большего количества времени вне дома, что способствует девиантности.И наоборот, несмотря на любые недостатки, социализация в женской гендерной роли или женственности продвигает такие ценности, как мягкость и модели поведения, такие как больше времени проводить дома, что помогает ограничить отклонения (Chesney-Lind & Pasko, 2004). Отмечая, что мужчины совершают столько преступлений, Кэтлин Дейли и Меда Чесни-Линд (1988, стр. 527) писали:


Большая цена заплачена за структуры мужского доминирования и за те самые качества, которые побуждают мужчин добиваться успеха, контролировать других и обладать бескомпромиссной властью.… Гендерные различия в преступности говорят о том, что преступление в конце концов может быть не таким уж нормальным. Такие различия заставляют нас понять, что в жизни женщин мужчинам есть чему поучиться.

Гендерная социализация помогает объяснить, почему женщины совершают менее серьезные преступления, чем мужчины. Мальчиков воспитывают конкурентоспособными и агрессивными, а девочек — более нежными и заботливыми.

Philippe Put — Бой — CC BY 2.0.

Два десятилетия спустя эта проблема все еще остается.

Символические объяснения интеракционистов

Поскольку символический интеракционизм фокусируется на средствах, которые люди получают от своего социального взаимодействия, символические интеракционистские объяснения приписывают отклонение различным аспектам социального взаимодействия и социальных процессов, которые испытывают нормальные люди. Эти объяснения помогают нам понять, почему некоторые люди с большей вероятностью, чем другие, живут в одинаковых социальных средах. Существует несколько таких объяснений.

Теория дифференциальной ассоциации

Один популярный набор объяснений, часто называемый теориями обучения , подчеркивает, что девиантность усваивается в результате взаимодействия с другими людьми, которые считают, что отклонение — это нормально, и которые часто сами совершают отклонение.Таким образом, девиация возникает из-за нормальных процессов социализации. Наиболее влиятельным из таких объяснений является теория дифференциальных ассоциаций Эдвина Х. Сазерленда (1947), согласно которой преступному поведению можно научиться, общаясь с близкими друзьями и членами семьи. Эти люди учат нас не только тому, как совершать различные преступления, но также ценностям, мотивам и рационализаторам, которые нам необходимо принять, чтобы оправдать нарушение закона. Чем раньше в нашей жизни мы связываемся с девиантными людьми и чем чаще мы это делаем, тем больше вероятность, что мы сами станем девиантными.Таким образом, нормальный социальный процесс, социализация, может привести нормальных людей к отклонениям.

Теория дифференциальной ассоциации Сазерленда была одной из самых влиятельных социологических теорий за всю историю. На протяжении многих лет многочисленные исследования документально подтверждают важность взаимоотношений подростков со сверстниками для их вступления в мир наркотиков и правонарушений (Akers & Sellers, 2008). Однако некоторые критики говорят, что не все отклонения являются результатом влияния девиантных сверстников. Тем не менее, теория дифференциальной ассоциации и более широкая категория теорий обучения, которые она представляет, остаются ценным подходом к пониманию отклонений и преступности.

Теория этикетирования

Если мы арестуем и посадим кого-то в тюрьму, мы надеемся, что они будут «напуганы прямо» или будут удерживаться от совершения преступления снова. Теория навешивания ярлыков предполагает прямо противоположное: она говорит, что навешивание ярлыков на кого-то девиантного увеличивает шансы того, что обозначенный человек будет продолжать совершать отклонения. Согласно теории навешивания ярлыков, это происходит из-за того, что у человека, на который наносят ярлыки, формируется девиантное представление о себе, что ведет к еще большим отклонениям. Девиантность — это результат того, что на нее навешивают ярлык (Bohm & Vogel, 2011).

Этот эффект усиливается тем, как общество относится к тому, на кого навесили ярлык. Исследования показывают, что у соискателей с судимостью гораздо меньше шансов быть принятым на работу, чем у лиц без досье (Pager, 2009). Предположим, у вас есть судимость, и вы заметили ошибку, но вам отказали несколько потенциальных работодателей. Как вы думаете, вы могли быть немного разочарованы? Если ваша безработица продолжится, не могли бы вы снова подумать о совершении преступления? Между тем, вы хотите встретить несколько законопослушных друзей, поэтому идете в бар для одиноких.Вы начинаете разговаривать с тем, кто вас интересует, и в ответ на вопрос этого человека говорите, что находитесь между работой. Когда ваш напарник спрашивает о вашей последней работе, вы отвечаете, что сидели в тюрьме за вооруженное ограбление. Как вы думаете, как ваш собеседник отреагирует, услышав это? Как следует из этого сценария, ярлык девианта может затруднить предотвращение продолжения девиантной жизни.

Теория навешивания ярлыков также спрашивает, действительно ли одни люди и модели поведения чаще других приобретают девиантный ярлык.В частности, он утверждает, что нелегальные факторы, такие как внешний вид, раса и социальный класс, влияют на то, как часто происходит официальная маркировка.

Теория маркировки предполагает, что кто-то, кого называют девиантным, в результате с большей вероятностью совершит отклонение. Одна из проблем, с которой бывшие заключенные сталкиваются после возвращения в общество, заключается в том, что потенциальные работодатели не хотят их нанимать. Этот факт увеличивает вероятность совершения ими новых преступлений.

Классический анализ «Святых» и «Головорезов» Уильямом Чамблиссом (1973) является прекрасным примером этого аргумента.Святыми были восемь учеников средней школы мужского пола из среднего класса, которые были очень правонарушителями, в то время как Головорезы были шестью учениками мужского пола в той же старшей школе, которые также были очень правонарушителями, но происходили из бедных семей рабочего класса. Хотя поведение Святых было, возможно, более вредным, чем поведение Головорезов, их действия считались безобидными розыгрышами, и их никогда не арестовывали. После окончания средней школы они поступили в колледж, аспирантуру и профессиональную школу и сделали приличную карьеру.Напротив, Головорезов многие считали нарушителями спокойствия и часто попадали в неприятности из-за своего поведения. Став взрослыми, они либо попали на низкооплачиваемую работу, либо попали в тюрьму.

Взгляды теории маркировки на последствия маркировки и на важность нелегальных факторов для официальной маркировки остаются противоречивыми. Тем не менее, теория сильно повлияла на изучение девиантности и преступности за последние несколько десятилетий и обещает, что так будет и в будущем.

Основные выводы

  • Как биологические, так и психологические объяснения предполагают, что отклонения происходят из-за проблем, возникающих внутри человека.
  • Социологические объяснения приписывают отклонения различным аспектам социальной среды.
  • Существует несколько функционалистских объяснений. Дюркгейм подчеркнул функции, которые девиация выполняет для общества. Теория деформации Мертона предполагала, что отклонения среди бедных являются результатом их неспособности добиться экономического успеха, столь ценимого в американском обществе. Другие объяснения подчеркивают роль, которую играют социальные и физические характеристики городских кварталов, девиантных субкультур и слабых связей с социальными институтами.
  • Объяснения конфликта предполагают, что богатые и влиятельные используют правовую систему для защиты своих интересов и для того, чтобы держать бедных и расовые меньшинства в подчинении. Феминистские взгляды подчеркивают важность гендерного неравенства для преступлений против женщин и мужской социализации для гендерных различий в преступности.
  • Интерэкционистские объяснения подчеркивают важность социального взаимодействия в приверженности девиантности и реакции на нее. Теория навешивания ярлыков предполагает, что процесс навешивания ярлыков помогает гарантировать, что кто-то будет продолжать совершать отклонения, а также предполагает, что некоторые люди с большей вероятностью, чем другие, будут названы девиантными из-за их внешности, расы, социального класса и других характеристик.

для вашего обзора

  1. В чем важное отличие биологических и психологических объяснений от социологических?
  2. Каковы любые две функции девиации по Дюркгейму?
  3. Каковы любые две криминогенные социальные или физические характеристики городских кварталов?
  4. Каковы любые два предположения феминистских взглядов на девиантность и преступность?
  5. Согласно теории навешивания ярлыков, что происходит, когда на кого-то навешивают ярлык девианта?

Список литературы

Агнью Р.(2007). Под давлением преступления: обзор общей теории деформации . Лос-Анджелес, Калифорния: Роксбери.

Акерс, Р. Л., и Селлерс, К. С. (2008). Криминологические теории: введение, оценка и применение . Нью-Йорк, Нью-Йорк: Издательство Оксфордского университета.

Андерсон, Э. (1999). Уличный кодекс: Порядочность, насилие и нравственная жизнь в центре города . Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: У. В. Нортон.

Баркан С. Э. (1996). Социально-научное значение О.Дело Дж. Симпсона. В Г. Барак (ред.), Представляя О. Дж .: Убийство, уголовное правосудие и массовая культура (стр. 36–42). Олбани, штат Нью-Йорк: Харроу и Хестон.

Баркан С. Э. (2009). Значение количественного анализа для критического понимания преступности и общества. Критическая криминология, 17 , 247–259.

Белкнап, Дж. (2007). Женщина-невидимка: гендер, преступность и справедливость. Белмонт, Калифорния: Уодсворт.

Беллэр П. Э. и МакНалти Т. Л. (2009).Членство в бандах, продажа наркотиков и насилие по соседству. Justice Quarterly, 26 , 644–669.

Бом, Р. М., и Фогель, Б. (2011). Букварь по теории преступности и правонарушений (3-е изд.). Бельмонт, Калифорния: Уодсворт.

Bonger, W. (1916). Преступность и экономические условия (H.P. Horton, Trans.). Бостон, Массачусетс: Маленький, Браун.

Цао Л., Адамс А. и Дженсен В. Дж. (1997). Проверка тезиса о черной субкультуре насилия: исследовательская заметка. Криминология, 35, 367–379.

Чамблисс, У. Дж. (1973). Святые и хулиганы. Общество, 11, 24–31.

Чесни-Линд, М., и Пасько, Л. (2004). Женщина-преступник: девушки, женщины и преступность . Таузенд-Оукс, Калифорния: Сейдж.

Кларк, В. В. Т. (1940). Инцидент с воловьим луком . Нью-Йорк, Нью-Йорк: Random House.

Клауард Р. А. и Олин Л. Э. (1960). Преступность и возможности: теория преступных банд .Нью-Йорк, Нью-Йорк: Свободная пресса.

Коэн, А. К. (1955). Мальчики-преступники: культура банды . Нью-Йорк, Нью-Йорк: Свободная пресса.

Дейли, К., и Чесни-Линд, М. (1988). Феминизм и криминология. Justice Quarterly, 5, 497–538.

Ганс, Х. Дж. (1996). Война против бедных: низшие слои общества и политика борьбы с бедностью . Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: основные книги.

Гриффин, С. (1971, сентябрь). Изнасилование: всеамериканское преступление. Ramparts, 10 , 26–35.

Хирши, Т. (1969). Причины правонарушений . Беркли: Калифорнийский университет Press.

Мирс, Д. П., Ван, X., Хэй, К., и Бейлз, В. Д. (2008). Социальная экология и рецидивизм: последствия для возвращения заключенных. Криминология, 46, 301–340.

Мертон, Р. К. (1938). Социальная структура и аномия. American Sociological Review, 3, 672–682.

Месснер, С. Ф., и Розенфельд, Р. (2007). Преступление и американская мечта .Бельмонт, Калифорния: Уодсворт.

Миллер, В. Б. (1958). Культура низшего класса как порождающая среда преступности банд. Journal of Social Issues, 14 , 5–19.

Пейджер Д. (2009). Отмечено: раса, преступность и поиск работы в эпоху массового заключения . Чикаго, Иллинойс: Издательство Чикагского университета.

Рейман Дж. И Лейтон П. (2010). Богатые становятся еще богаче, а бедные попадают в тюрьму: Идеология, класс и уголовное правосудие (9-е изд.). Бостон, Массачусетс: Аллин и Бэкон.

Рензетти, К. (2011). Феминистская криминология . Рукопись отправлена ​​в печать.

Сэмпсон, Р. Дж. (2006). Какое значение имеет контекст сообщества? Социальные механизмы и объяснение уровня преступности. В П.-О. Х. Викстрём и Р. Дж. Сэмпсон (ред.), Объяснение преступления: контекст, механизмы и развитие (стр. 31–60). Нью-Йорк, Нью-Йорк: Издательство Кембриджского университета.

Сазерленд, Э. Х. (1947). Основы криминологии . Филадельфия, Пенсильвания: Дж.П. Липпинкотт.

Welsh, B.C., & Farrington, D.P. (ред.). (2007). Предупреждение преступности: что работает для детей, правонарушителей, жертв и мест . Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Спрингер.

Вольфганг, М. Э. и Ферракути, Ф. (1967). Субкультура насилия . Лондон, Англия: Социальные науки в мягкой обложке.

Теории отклонения

Принимая во внимание, что теория также предполагает, что люди, которых общество называет «преступниками», вероятно, являются членами подчиненных групп, критики утверждают, что это слишком упрощает ситуацию.В качестве примеров они приводят богатых и влиятельных бизнесменов, политиков и других лиц, совершающих преступления. Критики также утверждают, что теория конфликта мало что дает для объяснения причин отклонений. Сторонники, однако, возражают, утверждая, что теория не пытается углубиться в этиологию. Вместо этого теория делает то, что она утверждает: она обсуждает взаимосвязь между социализацией, социальным контролем и поведением.

Теория маркировки

Тип символического взаимодействия, теория маркировки касается значений, которые люди извлекают из ярлыков, символов, действий и реакций друг друга.Эта теория утверждает, что поведение является девиантным только тогда, когда общество считает его девиантным. Таким образом, конформные члены общества, которые интерпретируют определенное поведение как девиантное, а затем прикрепляют этот ярлык к отдельным людям, определяют различие между девиантностью и отсутствием отклонений. Теория навешивания ярлыков ставит вопрос о том, кто кого и какой ярлык применяет, почему они это делают и что происходит в результате такого навешивания ярлыков.

Влиятельные люди в обществе — политики, судьи, полицейские, врачи и так далее — обычно навешивают самые важные ярлыки.Отмеченные лица могут включать наркоманов, алкоголиков, преступников, правонарушителей, проституток, сексуальных преступников, умственно отсталых людей и пациентов психиатрических больниц, чтобы упомянуть некоторых. Последствия того, что вас называют девиантным, могут быть далеко идущими. Социальные исследования показывают, что те, у кого есть негативные ярлыки, обычно имеют более низкое представление о себе, с большей вероятностью отвергают себя и могут даже вести себя более девиантно в результате этого ярлыка. К сожалению, людям, которые принимают ярлык «» другим «» — будь оно правильным или неправильным, — трудно изменить свое мнение о помеченном человеке, даже в свете доказательств обратного.

Уильям Чамблисс в 1973 году провел классическое исследование эффектов маркировки. Две его группы, состоящие из белых мужчин, старшеклассников, часто были вовлечены в преступные акты воровства, вандализма, пьянства и прогулов. Полиция никогда не арестовывала членов одной группы, которую Чамблисс назвал «Святыми», но у полиции действительно были частые стычки с членами другой группы, которую он назвал «Головорезами». Мальчики в Святых происходили из респектабельных семей, имели хорошую репутацию и успеваемость в школе и старались не попасться за нарушение закона.Будучи вежливыми, сердечными и извиняющимися всякий раз, когда сталкивались с полицией, Святые избегали называть себя «извращенцами». Напротив, Головорезы происходили из семей с более низким социально-экономическим статусом, имели плохую репутацию и плохие оценки в школе и не были осторожны, чтобы их поймали за нарушение закона. Будучи враждебными и дерзкими, когда сталкивались с полицией, Головорезы легко были заклеймены другими и самими собой как «извращенцы». Другими словами, хотя обе группы совершали преступления, Святые считались «хорошими» из-за их вежливого поведения (что объяснялось их происхождением из высшего сословия), а Головорезы считались «плохими» из-за их наглого поведения ( что объяснялось их происхождением из низшего сословия).В результате полиция всегда принимала меры против Головорезов, но никогда — против Святых.

Сторонники теории навешивания ярлыков поддерживают акцент теории на роли, которую установки и реакции других, а не девиантные действия как таковые , играют в развитии девиантности. Критики теории навешивания ярлыков указывают на то, что эта теория применима только к небольшому количеству девиантов, потому что таких людей фактически ловят и называют девиантами. Критики также утверждают, что концепции теории неясны и поэтому их трудно проверить с научной точки зрения.

Специальный выпуск: Молодежь и социальные отклонения

Уважаемые коллеги,

Этот специальный выпуск посвящен теме социальных отклонений и поведения молодежи. Какая грань между преступностью и девиантным поведением? Является ли изучение девиации частью исследования разнообразия? Кому принадлежат сила или цели этих социальных норм? Насколько широко они распространены? Каковы их мотивы и причины?

Мы ищем эмпирические работы, которые исследуют различные типы девиантного поведения несовершеннолетних, такие как проступки и домогательства, насилие или ненависть, преступность или правонарушения, зависимость или принуждение и т. Д.в различных областях, включая досуг и секс, сексуальные возможности и поведение, политику, образование, Интернет и т. д., из различных дисциплин социальных наук.

Короче говоря, мы ищем теоретические и эмпирические статьи о различных типах и различных сферах социальных отклонений среди молодежи. Были бы оценены новаторские материалы и документы, в которых сравниваются результаты на международном уровне или включаются решения, программы, государственная политика или механизмы предотвращения.

Проф. Д-р Хуан Себастьян Фернандес-Прадос
Приглашенный редактор

Информация для подачи рукописей

Рукописи должны быть представлены онлайн по адресу www.mdpi.com, зарегистрировавшись и войдя на этот сайт. После регистрации щелкните здесь, чтобы перейти к форме отправки. Рукописи можно подавать до установленного срока. Все статьи будут рецензироваться. Принятые статьи будут постоянно публиковаться в журнале (как только они будут приняты) и будут перечислены вместе на сайте специального выпуска.Приглашаются исследовательские статьи, обзорные статьи, а также короткие сообщения. Заголовок и краткую аннотацию (около 100 слов) планируемых статей можно отправить в редакцию для объявления на этом сайте.

Представленные рукописи не должны были публиковаться ранее или рассматриваться для публикации в другом месте (за исключением трудов конференции). Все рукописи проходят тщательное рецензирование путем простого слепого рецензирования. Руководство для авторов и другая важная информация для подачи рукописей доступна на странице Инструкции для авторов. International Journal of Environmental Research and Public Health — это международный рецензируемый журнал с открытым доступом, выходящий один раз в месяц, который издается MDPI.

Пожалуйста, посетите страницу Инструкций для авторов перед отправкой рукописи. Плата за обработку статьи (APC) для публикации в этом журнале с открытым доступом составляет 2300 швейцарских франков. Представленные документы должны быть хорошо отформатированы и написаны на хорошем английском языке. Авторы могут использовать MDPI Услуги редактирования на английском языке перед публикацией или во время редактирования автора.

функций Deviance Tutorial | София Обучение

Транскрипция видео

Скачать PDF

Здравствуйте. Добро пожаловать в социологические исследования. Как всегда, спасибо за то, что нашли время в своем напряженном рабочем дне на изучение общества. В сегодняшнем уроке мы поговорим об увлекательной теории девиации, представленной Эмилем Дюркгеймом. Дюркгейм предположил, что отклонения от нормы были необходимым условием для хорошо функционирующего и стабильного общества. Это очень нелогично. Как девиантность поможет продвинуть социальный порядок, социальную сплоченность и общую стабильность и гармонию в обществе? Что ж, в этом вся прелесть этой теории, потому что она настолько противоречит интуиции.Удивительно то, как Дюркгейм теоретизировал девиантность в отношении социальной солидарности. Итак, мы разберем это и исследуем в сегодняшнем уроке.

Deviance выполняет четыре социальные функции. Девиация проясняет наши культурные ценности, а девиация помогает определить нашу мораль. И в-третьих, девиантность помогает объединить общество. И, наконец, в-четвертых, девиация способствует социальным изменениям. Это четыре функции девиантности, которые теоретизировал Дюркгейм. Итак, мы собираемся исследовать каждый из них по очереди, а затем рассмотрим теорию, теоретическое применение Дюркгейма, сделанное социологом Каем Эриксоном, изучавшим пуритан.Итак, давайте перейдем к четырем функциям отклонения.

Во-первых, мы собираемся начать с того, как девиация проясняет наши культурные ценности. Первая из функций девиантности Дюркгейма состоит в том, что девиантность проясняет наши культурные ценности. Девиация помогает определить, что хорошо, а что плохо в обществе. Итак, то, что хорошо, полностью противоположно плохому. Мы можем определять только хорошее по отношению к плохому, и мы можем определять плохое только по отношению к хорошему. Итак, эти две концепции неразрывны.Они всегда останутся в паре. Поэтому нам нужны примеры в обществе того, что неправильно, чтобы мы могли объединиться вокруг того, что правильно. А девиантное поведение помогает нам определить эти границы. Итак, без определений девиации у нас не может быть никакого социального порядка, потому что каждый будет бегать со своим собственным моральным кодексом, своим собственным набором стандартов, которые общество будет разрушено.

Итак, девиация, ссылаясь на то, что плохо, ставит нас всех на одну страницу в отношении того, что хорошо и как действовать в обществе.Напомним, что Дюркгейм был структурным функционалистом. А структурных функционалистов волнует, что делает общество гармоничным, упорядоченным и стабильным. И девиация, таким образом, была одной из этих функций. Потому что девиантность скрепляет общество. Как это ни парадоксально, девиантное поведение является примером для всех нас, чтобы мы могли объединиться в том, что является правильным и ценится в культурном отношении, а не тем, что неправильно. Итак, культурные ценности права, разделение их — вот что нас объединяет. Таким образом, что действительно поразительно, девиантность помогает сплотить общество.

Вторая функция девиантности, которую теоретизировал Дюркгейм, состоит в том, что когда мы реагируем на девиантность, это определяет наши коллективные представления о морали. Так что это тесно связано с определением культурных ценностей. Таким образом, помимо наших ценностей, наши моральные представления также проясняются, когда мы реагируем на девиантное поведение. Например, если кого-то поймают на воровстве и накажут, это станет сигналом для всех нас, что воровство — это неправильно. Таким образом, это помогает укрепить грани нашего морального поведения и определить, что правильно, а что неправильно.

Это дает нам все тот же код, по которому можно жить. Правильное и неправильное поведение, мы все на одной волне. И это позволяет нам жить группами и играть по тем же правилам, как я уже говорил. Итак, девиантность — это абсолютно критическая функция для общества, потому что она позволяет нам жить в группах, когда мы придерживаемся одного и того же понятия девиантности и той же морали.

В-третьих, и это наиболее интересно для меня, это то, что Дюркгейм теоретизировал это отклонение: когда мы реагируем на отклонение, оно помогает объединить общество.И это действительно увлекательный аспект, потому что, когда мы реагируем на девиантное поведение, мы объединяемся против общего преступника и укрепляем наши социальные связи в обществе, укрепляем наши социальные связи и в процессе создания общих ценностей правильного и неправильного.

Это может происходить в большом или меньшем масштабе. Национальные меры реагирования на такие бедствия, как 11 сентября или Перл-Харбор, объединили целую нацию против общего врага. Как и в книге 1984 года, Джордж Оруэлл говорил о важности того, что у нас всегда должен быть общий враг.Если у нас нет общего врага, у нас нет единства. Таким образом создается единство против общего врага. Или это может произойти в большей части сообщества, например, протест, когда сексуальный преступник хочет переехать в пригород. Опираясь на это, сообщество объединяется против этого общего врага.

Итак, что происходит, люди говорят что-то вроде: он не такой, как мы. Был прав. Он неправ. У нас есть что-то общее, основанное на нашем общем убеждении в том, что он неправ. Таким образом создается чувство товарищества, которое помогает склеивать общество.Таким образом, то, как мы реагируем на отклонения, объединяет общество.

Наконец, Дюркгейм предположил, что отклонения очень важны для процесса социальных изменений. Как это часто бывает, девиация — это искра, которая зажигает огонь социальных изменений. Вспомните движение за гражданские права 1960-х годов. У вас была Роза Паркс, которая отказалась сесть в автобусе, где она должна была сесть. Это было расценено как девиантное поведение, которое оказалось катализатором, побудившим движение вызвать социальные изменения.Точно так же четверка Гринсборо, четверо чернокожих молодых людей, устроивших сидячие забастовки за обеденным столом в ресторане Woolworth’s в Гринсборо, Северная Каролина. Они сидели за стойкой «только для белых». И это оказалось очень важным катализатором движения за гражданские права. Итак, мы видим, как девиантное поведение может вызывать социальные изменения.

Теперь я хотел бы переключить передачи и поднять идею о том, существует ли общество без отклонений. Что, если есть общество с небольшими отклонениями или без них? Что происходит? Что ж, ответ на этот вопрос, подчеркнуто здесь, на доске, нет общества без девиации.Дюркгейм показал, как девиантность способствует нравственности, возвышает идею добра по сравнению с плохим, способствует социальной солидарности и важному функционированию социального порядка. Но что происходит, когда есть небольшое «обычное» отклонение? Идея девиации относительна. То, что является девиантным в одном обществе, может не быть отклонением в другом обществе. Не в этом дело. Дело в том, что девиация существует в обоих обществах.

Итак, давайте теперь обратимся к исследованию социолога Кая Эриксона, который провел историческое исследование пуритан и их форм девиантности.Пуритане были очень чистой группой людей, которые не допускали нарушений. Тем не менее, у них все еще были относительные формы отклонений. Некоторые нарушения необходимо было выявлять и преследовать в судебном порядке для поддержания общественного порядка. Итак, Эриксон посмотрел на условности отклонений во времени и обнаружил, что у пуритан было несколько волн преступлений. Они были разными, но количество девиантных преступников оставалось неизменным на протяжении всего времени.

Самая известная из этих волн — суд над ведьмами, где ведьм сжигали на кострах.Итак, в этом смысле эта смехотворная форма девиации была создана по всем причинам, о которых мы говорили ранее, по всем этим четырем функциям: поддерживать солидарность в обществе, устанавливать то, что хорошо, а не что плохо, определять мораль в наших культурных ценностях. . Мы не сможем сделать это самостоятельно без какого-либо образца, какого-то изгоя.

Итак, в довольно стабильном, чистом, «пуританском», гармоничном обществе, нам все еще нужно было иметь некоторую форму отклонения, чтобы общество оставалось склеенным. Это блестящая социология.Мы в огромном долгу перед Дюркгеймом за то, что он дал эту теорию, что отклонение, как нам кажется, противоречит интуиции, на самом деле приносит пользу обществу. Люди, когда мы живем группами, нам нужен порядок. Нам нужны правила. Нам нужны нормы. Мы не можем жить без этого, и девиация помогает нам этим обеспечивать. Это неотъемлемая часть сплоченной социальной жизни.

Что ж, большое спасибо, что присоединились ко мне. Надеюсь, вам понравилось это обсуждение девиации. Удачного отдыха в течение дня.

Девиантное поведение | Энциклопедия.com

Социальная дезорганизация

БИБЛИОГРАФИЯ

И «девиантное поведение», и «социальная дезорганизация» определялись по-разному, но было мало попыток провести различие между этими двумя понятиями. Фактически, было высказано предположение, что они не отличаются друг от друга, что наряду с «социальными проблемами *» и несколько устаревшей «социальной патологией» они означают лишь набор условий, которые считаются нежелательными с точки зрения ценностей наблюдателя, условий. которые различаются в разное время и у разных наблюдателей.Согласно этой точке зрения, эти термины не имеют научной ценности и не имеют законного статуса как социологические концепции.

Такой нигилизм и замыслы отчаяния неоправданны. Конечно, нет единого мнения о значении этих терминов, и они действительно обременены ценностными коннотациями. Однако они указывают на ряд различий, которые социология должна учитывать.

Понятие отклонения. Обращаясь сначала к концепции девиантного поведения, мы должны различать несколько определений этого термина, которые обсуждаются ниже.

Поведение, нарушающее нормы . Девиантное поведение — это поведение, которое нарушает нормативные правила, представления или ожидания социальных систем. Это наиболее распространенное использование термина и тот смысл, в котором он будет использоваться здесь. Преступление является прообразом девиантности в этом смысле, и теория и исследования девиантного поведения в основном связаны с преступностью. Однако нормативные правила присущи природе всех социальных систем, будь то группы дружбы, помолвленные пары, семьи, рабочие группы, фабрики или национальные общества.Таким образом, правовые нормы являются лишь одним из типов норм, нарушение которых составляет девиантное поведение. Важно отметить, что хотя девиация в этом смысле и конформность являются «противоположностями», они представляют собой полюса в одном измерении вариации; следовательно, общая теория одного должна понимать другое.

Статистическое отклонение от нормы . Существует справедливое мнение о том, что «девиантное поведение» , а не означает отклонение от какой-либо статистической нормы. Какими бы разными ни были определения и употребления, они, кажется, имеют общее понятие чего-то, что с или точки зрения является менее «хорошим» или «желательным», а не просто менее частым.

Психопатология . Для социологических целей девиантность редко определяется исключительно в терминах психопатологии, психического заболевания или дезорганизации личности, хотя обычно предполагается, что эти явления, по крайней мере, входят в сферу отклонения. Однако поведение является девиантным в первом, или нормативном, смысле, потому что оно отклоняется от нормативных правил некоторой социальной системы, тогда как поведение является патологическим , потому что оно исходит от больной, поврежденной или дефектной личности.Вероятно, что наиболее девиантное поведение в нормативном смысле создается личностями, которые клинически нормальны, и что большая часть поведения, которое является симптомом личностного дефекта или психического заболевания, не нарушает нормативных ожиданий. Короче говоря, эти два понятия определяются независимо, и взаимосвязь между ними является предметом эмпирического исследования. Представляется предпочтительным сохранить их концептуально отличными, сохранив для одного термин «девиантное поведение», а для другого — установленную терминологию психопатологии.

Следует пояснить, что только что проведенное различие не проводится между психологическим и социологическим уровнями исследования. Рассматривая любое человеческое поведение, мы можем спросить, с одной стороны, как оно зависит от истории и структуры личности, создавшей его. С другой стороны, мы можем спросить, как это зависит от истории и структуры социальной системы, в которой оно является событием. Такие вопросы можно задать как о психическом заболевании, так и о девиантном поведении. Однако исследование на психологическом и социологическом уровнях не может происходить полностью независимо, поскольку каждый должен делать некоторые предположения относительно другого.Дюркгейм (1897) в своем классическом трактовке самоубийства прояснил аналитическую независимость социологического уровня, продемонстрировав, что вариации в темпах данного класса поведения внутри и между системами — это реальность sui generis , которую нельзя просто объяснить с помощью с точки зрения психологических свойств людей, а скорее зависят от свойств самой социальной системы. Однако он переоценил свой случай и оставил впечатление, независимо от того, было ли это его намерение или нет, что психология мало что может сделать для понимания суицида.Фактически, собственная трактовка социологии самоубийства Дюркгеймом перемежается с предположениями о человеческой мотивации и другими соображениями, которые обычно считаются «психологическими» [ см. Suicide, статья о социальных аспектах].

Социально недооцененное поведение и государства . Девиантное поведение также может быть определено как социально обиженное поведение и состояния в целом. Это определение включает в себя умственную отсталость, слепоту, уродство, другие физические недостатки и увечья, всевозможные болезни, нищенство, принадлежность к ритуально нечистым кастам и профессиям, психические заболевания, преступность и «постыдное прошлое».Общим для них является то, что, если они известны, они отводят человеку социально унизительную роль и представляют собой изъян в самом «я». Это пятно, или стигма, является важной составляющей всех социальных контактов, в которых оно присутствует. Это создает проблемы для стигматизированного актера и его изменников и имеет последствия для развития личности и социального взаимодействия. Гоффман (1963) продемонстрировал, что можно сделать общие выводы о феномене стигмы и его последствиях на уровне, который абстрагируется от разнообразия ее конкретных проявлений.

Очевидно, что стигма является законным и важным объектом исследования сама по себе. Более того, это обычно признак отклоняющегося от нормы поведения; он может играть роль в его возникновении и контроле. Следовательно, он должен фигурировать в теории девиантного поведения. Однако факт, что поведение подвергается стигматизации или недооценке, — это одно; факт нарушения нормативных правил — другое. Не всякое обесцениваемое поведение нарушает нормативные правила; также нет уверенности в том, что любое поведение, нарушающее нормативные правила, обесценивается.Объяснение стигмы — это не то же самое, что объяснение того, почему люди нарушают нормативные правила. В соответствии с более традиционным и более устоявшимся использованием, кажется предпочтительным ограничить упоминание «девиантного поведения» нарушением нормативных правил.

Девиантное поведение и девиантные роли. Необходимо различать то, что человек сделал, и то, как он публично определяется и классифицируется членами его социального мира. В основном последнее — приписываемая ему социальная роль — определяет, как другие будут реагировать на него.Воровство не обязательно должно быть определено как «вор»; иметь сексуальные отношения с представителем того же пола не обязательно должно определяться как «гомосексуалист» (Reiss 1961). Поведение, нарушающее социальные правила, может стать или не стать видимым и, если оно будет видимым, может привести или не привести к присвоению девиантной роли. Более того, девиантные роли могут быть приписаны даже при отсутствии нарушений нормативных правил.

Это различие отражает одну из извечных дилемм криминологии. Занимается ли криминология всеми нарушениями уголовного закона или только теми нарушениями, которые приводят к судебному разбирательству уголовного дела? Первых бесконечно больше, чем вторых, и трудно найти данные об их частоте и распространении.Процессы, при которых некоторая часть всех нарушителей отбирается для юридической стигматизации как «преступников», имеют лишь незначительное отношение к реальным историям нарушений уголовного законодательства. Более того, даже юридическая атрибуция преступности не обязательно приводит к присвоению преступных ролей в мире повседневной жизни. Так, например, «белые воротнички» и лица, уклоняющиеся от уплаты подоходного налога, даже если они будут осуждены по закону, вряд ли будут определены в качестве преступников в мире вне суда и испытать на себе последствия таких определений (Sutherland 1949).

Различие между нарушением нормативных правил и социальным назначением ненормальной роли важно. Чтобы объяснить одно, необязательно объяснять другое. С другой стороны, они взаимодействуют таким образом, что каждый должен быть принят во внимание при объяснении другого. Например, быть признанным виновным или даже быть подвергнутым судебному разбирательству без вынесения судебного решения может иметь важные последствия для реальной преступной карьеры (Tannenbaum 1938). Кажется, лучше всего думать о сфере девиантного поведения как о девиантности в обоих этих смыслах и их взаимодействии.

Относительность девиантного поведения. Нормативные правила сильно различаются от одной социальной системы к другой. Отсюда следует, что никакое поведение не является девиантным само по себе, но лишь постольку, поскольку оно нарушает нормы какой-либо социальной системы. Это означает, что социология девиантного поведения занимается не энциклопедическим изучением проституции, наркомании и т. Д., А скорее вопросом: «Как мы можем объяснить появление этих и других форм поведения в ситуациях, когда они запрещены или запрещены». обесценивается нормативными правилами? »

Фактически, практические суждения об отклонениях в мире повседневной жизни принимают во внимание коллективную принадлежность актера.В общем, человек попадает под юрисдикцию системы нормативных правил, когда ему приписывают или успешно претендуют на роль члена коллектива. Это в равной степени верно и для субколлективов — ассоциаций, клик, академических институтов — в рамках более крупных коллективов. Действительно, подчинение нормативным правилам коллектива очень близко к определению социального значения «членства» в коллективе.

В более общем плане то же самое можно сказать о любой роли, а не только о коллективных ролях.Ожидания, связанные с ролью, отличают ее от других ролей и определяют условия, при которых человек может отклоняться. То, что это верно для таких ролей, как муж и жена, врач и пациент, ребенок и взрослый, элементарно. Это в равной степени верно, но не так очевидно, для таких преходящих ролей, как роли больных и погибших. Занятие любой из этих ролей означает освобождение от некоторых правил, применимых в иных случаях, подчинение другим правилам и создание особых обязательств для других лиц в ролевом наборе больного или скорбящего человека.Что нужно для того, чтобы быть «больным» или «потерявшим близкого», то есть критерии ролей, зависит от культуры системы. В любом случае, однако, членство в этих ролях должно быть подтверждено с точки зрения тех критериев. Успешно заявить о членстве, а затем каким-то образом выдать себя как «не совсем больной» или «не совсем потерявший близких», как это определяется в культуре, означает потерять исключения, которые связаны с этой ролью, а также подвергаться особому унизительному обращению с ложным заявлением о членстве в роли, для которой у человека отсутствуют истинные полномочия.

Говоря об отклонениях, необходимо указать систему отсчета. Одно и то же поведение может быть как девиантным, так и недиантным по отношению к разным системам, в которые вовлечен субъект. Однако у нас все еще остается вопрос: «Кто должен сказать, что является отклоняющимся от любой данной системы? Чьи представления о добре и зле определяют правила системы? » Это один из самых неприятных моментов в теории девиаций. Не совсем удовлетворительно утверждать, что правила системы — это те, которые институционализированы, то есть согласованы, интернализированы и санкционированы (Johnson 1960, p.20). Это определение не дает критерия для «точки отсечения», определяющей степень институционализации, необходимую для определения отклонения; Фактически, критерии институционализации сами по себе многочисленны и в некоторой степени варьируются независимо.

Альтернативные ответы на нормативные правила . Сложность может частично возникать из-за неспособности распознать важные различные способы, которыми люди могут ориентироваться на нормативные правила. Иногда кажется, что люди нарушают правила без вины и даже без необходимости в каком-то механизме нейтрализации вины.Обычно делается вывод, что такие люди не признают правил, что — в их отношении — это не правила системы, за исключением, возможно, вероятности того, что другие отреагируют враждебно. к определенному поведению. Тогда действительно возникает вопрос: «Кто должен говорить о девиантности?» Возможно, мы слишком поспешили предположить, что «принять», «признать», «усвоить», «одобрить» и «почувствовать себя связанными» нормативными правилами — все это означает одно и то же. Напротив, мы предлагаем признать правило и даже настаивать на его правильности и необходимости; можно признать законность усилий по обеспечению соблюдения правила, даже против самого себя; и можно оценивать «доброту» людей с точки зрения их соответствия правилу, но рассматривать работу по обеспечению соблюдения правил как, по сути, чужую работу.Человек использует свои шансы и либо «выигрывает», либо «проигрывает». Например, может случиться так, что «преступные культуры», как правило, не «отвергают» (Коэн, 1955) правила «большего общества», «отрицают их законность» (Клоуард и Олин, 1960) или «нейтрализуют». (Sykes & Matza 1957), но каким-то образом закрепить это «геймерское» отношение к правилам.

Кроме того, необходимо различать то, что можно назвать приписыванием «действительности» правила, и то, что можно было бы назвать его «добротой» или «уместностью».«Можно считать правило глупым или неразумным и все же признать, что это правило — правило , и, следовательно, оно может или даже должно выполняться до тех пор, пока оно не будет изменено. Это указывало бы на то, что в рамках данной социальной системы существуют критерии того, что составляют правила системы, которые выходят за рамки индивидуальных различий в отношении того, каким должно быть правило, или различий в отношении глубины «интернализации» правила. Это различие предполагает различие, проведенное Мертоном ([1949] 1957, стр.359–368) в отношении двух типов девиантов: тех, кто нарушает правила по любой из множества причин, но не ставит под сомнение сами правила; и тех, кто нарушает правила, чтобы активировать определенные процессы, которые в этой системе необходимы для «отмены» правила или для замены его другим. Однако не все, кто хотел бы изменить правило, обязательно считают, что это оправдано, нарушая его. Фактически, можно утверждать, что в основе социального порядка лежит не консенсус относительно того, что должно быть правил, а что несогласие в этом отношении является нормальным состоянием, особенно в современном обществе.Скорее, в основе порядка лежит соглашение о критериях того, что правила являются правилами , и о механизмах их изменения. Цель этого обсуждения состоит в том, чтобы предположить, что если мы примем во внимание эти разные способы ориентации на нормативные правила, разногласия по поводу того, что это за правила, не так велики, как это обычно предполагается.

Социология нормативных правил . Действия отклоняются в силу нормативных правил, которые делают их таковыми. Следовательно, формы и частота отклонений меняются вместе с изменением самих правил.Вследствие таких изменений акты могут перейти из нормативно утвержденных в запрещенные; из одной девиантной категории в другую; из категории отклонений в категорию «болезнь» или в другую сторону. А некоторые категории девиантности, такие как «ересь», могут практически исчезнуть как часть функционирующего концептуального оборудования общества. Изучением таких изменений серьезно пренебрегали, за некоторыми примечательными исключениями в социологии права (Hall 1935). Следует подчеркнуть, что изменения в нормативных правилах нельзя плодотворно исследовать без изучения поведения, ориентированного на эти нормативные правила.С одной стороны, нормативные правила формируют поведение; с другой стороны, поведение всегда проверяет, исследует и бросает вызов нормативным правилам, и в ответ на такое поведение нормативные правила постоянно переопределяются, укрепляются или отвергаются (Mills, 1959; Cohen, 1965). Изучение этого процесса взаимодействия — неотъемлемая часть социологии девиантности.

Девиантное поведение коллективов. Каким бы ни был метафизический статус коллективов, для социологических целей они являются акторами.Это социальные объекты, имеющие имена, публичные изображения, репутацию и статусы. Они публично объявляются авторами актов и подчиняются правилам. С точки зрения повседневной жизни коллективы, такие как правительства, корпорации, братства, армии, профсоюзы и церкви, действуют, и некоторые из этих вещей нарушают законы или другие нормативные правила. Мало что известно о культурных представлениях, на основании которых действия (девиантные и другие) приписываются коллективам, в отличие от их членов по отдельности, потому что этот вопрос практически не изучался систематически, за исключением области корпоративного права.Верно, что статус события как коллективного акта — это определение, наложенное на ситуацию некоторой публикой, и зависит от набора культурно заданных критериев приписывания действий авторам. Однако это в равной степени относится и к присвоению деяний отдельным лицам, и большая часть закона касается именно определения и четкого определения критериев такого присвоения.

Все социальные действия являются результатом процессов взаимодействия. Будут ли они приписаны тому или иному конкретному человеку или конкретному человеку или коллективу, всегда зависит от некоторой культурно заданной схемы, через которую рассматривается действие.Следовательно, пренебрежение девиантным поведением коллективов не может быть оправдано социологическими соображениями. Однако только в области «преступности среди служащих» (Сазерленд, 1949) эта тема даже была затронута.

Теории девиантного поведения. Мы не будем делать здесь попытки описать теории, относящиеся к той или иной разновидности отклонения, но ограничимся определением основных черт двух традиций, которые наиболее близко подходят к обобщенной теории отклонения.Обсуждение будет иметь дело с противоположными акцентами. Он не ставит своей целью дать полную картину какой-либо традиции или предположить, что они несовместимы.

Традиция аномии . Традиция аномии восходит к работе Дюркгейма (1897), особенно его анализу самоубийства. Его акцент делается на структурных и сравнительных , то есть он занимается объяснением того, как различия в девиантном поведении внутри и между обществами зависят от социальной структуры.Обычно речь идет об учете и баллов в отличие от индивидуальных различий. В работе Дюркгейма наиболее значимыми характеристиками системы были степень социальной интеграции (вариации в этом отношении составляют альтруистов-самоубийц и эгоистов-самоубийц ) и системные изменения, которые создают несоответствия между стремлениями мужчин и средствами их реализации. Последнее приводит к дерегулированию , или аномии, то есть нарушению способности социальных норм регулировать и дисциплинировать действия мужчин (вариации в этом отношении составляют суицидных аномалий) .Разработка концепции аномии и развитие ее последствий составляют традицию аномии.

Мертон ([1949] 1957, стр. 131–194) в своей основополагающей статье «Социальная структура и аномия» сделал формальную и явную и обобщенную на область девиантного поведения модель, которая была лишь частично явной в Дюркгеймовский анализ аномальных самоубийств . Он подчеркнул независимую изменчивость как культурных целей, так и доступность институциональных средств (т.е., означает, что они совместимы с регулирующими нормами). Расхождение между целями и средствами, приводящее к напряжению и аномалии, зависит от значений обеих этих переменных. Адаптация к такому штамму включает либо принятие, либо отклонение культурных целей, а также принятие или отклонение институциональных средств. Следовательно, каждая адаптация включает два дихотомических выбора; логически возможные комбинации таких выборов дают набор приспособлений, одна из которых — конформность, а другие — разновидности отклонения.Эта типология определяет значения зависимой переменной социологии отклонения-конформности. Однако работа Мертона — лишь скромное начало к определению условий, определяющих выбор среди логических возможностей.

Чикагские традиции . Другая традиция, которую уместно назвать чикагской традицией, начинается с работы Томаса и Знанецких, особенно в книге Польский крестьянин (1920). Эта замечательная работа поразительно похожа на работы Дюркгейма во многих отношениях, особенно в том, что касается нарушения регулирующей силы социальных норм.Однако по мере развития традиции она приобрела определенные отличительные черты. Он имел тенденцию сосредотачиваться не столько на девиации, сколько на адаптации к стрессу, а на отклонении, как на культурно сформированном поведении как таковом. Он подчеркнул социально-психологическую проблему процесса социализации в девиантных культурных моделях. Этот подход был наиболее систематически сформулирован Клиффордом Шоу и Генри Д. Маккеем (1942), Эдвином Х. Сазерлендом в его теории дифференциальной ассоциации (1942–1947) и совсем недавно Дональдом Р.Кресси (1964).

Еще одно развитие в чикагской традиции происходит из концепции Джорджа Герберта Мида (1934) о себе как о внутреннем объекте, созданном в процессе коммуникативного взаимодействия из социальных категорий или ролей, доступных в культурной среде. Согласно этой концепции, поведение, девиантное или иное, поддерживает или выражает социальную роль. Это способ подтвердить свои притязания на такую ​​роль поведением, которое является культурно значимым для членства в такой роли.Этот подход был наиболее развит Эрвингом Гоффманом (1956; 1963) и Говардом Беккером (1963). В целом, чикагская традиция подчеркивает научный характер девиантного поведения, роль ассоциации с другими людьми и культурных моделей, роль символики, связанной с девиантным поведением, а также постепенное развитие и приверженность девиантному поведению в расширенном взаимодействии. процесс (Short & Strodtbeck 1965).

Разработка комплексных теорий . Наиболее исчерпывающей единственной формулировкой в ​​современной теории девиантного поведения является формулировка Талкотта Парсонса (1951, глава 7), которую нельзя адекватно отнести ни к одной из традиций.Он разделяет с традицией аномии упор на таксономию, понятие «напряжение» и структурные источники отклонений. Он разделяет чикагские традиции глубокого внимания к процессу взаимодействия и концепции отклонений и конформности как обязательств, которые развиваются в ходе такого взаимодействия. В уникальной степени он объединяет теорию девиантности с более общей теорией социальных систем.

Два недавних события указывают на слияние традиций Чикаго и аномии. Коэн (1955), начиная с концепции социально структурированного напряжения, подчеркивает роль процесса взаимодействия в создании, а также в передаче культурно поддерживаемых девиантных решений или девиантных субкультур.Клоуард и Олин (1960), обращаясь также к детерминантам выбора среди возможных адаптаций к напряжению, подчеркнули роль доступности в точках напряжения незаконных или девиантных возможностей с особым акцентом на возможности учиться и выполнять девиантные роли. Однако согласование или интеграция концепции девиантного поведения как способа решения проблемы целей и средств, с одной стороны, и способа сообщения и подтверждения притязаний на роль, с другой, не привели к все же достигнуты (Cohen 1965).

Когда мы говорим, что игра, план, комитет, семья, армия или общество были «дезорганизованы», мы имеем в виду ряд тесно связанных вещей: что она была прервана; что его идентичность рушится; что его части, хотя, возможно, все еще узнаваемы, больше не соединяются, чтобы составлять одно целое; что он распался. В каждом случае подразумевается какой-то критерий тождества, целостности, преемственности или организации . Этот критерий — соответствие чего-то «снаружи» некоторому паттерну, модели или когнитивной карте в сознании наблюдателя.Он определяет существенные атрибуты или «граничные условия» данного типа объекта; термин «дезорганизация» относится к разрыву соответствия того, что «снаружи», такой модели.

Социальный объект, например общество или семья, построен из действия. Шаблон, определяющий такой объект, представляет собой последовательность действий или порядок событий. Одна и та же сцена действия может рассматриваться как содержащая несколько паттернов: паттерны, которые пересекаются, и паттерны внутри паттернов. Дезорганизован ли данный объект, зависит от паттерна, в терминах которого он определяется.

Было бы полезно выделить несколько специальных значений термина «дезорганизация», которые совместимы с этим более общим определением.

С точки зрения повседневной жизни. Это обсуждение будет сосредоточено на значении социальных мероприятий для людей, которые в них участвуют; Фактически, это отправная точка всего социологического анализа. Дерьмовые игры, корпорации, политические партии и парады входят в лексикон социологов, потому что концептуальные схемы повседневной жизни позволяют людям рассматривать их как возможности, осознавать их существование и гибель, ориентировать свои действия на них, принимать участие в них. их, и разрушить их.

Один класс социальных объектов можно назвать «активностями»: чистка винтовки, подготовка к бою, выполнение миссии, проведение кампании в Нормандии. Каждый из них представляет собой последовательность действий, которая, с точки зрения участников, «держится вместе» и составляет «одно целое». Каждый, в свою очередь, является частью более масштабной и расширенной деятельности. Сходство или непрерывность деятельности может зависеть для действующего лица от соответствия потока событий некоторому набору общепринятых правил (Cohen 1959).Модель здесь — «игра»; его конституционный порядок определяется правилами игры. Может быть бесконечное количество способов продолжить игру, не «нарушая ее границ»; однако набор возможных событий («ходов» или «ходов»), которые в любой момент в игре будут продолжать игру, указан в правилах. Многие из неигровых видов деятельности повседневной жизни (например, вечеринка, религиозная служба, судебное разбирательство) или, по крайней мере, некоторые из их основных компонентов, также определяются общепринятыми правилами.Сходство деятельности может также зависеть для актера от постоянной ориентации действия на некоторую цель . Хотя конкретное действие, которое входит в него, может меняться от момента к моменту по мере изменения ситуации, и хотя действие буквально построено из кусочков различных действий, оно рассматривается и ощущается как одно и то же, если оно ориентировано на та же цель. Примером может служить строительство дома. В любом случае, то, что происходит, продолжается ли это до сих пор, и условия, которые могут составить прерывание или дезорганизацию деятельности, зависят от модели, которая определяет этот вид деятельности для ее участников.

Другой класс социальных объектов можно назвать «коллективами». Таковы семьи, команды, корпорации, нации, банды. Коллективность существует, когда как общая идентичность, так и способность к действию приписываются лицам, занимающим ряд ролей. Другими словами, прагматические тесты коллектива заключаются в том, есть ли у нее социально определенное членство и определяется ли она социально как актор. Коллектив перестает быть «действующим предприятием» и разрушается или «дезорганизуется», когда общая идентичность угасает и с ней больше не обращаются как с действующим лицом.

У нас мало систематических знаний о паттернах, которым должны соответствовать структуры взаимодействия, чтобы образовать коллективы в мире повседневной социальной жизни. Однако, если мы говорим о «дезорганизации коллективов», мы должны знать, что составляет нарушение их границ; для этого мы должны определить, какой порядок событий определяет совокупность данного вида для членов рассматриваемого общества.

С точки зрения социолога. Структуры действия могут существовать как объекты для социолога, которые не являются социальными объектами с точки зрения «обывателя». «Рыночная структура», «подструктура достижения цели», «гомеостатический процесс» и «экологическое равновесие» — все это упорядочение событий в терминах некоторой модели, которая является частью концептуального оснащения социолога. Если эти паттерны определены точно, они также подразумевают набор критериев для определения «дезорганизации» соответствующих объектов.

Дезорганизация как распространение девиации. Определение дезорганизации с точки зрения распространения девиантности имеет долгую историю в социологии. Томас и Знанецки определили социальную дезорганизацию как «уменьшение влияния существующих социальных правил поведения на отдельных членов группы» и продолжили, сказав, что «это уменьшение может иметь бесчисленные степени, начиная от единственного нарушения какого-либо конкретного правила. один индивид вплоть до общего распада всех институтов группы »(1920, т.4, стр. 20). Основная тема большинства учебников под названием «Социальная дезорганизация» — девиантное поведение. Согласно этой точке зрения, дезорганизация может быть уменьшена, а целостность системы восстановлена ​​либо путем усиления социального контроля, либо путем переопределения норм, так что поведение, определяемое как девиантное, становится нормативно приемлемым (Thomas & Znaniecki 1920, т. 4, с. 4; Mills 1959). ).

Какими бы ни были достоинства этой концепции дезорганизации, она не может дать общего определения дезорганизации.Безусловно, существует множество структур, видимых со специальной точки зрения социолога, которые нельзя определить с точки зрения соответствия действий нормативным правилам. С точки зрения повседневной жизни также кажется важным различать девиантность и дезорганизацию. «Правила игры» определяют деятельность или коллектив, то есть образец, которому должно соответствовать действие, если оно должно составить определенный вид вещей. Нормативные правила, отклонение от которых является отклонением, определяют, как люди должны вести себя ; они являются критериями оценки морального статуса поступка.Например, существуют «грязные» способы ведения игры, неэтичные способы ведения бизнеса и «бесчеловечные» способы ведения войны. Тем не менее, они однозначно распознаются как неотъемлемая часть соответствующих действий, как «ходы» в соответствующих играх; и правила игры обычно определяют «следующие ходы», которые будут составлять непрерывность игры.

Именно потому, что отклонения так тесно связаны с дезорганизацией, но в целом не идентичны с ней, необходимо различать их и рассматривать отношения между ними как проблему для теории и эмпирического исследования.

Одним из условий выживания любой социальной активности или коллектива является то, что люди мотивированы «играть в игру», занимать свои позиции в структуре взаимодействия и вносить свой вклад в действия, поддерживающие непрерывность структуры. обсуждаемый. Таким образом, одним из общих условий дезорганизации является распад мотивации , и все, что подрывает мотивацию, способствует дезорганизации. Элементарно, что соответствие нормативным правилам — до некоторой степени, что нельзя сформулировать в общих чертах — является фундаментальным для поддержания мотивации.Когда люди выбирают участие в какой-либо социальной структуре, они подчиняются определенной дисциплине; они выделяют ресурсы; и они отказываются от альтернатив. Другими словами, они платят цену. Независимо от нескольких причин, по которым они присоединяются, их цели достижимы только в том случае, если другие «играют в игру» и играют в нее в соответствии с определенными ограничениями, определенными нормативными правилами. Нарушение нормативных представлений, как правило, подрывает доверие и подрывает мотивацию. Ожидается определенное отклонение.Хотя это разочаровывает, это не удивительно; это разрешено заранее и серьезно не снижает мотивации. Однако на отметке примерно баллов распространение отклонений и последующая эрозия доверия разрушит мотивацию и ускорит дезорганизацию.

С другой стороны, отклонения от нормы могут способствовать стабильности и сохранению общего предприятия. Нормативные правила обычно адаптируются к типичным повторяющимся ситуациям и, как правило, дают результаты, повышающие жизнеспособность предприятия.однако правила категоричны, и часто возникают ситуации, в которых соответствие нормативным правилам препятствует достижению общей цели и ослабляет или разрушает структуру. Короче говоря, бывают случаи, когда кто-то должен нарушить нормативные правила, если предприятие хочет добиться успеха и процветания. Иногда существуют неявные правила (паттерны «институционализированного уклонения»), которые придают гибкость нормативным правилам, так что отклонение является отклонением только в двусмысленном смысле (Williams, 1951).Но это не всегда так, и поэтому взаимосвязь между отклонениями и дезорганизацией становится еще более проблематичной.

Наконец, вероятно, верно, что некоторые виды отклонений, даже если они не мотивированы соображениями коллективности, создают условия, необходимые для стабильности других подструктур той же системы или системы в целом. Кингсли Дэвис (1937), например, привел этот аргумент в отношении проституции.

Теория дезорганизации. Явному развитию теории дезорганизации уделялось относительно мало внимания по сравнению с теорией девиации.Однако истоки такой теории подразумеваются в более общих теориях и концепциях социальных систем, таких как общая теория систем, анализ процессов взаимодействия, структурно-функциональная теория, а также модели вход-выход, гомеостатические, равновесные и кибернетические модели. Они склонны разделять следующие идеи.

Социальная система, с одной точки зрения, представляет собой механизм, который действует для своего собственного сохранения. Это то, что есть, потому что участники мотивированы вести себя определенными способами, характерными для системы, и потому, что ситуация действия делает эти способы возможными и ограничивает альтернативы.Чтобы сохранить свою структуру (или ту часть этой структуры, которая составляет ее идентичность), мотивация и ситуация должны быть каким-то образом воссозданы, или должны быть созданы другие мотивации и ситуации, которые будут генерировать поведение, соответствующее тому же шаблону. Однако система, как продукт собственного функционирования, имеет тенденцию препятствовать созданию или воссозданию условий своего собственного выживания. Например, он имеет тенденцию преобразовывать среду, к которой он адаптировался; использовать или терять собственные человеческие и нечеловеческие ресурсы; вызвать дистанцию ​​и недоверие, негодование и отчуждение среди своих членов; и создавать новые ситуации, для которых его культура не дает никаких определений или инструкций.Были составлены различные списки условий, которые должны быть выполнены, или задач, которые должны быть выполнены, чтобы система не разлетелась на части в результате ее собственного функционирования (например, см. Aberle et al. 1950; Bales 1950; Parsons 1951, pp. 26–36).

Большинству систем удается сохранить свою идентичность. Следовательно, функционирование системы должно также производить эффекты, которые корректируют или компенсируют центробежные тенденции, которые она производит. В частности, структура таких систем должна включать механизмы для сбора информации об угрожающих изменениях в окружающей среде или в самой системе и для передачи этой информации позициям в системе, которые способны предпринять корректирующие действия.Такое действие, в свою очередь, может состоять из ответов, направленных на уменьшение или устранение изменения или дальнейших модификаций в другом месте системы, позволяя системе в целом сохранять свои границы или идентичность перед лицом изменения.

Системы не всегда успешны. Некоторые полностью погашены; другие страдают от радикальной дезорганизации различных подструктур, но цепляются за те минимальные атрибуты, которые определяют их идентичность. Некоторые из них имеют резервные механизмы, которые можно активировать вовремя, чтобы выполнить работу какого-либо поврежденного органа или приступить к работе по восстановлению до того, как повреждение окажется смертельным для системы; а другие нет.Эти различия наиболее систематически изучались в связи со стихийными бедствиями (Baker & Chapman 1962). В общем, задача теории социальной дезорганизации — объяснить различия в способности социальных структур сохранять свою идентичность.

Альберт К. Коэн

[ Непосредственно связаны записи Преступление; Нормы; Социальные проблемы. Другие соответствующие материалы можно найти в Disasters; Наркотики, статья о наркомании : социальные аспекты; Социальный контроль; и в биографии Сазерленда.]

Aberle, David et al. 1950 Функциональные предпосылки общества. Этика 60: 100–111.

Бейкер, Джордж У .; и Чепмен, Дуайт У. (редакторы) 1962 Человек и общество в катастрофе . Нью-Йорк: Основные книги.

Бейлс, Роберт Ф. 1950 Анализ процесса взаимодействия: метод исследования малых групп . Ридинг, Массачусетс: Эддисон-Уэсли.

Беккер, Ховард С. 1963 Аутсайдеры: исследования по социологии девиантности . Нью-Йорк: Свободная пресса.

Кунард, Маршалл Б. (редактор) 1964 Аномия и девиантное поведение . Нью-Йорк: Свободная пресса.

Cloward, Richard A .; и Олин, Ллойд Э. 1960 Преступность и возможности: теория преступных банд . Гленко, III: Свободная пресса.

Коэн, Альберт К. (1955) 1963 Мальчики-преступники: культура банды . Нью-Йорк: Свободная пресса.

Коэн, Альберт К. 1959 Исследование социальной дезорганизации и девиантного поведения. Страницы 461–484 в Роберте К.Мертон и др. (ред.), Социология сегодня . Нью-Йорк: Основные книги.

Коэн, Альберт К. 1965 Социология девиантного закона: теория аномии и не только. Американский социологический обзор 30: 5–14.

Кресси, Дональд Р. 1964 Ассоциация правонарушений, преступности и дифференциации . Гаага: Nijhoff.

Дэвис, Кингсли 1937 Социология проституции. Американский социологический обзор 2: 744–755.

Дюркгейм, Эмиль (1897) 1951 Самоубийство: социологическое исследование .Гленко, III: Свободная пресса. → Впервые опубликовано на французском языке.

Гоффман, Эрвинг (1956) 1959 Представление себя в повседневной жизни . Гарден-Сити, Нью-Йорк: Doubleday.

Гоффман, Эрвинг 1963 Стигма: заметки об управлении испорченной идентичностью . Энглвуд Клиффс, Нью-Джерси: Прентис-Холл.

Холл, Джером (1935) 1952 Воровство, закон и общество . 2-е изд. Индианаполис, штат Индиана: Bobbs-Merrill.

Джонсон, Гарри М. 1960 Социология: систематическое введение .Нью-Йорк: Харкорт.

Маца, Дэвид 1964 Преступность и дрейф . Нью-Йорк: Вили.

Мид, Джордж Х. 1934 Разум, Я и общество с точки зрения специалиста по социальному поведению . Под редакцией Чарльза В. Морриса. Univ. Чикаго Пресс.

Мертон, Роберт К. (1949) 1957 Социальная теория и социальная структура . Rev. & enl. изд. Гленко, III: Свободная пресса.

Миллс, Теодор М. 1959 Равновесие и процессы отклонения и контроля. Американский социологический обзор 24: 671–679.

Парсонс, Талкотт 1951 Социальная система . Гленко, III: Свободная пресса.

Рейсс, Альберт Дж. 1961 Социальная интеграция сверстников и гомосексуалистов. Социальные проблемы 9: 102–120.

Shaw, Clifford R .; и Маккей, Генри Д. 1942 г. Преступность несовершеннолетних и городские районы: исследование показателей преступности в связи с различиями в характеристиках местных сообществ в американских городах . Univ.Чикаго Пресс.

Short, James F., Jr .; и Стродтбек, Фред 1965 Групповой процесс и преступность банды . Univ. Чикаго Пресс.

Сазерленд, Эдвин Х. (1942–1947) 1956 Дифференциальная ассоциация. Часть 1, страницы 5–43 в Эдвин Х. Сазерленд, Документы Сазерленда . Под редакцией Альберта К. Коэна и др. Публикации Университета Индианы, Серия социальных наук, № 15. Блумингтон: Indiana Univ. Нажмите.

Сазерленд, Эдвин Х. (1949) 1961 Преступление белых воротничков .Нью-Йорк: Холт.

Sykes, Gresham M .; и Маца, Дэвид, 1957 г. Методы нейтрализации: теория правонарушений. Американский социологический обзор 22: 664–670.

Танненбаум, Франк (1938) 1963 Преступление и сообщество . Нью-Йорк: Columbia Univ. Нажмите.

Томас, Вильгельм I .; и Знанецкий, Флориан (1920) 1958 Польский крестьянин в Европе и Америке .

Leave a Reply

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *