Почему мальчикам: Почему мальчикам сложнее справляться с негативными эмоциями?

Содержание

Почему мальчикам сложнее справляться с негативными эмоциями?

Почему мальчикам сложнее справляться с негативными эмоциями?

То, как вы реагируете на крики и капризы своего сына, может в будущем стать для него причиной психологических проблем — это показало исследование Иллинойского университета (University of Illinois). Детям — и мальчикам, и девочкам! — в возрасте 3−4 лет для преодоления сильных негативных эмоций нужна помощь родителей, но мальчики и правда хуже справляются со своей импульсивностью. Если у вас в семье принято наказывать ребенка за слишком эмоциональное поведение, или вы говорите ему, что бояться глупо и стыдно, это помешает ему расти достаточно уверенным в себе.

Психологи исследовали два типа родительских реакций на негативные эмоции детей. Часть родителей старалась быстрее остановить капризы или истерику — например, фразой «Перестань вести себя как маленький», другим типом реакции было наказание ребенка: если он плакал или проявлял агрессию, его могли отправить в другую комнату или лишить мультиков.

Тестирование тех детей, которых наказывали за страхи и истерики, показало, что они стали более тревожными и замкнутыми, и эффект был особенно выражен для мальчиков.

Когда родители наказывают детей за то, что они рассержены или напуганы, дети учатся прятать свои эмоции — вместо того, чтобы проживать их. И тогда вместе со страхом или злостью они испытывают еще и тревогу — потому что уже знают, что не получат поддержки, а столкнутся с негативными последствиями. В нашей культуре и так не особенно одобряется, если мальчик плачет или открыто говорит о своем страхе. Если к этим культурным ожиданиям добавляется еще и негативное отношение родителей — ничего хорошего точно не получится.
По словам исследователей, оба родителя играют важную роль, помогая детям научиться регулировать и выражать свои эмоции. Лучшее, что можно сделать в такой ситуации — говорить с ребенком, помогая ему понять и назвать свои эмоции, а не ругать и оставлять разбираться с этим в одиночестве.

Читайте также:

«Возьми себя в руки!»: как научить ребёнка справляться с эмоциями

Как научиться контролировать свои эмоции: 7 советов психолога

«Цифровое поколение»: инструкция по применению

Фото: l i g h t p o e t/Shutterstock

Почему мальчики-подростки более склонны к неоправданным рискам, чем девочки?

В 2014 году Всемирная организация здравоохранения (ВОЗ) опубликовала доклад по психическому здоровью подростков. По данным доклада, тысячи детей в мире умирают по причинам, которые можно было бы устранить, или от заболеваний, которые вполне излечимы.

Среди факторов, оказывающих влияние на поведение подростков, было указано и то, что мальчики намного более склонны брать на себя неоправданные риски, чем девочки. Это в свою очередь ведет и к более высокому числу жертв среди мальчиков-подростков, которые погибают в результате происшествий.

О некоторых выводах доклада Никола Крастев поговорил с экспертом ВОЗ, доктором Валентиной Балтаг.

*****

ВБ: Как бы это странно не звучало, но даже показатели смертности среди подростков – во многих странах статистика еще недостаточно детально отражает эти процессы, не говоря о том, что по заболеваемости или по другим факторам, социальным факторам поведения — данные зачастую просто отсутствуют.

НК: Какова методология получения этих данных, опросы как проводились среди подростков?

ВБ: В подростковом докладе включено много информации по состоянию этой проблемы во многих странах СНГ, хотя сам доклад «Поведение детей школьного возраста в отношении здоровья» направлен, в основном, на ситуацию в Европе. Каждое из этих исследований имеет свою методологию, например европейское исследование поведения школьников относительно своего здоровья проводится среди школьников 13-15 лет. Другие исследования имеют несколько другие возрастные категории. Структуры вопросов и методология исследования несколько отличаются.

НК: По данным доклада ВОЗ по психическому здоровью, жертв среди мальчиков в три раза больше, чем среди девочек. Почему это так?

ВБ: Доклад констатирует факт, что мальчики подвержены риску больше, чем девочки. В статистике по отдельным странам зачастую либо нет данных, либо их достоверность оставляет желать лучшего. Поэтому, когда мы говорим о расчетных данных – это означает, что в этих данных закладывается очень много моделирования. Существуют специальные формулы, например, как экстраполировать ситуацию, допустим, определенной группы стран в одном регионе на другую группу стран в том же регионе, где отсутствует информация.

Отчет, как я сказала, констатирует факт повышенного риска среди мальчиков, но он не объясняет почему. Это происходит из-за отсутствия данных. Однако же мы знаем, что для рисковых типов поведения очень важен социальный контекст. Мы знаем, что по причине специфики своего подросткового периода мальчики намного больше склонны к различным видам рискованного поведения. Этот фактор был известен и до того, так что само по себе это не сюрприз. Это можно принять за объяснение, но это не является оправданием для высокого уровня смертности, как среди мальчиков, так и среди девочек для таких, достаточно предотвратимых причин, какими являются, например, дорожно-транспортные травмы.

НК: Расскажите, пожалуйста, о выводах доклада ВОЗ по психическому здоровью в связи с депрессией и самоубийствами среди подростков.

ВБ: Действительно, проблема психического здоровья является значительным бременем в области общего здоровья подростков. В глобальных масштабах основной причиной заболеваемости, инвалидности в этой группе является депрессия, в то время как самоубийства являются третьей по значимости причиной смерти.

По данным некоторых исследований, у половины людей, которые страдают психическими расстройствами, первые симптомы появляются к 14 годам. То есть, своевременное выявление психического расстройства — это как раз подростковый период. Очень важно вовремя выявить симптомы и оказать необходимую помощь данным подросткам. По причине особенности своего развития они в большей степени подвержены стрессу и в ситуациях, где взрослый человек отреагировал бы нормально, а реакция подростка может быть иной.

Мы знаем, что, например, социальный контекст, общение с матерью, общение с отцом, динамика общения с близкими друзьями, позитивное отношение к школе, восприятие успешности своей школьной деятельности — все это является психологическими и социальными факторами, которые способствуют нормальному психическому развитию подростка. В тех случаях, когда вот этот социальный контекст страдает, тогда подросток является более подверженным к различным проблемам психического здоровья.

Мальчиков — в голубой, девочек — в розовый. Почему их так одевают

https://ria.ru/20191006/1559399628.html

Мальчиков — в голубой, девочек — в розовый. Почему их так одевают

Мальчиков — в голубой, девочек — в розовый. Почему их так одевают

«Глобус для девочек. Цвет: розовый». Звучит как анекдот, но такой товар на самом деле продается. Не стоит обвинять производителей — они тут ни при чем, просто… РИА Новости, 06.10.2019

2019-10-06T08:00

2019-10-06T08:00

2019-10-06T12:46

культура

стиль жизни

/html/head/meta[@name=’og:title’]/@content

/html/head/meta[@name=’og:description’]/@content

https://cdn22.img.ria.ru/images/155945/58/1559455849_0:203:3072:1931_1920x0_80_0_0_f12d0c607413fe3eafe1c2f543380846.jpg

МОСКВА, 6 окт — РИА Новости, Мэган Виртанен. «Глобус для девочек. Цвет: розовый». Звучит как анекдот, но такой товар на самом деле продается. Не стоит обвинять производителей — они тут ни при чем, просто следуют за спросом. Впрочем, именно дизайнерам детских товаров мы во многом обязаны представлениями о том, что девочка, к примеру, должна расти в окружении розовых предметов и наряжать ее надо в такие же тона. Откуда взялись эти стереотипы и важны ли они детям — в материале РИА Новости. Угадай: девочка или мальчик?Вплоть до XX века гендерных различий в одежде для младенцев не было. До трехлетнего возраста не отличались ни тип наряда, ни его цвет: детей одевали в одинаковые платьица и практически одинаково стригли. В газетах проводили конкурсы, где нужно было угадать пол ребенка по фотографии, — несколько странное развлечение на современный взгляд, но тогда крайне популярное. Только по достижении определенного возраста дети начинали носить одежду, соответствующую их полу: мальчикам полагался костюмчик с брюками, девочкам — короткое платье.Идеальным цветом для детских нарядов считался белый — такая одежда была, конечно, более маркой, зато она не линяла при стирке и ее можно было кипятить.

Мода на белые младенческие одеяния стала сходить на нет с распространением новых красителей и способов стирки. Когда подключились психологиВ начале ХХ века, с появлением исследований по детской психологии, возник и интерес к идее «гендерного воспитания с младенчества». Модные журналы в то время сходились на необходимости использовать для детской одежды пастельные оттенки, в том числе голубой и розовый.Никакого единого мнения по поводу соответствия цвета и пола не существовало: в Бельгии начала века розовый считался мальчишеским цветом, в Швейцарии голубой определялся как однозначно девичий, американская пресса в 1905 году советовала одевать мальчиков в розовую одежду, а девочек — в голубую. Спустя двадцать лет, в 1926 году, журнал Vogue уже рекомендовал строго обратное: голубой для мальчиков, как более «основательный и соответствующий сильному полу» цвет, а розовый для девочек — как «изящный». Существует мнение, что на такое изменение стандартов повлияла шумиха вокруг двух картин, которые железнодорожный магнат Генри Хантингтон приобрел для своего музея за баснословные деньги: это были «Мальчик в голубом» Томаса Гейнсборо и «Пинки» сэра Томаса Лоуренса.
Впрочем, до середины прошлого века розовый и голубой оставались взаимозаменяемыми «детскими» цветами. Для младенцев чаще приобретали комплекты одежды нейтральных оттенков — желтого или светло-зеленого (ведь большинство женщин покупают приданое для младенца еще во время беременности, а до изобретения УЗИ предсказать пол ребенка было невозможно). Новая мода и феминисткиМода на розовый цвет в женской одежде и косметике 1950-х привела к тому, что и маленьких девочек предпочитали одевать в такие оттенки. Шестидесятые прошли под знаком розовых девичьих одежек, а наряды куклы Барби, увидевшей свет в 1959 году, всего лишь следовали общей моде.Как ни парадоксально, окончательным закреплением значения этого цвета как «женского» мы обязаны протестующим против гендерных стереотипов феминисткам семидесятых годов, хотя их чаяния были строго противоположными. Стандарт оказался столь крепким, что даже рубашки офисных работников если и были цветными, то именно голубыми, а появление в начале 2000-х розовых мужских рубашек и галстуков многие восприняли в штыки, да и сейчас, несмотря на происходящие в мужской моде изменения, розовый цвет на мужчине у некоторых вызывает подозрения.
Традиционные ленты Что интересно, советская, а затем и российская традиция голубых и розовых лент, которыми перевязывают конверт младенцев в роддомах, не только связана с общемировыми трендами, но еще и восходит к указу императора Павла Первого. Согласно ему, все мальчики в императорской семье при рождении сразу становились кавалерами ордена Святого апостола Андрея Первозванного с голубой геральдической лентой. Девочкам, соответственно, полагался орден Святой великомученицы Екатерины с розовой муаровой лентой.Как показали многие исследования, самим детям важнее, чтобы цвет одежды соответствовал их личным предпочтениям. Дети обоих полов могут выбрать не розовые или голубые, а зеленые, фиолетовые или даже черные наряды.Каковы бы ни были модные концепции воспитания, стремление родителей одеть ребенка в вещи «положенного» цвета важно в первую очередь для них самих. Розовая или голубая одежда детей в наши дни демонстрирует окружающим понимание норм, пусть и чуть устаревших, а также служит оберегом от осуждения мимо проходящих дам старшего возраста.

https://ria.ru/20190921/1558899908.html

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

2019

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

Новости

ru-RU

https://ria.ru/docs/about/copyright.html

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

https://cdn25.img.ria.ru/images/155945/58/1559455849_171:0:2902:2048_1920x0_80_0_0_d57eca85f5fe102df1556da43ac061a5.jpg

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

РИА Новости

[email protected] ru

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

стиль жизни

МОСКВА, 6 окт — РИА Новости, Мэган Виртанен. «Глобус для девочек. Цвет: розовый». Звучит как анекдот, но такой товар на самом деле продается. Не стоит обвинять производителей — они тут ни при чем, просто следуют за спросом. Впрочем, именно дизайнерам детских товаров мы во многом обязаны представлениями о том, что девочка, к примеру, должна расти в окружении розовых предметов и наряжать ее надо в такие же тона. Откуда взялись эти стереотипы и важны ли они детям — в материале РИА Новости.

Угадай: девочка или мальчик?

Вплоть до XX века гендерных различий в одежде для младенцев не было. До трехлетнего возраста не отличались ни тип наряда, ни его цвет: детей одевали в одинаковые платьица и практически одинаково стригли.

В газетах проводили конкурсы, где нужно было угадать пол ребенка по фотографии, — несколько странное развлечение на современный взгляд, но тогда крайне популярное. Только по достижении определенного возраста дети начинали носить одежду, соответствующую их полу: мальчикам полагался костюмчик с брюками, девочкам — короткое платье.

Идеальным цветом для детских нарядов считался белый — такая одежда была, конечно, более маркой, зато она не линяла при стирке и ее можно было кипятить. Мода на белые младенческие одеяния стала сходить на нет с распространением новых красителей и способов стирки.

Когда подключились психологи

В начале ХХ века, с появлением исследований по детской психологии, возник и интерес к идее «гендерного воспитания с младенчества». Модные журналы в то время сходились на необходимости использовать для детской одежды пастельные оттенки, в том числе голубой и розовый.

1 из 3

Экспонаты выставки «Детский костюм XVIII — начала XX века», открывшейся в Государственном историческом музее в Москве

© Фото : Государственный Исторический МузейПлатье для девочки (Россия, 1867 год). Экспонат выставки Государственного исторического музея «Детский костюм»

2 из 3

Платье для девочки (Россия, 1867 год). Экспонат выставки Государственного исторического музея «Детский костюм»

© Фото : Государственный Исторический МузейКостюм для мальчика (Россия, 1870 год). Экспонат выставки Государственного исторического музея «Детский костюм»

3 из 3

Костюм для мальчика (Россия, 1870 год). Экспонат выставки Государственного исторического музея «Детский костюм»

1 из 3

Экспонаты выставки «Детский костюм XVIII — начала XX века», открывшейся в Государственном историческом музее в Москве

2 из 3

Платье для девочки (Россия, 1867 год). Экспонат выставки Государственного исторического музея «Детский костюм»

3 из 3

Костюм для мальчика (Россия, 1870 год). Экспонат выставки Государственного исторического музея «Детский костюм»

Никакого единого мнения по поводу соответствия цвета и пола не существовало: в Бельгии начала века розовый считался мальчишеским цветом, в Швейцарии голубой определялся как однозначно девичий, американская пресса в 1905 году советовала одевать мальчиков в розовую одежду, а девочек — в голубую.

Спустя двадцать лет, в 1926 году, журнал Vogue уже рекомендовал строго обратное: голубой для мальчиков, как более «основательный и соответствующий сильному полу» цвет, а розовый для девочек — как «изящный». Существует мнение, что на такое изменение стандартов повлияла шумиха вокруг двух картин, которые железнодорожный магнат Генри Хантингтон приобрел для своего музея за баснословные деньги: это были «Мальчик в голубом» Томаса Гейнсборо и «Пинки» сэра Томаса Лоуренса.

Впрочем, до середины прошлого века розовый и голубой оставались взаимозаменяемыми «детскими» цветами. Для младенцев чаще приобретали комплекты одежды нейтральных оттенков — желтого или светло-зеленого (ведь большинство женщин покупают приданое для младенца еще во время беременности, а до изобретения УЗИ предсказать пол ребенка было невозможно).

Новая мода и феминистки

Мода на розовый цвет в женской одежде и косметике 1950-х привела к тому, что и маленьких девочек предпочитали одевать в такие оттенки. Шестидесятые прошли под знаком розовых девичьих одежек, а наряды куклы Барби, увидевшей свет в 1959 году, всего лишь следовали общей моде.

Как ни парадоксально, окончательным закреплением значения этого цвета как «женского» мы обязаны протестующим против гендерных стереотипов феминисткам семидесятых годов, хотя их чаяния были строго противоположными. Стандарт оказался столь крепким, что даже рубашки офисных работников если и были цветными, то именно голубыми, а появление в начале 2000-х розовых мужских рубашек и галстуков многие восприняли в штыки, да и сейчас, несмотря на происходящие в мужской моде изменения, розовый цвет на мужчине у некоторых вызывает подозрения.

Традиционные ленты

Что интересно, советская, а затем и российская традиция голубых и розовых лент, которыми перевязывают конверт младенцев в роддомах, не только связана с общемировыми трендами, но еще и восходит к указу императора Павла Первого. Согласно ему, все мальчики в императорской семье при рождении сразу становились кавалерами ордена Святого апостола Андрея Первозванного с голубой геральдической лентой. Девочкам, соответственно, полагался орден Святой великомученицы Екатерины с розовой муаровой лентой.

Как показали многие исследования, самим детям важнее, чтобы цвет одежды соответствовал их личным предпочтениям. Дети обоих полов могут выбрать не розовые или голубые, а зеленые, фиолетовые или даже черные наряды.

Каковы бы ни были модные концепции воспитания, стремление родителей одеть ребенка в вещи «положенного» цвета важно в первую очередь для них самих. Розовая или голубая одежда детей в наши дни демонстрирует окружающим понимание норм, пусть и чуть устаревших, а также служит оберегом от осуждения мимо проходящих дам старшего возраста.

21 сентября 2019, 08:00КультураЖенщины-кошки. Любить или ненавидеть леопардовый принт?

«Мальчики не плачут»: почему мужчины тоже страдают от токсичной маскулинности

Автор фото, JAMES LIVITSKI

Подпись к фото,

Джеймс Ливицки, графический дизайнер из Канады, рассказывает, что мужчинам не разрешается говорить о своих чувствах

В интернете можно найти много историй о том, как тяжело быть женщиной в современном мире из-за стереотипов и сексизма. Однако как часто мы задумываемся о том, что от сексистских представлений страдают и сами мужчины?

На этой неделе в «Твиттере» развернулось активное обсуждение о том, как «токсичная маскулинность» негативно влияет на жизнь самих мужчин.

Для многих участников дискуссии это стало редкой возможностью поговорить о своем нежелании соответствовать стереотипному образу жесткого, неэмоционального, доминирующего над женщиной мужчины и о том, как одиноко или некомфортно из-за этого им бывает в кругу друзей.

Все началось с того, что британская феминистка Кейтлин Моран в «Твиттере» призвала рассказать о негативных аспектах в жизни мужчины в современном мире. Би-би-си поговорила с несколькими участниками обсуждения.

«Мы все испытываем чувства»

Джеймс Ливицки из канадского Торонто был очень рад подобной дискуссии.

«Я постоянно это наблюдаю. Есть стигма в отношении мужчин, говорящих о своих чувствах. Нас заставляют думать, что мужчина должен быть «жестким» и подавлять свои чувства, потому что это «мужественно», — делится Ливицки.

Автор фото, JAMES LIVITSKI

32-летний Джеймс бесчисленное количество раз видел, как давит на людей социальная норма, запрещающая мужчинам быть эмоциональными или уязвимыми.

«Я слышал о стольких разрывах отношений из-за того, что мужчина не мог выразить свои чувства», — говорит он.

«Нам нужно быть готовыми выслушать, что чувствует мужчина, и прилагать больше усилий, чтобы мужчины поняли: чувства — это нормально», — добавляет Джеймс.

Хотя его собственный отец был «по-настоящему способным чувствовать» человеком, он говорит, что многих не учат, как выражать эмоции, не опасаясь осуждения.

«Мы все люди, и мы все испытываем чувства. Никогда нельзя бояться рассказать, что у тебя внутри», — добавляет он.

В последние годы в Европе все больше внимания уделяется психическому здоровью мужчин. Британская кампания CALM (Campaign Against Living Miserably — «Кампания против несчастной жизни») стремится изменить культуру, в которой мужчины предпочитают не обращаться за помощью. В Британии самая частая причина смертей среди мужчин до 45 лет — самоубийство, говорят общественники.

Мужчины и женщины сталкиваются с во многом одинаковым набором проблем, однако мужчины часто прячут депрессию и тревогу за гневом и агрессией, свидетельствуют данные американского Национального института психического здоровья.

Упущенные связи

Еще одна проблема — мужчины, которые открыто выражают свою любовь к семье или друзьям, считаются женоподобными, рассказывает Фил Чан, художник из Калифорнии.

«Мой отец никогда не говорил, что любит меня, хотя я и знаю, что это так. Он меня не обнимал. Даже сейчас, когда ему за 80, мне хочется, чтобы он сказал это», — говорит Чан.

Автор фото, PHIL CHAN

«После того как я сказал своим друзьям, что к ним чувствую, мы стали только ближе. Мы регулярно обнимаемся!» — добавляет он.

Фил также объясняет, что когда он бывает в общественных местах со своим маленьким племянником, окружающие женщины исходят из того, что ухаживать за ребенком он не умеет.

Однажды несколько женщин критиковали его и инструктировали, как «правильно» менять подгузник и держать ребенка. Он опасается, что это отрицательно сказывается на отношении мужчин к отцовству.

«Я действительно думаю, что если бы мужчин научили быть более уязвимыми, мы могли бы проявлять больше сострадания и чуткости», — полагает он.

Автор фото, MARK PURSEY

46-летний Марк Перси из австралийского Сиднея замечает, что мужчинам также сложно подружиться с новыми людьми, в то время как женщины с энтузиазмом обмениваются контактами после знакомства.

«У меня в голове определенно есть список «упущенных связей» — когда я в случайных обстоятельствах встречал кого-то, с кем отлично ладил. А потом — «увидимся, чувак» — и больше мы не встречаемся», — рассказывает он.

По словам Перси, во многих случаях это приводит к одиночеству и изоляции. Он связывает это с тем, что мужчины не обучены «эмоциональному труду»: «Мы любим производить впечатление, а не заниматься рутинной работой в отношениях. Как будто для нас до сих пор нужно организовывать встречи для совместных игр».

Сексуальное доминирование

Еще одна проблема, которую обсудили мужчины, — как некомфортно бывает, когда твои сверстники сексуально объективируют женщин, комментируя их внешний вид.

«Это легко становится токсичным, и от тебя, как от парня, ждут участия. Это часто происходит, и это очень неприятно. Просто побыв рядом, когда ведутся такие беседы, чувствуешь себя грязным», — говорит 21-летний Алан Гретч из Небраски.

Автор фото, ALAN GRETCH

Подпись к фото,

Алан заканчивает обучение и собирается стать социальным работником

По словам Алана, подобные разговоры происходят нередко, особенно когда рядом нет женщин: «Они варьируются от эпитета «горячая» до более подробных описаний девушек».

Ему трудно прерывать такие разговоры: «Тут либо самому издеваться, либо стать жертвой издевок, либо сохранять молчание. Из этой ситуации нет выхода».

О тревоге из-за стереотипов о сексуальных аппетитах мужчин рассказали многие пользователи.

«Идея в том, что если ты не пьешь все, что горит, не пытаешься трахнуть все, что движется, не любишь спорт, не решаешь проблемы насилием, не соревнуешься с другими мужчинами за то, чтобы стать альфа-самцом, то ты не мужчина», — написал Нил Уолш.

Еще один пользователь добавил, что женщины часто подозревают его в сексуальных заигрываниях, в то время как он просто хочет дружить, добавляя: «Да, я знаю, на то есть очень веские причины».

«Я не хочу быть папой, хочу быть мамой!»

Джин Лоудин из Эдинбурга в Шотландии рассказывает — ее четырехлетний сын заявил ей, что не хочет стать папой, когда вырастет. Вместо этого он очень хотел стать мамой.

Когда Джин указала, что мужчины обычно не становятся мамами, ребенок очень расстроился, потому что «папы должны все время работать, они никогда не танцуют и никто их не обнимает».

Джин была шокирована, потому что ее муж очень ласков с сыновьями, она предположила, что ребенок услышал такое в детском саду или по телевизору.

«Его папа был очень расстроен, он все время обнимает его и любит танцевать», — говорит Джин, добавляя, что пытается исправить ситуацию с помощью книг о том, как выражать чувства, и историй, которые не соответствуют представлениям о традиционной маскулинности.

Автор: Джорджина Раннард

Новости дня: Почему мальчиков рождается больше, чем девочек — Эксперт.РУ

Исследование ученых института Фреш-Понд из американского Кембриджа, штат Массачусетс, оказалось богатым на результаты. Исследователи попытались найти ответ на вопрос, который многим не дает покоя — почему во всем мире мальчиков рождается больше, чем девочек (пропорция 51 к 49). Выводы группы сотрудников института под руководством Стивена Орзака оказались в чем-то неожиданными.

Во-первых,  ученые установили, что вопреки расхожему мнению количество эмбрионов мальчиков и девочек при зачатии равно. Во-вторых, опровергнуто еще одно широко распространенное, но как сейчас выясняется, ошибочное убеждение, которое гласит, что смертность среди мужских эмбрионов выше, чем среди женских. Именно в силу его ошибочности мальчиков рождается больше, чем девочек.

К таким выводам американские ученые пришли после анализа большой базы данных по американским детям, которые были зачаты в 1995-2004 годах. Ученые хотели определить соотношение между полами в момент зачатия и в момент появления на свет.

Стивен Орзак с коллегами проанализировал данные на разных стадиях беременности и установил, что никакого преимущества мальчики при зачатии не имеют и что во время беременности их погибает не больше, как считалось раньше, а меньше. Соотношение между эмбрионами разных полов отличаются на разных сроках беременности. Есть даже два периода: первая неделя и промежуток между 28 и 35 неделями беременности, когда смертность среди мужских эмбрионов действительно выше, чем среди женских. Однако в целом к моменту родов количество зародышей мальчиков немного, но все же стабильно превышает количество зародышей девочек.

С результатами исследования, которое может заставить изменить ряд важных принципов демографии, можно ознакомиться в авторитетном журнале Proceedings of the National Academy of Sciences (PNAS).

С выводами американских ученых соглашаются не все их коллеги. Фиона Мэттьюз из британского университета Эксетера много сил и времени посвятила вопросу соотношения между полами на стадии беременности и родов. Мировая статистика утверждает, что в среднем на каждые 100 девочек рождается 105-106 мальчиков. По ее мнению, существует некоторая зависимость между полом эмбриона и тем, чем питалась мать перед зачатием. Фиона Мэттьз проанализировала данные по 740 британкам, которых просила рассказать об их диете перед зачатием. Оказалось, что у тех, кто ел более калорийные продукты, вероятность рождения сыновей оказалась немного выше, чем дочерей.

Фиона Мэттьюз объяснила этот вывод тем, что мужские эмбрионы развиваются быстрее и для их развития требуется больше калорий. Фиону поддерживают и сторонники теории, которая утверждает, что в голодные времена девочек рождается больше. Это было четко заметно в 1959-61 годах в Китае, когда там был большой голод.

Интригующим для ученых остается вопрос о том, почему гендерный баланс сохраняется. Мужчины производят огромное количество сперматозоидов, в то время как женщины — ограниченное количество яйцеклеток. Что же касается эволюции, то главный вопрос — почему человечество не может обойтись меньшим количеством мужчин и большим количеством женщин?

Принятый мировым сообществом ответ на этот вопрос был дан Рональдом Фишером (Ronald Fisher), известным биологом-эволюционистом, который работал в первой половине 20 века. Согласно принципу Фишера, различия в соотношении полов будут иметь тенденцию к уменьшению с течением времени из-за репродуктивного преимущества, автоматически получаемого полом, находящимся в меньшинстве.

Предположим, что, к примеру, количество новорожденных мальчиков было бы гораздо меньше, чем новорожденных девочек. Если бы это было на самом деле так, то тогда новорожденные мальчики в будущем имели бы более высокие перспективы для воспроизводства, чем новорожденные девочки, тем самым и количество потомства было бы больше. Родители, которые генетически больше склонны к тому, чтобы давать жизнь мальчикам, будут иметь больше внуков, таким образом, их ген, ответственный за «производство» мужчин будет распространяться все активнее. Постепенно население достигнет гендерного баланса.

Почему стоит отказаться от воспитания «настоящих мужчин»

Важно сказать о случаях детской агрессии, в которых мы должны беспокоиться и обратиться за помощью к специалистам: ребенок часто стремится нанести вред себе или окружающим вещам, животным и людям, если ситуация становится все хуже или агрессия ребенка направлена на себя — он шлепает, царапает себя или говорит о себе негативно. Специалист поможет оценить серьезность ситуации и выработать план помощи для вашего ребенка.

Остановить агрессивное движение. Буквально — мягко остановить руку ребенка, если он замахивается, уйти с площадки, если он дерется. Важно ввести ограничение и сделать ситуацию максимально безопасной для всех.

Помочь ребенку успокоиться. Скорее всего, он расстроен, фрустрирован, переживает. Сейчас его лимбическая система — часть мозга, которая отвечает за эмоции, — возбуждена, и хуже работает кора головного мозга, которая отвечает за принятие решений и логику. Взрослые часто начинают что-то объяснять до того, как ребенок успокоится. Это бесполезно и только усиливает раздражение — разговор не складывается, и все выходят из него раздосадованными. Если вы поможете ребенку успокоиться, ему будет проще вас слушать.

Посочувствовать ребенку и помочь понять, что с ним произошло. «Ты был очень огорчен, что Маша тебя толкнула», «Это было несправедливо, когда у тебя отобрали самокат», «Ты хотел сесть на свое место, но не знал, что его уже заняли». Во-первых, это обращение к эмоциям помогает ребенку быстрее испытать облегчение и разрядиться, сбросить напряжение, заметить поддержку и уважение взрослых. Во-вторых, это помогает ему понять, что с ним произошло, и начать размышлять о дальнейшем поведении. Что он может сделать, чтобы это не случилось снова? Или как он может помочь себе, если ситуация еще не завершилась? В длинной перспективе это учит ребенка саморегуляции, умению дать себе время, чтобы внимательнее осмотреться, прислушаться к себе до того, как он взорвется. Это практика осознания не только на уровне действий, но и смыслов: не просто «ты ударил, это плохо», а «ты ударил, потому что разозлился из-за конкретной причины». Так ребенок развивает навыки самонаблюдения и учится отслеживать внутренние эмоциональные процессы.

Обсудить поведение других людей в произошедшей ситуации. После произошедшего мы должны проанализировать ситуацию. Ты уверен, что другой человек обидел тебя специально? Может быть, это не так, давай проверим. Умение ориентироваться в обстоятельствах, проверять информацию помогает человеку стать тем, кто умеет справляться со своими агрессивными импульсами.


Спасибо Евгении Страховой за иллюстрации к этому материалу

Как измерить уровень сексизма в школах и почему педагоги по-разному относятся к мальчикам и девочкам? Рассказывает гендерный психолог

Почему педагоги ценят девочек за аккуратность и послушность, а мальчиков — за ум и волевые качества, как учебники и развивающие книги формируют гендерные установки детей и каким образом воспитание влияет на выбор профессии?

Психолог Мария Сабунаева провела исследование и разработала карту наблюдений, с помощью которой можно следить за поведением учителей на уроках. Она рассказывает, как в школе проявляется гендерное неравенство и можно ли бороться со стереотипами среди преподавателей.

— Вы проводили вебинар, посвященный гендерным стереотипам, для учителей, которые готовят девочек к олимпиадам по информатике, математике и физике. Какие проблемы чаще всего называли сами учителя?

— Они говорили, что сфера образования сильно пересекается со сферой семьи. Что лично они готовы образовывать и девочек, и мальчиков, но часто нет поддержки от семьи — и им приходится взаимодействовать с родителями и объяснять, почему девочке есть смысл продолжать ходить в математический кружок. Мы обсуждали, через какие каналы можно показывать родителям примеры. Вот, например, девочки победили, но насколько широко разошлась информация? Да, были публикации в соцсетях (например, в группе родителей учеников — прим. «Бумаги»), но просмотров было гораздо меньше, чем по другим темам. Если педагоги рассказали бы о тех девочках, которые уже поступили в хорошие престижные вузы, уже устроены в жизни и хорошо зарабатывают, то, возможно, родители бы тоже с большим энтузиазмом поддерживали дочерей в этом вопросе.

Сами педагоги, поскольку они были вовлечены в этот проект, в основном не демонстрировали какой-то крайней гендерной стереотипизации.

— Как гендерная стереотипизация может проявляться в поведении преподавателей?

— Я могу как эксперт сказать: только из того, что педагог счел, что он уделяет одинаковое внимание мальчикам и девочкам, не следует, что это действительно так. Один из инструментов, который я создала для исследования, это карта наблюдений, где можно по конкретным пунктам обращать внимание на то, что происходит. Есть очень хорошая статья кандидата психологических наук Людмилы Поповой о гендерной социализации. И она в ней пишет о наблюдениях за учителями и детьми на уроках. Например, о том, что учителя быстрее реагируют на поднятую руку мальчика, что мальчику дается на ответ больше времени, чем девочке, потому что считается, что мальчик может быстро сообразить, а девочка, если не знает, то не знает.

Есть такие вещи, которые педагог сам в своем поведении может не отмечать: педагоги — это тоже продукты гендерной социализации, как и мы с вами. И поэтому, чтобы заметить какие-то вещи, педагогу нужно надеть на себя «гендерные линзы»: рефлексировать, смотреть, как на него действует система.

Еще мы занимались анализом учебных материалов. Открыли учебник по математике 5-го класса — на внутренней обложке нарисованы пять людей, из них четверо взрослых мужчин и один мальчик. Это чистое послание: «Девочка, математика не для тебя, уходи отсюда». Но никто обычно не обращает внимание на картинки в учебнике математики. Хотя дети обращают, пусть и вскользь. Это отпечатывается, впитывается, но не осознается и никакой критике не подвергается. Мы стали с учителями анализировать учебные материалы, и они были в шоке от того, сколько таких гендерных стереотипов мы просто не видим. Нам кажется, что мы решаем какие-то задачки, а попутно нам рассказывают про гендерное устройство общества в стереотипном виде.

Просто те, кто составлял задачи, не ставили перед собой цель как-то гендерно их корректировать. А поскольку они опять же продукты гендерной социализации, то у них получалось гендерно-стереотипное оформление — «фантики» для этих задач.

— Расскажите подробнее про карту наблюдений.

— Карта наблюдений — это карта, в которой есть пункты, за которыми вы будете наблюдать. Их должно быть измеримое количество, потому что как исследователь вы не можете наблюдать за 30 пунктами одновременно. Их может быть пять-семь.

Этот инструмент помогает объективно исследовать реальность. Потому что если я сяду и просто буду смотреть, как проходит урок, то мне может показаться, что всё в порядке. Но если, допустим, я сяду и буду ставить галочки каждый раз, когда учитель отреагировал на поднятую руку мальчика и на поднятую руку девочки, то под конец я посчитаю и увижу, что семь раз отреагировали на мальчиков, семь раз на девочек.

— Вы говорили, что проводили исследование с учителями в начале нулевых. По вашим наблюдениям, у учителей изменилось восприятие гендерного неравенства?

— Дело в том, что у нас в принципе есть движение в сторону гендерного равенства, несмотря на то, что на уровне политики пытаются закручивать гайки и предоставлять нам ультрапатриархальные образцы вроде Петра и Февронии. Но реальность такова, что мы двигаемся в сторону более гибких гендерных границ. Всё общество двигается: масскультура, фильмы. Поэтому сознание тоже сдвигается, и современные дети будут спокойнее к чему-то подобному относиться.

Ну и проблематика сексуальности и вопросов гендерной идентичности. Люди выучили эти слова, понимают, о чем речь, понимают слово «гендер». Современное поколение настроено на достижения, современные дети видят, что есть бизнес и заработок, хорошо быть топ-менеджером. И, конечно, связка с образованием для них ясна. Поэтому девочка будет заниматься математикой, если она поймет, что потом это поможет ей в карьере.

— А можете на примере проиллюстрировать, каким было отношение школьных учителей к девочкам в начале нулевых?

— Я проводила опрос. Есть такая методика — неоконченное предложение: вы даете предложение и просите его закончить. И я давала «В мальчиках я ценю…» и «В девочках я ценю…». Надо сказать, что разница в ответах была гигантской. Но я боюсь, что если мы сейчас дадим эту методику, то тоже получим такую же разницу в ответах. В варианте с девочками на первых местах стояли «аккуратность», «послушность», а с мальчиками — «ум и волевые качества», «мужественность». Но треть педагогов написала одинаковые качества для мальчиков и девочек.

Что мы ценим, то мы и видим, воспитываем, поддерживаем и культивируем. И если девочек мы растим аккуратными и послушными, а мальчиков умными и волевыми, то, конечно, мальчики у нас и будут учиться в технических вузах, где высокая конкуренция.

Кстати, педагоги сейчас жалуются, что девочкам трудно там, где конкуренция. Именно потому, что женская гендерная социализация не подразумевает, что девочка будет готова к стрессу в конкуренции. Аккуратность и послушность — какая там конкуренция? Для нее нужны другие качества: воля, стрессоустойчивость. Педагоги переживают, что девочки очень умные, но из-за высокого стресса снижается эффективность их способностей. Из-за того, что девочки внутренне боятся конкуренции, они не показывают таких высоких результатов, которые могли бы. Понятно, что есть способы поддерживать девочек, но хорошо было бы задаться вопросом: «А как их воспитывать, чтобы такого вообще не происходило?».

— Называли ли учителя какие-то случаи проявления гендерно-стереотипного мышления по отношению к девочкам, например, на уроках, в классе?

— Нет, педагоги такого не упоминали. Дело в том, что в саму систему образования дискриминация не вписана. О ней не говорится ни в каких правилах. За исключением, может быть, уроков труда. Они считаются таким явным образцом гендерной дискриминации.

— Как гендерное неравенство в школах может отразиться на девочках в дальнейшем?

— В школе отражается то, что было в раннем детстве. Берем записи из разговоров в роддоме: есть примеры из учебника социологии про раннюю гендерную социализацию мальчиков и девочек. Как говорят о только что родившихся детях бабушки и дедушки этих детей? Насколько по-разному говорят о детях и как навешивают разные оценки проявления этих детей? Есть эксперименты, где в зависимости от того, в розовую или голубую одежду одевали детей вне зависимости от их пола, их родственники оценивали либо как более крупных и более сильных, либо как более маленьких, нежных и плаксивых. Хотя в реальности они не демонстрировали никакой разницы в качествах. Всё в наших головах, и мы это транслируем и проецируем на детей. А дети уже усваивают и начинают себя так вести, потому что самоисполняющееся пророчество никто не отменял.

В школу дети приходят после детского садика. Вот прихожу в магазин, а там продается азбука для мальчиков и азбука для девочек. В азбуке для мальчиков на букву «б» — «БМВ», а в азбуке для девочек — «бижутерия». Это яркий пример, поэтому, может, вдумчивый родитель такую азбуку не возьмет.

Есть книжки развивающие. Я посчитала в нескольких количество персонажей и посмотрела, что они делают. Персонажей-мальчиков больше с перевесом. Так будет всегда, где бы вы картинки ни посчитали. И девочки были в основном в статичных позах. Например, девочка сидит за столом с бабушкой, и они там что-то делают. А мальчики в динамических позах: лезут, бегут, строят. Если вы не посчитаете эти картинки, то вам даже в голову не придет, что это влияет [на гендерные установки, на поведение]. Ну книжка и книжка. Но тем не менее дети всё считывают и впитывают, а потом нам кажется, что они сами такие и есть. В ранней школе это, естественно, будет закрепляться педагогами, которые одним будут что-то прощать, а в других поддерживать какие-то качества.

И вот с этим опытом дети идут в среднюю школу. Удивительно, что есть девочки, которые «прорываются» через гендерную социализацию и достигают того, чего достигают. Конечно, это будет всё сказываться во взрослой жизни. Женщины у нас чаще готовы к обслуживанию, потому что их к этому готовят. Они чаще привыкают к тому, чтобы быть на вторых ролях.

У нас есть эффект стеклянного потолка: женщины дорастают до определенного уровня в карьере, а дальше есть стеклянный потолок, то есть невидимое ограничение. Дальше женщины по карьерной лестнице не растут, зато растут мужчины. В Великобритании был проведен эксперимент, когда почти одно и то же резюме в одну и ту же фирму подали от мужского лица и от женского. Был практически скандал, потому что в случае с мужским резюме сразу была предложена более высокая зарплата.

— Что помогает девочкам прорываться через гендерную социализацию? Какие условия на это влияют?

— Влияет интеллект, потому что это не только способность постигать знания, но еще и высокое желание их поглощать. Если ребенок с высоким интеллектом рожден в семье, где есть ограничения для его образования, то он всё равно будет задействовать свой интеллект в том, что доступно. Потому что интеллект очень хочет проявиться.

Для интеллектуально одаренного ребенка математическая задача — это очень вкусно, как конфета, он получает удовольствие от нее. Понятно, что помогают педагоги, и это очень видно: они и одобряют, и помогают, и учат справляться со стрессами. Важна поддержка семьи: если семья ориентирована на достижение, на то, что девочка может достичь, то эта девочка получает поддержку и ей не придется бороться со своей семьей и отстаивать себя.

Еще способность «прорваться» могло бы усилить осознание гендерной системы, стереотипов — и педагогами, и самими детьми. Гендерное просвещение — большая и интересная тема. У нас как раз в конце 1990-х — начале 2000-х был тренд на просвещение и грантовая поддержка подобной работы. Потом всё несколько ушло, у нас поменялся политический курс — и возникла дыра, но тут само общество стало всё равно сдвигаться в сторону общей гендерной гибкости. Интересно, что такие проекты, как с JetBrains (имеется в виду проект о гендерной социализации — прим. «Бумаги»), возникают на другом уровне: когда конкретная корпорация обращает внимание на определенные сложности и хочет поддержать какие-то социальные процессы.

— Есть ли какой-то пример в европейских странах, который можно было бы применить в России?

— Да, это скандинавские страны. Там гендерная политика настолько сильна, что гендергэп (гендерный разрыв — прим. «Бумаги») практически сокращен — и не только в образовании, но и в остальных сферах жизни: в уходе за детьми, в размере заработка, в том, как именно готовят образовательные курсы, в том числе в школах.

— Можете ли вы предположить, какую работу стоит провести с учителями, чтобы избавиться от гендерного неравенства в школе?

— Эту работу нужно вести систематически. Было бы неплохо, чтобы в подготовке педагогов у нас для начала были гендерные курсы. Есть педагоги новой формации, часто более молодые, которые могут легче воспринять эти гендерные знания, и им достаточно просто дать инструменты — они их поймут и обратят внимание. Могут быть педагоги старой формации, которые живут в соответствии с гендерными образцами и нормами, им это будет значительно труднее сделать.

Скорее всего, мы будем ждать, когда эти педагоги [старой формации], грубо говоря, завершат работу, а пока — стараться какие-то идеи им подавать, показывать. Всегда работает, когда вы показываете, что какие-то вещи могут быть эффективны. Вы можете не разговаривать ни о каком феминизме, ни о каких правах человека, а просто показать, что повысится эффективность девочек — и у всего класса повысится успеваемость. Это может вызывать у педагогов отклик.

Почему мальчики не читают | Воспитание

В детстве Санджай Махбубани был страстным читателем. Он путешествовал во времени с Джеком и Энни в серии Magic Tree House и проглатывал каждую книгу Гарри Поттер , как только она попадала в местный книжный магазин.

Но когда он стал старше, Санджай, который живет в Редондо-Бич, Калифорния, начал терять интерес к чтению — он отвернулся от книг вместе со своими грузовиками, мягкими игрушками и прочими детскими вещами.Теперь, когда Санджай учится в старшей школе, он редко читает ради удовольствия. «Я предпочитаю играть в видеоигры или баскетбол или даже гулять с друзьями», — говорит он.

Санджай — лишь один из примеров тенденции, которую эксперты в области образования наблюдают с растущей тревогой: большое количество мальчиков не читают, и этот факт способствует огромному разрыву в успеваемости между мальчиками и девочками.

Гендерный разрыв в успеваемости

Факты очевидны: в каждом штате и в каждом классе мальчики отстают от девочек в чтении, согласно отчету Центра политики в области образования за 2010 год, который назвал это отставание «наиболее серьезным. проблема гендерного разрыва, с которой сталкиваются наши школы.

Эксперты считают, что этот разрыв является причиной еще одного тревожного события: поскольку в этой стране продолжается рост числа окончивших колледж, молодые люди не успевают за ними. С начала 1990-х годов процент выпускников колледжей неуклонно увеличивался для женщин, но оставался неизменным для мужчин. Только около 40 процентов выпускников колледжей в прошлом году были мужчинами — разница, которая, по мнению многих экспертов в области образования, связана с плохими навыками чтения и грамотностью, которые мальчики развили в начальной и средней школе.

Отставание мальчиков в навыках чтения наблюдается с младших классов до средней школы. С начала Национальной оценки прогресса в образовании в конце 1960-х годов наблюдался гендерный разрыв в чтении, который измеряется в возрасте 9, 13 и 17 лет.

В 2004 году разрыв в четвертом классе сократился до всего лишь пять баллов, но затем снова вырос до восьми в 2008 году. Самый большой разрыв в средней школе — 11 баллов.

Хотя сегодня у мальчиков есть гораздо больше заманчивых альтернатив книгам, чем в прошлом, включая видеоигры, телевидение и социальные сети, эксперты говорят, что отсутствие у мальчиков энтузиазма к чтению — явление не новое.Сара Флауэрс, библиотекарь с более чем 20-летним стажем в округе Санта-Клара, Калифорния, говорит, что она всегда находила мальчиков более сложными, чем девочек, когда дело дошло до поиска интересующих их книг. Журналист Пег Тайр говорит, что проблема действительно возникла сотни лет назад. В своей книге The Trouble with Boys она отмечает, что три столетия назад Джон Лок «сетовал на то, что ученики мужского пола не умеют писать так же хорошо, как студентки, и удивлялся тому, насколько легче девочки осваивают иностранные языки. .

По мере того, как мальчики поступают в колледж, их дефицит чтения может препятствовать их успехам и в других предметных областях, говорят педагоги. Сьюзан Тобиа, помощник вице-президента по академическим вопросам Общественного колледжа Филадельфии, видит последствия низкой успеваемости по чтению, когда мальчики поступают на первый год обучения в колледже. Студенты, которые проводят меньше времени за чтением, оказываются в невыгодном положении, когда чтение становится важной частью программы, говорит она: «Уроки уровня колледжа требуют критического мышления и рефлексии, и многие из наших студентов борются с базовым пониманием.«

Не только курсы в колледже, но и наш современный рынок труда требует навыков чтения и письма высокого уровня, — отмечает Тир. Сорок лет назад было много возможностей трудоустройства для мальчиков, которые плохо читали или писали. Но в течение последних нескольких десятилетий рабочие места для неквалифицированных рабочих переводились за границу. «Нет неграмотных ученых, технических специалистов и инженеров», — пишет Тир. «Дети не могут преуспеть в математике и естественных науках, если у них нет прочных навыков чтения и письма.Но по мере того, как педагоги делают эти великие открытия и в ответ создают пропитанные грамотностью учебные программы, мальчики теряют позиции в тех самых навыках, которые, как мы теперь знаем, имеют первостепенное значение.

Почему Джонни не читает

Эксперты приводят ряд различных факторов, объясняющих кризис мальчиков и чтения.

Сегодняшние ускоренные академические требования серьезно сказываются на мальчиках, которые, как правило, развиваются медленнее, чем девочки, по словам журналиста Ричарда Уитмайра, автора книги Почему мальчики терпят поражение: спасение наших сыновей от образовательной системы, которая оставляет их позади .

«Мир стал более вербальным; мальчики — нет, — пишет Уитмир. «Чтобы подготовить учащихся к более сложной экономике, преподаватели мудро перенесли более жесткую учебную программу в классы. Сегодняшние дошкольники сталкиваются с проблемами, с которыми первоклассники столкнулись двадцать лет назад. На первый взгляд, это имеет смысл, но педагоги упустили из виду тот факт, что мальчики не приспособлены к ранним устным вызовам ». В результате многие мальчики отстают в младших классах — и никогда не догоняют их.

Начальная задержка в развитии мальчиков часто усугубляется тем, как многие школы подходят к чтению.По мере того, как мальчики достигают четвертого и пятого классов, тексты, которые они читают, становятся более сложными — и больше нет картинок. Но мальчики часто не получают поддержки, необходимой им для понимания или интерпретации того, что они читают, поэтому они думают, что уже не так умны, как раньше, и начинают считать себя не читающими.

В то же время мальчики и девочки принципиально по-разному подходят к чтению. Девушкам больше нравится общаться с персонажами из книг, и они часто приравнивают художественную литературу к чтению для удовольствия.Мальчики, с другой стороны, «хотят немедленного выполнения того, что они читают и изучают», — говорит Джеффри Д. Вильгельм, профессор английского образования в Государственном университете Бойсе в Айдахо. Его книги по этой теме включают в себя «Чтение, не чините ни одного шевеля» и You Gotta BE the Book . Мальчикам необходимо чувствовать свою компетентность или развивающуюся компетентность, и если чтение не способствует этому, они не видят в этом особого смысла. По словам Вильгельма, это часть «ставить на карту свою идентичность».

Тобия, например, отметила, что ее племянник неохотно читал, пока не захотел научиться делать фокусы. Тогда он не мог отложить инструкцию.

Эксперты по чтению также отмечают, что, поскольку большинство учителей — женщины, они, как правило, назначают книги, которые более интересны для девочек; Между тем, мальчики получают негативные сообщения от родителей и учителей о материалах для чтения, к которым они тяготеют, которые часто могут быть журналами, графическими новеллами и книгами с кровавыми сценами или грубым юмором.

Существует также проблема образцов для подражания: если отец мальчика не читает и его поощряют к чтению его мать и его (в основном женщины) учителя, он, вероятно, начнет рассматривать чтение как то, что делают девочки. По данным исследовательского центра Pew Research Center, в целом женщины читают больше, чем мужчины. Женщины значительно чаще, чем мужчины, читают художественную литературу: исследование, проведенное Национальным фондом искусств, показало, что в 2008 году, например, 41,9 процента мужчин сообщили о чтении литературы по сравнению с 58 процентами женщин.(По данным Pew, мужчины несколько чаще, чем женщины, ежедневно читают текущие события.)

К тому времени, когда мальчики переходят в среднюю школу, многие отстают и теряют интерес к чтению; для многих школьные требования к чтению являются последней каплей. Десятиклассник Санджай Махбубани говорит: «Огромная нагрузка, которую учителя дают нам над каждой книгой, является корнем нашей ненависти к чтению».

Вильгельм соглашается. «Школа фактически убивает многих мальчиков, — говорит он.

Сирена экрана

Некоторые родители и учителя обвиняют видеоигры в снижении успеваемости мальчиков в чтении и письме, и теперь есть некоторые доказательства, подтверждающие эту теорию. Исследование 2010 года, проведенное Робертом Вайсом, профессором психологии Университета Денисон в Гранвилле, штат Огайо, обнаружило связь между использованием систем видеоигр и более низкими оценками по чтению и письму. Исследование показало, что видеоигры «вытесняют» другие внеклассные занятия, которые могли иметь более образовательное значение.

Конечно, видеоигры — не единственное электронное развлечение, претендующее на внимание мальчиков. Компьютеры, телефоны, iPad и другие мобильные устройства — все это позволяет мальчикам подключаться к играм, видео, друзьям и другим отвлекающим факторам — ко всему, кроме чтения.

Многие родители задаются вопросом, может ли отключение экрана побудить мальчиков взять книгу вместо этого. Совет Вайса родителям: постарайтесь найти баланс между чтением и занятиями, которые мальчики считают более увлекательными.

«Я не думаю, что обвинять видеоигры многообещающе», — добавляет Вильгельм.«Мы должны выяснить, почему они привлекают детей, а затем перейти от этого к другим занятиям, которые также будут для них вознаграждены».

Учителя, по его мнению, должны использовать аналогичный подход и, например, назначать задания и проекты, связанные с книгой, которую читает класс, вместо того, чтобы ожидать, что им понравится сидеть и говорить о книге.

Вильгельм также отмечает, что мальчики «воспринимают видеоигры как истории», и предлагает школам найти способы использовать игры в качестве ресурса, чтобы заинтересовать их повествованием.

Подростки, такие как Санджай Махбубани, не только находят игры более увлекательными, чем чтение, но и говорят, что они более общительны. «Чтение — это скорее личное хобби, — говорит он, — и мне нравится быть с группой людей, а не один».

По-разному подходить к чтению

Некоторые способы побудить мальчиков читать:

Подавайте пример, будучи читателем. Джеффри Вильгельм рекомендует родителям, особенно папам, прочитать множество различных материалов, чтобы донести мысль о том, что чтение — это способ узнать обо всех аспектах мира.

Не отвергайте то, что читают мальчики. Если мальчики получают негативную реакцию каждый раз, когда они открывают графический роман или книгу, наполненную кровью или несерьезным юмором, они вообще перестанут открывать книги. Расширьте свое определение чтения. Журналы, блоги, веб-сайты, комиксы и другие материалы часто более интересны для мальчиков, чем классические романы, потому что они содержат более короткие фрагменты текста, которые более привлекательны для многих мальчиков.

Воспользуйтесь преимуществами технологий. Некоторым мальчикам больше интересно читать, если они могут использовать Kindle или iPad.Книги, созданные для этих устройств, иногда имеют интерактивные функции, и мальчика может не отвлечь от длины книги, если он не видит количество оставшихся страниц. Некоторые мальчики также предпочитают аудиокниги.

Устанавливайте связи посредством чтения. Например, если мальчик интересуется автомобилями или спортом, поищите статьи и книги по этим предметам и обсудите их с ним после того, как он их прочитает.

Поделиться в Pinterest

Обновлено: 6 декабря 2019 г.

Почему мальчики больше подвержены риску отставания в удаленной школе

Удаленная школа выявила ряд проявлений несправедливости в сфере образования — от сельских жителей, не имеющих доступа к высокоскоростному Интернету, до семей с низкими доходами, у которых нет ноутбуков.По мнению некоторых исследователей, мальчики могут быть еще одной группой студентов, которая отстает в процессе виртуального обучения.

Исследования, проведенные до пандемии коронавируса, выявили разрыв в академической успеваемости между мальчиками и девочками, причем девочки впереди. Некоторые исследователи-педиатры говорят, что ожидают, что диспропорции только увеличатся.

Метаанализ 2018 года более чем 200 исследований оценок, присвоенных учителями, в основном в США, показал, что девочки имели значительно более высокие оценки в начальной школе через колледж, чем мальчики, включая более высокие оценки по естествознанию, технологиям, инженерии и математике.Результаты показали, что, хотя мужчины чрезмерно представлены в профессиях STEM, это не потому, что они превосходят женщин в этих предметных областях.

«Я ожидаю, что дистанционное обучение увеличит существующий разрыв в успеваемости между мальчиками и девочками, при условии, что дистанционное обучение требует большей сознательности, чем обучение в классе», — сказала Роуз О’Ди, научный сотрудник междисциплинарной лаборатории экологии и эволюции Института психологии Университет Нового Южного Уэльса, проводивший анализ.

Исследователи из Высшей школы образования Стэнфордского университета изучили результаты тестов в каждом государственном школьном округе США в период с осени 2008 года по весну 2015 года и обнаружили, что девочки имеют более высокие результаты по чтению и письму, чем мальчики, почти во всех округах, независимо от экономического происхождения. или расы. Они обнаружили, что к концу восьмого класса девочки почти на полный класс опережали мальчиков по чтению. По математике мальчики из богатых школьных округов, где преобладают белые школьники, набрали больше баллов, чем девочки, но в округах с более низким доходом и более разнообразным по расовому признаку девочки часто превосходили мальчиков и по математике.Когда я спросил одну из авторов о том, как удаленная школа может повлиять на результаты исследования, она отказалась от комментариев.

Почему мальчики более склонны к насилию — и что мы можем сделать, чтобы это остановить

Насильственные преступления не являются исключительно действиями мальчиков и мужчин — любой аргумент, который предполагает, что это было бы виновным в вопиющем упущении — но нет никаких сомнений в том, что мужчины число преступников значительно превышает число женщин. И если вы посмотрите на массовые школьные перестрелки, подобные тем, что происходили в Паркленде, Колумбайне и Сэнди-Хук, вы заметите, что эти люди были очень молоды, едва ли больше мальчиков.Опять же, это не исключает женщин (возьмите жестокое избиение девочки-подростка в 2015 году ее сверстниками в Бруклинском Макдональдсе как один из примеров того, насколько ужасающе жестоким может быть так называемый представленный пол), но опять же, девочки — исключение. а не правило.

На прошлой неделе комик Майкл Ян Блэк написал в New York Times: «Что общего у этих перестрелок? Оружие, да. Но также, мальчики. Девочки не нажимают на курок. Это мальчики. Почти всегда мальчики. . »

Что делает мальчиков более склонными к насилию и что мы можем сделать, чтобы это остановить? Это обширная и сложная проблема, но отчасти она сводится к устойчивому стереотипу о том, что мальчики не могут или не должны испытывать эмоции так широко или открыто, как девочки.Как отмечает Блэк в своем эссе, «уже недостаточно« быть мужчиной »- мы больше даже не знаем, что это значит». Но есть способ помочь.

Последние 50 лет изменили определение женственности: женщин учили, что они могут быть кем угодно. Нет соразмерного движения для мужчин, которые, как правило, все еще привязаны к той же жесткой, устаревшей модели мужественности, и это нас убивает.

— Майкл Ян Блэк (@michaelianblack) 15 февраля 2018 г.

«Суть в том, что нам нужно обратить внимание на тот факт, что мы воспитываем, обучаем и в целом относимся к нашим мальчикам и девочкам по-разному.Это глобальная проблема, а не только американская, — говорит психолог Теодора Павкович. — Мальчиков считают неспособными испытывать весь спектр эмоций (или, альтернативно, некоторые культуры просто предпочитают это, если они этого не делают), и поэтому мы обычно не говорят с ними об эмоциях почти так же, и мы склонны быть снисходительными только к той паре эмоций, которые мы ожидаем от них, в первую очередь гневу и разочарованию. Это привело не только к созданию неправильных представлений, таких как «эмоции по-девчачьи» и «мальчики не плачут», но и ко многим поколениям мужчин с ужасающе низким эмоциональным разнообразием, осознанием и грамотностью.”

Мы воспитываем, обучаем и относимся к нашим мальчикам и девочкам по-разному.

Развивайте самосознание

Во-первых, как родителям, нам нужно решить наши собственные представления о гендере, а это означает, что нужно провести некоторую самоанализ.

Начните с написания: «Мальчики должны …» и посмотрите, что получится.

«Наши бессознательные предубеждения сильно влияют на наше поведение, и даже если вы можете быть уверены, что у вас нет никаких гендерных предубеждений, вы можете быть удивлены нюансами того, как эти предубеждения действуют», — говорит Павкович.«Выделите время, чтобы побыть наедине со своими мыслями и изучить свои убеждения и правила, касающиеся того, что для вас значит воспитывать мальчика. Вы можете начать с написания: «Мальчики должны …» и посмотреть, что из этого выйдет. Самое важное, что нужно помнить при выполнении этого упражнения, — не судить о себе; эти убеждения и правила были переданы вам, возможно, так же бессознательно, как вы сами сейчас передаете их своему ребенку ».

Практикуйте то, что вы проповедуете

Мы все хотим быть положительными образцами для подражания для наших детей, но для этого мы должны практиковать то, что мы проповедуем T.«Если мы хотим, чтобы наши сыновья могли говорить о своих чувствах и общаться с нами, а также рассказывать нам, что не так, а не топтаться, мы должны моделировать такое поведение для них», — сказал доктор Дорин Аркус, доцент психологии в Университете Массачусетса Лоуэлл, сообщает NBC News ЛУЧШЕ. Спросите, что не так, но также скажите что-нибудь о том, что вас беспокоит, когда у вас плохое настроение. В подробностях нет необходимости, но необходимо общение.

Эти убеждения и правила были переданы вам, возможно, так же бессознательно, как вы сами сейчас передаете их своему ребенку.

Дополнительно: убрать экраны. «Если мы хотим, чтобы дети разговаривали без экранов, мы должны сделать то же самое», — говорит Джошуа Джабин, руководитель аппарата Travis Manion Foundation.

Цель состоит в том, чтобы создать в доме такую ​​среду, в которой человек не изолирован и не скрывает свои чувства.

Объясните, вовлеченность и последствия

Дисциплина — ключевой компонент любого режима воспитания, но важно думать о том, как вы дисциплинируете.Наказания, которые пугают или которые дети не совсем понимают, никогда не подходят.

«Будьте ласковыми и теплыми со своим ребенком, но устанавливайте ограничения и будьте дисциплинированными. Например, если ваш ребенок солгал вам, а не кричал на него, шлепал его или говорил: «Не смей снова лгать мне», родители должны объяснить, вмешаться и установить последствия. Этот [ответ] может выглядеть так: «Что происходит? Ложь вредит людям. Мы должны выяснить последствия этого. Вы солгали о том, взяли ли вы ее комикс, так что я думаю, на следующей неделе комиксов не будет.Дисциплина не должна быть суровой, а забота — снисходительной ».

Аркус добавляет, что важно обменяться зрительным контактом с вашим ребенком, спросить, как он себя чувствует, и поделиться своими чувствами.

Не ругайте своего ребенка за то, чтобы он сдерживал его гнев

Хотя никто не рекомендует позволять ребенку устраивать истерики, когда он хочет, важно позволить ему выразить свой гнев, особенно в подростковом возрасте. Джесси Маккарти, владелец Montessori Education, делится этим практическим примером: «Допустим, подросток приходит домой, недовольный тем, насколько несправедливы оценки его« придурка »учителя.Ответ родителей не должен быть таким: «Мы не используем такой язык в этом доме!» Или «Может быть, ваш учитель просто пытается помочь вам поправиться», потому что это просто говорит ребенку скрывать свой гнев и что его настоящие эмоции не важны ».

Дисциплина не должна быть суровой, а забота не должна быть снисходительной.

Ответ типа «похоже, что вы действительно злитесь на своего учителя, что он сделал что-то, что вас действительно расстроил», лучше поддерживает здоровое эмоциональное развитие, — говорит Маккарти.

Поощряйте дружбу с девушками

Доктор Майкл Киммел, социолог и автор книги «Сердитые белые мужчины: американская мужественность в конце эпохи», отмечает это 25 лет назад, когда он вошел в класс и спросил, сколько из них у детей была дружба с противоположным полом, «около 10 процентов поднимут руку». Но сегодня «вы не найдете ни одного ребенка, у которого не было бы друга противоположного пола».

Поощряйте эту дружбу. «Важно иметь хороших друзей, которые не просто братаны, с которыми нужно быть крутым, но с которыми можно действительно поговорить», — добавляет он.И важно продолжать разрушать эти гендерные стены.

Связанные

Остерегайтесь красных флажков

Целью каждого родителя должно быть, чтобы ваши дети приходили к вам, если что-то действительно не так (например, если они издеваются или испытывают депрессию), но это может быть не всегда. . Доктор Джон ДеГармо, эксперт и консультант по патронатным семьям, советует обращать внимание на следующие красные флажки.

  • Внезапные перепады настроения
  • Внезапное изменение отношения (например, они ужинали с семьей каждый вечер и внезапно останавливаются)
  • Самоизоляция на длительные периоды времени.

Если у вашего ребенка появляются те или иные тревожные знаки, немедленно обратитесь за помощью. Если вы не можете позволить себе услуги частного терапевта, школа вашего ребенка должна предоставлять какие-либо услуги. Доктор Аркус также рекомендует посетить Американскую академию детской и подростковой психиатрии. «Они предоставляют ресурсы, которые могут быть действительно полезными», — говорит она.

Мы улучшаемся, но эти стереотипы по-прежнему причиняют нам вред

Конечно, у нас как общества впереди коллективная работа, но эти стратегии могут помочь — и любой родитель или опекун может их реализовать, будь то «мать-одиночка или два папы» , — говорит д-р.Киммел, добавив: «Дело не в упаковке; это содержание «. Даже если у вас нет детей, мы все можем быть полезными в этом деле; в конце концов, многие дети нуждаются в поддержке.

«Подумайте о том, чтобы стать репетитором, наставником, раздать школьные принадлежности или предоставить транспорт к врачу и приемам терапии для приемных детей», — призывает д-р ДеГармо. «В каждом сообществе есть нуждающиеся дети, дети, у которых не было этой безусловной любви, такой родительской фигуры и стабильности, и мы все можем им помочь.»

NEXT: Как поговорить со своими детьми о насилии в школе

Хотите еще таких советов? NBC News BETTER одержим поиском более простых, здоровых и разумных способов жизни. Подпишитесь на нашу рассылку.

Почему мальчики не любят Не учусь — журнал TEACH

Сьюзан Мюррей

Концепция, согласно которой мальчики и девочки учатся по-разному, не нова. Часто то, что ученику естественно нравится или к чему он склонен, определяет его или ее успехи в различных школьных предметах; но что, если сегодняшняя классная комната и структура учебной программы ориентированы (пусть и непреднамеренно) на один пол больше, чем на другой? Многие исследователи говорят, что дело обстоит именно так, когда мальчики сталкиваются с борьбой за повышение с начальной школы.

Для многих мальчиков государственные школы с совместным обучением могут быть неудобным, недружелюбным и непродуктивным местом. Стиль обучения и дисциплинарные привычки часто не подходят среднему мальчику и могут «замкнуть его в ужасный цикл наказания и плохого поведения», — пишет доктор Уильям Поллак, профессор Гарвардской медицинской школы и автор книги « Настоящие мальчики: спасение наших». Сыновья из мифов отрочества . В учебной среде, предвзятой против их сильных сторон, мальчики могут отвлекаться или разочаровываться и могут пытаться удовлетворить свои потребности, ища негативного внимания.Это восстание замыкает круг неудач, утверждает Поллак, когда многих мальчиков называют нарушителями спокойствия или диагностируют гиперактивность. Если Поллак прав, школам может потребоваться усовершенствовать многие традиционные методы обучения; а как насчет девушек?

Образование девочек находится в центре внимания исследователей с начала 1970-х годов. В 1992 году Американская ассоциация женщин с университетским образованием опубликовала отчет под названием «Как школы не учитывают девочек». Утверждение доклада о «женском кризисе» получило широкую огласку.Фонд объявил «День наших дочерей на работу», а Конгресс США принял Закон о гендерном равенстве в образовании на сумму 360 миллионов долларов. Возрождение Офелии Мэри Пайфер утверждает, что школьная система ставит девочек в невыгодное положение.

Однако последние статистические данные показывают, что мальчики, а не девочки, подвергаются большей опасности. В 2001 году школьный совет округа Торонто сообщил, что девочки на 10 процентов больше, чем мальчики, достигли уровня 3 или 4 (4 — самый высокий) в стандартизированных тестах по чтению и письму в 3 и 6 классах; и девочки тоже были на высоте в математике.В Альберте мальчики имеют небольшое преимущество в математике и естественных науках, но значительно отстают от девочек в языковых навыках. Другие провинции сообщают о подобных пробелах.

Исследование Чикагского университета, объединяющее результаты шести крупных опросов об образовательных достижениях за 30 лет и с участием тысяч детей, также указывает на аналогичный «гендерный разрыв» в образовании — мальчики оказываются на дне. Исследование показывает, что благодаря согласованным усилиям девочки стабильно добиваются успехов в математике и естественных науках, превосходя мальчиков в чтении и письме.

Согласно международному исследованию, проведенному Организацией экономического сотрудничества и развития и ЮНЕСКО, проблема неуспеваемости мальчиков в области грамотности существует во всем мире. Исследование 2003 года показывает, что девочки превосходили мальчиков в чтении в возрасте 15 лет во всех 43 странах, участвовавших в исследовании. Мальчики были впереди в математике, а когда дело дошло до естественных наук, были некоторые свидетельства гендерного разрыва. Практически во всех странах-участницах у девочек были более высокие ожидания в отношении перспектив трудоустройства, и они с большей вероятностью считали себя «белыми воротничками», чем мальчики.

Почему гендерный разрыв? Традиционный способ обучения мальчиков в североамериканских школах подвергает их риску неуспеваемости, пишет Майкл Гуриан, педагог, защитник интересов детей и автор книги «Мальчики и девочки учатся по-разному!». В своей книге Гуриан утверждает, что навыки чтения и письма не так естественны для мальчиков, как для девочек. Он пишет, что многие проблемы, с которыми сталкиваются мальчики в классе, проистекают из того, что они являются обычными мальчиками в обстановке, не предназначенной для их решения. Педагогам часто не хватает понимания «типичных черт мальчика», таких как агрессия, вербальная и эмоциональная сдержанность и интерес к предметам, движущимся в пространстве.Учащийся начальной школы может изучить математику, геометрию, решение задач и социальные навыки с помощью LEGO, строительных блоков и проектов по деревообработке. По словам Гуриана, нынешние учебные программы и структура классов лишают мальчиков этих возможностей.

Американские исследователи в области образования Уильям Дрейвс и Джули Коутс также обвиняют традиционную школьную структуру в сдерживании мальчиков. В своей книге Девять смен: Работа, жизнь и образование в 21 веке они утверждают, что мальчики лидируют в обществе в эту эпоху Интернета.По их словам, проблема не в мальчиках, а в школах. В то время как мальчики развивают навыки, которые потребуются им на «рабочих местах знаний» будущего, школы все еще готовят учащихся к уходящей индустриальной эпохе. Дрейвс и Коутс полагают, что школы в США должны были пройти через аналогичную корректировку между 1900 и 1920 годами, поскольку система образования адаптировалась для выработки у учащихся навыков, необходимых для промышленной и офисной работы, а не рабочих мест в сельской экономике. В этот период мальчики бросили школу в огромном количестве.Тем не менее, зачастую именно те же самые молодые люди, экспериментирующие с технологиями, возглавляли производственный бум в Америке.

Дрейвс и Коутс утверждают, что нечто подобное происходит сегодня с компьютерами: мальчики практически любого возраста гораздо больше интересуются Интернетом, видеоиграми и технологиями, чем девочки. Им «нравится рисковать, проявлять предприимчивость, сотрудничать — все виды поведения, которые сегодня приводят к успеху на рабочем месте». Но в то время как их вознаграждают за поведение на рабочем месте, в школе их наказывают за нонконформизм, плохие слушатели и беспокойство.

Это соблазнительная теория. По словам Жаклин Эклс, психолога из Мичиганского университета, которая провела серьезное исследование пола и академической успеваемости, девочки в целом всегда получали более высокие оценки, чем мальчики. «Это всегда было правдой — это не новое явление», — говорит она.

Экклс считает, что смена оценок больше связана с новой демографией, чем с интеллектуальными способностями полов. Многие социально-экономические группы, особенно в США.S., определяются их низкой успеваемостью. Это еще более очевидно среди мальчиков в этих группах, которым часто не хватает положительной мужской поддержки, необходимой для того, чтобы воспринимать образование как ценный процесс. Вдобавок Эклс объясняет, как предполагаемый «кризис мальчиков» сегодня также существовал в 1960-х годах, когда стало ясно, что больше мальчиков, вероятно, не будут учиться и бросить школу.

Исследование Поллака американских мальчиков дало следующие результаты. У восьмиклассников вероятность остаться в классе на 50 процентов выше, чем у восьмиклассников.В старших классах 67 процентов учащихся специальных школ составляют мальчики. Мальчики получают 71 процент отчислений в школу, и у них в 10 раз чаще, чем у девочек, диагностируется серьезное эмоциональное расстройство (особенно синдром дефицита внимания). Теперь мальчики в два раза чаще, чем девочки, будут считаться «инвалидами в обучении», а мальчики в три раза чаще, чем девочки, становятся жертвами насильственных преступлений и в четыре-шесть раз чаще совершают самоубийства.

К тому времени, когда мальчики переходят в среднюю школу, возникает другая проблема: давление со стороны сверстников, чтобы они избегали академических занятий.Поллак говорит, что мальчики, с которыми он беседовал, постоянно сообщали, что было не «круто» быть слишком умным в классе или усердно работать в учебе. Доктор Алан Кинг, почетный профессор педагогического факультета Королевского университета, объясняет, что большая тенденция мальчиков уходить и не участвовать в значительной степени обусловлена ​​привлекательностью подростковых субкультур, таких как фигуристы и панки, которые предлагают мальчикам-подросткам легитимность и признание. это отталкивает их в классе.

Тем не менее, хотя показатели отсева растут, немногие мальчики уезжают незаконченными и никогда не возвращаются.Более распространенная модель показывает, что мальчики «упрямы, но не достигают больших результатов», — говорит Кинг. Начиная с 11 класса, эти мальчики начинают пропускать занятия, затем целые дни, а затем и целые недели. Они часто возвращаются в класс и делают еще один шаг, но снова исчезают. В результате этим мальчикам обычно не хватает необходимых кредитов, чтобы закончить обучение вовремя, и они должны вернуться на пятый год обучения.

Цикл не заканчивается и в средней школе. По словам Кинга, который провел обширное исследование показателей отсева из средней школы, гораздо больше женщин заканчивают учебу и поступают в колледжи и университеты, чем мужчин.В Онтарио этот разрыв стал еще более заметным после исключения 13-го класса в 2003 году. Кинг говорит, что девочки также успевают лучше почти по всем предметам, в то время как оценки мальчиков, как правило, находятся в нижней и верхней частях диапазона. Девочки обычно лучше справляются с простой проверкой способностей, тогда как мальчики получают более высокие баллы при нестандартной оценке. Однако Кинг говорит, что неуверенные достижения мальчиков «больше связаны с социализацией, чем с грубыми способностями». Как он отмечает, у девочек обычно более развитые представления о карьере, а их рабочие привычки обычно пассивны и больше соответствуют традиционным стилям обучения.

Несмотря на низкую успеваемость мальчиков, Кинг говорит, что было трудно привлечь внимание к проблеме и «убедить проблемных мальчиков». Но перемены не за горами. Это новаторский шаг: несколько школьных советов в Онтарио теперь требуют, чтобы все их школы разработали письменные планы, чтобы помочь мальчикам догнать девочек. Школьный совет округа Дарем в Уитби, Онтарио, требует, чтобы все его школы разработали более «ориентированные на мужчин» методы обучения
, чтобы помочь повысить грамотность мальчиков. К ним относятся приглашение авторов-мужчин для проведения чтений и покупка большего количества материалов для чтения, предназначенных для мальчиков.Многие другие школьные советы предприняли аналогичные шаги, признав, что в целом мальчики тяготеют к нехудожественной, научной фантастике, ужасам или приключенческим историям, а девочки — к общей художественной литературе. Спросите мальчиков, читают ли они вне школы, и они часто считают, что чтение применимо только к художественной литературе, и скажите «нет». Очевидно, что школы должны пересмотреть понятие грамотности для всех учащихся, — говорит Барбара Бодкин, менеджер по программам и услугам Института исследований в области образования Онтарио.

Еще один подход — использовать различные формы СМИ для ознакомления с грамотностью до того, как мальчики начнут бороться, — говорит Бодкин.Например, мальчики 2 и 3 класса часто предпочитают рисовать мультфильмы, чтобы рассказывать истории. «Мы должны опираться на это, а не отказываться от этого», — говорит она. «Многие мальчики любят насилие, кровь и кровопролитие, и это тоже нельзя сбрасывать со счетов. Использование действия — часть писательского мастерства ».

Несколько школ в Торонто, Гамильтоне и Питерборо (все в Онтарио) также экспериментируют с однополым образованием в 7 и 8 классах. Учитывая социально-экономические факторы, действующие в традиционных однополых средах (как правило, в частных школах), ценность По словам Бодкина, этот подход различается как для мальчиков, так и для девочек, и его трудно отследить.Хотя она согласна с тем, что на это стоит взглянуть, Бодкин сразу же отмечает, что быстрого исправления не существует. «Если вы измените структуру, но не преподавание, это не повлияет на вас».

Отсутствие положительных мужских ролевых моделей в школах уже много лет беспокоит родителей и педагогов. Педагогическая карьера по-прежнему привлекает гораздо больше женщин, чем мужчин, особенно в начальных и начальных классах. Хотя многие критики нынешней школьной системы подчеркивают это отсутствие как одну из главных проблем с образованием мальчиков, Бодкин считает, что большее количество учителей-мужчин не изменит системной проблемы, которая может начаться дома.В семье обычно женщина (мать, тетя, няня) выполняет домашнее задание и читает с детьми.

«Это нужно начинать дома», — говорит она. «Это не только в школе». Если отец идет за покупками, он может попросить сына составить список вещей, которые им нужны, и указать, сколько денег им придется потратить, предлагает Бодкин. И, если такое положительное мужское руководство не может быть смоделировано в классе, по крайней мере, его можно воспитать там. В некоторых школах созданы клубы чтения для мальчиков, где мальчики старшего возраста наставляют младших школьников, чтобы они делали чтение приятным занятием.

Пятнадцать лет назад стало ясно, что школам необходимо изменить способы обучения девочек. В то время некоторые критики говорили, что изменений быть не может. Теперь девочки догнали — даже превзошли — мальчиков в важнейших областях математики и естественных наук, в которых они так долго отставали. Однако, несмотря на то, что сейчас основное внимание в классе уделяется мальчикам, это не должно отвлекать от продолжения работы с девочками, говорит Бодкин. «Мы не хотим создавать превосходство мальчиков за счет девочек.”

Продолжение исследований того, как оба пола учатся, является ключом к повсеместному повышению успеваемости, говорит Бодкин. Даже сейчас, когда оценки девочек растут, многие студентки не верят в свои способности. В недавних тестах EQAO (используемых для оценки успеваемости учащихся в Онтарио) мальчиков начальной школы спрашивали, хороши ли они в математике и естественных науках; большинство ответило «да». Когда девочкам задавали тот же вопрос, большинство сказали «нет». На самом деле все наоборот.

«Мы хотим максимально раскрыть потенциал всех учащихся», — говорит Бодкин. «Мы не хотим, чтобы мальчики стали больше похожи на девочек. Мы хотим, чтобы люди были многогранными ».

Первоначально опубликовано в 2004 году.

Почему некоторые дети носят шорты всю зиму

Возможно, самое важное, Фагелл отметил, что подростки находятся в уникальном положении в развитии, в котором они особенно враждебно относятся к оценкам взрослых. «Когда ты подросток, тебе не нравится, когда взрослые говорят тебе, как ты себя чувствуешь, что ты должен чувствовать или даже что ты должен делать.[Подростки] любят, когда с ними обращаются как с экспертами в своей жизни », — сказала она мне. «Если родитель говорит 12-летнему ребенку:« Тебе грустно »» — или, если на то пошло, «Тебе будет холодно», — «это может вызвать раздражение, потому что дети этого возраста не Не хочу, чтобы им рассказывали, как они себя чувствуют. Они расскажут вам, , как они себя чувствуют, большое вам спасибо ».

Эта тенденция в сочетании с очень низкими температурами может привести к разочарованию взрослых. Родители часто беспокоятся о безопасности — о взглядах или вопросах, которые они могут получить от учителей или других родителей.Как рассказал мне Фрэнк, отец из Филадельфии, кто-то, проводивший своего сына в шортах, однажды угрожал позвонить в Службу защиты детей. (Фрэнк попросил не указывать его фамилию, чтобы его сына не опознали в слегка неловкой истории, хотя он пояснил, что телефонный звонок на самом деле никогда не производился.) В подобных ситуациях Фагелл советует родителям поговорить со своими детьми. с любопытством вместо авторитета и непредвзято.

«Начните со слов« мне действительно любопытно », или« мне интересно », или« я заметил, что вам не нравится носить [длинные штаны] зимой.Расскажи мне больше ». Вы можете обнаружить, что это сенсорная проблема, и они говорят:« Мне не нравится, как ткань ощущается на моей коже », — сказала она. «Возможно, вы действительно сможете с этим поработать. Вы могли бы найти что-то, что согреет их, но будет работать для них немного лучше ».

Прочтите: Почему ваш ребенок так любит мусоровоз

Анджела Маттке, педиатр из детского центра Mayo Clinic в Рочестере, штат Миннесота, также рекомендует по возможности встречаться с детьми посередине, особенно если шорты просто более удобны для детей. ребенок, о котором идет речь.«Иногда такой компромисс, как ношение спортивных колготок под шортами, срабатывает для тех детей, которые хотят носить шорты круглый год», — сказала она мне и добавила, что это то, что она часто видит среди детей холодной зимой в Миннесоте.

Но иногда, заметил Фэгелл, дети просто хотят делать что-то по-своему или по своим собственным причинам — и в климате, где холод мягче, возможно, выше нуля, Фэгелл советует родителям просто «выбирать свои битвы… если они» «Мы не собираемся [получить] обморожение — скажем, в 40-е годы — это глупое решение, но они вряд ли понесут реальный вред», — сказала она.

Возможно, самая важная правда о мальчиках, которые всю зиму носят шорты, заключается в том, что они — большую часть времени — в конечном итоге вырастают из этого.

Тайлер Вуд, 31 год, вспоминает, как в средней школе носил шорты всю зиму в заснеженном Боулдере, штат Колорадо. Он сделал это отчасти потому, что хотел выглядеть как член Blink-182 каждый день в году, отчасти потому, что был убежден, что его недавно отрастающие волосы на ногах согреют его, а отчасти потому, что мать умоляла его надеть что-нибудь более разумное. .Последнее, добавил он, могло быть ключевым фактором: «Я думаю, что это, вероятно, связано с возрастом», — сказал он. «Иметь немного более личной свободы воли и немного такого отношения« ты не можешь заставить меня »».

Почему мальчики лгут вам

Как стажер 9-го класса в Cultures of Dignity, я выбрала этот отрывок из книги «Вдохновители и крылатые», потому что считаю важным, чтобы родители понимали, что когда их ребенок лжет, это не потому, что они ‘ повторно что-то задумал. Это могло быть по причинам, связанным с небольшой свободой.Если родители начнут понимать, почему мы лжем, это сделает общение и дисциплину более продуктивными.


Розалинд Уайзман

Причина 1: самообман

«Я лгу, если родители спрашивают, убирался ли я в своей комнате. Я говорю, что сделал, закрываю дверь и ухожу в школу. Это потому, что я собираюсь убрать свою комнату позже. — Джейк, 13

Почему мальчики лгут, когда знают, как легко проверить, говорят они правду или нет? Я хочу поделиться с вами кое-чем Anthony Wolf, Ph.Д. объясняет ложь в таких ситуациях. Он называет это «ложью будущего« я »». Мальчик лжет, потому что искренне верит, что в будущем он будет делать то, что должен был уже сделать. Поэтому, когда мальчики говорят: «Я выгуливал собаку», «Я убирался в своей комнате» или «Я делал домашнее задание», они не думают, что технически лгут, потому что верят, что в конце концов это сделают.

Понимание этой концепции и, следовательно, подтверждение того, что мои дети не понимают пространственно-временного континуума, резко уменьшило количество криков, которые я на них кричу.Мне все еще нужно добиваться, чтобы они выполняли свои обязанности по дому и выполняли домашние задания, но я не думаю, что они специально затягивают свои пятки, чтобы свести меня с ума.

Причина 2: Управление родительским вмешательством

Мальчики лгут, потому что считают, что родители слишком остро реагируют на проблемы, и хотят сами решать свои проблемы. Их лучшая стратегия — держать вас на основе необходимости знать, ограничивая и манипулируя тем, что вы знаете. От школьных занятий до внешкольных занятий и занятий спортом — мальчики будут делать все возможное, чтобы свести к минимуму вмешательство родителей.С точки зрения родителей, это не имеет смысла, потому что кто лучше, чем родитель, человек, который хочет самого лучшего для ребенка, помогать и давать советы? Родители могут помочь, только если знают о проблеме. Но реальность такова, что реакции родителей часто вызывают у мальчика только большее беспокойство, разочарование и гнев.

«Когда мои родители узнают, что я не очень хорошо учусь, они говорят:« Этот мир становится все труднее и труднее. Лучше преуспевай, потому что труднее найти хорошую работу.»Или« У тебя будет плохая работа », или« У тебя будет плохая жизнь ». Так почему бы мне не солгать им? Я не хочу этого слышать «. — Макс, 15

«Когда я прихожу из школы и говорю ей, что делал уроки в школе, ее автоматическая реакция:« Нет, ты не делал ». Ты врешь. Давай, сделай это ». Спасибо, мама.» — Энтони, 15

Причина 3: Защита

Мальчики лгут, чтобы защитить себя или своих друзей от вреда, или, в некоторых случаях, чтобы защитить других от правды. Мальчики часто боятся того, что люди (включая вас) узнают свое истинное «я» или суждения и предположения, которые вы сделаете.

«Я солгал родителям о моем друге. Он действительно хороший ребенок, но у него всегда возникают проблемы. Его домашняя ситуация довольно плохая, например, его отец пьет, а он никогда не бывает дома, поэтому я знаю, что мои родители не хотели бы, чтобы я туда ходил, но мы просто тусуемся в его комнате, и это нормально ». — Райан, 13

«Мне пришлось солгать, что я гей своим родителям.Для меня это было тяжелое время, но теперь я им больше не вру. Мне пришлось солгать о том, что я не гей, потому что я думал, что мои родители меня за это возненавидят, но я сказал им и чувствую себя прекрасно. Когда парни или девушки геи, им приходится лгать о своих истинных чувствах и о том, кем они являются, потому что они думают, что никто не примет их такими, какие они есть ». — Ян, 17

Фото Ant Rozetsky на Unsplash

Причина 4: Свобода и независимость

«Я говорю маме, что собираюсь потусоваться с друзьями — технически я делает.Я просто не говорю ей, что именно я делаю, потому что действительно ли я собираюсь сказать ей, что тусуюсь с людьми, которым она не доверяет, сажусь в машину с более чем пятью людьми в ней или, возможно, питьевой? Я все равно не знаю наверняка, что делаю это ». — Kyle, 16

Мальчики лгут, потому что хотят иметь свободу идти, куда хотят, и верят, что могут оценивать опасность и риск более точно, чем их родители. Например, мальчики младшего возраста считают, что они лучше оценивают опасность взобраться на крышу своего дома, чтобы стрелять водой из мощных суперсокеров по проезжающим машинам («Мама, все в порядке, никто не пострадает. »), Потому что они еще не видели, чтобы кто-то попал в аварию.

Ваша вера в то, что они могут упасть с крыши или стать причиной аварии, бесполезно для них, тем более что вы не знаете, насколько они хороши в лазании по крыше или какой у них хороший стрелок, потому что их план не стрелять в машину, просто возле машины. Точно так же, используя аналогичную логику, старшие мальчики, которые водят машину или имеют друзей, которые водят машину, знают, что родители не хотят, чтобы семеро детей в машине свалили друг другу на колени. Конечно, во многих штатах это тоже противозаконно.Но мальчики водят слишком много людей или садятся в забитые машины, потому что считают, что знают, кто хороший водитель, а кто нет, и потому, что они хотят независимости, которая приходит с тем, чтобы не полагаться на родителей в поездках. Таким образом, они считают, что могут лучше оценить безопасность посадки в машину конкретного человека; родители не понимают конкретной ситуации, поэтому их точка зрения необоснованна. Что пугает мальчиков, которые лгут за свободу, так это то, что они часто оправдывают ложь, потому что не хотят, чтобы вы беспокоились.

«Ребята будут лгать, чтобы родители не волновались. Некоторые могут рассматривать это как положительный аспект лжи, потому что парень делает это ради своих родителей ». — Билл, 15

«Когда дело доходит до лжи, я не люблю лгать маме. Поэтому, если я сделаю что-то плохое и не хочу, чтобы она об этом узнала, я постараюсь избегать ее или этой темы. Но иногда я лгу, чтобы она не волновалась. Я также вру маме, когда в моем доме есть люди, а ее нет дома. И иногда вру маме об отношениях ».- Винс, 16

Конечно, еще одна причина, по которой мальчики лгут в таких ситуациях, заключается в том, что они знают возможные последствия своих действий, но верят, что никогда с ними не столкнутся. Если они думают о своем прошлом, когда дело касается лжи, возможно, они вспоминают времена, когда их не поймали и им сошло с рук, а не те времена, когда их действительно ловили и наказывали. Подростки думают, что они непобедимы — по крайней мере, так любят говорить взрослые.

Несомненно, это правда, но прежде чем мы продолжим, посмотрите в зеркало.Вы разговариваете по телефону или отправляете текстовые сообщения во время вождения? Вы когда-нибудь выпивали пару кружек пива или бокалы вина и ехали домой, даже когда ваши дети были в машине с вами? Я просто говорю, что молодые люди не единственные, кто отрицает последствия, бьющие их по голове.

Причина 5: Прикрытие

«После вечеринки моя мама будет расспрашивать меня о том, что случилось, кто что сделал, кто курил или пил. Поэтому я говорю ей: «Если ты мне не веришь, спроси Дрю» (один из моих друзей, который, как я знаю, ей нравится).Когда я это сделаю, я знаю, что Дрю поддержит все, что я скажу ». — Иордания, 15

«Вы должны согласовывать свои действия с друзьями. Но вы делаете это только с парнями, которые действительно вам близки. Они подставляют вам шею. Они собираются пойти с тобой вниз. — Will, 16

Что действительно важно помнить, так это то, что большинство мальчиков различают ложь и обман. Ложь вам явно неэтична и наказуема. Обман является более двусмысленным с этической точки зрения, потому что он полагается на то, что вы делаете предположения, за которые он не обязательно несет ответственность.


Этот отрывок адаптирован из главы 6: Ложь и разведка в Masterminds & Wingmen.

Почему школа для мальчиков?

В то время как юноши и юноши могут преуспеть и преуспевают во многих типах учебных заведений, школы для юношей сосредотачиваются на обучении, которое направлено не только на то, как преуспеть в учебе, но и на то, как вырасти в честного и отзывчивого молодого человека.

В привлекательной и благоприятной среде для представителей одного пола учащиеся исследуют свои ценности и закладывают основу для принятия ответственных решений; они исследуют свои собственные определения себя, того, кем они являются и кем хотят стать; они учатся налаживать здоровые отношения; они выходят из своей зоны комфорта, чтобы полностью раскрыть свой потенциал.

Они готовятся к своей роли в глобально связанном мире.

Вот как это происходит.

1. Школы для мальчиков понимают и приветствуют мальчиков.

Школы, которые сознательно делают выбор в пользу интеллектуальной, физической, социальной и эмоциональной жизни мальчиков и юношей, разделяют признательность за интенсивность и сложность детства. Педагоги в школах для мальчиков отмечают и ценят все, что значит быть мальчиком.

Обладая многолетним опытом и в сотрудничестве со своими сверстниками, учителя в школах для мальчиков поощряют своих учеников расти и взрослеть в их собственном темпе развития, используя стратегии обучения, учитывающие стили обучения, характерные для мальчиков.Они понимают разные и сложные миры мальчика начальной школы и молодого человека, готовящегося к университету. И они стремятся поддерживать потребности и чаяния каждого человека.

Эти школы признают, что мальчики чаще всего физически активны, конкурентоспособны и склонны к риску, и эти характеристики отражаются в их учебном опыте. Многие школы используют гибкие расписания и часы занятий, которые позволяют ученикам перемещаться в течение дня. Педагоги стимулируют интересы мальчика, сочетая учебу, искусство, музыку или спорт, чтобы постоянно заниматься его разумом и телом.Преподаватели также признают весь спектр эмоций и уязвимостей мальчиков, расширяя их сферу и, в конечном итоге, укрепляя их способность конструктивно взаимодействовать с девочками и женщинами.

В рамках исследовательских проектов учителя школ-членов Международной коалиции школ для мальчиков (IBSC) постоянно обновляют свои знания о передовых методах образования для мальчиков. IBSC предлагает возможности профессионального развития, которые развивают у учителей и администраторов всех уровней страсть к обучению мальчиков.

2. Школы для мальчиков стремятся в первую очередь воспитывать хороших мужчин.

Помимо достижения высоких результатов в учебе, школы для мальчиков преследуют множество общих целей: способствовать благополучию, развивать устойчивость и сочувствие, а также следить за тем, чтобы каждый ученик раскрыл свой потенциал. Но ничто не может быть важнее основной цели — воспитания хорошего характера и, как следствие, помощи каждому мальчику и молодому человеку сделать ответственный выбор и жить достойной жизнью.

Приверженность порядочности и прочная этическая основа являются первоочередными задачами школы, и обучение учеников тому, как стать хорошими людьми, влияет на каждый аспект повседневной жизни.Некоторые школы проводят такое обучение в соответствии с официальным кодексом поведения; другие разработали формальную учебную программу по воспитанию характера; очень многие учат критическим ценностям через свою религиозную принадлежность. Часто опыт выступления с оркестром или игры в футбольной команде дает урок смелости, настойчивости или командной работы.

Каждую инициативу подкрепляют выдающиеся преподаватели, ежедневно моделирующие этическое поведение, а также студенческие лидеры, коллеги-консультанты и другие наставники.Мальчики узнают, что есть четкие ожидания поступать правильно. Они также узнают, что есть много способов стать хорошим человеком.

В большинстве школ есть программа обучения служению, которая побуждает учащихся работать в более широком сообществе, чтобы помогать другим. В некоторых школах эти программы реализуются совместно с районными школами для девочек, что дает мальчикам возможность уважительно и благосклонно общаться со своими сверстницами.

3. Школы для мальчиков знают, что мальчики развиваются и учатся по-разному.

Это простой факт, что мальчики и девочки растут разными темпами. Сильные стороны мальчиков отличаются от сильных сторон девочек. В то время как девочки обычно раньше развиваются физически и социально, быстрее оттачивая свои навыки чтения и письма, мальчики более пространственны и визуальны по своей природе и демонстрируют естественную близость к таким областям, как абстрактная математика. Они также запрограммированы на то, чтобы учиться легче действиями, чем словами.

Используя фМРТ (функциональную магнитно-резонансную томографию), исследователи наблюдали различия между развивающимся мужским и женским мозгом, которые демонстрируют, почему мальчики и девочки учатся по-разному.Мозг мальчиков устроен так, чтобы требовать движения, пространства, действия и отдыха. Они также лучше учатся, когда материал представлен небольшими порциями. Таким образом, типичный класс с совместным обучением, который способствует вербальному и слуховому обучению, может поставить активного мальчика в невыгодное положение.

Одним из важных преимуществ однополого образования является возможность, которую оно дает, создать среду обучения, в прямом и переносном смысле, которая соответствует тому, что нужно мальчикам и молодым мужчинам. В школе, ориентированной на мальчиков, учителя вводят больше кинестетических и сенсорных опытов в свою учебную программу, более полно вовлекая мальчиков в обучение.

Педагоги, такие как Эбигейл Норфлит Джеймс ( «Обучение мужскому мозгу: как мальчики думают, чувствуют и учатся в школе ») перевели теорию мозга в практические занятия для учителей мальчиков и юношей, определив реальные способы устранения естественных слабостей. как сильные стороны.

4. В школах для мальчиков преподают так, как мальчики учатся лучше всего.

Каждый преподаватель школы для мальчиков сделал сознательный выбор в пользу обучения мальчиков. Они наслаждаются непочтительным юмором мальчиков и черпают энергию из своего природного энтузиазма.Их страсть обучать мальчиков требует стремления строить отношения, разрабатывать учебную программу и вести класс, который вовлекает каждого ученика в то, как он лучше всего учится.

Будучи специалистами в области образования мальчиков, учителя при подготовке каждого урока учитывают интересы и таланты, присущие только мальчикам. Поскольку они знают, что мальчики часто предпочитают работать вместе, преподаватели могут эффективно использовать команды при выполнении заданий на основе проектов. А поскольку они понимают ритм в классе мальчиков, они могут планировать физическую активность на время занятий и длительные перерывы, такие как перерыв в учебный день.

В классах, заполненных мальчиками, редко бывает тихо. Исследования, проведенные в школах для мальчиков, продемонстрировали важность действий и достижений в обучении юношей и юношей. Исследователи в области образования Майкл Райхерт и Ричард Хоули обнаружили, что успешные уроки часто включают в себя запоминающийся элемент — новизну, кинетическую активность, игру или ролевую игру, — которые облегчают намеченный результат обучения. Изучение фехтования может сделать текст «Ромео и Джульетта » более интересным и доступным.

В работе педагога Адама Кокса подчеркивается, что мальчики должны знать, почему что-то важно, чтобы это имело для них значение. «Мальчики, — говорит он, -« преуспевают в целенаправленной работе »и« получают удовольствие от достижений в реальном времени », когда им поручают задания, которые придают их школьному опыту личное значение.

5. Школы для мальчиков помогают учащимся раскрыть и полностью раскрыть свой потенциал.

Без социального давления среды совместного обучения учащиеся школы для мальчиков могут полностью раскрыть свой характер и потенциал.Избегая стереотипов, они обнаруживают, что им предстоит сыграть множество ролей как ученого, спортсмена, художника, музыканта и друга.

Подчеркивая важность таких предметов, как литература, языки, музыка, танцы, драма и изобразительное искусство в учебной программе, школа, ориентированная на мальчиков, помогает ученикам найти врожденные творческие способности и воображение, одновременно развивая их коммуникативные навыки и другие сильные стороны и интересы.

По своей природе склонные к риску мальчики находят новый уровень комфорта с нетрадиционными предметами и занятиями, когда их поощряют к этому доверенные наставники в безопасности сплоченного сообщества.Молодые люди, которые могут не выступать в присутствии девочек, берут на себя руководящие роли в школах для мальчиков, часто возглавляя программы общественных работ или выступая в качестве наставников для младших школьников.

Школы для мальчиков должны сыграть ключевую роль в воспитании того, что психологи вроде Майкла Томпсона ( «Воспитание Каина», ) называют «эмоционально грамотными мальчиками», которые реагируют на других с сочувствием и состраданием. В таких школах понимают, что мальчики «не будут выражать чувства, как девочки», и дают рекомендации, как справиться с многочисленными ожиданиями, которые школа, родители или общество могут возлагать на них, как на молодых мужчин.

6. Школы для мальчиков способствуют развитию братства и дружбы на всю жизнь.

Работая вместе в классе, на игровом поле или в зале для выступлений, учащихся объединяют особые узы братства. Многие выпускники школ для мальчиков говорят, что дружба, которую они установили со своими сверстниками и преподавателями, является одним из самых важных преимуществ, которые они приносят с собой из школы.

По мнению исследователей Райхерта и Хоули, отношения имеют решающее значение для обучения мальчика.Они сообщают, что мальчики преуспевают в образовательной среде, где они сначала устанавливают позитивные, доверительные отношения с учителями, высокие стандарты и знания которых ценят ученики. Они пишут: «… отношения — это та самая среда, через которую осуществляется успешное преподавание и обучение».

В этих взаимных отношениях, где учителя откровенны и заботливы, мальчики также развивают уверенность, что они перестают бдить и отдавать себя. Эта модель обучения, основанная на отношениях, не только улучшает процесс обучения, но и способствует растущему чувству принадлежности мальчика к своему классу, своей команде и своей школе.Мальчики находят важные образцы для подражания в выдающихся учителях, наставниках и наставниках, которые находятся рядом с ними каждый день. Женщины-преподаватели играют ключевую роль в формировании положительного и уважительного отношения к женщинам. Эти отношения также способствуют сочувствию, мужеству и устойчивости.

Эта связь братства распространяется на более широкое сообщество, которое многие школы называют Old Boys — выпускников, которые готовы положительно поддержать этих молодых людей сейчас и в будущем.

Полное Почему школа для мальчиков? Брошюра доступна исключительно для членов МЧК в Центре для членов МЧК.

Leave a Reply

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *