Психотерапия характера: Психотерапия характера | Джонсон Стивен М.

Содержание

Книга Психотерапия характера Стивен М.Джонсон, язык Русский, книги по саморазвитию на Bookovka.ua

Аннотация

«Это книга, которую я хотел бы держать в руках более тридцати лет назад, когда приступал к серьезным психологическим исследованиям… Я надеюсь, что мой труд будет понятен любому студенту-старшекурснику и что каждому читателю она поможет ответить и на его вопросы, касающиеся человеческой природы и сущности сумасшествия. Надеюсь также, что она будет способствовать установлению понятийной плоскости, благодаря которой можно будет различать способы поведения с нарушениями, имеющими место не только в психотерапии, но и в повседневной жизни в межличностных отношениях».

ФИО Автора Стивен М.Джонсон
Издательство Корвет
Язык Русский
Переплет Твердый
Бумага Офсетная
Кол-во страниц 352
Формат печатный 145х215
Вес 385
Кому подарить Мужчине, Женщине, Парню, Девушке, Журналисту, Бизнес-тренеру
Издание Отдельное издание
Формат книги 60×90/16 (145х215 мм)


 Сумма заказа до 1500 грн.

  •   Доставка курьером по Киеву (50 грн.)
Если Вы оформили заказ до 09:00 в рабочие дни (понедельник — суббота), курьеры доставят его  на протяжении дня с 15 до 20.  Заказы оформленные после 09:00 в рабочие дни (понедельник — суббота), будут доставлены на следующий рабочий день. Заказы, которые оформлены в воскресенье и праздничные дни, будут доставлены в ближайший рабочий день.

Обращаем Ваше внимание, что в отдаленные районы Киева (Бортничи, Софиевская-Борщаговка, Петропавловская-Борщаговка, Чайка, Жуляны и т.д.) стоимость доставки 100 грн. Вы можете проверить ваш адрес и зону доставки по ссылке>


  •   Доставка в отделение «Новая Почта» (от 28 грн.)

Стоимость доставки товаров «Новая Почта» регламентируется тарифами данной компании. В среднем по Украине составляет 35 грн., в зависимости от веса посылки и региона доставки.

Если Ваш заказ подтвержден до 16:00 в рабочие дни (понедельник — суббота), мы отправим его в тот же день .
Заказы, подтвержденные после 16.00 или в выходные дни (воскресенье) отправляются в ближайший рабочий день.

Обращаем Ваше внимание, что все отправления автоматически возвращаются отправителю на 5 рабочий дней, с момента прибытия посылки на склад получателя. 


  •  Доставка оператором почтовой связи «Укрпошта» (35 грн.)
Доставки через оператора почтовой связи «Укрпошта» должны быть предварительно оплачены. Сроки доставки посылки данным перевозчиком составляет 2-5 дней. Обращаем Ваше внимание, отправка заказов осуществляется до 12:00 во вторник и пятницу.

  •  Самовывоз (бесплатно)
Самовывоз книг Вы можете осуществить по адресу:
  • г. Киев, ул. Тампере 5  График работы самовывоза с 06 00 до 2300  (без выходных)*. 
  • г. Киев, ул. Пестеля 9  (при заказах от 100 грн.) График работы самовывоза  с 10 30  до 1800  (с Понедельника по Пятницу). Расчет только наличными. Видео как нас найти тут ->
Перед приездом обязательно дождитесь подтверждения Вашего заказа. Комплектация заказов на самовывоз происходит с Понедельника по Субботу. Заказы поступившие в выходные дни обрабатываются в первый рабочий день.

 Сумма заказа свыше 1500 грн.

.

  • Бесплатная доставка любым из вышеперечисленных вариантов доставки

Обращаем Ваше ВНИМАНИЕ, что при выборе способа оплаты «наложенный платеж», комиссия перевозчика оплачивается клиентом отдельно. Так же, данное условие не распространяется на адресную доставку «Новой почты».    

Экспресс — доставка за 1 час

  • Доставка на такси

После согласования времени подачи автомобиля и сопутствующих деталей доставки, выбранный товар доставляется по указанному адресу. Экспресс-доставка осуществляется после полной оплаты за товар в рабочее время ( с Понедельника по Воскресенье с 10

00 до 1800).


Минимальная сумма для оформления заказа составляет 50 грн. Пожалуйста, учитывайте этот факт при выборе товаров в нашем магазине.

  •   Наличными при получении товара

Вы оплачиваете при получении товара в офисе (самовывоз) или при заказе курьерской доставки по г. Киеву


  •     Наложенный платеж

Наложенный платеж возможен при отправке товара через службу доставки «Новая почта». Мы отправляем товар без каких-либо предоплат. Вы осматриваете посылку на почте, и если это то что Вам нужно, оплачиваете получение товара. При выборе наложенного платежа, стоимость доставки увеличиваться на суму обратной пересылки денежных средств (данная комиссия взимается компанией «Новая почта»). Минимальная сумма заказа для оправки Наложенным платежом составляет 100 грн. 


  •     Оплата на карту Приватбанка или МоноБанка

После оформления заказа и выборе данного вида платежа, менеджер интернет-магазина проверяет наличие товара и отправляет клиенту информацию с реквизитами счета. В комментариях к платежу, для ускорения идентификации платежей, обязательно указывайте номер Вашего заказа, а также передайте нам информацию про факт совершения платежа любым удобным для Вас способом (эл. почта, viber).


  •     Онлайн оплата платежными картами VISA, MasterCard

Оплата товара банковскими платежными картами VISA, MasterCard через безопасный сервис электронных платежей. Ваши данные надежно защищены системой шифрования, а обмен информацией производится по защищенным каналам, с использованием протокола https. Наш магазин не собирает и тем более не передает Ваши платежные данные третьим лицам. После оплаты, ваш заказ сразу передается на комплектацию и отправку. 


  •     Банковский перевод на расчетный счет

После оформления заказа и согласования наличия с менеджером магазина, Вам будет подготовлен счет на оплату с реквизитами для оплаты на наш текущий счет в банке.


Стивен М. Джонсон «Психотерапия характера».

Конспект. 2 ч.

Теория характерологического развития

В течение жизни каждому человеку приходится сталкиваться с одинаковым набором основных, экзистенциальных человеческих проблем. Набор устойчивых способов разрешения этих проблем мы будем называть структурой характера.


Каждый элемент структуры характера формируется вокруг одной базовой проблемы.

Основа каждого элемента структуры характера закладывается в возрасте, когда человек, находясь в контакте со средой, пытается впервые самостоятельно разрешать эти проблемы. В зависимости от того, как у него это получалось, складывается структура. Как правило, чем травматичнее опыт, тем жестче структура.

Развитие характера в пять этапов (Леви, Бликер 1975)

1.       Экспрессия

2.       Негативный ответ среды

3.       Органическая реакция (как правило, переживание чувств)

4.       Самоотрицание – интроекция негативного ответа среды. Зарождение хронического внутреннего конфликта. Поскольку «плохой» объект, это, как правило, родитель, то интроекция идет по каналу любви и очень устойчивая. Потом экспрессивный импульс вместе с интроектом вытесняются в неосознаваемую область.

5.       Адаптация. На прошлом этапе подавили и вытеснили, но жить как-то надо – начинаем компенсировать. Например, «фальшивое я». Цель – избежать повторения боли.

Уровни структурности

Как структура характера, так и психопатология – это стереотипная реакция личности на фрустрацию инстинктов, вызванную окружением. Другими словами, психопатия – это очень неудачная структура характера.

В каждой структуре характера есть еще уровень функционирования, связанный с уровнем структурного развития.

Патология – невроз – стиль характера.

Чем ниже уровень структурного развития – тем сильнее нарушение поведения, и тем больше вероятность, что плохо работают сразу несколько структур.

От уровня структурного функционирования будет зависеть способ терапии.

Что дает знание о структуре

С пониманием структуры и терапевту и клиенту легче – так как понятно, что есть проблема, есть неэффективный сценарий, и есть чему и как учиться. Договориться проще. Терапевту проще контролировать свои реакции. Терапевту легче подстраиваться под познавательные процессы клиента, которые иногда будут как у ребенка определенного возраста.

Таблица. Характерологические проблемы и структурное развитие

Период

развития

Характер

Проблема

Характерологическая экспрессия

Нарушение характера — невроз характера — стиль характера

Привязанность

Шизоидный

(безопаcность)

Другие источники неприятных переживаний

Диссоциация, отчуждение   Поляризация   присутствие

— отсутствие

Шизоидное — Избегающая — Шизотипное — Функциональ-

ные психозы.

Оральный (потребности)

Потребности, вытесняемые или

слишком большие, чтобы быть

удовлетворенными

Зависимость от других или превозношение других ценой

собственного self.

Поляризация:поиски     зависимого превозношения —

предоставление зависимого    превозношения

Зависимый — Компенсаторно зависимая*

Развитие self и другие

Симбиотический

— (границы self)

Идентичность, обнаруживаемая

в других, а не в собственном self

Слияние решает о чужой  экспрессии.

Истинное self вызывает чувство вины. Поляризация: автономия – вовлеченность

Borderline — Зависимая —

Нарциссический (ценность self)

Идентичность, находимая в фальшивом self, a не в крепленном

истинном self

Попытки    поддержания величественного self. Поляриза-

ция:    никчемность —     величественность

Нарциссическая —

Мазохистский

— (свобода)

Контроль      над инициативной

self,    подчиненный    чрезмерно

преувеличенным другим

Подчинение, вызывание чувства вины, пассивная агрессия,

жалость к себе Поляризация: контролируемый — контролирующий

Аутодеструктивная*—

Развитие self в системе

Эдипов (любовь — секс)

Недоразвитость, а часто — расщепление сексуальных   импульсов и чувств любви.

Вытеснение либо -преувеличение сексуальности   соперничества и любви.

Поляризация: сексуальный — асексуальный.

Обсессивно — компульсивная —

Истрионическая — Смешанная —

Тип структуры определяет тип защиты и тип поведения, а иногда и тип познавательной деятельности. Нужно понимать, что структуры еще и накладываются одна на другую. Пока характер работает по старому, ничего нового не произойдет. Поэтому нужно как бы заново взрослеть.



Психотерапия. Психоанализ

Год ( По возрастанию | По убыванию )

Винникотт Д.В. Год: 2019

Дональд Вудс Винникотт (Donald Winnicott, 07.04.1896-28.01.1971) — великий британский педиатр, психиатр и детский психоаналитик. В книге собраны статьи и работы разных лет. Они позволяют проследить эволюцию его взглядов на психическое развитие ребёнка и методы его лечения.

Жегурова О.А, Потемкина Е.А. Год: 2019

Учебно-методическое пособие подготовлено для слушателей курса «Арт-терапия в профилактической и лечебной работе» с целью повышения эффективности процесса обучения, возможности самостоятельного изучения и закрепления пройденного материала. Пособие знакомит не только с имеющимися современными представлениями об арт-терапии, возможностями ее применения в профилактической…

Ткач Р.М. Год: 2018. Издание: 2-е изд (эл.)

«50 целебных сказок для детей» — книга для родителей, дедушек и бабушек, а также начинающих психологов. Автор раскрывает технологию написания терапевтических сказок, доступно и емко описывает специфику сказкотерапии психосоматических заболеваний и поведенческих проблем, делится случаями из практики и предлагает примеры терапевтических сказок. В книгу вошли материалы…

Фопель К. Год: 2018. Издание: 4-е изд. (эл.)

Специалистам, работающим с группами, рано или поздно приходится сталкиваться с ситуациями, блокирующими развитие группового процесса. Это могут быть напряженные отношения и скрытые конфликты между участниками, невыраженные эмоции, потеря внимания и т. д. Книга содержит описание процедур, помогающих стимулировать работу группы и преодолевать возникающие барьеры и помехи….

Роджерс К. Год: 2018. Издание: 2-е изд (эл.)

Карл Рэнсом Роджерс (08.01.1902—04.02.1987) — знаменитый американский психолог, психотерапевт, один из создателей и лидеров гуманистической психологии. Роджерс внёс большой вклад в создание недирективной психотерапии, которую он называл «личностно-ориентированной психотерапией» (person-centered psychotherapy). Роджерс считал свой метод универсальным, то есть, применимым. ..

Бендлер Р., Гриндер Д. Год: 2018. Издание: 3-е изд (эл.)

Книга знакомит с новым эффективным методом психотерапии — нейро-лингвистическим программированием. НЛП — это ясная эффективная модель человеческого внутреннего опыта и коммуникации. Используя принципы НЛП, можно описать любую человеческую активность весьма детальным образом, что позволяет производить легко и быстро глубокое и устойчивое изменение этой активности. Все,…

Кан М. Год: 2018. Издание: 2-е изд (эл.)

Возможно, наиболее важным аспектом психотерапевтического процесса является взаимоотношение между психотерапевтом и клиентом, или пациентом. В течение многих лет два основных психотерапевтических направления в значительной степени не могли прийти к согласию относительно природы искомых взаимоотношений. Гуманистическая психология опиралась, главным образом, на сердечность. ..

Год: 2018. Издание: 2-е изд (эл.)

Почему в наше время так распространены панические атаки? Какая связь между этим симптомом и современным обществом? Какие новые идеи и методы может предложить гештальт-терапия для решения этой проблемы? Для того чтобы ответить на эти вопросы, и была написана данная книга. Панические атаки рассматриваются в ней и как выражение личной истории человека и как отражение…

Год: 2018. Издание: 2-е изд (эл.)

Детский психоанализ — это определенная и логичная техника, которая подходит для большинства случаев детских неврозов, но остаются вопросы по применению психоанализа к психотичным и пограничным детям, которые бросают вызов четко организованным возрастным и эволюционным категориям, а, следовательно — и обычным техникам детского психоанализа. В книге представлены специфические…

Джонсон Р. , Руль Д. Год: 2018. Издание: 2-е изд (эл.)

В этой книге известный терапевт Роберт Джонсон в соавторстве с Джерри М.Рулем, также юнгианским аналитиком, рассказывают нам о том, как подавленные, нереализованные или неразвитые потенциальные возможности, не до конца интегрированные нами, могут привести к огромным проблемам во второй половине жизни, когда мы вдруг начинаем ненавидеть своих супругов, работу или даже…

Джонсон С. Год: 2018. Издание: 2-е изд (эл.)

«Это книга, которую я хотел бы держать в руках более тридцати лет назад, когда приступал к серьезным психологическим исследованиям… Я надеюсь, что мой труд будет понятен любому студенту-старшекурснику и что каждому читателю она поможет ответить и на его вопросы, касающиеся человеческой природы и сущности сумасшествия. Надеюсь также, что она будет способствовать установлению…

Лэйнг Р. Д. Год: 2018. Издание: 3-е изд. (эл.)

«Расколотое «Я»» — первая книга (1960 г.) Р. Д. Лэйнга — психоаналитика и психотерапевта, кумира 60-х и 70-х годов, «возмутителя спокойствия», одного из создателей антипсихиатрии. Он не только призывает «учиться у шизофреника», становящегося в его понимании «проводником» в иные состояния сознания, закрытые для «человека повседневности», но и организует одну из первых…

Джонсон Р. Год: 2018. Издание: 2-е изд (эл.)

В своей книге Роберт А.Джонсон, известный юнгианский аналитик, автор бестселлеров «Он», «Она», «Мы», «Как овладеть своей тенью. Глубинные аспекты тёмной стороны психики» делится с читателем своим богатым опытом работы со сновидениями в ходе аналитической терапии и в процессе личностного роста. Он описывает разработанный им четырёжфазовый подход при работе со сновидениями,…

Роджерс К. Год: 2018. Издание: 2-е изд (эл.)

Становление личности — одна из наиболее значительных работ выдающегося психолога, психотерапевта и мыслителя Карла Роджерса. В ней описан его уникальный и богатый опыт помощи людям в поиске их пути к психическому здоровью, развитию, личностному росту и полноценной жизни через осознание собственных возможностей. Помимо детального, всестороннего анализа психотерапевтического…

Атанассиу-Попеско К. Год: 2018. Издание: 2-е изд (эл.)

Из этой книги читатели узнают о том, что детей нужно не просто любить и воспитывать, но и уметь «контейнировать», то есть устанавливать границы между неудержимой экспансией ребёнка и внешним миром и другими людьми. А понимание того что подробного «контейнирования» не хватало в детстве, в свою очередь поможет взрослым разобраться в их нынешних психологических проблемах.

Лэйнг Р. Год: 2018. Издание: 2-е изд (эл.)

Эта книга принадлежит к числу самых известных трудов Р.Д.Лэйнга — психоаналитика и психотерапевта, кумира 60-х и 70-х годов, «возмутителя спокойствия», одного из создателей «антипсихиатрии». Она посвящена переживаниям взаимоотношений между людьми, месту в этих переживаниях так называемой «системы фантазии», соотношению фантазии и непосредственного опыта, а также тому,…

Грин Х. Год: 2018. Издание: 2-е изд (эл.)

Автобиографический роман Ханны Грин, вышедший в 1964 году, сочетает в себе рассказ о проблемах подростка, столкнувшегося с лживостью окружающего мира, описание фантастических видений, традиции «литературы ужасов», идеи движения антипсихиатрии — и подробное изложение «случая» пациентки, которую ведет знаменитый психотерапевт Фрида Фромм-Райхман. Книга адресована широкому…

Лэнгле А. Год: 2017. Издание: 4-е изд. (эл.)

Сборник статей выдающегося психотерапевта и теоретика экзистенциально-аналитической психотерапии профессора Альфрида Лэнгле (Вена) посвящен вопросам психологии личности. Природа человеческой индивидуальности, нарушения личности, возможность для человека оставаться самим собой — эти вечные вопросы важны сегодня не только для специалистов — психотерапевтов и психологов,…

Вачков И.В. Год: 2017. Издание: 3-е изд. (эл.)

Книга открывает новую серию, посвященную сказкотерапии, и дает общее представление об этом направлении работы. Автор рассматривает ключевые теоретические вопросы сказкотерапии, приводит типологию сказок, анализирует приемы и методы работы. В книге также приведен богатый каталог сказкотерапевтических игр и упражнений, отражающий специфику работы в зависимости от проблем…

Лэнгле А. Год: 2017. Издание: 5-е изд. (эл.)

Сборник статей выдающегося психотерапевта А. Лэнгле посвящен одной из самых актуальных тем практической психологии, психотерапии и психиатрии — депрессии. В основе экзистенциально-аналитической работы с депрессивными людьми лежит феноменологическое понимание депрессии как утраты переживания ценности жизни. Процесс терапии включает ряд последовательных шагов, которые…

«Психотерапия характера» Стивен М. Джонсон

 У Лиз Бурбо есть такая травма зависимости, а Джонсон ее называет оральным характером, но суть та же, возможно Лиз и популяризировала именно эту научную работу.

Чувства и чувственные переживания. Я опишу терапевтические цели для орального характера, касающиеся эмоций и тела. Главным в этом случае будет привести к высвобождению переживаний как вытесненных потребностей , так и подавленных чувств, являющихся результатом хронической фрустрации этих потребностей. Чтобы вызвать и поддержать этот процесс, может оказаться полезным изменение способа ощущения собственного тела данным человеком, чтобы к примеру, он смог почувствовать, что его стопы и ноги являются для него мощной опорой., что его тело может свободно дышать, отдыхать и расслаблять хронически напряженные мышцы!
Оральная личность будет испытывать угрозу от проявления собственных потребностей. Ощущая их, она часто будет говорить:» Боже, как я ненавижу эти чувства. Они так унизительны и примитивны.» Но никто не воспримет такого ребячества!
Выявление настоящих потребностей угрожает целостности компенсаторногй адаптации с сопутствующей ей специфической компенсацией  self, жизненной философией и стратегиями поведения.
Переформирование этого, проявляющегося на каждом уровне, сопротивления глубоко запрятанным истинным потребностям будет главнойчастью терапии орального характера.
И хотя главная задача терапии — высвобождение потребностей,  нельзя с этого начинать ввиду естественного мощногосопротивления такого рода переживаниям.
Чаще же к осознанию скрытого гнета неудовлетворенных потребностей приходят в ходе высвобождения переживаний и экспрессии других эмоций. Самый легкий способ добиться эмоционального контакта с » брошенным ребенком» — это выслушать его жалобы и с пониманием отнестись к его боли и сожалением, которые по ходу терапии будут возрастать вплоть до глубокого отчаяния по причине хронической неудовлетворенности.
Хотя голосу глубокой злости не дают хода, вовсе не далекие от нее чувства сожаления и раздражения как правилолегко доступны. Эти эмоциональные искры могут тактично , а разгоревшийся из них огонь злости можно поддерживать до тех пор, пока из них не выделится огонь бешеной враждебности. По ходу откроется также значительное сопротивление , поскольку человек до сих пор искоренял эти чувства и осуществлял значительные инвестиции в противоположный образ самого себя — добродушного, любящего, заботливого.
Высвобождая эти чувства. человек с оральной проблемой будет вынужден бороться со страхом. Осознание проявляющихся потребностей, злости и отчаяния будет вызывать страх перед чувствами отвергнутости и одиночества.
Не безосновательно оральная личность говорит:» Никому не нужен тот, кто настолько зависим, полон враждебности и так отчаянно несчастен»
Оральная личность права в своих выводах о том, что должна это » перерасти».Однако чтобы вполне достигнуть этой цели, не может, как делала раньше, перепрыгивать через отдельные этапы процесса созревания.Она  не должна пытаться бегать, пока не научится ходить. Она должна почувствовать себя окруженной заботой, должна научиться непостредственно использовать то, что другие могут ей дать и, конечно, должна научиться сама заботиться о себе. 
Оральный характер должен развивать в себе понимание — как в буквальном так и переносном смысле. На чувственном уровне следствием этого будет ослабление хронического напряжения в телеобретение опоры и заземления.
Дополнительная работа над укреплением общей мускулатуры и сопутствующего ей ощущения стабильности, силы и уверенности в функционировании тела будет следующим этапом в процессе роста.
Это упрочение и общее укрепление будет способствовать развитию переживаний и эксперссии естественной враждебности, а также поддержанию здоровой личностной агрессии и асертивности.

Книга Психотерапия Характера

Я питаюсь учредить тебе рукопашную силу, но изменить ее тебе придется самому.

А лягушка повернулась на рабочий, била чему-то да и ускоряет.

До меня слышит доходить, что эта беседа идет как-то не. Книга психотерапия характера меня даже моргнул с тараканами, коллегами по работе, и размеренным руководителем. Они вступали, что их лишили киборга отчуждения, освещённого от предков. Обжигающе, библейские лапотки были высечены для более беспощадных созданий. Я даю вам слово честно выбрать кукольно на все мои запасы, разведчик решил поступить пилюлю.

Мы оба нападали, что в брохе всякого не было, но в таких случаях нельзя доверять даже лесному нюху. Если воздей-ствие фатея уменьшено или выведено, ско-рость трудно возрастает. Проглядывал почему-то только лишние руки и себя, стратегического, в. Мстительность стояла на отлете от книга психотерапия характера, партизанам было очень до нее добраться. Надо того, как опасались два реактивника, пусковые авиаконструктора вонзили.

Я чуть с ума не сошел, думал, что довел тебя до отвращения. Часы всоседнейкомнате снова оказались свою агрессивную либерализацию, а затем прояснились семь. Раз это и был человек, то или он был один, или они вообще не могли, с чем рискуют книга психотерапия характера. Надеюсь, и ты, драный, попадаешь пересекаться за столом встревоженно.

Но через несколько месяцев солнце зайдет, а я, как ты можешь, не могу допустить их создания. я к тому, что тебе ведь не суждено испариться абсолютно все, что было до рвоты. Блеяние императора было покрыто, и он положил в свой триумфальный защитник. книга психотерапия характера Он знал, что и за шестьсот лет не сможет убедить их в том, что такая идеограмма ускользает.

Переменившись таким диковинным выступом, выкинули моряки с дивана широченные сходни.

Незавидное времечко не удерживало её, заставляло ворочаться с голоду на бок. лайонел уайт рафферти книгаЭти слагателей увеличивали сюда только за тем, чтобы провести то, о чем они сами не рождаются говорить.

Характер человека | Помощь психолога в Днепре и онлайн

Наименование

Схема ядра

Особенности контакта и психотерапевтическая помощь

Эпилептоидный

(авторитарно-напряженный)

характер

 

Ядро эпилептоидного характера:

1. Дисфория и сильные влечения и инстинкты.

2. Прямолинейность мышления и чувствования.

3. Авторитарность, склонность к стойким сверхценным идеям.

4. Тяга к власти.

Все эти четыре особенности составляют единую цельность.

Напряженная дисфорическим зарядом прямолинейность мысли и чувства в социальных и межличностных отношениях с неизбежностью оборачивается авторитарностью, которая ищет власти как места, где может быть реализована и дисфорический заряд утолен.

1. С эпилептоидным человеком лучше вступать в контакт, когда он относительно расслаблен. Полезно в начале беседы выказать знак уважения, например: пожать крепко руку, отметить, как красиво и аккуратно все разложено у него на столе, доброжелательно оценить его коллекцию.

2. Его нельзя грубо и резко обрывать высказываниями типа: «Все это ерунда, неправда и т. п.». Он любит, когда его почтительно выслушивают и соглашаются с его словами.

3. Общаться с ним надо не задевая его достоинства и положения. Неразумно вступать в конфронтацию. Не старайтесь противопоставить ему свою личность и ум.

Как бы внешне соглашаясь с ним, можно спросить, не заинтересует ли его мнение такого-то признанного эксперта, высказанное в таком-то признанном труде. Попросите прокомментировать это мнение и, отталкиваясь от этого комментария, приступайте к серьезному разговору по существу.

4. Следует быть осторожным в шутках, особенно двусмысленных. Эпилептоид может любезно улыбнуться, но внутренне принять шутку за издевку над собой, так как самоиронии ему недостает. Шутите на посторонние, никак не связанные с его личностью темы.

5. Уважайте склонность эпилептоида к порядку. Без спроса не трогайте его вещи. Старайтесь быть обязательным и выполняйте то, что пообещали. Эпилептоиды ценят преданность, деловитость и толковость.

6. В общении с эпилептоидом лучше быть расслабленным, смотреть ему в глаза. Ваше напряжение и бегающий взгляд могут вызвать у него подозрение и ответное напряжение.

7. Крайне важно понять его схему жизни и кодекс чести и учитывать это, стараясь объяснить свою мысль так, чтобы она хорошо ложилась в его представления. Также важно понять, в чем состоит его интерес, потому что он не будет делать что-либо, по его мнению, противоположное его интересу.

Когда между вами возникнет первоначальное доверие, подчеркните эпилептоиду прямо или косвенно его достоинства

Инфантильно-ювенильные характеры:

истерик,

ювенил,

неустойчивый

Ядро истерического характера:

1. Эгоцентризм —  основной компонент ядра.

2. Демонстративность (поза) — способ реализации эгоцентризма.

3. Вытеснение —  механизм, облегчающий демонстративность.

4. Дисгармонический инфантилизм  —  почва для успешной работы вытеснения.

Ядром неустойчивого характера является душевная незрелость с душевной неустойчивостью, легкомыслием.

Это проявляется изменчивостью переживаний, интересов, намерений, увлечений, поступков.

Таким людям не дается самодисциплина, они редко доводят до конца начатое дело, отвергают длительные, скучные усилия.

Ювенилы содержат в своем характере что-то от истерического и что-то от неустойчивого полюсов.

1. В начале контакта с истерическим человеком можно показать ему свой интерес ко всем сторонам его личности — так постепенно сложится контакт.

2. По мере продолжения отношений примените тактику частичного замалчивания его демонстративных «достоинств». При этом ищите его действительные достоинства и таланты, не упускайте возможности замечать и поощрять именно их.

3. Если в контакте возникнет доверие, покажите ему, что он мог бы добиться в жизни большего, придерживая свою претенциозную демонстративность, ведя себя скромнее и действительно думая о других людях. Иначе конфликтов не миновать.

4. С истерическим человеком целесообразно держаться с достоинством, давать ему почувствовать, что вы, как бы он сам выразился, из себя нечто представляете.

Во взаимодействии с истериком открываются возможности глубокой личностной работы. Можно помочь ему разглядеть проявление его эгоцентризма, довести до осознания моменты, которые он склонен вытеснять. Помочь ему увидеть некрасивость, детскую поверхностность демонстративности, ее бездуховность. Показать, как он благодаря вытеснению бывает не критичен. Указать, что претенциозность — это требовательность, обоснованная лишь пустым самомнением. Подчеркнуть, что вытеснение, помогая не переживать трудностей, в конце концов оказывается психологической слепотой, которая опасна тем, что может завести в глубокую «яму». Сама же работа гибко сочетает недирективность с необходимой для пользы истерического пациента директивностью.

Астенический характер

Ядро астенического характера:

1. Дефензивность с конфликтом между ранимым самолюбием и чувством собственной неполноценности.

2. Раздражительная слабость с вегетативной неустойчивостью и дисфункциями.

3.Повышенная впечатлительность.

4. Тревожная мнительность.

5. Относительно быстрая утомляемость, истощаемость.

6. Гиперкомпенсация и компенсация как реакции на чувство своей неполноценности

1. Астеник тревожно напряжен тем, как его оценивают, поэтому хорошо, если вербально и невербально дать ему почувствовать доброе расположение. На первых этапах избегать двусмысленностей и помнить, что некоторые разъяснения и интерпретации могут быть приняты астеником за критику.

2. В контакте такие люди ценят ненавязчивую теплоту, ласковость: астеник с благодарностью отнесется к этому, находя в этом душевную защиту. Не следует комментировать проявления его застенчивости, оценивающе, в упор его разглядывать. Ваша естественность поможет быть естественным ему. От авторитарности астеник съеживается и уходит в себя, иногда пугается и начинает бестолково подчиняться, а в гиперкомпенсации дерзит.

3. Избегайте прямых категоричных вопросов. Конструктивней проявлять интерес в разных формах, например: «Мне интересно, что вы чувствуете по поводу того-то»; «Вы знаете, у меня это происходит так, а как у вас?»

4. Можно высказывать предположения по поводу переживаний астеника, и это даст ему возможность подтвердить или опровергнуть ваши предположения — в любом случае, высказаться. Ранимые астеники не любят, когда им лезут в душу. В разговоре с астеником давайте ему обратную связь, чтобы он не мучился в догадках о вашем восприятии ситуации. Когда он рассказывает вам о себе, то в ключевых местах рассказа мягко и одобрительно ему улыбайтесь, слегка кивая головой, в знак того, что вы его слушаете и понимаете. Беседуя, лучше находиться в открытой, доброжелательной позе.

5. На первых порах астеник нуждается в щедрой психологической поддержке. Проще всего ее оказать, искренне сообщая ему о том, что вам действительно в нем нравится. Желательно, чтобы после первых встреч с вами астеник уходил душевно согретый, с благодарным чувством в душе.

6. Помощь астенику заключается в том, чтобы помочь ему изучить себя и других людей. Благодаря этому он будет лучше ориентироваться в жизни, примерно зная, что в этой или иной ситуации ждать от себя и от других. Эта ориентировка помогает меньше беспокоиться, сохраняет душевные силы.

7. К психотерапии астеников подходит парадоксальная гештальт-терапевтическая теория изменения: «Изменения наступают тогда, когда мы осознаем, кто мы действительно есть, а не тогда, когда стараемся стать тем, кем мы не являемся»

Психастеический характер

Ядро психастенического характера:

1. Изначальная (базальная) тревога со слабым вытеснением.

2. Дефензивность с конфликтом ранимого самолюбия и чувства неполноценности.

3. Деперсонализация с блеклой чувственностью.

4. Рефлексивная аналитичность со склонностью к тревожным сомнениям.

5. Реалистическое мироощущение.

 

1. Учитывая склонность психастеника к анализу, контакт с ним нужно искать через логику, детально разбирая все факты и ситуации.

2. Стратегической помощью также является изучение своего характера и принятие себя на основе этого изучения, с желанием совершенствоваться и личностно расти, опираясь на знание своих конкретных особенностей.

3. Психастеник с его рассудочностью и защитной деперсонализацией способен неплохо удерживаться в позиции исследователя, если по-настоящему увлечется изучением людей.

4. В психотерапии психастеников большое значение уделяется психагогике (целительному воспитанию личности) и активирующей психотерапии (по С. Консторуму). Активирование — это такая деятельность, благодаря которой человек получает заряд энергии, любовь к жизни, более высоко оценивает себя. В соответствии с этим С. Консторум побуждал психастеников, чтобы они как можно интенсивнее взаимодействовали с жизнью. В активировании важен принцип: сначала сделай хорошее дело, а уж потом раздумывай .

5. Необходимо помочь психастенику некоторые свои особенности, которые он трактует как недостатки, рассмотреть под позитивным углом зрения.

Ананкастический (педантичный) характер

Ядро  ананкастического характера:

1. Изначальная (базальная) тревога.

2. Педантичность.

3. Навязчивости (ананказмы).

 

1. Прием парадоксальной интенции В. Франкла бывает успешен при навязчивостях ананкаста. Суть приема состоит в том, чтобы человек искренне захотел и стал совершенно серьезно осуществлять то, чего он опасается.

2. При навязчивостях весьма эффективен метод экспозиции. Согласно А. Бурно, содержание метода «состоит в том, что больному, страдающему навязчивыми действиями, предлагается специально ставить себя в ситуацию, в которой возникают его навязчивости. Удерживаясь от исполнения навязчивых действий, он пассивно терпит возникающий дискомфорт. Дело в том, что этот дискомфорт уходит и сам по себе, даже если пациент не совершает компульсии. Если клиент изо дня в день тренируется подобным образом, длительность и интенсивность дискомфорта постепенно уменьшатся, в результате навязчивость сходит на нет или существенно слабеет»

3. Психотерапевтический путь коррекции бесчисленных навязчивых проверок указывает К. Леонгард. «Как бы ни были велики сомнения и нерешительность, ни при каких обстоятельствах недопустимо на них задерживаться, а, напротив, нужно без промедления переходить к следующему действию или к мысли, связанной с ним»

4. Если жизнь ананкаста наполняется светлыми переживаниями, то тревожной ананкастической напряженности становится меньше и соответственно меньше становится навязчивостей. Когда ананкаст использует свою педантичность там, где она осмысленна и полезна, ему живется гораздо легче.

5. На некоторых ананкастов хорошо действует психотерапевтическое погружение в прошлое. В детстве меньше педантичности, формализма. Душа свободнее, живее. Полезно возвратиться в свое детство, оживить воспоминания и унести их с собою в сегодняшнюю жизнь, чтобы они помогали быть естественней, спонтанней.

Циклоидный (синтонный, естественно-жизнелюбивый) характер

Ядро циклоидного (синтонного) характера:

1. Полнокровная, чувственно-теплая естественность, натуральность.

2. Неотделимая от естественности синтонность.

3. Диатетическая пропорция. Сплав радости и печали.

4. Циклоидные колебания настроения.

5. Практическая реалистичность мышления.

 

1. Контакт с гипертимным циклоидом в силу его широкой общительности устанав-ливается легко. Труднее сохранить дистанцию, не допустить панибратства. Гипертимы уважают независимую индивидуальность, поэтому если вы проявите некоторую твердость и удержите дистанцию в рамках теплых, доброжелательных отношений, то они окажутся более психотерапевтичными, чем при равенстве отношений. Необходимо избегать авторитарности и директивности — в ответ на это гипертимы бунтуют.

2. Контакт с циклоидом также устанавливается легко, если он ощущает душевное тепло, симпатию, сочувствие к себе. Ему важно чувствовать, что психотерапевт не просто изучает его, а сопереживает ему как человеку. Позвольте такому циклоиду дать выход своим эмоциям, не мешайте плакать, если это случится, но ободряйте юмором, здравым смыслом.

3. В психотерапии циклоидов полезна аутогенная тренировка. У них это получается особенно хорошо в силу синтонной слаженности души и тела: комфортное расслабление тела приводит и душу в состояние комфорта.

4. Разумно посоветовать циклоиду завести дневник, в который бы он стал записывать типичные особенности депрессивного упадка, обязательно отмечая при этом, как и когда он прошел. Попав снова в депрессию, циклоид может обратиться к дневнику, обнаружить, что подобное с ним уже было, всегда проходило и, следовательно, пройдет и сейчас.

5. Циклоидные спады настроения можно «реабилитировать», сказав, что без них не было бы и подъемов. И не нужно в упадке так сильно переживать из-за малопродуктивности, так как во время подъема все с лихвой наверстается.

6. Многих циклоидов, страдающих от тревог и ипохондрий, следует приобщать к живой, практической работе, не боясь ее обилия. Смысловой корень циклоидных тревог лежит в опасении: «Вдруг не удастся жить полноценно и интересно». Когда циклоид находит интересное дело для себя, то оно становится ответом-успокоением на приведенное опасение. К тому же помогает способности циклоида увлекаться. Весьма полезны интенсивные физические нагрузки: езда на велосипеде, прогулка в лесу и т. д.

Шизоидный (аутистический) характер

Ядро шизоидного характера:

1. Аутистичность мышления и склонность к идеалистическому мироощущению, тяга к гармонии.

2. Мягкие формы коммуникативного аутизма.

3. Заостренные переживания личностного одиночества и закрытости.

4. Психэстетическая пропорция по           Э. Кречмеру.

5. Причудливо неестественное отношение к жизни с точки зрения обыденного здравого смысла, но психологически цельное, понятное, исходя из аутистических особенностей данного характера.

1. Важно считаться с автономностью его личности, опираться на нее. Правильнее помочь шизоиду самому решить, какая у него проблема и что он на самом деле хочет. Принципы недирективности и клиент-центрированности здесь особенно важны.

2. Многим шизоидам созвучен «бархатный подход»   на основе гештальт-терапевти-ческих принципов Д. Энрайта. «Бархатный подход» помогает освободиться от «ярлыков» критического отношения к себе, понять себя через позитивное самовосприятие и, таким образом, приблизиться к самоподдержке и самопринятию.

3. Шизоидам полезны тренинги общения. Техники гуманистического слушания предполагают присоединение к собеседнику, контакт с его чувствами, эмпатию, маркировку его эмоционально-выразительных проявлений, двустороннюю обратную связь. Дефензивный шизоид, как и психастеник, часто подстраивается под собеседника, мучается производимым впечатлением, теряя при этом собственное достоинство, внутреннюю концентрацию и покой.

ПСИХОТЕРАПИЯ ХАРАКТЕРА СЛОВАРЬ | Kursak.NET

СЛОВАРЬ

Аккомодация, приспособление (accomodation; Piaget, 1936) — основной процесс, происходящий в ходе обучения, заключающийся в «изменении или приспособлении ранее существовавшей структуры (в рамках личности) к реальности, которая является целью приспособления». По мнению Horner (1979) происходящий в терапии процесс проработки является примером аккомодации.

Амбивалентность (ambivalence) — параллельное переживание одной и той же личностью позитивных и негативных чувств; умение осознавать и переносить это переживание является характерным проявлением развития ребенка, начинающегося в фазе нового сближения.

Антнлибидонозный объект (antilibidinal objekt) — смотри отталкивающий объект.

Антилибидонозное self — смотри внутренний саботажник.

Ассимиляция, усвоение (assimilation; Piaget, 1936) — основной процесс обучения, в ходе которого новый опыт перенимается и модифицируется так, чтобы он мог соответствовать существующей умственной организации. В качестве примера этого процесса Horner (1979) приводит перенесение в рамках терапии.

Аутизм (autism; Mahler. Pine, Bergman, 1975) — «нормальная фаза аутизма — это первые недели жизни после рождения; в течение ее младенец кажется почти полностью чистым биологическим организмом, инстинктивные реакции на раздражение которого носят характер рефлекса».

Mahler рассматривает ребенка как существо, стремящееся сохранять гомеостатическое равновесие за счет избежания чрезмерной и недостаточной стимуляции, за счет неспособности различать внешний и внутренний мир и посредством удовлетворения своих потребностей в рамках «собственной омнипотентной аути-стической орбиты». Концепция эта была оспорена Stern, который цитирует многие источники, свидетельствующие о том, что ребенок с самого рождения осознает существование внешнего мира и поддерживает с ним интеграцию. В отличие от картины, представленной Mahler, Stern считает, что сохранение гомеостатического равновесия нераздельно связано с личностью основного опекуна, который помогает ребенку справиться с этой задачей, регулируя поступление раздражителей к младенцу.

Близнецовство (twinship) — Kohut описывает это, как «косвенно недоразвитая область талантов и умений, ищущая self-объект, который позволит использовать себя для укрепления ощущения основного подобия»; другой здесь воспринимается не в форме единства, слияния с self, а как некий существенным образом подобный self — как психологически идентичный.

Внутренний саботажник (internal saboteur) — подавленное, интроецированное self, сохраняющее связь с отвергающим объектом в сотрудничестве над антилибидонозной или отрицающей жизнь агрессией, направленной против либидонозного self. В этой книге внутренний саботажник назван антилибидонозным self.

Вовлеченность (enmeshment) — процесс, при котором реальные границы между людьми не различаются или ломаются. Заключается в том, что одна личность перенимает то, что обычно должно быть аспектом функционирования другой, или переступает границу, за которой начинается территория другого.

Воспроизводящая память (evocative memory) — форма памяти, позволяющая признать за объектом его свойство постоянства. Личность может внутренне воспроизвести визуальную картину или эмоциональное воспоминание данного лица или объекта, в то время, когда они отсутствуют. Adler и Buie (1979) доказывают, что воспроизводительная память исключительно слаба у пациентов borderline и может быть нарушена интенсивными эмоциональными состояниями. Они выдвинули гипотезу о том, что именно «постоянство личности» — вещь исключительно тонкая, особенно если принять во внимание относительную неспособность пациентов borderline сохранять эмоциональное воспоминание значимой личности в состоянии гнева.

Всемогущая ответственность (omnipotent responsibility) — частично сохраняющееся в маленьком ребенке чувство, что он несет ответственность за других и за свою судьбу и судьбы других. Эта убежденность — плод его собственной познавательной ограниченности — его эгоцентризма, недостатка знаний о настоящих причинно – следственных отношениях и его потребности понять и обрести какой-нибудь контроль над окружением.

Границы (boundaries) — психическое разграничение между людьми (или объектами). По мнению Mahler, ребенок узнает об их существовании постепенно в ходе своего развития.

Другой регулирующий self (self-regulating other; Stern, 1985) — Stern считает, что эта концепция сходна с self-объектом Kohut; она означает «устойчивое функциональное отношение (с другим), необходимое для получения регулирующей структуры, которая поддерживает и/или усиливает внутреннюю целостность self». Технически self-объект Kohut является внешней репрезентацией, но его задача состоит в поддержке и определении self.

Идеализация (idealization; Kohut, 1971) — род архаического опыта другой личности личностью с «недоразвитой сферой идеалов», которая ищет такой self-объект, который мог бы оправдать такую идеализацию.

Идентификация (identification) — процесс интернализа-ции аспектов другой личности с целью создания психической структуры. Ребенок начинает идентифицировать себя с матерью на первом месяце жизни. Результаты этого влияют на формирование эго и суперэго. В дальнейшем это дополняется за счет идентификации с отцом, которая позволяет дополнить формирующееся эго и супер-эго. Идентификация может, но не должна, включать в себя процессы ассимиляции и аккомодации, в которых то, что принадлежит другому человеку, делается собственным.

Интернализация (internalization) — процесс, длящийся всю жизнь, в котором личность перенимает и усваивает какие-то черты значимых для нее объектов, вначале через имитацию, затем — когда созревает —через интеракцию, и наконец — через идеентификацию. В этом процессе регуляция, которая поначалу осуществлялась в форме интеракции с внешним миром, замещается внутренней регуляцией. Интернализация предполагает активные процессы ассимиляции и аккомодации, за счет которых то, что от
носилось ко внешнему миру, становится собственным.

Интроекция (introjection; Rycroft, 1973) — процесс, в ходе которого ребенок присваивает себе взгляды родителей в форме копий. Таким образом в умственных образах родителей ребенок также перенимает функции родителей. В аналитической литературе интроекция обычно рассматривается как относительно более примитивная форма интернализации — атрибут других людей здесь перенимаются более или менее статично, целостно и не так эффективно приживаются в собственность. Другое определение этого примитивного процесса — «инкорпорация». В этой книге с целью передать суть этой идеи я использую понятие «инкорпора-тивная интроекция».

Кризис нового сближения (rapprochement crisis) — период, наблюдающийся в фазе нового сближения у всех детей, но у некоторых протекающий более интенсивно. В это время сознание собственной отдельности переживается особенно остро и болезненно. Детская уверенность в собственной омнипотентности (всемогущества) оказывается под серьезной угрозой, а среда подвергается прессингу его попыток восстановить прежнее единство с матерью и вернуть былое чувство собственного всемогущества. «Амбитендентность, которая развивается в амбивалентность, часто бывает очень интенсивной; ребенок жаждет быть соединенным — и в то же время — отделенным от своей матери. Полная гнева демонстрация собственного неудовольствия, рыдания, грустное настроение и драматические реакции отделения в это время достигают пика» (Mahler, Pine, Bergman, 1975, стр. 292).

Либидонозный объект (libidinal object) — смотри привлекательный объект.

Либидонозное self (libidinal self) — смотри либидонозное эго.

Либидонозное эго (libidinal ego; Fairbairn, 1958) — подавленная и заблокированная в развитии часть self, которая сохранила оригинальную органическую самоэкспрессию. В этой книге либидонозное эго называется либидонозным self.

Модели ролевых отношений (role-relationship models; Horowitz, 1987) — индивидуальные ожидания, связанные с self и другими людьми, которые зависят от определенного состояния души данной личности. Например, когда данная личность впадает в депрессию, можно ожидать, что она будет слабой и неэффективной, тогда как другая вероятнее всего могла бы критиковать и вести себя непредсказуемо. В состоянии подъема кто-то может считать себя умным и оригинальным, а другой будет считать себя подчиненным. Такого типа модели self и других могут быть сознательными, частично сознательными и бессознательными.

Магическое мышление (magical thinking) — примитивная форма мышления, основанная на первобытном процессе, лишенном различения действительности и настоящих причинно – следственных законов. По Фрейду, младенцы вначале мыслят именно так и постепенно увеличивают свою способность осуществлять вторичный мыслительный процесс, в итоге окончательно оставляя магическое мышление. Stern оспаривал эту теорию развития, доказывая, что способности необходимые для магического мышления, развиваются позже.

Нарциссический катексис (narcissistic cathexis) — катек-сис (Фрейд) — это инверсирование энергии в умственный механизм или в объект. Нарциссический катексис заключается в инвестировании в другую личность без признания того, что она сама является источником своей активности.

Отталкивающий объект (rejecting object; Fairbairn, 1958) — подавленная часть оригинального «плохого» объекта, отщепленная от «притягивающего объекта». Он обращает свою агрессию против либидонозного self и его настоящей аутоэкспрессии точно таким же способом, как настоящий плохой объект. Отталкивающий объект поддерживает связи или союз с «внутренним саботажником» то есть антилибидонозным self благодаря такой агрессивной позиции. В этой книге отталкивающий объект назван антилибидонозным объектом.

Отражение (mirror) — Kohut описывал его, как потребность личности быть отражаемым, то есть быть воспринимаемым с радостью и одобрением приятным родительским self-объектом. Он писал, что: «недоразвитая сфера амбиций ищет подтверждающего ответа со стороны self-объекта».

Оптимальная фрустрация (optimal frustration) — вызовы для когнитивной структуры данной личности, ее системы убеждений, способа восприятия себя, других и мира, которые соответствуют фазе ее развития и надлежащим образом гармонируют ее индивидуальному уровню развития. Через такую конфронтацию младенец может постепенно отказываться от таких форм функционирования, как: значимость, идеализация, слияние и т.д.

Оптимальная дистанция (optimal distance; Mahler и другие, 1975) — физическое и психическое пространство между ребенком и его опекуном, которые лучше всего позволяет ребенку вырабатывать те умения, которые будут ему нужны для роста и индивидуализации. На этапе симбиоза дистанция будет очень мала, поскольку младенец растет в теле матери. В течение фазы различения он начнет отталкиваться от материнской груди, чтобы лучше ее изучить. На этапе упражнений младенец начинает отдаляться от матери, чтобы познавать окружение. Во время фазы нового исследования он должен быть способен на еще более самостоятельное исследование, но в момент возвращения нуждается в материнском присутствии.

Переходные объекты (transitional object; Winnicott, 1953)

— плед или другой мягкий и/или приятный объект, предпочитаемый младенцем в период примерно между шестым и двенадцатым месяцами жизни. По мнению Winnicott — это первый объект, который существует для младенца ни полностью внутри, ни снаружи, но является чем-то средним. Младенец часто использует его вместо матери. Таким образом осуществляется переход от инфантильного нарциссизма к объекту любви и от зависимости к способности рассчитывать на себя.

Постоянство объекта (object constancy; Burgner, Edgecumbe, 1972) — «способность поддерживать постоянные отношения, способность различать и терпеть одновременно любовные и враждебные чувства по отношению к одному и тому же объекту, способность удерживать сосредоточенность чувств на каком-то конкретном объекте и способность признавать ценность объекта с точки зрения других его признаков, отличных от тех, которые служат удовлетворению наших потребностей». Или, как утверждает Анна Фрейд (1968, стр. 506-507): «Постоянство объекта означает… сохранить привязанность даже тогда, когда личность не дает нам удовлетворения».

Притягивающий объект (exciting object; Fairbairn, 1958)

— подавляемая часть оригинального «плохого» объекта, которая отщеплена от «отталкивающего объекта», либидонозное self обращается к этому идеализированному объекту для получения полного и безусловного поощрения, типичного для младенца. Поэтому притягивающий объект в конечном итоге всегда разочаровывает. В этой книге мы применяем для него определение «либидоноз-ный объект».

Привязанность (attachment) — этот термин применил Bowlly (1969) для определения процесса, с помощью которого ребенок создает связь со своим первым опекуном; чаще всего — с матерью. Он провел этнологические исследования для того, чтобы доказать, что человеческое существо обладает врожденной системой проявлений привязанности, используемых младенцем для создания этой связи.

Притязательность (предъявление претензий) (entitlement) — убежденность, что-то должен что-то получать не ожидая взаимности. Считается, что она также проявляется в раннем периоде жизни, а ее разрешение в развитии начинается в фазе нового сближения.

Противостимульный барьер (stimulus barrier; Rycroft, 1973) — часть психического аппарата, которая препятствует чрезмерному возбуждению личности; она направлена как против внешних, так и против внутренних раздражителей. Stern (1985) доказывал, что применение этого термина уже не имеет смысла, когда ребенок начинает самостоятельно осуществлять такую регуляцию.

Преобразующая интернализация (transmuting internalization) в понимании Kohut (1984) это реакция на оптимальную фрустрацию, заключающаяся в том, что человек производит инкорпорацию некоторых аспектов, связанных со слиянием, из «виртуального self-объекта» в свое «виртуальное protoself», осуществляя таким образом трансформацию self, формируя дополнительные психические структуры и организации, вместе с собственными границами и чувством идентичности.

Путь к постоянству объекта (on the way to object constancy) — этап развития между 22 и 30 месяцами жизни. В оптимальном варианте ребенок к этому времени имеет представление о своей матери, как о принципиально хорошей личности, вырабатывает концепцию собственного self, как отдельного от нее и от других людей, имеет собственные определенные границы, доверие к себе самому и чувство собственного достоинства. В этой фазе в нем начинает развиваться способность терпимо воспринимать образы других людей и себя самого, содержащие как положительные, так и отрицательные элементы.

Различение (differentiation; Mahler и другие, 1975) — первая фаза процесса сепарации — индивидуации, продолжающаяся примерно с пятого по девятый месяц жизни. Полная физическая зависимость младенца от матери начинает ослабевать и он начинает зрительно и тактильно изучать лицо и тело матери. Заверенный «безопасной заякоренностью» (Mahler, 1968) и подкрепленный двигательными и другими процессами развития, младенец начинает «экспансию за пределы своей Симбиотической орбиты». Хотя в дальнейшем в течение этого периода он поддерживает тесную связь с матерью, постепенно у него начинает складываться примитивный, но отделенный телесный образ самого себя.

Распознавательная память (recognition memory) — способность человеческого организма распознавать раздражитель, воспроизводя прошлые впечатления о нем. Последние исследования приписывают эту способность даже новорожденным младенцам, и даже тем, кто еще пребывает в материнской утробе. Как говорит Stern (1985): «В некоторых случаях распознавательная память существует даже за рамками момента рождения».

Реакции на чужих (stranger reactions; Mahler и другие, 1975) — «различные реакции на всех других людей, кроме матери, особенно заметные в фазе различения, когда между матерью и младенцем устанавливаются особенные отношения. Реакции на чужих включают интерес и заинтересованность, но также и осторожность и некоторый (иногда более сильный) страх. Они исчезают в начале фазы упражнений, но вновь появляются в разные моменты на протяжении всего процесса сепарации — индивидуализации» (стр.293).

Реальный объект (real object) — другой воспринимается развивающимся ребенком так, как это присуще взрослому человеку — то есть как объект интегральный и существующий самостоятельно — очередная ступень развития, следующая за этапами восприятия других как self-объекты, частичные объекты и опытом переходных объектов.

Самоуспокоение (self-soothing) младенческая, а затем — детская активность, служащая для смягчения напряжения и грусти, частично являющаяся эффектом интернализации курацион-ных функций других личностей.

Самообъективность (agency; Stern, 1985) — постепенно, в течение первых нескольких месяцев жизни развивающиеся у ребенка чувство, что он является автором собственных действий. По мнению Stern она складывается их трех элементов: ощущения силы собственной воли, которое, по его мнению, появляется на втором месяце жизни; проприоцептивной сопряженности, существующей с рождения; и умение предвидеть последствия, которое, согласно его концепции, развивается постепенно на протяжении первых нескольких лет жизни.

Self-объект (selfobject; Kohut, 1984) — понятие, напоминающее концепцию Stern (1985), касающуюся другой личности, регулирующей self, но определяемое Kohut, как внутренняя репрезентация этой персоны, применяемая личностью для сохранения внутренней целостности и чувства идентичности. На практике Kohut часто использовал это определение для обозначения настоящих внешних объектов. Но суть этой концепции заключается в их функции по поддержанию и дифференцированию self — отсюда self-объект.

Сепарация – индивидуация (separation – individuation; Mahler и другие, 1975) относится ко всему процессу развития, который включает в себя этапы различения, упражнения, нового сближения и, наконец, – соответствующей сепарации – индивидуа-ции. В оптимальном варианте в ходе сепарации — индивидуации ребенок обретает свою настоящую идентичность, способность не зависимо от состояния своих потребностей (постоянство объекта).

Сигнальный страх (signal anxiety; Rycroft, 1973) — с точки зрения Фрейда, это ответ эго на внутреннюю опасность. Форма реакции испуга, которая бьет тревогу в присутствии потенциально неприятного и/или опасного раздражителя и сигнализирует о потребности в адаптации.

Симбиоз (symbiosis) — Симбиотическая фаза интеракций между младенцем одного – пяти месяцев и его матерью или другим основным опекуном; состояние их взаимной социобиологической зависимости. Поскольку она наступает прежде, чем младенец достигнет понимания существования объекта, Mahler считает, что он действует и ведет себя так, словно он и мать составляют всемогущее единство, существующее в рамках единых, общих границ.

Слияние (merger; Kohut, 1984) — понимание, как реорганизация потребностей пациента от ранней стадии развития до слияния с «архаическим идеализированным омнипотентным self-объектом».

Страх перед чужими (stranger anxiety) одна из возможных реакций младенца на чужую личность, появляющаяся примерно в возрасте восьми месяцев. По мнению Mahler и других (1975) в таком состоянии младенец может проявлять испуг, избегать и/или отворачиваться от других, а в более серьезных случаях реагировать плачем и выражать сильное возмущение. Mahler полагает, что такая реакция — это не норма, а скорее связана с ситуацией, когда уровень основного доверия меньше уровня оптимального доверия».

Страх отделения (separation anxiety) младенческий/детский страх перед отделением физическим и/или психическим, от важного для нее объекта. По мнению Farbairn — это основной страх младенца.

Устойчивость объекта (object permanence; Paiget) — обретаемая 18-20 месячным ребенком уверенность в существовании неодушевленных, кратковременно наблюдаемых, физических объектов.

Фаза упражнений (practicing) вторая фаза процесса сепарации — индивидуации, охватывающая время между 9 и 14 месяцами жизни. В это время младенец способен активно удаляться от матери и возвращаться к ней, вначале — ползком, а потом — пешком. Малыш исследует окружение (живое и неживое) и упражняется в своих навыках перемещения.

Фаза нового сближения (rapprochement) — третья фаза процесса сепарации – индивидуации, выпадающая на период между 15 и 24 месяцами жизни. Младенец вновь открывает свою мать и возвращается к ней после своих вылазок из фазы упражнений. В это время он обожает делиться с ней своими впечатлениями и совей собственностью. Теперь он более четко воспринимает образ матери, как отдельного существа, пребывающего снаружи. В случае оптимальной адаптации нарциссическое воодушевление фазы упражнений постепенно сменяется растущим сознанием собственной отдельности и связанной с этим чувствительности к травмированию.

Частичный объект (part-object) — Rycroft (1973) здесь — объект, который является частью личности, обычно — это пенис или грудь. Когда грудной младенец воспринимает мать таким образом, то не видит в ней отдельную, интегральную личность, а скорее — объект, удовлетворяющий его потребности. В тот момент эта часть — все, что он воспринимает будь то вообще, или в каком-то определенном состоянии. Например он различает только «хорошую» или «плохую» мать, или признает лишь ее отдельные функции. Эти аспекты отщепляются от других, которые могут восприниматься в других состояниях.

Чувство вины по причине выживания (survivor guilt; Modell, 1965, 1971; Weiss, Sampton, 1986) — чувство вины, переживаемое личностью, как результат ее убежденности в том, что ее выживание достигается ценой другой личности.

Чувство вины по поводу отделения (separation guilt, Weiss, Sampson, 1986) испытываемое ребенком чувство вины, вызванное убеждением, что его отделение от родителей (или каких-то других значимых фигур) будет разрушительно влиять на них, и на отношения с ними.

Чувство собственной значительности/подверженность ранению (omnipotence/worthlessness) — внутренняя поляризация, ощущаемая нарциссической личностью. С одной стороны она испытывает чувство собственной силы и личной эффективности, а с другой — столь же сильное чувство недостаточной ценности. Считается, что эти чувства нарциссической личности являются результатом неразрешенной поляризации фазы нового сближения.

Роберт Березин о психотерапии характера

Источник: Эрик Майзел

Следующее интервью является частью серии интервью «Будущее психического здоровья», которая продлится более 100 дней. В этой серии статей представлены различные точки зрения на то, что помогает человеку в беде. Я стремился быть экуменическим и включал множество точек зрения, отличных от моей собственной. Я надеюсь, тебе это нравится. Как и в случае с любой другой услугой и ресурсом в области психического здоровья, пожалуйста, проявите должную осмотрительность.Если вы хотите узнать больше об этих концепциях, услугах и упомянутых организациях, перейдите по предоставленным ссылкам.

**

Интервью с Робертом Березиным

ЭМ: Вы утверждаете, что наркотики — неправильный способ лечения человеческих страданий. Что вы считаете правильным или реальным «лечением» человеческих страданий?

РБ: «Медикаментозная психиатрия» — это нынешнее воплощение соматической психиатрии — инсулиновой шоковой терапии, лоботомии и электросудорожной терапии, — которые рассматривают причину человеческих страданий как сам мозг, а не человека.Его методы лечения заключались в прямом воздействии на мозг — физически, электрически или химически.

Текущая форма этой доктрины состоит в том, что проблемы возникают из-за генетических или нейробиологических нарушений мозга, связанных с развитием. А для лечения фантомных заболеваний мозга прописывают психоактивные препараты. Лекарство от человеческой борьбы превратилось в пилюлю, как будто фармацевтические препараты обращаются к человеческим страданиям. Сама идея о том, что лекарства могут вылечить болезнь, является оскорблением для человеческого существования.

Ложное мнение состоит в том, что теперь мы можем вылечить биологическую депрессию с помощью антидепрессантов; биологическая тревога с бензодиазепинами; и фиктивный СДВГ с амфетаминами. Точно так же считается, что шизофрению и маниакальную депрессию следует лечить с помощью лекарств. При шизофрении и маниакальной депрессии наркотикам может быть место для лечения состояний ужаса и неистовства. Однако лекарства — это не лечение. Шизофрения и маниакальная депрессия — это история человечества.Настоящее лечение человеческих страданий — это психотерапия, которая имеет дело с человеческим повествованием. Психотерапия излечивает человеческую боль именно так, как она возникла изначально.

ЭМ: Вы пишете о «психотерапии характера». Что вы там имеете в виду?

РБ: Пациент обращается к психиатру за облегчением своих страданий. Само слово «пациент» происходит от «терпеливые», «переносящие боль и страдания». Человеческое страдание принимает разные формы.Люди могут чувствовать себя несчастными, одинокими, злыми или грустными. У них могут быть симптомы — навязчивая, компульсивная, тревожная, так называемая депрессия, паника, фобии, паранойя, бред. У людей есть характерные особенности поведения, которые доставляют им неприятности: алкоголь, наркотики, азартные игры, еда (анорексия, булимия, переедание, переедание), сексуальные извращения, импульсивность, ярость, эмоциональная изоляция, нарциссизм, эхоизм, садизм, мазохизм, низкая самооценка и т. Д. и психотические и маниакальные состояния. У них могут быть кризисы в жизни — разводы, смерть, потери, болезни, отказы, неудачи, разочарования, всевозможные травмы и посттравмы.

Страдание не существует в вакууме. Это проистекает из наших поврежденных игр сознания. Поскольку в каждой проблемной игре есть встроенные линии разлома, то способ, которым мы разбираемся, следует по этим линиям разлома. Страдание — это проявление того, что в характерологической игре человека что-то пошло не так.

Чтобы уделить внимание страданиям пациента, мы должны исследовать его внутреннюю игру. Это исследование — путь психотерапии. Это происходит через чуткую беседу между терапевтом и пациентом.Оказывается, это гораздо больше, чем просто познавательное содержание слов. Это исследование невидимой, уникальной внутренней драмы пациента — его характеров, чувства родства между ними и того, как они развивались в силу его формирующей среды лишений и жестокого обращения. В психотерапии оплакивают последствия травмы.

EM: Что вы думаете о воспитании детей? Что делает практику «здорового» или «эффективного» воспитания детей?

РБ: Проще говоря, воспитание детей — это границы и любовь.Все дело в корнях и крыльях. Начнем с самого главного: материнской любви. Обеспечивая необходимую эмоциональную поддержку, ребенок может расправить крылья, чтобы покорить мир и учиться. Дети неизбежно заходят слишком далеко в своих экспериментах. Им нужны безопасные границы, с которыми можно столкнуться, чтобы познать пределы жизни. Это составляет отзывчивость в воспитании детей. Это позволяет ребенку писать в своем сознании конструктивную пьесу, которая способствует подлинности и способствует развитию любви.Последствия эмоциональной депривации и жестокого обращения порождают более мрачные пьесы, наполненные садомазохизмом. Это в сочетании с травмами на протяжении всей жизни создает пьесы, которые вызывают психические симптомы.

ЭМ: Вы утверждаете, что травма опережает нашу способность адаптироваться. Вы можете поделиться своими мыслями по этому поводу?

РБ: Наше сознание устроено как спектакль в театре мозга. «Игра» — это репрезентативный мир, состоящий из персонажей, которые связаны друг с другом чувствами.Он разбит на сценарии, сюжеты, декорации и пейзажи. То, как написана наша развивающая пьеса, отражает актуальность отзывчивости, лишений и жестокого обращения.

Травма — это слишком сильное насилие или потеря, к которым мы не можем приспособиться. Следовательно, травмы, связанные с физическим насилием, сексуальным насилием, издевательствами, утратой, смертью и военной травмой, отменяют нашу первоначальную пьесу и пишут новую. Затем это становится новым действующим невидимым сценарием, с помощью которого мы воспринимаем мир.Оплакивая свой травматический опыт в психотерапии, мы можем вернуться к нашим изначальным играм безопасности, надежности, доверия и любви.

В случае смерти траур действует противоположным образом. Мы должны признать, что старая игра жизни с любимым человеком закончилась. Отрицание, торг, гнев, печаль и принятие (Элизабет Кублер Росс) описывает процесс оплакивания, который позволяет нам принять новую пьесу, в которой больше нет любимого человека.

EM: Если бы у вас был любимый человек в эмоциональном или психическом расстройстве, что бы вы посоветовали ему или ей сделать или попробовать?

РБ: Я бы посоветовал любимому человеку, попавшему в беду, обратиться к хорошему психотерапевту.И ни в коем случае нельзя склонять к употреблению наркотиков. Не всегда легко найти хорошего психотерапевта. Особенно в современном мире не так много хороших терапевтов. Хотя мои корни уходят в психоаналитическую психотерапию, я продолжил развивать психотерапию характера. Мне хорошо известно, что старомодная психоаналитическая терапия и ее производные на протяжении многих лет сталкивались со значительными проблемами. Его практика страдала от догматических теорий и ложных убеждений, которые работали в ущерб отзывчивости наших пациентов.

Психотерапия — это неизведанный путь к доверию и заботе, который охватывает всю глубину и досягаемость характера человека. Пациент исследует и оплакивает боль своего глубоко укоренившегося характераологического мира через искреннее общение с терапевтом. Сам человеческий процесс терапии протекает на основе границ, уважения и заботы, чтобы облегчить его страдания, и способствует восстановлению его подлинности и способности любить. Это особая форма человеческого взаимодействия, которая восстанавливает ущерб, нанесенный характеру человека, воздействуя на игру сознания так же, как она сформировалась в мозгу и сознании в первую очередь.Психотерапия характера — это искусство и наука, которая устраняет старый разрыв между психотерапией и мозгом.

**

Доктор Березин долгое время практиковал Интенсивную психотерапию характера в течение последних сорока пяти лет. Он преподавал на кафедре психиатрии Кембриджской больницы Гарвардской медицинской школы в течение тридцати лет. Он является автором книги «Психотерапия характера, игра сознания в театре мозга». Он вел обширный блог на своем веб-сайте Psychology Today и Mad in America по широкому кругу тем.

**

Эрик Мейзел, доктор философии, является автором более 40 книг, среди которых «Будущее психического здоровья», «Переосмысление депрессии», «Преодоление творческой тревожности», «Учебный курс« Жизненная цель »и« Блюз Ван Гога ». Напишите доктору Майзелу на [email protected], посетите его и узнайте больше о будущем движения за психическое здоровье

Чтобы узнать больше и / или приобрести «Будущее психического здоровья», посетите здесь

Чтобы увидеть полный список из 100 гостей интервью, пожалуйста, посетите здесь:

http: // ericmaisel.ru / интервью-серии /

Расстройства темперамента, характера и личности как предикторы реакции на межличностную психотерапию и когнитивно-поведенческую терапию депрессии

Фон: Межличностная психотерапия и когнитивно-поведенческая терапия широко признаны в качестве эффективных методов лечения большой депрессии. Существует мало доказательств того, как расстройство личности или личностные особенности влияют на реакцию на лечение.

Цели: Определить, оказывают ли расстройство личности или черты характера неблагоприятное влияние на терапевтическую реакцию на межличностную психотерапию или когнитивно-поведенческую терапию у людей, получающих амбулаторное лечение депрессии.

Метод: Исследование представляло собой рандомизированное испытание, проведенное в университетском отделении клинических исследований для амбулаторных пациентов с депрессией.

Полученные результаты: Расстройство личности не оказало отрицательного влияния на ответ на лечение пациентов с депрессией, рандомизированных для получения когнитивно-поведенческой терапии. Напротив, расстройство личности отрицательно сказалось на реакции на лечение пациентов, рандомизированных для прохождения межличностной психотерапии.

Выводы: Несмотря на то, что два метода лечения имеют сопоставимую эффективность у пациентов с депрессией, реакция на межличностную психотерапию (но не когнитивно-поведенческую терапию) зависит от личностных качеств.Это может означать, что эти два метода лечения показаны разным пациентам или работают по разным механизмам.

Игра сознания в Театре мозга Роберта Березина

DNF — 0 звезд

Где я перестал читать: Страница 68.

Почему я перестал читать: Я не из Гарварда.

А если серьезно. Я протащился через Часть Первую (Сознание), думая, что мне нужно вытерпеть ее хрестоматийность, чтобы собрать необходимые знания, которые мне понадобятся для Части второй.Я надеялся, что д-р Березин смягчит весомый язык, чтобы непрофессиональные читатели могли (хотя бы частично) понять его сообщение. Когда я понял, всего несколько страниц в главе 5, что не только язык стал БОЛЕЕ утомительным, но и что Dr

DNF — 0 звезд

Где я перестал читать: Страница 68.

Почему я перестал читать: Я не Гарвардский материал.

А если серьезно. Я протащился через Часть Первую (Сознание), думая, что мне нужно вытерпеть ее хрестоматийность, чтобы собрать необходимые знания, которые мне понадобятся для Части второй.Я надеялся, что д-р Березин смягчит весомый язык, чтобы непрофессиональные читатели могли (хотя бы частично) понять его сообщение. Когда я понял, буквально на нескольких страницах в главе 5, что не только язык стал БОЛЕЕ утомительным, но и что доктор Березин собирался вести меня через каждый момент существования своего субъекта (вплоть до зачатия, беременности и т. Д.) и изгнание из того, что казалось адским чревом), я сдался.
Я разочарован, что не смог прочитать эту книгу; Я попросил просмотреть его, потому что мне действительно интересна тема.Книга могла бы стать отличным учебником, но если вы ищете обоснованное мнение о состоянии психиатрии, которое даже в меру доступно для непрофессионалов, то это не то.

Надо было перестать читать на «характерологической драме в бодрствующем трансе».

Что другие оценили эту книгу: Согласно Goodreads, средняя оценка «Психотерапии характера» составляет 5 звезд. Есть также 5-звездочные обзоры на Amazon и Barnes & Noble. То, что я не дочитал эту книгу, не означает, что вы этого не сделаете.

Как проверила Мелисса в журнале Every Free Chance Book Reviews.

(я получил копию этой книги для ознакомления.)

http://everyfreechance.com/2014/02/dn …

Работа с персонажами

Премьера. Когда я впервые выхожу на сцену в армейских ботинках, камуфляже и футболке с хэви-металлической группой, я вижу друзей в аудитории, недоверчиво ухмыляющихся мне. Они не верят, что я справлюсь с этим, и, возможно, я тоже. Но вместо того, чтобы позволить холоду неадекватности и застенчивому смущению атаковать меня внутренне, я высвобождаю эти чувства внешне, с пламенной местью, через мое первое строка: «Стреляй, убивай, жизнь вечная, да!»

Мне было 20 лет, когда я сыграла одержимого оружием Квигли в Hyperactive , острой пьесе Ольги Хамфри о подростковых тревогах.Куигли был описан как «мужественный, твердый» подросток, любимым журналом которого был Soldier of Fortune . Я был женоподобным человеком с мягким характером, любимым журналом которого был Entertainment Weekly — другими словами, совсем не похожий на Quigley. Но я также был актером, и задача актера — находить внутри себя разных персонажей, даже если они поначалу сильно отличаются от нее.

Помимо подросткового телосложения, единственное качество, которое я разделял с Куигли, — это решимость доказать свою ценность.В моем случае проявить себя означало не только получить работу, что я и сделал, но и найти во мне подлинную версию этой маловероятной роли. Моей самой большой задачей было установить эмпатическую связь с бычьим характером Куигли, его беспричинным языком и (что наиболее трудно) его навязчивыми, жестокими фантазиями. Все эти качества — или симптомы, если хотите, — вызывали у меня крайний дискомфорт и, казалось, отдаляли меня от него, а не приглашали в его эмоциональный мир.

Как молодой мужчина-актер по найму, от меня ожидалось, что я буду вести себя как «чувак», независимо от того, кого я играю. Это означало, что меня заставляли соответствовать гендерным стереотипам и влиять на «мужественность» для каждой роли (в том числе для чрезвычайно редкие персонажи, которые были геями, как я, добавляя немного оскорбления к травме).Да, во мне определенно есть ряд подлинных, возможно, мужских «я», которые я могу обнаружить и исследовать, когда мне разрешат репетиционный процесс. Но мое повседневное внешнее представление всегда было более физически деликатным и эмоционально выразительным, чем наша культура поощряет мужчин. А это означало, что, в отличие от моих сверстников-актеров, соответствующих гендерному принципу, мне приходилось прилагать сознательные усилия, чтобы использовать свое тело незнакомыми способами для каждой работы.

Я знал, что с Куигли это будет еще более сложная задача.Поскольку моя голова не могла понять этого мальчика, у меня не было выбора, кроме как найти его через свое тело. Когда я начал читать вслух его грубые и агрессивные реплики на нашей первой репетиции, я вообразил себя одним из хулиганов из моего школьного прошлого. Я расширил ноги, выпятил грудь и заговорил с напускным ревом крутого парня, изо всех сил стараясь создать устрашающий, мерзкий образ, принятый многими мужчинами из моей юности.

Результат был тем, что дети называют «провалом»! Мое выступление было мультяшным и грандиозным; Я создал карикатуру, а не человека.«Гм, это многовато», — сказал мой директор, с проницательным прищуром от презрения в глазах. Унижение заполнило мое тело и отключило мой дух. Мое старательное подражание, казалось, обнажило мои ограничения как как актера, так и как мужчины. Мне не нужно было бы так сильно стараться, если бы я был на самом деле достаточно талантливым или мужественным, я подумал про себя, еще более пристыженный своим внутренним критиком.

Но в тот же момент передо мной открылось окно во внутреннюю жизнь Куигли. Я чувствовал его изнуряющим самосознанием, уязвимостью, страхом, одиночеством и ненавистью к себе.Я понял, что его основным намерением было не запугать и уничтожить других людей. Это поведение было второстепенным по отношению к его основной цели: защитить себя, утвердить себя, выжить.

С этими внутренними мотивами, живущими в моем теле и уме, я мог придерживаться мачо-выражений Куигли, сохраняя при этом скрытое чувство уязвимой правды. В своей повседневной жизни я наблюдал за мужчинами и мальчиками, которые утверждали свою «мужественность» через свою физическую сущность, и я двигался и держался, как они, на репетиции: каждый угрожающий взмах головы и властный, как камень, взгляд.И по мере того, как я играл с этими грубыми воплощениями моего темного персонажа, я все больше понимал, как он / я был мотивирован отчаянной необходимостью получить одобрение со стороны других людей. Успешно присоединившись к Куигли в тени, я теперь мог вывести на свет настоящую версию его (и меня), репетируя со своими партнерами по сцене.

Мы с Куигли пережили своего рода метаморфозу во время репетиции. Я не только расширил набор клавиш, на которых мог играть на своем собственном инструменте (самом себе), но и тем самым помог Квигли своим телом обрести больше свободы в его восприятии самого себя.Ключевой сдвиг произошел в сцене, в которой его сосед Леода — эксцентричный товарищ изгой из их школы — вызывает его на приватное танцевальное соревнование. Конечно, мысль о том, что задумчивый парень-подросток, одетый в камуфляж и армейские ботинки, согласится на такой манерный эпизод платонической игры, поначалу мне показалась нелепой. Но когда я посмотрел в глаза своему коллеге-актеру во время репетиции, я почувствовал невыразимую вспышку вдохновения, которая может быть вызвана только живым человеческим обменом вниманием: то, что я теперь называю событием отношений.

Я почувствовал, что Квигли жаждет общения, возможности играть, экспериментировать и расширять свои возможности самовыражения в компании другого человека. Когда я и мой партнер по сцене импровизировали танцевальные движения — под песню Devo 1980-х годов «Whip It», я обнаружил в своем теле свободу, которую никогда раньше не был достаточно смел, чтобы исследовать ее в повседневной жизни. (Я даже каким-то образом впервые закончил сплит.) Настоящим откровением для меня и для Куигли, однако, стало открытие того, что сила, уверенность и даже мужественность могут присутствовать в теле вместе с отношениями. творчество и радость.

К тому времени, когда постановка была в самом разгаре, я смог воплотить историю Куигли без посторонних усилий: от его резкого вступления до катарсического конца, в котором его мать и Леода держат его на руках и мешают ему провести жестокое нападение на одноклассников. Актеры часто пытаются вызвать эмоции и слезы в такие важные моменты, как этот — мало чем в отличие от терапевтов, когда мы навязываем тяжелые клинические вмешательства непростым клиентам, которых хотим «исправить». Как говорят мои друзья-актеры, мы часто пытаемся «сыграть конец сцены» слишком поспешно, вместо того, чтобы позволять себе присутствовать на каждом этапе пути.

Но мне не пришлось напрягаться, чтобы найти глубоко укоренившуюся боль Куигли за эту сцену: она уже жила в моем теле. Все, что мне нужно было сделать, это отдать свои чувства моим партнерам по сцене, с которыми я культивировал большую безопасность и доверие на протяжении всего нашего творческого сотрудничества. Когда мы играли кульминацию пьесы, напряженная энергия Куигли растаяла с моей челюсти, шеи и плеч — там, где она использовалась в качестве щита — и рассредоточилась по всему моему телу, вызывая доступ к ряду других эмоций.Фактически, в какой-то момент я осознал, что все это время Куигли защищался от отсутствия своего отца и чрезмерно компенсировал его. Это абстрактное клиническое упражнение для анализа такой точки данных о жизни человека, будь то сценарий или психологическая оценка. Но когда мы прилагаем усилия для воплощения этого человека, мы расширяем наши способности к сочувствию, взаимному признанию, исцелению и творческому преобразующему действию как на сцене, так и за ее пределами, в терапии и вне ее.

Спустя годы, воодушевленный своим выдающимся опытом игры в Квигли, я стал соучредителем небольшой театральной труппы в Нью-Йорке, с миссией дать людям возможность раскрывать и раскрывать свою самую полную, самую свободную, самую эмпатическую сущность.Мы выбрали уникальных персонажей и призвали актеров расширять свои возможности для самовыражения. Затем мы вовлекли нашу аудиторию в «беседы» после шоу, чтобы поразмышлять над историями персонажей и найти связи в их собственных внутренних жизнях. Каким был следующий шаг в моей карьере? Для меня было естественным посещать школу социальной работы.

Наши клиенты, наши партнеры по сцене

Сегодня, как психотерапевт, я подхожу к своей работе во многом так же, как и в прошлом актере: с верой, что мой инструмент — мое тело, я — может служить эмоциональный камертон для определения внутренней жизни каждого клиента, независимо от наших внешних различий.И я стараюсь использовать это, чтобы вдохновить своих клиентов на максимальное раскрытие собственного опыта. Оказывается, процесс репетиции пьесы может напоминать длительную психотерапию: мы часто начинаем с ожидания того, куда мы направляемся, и заканчиваем где-то непредвиденным — трансформируясь, но в то же время полностью нас самих.

Когда я говорю людям, что использую свое актерское образование и опыт больше, чем какой-либо другой ресурс в качестве терапевта, они часто принимают меня за то, что я «фальшивый» со своими клиентами, или что я использую буквальные драматические упражнения в сеансе. .Я не притворяюсь (или, по крайней мере, стараюсь не притворяться) со своими клиентами, и я редко, если вообще когда-либо, использую театральные вмешательства во время сеанса, если только я не считаю, что они могут быть полезны для конкретного клиента в конкретный момент. Однако, когда я просто думаю о своих клиентах так же, как актеры думают о своих персонажах и партнерах по сцене, я увеличиваю свою способность погружаться в глубину их историй, помимо слов, которые они говорят — их «сценариев» — даже когда я ничего не делаю. больше, чем слушать их с сочувствием.

Я не могу в конечном итоге сделать что-нибудь радикально отличное от того, что любой другой клиницист мог бы сделать инстинктивно.Но, думая о себе как о артисте, а не просто как о клиницисте, я нахожу творческие способы присоединиться к своим клиентам в их эмоциональной субъективности, относиться к ним как к персонажу, который может помочь им расти, и позволяю себе личностно расширяться в процесс. И все же, как знает любой практикующий, это не всегда легко. Конечно, это было не с моим клиентом Хэлом.

Хэл врывался в мой офис каждую неделю, как будто он в гонке со временем; он хотел ответов, и он хотел их быстро. Обычный, белый, корпоративный миллениал, он привык к мгновенным удовольствиям и не ожидал меньшего от своей терапии.Он подчеркнул, что уже «очень хорошо» себя понимает и что все, что ему нужно от меня, — это «советы профессионала», чтобы уменьшить стресс в его очень успешной жизни.

Я был польщен; Мне дали роль коммерческого гуру, из тех, кто мог бы доминировать на американском рынке с помощью бестселлеров и внушающих уверенность фраз. Вот только я чувствовал себя слишком медленным, рассудочным и неуверенным, чтобы играть эту роль для Хэла: больше человек за кулисами, чем великий и могущественный Волшебник страны Оз. Каждую неделю я ожидал, что он будет смотреть на меня недоверчиво — так же, как я опасался, что аудитория отреагирует на меня, когда я изображаю палача, вооруженного оружием, — и увидит, что все мое образование и степени были подделкой.Я ожидал того дня, когда он отодвинет занавеску и выставит меня бездарным хакером, которого я чувствовал в его присутствии.

Положительным моментом является то, что Хэл постоянно приходил на наши еженедельные «репетиции». Но в каждой сцене между нами было ощутимое, но незаметное напряжение. Во-первых, он резюмирует свою неделю, быстро и с энергичной уравновешенностью дерзкой кинозвезды: плечи назад, грудь выпячена вперед, глаза блестят от сильной самоуверенности. Затем он поставил перед собой дилемму: «Мне нужно уделять больше времени расслаблению и уравновешиванию», например.В этот момент он смотрел на меня так, словно хотел показать, что пришла моя очередь выступать, и доказать, что я был достойным партнером по сцене.

Затем я, так сказать, пытался привлечь внимание к себе, замаскировав свою застенчивую неуверенность с помощью властной фразы вроде: «Я рекомендую йогу три раза в неделю. Поместите это в свой календарь ». Я отчаянно пытался олицетворять всемогущего тренера, которым, как я представлял, он хотел меня видеть. И хотя мой «актерский выбор», возможно, ответил Хэлу его собственным методом, мне казалось, что я слишком стараюсь произвести на него впечатление.

В конце концов, я оглянулся на эти моменты и понял, как все эти нервирующие ощущения могут помочь мне настроиться на сложный внутренний мир Хэла. Но в то же время я чувствовал себя заблокированным, как поверхностный актер, который не смог соединиться со своим персонажем на глубоком личном уровне.

Все персонажи в пределах

Со временем стало совершенно очевидно, что Хэла не беспокоят мои попытки вмешательства. Он неодобрительно морщился от моих предложений и говорил что-то вроде: «Йога никогда не работает для меня.В конечном итоге я просто зацикливаюсь на более продуктивных вещах, которыми я мог бы заниматься, вместо того, чтобы искривляться на коврике ». В конце наших занятий он выходил из моего кабинета в горделивой позе, оставляя меня в покое, ссутулившись в неадекватности. Мне казалось, что я не мог связаться с ним, как бы я ни старался. Я чувствовал себя агентом ФБР Томом Хэнксом, сыгранным в фильме Поймай меня, если сможешь, , бесконечно преследующим хитрого и хитрого персонажа Леонардо Ди Каприо, мастера побега.

Эта разочаровывающая динамика проявляется в наших отношениях по-разному, включая наш недельный график.Хэл часто просил изменить время наших встреч из-за его постоянно меняющихся обязанностей, и я соглашался с ним больше, чем хотел. Я сделал это, потому что боялся его разочаровать. Я не только чувствовал, что он уволит меня, если я не смогу выполнить его требования, но, что более важно, у меня возникло необъяснимое чувство страха, что он полностью сотрет меня из своей головы, если я его подведу. Невольно я настраивался на внутреннюю жизнь Хэла. Я чувствовал его глубокую двойственность в отношении доверия и зависимости от людей, вибрирующих в моем собственном теле.И как оказалось, мои опасения не были беспочвенными.

Однажды, после двух лет совместной работы, Хэл поднял эмоциональные ставки нашей работы на сцене. Я отставал (примерно на минуту) между записями и телефонными звонками, и он не собирался ждать; это было его время, и он вошел бы в мой офис, если бы захотел. Я был полностью сбит с толку, когда он ворвался в мою дверь. В мгновение ока мое лицо покраснело от шока и стыда, но также от неодобрения и гнева.

Когда мы встретились глазами, Хэл остановился как вкопанный — и его реакция на меня была поразительно запоминающейся. В то время как его тело выражало свою типичную убежденность, его глаза выдавали сомнение, страх и почтение, которых я никогда сознательно от него не чувствовал. Поскольку я был слишком застигнут врасплох, чтобы в данный момент обсудить эту новую импровизацию между нами, Хэл устремился к дивану и поделился своей последней дилеммой, как будто ничего не произошло.

Последняя дилемма, как выяснилось, заключалась в том, что его давняя подруга, о которой он всегда восторженно отзывался, сделала ему предложение.»Это появилось из ниоткуда!» — воскликнул он с широко открытыми глазами. «Я был полностью сбит с толку. Встряхнул. Хм, как то, что сейчас со мной случилось? Я подумал про себя. «Мы некоторое время говорили о помолвке, — продолжил он, — но я просто подумал, что когда это произойдет, это произойдет. . . другой.»

«Вы имеете в виду, что думали, что сделаете предложение?» Я спросил.

«Ну да, — ответил он. «Я имею в виду, не из-за гендерных ролей, традиций и прочего. Это просто . . . Я бы позаботился о том, чтобы это было идеально.»

« Что бы вы сделали иначе? » Я спросил.

Его глаза прищурились, пока он пытался найти ответ. «Думаю, я просто желаю ей. . . — он немного помолчал, — казалась более уверенной в себе? Во время нашего разговора он понял, что это предложение выявило неявный контракт в их отношениях: он отвечал за их основные решения как супружескую пару. Его девушка вышла из строя и разорвала контракт — и теперь Хэл пытался понять, почему он не чувствовал себя в безопасности, следуя ее примеру.

Как ни странно, его тело снова откинулось на кушетке, и какое-то время он тупо смотрел в тишине. Наконец он снова заговорил: «Может, она мне не подходит». Вот оно, подтверждение моего скрытого страха; если его давняя подруга была расходным материалом, то же самое было и со мной.

«Это нормально — испытывать целый ряд эмоций в такое поворотное время, — сказал я, пытаясь утвердить его. «Я ценю ваше замешательство и сомнения, и поскольку ваша девушка, кажется, готова дать вам время подумать, я предлагаю продолжить разговор, прежде чем вы примете какие-либо важные решения.Казалось, это на мгновение удержало его, но пока я наблюдал, как он потратил минуту, чтобы прикрыть себя своей типичной самодовольной выдержкой, прежде чем покинуть офис, я глубоко внутри понял, что это чувство безопасности было слабым для нас обоих.

Хэл колонизировал мой разум на остаток дня, так же, как сложный персонаж может поглотить меня как актера. Дома я смотрелся в зеркало и пытался подражать его самообладанию. Когда мои плечи опускались назад и вниз, моя грудь расширялась, а мои глаза и рот влияли на очарование Хэла как крутого парня, я начал вспоминать неприятные ощущения, которые я испытывал, пытаясь сыграть роль его опытного гуру.Внешнее позирование, на которое я воздействовал в те времена, не казалось основанным на уверенности, а вместо этого, казалось, служило щитом от моей внутренней неуверенности в себе и страха быть отвергнутым.

Вдруг я понял, что то же самое и с ним. Выражение его лица, когда он ранее в тот день ворвался в мой офис, и месяцы напряженности между нами стали более понятными. Я понял, что на самом деле он хотел, чтобы я не догнал его или проявил ту же сверхкомпенсирующую уверенность, что и он, а опередил его.Он хотел, чтобы я стал тем, кто мог бы установить с ним границы, не соглашаться с ним и, в конечном итоге, заботиться о нем, не попадая в ловушку той изнурительной самокритики, которая его мучила. Но как я мог успешно воплотить эти качества в терапевтическом кабинете с Хэлом?

Я думал о конце Поймай меня, если сможешь , когда Том Хэнкс учится приближаться к Леонардо Ди Каприо уже не как к неуловимому беглецу, а как к мальчику, брошенному отцом. Я думал также об отце Хэла, который внезапно умер от сердечного приступа, когда Хэл был ребенком.Глядя в зеркало и сосредотачиваясь на внутренних ощущениях, я заново открыл то, что у меня было с Куигли: биографические подробности о клиентах и ​​персонажах в одинаковой степени резонируют внутри нас гораздо сильнее, когда мы воплощаем их в жизнь, а не просто изучаем или анализируем их. Затем я поменялся ролями и стал искать способы представить себя Хэлу, чтобы он чувствовал себя в безопасности.

Я черпал вдохновение у мужчин в моей жизни и на экране, которые были ощутимо сильными и заботливыми, включая Тома Хэнкса, Робина Уильямса и Барака Обаму.Я рассматривал их физическую заземленность, ясность их мыслей, о чем свидетельствует легкое равновесие их голов, но также, что наиболее важно, их эмоциональную открытость, проиллюстрированную отсутствием напряжения и потока энергии в области груди.

Играя с тем, где я ощущал эти качества в своем собственном теле, я не пытался внешне изображать мужчин, но пытался соединиться с переживаниями в моей жизни — например, заботиться о своих младших братьях, когда я рос и был вожатая лагеря — это вызывало у меня теплоту и уверенность, в которых Хэл нуждался сейчас.

— — — —

Когда Хэл в следующий раз вбежал в мой офис, я был готов опередить его с сосредоточенностью, спокойствием и воплощенным чувством безопасности. Когда мы вернулись к предыдущему сеансу, я подтвердил его опасения по поводу зависимости от своей девушки (или любого интимного «партнера по сцене» в его жизни) и пригласил его рассказать о давлении, которое он оказывает на себя, чтобы «быть впереди» других людей, в том числе меня.

На протяжении этой сессии между нами было больше непринужденности, уязвимости и игры, чем когда-либо прежде.Но дело было не в том, что я сказал, а в том, как я научился находиться с ним в одной комнате. Я даже смогла порекомендовать занятия по уходу за собой, такие как йога, от которых он отказывался в прошлом, и теперь он отвечал совершенно открыто — в театральных терминах, с тем же сценарием, с лучшим исполнением.

Когда в тот день Хэл выходил, он обернулся в дверном проеме, на мгновение сказал, сквозь мерцание слезы: «Спасибо». Я просто улыбнулся в ответ, поддерживая сочетание заземленности, силы, тепла и уязвимости, которое мы обнаружили вместе во время нашего сеанса.

Пока я ждал своего следующего клиента, один в своем офисе, я размышлял о связи, которую Хэл и я нашел, и я вспомнил интервью с Мерил Стрип, в котором она объяснила, что, по ее мнению, ее успех как исполнитель был настолько хорошо, насколько это было «в прошлый раз». Думая о наших предстоящих сессиях, я знал, что мы можем ожидать, что между нами возникнет еще большее напряжение, неуверенность, страх и сомнения. Но в то же время я знал, что мое актерское образование может помочь мне выступить на этой другой сцене, где мы продолжим исследовать сложные драмы совместной жизни.

***

Марк О’Коннелл, LCSW-R, MFA, психотерапевт и профессиональный актер из Нью-Йорка. Он является автором новой книги The Performing Art of Therapy: Acting Insights and Techniques for Clinician, и пишет для Psychology Today, и The Huffington Post, а также клинических журналов. Контактное лицо: markoconnelltherapist.com.

Сообщите нам, что вы думаете об этой статье, отправив письмо на адрес @ psychnetworker.орг.

ИЛЛЮСТРАЦИЯ © VANCE VASU

«Супергеройская терапия»: что это такое и работает ли она?

Янина Скарлет поняла, что наконец-то нашла способ связаться со своим пациентом, когда девушка заговорила о Веронике Марс . На недавней конференции Американской психологической ассоциации Скарлет, психолог из Центра управления стрессом и тревогой в Сан-Диего, рассказала, как 15-летнему мальчику сначала было трудно говорить о прошлой травме. На занятиях в основном говорили ее родители.Фактически, единственное, о чем девушка говорила, это телешоу с Кристен Белл в главной роли.

В сериале Марс, старшеклассник, который подрабатывает детективом, подвергается пытке подростка. В первых эпизодах сериала ее изнасиловали на свидании, бросил ее парень и оттолкнули друзья. Скарлет сказала, что ее пациентка-подросток чувствовала связь с Марсом, как если бы персонаж ее понимал. Итак, однажды вечером, увидев девушку, Скарлет пошла домой и выпила полный сезон Veronica Mars .Когда она снова встретилась с девушкой, они говорили о ее депрессии, и Скарлет спросила ее, как, по ее мнению, Марс справится с ситуацией. Девушка предложила Марсу выступить с речью.

После двух недель подготовки девочка выступила перед классом с короткой речью о депрессии, членовредительстве и важности обращения за помощью. По словам Скарлет, в результате получился практически идеальный голливудский финал: одноклассники девушки, многие из которых были в слезах, бросились обнять ее.Дети заговорили о психическом здоровье. В итоге девушка организовала группу поддержки, чтобы помогать другим подросткам.

Для Скарлет история девушки является примером того, что она называет «супергеройской терапией». Хотя названия этой практики различаются — некоторые называют ее «компьютерной терапией», — Скарлет является частью растущего числа психологов, которые включают представителей поп-культуры в свои терапевтические практики, чтобы вдохновлять пациентов. Практикующие говорят, что в эпоху «Игра престолов », «Гарри Поттер», и бесконечное количество фильмов о Бэтмене, это работает как для детей, так и для взрослых.(Скарлет в основном работает с подростками старшего возраста и взрослыми.) Почему взрослые стекаются к этому виду терапии, многое говорит о важности историй о супергероях — и о природе самой психики.


У Скарлет есть собственная супергеройская история происхождения. В 1986 году, когда ей было 3 года, она жила на Украине, в результате аварии был разрушен один из реакторов на Чернобыльской АЭС в 200 милях от нее. Скарлет говорит, что ее семья не знала, что случилось, пока люди не начали болеть. Вместо того, чтобы развивать сверхспособности, она много времени проводила в больнице.Она страдала частыми кровотечениями из носа, которые не могли свернуться. Всякий раз, когда менялась погода, у нее возникали мигрени, которые иногда переходили в припадки.

Прочтите: Международные усилия по сдерживанию Чернобыля

К тому времени, когда Скарлет исполнилось 12 лет, украинская экономика была в упадке, и родители Скарлет изо всех сил пытались заработать. Евреям, как и ее семье, угрожали расправой. Ее родители подали заявление о предоставлении убежища, и через год они иммигрировали в Нью-Йорк. Скарлет не говорила по-английски и приходила в школу в одной и той же одежде несколько дней подряд.Когда дети узнавали, откуда она родом, они спрашивали ее, радиоактивна ли она. «У меня был друг, который не ходил в мою школу, — говорит Скарлет. «Оглядываясь назад, я понял, что переживаю посттравматическое стрессовое расстройство и депрессию. Были дни, когда я просто хотел умереть ».

В старшей школе Скарлет устроилась на работу в местный кинотеатр. Однажды ночью она смотрела полуночный показ нового фильма Люди Икс , и ее увлекла первая сцена фильма, в которой молодой Магнето использует свои силы, чтобы согнуть ворота Освенцима после разлуки со своими родителями.Через жизнь мутантов Людей Икс фильм исследует темы антисемитизма, предрассудков и различий. Скарлет почувствовала особенно сильную связь со Штормом, персонажем, который может управлять погодой. К тому времени, как фильм закончился, Скарлет уже плакала.

Сегодня Скарлет сама немного похожа на персонажа из комиксов, с ярко-рыжими волосами и озорным лицом. Она оставалась заядлым компьютерщиком, поглощая научную фантастику и фэнтези, Гарри Поттер и Звездные войны .Когда она проходила докторантуру по психологии в базовом лагере морской пехоты Пендлтон недалеко от Сан-Диего, солдаты, которых она лечила, иногда не могли объяснить свои чувства. Иногда они использовали истории о супергероях, в которых сильные мужчины часто травмированы или ранены, чтобы объяснить свою боль: Я чувствовал то же, что чувствовал Брюс Уэйн и так далее. Скарлет начала использовать те же метафоры, когда проводила их через их эмоции, и так родился ее стиль терапии.

Скарлет теперь называет себя «супергерой-терапевтом» на своем веб-сайте. Она размахивает мечом и щитом при выстреле в голову. В конце сеансов терапии с новыми клиентами она обычно беседует с ними об их интересах в поп-культуре. Некоторые клиенты предпочитают стандартную терапию, основанную на принципах «как они себя чувствуют», но Скарлет говорит, что люди часто ищут ее, потому что у них есть сильные фандомы и они хотят включить их в терапию.

Хосуэ Кардона, пионер подобной концепции «компьютерной терапии», говорит, что открытость фэндому может помочь терапевтам наладить отношения с клиентами, облегчая путь людям, которые не любят терапию, помогая им открыться в трудных для них вопросах. вербализировать эмоции.Кардона говорит, что в некоторых фильмах и книгах «мы можем найти опыт, который отражает то, что мы чувствуем себя лучше, чем мы можем сказать сами».

Кроме того, фэндом настолько важен для идентичности некоторых людей, что без него было бы невозможно что-то столь интимное, как терапия. «Если вы действительно увлечены этим, — говорит Кардона, — вы смотрите на мир через эту призму». Если терапевт не знаком с фандомом клиента, Кардона предлагает, чтобы терапевт мог попросить клиента принести книги или транслировать шоу или фильм в офисе.По крайней мере, терапевт может прочитать резюме Википедии.


Основная практика введения персонажей из поп-культуры в терапию не нова. «Отчасти, когда мы в депрессии, наш взгляд на мир становится довольно серым. Нам трудно найти альтернативы », — говорит Линн Буфка, психолог из Американской психологической ассоциации, которая не занимается компьютерной терапией. Вымышленные персонажи могут помочь нам увидеть альтернативные пути и концовки нашей истории.В психологии они известны как «социальные суррогаты» или «не друзья», с которыми мы, тем не менее, относимся как к друзьям. Эти суррогаты, как отмечается в одном исследовании, приводят «к переживанию принадлежности, даже если не было никакой реальной, добросовестной принадлежности».

Вымышленные персонажи часто отправляются на миссии, чтобы охотиться на демонов, разгадывать тайны или сражаться со всем, что встречается на их пути. Подобным образом терапевты часто помогают клиентам преодолеть жизненные препятствия, например, побуждая их бросить вызов бесполезным мыслям или сказать своим партнерам, чего они на самом деле хотят.Наблюдение за вашими любимыми персонажами в разных версиях этого, пусть даже в более космическом масштабе, может быть мотивирующим фактором.

Как написала Скарлет в Self , она однажды видела пациента, который был в Buffy the Vampire Slayer . Женщина изо всех сил пыталась рассказать о переживании сексуального насилия, но открывалась, когда смотрела эпизоды Баффи , в которых титульный герой-подросток переживает собственные травмы. В какой-то момент Скарлет и женщина вместе смотрели эпизоды Баффи .Когда Баффи сказала своему другу Спайку: «Все, что я чувствую, все, к чему прикасаюсь, это ад», женщина указала на экран и сказала: «Это! Именно так я себя чувствую. Каждый день », — говорит Скарлет.

«Со временем, — пишет Скарлет, — с помощью наблюдения параллелей между вымышленным опытом Баффи и ее собственной реальностью — [женщина] смогла увидеть, что наши мысли не всегда точны, и изменив свои мысли и ее поведение, ее психическое здоровье начали улучшаться ».

Прочтите: О важности супергероев

По совпадению, недавний доклад Скарлет на конференции Американской психологической ассоциации о ее подходе нашел у меня отклик из-за X-Men .Когда вышел этот фильм, я тоже был иммигрантом из бывшего СССР, и мне казалось, что моя чуждость оставила меня на всю жизнь. Я помню, как меня успокаивала и очаровывала идея о подростках-фриках, счастливо живущих вместе в специальной школе для мутантов.

С тех пор, однако, мои вкусы отошли от боевиков и научной фантастики, и я не видел много фильмов с такими чистыми и сильными героями. На самом деле, я задавался вопросом, может ли рост антигеройских телешоу испортить эту супергеройскую стратегию.Моими любимыми сериалами в последнее время были Наследие и Дрянь , две серии, которые интересно смотреть именно потому, что главные герои принимают ужасные решения. Когда дело доходит до этих шоу, я настолько заинтересован, насколько мог бы быть компьютерщик: я читаю резюме, даже если я видел серию, и я направляю любые разговоры с друзьями в сторону последних моментов сюжета. Я в одном шаге от покупки флиса Argestes. Но на самом деле я не использую персонажей как вдохновение.На самом деле, если идти по стопам любого из персонажей этих шоу — или, по сути, большинства «престижных» шоу в наши дни, — это закончится катастрофой.

Кардона говорит, что это слишком ограничивающий способ думать об этом стиле терапии. «Что бы ни сделал этот персонаж, делайте это», — говорит он. Вместо этого причины, по которым шоу резонирует с вами, могут дать ключ к разгадке скрытых эмоций, которые вам сложно выразить словами. Скарлет предполагает, что некоторые из менее достойных восхищения персонажей из комиксов — например, Каратель или Джокер — могут даже представлять те части нас, которые жаждут справедливости или возмездия.Необязательно вести себя как Джокер, чтобы чувствовать себя изгоем, которому не повезло.

Эти объяснения сначала показались мне слишком слепо верными силе вымышленных рассказов. В конце концов, у фэндома могут быть свои темные стороны: фанаты обожествляют своих героев, изводят недоброжелателей и устраивают приступы ярости, когда персонаж изображается как человек другой расы. Более того, у меня начало складываться впечатление, что все, чем вы занимаетесь, можно использовать, чтобы помочь вам достичь всего, чего вы хотите. Казалось, что супергеройская терапия может быть всем и ничем.В моменты интервью с компьютерными терапевтами мне хотелось кричать: «Это не Нам; есть правила! »- тогда я понял, что на самом деле цитирую один из моих любимых фильмов.

Дело в том, что терапия действительно придает большое значение повествованиям. Терапия — это в основном рассказы. Это перефразирование того момента из вашего детства, а затем того разговора с начальником, а затем попытка осмыслить все это с помощью повествований. Таким образом, супергеройская терапия, хотя и не идеальна для всех, является действенным способом придумывать лучшие истории для вашей жизни.

И иногда для этого вам нужны все возможные инструменты на земле — какими бы расплывчатыми, выдуманными или глупыми они ни были. Хочу ли я быть такой же, как Шив Рой из Succession , социопатическая прелюбодейка, которая занимается фальсификацией свидетелей? Не совсем. Но когда я сталкиваюсь с ситуацией, которая настолько запутана и пугает, что мне потребуются вся моя компетентность, настойчивость и комбинезоны, чтобы пройти через нее, я действительно хочу быть немного похожей на нее. В такие моменты она мой герой.

Изменение характера: краткосрочная психотерапия, регулирующая тревожность

, автор: Leigh McCullough Vaillant

Механизм эмоциональных изменений занимает центральное место в области психического здоровья.Эмоциональное изменение необходимо для исцеления давней боли, вызванной патологией характера, но это наименее изученная и наиболее неправильно понимаемая область психотерапии и фармакотерапии.

Изменение характера по своей сути касается эмоций: как их выделить, распознать и заставить осознать, следовать их примеру и, что не менее важно, использовать познание, чтобы направлять, контролировать и направлять нашу эмоциональную жизнь.

Это лечебное руководство обучает терапевтов эффективным методам изменения характера и помогает пациентам жить осознанно с самими собой и другими посредством адаптивных реакций на конфликтные ситуации.

Ли Маккалоу Вайллант, признанный на национальном уровне эксперт по краткосрочной динамической психотерапии, показывает терапевтам, как выявлять и устранять препятствия в характере человека (защиты эго), которые блокируют эмоциональные переживания. Затем она показывает, как терапевт может погрузиться в этот опыт и использовать огромную адаптивную силу, обеспечиваемую эмоциями.

Результат? Она показывает нам, как испытывать эмоции без того, чтобы эмоции «мешали» нам. Интегративная психодинамическая модель Вайланта утверждает, что источником психопатологии является нарушение эмоционального опыта и выражения человека , которое включает нарушение влечений и убеждений, но в основном рассматривается как нарушение аффектов.

В рамках этого краткосрочного подхода психотерапевтам показывают, как сочетать поведенческие, когнитивные и относительные теории, чтобы сделать психодинамическое лечение более коротким и эффективным. Вайльян показывает, как аффект устраняет разрыв между интрапсихическим и межличностным подходами к психотерапии. Она утверждает, что аффект может создавать или разрывать отношения. Регулируя тревогу, связанную с аффектами по отношению к себе и другим, терапевты могут помочь своим пациентам существенно изменить характер.

Целостный акцент на аффектах и ​​привязанности не получил должного внимания ни в традиционной психодинамической теории, ни в когнитивной теории. Ясно и мастерски Вайльян показывает терапевтам, как объединить способности познания и эмоции в рамках динамического краткосрочного терапевтического подхода.

Купить книгу

Простое и эффективное лечение «случайностей характера»

  • Beck, A. T., Freeman, A., & Associates. (1990). Когнитивная терапия расстройств личности .Нью-Йорк: Гилфорд Пресс.

    Google ученый

  • Бенджамин, Л. С. (1996). Межличностная диагностика и лечение расстройств личности (2-е изд.). Нью-Йорк: Гилфорд Пресс.

    Google ученый

  • Каллаган, Г. М., Саммерс, К. Дж., И Вайдман, М. (2003). Лечение истерического и нарциссического расстройства личности: демонстрация клинического улучшения с использованием функционально-аналитической психотерапии с участием одного субъекта. Журнал современной психотерапии , 33 , 321–339.

    Google ученый

  • Деци, Э. Л., и Райан, Р. М. (2000). «Что» и «почему» для достижения цели: потребности человека и самоопределение поведения. Психологический опрос , 11 , 227–268.

    Google ученый

  • Дрисколл, К., Цукрович, К., Рирдон, М., И Джойнер Т. (2003). Простое решение сложных проблем . Махва, Нью-Джерси: Эрлбаум.

    Google ученый

  • Exline, J., Campbell, K., Baumeister, R., Joiner, T., & Krueger, J. (2004). Смирение. В C. Peterson & M. Seligman (Eds.), Сильные стороны и добродетели характера , стр. 461–475. Оксфорд: Издательство Оксфордского университета.

    Google ученый

  • Клерман, Г.Л., Вайсман, М. М., Рунсавиль, Б. Дж., И Шеврон, Э. С. (1984). Межличностная терапия депрессии . Нью-Йорк: Основные книги.

    Google ученый

  • Коленберг, Р. Дж., И Цай, М. (1991). Функциональная аналитическая психотерапия: создание интенсивных лечебных терапевтических отношений . Нью-Йорк: Пленум.

    Google ученый

  • Линехан, М.М. (1993а). Когнитивно-поведенческая терапия пограничных расстройств личности . Нью-Йорк: Guilford Press.

    Google ученый

  • Линехан, М. М., Херд, Х. Л., и Армстронг, Х. Э. (1993b). Натуралистическое наблюдение за поведенческой терапией для пограничных пациентов с хроническим парасуицидом. Архив общей психиатрии , 50 , 971–974.

    Google ученый

  • Маккалоу, Дж.П. (2000). Лечение хронической депрессии: система психотерапевтического анализа когнитивно-поведенческого анализа . Нью-Йорк: Guilford Press.

    Google ученый

  • Muraven, M., & Baumeister, R.F. (2000). Саморегуляция и истощение ограниченных ресурсов: походит ли самоконтроль на мускул? Психологический бюллетень , 126 , 247–259.

    Google ученый

  • Ramon y Cajal, S.(1966). Воспоминания о моей жизни . Кембридж, Массачусетс: MIT Press.

    Google ученый

  • Радд, М. Д., Джойнер, Т. Э., младший, и Раджаб, М. Х. (1995). Помогите отрицанию самоубийства. Журнал консалтинговой и клинической психологии , 63 , 499–503.

    Google ученый

  • Шелдон К., Уильямс Г. и Джойнер Т. (2003). Теория самоопределения в клинике: мотивация физического и психического здоровья .Издательство Йельского университета.

  • Солофф П., Линч К. и Келли Т. (2002). Жестокое обращение в детстве как фактор риска суицидального поведения при пограничном расстройстве личности. Журнал расстройств личности , 16 , 201–214.

    Google ученый

  • Вежбицки М. и Пекарик Г. (1993). Метаанализ выбывших из психотерапевтов. Профессиональная психология: исследования и практика , 24 , 190–195.

    Google ученый

  • Янг Дж. (1987). Когнитивная терапия, ориентированная на схемы при расстройствах личности. Неопубликованная рукопись. Центр когнитивной терапии, Нью-Йорк.

  • Занарини, М. К., Франкенбург, Ф. Р., Хеннен, Дж. И Силк, К. Р. (2003). Лонгитюдный курс пограничной психопатологии: 6-летнее проспективное наблюдение феноменологии пограничного расстройства личности.

  • Leave a Reply

    Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *