Статус жертвы: Статус жертвы

Содержание

Всячески избегайте приписывать себе статус жертвы. Каким бы отвратительным ни было ваше положение, старайтесь не винить в этом внешние силы: историю, государство, начальство, расу, родителей, фазу луны, детство, несвоевременную высадку на горшок и т.д. В момент, когда вы возлагаете вину на что-то, вы подрываете собственную решимость что-нибудь изменить.

ПОХОЖИЕ ЦИТАТЫ

ПОХОЖИЕ ЦИТАТЫ

Один из самых приятных моментов в жизни – это когда Вы наконец находите в себе смелость отпустить то, что не в силах изменить.

Неизвестный автор (1000+)

Пока вы не научитесь не обращать внимания на внешние обстоятельства и делать то, что вам надо делать, не зависимо ни от чего, вас так и будут держать под контролем.

Призраки (Чак Паланик) (50+)

Имейте в виду, что когда.
Вы даете волю своему гневу,

Вы не просто поступаете плохо в данный момент,
Но и развиваете в себе дурную привычку.

Джонни Депп (50+)

Осторожнее с тем, что вы постите на Facebook. Что бы это ни было, это еще всплывет когда-нибудь в вашей жизни.

Барак Обама (10+)

Если бы вы знали, что ждёт вас за ваше терпение — вы полюбили бы свои испытания.

Неизвестный автор (1000+)

Если когда-нибудь, гоняясь за счастьем, вы найдете его, вы, подобно старухе, искавшей свои очки, обнаружите, что счастье было все время у вас на носу.

Джордж Бернард Шоу (100+)

Не учите других, не старайтесь их изменить. Достаточно уже того, что вы изменитесь сами — это и будет вашим посланием.

Ошо (100+)

Ничего не бывает зря. Если вы что-то совершили, значит в тот конкретный момент вашей жизни, на том конкретном этапе вашего развития, в данном поступке был смысл. И если вам кажется, что вы могли поступить по-другому, знайте – вы не могли.

Блудливая Калифорния (100+)

Ничего не бывает зря. Если вы что-то совершили, значит в тот конкретный момент вашей жизни, на том конкретном этапе вашего развития, в данном поступке был смысл. И если вам кажется, что вы могли поступить по-другому, знайте – вы не могли.

Неизвестный автор (1000+)

Каким бы отвратительным ни было ваше положение, старайтесь не винить в этом внешние силы: историю, государство, начальство, расу, родителей, фазу луны, детство, несвоевременную высадку на горшок и т. д. Меню обширное и скучное, и сами его обширность и скука достаточно оскорбительны, чтобы восстановить разум против пользования им. В момент, когда вы возлагаете вину на что-то, вы подрываете собственную решимость что-нибудь изменить.

Иосиф Бродский (100+)

Всячески избегайте приписывать себе статус жертвы

Иосиф Бродский
Из эссе «Речь на стадионе»
(Выступление перед выпускниками Мичиганского университета),
1988 год

…Всячески избегайте приписывать себе статус жертвы. …Каким бы отвратительным ни было ваше положение, старайтесь не винить в этом внешние силы: историю, государство, начальство, расу, родителей, фазу луны, детство, несвоевременную высадку на горшок и т.д. Меню обширное и скучное, и сами его обширность и скука достаточно оскорбительны, чтобы восстановить разум против пользования им. В момент, когда вы возлагаете вину на что-то, вы подрываете собственную решимость что-нибудь изменить.

…Какой бы исчерпывающей и неопровержимой ни была очевидность вашего проигрыша, отрицайте его, покуда ваш рассудок при вас, покуда ваши губы могут произносить «нет».

Вообще старайтесь уважать жизнь не только за ее прелести, но и за ее трудности. Они составляют часть игры, и хорошо в них то, что они не являются обманом. Всякий раз, когда вы в отчаянии или на грани отчаяния, когда у вас неприятности или затруднения, помните: это жизнь говорит с вами на единственном хорошо ей известном языке.

…Если это вам как-то поможет, старайтесь помнить, что человеческое достоинство — понятие абсолютное, а не разменное; что оно несовместимо с особыми просьбами, что оно держится на отрицании очевидного. Если вы найдете этот довод несколько опрометчивым, подумайте по крайней мере, что, считая себя жертвой, вы лишь увеличиваете вакуум безответственности, который так любят заполнять демоны и демагоги, ибо парализованная воля — не радость для ангелов.

…Мир, в который вы собираетесь вступить, не имеет хорошей репутации. Он лучше с географической, нежели с исторической точки зрения; он все еще гораздо привлекательней визуально, нежели социально. Это не милое местечко, как вы вскоре обнаружите, и я сомневаюсь, что оно станет намного приятнее к тому времени, когда вы его покинете.

Однако это единственный мир, имеющийся в наличии: альтернативы не существует, а если бы она и существовала, то нет гарантии, что она была бы намного лучше этой.

…Старайтесь не обращать внимания на тех, кто попытается сделать вашу жизнь несчастной. Таких будет много — как в официальной должности, так и самоназначенных. Терпите их, если вы не можете их избежать, но как только вы избавитесь от них, забудьте о них немедленно. Прежде всего старайтесь не рассказывать историй о несправедливом обращении, которое вы от них претерпели; избегайте этого, сколь бы сочувственной ни была ваша аудитория. Россказни такого рода продлевают существование ваших противников: весьма вероятно, они рассчитывают на то, что вы словоохотливы и сообщите о вашем опыте другим. Сам по себе ни один индивидуум не стоит упражнения в несправедливости (или даже в справедливости). Отношение один к одному не оправдывает усилия: ценно только эхо. Это главный принцип любого притеснителя, спонсируется ли он государством, или руководствуется собственным я.

Поэтому гоните или глушите эхо, не позволяйте событию, каким бы неприятным или значительным оно ни было, занимать больше времени, чем ему потребовалось, чтобы произойти.

То, что делают ваши неприятели, приобретает свое значение или важность от того, как вы на это реагируете. Поэтому промчитесь сквозь или мимо них, как если бы они были желтым, а не красным светом. Не задерживайтесь на них мысленно или вербально; не гордитесь тем, что вы простили или забыли их, — на худой конец, первым делом забудьте. Так вы избавите клетки вашего мозга от бесполезного возбуждения; так, возможно, вы даже можете спасти этих тупиц от самих себя, ибо перспектива быть забытым короче перспективы быть прощенным.

Иосиф Бродский (1940—1996)

Поэт, переводчик, эссеист, драматург. В 1964 году арестован по обвинению в тунеядстве, провел 18 месяцев в ссылке. В 1972 году был вынужден эмигрировать в США. Работал в Мичиганском университете. Лауреат Нобелевской премии по литературе (1987 год).

Как победить в себе жертву и контролировать любую ситуацию

Эту статью можно не только прочитать, но и послушать. Если вам так удобнее — включайте подкаст.

Итак, вы начинаете раздражаться прямо с утра: пробки на дорогах, идиоты не умеют ездить, большая очередь в магазине и так далее. Всё это обстоятельства, которые не зависят от вас, и они портят вам настроение и задают тон на весь оставшийся день.

Да, такие ситуации находятся вне вашего контроля, но как насчёт ваших эмоций по поводу этих ситуаций? Эмоции обусловливают вашу реакцию на всё, что происходит в жизни. И их очень трудно контролировать. Трудно, но возможно.

Любая реакция на людей или ситуации, вне зависимости от того, происходит она автоматически, в результате привычки или исходит от осознанных мыслей, — это наш выбор. Мы выбираем, взять ответственность за свои поступки на себя или винить кого-то другого. Мы вправе выбирать, кто контролирует нашу жизнь. Вы делаете день, или день делает вас.

Как и почему мы любим разыгрывать из себя жертву

Психология жертвы строится на уверенности в том, что мы не несём ответственности за наши действия и жизненные обстоятельства.

Сегодня благодаря интернету и социальным медиа привычка обвинять, критиковать и не принимать жизненные обстоятельства становится обычной частью ежедневного общения. Современные люди становятся всё более чувствительны вне зависимости от возраста. Обидчивость и уязвимость замечаются и на рабочих местах, и в учебных заведениях — школах и университетах.

Как отметили социологи Брэдли Кэмпбелл (Bradley Campbell) и Джэйсон Мэннинг (Jason Manning) в своём исследовании , нас учат реагировать на малейшую обиду. Вместо того чтобы решать проблемы своими силами, мы жалуемся другим людям, чтобы они подтвердили наш статус жертвы, и начинаем зависеть от них в этом плане.

Всё это рождает чувство беспомощности. Мы погружаемся в бессилие, виним других, говорим об обстоятельствах и жалеем себя: «Если бы только случилось X, всё было бы лучше…», «Почему я не она?» и так далее.

В своей книге The Power of TED Дэвид Эмералд (David Emerald) называет психологию жертвы страшным трагичным треугольником. Модель этого треугольника разработал доктор Стивен Карпман (Steven Karpman) ещё в 1960 году, но она актуальна и по сей день. Мы постоянно играем одну из трёх ролей этого треугольника или все три по очереди.

Трагичный треугольник

Как жертва мы концентрируемся на негативе в своей жизни и чувствуем себя обиженными тем, кто судит или критикует нас.

Как преследователи мы судим и критикуем других, обычно без гнева и злости.

Наконец, мы обращаемся к спасителям, которые могут предстать в форме другого человека или других вещей, чтобы отвлечь нас и принести облегчение.

Жалобы — это отличный механизм защиты. Хороший способ убедить себя, что вы достойны лучшего, когда всё идёт не так, как хочется (а вы ничего не делаете, чтобы исправить это). Ведь гораздо проще жаловаться и критиковать, чем создавать, вести и делать что-то.

Моя жизнь наполнена ужасными неудачами, большинство из которых никогда не случалось.

Марк Твен, писатель

Когда вы воспринимаете обстоятельства как внешний фактор, вы тем самым разрешаете себе не двигаться вперёд. Вы не растёте, не учитесь на своих ошибках.

Что же делать? Увеличивать осознанность, признавать свои ошибки и недостатки и соглашаться с тем, что вы ответственны за свою судьбу.

Как победить в себе жертву и принять ответственность

Переверните трагичный треугольник

Противоположность трагичного треугольника Дэвида Эмералда — динамичное улучшение.

Динамичное улучшение

В то время как жертвы концентрируются на проблемах, творцы чётко понимают, чего они хотят, и берут на себя ответственность за свои результаты в жизни.

Преследователи становятся соперниками, которые помогают учиться и расти на пути самопознания.

И наконец, спасители становятся тренерами и помогают творцу на пути к осуществлению его мечты.

Притом в жизни остаются те же проблемы, ситуации и соперники. Просто мы смотрим на них с другой точки зрения.

Чтобы перейти из режима жертвы в режим творца, выберите время и задайте себе несколько вопросов:

  • Каков мой идеальный результат?
  • Какие намерения привели меня к тому, что есть в жизни?
  • Кого я виню за то, что случается со мной?
  • К кому или чему я тянусь за спасением?

Подобная философия восприятия трудностей присутствует в трудах многих философов: Маркуса Аврелия, Сенеки, Эпиктета и других стоиков.

Философия стоицизма основывается на том, что мы не можем контролировать события, которые произойдут, но можем управлять своей реакцией на это. Мы неудовлетворены своей жизнью потому, что позволили эмоциям управлять нашими мыслями и действиями, вместо того чтобы применять логику и рациональное мышление. Мы забыли, что препятствия и неудачи — это богатые возможности для роста и развития.

Писатель и маркетолог Райан Холидэй (Ryan Holiday) в своём выступлении на конференции TEDx использовал эти принципы стоиков, чтобы рассказать истории великих исторических личностей: Теодора Рузвельта (Theodore Roosevelt), Лоры Инглз-Уайлдер (Laura Ingalls Wilder), Улисса Гранта (Ulysses Grant) и Томаса Эдисона (Thomas Edison). Людей, которые смотрели на поражения и проблемы как на возможности для личностного роста.

Есть одна вещь, которая помогает не растеряться при встрече с препятствиями, не расстраиваться и не сдаваться перед ними. Немногие способны сделать это. Но после того, как вы научитесь контролировать свои эмоции, объективно судить и стоять на своём, станет возможным следующий шаг — мысленное переключение. Щелчок, и вы начинаете видеть не препятствие, а возможности. Как говорила Лора Инглз-Уайлдер, хорошее есть во всём, если мы ищем его. Но мы ищем так плохо… Мы закрываем глаза на настоящие подарки.

Райан Холидэй

Это заложено в нашей природе — верить в то, что всё должно происходить именно так, как мы ожидаем. И если оно идёт не так, мы отказываемся принять это. Например, мы жалуемся на раздражающего сотрудника, тогда как могли бы изучить его недостатки, найти похожее в себе и улучшить свою манеру общения.

Выполните упражнение «день без жалоб»

Во время этого упражнения вам нельзя жаловаться, сплетничать, осуждать и выражать недовольство. Попробуйте. Скорее всего, у вас не получится продержаться без жалоб даже полдня.

Хорошо, это поможет не высказывать негатив, жалобы и сплетни, но поможет ли это изменить сам образ мышления? Поможет. Мы думаем словами, поэтому на то, что мы говорим, напрямую влияют слова, которые мы прокручиваем в голове. Поэтому аффирмации тоже весьма эффективны. Повторяя позитивные мантры, мы влияем на то, как наш мозг фильтрует и интерпретирует поступающую извне информацию. Одно исследование показало, что аффирмации снижают стресс, улучшают способность к решению проблем и принятию решений.

Когда вы устраиваете себе день без жалоб, вы следите за тем, что и как говорите другим людям, учитесь выбирать слова более тщательно, избегать негатива и концентрироваться на решениях и позитивном ответе.

Можете практиковать это упражнение весь день или применять его только в особых обстоятельствах, например в сложных жизненных ситуациях или когда вас что-то сильно раздражает. Так вы научитесь оставаться спокойным и позитивным и ориентироваться на поиск решения в стрессовых ситуациях.

Наша жизнь создаётся нашими мыслями.

Будда

Мы не можем избежать трудностей, и не стоит ограждать от них себя или своих детей. Мы должны встречать препятствия лицом к лицу, потому что именно за счёт опыта, постоянных вопросов и ответов мы растём и преуспеваем.

В следующий раз, когда вы столкнётесь с трудной и раздражающей ситуацией, подумайте, что для вас важнее: гнев или личностный рост?

Читайте также 🧐

Статус жертвы в практике Европейского Суда по правам человека Текст научной статьи по специальности «Право»

УДК 341.64 ББК 67.412.1

DOI 10.24411/2073-3313-2020-10294

СТАТУС ЖЕРТВЫ В ПРАКТИКЕ ЕВРОПЕЙСКОГО СУДА ПО ПРАВАМ ЧЕЛОВЕКА

Амина Гаджиявовна КАГИРОВА, магистрант Юридического института Дагестанского государственного университета E-mail: [email protected]

Мадина Низамовна АЛИЕВА, доцент кафедры конституционного и международного права Юридического института Дагестанского государственного университета, кандидат юридических наук E-mail: madina alieva [email protected] ru

Научная специальность: 12.00.10 — международное право; европейское право

Аннотация. В статье рассматривается понятие жертвы согласно Конвенции 1950 г. Большое внимание уделяется практике Европейского Суда по правам человека. Отмечается, что Конвенция «О защите прав и основных свобод» не дает четкого определения понятию «жертва», поэтому ориентирами для потенциального заявителя должны служить правовые позиции, выработанные в судебной практике. Делается вывод о том, что для придания заявителю статуса жертвы он сам в действительности должен пострадать в результате обжалуемого нарушения.

Ключевые слова: статус прямой жертвы, статус косвенной жертвы, судебная практика, Европейский Суд по правам человека, заявитель, жалоба, обжалуемые нарушения.

Annotation. The article deals with the concept of victim under the 1950 Convention. Much attention is paid to the practice of the European Court of human rights. It is stated that the Convention does not provide a clear definition of the concept of «victim», so the legal positions developed in judicial practice should serve as guidelines for a potential applicant. It is concluded that the European Court of human rights accepts the complaint for consideration if the alleged violations actually violated the applicant’s rights. It is concluded that in order to give the applicant the status of a victim, he himself must actually suffer as a result of the alleged violation.

Keywords: direct victim status, indirect victim status, judicial practice, European Court of human rights, applicant, complaint, complained of violations.

Понятие жертвы является основополагающим в практике Европейского Суда по правам человека (далее — Европейский Суд, ЕСПЧ, Суд) при решении вопросов о наличии нарушения прав человека и в связи с этим о приемлемости жалобы для рассмотрения Судом.

Европейская конвенция «О защите прав и основных свобод» от 4 ноября 1950 г. не дает четкого определения понятию «жертва», поэтому ориентирами для потенциального заявителя должны служить правовые позиции, выработанные в судебной практике.

В контексте ст. 34 Конвенции понятие «жертва» означает лицо или группу лиц, прямо или косвенно затронутых предполагаемым нарушением. Это положение гарантирует право физическим и юридическим лицам на разбирательство в ЕСПЧ.

По мнению Р. В. Винниковой, жертва — это «лицо, которое не принимает непосредственного участия в военных действиях или прекратило такое участие с определенного момента»1. Правовой статус жертвы регламентируется Конвенцией от 4 ноября 1950 г. и Протоколами к ней. Понятие жертвы уточняется и дополняется постановлениями Европейского Суда по правам человека.

Суд не принимает к рассмотрению абстрактные жалобы, т. е. такие, где изложено лишь несоответствие национальной практики или законодательства положениям Конвенции, но не указаны конкретные обстоятельства и персональные права заявителя, установленные Конвенцией.

Относительно статуса жертвы, следует отметить, что ученые, например П.Н. Бирюков, выделяют статус прямой жертвы и статус косвенной жертвы. Для того чтобы соответствовать ста-

ЗАКОН И ПРАВО • 06-2020

тусу прямой жертвы, по мнению ученого, заявителю необходимо:

«а) входить в одну из категорий заявителей, упомянутых в ст. 34;

б) иметь доказательства о том, что является жертвой нарушения прав, указанных в Конвенции»2.

Следовательно, для того чтобы подать жалобу в Суд, согласно ст. 34 Конвенции 1950 г. заявитель должен доказать, что он был «непосредственно затронут» действиями, подлежащими обжалованию.

Косвенной жертвой, согласно практике ЕСПЧ, признано лицо, которое испытывало нарушение своих личных прав в связи с нарушением прав другого лица. Однако у него с непосредственной жертвой должна быть тесная связь, например, родственная.

Так, О.О. Небратенко отмечает, что косвенными жертвами «могут быть признаны близкие родственники «непосредственной» жертвы, а также лица, имеющие иного рода тесные отношения с «непосредственной» жертвой и (или) понесшие ущерб в результате нарушения прав другого или заинтересованные в прекращении нарушения»3.

Если жертва нарушения умерла до подачи заявления, то лицо, имеющее законный интерес, может в качестве родственника подать заявление, где рассматриваются жалобы, связанные с его смертью или исчезновением.

Следует подчеркнуть, что понятие «косвенная» жертва находит отражение лишь в судебной практике Европейского Суда.

В соответствии с практикой ЕСПЧ понятие «жертва» следует толковать автономно и независимо от понятий, установленных национальным правом государств-участников, в частности, таких, как личная заинтересованность или дееспособность. В данное понятие включены и прямые, и косвенные жертвы.

По смыслу Конвенции заявитель должен обладать статусом «жертвы».

Следует также обратить внимание на то, что ЕСПЧ при определении жертв должен следовать правилу, согласно которому заявитель был участником национального судебного разбирательства. Безотносительно к тому, к какому виду жертв относится заявитель для признания жалобы приемлемой, нужно, чтобы во время рассмотрения дела в Суде лицо все еще было жертвой, другими словами, «непосредственно пострадало от нарушения, о котором оно заявляет»4.

Согласно правовой позиции Европейского Суда принятия решения в пользу заявителя недостаточно для лишения его статуса «жертвы».

Так, в постановлении Европейского Суда по правам человека по делу «Посохов против Российской Федерации» сказано, что Посохов признан виновным в пособничестве при уклонении от уплаты таможенных платежей и злоупотреблении служебным положением. После освобождения по амнистии заявитель подал жалобу на приговор суда, а также оспорил состав суда в связи с нарушением порядка отбора народных заседателей.

Позднее Судом был удовлетворен протест и частично отменены приговор и определение Судебной коллегии по уголовным делам Суда, и дело было направлено на новое судебное рассмотрение.

Власти Российской Федерации заявили о том, что С.В. Посохов утратил статус жертвы в связи с обжалуемым нарушением его прав, указав на то, что приговор был отменен и состоялось новое рассмотрение дела в другом составе Суда. Европейский Суд отметил, что решение, имеющее благоприятные последствия для заявителя, не может являться основанием для лишения заявителя статуса жертвы. Суд постановил, что у заявителя есть основания считать себя жертвой по смыслу ст. 34 Конвенции; и государство-ответчик должно выплатить ему возмещение морального вреда5.

В заключение сделаем следующие выводы.

Для придания заявителю статуса жертвы он в действительности должен пострадать в результате обжалуемого нарушения. Статус жертвы подразумевает, что заявитель должен проявлять личную заинтересованность, в силу чего судебная практика признает недопустимыми жалобы о защите лишь общественных интересов. Выделяются статусы прямой и косвенной жертвы, но понятие косвенной жертвы отражено только в судебной практике ЕСПЧ.

1 Винникова Р.В. Статус жертвы в международных правовых актах // Виктимология. 2019. № 2 (20). С. 8.

2 Бирюков П.Н. Статус «жертвы» в практике ЕСПЧ // Современные проблемы международного и евразийского правосудия: Матер. Междунар. науч.-практ. конф. / Под ред. Ю.Н. Старилова. 2017. С. 64.

3 Небратенко О.О. Понятие «жертва» в судебной практике Европейского Суда по правам человека // Рос. судья. 2014. № 5. С. 44.

4 Карабанов Е. С. Условия совместимости индивидуальной жалобы с положениями Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод // Вестник Челябинского гос. ун-та. Сер.: Право. 2009. № 31 (169). Вып. 21. С. 21.

5 Постановление Европейского Суда по правам человека от 04.03.2003 г. по делу «Посохов против Российской Федерации» // URL: http://docs.cntd.ru/document/ 901867166 (Дата обращения: 22.02.2020)

ЗАКОН И ПРАВО • 06-2020

О статусе жертвы.

Частное мнение.

Иосиф Бродский писал: «Всячески избегайте приписывать себе статус жертвы. Каким бы отвратительным ни было ваше положение, старайтесь не винить в этом внешние силы: историю, государство, начальство, расу, родителей, фазу луны, детство, несвоевременную высадку на горшок и т.д. В момент, когда вы возлагаете вину на что-то, вы подрываете собственную решимость что-нибудь изменить». Но даже бизнесмены иногда страдают этим. 

Не чувствовать себя жертвой очень сложно – слишком соблазнительно обвинить во всех бедах кого-то другого. Думаю, от этого чувства, от этого искушения полностью не свободен никто. Разница только в том, что кто-то поддается этому чувству, а иные сопротивляются.

На просторах бывшего СССР живет очень много людей, для которых самоощущение «жертвы» стало естественной частью их жизней. Не они виноваты в том, что живут плохо и бедно – в этом виноват кто-то другой. Президенты, политики, чиновники – в своей стране или в других. Родители, не давшие востребованную специальность. Дети, родившиеся не вовремя, из-за которых пришлось работать, а не учиться. Съездите в любой бедный регион в своей стране и спросите местных – кто виноват в их бедности? Вы услышите много разных ответов, кроме одного – «мы сами». Да и в крупных городах ситуация не лучше.

Статус жертвы удобен тем, что снимает с нее ответственность не только за ее положение, но и за изменение этого статуса. Мол, что я могу изменить, если против меня такие мощные, непреодолимые внешние обстоятельства?

В конце 2008 года я был неопытным (всего лишь два года) генеральным директором оптовой компании. Мы продавали комплектующие для жалюзи – товар, от которого напуганное население отказалось в первую очередь. Выручка падала несколько месяцев подряд, конца этому не было видно, и хирургическое сокращение затрат уже не спасало. Акционеры компании, до этого не принимавшие в ее судьбе почти никакого участия, звонили мне чуть ли не ежедневно с вопросами о том, стало ли уже лучше. И соблазн ответить им, что в условиях такого всемирного шторма не только я, но и никакой гуру менеджмента не способен улучшить ситуацию, был очень велик. Я боялся заходить по утрам в интернет, поскольку из мира бизнеса и экономики приходили только плохие новости.

В то время моему младшему сыну не исполнилось и года. По выходным я всегда гулял с ним в парке. Пока он, укутанный, спал в коляске, я размышлял. Известно, что во время ходьбы кровь приливает в затылочные доли мозга, поэтому неспешная прогулка идеальна для раздумий. И однажды я набрел на одну простую мысль – да, выручка моей компании снизилась, но она все равно была выше, чем в 2006-м году или ранее. При этом в 2006-м году моя компания была очень прибыльной. Значит, и в 2009-м году ее можно сделать прибыльной с той же выручкой. Да, издержки с тех пор изрядно подросли. Но и опыта у нас было уже на два года больше! В моем мозгу словно что-то перещелкнулось. Я понял, как нужно правильно относиться к кризису.

Само по себе это открытие не принесло огромного эффекта. Но смена точки зрения позволила мне переключиться с бесконечных тревожных ожиданий на действия. Мы и раньше не сидели сложа руки, но когда я изложил своей команде новый подход, наши действия стали осмысленнее и последовательнее. Как я понимаю теперь, ошибок все равно сделано было немало, но по крайней мере мы выбрались из убытков и выстояли.

Тот опыт многому меня научил. Главное не в том, какие вокруг обстоятельства, главное в том, что ты в них предпринимаешь. Конечно, когда вокруг все рушится, строить завиральные планы о «вертикальном взлете» может быть глупо, но взять себя в руки, принять ответственность за последствия и сделать лучшее из возможного – необходимо.

К сожалению, некоторые комментарии к моей статье в Forbes показывают, что отдельные предприниматели в России видят себя в роли жертвы. Жертвы «падения покупательской способности». Жертвы крупного бизнеса. Жертвы государства, которое изымает каждый лишний рубль из кармана предпринимателя.

Да, все это правда. Покупательская способность падает. Крупный бизнес использует свои лоббистские ресурсы, чтобы выдавить маленький. Налоговые и иные контролирующие органы иногда ведут себя так, словно завтра не наступит никогда, и надо выдоить из бизнеса все, что возможно, прямо сейчас. Причем, прошу заметить, обо всем об этом я знаю тоже не из СМИ, у меня двадцать лет управленческого стажа и свой бизнес, пусть и небольшой, так что со всем этим я тоже сталкиваюсь ежедневно.

Все это – объективная, но сугубо внешняя реальность. В данной ситуации, как я уже не раз писал, можно поступить одним из четырех способов:

  1. Закрыть бизнес
  2. Попытаться изменить государство (как-то)
  3. Уехать из страны
  4. Пытаться делать лучшее из возможного

Другие варианты мне неизвестны. Как поступать – каждый решает сам. У каждого свой путь и свой выбор. Но все эти четыре варианта подразумевают действия. Действия, а не жалобы. Жалобами делу не поможешь точно. Действиями, может, тоже не поможешь, всякое бывает, но попытаться по крайней мере стоит.

Недавно владелец «Теремка» дал знаменитое интервью, в котором посетовал, что его вытесняют с рынка McDonaldsи BurgerKing. Но что в этом удивительного? На любом рынке у вас будет конкуренты, которые будут пытаться вас с него выдавить(окажись он на их месте, он делал бы то же самое, и, возможно, он тоже кого-то, более мелкого, выдавил с рынка). У некоторых из конкурентов для этого будут мощные ресурсы. Себестоимость продуктов растет, арендная плата тоже, при этом потребитель требует вкусной еды и по низкой цене, сотрудники подворовывают и ленятся. Крайне сложная рыночная задача, со множеством переменных, не поспоришь. Но что можно предпринять еще, кроме как пытаться создать какой-то уникальный формат? Сжечь McDonalds?

А что до налоговой, то ее действия, как правило, распространяются на всех игроков рынка в одинаковой степени. Конкуренты страдают так же. Но даже если нам не повезло, и наши конкуренты дружат с директором налоговой со школы, что мы можем предпринять? Можем ли мы их поссорить?

Вытащив себя за волосы, словно Мюнгхаузен, из статуса жертвы, можно добиться многого. Совершить чудо – вряд ли, но изменить ситуацию к лучшему вполне реально.

А когда мы перестаем сваливать все свои беды на внешние обстоятельства, какими бы ужасными они ни были, происходят сразу две вещи:

  1. Мы начинаем видеть какие-то, пусть крошечные, возможности для улучшения.
  2. Мы начинаем иначе смотреть на собственные недостатки, мешающие нам стать сильнее.

Про последнее, в общем-то, и была статья в Forbes. О том, что валить все на внешние сложности можно только тогда, когда все внутренние вопросы решены, а такбывает крайне редко. У большинства компаний есть мощные ресурсы для повышения эффективности – рост производительности труда, рост оборачиваемости, снижение производственных издержек. У тысяч компаний до сих пор крайне слабо работают продажи – и это тоже мощнейший ресурс для роста. У «ВкусВилл», «ТехноНИКОЛЬ» или «ДоДо Пицца» нет нефтяных вышек или административного ресурса, все свои проблемы они решают сами. И налоговая, надо полагать, относится к ним так же, как и ко всем остальным. И у них получается. Причем «ВкусВилл» и «ДоДо Пицца» начинали свой бизнес не в 90-х, а относительно недавно, уже в современной реальности, у них не было старого запаса прочности.

Тратить силы на внешние обстоятельства можно только тогда, когда у тебя есть возможность на них повлиять. А если у нас такой возможности нет (а в большинстве случаев ее нет), то постоянное перемалывание внутри себя переживаний приводит только к язве желудка и бессоннице. Как говорится, не можешь изменить внешние обстоятельства – измени свое отношение к ним. Других рецептов я не знаю.


Эксперт: 

ПОДПИСЫВАЙТЕСЬ НА НАШИ ОБНОВЛЕНИЯ!!!

Читайте нас каждый день – мы публикуем много интересных статей, своих и не только:

 

Кто может обратиться с жалобой в Европейский Суд

В соответствии со статьей 34 Конвенции о защите прав человека и основных свобод жалоба в Европейский Суд по правам человека может быть подана:

  • физическим лицом,
  • неправительственной организацией или
  • группой частных лиц,

которые утверждают, что они явились жертвами нарушения конвенционного права.

Фактически данное правило означает, что жалоба в Страсбургский Суд не может быть подана органом публичной власти (должностным лицом) или организацией, за которую государство само несет ответственность. В противном случае государство в лице одних своих органов могло бы обратиться в Европейский Суд по правам человека с жалобой на себя же (в некотором смысле в лице других своих органов), что недопустимо. Однако отграничение органов публичной власти (должностных лиц) и организаций, за которые государство несет ответственность, от частных лиц является не такой простой задачей. Для этого необходим по меньшей мере анализ функций того органа, лица, организации, в отношении которых ставится вопрос о том, не являются ли они органом публичной власти (должностным лицом), организацией, за которую государство несет ответственность. Если они выполняют публичную функцию, то с точки зрения данного критерия приемлемости жалобы в Европейский Суд по правам человека они могут быть признаны государственным органом. Вместе с тем должностное лицо является таковым только при выполнении возложенных на него функций публичной власти. Человек, являющийся должностным лицом, безусловно, может вступать в множество различных отношений в статусе частного лица. И в этом случае он может обратиться в Страсбургский Суд именно как частное лицо в защиту конвенционных прав, принадлежащих ему как частному лицу. Например, судья не может обратиться с жалобой в Европейский Суд по правам человека на нарушения тех его прав, которые связаны с выполнением им функций по отправлению правосудия. Но если судья полагает, что государство в лице тех или иных своих органов вмешалось в принадлежащие ему частные права или не выполнило своих позитивных обязательств по их защите, ничто не препятствует его обращению в Страсбургский Суд.

Несмотря на отсутствие прямого указания на это в статье 34 Конвенции о защите прав человека и основных свобод, с жалобой в Страсбургский Суд может обратиться, например, коммерческая организация, которая в плане порядка создания, финансирования, управления, контроля, осуществляемых функций никак не связана с государством. Если у юридического лица имеется связь с государством, необходимо анализировать вопрос о возможности обращения такого юридического лица в ЕСПЧ, исходя из конкретных особенностей его статуса.

Применительно к физическим лицам не существует требований достижения ими определенного возраста или состояния дееспособности. Так, человек, признанный российским судом недееспособным, может обратиться в Европейский Суд по правам человека от своего имени, и его жалоба не будет по этой причине неприемлемой. Жалобы от имени детей, являющихся жертвами нарушений конвенционных прав, обычно подают родители.

Ни место жительства заявителя, ни его гражданство(а) (подданство(а)), равно как наличие или отсутствие либо изменение (утрата) такового(ых) сами по себе не имеют никакого значения с точки зрения возможности обращения с жалобой в Европейский Суд по правам человека, поскольку права, гарантированные Конвенцией о защите прав человека и основных свобод и Протоколами к ней, жалобы на нарушения которых рассматривает Европейский Суд по правам человека, гарантированы каждому, независимо от места жительства и (или) гражданства (подданства) (хотя ряд прав в силу своего содержания может принадлежать только гражданам или, напротив, только иностранцам; см. текст Конвенции и Протоколов к ней). Однако на момент нарушения заявитель должен находиться под юрисдикцией государства, с жалобой на которое он обращается в Страсбургский Суд.

В подавляющем большинстве случаев родственники жертвы нарушения конвенционного права не могут без доверенности обратиться в Европейский Суд по правам человека от имени жертвы. (При наличии доверенности жалобу от имени заявителя может подать любое лицо, в т.ч. не являющее родственником.) Хотя из этого правила есть исключения. Наиболее известное из них – обращение с жалобой на нарушения права на жизнь, в результате которого жертва лишилась ее. Содержание лица под стражей или нахождение  его в местах лишения свободы само по себе никоим образом не свидетельствует о невозможности самостоятельного обращения с жалобой в Европейский Суд по правам человека. В случаях, не подпадающих под исключения, родственники могут обратиться в Страсбургский Суд только от своего собственного имени в отношении тех нарушений, которые связаны с нарушениями конвенционных прав, принадлежащих их близким, но все же допущены непосредственно в отношении их самих.

Лицо считается жертвой нарушения конвенционного права в том случае, если оно может обосновать, что в его право было осуществлено неправомерное вмешательство или в отношении принадлежащего ему права государством не были выполнены возложенные на него позитивные обязательства. Лицо не может обратиться в Европейский Суд по правам человека с жалобой на нарушения, которые потенциально могут быть допущены в отношении него в будущем. Например, в Страсбургский Суд нельзя пожаловаться на тот или иной закон или практику его применения, если лицо не может представить доказательства того, что закон действительно уже был применен к нему. Исключения составляют случаи, когда в силу специфики вмешательства лицо не может однозначно доказать факт применения к нему закона, хотя имеет некоторые основания полагать, что он был к нему применен. Наиболее типичный случай – применение в отношении лица тайных мер, например, оперативного наблюдения, предусмотренного Федеральным законом «Об оперативно-розыскной деятельности». Данная мера по определению носит скрытый характер, а факт ее применения считается государственной тайной до тех пор, пока соответствующая информация не будет рассекречена. Для этих случаев Европейским Судом по правам человека введено понятие «потенциальная жертва». Этим термином обозначается лицо, которое не может прямо доказать вмешательство в его конвенционное право, но может привести ряд косвенных доказательств, указывающих на вероятность того, что оно имело место.

В ряде случаев лицо может считаться жертвой нарушения права, которое может иметь место в будущем. Это касается ситуаций, в которых высока вероятность того, что действие (бездействие), приводящее к нарушению, будет иметь место, а ущерб, который может быть причинен лицу, является фактически непоправимым. Одной из типичных ситуаций такого рода является выдача лица государству, в котором оно может быть подвергнуто пыткам или смертной казни. Однако для признания за лицом статуса жертвы решение о его выдаче должно быть окончательным.

Лицо утрачивает статус жертвы при соблюдении следующих условий:

  • государство признало нарушение конвенционного права и одновременно
  • исправило это нарушение, в том числе, в необходимых случаях,
  • выплатило справедливую компенсацию за него.

Распространено мнение, будто Европейский Суд по правам человека фактически не рассматривает жалобы на нарушение права на справедливое судебное разбирательство в отношении лиц, признанных национальными судами виновными в совершении ряда особо тяжких преступлений. Однако это лишь миф. Например, Александр Аркадьевич Пищальников, Постановление по делу которого было оглашено Европейским Судом по правам человека 24 сентября 2009 года, был признан судом первой инстанции виновным в квалифицированном убийстве, пытках, похищении человека, незаконном лишении свободы, краже, грабеже, покушении на грабеж, разбое, участии в преступном сообществе и подделке документов. Это не помешало Страсбургскому Суду признать, что в отношении него имели место нарушения статьи 6 Конвенции (право на справедливое судебное разбирательство).

В ЕСПЧ нельзя обратиться с «иском в защиту общественных интересов» (так называемым actio popularis). Любое нарушение, изложенное в жалобе в Страсбургский Суд, должно быть конкретным, касаться определенного лица или определенных лиц. Безусловно, при обращении с индивидуальной жалобой можно отразить, что в ней поднимаются вопросы, затрагивающие и других лиц, что может говорить о значимости рассмотрения данного дела. Однако жалоба все равно должна касаться конкретного дела, конкретного нарушения, конкретного лица или лиц, готовых обратиться в Европейский Суд по правам человека «на примере» своего дела.

Читать @europeancourt

Метки критерии приемлемости жалобы в Европейский Суд

«Всячески избегайте приписывать себе статус жертвы».

Нашла на просторах интернета вот эти слова Бродского. Это удивительно! Я уже не однажды поражалась его словам, когда он тепло и с любовью высказывался о России (о государстве, которое его в ссылку отправило, а потом и вовсе из страны выгнало). А тут он предостерегает от статуса жертвы (он-то точно был жертвой, мог бы встать в позу).

«Из всех частей тела наиболее бдительно следите за вашим указательным пальцем, ибо он жаждет обличать. Указующий перст есть признак жертвы — в противоположность поднятым в знаке Victoria среднему и указательному пальцам, он является синонимом капитуляции. Каким бы отвратительным ни было ваше положение, старайтесь не винить в этом внешние силы: историю, государство, начальство, расу, родителей, фазу луны, детство, несвоевременную высадку на горшок и т. д. Меню обширное и скучное, и сами его обширность и скука достаточно оскорбительны, чтобы восстановить разум против пользования им. В момент, когда вы возлагаете вину на что-то, вы подрываете собственную решимость что-нибудь изменить; можно даже утверждать, что жаждущий обличения перст мечется так неистово, потому что эта решимость не была достаточно твердой. В конце концов, статус жертвы не лишен своей привлекательности. Он вызывает сочувствие, наделяет отличием, и целые страны и континенты нежатся в сумраке ментальных скидок, преподносимых как сознание жертвы.

Вообще, старайтесь уважать жизнь не только за ее прелести, но и за ее трудности. Они составляют часть игры, и хорошо в них то, что они не являются обманом. Всякий раз, когда вы в отчаянии или на грани отчаяния, когда у вас неприятности или затруднения, помните: это жизнь говорит с вами на единственном хорошо ей известном языке.

Если это вам как-то поможет, старайтесь помнить, что человеческое достоинство — понятие абсолютное, а не разменное; что оно несовместимо с особыми просьбами, что оно держится на отрицании очевидного. Если вы найдете этот довод несколько опрометчивым, подумайте, по крайней мере, что, считая себя жертвой, вы лишь увеличиваете вакуум безответственности, который так любят заполнять демоны и демагоги, ибо парализованная воля — не радость для ангелов.»

11 способов избежать менталитета жертвы — Фрэнк Зонненберг онлайн

11 способов избежать менталитета жертвы

Как часто вы говорите: «Другим людям легче», «Почему это происходит только со мной?» или «Я ничего не могу сделать правильно». Ваш прогноз может работать за вас или против вас. Вы страдаете менталитетом жертвы?

7 предупреждающих признаков психического расстройства жертвы

Чувство бессилия и беспомощности. Некоторые люди считают, что не могут контролировать свою ситуацию.Поэтому они даже не пытаются повлиять на результат.

Поглощение негатива. Некоторые люди жалуются на свою тяжелую жизнь только для того, чтобы привлечь внимание или заполнить пустоту в разговоре.

Злоупотребление собой. Некоторые люди постоянно унижают себя.

Остается в прошлом. Некоторые люди отказываются отпускать разочарования.

Винить мир. Некоторые люди обвиняют козлов отпущения в своих трудностях и неудачах.

Погряз в проблемах. Некоторые люди носят свои проблемы как знак чести.

Чувство себя обманутым. Некоторые люди завистливы и обижены. Они считают, что «мир несправедлив».

11 способов избежать менталитета жертвы

Игра картой жертвы контрпродуктивна. Вот 11 способов избавиться от менталитета жертвы:

Владейте своей жизнью. Примите ответственность за свое прошлое, настоящее и будущее. Не перекладывайте эту ответственность на других.

Будьте позитивными. Сосредоточьтесь на том, чтобы контролировать свое негативное мышление. Мысленно ограничьте время, когда вы осуждаете, жалуетесь, не доверяете или завидуете другим.

Верьте в себя. Делайте то, что укрепляет уверенность и чувство собственного достоинства. Это включает в себя признание своих сильных сторон и доброжелательность к себе.

Посмотрите в зеркало. Не сравнивайте себя с другими. Это только порождает зависть и негодование. Когда вы соревнуетесь с собой, вы оба выигрываете.

Считайте свои благословения. Проведите инвентаризацию всего прекрасного в своей жизни. Цените то, что у вас есть, пока оно у вас есть, иначе вы поймете, что это значило для вас — после того, как вы это потеряете.

Создайте хорошие привычки. Определите свои вредные привычки и соответствующим образом скорректируйте свое поведение. Помните, практика не приведет к совершенству, если вы делаете что-то неправильно.

Хиты синглов. Стремитесь к маленьким победам. Они предлагают уверенность и импульс в достижении ваших долгосрочных целей.

Принимайте вызовы лицом к лицу. Докажите, что вы можете преодолевать сложные препятствия. Это придаст вам сил и решимости встретить новые. Если вы верите, что не можете, вы не сделаете этого.

Простите себя. Не ругайте себя за ошибки и неудачи. Все люди — мы доказываем это каждый день. Учитесь и двигайтесь дальше.

Отпустите обиды. Поиск возмездия вместо того, чтобы предложить прощение, загоняет вас в ловушку гнева. Отпусти ситуацию.

Избегайте зависимости. Определите, помогает ли вам «раздаточный материал» встать на ноги или порабощает вас на всю жизнь зависимости.

Не делай из себя жертву. Победители прилагают усилия, а проигравшие оправдываются.

Вас сдерживают психические барьеры?

Пожалуйста, оставьте комментарий и расскажите нам, что вы думаете, или поделитесь им с кем-то, кто может извлечь пользу из этой информации.

Дополнительная литература:
Вы получаете то, чего ожидаете
Внимательность: 13 способов добиться позитивного мышления
Психологические барьеры: что вас сдерживает?
Ваш стакан наполовину полон или наполовину пуст?
Сила позитивного отношения

Если вам понравилась эта статья, подпишитесь на наш блог, чтобы не пропустить ни одной записи.Получайте будущие сообщения через RSS-канал, электронную почту или Facebook. Это бесплатно.

Микроагрессии и рост культуры жертв

Латиноамериканский студент ответил частично:

(WOWWWWWWWW, ТАК ВАШ НЕ РАСИСТ, ПОТОМУ ЧТО У ВАС ЕСТЬ «ВТОРАЯ» ЛАТИНОСКАЯ СЕМЬЯ, ВТОРАЯ! Нам нужно поговорить о том, чтобы обозначить коричневых друзей / семью и привлечь их для идентификации с POC (или избежать ответственности за расистские взгляды)… I ‘ Я рад, что вы узнали, что вы не латиноамериканец, насколько это было сложно? Вы когда-нибудь думали, что не должны говорить или рекламировать свой испанский, потому что вы белый. Насколько сложно понять, когда член латиноамериканского сообщества выходит и говорит: НЕ ПРИНИМАЙТЕ И НЕ ФЕТИШИЗИРУЙТЕ НАШ ЯЗЫК. СКАЧАТЬСЯ С МОЕЙ КАНЧЫ!

Итак, что именно нам говорит эта биржа?

* * *

Социологи Брэдли Кэмпбелл и Джейсон Мэннинг назвали инцидент в Оберлине одним из многих примеров нового, все более распространенного подхода к разрешению конфликтов.

Это не культура чести.

«Достопочтенные люди чувствительны к оскорблениям, поэтому они должны понимать, что микроагрессия, даже непреднамеренная, является серьезным преступлением, требующим серьезной реакции», — пишут они.«Но культура чести ценит одностороннюю агрессию и принижает призывы о помощи. Публичные жалобы, которые рекламируют или даже преувеличивают собственную виктимизацию и потребность в сочувствии, были бы проклятием для человека чести ».

Но и это не культура достоинства:

«Представители культуры достоинства, с другой стороны, не увидят ничего постыдного в апелляции к третьим сторонам, но они не одобрят такие апелляции о незначительных и чисто словесных оскорблениях. Вместо этого они, скорее всего, посоветуют либо напрямую противостоять обидчику, чтобы обсудить проблему, либо, что еще лучше, вообще игнорировать замечания.»

Культура, демонстрируемая во многих университетских городках и колледжах, напротив,« характеризуется заботой о статусе и чувствительностью к незначительным в сочетании с сильной зависимостью от третьих лиц. Люди нетерпимы к оскорблениям, даже если они непреднамеренные, и реагируют, обращая на них внимание властей или общественности в целом. Доминирование — это основная форма девиации, а виктимизация — способ привлечь сочувствие, поэтому вместо того, чтобы подчеркивать свою силу или внутреннюю ценность, обиженные подчеркивают свое угнетение и социальную маргинализацию.

Это, как говорят, «культура жертвы».

Культура жертвы возникает в условиях, подобных сегодняшним университетским городкам, «которым все больше не хватает близости и культурной однородности, которые когда-то были характерны для городов и пригородов, но в которых организованная власть и общественное мнение остаются мощными санкциями», — утверждают они. «В таких условиях претензии к третьим лицам вытеснили как терпимость, так и переговоры. Люди все чаще требуют помощи от других и рекламируют свое угнетение как доказательство того, что они заслуживают уважения и помощи.Таким образом, мы могли бы назвать эту моральную культуру культурой жертвы … моральный статус жертвы в своем надире в культурах чести поднялся до новых высот ».

Психология жертвы, не обвиняйте жертву, статья Офера Цура, доктора философии.

Офер Цур, доктор философии

В этот документ внесены некоторые незначительные изменения и дополнения по сравнению с исходной статьей: Зур, О. Переосмысление «Не обвиняйте жертву»: Психология жертвы.
Журнал парной терапии , 4 (3/4), 15-36.Авторские права и разрешение на публикацию публикации Haworth Press, Inc.


Аннотация

Ученые и клиницисты в значительной степени игнорировали психологию жертв и динамику виктимности. Если в прошлые годы была тенденция обвинять жертв, то в последнее время ситуация изменилась. В настоящее время политически некорректно исследовать роль жертв в системах насилия, поскольку изучение психологии жертв стало синонимом обвинения жертвы. Избегая обвинений, эта статья исследует семейные и культурные корни жертвы, характеристики жертв, их отношения с преступниками и предлагает типологию жертвы.По мере того, как мы переходим от обвинения к более сложному пониманию насильственных систем, увековечения этих систем в нашей культуре и роли, которую жертвы играют в этих системах, мы предоставляем себе лучшие инструменты для прогнозирования и предотвращения дальнейшей виктимизации.

Эта статья исследует редко исследуемую политически чувствительную тему природы жертвы. Хотя психология преступников и свидетелей, а также динамика посттравматического стрессового расстройства (ПТСР) были тщательно изучены (Ochberg & Willis, 1991; Viano, 1990; Walker, 1979), психология виктимности как личного и культурного феномена еще не изучена. .

Иерархия, неравенство и насилие всегда были частью человеческих социальных структур. Всегда были правители и управляемые, лидеры и последователи, удачливые и нуждающиеся, сильные и слабые. Различные культуры по-разному относились к неравенству в статусе, власти, богатстве и способностях. Буддисты подчеркивают аспект кармы и судьбы, в то время как на современном Западе основное внимание уделяется свободе и выбору, а также индивидуальному контролю судьбы. В этом западном мировоззрении неравенство и различия часто ассоциируются с несправедливостью и виктимизацией.

Традиционно в нашем взгляде на виктимизацию на современном Западе преобладали два основных подхода. В первом подходе палец обвиняет жертву (Brownmiller, 1975; Ryan, 1971; Sundberg, Barbaree, & Marshall, 1991; Walker, 1979). Это может быть избитая жена, изнасилованная женщина, цветное лицо или экономически неблагополучное лицо. Второй подход рассматривает мужчин как единоличную ответственность за насилие, будь то солдаты на полях сражений, политики в правительстве или мужья, участвующие в домашнем насилии (Hughes, 1993; Keen, 1991; Zur & Glendinnning, 1987). Эти два подхода к обвинению не только не смогли разрешить насилие и страдания, но на самом деле, как объясняется в этой статье, имели тенденцию увековечивать и усугублять их.

Это расследование пытается описать сложную взаимосвязь между разнообразными и взаимодополняющими ролями, которые преступники и жертвы в целом и мужчины и женщины в частности берут на себя в динамике насилия. Он не пытается обвинить, а скорее применяет системный анализ для улучшения нашего понимания динамики и происхождения жертвы и различных типов жертв.В нем основное внимание уделяется взрослым жертвам и образцам виктимности, сложившимся в раннем возрасте, а не последствиям единственной травмы. Он фокусируется на интимном насилии, а не на случайных инцидентах между сторонами, не имеющими отношений друг с другом в прошлом.

Вероятным ответом на эту статью могло бы быть мнение, что намерение состоит в том, чтобы обвинить жертв. С самого начала я хотел бы заявить, что цель этой статьи — помочь жертвам и жертвам прекратить их оскорбительные отношения. Обвинение контрпродуктивно, но политически корректное отношение к отказу от обвинения, когда оно создает атмосферу, запрещающую исследование роли жертв в системах насилия, также опасно.Страх быть обвиненным сохраняет и увековечивает системы злоупотреблений и виктимизации. Я надеюсь, что эта статья будет полезна жертвам и преступникам, а также профессионалам, которые помогают тем, кто участвует в насильственных системах.

Начало страницы

Подход обвинения

Гражданские права и феминистские движения пролили свет на крайнюю несправедливость возложения на бедных, жертв изнасилования или инцеста, меньшинства или инвалидов ответственность за их несчастья (Ryan, 1971).Наиболее очевидными проявлениями этого подхода «винить жертву» являются дела об изнасилованиях. Женщин-жертв слишком часто обвиняют в том, что они провокационные, соблазнительные, наводящие на размышления, предлагают, дразнят или просто «просят об этом» (Brownmiller, 1975; Keen, 1991; Russel, 1984). Мужчины в этом мифе рассматриваются как беспомощно похотливые, сексуально неудовлетворенные существа, отвечающие сексуально провокационным женщинам. Точно так же в случаях домашнего насилия женщин обвиняли в мазохизме, утаивании и, опять же, в том, что они «просят об этом» или «заслуживают этого» (Sundberg, Barbaree, & Marshall, 1991; Walker, 1979; Yollo & Bogard, 1988).Афроамериканцы считаются ленивыми и неспособными, если они не имеют работы (Ryan, 1971), девочки, ставшие жертвами сексуального насилия, обвиняются в соблазнительности, а матери дочерей, подвергшихся сексуальному насилию, считаются сексуально холодными, эмоционально холодными и в целом не поддерживали своих мужей (Caplan & Hall-McCorquodale, 1985).

Второй подход также концентрируется на обвинении; однако это полностью возлагает всю вину на мужчин. Такой подход продвигается брендом феминизма, который возлагает ответственность за все зло в мире на патриархальную систему, в которой доминируют мужчины.Будь то войны и политика, домашнее насилие и сексуальное насилие, токсичные свалки и корпорации или ядерное оружие и военно-промышленный комплекс, в виноватых указывается палец. В основе этого подхода лежит разделение между агрессивной и агрессивной природой мужчин и присущей женщинам добродетелью (более подробное обсуждение см. В Keen, 1991; Sykes, 1992; Zur, 1989, и Zur & Glendinning, 1987).

Начало страницы

Переосмысление вины

Мэрион Бэрри, бывший мэр Вашингтона Д.С., которого поймали с поличным за курением крэка, обвинил в этом ту «суку», которая «подставила меня», а позже настаивал на том, что его прокуроры имели расовые мотивы. Г-жа Роуз Чиполлоне обвинила табачную промышленность в смертельном раке легких, который у нее развился после непрерывного курения в течение 40 лет. Мужчина, который прыгнул перед движущимся поездом в Нью-Йорке, в результате чего ему ампутировали две ноги, подал в суд на инженера и систему метро за халатность.

Не только люди хотят претендовать на статус жертвы; правовая и политическая системы также продвигают и законодательно закрепляют его.Мэрион Бэрри шлепнула только по запястью. Суды присудили г-же Чиполлоне 400 000 долларов в качестве компенсации за ущерб от производителя сигарет, а человек, который сознательно и добровольно прыгнул под поезд метро Нью-Йорка, получил 650 000 долларов в качестве возмещения ущерба.

Виктимизация — явление не недавнее и не сугубо североамериканское. Тем не менее, американская культура предоставила уникальную и все более плодородную почву для культивирования виктимизации. Американский упор на свободу и выбор также подразумевает, что мы несем ответственность за свою судьбу.Будь то трудясь, чтобы получить вперед, потянув себя вверх свои бутстрэпами или социальной и политической активностью, мы считаем, что мы не только можем, но на самом деле должны взять полный контроль над нашей индивидуальной и общественной судьбой.

В отличие от буддистов, принимающих зло, неравенство и иерархию, в западной культуре и особенно в североамериканской культуре сложились представления о свободе выбора человека, аморальной природе социального неравенства и неотъемлемом праве каждого человека стремиться к счастью. В рамках этой культурной психологии, и особенно в психотерапии, лежит вера в неотъемлемую способность людей изменять себя и свое окружение. С насилием и жертвой, такими как зло и неравенство, необходимо бороться и искоренять. Соответственно, когда происходит насилие и страдают жертвы, или когда существует неравенство, это интерпретируется не как стихийное бедствие или проявление кармы, а как неудача, которую необходимо исправить. Такой взгляд на «неудачу» легко ведет к обвинениям и обвинениям.

американцев, в отличие от жителей Дальнего Востока, Ближнего Востока или русских, ожидают, что все будет хорошо.Конституционное обещание всем американцам, что они имеют право на поиски счастья, порождает ожидание того, что американцы должны чувствовать себя счастливыми. Отсутствие ощущения счастья указывает на какую-то неудачу. Жертва говорит: «Это определенно не моя вина».

Культура виктимизации тесно связана с тем, что Амитай Этциони (1987), социолог из Джорджтаунского университета, назвал «индустрией прав». Эта «индустрия» — собирательный термин для тех, кто борется за права групп, например женщин. , подвергшиеся насилию дети, представители меньшинств, бездомные, подопытные животные, жертвы СПИДа или нелегальные иммигранты.

Понятия «права» и «жертвы» часто тесно связаны. Борьба за «право» означает, что в праве было отказано. Хотя это и не всегда так, многие притязания на права предъявляют моральные требования к кому-то другому, как, например, в битве между курильщиками и некурящими и очень часто между мужчинами и женщинами. Слишком часто бороться за свои права — значит претендовать на статус жертвы. По иронии судьбы движение за права часто преследует одну группу, освобождая другую. То, что кажется благородным, оправданным, давно назревшим актом защиты жертвы, может легко превратиться в обвинение и войну.Когда это происходит, конфликты, несправедливость и преследования увековечиваются, а возможность разрешения и исцеления уничтожается.

Подобно движению за права, движение восстановления. В последнее десятилетие мы стали свидетелями взрыва программ «12 шагов», направленных на бесконечно растущий список зависимостей. Многие из программ «12 шагов» помогают своим членам справиться с выздоровлением и избавляют от чувства вины и чувства жертвы. Однако в рамках движения за выздоровление некоторые программы, такие как ACA (Взрослые дети алкоголиков) и CODA (Анонимные созависимые), могут легко увековечить у членов чувство виктимизации вместо того, чтобы усиливать их чувство самообладания и личной власти (Kaminer, 1992. ; Таврис, 1993).Идентифицировать себя в первую очередь и в течение длительного периода времени как взрослого ребенка алкоголика — значит принять постоянную идентичность раненой жертвы. Хотя осознание изначальной семейной дисфункции и ее влияния на человека часто необходимо для исцеления, это только первый шаг. Пребывание в группах ACA на неопределенный срок не только удерживает людей в образе жертвы, но также мешает им вырасти до места расширения возможностей и выбора. В то время как такие программы, как AA, NA, GA и OA, занимаются определенными зависимостями, движение совместной зависимости до смехотворности предполагает, что 96% населения являются жертвами болезни, которую они называют «созависимостью» (Schaef, 1986). .

Мы стали нацией жертв, где все перепрыгивают друг через друга, публично соревнуются за статус жертвы, и где каждый определяется как своего рода выживший. Многие выздоравливающие люди бесстыдно сравнивают свои индивидуальные саги о жестоком обращении в семьях алкоголиков или сексуальных домогательствах на работе с опытом переживших Холокост во время Второй мировой войны, переживших зверства концентрационных лагерей (Герман, 1992). Сегодня модно быть жертвой. Знаменитости, такие как Опра Уинфри, Китти Дукакис, Элизабет Тейлор и Майкл Рейган, возглавляют эту новейшую тенденцию.Шоу Опры, Джеральдо и Донахью насыщены жертвами из всех слоев общества, гордо признающимися в своих преследованиях на национальном телевидении (Hughes, 1993; Kaminer, 1992; Sykes, 1992; Tavris, 1993).

Подход «обвинение-жертва» не ограничивается движением за права или восстановление. Это также лежит в основе подхода правовой системы, которая пытается реагировать на несправедливость и нарушения путем выявления и судебного преследования виновных и выплаты компенсации жертвам (Sykes, 1992; Hughes, 1993).Ошибочная часть этого правового подхода — упор на упрощенное, линейное, краткосрочное и чистое правосудие. Он связан с различением двух противоположных полюсов: правильное от неправильного, виновный от невиновного или осуждение от оправдания, и нечувствителен к ситуациям, когда некоторая ответственность разделяется как на ответчика, так и на истца.

Утверждая статус жертвы и перекладывая всю вину на других, человек может достичь морального превосходства, одновременно отказываясь от ответственности за свое поведение и его последствия.Жертвы «просто» ищут справедливости и справедливости. Если они прибегают к насилию, то только в крайнем случае, в порядке самообороны. Позиция жертвы — мощная. Жертва всегда морально права, не несет ответственности и не несет ответственности и всегда имеет право на сочувствие.

В основе подхода обвинения лежит система ведения войны, которая сосредоточена на исходе моральных или юридических битв, а не на разрешении конфликта и предотвращении насилия в будущем. Таким образом, он не уменьшает патологию и не защищает жертву.Отправка жестокого мужа в тюрьму останавливает избиения и может дать жене чувство справедливости и мести. Это не поможет мужу справиться с его агрессивным поведением и не научит жену более тонкой роли в жестоких отношениях. Подтверждая статус жены как жертвы, юридическое решение, вероятно, увековечит дальнейшее насилие. С одной стороны, заключенный муж может покинуть тюрьму с большей яростью и склонностями к насилию, чем когда он был в заключении, а с другой стороны, жена может просто найти себе другого жестокого мужчину.Независимо от того, были ли обвинены, осуждены или заключены в тюрьму их жестокие мужья, женщины, подвергшиеся насилию в детстве, скорее всего, будут вступать в жестокие отношения, если не произойдет какое-либо исцеление (Viano, 1990). Надежда для жертв заключается не в подходе к обвинению или правовой системе. Надежда появляется, когда жертвы приобретают более высокую самооценку, учатся различать любовь и насилие и когда они чувствуют, что имеют право на любовные отношения.

Тогда возникает вопрос: если работники психиатрической службы преданы делу исцеления и профилактики, почему подход обвинения так широко распространен? Ответ заключается в понимании того, что работники психиатрической службы не только отражают общую культуру виктимизации, но и соблюдают негласное политкорректное правило, согласно которому НЕ следует исследовать роль жертвы в насильственных системах.

Начало страницы

Переосмысление «не вините жертву»

В ответ на десятилетия расового угнетения движение за гражданские права возглавило попытку прекратить обвинять жертв. Вызвав понятную негативную реакцию, Уильям Райан написал свою книгу « обвиняя жертву » (1971). В нем он утверждает, что обвинение жертвы — это метод сохранения статус-кво в интересах группы, находящейся у власти. Вывод был ясен: «Не вините жертву.Несмотря на то, что это сообщение актуально в историческом контексте, оно также привело к тому, что в последующие десятилетия замолчали любое исследование жертвы, непреднамеренно увековечивая дальнейшую виктимизацию.

Теории виктимологии и исследования сосредоточены в основном на домашнем насилии, влиянии травм на жертв (включая исследования посттравматического стрессового расстройства), преступников и прохожих, а также на лечении. Очень немногие авторы предостерегали от нереалистичного и, в конечном счете, покровительственного изображения жертв преступлений как полностью невинных (Viano, 1990), в то время как большинство ученых вообще избегали этой области, опасаясь обвинений в «обвинении жертвы».«Не обвинять жертву было переведено в: не исследуй роль жертвы.

Сексуальное принуждение преследует женщин на протяжении многих тысячелетий, аналогично тому, как доминирующие культуры порабощают, эксплуатируют и уничтожают более слабые (Brownmiller, 1992, Herman, 1992). Феминистские движения и движения за гражданские права сыграли важную роль в попытке исправить эту вопиющую несправедливость, борясь за равные права и достоинство для всех людей. В то время как феминистские и гражданские принципы прав являются undebatably только, некоторые из них несли принципы нелогичные крайности.Есть те, кто сочтет виновным женщину, сознательно встречавшуюся с мужчиной, который ранее ее изнасиловал, наравне с девушкой, ставшей жертвой изнасилования ребенка.

Хотя очевидно, что жестокое обращение с женщинами со стороны мужчин не может быть оправдано ни при каких обстоятельствах, тем не менее важно различать относительную степень ответственности. Придерживаться идеологии жертвы, согласно которой жертвы всегда и полностью невиновны, абсурдно. Еще предстоит широко понять, что освобождение всех женщин или любой жертвы от любой и всей ответственности за предсказание, предотвращение или даже бессознательное призывы к насилию означает превращение их в беспомощных, недееспособных существ и, по сути, повторно виктимизирует их.

В своей популярной книге The Battered Woman, Walker (1979) использует теорию «выученной беспомощности» Селигмана (1975), чтобы объяснить, почему женщины не прекращают своих жестоких отношений. Этот популярный подход подразумевает, что женщины, вступающие в жестокие отношения, как и экспериментальные собаки, не имеют абсолютно никакого выбора, права голоса и контроля над установлением и сохранением этих оскорбительных отношений. На самом деле эти две ситуации не так просто сравнивать. Нет сомнений в том, что большинство пострадавших женщин не понимают, что у них есть какие-либо жизнеспособные и безопасные варианты, такие как приюты, консультации по вопросам изнасилования или юридические услуги, специально предназначенные для женщин, подвергшихся насилию.Это восприятие происходит из их часто реалистичного страха за свою жизнь и жизнь своих детей, мрачных экономических реалий, а также из-за высокой терпимости социальных, полицейских и правовых систем к избиению жен (Gelles & Straus, 1988; Walker, 1979). Использование модели Селигмана в ситуации избиения не только унизительно и унизительно по отношению к женщинам, но и ставит их в совершенно беспомощную роль жертвы.

Любой анализ, который предполагает, что женщины делают выбор, вносят свой вклад в свои несчастья и что они не единственные жертвы, не являются полностью невинными и беспомощными, рассматривается как обвинение жертвы, предательство женщин и союз с патриархальным обществом и сексистскими мужчинами (Caplan & Hall-McCorquodale, 1985; Cook & Frantz-Cook, 1984; Herman, 1992; Sundberg, Barbaree, & Marshall, 1991; Walker, 1979; Yollo & Bogard, 1988).

Работники психиатрической службы в полной мере осведомлены о широком спектре саморазрушающего поведения, такого как игра в русскую рулетку или игру с курицей, вождение в нетрезвом виде, курение, злоупотребление наркотиками, навязчивые азартные игры, членовредительство и, конечно же, самоубийства. Они осознают, что некоторые люди более подвержены нападкам, что некоторые постоянно попадают в неприятности и что некоторые из них легче становятся жертвами, чем другие. Несмотря на это осознание, психология жертв — это во многом пустое поле.

Чтобы лучше понять динамику систем насилия, мы должны сначала освободиться от пут политически корректного мышления.Мы должны осмелиться выявить культурные и психологические силы, ведущие к насилию, и исследовать взаимодополняющие роли, которые обидчики, оскорбленные лица и прохожие играют в таких системах.

Начало страницы

О потерпевших и потерпевших

Семья всегда считалась одним из важнейших институтов во многих культурах, в идеале обеспечивающим своих членов их основными потребностями в безопасности, еде, привязанности, близости и социализации. Фактически, конфликт в семьях неизбежен, а насилие слишком часто повсеместно.В своем смелом анализе насилия и жестокого обращения в семье Геллес и Страус (1988) утверждают: «Вы с большей вероятностью подвергнетесь физическому насилию, избиению и убийству в собственном доме от рук любимого человека, чем где-либо еще, или кем-либо еще в нашем обществе »и заключают, что« домашнее насилие — не исключение, которого мы опасаемся; это слишком часто правило, по которому мы живем »(стр. 18-19).

С самого раннего возраста нас учат не доверять незнакомцам, не брать у них конфеты и не следовать за ними к их машинам.В пакетах из-под молока и в пакетах с продуктами есть фотографии пропавших без вести детей, которые были похищены. Средства массовой информации насыщают нас рассказами о невинных жертвах, которые были изнасилованы, ограблены и убиты неизвестными людьми. Все больше и больше американцев вооружаются, забаррикадируют свои дома и избегают посещать места из-за опасений насильственных преступлений. Распространено мнение, что жертва и обидчики незнакомы друг с другом, но можно утверждать иное.

В то время как средства массовой информации, наши учителя и пакеты с молоком говорят нам, что опасность находится «где-то там», на самом деле дом и собственный район — это те места, где человек с наибольшей вероятностью может пострадать.Статистика убийств проливает дополнительный свет на отношения между жертвами и жертвами. Это показывает, что по крайней мере 88% жертв убийств в США имели постоянные активные отношения со своими убийцами. Отношения варьировались от близких или близких друзей (28%) до родственников (24%), а также знакомых и любовников (36%). Только 12% случаев касались совершенно незнакомых людей (Jain, 1990; Wolfgang & Ferracuti, 1967). ФБР. сообщает, что ежегодно похищают 1,5 миллиона детей. Агентство также утверждает, что большинство этих детей (80-90%) похищены родителями в результате спора об опеке, а не посторонними лицами (Gelles & Straus, 1988).

На политической арене очень похожая картина. Вражда возрастает с уменьшением близости и увеличением сходства между воюющими сторонами. Гражданская война и освободительные войны часто бывают более жестокими, чем войны между народами, а споры между странами, имеющими общую границу, как сообщается, более кровопролитны и с меньшей вероятностью разрешатся ненасильственными средствами, что и международные войны между странами, не имеющими общих границ. граница (Кин, 1986; Зур, 1991).

Правовые, социологические и клинические данные неоднократно показывали, что, хотя большинство насильников подвергались жестокому обращению в детстве, не все подвергшиеся насилию дети становятся насильниками. В случаях домашнего насилия исследования показали, что как преступники, так и жертвы, скорее всего, происходят из среды, в которой они подвергались или были свидетелями постоянного насилия (Gelles & Straus, 1988; Viano, 1990). Судя по всему, грань между жертвами и преступниками не так ясна. Тот, кто подвергся насилию, может снова подвергнуться жестокому обращению или подвергнуться насилию. Быть жертвой в раннем детстве, несомненно, увеличивает вероятность того, что в дальнейшем человек станет жертвой, жертвой или и тем, и другим.

Подводя итог, преступники и жертвы с большей вероятностью будут тесно связаны друг с другом, чем быть незнакомцами.Оскорбленные и насильники также могут быть воплощены в одном и том же человеке, в том, кто сначала подвергся насилию, а затем стал нарушителем.

Начало страницы

Психология жертв

Чтобы понять психологию жертв, мы должны понимать основные характеристики жертвы или то, что отличает жертву от не пострадавших. Независимо от того, является ли травма домашним насилием, сексуальным домогательством или ситуацией с заложником, возникает вопрос: что отличает тех, кто преодолевает травму и живет осмысленно, от тех, кто долго страдает от острого посттравматического стрессового расстройства? Например, что отличает женщин, которые бросают жестоких мужей, от тех, кто этого не делает? Или что отличает ветеранов Вьетнама, которые сегодня живут осмысленной жизнью, от тех, кто стал наркоманом или живет в горах как вооруженные борцы за выживание? Разница между потерпевшими и не пострадавшими, которые действуют в одном и том же социальном, политическом, экономическом и правовом контексте, заключается не во внешних факторах, как это часто утверждается, а, как описано ниже, в том, как они видят себя, мир вокруг них. , и их отношение к травме.

В следующем разделе дается первое исчерпывающее описание психологии жертвы. В нем описываются основные характеристики жертв, их отношения с обидчиками, истоки виктимности и типология жертв.

1. Характеристики потерпевших

Локус контроля жертвы, скорее всего, будет внешним и стабильным. Внешний локус ориентации на контроль — это вера в то, что то, что происходит с человеком, зависит от событий вне его контроля, а не от того, что он делает.Стабильность в этом контексте относится к последовательности неконтролируемых чувств жертвы по сравнению с верой в то, что исход событий обусловлен удачей или случайными событиями (Роттер, 1971). Точно так же жертвы испытывают чувство собственной неэффективности, неспособности повлиять на свое окружение или свою жизнь. В соответствии с вышеупомянутыми характеристиками, жертвы, скорее всего, приписывают результат своего поведения ситуативным или внешним силам, а не внутренним силам диспозиции.Низкая самооценка, чувство стыда, вины, беспомощности, безнадежности и внутреннее чувство плохости являются неотъемлемыми элементами психологии тех, кто считает себя жертвами. Согласно теории социального обмена (Worchel, 1984) и поведенческой психологии, Действия жертвы, очевидно и неожиданно, приносят достаточно вознаграждения и преимуществ, чтобы поддерживать тип поведения жертвы. Это означает, что до тех пор, пока цена за то, чтобы быть жертвой, меньше, чем ее выгода, или когда поведение жертвы вознаграждается, человек будет поддерживать такое поведение.Хотя издержки и страдания жертв очевидны, выгоды гораздо более тонкие и, по большей части, неосознаваемые. Они могут включать в себя право на сочувствие и жалость, отсутствие ответственности и подотчетности, праведность или даже облегчение при наказании плохого «я».

2. Диада жертва-жертва

Соалкоголики сочетаются с алкоголиками, насильники — с жертвами насилия, мазохисты — с садистами, а преследователи — с жертвами. Во всех этих диадах роли взаимозависимы и дополняют друг друга.Сила этих ролей наиболее ярко проявилась в отношениях с алкоголиком и со-алкоголиком, а также в интимных оскорбительных отношениях. Когда алкоголик прекращает пить, отношения нередко заканчиваются, а со-алкоголик находит другого «мокрого» алкоголика. Вывод простой; потребность соалкоголика контролировать, быть компетентным, ответственным, «морально правильным» партнером перевешивает трудности жизни с алкоголиком. Точно так же и в отношениях с насилием, если женщина в прошлом подвергалась жестокому обращению со стороны отца, отчима или бывших мужей и исцеления не происходило, ее, скорее всего, привлекут жестокие мужчины.Пока она связывает любовь с насилием, ее не будут привлекать не жестокие мужчины.

У жертв есть дополнительные потребности в отношениях с жертвами. Эти потребности часто проявляются в контрпереносном анализе во время психодинамической психотерапии. Терапевты, работающие с жертвами, часто испытывают агрессивные, жестокие или оскорбительные чувства. Эти чувства, вызываемые у клинициста жертвой-пациентом, и которые никогда не должны подвергаться действию, иллюстрируют способность, воплощенную в бессознательном образе жертвы, вызывать виктимизацию.

Личность жертвы и (в основном бессознательные) потребности связаны с низкой самооценкой, чувством стыда и вины, низким чувством эффективности, убежденностью в том, что они не контролируют ситуацию, и, возможно, желанием быть наказанным. Взрослых, сохраняющих в первую очередь идентичность жертвы, не будет привлекать партнер, не склонный к насилию, не потому, что они мазохисты по природе, а из-за культурных и семейных влияний, которые определенным образом их сформировали, как это описано в следующем разделе.

3.Изготовление жертвы

Жертвы рождаются или рождаются? Этот вопрос связан с дебатами о природе и воспитании и диалектическом балансе между судьбой и выбором. Основное предположение этой статьи — отсутствие гена виктимности. На нашу жизнь больше всего влияют два типа сил: социальные / политические и семейные. Социальные и политические реалии могут систематически преследовать определенные группы, такие как женщины, меньшинства и инвалиды. Семейная среда в раннем детстве влияет на подготовку людей к принятию или отказу от роли жертвы.Единичное событие, такое как ограбление, война, авиакатастрофа или изнасилование, не превращает человека в жертву. Чтобы поднять жертву, требуется определенная последовательность в окружающей среде (Sykes, 1992).

Как «американская мечта», правовая система, «движение за права», движение за выздоровление и особенно группы взаимозависимости внесли свой вклад в развитие нации жертв, так же как и политики, адвокаты и военные. генералы часто оправдывают свои действия обвинениями. Внешняя политика США основана на заявлениях о «самообороне» и обвинениях.Америка вступила в войну во Вьетнаме и выдержала 40 лет холодной войны, чтобы не «стать жертвой» распространения коммунизма. Позже Америка почувствовала себя жертвой и угрозой со стороны крошечного острова Гранада, Норьега в Панаме и Садама Хусейна в Ираке, а в последнее время — так называемого военного лорда Сомали Адида.

В этом политическом климате обвинения жертвы путь людей к тому, чтобы стать жертвой, часто начинается дома с жестокого обращения или покинутости. Те, кто подвергался насилию в детстве, усваивают стыд, вину и низкую самооценку.Они учатся связывать любовь с насилием, близость с насилием, а заботу с предательством. Они усваивают сообщение о том, что они недостойны любви. Чтобы понять свой мир или защитить свой идеальный взгляд на родителей, они считают, что насилие вызвано их собственной плохостью, и что они должны этого заслужить.

Жертвы жестокого обращения в детстве могут стать виктимизаторами, жертвами или и тем, и другим. Боль и ярость от жестокого обращения и предательства могут обратиться внутрь или на другого человека.При внешней поддержке или внутренней устойчивости они не могут стать ни тем, ни другим (см. Рисунок 1). Когда гнев обращается внутрь себя, человек может стать либо саморазрушающим (нанесение себе увечий, суицидальное и другое саморазрушающее поведение), либо уничтоженным другими (жертва). Для этих людей разрушение себя или других является последним средством поддержания чувства могущества.

Дети, подвергшиеся насилию, в детстве получали неоднократное подкрепление, чтобы действовать как жертвы. Часто это был единственный способ получить признание со стороны родителей.Выявление и имитация родительских ролей жертвы или виктимизаторов может привести к соответствующему поведению. Если мальчик идентифицирует себя с жестоким отцом, мы можем ожидать, что он попытается повторить жестокое поведение. Точно так же девочка, которая наблюдает, как ее мать подвергается насилию, сама более склонна к такому поведению (Gelles & Straus, 1988). Нередко человек берет на себя обе роли и становится обидчиком, а также жертвой.

Социальная легитимность насилия и виктимизации в нашей культуре выходит далеко за рамки семейных битв.Телевизионные программы, видеоигры, фильмы, школьные игровые площадки, районы, а также национальная и международная политика — все это узаконивает использование насилия для разрешения конфликтов. Будь то воскресные утренние мультфильмы, интерактивная видеоигра с насилием или вооруженное вторжение на чужую землю, посылается четкое сообщение о том, что можно использовать силу как средство для достижения цели. Когда культурно-насильственные послания дополняют семейные, у детей может не быть другой системы взглядов, и они, скорее всего, попадут в роль жертв, преследователей или и того, и другого.

4. Типология жертв

Основное предположение правовой системы состоит в том, что одна сторона в споре виновна и несет 100% ответственность за преступление, а другая сторона полностью невиновна. Хотя в некоторых случаях ответственность ясна, в большинстве случаев ситуация более сложная.

Ниже приводится попытка, частично основанная на первоначальной формулировке Мендельсона (1974), классифицировать жертв в соответствии с их относительной степенью ответственности и способности контролировать или влиять на ситуации.Эти категории также позволяют судить о степени вины или ответственности, от полной невиновности / отсутствия вины до 100% ответственности / полной вины.

4а. Невиновная — невиновная жертва:

В эту категорию входят жертвы, которые не разделяют ответственность за преступление с виновными. Это невинные жертвы, от которых мы не можем ожидать, что они смогут предотвратить преступление, предвидя его или предотвращая его.

    Примеры:
  • Дети, подвергшиеся сексуальному или физическому насилию или оставленные без присмотра.
  • Жертвы изнасилования или убийства, когда преступление было непредвиденным, неспровоцированным и совершено совершенно незнакомыми людьми.
  • Взрослые с тяжелыми психическими заболеваниями или инвалидами, пострадавшие или подвергшиеся эксплуатации.
  • Те, кто терпит преступление в бессознательном состоянии.
  • Жертвы случайной или беспорядочной стрельбы.
  • Жертвы неожиданных стихийных бедствий: жертвы землетрясения в неземлетрясной зоне.
  • Жертвы корпоративной жадности, например, тех, которые увековечены корпорациями, которые продают генетически модифицированные продукты, вызывающие рак, или коррумпированные банковские методы, которые обманывают людей их сбережениями или домами.

4б. Жертвы с незначительной виной:

в его категорию входят жертвы, которые с некоторой мыслью, планированием, осведомленностью, информацией или сознанием могли ожидать опасности и избежать или минимизировать нанесенный себе вред. Они «могли или должны были знать лучше».

    Примеры:
  • Взрослые жертвы повторного домашнего насилия, если имеются приюты (после того, как установлены закономерности, и это уже не является непредсказуемым).
  • Жертвы супружеского изнасилования после нескольких первых эпизодов (когда закономерность установлена, и это уже не является неожиданностью)
  • Женщины, которые были изнасилованы после того, как они решили напиться (второстепенная ответственность заключается в том, что они решили стать полностью беспомощными и потерявшими сознание, полностью отданными на милость других в ситуации, которая потенциально может быть опасной).
  • Взрослые, которые стали жертвами из-за того, что оказались в неправильном месте и в неподходящее время, где с некоторой осведомленностью, подготовкой и осторожностью они могли предотвратить нападение.
  • евреев, пострадавших во время Холокоста (конечно, не несут ответственности за зло нацистов, но они могли бы больше сопротивляться, меньше сотрудничать и не пойти, как ягнята, на бойню. Они могли бы лучше понять ситуацию и уйти в раз, как и многие из них (40%)).

4с.Жертвы, которые несут равную ответственность с преступниками:

В эту категорию входят потерпевшие, которые несут равную с правонарушителем ответственность за причиненный им вред. Это люди, которые осознают и осознают ситуацию и решили стать ее частью. Их не застали врасплох, и здравый смысл мог предвидеть нанесенный ущерб.

    Примеры:
  • Мужчина, заразившийся венерическим заболеванием от проститутки.
  • Жертвы, которые ищут, бросают вызов, дразнят или соблазняют преступника.
  • Готовые участники куриной игры, двойного самоубийства или двойного самоубийства.
  • Соалкоголики, со-наркоманы после начальной фазы их отношений (после того, как было четко установлено, что партнер является наркоманом).

4д. Жертвы, которые виноваты чуть больше преступника.

В эту категорию входят жертвы, которые являются активными участниками взаимодействия, в ходе которого они могут пострадать. В то время как они ищут опасный контакт, преступник может легко выйти из ситуации, в отличие от тех, кто находится в категории № 5, и последовать за ним.В отличие от предыдущих категорий №3, преступник несет меньшую ответственность за ущерб, чем жертва.

    Примеры:
  • Пьяные люди, которые беспокоят трезвых прохожих и получают травмы.
  • членов культа, которые решили вступить в секту во взрослом возрасте, а затем подверглись промыванию мозгов и причинению вреда. (например, Джонстаун, Уэйко).
  • Жестокий муж, убитый избитой женой (он несет основную ответственность, но, как говорится в этой статье, насилие следует рассматривать также как взаимодействие, и часть ответственности разделяется между парой).
  • Граждане, которые пассивно участвуют в жестоких действиях своей страны и получают травмы от армий других стран (т. Е. Политически неактивных немецких гражданских лиц, которые не сражались с нацистским режимом и были убиты атаками армий союзников)

4д. Жертвы, которые несут исключительную ответственность за свою виктимизацию:

В эту категорию входят жертвы, которые инициировали контакт и совершили действие, которое может привести к травмам. В этих случаях тот, кто причиняет ущерб, не виновен и действует исключительно в целях самообороны или в соответствии с ожиданиями со своей позиции.Эта категория предназначена для взрослых в здравом уме и клинически здравом уме.

    Примеры:
  • Насильники, убитые своими совершенно незнакомыми жертвами в целях самообороны.
  • Раненые или убитые наемники.
  • Люди, которые курят и заболевают раком легких.
  • Самоубийство психически нездоровых. (Психически здоровые и компетентные люди могут выбрать рационально спланированное самоубийство, за которое они несут полную ответственность)

Приведенные выше категории представляют собой попытку различить многие ситуации виктимности.Они представляют собой противоречивую, неубедительную и неполную сетку для определения вины или ответственности. Демографические, культурные и личные переменные, хотя и не учитываются в вышеперечисленных категориях, тем не менее имеют решающее значение для оценки вины и ответственности. При оценке степени ответственности необходимо также учитывать следующие параметры: этническая принадлежность (меньшинства более склонны к виктимизации, чем большинство), пол (женщины более склонны к виктимизации, чем мужчины), социально-экономические статус (плохой vs.богатый), физических характеристик (менее привлекательный, слабый против более привлекательного, сильного), психический статус (психически больной, дисфункциональный или здоровый, функциональный), семейное происхождение (подвергшийся насилию, пренебрежение vs. любимый, воспитанный) , культурных ценностей (культуры, способствующие насилию, по сравнению с культурами, способствующими гармонии).

Начало страницы

От порицания к исцелению

Насилие порождает насилие, точно так же обвинение порождает вину. Обвинение мужчин, женщин, меньшинств, богатых или бедных поддерживает гонку за статус жертвы. Человек или группа могут выиграть битву, стать жертвой года, но проиграть войну. Виновное поведение и отсутствие ответственности жертв — это именно те причины, по которым они могут продолжать получать травмы, травмы и насилие. Очевидно, что подход обвинения неэффективен ни для решения проблем насилия, ни для защиты жертвы от дальнейшей виктимизации, ни для защиты будущих поколений от продолжения цикла жестокого обращения.

Альтернативный подход — подход системного анализа (Bateson, 1979; Laszlo, 1976). Применительно к виктимизации системный анализ касается того, как развивается динамика виктимизации, как она перерастает в насилие и что может повлиять на их переход к ненасильственному разрешению. Кто прав или кто виноват, — это не проблема такого подхода. Вместо этого он предлагает способы вмешаться и, надеюсь, остановить модели насилия.

Применяя системный анализ к виктимизации, возникают следующие допущения:

  • Виктимизация, как и насилие, не запрограммирована генетически.
  • Виктимизация, как обсуждается в этой статье, происходит в контексте отношений и определенной среды или культуры. Следовательно, поведение каждого участника необходимо понимать в контексте отношений и их правового, экономического, политического и социального контекста.
  • Участники в динамике потерпевшие-обидчики-свидетели принимают на себя (в основном бессознательно взаимозависимые и взаимодополняющие роли.
  • Вмешательство или изменение в системе может быть инициировано в любое время любым участником.Любое изменение в поведении одного из участников может повлиять на поведение других и может привести к другому результату.
  • Взаимодействие в среде виктимизатора-жертвы может привести к насилию или другим вариантам, таким как ненасильственное или мирное урегулирование. Ненасильственные варианты изменят роли жертвы и обидчика и могут включать прекращение отношений.
  • Культуры могут продвигать системы жертва-виктимизатор, насилие или обвинения, или они могут способствовать уважительным отношениям между своими членами, которые, в свою очередь, берут на себя твердое обязательство разрешать конфликты ненасильственным путем.

Рассмотрение различных ролей в системах потерпевших, таких как обидчик, жертва насилия и посторонние, как взаимозависимые, является краеугольным камнем этого подхода. Хотя психология насильников (Beasley & Stoltenberg, 1992; Viano, 1990) и прохожих (Lantane & Darley, 1970) была тщательно изучена, системный анализ также требует взглянуть на роль жертвы, которую обычно игнорируют.

Виктимизация — это сложное явление, и любое исследование или терапия должны включать в себя несколько подходов или точек зрения.Перед любым вмешательством, когда терапевты работают в системе-жертве, следует изучить пять типов соображений, все одинаково важные. Во-первых, необходимо изучить характер взаимодействия между виктимизаторами, жертвами и окружающей средой (включая посторонних). Чрезвычайно важно, чтобы никто не обвинял или не указывал пальцем на обидчика или жертву. Во-вторых, нужно подходить к отдельной жертве с сочувствием и пытаться понять нынешнее саморазрушительное поведение в свете прошлого и эволюции жертвы.В-третьих, необходимо оценить уровень сознания, вменяемости и способности жертвы планировать и контролировать поведение. В-четвертых, необходимо учитывать культурные и субкультурные факторы, присутствующие с детства, такие как раса, экономический статус и пол. Наконец, необходимо учитывать культурный контекст, раскрываемый через правовую, образовательную и политическую системы, средства массовой информации и популярные тенденции.

Применяя эти клинические рекомендации к случаю домашнего насилия (когда муж является обидчиком), терапевты должны сначала понять взаимодействие между мужем и женой и то, как их поведение способствует поддержанию и эскалации насилия.Терапевт не должен винить ни мужа, подвергшегося насилию, ни жену, подвергшуюся насилию, а должен сосредоточиться на деструктивной системе, которую они разработали и поддерживают. Далее, поведение как жертвы, так и обидчика необходимо понимать с сочувствием в контексте их семейной истории. Особое внимание следует уделять истории жестокого обращения и оставления. Впоследствии должны быть оценены умственные, интеллектуальные, физические и экономические ресурсы женщины (при необходимости защита должна быть обеспечена соответствующим образом и / или немедленно).Затем терапевт должен попытаться понять, как пол, раса и другие факторы, такие как инвалидность, применимы к системе насилия в паре. Наконец, терапевт должен знать и понимать, как культура и субкультура, в рамках которых действует пара (включая систему уголовного правосудия, экономические и общественные ресурсы и т. Д.), Вносят вклад, вступают в сговор и закрепляют свою систему насилия.

Только с пониманием вышеперечисленных компонентов и использованием теории систем (часто в сочетании с другими теоретическими направлениями) терапевт может эффективно вмешиваться.Независимо от того, работает ли терапевт с отдельными людьми или со всей системой, самая непосредственная задача — предотвратить любое неминуемое насилие. Долгосрочная цель должна заключаться в том, чтобы помочь пациенту, будь то жертва, обидчик или случайный прохожий, взять на себя новую роль и новое поведение. Конечная задача терапии — помочь всем участникам прожить свою жизнь осмысленно и с большим достоинством.

В случаях, когда приходится работать с жертвой индивидуально, нужно пройти тонкую грань между сочувствием и сговором.Не обвиняя, цель терапевта — переместить жертву от обвинения к ответственности, от беспомощности к ответственности и от безнадежности к расширению прав и возможностей. Жертвы никогда не должны нести полную ответственность за свои страдания; однако они должны выработать понимание того, как они способствуют собственной виктимизации. Обретая целостное ощущение себя, жертвам необходимо помочь почувствовать себя лучше, повысить свою самооценку и преодолеть наследие жестокого обращения с ними в детстве.Терапия должна позволить жертвам разорвать опасную и болезненную связь между любовью и насилием, помогая им осознать, что они заслуживают уважения и достоинства, как и любой другой человек.

Понимая типы, происхождение и режим работы жертв, как терапевты, так и не терапевты смогут распознать, предотвратить и вмешаться в насильственные системы, что позволит всем участникам жить лучше. Чтобы это произошло, жертвы должны преодолеть свои чувства беспомощности, безнадежности и низкой самооценки.Они не должны сосредотачиваться на обвинении и избегать морального самодовольства. Они должны поверить в то, что они принимают участие в том, что с ними происходит, и преодолеть свои привычки жертвы. Процесс исцеления должен дать им возможность стать сознательными участниками развития своей жизни, которая может стать достойной и значимой.

Начало страницы

Список литературы

Бейтсон, Г. (1979). Разум в природе. Нью-Йорк: Даттон

Beasley, R & Stoltenberg, C.Д. (1992). Личностные характеристики обидчиков мужского пола. Профессиональная психология: исследования и практика , 23 (4), 310-317.

Браунмиллер, С. (1975). Против нашей воли: мужчины, женщины и изнасилование . Нью-Йорк: Саймон и Шустер.

Каплан, Л. П. и Холл-Маккоркодейл, И. (1985). Mother Blaming в крупных клинических журналах. Американский журнал ортопсихиатрии , 55 (3), 345-353.

Кук Д. и Франц-Кук А. (1984). Систематический подход к избиению жены. Журнал супружеской и семейной терапии , 10, 83-93.

Etzioni, A. (1987). Отзывчивое общество . Сан-Франциско: Jossey Bass Inc.

Геллес, Р. Дж. И Штраус, М.А. (1988). Интимное насилие . Нью-Йорк: Саймон и Шустер.

Герман Дж. Л. (1992). Травма и выздоровление . Нью-Йорк: основные книги

Хьюз Р. (1993). Культура жалобы: Изнашивание Америки . Нью-Йорк: Издательство Оксфордского университета.

Джайн Р. С. (1990). Семейное насилие в отношениях жертвы и правонарушителя. In Viano, E. (Ed.), Справочник по виктимологии , (стр. 107-111), Нью-Йорк: Garland Pub., Inc.

Каминер, В. (1992). Я неблагополучный, ты дисфункциональный . Нью-Йорк: Аддисон-Уэсли Паб. Ко.

Кин, С. (1991). Пожар в чреве: О мужчине . Нью-Йорк: книги Bantam

Кин, С. (1986). Лица врага . Нью-Йорк: Харпер и Роу.

Лантейн Б. и Дарли Дж. М. (1970). Наблюдатель без ответа: Почему он не помогает? Энглвуд Клиффс, Нью-Джерси: Прентис-Холл.

Э. Ласло (1976). Системный взгляд на мир . Нью-Йорк: Джордж Бразиллер.

Мендельсон, Б. (1974). Зарождение доктрины виктимологии. В Драпкин, Л. и Виано, Э. (ред.), Виктимология. Лексингтон: Книги Лексингтона.

Охберг, Ф. М. и Уиллис, Д. Дж. (Ред.) (1991). Психотерапия с пострадавшими. Психотерапия (специальный выпуск) 28 (1).

Роттер, Дж. Б. (1971, июнь). Внешний и внутренний контроль. Психология сегодня, стр 37-42, 58-59.

Рассел, Д. Э. Х. (1984). Сексуальная эксплуатация: изнасилование, сексуальное насилие над детьми и домогательства на рабочем месте . Беверли-Хиллз, Калифорния: Sage Publications, Inc.

Райан У. (1971). Обвинение жертвы . Нью-Йорк: Винтажные книги.

Сандберг, С. Л., Барбари, Х. Э. и Маршалл, (1991). Обвинение жертвы и растормаживание сексуального возбуждения до эпизодов изнасилования. Насилие и жертвы , 16, 103–120.

Селигман, М. Э. П. (1975). Беспомощность: депрессия, развитие и смерть . Сан-Франциско: В. Х. Фриман.

Schaef, A. W. (1986). Содружество: непонятый-плохое обращение . Нью-Йорк: Харпер и Роу.

Сайкс, К. Дж. (1992). Нация жертв: Упадок американского характера . Нью-Йорк: пресса святого Мартина.

Таврис, К. (1993, январь). Остерегайтесь машины, пережившей инцест. Нью-Йорк Таймс , Книжное обозрение, стр. 1,16-18.

Виано, Э. (Ред.). (1990). Справочник по виктимологии . Нью-Йорк: Garland Pub. Inc.

Уокер, Э. (1979). Избитая женщина . Нью-Йорк: Харпер и Роу.

Вольфганг, М. Э. и Ферракути, Ф. (1967). Субкультура насилия . Нью-Йорк: Барнс и Ноубл.

Уорчел, С. (1984). Темная сторона помощи. В E. Staub et al. (Ред.). Развитие и поддержание просоциального поведения .Нью-Йорк: Пленум.

Йолло, К. и Богард, М. (ред.). (1988). Феминистские взгляды на жестокое обращение с женами . Беверли-Хиллз, Калифорния: Sage Publications, Inc.

Зур О. (1989). Мифы о войне. J. of Humanistic Psychology , 29, 297-327.

Зур О. (1991). Любовь к ненависти: исследование вражды. История европейских идей , 13, 345-369.

Zur, O. & Glendinning, C. (1987). Мужчины / женщины — Война / мир: системный подход. В Macy, M. (Ed.), Решение проблемного мира , (стр.107-121) Боулдер, Колорадо: Earthview Press, Inc.


Начало страницы

Статус «жертвы» — новое предубеждение

Во второй половине 19 века и в начале 20 века, когда католические иммигранты хлынули из Ирландии и Восточной Европы, антикатолическая волна распространилась по главным образом протестантским Соединенным Штатам.

Тогда большинство ругали, что католики-новички будут сначала лояльны к «Риму», а не к США.

Антисемитизм укоренился еще более, что отмечено Айви. Квоты Лиги на еврейских кандидатов и исключительные положения против евреев в клубы и кварталы.Не случайно Ку-клукс-клан часто нацелены на католиков и евреев, а также на афроамериканцев.

В конце 19 века с притоком японцев и Китайские иммигранты вызвали панику о «желтой опасности», расистское недоверие. автоматов-трудоголиков и неассимилируемых иммигрантов, чьи первые лояльность была к их сплоченным азиатским общинам и родине, а не к США

.

Большая часть этих несправедливостей выросла из обоих изначальных предрассудков. (о чем свидетельствует рабство) и опасения демографических изменений.Оригинальный население, которое было в основном британцами, протестантами и белыми, постепенно уменьшалось. дополнены людьми, которые не были североевропейцами, часто католиками, и все больше и больше небелого.

Со стереотипной ненавистью боролись силы ассимиляции, интеграции и смешанных браков. Законодательство о гражданских правах и широкие образовательные программы постепенно убедили страну судить всех американцев по содержанию их персонажей, а не по цвету их кожи или их религиозным убеждениям.И за последние полвека усилия по искоренению институциональной предвзятости в отношении афроамериканцев в значительной степени увенчались успехом.

Но в последнее время коварно возвращаются и другие древние предрассудки. И на этот раз предубеждение более тонкое, и с ним может быть труднее бороться, чем с традиционным расизмом в отношении небелого населения.

Новый яд, например, часто распространяется левыми группами, которые сами претендуют на статус жертвы и поэтому, по их логике, не должны рассматриваться как жертвы.

Прогрессивные сенаторы, такие как Дайан Файнштейн, Калифорния; Камала Харрис, штат Калифорния; и Мази Хироно, штат Гавайи, напали на кандидатов в суды на том основании, что они католики, очевидно потому, что католическая церковь и ее филиалы официально не одобряют аборты и однополые браки.

Файнштейн жаловался, что кандидат в апелляционный суд, Эми Кони Барретт, был сомнительным выбором, потому что «догма громко живет внутри вас».

Хироно утверждал, что кандидат в судьи Брайан Бюшер подозревался, потому что рыцари Колумба занимали «крайние позиции».”

Харрис сетовал на то, что католическая организация общественного обслуживания была «мужским обществом, состоящим в основном из мужчин-католиков».

Недавно ряд новоизбранных представителей Конгресса — Ильхан Омар, Александрия Окасио-Кортес и Рашида Тлайб — выразили резкую антиизраильскую предвзятость, которая получила название антисемитизма.

Член палаты представителей Хэнк Джонсон, штат Джорджия, сравнил еврейских поселенцев на Западном берегу с «термитами».

Эксперт CNN Марк Ламонт Хилл (который с тех пор был уволен) повторил элиминистский лозунг ХАМАСа «Палестина от реки до моря», который является кодом разрушения еврейского государства.

Университеты

не стесняются дискриминировать американцев азиатского происхождения, потому что их упорный труд и отличная подготовка часто приводят к отличным оценкам, результатам тестов и квалификационным данным.

Другими словами, американцы азиатского происхождения якобы искажают прогрессивные программы пропорционального представительства, несопоставимого воздействия и разнообразия, перевыполняя и будучи чрезмерно квалифицированными — якобы отнимая места у других соискателей из меньшинств.

Достижение американцев азиатского происхождения также опровергает старую утку. это предубеждение делает невозможным достижение паритета в Соединенных Штатах.

Что стоит за возрождением этих старых предрассудков? В Короче говоря, новые, развивающиеся предрассудки.

Во-первых, Америка, похоже, больше не верит в стремление достичь гендерно-слепого, расово и религиозно смешанного общества, но вместо этого становление нацией, в которой племенная идентичность важнее всех других соображений.

Во-вторых, такая племенная принадлежность не считается равный. Политика доктринерской идентичности основана на дистанцировании от белые мужчины, христиане и другие группы, которые традиционно достигли профессиональный успех и, следовательно, пользовался непомерной «привилегией».”

В-третьих, предполагаемые жертвы настаивают на том, что сами не могут быть виктимизаторами. Таким образом, они свободнее различать и стереотипы продвигать их карьера или политические интересы на основе всего, что они находят противоположны их собственным идеологиям.

Сенаторы-демократы, ставившие под сомнение мораль религии кандидатов в судьи, вероятно, не будут относиться к кандидату-мусульманину таким же образом — хотя можно утверждать, что современный ислам имеет столько или больше проблем с гендерной справедливостью, чем западный католицизм .

Назвать любую другую этническую группу, кроме евреев, «термитами», Джонсон мог бы порицать со стороны Конгресса.

И если профессиональные футбольные и баскетбольные франшизы откажутся от талантливых, но «перепредставленных» афроамериканских спортсменов, чтобы обеспечить большее разнообразие так же, как сейчас университеты систематически дискриминируют американцев азиатского происхождения, это вызвало бы национальный протест.

Что когда-то помогало уменьшить древние предрассудки, так это то, что Американское кредо, что никто не имеет права дискриминировать сограждан по признаку расы, пола, класса или религии.

И то, что способствует возвращению американского предубеждения, — это новая идея. что граждане могут принижать или дискриминировать другие группы, если они утверждают статус жертвы и делать это в якобы благородных целях.

Чем больше может измениться отношение и повестка дня, тем больше они оставайся таким же.

Статус жертвы преступления | Рабочие места для всех

Закон штата Вермонт защищает людей, ставших жертвами преступлений, от дискриминации на работе. Федеральный закон не обеспечивает такой защиты.Статус жертвы преступления является защищенной категорией в соответствии с Законом штата Вермонт о справедливой практике найма (FEPA).

Жертва преступления определяется законом Вермонта как любое из следующих:

  • лицо, получившее освобождение от злоупотреблений, выданное на основании 15 V.S.A. § 1103
  • лицо, получившее приказ о преследовании или сексуальном посягательстве на основании 12 V.S.A. Глава 178
  • лицо, получившее приказ о недопущении жестокого обращения с уязвимым взрослым, выданный на основании 33 V.S.A. Глава 69
  • Лицо, получившее физическую, эмоциональную или финансовую травму в результате преступления и идентифицированное как жертва преступления в письменных показаниях, поданных правоохранительными органами
  • ребенок, приемный ребенок, родитель, супруг, пасынок или опекун жертвы, которая живет с жертвой, или родитель супруга жертвы, как определено в 13 V.S.A. § 5301

Сотрудники, ставшие жертвами преступлений и постоянно работающие у одного и того же работодателя в течение шести месяцев в среднем не менее 20 часов в неделю, также имеют право на неоплачиваемый отпуск для работы:

  • уголовное дело, в котором работник имеет законное право или обязан явиться в судебное разбирательство
  • освобождение от слушаний по делу о злоупотреблениях и пренебрежении или эксплуатации, когда работник является истцом
  • слушаний относительно постановления о преследовании или сексуальном посягательстве

Ресурсы по статусу жертвы преступления и дискриминации

Дополнительная информация о законах, защищающих жертв преступлений в Вермонте:

Дополнительные ресурсы о защите жертв преступлений в Вермонте:

Если вы считаете, что можете стать жертвой домогательств или дискриминации на рабочем месте на основании какой-либо категории или категорий, защищенных законом, дополнительную информацию можно получить по телефону

Куда и как подать жалобу

Заявление о компенсации потерпевшим от преступлений

Если вы или ваши ближайшие родственники понесли финансовые потери из-за преступления, вам может помочь Программа компенсации жертвам преступлений (CVC).Узнайте, как подать заявку.

Перед подачей заявки

Существует два типа компенсации: (1) компенсация жертвам преступления и (2) компенсация за неотложную медицинскую помощь — экзамен на сексуальное насилие. Вы можете подать заявление в качестве жертвы или истца о компенсации, используя одно и то же приложение. Для подачи заявления в CVC вам должно быть 18 лет или больше. Если жертва моложе 18 лет или умерла, лицо, уполномоченное действовать от ее имени, например, родитель или законный опекун, должно подать заявление в качестве истца.

Ознакомьтесь с требованиями приемлемости

Перед тем, как подавать заявление, убедитесь, что вы прочитали здесь требования к участникам. Только потерпевшие и истцы могут получить компенсацию. Существуют определенные требования и правила в отношении того, кто может получать платежи через CVC.

Обзор покрываемых затрат

Мы можем возместить вам расходы, связанные с преступлением. Ознакомьтесь с тем, что покрывается CVC здесь.

Процесс подачи заявки

Отправить CVC-заявку

Когда вы будете готовы, вы можете подать заявку в CVC несколькими способами:

Зарегистрированные потерпевшие и заявители будут иметь доступ к:

  • Подача подтверждающих документов
  • Просмотр статуса поданных заявок
  • Просмотр статуса счетов по утвержденным заявкам

Веб-портал CVC и его функции доступны для заявок, поданных онлайн после 12 июля 2018 г.

Соберите свою информацию

Пока ваше заявление обрабатывается, будьте готовы предоставить информацию о преступлении, травмах, связанных с преступностью расходах и ресурсах, доступных для оплаты этих затрат, включая медицинское страхование, страхование транспортных средств или платежи. Даже если у вас нет документации, подайте заявку сейчас. Вы можете связаться с нашим офисом позже, чтобы предоставить дополнительную информацию.

Справка по приложению

Для получения информации или помощи в подаче заявки вы можете позвонить по телефону:

  • Местные правоохранительные органы по связям с жертвами преступлений
  • Координатор прокуратуры по оказанию помощи потерпевшим
  • Адвокат потерпевших, например, местный центр насилия в семье или кризисный центр изнасилования

Вы можете получить помощь от сотрудников отдела компенсации жертвам преступлений:

Понедельник — пятница, 8:00.м. — 5:00 вечера. CT
Бесплатный звонок: (800) 983-9933
В Остине: (512) 936-1200

Как рассматриваются заявки

Для подтверждения того, что преступление имело место и о нем было сообщено правоохранительным органам, CVC запрашивает отчет о преступлении. При необходимости CVC может связаться с вами или другими лицами, осведомленными о преступлении, для получения дополнительной информации.

В случае одобрения назначенный вам куратор определяет, какие из ваших расходов подлежат компенсации.

Чтобы проверить ваши расходы, ведущий дела может запросить:

  • Дополнительная информация из других источников, например от врача или работодателя
  • Подтверждение затрат, например счета, квитанции и другие документы

Что делать, если я не согласен с решением персонала CVC?

Вы можете подать апелляцию на любое решение, принятое CVC.Узнайте больше о процессе апелляции.

Жертвы преступной деятельности: Неиммиграционный статус U

Неиммиграционный статус U (виза U) предоставляется жертвам определенных преступлений, которые подверглись психологическому или физическому насилию, и помогают правоохранительным органам или государственным служащим в расследовании или судебном преследовании по уголовным делам. Мероприятия. Конгресс учредил неиммиграционную визу U с принятием Закона о защите жертв торговли людьми и насилия (включая Закон о защите пострадавших женщин-иммигрантов) в октябре 2000 года.Закон был направлен на усиление способности правоохранительных органов расследовать и преследовать в судебном порядке дела о насилии в семье, сексуальных домогательствах, торговле людьми без гражданства и других преступлениях, а также защищать жертв преступлений, которые подверглись значительному психологическому или физическому насилию в результате преступления и готовы помочь правоохранительным органам в расследовании или судебном преследовании преступной деятельности. Законодательство также помогает правоохранительным органам лучше обслуживать жертв преступлений.

Вы можете иметь право на получение неиммиграционной визы U, если:

  • Вы стали жертвой квалифицируемой преступной деятельности.
  • Вы подверглись серьезному физическому или психологическому насилию в результате того, что стали жертвой преступной деятельности.
  • У вас есть информация о преступной деятельности. Если вам не исполнилось 16 лет или вы не можете предоставить информацию из-за инвалидности, родитель, опекун или следующий друг может владеть информацией о преступлении от вашего имени (определение «следующего друга» см. В глоссарии).
  • Вы были полезны, полезны или могут быть полезны правоохранительным органам в расследовании или судебном преследовании преступления. Если вам не исполнилось 16 лет или вы не можете предоставить информацию из-за инвалидности, родитель, опекун или следующий друг могут помочь правоохранительным органам от вашего имени.
  • Преступление произошло в США или нарушило законы США.
  • Вы допущены в Соединенные Штаты. Если вы не допущены, вы можете подать заявление об отказе в форме I-192 «Заявление о предварительном разрешении на въезд в качестве неиммигранта».
  • Похищение
  • Оскорбительный сексуальный контакт
  • Шантаж
  • Домашнее насилие
  • Вымогательство
  • Ложное заключение
  • Калечащие операции на женских половых органах
  • Уголовное нападение
  • Мошенничество при привлечении иностранной рабочей силы
  • Заложник
  • Инцест
  • Принудительное рабство
  • Похищение
  • Убийство
  • Убийство
  • Воспрепятствование осуществлению правосудия
  • Peonage
  • Лжесвидетельство
  • Проституция
  • Изнасилование
  • Сексуальное насилие
  • Сексуальная эксплуатация
  • Работорговля
  • Преследование
  • Пытки
  • Торговля людьми
  • Подделка свидетелей
  • Незаконное уголовное преследование
  • Другие связанные преступления * †

* Включает любую аналогичную деятельность, в которой элементы преступления во многом схожи.

† Также включает попытку, сговор или подстрекательство к совершению любого из вышеперечисленных и других связанных преступлений.

Чтобы подать заявление (ходатайство) о неиммиграционном статусе U, отправьте:

  • Форма I-918, ходатайство о неиммиграционном статусе U
  • Форма I-918, Приложение B, U Подтверждение неиммиграционного статуса. Форма I-918, Приложение B, должна быть подписана уполномоченным должностным лицом сертифицирующего правоохранительного органа (PDF, 879,81 КБ), и это должностное лицо должно подтвердить, что вы были полезны, и в настоящее время полезны, или, вероятно, будут полезны в расследование или уголовное преследование по делу.
  • Если имеются какие-либо вопросы о неприемлемости, вы должны подать Форму I-192, Заявление о предварительном разрешении на въезд в качестве неиммигранта, чтобы запросить отказ от неприемлемости;
  • Личное заявление с описанием преступной деятельности, жертвой которой вы были; и
  • Доказательства для подтверждения каждого требования к участию в программе — посетите наш раздел «Формы», в частности, формы, основанные на гуманитарных пособиях.

Вы также можете подать заявление (петицию) на получение неиммиграционного статуса U, если вы находитесь за пределами США.Для этого необходимо:

  • Подайте все необходимые формы для получения неиммиграционного статуса U в сервисный центр штата Вермонт.
  • Следуйте всем инструкциям, отправленным из сервисного центра Вермонта, включая снятие отпечатков пальцев в ближайшем посольстве или консульстве США.
  • Если ваша петиция одобрена, вы должны пройти консульский процесс для въезда в Соединенные Штаты, который будет включать собеседование с сотрудником консульства в ближайшем посольстве или консульстве США.
  • Информацию о ближайшем к вам посольстве или консульстве США можно найти на сайте www.usembassy.gov.

Определенные соответствующие члены семьи имеют право на получение производной визы U в зависимости от их родства с вами, принципалом, при подаче заявки на визу U. Основной заявитель должен получить одобрение своей петиции на получение визы U, прежде чем члены его семьи смогут получить право на получение собственной производной визы U.

Если вы, директор, являетесь … Тогда …
До 21 года Вы можете подать прошение от имени вашего супруга, детей, родителей и не состоящих в браке братьев и сестер младше 18 лет
21 год и старше Вы можете подать прошение от имени супруга (-и) и детей.

Чтобы подать прошение от имени квалифицированного члена семьи, вы должны подать форму I-918, Приложение А, Петицию о соответствующем члене семьи получателя U-1 одновременно с подачей заявления или позднее.

  • Все заявления (петиции) о неиммиграционном статусе U и другие формы, относящиеся к петиции U, подаются в Сервисный центр USCIS в Вермонте.
  • Все заявления (петиции) о неиммиграционном статусе U бесплатны. Вы можете запросить отказ от платы за любую другую форму, которая необходима для вашего заявления (петиции) о неиммиграционном статусе U, заполнив Форму I-912, Запрос на отказ от платы или включив свой собственный письменный запрос об отказе от платы в ваше заявление или петиция.
  • Максимальное количество виз U, которые могут быть выданы основным заявителям ежегодно, составляет 10 000. Однако не существует ограничения для членов семьи, получивших статус от основного заявителя, таких как супруги, дети или другие подходящие члены семьи.
  • Если это ограничение будет достигнуто до того, как все U неиммиграционные петиции будут рассмотрены, USCIS создаст список ожидания для всех правомочных основных или производных петиционеров, которые ожидают окончательного решения и U-визы.Заявителям, включенным в список ожидания, будет предоставлено отсроченное действие или условно-досрочное освобождение, и они имеют право подать заявление на разрешение на работу в ожидании появления дополнительных U-виз.
  • Как только появятся дополнительные визы, заявители в списке ожидания получат свои визы в том порядке, в котором они были получены. Заявителям, находящимся в списке ожидания, не нужно предпринимать никаких дополнительных действий для запроса визы U. USCIS уведомит заявителя об одобрении и сопроводительной визе U.

Примечание для заявителей: основные неиммиграционные заявители U являются разрешенными на работу в связи со статусом после того, как основная петиция о неиммиграционном статусе U одобрена и документ о разрешении на работу выдается автоматически без заполнения формы I-765, Заявление о разрешении на работу.

Производные члены семьи, проживающие в Соединенных Штатах, также имеют разрешение на работу в соответствии со статусом, однако документ о разрешении на работу автоматически не выдается.Форма I-765, Заявление о разрешении на работу, может быть подана на производный инструмент для получения документа о разрешении на работу.

Разрешение на трудоустройство для принципалов и деривативов может быть выдано только после утверждения ходатайства о неиммиграционном статусе U, независимо от того, когда подана форма I-765 «Заявление о разрешении на трудоустройство».

Если установленный лимит достигнут в финансовом году и USCIS использует процесс списка ожидания, описанный в 8 CFR 214.14 (d) (2), заявители на получение неиммиграционного статуса U и производных финансовых инструментов в Соединенных Штатах могут подать заявление о разрешении на работу, используя форму I-765, Заявление о разрешении на работу, на основании отложенных действий. Заявление о разрешении на работу на основании отложенного действия может быть одобрено только после того, как DHS отложит действие по вашему делу, независимо от того, когда была подана форма I-765

Вы можете иметь право подать заявление на получение Зеленой карты (изменение статуса / постоянного проживания), если вы соответствуете определенным требованиям, в том числе:

  • Вы физически присутствовали в Соединенных Штатах в течение непрерывного периода не менее трех лет, находясь в неиммиграционном статусе U, и
  • Вы не отказались безосновательно в предоставлении помощи правоохранительным органам с момента получения визы U.
  • Чтобы подать заявление на постоянное проживание (Зеленая карта) для себя или соответствующего члену семьи, посетите нашу страницу Зеленая карта для жертвы преступления (U Nonimmigrant).
  • ПОЖАЛУЙСТА, ОБРАТИТЕ ВНИМАНИЕ: любой соответствующий член семьи, у которого нет производной визы U, когда основной неиммигрант U получает Зеленую карту, больше не имеет права на получение производной визы U, но все еще может иметь право подать заявление на законное постоянное проживание.
  • Для получения информации о продлении вашей основной визы U, чтобы убедиться, что член вашей семьи сохраняет право на получение визы U, пожалуйста, посетите меморандум о продлении визы T и U (PDF, 96.74 КБ).

Члены семьи, получающие статус

Если член семьи, получивший статус на основании вашего статуса, отвечает требованиям права на получение Зеленой карты, он может подать заявление на законное постоянное проживание, заполнив свою собственную форму I-485, заявку на регистрацию постоянного проживания или изменив статус.

Даже если члены вашей семьи никогда не имели неиммиграционного статуса U или визы U, они все равно могут иметь право на получение грин-карты.

Если форма I-929 для члена (ей) вашей семьи одобрена:

  • Члены семьи в Соединенных Штатах могут подать форму I-485, чтобы подать заявку на получение грин-карты.
  • Члены семьи за пределами США должны сначала посетить посольство или консульство США для получения иммиграционной визы. Информацию о местном посольстве или консульстве США и о процедурах получения визы для въезда в Соединенные Штаты можно найти на сайте www.usembassy.gov.
  • ПРИМЕЧАНИЕ: Форма I-929 — это форма, которая используется для определения того, имеет ли член вашей семьи право подать заявление на получение Грин-карты на основании статуса законного постоянного жителя вашей визы U.Это не означает, что член вашей семьи получит грин-карту. Даже если форма I-929 одобрена, член вашей семьи не имеет автоматического права на разрешение на работу. Они имеют право на работу после получения грин-карты.

Сборы в файл Форма I-929

  • Все заявки на форму I-929 отправляются в сервисный центр USCIS в Вермонте.
  • Существует сбор за подачу формы I-929. Если вы не можете оплатить сбор, вы можете запросить отказ от сбора, также заполнив форму I-912 или отправив отдельный письменный запрос об отказе от платы.

Для получения дополнительной информации посетите нашу веб-страницу «Зеленая карта для жертвы преступления» (U Nonimmigrant).

USCIS предлагает ресурсы для жертв торговли людьми и других преступлений, а также обслуживающих их организаций. Эта информация предназначена для того, чтобы помочь ответить на любые вопросы, которые могут возникнуть у вас или вашей семьи о получении статуса неиммигранта T или U. Для получения дополнительной информации см. Ресурсы для жертв торговли людьми и других преступлений.

.

Leave a Reply

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *