Стыдливость и смущение больных: Смущение, вина, унижение и стыд

Содержание

Смущение, вина, унижение и стыд

Смущение, вина, унижение и стыд

Одна из причин, по которым о стыде так сложно говорить, лежит на поверхности: терминологическая путаница. Мы часто путаем такие понятия, как «смущение», «вина», «унижение» и «стыд». Не задумываясь, шепчем: «Это было так унизительно!» – выходя из туалета с куском бумажки, прилипшим к подошве туфли, или кричим: «Постыдись!» – ребенку, который по малости лет разрисовал вместо раскраски стол. Выискивать максимально точное слово для описания переживаемой эмоции кажется нам чрезмерной въедливостью, но в данном случае дело даже не в словах. «Говорить о стыде» – значит уметь выявить и назвать это чувство. А это – один из четырех неотъемлемых элементов стыдоустойчивости.

В сообществе исследователей случаются интересные споры о связи между смущением, виной, унижением и стыдом. Хотя есть небольшая группа ученых, которые полагают, что все эти четыре эмоции связаны и представляют собой разные степени одного и того же базового чувства, подавляющее большинство исследователей считают, что это четыре разных, отдельных переживания.

Как и в большинстве работ о стыде, в своем исследовании я придерживаюсь той точки зрения, что смущение, вина, унижение и стыд – четыре разные эмоциональные реакции.

Смущение – слабейшая из этих четырех перечислений. Когда женщины говорят о смущении, то описывают ситуации куда менее серьезные, чем связанные с чувством стыда или виной. Смущение, по определению, – это нечто мимолетное, зачастую в конечном счете смешное и весьма заурядное (вроде оговорки или пролитого кофе). Не важно, насколько ситуация нас смущает: мы знаем (или хотя бы слышали), что это случается со всеми людьми и скоро пройдет. Я не хочу выходить из туалета с прилипшей к обуви бумажкой, но если выйду, то буду точно знать, что я не первая и не единственная, с кем это произошло.

Вину чаще всего путают со стыдом. И, к сожалению, результаты этого смешения значительнее, чем просто терминологическая путаница. Часто, пытаясь стыдить других или себя и добиваясь изменения поведения, мы делаем это потому, что не понимаем разницы между стыдом и виной. Это важно, потому что вина часто мотивирует перемены к лучшему, а стыд, напротив, ведет к бездействию или ухудшению поведения. И вот почему. Как вина, так и стыд – эмоции, связанные с самооценкой; но на этом сходство заканчивается. Большинство исследователей считает, что разница между виной и стыдом описывается как разница между «я плохой» (стыд) и «я поступил плохо» (вина) [4]. Стыд – это наше «я». Вина – это наше поведение. Если я чувствую вину за то, что списываю на экзамене, то говорю себе: «Зачем я это сделала?! Очень глупо с моей стороны. Ведь я не приемлю обмана и не желаю заниматься такими вещами». Если же мне стыдно, то внутренний монолог будет совсем другой: «Я врушка и обманщица, тупица, никчемный человек».

Вина удерживает нас от действий, которые идут вразрез с нашими ценностями, убеждениями, этикой. Мы оцениваем свое поведение (списывание, например) и чувствуем вину, когда оно не соответствует той личности, какой мы хотим быть. А стыд фокусируется на нас самих, а не на том, что мы сделали.

Опасность слов «я плохой, я лжец, я никудышный» в том, что мы постепенно начинаем в них верить и действительно считать себя такими. Человек, который стал считать себя никудышным, с большей вероятностью продолжит списывать и соответствовать своему ярлыку, чем тот, кто чувствует вину. Как и многие другие исследователи стыда, я пришла к заключению, что стыд становится скорее источником пагубного поведения, чем источником решения проблемы. Человек по природе своей хочет, чтобы его одобряли и ценили. Когда мы испытываем стыд, мы чувствуем себя отверженными и отчаиваемся получить признание. Мы с большей вероятностью будем сознательно вредить себе, нападать на других или унижать их или просто останемся равнодушными к тому, кто нуждается в нашей помощи.

С другой стороны, когда мы извиняемся за содеянное, стараемся загладить свое поведение или изменить его, причиной часто служит чувство вины. Мы обнаруживаем, что сделали ошибку, – а это совсем не то же самое, что считать ошибкой себя. Конечно, можно заставить человека стыдиться, чтобы он извинился, но это извинение редко бывает искренним.

Меня часто спрашивают, может ли одно и то же событие быть стыдным для одного человека, а для другого – всего лишь источником смущения или вины. Ответ – да. И потому мы должны с осторожностью делать предположения о том, что заставляет людей стыдиться. Чтобы показать это наглядно, я использую безобидный пример. Частенько, забывая о чьем-то дне рождения, особенно если это член семьи или близкий друг, я сильно смущалась: «Ну и дела! Забыла позвонить!» Тут же я хватала трубку и исправляла положение. «Слушай, мне ужасно неловко, что я забыла про твой день рождения, но лучше поздно, чем никогда, поэтому поздравляю!» Бывало и так, что я в таких случаях чувствовала себя виноватой: видимо, этот человек не так важен для меня, как мне бы этого хотелось. Но вот я вернулась на работу после рождения дочки Эллен. И всякая ерунда – забыла отправить открытку, не ответила на приглашение – вызывала во мне чувство сильнейшего стыда.

Я громоздила горы лжи, объясняя, почему я не купила подарок или забыла позвонить. В тот период мне казалось, что у меня все получается плоховато. Что я посредственный преподаватель, неважнецкая мама, и жена не очень, и сестра, и дочка не из лучших. И когда я забывала, например, поздравить человека с днем рождения, в голове у меня было не «ну и дела, забыла!», а «какая я дура, все делаю не так».

Сейчас Эллен уже семь, а я недавно вернулась к работе после рождения второго ребенка, Чарли. Дни рождения снова вылетают из памяти, я порой все так же чувствую себя никуда не годной посредственностью, но мне удалось вернуться к чувству вины, но не стыда. Я решила для себя, что дни рождения – это важно; но я поняла еще, что, когда ты одновременно мама и работник, тебе нужна гибкость и умение все планировать. Теперь я покупаю не только обычные открытки-поздравления, но и такие, которые посылают «с опозданием». Так что, как видите, смущение, вина и стыд могут возникать в одних и тех же ситуациях.

Все зависит от того, что происходит в этот момент в нашей жизни.

Унижение – еще одно слово, которое мы часто путаем со стыдом. Дональд Кляйн определяет различия между стыдом и унижением следующим образом [5]: «Люди считают, что заслуживают стыда, но не считают, что заслуживают унижения». Если вернуться к изначальным определениям участниц исследования, можно заметить, что тема «заслуженности» в них повторяется довольно часто. Одна из женщин сказала: «Стыд – это когда ты ненавидишь себя и понимаешь, почему другие люди тоже тебя ненавидят». Другая использовала само слово «заслуживать»: «Стыд – как тюрьма. Но такая тюрьма, в которую ты заключен по заслугам, потому что с тобой что-то не так».

Я покажу разницу между стыдом и унижением на примере из моего последнего исследования об использовании стыда в обучении и воспитании. Если учитель объявляет о неудовлетворительной оценке ученика перед всем классом и при этом называет его тупицей, ребенок может испытать стыд или унижение.

Если он считает, что оценка и бестактность незаслуженны, а учитель поступает несправедливо, ученик будет унижен, но не пристыжен. Если же ученик верит в то, что он тупица и заслуживает участи быть так названным перед одноклассниками, он будет стыдиться.

Результаты моего исследования подтверждают, что стыд разрушительнее унижения по двум причинам. Во-первых, когда ребенка в школе считают тупицей, – это плохо, но куда хуже, когда он сам по-настоящему верит в то, что он тупой. Если ребенка так застыдили в школе, что он сам поверил в свою тупость, возможно, он будет страдать от этого всю жизнь. Во-вторых, я нахожу, что ребенок, испытывающий унижение, с большей вероятностью расскажет об этом случае дома, чем тот, кто испытывает чувство стыда. Если ребенок рассказал нам об унижении, у нас есть возможность помочь ему преодолеть это чувство, мы можем поговорить с учителями и директором. Стыдящийся ребенок верит в то, что ему сказали, и молчит об этом или действительно становится таким.

Конечно, мы должны понимать, что повторяющееся унижение зачастую обращается в стыд.

Если кто-то, кого ребенок уважает, постоянно называет его тупым, велика вероятность, что ребенок постепенно в это поверит. В сущности, все мы уязвимы к превращению унизительного опыта в стыд, особенно если нас унижает человек, отношениями с которым мы дорожим, или тот, в ком мы признаём власть над нами: начальник, доктор или духовное лицо.

Научившись различать смущение, вину, стыд и унижение, мы можем попытаться понять, почему мы испытываем стыд и как он влияет на нас. Понимание «как и почему» крайне важно, потому что устойчивость к стыду означает больше чем простое переживание стыдного момента. Если мы хотим успешно справляться со стыдом в нашей жизни, мы должны понять, почему мы стыдимся и как это влияет на наше повседневное поведение, мысли и чувства.

Данный текст является ознакомительным фрагментом.

Продолжение на ЛитРес

8.

3. Смущение. Психология общения и межличностных отношений

8.3. Смущение

Сущность понятия. Смущение определяют как замешательство, ощущение неловкости. У маленьких детей смущение возникает без видимой причины, при обращении к ним незнакомых людей. У взрослых смущение возникает в результате расхождения между тем, как человеку хочется выглядеть, и тем, как он действительно выглядит при неожиданной, помимо его желания, и неуместной ситуации, когда он «теряет свое лицо».

Проявления смущения. При смущении люди смотрят в сторону от других или опускают глаза, а малыши прячутся за платье или юбку матери; при этом некоторые из них украдкой посматривают на смутившего их человека. Характерным для смущения считается наличие легкой улыбки, пробегающей по лицу человека, или нервного и глупого смеха (в чем проявляется отличие от стыда), а также нарушение плавности движений и речи (Edelman, Hampson, 1981). Явным признаком смущения является покраснение лица (смутившийся человек говорит: «Ты вогнал меня в краску»), взгляд в пол. При наличии этих признаков в обыденной речи говорят «человек сконфузился». У взрослых смущение может вызываться как неудачей в каком-нибудь деле, так и удачей.

Смущение стало предметом систематических исследований сравнительно недавно (Goffman, 1967; Modigliani, 1968). Гофман не очень удачно, с моей точки зрения, определяет смущение как выражение мнения о том, что другие люди будут думать о нас или о наших действиях как несоответствующих ситуации. Такая формулировка скорее объясняет причину смущения (и то имеющую место скорее у достаточно взрослых людей, а не у маленьких детей), но не сущность смущения как эмоционального состояния. Гофман пишет, что, проявляя смущение, мы как бы извиняемся перед другими за реальную или возможную ошибку. По этому автору функция смущения состоит в том, чтобы показать «правильность» субъекта, возможность иметь с ним дело, так как он способен к коррекции собственного поведения.

Борг с коллегами (Borg et al., 1988) рассматривают смущение как вид стыда, а Эделман (Edelman, 1985) — как вид социальной тревожности из-за предполагаемого отрицательного впечатления окружающих.

Для появления смущения необходима публичная неудача в сохранении собственного лица, которая воспринимается как угроза репутации, «социальному Я» при негативной оценке окружающими (Silver et al., 1987; Crozier, Burnham, 1990; Parrot, Harre, 1996). Поэтому самая большая степень смущения наблюдается в том случае, если человек терпит неудачу в группе. При неуспехе в одиночной ситуации смущение бывает выражено слабо вследствие предполагаемого отсутствия других (Modigliani, 1971). Хотя смущение является эмоцией общения, связи между застенчивостью и общительностью либо не существует, либо она очень слабая (Crozier, 1986). Правда, В. Крозье отмечает, что у таких людей есть проблемы в общении с незнакомыми людьми, что делает вышеприведенный вывод этого автора сомнительным.

Переживание смущения часто протекает на фоне, с одной стороны, интереса к людям, а с другой — страха перед социальным взаимодействием. Поэтому Э. Шо-стром называет стеснительность странной эмоцией, которая обозначает одновременно тенденцию к созданию контакта и избеганию его. В результате она мешает человеку, ограничивая его свободу. С другой стороны, смущение мотивирует нормативное социальное поведение (Keltner, Buswell, 1997). Крозье (Crozier, 1990) отмечает, что человек, не способный смущаться, лишен важного человеческого качества, характеризующего чувствительность и способность к заботе.

Можно испытывать смущение и за другого человека, близкого и даже незнакомого нам. Так, мать может смутиться за нетактичное высказывание своего малыша по отношению к гостю («эмпатическое смущение»).

Имеется точка зрения, что смущение — преимущественно подростковая эмоция (Parrot, Harre, 1996), но нельзя забывать и про детей младшего возраста, проявляющих застенчивость при встрече с незнакомыми людьми, когда к ним обращаются или когда о них говорят. И тем более вызывает сомнение позиция Гриффин (Griffin, 1995), согласно которой о смущении у детей можно говорить только с 78-летнего возраста, когда они начинают давать определение смущения как осознаваемого нарушения социальных стандартов в присутствии других людей, оценивающих эти нарушения. Вряд ли 2-3-летний ребенок, стесняющийся чужих людей, думает о чем-то подобном.

Причины смущения. П. Пилконис и Ф. Зимбардо (Pilkonis, Zimbardo, 1979) опросили молодых людей о причинах, вызывающих смущение, неловкость. Полученные ими результаты представлены в табл. 8.1.

Таблица 8.1. Частота встречаемости причин, вызывающих застенчивость

Смущение возникает всякий раз, когда какие-то ключевые элементы трансакции неожиданно и явно дискредитированы хотя бы для одного участника взаимодействия. В результате последний оказывается неспособным к дальнейшему исполнению роли. Более того, смущение заразительно. Оно распространяется, лишая и других людей способности действовать.

В ходе содержательного анализа смущения мы классифицировали все примеры, по возможности сохраняя такими, какими они были нам представлены. Было выделено более семидесяти четырех категорий, среди которых различались промахи между друзьями, публичные промахи, разоблачение лжи, ситуации, когда человек был застигнут врасплох, использование неверных названий, забывание имен, оговорки, обнажение тела, вторжение в личную зону других, неконтролируемый смех, опьянение в присутствии трезвых (или наоборот), потеря контроля над физическими процессами и внезапное осознание унижения и других оскорбительных действий. Дальнейшее исследование этих категорий показало, что большинство из них могут быть включены в три основные группы: (1) несоответствующая идентичность; (2) потеря самообладания; (3) нарушение ожиданий людей относительно друг друга в социальных трансакциях.

ГроссЭ., СтоунГ. П., 2001, с. 195–197.

Типы смущения. Льюис (Lewis, 1995) пишет о двух видах смущения: один связан с осознанием себя и своего поведения, а другой — также и с оценкой себя на соответствие социальным нормам и правилам. В результате чего возникает переживание смущения, подобное стыду. Из того факта, что исследователи смущения выявили разные его проявления, К. Изард выводит два типа смущения — социальное и личностное. Первое связано с обеспокоенностью человека тем, какое впечатление он производит на людей, насколько он сможет соответствовать их ожиданиям. При втором типе основной проблемой является субъективное чувство дискомфорта, само переживание смущения. Мне такое деление представляется несколько искусственным: ведь первое не исключает второго.

Состояние смущения, вызванное сознанием собственной несостоятельности, было исследовано в ходе интересного эксперимента, поставленного А. Модильяни. Он провел серию различных «соревнований», некоторые участники которых, сами того не подозревая, должны были выступить плохо и подвести таким образом всю команду. Те, кто испытал горечь поражения на глазах у других, были очень смущены, гораздо больше тех, кому посчастливилось потерпеть неудачу не на публике. Последние переживали не слишком сильно, да и то главным образом потому, что об их неудаче вскоре предстояло узнать другим. Те, кто был смущен очень сильно, предпринимали огромные усилия для того, чтобы восстановить чувство собственного достоинства и вернуть уважение других членов команды. Модильяни отметил шесть тактических приемов, используемых для этого:

• Стремление перевести внимание на другое («Сколько мне еще ждать, у меня вскоре назначена встреча?»).

• Стремление оправдаться («Лампы дневного света мешают мне сосредоточиться»).

• Стремление показать другим свои достоинства («Вообще-то теннис — не мой конек, я люблю шахматы»).

• Стремление отвергнуть саму идею соревнования («Что толку есть палочками, когда рядом лежит вилка»).

• Отрицание своего поражения («Попробуй-ка ей угоди»).

• Желание встретить поддержку («Надеюсь, я не слишком подвел вас, ребята?»).

Таким образом, ключевой характеристикой смущения выступает беспокойство человека о своем внешнем имидже, обусловленное повышенным вниманием к нему в ситуации реального действия. Причину смущения помогает объяснить идея Я-концепции: представление о себе включает не только то, «что я думаю о себе», но и то, «что, как мне кажется, другие думают обо мне». Если я чувствую, что уважение окружающих ко мне падает, это тревожит меня. Однако угроза Я-концепции человека может быть сведена к минимуму, если те, кто наблюдал стрессовую ситуацию, дают знать, что случившееся не повлияет на их отношение к «пострадавшему». Для того чтобы помочь партнеру преодолеть смущение, можно использовать определенные коммуникативные приемы. В нашем примере такая помощь могла бы принять следующие формы:

• снижение важности произошедшего: «Не беспокойтесь, ничего не случилось, пролитый кофе — такая мелочь по сравнению с тем, что мы обсуждаем»;

• указание на смягчающие обстоятельства: «Трудно удержать чашку, сидя на таком расшатанном стуле»;

• воспоминание о собственном опыте подобных ситуаций: «Не переживайте, со мной тоже происходит нечто подобное, когда я увлечен какой-нибудь идеей».

Со своей стороны, для восстановления статус-кво смущенный человек может либо обратить происшествие в шутку, либо прибегнуть к извинению или каким-то иным способам, например из описанных выше.

Куницына В. Н, Казаринова Н. В., Погольша В. М., 2001, с. 224–225.

Легкость возникновения смущения характеризует эмоциональное свойство личности, называемое застенчивостью (см. раздел 4.6).

Данный текст является ознакомительным фрагментом.

Продолжение на ЛитРес

5 минут о стыде и смущении.

Всем привет, я Маша Осетрова, и сегодня я расскажу вам о том, зачем нам нужен стыд.

Каждому из нас когда-нибудь было стыдно: может быть, за съеденную тайком от мамы конфету, разбитое окно или другое тайное, все-таки ставшее явным. Чем взрослее мы становимся, тем серьезнее становятся проступки, за которое нам следовало бы стыдиться, но, странное дело, глядя на некоторых людей, кажется, что им вообще неведомо подобное чувство.

Советский режиссер Андрей Тарковский считал, что «стыд — то чувство, которое спасет человечество». Спустя десятки лет с этим мнением согласилась Дженнифер Джекет — доцент кафедры экологических исследований Нью-Йоркского университета. В своей книге «Зачем нам стыд» исследовательница рассказывает о силе этой, казалось бы, немодной в наше время эмоции.

Что мы понимаем под словом стыд? Говоря о стыде как о спасительной силе, Дженнифер Джекет имеет в виду то чувство, которое человек испытывает, когда его неприглядный поступок выставлен напоказ, предан огласке. По ее мнению, именно такая форма стыда имеет достаточную сила для развития и изменения общества.

При этом важно понимать, что стыд не равен вине. В отличие от стыда, побуждающего соответствовать общественным нормам, мы ощущаем вину, нарушая свои внутренние принципы. Вина является краеугольным камнем совести.

Интересно, что стыд и вина имеют разную социальную значимость в восточной и западной культуре. На Востоке, при наличии жесткой иерархии в обществе, стыд является главным инструментом общественного контроля. Напротив, в индивидуалистичной цивилизации Запада вина куда важнее стыда. Люди считают себя автономными и мало зависимыми от общества и в своих действиях руководствуются, как правило, внутренним компасом.

Так, в списке 52 наиболее популярных и актуальных эмоций, который попросили составить носителей коллективистского сознания, стыд занял второе место. А в списке индивидуалистов из Южной Калифорнии — аж 49-е, между «огорчением» и «презрением».

В значительной степени развитию системы репутации и стыда помогло развитие речи. Умение говорить позволило людям манипулировать общественным статусом при помощи сплетен и слухов.

Следующий, почти равный по силе толчок системе репутаций дало появление социальных технологий, резко увеличившее масштаб и скорость распространения слухов. Таким образом оружие воздействия на репутацию перешло от лидеров и общества к рядовым его членам.

Существует мнение, что стыд — всего лишь «примитивная эмоция, в отдаленном прошлом служившая адаптивной функцией нашим дальним предкам». По сравнению с ним вина — эмоция более молодая, появившаяся у человечества около 40 000 лет назад одновременно с обретением способности к созданию символических объектов.

В современном обществе вина несколько превалирует над стыдом, и на то есть несколько причин. Во-первых, переход к более индивидуалистическому обществу. Во-вторых, то, что вина значительно менее затратное наказание: для его применения буквально ничего не нужно — провинившийся член общества сам себя изведет.

И наконец, третья, несколько спорная причина состоит в том, что вину можно назвать более нравственным средством воздействия. В том время как вина побуждает брать на себя ответственность за свои поступки, под воздействием стыда человек старается скрыться от всеобщего осуждения.

Профессор права Джеймс Уитмэн — один из противников использования стыда как средства наказания: по его мнению, государство таким образом делегирует часть своих обязанностей обществу (ибо без общества неоткуда взяться общественному осуждению). А толпа может вести себя неуправляемо и неконтролируемо.

Стыд лучше подходит для решения коллективных проблем, и порой дожидаться появления чувства вины у всех «паршивых овец» просто некогда. На сегодняшний день некоторые государства успешно используют стыд в общественных целях — к примеру, для более эффективного сбора налогов в некоторых штатах США.

Кроме того, стыд — очень честная эмоция. В отличие от многих других его практически невозможно сымитировать: мало кто способен резко покраснеть по собственной воле. Эксперименты показывают, что способность испытывать стыд — врожденная. Вероятно, на каком-то этапе эволюции она стала весьма полезной.

Эксперименты показывают, что большинство людей плохо распознают стыд. Основные его признаки — опущенные уголки рта, взгляд в пол, поднятые плечи. Человек, которому стыдно, в целом ссутуливается и подается вперед.

Наиболее близкая эмоция, с которой можно перепутать стыд, — смущение. Но смущенный человек чаще улыбается, потирает лицо, у него начинают бегать глаза.

На этом все, читайте умные книги, слушайте свою совесть, читайте портал «Чердак» и смотрите следующее видео, в котором я расскажу вам о том, на что готовы люди ради подчинения авторитету.

 Мария Осетрова

Психологическая библиотека



Книги по жанрам:

Поиск по разделу

По психологии написано множество книг, различных авторов, на различные темы. Чтобы можно было легко ориентироваться в этом бескрайнем море психологической информации мы создали нашу электронную психологическую библиотеку.
Мы стараемся собирать в этой психологической библиотеке лучшие книги по психологии и саморазвитию, достижению успеха в бизнесе и личной жизни, построению качественных отношений и развитию навыков публичных выступлений. Психологическая библиотека — это кладовая психологических идей и открытий, размышлений и исследований. Каждая книга психологической библиотеки, словно крупица мудрости, открывает небольшой кусочек тайны под названием Жизнь.
Каждую неделю мы добавляем новые книги в нашу психологическую библиотеку, так что заглядывайте и наслаждайтесь чтением.
Часть книг можно почитать прямо с сайта, все — скачать себе в виде архива (они помечены значком ). Для прочтения некоторых книг вам могут понадобиться специальные программы.

Новые поступления

14 января 2016 г.

Аткинсон В.В «Закон привлечения и сила мысли»

Это одна из первых книг (издание 1906 года) о Великом Законе Привлечения, управляющем человеческой жизнью.

Как известно, то, чего мы желаем или боимся, притягивается к нам. Настало время овладеть этой силой притяжения и заставить ее служить себе во благо.

Скорее всего это новое издание книги «Сила мысли», представленной у нас в библиотеке.

17 декабря 2015 г.

Стоун Роберт «Как получать все, что хочешь»

Не так давно ученые обнаружили, что фантазирование в расслабленном состоянии активизирует правое полушарие мозга.

Это полушарие творчества, гениальных решений, преодоления ограничений времени и пространства, чудесного проявления «плодов воображения».

Правому полушарию мозга удается совершать чудесные вещи, а каким образом оно это делает Роберт Стоун очень просто все объясняет на языке мифов и сказок.

12 ноября 2015 г.

Кэнфилд Джек «Думать и богатеть»

Автор не обещает манну небесную и виллу на Канарах в придачу: вам придется приложить кое-какие усилия, например, немного подкорректировать свою поведенческую тактику и применить на практике особые секреты, находящиеся на страницах этой книги.

Но, может быть, именно поэтому «правила успеха» работают даже тогда, когда многие другие стратегии достижения желаемого оказываются бессильны. Потому что в этом случае игра начинает идти по вашим правилам…

15 октября 2015 г.

Солянов Федор «10 шагов от съемной квартиры до собственной за 1 год»

Работающая стратегия по отказу от аренды квартиры и переезду в свою собственную

Многим из нас уже давно очень хочется купить собственную квартиру, и вы думаете, что знаете, что для этого нужно сделать.

Но…

Вы пытаетесь откладывать деньги и тут возникает какая то ситуация и все деньги тратятся не понятно куда… не получается…

И так вы живете уже и 3 и 5 и 7 лет.

Так вот, только для тех, кто хочет достигнуть своей цели — книга из 10 конкретных шагов, которые помогут вам получить собственную квартиру.

17 сентября 2015 г.

Лотар Зайверт «Ваше время — в Ваших руках»

«И куда только ушло мое время?» — стонет иной руководитель под бременем работы и стресса. Мы все знаем эту проблему. Все больше людей попадает в цейтнот. Но не столько перегрузка работой, сколько неумение планировать свое время вынуждает многих менеджеров проводить за письменным столом 60 часов в неделю (или, может быть, больше?).

13 августа 2015 г.

Ричард Кох «Жизнь по принципу 80-20»

80% результатов проистекают лишь из 20% причин — принцип, напоминающий поговорку «Лучше меньше, да лучше».

Книга научит Вас так выбирать и использовать наиболее эффективные действия и методы, число которых относительно невелико, чтобы достижения отлично соответствовали Вашим целям, замыслам, мечтаниям.

16 июля 2015 г.

Фрэнк Беттджер «Вчера неудачник — сегодня преуспевающий»

Являясь автобиографией и практическим руководством к действию книга в увлекательной форме и на богатом фактическом материале рассказывает, как добиться успеха, приводит поучительные примеры и дает подробные указания, как развить в себе стиль, дух и технику первоклассного коммерсанта.

Книга полезна каждому, кто хочет научиться работать наиболее плодотворно в любой сфере деятельности и стать человеком, общение с которым доставляет людям радость.

24 июня 2015 г.

Холлис Джеймс «Грезы об Эдеме: В поисках доброго волшебника»

В так называемые Средние века коллективная фантазия о рае по существу стала компенсацией тех жестких, а иногда просто бесчеловечных условий, в которых людям приходилось постоянно заниматься тяжелым трудом, чтобы просто выжить. Если жизнь была такой невыносимой «здесь», значит, она обязательно должна была стать лучше «где-то там». Сегодня условия жизни в западном мире относительно комфортны по сравнению с теми тяжелыми временами. Хотя мы не достигли «рая для работающих людей», мы все же оказались к нему намного ближе, чем могли себе представить наши предки. Однако при всем этом благополучии и даже изобилии, имея возможность путешествовать по миру, получать любую информацию, покупать в магазине любые вещи и продукты вместо того, чтобы постоянно бороться за свое существование, почему мы все же несчастливы? Может быть, иллюзией является само представление о счастье?

18 июня 2015 г.

Лупан Сесиль «Поверь в свое дитя»

Рассмотрены проблемы ускоренного развития и обучения детей в раннем возрасте.

Основная мысль автора: дети требуют не внимания-опеки, а внимания-интереса, который им могут дать только их родители. Для малышей они самые лучшие педагоги.

14 мая 2015 г.

Экер Т. Харв «Думай как миллионер»

Каждый из нас хоть раз в жизни задумывался над тем, почему одни купаются в роскоши, а другим суждено всю жизнь бороться с финансовыми проблемами. Размышляя о причинах такого положения дел, мы вспоминаем об образовании, умственных способностях, навыках, умении планировать, методах работы, деловых связях, удачливости и т. п.

А может, дело вовсе не в этом? Прочитав книгу, вы познакомитесь с оригинальной точкой зрения. Автор считает, что у каждого из нас есть личная финансовая программа, предопределяющая уровень финансового благополучия, и дает практические советы по ее изменению при необходимости.

16 апреля 2015 г.

Калашников А. И. «Наука побеждать» Приветствую вас, уважаемый читатель. Прошу дать мне руку, и я поведу вас в мир решений, результатов, эффективных боевых методов работы с конфликтами, а также грамотных и умелых приемов управления людьми и развития лидерских качеств.

26 февраля 2015 г.

Алипатова Людмила «Женственность в ритме города»

Книга написана женщиной исключительно для женщин и о Женщине.

Поднимаются вопросы о современных проблемах и вариантах их решений. Потому что в современном ритме жизни оставаться Женщиной с большой буквы этого слова становится всё сложнее. И что опасно — остаётся покрыта забвением самая суть, основа женского начала — её чувства, желания, сила любви. И огромное количество прекрасных жительниц планеты бьётся, как рыба об лёд, в поисках своего места под солнцем, разрываясь между духовным и материальным, между процессом и результатом, чувствами и долгом.

Данная книга будет актуальна именно для тех, кто хочет разобраться в первую очередь в себе, понять, принять, осознать, как обрести гармонию. И, как следствие, быть женственной и желанной.

12 февраля 2015 г.

БэдБой Даниель «Виртуоз»

«Все мы знаем, как важна ВНУТРЕННЯЯ ИГРА, но ты когда-либо останавливался на том, чтобы спросить себя, что такое ВНУТРЕННЯЯ ИГРА на самом деле? Это когда Я просто очень хорошо запомнил материал или, может быть, когда Я улучшил доходчивость своего голоса?

Фактически, Внутренняя Игра основана на уверенности, убеждениях и общем отношении к жизни. Понимаешь ты это или нет, твое внимание постоянно направлено на женщин, с которыми ты говоришь. Если у тебя прочное, настойчивое и позитивное отношение к жизни, женщин естественно будет притягивать к тебе. Как это происходит у большинства натуралов.

Они развивают эти три аспекта своей идентичности: уверенность, убеждения и отношение к жизни. Когда это происходит, они начинают чувствовать большую уверенность и начинают вести себя как приз, что совершенно точно ПРИВЛЕКАЕТ ЖЕНЩИНУ».

29 января 2015 г.

Аллен Дэвид «Готовность ко всему. 52 принципа продуктивности для работы и жизни»

Следующие принципы, комментарии и эссе формируют основу, которая представляет собой не просто подсказки и хитрости. Независимо от того, внедрили ли люди полностью на практике методику, описанную в книге «Как разобраться с делами» или нет, всегда находились ещё вещи, которые каждый мог бы делать всё лучше и лучше, и которые могли бы улучшить их продуктивность и общее благосостояние. Вы найдёте, что эти элементы заново утверждаются и укрепляются в этих принципах и эссе.

Оцените материал:


Получайте свежие статьи и новости Синтона:
Обращение к авторам и издательствам

Данный раздел сайта является виртуальной библиотекой. На основании Федерального закона Российской федерации «Об авторском и смежных правах» (в ред. Федеральных законов от 19.07.1995 N 110-ФЗ, от 20.07.2004 N 72-ФЗ), копирование, сохранение на жестком диске или иной способ сохранения произведений, размещенных в данной библиотеке, категорически запрещены.
  Все материалы, представленные в данном разделе, взяты из открытых источников и предназначены исключительно для ознакомления. Все права на статьи принадлежат их авторам и издательствам. Если вы являетесь правообладателем какого-либо из представленных материалов и не желаете, чтобы ссылка на него находилась на нашем сайте, свяжитесь с нами, и мы немедленно удалим ее.

Добавить книгу

Наверх страницы

Бал — Баратынский. Полный текст стихотворения — Бал

Глухая полночь. Строем длинным,
Осеребренные луной,
Стоят кареты на Тверской
Пред домом пышным и старинным.
Пылает тысячью огней
Обширный зал; с высоких хоров
Ревут смычки; толпа гостей;
Гул танца с гулом разговоров.
В роскошных перьях и цветах,
С улыбкой мертвой на устах,
Обыкновенной рамой бала,
Старушки светские сидят
И на блестящий вихорь зала
С тупым вниманием глядят.

Кружатся дамы молодые,
Не чувствуют себя самих;
Драгами камнями у них
Горят уборы головные;
По их плечам полунагим
Златые локоны летают;
Одежды легкие, как дым,
Их легкий стан обозначают.
Вокруг пленительных харит
И суетится и кипит
Толпа поклонников ревнивых;
Толкует, ловит каждый взгляд;

Шутя, несчастных и счастливых
Вертушки милые творят.
В движенье всё. Горя добиться
Вниманья лестного красы,
Гусар крутит свои усы,
Писатель чопорно острится,
И оба правы: говорят,
Что в то же время можно дамам,
Меняя слева взгляд на взгляд,
Смеяться справа эпиграммам.
Меж тем и в лентах и в звездах,
Порою с картами в руках,
Выходят важные бояры,
Встав из-за ломберных столов,
Взглянуть на мчащиеся пары
Под гул порывистый смычков.

Но гости глухо зашумели,
Вся зала шепотом полна:
«Домой уехала она!
Вдруг стало дурно ей». — «Ужели?»
— «В кадрили весело вертясь,
Вдруг помертвела!» — «Что причиной?
Ах, Боже мой! Скажите, князь,
Скажите, что с княгиней Ниной,
Женою вашею?» — «Бог весть,
Мигрень, конечно!.. В сюрах шесть».
— «Что с ней, кузина? танцевали
Вы в ближней паре, видел я?
В кругу пристойном не всегда ли
Она как будто не своя?»

Злословье правду говорило.
В Москве меж умниц и меж дур
Моей княгине чересчур
Слыть Пенелопой трудно было.
Презренья к мнению полна,
Над добродетелию женской
Не насмехается ль она,
Как над ужимкой деревенской?
Кого в свой дом она манит,
Не записных ли волокит,
Не новичков ли миловидных?
Не утомлен ли слух людей
Молвой побед ее бесстыдных
И соблазнительных связей?

Но как влекла к себе всесильно
Ее живая красота!
Чьи непорочные уста
Так улыбалися умильно!
Какая бы Людмила ей,
Смирясь, лучей благочестивых
Своих лазоревых очей
И свежести ланит стыдливых
Не отдала бы сей же час
За яркий глянец черных глаз,
Облитых влагой сладострастной,
За пламя жаркое ланит?
Какая фее самовластной
Не уступила б из харит?

Как в близких сердцу разговорах
Была пленительна она!
Как угодительно-нежна
Какая ласковость во взорах
У ней сияла! Но порой,
Ревнивым гневом пламенея,
Как зла в словах, страшна собой,
Являлась новая Медея!
Какие слезы из очей
Потом катилися у ней!
Терзая душу, проливали
В нее томленье слезы те;
Кто б не отер их у печали,
Кто б не оставил красоте?

Страшись прелестницы опасной,
Не подходи: обведена
Волшебным очерком она;
Кругом ее заразы страстной
Исполнен воздух! Жалок тот,
Кто в сладкий чад его вступает:
Ладью пловца водоворот
Так на погибель увлекает!
Беги ее: нет сердца в ней!
Страшися вкрадчивых речей
Одуревающей приманки;
Влюбленных взглядов не лови:
В ней жар упившейся вакханки,
Горячки жар — не жар любви.

Так, не сочувствия прямого
Могуществом увлечена —
На грудь роскошную она
Звала счастливца молодого;
Он пересоздан был на миг
Ее живым воображеньем;
Ей своенравный зрелся лик,
Она ласкала с упоеньем
Одно видение свое.
И гасла вдруг мечта ее:
Она вдалась в обман досадный,
Ее прельститель ей смешон,
И средь толпы Лаисе хладной
Уж неприметен будет он.

В часы томительные ночи,
Утех естественных чужда,
Так чародейка иногда
Себе волшебством тешит очи:
Над ней слились из облаков
Великолепные чертоги;
Она на троне из цветов,
Ей угождают полубоги.
На миг один восхищена
Живым видением она;
Но в ум приходит с изумленьем,
Смеется сердца забытью
И с тьмой сливает мановеньем
Мечту блестящую свою.

Чей образ кисть нарисовала?
Увы! те дни уж далеко,
Когда княгиня так легко
Воспламенялась, остывала!
Когда, питомице прямой
И Эпикура и Ниноны,
Летучей прихоти одной
Ей были ведомы законы!
Посланник рока ей предстал;
Смущенный взор очаровал,
Поработил воображенье,
Слиял все мысли в мысль одну
И пролил страстное мученье
В глухую сердца глубину.

Красой изнеженной Арсений
Не привлекал к себе очей:
Следы мучительных страстей,
Следы печальных размышлений
Носил он на челе; в очах
Беспечность мрачная дышала,
И не улыбка на устах —
Усмешка праздная блуждала.
Он незадолго посещал
Края чужие; там искал,
Как слышно было, развлеченья
И снова родину узрел;
Но, видно, сердцу исцеленья
Дать не возмог чужой предел.

Предстал он в дом моей Лаисы,
И остряков задорный полк
Не знаю как пред ним умолк —
Главой поникли Адонисы.
Он в разговоре поражал
Людей и света знаньем редким,
Глубоко в сердце проникал
Лукавой шуткой, словом едким,
Судил разборчиво певца,
Знал цену кисти и резца,
И, сколько ни был хладно-сжатым
Привычный склад его речей,
Казался чувствами богатым
Он в глубине души своей.

Неодолимо, как судьбина,
Не знаю, что в игре лица,
В движенье каждом пришлеца
К нему влекло тебя, о Нина!
С него ты не сводила глаз…
Он был учтив, но хладен с нею.
Ее смущал он много раз
Улыбкой опытной своею;
Но, жрица давняя любви,
Она ль не знала, как в крови
Родить мятежное волненье,
Как в чувства дикий жар вдохнуть.
И всемогущее мгновенье
Его повергло к ней на грудь.

Мои любовники дышали
Согласным счастьем два-три дня;
Чрез день-другой потом они
Несходство в чувствах показали.
Забвенья страстного полна,
Полна блаженства жизни новой,
Свободно, радостно она
К нему ласкалась; но суровый,
Унылый часто зрелся он:
Пред ним летал мятежный сон;
Всегда рассеянный, судьбину,
Казалось, в чем-то он винил,
И, прижимая к сердцу Нину,
От Нины сердце он таил.

Неблагодарный! Им у Нины
Все мысли были заняты:
Его любимые цветы,
Его любимые картины
У ней являлися. Не раз
Блистали новые уборы
В ее покоях, чтоб на час
Ему прельстить, потешить взоры.
Был втайне убран кабинет,
Где сладострастный полусвет,
Богинь роскошных изваянья,
Курений сладких легкий пар —
Животворило все желанья,
Вливало в сердце томный жар.

Вотще! Он предан был печали.
Однажды (до того дошло)
У Нины вспыхнуло чело
И очи ярко заблистали.
Страстей противных беглый спор
Лицо явило. «Что с тобою, —
Она сказала, — что твой взор
Всё полон мрачною тоскою?
Досаду давнюю мою
Я боле в сердце не таю:
Печаль с тобою неразлучна;
Стыжусь, но ясно вижу я:
Тебе тяжка, тебе докучна
Любовь безумная моя!

Скажи, за что твое презренье?
Скажи, в сердечной глубине
Ты нечувствителен ко мне
Иль недоверчив? Подозренье
Я заслужила. Старины
Мне тяжело воспоминанье:
Тогда всечасной новизны
Алкало у меня мечтанье;
Один кумир на долгий срок
Поработить его не мог;
Любовь сегодняшняя трудно
Жила до завтрашнего дня, —
Мне вверить сердце безрассудно,
Ты прав, но выслушай меня.

Беги со мной — земля велика!
Чужбина скроет нас легко,
И там безвестно, далеко,
Ты будешь полный мой владыка.
Ты мне Италию порой
Хвалил с блестящим увлеченьем;
Страну, любимую тобой,
Узнала я воображеньем;
Там солнце пышно, там луна
Восходит, сладости полна;
Там вьются лозы винограда,
Шумят лавровые леса, —
Туда, туда! с тобой я рада
Забыть родные небеса.

Беги со мной! Ты безответен!
Ответствуй, жребий мой реши.
Иль нет! зачем? Твоей души
Упорный холод мне приметен;
Молчи же! не нуждаюсь я
В словах обманчивых, — довольно!
Любовь несчастная моя
Мне свыше казнь… но больно, больно!..»
И зарыдала. Возмущен
Ее тоской: «Безумный сон
Тебя увлек, — сказал Арсений, —
Невольный мрак души моей —
След прежних жалких заблуждений
И прежних гибельных страстей.

Его со временем рассеет
Твоя волшебная любовь;
Нет, не тревожься, если вновь
Тобой сомненье овладеет!
Моей печали не вини».
День после, мирною четою,
Сидели на софе они.
Княгиня томною рукою
Обняла друга своего
И прилегла к плечу его.
На ближний столик, в думе скрытной
Облокотясь, Арсений наш
Меж тем по карточке визитной
Водил небрежный карандаш.

Давно был вечер. С легким треском
Горели свечи на столе,
Кумиров мрамор в дальней мгле
Кой-где блистал неверным блеском.
Молчал Арсений, Нина тож.
Вдруг, тайным чувством увлеченный,
Он восклицает: «Как похож!»
Проснулась Нина: «Друг бесценный,
Похож! Ужели? мой портрет!
Взглянуть позволь… Что ж это? Нет!
Не мой: жеманная девчонка
Со сладкой глупостью в глазах,
В кудрях мохнатых, как болонка,
С улыбкой сонной на устах!

Скажу, красавица такая
Меня затмила бы совсем…»
Лицо княгини между тем
Покрыла бледность гробовая.
Ее дыханье отошло,
Уста застыли, посинели;
Увлажил хладный пот чело,
Непомертвелые блестели
Глаза одни. Вещать хотел
Язык мятежный, но коснел,
Слова сливались в лепетанье.
Мгновенье долгое прошло,
И наконец ее страданье
Свободный голос обрело:

«Арсений, видишь, я мертвею;
Арсений, дашь ли мне ответ!
Знаком ты с ревностию?.. Нет!
Так ведай, я знакома с нею,
Я к ней способна! В старину
Меж многих редкостей Востока
Себе я выбрала одну…
Вот перстень… с ним я выше рока!
Арсений! мне в защиту дан
Могучий этот талисман;
Знай, никакое злоключенье
Меня при нем не устрашит.
В глазах твоих недоуменье,
Дивишься ты! Он яд таит».

У Нины руку взял Арсений:
«Спокойна совесть у меня, —
Сказал, — но дожил я до дня
Тяжелых сердцу откровений.
Внимай же мне. С чего начну?
Не предавайся гневу, Нина!
Другой дышал я в старину,
Хотела то сама судьбина.
Росли мы вместе. Как мила
Малютка Олинька была!
Ее мгновеньями иными
Еще я вижу пред собой
С очами темно-голубыми,
С темно-кудрявой головой.

Я называл ее сестрою,
С ней игры детства я делил;
Но год за годом уходил
Обыкновенной чередою.
Исчезло детство. Притекли
Дни непонятного волненья,
И друг на друга возвели
Мы взоры, полные томленья.
Обманчив разговор очей.
И, руку Оленьки моей
Сжимая робкою рукою,
«Скажи, — шептал я иногда, —
Скажи, любим ли я тобою?»
И слышал сладостное да.

В счастливый дом, себе на горе,
Тогда я друга ввел. Лицом
Он был приятен, жив умом;
Обворожил он Ольгу вскоре.
Всегда встречались взоры их,
Всегда велся меж ними шепот.
Я мук язвительных моих
Не снес — излил ревнивый ропот.
Какой же ждал меня успех?
Мне был ответом детский смех!
Ее покинул я с презреньем,
Всю боль души в душе тая.
Сказал «прости» всему: но мщеньем
Сопернику поклялся я.

Всечасно колкими словами
Скучал я, досаждал ему,
И по желанью моему
Вскипела ссора между нами:
Стрелялись мы. В крови упав,
Навек я думал мир оставить;
С одра восстал я телом здрав,
Но сердцем болен. Что прибавить?
Бежал я в дальние края;
Увы! под чуждым небом я
Томился тою же тоскою.
Родимый край узрев опять,
Я только с милою тобою
Душою начал оживать».

Умолк. Бессмысленно глядела
Она на друга своего,
Как будто повести его
Еще вполне не разумела;
Но, от руки его потом
Освободив тихонько руку,
Вдруг содрогнулася лицом,
И всё в нем выразило муку.
И, обессилена, томна,
Главой поникнула она.
«Что, что с тобою, друг бесценный?» —
Вскричал Арсений. Слух его
Внял только вздох полустесненный.
«Друг милый, что ты?» — «Ничего».

Еще на крыльях торопливых
Промчалось несколько недель
В размолвках бурных, как досель,
И в примиреньях несчастливых.
Но что же, что же напослед?
Сегодня друга нет у Нины,
И завтра, послезавтра нет!
Напрасно, полная кручины,
Она с дверей не сводит глаз
И мнит: он будет через час.
Он позабыл о Нине страстной;
Он не вошел, вошел слуга,
Письмо ей подал… миг ужасный!
Сомненья нет: его рука!

«Что медлить, — к ней писал Арсений,
Открыться должно… Небо! в чем?
Едва владею я пером,
Ищу напрасно выражений.
О Нина! Ольгу встретил я;
Она поныне дышит мною,
И ревность прежняя моя
Была неправой и смешною.
Удел решен. По старине
Я верен Ольге, верной мне.
Прости! твое воспоминанье
Я сохраню до поздних дней;
В нем понесу я наказанье
Ошибок юности моей».

Для своего и для чужого
Незрима Нина; всем одно
Твердит швейцар ее давно:
«Не принимает, нездорова!»
Ей нужды нет ни в ком, ни в чем;
Питье и пищу забывая,
В покое дальнем и глухом
Она, недвижная, немая,
Сидит и с места одного
Не сводит взора своего.
Глубокой муки сон печальный!
Но двери пашут, растворясь:
Муж не весьма сентиментальный,
Сморкаясь громко, входит князь.

И вот садится. В размышленье
Сначала молча погружен,
Ногой потряхивает он;
И наконец: «С тобой мученье!
Без всякой грусти ты грустишь;
Как погляжу, совсем больна ты;
Ей-ей! с трудом вообразишь,
Как вы причудами богаты!
Опомниться тебе пора.
Сегодня бал у князь Петра;
Забудь фантазии пустые
И от людей не отставай;
Там будут наши молодые,
Арсений с Ольгой. Поезжай,
Ну что, поедешь ли?» — «Поеду»,
Сказала, странно оживясь,
Княгиня. «Дело, — молвил князь, —
Прощай, спешу я в клоб к обеду».
Что, Нина бедная, с тобой?
Какое чувство овладело
Твоей болезненной душой?
Что оживить ее умело,
Ужель надежда? Торопясь
Часы летят; уехал князь;
Пора готовиться княгине.
Нарядами окружена,
Давно не бывшими в помине,
Перед трюмо стоит она.

Уж газ на ней, струясь, блистает;
Роскошно, сладостно очам
Рисует грудь, потом к ногам
С гирляндой яркой упадает.
Алмаз мелькающих серег
Горит за черными кудрями;
Жемчуг чело ее облег,
И, меж обильными косами
Рукой искусной пропущен,
То видим, то невидим он.
Над головою перья веют;
По томной прихоти своей,
То ей лицо они лелеют,
То дремлют в локонах у ней.

Меж тем (к какому разрушенью
Ведет сердечная гроза!)
Ее потухшие глаза
Окружены широкой тенью
И на щеках румянца нет!
Чуть виден в образе прекрасном
Красы бывалой слабый след!
В стекле живом и беспристрастном
Княгиня бедная моя
Глядяся, мнит: «И это я!
Но пусть на страшное виденье
Он взор смущенный возведет,
Пускай узрит свое творенье
И всю вину свою поймет».

Другое тяжкое мечтанье
Потом волнует душу ей:
«Ужель сопернице моей
Отдамся я на поруганье!
Ужель спокойно я снесу,
Как, торжествуя надо мною,
Свою цветущую красу
С моей увядшею красою
Сравнит насмешливо она!
Надежда есть еще одна:
Следы печали я сокрою
Хоть вполовину, хоть на час…»
И Нина трепетной рукою
Лицо румянит в первый раз.

Она явилася на бале.
Что ж возмутило душу ей?
Толпы ли ветреных гостей
В ярко блестящей, пышной зале,
Беспечный лепет, мирный смех?
Порывы ль музыки веселой,
И, словом, этот вихрь утех,
Больным душою столь тяжелый?
Или двусмысленно взглянуть
Посмел на Нину кто-нибудь?
Иль лишним счастием блистало
Лицо у Ольги молодой?
Что б ни было, ей дурно стало,
Она уехала домой.

Глухая ночь. У Нины в спальной,
Лениво споря с темнотой,
Перед иконой золотой
Лампада точит свет печальный.
То пропадет во мраке он,
То заиграет на окладе;
Кругом глубокий, мертвый сон!
Меж тем в блистательном наряде,
В богатых перьях, жемчугах,
С румянцем странным на щеках,
Ты ль это, Нина, мною зрима?
В переливающейся мгле
Зачем сидишь ты недвижима,
С недвижной думой на челе?

Дверь заскрипела, слышит ухо
Походку чью-то на полу;
Перед иконою, в углу,
Стал и закашлял кто-то глухо.
Сухая, дряхлая рука
Из тьмы к лампаде потянулась;
Светильню тронула слегка,
Светильня сонная очнулась,
И свет нежданный и живой
Вдруг озаряет весь покой;
Княгини мамушка седая
Перед иконою стоит,
И вот уж, набожно вздыхая,
Земной поклон она творит.

Вот поднялась, перекрестилась;
Вот поплелась было домой;
Вдруг видит Нину пред собой,
На полпути остановилась.
Глядит печально на нее,
Качает старой головою:
«Ты ль это, дитятко мое,
Такою позднею порою?..
И не смыкаешь очи сном,
Горюя Бог знает о чем!
Вот так-то ты свой век проводишь,
Хоть от ума, да неумно;
Ну, право, ты себя уходишь,
А ведь грешно, куда грешно!

И что в судьбе твоей худого?
Как погляжу я, полон дом
Не перечесть каким добром;
Ты роду-звания большого;
Твой князь приятного лица,
Душа в нем кроткая такая, —
Всечасно вышнего Творца
Благословляла бы другая!
Ты позабыла Бога… да,
Не ходишь в церковь никогда;
Поверь, кто Господа оставит,
Того оставит и Господь;
А он-то духом нашим правит,
Он охраняет нашу плоть!

Не осердись, моя родная;
Ты знаешь, мало ли о чем
Мелю я старым языком,
Прости, дай ручку мне». Вздыхая,
К руке княгининой она
Устами ветхими прильнула —
Рука ледяно-холодна.
В лицо ей с трепетом взглянула —
На ней поспешный смерти ход;
Глаза стоят и в пене рот…
Судьбина Нины совершилась,
Нет Нины! ну так что же? нет!
Как видно, ядом отравилась,
Сдержала страшный свой обет!

Уже билеты роковые,
Билеты с черною каймой,
На коих бренности людской
Трофеи, модой принятые,
Печально поражают взгляд;
Где сухощавые Сатурны
С косами грозными сидят,
Склонясь на траурные урны;
Где кости мертвые крестом
Лежат разительным гербом
Под гробовыми головами, —
О смерти Нины должну весть
Узаконенными словами
Спешат по городу разнесть.

В урочный день, на вынос тела,
Со всех концов Москвы большой
Одна карета за другой
К хоромам князя полетела.
Обсев гостиную кругом,
Сначала важное молчанье
Толпа хранила; но потом
Возникло томное жужжанье;
Оно росло, росло, росло
И в шумный говор перешло.
Объятый счастливым забвеньем,
Сам князь за дело принялся
И жарким богословским преньем
С ханжой каким-то занялся.

Богатый гроб несчастной Нины,
Священством пышным окружен,
Был в землю мирно опущен;
Свет не узнал ее судьбины.
Князь, без особого труда,
Свой жребий вышней воле предал.
Поэт, который завсегда
По четвергам у них обедал,
Никак с желудочной тоски
Скропал на смерть ее стишки.
Обильна слухами столица;
Молва какая-то была,
Что их законная страница
В журнале дамском приняла.

аффективная детерминанта здоровья?

Med Humanit. 2017 Dec; 43 (4): 257–263.

Луна Долезал

1 Эксетерский университет, Эксетер, Великобритания,

Барри Лайонс

2 Тринити-колледж Дублин, Медицинский факультет, Дублин 2, Ирландия,

1 Эксетерский университет, Эксетер, Великобритания,

2 Тринити-колледж Дублин, Медицинский факультет, Дублин 2, Ирландия,

Переписка с доктором Луной Долезал, Эксетерский университет, здание Амори, Ренн Драйв, Эксетер EX4 4RJ, Великобритания; ку[email protected]lazeloD.R.LC Авторские права Опубликовано BMJ Publishing Group Limited. Для получения разрешения на использование (если оно еще не предоставлено по лицензии) перейдите по адресу http://www.bmj.com/company/products-services/rights-and-licensing/Это статья в открытом доступе, распространяемая в соответствии с условиями лицензии Creative Commons Attribution (CC BY 4.0), которая разрешает другим распространять, редактировать, адаптировать и строить эту работу для коммерческого использования при условии правильного цитирования оригинальной работы. См. Http: // creativecommons.org / licenses / by / 4.0 / Эта статья цитируется другими статьями в PMC.

Abstract

Несмотря на то, что стыд признается мощной силой в клинической встрече, он недооценивается, недостаточно исследован и недостаточно теоретизирован в контексте здоровья и медицины. В этой статье мы делаем два утверждения. Во-первых, эмоциональные или аффективные состояния, в частности стыд, могут оказывать значительное влияние на здоровье, болезнь и поведение, связанное со здоровьем. Мы обрисовываем четыре возможных процесса, посредством которых это может происходить: (1) поведение острого избегания стыда; (2) хронический стыд, связанный со здоровьем; (3) угроза стигмы и социального статуса и (4) биологические механизмы.Во-вторых, мы постулируем, что влияние стыда настолько коварно, всепроникающе и пагубно и так важно для клинических и политических дискуссий о здоровье, что крайне важно, чтобы его жизненно важная роль в здоровье, связанном со здоровьем поведении и болезнях была признана и ассимилирована в медицинских целях. общественное и политическое сознание и практика. По сути, мы утверждаем, что его влияние достаточно мощно, чтобы его можно было рассматривать как аффективный детерминант здоровья, и приводим для этого три обоснования.В заключение мы предлагаем программу исследований, направленных на расширение знаний о стыде, связанном со здоровьем.

Введение

Хотя стыд был определен как мощная сила в клинической встрече и переживании болезни, 1 2 любопытно, что он остается как недостаточно теоретически обоснованным, так и обычно непризнанным в контексте здоровья и медицины. 3 As Darby et al 4 , несмотря на «частое возникновение» стыда в медицинских учреждениях, «удивительно мало исследований», изучающих влияние стыда и других негативных эмоций самосознания.Комментируя это очевидное несоответствие клинической важности и медицинской незаинтересованности, Davidoff 3 назвал стыд «слоном в комнате» в контексте здравоохранения. Однако другие дисциплины (особенно психология, философия и социальные науки) были менее сдержанны в более строгом анализе причин и последствий стыда. В новых публикациях по этим дисциплинам подчеркивается, что стыд часто играет важную роль при рассмотрении состояния здоровья человека.

В этой статье мы преследуем двоякую цель.Во-первых, мы предлагаем использовать идеи из вышеупомянутой новой литературы и из эмпирических работ других, чтобы утверждать, что эмоциональные или аффективные состояния, в частности стыд, могут оказывать влияние на здоровье, болезнь и поведение, связанное со здоровьем. Поступая таким образом, мы будем утверждать, что стыд, связанный с телом или болезнью, увеличивает бремя болезни, и что стыд сам по себе может быть прямой причиной плохого здоровья. Чтобы подкрепить это утверждение, мы обозначим ряд процессов или механизмов, посредством которых стыд может воздействовать на здоровье людей.Мы схематизируем их следующим образом: (1) поведение острого избегания стыда; (2) хронический стыд, связанный со здоровьем; (3) угроза стигмы и социального статуса и (4) биологические механизмы. Эти заголовки являются простыми дескрипторами и не предназначены для создания впечатления, что они относятся к автономным объектам. Скорее, все они существенно взаимосвязаны, но здесь были индивидуализированы для обеспечения концептуальной ясности.

Во-вторых, мы постулируем, что есть правдоподобные доводы в пользу того, чтобы стыд рассматривался как детерминант здоровья.ВОЗ определяет детерминанты здоровья как «совокупность поведенческих, биологических, социально-экономических и экологических факторов, которые влияют на состояние здоровья отдельных лиц или групп населения». 5 Среди множества определяемых детерминант — социальная, физическая и экономическая среда, а также индивидуальные характеристики человека. Хотя эмоциональные черты или поведение не упоминаются, похоже, нет веских оснований не допускать, чтобы аффективные состояния рассматривались как существенно влияющие на здоровье.По сути, мы утверждаем, что стыд настолько вездесущ, настолько разъедает личность и настолько потенциально вреден для здоровья, что очень полезно рассматривать его как аффективную детерминанту здоровья. Мы включаем оценку значения нашего тезиса, в том числе для индивидуальной встречи врача и пациента, а также для политики общественного здравоохранения в целом.

Наконец, мы обрисовываем ряд направлений исследований, которые могут быть использованы для дальнейшего изучения стыда, связанного со здоровьем. Говоря о терминологии, в этой статье мы используем «аффект» и «эмоцию» как взаимозаменяемые термины.Это может быть проблематично для некоторых теоретиков, считающих, что они представляют разные концепции. Однако, соглашаясь с Греко и Стеннером, 6 , мы не считаем, что это различие по своей сути полезно или особенно разоблачающе в данном контексте.

Стыд

Стыд рассматривается как отрицательная эмоция, которая возникает, когда кто-то видится и оценивается другими (независимо от того, присутствуют ли они, возможны или воображаются) как дефектный в каком-то решающем смысле, или когда некоторая часть его личности воспринимается быть неадекватным, несоответствующим или аморальным.Это то, что называется эмоцией самосознания, поскольку объектом стыда является он сам, и, кроме того, она включает осознание того, как другие люди видят себя. 7 8 Переживания стыда разнообразны и множественны по своему выражению. В результате «стыд» часто используется как общий термин для обозначения целого «семейства эмоций», начиная от «легчайшего приступа смущения и заканчивая жгучей болью умерщвления». 9 Следовательно, варианты стыда включают широкий спектр негативных переживаний самосознания, таких как смущение, унижение, огорчение, унижение, чувство неполноценности или низкая самооценка. 10 11 Интенсивность и выражение переживания стыда зависит от обширной совокупности факторов, включая культуру, происхождение, семейный опыт, личность и непосредственный контекст. В общем, стыд отличается от вины акцентом на человеке, а не на действии. Вина возникает, когда человек плохо себя чувствует из-за действия или чего-то, что он сделал, стыд — за человека, которым он является. 9

Утверждается, что, поскольку стыд связан с основной личностью, он является одним из самых сильных и значительных эмоциональных переживаний. 9 В момент стыда человек чувствует себя ущербным или неполноценным, и ему кажется, что другие тоже это видят. В результате стыд связан не только с угрозами личности, но, что очень важно, с угрозами социальным связям. 12 Стыд может угрожать чувству принадлежности и принятия в межличностном контексте 13 , а также в социальном и политическом плане. 14 В результате стыд — это отчуждающее и изолирующее переживание, которое далеко не тривиально, часто глубоко беспокоит и является причиной значительного страдания.Как отмечает Гехерт Пирс, «за чувством стыда стоит [] страх быть брошенным, смерть от эмоционального голода». 15 16 Northrop 17 повторяет это утверждение, утверждая, что в случаях стыда и стигмы «социальная смерть и фактическая смерть неизбежно сходятся». Угроза стыда может быть хуже, чем угроза физической боли или даже смерти. 9 18

Хотя стыд сигнализирует о серьезной социальной угрозе, он также создает узы для человека, испытывающего его, поскольку показывать, что он испытывает стыд, само по себе стыдно.В результате симптомы стыда провоцируют спираль стыда, или «петлю», в которой, когда стыд возникает, он вызывает еще больше стыда. 12 Таким образом, стыд — это повторяющаяся эмоция; его возникновение ведет к усилению или умножению самого себя. 19 20 Следовательно, стыд — это эмоция, которую обычно старательно избегают (как индивидуально, так и коллективно), а если это невозможно, ее скрупулезно игнорируют. Люди стараются изо всех сил избегать стыда (или даже упоминать прошлые примеры стыда), 21 , даже если это избегание означает причинение вреда или причинение вреда самому себе.

Помимо молчания или скрупулезного обхода, стыд часто является «неопознанной» или «скрытой» эмоцией, которая не проникает в сознание, но, тем не менее, часто присутствует. 19 Хотя переживание остается доступным для сознания, человек, переживающий его, не способен или, возможно, просто не будет идентифицировать его как стыд, и существует внутренняя связь между стыдом и механизмом отрицания. В этих случаях стыд «обходится без внимания», и другие аффекты, такие как гнев, вина, депрессия, сомнения или чрезмерное проявление гордости через нарциссизм, вступают во владение. 14 22 Хорошо известно, что когда стыд возникает или даже когда он просто предвидится, активируются мощные «сценарии» или «базовые модели поведения, которые управляют нашими реакциями» на него. 9 В то время как некоторые из этих сценариев позволяют проявиться переживанию стыда, другие используют отрицание или обход в качестве механизмов преодоления. Натансон 9 описывает четыре основных сценария стыда: постыдное отстранение, мазохистское подчинение, нарциссическое избегание стыда и ярость уязвленной гордости.Благодаря этой схеме паттернов реакции возникает широкий спектр поведенческих форм, которые помогают справиться с предполагаемыми угрозами социальным связям и своей личности, которые испытывает стыд, независимо от того, насколько они легкие или интенсивные.

Общим для этого разнообразного набора ответов и реакций является то, что стыд создает ощущение повышенной видимости и, как следствие, имеет тенденцию вызывать сокрытие — скрывать свой стыд и скрывать то, чего стыдно. В то же время стыд также вызывает «когнитивный шок» при использовании формулировки Натансона 23 , которая «успевает подорвать познание [и] высшие корковые функции».Короче говоря, стыд (или даже просто угроза стыда) вызывает состояние паники, когда «необходимость» (скрывать или утаивать), которую порождает стыд, преобладает над рациональным мышлением и моральными рассуждениями. 24 25 В своем болезненном состоянии разоблачения и постоянного самореференции пристыженный человек часто не имеет когнитивных ресурсов, чтобы действовать как отзывчивый и ответственный агент, достоверно настроенный на свои потребности и потребности своего сообщества других. 26 Таким образом, стыда обычно избегают и скрывают, даже если эти меры потенциально влекут за собой нанесение вреда себе или другим.

Стыд, связанный со здоровьем

То, что аффективные состояния влияют на здоровье и болезнь, хорошо понимали древние врачи. И теория четырех юморов Гиппократа, и концепция «страстей» Галена указывают на значительную историческую оценку взаимосвязи между эмоциями, болезненностью и смертностью. Действительно, «тяжелые эмоциональные реакции» рассматривались как причина таких заболеваний, как «инсульт, деформированные роды, безумие, астма, язвы и даже смерть». 27 Хотя эта идея определяла медицинское мышление на протяжении большей части ранней цивилизации, в эпоху Просвещения она в значительной степени оставалась без внимания. Как отмечает Штернберг: «Представление о том, что эмоции могут иметь какое-то отношение к болезни, стало рассматриваться современной наукой с пренебрежением и легким весельем — магическое мышление, а уж точно не идеи, которые должны приветствоваться серьезным ученым». 27 В тех редких случаях, когда к эмоциям обращались напрямую, «они обычно ассоциировались с примитивным, воплощенным, женским». 6

В результате этих тенденций наблюдается нехватка современных научных работ о стыде и его последствиях в контексте здравоохранения и медицины. Однако недавно было признано, что пациенты часто рассматривают свои болезни как личные недостатки или как результат личных недостатков. 1 Это неудивительно, поскольку многие болезни продолжают нести значительную стигматизацию 28 , а «недостатки» в физическом теле часто могут быть истолкованы как знак позора, дисквалифицирующий, как выразился Гоффман 29 , «человек … От полного общественного признания ».Опыт стигмы, связанной со здоровьем, решающим образом связан с опытом стыда, 30 , где угроза личности и социальным связям через стигму означает, что, как отмечает Гоффман 29 , «стыд становится центральной возможностью». Однако стыд, связанный со здоровьем, — это не просто чувство неполноценности (независимо от того, насколько незаслуженно) по отношению к больному телу. Напротив, результаты широкого спектра социальных и биологических исследований демонстрируют, что стыд влияет на здоровье множеством взаимосвязанных путей.Как указано во введении, мы схематически обозначили их следующим образом: (1) поведение острого избегания стыда; (2) хронический стыд, связанный со здоровьем; (3) угроза стигмы и социального статуса и (4) биологические механизмы.

Острое поведение избегания стыда

Острый стыд — это переживание изолированного эпизода стыда (который следует отличать от хронического стыда, который будет обсуждаться ниже). Острый стыд может возникнуть неожиданно, например, в случаях смущения, когда в социальном взаимодействии чья-то самопрезентация дает сбой, не соответствует или не соответствует социально желаемым формам поведения, например, временная или неожиданная потеря контроля над своим телом и функциями тела. 10 31 Однако острый стыд также можно ожидать, например, когда кто-то ожидает момента разоблачения или ожидает несчастья или проступка. Эпизоды острого стыда доставляют дискомфорт и изменяют взаимодействие человека с другими, в то же время немедленно уменьшая чувство социальной значимости (мимолетное или постоянное). В результате люди идут на многое, чтобы избежать или обойти острый стыд и возможные случаи постыдного разоблачения, даже если это избегание может означать нанесение вреда себе или другим.

Острый стыд — это явная возможность в клиническом контексте, поскольку выявление своих (воспринимаемых) недостатков, несоответствий, недостатков или слабостей лежит в основе многих клинических встреч. 1 32 Lazare 1 отмечает, что пациенты часто воспринимают свои телесные недуги или болезни как личные недостатки. Заболевание, старение, уродство, инфекционные заболевания, проблемы с психическим здоровьем, ожирение, недержание мочи и другие « недостатки », когда физическое или психическое « я » отклоняется от воображаемой идеальной нормы здоровья, молодости, физической формы и (все в большей степени) привлекательности, могут быть сильнодействующими. источники стыда. 33 Кроме того, заметные маркеры идентичности, которые могут нести постыдную стигматизацию (например, социально-экономический статус, сексуальность или уровень грамотности) или определенные стигматизированные модели поведения (например, курение, переедание или плохая гигиена), могут быть обнаружены в результате личного воздействия обычно влечет за собой встречу с медицинским работником. 34 35

Эмпирические исследования показывают, что угрозы острого стыда в отношении своего здоровья, физического тела, идентичности, поведения или социального статуса могут иметь значительное влияние на процесс клинической встречи. 4 34–36 Харрис и Дарби сообщают, что из большой когорты пациентов половина всех респондентов вспомнила одно или несколько взаимодействий с врачом, которые заставили их почувствовать стыд. Не все из них считали, что стыд — это плохо, но следствием этого было то, что даже те, кто считал, что этот опыт улучшил их поведение в отношении здоровья, впоследствии значительно чаще лгали своему врачу. 34 Обычно сообщается, что стыд или ожидание приступа стыда вызывает тенденцию к сокрытию и избеганию в контексте здравоохранения, и в результате стыд может выступать в качестве невидимого препятствия для адекватного оказания медицинской помощи.Когда люди чувствуют угрозу стыда, это может привести к (i) отказу от лечения; (ii) непредоставление полной информации о своем психическом или физическом нездоровье, своей ситуации или личности — например, своей сексуальной ориентации или грамотности 35 37 — что может привести к назначению неадекватного или неэффективного лечения; (iii) невыполнение курса назначенного лечения или (iv) сокрытие диагноза от семьи и друзей. 30 Ожидание болезненного воздействия, наряду со страхом осуждения, которое оно может повлечь за собой, может побудить людей избегать обращения за медицинской помощью или точно описывать или раскрывать симптомы или истории болезни, «даже когда они обеспокоены серьезными симптомами». 36 Следовательно, избегание возможных случаев острого стыда может ощущаться как мера спасения жизни, даже если это подвергает риску здоровье или жизнь человека.

Хронический стыд, связанный со здоровьем

Хронический стыд существенно отличается от острого стыда, возникающего из-за дискретного момента воздействия. Напротив, хронический стыд включает в себя повторяющийся или постоянный стыд, который формирует фон социальной боли и самосознания; это «аффективная настройка», которая окрашивает все аспекты жизни человека. 38 Как отмечает Паттисон: «хронический стыд [может формировать] личность в целом и может длиться всю жизнь». 14 Устойчивое чувство неполноценности и социальной изоляции, которое сопровождает хронический стыд, означает, что оно может стать изнурительным или даже патологическим, влияя на жизненные шансы, отношения и, как показали недавние исследования, на состояние здоровья. 22

Хронический стыд может возникнуть по нескольким причинам (которые, тем не менее, могут возникать одновременно).Во-первых, травма отношений в детстве, которая может включать в себя такие переживания, как жестокое обращение в детстве или крайне дисфункциональную семейную динамику, основанную на стыде. 22 Во-вторых, стигма меньшинств, когда значительный аспект личности, такой как пол, состояние здоровья, инвалидность, раса, сексуальность, вес, этническая принадлежность, стигматизируется или рассматривается как отклонение от центрально оцененных культурных или социальных норм. 39–43 В-третьих, хронический стыд является признаком определенных психопатологий, таких как посттравматическое стрессовое расстройство, 44 дисморфическое расстройство тела, 45 социальное тревожное расстройство 22 и патологический нарциссизм. 46 Каковы бы ни были корни хронического стыда, его проявление далеко не тривиально. Паттисон называет это «токсичной нежелательностью», которая возникает в результате переживания (или даже ошибочного восприятия) стойкого отторжения со стороны других, потому что кто-то считает свою личность ошибочной или запятнанной каким-то образом. 14 Распространенное представление о том, что один стоит меньше других, наряду с повторяющимся повышенным самосознанием, негативным аффектом и когнитивным шоком, вызываемым стыдом, является глубоко дисфункциональным и лишающим силы, не говоря уже о психологическом ущербе. 47 В то время как в следующем разделе мы обсудим, как хронический стыд, возникающий из-за стигмы меньшинств, влияет на результаты в отношении здоровья, здесь мы изложим доказательства, свидетельствующие о том, что хронический стыд и, что наиболее важно, стратегии или сценарии его предотвращения могут напрямую влиять на здоровье. и поведение, связанное со здоровьем.

Для того, чтобы человек справился с хроническим стыдом, его часто игнорируют ради других переживаний, и мощные «сценарии» стыда действуют как защитная мера, чтобы обойти или избежать прямого переживания стыда, которое само по себе может быть слишком болезненным или болезненным. психологически разрушительный. 22 Благодаря использованию стратегий избегания было продемонстрировано, что хронический стыд напрямую связан с широким спектром видов поведения, имеющих отношение к здоровью. Растет количество работ, которые связывают хронический стыд с рискованным поведением, таким как алкоголизм, 48 наркомания 22 47 и расстройства пищевого поведения, 49 состояний, все из которых действуют, чтобы « оцепенеть » человека от боли стыд. Кроме того, было показано, что сценарии избегания, которые обходят стыд в пользу нарциссизма или реакции гнева, приводят к антиобщественному поведению, такому как насилие, издевательства и сексуальное насилие. 50–52 В то же время сценарии отстранения и избегания означают, что хронический стыд обычно приводит к таким состояниям, как стресс и тревога 53 или депрессия, 54 , когда человек может даже не осознавать, что испытывает стыд и вместо этого сообщайте о других эмоциональных проблемах или психопатологических симптомах. 14 22 Таким образом, хронический стыд явно связан с поведением и психологическими состояниями, которые оказывают прямое негативное влияние на здоровье.

Конечно, те, кто обременен хроническим стыдом, могут испытывать эпизоды острого стыда. Кажется разумным предположить, что хронический стыд может привести к повышенной чувствительности к острым эпизодам — ​​например, женщина, страдающая от хронического стыда в результате сексуального насилия в детстве, вполне может пройти обычное гинекологическое обследование как более травматичное или опасное, чем другая женщина, которая это делает. не делиться историей жестокого обращения. 55 Кажется возможным, что хронический стыд может расширить диапазон возможных источников острого стыда или даже глубину или величину переживаемого стыда.Однако гипотеза о том, что острый стыд при хроническом стыде может качественно или количественно отличаться от острого стыда, возникающего de novo, на сегодняшний день не была особенно хорошо изучена и, таким образом, остается относительно необоснованным теоретическим рассмотрением.

Стигма и угроза социального статуса

Как отмечалось выше, хронический стыд часто ассоциируется со стигмой меньшинства, когда стигматизируется важный аспект личности, такой как пол, состояние здоровья, инвалидность, раса, сексуальность, вес или этническая принадлежность, и в результате человек принадлежит к маргинализованной группе или сообществу.Таким образом, хронический стыд часто имеет свои корни в культурной политике включения и исключения, где для определенных групп людей «стигматизирующий стыд» 56 воспринимается как частый, если не постоянный фон повседневной жизни. В условиях маргинализации стыд глубоко укореняется и хронически повторяется. Идея состоит в том, что даже когда стыд не ощущается напрямую, он постоянно ожидается, поскольку личность человека (в соответствии с доминирующими социальными, культурными или политическими нормами) в первую очередь портится.

В литературе, посвященной стрессу меньшинств, было хорошо задокументировано, что «люди из стигматизированных социальных категорий» испытывают «избыточный стресс» в результате «своего социального положения, часто являющегося меньшинством». 57 Эти стрессоры уникальны (в том смысле, что они превышают те, которые испытывает нестигматизируемое население), они хронические и, кроме того, возникают в результате социальных и структурных сил и обстоятельств (а не в результате присущих человеку личность, обстоятельства или поведение).Процессы стигмы, выявленные в литературе по стрессу меньшинств, такие как интернализованная негативная самооценка, тревога отвержения, чрезмерная бдительность в социальных ситуациях и скрытное поведение, 37 , явно следуют моделям стыда и избегания стыда. Фактически, стресс меньшинства напрямую связан с переживанием хронического стыда. Например, исследователи обнаружили существенные расовые различия в психосоциальном стрессе, демонстрируя, что афроамериканцы, среди других социально и экономически маргинализированных сообществ, чаще страдают от хронического стыда и социально-оценочных угроз в результате расизма и дискриминации. 56 58 Подобные связи между стигматизированным социальным статусом и хроническим стыдом обнаруживаются при рассмотрении сексуальности, 41 социально-экономического статуса 42 и размеров тела. 39

В настоящее время в научной литературе о социально-экономическом неравенстве в отношении здоровья четко установлено, что практически по любым меркам те, кто находится ниже по социальной иерархии, другими словами, те, кто страдает от регулярной стигмы, дискриминации и маргинализации, потому что статуса меньшинства — имеют более слабое здоровье и меньшую продолжительность жизни. 59 Постулируется множество различных причин, объясняющих более высокую распространенность плохого поведения и последствий для здоровья, включая культурные различия и различия в материальной среде, где такие факторы, как плохие жилищные условия и условия жизни наряду с ограниченными экономическими и социальными ресурсами, вызывают психологические напряжение и негативные последствия для физического здоровья. 42 Хотя связь между маргинализацией и ухудшением состояния здоровья, безусловно, связана с материальными факторами, такими как ограниченный доступ к здоровой недорогой пище, отсутствие возможностей для физических упражнений и ограниченный доступ к услугам здравоохранения, например, недавнее исследование показало, что психосоциальные процессы связанные с переживанием низкой самооценки и психофизиологического стресса в результате хронического стыда, маргинализации и стигмы, также являются важными факторами в определении результатов для здоровья и благополучия. 59

Теория стресса меньшинства, наряду с гипотезой «статусной тревожности» Ричарда Уилкинсона, 60–63 утверждают, что социальное неравенство вредит здоровью человека. Эмпирически было продемонстрировано, что стресс меньшинств и формы тревожного статуса приводят к неравенству в отношении здоровья между группами населения, где у стигматизированных групп населения чаще возникают проблемы с психическим и физическим здоровьем и они с большей вероятностью будут участвовать в поведении, связанном с риском для здоровья. Существует четкая эмпирическая корреляция между статусной тревогой — когда стыд постоянно ожидается или переживается — и пагубным поведением, таким как зависимость, насилие, криминальные наклонности и членовредительство, которые напрямую влияют на здоровье и продолжительность жизни. 50 63 Социальное неравенство также связано с более высокими показателями младенческой смертности, очень низкой массой тела при рождении, 57 меньшим ростом, СПИДом, депрессией и плохим самооценкой здоровья. 63 Короче говоря, социальная маргинализация или даже просто страх или ожидание социального неприятия из-за хронического стыда и стигмы, по-видимому, сама по себе является причиной плохого здоровья.

Биологические механизмы

В своем обзоре «эмоций, заболеваемости и смертности» Kiecolt-Glaser et al 64 считает, что биологические доказательства решительно подтверждают идею о том, что «отрицательные эмоции могут усиливать различные угрозы здоровью» посредством ряда иммунных и эндокринных реакций.Переживания хронического стыда, стресса меньшинств и тревожного состояния вызывают длительный стресс в организме, который оказывает явное влияние на многие физиологические системы, такие как иммунная и сердечно-сосудистая системы. 63 Увеличение того, что называется «социально-оценочной угрозой», или угрозой самооценке или социальному статусу, напрямую коррелирует с повышенной тревожностью и повышенной реакцией на биологический стресс. 53 63 Биологический ответ на стресс включает выброс в кровоток человека различных гормональных и химических медиаторов, включая стероидный гормон кортизол и иммунологически активные вещества, называемые провоспалительными цитокинами (ПИК).Эта реакция похожа на механизм «бей или беги», который представляет собой адаптивную реакцию, которая говорит нашим телам бежать, когда мы сталкиваемся с физической опасностью. 65 Однако хроническое или неадаптивное повышение уровня этих агентов, приводящее к иммунологической или эндокринной дисрегуляции, может быть вредным для здоровья.

Эмпирические исследования ясно продемонстрировали, что стыд и другие «связанные с разъединением аффективные состояния», когда субъект хочет отстраниться, скрыть или избежать социального взаимодействия, заставляют организм выделять кортизол 66 и PIC. 67 Стрессоры, которые включают социально-оценочную угрозу, «при которой другие могут отрицательно судить о производительности… спровоцировали более серьезные… изменения, чем стрессоры без этих конкретных угроз». 68 Реакция организма на эти эндогенные химические вещества сложна, она является одновременно защитной и сигнализирует мозгу об изменении социального поведения. 69 Стимуляция высвобождения этих веществ у «здоровых» добровольцев вызывает чувство подавленного настроения и изоляции (чаще и более выражено у женщин, чем у мужчин). 70 Было высказано предположение, что эти физиологические реакции в острых эпизодах служат для защиты человека от угроз социальным связям, обеспечивая членство в группе — и, следовательно, физическое, эмоциональное и социальное выживание — поддерживаются. 71 В результате предполагается, что эти ответы могут служить для (i) помочь человеку стать более восприимчивым к опасному социальному опыту, что приведет к лучшей идентификации и предотвращению таких угроз в будущем, 72 в то время как (ii ) стимулирование окружающих, близких к пострадавшему, для оказания поддержки, ухода и помощи в выздоровлении. 73 74

Однако при хроническом стыде эти уровни могут постоянно изменяться, что приводит к различным негативным последствиям для здоровья в результате физиологической нагрузки на организм и его системы из-за хронически повышенных уровней ПИК и кортизола. Разнообразные состояния, такие как «увеличение веса, болезни сердца, укрепление артерий и снижение иммунной функции», 56 63 , были связаны с физиологическими реакциями, связанными с хроническим стыдом.Более того, недавнее исследование продемонстрировало прямую корреляцию между «негативной характеристикой самооценки, связанной со стыдом» и «снижением иммунитета». 67 Например, в исследовании ВИЧ-положительных пациентов стыд и предполагаемая угроза своим социальным связям четко коррелировали с прогрессированием заболевания и смертностью. 65

Цель этого раздела не состоит в том, чтобы утверждать, что стыд стимулирует некую уникальную биологическую систему, которая приводит к негативным последствиям для здоровья.Скорее, стыд, как и многие другие хронические стрессоры, действует по общему пути, который во многих случаях в конечном итоге является вредным. Представление о том, что аффективные состояния могут влиять на здоровье, дополнительно подкрепляется исследованиями положительных эмоций. В целом, было показано, что положительные эмоции связаны с «большей продолжительностью жизни и снижением заболеваемости». 75 Как можно было предвидеть, положительные эмоции оказывают противоположное влияние на воспалительную активность по сравнению с отрицательными аффективными состояниями — положительный аффект, по-видимому, вызывает снижение воспалительной реакции (имеющиеся данные указывают на то, что положительный аффект связан с более низкими уровнями ПОС), тем самым способствуя более быстрое восстановление и улучшение общего состояния здоровья. 75

Стыд как аффективный детерминант здоровья?

На этом этапе мы надеемся продемонстрировать, что наше первое утверждение о том, что стыд, как прямо, так и косвенно, влияет на здоровье через множество правдоподобных механизмов, подтверждается разумным объемом исследований. А как насчет нашего второго, более ориентировочного и предварительного предложения — что стыд можно рассматривать как аффективный детерминант здоровья?

Постоянно расширяющаяся литература указывает на то, что результаты в отношении здоровья на уровне населения и отдельного человека могут быть отнесены на счет широкого спектра факторов, таких как социальная взаимосвязь, социальный капитал, пол, городская среда обитания, раса и многие другие.Пожалуй, наиболее широко исследуемым из них за последние 50 лет была взаимосвязь между социальным статусом и здоровьем. 76 77 В целом исследования совпадают — социальное неблагополучие коррелирует с ухудшением здоровья. 78 Поскольку более бедные люди, как правило, имеют более слабое здоровье (хотя это не является неизбежной ассоциацией), бедность обычно классифицируется как социальный детерминант здоровья. 42 Несмотря на обилие исследований, некоторые сложные вопросы остаются невыясненными, включая механизмы, посредством которых такие факторы, как бедность, влияют на здоровье. 78 Macleod et al 78 предполагают, что дебаты о происхождении неравенства в отношении здоровья «поляризовались вокруг двух основных объяснительных гипотез. Их называют «материальным» и «психосоциальным» объяснением неравенства в отношении здоровья соответственно ». Психосоциальная гипотеза утверждает, что именно «психологический стресс», связанный с восприятием неблагоприятного положения, наносит вред здоровью. 78 Хотя этот спор далек от завершения, можно задать вопрос — что можно получить, представляя стыд как аффективную детерминанту здоровья, вместо того, чтобы просто включать его в более широкую психосоциальную гипотезу, которая пытается объяснить взаимосвязь между бедностью , или раса, или пол, или другие стрессы меньшинств, и последствия для здоровья? Мы предполагаем, что выдвижение аффективной гипотезы, которая выделяет стыд как аффективный детерминант здоровья, может иметь ряд преимуществ.

Во-первых, как утверждают Греко и Стеннер, «забота об эмоциях… стала общим фокусом для развивающегося сообщества ученых». 6 Это не просто интеллектуальный «аффективный поворот» в литературе по дисциплинам, он скорее отвечает на растущее значение «эмоционального» во многих аспектах взаимодействия и коммуникации в постмодернистских обществах и раскрывает его. 6 Включение эмоций в теории о здоровье и болезни, таким образом, не просто наложение чего-то нового на существующую теоретическую основу, но вместо этого имеет потенциал для отражения «аффективной жизни» и преобразования концептуального ландшафта. 79 80 Взаимодействие с аффектом открывает возможность рассматривать стыд как научную категорию, объект медицинских исследований, связанный с политическими измерениями управления, морали и нормативного регулирования деятельности тел. Как мы видели, стыд является общим для многих негативных социальных процессов, опосредуя отношения между властью и людьми и способствуя влиянию на физические и психологические переживания. Хронический стыд скрыт внутри стрессовых идентичностей населения и меньшинств.Критическое осмысление того, как оно возникает, сохраняется и пронизывает динамику современного социального и самоуправления, а также способствует формированию проблемных и нездоровых форм аффективного сознания, открывает возможность повышения видимости и чувствительности и потенциально смягчает негативные воздействия.

Во-вторых, стыд — это вездесущая эмоция в клинической среде из-за возможности выявления предполагаемых дефектов, несоответствий или болезней. Стыд может возникнуть непреднамеренно во время консультации или быть вызван сознательно врачом.В мире, где значительная часть плохого состояния здоровья (и смертности) прямо или косвенно связана с поведением, связанным со здоровьем, таким как курение, диета, физические упражнения, алкоголь и злоупотребление психоактивными веществами, существует стремление решать эти проблемы путем прямой конфронтации. , или более тонким «подталкиванием». Хотя не существует единого мнения о том, какой подход может быть наиболее эффективным для достижения желаемого с медицинской точки зрения изменения поведения, прямой конфронтации, предостережения или, возможно, даже «подталкивания», пациенты рискуют вызвать реакцию стыда на наблюдаемую критику.Это может иметь серьезные последствия как для здоровья пациента, так и для отношений между врачом и пациентом. Несомненно, что стыд может иметь положительное влияние на здоровье некоторых людей, способствуя здоровому поведению, но, как указывают Харрис и Дарби 34 , «хотя вряд ли можно не впечатлиться долей людей, приписывающих стыд пользу — провоцируя взаимодействия, доля лиц, которые прекратили контакты с врачом или солгали ему, может быть обоснованно оценена как неприемлемо высокая ».Это ставит нас в трудное положение: мы не знаем, на кого и как повлияет стыд, и будет ли общий результат для отдельного человека или населения положительным или отрицательным с точки зрения утилитаристского исчисления. Стыдить человека или развертывать кампанию позора среди населения не дает никаких гарантий, что целевой объект или субъекты отреагируют определенным образом. Конечно, возникает вопрос, является ли это правильным моральным основанием для применения в первую очередь. Независимо от этого, возложение стыда в центр медицинской парадигмы гарантирует, что медицинские работники будут настроены на динамику стыда в клиническом контексте, где стыд со стороны пациентов может привести к избеганию и сокрытию.

В-третьих, связь между стыдом и здоровьем — это не просто человеческая склонность к смущению в отношении физического тела и связанная с этим озабоченность по поводу суждений со стороны медицинских работников, но существует значительный политический и социально-экономический аспект. Когда люди подвергаются стигматизации или маргинализации по причинам, которые вполне могут не иметь ничего общего с их состоянием здоровья, например из-за бедности, расы или пола, они вполне могут испытывать стыд как хроническое состояние своей субъективности в результате постоянного опыта социальной оценки. угрозы.Эти хронические ощущения глобальной личной неполноценности вполне могут иметь существенное негативное влияние на поведение в отношении здоровья и результаты в отношении здоровья. Таким образом, уместно, что врачи привыкли к рассмотрению аффективных реакций, но, как указывает Виней и др. , 81 , существует множество других видов отношений, сетей, узлов и сущностей, через которые осуществляется здоровье и медицина. , и несделанный », которые должны быть включены в любую концептуализацию или анализ здоровья и болезни.Определение стыда в качестве аффективной детерминанты здоровья повысит осведомленность о связях между культурной политикой стыда, а именно динамикой включения и исключения, социально-оценочными угрозами и статусной тревогой, и негативными последствиями для здоровья. Помимо этого, современная тенденция к политике личной ответственности в клинической помощи, где идея состоит в том, что каждый способен изменять и контролировать свое поведение и образ жизни и, следовательно, несет ответственность за свои собственные факторы риска благодаря своей способности принимать разумные меры. выбор », можно было бы переоценить.Ясно, что социально-экономическое неравенство означает, что наши возможности для выбора того или иного выбора, который мы делаем в отношении нашего поведения в отношении здоровья, могут быть резко неравными, и что это неравенство само по себе может иметь конкретное влияние на здоровье, несмотря на положительные или отрицательные материальные условия, в которых мы найти себя. В результате использование стигмы и стыда в кампаниях общественного здравоохранения и в качестве стратегии для мотивации к здоровому образу жизни, например, при рассмотрении таких состояний, как ожирение, сексуальное здоровье и зависимость, когда люди, как считается, делают « выбор », который влияют на их состояние здоровья, следует тщательно пересмотреть.Обострение стыда для групп населения, которые, вероятно, будут иметь дело с хроническим стыдом и маргинализацией, может привести к ухудшению, а не ослаблению общих негативных последствий для здоровья.

Заключение

В этой статье мы описали, как стыд может повлиять на здоровье отдельных людей и групп населения. Мы считаем, что его влияние достаточно сильно, чтобы его можно было считать важным фактором или даже определяющим фактором состояния здоровья. Это никоим образом не означает, что он действует независимо от других материальных или психосоциальных факторов или что он опосредуется в организме иначе, чем другие реакции на стресс.Скорее, мы утверждаем, что стыд настолько коварен, распространен и пагубен и настолько важен для клинических и политических дискуссий о здоровье, что крайне необходимо, чтобы его жизненно важная роль в здоровье, связанном со здоровьем поведении и болезнях была признана и ассимилирована в медицине. общественное и политическое сознание и практика.

Однако есть много вопросов, которые все еще остаются без ответа, и поэтому мы закончим предложением программы исследований, которые направлены на расширение уровня знаний с акцентом на выяснение природы бремени, затронутых групп населения и развития. и оценка потенциальных стратегий, направленных на смягчение проблемного стыда.Программа исследований будет направлена ​​на следующие шесть широких целей:

  1. Определите детерминанты и индикаторы стыда и их практическое значение для политики здравоохранения.

  2. Опирайтесь на ограниченное исследование, которое описывает реакцию людей на острый стыд, выявляя перцептивные, специфические для болезни, медицинские, культурные, институциональные и социально-политические факторы, которые опосредуют реакции и результаты.

  3. Количественно и качественно оценить бремя стигмы и острого стыда, связанное с различными проблемами со здоровьем, как по характеру, так и по масштабам.

  4. Изучите стыд, связанный с различными проблемами со здоровьем и в разных условиях. Важно определить, изменяется ли и как предрасположенность к стыду по одной и той же проблеме на нескольких сайтах, указанных Viney et al . 81

  5. Проанализируйте роль хронического стыда в различных медицинских и социальных условиях и его связь со страданием и болезнью в ответ на острые эпизоды.

  6. Повысьте уровень знаний о функциональном воздействии стыда и риске усугубления проблем со здоровьем с помощью политики и законодательства в области здравоохранения, которые непреднамеренно или сознательно поощряют стигму и стыд.Социальная политика должна основываться на исследованиях, а не на стереотипах и предрассудках.

Стыд — важная тема для общественного здравоохранения и здоровья общества. Это заслуживает серьезной оценки и обсуждения. Это способствует страданиям, ухудшает здоровье, мешает здоровью и влияет на предоставление услуг. Эмоции важны в общественной жизни, и хотя социальные науки и другие дисциплины приняли «аффективный оборот», стыд остается слоном в клинической палате.

Благодарности

Мы благодарны рецензентам и редактору за содержательные комментарии.

Сноски

Соавторы: В написании этой статьи участвовали только авторы LD и BL. Все наши источники имеют соответствующие ссылки.

Финансирование: Финансирование было получено от Wellcome Trust Seed Award 201518 / Z / 16 / Z.

Конкурирующие интересы: Не заявлены.

Провенанс и экспертная оценка: Не введен в эксплуатацию; внешняя экспертная оценка.

Список литературы

1. Лазар А. Стыд и унижение во время врачебной встречи. Arch Intern Med 1987. 147: 1653–8. 10.1001 / archinte.1987.003700021 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 4. Дарби RS, Хеннигер NE, Харрис CR. Реакции на стыд и вину, вдохновленные врачом. Базовое приложение Soc Psych 2014; 36: 9–26. 10.1080 / 01973533.2013.856782 [CrossRef] [Google Scholar] 6. Греко М, Стеннер П. Эмоции: читатель социальных наук. Лондон: Рутледж, 2014. [Google Scholar] 7. Льюис М. Стыд: обнаженное «я».Нью-Йорк: Свободная пресса, 1992. [Google Scholar] 8. Захави Д. Я и другие: исследование субъективности, сочувствия и стыда. Oxford: Oxford University Press, 2014. [Google Scholar] 9. Натансон DL. Стыд и гордость: аффект, секс и рождение себя. Нью-Йорк: W. W. Norton and Company, 1992. [Google Scholar] 10. Долезал Л. Тело и стыд: феноменология, феминизм и социально сформированное тело. Lanham, MD: Lexington Books, 2015. [Google Scholar] 11. Гибсон М. Стыд социального работника: обзор объема работ.Br J Soc Работа 2016; 46: 549–65. 10.1093 / bjsw / bcu140 [CrossRef] [Google Scholar] 12. Scheff TJ. Стыд и социальная связь: социологическая теория. Социалистическая теория 2000; 18: 84–99. 10.1111 / 0735-2751.00089 [CrossRef] [Google Scholar] 13. Браун Б. Теория устойчивости к стыду: обоснованное теоретическое исследование женщин и стыда. Fam Soc 2006; 87: 43–52. 10.1606 / 1044-3894.3483 [CrossRef] [Google Scholar] 14. Паттисон С. Стыд: теория, терапия, теология. Кембридж: Издательство Кембриджского университета, 2000. [Google Scholar] 15. Пирс Г.Стыд и вина: психоаналитическое исследование. В: Пирс Дж., Зингер М.Б., ред. Стыд и вина: психоаналитическое и культурное исследование. Нью-Йорк: WW Norton & Company, 1953: 15–55. [Google Scholar] 16. Пробин Э. Румянец: лица стыда. Миннеаполис: Университет Миннесоты, 2005. [Google Scholar] 17. Northrop JM. Размышляя о косметической хирургии: образ тела, стыд и нарциссизм. Лондон: Рутледж, 2012. [Google Scholar] 18. Руссо Ж.Дж. Признания. Лондон: Издания Вордсворта, 1996.[Google Scholar] 19. Льюис HB. Стыд и вина при неврозах. Нью-Йорк: International Universities Press, 1971. [Google Scholar] 20. Кауфман Г. Психология стыда: теория и лечение синдромов стыда. Лондон: Рутледж, 1993. [Google Scholar] 21. Миллер RS. Смущение: уравновешенность и опасность в повседневной жизни. Нью-Йорк: The Guilford Press, 1996. [Google Scholar] 22. ДеЯнг PA. Понимание и лечение хронического стыда: реляционный / нейробиологический подход. Лондон: Рутледж, 2015. [Google Scholar] 23.Натансон DL. График стыда. В: Натансон DL. Многоликая стыда. Нью-Йорк: Guilford Press, 1987: 1–63. [Google Scholar] 24. Манн Б. Суверенная маскулинность: гендерные уроки войны с террором. Оксфорд: Oxford University Press, 2014. [Google Scholar] 25. Уильямс Б. Стыд и необходимость. Беркли: Калифорнийский университет Press, 1993. [Google Scholar] 26. Сандерс К., Паттисон С., Гурвиц Б. Отслеживание стыда и унижения в несчастных случаях и в чрезвычайных ситуациях. Nurs Philos 2011; 12: 83–93. 10.1111 / j.1466-769X.2010.00480.x [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 27. Штернберг Э.М. Эмоции и болезни: от баланса юмора до баланса молекул. Нат Мед 1997; 3: 264–7. 10,1038 / нм0397-264 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 28. Вайс М.Г., Рамакришна Дж., Сомма Д. Стигма, связанная со здоровьем: переосмысление концепций и вмешательств. Psychol Health Med 2006; 11: 277–87. 10.1080 / 13548500600595053 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 29. Гоффман Э. Стигма: заметки об управлении испорченной идентичностью. Лондон: Penguin Books, 1990.[Google Scholar] 30. Роуз С., Пол С., Бойс А. и др. . Связанный со стигмой опыт неинфекционных респираторных заболеваний: систематический обзор. Хрон Респир Дис 2017; 14: 1–18. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 31. Гоффман Э. Представление себя в повседневной жизни. Миддлсекс: Penguin Books, 1959. [Google Scholar] 32. Долезал Л. Феноменология стыда в клинической встрече. Философия Med Health Care 2015; 18: 567–76. 10.1007 / s11019-015-9654-5 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 33.Гилберт П., Майлз Дж. Стыд тела: концептуализация, исследование и лечение. Лондон: Рутледж, 2002. [Google Scholar] 34. Харрис CR, Дарби RS. Стыд во взаимоотношениях между врачом и пациентом: взгляд пациента. Базовое приложение Soc Psych 2009. 31: 325–34. 10.1080 / 01973530

6922 [CrossRef] [Google Scholar] 35. Парих Н.С., Паркер Р.М., Нурсс Дж. Р. и др. . Стыд и санитарная грамотность: невысказанная связь. Советы по обучению пациентов 1996; 27: 33–9. 10.1016 / 0738-3991 (95) 00787-3 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 36.Конседин Н.С., Кривошекова Ю.С., Харрис ЧР. Телесное смущение и осуждение как отдельные факторы при измерении медицинского затруднения: психометрическое развитие и связь с результатами обращения за лечением. Br J Health Psychol 2007; 12: 439–62. 10.1348 / 135

6X118747 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 37. Hatzenbuehler ML, Pachankis JE. Стигма и стресс меньшинств как социальные детерминанты здоровья среди молодежи лесбиянок, геев, бисексуалов и трансгендеров. Педиатр Clin North Am 2016; 63: 985–97.10.1016 / j.pcl.2016.07.003 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 38. Bartky SL. Женственность и доминирование: исследования феноменологии угнетения. Лондон: Рутледж, 1990. [Google Scholar] 39. Фаррелл А.Е. Жирный стыд: клеймо и жирное тело в американской культуре. Нью-Йорк: Издательство Нью-Йоркского университета, 2011. [Google Scholar] 40. Леброн CJ. Цвет нашего стыда: расы и справедливости в наше время. Oxford: Oxford University Press, 2013. [Google Scholar] 41. Sedgwick EK. Прикосновение к ощущениям: аффект, педагогика, перформативность.Дарем: издательство Duke University Press, 2003. [Google Scholar] 42. Уокер Р. Позор бедности. Oxford: Oxford University Press, 2014. [Google Scholar] 43. Bartky SL. Стыд и пол. Женственность и доминирование: исследования феноменологии угнетения. Лондон: Рутледж, 1990: 83–98. [Google Scholar] 44. Лескела Дж., Диперинк М., Турас П. Стыд и посттравматическое стрессовое расстройство. J травма стресс 2002; 15: 223–6. 10.1023 / А: 1015255311837 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 45. Вил Д. Стыд при дисморфическом расстройстве тела.В: Гилберт П., Майлз Дж. Телесный стыд: концептуализация, исследование и лечение. Нью-Йорк: Бруннер-Рутледж, 2002: 267–82. [Google Scholar] 46. Моррисон А.П. Стыд: обратная сторона нарциссизма. Лондон: Рутледж, 1989. [Google Scholar] 47. Брэдшоу Дж. Исцеление стыда, который связывает вас. Дирфилд-Бич, Флорида: Health Communications, Inc., 1988. [Google Scholar] 48. Поттер-Эфрон Р., Каррут Б. Стыд, вина и алкоголизм: проблемы лечения в клинической практике. Лондон: Рутледж, 1989. [Google Scholar] 49.Свон С., Эндрюс Б. Взаимосвязь между стыдом, расстройствами пищевого поведения и раскрытием при лечении. Br J Clin Psychol 2003. 42: 367–78. 10.1348 / 014466503322528919 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 50. Гиллиган Дж. Насилие: наша смертельная эпидемия и ее причины. Нью-Йорк: Сыновья Дж. П. Путнума, 1996. [Google Scholar] 51. Лоуренс AE, Taft CT. Стыд, посттравматическое стрессовое расстройство и насилие со стороны интимного партнера. Агрессивное агрессивное поведение 2013; 18: 191–4. 10.1016 / j.avb.2012.10.002 [CrossRef] [Google Scholar] 52.Томаес С., Бушман Б.Дж., Стегге Х. и др. . Преодоление стыда взрывами шума: нарциссизм, чувство собственного достоинства, стыд и агрессия у молодых подростков. Детский разработчик 2008; 79: 1792–801. 10.1111 / j.1467-8624.2008.01226.x [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 53. Гилберт П. Взаимосвязь стыда, социальной тревожности и депрессии: роль оценки социального ранга. Clin Psychol Psychother 2000; 7: 174–89. 10.1002 / 1099-0879 (200007) 7: 3 <174 :: AID-CPP236> 3.0.CO; 2-U [CrossRef] [Google Scholar] 54. Эндрюс Б., Хантер Э.Стыд, жестокое обращение в раннем возрасте и течение депрессии в клинической выборке: предварительное исследование. Cogn Emotion 1997; 11: 373–81. 10.1080 / 026999397379845 [CrossRef] [Google Scholar] 55. Робом Дж. С., Баттенхейм М. Опыт гинекологической помощи взрослых, переживших сексуальное насилие в детстве: предварительное расследование. Женское здоровье 1997; 24: 59–75. 10.1300 / J013v24n03_04 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 56. Харрис-Перри М.В. Сестра-гражданка: стыд, стереотипы и темнокожие женщины в Америке. Нью-Хейвен: и Лондон: Издательство Йельского университета, 2011.[Google Scholar] 57. Meyer IH. Предрассудки, социальный стресс и психическое здоровье среди лесбиянок, геев и бисексуалов: концептуальные вопросы и данные исследований. Psychol Bull 2003. 129: 674–97. 10.1037 / 0033-2909.129.5.674 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 58. Коллинз Дж. У., Дэвид Р. Дж., Хэндлер А. и др. . Очень низкий вес при рождении у афроамериканских младенцев: роль материнской подверженности межличностной расовой дискриминации. Am J Public Health 2004. 94: 2132–8. 10.2105 / AJPH.94.12.2132 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 59.Лайте Р. Связь между неравенством доходов и психическим здоровьем: тестовая тревожность, социальный капитал и неоматериалистические объяснения. Eur Soc Rev 2012; 28: 498–511. 10.1093 / esr / jcr012 [CrossRef] [Google Scholar] 60. Уилкинсон Р. Нездоровые общества: бедствия неравенства. Лондон: Рутледж, 1996. [Google Scholar] 61. Уилкинсон Р. Влияние неравенства: как сделать больные общества более здоровыми. Нью-Йорк: New Press, 2005. [Google Scholar] 62. Layte R, Whelan CT. Кто чувствует себя неполноценным? Проверка гипотезы статусной тревожности социального неравенства в отношении здоровья.Eur Soc Rev 2014; 30: 525–35. 10.1093 / esr / jcu057 [CrossRef] [Google Scholar] 63. Уилкинсон Р., Пикетт К. Уровень духа: почему равенство лучше для всех. Лондон: Penguin Books, 2010. [Google Scholar] 64. Киколт-Глейзер Дж. К., Макгуайр Л., Роблес Т. Ф. и др. . Эмоции, заболеваемость и смертность: новые перспективы психонейроиммунологии. Анну Рев Психол 2002; 53: 83–107. 10.1146 / annurev.psych.53.100901.135217 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 65. Дикерсон СС, Грюневальд Т.Л., Кемени МЭ. Когда социальное «я» находится под угрозой: стыд, физиология и здоровье.J Pers 2004. 72: 1191–216. 10.1111 / j.1467-6494.2004.00295.x [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 66. Льюис М., Рамзи Д. Кортизол в ответ на смущение и стыд. Детский разработчик 2002; 73: 1034–45. 10.1111 / 1467-8624.00455 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 67. Дикерсон С.С., Кемени М.Э., Азиз Н. и др. . Иммунологические эффекты индуцированного стыда и вины. Психосом Мед 2004; 66: 124–31. 10.1097 / 01.PSY.0000097338.75454.29 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 68. Дикерсон СС, Кемени МЭ. Острые стрессоры и реакции кортизола: теоретическая интеграция и синтез лабораторных исследований.Psychol Bull 2004; 130: 355–91. 10.1037 / 0033-2909.130.3.355 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 69. Эйзенбергер Н.И., Мойени М., Инагаки Т.К. и др. . В болезни и здоровье: совместная регуляция воспаления и социального поведения. Нейропсихофармакология 2017; 42: 242–53. 10.1038 / npp.2016.141 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 70. Мойени М., Ирвин М.Р., Евтич И. и др. . Половые различия в депрессивных и социально-эмоциональных реакциях на воспалительный вызов: последствия для половых различий при депрессии.Нейропсихофармакология 2015; 40: 1709–16. 10.1038 / npp.2015.17 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 71. Гилберт П. Эволюция стыда как маркер безопасности отношений: биопсихосоциальный подход. В: Tracy J, Robins R, Tangney J. Самосознательные эмоции: теория и исследования. Нью-Йорк: Гилфорд, 2007: 283–310. [Google Scholar] 72. Инагаки Т.К., Мускател К.А., Ирвин М.Р. и др. . Воспаление избирательно усиливает активность миндалины, создавая социально опасные изображения. Нейроизображение 2012; 59: 3222–6.10.1016 / j.neuroimage.2011.10.090 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 73. Инагаки Т.К., Мускател К.А., Ирвин М.Р. и др. . Роль вентрального полосатого тела в воспалительном подходе к опорной фигуре. Иммунное поведение мозга 2015; 44: 247–52. 10.1016 / j.bbi.2014.10.006 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 74. Muscatell KA, Eisenberger NI, Dutcher JM, et al. . Связь между воспалением, реактивностью миндалины и социальной поддержкой у выживших после рака груди. Иммунное поведение мозга 2016; 53: 34–8.10.1016 / j.bbi.2015.09.008 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 75. Звездный Дж. Э., Джон-Хендерсон Н., Андерсон К. Л. и др. . Положительный эффект и маркеры воспаления: дискретные положительные эмоции предсказывают более низкий уровень воспалительных цитокинов. Эмоции 2015; 15: 129 10.1037 / emo0000033 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 76. Беркман Л.Ф., Кавачи И., Глимур М.М. Социальная эпидемиология. 2-е изд. Oxford: Oxford University Press, 2014. [Google Scholar] 77. Сурок М., Уилкинсон Р.Г. Социальные детерминанты здоровья.Oxford: Oxford University Press, 2006. [Google Scholar] 78. Маклауд Дж., Дэйви Смит Дж., Меткалф С. и др. . Является ли субъективный социальный статус более важным детерминантом здоровья, чем объективный социальный статус? Данные проспективного обсервационного исследования шотландских мужчин. Soc Sci Med 2005; 61: 1916–29. 10.1016 / j.socscimed.2005.04.009 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 79. Кубзанский Л.Д., Победа А, Кавачи И. Аффективные состояния и здоровье. В: Berkman LF, Kawachi I, Glymour MM. Социальная эпидемиология. 2-е изд. Оксфорд: Издательство Оксфордского университета, 2014: 320–64.[Google Scholar] 80. ДеСтено Д., Гросс Дж. Дж., Кубзанский Л. Аффективная наука и здоровье: важность эмоций и их регуляции. Психология здоровья 2013; 32: 474–86. 10.1037 / a0030259 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]

Не стесняйтесь: 4 совета, как поговорить с врачом

  • Установите повестку дня

    Многие врачи посещают врача всего 15–20 минут, поэтому важно расставить приоритеты, составив повестку дня, — говорит Ротер. Согласно ее исследованиям, продолжительность встречи имеет меньшее значение, чем ее качество.Перед началом визита составьте список тем, которые вы хотите затронуть. Представьте их в начале вашего визита.

    «То, как используется время, действительно имеет решающее значение», — говорит она. «Ваш план не должен быть сложным; это может быть просто то, что у вас есть проблемы со здоровьем, страхи или беспокойства, которые вы хотите обсудить ».

  • Будьте честны

    Ротер призывает пациентов честно рассказывать о своих тревогах и беспокойствах. Она называет это рассказом «настоящей сделкой».”

    «Очень важно делиться информацией о своем образе жизни, социальных обязательствах и отношениях дома и на работе», — говорит она. «Иногда пациенты опасаются, что врач не заинтересован или что это не имеет отношения к делу». Но предоставление подробной информации помогает врачу получить полную картину вашего общего самочувствия и оценить факторы образа жизни, которые могут повлиять на ваше здоровье.

    Кроме того, не бойтесь говорить о боли или чувстве, которое вас беспокоит, даже если это неловко.Работа вашего врача — помочь вам почувствовать себя лучше, и он или она обязаны защищать вашу конфиденциальность.

  • Задать вопросы

    Визиты к врачу могут быть огромными, и иногда даже самый благонамеренный врач может представить слишком много информации слишком быстро и в сложных условиях. Задавать вопросы — это нормально, и Ротер подчеркивает, что вы должны чувствовать себя комфортно, задавая столько вопросов, сколько вам нужно, чтобы понять совет врача.

    «Иногда люди не хотят задавать вопросы.Попросите своего врача объяснить, что они говорят простым языком, если они говорят на медицинском языке », — говорит она. «Совершенно нормально сказать:« Извини, я просто не слежу за тобой ». Вы можете объяснить это по-другому? »

    Затем повторите эту информацию своему врачу. Это поможет вам усвоить его, а также поможет доктору понять, поняли ли вы. А если не все понял? Это тоже совершенно естественно. Часто врачу необходимо повторить информацию по-другому, чтобы она была более четкой.

    Убедитесь, что ваш врач понял то, что вы ему сказали. Например, если вы говорите о проблеме — например, о шишке в груди — и врач отмахивается от нее, не бойтесь вернуться к этой проблеме.

    «Мы знаем из исследований, что врачи часто успокаивают пациентов, и пациенты иногда чувствуют, что это заверение преждевременно», — говорит Ротер. «Можно сказать:« Я не уверен, что вы действительно слышали, как я обеспокоен этим ».

    Если вы подчеркнете свои опасения, ваш врач может объяснить причину, по которой вас успокоить, и вернуться к вопросу более глубоко.

  • Совместная работа

    Наконец, для достижения наилучшего результата важно работать вместе со своим врачом. Если ваш врач рекомендует лечение, поделитесь своими опасениями по поводу возможных побочных эффектов или вопросами о других вариантах, — советует Ротер.

    Это способ активно сотрудничать с вашим врачом, чтобы принимать решения о лечении, которые, скорее всего, сработают для вас. Это победа для вас и для вашего врача, поэтому не бойтесь попросить его помочь вам разобраться в возможных вариантах.

    «Важнейшая часть разговора — это сказать врачу:« Я понимаю, что все методы лечения имеют риски и преимущества. Можете ли вы помочь мне сравнить эти методы лечения с другими? »

    Прежде всего, постарайтесь контролировать свое беспокойство, ожидая хорошего результата до начала приема.

    «Если вы входите в комнату в ожидании, что врач вам поможет, то это задает тон. Лучшие врачи, например, обучаются осознанности, которая говорит им уделить минуту, чтобы сосредоточиться на новом пациенте и действительно увидеть человека перед собой.И я думаю, что пациенты тоже должны это делать », — говорит Ротер.

  • Социальное тревожное расстройство (социофобия) — Симптомы и причины

    Обзор

    Нервничать в некоторых социальных ситуациях — это нормально. Например, поход на свидание или презентация может вызвать ощущение бабочек в животе. Но при социальном тревожном расстройстве, также называемом социальной фобией, повседневные взаимодействия вызывают значительную тревогу, застенчивость и смущение, потому что вы боитесь, что вас будут изучать или оценивать негативно.

    При социальном тревожном расстройстве страх и тревога приводят к избеганию, которое может разрушить вашу жизнь. Сильный стресс может повлиять на ваши отношения, распорядок дня, работу, учебу или другие виды деятельности.

    Социальное тревожное расстройство может быть хроническим психическим заболеванием, но изучение навыков совладания с психотерапией и прием лекарств может помочь вам обрести уверенность и улучшить вашу способность взаимодействовать с другими.

    Уход за социальным тревожным расстройством в клинике Mayo

    Продукты и услуги

    Показать другие продукты Mayo Clinic

    Симптомы

    Чувство застенчивости или дискомфорта в определенных ситуациях не обязательно является признаком социального тревожного расстройства, особенно у детей.Уровни комфорта в социальных ситуациях различаются в зависимости от личностных качеств и жизненного опыта. Некоторые люди от природы сдержанны, а другие более общительны.

    В отличие от повседневной нервозности, социальное тревожное расстройство включает страх, тревогу и избегание, которые мешают отношениям, распорядку дня, работе, учебе или другой деятельности. Социальное тревожное расстройство обычно начинается в раннем и среднем подростковом возрасте, хотя иногда оно может начаться у детей младшего возраста или у взрослых.

    Эмоциональные и поведенческие симптомы

    Признаки и симптомы социального тревожного расстройства могут включать постоянные:

    • Боязнь ситуаций, в которых вас могут судить негативно
    • Беспокойство о том, чтобы поставить себя в неловкое положение или унизить себя
    • Сильный страх общения или разговора с незнакомыми людьми
    • Страх, что окружающие заметят, что вы выглядите встревоженным
    • Боязнь физических симптомов, которые могут вызвать смущение, таких как покраснение, потливость, дрожь или дрожащий голос
    • Избегание делать что-либо или разговаривать с людьми из-за страха смущения
    • Избегание ситуаций, в которых вы могли бы оказаться в центре внимания
    • Тревога в ожидании опасного действия или события
    • Сильный страх или беспокойство в социальных ситуациях
    • Анализ вашей работы и выявление недостатков в вашем взаимодействии после социальной ситуации
    • Ожидание наихудших последствий негативного опыта в социальной ситуации

    У детей тревога по поводу взаимодействия со взрослыми или сверстниками может проявляться в слезах, приступах гнева, цеплянии за родителей или отказе говорить в социальных ситуациях.

    Социальное тревожное расстройство производительного типа — это когда вы испытываете сильный страх и тревогу во время выступления или выступления на публике, но не в других типах более общих социальных ситуаций.

    Физические симптомы

    Физические признаки и симптомы иногда могут сопровождать социальное тревожное расстройство и могут включать:

    • Покраснение
    • Учащенное сердцебиение
    • Дрожь
    • Потоотделение
    • Расстройство желудка или тошнота
    • Проблемы с дыханием
    • Головокружение или дурноту
    • Ощущение, что ваш разум потерял сознание
    • Напряжение мышц
    Избегание обычных социальных ситуаций

    При социальном тревожном расстройстве может быть трудно вынести обычные повседневные переживания, в том числе:

    • Взаимодействие с незнакомыми людьми или незнакомцами
    • Посещение вечеринок или общественных мероприятий
    • Собираюсь на работу или в школу
    • Начало разговора
    • Зрительный контакт
    • Знакомства
    • Вход в комнату, в которой уже сидят люди
    • Возврат товара в магазин
    • Еда на глазах у других
    • Использование общественного туалета

    Симптомы социального тревожного расстройства могут со временем меняться.Они могут вспыхнуть, если вы столкнетесь с большим количеством изменений, стрессов или требований в своей жизни. Хотя избегание ситуаций, вызывающих тревогу, может улучшить ваше самочувствие в краткосрочной перспективе, ваше беспокойство, вероятно, будет продолжаться в долгосрочной перспективе, если вы не получите лечения.

    Когда обращаться к врачу

    Обратитесь к врачу или психиатру, если вы боитесь обычных социальных ситуаций и избегаете их, потому что они вызывают смущение, беспокойство или панику.

    Причины

    Как и многие другие состояния психического здоровья, социальное тревожное расстройство, вероятно, возникает в результате сложного взаимодействия биологических факторов и факторов окружающей среды.Возможные причины включают:

    • Унаследованные признаки. Тревожные расстройства, как правило, передаются по наследству. Однако не совсем ясно, какая часть этого может быть связана с генетикой, а какая с усвоенным поведением.
    • Строение мозга. Структура мозга, называемая миндалевидным телом (амигдала), может играть роль в контроле реакции страха. Люди с гиперактивной миндалевидным телом могут иметь повышенную реакцию страха, вызывая повышенную тревогу в социальных ситуациях.
    • Окружающая среда. Социальное тревожное расстройство может быть приобретенным поведением — у некоторых людей может развиться серьезная тревога после неприятной или неловкой социальной ситуации. Кроме того, может быть связь между социальным тревожным расстройством и родителями, которые либо моделируют тревожное поведение в социальных ситуациях, либо в большей степени контролируют или чрезмерно опекают своих детей.

    Факторы риска

    Несколько факторов могут повысить риск развития социального тревожного расстройства, в том числе:

    • Семейный анамнез. У вас с большей вероятностью разовьется социальное тревожное расстройство, если это заболевание есть у ваших биологических родителей или братьев и сестер.
    • Отрицательные впечатления. Дети, которые подвергаются поддразниванию, издевательствам, отторжению, насмешкам или унижению, могут быть более склонны к социальному тревожному расстройству. Кроме того, с этим расстройством могут быть связаны другие негативные события в жизни, такие как семейный конфликт, травма или жестокое обращение.
    • Темперамент. Застенчивые, робкие, замкнутые или сдержанные дети, сталкиваясь с новыми ситуациями или людьми, могут подвергаться большему риску.
    • Новые социальные или рабочие требования. Симптомы социального тревожного расстройства обычно проявляются в подростковом возрасте, но знакомство с новыми людьми, публичное выступление или важная рабочая презентация могут вызвать симптомы впервые.
    • Внешний вид или состояние, привлекающее внимание. Например, обезображивание лица, заикание или тремор из-за болезни Паркинсона могут усилить чувство неловкости и могут вызвать у некоторых людей социальное тревожное расстройство.

    Осложнения

    При отсутствии лечения социальное тревожное расстройство может контролировать вашу жизнь. Беспокойство может мешать работе, учебе, отношениям или удовольствию от жизни. Это нарушение может вызывать:

    • Низкая самооценка
    • Проблемы с напористостью
    • Отрицательный разговор с самим собой
    • Повышенная чувствительность к критике
    • Плохие социальные навыки
    • Изоляция и сложные социальные отношения
    • Низкая успеваемость и успеваемость
    • Злоупотребление психоактивными веществами, например чрезмерное употребление алкоголя
    • Самоубийство или попытки самоубийства

    Другие тревожные расстройства и некоторые другие расстройства психического здоровья, особенно большое депрессивное расстройство и проблемы со злоупотреблением психоактивными веществами, часто возникают вместе с социальным тревожным расстройством.

    Профилактика

    Невозможно предсказать, что приведет к развитию тревожного расстройства, но вы можете предпринять шаги, чтобы уменьшить влияние симптомов, если вы беспокоитесь:

    • Обратитесь за помощью пораньше. Беспокойство, как и многие другие психические расстройства, может быть труднее вылечить, если вы подождете.
    • Вести дневник. Отслеживание вашей личной жизни может помочь вам и вашему специалисту в области психического здоровья определить, что вызывает у вас стресс, а что помогает вам чувствовать себя лучше.
    • Расставляйте приоритеты в своей жизни. Вы можете уменьшить беспокойство, тщательно управляя своим временем и энергией. Убедитесь, что вы проводите время, делая то, что вам нравится.
    • Избегайте употребления вредных веществ. Употребление алкоголя, наркотиков и даже кофеина или никотина может вызывать или усугублять беспокойство. Если вы пристрастились к любому из этих веществ, отказ от курения может вызвать у вас беспокойство. Если вы не можете бросить курить самостоятельно, обратитесь к своему врачу или найдите программу лечения или группу поддержки, которые помогут вам.

    Интернет-журнал

    LiveWell | Неловкие вещи, которые стоит обсудить с врачом

    Мысль о разговоре об определенных частях нашего здоровья — и наших телах — может заставить многих из нас замолчать, даже с нашими врачами. Однако это молчание означает, что потенциальные проблемы со здоровьем могут остаться без лечения. Николь Флоренс, доктор медицины, педиатр и терапевт в Memorial Physician Services, призывает пациентов рассказывать обо всем, что происходит с их телом и здоровьем, пока они находятся в кабинете врача.

    «Есть много причин, по которым люди не хотят говорить о деликатных вещах со своим врачом», — сказала д-р Флоренс. «Часто это неловко, и они могут бояться, что их будут судить. Иногда пациенты даже думают, что врач слишком занят и у него нет времени слушать ».

    Однако такие опасения или предположения могут усложнить работу вашего врача. Не рассказывая ему или ей о том, что происходит, вы можете лишить себя важной помощи или заботы.

    «Открытые, доверительные отношения с вашим врачом очень важны», — сказал д-р.Добавила Флоренция. «Если вам неудобно разговаривать с врачом, это может означать, что он вам не подходит».

    Три общие темы для обсуждения с врачом

    1. Опорожнение кишечника: Качество стула и привычки многое говорят о здоровье вашей пищеварительной системы и могут дать представление о других вещах, происходящих в вашем теле. Ваш уровень стресса, ваши привычки в питании и ваше общее самочувствие отражаются на вашем дефекации.

    «Это очень распространенная тема, о которой я говорю с пациентами, поэтому нет необходимости стесняться или стесняться», — сказал д-р.- сказала Флоренс. «Если что-то не так или кажется вам неправильным, сообщите об этом своему врачу».

    Сообщите своему врачу, если у вас возникли проблемы:

    • Необычные цвета: красный, черный, бордовый
    • Необычная частота: более шести раз в день, не реже одного раза в день
    • Боль / давление

    2. Стресс и психическое здоровье: Из-за социальной стигмы в отношении проблем психического здоровья пациенты могут не решаться признать, что они испытывают тревогу, депрессию или другие проблемы.Однако психическое благополучие человека напрямую влияет на его или ее физическое здоровье и отношения с другими людьми.

    «Человеку может быть очень сложно сказать:« У меня много тревог в моей жизни, и я борюсь », или даже просто спросить, как справиться со стрессом. Иногда люди считают, что из-за этого они кажутся слабыми или неспособными заботиться о себе и других », — сказала д-р Флоренс. «Если вы сообщите об этом своему врачу, это значит, что вы поможете себе получить необходимое лечение. Подобные проблемы не являются чем-то необычным, и вы можете выбрать один из множества вариантов лечения.”

    3. Пол: Может быть очень трудно говорить об одной из самых скрытых сфер жизни многих людей. Однако, как и в случае с другими неприятными темами, сексуальная функция во многих других отношениях связана со здоровьем человека.

    «Чтобы немного упростить задачу, я обычно разбиваю разговор на две категории: мотивация и функция. Я считаю, что это помогает сломать лед и позволить людям открыться », — сказала д-р Флоренс.

    Она также отмечает, что сексуальная дисфункция может иметь источники в других потенциально значимых проблемах со здоровьем, таких как неконтролируемый диабет и изменения, вызванные менопаузой (как у мужчин, так и у женщин).

    С любой из этих неприятных проблем то, к чему пациенты могут привыкнуть как к «нормальному», на самом деле может быть ненормальная ситуация со здоровьем. Когда вы сможете поговорить со своим врачом обо всех аспектах своего здоровья, вы обнаружите, что помощь доступна и можно решить многие проблемы.

    Найдите для себя подходящего врача
    Доктор Флоренс призывает пациентов искать в терапевте некоторые ключевые характеристики.

    «У вас должна быть возможность ослабить бдительность, когда вы со своим врачом и открыто говорите о вещах с уверенностью, что будет конфиденциальный, беспристрастный разговор», — сказала она.«Если вы чувствуете себя некомфортно со своим врачом, или вы не можете задать или задать вам откровенные вопросы обо всех аспектах вашего здоровья, возможно, пришло время искать другого врача».

    Если вы ищете основного поставщика медицинских услуг, Memorial Physician Services может подобрать вам врача или поставщика медицинских услуг в соответствии с вашими индивидуальными потребностями. Для получения дополнительной информации посетите memorialmd.com или позвоните по телефону 855-FIND-MPS (346-3677).

    Библиография затруднений: «A» Страница

    Аккард Д.М., & Neumark-Sztainer, D. (2001). Источники медицинской информации для подростков: возрастные и гендерные различия в использовании, проблемах и потребностях. Журнал здоровья подростков, 29 , 170-176.

    Ахмедани, Б.К., Кубяк, С.П., Кесслер, Р.С., и др. (2013). Смущение, когда болезнь поражает близкого родственника: исследование консорциума World Mental Health Survey на нескольких объектах. Психологическая медицина, 43, 2191-2202. doi: 10.1017 / S003329171200298X [добавлено 22 сентября 2014 г.]

    Аль-Ансари, Б.М. (1996). Руководство по шкале ситуационного замешательства . Кувейт: Университетский книжный дом.

    Аль-Ансари, Б. М. (1997). Оценка ситуационного замешательства среди студентов университета и его корреляция с личностными переменными в Кувейте. Анналы факультета искусств Кувейтского университета, 17 , 1-148.

    Аль-Ансари, Б. М. (2002). Шкала ситуационного замешательства. В Б. М. Аль-Ансари (ред.), Справочник объективных личностных шкал: Стандартизация для кувейтского общества (стр.70-89). Кувейт: Новый Книжный Дом.

    Альбано, А. М. (2000). Лечение социальной фобии у подростков: программы когнитивного поведения, направленные на вмешательство и профилактику. Журнал когнитивной психотерапии: Предотвращение тревоги и депрессии в молодости, 14 , 67-76.

    Амбадар З., Кон Дж. Р. и Рид Л. И. (2009). Не все улыбки одинаковы: морфология и время улыбок воспринимаются как веселые, вежливые и смущенные / нервные. Журнал невербального поведения, 33 , 17-34.

    Amering, M., Katschnig, H., Berger, P., Windhaber, J., Baischer, W., & Dantendorfer, K. (1997). Смущение по поводу первой панической атаки предсказывает агорафобию у пациентов с паническим расстройством. Исследование поведения и терапия, 35 , 517.

    Амстердам, Б. К., и Левитт, М. (1980). Самосознание и болезненное самосознание. Психоаналитическое исследование ребенка, 35 , 67-83.

    Андерсон, Н. Р., & Кауфман, Б.E. (1991, август). Прекратите шутить, я слишком смущен: типичный опыт смущения и поддразнивания . Документ, представленный на заседании Американской психологической ассоциации, Сан-Франциско, Калифорния.

    Андерсон Н. Р. и Кауфман Б. Э. (1992, апрель). Партнеры как источники смущения: II. Сравнение воспоминаний взрослых и переживаний подростков . Документ, представленный на встрече Восточной психологической ассоциации, Бостон, Массачусетс.

    Андерсон Р., Древес К. и Волк С. (2008 г., ноябрь). Сравнительное исследование сбережений в отношениях в контексте конфликта и смущения . Документ, представленный на конференции Национальной ассоциации коммуникаций в Сан-Диего, Калифорния.

    Apsler, R. (1975). Влияние смущения на поведение по отношению к другим. Журнал личности и социальной психологии, 32 , 145-153.

    Арчибальд, В. П. и Коэн, Р.Л. (1971). Самопрезентация, смущение и лицевая работа как функция самооценки, условий самопрезентации и обратной связи от других. Журнал личности и социальной психологии, 20 , 287-297.

    Аргайл, М. (1989). Психология смущения: Эдельманн Р. Дж. Рецензия на книгу Психология смущения. Личность и индивидуальные различия, 10 , 593-593.

    Аримицу, К. (2002). Вина, стыд / смущение и их личностные качества взаимосвязаны. Японский журнал личности, 9 , 71-86.

    Аримицу, К. (2006). Вина, стыд / смущение и сочувствие. Японский журнал психологии, 77 , 97-104.

    Аркин, Р. М., и Шепперд, Дж. А. (1990). Стратегическая самопрезентация: обзор. В М. Дж. Коди и М. Л. Маклафлин (ред.), Психология тактического общения (стр. 175-193). Клеведон, Англия: Multilingual Matters Ltd.

    Армон-Джонс, К. (1986). Социальная функция эмоции. В Р. Харре (ред.), Социальное конструирование эмоций (стр. 57-82). Оксфорд: Бэзил Блэквелл.

    Армстронг, W. D. (1974). Социальные функции смущения . Диссертация, тезисы интернэшнл, 35, 2479В.

    Arnold, C. L., & Cline, R. J. (1993, май). «Почему это заставляет вас краснеть?»: Уменьшение смущения в контексте профилактики ВИЧ / СПИДа . Документ представлен на съезде Международной ассоциации связи в Вашингтоне, округ Колумбия.

    Arnold, C. L., & Honska, J. R. (1992, ноябрь). Уменьшение межличностного смущения в сексуальных ситуациях: тестирование подхода из восьми стратегий . Документ, представленный на съезде Ассоциации речевой коммуникации, Чикаго, Иллинойс.

    Арон, Э. Н. (1997). Самосознательные эмоции: психология стыда, вины, смущения и гордости [Рецензия на книгу Самосознательные эмоции: психология стыда, вины, смущения и гордости]. Современная психология, 42 , 589-592.

    Аронсон Э., Виллерман Б. и Флойд Дж. (1966). Влияние шутки на повышение межличностной привлекательности. Psychonomic Science, 4 , 227-228.

    Артель, А.С., Дерксен, Б. (1999). Ой, ви пейнлих! Psychologie der kleinen Missgeschicke [ Ой, как неловко! Психология маленьких несчастий ]. Гамбург, Германия: Rowohlt.

    Асендорпф, Дж. (1984). Застенчивость, смущение и самопрезентация: подход теории управления. У Р. Шварцера (ред.), «Я» в тревоге, стрессе и депрессии (стр. 109–114). Амстердам: Северная Голландия.

    Asendorpf, J. (1985). Смущенно улыбается. Бюллетень Британского психологического общества, 38 , A53.

    Asendorpf, J. (1990). Выражение застенчивости и смущения. В W.R. Crozier (Ed.), Застенчивость и смущение: перспективы социальной психологии (стр.87-118). Кембридж, Англия: Издательство Кембриджского университета.

    Эшворт, Л. Т. А., Дарк, П. Р. (2002). Никто не хочет выглядеть дешево: исследование проблем, связанных с замешательством и управлением впечатлением, как причин неиспользования купонов. Достижения в исследованиях потребителей, 29 , 227-227.

    Асад, К. М. Ф., Ледесма, Э. А. Т., и Рохас, Э. П. А. (1996). Эмпирическое объяснение концепции и мукха: анализ пилипинского языка ( Эмпирическое объяснение концепции смущения и лица: объяснение филиппинского человека ).Неопубликованная диссертация бакалавра, Университет Де Ла Саль, Манила, Филиппины.

    Атмака М., Тезкан Э. и Кулоглу М. (2003). Открытое клиническое испытание ребоксетина в лечении социофобии. Журнал клинической психофармакологии, 23 , 417-419.

    Au, П-К. (2001). Развитие застенчивых эмоций у детей младшего возраста: вина, стыд и смущение . (Неопубликованная кандидатская диссертация). Китайский университет Гонконга, Гонконг.

    Олт, Л.К., Каннингем, М.Р., и Беттлер, младший, Р.Ф. (1999, июнь). Роль других людей в затруднительных положениях людей: превентивное сохранение лица как поведение социальной поддержки . Документ, представленный на конференции Международной сети по личным отношениям, Луисвилл, Кентукки.

    Azami, R. (2008). Унижение, смущение и чувство вины за японскую подработку. «Приглашенное выступление, приглашенный симпозиум IUPsyS, приглашенный симпозиум, симпозиум, бумажная сессия, стендовая сессия» (стендовая сессия). Международный журнал психологии, 43 , 348-527.

    Azami, R. (2008). Унижение, смущение и чувство вины на японской работе неполный рабочий день [Аннотация]. Международный журнал психологии, 43 , 438-438.


    Как поступать с растерянными пациентами?

    Создание траста

    Пациенты знают, что у них есть привилегия врача и пациента в вашем офисе, но это не облегчает неловкие беседы.Помогите своим пациентам чувствовать себя непринужденно, рассказывая вам о неловких проблемах со здоровьем.

    Ваши пациенты должны иметь возможность говорить с вами о чем угодно. Пациенты знают, что у них есть привилегия врача и пациента в вашем офисе, но это не облегчает неловкие беседы. Помогите своим пациентам чувствовать себя непринужденно, рассказывая вам о неловких проблемах со здоровьем.

    По закону вы обязаны сохранять конфиденциальность ваших пациентов в отношении проблем со здоровьем, диагнозов и лечения. Вы не сможете эффективно помочь своим пациентам, если они не хотят открыто говорить обо всех своих медицинских проблемах.

    Нет глупых вопросов. Заверьте своих пациентов, что когда речь заходит о личном здоровье, не бывает глупых вопросов. Вы — медицинский эксперт, но не должны ожидать, что ваши пациенты понимают или используют сложную медицинскую терминологию. Помогите своим пациентам почувствовать уверенность в том, что вы не будете осуждать их, если они зададут вопросы.

    Активное слушание. Не думайте, что вы понимаете, что вас беспокоит. Дайте пациенту время ответить на вопросы или дать объяснения, не прерывая его.Слушайте, что они спрашивают, и повторяйте то, что они говорят. Вы можете задать дополнительные вопросы, чтобы глубже понять их опасения.

    Предложите ресурсы. Вы можете помочь установить доверие и избежать затруднений, предоставив дополнительные ресурсы. Распечатайте информационные листы или предложите надежные интернет-ресурсы, где ваши пациенты могут узнать больше самостоятельно. Узнав больше об их условиях, ваши пациенты будут чувствовать себя увереннее во время визитов.

    Проводите ежегодные визиты. Вы можете помочь укрепить доверие, посещая своих пациентов не реже одного раза в год для проверки здоровья. Регулярное посещение пациентов поможет им чувствовать себя более комфортно, когда поднимаются неловкие темы. Сделайте так, чтобы сотрудники вашего офиса составляли ежегодные напоминания о приемах для проверки состояния здоровья.

    Обращайтесь к теме. Иногда смущение — это как слон в комнате. Просто выйдите и подтвердите, что вы знаете, что обсуждать эту тему может быть неудобно. Сообщите пациенту, что он не одинок и другие пациенты сталкиваются с теми же проблемами.

    Начни с малого. Обычно ваши пациенты должны указать причину своего визита при записи на прием. Скорее всего, вы уже знаете, что они хотят обсудить, но начало светской беседы может помочь сломать лед. Такие темы, как работа, семья и хобби, могут помочь вашему пациенту раскрыться и почувствовать себя более комфортно.

    Посоветуйте специалиста. У вашего пациента может быть проблема, с которой вы не знакомы. Вы можете порекомендовать ему обратиться к врачу, который специализируется в этой области медицины.Иногда пациенту легче поговорить с кем-то, кто обладает обширными знаниями в своей области.

    Социальное смущение и психологические последствия — Международное общество гипергидроза

    Смущение, стыд и социальная тревога, связанные с пропитанной потом или испачканной одеждой, мокрыми ладонями, лужами на ногах и / или мокрым лицом / кожей головы, могут быть серьезными. Действительно, исследования показали, что влияние гипергидроза на качество жизни равно или больше, чем влияние псориаза, тяжелых угрей, болезни Дарье, болезни Хейли-Хейли, витилиго и хронического зуда. 1c

    Вот некоторые статистические данные о социальных и эмоциональных последствиях Hh, о которых сообщается в медицинской литературе:

    • Снижение уверенности и депрессия, о которых сообщалось среди пациентов, страдающих Hh. 1a
    • Распространенность тревоги и депрессии значительно выше у пациентов с Hh, чем у пациентов без Hh (21,3% против 7,5% и 27,2% против 9,7%, соответственно). 1b
    • 75% тех, кто страдает чрезмерным потоотделением, говорят, что это состояние оказало негативное влияние на их социальную жизнь, чувство благополучия, эмоциональное и психическое здоровье. 1d
    • 5% больных Hh указывают, что они принимают антидепрессанты или успокаивающие лекарства из-за потоотделения. 1e

    Кроме того, в исследовании 2017 года исследователи опросили 71 человека, которые идентифицировали себя как имеющих первичный гипергидроз, и обнаружили следующие результаты:

    • 69% участников исследования заявили, что они испытывают эмоциональные разветвления от гипергидроза. Большинство участников сообщили, что их постоянно беспокоит заметное потоотделение.Некоторые также сказали, что они испытывают печаль, гнев и безнадежность. 1f
    • Большинство респондентов сообщили о низкой самооценке и уверенности в себе в результате гипергидроза. Один участник сказал: «Это сильно разъедает мою уверенность в себе, я чувствую себя ужасно …» 1f
    • Большинство участников сказали, что им неудобно находиться рядом с другими физически, потому что они боятся реакции людей на их потливость. . В результате они избегают прикосновений, рукопожатий и рукопожатий, сидеть рядом с другими, стоять в очереди и танцевать.Некоторые участники сказали, что им неудобно какое-либо физическое воздействие. 1f
    • 75% участников исследования заявили, что им трудно находиться на виду у публики.
    • 57% сообщили о трудностях во взаимодействии с другими людьми.
    • Общие ситуации, такие как нахождение в общем офисе или общем классе, поход на вечеринку, обед в ресторане, пользование общественным транспортом или сидение в кинотеатре, были отмечены как сложные. Участники сказали, что часто избегают подобных ситуаций. 1f

    В более старых данных:

    • Более 50% пациентов с подмышечным гипергидрозом, выявленных в ходе национального опроса потребителей в США, сообщили, что чувствуют себя менее уверенно, 38% заявили, что они разочарованы некоторыми повседневными делами, 34% чувствовали себя несчастными и 20% отметили депрессию. [135] (2003)
    • В группе пациентов с ладонным гипергидрозом, которым была проведена симпатэктомия, 77% избегали рукопожатия, а 17% приходилось носить перчатки для выполнения некоторых задач. [46] (2003)
    • Базовая оценка серии пациентов, лечившихся от подмышечного гипергидроза, показала, что 90% группы сообщили о влиянии на их эмоциональный статус, и более 70% должны были менять одежду два или более раз в день.[100] (2002)
    • О социальном затруднении сообщили 90% пациентов с ладонным гипергидрозом, обследованных до симпатэктомии, и 40% имели психологические трудности, связанные с их симптомами. [2] (1977)

    Чтобы попытаться избежать социального затруднения, пациенты с гипергидрозом часто используют различные стратегии, чтобы справиться с возможностью чрезмерного потоотделения через их одежду, обувь или ручные предметы. Эти «уловки» могут включать: использование прокладок, полотенец, перчаток, защитных экранов, впитывающих тканей, слоев одежды, темных цветов одежды, объемной одежды и / или частой смены одежды в ежедневных попытках «замаскировать» или скрыть свои симптомы.[42] Людям с ладонным гипергидрозом по возможности следует избегать рукопожатий. [43] К сожалению, беспокойство о том, как их потоотделение кажется другим, само по себе может быть стимулом для увеличения потоотделения у человека, страдающего Hh, создавая порочный круг. [57]

    1а. Hamm H, Naumann MK, Kowalski JW, Kutt S, et al. Первичный очаговый гипергидроз: характеристика заболевания и функциональные нарушения. Дерматология 2006; 212: 343–353.

    1б. Бахар Р., Чжоу П., Лю И и др.Распространенность тревожности и депрессии у пациентов с гипергидрозом или без него (ГГ). J Am Acad Dermatol. 2016; 75 (6): 1126-1133.

    1с. Swartling C, Naver H, Lindberg M. Ботулотоксин A улучшает качество жизни при тяжелом первичном очаговом гипергидрозе.

    Leave a Reply

    Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *